Безопасность — приоритет в строительстве «Турецкого потока»

АА

Murat Temizer,Olga Keskin 

Безопасность является одним из самых важных аспектов строительства приемного терминала газопровода «Турецкий поток» в районе населенного пункта Кыйыкей в турецкой провинции Кыркларели.

На данный момент строительство терминала завершено на 50 процентов. Именно сюда будет поступать российский газ из Анапы.

В строительстве терминала задействовано до двух тысяч человек. Инженерные работы выполняются компанией Tekfen и строительные работы — британской Petrofac.

Первые поставки российского газа в Турцию планируются на конец 2019 года.

На строительной площадке терминала находится четыре столовые, рассчитанные на приблизительно тысячу человек. За качеством продуктов питания следят инженеры пищевой промышленности.

Кроме того, на строительной площадке терминала расположен медпункт, в котором круглосуточно посменно работают два врача. Также при медпункте есть и карета скорой помощи.

Для решения проблем с энергоснабжением на строительной площадке задействовано 7 генераторов.

На строительстве приемного терминала работает большое число иностранных и местных сотрудников, за безопасность которых отвечают более 50 сотрудников службы охраны.

Сотрудники строящегося терминала проинформированы о всех возможных рисках.

Представитель консорциума «Турецкий поток» Аслы Эсен сообщила агентству «Аналоду», что очень рада тем фактом, что субподрядчики, задействованные на строительстве проекта «Турецкий поток», заботятся о благополучии сотрудников.

По ее словам, благоприятная рабочая атмосфера очень важна для реализации столь динамичного проекта.

«Турецкий поток» будет способствовать не только процветанию района Кыйыкей, Тракья и Турции, но и самих сотрудников этого проекта», — сказала Эсен.

https://www.aa.com.tr/ru/%D1%8D%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D0%B0/%D0%B1%D0%B5%D0%B7%D0%BE%D0%BF%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%82-%D0%B2-%D1%81%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5-%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BF%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%BA%D0%B0-/1421554

Турция — стратегический партнер ЕС

Ata Ufuk Şeker,Olga Keskin 

Сотрудничество ЕС и Турции важно не только для сферы миграции, но и с точки зрения политического урегулирования в Сирии. 

Об этом сказала глава европейской дипломатии Федерика Могерини на совместной пресс-конференции с главой МИД Турции Мевлютом Чавушоглу и членом Европейской Комиссии по Европейской политике соседства и переговорам о расширении Йоханнесом Ханом по итогам заседания Совета Ассоциации ЕС-Турция в Брюсселе.

Могерини отметила значимость проведения заседания Совета Ассоциации ЕС-Турция, прошедшего с перерывом в четыре года.

По ее словам, в ходе заседания затрагивались различные аспекты взаимодействия Евросоюза и Турции. Стратегическое партнерство с Турцией значимо для Евросоюза, сказала глава турецкой дипломатии.

При этом она привлекла внимание к усилиям ЕС по поддержке беженцев в Турции.

При этом Могерини напомнила, что участники международной донорской конференции по Сирии, обязались выделить рекордную сумму на поддержку урегулирования многолетнего конфликта и устранение проблем беженцев.

«Сотрудничество ЕС и Турции важно не только для сферы миграции, но и с точки зрения политического урегулирования в Сирии»,-констатировал глава европейской дипломатии.

Могерини подчеркнула готовность европейской стороны к развитию добрососедских отношений с Анкарой.

«Мы с нетерпением ожидаем интенсивных переговоров по различным ключевым вопросам, в том числе, энергетике, где должна царить атмосфера сотрудничества и взаимопонимания»,- сказала дипломат.

По ее словам, Евросоюз продолжит оказывать поддержку Турции и в борьбе с терроризмом. «ЕС включил РКК в список террористических организаций и этот вопрос не подлежит обсуждению», — сказала Могерини.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%B3%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%BF%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%BD%D0%B5%D1%80-%D0%B5%D1%81/1419468

Случится ли раскол ЕС из-за Китая?

Случится ли раскол ЕС из-за Китая?

Пекин как зеркало европейских и евроатлантических противоречий

22 марта начнется первый официальный визит председателя КНР Си Цзиньпина в Италию. До этого страну в 2008 году посещал в связи с саммитом «Большой семерки» в Аквиле прежний китайский лидер Ху Цзиньтао. В 2016 году с кратким неофициальным визитом на Апеннинах побывал и Си Цзиньпин, но принимал его прежний глава правительства Маттео Ренци. Но тех пор в итальянской политической жизни много воды утекло; к власти в мае прошлого года пришел альянс евроскептиков из Движения пяти звезд и Лиги Севера, который и выдвинул Дж. Конте в премьеры. Не стоит на месте и политическая жизнь Китая. Лидер КПК и КНР прибудет в Рим через два дня после завершения второй сессии ВСНП 13-го созыва, на которой в ближайшие дни ожидается принятие важной серии конституционных поправок. Во-первых, в Основной закон КНР будет внесена руководящая идеологема XIX съезда КПК о «социализме с китайской спецификой в новую эпоху». Во-вторых, появится в нем положение о Патриотическом едином фронте китайского народа (ПЕФКН) — парламентском блоке КПК с другими партиями. В-третьих, вместе со снятием ограничений на количество сроков в должности председателя КНР расширятся конституционные полномочия главы государства в ущерб так называемому «коллективному руководству».

Италия уже выступила «возмутителем спокойствия» в Европейском союзе (ЕС) по «венесуэльскому вопросу», отказав Брюсселю в консенсусе признания самозванца Хуана Гуайдо «новым президентом». Это вызвало недовольство как у лидеров ЕС, прежде всего Германии и Франции, так и у США, которые таким образом не получили в своих демаршах против Каракаса той консолидированной поддержки Старого Света, на которую рассчитывали. Если учесть, что Пекин занимает твердую позицию поддержки законной власти президента Николаса Мадуро, выступая резко против любого внешнего вмешательства, которое пытаются организовать США, то у Дж. Конте и Си Цзиньпина складывается очень неплохой фон для успешных переговоров, как бы на этот счет ни «щелкали зубами» в Вашингтоне, Париже и Берлине.

О чем пойдет разговор двух лидеров? Тем может оказаться множество, но главная, несомненно, координация Рима и Пекина в вопросе реализации китайской инициативы «Пояса и пути». «Италия и Китай в прошлом были связаны древним Шелковым путем. Мы ожидаем, что целевая группа поможет укрепить сотрудничество двух стран в рамках инициативы «Пояс и путь» и будет способствовать более тесным отношениям между ЕС и Китаем», — так охарактеризовал взаимный интерес двух столиц посол КНР в Италии Ли Жуйи. Отметим, что общее количество стран, одобривших проект «Пояса и пути» и собирающихся в нем участвовать, на прошедшей неделе достигло 152.

Италия при этом — один из ведущих мировых лидеров в сфере морской торговли; страна обладает множеством портов, доступ в которые при определенных условиях обеспечивает выполнение морской составляющей общего проекта «Нового Шелкового пути», в который входит и «Пояс и путь». Что это за условия? Китай в последние годы, продвигая программу крупнотоннажных контейнерных перевозок морским путем, очень сильно вложился в реконструкцию Суэцкого канала. Однако это не решило проблем доставки грузов в Европу через средиземноморские порты, ибо принимать китайские суперконтейнеровозы пока могут только два порта, и оба балтийских — немецкий Гамбург и голландский Роттердам. Возможные договоренности Дж. Конте и Си Цзиньпина откроют «шлюзы» китайским инвестициям в итальянскую портовую инфраструктуру, в результате чего и список, и его география существенно расширятся за счет Средиземноморья. Учитывая, что в этот проект уже вписалась Греция, вопрос в Европе стоит ребром. Из ряда материалов, публикуемых влиятельными европейскими СМИ, например Deutsche Welle, следует очень сильная озабоченность Германии перспективой утраты монополии на связи с Поднебесной; в связи с этим говорится даже о возможном «расколе ЕС».

Вот почему, по мере трансформации такого раскола из теории в практику, экономика, которой он продиктован, начнет оказывать существенное влияние и на политику и геополитику. Ведь, с одной стороны, апеннинский вектор китайских интересов начинает развиваться «в пику» не только США, но и остальным европейским игрокам. И Франции, которая усиленно разыгрывает «карту китайской угрозы», чтобы вперед других европейцев «задружиться» с заокеанским «старшим братом». И Великобритании, которая эксплуатирует тему «эксклюзивных» связей с Пекином, которые подаются общественности под соусом «золотой эры» двусторонних отношений. И, разумеется, Германии, визит в которую в прошлом году премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна преподносился рядом немецких СМИ как «шпилька» американцам, которые одновременно объявили торговую войну как Европе, так и Китаю. С другой стороны, Германия в своем недовольстве итальянскими «играми» с Пекином далеко заходить не может, ибо сама весьма заинтересована в китайском противовесе американцам. И не только в китайском, но и в российском противовесе, что характерно проявилось на днях, когда Ангела Меркель не пошла в поводу у Вашингтона и не стала втягивать Берлин в конфронтацию с Москвой вокруг Крыма и Азовского моря. Да и тема «Северного потока — 2» остается на столе российско-германской повестки, на которую давит Вашингтон.

Приведем примеры недовольства итальянским своеволием партнеров этой страны по «Большой семерке».

«Мы рассматриваем «Пояс и путь» как инициативу «made in China and for China», — заявил британской Financial Times представитель Совета национальной безопасности (СНБ) США Гаррет Маркиз. — Мы скептически относимся к тому, что одобрение итальянского правительства принесет какие-либо устойчивые экономические выгоды итальянскому народу, и это может в конечном итоге нанести ущерб мировой репутации Италии в долгосрочной перспективе».

А официальный представитель ЕС высказал мнение, что все государства-члены должны «обеспечить соответствие с нормами и политикой законодательства ЕС и уважать единство в осуществлении политики ЕС».

О чем говорит этот расклад? О том, что Китай продвигает «Пояс и путь» именно как геополитический проект, в рамках которого, пользуясь противоречиями Старого Света с Новым, создает систему сдержек и противовесов. В ней каждый из ее западных участников в чем-то недоволен Пекином, но в то же время завязан на него другими своими интересами. Получается некая общеевропейская «круговая порука», в которой важнейшим аргументом в пользу продолжение контактов с Китаем служат финансовые проблемы европейцев, готовых решать их за счет получения из Поднебесной кредитов.

Во-первых, такие модели не возникают случайно. И предстоящий визит Си Цзиньпина в Италию, о котором было официально объявлено во второй половине января, оттеняет целый спектр европейских противоречий. На китайском направлении они достигнут апогея 21 марта, накануне прибытия китайского лидера в Рим, когда в Брюсселе 28 участников ЕС обсудят проблему стремительно сокращающихся китайских инвестиций (вдвое по сравнению с 2016 г.). Нет сомнений, что некоторые страны «старой Европы» попытаются обвинить «новых», восточных европейцев в том, что развиваемый ими с Китаем формат «16+1» не только не укладывается в стандарты ЕС, но и выступает «троянским конем» его разделения. Другим крупнейшим противоречием в Старом Свете, на фоне которого пройдет итальянский визит Си Цзиньпина, является приближение 29 марта — «deadline of Brexit», за которым может последовать существенный сдвиг континентально-европейских приоритетов.

Во-вторых, со времен «плана Маршалла» у Европы не было никаких иных статистически значимых «спонсоров», кроме Вашингтона, который, в свою очередь, рассматривал Старый Свет как свой такой же «задний двор», что и Латинскую Америку. И вот «вдруг, откуда ни возьмись», на этом «заднем дворе» появляется кто-то третий, начинающий соблазнять вассалов кредитами. И, как выясняется, они — о, ужас! — вовсе не прочь соблазниться.

В-третьих, китайские геополитические игры в Европе, усиленно маскируемые под «геоэкономику», весьма показательно включают не сильно афишируемую, но продолжающуюся нормализацию отношений Пекина с Ватиканом. А если учесть, что Святой престол влияет в Европе на очень многие процессы как самостоятельно, так и в альянсе с крупнейшими олигархическими кланами, теми же Ротшильдами, то из этого вытекает ряд соображений. Например, по поводу того, чем обусловлено движение друг навстречу другу, продемонстрированное осенью прошлого года успешным визитом в Пекин заместителя глава внешнеполитического ведомства Ватикана Антуана Камильери? Не случайно ведь папа Франциск вдруг взял да и признал сразу семь католических епископов, назначенных китайскими властями. Поднебесная получила от папы карт-бланш на европейские эксперименты?

