Черкесы сочли реформу Эрдогана шансом на решение проблемы ассимиляции

Около пятисот человек, члены черкесской диаспоры и участники делегации из Адыгеи, отпраздновали в Стамбуле День адыгского языка. Главной проблемой черкесов Турции является ассимиляция, и инициированные президентом страны реформы помогут исправить ее, надеются в черкесской диаспоре.

«Кавказский узел» сообщал, что 12 марта в Анкаре на площади Кызылай прошел санкционированный митинг, на котором представители черкесских политических и общественных движений заявили о необходимости открытия государственного телеканала на черкесском языке «Черкес-ТВ». В случае принятия такого решения черкесы обещали поддержать поправки к Конституции, принятие которых вынесено на всенародный референдум, который пройдет в Турции 16 апреля.

Участие делегации из Адыгеи в мероприятии в Турции, посвященном Дню адыгского языка, было анонсировано в сообщении, поступившем на смс-сервис «Кавказского узла».

«Каждый из нас популяризирует черкесскую культуру»

Мероприятие в честь Дня адыгского языка прошло 19 марта в культурном центре имени турецкого артиста Джема Караджи в стамбульском районе Бакиркей. В мероприятии участвовали около 500 человек — представители всех черкесских и кавказских организаций Стамбула, а также гости из Адыгеи, передает корреспондент «Кавказского узла».

На сцене выступили ансамбли самодеятельности, участники мероприятия пели национальные песни, читали стихи на адыгском языке. Молодежь была одета в черкесские национальные костюмы.

В фойе и вестибюле культурного центра была открыта выставка картин черкесского художника Фарука Кутлу. Известный черкесский модельер Зеки Бештепе (Бештоев) рассказал корреспонденту «Кавказского узла», что черкесская община Турции «с каждым годом все более основательно подходит к организации Дня адыгского языка».

«14 марта по всему миру отмечался всемирный День адыгского языка. Мы собираемся в этот день, чтобы пообщаться на родном языке, и сегодня нам представилась очередная возможность для этого. Черкесский язык испытывает те же сложности, что и другие языки этнических меньшинств в мире. Мы стараемся развивать свой язык и приостановить процесс его исчезновения», — сказал Бештепе.

Модельер также отметил, что «без государственной поддержки черкесам сложно остановить процесс полной ассимиляции». «К сожалению, сегодня черкесская молодежь, проживающая в Турции, не полностью погружена в свою культуру. Мы пытаемся приостановить процесс ассимиляции, но нам не хватает поддержки турецкого правительства. Каждый из нас популяризирует черкесскую культуру посредством ремесла, которому посвятил свою жизнь. В своей дизайнерской работе я делаю акцент на аутентичности. Я продвигаю нашу культуру вперед, выбирая черкесские мотивы», — подчеркнул модельер.

Общее название единого народа, разделенного на кабардинцев, черкесов, адыгейцев — адыги (или черкесы). Общая численность адыгов в России, согласно итогам переписи 2010 года, составляет 718 727 человек. При этом большинство адыгов проживают за пределами России, говорится в справке «Адыги» в разделе «Справочник» на «Кавказском узле».

«Замуж я выйду только за представителя своей национальности»

Участница мероприятия, студентка Бейза Шен, в беседе с корреспондентом «Кавказского узла» призналась, что она «не владеет родным языком, как и многие ее сверстники». При этом студентка подчеркнула, что «спутником своей жизни видит лишь представителя черкесской национальности».

«Фамилия моих предков Мехмечко, мы абазины. Я переживаю за то, что не владею родным языком, но пока не предпринимала ничего для того, чтобы это исправить. Из-за учебы и спорта у нас не остается времени на изучение родного языка. Но замуж я выйду только за своего», — рассказала Бейза Шен.

В семье этнического адыгейца Батыкана Арслана нет традиции говорить на родном языке. Однако он, по его признанию, «посещает языковые курсы и еженедельно уделяет время для встречи с друзьями на черкесских землячествах».

«Мои предки из Адыгеи, из Майкопа, их фамилия Ходе. Мы говорим на адыгейском языке, только когда в гостях у деда, а также с нашим дядей. А дома мы говорим по-турецки, и я пока не изучил свой язык. Мы каждые выходные собираемся с друзьями в наших культурных центрах. В целях изучения языка мы пытаемся в предложениях использовать адыгейские слова, но полностью разговариваем на турецком. Я изучал национальные танцы, умею танцевать лезгинку. Жениться я хотел бы на девушке своей национальности», — сказал корреспонденту «Кавказского узла» Батыкан Арслан.

Подробнее со сведениями об адыгейском языке, а также адыгейцах и адыгском народе, частью которого они являются, можно ознакомиться в статьях из «Справочника» «Кавказского узла». На «Кавказском узле» также размещены справочные материалы о таких коренных народах Кавказа, как абазины, убыхи, хыналыгцы и цахуры.

«Раньше в Турции запрещали общаться на черкесском языке»

Руководитель черкесской женской организации «Теауин», профессор медицины Гёнсель Авджы в беседе с корреспондентом «Кавказского узла» рассказала о вкладе своей организации в обучение черкесскому языку.

Выставка картин черкесского художника Фарука Кутлу. Стамбул, 19 марта 2017 г. Фото Магомеда Туаева для "Кавказского узла"«В честь Дня адыгского языка все общественные организации черкесов собрались на сегодняшнем мероприятии. Мы поем наши песни, читаем стихи, и даже между собой мы разговариваем сегодня только на своем языке. Наша организация специализируется на обучении языку женщин и девочек, мы издали CD-диск, облегчающий обучение черкесскому языку и детям, и взрослым», — рассказала Генсель Авджы.

По ее утверждению, за последние годы черкесам в Турции «был предоставлен достаточный инструментарий для сохранения родного языка, обычаев и культуры». «Сегодня все стало проще, раньше запрещали даже общаться на черкесском языке. Националистическая Турция не позволяла нам разговаривать на своем языке. Но последние годы демократизации сделали возможным изучение родного языка, свободное ему обучение, со стороны правительства мы получаем разного вида помощь в этом. В школах можно выбирать черкесский язык, как дополнительный. В Интернете есть черкесский телерадиоканал «Денеф», который работает 24 часа», — сказала Гёнсель Авджы.

«Благодаря общественной деятельности черкесских организаций, популяризация нашего языка стала нам под силу. Но все же мы продолжаем нуждаться в помощи со стороны правительства Турции», — добавила она.

«Черкесская диаспора живет своими памятными датами»

В свою очередь руководитель черкесской диаспоры города Кайсера, преподаватель черкесского языка Джихат Тхамоко, рассказал о памятных датах, связанных с историей черкесов.

«На сегодняшний день черкесы собираются по случаю Дня черкесского языка, Дня адыгского флага, в День памяти и скорби 21 мая. И к последнему мероприятию мы всегда готовимся очень основательно. В последние годы в обществе есть пробуждение по отношению к языку. Среди студентов есть желающие поступать на факультеты черкесской филологии, и это делает нас счастливыми», — сказал корреспонденту «Кавказского узла» Джихат Тхамоко.

Лидер Плюралистической демократической партии Кенан Каплан рассказал корреспонденту «Кавказского узла» о целях и задачах появления политической партии, состоящей из черкесов. «Поводом для появления партии стало то, что в Турции живет 6 млн «чистых» черкесов. Есть еще два миллиона черкесов, у которых по отцовской или материнской линии есть родство с нашим этносом. Итого в Турции проживает 8 млн черкесов. При построении Турецкой Республики черкесы столкнулись со множеством запретов в вопросе языка и культуры, и по нам больно ударила проблема ассимиляции», — сказал Кенан Каплан.

Однако, по его утверждению, демократизация турецкого общества «послужила возрождению черкесской культуры и языка». «Мы смогли создать свою партию для того, чтобы люди могли отстоять свои права. Чтобы Турция с понимаем отнеслась к идеям нашей партии, мы стараемся быть частью общества, разделяя с ним все проблемы, участвуя в их решении», — рассказал политик.

Если граждане Турции поддержат предложенные изменения в основной закон страны, президент Реджеп Тайип Эрдоган получит всю полноту власти, и страна превратится из парламентской республики в президентскую, информирует «Коммерсант».

«У России есть обязанность заботиться о нас»

Участники мероприятия, посвященного Дню адыгского языка. Стамбул, 19 марта 2017 года. Фото Магомеда Туаева для "Кавказского узла".Появление в Турции государственного телевещания на черкесском языке «является жизненно важным вопросом для диаспоры», отметил Каплан. «С 2011 года мы прикладываем усилия для появления государственного канала ТРТ «Черкес». Решение вопроса по телеканалу будет напрямую связано с нашей позицией на референдуме, объявленном на 16 апреля. Мы выпустили пресс-релиз, в котором заявили, что тем, кто ответит на наше требование о создании телеканала «да» — мы ответим «да». А если нам скажут «нет» — мы ответим «нет» на референдуме. Мы встречались с несколькими представителями власти, которым заявили об этом напрямую. Они очень тепло относятся к нашим требованиям, но конкретный ответ мы пока не услышали», — сказал Кенан Каплан.

При этом, по его словам, диаспора «приветствует преобразования в Турции, позволяющие расширять культурные связи черкесов общины и диаспоры, сохранять свой язык и приумножать культурное наследие этноса».

«Уже то, что сегодня нам позволяют развивать свой язык и культуру приветствуется нами и положительно оценивается. Мы как плюралистическая партия хотим жить в Турции со своей культурой, имеющей право на будущее. С Россией мы также пытаемся построить социальные и культурные отношения. И мы сделали первый шаг, пригласили на посвященное Дню адыгского языка мероприятие российского консула (в итоге консул посетил мероприятие, — прим. «Кавказского узла»)«, — заявил Кенан Каплан.

Ухудшение отношений между Россией и Турцией в 2015 году никак не повлияло на черкесов в Турции, признал Кенан Каплан. «Мы пострадали только от российской власти в регионах, а такого быть не должно вообще. Даже если мы жители Турции — мы все равно являемся российской диаспорой. И у России есть психологическая обязанность заботиться о нас. И когда мы ранее провели встречу с консулом, то об этом ему заявили», — заключил Кенан Каплан.

18 декабря 2016 года Федерация кавказских ассоциаций (КАФФЕД) в Турции приняла решение приостановить свое членство в Международной черкесской ассоциации (МЧА). Об этом было объявлено 22 декабря 2016 года на сайте федерации. В качестве причины этого решения были названы неисполнение руководством МЧА обещаний перед другими движениями и отсутствие у МЧА должной реакции на критику со стороны черкесской общественности. В январе 2017 года с призывом к КАФФЕД возобновить контакты с Международной черкесской ассоциацией обратился замглавы «Адыгэ Хасэ» Краснодарского края Аскер Сохт. Обращение Сохта поддержали президент МЧА Хаути Сохроков и член ассоциации Али Асланов.

«Режим в Турции нельзя сравнивать с ситуацией в России»

Вместе с тем часть черкесов не поддерживает предложенные изменения в основной закон страны. Так, издание Insanhaber опубликовало 14 марта заявление представителей черкесской диаспоры, не упоминая при этом, какие организации черкесов они представляют.

Авторы заявления высказались против предлагаемых президентом страны Реджепом Тайипом Эрдоганом поправок в Конституцию страны. «Новая Турция, которая будет создана, — это Турция, основанная на централизации власти, вопреки тому, что утверждают, и нетрудно увидеть, что все проблемы, которые мы пережили как черкесы, как и все братские народы, в такого рода странах лишь увеличиваются в геометрической прогрессии», — говорится в заявлении.

Авторы заявления также подчеркнули, что «развитие черкесского народа в Турции напрямую связано с развитием демократии в стране, а централизация власти в Турции будет иметь обратные последствия».

Часть представителей диаспоры сравнивают возможное изменение системы управления в стране с парламентской на президентскую форму с тем, что произошло в России. «Россия за последние два десятилетия превратилась из федеративного государства в унитарное, с жестким подчинением вертикали власти, с ограничением прав и свобод граждан, с репрессиями за инакомыслие. Режим в Турции не вызывает у нас такие же ассоциации хотя бы потому, что Турция при Эрдогане прошла прямо противоположный путь», — заявил корреспонденту «Кавказского узла» представитель черкесской диаспоры, этнический абхаз Мурат Яган.

«Об этом свидетельствует и повышение качества жизни, и расширение гражданских прав и свобод, и реальные выборы, где каждый голос решает что-то, и граждане верят в это право. Но многие опасаются, что президентская форма правления изменит курс, взятый некогда самим Эрдоганом, потому до сих пор не все решили, с каким ответом они пойдут на референдум», — подчеркнул Мурат Яган.

Материалы о положении черкесов в России и за рубежом, а также ситуации в Международной черкесской ассоциации «Кавказский узел» публикует на странице «Черкесский вопрос».

Магомед Туаев, «Кавказский узел«

Куда вывезли радиоактивные вещества из Армении

Наир Алиев, отдел информации

«Многие террористические группировки были бы заинтересованы в получении радиоактивных материалов для изготовления «грязной бомбы». Об этом haqqin.az заявил ведущий военный эксперт России, заместитель директора российского Института политического и военного анализа Александр Храмчихин, комментируя информацию о том, что на борту самолета, следовавшего транзитом из Армении через Белоруссию в Болгарию, были обнаружены высокорадиоактивные вещества.

Александр Храмчихин

Между тем в Армении сразу же включили «дурачка», заявив о том, что в настоящее время прямых авиарейсов из Армении в Белоруссию не осуществляется. С таким заявлением, как передает Новости-Армения, выступил пресс-секретарь Главного управления гражданской авиации республики (ГУГА) Сатеник Ованнисян. При этом, что любопытно, никто и не говорил о прямом авиарейсе. Речь шла о самолете, который летел из Армении в Болгарию и сел в Гомеле.

