На Каспии должны возникнуть коллективные силы реагирования прикаспийской пятерки


Роман Темников

Эксклюзивное интервью Новости-Азербайджан с заместителем генерального директора института Каспийского сотрудничества РФ Георгием Ковалевым:

— Какова Ваша оценка прошедшего саммита глав прикаспийских государств в Баку?

— Большим достижением стал уже тот факт, что лидеры прикаспийских государств в формате пятерки собрались в третий раз, и на этот раз на территории Азербайджана – в Баку. Перед пятью странами стоит целый ряд проблем, связанных с Каспием, и их необходимо решать. Подписанное соглашение о безопасности важно, хотя из него исключен военно-политический контекст. Но мы знаем, что прикаспийские страны вооружаются. Согласно программам вооружений прикаспийских стран, к 2015 году у некоторых из них возрастет количество военных судов. Хотя количество военных судов в настоящее время уступает количеству судов в советское время. Но тренд милитаризации на лицо. Совершенно очевидно, что страны, предвидя какие-то военные угрозы в будущем, вооружаются друг против друга. Зачем это делается – не известно, так как официально мы слывшим только миролюбивую риторику.

Между прикаспийскими странами существует ряд противоречий в области безопасности, экологии, в энергетической сфере. Но мы должны мыслить стратегически, и представлять каспийский регион ареалом мирного сосуществования, который необходимо модернизировать, как в экономической, так и в социальной, гуманитарной, экологической сферах. Поэтому подписанное соглашение является первым важным шагом в этом направлении.

Тут важно перевести наблюдаемый милитаризм в мирное русло. Для этого необходимо создать мониторинговые группы, которые будут оперативно собирать и поставлять информацию в порты дислокации соответствующих вооруженных сил. Здесь важно межведомственное сотрудничество, борьба с браконьерством, наркотрафиком, охрана окружающей среды, охрана транзитных путей, могущих появиться на Каспии.

Но в перспективе все стороны должны быть заинтересованы в создании коллективных сил реагирования на вызовы и угрозы и использовать существующие военные силы на Каспии для предотвращения данных угроз и вызовов. Но эффективное взаимодействие между странами на Каспии возможно в том случае, если существование данных вооруженных сил приобретает некую интегрированную форму, как, например, силы коллективной безопасности.

Мы хорошо помним, как США предлагали Азербайджану создать на Каспии «Каспийский страж». Хорошо, что Азербайджан отказался, и правильно сделал, так как появление внерегиональных сил на территории данного региона может иметь только негативные последствия, в частности, дестабилизировать политические процессы во всех странах. Тем более что мы прекрасно знаем, как действуют США и натовские войска на территории других стран, куда они приходят. За примерами далеко ходить не надо: Югославия, Афганистан, Ирак.

Наиважнейшей проблемой для Азербайджана в настоящее время является урегулирование армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта. Поэтому часто приходится слышать, что Азербайджану важнее вначале урегулировать этот конфликт, и лишь потом говорить о каких-то формах интеграции в регионе. Но существование этой проблемы не должно мешать поиску новых форм кооперации и сотрудничества в регионе, стратегическому развитию и модернизации региона.

Дело в том, что Каспийский регион очень богат ресурсами, и большой проблемой является эффективное использование этих ресурсов. Либо мы будем проводить эгоцентрическую политику в отношении наших соседей, и замыкаться только на себе, либо будем сотрудничать друг с другом.

Каспийский регион становится объектом для геостратегических и геоэкономических интересов других стран. Эти страны уже здесь, но не в виде государственных институтов, а транснациональных корпораций.

Будущее региона очевидно: либо мы будем развивать только двусторонние отношения, или, используя мировую практику, развивать весь регион. Либо мы станем маргиналами этого региона, и в дальнейшем попадем под влияние других сил, либо мы скооперируемся и создадим некие формы сотрудничества, и будем развивать свои отношения в их формате.

— Насколько реально создание ОКЭС и перспективы ее деятельности при наличии существенных противоречий между будущими членами организации?

— Предложение о создании ОКЭС было выдвинуто Россией еще несколько лет назад, и на первом этапе оно не встретило должного понимания со стороны прикаспийских государств. Но за последние два года была проведена определенная работа, согласован ряд моментов соответствующими ведомствами.

Несомненно, в рамках саммита этот вопрос в очередной раз был поднят российской стороной и обсуждался. Понятно, что решение о создании данной организации не могло быть принято на прошедшем саммите в виду наличия ряда противоречий между каспийскими странами, в первую очередь, это связано с Туркменистаном и Ираном. Однако последние заявления президента Ирана дают надежду на улучшение ситуации. Но иранская дипломатия отличается своей витиеватостью, и от их официальных лиц можно слышать различные заявление, даже противоречащие друг другу. Но диалог уже есть. То же касается и отношений с Туркменистаном. Для урегулирования спорных вопросов необходимо создавать постоянные переговорные площадки, а не заниматься этим периодически от саммита к саммиту.

В принципе, при наличии некоторых противоречий с Туркменистаном и Ираном, ОКЭС на первых порах может существовать в узком формате — в составе России, Казахстана и Азербайджана, между которыми практически нет проблем. Также при создании организации типа ОКЭС можно в самом начале вывести все серьезные спорные вопросы за скобки и смотреть в будущее на развитие региона. А потом, постепенно, со сближением позиций, вводить в повестку дня более сложные вопросы.

Понятно, что у постсоветской четверки больше схожего: общий язык общения, много точек соприкосновения. С Ираном тут сложнее. Создавать общую организацию для прикаспийских стран необходимо. Если мы не создадим единое геополитическое и геоэкономическое пространство, то поодиночке растворимся в большом мире, попадем под влияние внерегиональных сил. Кто отойдет к Китаю, кто к США и Европе. В таком случае может возникнуть угроза военного конфликта на Каспии, что станет катастрофой для всех стран каспийского бассейна.

— Чем занимается Ваш Институт?

— Институт каспийского сотрудничества возник недавно – в марте текущего года. Он создавался с целью объединения экспертного сообщества, проведения разного рода мероприятий, сближающих позиции прикаспийских государств. У нас есть сайт, действующий пока как информационный ресурс, повествующий о важнейших событиях в прикаспийских странах. Мы будем развивать этот ресурс, стараться по максимуму представлять палитру мнений относительно интеграции прикаспийских стран и решения накопившихся проблем.

На прошлой неделе, в преддверии Бакинского саммита прикаспийских государств, мы презентовали доклад, где представили существующие проблемы, пути сотрудничества, возможность создания ОКЭС и т.д.

В будущем мы планируем проведение мероприятий на экспертном уровне, по возможности в каждой из стран каспийского региона. Также мы будем стараться интегрировать информационное, гуманитарное, культурное пространство наших стран. Информационная сеть наших стран разрозненна. Мы существуем рядом друг с другом, но зачастую слабо владеем ситуацией в соседних странах. В частности, решению этой проблемы отчасти способствует создание нашего института и его информационного ресурса.

источник — http://novosti.az/analytics/20101122/43583241.html