И кстати, предыдущую поездку в Европу, состоявшуюся в самом конце ноября 2018 года, Си Цзиньпин совершил в Испанию, страну, служащую своеобразным центром неформальных коммуникаций между Ротшильдами и Ватиканом. И политических — через крупнейшую в католическом мире испанскую монархию. И религиозных — через испанский секулярно-католический орден Opus Dei. И финансовых, нити которых удерживает банковская группа Santander. Казалось бы, следуя динамике, преподносимой СМИ, логичнее всего было бы ожидать появления Си Цзиньпина в Лондоне, но он тем временем направляется в Рим.

Ну, что ж, посмотрим. Россию не может не интересовать эта тема, ибо так сложилось в истории, что в наших интересах находится маршрут трансконтинентального транзита через российскую территорию. В то время как любые «обходные пути» не могут не оживлять призраков холодной войны и попыток нашей изоляции путем вытеснения на север.

Владимир Павленко

Источник — REGNUM

Мировой экономике нужен новый язык

Нужен новый язык экономики!
интерпретация событий сквозь призму глобальных проектов
Михаил Хазин

В мире происходят разные смешные события. Вот, например: Президент Латвии призвал Европу к единству для сдерживания России или вот: WP узнал о плане Трампа повысить в пять раз плату за размещение войск США.

Они вызывают неожиданные реакции и массовое возмущение или поддержку со стороны пропагандистских структур и общественных проектных организаций (то есть созданных в рамках доминирования «Западного» глобального проекта). Или, иначе, со стороны институциональной глобалистской инфраструктуры «Западного» проекта. Но откуда вообще берутся такие заявления которые делает Трамп и которые требуют таких ответов, как со стороны президента одной из прибалтийских республик?

А ответ очень простой для тех, кто знаком с теорией глобальных проектов и теорией Власти. Просто нужно все эти события (то есть те два, которые я упомянул и многие сотни и тысячи других, аналогичных) описывать с точки зрения правильной позиции, адекватно их интерпретировать.

Ну давайте вспомним, в каком мире мы жили. Это была единая система разделения труда, правила игры в которой определяла элита «Западного» глобального проекта (то есть банкиры и финансисты, которые контролируют эмиссию доллара в рамках бреттон-вудской системы), а система контроля за соблюдением этих правил была организована через институты глобализации этого проекта.

Напомню, что своя система глобализации появляется у любого глобального проекта на определенном этапе (когда он с сетевой стадии переходит в иерархическую). Но сегодня (после крушения «Красного» проекта в 1988-91 годах) альтернативы «Западному» проекту не существует, он занял в мире монопольную позицию. И, соответственно, не только сформировал институты глобализации практически во всех сферах человеческой деятельности, но и в каждой такой сфере создал свой собственный, ориентированный на свои проектные ценности и проектные задачи, язык.

Некоторые из этих языков мы все знаем. Например, геополитический и экономический.

С геополитическим сейчас пытаются бороться на государственном уровне, по крайней мере в России, хотя получается плохо. Поскольку базовые понятия все равно описываются в рамках примата «западных» ценностей, ответа на вопрос «а зачем вы, в смысле, Россия, идете против всех?» в рамках этого подхода найти не удается. Нет, можно вернуться в термины советские (что иногда делается), но тогда сразу возникают встречные вопросы, типа: «А зачем вы драпируете Мавзолей Ленина на праздновании Дня Победы 9 мая, если именно к нему бросали знамена побежденной Германии?» И в результате у наших властей возникает жуткий когнитивный диссонанс, с которым пока они бороться не научились.

Как следствие, кстати, Кремль все время проигрывает идеологические войны. Поскольку отказаться от схем, основанных на «западных» ценностях он (пока?) не может, а патриотические схемы в рамках соответствующих ценностных конструкций и терминов описывать не получается! Вот все и ловят кремлевскую пропаганду на противоречиях. А она, не в силах внятно объяснить в чем причина, начинает бороться не с объективной причиной сложностей, а с теми, кто на них указывает. Последний законопроект о клевете тому пример. Рабинович, ну вы определитесь, право слово, крестик или трусы! Ну, или, иначе, патриотизм или либеральные ценности!

В экономической науке это проявляется еще сильнее. Поскольку экономическую политику у нас определяют именно «западные» глобалистские институты (в частности, бреттон-вудские, типа МВФ), то любые альтернативные концепции, даже те, которые показали свою высокую эффективность в 1999-2002 годах, находятся в диком загоне. Их на официальном уровне даже упоминать нельзя. И никакие провалы в экономической политике (шесть лет непрерывного экономического спада!) тут результата не дают, поскольку правила игры определяет именно «Западный» глобальный проект и его структуры и им поставленных игроков трогать запрещено.

Беда состоит в том, что главный механизм поддержания этих институтов и всей элиты «Западного» проекта, эмиссия доллара, больше эффекта не дает. И сам проект начинает давать системные сбои, достаточно упомянуть выход Великобритании из ЕС и приход на пост президента США Трампа. Но вот дальше начинается очень смешная ситуация. Дело в том, что то, что сохранить единую долларовую систему в мире уже не получится, ясно всем (даже элите «Западного» проекта). Но что в этой ситуации делать? И что говорить, прежде всего, представителям глобалистской инфраструктуры «Западного» проекта?

Понятно, что отказаться от глобалистского языка никак нельзя. Вот все функционеры «Западного» проекта и пытаются описать то, что происходит (например, действия Дональда нашего Фредовича) с точки зрения этого языка. А Трамп представляет проект Капиталистический, ему инфраструктура «Западного» проекта и его клиентелла не интересна. Ни в каком виде. Нет, если кто-то платит, то элементы этой инфраструктуры как бизнес-проект использовать вполне можно. Но только если они приносят прибыль. А нет прибыли — они не просто не интересны, а откровенно вредны и опасны.

Но как это описать в рамках терминов «Западного» проекта и его ценностей? Ну просто никак не получается. И в результате, вполне рациональные и осмысленные действия Трампа в рамках ценностей Капиталистического проекта, становится в рамках «западного» языка «доказательством» его неадекватности и тупости. И скажите, что в такой ситуации делать? Эта та же ситуация, что в России, только с другой стороны.

Но это геополитика, тут проектные интересы более менее понятны и формулируются легко, даже для разных проектов (если, конечно, посмотреть со стороны, а не с точки зрения интересов конкретного проекта). А вот что в экономике? А вот тут крайне интересно! Дело в том, что общепринятого (или даже просто общепонятного) языка экономики, отличного от «западной» экономикс просто не существует! От слова вообще! И как быть в такой ситуации?

Тот же Трамп действует ситуационно («это не нравится Уолл-стриту, значит, я действую правильно»), но никакой внятной экономической модели у него нет, я про это много раз писал. Нет ее и в мире, даже теории кризиса на настоящий момент не существует.

Нет, у нас, конечно, она есть, но кто нас в мире знает и читает? Да, мое имя стало известно, но это только из-за нескольких «видимых» прогнозов (например, про предупреждение о терактах 10 сентября 2001 года ; книга «Закат империи доллара и конец «Pax Americana», которая вышла в 2003 году, в которой мы предсказали кризис 2008 года; наконец, моем выступлении 5 ноября 2014 года на Дартмутской конференции, на которой я предсказал появление «феномена Трампа»), сама теория кризиса пока остается в глубокой тени.

И выход теории из тени возможен только в том случае, если на ее базе будет разработан новый хозяйственный механизм, который обеспечит рост во время кризиса и после кризиса. Именно для этого я создал в 2015 году Фонд экономических исследований Михаила Хазина и мы даже за прошедшие с этого времени 4 года добились некоторых результатов. Но для того, чтобы это все использовать в обыденной жизни нужен новый язык экономики! И это, обращаю внимание, общая ситуация при смене господствующего проекта и экономической модели.

Так, при смене Капиталистического проекта на «Западный» был разработан новый язык (условно, монетаристский, направленный на доказательство преимущества финансовых методов управления экономики), свой экономический язык был в СССР. Сейчас модель развития «Западного» проекта разрушается и категорически необходим новый язык. Потому что попытки описать происходящие события на старом языке вызывают примерно такой же смех, как реакция разных функционеров «Западного» проекта низкого уровня, вроде того, ссылка на который дана в начале этого текста, на объективные процессы, которые невозможно остановить. Ну, или, не смех, а горький плач. Премии памяти Нобеля тому пример: 10 лет прошло с момента начала кризиса, а ни одной премии по теме кризиса так и не дали. То есть — эта тема находится вне экономического «мэйнстрима». Ровно потому, что на его языке описана быть не может!

Кстати, мне вот интересно, клевета на должностных лиц в рамках нового законопроекта, упомянутого выше, будет относиться к тем людям, которые выразят сомнения в статистических данных, озвученных тем же Орешкиным? А если эти сомнения выразит Кудрин, то кого посадят: Кудрина за клевету на Орешкина или Орешкина за клевету на Кудрина? Напомню, что до сего времени только в упомянутой прибалтийской республике был случай, когда экономиста посадили в тюрьму за то, что он сказал, что национальную валюту (это было до введения евро) целесообразно девальвировать… Видимо, мы хотим опередить выдающиеся демократии современности.

Но любом случае, главное — это язык, которого пока нет. И вот на нашем семинаре на Тенерифе, мы с Русланом Макаровым как раз попытаемся поговорить на тему о том, каким должен быть этот новый экономический язык. Поскольку очевидно, что он будет включать в себя цифровой компонент, причем в не маленькой пропорции. Поскольку уже понятно, что все остальные в ближайшие годы даже приступить к такой задаче не смогут, слишком отстают…

Источник — Сайт М.Хазина

Россия приведет «Турецкий поток» в Сербию

Однако ЕС намерен сорвать прокладку на Балканах газопровода, подающего российский газ

Отношения между Россией и Сербией в энергетике выходят на новый уровень. Основная экспортная нитка газопровода «Турецкий поток» может пройти по сербской территории с дальнейшим выходом на Венгрию и Австрию в направлении одного из главных общеевропейских газораспределительных хабов в Баумгартене.

Контракт на строительство продолжения газопровода «Турецкий поток» в Сербии протяженностью 403 километра «Газпром» передает своему подрядчику – компании «Газстройпром». В частности, в распоряжение инжиниринговой «дочки» «Газстройпрома» – компании СГК-1 (которая до сих пор была занята сооружением газопровода «Сила Сибири» из России в Китай) переданы трубоукладчики и другая необходимая техника.

«Конкурсные процедуры по выбору подрядчика на строительство газотранспортной инфраструктуры на территории Сербии находятся в завершающей стадии. Средства на реализацию проекта предоставляются компанией – заказчиком строительства, которым является GASTRANS d.o.o. Novi Sad (51% принадлежит «Газпрому», 49% – «Сербиягазу»)»,

– сообщил представитель «Газпрома».

По словам главы компании «Сербиягаз» Душана Баятовича, строительные работы начнутся во второй половине марта 2019 года, а сам газопровод будет запущен к апрелю 2020 года.

Во время своего визита в Сербию в январе сего года президент России Владимир Путин заявил, что Москва готова инвестировать в строительство газопровода, проходящего по сербской территории, 1,4 млрд евро. По некоторым оценкам, общая стоимость проекта может составить 2 млрд евро. «Газпром» в 2019 году планирует направить на расширение газотранспортной системы Сербии для приема газа из газопровода «Турецкий поток» 58,8 млрд рублей. Одновременно, по словам Душана Баятовича, акционеры сербского участка газопровода «Турецкий поток» уже предоставили по 150 млн евро на реализацию проекта и планируют привлечь заемное финансирование.

Теперь никаких рисков для нового проекта «Газпрома» не просматривается, говорит в связи с перспективами сооружения сербского участка газопровода «Турецкий поток» аналитик компании Vygon Consulting Мария Белова. Она напоминает, что Болгария и Венгрия ранее уже провели специальные аукционы на бронирование мощностей будущих газопроводов в полном соответствии с законодательством Европейского союза: «Газпром» забронировал необходимые объемы, и аукционы признаны состоявшимися. Теперь местные системные операторы должны построить на своей территории газопроводы, стыкующиеся с «Турецким потоком», причем той мощности, которую забронировала для себя российская компания. Что же касается Сербии, то на нее регуляторные нормы ЕС не распространяются, поэтому сооружением газопровода на ее территории может заниматься российская компания, выбранная «Газпромом».

Согласно предварительным расчетам, мощность экспортной нитки газопровода «Турецкий поток» в точке его возможного выхода на границу Турции с Болгарией составит 15,75 млрд кубометров газа в год. Прогнозируемый годовой объем потребления по маршруту дальнейшей транспортировки газа выглядит следующим образом: Болгария – 3,5 млрд кубометров, Сербия – 2.5 млрд кубометров, Венгрия – 6 млрд кубометров. Оставшийся объем (3,75 млрд кубометров) будет доставлен в Австрию (согласно одному из вариантов маршрута, через Словакию).