Скандал, который может разразиться, вновь заставляет вспомнить многократные высказывания армянских деятелей о том, что у Армении достаточно радиоактивных материалов для изготовления «грязной бомбы» с целью дальнейшего нанесения удара по Азербайджану.

Кроме того, за последние годы армянских контрабандистов, которые пытались продать радиоактивные материалы, не раз ловили в Грузии, Турции, других странах мира.

О том, что случившееся – далеко не рядовой инцидент, свидетельствует тот факт, что о задержании самолета с радиоактивным грузом заявил сам президент Белоруссии Александр Лукашенко.

Александр Лукашенко

Чуть позднее Госпогранкомитет Белоруссии подтвердил обнаружение радиоактивных веществ на борту самолета, следовавшего транзитом через Белоруссию в Болгарию. Официальный представитель комитета Антон Бычковский также отметил, что судно не было пассажирским, а радиационный фон груза был превышен в 250 раз.

Как заявил в беседе с haqqin.az Александр Храмчихин, из этих радиоактивных материалов вполне можно создать «грязную бомбу». «Но как и через кого эти материалы можно купить в Армении, я сказать затрудняюсь. Это не только военный вопрос. Однако повторю: многие были бы заинтересованы в приобретении компонентов для изготовления «грязной бомбы».

Между тем еще в конце прошлого года американское издание Eurasia Review отмечало, что после 25 лет оккупации территорий Азербайджана народ страны надеется на урегулирование конфликта и в то же время слышит из Еревана об угрозе ядерного оружия, в том числе о радиоактивных материалах, которые незаконно вывозятся из Армении с 1999 года в другие страны.

По словам Питера Тейса, эксперта по международной безопасности, уровень безопасности армянской АЭС очень низок, и это может иметь катастрофические последствия для окружающей среды и общей региональной безопасности на Кавказе.

В настоящее время угроза ядерного оружия является реальной опасностью для региона Южного Кавказа, Европы, Ближнего Востока и всего мира, говорилось в статье. Международные организации должны действовать быстро, чтобы остановить армянское правительство от расширения использования своих ядерных и радиоактивных материалов, предназначенных для использования в гражданских и военных целях.

Очередной пример с обнаружением самолета, загруженного радиоактивными материалами из Армении, подтверждает правоту экспертов, заявлявших об атомной угрозе, исходящей из этой страны.

https://haqqin.az/news/95467

 

Россие угрожает враг более могущественный, чем армии Запада

Нашей стране угрожает враг более могущественный, чем армии Запада

Пока одни гадают, почему Россия не Америка, а Украина — не вторая Польша, поговорим о фактах скучного бытия.

Нашу Евразию умные люди не зря называют северной. Здесь краткая, но емкая информация о том, что такое отопительный период (это период, когда среднесуточная устойчивая температура оказывается 8 и ниже градусов Цельсия), а также его продолжительность в разных локациях северной Евразии.

Суммируя данные, скажем: в северной Евразии отопительный период длится от 5−6 до 7 и даже более месяцев в году. Естественно, все эти рамки устанавливаются в том числе на местном уровне. Но в целом отопительный период на огромном пространстве от Мурманска до Краснодара, и от Бреста до Владивостока начинается где-то во второй половине — конце сентября, в основном уже в октябре, и длится до середины-конца апреля, а в ряде случаев уезжая на май (по предыдущей ссылке может узнать, что даже в теплом Киеве отопительный период был рассчитан до 30 апреля). Если в Астрахани он в 2015 году закончился 13 апреля, то в Нижнем Новгороде — 29 апреля, а вот в Санкт-Петербурге — 8 мая.

В Москве отопительный период длится от 6 до 7 месяцев, в «теплом» Киеве — около 5 с небольшим месяцев (иногда и до 6), в Петропавловске-Камчатском — 8 месяцев с гаком (каждый год по-разному, это в среднем).

Вывод № 1: в северной Евразии ХОЛОДНО. Без отопления выжить на ее территории физически невозможно. Кто хочет опровергнуть это, пусть начнет увлекательный эксперимент с себя.

Вывод № 2: уровень минимальной экономической достаточности (это же нищета) в северной Евразии помимо стандартного набора еды и нестандартной теплой одежды включает в себя… отопление. Ибо в доме без отопления при среднесуточной температуре ниже 8 градусов Цельсия выжить невозможно. Это не бразильские фавелы, где можно жить круглый год без отопления, это не Флорида, это даже не Италия, где зимой может быть зябко, но есть шансы протянуть без отопления.

Однако, это еще цветочки.

Климатические условия — только первая сторона медали. Ее вторая сторона — тип и характер размещения населения. Оно в северной Евразии (Россия, Белоруссия, Украина, Казахстан) преимущественно (на 70−80%) проживает в городах, а самым распространенным типом расселения является многоквартирный (высотный) дом. Который полностью зависит от «центрального» отопления.

В чем тут подвох? Когда началась урбанизация в СССР, то зависимость городского населения от коммунальных сетей оказалась критической. Житель села может запасти себе дров, купить баллоны с газом, наконец, извернуться и поставить дизель-генератор. Да, это дорого, но это даст возможность пережить «отопительный период». У обитающего в пенале бетонного крольчатника горожанина единственная надежда — это батареи отопления. Если они будут холодные, он ничего, ровным счетом ничего поделать не сможет. И будет медленно остывать вместе с замерзающей панельной коробкой.

Отчасти и в очень слабой форме подобный «апокалипсис» произошел в Закавказье — в Грузии и Армении — в начале 90-х годов, когда рухнуло снабжение энергоносителями, а следом полетело и теплоснабжение. Но это удалось затем купировать, плюс масштабы бедствия были локальными.

Проблемы обитателей села никого не волнуют, кроме их самих. В этом, как уже писал ранее, и заключалась наша победная сила — покуда в стране основная масса населения размещалась в деревнях, государству было фиолетово, как оно отапливается, что жрет и насколько калорийно, есть ли у него лекарства и т. д. и т. п. Но в 50-х годах XX века городское население сравнялось с сельским, а затем и превысило его. На этом «перемоги» закончились, и страна с начала 60-х годов перешла на канадскую и американскую пшеницу, а торговые сети превратились в праздник сплошного «дефицита» (ибо система распределения закладывалась еще в конце 20-начале 30-х годов только для городского населения, которое тогда едва превышало 20% от общей численности сапиенсов).

Горожан надо было селить в квартирах, предоставлять им транспорт, школы (в колхозах школы содержались за счет самих колхозов), обеспечивать лекарствами (ибо если заболевал потомственный колхозник в деревне, всем было на это наплевать, но если впадал в кому ведущий литейщик, это грозило проблемами и провалом квартального плана) и вплоть до создания культурно-массовых развлекательных объектов (дворцы творчества, театры, кинотеатры и так далее). То есть, советские горожане и стали невольными «могильщиками» мобилизационной, военно-сырьевой колонии СССР (условными, разумеется). Ладно, это все лирика. Едем дальше.

Вывод № 3: фактор отопления критичен еще тем, что до трех четвертей населения северной Евразии живут в квартирах в многоквартирных домах и пережить самостоятельно «холодный» период практически не в состоянии. В случае «остановки» теплоцентрали, они банально вымерзнут.

В бывшем СССР коммунальные сети массово строились в 60−80-е годы, часто с запасом и размахом — параллельно масштабному строительству многоквартирных крольчатников. Для потребителей эти сети ничего не стоили (ну, стоили, опосредованно, конечно), но в целом за это очень дорого платила экономика. За последние 25−35 лет сети ветшали, а в тех случаях, когда на них забивали болт, просто разрушались. Темпы же замены и ремонта тепловых (и не только) коммунальных сетей были явно недостаточными. Немного матчасти, которую так любят читатели.

По данным Минрегионразвития, уточняет эксперт, трансформаторные подстанции везде изношены более чем наполовину, тепловые сети — почти на 60%.

Тепловые сети Курска изношены на 70%.

В Москве ситуация чуть лучше: за последние годы изношенность инженерных сетей в Москве сократилась на 2,5%, тогда как в целом по России износ возрос на 4,7%.

То есть, где-то ситуация лучше, где-то хуже, это в среднем по палате. Канализация в Москве изношена на 65−70%, но это еще терпимо, хотя и плохо. Потому что с тепловыми сетями все гораздо сложнее.

Еще одно отступление, чтобы было понятно, почему. Я как-то годик назад вывел на чистую воду одного блогера, когда он наврал, будто паропровод ремонтируют… кусками металла со свалки. Олух не знал и не знает, что такое паропровод. Это труба, работающая под тепловыми нагрузками и давлением, а также с конкретной химической средой (все это требует специальных сортов стали). И чинить ее кусками металла со свалки физически невозможно. И бесполезно потому, что трубу снова тут же разорвет или прорвет. Потому что паропровод работает под нагрузками:

— давления (30−40 атмосфер, плюс-минус)

— температуры (как правило, от 400−450 градусов)

Для выдерживания которых и нужны специальные сорта стали (используются в штрипсе) с заданными характеристиками, которые позволяют снижать деформацию металла труб (из-за ползучести в том числе). Поэтому для температур 400−450 градусов используются углеродистые и молибденовые марки стали, для более высоких температур — хромомолибденовые марки стали, при температурах выше 550 градусов — теплоустойчивые спецстали.

Обывателям главное — чтобы в московской квартирке было тепло. А тепло там будет только потому, что тепленькая водичка (про паровое отопление не пишу, оно менее распространено) — градусов так 80−100 и т. п. изначально — бежит из ТЭЦ (или котельной) в систему отопления дома. Бежит вода по трубам. В основном — это стальные трубы, которые пролежали в коллекторах уже 20−30 и даже более лет, и заточенные на давление и температуры. Вот их и надо менять, ибо сроки в 20−30 лет службы (это рассчитанные сроки) они уже отработали. Но как понять, менять? Это значит, надо закупать у производителей трубы и очень много труб (не считая арматуры и т. п.). Тонна такой трубы стоит несколько сотен долларов, минимум (не важно, стальная или пластиковая, я говорю про минимум цены).

Можно, конечно, трубы не менять. Но у металла есть одно неприятное свойство. Даже если труба была сварена и ее штрипс был произведен без брака, после определенного времени «работы», она начинает накапливать т.н. «усталостные» проблемы. Появляются трещинки, сколы, образуются свищи и так далее вплоть до разрывов. Например, в Санкт-Петербурге, зафиксировано большое количество аварий именно на изношенных трубах:

«Почти 70% аварий произошло на магистральных тепловых сетях с превышенным нормативным сроком эксплуатации (более 25 лет), а само количество таких сетей выросло на 3,6%».

Естественно, северная столица России — не исключение, этот закон работает везде. Объясняется свойство как заложенными в изделие характеристиками (качественная марка стали трубы, ее сопротивляемость нагрузкам и их длительности), так и эксплуатационными факторами. Плюс нарастают потери «теплопровода»:

Средний уровень изношенности магистральных тепловых сетей Украины достигает 70%, а процент тепловых потерь в сетях — 13−14%.

Причем потребителей обязывают оплачивать эти потери, напомню. На Украине, как и в многих регионах РФ, годам и десятилетиями не меняли трубы, не вели профилактику, не снижали потери. Вот неплохая статья из еще 2013 года. На Украине около 34 тысяч километров труб (в двухтрубном измерении) тепловых сетей, менять надо где-то две трети, это около 20 с копейками тысяч километров (по ним теплом снабжается до 11−12 миллионов квартир, в которых живет более 70% населения этой страны). До «майдана» в Киеве тарифы на тепло, например, в 2010—2014 годах не менялись, они субсидировались государством. Потом этого не стало. И при формально невысоких ценах на энергоносители, цены на коммунальные услуги рванули вверх.

То есть, Украина первой на постсоветском пространстве вступает в «закавказский» эксперимент — когда обнищавшая экономика доходит до уровня плинтуса и тестируется ее способность банально обеспечить выживание населения в «отопительный период». Ведь если средняя зарплата – 6 тысяч гривен, а 2−3-х комнатная квартира стоит 2−4 тысячи, то как жить?

Расходы обусловлены как неизбежным попилом и воровством, так и тем, что коммунальщикам нужно менять сети. Для этого нужны миллиарды долларов. Если этого не сделать, через несколько лет «отопительный сезон» будет выглядеть как в фильме «Послезавтра». В РФ самые ушлые олигархи еще несколько лет назад поняли, где может быть жирный попил и по призыву «народного правительства» ударились в коммунальную сферу. Успешность такого шага под вопросом, но что уже ясно:

Вывод № 4. Рост тарифов на теплоснабжение и в целом коммунальные услуги в северной Евразии будет идти как при низкой цене на нефть, так и при высокой, как при низких ценах на газ и уголь, так и высоких.

Все это сводится к тому, что ближайшие десятилетие-полтора станут временем безудержного роста тарифов на коммунальные услуги в северной Евразии. Пока все городское хозяйство держится на советском базисе, но в 20-х годах этого столетия он явно закончится. Чудес не бывает.

Поскольку отопительный период (среднесуточная температура 8 градусов Цельсия и ниже) у нас длится от 5−6 до 7−8 месяцев в году (это не Бразилия, не Сомали, не Таиланд), а до 75% населения размещено в многоквартирных домах, абсолютное большинство из которых «посажено» на старые, советские сети (даже новостройки), то… дальше догадайтесь сами.