Существенно то, что генеральный подряд на расширение болгарского участка «Турецкого потока» до границы с Сербией стоимостью 1,4 млрд евро получит Трубная металлургическая компания (ТМК). Это предприятие является крупнейшим российским производителем труб, входящим в тройку лидеров мирового трубного бизнеса. ТМК обеспечит проект трубами и уже ведет переговоры о заключении контракта на строительные работы с австрийской компанией Strabag. В самой ТМК подтверждают, что компания рассматривает возможность своего участия в тендере компании «Булгартрансгаз», которая выступает оператором болгарской газотранспортной сети и заказчиком проекта расширения газопровода «Турецкий поток» в направлении Болгарии. Планируемая протяженность болгарского участка – 474 километра.

Подрядная схема, выбранная для работ в Болгарии (привлечение компании ТМК, а не собственного подрядчика «Газпрома»), связана со стремлением участников проекта снизить политические риски. Согласно обязательным для Болгарии как страны-члена ЕС (в отличие от Сербии) нормам Третьего энергопакета, одна компания не может одновременно владеть газопроводом и качать по нему свой газ. Владеть болгарским участком газопровода будет компания «Булгартрансгаз», которая возобновила c 28 февраля приостановленный ранее тендер на строительство трубопровода от турецкой до сербской границы и продлила срок приема заявок до 6 марта.

Кроме того, в декабре 2018 – январе 2019 ггода «Булгартрансгаз» провел аукцион на бронирование будущих мощностей в газопроводе. По итогам трех этапов аукциона «Газпром» получил право в течение 20 лет поставлять 15,8 млрд кубометров газа на вход в болгарский газопровод (это эквивалентно мощности экспортной нитки трубопровода «Турецкий поток») и принимать 4 млрд кубометров (с возможным расширением до 11 млрд кубометров) на выходе на границе с Сербией.

Однако Евросоюз предпримет все усилия, чтобы сорвать прокладку по территории балканских стран газопровода, подающего российский газ. Причины точно охарактеризовало чешское издание Vaše věc: «Глава дипломатии Европейского союза, симпатичная, хотя давно ничем не выдающаяся итальянка Могерини, недавно без обиняков заявила, что Балканы входят в сферу интересов Европейского союза и России там делать нечего (когда российский министр иностранных дел Лавров спросил ее, что она имела в виду, она запнулась и сказала, что ее «недопоняли»)».

«Нежелание ЕС и НАТО сотрудничать с Россией на Балканах, неготовность воспользоваться этим сотрудничеством для урегулирования ситуации в этом всегда нестабильном регионе – вот главная причина неспокойной обстановки на Балканах. И вряд ли в будущем этот регион станет спокойным и процветающим. Кризис на юго-востоке Европы будет углубляться, и в конфликте между Западом и Востоком… будет наблюдаться лишь эскалация», – пишет Vaše věc.

ПЕТР ИСКЕНДЕРОВ | 02.03.2019 |

Источник — Фонд стратегической культуры

Фестиваль дружбы и мира прошел в Анталье

16 — 17 февраля в Анталье в торговом в центре Agora состоялся Международный Фестиваль Дружбы и Мира. Фестиваль совместно с другими общественными организациями Антальи при поддержке администраций и торговых центров города,  Русское общество Антальи организует девятый год подряд.

Участниками Фестиваля в этом году стали представители шести стран, которых объединили единство, мир и дружба! Анталийские общественные организации Турции, Азербайджана, Кыргызстана, Казахстана, России и Польши подготовили прекрасную программу и на одной площадке торгового центра Agora ярко представили свою культуру и традиции. 

antalta05.jpg

В рамках фестиваля прошли концерты, фольклорные представления. Мероприятия организовывались силами российской, азербайджанской, кыргызской, казахской и польской общины.

«Фестиваль был проведен в девятый раз. Он прошел ярко, интересно и с восклицательным знаком дружбы. Мы, простые люди, должны всем показать, что войны между народами быть не должно. Люди были объединены это общей идеей. Наши отношения с проживающими в Турции и другими нациями стали еще ближе и теплее», – сказала в интервью председатель «Русского общества Антальи» Марина Сорокина.

antalya07.jpg

Босфор, Анталья 

Kaynak: Фестиваль дружбы и мира прошел в Анталье

http://www.vestiturkey.com/festival-druzhby-i-mira-proshel-v-antale-4736h.htm

Закат либерализма и жесткий ответ консерватизма

Федор Лукьянов, как обычно, написал хороший текст.

Но при этом это текст дипломатически-идеологический. То есть он констатирует уже практически очевидный факт в этой сфере. Так сказать, забивает последний гвоздь в крышку гроба. Но у самого явления есть и базовая причина и о ней мне хотелось бы сказать несколько слов.

Причиной этой проблемы является то, что сломалась та «машинка», которая обеспечивала экономическую экспансию либерализма (то есть идеологии «Западного» глобального проекта). Эмиссия доллара больше не вызывает экономического роста, а накопленные долги серьезно давят на государства и обывателя. Я уже много раз объяснял, до какого размера дойдет экономический спад и спад доходов граждан стран «золотого» миллиарда по итогам кризиса, когда доходы и расходы придут в равновесное состояние (в полном соответствии с заветами либеральной экономической теории).

Повторю еще раз: для Евросоюза этот спад может достигать 50%, для США — 60% (с учетом явно завышенного ВВП). И тогда начнутся очень серьезные проблемы.

Дело в том, что «победа» либерализма была связана исключительно с доминированием в общественном устройстве «развитых» стран «среднего» класса, как людей с типовым потребительским поведением. До этого основной социальной стабильности в обществе были консервативные идеи, которые воспитывались в рамках семьи и поддерживались традиционными религиями. Понятно, что банкирам это не нравилось, поскольку консервативные идеологические модели всегда крайне негативно относятся к ссудному проценту. Но поскольку рисковать социальной стабильностью они не могли, то, пусть и скрепя сердце, вынуждены были терпеть. Да и опыт Российской империи 1917 года не давал им спокойно спать.

Ситуация изменилась только с появлением «рейганомики», то есть началом кредитного стимулирования спроса, вопрос стало можно решить. Поскольку этот механизм (построенный на рефинансирование частного долга) позволил создать устойчивый «средний» класс, превышающий половину общего населения страны и служивший «социальным» якорем, который и обеспечивал типовое поведение.

«Средний» класс, который имеет какую-никакую собственность, в отличие от бедных, но не имеет собственных ресурсов, чтобы эту собственность защищать, очень заинтересован в наличии сильного государства. Даже если оно контролируется банкирами.

Именно с этого периода (начала 80-х годов прошлого века) и начались либеральные безобразия, от гей-парадов до ювенальной юстиции. Именно это период активного расширения либеральной идеологии, которая начала победную поступь по Европе. Но в основе ее было очень простое объяснение: хотите жить по стандартам нашего «среднего» класса – поддерживайте либеральную идеологию! В реальности ведь речь шла не о педерастических ценностях, а о гарантированных (для «среднего» класса) стандартах типа «джип энд домик»!

И народ проникся! Тем более, что думать о детях и внуках стало не нужным, это же противоречит «либеральным ценностям»! Они должны думать о себе сами (если вообще появятся)! Все стали жить ради потребления и «волны счастья» захлестнули Европу, точнее, страны Евросоюза и тех, кто так жаждет к ним присоединиться!

И, естественно, никому не объяснялось, что экономическая модель, которая лежала в основе этого «процветания» носит конечный характер. Да, длинный (почти на 40 лет хватило), но – конечный. И, кстати, срок этот уже подошел к концу! Но успело вырасти два поколения «либерастов»! Которые ничего не умеют, категорически не готовы брать на себя ответственность, в том числе, заводить детей, и которым придется бороться за свою жизнь, прозябая в нищете…

Вот в чем причина нынешней остановки экспансии либерализма и его, достаточно быстрого, в ближайшей будущем, отката назад. Вот почему будет так плохо в Западной Европе, где либеральные и нищие представители бывшего «среднего» класса будут просто поглощены консервативными мигрантами, которые, хотя бы, размножаться не разучились. Вот почему уже поднял голову в Европе Восточной консерватизм, причем жесткий, с явным упором на откровенный национализм. Либерализм очень дорого обойдется Европе, особенно, Западной, весьма возможно, что некоторые ее страны навсегда исчезнут с карты мира, превратившись в «новую Африку» или «новый Халифат» (например, Норвегия и Швеция). И здесь ничего нельзя сделать, отказ от Библейских ценностей (то есть, с религиозной точки зрения, продажа души) всегда стоит очень дорого!

Так что, разумеется, Лукьянов прав. Но при этом нужно учитывать то, что будет происходить после ухода «либерализма» (точнее, представителей «Западного» глобального проекта, банкиров) с той территории, на которой они несколько десятилетий «резвились». А там, поскольку маятник всегда качается в разные стороны и доходит до конечной точки, начнут свое проявление те самые жесткие консервативные силы, которые до поры до времени сидели «в засаде», а теперь начали выходить на поверхность.

Это, в первую очередь, агрессивный национализм (фашизм), который мы уже видим на Украине и в Прибалтике и не менее агрессивный мусульманский фондаментализм. С ними будет достаточно тяжело справиться, поскольку бывшие либералы, которые будут возмущены потерей пресловутых «джипа и домика», легко попадут под соответствующее влияние. А по мере того, как будет становиться понятно, что и это не работает, голову начнет поднимать коммунизм, по который все в Европе считали, что он уже давно умер. Так что поражение банкиров с их либерализмом приведет к очень большим последствиям для мира!
25.02.19

Источник — khazin.ru

Тьерри Мейсан: «ЦРУ использует Турцию для оказания давления на Китай»

Для борьбы с экономическим кризисом Турция экономически сближается с Китаем, тем не менее, она публично осудила репрессии уйгуров, основываясь на ложной информации.
Дмитрий Перетолчин

Для борьбы с экономическим кризисом Турция экономически сближается с Китаем, тем не менее, она публично осудила репрессии уйгуров, основываясь на ложной информации. Пекин на это почти никак не отреагировал. Все происходит так, словно после ликвидации ИГИЛ в Сирии и Ираке, Анкара возобновляет совместно с ЦРУ тайные операции, но на этот раз в китайской провинции Синьцзян.

Последние несколько недель турецкая пресса не перестает обсуждать положение уйгуров в Китае. Уйгуры – это туркоговорящие мусульмане, проживающие на территории Китая. Оппозиционные политические партии, включая кемалистов, осуждают, стараясь друг друга перещеголять, якобы имеющие место репрессии уйгуров и их религии ханьцами.
Этот шум поднят после:

— доклада Джеймстаунского фонда по 73 китайским секретным центам содержания заключенных;
— кампании Radio Free Asia, которая распространяла многочисленные интервью с бывшими узниками китайских лагерей и дошла до утверждений о том, что Китай запретил Коран;
— кампании, начатой Соединенными Штатами и их союзниками 13 ноября 2018 г. в Совете по правам человека в Женеве против репрессий, якобы проводимых в Китае против ислама;
— слушаний, проводившихся 28 ноября 2018 г. в Вашингтоне сенатором Марко Рубио и членом Палаты представителей Кризом Смитом в Совместной комиссии Конгресса и правительства США по Китаю (Congressional-Executive Commission on China — CECC) о «Репрессиях Коммунистической партией Китая в отношении религий». Из доклада следует, что от одного до четырех миллионов уйгуров были подвергнуты пыткам электрическим током в исправительных лагерях.

Эти обвинения были подхвачены НКО «Международная амнистия» и «Хьюман Райтс Вотч».

В этот же ряд следует поставить и заявление пресс-секретаря министерства иностранных дел Турции Хами Аксоя, опубликованное 9 февраля 2109 г. и официально осуждающее «китаизацию … этнической, религиозной и культурной идентичности турецких уйгуров» и обвиняющее власти в смерти поэта Абдурахима Хейита, который, якобы, отбывал в тюрьме восьмилетний срок за «одну из своих песен» [5].

Для Анкары и Пекина произошедшее подобно грому среди ясного неба: после того, как президент Трамп прекратил поддерживать турецкую экономику, Турция повернулась к Китаю и теперь не может без него жить.

Вечером следующего дня Китай показал 26-секундную видеозапись с выступлением «умершего» поэта. Последний сказал: «Я – Абдурахим Хейит. Сегодня 10 февраля 2019 г. В настоящее время я подвергнут процедуре допроса как подозреваемый в нарушении действующего законодательства. Я в добром здравии и никакому насилию никогда не подвергался».