Станислав Воробьев

Истинный победитель в Сирии — это Иран

Режим мулл демонстрирует, что он способен на долгие и последовательные усилия по достижению своих геополитических целей, поясняет французский писатель и преподаватель, эксперт в области геополитики Жерар Шальян, интервью с которым опубликовано в Le Figaro.

«Режим Асада, благодаря поддержке Ирана и России, добился значительного успеха при отвоевании Восточного Алеппо, который представляет собой 20% территории города. Сейчас он находится в наилучшем положении за предыдущие пять лет. Однако истинным победителем в Сирии — при решающей поддержке России — и в целом во всех ближневосточных конфликтах, бесспорно, является Иран, — считает Шальян. — Иранские достижения держатся именно на сплоченности шиитского духовенства, этот институт по эффективности в следовании долгосрочной стратегии сопоставим с партией марксистско-ленинского типа».

«Сунниты же, наоборот, не действовали согласованно, будь то в Турции и в Катаре, которые поддерживают «Братьев-мусульман», или в Саудовской Аравии, которая экспортирует свой ваххабизм, будь то исламистские движения, зачастую являющиеся конкурентами или антагонистами», — полагает эксперт.

«Исламское государство»* явно находится в упадке, несмотря на широкое присутствие в Ливии и более скромное присутствие на других территориях», — уверен Шальян.

Собеседник издания соглашается с замечанием интервьюера о том, что Турция представляется как никогда изолированной, как во внутреннем плане, так и во внешнем. И продолжает: «На следующий день после попытки государственного переворота репрессии, при равных условиях, напомнили стиль сталинских чисток. Экономическая ситуация ухудшилась. Курс национальной валюты последовательно снижался. Инвестиций стало меньше, как и туристов. Притязания на военную интервенцию в Сирии и даже в Ираке были незаметно нейтрализованы со стороны США».

«Не существует военного решения курдского вопроса в Турции. С другой стороны, Реджепу Тайипу Эрдогану удалось благодаря своей договоренности с Россией воспрепятствовать территориальной непрерывности, столь желанной для курдов Сирии, вдоль турецко-сирийской границы. Все же видимость альянса с Россией зависит от обстоятельств и носит строго тактический характер. Кроме того, у Турции портятся отношения с Евросоюзом и США. Россия основательно дислоцировалась в Сирии (морская база в Тартусе, авиабаза Хмеймим, пункт радио- и радиотехнической разведки в Тель-аль-Харе, в провинции Дераа). Москва старается не прослыть «прошиитской», особенно в глазах соседних мусульманских стран. В прошлом году в Грозном, в Чечне, прошла конференция суннитских ученых, где присутствовал великий имам исламского Университета Аль-Азхар и великий муфтий Египта, который осудил джихадизм», — комментирует Шальян.

*»Исламское государство» (ИГИЛ) — террористическая группировка, запрещенная в РФ.

21 марта 2017 г.

Жерар Шальян | Le Figaro

Источник — inopressa.ru

Радикальный ислам проникает в Турцию?

Все чаще в средствах массовой информации появляется информация о задержании в Турции приверженцев ИГИЛ из стран СНГ. Вот и на днях в Стамбуле были арестованы двое лиц с узбекскими паспортами, якобы намеревающиеся повторить новогодние теракты в турецкой столице. При них было обнаружено и изъято два автомата Калашникова и пять сотен патронов.

По началу может показаться, что власти опомнились и, наконец, правоохранительные органы начали работать соотносимо современным реалиям и теперь пособникам и террористам будет сложно вести свое темное дело в этой стране. Или это единичная акция? Давайте вместе с вами поразмышляем и постарается разобраться все ли так легко и просто с этим вопросом в Турции.

Прежде всего нужно отметить как эти самые религиозные экстремисты и террористы попали в Турецкую Республику. В последнее время Турция, вынашивая амбициозные планы стать региональным лидером по примеру своего главного заокеанского «учителя» практиковала, в ряде вопросов политику двойных стандартов в отношении многих принципиальных для мирового сообщества проблем, в т.ч. и по вопросу терроризма. Номинально поддерживая борьбу с ИГИЛ, Турция всеми силами старались «оседлать» курдскую проблему и отстранить от власти законное правительство Сирии во главе с Башаром Асадом. В выборе средств и методов по достижению своего влияния на Ближнем Востоке ограничений не было.

Давайте называть вещи своими именами, во имя этих корыстных и эгоистичных целей, не исключающих при этом шкурных интересов, Анкара закрывала глаза на т.н. «турецкий коридор», через который прошли сотни и тысячи новоявленных джихадистов из Европы и стран СНГ, в т.ч., возможно и те, кто убивал французов при известных терактах, а позже и самих граждан Турции. Действующие благотворительные фонды давали убежище религиозникам, которые проходили боевую подготовку, в городах Стамбул, Хатай, Газиантеп и других населенных пунктах вблизи границы с Сирией. Вербовали в свои ряды новых членов, а после проходили боевую практику участвую в военных действиях. При этом активно использовались турецкие предприниматели, привлекавшие на вакантные должности граждан из СНГ, создавали льготы кандидатам «одноименного цвета»открывая им «зеленый коридор». То есть тем, кто строго соблюдал нормы Шариата, предоставлялись все условия включая не правомерные и не легальные для их доставки и пребывания в стране. Надо сказать, что в светской Турции подобное поведение «Благотворительных фондов» и коммерсантов абсолютно неконституционно и незаконно. Однако под их давлением власти смотрят на это сквозь пальцы. И это уже давно является секретом полишинеля.

Вот один маленький пример — в Стамбуле есть не одно милое на первый взгляд кафе, где по мимо широкого меню и вкусной кухни вам предложат религиозную литературу экстремистского толка. В том же Стамбуле, открыто функционирует ряд религиозных учебных заведений, где преимущественно обучается молодежь из СНГ за деньги спонсоров из числа состоятельных турецких граждан. Как никак, плата за месяц учебы составляет 1040 долларов США, а это кругленькая сумма даже для Турции.

И все это делалось под истерические вопли о том, что в странах Центральной Азии и Китае притесняют людей по религиозному признаку, всячески угнетают несчастных мусульман. Вот и привечали у себя в стране тех, кто уже давно являлись экстремистами и террористами.

А в результате, сегодня мирные турецкие жители платят кровью за попустительство политиков к террористам, которые ранее рассматривались как средство достижения своих целей на Ближнем Востоке.

Однако, по мнению экспертов, это очень рискованная игра: позволять свободно и беспрепятственно действовать у себя на территории «Благотворительным фондам», типа «Общество Восточного Туркестана» и «Туркестон Дернеги», которые организуют беспрепятственную доставку экстремистов в страну, подготовку, обучение и вербовку новых рекрутов, открывают «коридор возможностей» для так называемых третьих сил.

Более того история важна для того, чтобы люди могли учиться на ошибках, избегая, таким образом, неприятных последствий для себя. К сожалению, слишком часто происходит так, что амбиции некоторых людей отодвигают изучение прецедентов прошлого. Особенной же недальновидностью поражают действия, по принципу «Ну в этот то раз точно будет иначе!». Здесь я имею ввиду неудачный опыт американцев и пакистанцев, которые пытались руками талибов прибрать к рукам Афганистан, но к чему это привело всем известно.

А возвращаясь к своему вопросу о том единичная ли это акция по задержанию головорезов и бандитов или все же правительство осознало и опомнилось? Выражу свое мнение, что, наверное, первое ближе к правде, так как на сегодняшний день не могу назвать ни одного факта экстрадиции пособников террористов на родину, где они разыскиваются своими властями за преступления. Думается, что в этом случае они могут рассказать очень много интересного о своих покровителях в Турции.

В итоге в настоящее время, Турция стала разменной монетой в руках опытных игроков, что не может не сказаться на ее дальнейшей судьбе. Превращение ее в «горячую точку» автоматически ставит крест на ее экономических планах, не говоря уже о невозможности ведения туристического бизнеса. И нельзя никогда забывать, что религиозные экстремисты хуже любого дикого зверя, которого как не корми и не обхаживай все равно разорвет и растерзает своего хозяина. Ведь сколько волка не корми…

Алексей Колованов

Источник — ЦентрАзия

Битва за Иран продолжается

Битва за Иран продолжается: Турция может ударить по Армении и Карабаху

Трамп сдает Евросоюз на откуп Китаю

14 и 15 мая в Пекине пройдет международная конференция по «Шелковому пути», где соберутся делегаты из 65 стран — участниц проекта. С точки зрения представительности «Большая двадцатка» китайцев уже не впечатляет. Они собирают собственный форум. Причем за два месяца до саммита G20 в Гамбурге. Тезис президента Дональда Трампа об Америке, которая «превыше всего», вселяет тревогу в ее союзников по НАТО. Тем более что с 18 по 19 марта секретарь Казначейства США Стивен Мнучин упорно отказывался подписывать итоговое коммюнике министерской встречи «Большой двадцатки» в Баден-Бадене, которое обещало «противостоять всем формам протекционизма». «Мы верим в свободную торговлю. Мы — один из крупнейших рынков в мире. Но мы хотим пересмотреть некоторые конкретные соглашения… И мы учтем то, что старые соглашения потребуют новых переговоров», — цитирует Мнучина агентство ВВС. Вашингтон уходит от практики многосторонних договоров, о чем свидетельствует инициатива Трампа по созданию зоны свободной торговли с Лондоном. Однако британцам есть из чего выбирать: отмену пошлин им предлагают и китайцы, и турки. Поэтому госсекретарь США Рекс Тиллерсон, который 19 марта встречался с главным лоббистом свободной торговли — председателем КНР Си Цзиньпином, пытался сохранить баланс в американо-китайских отношениях, рассуждая о «наступлении новой эры сотрудничества между двумя странами».

Вашингтон не собирается идти на прямой конфликт с Пекином. Ведь тогда у Поднебесной будут «развязаны руки» в отношениях с Берлином. С учетом того, что в 2016 году Китай опередил США по объемам торговли с Германией, последствия экономической войны Пекина и Вашингтона будут для последнего удручающими. «Мы не хотим торговой войны с США. Но если она случится, то вся ее тяжесть падет на плечи американских компаний», — заявил премьер Госсовета КНР Ли Кэцян, слова которого приводит Washington Post. По его данным, в 2016 году благодаря китайским инвестициям на территории США было создано около миллиона рабочих мест.

Поднебесная говорит с Трампом языком цифр, которые понятны не только президенту-миллиардеру, но и американскому среднему классу. Впрочем, дело не ограничивается громкими заявлениями. Как сообщает агентство Reuters, власти КНР поручили научно-исследовательским институтам и экспертам разработать защитные меры для китайской экономики в случае ввода американцами торговых пошлин. Тем не менее беспокоиться Пекину пока не о чем, поскольку Трамп говорит о возрождении национальной автомобильной промышленности: не секрет, что США — главный потребительский рынок для немецких автомобилей, поэтому основной удар американской реиндустриализации будет нанесен именно по Германии.

Более того, еще в январе с.г. китайская корпорация Zhenhua Oil (дочернее предприятие оборонного холдинга NORINCO) заключила с американской Chevron (бывшая Standart Oil) предварительное соглашение (стоимостью $2 млрд) на покупку газовых месторождений в Бангладеш, интерес к которым проявляли традиционные союзники Вашингтона в регионе — Токио и Нью-Дели. Примечательно, что информация о сделке была обнародована только в конце февраля. Китайцы празднуют промежуточную победу. С закрытием сделки в июне с.г. они получат ежегодно до 16 млн тонн продукции в нефтяном эквиваленте, а Zhenhua Oil расширит поле своей деятельности, куда уже входят Ирак, Казахстан, Сирия, Мьянма и Египет.

Речь идет о политическом компромиссе между элитами Америки и Китая, который со временем может распространится и на Южно-Китайское море, где ExxonMobil (бывшая Standart Oil) и вьетнамская государственная PetroVietnam с 2009 года совместно разрабатывают территорию в 14 млн кв. акров. Углеводородный потенциал Южно-Китайского моря будет только способствовать кооперации между Вашингтоном и Пекином. Так, по данным Китайской национальной офшорной нефтяной компании (CNOOC), запасы нефти в регионе оцениваются в 125 млрд баррелей, а газа — в 500 трлн кубических футов.

Турция превыше всего?

Главная интрига состоит в контроле над коммуникациями. Парадоксально, но экономический диалог между США и Китаем стимулирует Индию к продвижению международного железнодорожного проекта с участием Бангладеш, Бутана, Непала, Пакистана, Афганистана, Ирана и Турции,сообщает телеканал Press TV. Экономическая и социальная комиссия ООН для Азии и Тихого океана говорит о связке Дакка (столица Бангладеш) — Калькутта — Дели — Амритсар (индийская провинция Пенджаб) — Лахор — Исламабад — Захедан (иранская провинция Систан и Белуджистан) — Тегеран — Стамбул, ссылаясь на министра железных дорог Индии. Стороны стремительно переходят от слов к делу. Конференция глав железнодорожных ведомств стран Южной и Юго-Восточной Азии проходила в индийской столице с 14 по 15 марта. Дорога готова фрагментарно. Ожидается, что первый контейнерный поезд из Непала в Индию будет запущен уже в первом квартале 2018 года.