На следующий день пресс-секретарь министерства иностранных дел Китая Хуа Чуньян выступил с жесткой критикой «ошибок» и «безответственности» Турции.
Однако, если, по меньшей мере, 10 000 уйгуров действительно осуждены и отбывают наказания за террористические действия, то упомянутые от 1 до 3 миллионов узников никак не подтверждены.

Ранее, 1 июня 2017 г. и 13 декабря 2018 г. китайское правительство обнародовало два документа: один о «Соблюдении прав человека в Синьцзяне», а другой о «Защите Культуры и Развитии Синьцзяна».

Тем не менее, китайские коммунисты не очень хорошо понимают, как им справиться с политическим исламом. К этому вопросу подходят с позиций культурной революции, когда был запрещен не только ислам, но и все другие религии. После того, когда была введена свобода вероисповедания, появились организации Гражданской войны и участились случаи террористических актов. 1 февраля 2018 г. КПК начала проводить новую религиозную политику, направленную на ассимиляцию ислама, и некоторые религиозные обычаи были отменены. Так, члены партии должны показывать пример и отказаться от халяльной еды. Тем не менее, в провинции Синьцзян, в которой проживает 14 миллионов мусульман, действуют 24 400 мечетей.

В течение последних двадцати пяти лет различные уйгурские организации выступают с требованием создания независимого государства, раньше светского, а теперь «исламского» (в политическом смысле, а не в религиозном, как у Братьев-мусульман) – Восточного Туркестана (согласно средневековому названию Синьцзяна). Их сразу стало поддерживать ЦРУ, наперекор Пекину.

— В 1997 г. создается Исламское движение Восточный Туркестан, которое распространяется и на территорию Афганистана, где поддерживается талибами и некоторыми группировками Аль-Каиды. Оно представляет собой политический ислам и финансируется ЦРУ.

— В сентябре 2004 г. в Вашингтоне создается «Правительство Восточного Туркестана в изгнании», возглавляемое Анваром Юсуфом Турани. Оно восстанавливает альянс Гоминдана с Далай Ламой и Тайванем для продолжения гражданской войны в Китае (1927-1950 г.г.).

— В ноябре того же года в Мюнхене создается Всемирный уйгурский конгресс, председателем которого становится Ребия Кадеер. Его главная задача состоит в продвижении этнического сепаратизма.

Две последние организации финансируются Национальным фондом демократии, агентством «Пять глаз». Сначала в феврале 1997 г., а затем в июле 2009 г. в Синьцзяне разразились крупные восстания. Митингующие выступали за независимость уйгуров, гоминдановский антикоммунизм и политический ислам. Пекин разрядил ситуацию, пообещав уйгурам ряд привилегий, отменив для них, в частности, политику «одна семья – один ребенок» (сегодня отменена).

Американская кампания против репрессий уйгуров, на первый взгляд, противоречит работе Эрика Принса, основателя ЧВК «Блеквотер», на власти Синьцзяна. Однако Принс не просто бизнесмен, специализирующийся на создании частных армий, он также брат министра образования у Дональда Трампа. Не исключено, что агенты его спецслужб работают на «Бингтаун» – ханьские вооруженные формирования на территории Синьцзяна.

Стало известно, что в 90-х годах действующий президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, когда он возглавлял «Милли Герюс» и был мэром Стамбула, обеспечивал тыловые базы различным исламистским террористическим организациям, будь то чеченским, татарским или уйгурским.

Возникает вопрос: заявления Турции о репрессиях ханей в отношении уйгуров служат для внутреннего потребления и чтобы не дать оппозиции слишком разгуляться или это новая политическая линия, соответствующая прежним связям президента Эрдогана с террористическим механизмом ЦРУ? Исламское движение «Восточный Туркестан» особенно проявило себя во время войны против Сирии, когда его поддерживали турецкие спецслужбы, в частности, Национальная разведывательная организация Турции. В течение нескольких месяцев 18 000 уйгуров, в числе которых, по меньшей мере, 5000 вооруженных джихадистов, живут сегодня изолированно в Аль Замбари – сирийском городе, расположенном в провинции Идлиб, на границе с Турцией. Они пользуются поддержкой сил специального назначения Германии и Франции. Создается впечатление, что пока президент Трамп ведет торговую войну с Пекином, между Турцией и ЦРУ достигнута договоренность о проведении против Китая спецопераций.

Перевод: Эдуард Феоктистов

Источник — voltairenet.org

Сирийская нефть — финансовая подпитка террористов YPG/PKK

АА

Сирийская нефть в последние годы стала важным источником финансирования YPG — сирийского крыла террористической организации РКК.

Большую часть нефтяных и газовых месторождений Сирии сегодня контролируют террористы YPG/PKK.

Кроме того, террористы контролируют крупнейшую в Сирии ГЭС на водохранилище Табка, а также гидроэлектростанции «Тишрин» и «Баас».

После захвата отрядами YPG месторождений на востоке и северо-востоке Сирии добыча нефти в стране сократилась с 416 тысяч баррелей в сутки в 2010 году до 25 тысяч баррелей (на начало 2019 года). По данным на конец 2010 года, доходы Сирии от продажи нефти достигали шести миллиардов долларов, или половину суммарных поступлений от экспорта.

В последние годы режим Башара Асада вел активные переговоры с террористами YPG по вопросу распределения доходов от нефтедобычи и работы ГЭС.

Кроме того, террористы YPG наладили поставки сирийской нефти в Курдскую региональную администрацию Ирака через КПП “Фишхабур”.

Также известно, что часть нефтевозов, заполняемых сирийской нефтью в иракском Киркуке, затем выезжает в соседний Иран.

Факт торговли нефтью между поддерживаемыми Вашингтоном террористами YPG/PKK и Ираном был официально признан даже президентом США Дональдом Трампом.

В Вашингтоне предпочитают игнорировать факт тесного сотрудничества террористов YPG/PKK с Ираном и режимом Башара Асада, хотя это идет вразрез с политикой санкций США в отношении Дамаска и Тегерана. И это при том, что именно США способствовали усилению влияния террористов YPG в Сирии.

Не стоит также забывать о том, что торговля нефтью между режимом Асада и террористами YPG является важным источником поступлений в бюджет сирийского режима. Режим Асада получает от YPG нефть по более низким ценам, чем Дамаск может приобрести.

В то же время борьба с террористами YPG на востоке Сирии должна быть важна для Турции не только в контексте безопасности южных границ, но и с точки зрения контроля над нефтяными ресурсами. Наиболее приемлемым вариантом для Анкары стала бы передача контроля над месторождениями Временному правительству Сирии после вывода американских войск из этой страны. Это важно для пресечения финансирования террористов в Сирии и предотвращения возрождения их влияния в соседней стране.

Култухан Горуджу, эксперт турецкого Фонда политических, экономических и социальных исследований (SETA)

Мехмет Чагатай, докторант Ближневосточного технического университета

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D0%BD%D0%B5%D1%84%D1%82%D1%8C-%D1%84%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%8F-%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%BF%D0%B8%D1%82%D0%BA%D0%B0-%D1%82%D0%B5%D1%80%D1%80%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B2-ypg-pkk-/1397112


Турция рассчитывает на быструю реализацию проекта TAP

АА

«Южный газовый коридор» является одним из важных проектов, демонстрирующих решимость стран региона к сотрудничеству. Об этом сказал министр энергетики и природных ресурсов Турции Фатих Донмез на V заседании министров Консультативного совета «Южного газового коридора» в Баку.

Министр выразил надежду на то, что реализация проекта строительства Трансадриатического газопровода (TAP) завершится в такие же кратчайшие сроки, как и проекта Трансанатолийского газопровода (TANAP).

«Реализация проекта TANAP была завершена вовремя. Работы по подготовке инфраструктуры на участке TANAP до границы с Грецией завершатся в течение нескольких месяцев», — сказал Донмез. 

TANAP составляет основу «Южного газового коридора» стоимостью более чем 45 миллиардов долларов, отметил министр.

«12 июня 2018 года мы вместе стали свидетелями своевременного завершения реализации проекта TANAP. 30 июня 2018 года начались первые поставки азербайджанского газа в Турцию по TANAP», — сказал Донмез. 

По его словам, сотрудничество между Турцией и Азербайджаном по проекту TANAP распространилось на другие континенты. 

«Азербайджан и Турция благодаря сильной политике в сфере энергетики реализовали и реализуют в будущем множество совместных проектов. TANAP — исторический проект, в котором нет проигравших сторон. Благодаря TANAP укрепится роль Турции в качестве ключевого игрока в сфере энергетики региона. Азербайджан как страна-поставщик сможет выйти на новые рынки. Европа же диверсифицирует источники и маршруты энергопоставок. TANAP не только внесет вклад в обеспечение энергобезопасности Европы, но и дополнит, и поддержит энергетическую политику Турции», — сказал Донмез. 

Министр отметил, что одним из важных шагов по обеспечению энергобезопасности является использование местных источников. «Поэтому Турция активно продолжает разработку новых месторождений как на суше, так и на море. Буровое судно, приобретенное Турцией в 2018 году, почти завершило работы по разработке новых офшорных месторождений в Анталье. В 2018 году Турция приобрела еще одно буровое судно, которое скоро приступит к разведке на углеводороды в Средиземном море», — сказал Донмез.

Турция играет роль рычага в решении региональных проблем в сферах энергетики, обеспечения безопасности и стабильности, отметил глава ведомства. 

По его мнению, необходимо избегать инициатив, которые усиливают региональные конфликты, неопределенность и приводят к росту напряженности.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D1%80%D0%B0%D1%81%D1%81%D1%87%D0%B8%D1%82%D1%8B%D0%B2%D0%B0%D0%B5%D1%82-%D0%BD%D0%B0-%D0%B1%D1%8B%D1%81%D1%82%D1%80%D1%83%D1%8E-%D1%80%D0%B5%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8E-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B5%D0%BA%D1%82%D0%B0-tap-/1398032

Турция получила по TANAP более млрд кубометров газа

АА

В Турцию по Трансанатолийскому газопроводу (TANAP) уже транспортировано более одного миллиарда кубометров газа.

Об этом сказал президент Азербайджана Ильхам Алиев, выступая на пятой министерской встрече в рамках Консультативного совета Южного газового коридора.

При этом, глава государства отметил, что работы в рамках реализации трех составляющих проекта Южного газового коридора — «Шах Дениз-2», Южнокавказский газопровод и TANAP, уже завершены, а проект Трансадриатический газопровод (TAP) готов на 85 процентов.

«Южный газовый коридор стал успешным благодаря командной работе», — сказал Алиев.

Глава государства напомнил, что в 2018 году в Азербайджане состоялась церемония официального открытия Южного газового коридора, а в турецком городе Эскишехир — торжественная церемония по случаю сдачи в эксплуатацию газопровода TANAP.

«Мы рады реализации проекта [TANAP]. По TANAP в Турцию уже транспортировано более одного миллиарда кубометров газа. В следующем году завершится проект TAP», — сказал Алиев.

Наряду с тем, что азербайджанский газ станет новым источником для энергетического рынка европейскиъ стран, Южный газовый коридор послужит обеспечению энергобезопасности, сказал президент.

Алиев отметил, что без энергетической безопасности сложно обеспечить национальную безопасность.

Большая часть экспортируемого из Азербайджана газа приходится на месторождение «Шах Дениз».«Доказанные запасы газа Азербайджана составляют 2,3 триллиона кубометров. В настоящее время идет исследование и других месторождений. Большим потенциалом могут обладать месторождения «Абшерон», «Умид» и «Бабек», — подчеркнул азербайджанский лидер.

В заседании также приняли участие представители ЕС, США, Грузии, Болгарии, Италии, Черногории, Албании, Хорватии, Греции, Сербии, Сан-Марино, Румынии, Туркменистана, Боснии и Герцеговины, Венгрии.

Турция была представлена на заседании министром энергетики и природных ресурсов Фатихом Донмезом.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%83%D1%87%D0%B8%D0%BB%D0%B0-%D0%BF%D0%BE-tanap-%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%B5-%D0%BC%D0%BB%D1%80%D0%B4-%D0%BA%D1%83%D0%B1%D0%BE%D0%BC%D0%B5%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B2-%D0%B3%D0%B0%D0%B7%D0%B0-/1398012

Турция 67 лет назад стала членом НАТО

АА

Прошло 67 лет с момента вступления Турции в НАТО.

Анкара присоединилась к НАТО в 1952 году, спустя три года после создания Североатлантического альянса, став 13-м членом военно-политического блока.

На сегодняшний день Турция обладает второй по мощи армией, внося большой вклад в защиту юго-восточного фланга Альянса.

Протокол о вступлении Турции в НАТО был подписан 17 октября 1951 года, а официально Турция была принята в альянс одновременно с Грецией 18 февраля 1952 года.

Этот шаг Турции был продиктован курсом на сближение с Западом.

Наглядной демонстраций сотрудничества с Западом стало участие турецкого контингента в составе сил ООН в Корейской войне 1950-53 годов.

Эксперты сходятся во мнении, что участие Турции в корейской войне открыло для Анкары двери в НАТО.

Не последнюю роль в принятии решения в пользу Турции сыграло геополитическое положение страны и сильная армия, которую можно было задействовать в борьбе против СССР.

В период Холодной войны между Востоком и Западом, Турция активно поддерживала политику НАТО.

После распада СССР и окончания «холодной войны», Турция участвовать в миссиях по поддержанию мира и операциях НАТО в различных точках мира.

https://www.aa.com.tr/ru/t%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-67-%D0%BB%D0%B5%D1%82-%D0%BD%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D0%B4-%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B0-%D1%87%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%BE%D0%BC-%D0%BD%D0%B0%D1%82%D0%BE-/1395245

Турецкие полярники строго соблюдают Договор об Антарктике

Участники третьей турецкой антарктической экспедиции проводят научные исследования в соответствии с условиями Системы Договора об Антарктике.

Антарктика, которую называют «континентом науки и мира», стала своеобразной природной лабораторией для климатических, геофизических, биологических, океанических и других исследований турецких ученых. 
Экспедиция организована под патронажем администрации президента и при поддержке Министерства промышленности и технологий Турции. Активную поддержку экспедиции оказали Стамбульский технический университет и Центр полярных исследований PolReC. Экспедиция в составе 25 человек стартовала 29 января.

Как сообщает агентство «Анадолу», турецкие полярники проводят исследования в строгом соответствии с условиями Системы Договора об Антарктике.

Например, протокол по охране окружающей среды к Договору об Антарктике содержит строгие правила для защиты континента и его среды обитания.

Договор об Антарктике был подписан первого декабря 1959 года и вступил в силу в 1961 году. Подписи под документом первоначально поставили представители 12 стран (США, СССР, Япония, Аргентина, Австралия, Бельгия, Франция, Великобритания, Чили, Новая Зеландия, Норвегия и ЮАР).

Договор направлен на обеспечение использования Антарктики в интересах всего человечества. Турция присоединилась к договору в 1995 году.

Договор запрещает в Антарктике любую деятельность, кроме научной, поддерживает проведение научных исследований и обмен полученными данными.

Кроме того, договор пресекает территориальные претензии подписавших его стран на Антарктику.

В 2015 году в Болгарии прошло 38-е по счету Консультационное совещание по Договору об Антарктике, на котором был на неопределенный срок запрещен вывоз природных ресурсов с континента.

Система Договора об Антарктике

Действие Системы Договора об Антарктике распространяется на все ледяные щиты и островки в районе южнее 60-й параллели.

Система Договора об Антарктике включает ряд принятых рекомендаций, соглашений, конвенций и других международных правовых документов, уточняющих и дополняющих договор. В их числе:

— Конвенция о сохранении антарктических тюленей;

— Конвенция по сохранению антарктических морских живых ресурсов;

— Протокол по охране окружающей среды к Договору об Антарктике.https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%8F%D1%80%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8-%D1%81%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D1%81%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D1%8E%D0%B4%D0%B0%D1%8E%D1%82-%D0%B4%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80-%D0%BE%D0%B1-%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B5-/1393714

Влияние украинского фактора и борьбы с терроризмом на турецко-российские отношения

google

Анализ профессора Анкарского университета им. Йылдырыма Беязыта, главы Института российских исследований Салиха Йылмаза

Политический мир в Сирии посредством астанинского процесса приобрел другое измерение после того, как США объявили о выводе своих войск из Сирии. В то время как тройка Турция-Россия-Иран действуют, исходя из принципов, вытекающих из достигнутых в Астане договоренностей, защищая права всех сторон в Сирии и борясь с терроризмом, попытки США оставить регион Турции, выходя из Сирии, сталкиваются с  условными возражениями России и Ирана. Но то, что Россия и Иран выдвигают условия, связанные с Асадом, демонстрируя свою позицию в отношении проведения Турцией операции на востоке Евфрата против терористов PKK-PYD,  в целом вызывает недовольство у Турции. Россия и Иран игнорируют беспомощность Асада перед PKK-PYD и прошлое и нынешнее сотрудничество между режимом Асада и PKK-PYD. Турецкая общественность задается вопросом: почему руководство Турции должно садиться за стол переговоров с Асадом, если она сама в состоянии уничтожить PKK-PYD? Политика России в отношении Асада может внести напряженность в ее отношения с Турцией. К тому же, если целью является уничтожение терроризма и установление политического мира, при котором будут защищены права и оппозиционеров, Россия должна доверять Турции в вопросе, касающемся востока Евфрата.  Выдвижение новых условий означает следующее: мы не доверяем Турции или мы не хотим, чтобы Турция оказывала влияние на регион.

Недовольство России отношениями между Турцией и Украиной создает впечатление, что Москва избегает выполнения своих обязательств

Можно сказать, что активность России в Сирии отодвинула на задний план российско-украинскую напряженность. Но в последнее время в российской прессе усилилась пропаганда против Турции, особенно после разрыва Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, подписания томоса о предоставлении автокефалии украинской православной церкви, а также подписания с Турцией соглашения о поставках БЛА. Во-первых, отношения Турции с Украиной всегда были хорошими. После распада СССР турецкая армия заключила с Украиной соглашения о военном сотрудничестве и содействии в военной промышленности. Не следует забывать и о военном сотрудничестве России с Арменией,  Грецией, с Южным Кипром, а также об осуществленных не так давно поставках туда оружия. К тому же на каждой платформе Россия заявляет, что ситуация в Украине не связана с ней и что речь идет о гражданской войне. Кажется нелогичной обеспокоенность России, не нормализующей отношения с Украиной, отношениями Турции с Украиной. Более того, если российско-украинский кризис продолжится, сотрудничество НАТО с Украиной будет расширяться. Во избежание ещё большей эскалации напряженности в регионе Россия, сама должна сделать позитивный шаг для нормализации отношений с Украиной и тем самым не позволить США, НАТО и странам ЕС воспользоваться этим кризисом.  Что касается вопроса предоставления автокефалии Украинской Православной Церкви, то в нем Турция придерживается Лозаннского договора. Хотя центр Патриархии Фенер находится в Стамбуле, следует отметить, что это решение было принято на Крите, в Греции. То, что Россия, на протяжении истории обвинявшая Османскую империю в том, что она вмешивается в дела православного мира, сейчас упрекает Турцию в том, что она не вмешалась в принятие православным миром такого решения, можно воспринять как попытку Русской Православной Церкви свалить на Турцию вину за свою неудачную политику.

Россия называет отношения, которые Турция с ней устанавливает, тактическими. Но она не учитывает то, что такую же тактическую политику она ведет в вопросах, касающихся Армении, Южного Кипра, Нагорного Карабаха и PKK-PYD.

Развивая отношения с Россией, Турция пошла на конфронтацию с Западом

Турция, с ее политикой и системой, является страной, ориентированной на Запад. Но в последнее время больше интереса она проявляет к своим восточным корням. При этом она подчеркивает общие интересы в сотрудничестве с Россией. Хотя важность совместного турецко-российского проекта «Турецкий поток» ещё достаточно не осмыслена, он станет важной отправной точкой для России. Есть  две причины столь пристального внимания к Турции со стороны Запада и США. Первая — это антиизраильская политика, а вторая — сотрудничество с Россией. Соединенным Штатам,  особенно после разрыва Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, удалось многого добиться и привлечь на свою сторону некоторые европейские страны в деятельности, нацеленной на проект «Северный поток 2». Хотя Франция и Германия предлагают другим странам ЕС альтернативные планы для «Северного потока 2», возражения стран Прибалтики, похоже, трудно будет преодолеть из-за влияния США. С отменой газового коридора, проходящего через Украину, к концу 2019 года единственным энергетическим коридором России может стать «Турецкий поток». Однако если США станут оказывать давление на такие стран, как Венгрия и Австрия, по которым будет проходить коридор «Турецкого потока», это негативно отразится на России. В этом смысле Россией ещё полностью не осознана поддержка, которую оказывает Турция «Турецкому потоку», рискуя отношениями с США.

Не ускользает от внимания Турции и позиция России в отношении PKK и FETÖ

В последние годы между Россией и Турцией существует важное сотрудничество в борьбе с терроризмом. Однако трудно не заметить и то, что в этом сотрудничестве все еще не хватает доверия. Например, несмотря на усилия Турции по уничтожению иностранных боевиков в Идлибе и ее борьбу с PKK ve FETÖ, Россия все ещё не считает эти организации террористическими. Хотя Россия и ограничивает деятельность FETÖ, в Москве все еще есть ряд связанных с ними частных лиц и организаций. Открытие офиса PYD в России также остается наследием кризиса со сбитым самолетом в 2014 году. После убийства российского посла Карлова в результате теракта в 2017 году были арестованы 28 человек. То, что Россия проводила самостоятельное расследование параллельно с расследованием, проводимым Турцией, засталяет задуматься над тем, существует ли проблемы в плане доверия. Не ускользает от внимания и то, что в то время как судебный процесс по делу об убийстве посла Карлова в Турции продолжается, Россия до сих пор не делится информацией о своем собственном расследовании. Интересно, может ли Россия, в случае возможного конфликта с Турцией объявить свои результаты расследования и обвинить Турцию? Или она предпочитает держать это как козырь? Возможно, как Соединенные Штаты используют в качестве козыря FETÖ, так и Россия держит в качестве козыря результаты этого расследования? На эти вопросы могут ответить российские власти, ознакомив турецкую общественность с результатами своих расследований.

Инициатива Турции по созданию новой военно-морской базы в Черном море не является угрозой для России, напротив, это упростит сотрудничество

Планы Турции по созданию в Черном море новой военной базы преподносятся некоторыми российскими СМИ как проявление антироссийской политики. Однако стоит учитывать факт основания Соединенными Штатами базы в Румынии. В данном случае Турция пытается обеспечить собственную безопасность в Черном море, создавая новые базы. Нельзя ожидать от Турции молчаливого согласия с тем, что США пытаются установить свое господство в Черном море, пользуясь влиянием в НАТО. Кроме того, у Турции есть козырь, связанный с Конвенцией Монтрё о статусе проливов, который дает ей право перекрыть доступ России к проливам. Однако Турция не сделала этого ни в период кризиса с падением российского самолета в Сирии 24 ноября, ни в ходе крымского кризиса. США, выйдя из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, будут стремиться увеличить свое влияние на страны региона и, в первую очередь, на Румынию. Турция уже сейчас готовится к этим новым обстоятельствам и возможному кризису в Черном море. 

Россия скептически относится к независимой политике Турции. При этом она, не задумываясь о собственной политике, предпочитает винить Турцию. Если имеется цель довести турецко-российские отношения до стратегического уровня, необходимо, чтобы каждая из сторон занялась в первую очередь самокритикой. 

http://www.trt.net.tr/russian/programmy/2019/02/13/vliianiie-ukrainskogho-faktora-i-bor-by-s-tierrorizmom-na-turietsko-rossiiskiie-otnoshieniia-1144697?fbclid=IwAR3ocQnzLZIRZdEBQbPU5PZ5xHAh7QFTWDwB5EQhM2Pz9yoVMt1NLW0glmc

Agoravox (Франция): напористое восхождение Петра Порошенко


© AP Photo, Lefteris Pitarakis

Огромные рекламные афиши с лозунгом «Армия, язык, вера» появились в украинских городах еще в 2018 году, задолго до официального решения Порошенко о переизбрании. У президентов, видимо, вошло в моду заранее начинать избирательные кампании и финансировать их за счет государственных средств. С помощью этих трех рычагов Петр Порошенко намеревается достичь намеченной цели, пишет «АгораВокс».

Франсуа Пиньон (François Pignon)

8 декабря 1991 года СССР развалился на части решением российского, украинского и белорусского лидеров в Минске, а Украина стала одним из первых членов Содружества независимых государств.

В рамках подписанного 5 декабря 1994 года Будапештского меморандума о гарантиях безопасности Украина отказалась от ядерного арсенала в обмен на обязательство США, Великобритании и России сохранить ее территориальную целостность.