США приветствуют заявленный проект. 9 февраля высокопоставленный чиновник Пентагона открыто поддержал модернизацию Индией иранского порта Чабахар. В ходе слушаний в сенатском комитете по вооруженным силам командующий сухопутными силами США в Афганистане генерал Джон Николсон заявил, что Чабахар предоставит Афганистану альтернативу в лице Пакистана. Речь идет о стабилизации Пакистана и Афганистана, что позволит Китаю увеличить грузопотоки через страны Центральной и Средней Азии. «Сотрудничество Ирана, Индии и Афганистана через порт Чабахар обладает большим экономическим потенциалом. В 2002 году Индия инвестировала $2 млрд, а в 2016-м согласилась вложить еще $1 млрд на развитие гражданской инфраструктуры в Афганистане и подготовку инженерных кадров, что будет способствовать развитию человеческого капитала и долгосрочной стабильности», — подчеркнул Николсон. Первую фазу проекта, на которую Индия выделила дополнительные $500 млн, планируют завершить к 2018 году, основываясь на трехстороннем соглашении Нью-Дели, Тегерана и Кабула. Что дальше?

12 марта, за два дня до встречи железнодорожников в Индии, грузинский порт Батуми охватывают массовые беспорядки. Примечательно, что столкновения «гражданских лиц» с полицией происходят после серии результативных переговоров между Арменией и Грузией относительно поиска альтернативы Верхнему Ларсу в лице черноморских портов Батуми и Поти. И это только часть картины. Дело в том, что организаторы уличных боев нанесли упреждающий удар не только по армянским, но и по иранским интересам в регионе. Поскольку Тегеран рассматривает армяно-грузинский коридор в качестве альтернативы азербайджано-грузинскому маршруту на Черное море, не говоря уже о диалоге Москвы, Еревана и Тегерана по интеграции ИРИ в Евразийский союз. Еще одна деталь: переговоры главы МИД РФ Сергея Лаврова и председателя коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Тиграна Саркисяна по «углублению интеграции с третьими странами» состоялись в Москве 13 марта, сразу на следующий день после беспорядков в Батуми. Зачинщики «народного бунта» явно торопились. Мало ли кто с кем договорится.

Армения и Арцах под прицелом

Если в ближайшие недели динамика событий сохранится, то риски дестабилизации Еревана и азербайджано-карабахской границы возрастут. Тем более что 2 апреля Армения вступает в электоральный период, который сделает государственные институты уязвимыми перед лицом иностранного влияния, не говоря уже о парламентской форме правления, которая чужда армянской политической культуре. Внешние игроки, действующие в Закавказье через Баку и Анкару, заинтересованы в девальвации армяно-грузинского маршрута для иранских товаров, рассчитанных на страны Евросоюза. А это также предполагает блокирование транспортного коридора «Север — Юг»: от Бендер-Аббаса до Санкт-Петербурга и портов Прибалтики. Так было всегда. Разница состоит в том, что раньше основным противником коридора «Север — Юг» был Лондон, а теперь к нему присоединился Вашингтон,который поддерживает вовлечение Тегерана в турецкий маршрут. Связка Анкара — Лондон усиливается с каждым днем. По словам министра экономики Турции Нихата Зейбекчи, уже в апреле Анкара и Лондон проведут переговоры по заключению соглашения о свободной торговле, которое «вступит в силу сразу после выхода Великобритании из ЕС».

После 16 апреля президент Реджеп Эрдоган готовится стать «султаном». Итоги референдума закрепят за ним единоличную власть. Но для большей уверенности в результатах голосования ему на границах нужны «пылающие костры», которые сделают новую конституцию и самого Эрдогана абсолютно безальтернативными для турецкого общественного мнения. Поэтому он вступает в словесную перепалку Германией и Нидерландами, обостряет отношения с Дамаском и сирийскими курдами (удар по Манбиджу), а также вмешивается в мосульскую операцию. Для поддержания «османского фасада» недостает только вовлечения Анкары в закавказские дела.

Эрдоган не скрывает свою мотивацию. Так, выступая в начале марта с.г. на 13-м саммите Организации экономического сотрудничества (ОЭС) в Исламабаде, он напрямую увязал высокоскоростную железную дорогу Карс — Эдирне, железную дорогу Баку — Тбилиси — Карс и мост Чанаккале (Canakkale) через пролив Босфор и Дарданеллы с китайским проектом «Шелкового пути». «По сути, инфраструктурные проекты на территории Турции — современный аналог Великого Шелкового пути. Я верю, что китайский «Шелковый путь» сыграет в этом смысле очень важную роль», — цитирует Эрдогана газета Daily Sabah.

Мотивация у президента Азербайджана не менее сильная. С назначением Мехрибан Алиевой на должность первого вице-президента АР правящий клан окончательно изолировался от высшей госбюрократии, выразил ей свое недоверие. Поэтому Ильхаму Алиеву нужна очередная «маленькая война», которую он назовет «победоносной». Апрельская война (2016 года) с Арцахом позволила ему продлить и расширить президентские полномочия в результате референдума. Теперь Баку нужен новый конфликт, который позволит легитимировать аппаратные перестановки на фоне острой социально-экономической поляризации общества и его отчуждения.

Большая геополитика все более напоминает матрешку с множеством внутренних смыслов и содержаний. Не стоит долго ломать над этим голову. Достаточно взглянуть на карту, чтобы понять: в свете усиления правящего режима в Турции великие державы объединяются против России, пытаются дискредитировать политику Москвы в Сирии, чтобы развести с Тегераном по разные стороны. Цель одна — изоляция России от южного транспортного коридора через серию локальных войн. В 1990-е годы мы это уже проходили.

Саркис Цатурян

Источник — REGNUM

Кто в Ираке, Иране и США пытается разыграть карту шабаков?

Американская Месопотамская организация предлагает этому загадочному народу принять участие в проекте создания провинции Аль Рафидейн на северо-востоке Ирака

Чем быстрее приближается день освобождения от боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) иракской провинции Ниневия, тем больше появляется заявлений местных и внешних сил, предлагающих свои решения послевоенного устройства этого региона. На днях с новой инициативой выступил Давид Лазар, председатель Американской Месопотамской организации (АМА), базирующейся в Калифорнии. Он объявил о создании коалиции, объединяющей Turkmen Rescue Foundation (представляет туркмен), Al Rafedin Organization (представляет ассирийцев и христиан) и Yezidi Independent Supreme Council (представляет езидов). Это объединение, получившее название Национальная коалиция региона Аль Рафидейн, намерено при поддержке членов Конгресса США, депутатов иракского парламента и представителей международного сообщества пролоббировать создание на северо-востоке Ирака новой провинции — Аль Рафидейн «с собственным парламентом, политическими учреждениями и силами обороны, аналогичными по составу и функциям курдской автономии на севере Ирака». При этом в заявлении Давида Лазара упоминается, что в состав их коалиции также входит народ шабаков.

Шабаки — один из самых загадочных народов на Ближнем Востоке. Всемирный справочник меньшинств и коренных народов утверждает, что в Ираке они появились в начале XVI века, и это, пожалуй, чуть ли не единственное, в чем сходятся многие исследователи. Шабаки считаются этническим и культурным меньшинством, проживающим в провинции Ниневии. Точная численность их неизвестна, по одним данным — не более 15 тысяч человек, по другим приближается к 400 тысячам. Их язык есть производное из турецкого, персидского, курдского и арабского языков. Преимущественно исповедуют шиизм, хотя есть и сунниты. Существует распространенное мнение, будто само название народа шабаков означает то, что произошли они путем смешивания различных племен. Оно принесло много бед шабакам, так как спровоцировало соблазн со стороны других народов и правительств записывать их то в арабы, то в курды, то в туркмены. Например, после свержения режима Саддама Хусейна иракские курды стали претендовать на земли шабаков, заявляя об их курдском происхождении. Некоторые исследователи дополняют, что шабаки поддерживают тесные связи с езидами, а также совершают паломничество к езидским святыням. Другие, упоминая их туркменское происхождение, отмечают, впрочем, что шабаки долго жили в Западном Иране, а религия их сложилась на основе персидского зороастризма.

Но есть и такая версия, получившая распространение на Западе. Ее выдвинул живший в XIX веке британский археолог Остин Генри Лейард, работавший в Месопотамии. Он признавал шабаков ответвлением иранских курдов, которых в Ирак переселяли персидские шахи. Ближневосточный портал Niqash, принадлежащий немецкой некоммерческой организации MICT, в свое время цитировал пресс-секретаря Шабакской ассоциации интеллигентов Шабака Абд аль-Захра Башира аль-Аги, заявлявшего, что «историки не были справедливы по отношению к шабакам. Некоторые считают нас курдами или арабами, а некоторые — даже турками или иранцами». Этого же мнения придерживается Ханин Махмуд аль-Каддо, некогда представлявший шабаков в иракском парламенте. Он говорит, что «шабаки не курды, мы — независимый иракский этнический компонент. Язык шабаков содержит курдские слова, но это ничего не значит, он также содержит богатство арабского, турецкого и персидского словаря», и считает, что попытки включить его народ в состав курдов преследует политическую цель.

После вторжения боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Мосул и провинцию Ниневия летом 2014 года народ шабаков оказался в числе преследуемых. Как писало ближневосточное издание Al Monitor, «тысячи беженцев-шабаков мечтают о возвращении домой, но беспокоятся о том, чтобы не стать жертвой арабо-курдского соперничества в отношении их деревень, и опасаются перспективы потерять свою идентичность среди курдов или других шиитов. Большинство шабаков сами являются шиитами, а их земли расположены в спорных районах, на которые претендуют как Багдад, так и Эрбиль, столица иракского Курдистана». Вопрос сейчас в том, кто и как поможет этому народу вернуться на родину. Что интересно, инициативой Американской Месопотамской организации заинтересовался портал Breitbart News, тесно связанный со Стивеном Бэнноном, главным политическим советником президента США Дональдом Трампом. Издание не только сообщило о ней, но и взяло интервью у эксперта по национальной безопасности, профессора Университета Свободы Райана Мауро, который недавно побывал в Ираке. По словам профессора, во время визита «он обнаружил, что многие христиане и курды-мусульмане открыто выражают свою поддержку президенту США Дональду Трампу» в его борьбе с «радикальным исламом и ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)». Как рассказал Мауро, «курды, курдское меньшинство — какаи и христиане прямо и страстно просили меня передать просьбу президенту Трампу: лично приехать к ним в гости и предоставить со стороны США политическую и военную поддержку. Безопасная зона для преследуемых меньшинства должна немедленно стать официальной целью американской политики».

Пока трудно сказать, что думают в Вашингтоне. Но есть еще один важный нюанс. В начале марта этого года в интервью итальянскому католическому порталу L»Agenzia Servizio Informazione Religiosa халдейский архиепископ Эрбиля монсеньор Башар Варда напомнил, что до войны в Ниневии у христиан «были разногласия» с общиной шиитов-шабаков, которые — при поддержке Багдада и Тегерана — предлагали большие деньги за дома христиан, что могло бы изменить демографию региона. А это значит: борьба за этническую и религиозную принадлежность шабаков не закончена, причем, нельзя исключать, что помимо курдов, Ирана, центрального правительства Ирака и властей курдской автономии в нее могут вступить Соединенные Штаты.

Станислав Стремидловский 19.03.17

Источник — regnum.ru

Америка и Китай заявляют о желании сотрудничать в Азии

Но Пекин не собирается подвергать КНДР экономической блокаде

Председатель КНР Си Цзиньпин принял госсекретаря США Рекса Тиллерсона в Пекине. Подчеркнув, что у обеих стран больше взаимных интересов, чем разногласий, Си призвал расширять взаимодействие по горячим точкам. Одна из них стала вчера еще горячее. Лидер КНДР Ким Чен Ын объявил, что испытан двигатель, который символизирует рождение национальной ракетной промышленности. Президент США Дональд Трамп в связи с этим сказал, что Китай мало что делает для исправления поведения Пхеньяна. По мнению экспертов, Пекин может пойти на некоторое ужесточение санкций, но не допустит краха северокорейского режима.

Пекин стал последней столицей в Восточной Азии, которую во время своего первого официального зарубежного вояжа посетил Тиллерсон. До этого он побывал в Японии и Южной Корее. Китай – единственный крупный партнер Пхеньяна. На КНР, по данным CNN, приходится около 70% внешней торговли Северной Кореи. Трамп неоднократно призывал Китай использовать этот рычаг для давления на непредсказуемого соседа. А теперь в своем Twitter он обвинил Китай в нежелании осадить Пхеньян.

В Токио и Сеуле Тиллерсон говорил, что все варианты, включая превентивный удар по Северной Корее, не исключаются Вашингтоном. Но в Пекине глава американской дипломатии воздержался от резких заявлений. Он говорил о решимости Пекина и Вашингтона работать вместе, чтобы «убедить правительство Северной Кореи выбрать другое будущее для своего народа».

Однако в Пхеньяне, похоже, не сочли это увещевание заслуживающим внимания. Ким Чен Ын объявил в Пхеньяне о рождении национальной ракетной индустрии, которая не будет зависеть от иностранных технологий. Это заявление было сделано после проведенного на космодроме Сохэ испытания нового ракетного двигателя.

Как отмечает южнокорейская газета Korea Herald, расплывчатые формулировки речей, которые произносили в Пекине при журналистах Тиллерсон и министр иностранных дел КНР Ван И, скрывали глубокие разногласия в подходе к Северной Корее. В Сеуле Тиллерсон провозгласил конец политики «стратегического терпения», проводившейся экс-президентом США Бараком Обамой. И теперь происходит крутой поворот к более жесткой политике. В то же время он исключил возможность переговоров с Севером в настоящее время.

Напротив, Ван И выступил за продолжение дипломатических усилий и призвал возобновить отложенные еще в 2008 году переговоры о денуклеаризации, в которых участвовали шесть стран: КНДР, Южная Корея, США, Китай, Россия и Япония. Ван пояснил, что санкции – это лишь одна опция. Важнее вернуться на путь переговоров.