Затем, после «Евромайдана» 2014 года эта страна (вторая по площади в Европе с населением в 45,6 миллиона человек) дала понять, что никогда не была полноценным членом СНГ, а в 2018 году окончательно разорвала связи с организацией.

Следовавшие одни за другими президентские выборы отразили атмосферу нестабильности, а рейтинги уходящих президентов обычно успевали скатиться на дно. Порошенко же рассчитывает на переизбрание.

Противники обвиняют Порошенко в коррупции и создании препятствий для реформ. Его едва ли можно назвать символом надежд движения 2014 года, однако то же самое относится и к его главным соперникам: Тимошенко погрязла в коррупционных скандалах, Зеленский — ставленник олигарха Коломойского (он вывел миллиарды долларов из одного украинского банка), бывший министр обороны Гриценко — сторонник «просвещенного авторитаризма» в стиле Орбана. Бойко в свою очередь официально представляет выступающую за сближение с Россией оппозицию.

Стратегия Порошенко заключается в том, что он пытается собрать вокруг себя националистический электорат, прибегнув к той же идеологии, что мы наблюдаем в соседних Венгрии и Грузии, с которыми у Украины хватает исторических споров. Огромные рекламные афиши с лозунгом «Армия, язык, вера» появились на всех проспектах страны еще в 2018 году, задолго до его официального решения выставить свою кандидатуру. У президентов, видимо, вошло в моду заранее начинать избирательные кампании и финансировать их за счет государственных средств. Составляющие этого триптиха указывают на три рычага, с помощью которых Порошенко намеревается достичь поставленной цели:

— военные действия;

— языковая политика;

— отношения с православным духовенством.

Лингвистический вопрос, судя по всему, становится первым маневром. Для миллионов украинцев русский — первый язык, и до Майдана русскоязычные регионы были вправе называть его вторым официальным на своей территории. Как бы то ни было, накрывшая Украину националистическая волна поставила вопрос государственного языка на первое место, а правые развернули активные действия, чтобы ограничить лингвистические права русскоязычного населения страны.

Порошенко предложил закон о признании украинского языка официальным и упразднении образования на русском в школе. К сожалению, для него, эта инициатива не только не принесла ожидаемых результатов в плане рейтингов, но и повлекла за собой дипломатический конфликт с соседней Венгрией, поскольку венгерские школы в стране оказались под таким же ударом, что и русские.

А что насчет других его коньков, армии и веры?

В Донбассе Украина не в состоянии победить российскую военную машину, однако Порошенко выступил в Парламенте с заявлениями о неминуемом масштабном вторжении России и сумел преодолеть скептицизм депутатов, чтобы добиться введения военного положения на месяц… только оно продлилось до конца декабря 2018 года. Сложно сказать, что дала эта мера в плане ожидаемого подъема патриотизма, однако она пагубно сказалась на живущих по обе стороны границы семьях из-за введенных в отношении российских граждан ограничений.

Что касается религии, Порошенко увидел в ней политические перспективы. Под предлогом объединения разрозненной украинской церкви и ее выхода из-под контроля Московского патриархата он добился, чтобы патриарх Константинопольский Варфоломей официально предоставил ей независимость, замешанную на национализме автономию.

После публикации этой информации Порошенко отправился в турне по центральным и западным регионам страны, где проживает большая часть его электората. Там он демонстрировал эдикт Варфоломея на больших собраниях в церквях. Он снискал определенный успех, представляя эту клерикальную территориальную реформу как большую победу Украины над Россией, пусть ее и можно в лучшем случае назвать частичной, раз наибольшее число приходов (12 000) находится под контролем Московского патриархата.

Таким образом, результаты его действий выглядят неоднозначными, а прогнозы на выборы — неопределенными. Не исключено, что у киевских стратегов может быть припасена театральная стратагема в стиле «бог из машины» для победы на выборах, например, что-то вроде чертиков Бернара-Анри Леви или Помпео, которые выпрыгнут из табакерки, чтобы поддержать друга. Но пока ничто не указывает на то, что бы это могло быть (если не считать усиления ВМС у берегов Крыма). Если не возникнет ничего, что могло бы вызвать у людей сильные эмоции, которыми достаточно легко манипулировать, у Порошенко едва ли получится избежать «проклятья непереизбранных президентов».

https://inosmi.ru/politic/20190213/244569154.html

Foreign Policy (США): Франция и Германия ссорятся из-за российского трубопровода

Драка из-за российского газопровода продолжается. На этот раз отличилась Франция, поддержав новую директиву, которая может помешать строительству «Северного потока — 2». Аргумент все тот же — не допустить усиления газовой зависимости Европы от России. Однако Москва просто хочет избавиться от ненадежного партнера — Киева. Журнал «Форин полиси» рассказывает о новой директиве Брюсселя.

Берлин очень хочет, чтобы трубопровод был построен, однако Париж встал на сторону ЕС и требует принятия новых правил для сдерживания Москвы.

Соединенные Штаты на протяжении нескольких лет пытаются пустить под откос проект строительства российского газопровода в Европе. Франция только что нашла способ уничтожить его — и в процессе этого вполне может положить конец восстановлению дружественных отношений с Берлином.

В эту пятницу в Брюсселе Совет Европейского Союза проведет голосование по малопонятной и загадочной директиве, которая предусматривает распространение рыночных правил ЕС на энергетические проекты, начинающиеся в третьих странах, такие как прокладываемый из России «Северный поток — 2». Франция, неожиданно сделав разворот на 180 градусов, решила поддержать эту директиву, о чем поспешила сообщить немецкая пресса. Это может вызвать возмущение в Германии, которая очень хочет построить трубопровод совместно с Россией. Это может также поставить крест на данном энергетическом проекте стоимостью 11 миллиардов долларов, который является приоритетным для российского президента Владимира Путина.

Такое изменение правил, обсуждавшееся в той или иной форме более года, может иметь последствия не только для этого проекта. Заставив третьи страны играть по правилам ЕС в энергетической сфере, Брюссель, по всей видимости, взял в перекрестье прицела излюбленную тактику России: посредством энергетического экспорта выкручивать руки своим небольшим соседям, особенно из Центральной и Восточной Европы.

«Если это случится, Россия уже не сможет вести геополитические игры с трубопроводными проектами», — сказал Алан Райли (Alan Riley) из Атлантического совета.

Трубопровод «Северный поток — 2» вызывает большую полемику и разногласия с того момента, когда российский «Газпром» и группа западных компаний в 2015 году объявили о его строительстве.

Москве нравится идея проложить второй прямой маршрут к своему самому главному европейскому потребителю, особенно в связи с тем, что маршрут этот идет в обход Украины. Москва считает ее назойливой соседкой и ненадежным партнером в вопросе газового транзита. Германии как самой крупной европейской экономике нравится этот проект, так как он позволит удвоить объемы дешевого российского газа, перекачиваемого прямиком на ее территорию. Газ ей нужен во все больших количествах, так как она отказывается от угля и атомной энергии. Правда, в начале прошлого года Германия начала задумываться не только о коммерческих, но и о более масштабных геополитических аспектах данного проекта.

Однако многие страны в Центральной и Восточной Европе, не говоря уже о США, возненавидели его с самого начала, опасаясь, что он приведет к усилению европейской зависимости от России, которая поставляет энергоресурсы в Европу на фоне роста напряженности между Москвой и Западом.

В частности, Украина видит в «Северном потоке» угрозу своему существованию, поскольку он буквально отрежет ее от российского экспорта, из-за чего она может остаться и без газа, и без остро необходимой ей платы за транзит. Другие восточноевропейские страны тоже опасаются, что «Северный поток» даст России новые возможности манипулировать газовыми поставками в Европу, что она уже неоднократно делала в последние годы.

«Польша рассматривает „Северный поток — 2″ как существенную угрозу миру и безопасности на европейском континенте, поскольку он усилит зависимость европейских стран от российских энергоресурсов и может привести к эскалации российской агрессии против Украины», — заявил недавно министр иностранных дел Польши Яцек Чапутович (Jacek Czaputowicz).

Вашингтон выступает против этого проекта со времен администрации Обамы. Его противодействие еще больше усилилось, когда к власти пришел Дональд Трамп, который под давлением конгресса склонен наказать Россию за вторжение на Украину и за вмешательство в американские выборы в 2016 году.

В 2017 году американский конгресс принял новые жесткие санкции, из-за которых российские энергетические проекты впервые оказались под угрозой экономических репрессий США. Это значительная опасность для страны, которая львиную долю доходов получает за счет экспорта нефти и газа. С тех пор американские руководители неоднократно предупреждали западные энергетические фирмы, которые вместе с «Газпромом» строят этот газопровод, что они тоже рискуют подвергнуться санкциям. В январе американский посол в Германии Ричард Гренелл (Richard Grenell) предостерег немецкие фирмы, что если они продолжат реализацию проекта, против них могут быть введены санкции.

Но несмотря на американские угрозы и европейское противодействие, строительство трубопровода, по которому сибирский газ планируется перекачивать через Балтийское море в Германию, продолжается, и «Газпром» заявляет, что оно может быть завершено в этом году.

Именно поэтому так важна радикальная смена позиции Франции, которая прежде занимала сторону Германии и некторых стран поменьше, выступая против новых правил ЕС, а теперь решительно их поддержала. (Франция заявляет, что работает с Германией над пересмотром формулировок этой новой директивы, так что в последний момент она может пойти на компромисс или несколько поменять свою позицию.)

Данная директива распространяется на ту часть трубопровода, которая выходит на берег Германии, но не на весь проект; однако новых правил будет достаточно для того, чтобы создать неопределенность для всего трубопровода, говорит Катя Яфимава (Katja Yafimava) из Оксфордского института энергетических исследований (Oxford Institute for Energy Studies).

Соблюдение новых рыночных правил ЕС, согласно которым операторы трубопроводов должны предоставлять свою инфраструктуру другим поставщикам, не имеет никакого смысла для «Северного потока — 2», потому что другого газа для закачки в его трубы нет, а есть только тот, который «Газпром» добывает в Западной Сибири. Россия может попытаться добиться для себя исключения из этих правил, однако последнее слово всегда будет за Брюсселем, и он сможет установить пределы по объемам продаваемого Россией газа. В то же время, говорит Яфимава, если действие новой директивы будет распространено на трубопровод, строительство которого началось в прошлом году, это гарантирует острую судебную тяжбу.

Новая директива ЕС подвергается критике. Многие считают, что Брюссель таким способом неправомерно политизирует свои нормативно-правовые полномочия, поскольку новые правила совершенно очевидно направлены почти исключительно против российского трубопровода, не распространяясь на действующие трубопроводы, проложенные в Европу из Северной Африки.

«Это предельно понятный признак политизации европейских норм и правил, которая может подорвать доверие инвесторов», — говорит Яфимава. Консалтинговая компания «Артур Д. Литл» (Arthur D. Little) отмечает, что последняя версия новой директивы лишь «увеличивает бюрократию, неопределенность и затраты», и в итоге ведет к чрезмерной концентрации власти в Брюсселе в ущерб национальным правительствам.

Эксперты по энергетике не могут однозначно сказать, необходим ли «Северный поток — 2» для обеспечения поставок недорогих энергоресурсов в Европу. А может, это геополитическая ловушка, имеющая целью усилить российское влияние? Спрос на газ в Германии растет, особенно в связи с тем, что она отказывается от угля и атомных электростанций.

Американские представители неоднократно призывали Германию и прочие европейские страны покупать газ в США, что позволило бы им снизить зависимость от Москвы. Но основная часть американского газового экспорта идет танкерами в Азию, а не в Европу. Кроме того, танкерный сжиженный газ намного дороже трубопроводного, далеко не у всех стран есть доступ к береговым газовым терминалам. Другие источники газовых поставок либо незначительны по объемам, либо слишком далеки, скажем, газ с Кавказа; или же эти запасы недостаточно освоены, скажем, газовые месторождения в восточном Средиземноморье.

Многие считают «Северный поток» исключительно важным по следующей причине: газодобыча в Европе резко сокращается, а континенту нужно все больше газа. Российский газ рядом, его много, и он дешев.

«На мой взгляд, „Северный поток — 2″ реально необходим для обеспечения европейской (а не только германской) газовой безопасности, — говорит Яфимава. — Таким образом, Европа сама себе ставит подножку».

Решение Франции поддержать новые правила, о котором ликующе закричали СМИ по всей Европе, наверняка будет иметь последствия далеко за пределами энергетической сферы. Всего несколько недель тому назад Франция и Германия закрепили возобновленное партнерство, решив совместно играть ведущую роль в Европе. Они заключили «Ахенский договор» об углублении двустороннего сотрудничества по целому ряду направлений, включая внешнюю политику, оборону и торговлю.

Поддержав противников «Северного потока» из Центральной и Восточной Европы, Париж вполне может усилить свое влияние в этих европейских странах, но его действия наверняка приведут к росту напряженности в отношениях с Германией, которые и без того подверглись серьезным испытаниям из-за разногласий в вопросах торговли.

Можно сказать, что эта напряженность уже возникла. За несколько часов до французского поворота кругом немецкие средства массовой информации сообщили, что президент Франции Эммануэль Макрон отменил свою поездку на Мюнхенскую конференцию по безопасности, где он должен был выступить совместно с канцлером Германии Ангелой Меркель.

https://inosmi.ru/politic/20190208/244538387.html

Убийство Кашикчы: мир ожидает шагов ООН и мирового сообщества

АА

Споры вокруг убийства известного саудовского журналиста Джемаля Кашикчы в генконсульстве Саудовской Аравии в Стамбуле не утихают до сих пор.

После того, как спецдокладчик ООН по внесудебным и произвольным казням Агнес Калламард возложила ответственность за убийство на Эр-Рияд, все внимание сконцентрировано на шагах, которые предпримет мировое сообщество, главным образом ООН.

Резко негативная реакция ООН последовала спустя несколько месяцев после спланированного убийства Кашикчы второго октября 2018 года.

Спецдокладчик ООН Агнес Калламард отчиталась об итогах визита в Турцию, состоявшегося 28 января-3 февраля, в ходе которого она обсудила резонансное убийство с представителями местных властей.

Поблагодарив власти Турции за поддержку в ходе визита, Калламард сказала: «Улики, собранные во время моего визита в Турцию, свидетельствуют о том, что Кашикчы стал жертвой жестокого убийства, спланированного властями Саудовской Аравии».

Заявление Калламард произвело в мире эффект разорвавшейся бомбы. Мировые информационные агентства широко осветили эту тему.

Спецдокладчик сообщила, что планирует продолжить анализ полученных улик, и призвала лиц, владеющих информацией по поводу убийства Кашикчы, помочь ООН в расследовании.

По словам Калламард, она представит доклад по итогам расследования на 41-м заседании Совета по правам человека ООН, которое пройдет в июне нынешнего года в Женеве.

Ранее Калламард не назвала конкретных имен во властных структурах Саудовской Аравии, но ожидается, что она передаст соответствующий список в Совет ООН по правам человека или Управление Верховного Комиссара ООН по правам человека.

Кроме того, спецдокладчик представит в Совет ООН по правам человека ряд предложений, в том числе касательно наказания виновных в убийстве Кашикчы.

После того, как доклад обсудят представители 47 стран-участниц Совета ООН по правам человека, ряд государств внесет на рассмотрение всемирной организации проект резолюции, осуждающий Саудовскую Аравию, уверены эксперты.

Несмотря на то, что итоги голосования не будут иметь решающего значения, это позволит оказать некоторое давление на СБ ООН и мировое сообщество.

Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет в декабре 2018 года заявила, что у Управления Верховного комиссара ООН по правам человека нет полномочий на проведение уголовного расследования.

Такое расследование может быть проведено только по инициативе стран-участниц ООН, в том числе Совбеза организации.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D1%83%D0%B1%D0%B8%D0%B9%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D0%BA%D0%B0%D1%88%D0%B8%D0%BA%D1%87%D1%8B-%D0%BC%D0%B8%D1%80-%D0%BE%D0%B6%D0%B8%D0%B4%D0%B0%D0%B5%D1%82-%D1%88%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%B2-%D0%BE%D0%BE%D0%BD-%D0%B8-%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D1%81%D0%BE%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B0-/1387175

«Геноцид армян является политическим обманом» – ответ Анкары на решение Макрона объявить 24 апреля национальный день памяти Геноцида армян

АА

Геноцид армян является ложью и политическим обманом, сказал пресс-секретарь президента Турции Ибрагим Калын, комментируя слова президента Франции Эмманюэля Макрона о событиях 1915 года. Об этом пишет Trend в среду со ссылкой на турецкие СМИ.

Калын отметил, что «Геноцид армян не имеет под собой исторической основы, и нет никаких фактов, доказывающих массовое истребление армян во время событий 1915 года».

Пресс-секретарь президента подчеркнул, что Турция резко осуждает заявление президента Франции.

По его словам, Макрон своими заявлениями хочет поменять повестку дня во Франции, переживающей кризис.

Напомним, что ранее президент Франции Макрон заявил, что Франция «с 1915 года называет Геноцид тем, чем он является: преступлением против человечности, против цивилизации, которое в 2001 году после долгой битвы было признано таковым по закону». В связи с этим, отметил Макрон, «в ближайшие недели пройдет национальный день памяти геноцида армян 24 апреля».

https://www.tert.am/ru/news/2019/02/06/macron/2914161

Произойдет ли в Венесуэле бархатная революция?

Классовая разобщенность и антиамериканизм в Латинской Америке так сильны, что способны вынести глубокую экономическую катастрофу при условии, что бедное большинство продолжает считать режим своим, а себя – соучастником власти, в то время как в образованной демократической оппозиции видит чужаков
То, что происходит в Каракасе, очень похоже на демократическую революцию против обанкротившейся левой диктатуры. А все демократические протесты, когда попадают на главные мировые экраны, похожи на бархатные революции, по аналогии с которыми их и пытаются объяснять. Теперь, когда страны мира снова пытаются поделить на свободные и промосковские диктатуры, аналогия оживает.

В мае 2018 года преемник Уго Чавеса Николас Мадуро победил на досрочных выборах с результатом, подозрительно большим для времен экономической разрухи – 67% (в гораздо более благополучном 2012 году Чавес набрал 55%). Успех Мадуро можно объяснить тем, что главная оппозиционная сила MUD (Круглый стол демократического единства) их бойкотировала. Западная Европа, Северная и за немногим исключением Южная Америка не признали их итогов.

Восемь месяцев спустя, в январе 2019-го, парламент Венесуэлы, где оппозиция получила большинство на выборах 2015 года, в разгар тяжелого валютного кризиса объявил своего спикера Хуана Гуайдо временным главой страны. В этом качестве его немедленно поддержали Трамп, Макрон, лидеры Западной Европы и большая часть государств Латинской Америки, зато Китай, Россия, Турция объявили происходящее иностранным заговором и государственным переворотом.

Венесуэла не Европа
Если революция в Венесуэле произойдет, это будет первый случай в Латинской Америке, когда левая диктатура падет под действием народных уличных выступлений. До этого по итогам протестов там рушились правые, буржуазные авторитарные режимы, а левые теряли власть в результате военных переворотов, американской военной интервенции, реже – на выборах, которые были результатом мирного процесса, завершившего партизанскую войну с иностранным участием.

Хотя речь идет о крахе социалистического промосковского режима, процесс совершенно не похож на Восточную Европу, где левые диктатуры уступили уличным протестам и западному давлению, после того как не нашли поддержки у своего главного союзника в Москве.

Население стран Восточной Европы, вышедшее против местных левых режимов, требовало нормализации: период левой диктатуры оно дружно считало аномалией, а то, что было до и по соседству (капиталистическая Европа), – нормой, к которой надо прорваться. Мир Латинской Америки гораздо менее четко разделен на привлекательную норму и отталкивающую аномалию, поэтому протест, внешне похожий на бархатный европейский или более грубый ближневосточный, не обязательно сработает так же.

Возвращение в 90-е
Почти все 20 лет боливарианского социализма в Венесуэле (Уго Чавес выиграл первые выборы в 1999 году) из Европы и Северной Америки часто воспринимаются как годы сплошной экономической деградации и волюнтаристского ада. Изнутри самой Венесуэлы и в целом Латинской Америки все выглядит сложнее.

«Норма до» – период классической рыночной демократии – закончился Caracazo, стихийным бунтом бедных в Каракасе – с погромами, поджогами, перестрелками с армией и жертвами (300 официально, тысячи неофициально) в 1989 году, одновременно с бархатными революциями в Восточной Европе. Так население отреагировало на попытку тогдашних властей проводить в стране либеральные реформы, предписанные МВФ после падения цен на нефть.

Упавшие цены на нефть добили не только европейский соцлагерь, но и венесуэльскую буржуазную демократию. После этого Венесуэла пережила свои турбулентные 90-е с инфляцией в десятки процентов и официальной безработицей 20%. Между 1988 и 1998 годом реальные зарплаты сократились в три раза (с 2900 боливаров до 1100), число живущих ниже национальной черты бедности увеличилось с 46% до 68% (две трети). Такова экономическая декорация политического успеха Уго Чавеса. Хотя тогдашнему банкротству, похоже, далеко до нынешнего.

Когда я был в Венесуэле, правление Чавеса выглядело как попытка построить параллельное новое общество без полного демонтажа старого. Этим боливарианский социализм отличался от классической советской модели, которая по тексту своей главной песни требовала старую жизнь полностью демонтировать и строить на граунд зеро.

В Венесуэле рядом с торговыми центрами открывались магазины для бедных Mercal с фиксированными «справедливыми» ценами (ими управляли близкие соратники Чавеса). Под светящейся рекламой американских газировок сторонники президента-команданте расписывали стены антиамериканскими граффити. Одновременно с дорогими частными и перегруженными муниципальными клиниками в трущобах вели прием кубинские доктора, посланные Кастро в обмен на венесуэльскую нефть (семья дома, чтобы вернулись, но многие все равно бежали в американское посольство).

Чавес довольно быстро нашел рычаги влияния на телевидение, но большинство основных газет и радиостанции оставались (некоторые до сих пор) настроенными враждебно. В пику им он развернул собственную боливарианскую прессу и общался с народом напрямую поверх журналистов на воскресных (практически месса) прямых линиях с народом Aló Presidente с одиннадцати утра до пяти вечера.

Левые меры Чавеса вряд ли одобрил бы МВФ, но в целом такие решения время от времени внедряются, а еще чаще предлагаются левыми экономистами-государственниками по всему миру. Управляемый центробанк, фиксированные цены на определенные объемы жизненно важных товаров, пособия для бедных, фиксированный валютный курс (рядом немедленно возник черный рынок менял по рыночному курсу), фиксированные народные цены на бензин (дефицит, черный рынок и контрабанда в Колумбию, где их нет), несколько курсов доллара для импортеров в зависимости от того, что они импортируют, отказ покупать товары у плохих, недружественных правительств (например, автомобили из Колумбии) и согласие покупать у хороших дружественных даже ненужное. Национальная нефтяная компания PDVSA не столько была национализирована (это произошло задолго до Чавеса), сколько стала работать в тесном контакте с правительством и отчислять гораздо больше прибыли в бюджет.

Чавес раскрепостил мелкую торговлю, сделал самозанятость доступной формой экономического выживания. Полиция и бюрократия перестали требовать разрешения, центральные площади Каракаса выглядели как сплошной вещевой рынок, где люди продавали и перепродавали в том числе вещи, изготовленные на дому, в семейных мастерских. И раб судьбу благословил.

Чавес привел в политику бедных и полуграмотных людей, которые всегда считали, что политика не их дело, создал для них движения, пронизал нищие районы сетью политических клубов, таскал их на митинги, советовался с простыми людьми по важным политическим вопросам. А они голосовали за него на выборах и референдумах, которые он устраивал между выборами в ответ на критику. Один из них – о снятии ограничений по президентским срокам – в 2007 году Чавес даже проиграл. Так же как множество региональных выборов в городах и штатах, включая нефтяную столицу город Маракайбо или столицу Каракас (впрочем, оппозиционный мэр Каракаса Антонио Ледесма был арестован в 2015 году и бежал в Испанию, мэром стала его заместитель).

Время Боливарианской республики не было, как может показаться, сплошной катастрофой. Пять лет между 2004-м и 2008-м были даже годами экономического роста (в том числе рекордных 18% в 2004 году). Хотя источник его был в основном нефтяной, деньги, которые забирали у нефтяников, распределялись иначе – кроме лизинга кубинских врачей, они шли на программы по борьбе с бедностью, создание рабочих мест и субсидирование армии и полиции. Безработица с 18% cократилась до 7,5% (сейчас она больше 30%), число людей, живущих ниже черты бедности, уменьшилось вдвое – с более чем 60% до 30%, а в крайней бедности – с 30% до 10%. Армия стала привилегированным сословием. При Чавесе между 2002 и 2012 годом индекс неравенства Джини в Венесуэле упал с 0,5 до 0,45, став ниже, чем в более респектабельных Бразилии или Колумбии.