Хотя ни одна сторона об этом открыто не говорила, Тиллерсон, как ожидалось, мог поднять вопрос о финансовых карах, которым подвергнутся китайские компании и банки, которые ведут бизнес с КНДР. «Администрация Трампа рассчитывает на то, что угрозы военной акции и более жесткие наказания китайских учреждений запугают Пекин. И он изменит свою политику», – говорит Эшли Тауншенд, научный сотрудник Центра изучения США в университете Сиднея.

Но Ван подчеркнул, что конфликт, по существу, происходит между США и Северной Кореей. В таком же ключе высказалась газета Global Times, издающаяся центральным органом ЦК КПК: «Северокорейский ядерный вопрос стал результатом конфронтации между Вашингтоном и Пхеньяном. Китай не обязан нести всю ответственность за него».

Так есть ли шанс на то, что Пекину и Вашингтону все же удастся найти общий язык по Северной Корее? В беседе с «НГ» ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Александр Ларин отметил, что «позиции Китая и США противоречат друг другу. И не видно, чтобы кто-либо был настроен на уступки. Они хотя вроде бы смягчают тон в отношении друг друга, но и по другим вопросам не собираются отказываться от своего курса. США размещают элементы ПРО в Южной Корее. Трамп намерен выполнить все свои предвыборные обещания».

Тут играют роль и соображения престижа. «Китай не пойдет на суровые санкции против КНДР еще и потому, что тогда будут говорить: китайцы уступили нажиму американцев. По-моему, это невозможно», – заключил эксперт.

В программу пребывания Тиллерсона в Пекине входило также обсуждение возможного визита Си Цзиньпина в США в апреле. Однако дата визита не была подтверждена. Госсекретарь сказал лишь, что Трамп хочет встретиться с Си «так скоро, как это возможно».

Владимир Скосырев

20.03.2017

Источник — ng.ru

Стены и заборы — новые символы государств

«Стена» Яценюка. Иллюстрация: сайт Харьковской областной администрации
Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2017/03/16/steny-i-zabory-novye-simvoly-gosudarstv-tureckaya-stena-i-kurdy

Вообще-то, это не новость в человеческой истории: ограждать себя заборами государства начали давно. Уже в древности стены строились неимоверные: Великая Китайская Стена, ограждавшая Поднебесную от налетов северных кочевников, к 14 веку протянулась на 5,5 тысяч миль 8 850 километров). Даже сейчас, спустя две с половиной тысячи лет, остатки поражают. Это 2303 километра практически непрерывного оборонительного рубежа, от отрогов Иньшаня (крепость Джиаугуан) до побережья Желтого моря (крепость Шанхайгуан).

Великая Китайская стена. Это только то, что доступно современному осмотру. В древности было гораздо больше.

На другом конце Евразии строительство грандиозного забора в начале новой эры затеяли римляне. Укрепленный лимес (граница) строился по периметру империи — от Британии до Аравийского полуострова. Не Китай, конечно, но протяженность, например, Верхнегерманско-ретийского рубежа тоже впечатляет — 550 километров. И таких рубежей римляне построили немало и строили их очень быстро. Скорее всего, и Траяновы валы в Одесской области это тоже оттуда.

Пограничные стены защищали империи сотни лет. От пусть и многочисленных, но неорганизованных толп или отрядов грабителей. Но когда за дело всерьез брались профессионалы… Зимой 406 года Рейн перешли уже не толпы варваров, а армии варварских королей Гунтериха (вандалы), Респендиала (аланы) и Эрменриха (свевы). И все… Через четыре года Рим был взят варваром Аларихом (готы). А через 70 лет Западная Римская империя пала. В 1211 году профессионалы Чингисхана без проблем преодолели Великую Китайскую стену. И все… В течение трех лет были взяты две из трех столиц северокитайской империи Цзинь. А через 23 года последний цзиньский император Ай Цзун повесился. Империя пала.

Мода на «укрепленные лимесы» вернулась в двадцатом веке. В первой половине XX века замаскированная система укрепленных границ ставились там, где «вот-вот, и вспыхнет война». Как, например, «линия Мажино», «линия Сталина», «Атлантический вал» или «линия Маннергейма». Толку все равно было мало: противники (немцы в первых двух случаях, англо-американцы и русские) просто проламывали укрепленные районы превосходящими силами. Но сама идея не исчезла, она просто сменила функцию.

Нынешнее укрепление границ связано не с надеждами военного отпора, а с противодействием нелегальной миграции и контрабанде. Это уже не система укрепленных опорных пунктов, а демонстративный и рекламируемый милитарный кордон (в дальнейшем — «забор»), отделяющий две враждебные территории. Можно сказать — символ. Символ осознания конкретным государством некой опасности и символ противодействия этой опасности.

Первые заборы строились в зоне конфликтов. Все началось в 1953 году с создания Корейской демилитаризованной зоны. Специалисты прекрасно понимают, что военное значение 241 километровой беспрерывной линии укреплений стремится к нолю, но факт остается фактом: территории КНДР и Южной Кореи она разделила надежно. Египет стремился к такой же надежности, начав в 1979 году строительство забора на границе с сектором Газа.

А на рубеже тысячелетий понеслось… В настоящее время заборы строят или предполагают строить семнадцать стран в Азии (включая Россию), три страны в Африке и четырнадцать стран в Европе. А идея возведения забора в Северной Америке сыграла не последнюю роль в приходе к власти Дональда Трампа: значительной части избирателей США обещание президента-бизнесмена построить укрепленную стену на границе с Мексикойона пришлось по вкусу. Тем более, что за это, по словам Трампа, придется заплатить самим мексиканцам.

Самое изящное в своем цинизме решение проблемы разделения территорий предложило в 1975 году тогда еще «белое» правительство Южно-Африканской Республики. Спасаясь от революции в «черном» Мозамбике, они построили электрифицированный (3 300 вольт) барьер по границе Национального парка Крюгера (она же граница ЮАР). С одной стороны — вроде и парк спасали от революционного насилия черных масс, с другой — «огненная змея» (так мозамбикцы называли забор) уничтожала до 200 беженцев в год (из статьи Тани Монтеро от 1990 года в «New Scientist»).

В современной Европе две причины появления заборов — мигранты и Россия. С целью регуляции потока мигрантов барьеры строятся не только между странами (Греция-Турция, Австрия-Словения, Болгария-Турция, Венгрия-Сербия и т. д.). Их эффект проявился, но в основном после того, как Турция, в марте 2016 года, взяла на себя обязательство регулировать поток беженцев с Ближнего Востока. Что будет с заборами сейчас, после ряда турецко-германских и турецко-голландских скандалов? Особенно если Турция решит аннулировать соглашение с ЕС по мигрантам: а об этом в начале марта заявил турецкий министр иностранных дел Чавушоглу? А если турки наоборот, решат стимулировать потоки? Ведь после травли собаками демонстраций протеста голландских турок от обидчивой Анкары этого вполне можно ожидать.

Так гордых османов в Голландии овчарками травили.

Тогда следует ожидать и увеличения количества заборов, причем не только межгосударственных, но и внутри стран. Франция уже это сделала, построив, на пару с Великобританией, усиленную ограду в Кале, охраняя от возбужденных «гостей» самое ценное — порт и тоннель под Ла-Маншем. Так что сказку «Европа подзаборная» мигранты вполне могут сделать былью.

«Антироссийские» заборы — в Норвегии, Эстонии, Латвии, Украине — являются именно «символом страха»: осознания опасности и реакции на опасность. Ну и, по опыту Украины, небольшого бизнеса отдельных лиц на строительстве. Военной функции эти заборы нести не могут. Недавно мне прислали, причем из Латвии, демотиватор с таким текстом: «Если Латвия построит стену на границе с Россией, то это остановит русское вторжение. Секунд на 30-ть… Русские просто остановятся поржать…». Грубо, но абсолютно правильно.

Любой символ — это одновременно и месседж. И в «заборной теме» сейчас наиболее интересен именно турецкий месседж. Поскольку Турция тоже строит забор. На границе с Сирией. Такое решение было принято в Анкаре после атаки террористки-смертницы в городе Сурук, в июле 2015 года. Тогда погибли 32 и было ранено более 100 человек. Среди погибших в основном была турецкая и курдская молодежь, поэтому все было представлено как «теракт от ИГИЛ». Хотя турецкие курды этому не особо поверили, и «в отместку» убили двух турецких полицейских в городе Чейланпинар.

Турки строят быстро: не прошло и двух лет, как они рапортуют об окончании строительства в апреле-мае этого года. Мощного строительства: два пояса стен из семитонных бетонных блоков (три метра высотой), сторожевые башни, асфальтовая дорога-рокада между поясами, спирали колючей ленты, командные пункты, круглосуточное освещение. Бронетранспортеры, беспилотные летательные аппараты, дирижабли наблюдения. И так — на протяжении всех 911 километров турецко-сирийской границы. Стоимость сооружения — 2 миллиарда турецких лир (540 миллионов долларов США).
Эффект «Турецкой стены» (так прозвали забор) проявился быстро. По данным военных, количество эпизодов нелегальных пересечений границы в районах Гизиантепа и Килиса (два основных шлюза контрабанды) в 2016 году уменьшилось почти в 30 раз, до 76-ти (против 2 044-х годом ранее).

Такой видится «Турецкая стена». Иллюстрация: defence.pk

Но создается устойчивое ощущение, что кроме борьбы с контрабандой турки преследуют целый ряд целей.
Когда начиналось строительство, падение Асада казалось только вопросом времени. Поэтому Анкара официально обозначила забор как препятствие для проникновения на свою территорию террористов ИГИЛ. Оно и понятно: выступать в качестве скрытой тыловой базы «халифата» — это одно, а терпеть их постоянно на своей территории — совсем иное. Но, с другой стороны, нынешние бойцы ИГИЛ могут стать элитой скрытого парамилитарного мигрантского потока, направляемого в Европу. Турция не против руководить этим потоком, хотя бы для того, чтобы рассказать голландцам, что бывает когда гордых османов травят овчарками. А уменьшение количества пограничных шлюзов — это улучшение качества управления потоком.

Курды считают, что строительство забора «стартовало» в районе Африна, Кобани и Камышлы (а это курдские анклавы в современной Сирии) и направлено оно против них. Даже если это так, то Турцию можно понять. Горячие курдские парни из Сирии последние годы со священными символами границ особо не церемонились, а восток Турции (зона компактного проживания турецких курдов) очень дорог Анкаре. Хотя бы потому, что расположенный там каскад гидроэлектростанций (Кебан, Каракая, Ататюрк, Биреджик, Каркамыш) обеспечивает 62% всей гидроэлектроэнергии страны. В попытке сохранить спокойствие на своем востоке Анкара забором отрезает сирийских курдов от турецких.

Курды на турецкой границе в районе Кобани, сентябрь 2014 г. Иллюстрация: yourmiddleeast.com

Вмешательство российских ВКС сняло вопрос ухода президента Асада с повестки дня, но активизировало проблему будущего территорий Сирии. Эрдоган не скрывает своих территориальных претензий в Сирии и Ираке и даже готовит прокси-армию из сирийской умеренной оппозиции. Располагать ее на территории Турции он не намерен, но зато создает (никого особо не спрашивая) некую «зону безопасности» на севере провинции Халеб (Алеппо). И даже строит там лагеря беженцев, которые очень просто превратить в военно-полевые лагеря. Специалисты уже сравнивают север Сирии с Северным Кипром, оккупированным Турцией. Но в случае с Сирией, «зона безопасности» опирается на турецкую границу, то есть в ближайшей перспективе — на ее ресурсы и усиливающийся военный компонент. Вывод: Эрдоган готовится к «войне за сирийское наследство».

С точки зрения стратегии — только аплодисменты. Все получается изящно и не очень дорого. С точки зрения результата… Я задал своим знакомым курдам не совсем политесный вопрос: существуют ли в настоящее время контрабандные тоннели через сирийско-турецкую границу в их краях? Ну, как в секторе Газа, которыми из Египта переправляют оружие палестинцам? Или на Украине, где в Словакию гонят контрабандные сигареты? Знакомые улыбнулись и спросили навстречу: «А как ты думаешь?»

Андрей Ганжа, специально для EADaily
Подробнее:
https://eadaily.com/ru/news/2017/03/16/steny-i-zabory-novye-simvoly-gosudarstv-tureckaya-stena-i-kurdy

«О нормализации отношений с Арменией не может идти и речи, пока не выполнены условия»

Сеймур Мамедов

В Баку для участия в Международной  научно-практической  конференции  «Нагорно-Карабахский конфликт:  истоки,  миротворчество  и  роль  гражданского  общества», организуемой Центром истории Кавказа, прибыл известный турецкий политолог и историк Мехмет Перинчек. Представляем вниманию читателейAzeri.Today эксклюзивное интервью с М. Перинчеком.

— В Баку 14 марта состоится конференция  «Нагорно-Карабахский конфликт:  истоки,  миротворчество  и  роль  гражданского  общества». Каковы ваши ожидания от этого мероприятия?

Во-первых, хочу выразить особую благодарность организатору этой конференции – Центру истории Кавказа, который возглавляет мой коллега, историк Ризван Гусейнов. Эта идея заслуживает большого одобрения. Мне очень приятно  вновь находиться сегодня среди моих братьев-азербайджанцев. Азербайджан – миролюбивая страна, и всегда выступал за мир и стабильность в регионе. Баку, в отличие от Еревана, доказывает это своими действиями.