Мадуро не повезло дважды: сам он гораздо менее харизматичный и способный политик, чем Чавес, и цены на нефть рухнули всего через полтора года после его избрания президентом, и против него же ввели санкции. Социализм, который работал при высоких ценах, перестал работать при низких. По оценкам МВФ, венесуэльский ВВП за последние три года падает на 14–16% в год.

Фиксированные цены в этих условиях окончательно обернулись раздвоением рынка и дефицитом товаров первой необходимости. Инфляция к началу 2019-го достигла годовых значений в десятки и сотни тысяч процентов (с прогнозом при нынешних темпах дойти до миллиона). В октябре 2018 года курс доллара на черном рынке отличался от официального всего в два раза (62 и 118 суверенных боливаров за доллар), к декабрю уже в пять раз (85 и 500), после чего официальный курс резко приблизили к рыночному (600 и 800). Между 2005-м и 2015-м из страны уехало 600 тысяч человек, сравнительно нормальный темп (из Перу тогда же уезжало примерно 100 тысяч человек в год); между 2015-м и 2018-м – 1,2 млн.

Гордость и благополучие
Восточноевропейские народы, свергавшие свои левые диктатуры, существовали в другой системе координат – между Западом и Москвой как двумя конкурирующими центрами легитимации. Между этими двумя центрами они могли выбрать себе менее имперский и более прогрессивный. У стран Латинской Америки такой биполярной системы координат нет: Москва и Пекин слишком далеко и даже отдаленно не вступили в те же права, что в Европе и Азии.

Попытка изобразить несимпатичных многим левых политиков Чавеса, Моралеса, Мадуро и даже Обрадора в Мексике ставленниками Кремля не работает на местности. В 1990-е – годы полного отказа России от поддержки Кубы – стало окончательно ясно, что, несмотря на всю помощь, режим Кастро – это именно режим Кастро, а режим Чавеса начался и левый поворот произошел в Латинской Америке как раз тогда, когда Россия закрывала свою последнюю базу на Кубе.

Во внешней торговле с Россией Венесуэла за эти годы превратилась из платежеспособного партнера, по сути донора этих отношений (например, покупателя российского оружия и техники), в субсидируемую страну. И хотя со стороны кажется, что внешнюю политику на венесуэльском направлении и субсидирование тамошнего режима у МИДа и даже Кремля перехватил глава «Роснефти» Игорь Сечин, само по себе вложение в необычные или переходные режимы не является каким-то вопиющим исключением из мировой практики. Вся Латинская Америка и Африка, а до этого Восточная и Юго-Восточная Азия состояли из таких транзитных режимов.

Нынешние вложения США и Европы в Украину, Молдавию или Ирак ничуть не менее рискованны. Те, кто вкладывал в 80-е деньги в приоткрывшийся миру коммунистический Китай, тоже вряд ли были уверены в результате. Антиамериканизм Чавеса создал для России и Китая в Венесуэле конкурентное преимущество, которым обе страны, как умели, попытались воспользоваться, причем Китай вложил в несколько раз больше и тоже готов защищать потраченное.

Восточноевропейские режимы ко времени бархатных революций давно не были левыми: они не занимались тем, что брали у богатых и давали бедным. Они, по сути, решали в худших условиях ту же задачу, что и правительства Западной Европы, – построение почти бесклассового общества всеобщего хотя бы скромного достатка. Их население забыло о непроходимых классовых пропастях прошлого, а рядом наблюдало западноевропейские общества всеобщего благополучия.

Выходя на улицы, восточные европейцы все, как один, видели себя будущими представителями европейского среднего класса. Если бы им сообщили, что одни будут возвеличены богатством, а другие унижены бедностью, вряд ли многие покинули бы улицы Праги и Берлина: европейское неравенство и бедность они в целом справедливо считали более привлекательными, чем социалистическое равенство, предполагая, что и после расслоения (о котором мало кто думал и которое было основательно забыто) их жизнь станет лучше.

Кроме того, местные правительства переживались не столько как свои левые, сколько как чужие оккупационные. В них видели не только сомнительный социальный эксперимент, но и национальное унижение, которое надо прекратить при первой возможности. До сих пор трудно измерить силу разных составляющих восточноевропейских протестов, чего в тогдашней смеси было больше – мечты о гражданских правах, жажды рыночного изобилия или националистического чувства.

Латинская Америка – совершенно другое дело. Центр внешней легитимации и он же центр исторически пережитого национального унижения находится в США. Для европейцев Хуан Гуайдо – храбрый молодой оппозиционер, бросивший вызов обанкротившейся диктатуре. Но огромная историческая инерция делает Хуана Гуайдо, назначенного Трампом без выборов главой Венесуэлы, очередным представителем внешней, грозно наседающей имперской силы, которая приступила к очередному вмешательству. А демонстрации в его поддержку, несмотря на диктаторский характер собственной власти, выглядят как могли бы смотреться в социалистической Праге или Варшаве демонстрации в пользу просоветских лидеров, призывающих к скорейшему вводу советских танков.

У Латинской Америки гораздо более трудный выбор. Для восточных европейцев он был одновременно за гражданскую свободу и за собственную национальную гордость, а здесь он за гражданскую свободу, но против собственной национальной гордости. В Восточной Европе свободолюбие и национализм складывались, и режим после прекращения внешней поддержки закономерно падал. Здесь две эти силы приходится вычитать друг из друга, и закономерности не получается.

Борьба экономической логики с национальной гордостью редко заканчивается бархатно. Даже по собственному российскому опыту видно, что люди часто поддерживают гордость, а не логику. Считать темпераментных латиноамериканцев кончеными экономическими прагматиками нет никаких оснований.

То же касается возвращения к норме. Жителям просоветских диктатур Восточной Европы в целом правильно казалось, что, убрав левые режимы, они вернутся к европейской норме всеобщего благоденствия. Но в Латинской Америке такой нормы попросту нет.

Даже относительного всеобщего благополучия там никогда не было, и его, в отличие от Европы, никто не обещает. Социального единства нации в европейском смысле здесь не существует. Каждая страна Латинской Америки населена не одним, а в буквальном смысле двумя разными политическими народами: один живет в современности и в условиях, сопоставимых с западными (а иногда лучше – из-за дешевизны рабочей силы; например, преподаватели местных вузов могут позволить себе постоянную прислугу), зато второй – в неопределенном прошлом, в условиях, сравнимых с беднейшими странами третьего мира. Переход между обоими затруднен. Плата за это разделение в христианских странах, где оно никак не подкреплено восточной этикой и философией естественности неравенства, – гораздо более высокая, чем в Европе, преступность. Поскольку бедных большинство — благополучие прячется в гетто: охраняемые дома и поселки, частные школы и клиники.

Если средний класс Каракаса или жители богатых нефтяных городов заинтересованы в возвращении к Венесуэле до Чавеса, то для чавистов, сторонников боливарианского социализма и просто бедных это менее очевидно. Им скорее представляется, что при смене режима на менее левый они останутся такими же бедными, но вдобавок ко всему окажутся выброшенными из политики, которая из массовой вновь станет элитарной: занятием представителей первого, благополучного народа.

На кадрах демонстраций в поддержку Хуана Гуайдо Каракас выглядит почти привлекательным современным городом. Но огромная часть Каракаса совсем иная – самодельные дома в один кирпич толщиной, без стекол в окнах, воды, канализации и сплошь и рядом электричества.

Раздвоение Венесуэлы
Две Венесуэлы – социалистическая боливарианская и демократическая буржуазная – все эти 20 лет существовали параллельно, но первая все больше напирала в экономике и политике на вторую. Независимой прессы становилось меньше, условия для бизнеса хуже, портилось качество выборов.

Тем не менее одна окончательно так и не съела вторую. Режим свозил служащих госкомпаний на митинги и избирательные участки, но там, где оппозиция была сильна, она использовала свой админресурс. Из-за традиционной слабой централизации (все страны Латинской Америки, как и США, в сущности – регионы бывших империй, столицы которых остались за океаном, поэтому местные региональные элиты гораздо меньше склонны подчиняться друг другу) электорально упакованные авторитарные режимы здесь гораздо более конкурентны, чем в Азии и на постсоветском пространстве. Это уже не раз позволяло оканчивать их мирным способом.

Параллельное существование в экономике и политике двух Венесуэл, чавистской социалистической и старой буржуазной, лежит в основе нынешнего кризиса. На выборах 2015 года объединенная оппозиция получила 109 мест в парламенте, а чависты Мадуро – 50. Мадуро оставил оппозиционный парламент заседать, а сам провозгласил создание собственного народного коммунального парламента, где будет настоящая воля народа, и туда перенес законотворческую деятельность. Он сам, таким образом, формализовал двоевластие на парламентском уровне, которое три года спустя догнало его на президентском, когда председатель старого парламента Хуан Гуайдо на фоне экономической катастрофы объявил себя президентом и был легитимирован в этом качестве внешними силами.

Судьба венесуэльского режима теперь зависит от двух вещей. От того, как поведет себя полиция и армия, которые пока остаются привилегированными сословиями боливарианского строя. И от того, удастся ли альтернативному правительству привлечь на свою сторону и найти нужные слова для бедных жителей Венесуэлы, которые поддерживали Чавеса.

Экономический кризис еще не политический приговор. Гиперинфляцию, рост цен, падение производства пережили капиталистические режимы в России и Восточной Европе. Через еще большие лишения прошло население Зимбабве при Мугабе и Кубы при Кастро, и их режимы устояли. Классовая разобщенность и антиамериканизм в Латинской Америке так сильны, что способны вынести глубокую экономическую катастрофу при условии, что бедное большинство продолжает считать режим своим, а себя – соучастником власти, в то время как в образованной демократической оппозиции видит чужаков.

Большую часть своей истории Латинская Америка выбирает между правым элитизмом и левым популизмом. Правый популизм в Бразилии разбавил дихотомии новым измерением, но Венесуэла, судя по всему, пока осталась перед классическим выбором.

Александр Баунов
25.01.2019

Источник — Фонд стратегической культуры

В Великобритании обсуждают сценарии Brexit

АА

Парламент Великобритании готовится к критическому голосованию по Brexit.

Британские депутаты 29 января должны проголосовать по новым условиям выхода Великобритании из Европейского союза. В то же время в Великобритании царит атмосфера политического хаоса. 

Британские депутаты 21 января отвергли предложенное премьер-министром Терезой Мэй соглашение по Brexit. При этом стали возможны многие сценарии развития событий, включая «жесткий» выход Великобритании из ЕС или отмену Brexit в целом. За соглашение проголосовали 202 депутата, против — 432.

Позже появилась информация о том, что Мэй выносит на новое голосование в парламенте не «план B», а отклоненный ранее скорректированный «план A».

Британские депутаты не нашли особых отличий между новой редакцией плана Терезы Мэй и его первоначальной версией, отвергнутой ими ранее.

Политологи утверждают, что с приближением даты официального выхода Великобритании из ЕС Тереза Мэй пытается потянуть время и уговорить депутатов принять предложенный ею вариант соглашения.

Несмотря на то, что свое выступление в парламенте Мэй начала с признания своего поражения, она при этом ограничилась обещанием снять беспокойство относительно так называемого механизма backstop для Северной Ирландии и начать процесс консультаций с участием оппозиции, деловых кругов, профсоюзов и неправительственных организаций.

Премьер также пообещала обеспечить эффективное участие Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии в переговорах по Brexit.

Ожидается, что после консультаций Мэй посетит Брюссель и попытается выторговать некоторые уступки, которые позволят добиться одобрения соглашения британским парламентом.

В то же время оппозиционные партии и некоторые группы депутатов представили на рассмотрение парламента поправки к соглашению, включающие множество различных сценариев.

Сценарий, по которому достигнут самый широкий консенсус, заключается в том, чтобы предотвратить «жесткий» выход Великобритании из ЕС.

Великобритания официально выйдет из Евросоюза 29 марта, даже если у нее не будет соответствующего соглашения с ЕС.

Отказ парламента утвердить всеобъемлющее соглашение по Brexit, ставшее итогом двухлетних переговоров, и нехватка времени для обсуждения нового соглашения привели к тому, что наиболее вероятным вариантом развития событий станет «жесткий» выход из ЕС.

В случае одобрения парламентом поправок в соглашение, которые помешали бы правительству реализовать этот сценарий, Лондон сможет вести переговоры с ЕС об отсрочке Brexit.

Эксперты считают, что только так в парламенте Великобритании смогут прийти к консенсусу.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D0%B2-%D0%B2%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8-%D0%BE%D0%B1%D1%81%D1%83%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D1%8E%D1%82-%D1%81%D1%86%D0%B5%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%B8-brexit-/1372301