Ожидания от конференции у меня большие. Согласитесь, что не каждый день в Баку организуются мероприятия с участиями представителей армянского народа. Я уверен, что внимание к этой конференции будет приковано не только со стороны армянских, но и мировых СМИ. Данная конференция послужит очередным доказательством миролюбивости Азербайджана.

— В последнее время в Турции среди некоторых депутатов, общественных деятелей, журналистов, становится все больше сторонников нормализации отношений с Арменией и признания т.н. «геноцида армян». С чем вы это связываете?

— По-правде говоря, таких людей мизерное количество. Ранее мы сильно ощущали лоббирование вопросов по нормализации армяно-турецких отношений, но после победы в Европейском суде по правам человека по резонансному делу «Перинчек против Швейцарии», эта волна уже прошла. Сама Турция, конечно, за нормализацию отношений с Арменией, но с теми условиями, которые удовлетворят, как Анкару, так и Баку. Когда Ереван признает территориальную целостность Турции, перестанет добиваться признания т.н. «геноцида армян» на международной арене, и, конечно же, освободит оккупированные азербайджанские земли – Нагорный Карабах и 7 прилегающих к нему районов, — тогда турецкая сторона будет готова обсудить вопросы открытия турецко-армянской границы, нормализации отношений между двумя странами.  О нормализации отношений с Арменией не может идти и речи, пока не выполнены эти условия.

— Президент Саргсян заявил, что у Армении нет никаких проблем с Турцией, что армяне готовы открыть границу. Как вы думаете, это всего лишь предвыборный ход армянского лидера?

— Как это нет проблем? Проблемы есть, и все мы знаем о них. В самой Армении прекрасно знают, что нужно сделать для открытия границ, но почему-то предпочитают не обсуждать эти вопросы.  Армения сейчас находится в сложной ситуации, единственным ее союзником является Россия. Ей больше не на кого опереться.  Саргсян хорошо понимает, что открытие границ с Турцией пойдет на пользу его стране, на пользу экономике Армении, — вот и делает подобные заявления, сбрасывая тем самым вину с себя, перекладывая ее на Турцию. Вообще-то, нормализация армяно-турецких отношений является планом США, так как Вашингтон хочет оторвать Ереван от российской сферы влияния. Если помните, в Цюрихе в 2009 году американцы пытались добиться подписания между Турцией и Арменией протоколов об установлении дипотношений и развитии двусторонних отношений, но их попытки не увенчались успехом.

— Недавно была выдвинута идея создания тройственного союза – Россия, Турция и Азербайджан. Насколько эта идея реальна, и приведет ли тесное сотрудничество между этими странами к урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта?

— Мне, эта идея кажется очень реальной. И это еще необходимость. Разрешение Карабахского конфликта требует российско-турецкого сотрудничества. Если Турция будет тесно сотрудничать с Россией, то Баку и Анкара будут более идеальными партнерами для России, чем Ереван. В таком случае можно решить и Карабахский вопрос. Посмотрите, что происходит в Сирии. Россия, Иран и Турции нашли общий язык по сирийскому вопросу, и теперь перед нами совершенно иная картина отношений между этими странами. Если сегодня эти страны смогли договориться по сирийскому вопросу, то их тесное сотрудничество вполне может положительно отразиться и на урегулировании Карабахского конфликта.

Источник: Azeri.Today

Как Навруз стал неотъемлемой частью мусульманской культуры

О том, почему зороастрийский праздник не был уничтожен и как он вошел в ислам, какую роль сыграл Омар Хайям в возрождении Навруза, пишет Масрур АБДУЛЛОЕВ, профессор Российско-Таджикского (славянского) университета.

Каждый год с приближением Навруза начинаются споры (в обычных беседах, на страницах прессы, а в последние годы в Интернете, особенно, в социальных сетях) праздник этот зороастрийский (доисламский) или же мусульманский? Одни говорят и пишут, что это зороастрийский праздник, так как он зародился в древнем Иранзамине и ничего с общего с исламом не имеет. Другие говорят, что Навруз мусульманский праздник, так как распространен среди мусульманских народов. В России праздник Навруз именуют как «мусульманский новый год», так как его отмечают соседние с русскими тюркоязычные мусульманские народы: татары, башкиры, казахи. А третьи удивленно вопрошают: мы говорим, что Навруз имеет семи тысячелетнюю историю, гордимся, что это самый древний праздник в мире, но почему же тогда наступает 1395 или же 1396 год? Получается, праздник Навруз появился всего тринадцать или четырнадцать веков назад? Все эти рассуждения и сомнения показатель уровня нашего знания о празднике Навруз, и с сожалением приходится констатировать, что многие в нашем обществе не знают (а иные религиозные фанатики и не хотят знать) историю своего национального праздника, не вникают в его сущность, не понимают его связи с мусульманской культурой.

Здесь попытаемся внести определенную ясность на такие сомнительные рассуждения.

Природа – основа арийских праздников

Навруз («новый день») древнейший праздник иранских народов, был связан с солнечными наблюдениями наших предков. Во-первых, эти наблюдения привели к почитанию Солнца и формированию митраизма, который оказал непосредственное влияние на становление других древнеиранских религий – маздеизма и зороастризма. Во-вторых, они привели к определенным познаниям о смене сезонов, суток, равноденствий и солнцестояний. Они раскрыли, что все небесные тела, включая Землю, вращаются, и в частности, узнали о том, что в течение 365 (366) земных суток их родная планета делает один оборот вокруг Солнца. Это промежуток времени стал называться годом и позднее стал (и до сих пор является) структурной основой различных солнечных и лунно-солнечных календарей.

Таким образом, именно природные явления стали основой Навруза и других арийских праздников. Религиозные воззрения митраизма, маздеизма, зороастризма являлись вторичным слоем, они только освятили природные явления, так как массовый праздник не может существовать вне религии, светской идеологии, или, в конечном счете, вне какой-либо профессии. Возьмите любой массовый праздник – он связан либо с религией, либо с какой-нибудь другой идеологией. Например, праздник 1 мая был связан с коммунистической идеологией, поэтому мы в свое время грандиозно его отмечали, праздники иди Курбон (ид аль-адха) или иди Рамазон (ид аль-фитр) связаны с исламом, и мы их пышно празднуем как мусульмане. А праздник Навруз ныне прочно связан, с идеологией национально-государственного патриотизма Таджикистана, c возрождением национального самосознания, так как зародился именно в национальной среде таджиков и персов.

В Душанбе в дни празднования Навруза пройдут концерты

Итак, Навруз был включен в систему праздников древнеиранских религий и стал наряду с природным праздником, также и религиозным. Помимо того, Навруз был выбран в качестве самого главного праздника зороастризма и все названия месяцев и дней иранского календаря были выбраны из наименований зороастрийских божеств-ангелов (амшоспандон ва эзадон). В качестве отправной точки начала года наши предки выбрали именно весеннее равноденствие. Они могли выбрать другие природные явления, к примеру, осеннее равноденствие или же дни летнего и зимнего солнцестояний. Ведь какая разница — начало, и конец любого из них охватывает 365 дней, т.е. один тропический год! Но они выбрали именно весну и день весеннего равноденствия по двум причинам. Во-первых, ради самой весны, этого красивейшего и приятнейшего сезона, когда оживает природа, когда цветут деревья и светит солнце, когда уходит холод и наступает долгожданное тепло и дехканин может приступить к обрабатыванию земли. А во-вторых, это соответствовало дуалистической философии зороастризма, в которой почитался свет, и отвергалась тьма. Свет – это добро, а тьма – это зло. Начиная с весеннего равноденствия ночи, становятся короткими, а дни длинными, т.е. света становится больше, а тьмы меньше. И само название Навруз, т.е. «новый день» соответствует этой философии.

Следует отметить, что часть арийских праздников, так или иначе были связаны с определенными сезонами или природными явлениями. Но во главе всех них стоял Навруз, главный природно-сезонный и религиозный праздник древних иранцев, и для этого праздника был выбран самый красивый и приятный сезон года.

С приходом ислама и вторжением семитских религиозно-культурных ценностей в контекст арийской персидско-таджикской культуры, началась борьба также с древними праздниками. Многие из них с течением времени (такие как Сада, Мехрган, шаби Ялдо (ночь зимнего солнцестояния) и т.п.) были забыты, или же сохранились в качестве реликтов в определенных этнорелигиозных группах и патриотически настроенных кругах национальной интеллигенции. К примеру, Сада празднуется среди современных иранских зороастрийцев как своеобразный фестиваль огня. У нас в стране также прилагаются усилия для возрождения древних национальных праздников Сада и Мехрган (особенно последнего, в качестве праздника урожая — иди ?осилот). Они даже включены в Закон РТ о праздничных днях – праздник Сада (второе воскресенье марта), праздник Мехргон (третье воскресенье октября). Память о них сохранила великая персидско-таджикская поэзия — много восхитительных строк мы встречаем в творчестве Рудаки, Фирдоуси, Манучихри, Фаррухи, Унсури и других великих поэтов посвященных Сада и Мехргану. В современной таджикской поэзии они также являются объектом отражения и воспевания.

Хотя эти праздники полностью не исчезли, следует заметить, что они в гуще народа не известны и не присутствуют в народном фольклоре. Отличие Навруза от других древних праздников заключается именно в этом — он в течение 1400 лет после распространения ислама не утерял своего общенародного и массового значения, и это, на мой взгляд, самое главное. Если другие древние праздники «жили» или «живут» только в определенных кругах, в литературе или же празднуются в организованном порядке, то Навруз помимо того «жил» и «живет» в гуще народных масс. Во все времена, включая советский период, народ с приходом весны сам встречал и праздновал Навруз. Народное сознание и фольклор, в отличие от других древних праздников, не забыло и не отвергло Навруз, а потому именно народ является истинным хранителем этого праздника. Данный факт, т.е. живучесть и народность этого праздника, еще раз доказывает, что в древнем Иранзамине Навруз в иерархической лестнице стоял намного выше других праздников, был самым важным событием национального бытия.

В данном случае, следует вспомнить, что вся человеческая история и в частности история таджикского народа показывает, что если какая-либо культурно-духовная ценность не отвергается народными массами, то никакая сила не способна его истребить. Именно это и случилось с Наврузом.

Президент утвердил эмблему Навруза-2017

Ислам не смог побороть Навруз, а затем видя его общенародный характер больше и не ставил своей целью уничтожить этот народный праздник, поэтому Навруз органично вошел в контекст персидско-таджикской мусульманской культуры. Таджики, приняв ислам и исламские праздники, по-прежнему с приходом весны продолжали и продолжают праздновать свой древний праздник. Для них, как и в доисламское время, это было и есть окончанием одного периода жизни, наступлением нового дня, нового года, новых надежд и чаяний.

Солнечный календарь Хайяма

С распространением ислама, среди таджиков распространился мусульманский лунный календарь, как официальный исламский календарь. Точкой отсчета мусульманского лунного календаря была установлена переселение (хиджра) пророка Мухаммада из Мекки в Медину в июле 622 года. Поэтому календарь называется «лунная хиджра» (?и?рии ?амар?), а с точки отсчета переселения начинается мусульманская эра или летоисчисление.

Известно, что мусульманский календарь зиждется на изменениях лунных фаз, т.е. является сугубо лунным календарем (в отличие от лунно-солнечных). Исходя из этого, его месяцы перемещаются, не являются постоянными, и не привязаны к определенным сезонам года. Например, праздники Рамазан (Ид аль-Фитр) или Курбан (Ид аль-Адха), мы отмечаем в разные сезоны года, так как они основываются на мусульманском лунном календаре.

Недостаток лунного календаря, хотя он также основан на природном явлении, т.е. на смене лунных фаз, заключается именно в его перемещаемости, а потому по нему можно вести только религиозную жизнь, но невозможно эффективно вести общественно-политические или сельскохозяйственные дела. Для ежедневной жизни общества и государства, необходим «неподвижный» солнечный календарь, с отражением смен сезонов года. Поэтому, несмотря на распространение ислама, и официального введения мусульманского календаря, для успешного ведения общественной жизни неофициально использовался старый иранский солнечный календарь, началом которого был день весеннего равноденствия, т.е. Навруз. Этот календарь называли «календарем Йездигерда» (та?вими Яздигурд?) по имени последнего сасанидского шаха Йездигерда III, так как точкой отсчета новой иранской эры или летоисчисления было установлено его восшествие на трон Сасанидской империи в 632 году. В Сасанидской империи был обычай, когда восшествие на престол нового шаха, считалось точкой отсчета новой эры, и последним в этом ряду был Йездигерд III. Таким образом, древнеиранский календарь был сохранен с названиями месяцев, продолжительностью года в 365 (366) дней и началом года, совпадающим с весенним равноденствием – Наврузом. Помимо того, была сохранена Сасанидская традиция ведения точки отсчета от восшествия на престол шахиншаха. Независимо от того, что Сасанидская империя больше не существовала, и зороастризм был побежден, принявшие ислам таджики и персы, в память о своем былом могуществе, продолжали вести летоисчисление по эре последнего сасанидского царя. Этим актом персы и таджики сохранили свое этническое самосознание и культурно-историческую связь с древними национальными корнями. Новшество, которое было введено в календарь, было установление недели с введением новых названий дней, так как в доисламских иранских календарях такой единицы измерения времени, как «неделя» не существовала, и у каждого дня месяца было свое отдельное название.

Традиции Навруза вошли в список культурного наследия ЮНЕСКО

Эра Йездигерда и его солнечный календарь охватывает почти четыре с половиной века — с 632 года по 1079 год и прочно вошла в контекст мусульманской персидско-таджикской культуры. Настолько прочно, что в 1073 году по приказу сельджукидского султана Джалаладдина Маликшаха (1055-1092), независимо от его этнического происхождения любившего древние иранские традиции была создана специальная комиссия для реформы календаря Йездигерда под руководством великого Омара Хайяма. Инициатива сельджукидского султана, тюрка по происхождению указывает на то насколько тюркоязычные династии правившие в Иране и Центральной Азии находились под мощным воздействием персидско-таджикской культуры, что даже проявляли огромный интерес к доисламским арийским традициям.

Комиссия под руководством Омара Хайяма преследовала две задачи: во-первых, реформировать сам календарь, сделав его более точным через математические вычисления и астрономические наблюдения (в обсерватории Исфахана), а во-вторых, изменить точку отсчета летоисчисления, заменив его из года восшествия на престол Йездигерда III, на год переселения (хиджры) пророка Мухаммада из Мекки в Медину. Вторая цель, на наш взгляд была более важной, так как возникла необходимость в исламизации эры. Точка отсчета от восшествия на престол Йездигерда III, последнего сасанидского шаха, который был по вере зороастрийцем, больше не могла удовлетворить духовные ценности мусульман. С одной стороны, нужна была новая точка отсчета, чтобы отразить религиозные воззрения мусульман, а с другой возродить солнечный календарь Навруза с древними названиями месяцев, чтобы сохранить персидско-таджикскую национальную самобытность.

Великий Омар Хайям блестяще решил обе задачи. Более высокая точность солнечного календаря Хайяма, по отношению к другим солнечным календарям, в том числе григорианского, который мы ныне ежедневно используем, признается всеми исследователями. Из старого календаря, были взяты празднование Нового Года в день весеннего равноденствия, т.е. праздник Навруз, и старые, зороастрийские названия месяцев в их новоперсидской форме. Неделя, как единица измерения определенного периода времени и названия дней (шанбе, якшанбе, душанбе…), которые по всей вероятности, были уже введены в календарь Йездигерда, в календаре Хайяма закрепились окончательно и приобрели официальный характер. Следует отметить, что эти названия дней в персидско-таджикской среде закрепились также и за названиями дней календаря лунной хиджры. В обеих календарях, как солнечной хиджры так и лунной из арабских названий дней недели непосредственно заимствовано только слово «?умъа» (пятница), хотя существует также таджикское название этого дня – «одина».

Другим, важным новшевством было то, что наряду с реформой самого календаря, была заменена ее точка отсчета. Хайям данным актом, не только удовлетворил духовные вкусы и ценности мусульман, но самое главное синтезировал старую доисламскую цивилизацию с исламской персидско-таджикской культурой. Омар Хайям заменил точку отсчета реформированного им солнечного календаря из года воссшествия на престол Йездигерда III (632 г. н.э.), на год хиджры пророка ислама Мухаммада (622 г. н.э.). Тем самым, его календарь стал называться солнечной хиджрой (?и?рии шамс? е хуршед?), став вторым официальным мусульманским календарем в ираноязычной среде. Таким образом, 15 марта 1079 года, когда был введен новый календарь Хайяма, эра Йездигерда закончилась и началась новая эра. Эту эру иногда называют эрой Джалаладдина Маликшаха, сельджукидского султана и как было выше указано инициатора реформы календаря. Но, на мой взгляд, это неверно, так как при реформе календаря за точкой отсчета не был принят год ее ввода или год рождения, или, же восшествия на престол султана Маликшаха. Более верно, когда только сам календарь назвать «джалаловским календарем» («та?вими ?алол?»), но еще точнее и справедливее ее называть «календарем Хайяма» («та?вими хайем?»). Также этот календарь называют персидским, (та?вими форс?) что, несомненно, тоже верно. Эрой календаря Хайяма, как и в лунном мусульманском календаре, является эра хиджры — переселения пророка Мухаммада из Мекки в Медину, другими словами точки отсчета обеих календарей являются едины. Разнятся только исчисления лет — в лунной хиджре сейчас идет 1438 год, а по солнечной хиджре, в 2017 году в день Навруза наступает 1396 год. Это, прежде всего, связано с количеством дней календарей: в солнечном календаре Хайяма 365 дней, а в исламском лунном календаре 354 дня.

По итогам реформирования календаря Омар Хайям написал небольшой и очень интересный трактат под названием «Наврузнаме» («Книга о Наврузе»), тем самым, на наш взгляд, подтвердив, что его основной целью было возрождение древнего национального праздника. Трактат состоит из семнадцати разделов, тематика которых связана с историей появления праздника, о свойствах и признаках различных вещей (золото, меч, стрела и лук, перо… ), животных и птиц (коня и сокола), пользе вина, свойствах красивого лица и т.д. имеющих отношение к особенностям празднования Навруза.

Трактат начинается такими словами: «В этой книге раскрывается истина Навруза, в какой день он был при царях Ирана, какой царь установил его и почему его справляют, а также другие обычаи царей и их поведение во всех делах.

Гиблая идея. О создании персоязычного канала «Навруз»

Что касается причины установления Навруза, то она состоит в том, что как известно, у Солнца имеется два оборота, один из которых таков, что один из которых таков, что каждые триста шестьдесят пять дней и четверть суток оно возвращается в первые минуты созвездия Овна, в то же самое время дня, когда оно вышло, и каждый год этот период уменьшается».

Затем Омар Хайям описывает свойства каждого из 12 месяцев календаря. Фарвардин – начало роста растений; урдибихишт – веселье мира похожий на рай; хурдад – кормление людей пшеницей, ячменем и плодами; тир – деление пшеницы, ячменя и других вещей; мурдад – земля дала условия для плодов и фруктов, чтобы они созрели; шахривар – обилие доходов; мехр – дружба между людьми, созревание злаков и плодов; абан – месяц вод о дождей; азар – месяц огня, так как погода ставнится холодной и появляется нужда в огне; дай – суровая погода и земля далека от веселья; бахман – похож на месяц дай, по своему холоду и сухости; исфандармуз – месяц когда начинают прорастают плоды и растения (Наврузнаме, с. 134).

Как было выше отмечено, названия месяцев в календаре Хайяма, остались неизменными и их корень зиждится в зороастрийской религии и древнеиранской культуре. Каждый месяц назван именем какого-либо зороастрийского ангела (амшоспандон) или божества (эзадон). Но Омар Хайям, не был ни зороастрийцем, ни даже шиитом. Он и инициатор реформы календаря сельджукидский султан Джалаладдин Маликшах были правоверными мусульманами суннитами ханафитами и их целью было возрождение старого календаря Навруза на основе исламских религиозных и культурных ценностей. Поэтому, Омар Хайям, на наш взгляд, конечно-же зная о зороастрийских значениях названий месяцев, сознательно придал им новые комментарии освободив их от зороастрийской освященности. Зороастрийский религиозный смысл древнего праздника среди таджиков утерял свое значение и Навруз в качестве наступления Нового года и пробуждения природы стал сугубо национально-светским праздником. Его комментарии являются сугубо светско-земледельческими, которые в полной мере отражают дух, смысл и сущность Навруза, прежде всего, как праздника земледельцев и землепашцев, и не противоречат мусульманским воззрениям и ценностям таджиков и персов.

Возрождение Навруза

Месяцы календаря Хайяма, помимо зороастрийских, также имеют двенадцать арабских зодиакальных (животных) названий. Существуют также исконно таджикские зодиакальные названия месяцев, но, к сожалению, они забыты и не используются в ежедневном обиходе. Эти 12 зодиакальных названий (?ут, мо??- рыбы, ?амал, барра – овен, савр, гов – телец и т.п.) соответствуют 12 созвездиям (бур?) расположенным на пути видимого годового пути Солнца. Этим 12 созвездиям люди дали название какого-либо животного и они стали также названиями месяцев календаря Хайяма, которые распространились среди народных масс Центральной Азии и Афганистана. В Афганистане ныне зодиакальные названия месяцев солнечного календаря являются официальными, а среди таджиков распространены в качестве составной части народных календарей. Например, каждый таджик знает, что 21 марта наступает Навруз и месяц хамаль (овен), и по этому поводу есть народная поговорка отражающая приход весны и пробуждение природы: «мо?и ?амал дар амал», т.е. «месяц хамаль в действии».

Таким образом, великий Омар Хайям через реформирование календаря своих предков синтезировал арийскую и исламскую культуры, по существу возродив Навруз и дав ему новое дыхание. Его календарь, на мой взгляд, наряду с «Шахнаме» Абулькасыма Фирдоуси является одной из высших точек симбиоза персидско-таджикской доисламской и исламской культур. Хотя созданный им календарь является в современном Иране официальным календарем, но к шиизму отношение не имеет, как думают некоторые наши ограниченные и не сведущие муллы. Сложился интересный исторический парадокс: в современном шиитском Иране пользуются календарем Навруза, который в свое время реформировали сунниты Омар Хайям (у шиитов имя Омар (Умар) не практикуется), Джалаладдин Маликшах и его знаменитый визирь, близкий друг Хайяма, автор знаменитого трактата «Сиясатнаме» просвещенный Низамульмульк убитый от рук ассасинов аламутской крепости ненавидящих мусульман-суннитов.

Следует заметить, что помимо календаря Хайяма насчитываются несколько солнечных календарей основанных на Наврузе – зороастрийский, йездигердский, согдийский, хорезмийский, шахиншахский и т.д. Начало или проще говоря «Новый год» всех этих календарей приходится на 21 марта, т.е. на день весеннего равноденствия, когда наступает Навруз. Но что касается их эр и летоисчислений то они разнятся между собой. Например, эра последнего сасанидского шаха Йездигерда отсчитывается с 632 года (в 2017 г. наступает 1385 г.) когда он взошел на престол, а по зороастрийской эре отсчитывающейся с 1737 года до н.э. в 2017 году наступает 3754 год. Новейшую реформу эр солнечных календарей Навруза предпринял последний шах Ирана из династии Пехлеви Мухаммад Резашах. В 1976 году он заменил эру хиджры на шахиншахскую эру и ввел новое летоисчисление от начала династии Ахеменидов. В результате в 1976 году наступил 2535 год, а в 2017 году наступил бы 2576 год. Но вскоре шах отменил свое нововведение из-за крайней непопулярности среди народа и восстановил эру хиджры. Подчеркнем, что шах не заменил календарь Хайяма, он временно заменил только эру.

Исходя из этого, обретение знаний о календарных системах, основанных на Наврузе, несомненно, нужно приветствовать, так как это способствует расширению кругозора и росту национально-исторического самосознания. Но всегда нужно помнить о том, что важен, первичен и неизменен сам древний праздник Навруз, наступление нового периода жизни, праздник весны и света, пробуждения природы, веселья, земледелия, суманака, народных традиций и обычаев. Эры и календари всегда зависели от Навруза, приспосабливались к этому великому празднику, но сам Навруз как наступление нового периода жизни существовал до появления календарей и эр, существует, и всегда будет существовать вне зависимости от них.

Как и в древние времена, сегодня Навруз является важнейшим событием национального бытия таджикского народа. В период Независимости он стал поистине важнейшим национальным праздником отвечающем духу нашего светского государства, связующим звеном разных времен и эпох, праздником в котором мы острее осознаем свою национальную самобытность, свою связь с нашей великой культурой и историей.

Масрур Абдуллоев, профессор РТСУ, специально для Asia-Plus

Источник — ASIA-Plus

Евросоюз стал напоминать поздний СССР

Евросоюз стал напоминать поздний СССР

В Германии и Франции набирает популярность идея «Европы разных скоростей»

Палата лордов британского парламента 14 марта одобрила законопроект о запуске процедуры Brexit в его первоначальном виде, без поправок. Хотя изначально экспертами высказывались опасения, что парламентарии своими законодательными коррективами практически сведут на нет итоги референдума о выходе Великобритании из ЕС.

Ранее документ одобрила палата общин, так что теперь для вступления закона в силу необходимо лишь согласие королевы Елизаветы Второй. Подобная процедура в стране проходит, по сути, автоматически, так что, по всей видимости, уже в ближайшие часы у премьер-министра Терезы Мэй не останется никаких преград для задействования 50-й статьи Лиссабонского договора о выходе Великобритании из Евросоюза.

Первоначально лорды добивались внесения в законопроект двух поправок: они требовали от правительства гарантировать неизменность статуса проживающих в Великобритании граждан ЕС и законодательно закрепить обещание премьера представить итоговые договоренности с Евросоюзом на суд парламента.

Позднее лорды предпочли отказаться от своих требований. По всей видимости, это было сделано, чтобы избежать упреков в препятствовании выполнению воли народа, выраженной на референдуме.

Между тем, число недовольных Евросоюзом внутри него не снижается, скорее, наоборот. Не случайно периодически возникают акции протеста в разных странах ЕС.

На днях стало известно, что более семи тысяч поляков подписались под петицией к президенту Польши Анджею Дуде с требованием провести референдум о выходе Варшавы из Евросоюза под названием PolExit. Сторонники выхода Польши из ЕС все больше заявляют о недовольстве «антихристианскими ценностями западноевропейцев, их признанием однополых браков, эвтаназии и абортов». Поляки также выступают против попыток навязать им прием беженцев из Африки и Ближнего Востока. Кроме того, жителей Польши крайне беспокоят планы через евроструктуры уничтожить угольную промышленность, а также случаи вмешательства евробюрократов во внутренние дела официальной Варшавы.

На сегодняшний день столпами ЕС остаются Германия и Франция. А в какую сторону в этих странах склоняется общественное мнение? Нет ли усталости от роли «локомотивов Евросоюза»?

— Действительно, сейчас наблюдается определенный идеологический раскол европейских элит, — говорит германовед, ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Александр Камкин. — Это соответственно отображается в медийном пространстве и влияет на общественные настроения. Миграционный кризис и выход Великобритании показали, что ЕС нуждается в серьезном реформировании, если хочет сохраниться. Впрочем, что касается Великобритании, то я думаю, что она во многом останется интегрированной в структуры ЕС. Просто англичане хотят по максимуму использовать плюсы объединенной Европы и при этом минимизировать очевидные издержки такого объединения. Это и миграционный кризис, и засилье евробюрократии, и превращение Европы в этакие соединенные штаты с доминированием Германии. Это во многом как раз не устраивает Великобританию, которая на протяжении всей своей истории не хотела давать ни одной другой стране главенствовать в Европе. Таким образом, происходит постепенное разделение. Основу Трансатлантического союза составляют США, Канала и Великобритания. А ЕС понемногу «отпускает» Англию.

Если говорить о политических силах Германии, то там за выход из ЕС откровенно выступают только маргиналы из числа левых радикалов и ультраправых. Практически все «форматные» политические силы Германии от партии «Левые» до «Альтернативы для Германии» в данном вопросе придерживаются умеренных позиций. Партия Ангелы Меркель и социал-демократы, а также примыкающие к ним «зеленые» выступают за дальнейшее углубление европейской интеграции и постепенное возникновение «Соединенных штатов Европы». В то время как партии «Левые» и «Альтернатива для Германии» очень осторожно критикуют нынешний курс ЕС, призывая оставить экономическую интеграцию, но не превращать Европу в новый плавильный котел, где все народы потеряют свою идентичность. Этому процессу говорится достаточно уже слышимое «нет» со стороны многих немецких политиков. Однако никто из серьезных политических деятелей не говорит о выходе из ЕС, поскольку это будет означать, что Германия выйдет из самой себя. Тем не менее, понимая недовольство избирателей ростом числа мигрантов, необходимостью делать серьезные вливания в банковские системы других стран, даже партии Ангелы Меркель приходится мимикрировать, выдвигать некие популистские лозунги о необходимости реформ в ЕС.

«СП»: — На уровне обывателей в Германии и Франции растет ли недовольство тем, что приходится тратиться на поддержание экономики других стран, на решение проблем с мигрантами и т. д. С другой стороны, ведь и в небольших странах ЕС, вроде Болгарии и Греции, жители недовольны, что их промышленность исчезает буквально на глазах?

— Это имеет место и объясняется изначально неравным положением, скажем так, ядра ЕС и его периферии. В свое время главными бенефициарами расширения Евросоюза на восток стали политические элиты прибалтийских государств, Болгарии, Румынии, Чехии, далее — по списку. Поскольку именно их представители получили тепленькие места в Европарламенте и других бесчисленных евроструктурах. В то время как менее успешные экономики этих стран оказались жертвами агрессивного поглощения транснациональных компаний, в первую очередь, немецких. И получилась парадоксальная ситуация: немецкий обыватель, который видит, что отчисленные им налоги выделяются на поддержание греческих банков, к примеру, начинает возмущаться, что немцы кормят греков. Греки, экономика которых просела на четверть из-за вступления в ЕС, жалуются, что немцы разрушают их промышленность. То же самое происходит в Болгарии и Румынии. Правда, при этом все те же самые греки, болгары и румыны всеми силами стремятся устроиться на работу в Германии или Франции. Возникает этакий конгломерат, где все друг другом недовольны. Это напоминает ситуацию в позднем СССР, когда вдруг в каждой республике закричали, что их обманывают, обирают, что хватит кормить этих русских, таджиков, украинцев и далее по списку. Поэтому в Евросоюзе все больше понимают, что необходимо вырабатывать некие новые принципы взаимного сосуществования, отчего порой возникает весьма острый дискурс.

«СП»: — Можно ли предположить, что ЕС повторит судьбу СССР?

— Сейчас острота проблем, того же миграционного кризиса несколько уменьшилась. На Балканах поставили заслоны для нелегальных мигрантов, поэтому их теперь попадает в Европу гораздо меньше. Но суть проблемы не решена. Температуру сбили, но бактерии в «европейском организме» остались. Усиление экономического кризиса или новые эксцессы на Балканах тут же могут привести к тому, что старые проблемы всплывут с новой силой.

Такой пессимистический вариант, как распад ЕС, я бы тоже не исключал. Запас прочности у Евросоюза пока есть. Но история показывает, что даже те проблемы, которые до поры до времени удается держать под контролем, при определенном развитии ситуации, могут стать катализатором мощного социального взрыва. Как, в общем-то, и произошло в СССР в свое время. В ЕС «благодатная почва» для такого сценария — это новые волны нелегальной миграции, порождающие все новых сторонников радикального ислама в сердце Европы. Со временем, это может вызвать серьезные межэтнические столкновения, и как следствие — распад ЕС. По крайней мере, исключать этого нельзя.

— Рост евроскептицизма налицо по всем параметрам, — считает эксперт по Франции, ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Сергей Федоров. — В том числе и во Франции. Правда, сказать, что французы однозначно выступают за выход из ЕС, было бы неправильно. Люди дорожат достижениями объединенной Европы. Такими, как свобода передвижения по разным странам. При этом большинство уверено, что необходимо реформировать ЕС, устранить те недостатки, которые есть. Людей раздражает излишняя политизированность ЕС и бюрократизм при принятии многих решений. Это отражается и в предвыборных программах наиболее вероятных победителей президентской гонки во Франции. И Эммануэль Макрон, и Франсуа Фийон выступают за сохранение ЕС при проведении реформ. Фийон, например, считает, что Евросоюз должен сосредоточиться на решение нескольких основных для объединенной Европы вопросов, а остальные оставить в компетенции национальных государств. Кроме того, он сторонник идеи «Европы разных скоростей». Иначе говоря, выделить несколько стран, которые бы интегрировались более тесно. И назвать их «зоной евро». А страны Восточной Европы входили бы в ЕС постольку-поскольку. Эта идея появилась давно, но она все больше набирает популярность среди политиков «старой Европы». Французы в большинстве своем даже считают, что у «зоны Евро» должно быть свое правительство, которое бы отстаивало интересы этого союза внутри Евросоюза. Тот же Фийон ратует за то, чтобы в ближайшее время была выстроена единая налоговая система. Я думаю, это не очень реальная перспектива в такой временной срок. Понадобится, как минимум, несколько десятилетий. В итоге могу сказать, что и Германия, и Франция, ряд других старых членов ЕС, несмотря на проблемы, пока выступают за дальнейшую модернизацию Евросоюза. Политики, да и простые обыватели понимают, что на данной ситуации ущерб от возможного распада ЕС значительно превысит те издержки, которые они несут сейчас.
Алексей Полубота
15 марта 17

Источник — svpressa.ru

НАРОДЫ ПО ОБЕ СТОРОНЫ РОССИЙСКО-АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ГРАНИЦЫ: РИСК ИЛИ ПОТЕНЦИАЛ?

Дагестан во многом является уникальным субъектом Российской Федерации. Будучи самой большой республикой СКФО, регион также носит звание самого многонационального в стране. Здесь переплетаются различные культуры, образующие причудливую мозаику, поэтому искусство управления здесь накладывает иные требования, нежели в других регионах. Страна гор, как часто именуют Дагестан, находится на южных границах России, что предполагает определенную дипломатичность по отношению к соседям, особенно учитывая то, что по обе стороны границы обитают одни и те же этнические сообщества.

Как известно, в приграничных районах Дагестана и Азербайджана проживают лезгины, цахуры, агулы, аварцы и азербайджанцы. Этот обстоятельство несет не только риск, как это было принято считать в советские годы, но и немалый потенциал. Нынешний глава Дагестана Рамазан Абдулатипов, как и многие его предшественники, старается придерживаться дипломатичной риторики, когда речь идет об Азербайджане. Недавно он выразил благодарность руководству соседней державы, что она не поддержала антироссийские санкции.

Часто внутренняя политика отражается на внешней и наоборот. В этой связи интересно узнать, отражается ли дружеская риторика Абдулатипова в адрес Азербайджана на положении азербайджанцев, живущих на юге Дагестана.

Азербайджанское всё Дагестана

Этнические азербайджанцы сконцентрированы преимущественно в Дербенте, где они составляют треть населения, а также в Дербентском и Табасаранском районах.

По последним двумя переписям в Дагестане количество азербайджанцев увеличилось незначительно. В 2002 году их было свыше 111 000 человек, а в 2010 году – более 130 000 человек. Азербайджанский является одним из государственных языков Республики Дагестан, но на деле его представленность нельзя сравнить с русским. Он занимает такое же скромное положение, как и остальные региональные языки. Государственным он стал не без оснований – на юге Дагестана он традиционно служил в качестве языка межнационального общения.

Доля носителей азербайджанского языка в Дагестане между последними переписями упала почти на 10%. Это довольно сильный спад для языка, который является государственным в соседнем государстве.

Между тем политика российского государства в отношении языка азербайджанцев Дагестана более чем странная. Это выражается в том, что азербайджанские печатные СМИ Республики Дагестан выходят на основе кириллического алфавита, хотя азербайджанский язык в соседнем Азербайджане давно перешел на латинскую графику. Кроме того, в Дагестане вещание на ТВ и радио на азербайджанском языке осуществляется лишь по нескольку часов в месяц. В этом смысле представленность азербайджанского и других региональных языков в СМИ сложно сравнить с русскоязычной масс-медиа продукцией. Напомним, на русском языке в Дагестане выходят больше всего газет, ведется круглосуточная трансляция в ряде каналов и вещание во многих радиостанциях.

Азербайджанский язык преподается в местных школах и является языком воспитания в детских дошкольных учреждениях. В школах с мононациональным составом учащихся обучение по всем предметам в начальных классах ведется на азербайджанском языке.

От настороженности к партнерству

Вместе с тем, по мнению директора Международного аналитического центра «Этноглобус» Гюльнары Инандж, отношение к азербайджанцам и Азербайджану стало меняться в лучшую сторону.

«Общеизвестно, что с развалом Советского Союза и вплоть до конца 2000-х годов были трения и попытки выдавливания азербайджанцев из Дербента. Это особенно проявлялось в попытке захвата шиитской Джума мечети со стороны радикально настроенных представителей исламских течений. Это также явилось результатом этнических клановых разборок и борьбой за власть и раздел сферы влияния. К тому же в некоторых СМИ проводится политика ненависти к азербайджанскому государству, попытка отрицания и изменения на свой лад азербайджанской истории», — отмечает эксперт.

В свою очередь, азербайджанскую культуру спасают не только предпринимаемые меры, но и ее историческая значимость и популярность в регионе. «Азербайджанские классические и современные песни звучат на всех языках народов Дагестана. Это свидетельствует о том, что общественное мнение об Азербайджане и азербайджанцах не находится под влиянием националистических радикальных персон и кланов», — заявляет Гюльнара Инандж.

При этом, по мнению эксперта, важной вехой в отношениях с Азербайджаном стало подписание между Азербайджаном и Россией 3 октября 2010 года Договора о делимитации границ. «Подписание этого документа изменило восприятие азербайджанцев в Дагестане», — утверждает эксперт. Активность, проявляемая Азербайджаном в жизни Дагестана, воспринимается Москвой теперь не так болезненно.

«В Дагестане проводятся различные культурные мероприятия, посвященные азербайджанской культуре и науке. Азербайджан участвует в реставрации и строительстве культурных объектов в Дагестане. Самое важное, в последние годы выросли экономические вложения Азербайджана в Дагестан, которые подкрепляются договорами. Азербайджанские регионы, в том числе приграничные с Дагестаном районы, экономически сильно развиты, что заметно улучшает жизнь азербайджанского населения, в том числе этнических дагестанцев, исторически проживающих на этих землях»,- отметила политолог.

По мнению Гюльнары Инандж, до подписания договора о делимитации границ Москва с настороженностью относилась к участию Азербайджана в инвестиционных проектах на Северном Кавказе, в частности в Дагестане. Но правила игры изменились. «Сложная международная ситуация, попытки использовать этнические вопросы для ослабления государств, в том числе России, стало одной из причин изменения политики Москвы», — считает эксперт.

«Если раньше было опасение, что азербайджанцы Дагестана могут захотеть стать частью Азербайджана, то низкий уровень социально-экономического развития, в том числе Южного Дагестана, и разжигание националистических чувств извне, является еще большей опасностью для целостности и стабильности на юге России. Эти факторы и многие другие международные вызовы подтолкнули Москву, а вслед и Махачкалу, изменить политику относительно Азербайджана» — рассказала нам Гюльнара Инандж.

Мнение ФЛНКА

Между тем, по мнению представителя Федеральной лезгинской национально-культурной автономии, наличие лезгин и других народов нахско-дагестанской языковой группы по обе стороны границы не очень влияет на отношения Дагестана с Азербайджаном.

«В российско-азербайджанских отношениях, на мой взгляд, отражены два аспекта. Первый – общероссийские интересы, когда Дагестан отходит на второй план, а иногда им даже жертвуют. Например, ратификация договора о госгранице с Азербайджаном, в котором был проигнорирован голос жителей пограничья и обнажился целый ряд проблем, во многом совершенно неожиданных: распределение воды реки Самур и отсутствие реального контроля за водораспределительным узлом на ней, отошедшим к Азербайджану. Второй – интересы дагестанской элиты, в которых также игнорируются интересы, как жителей Дагестана, так и их собратьев в Азербайджане», — заявил Амиль Саркаров, член Совета Федеральной лезгинской национально-культурной автономии.

При этом лезгинский общественник оценивает влияние Азербайджана на Дагестан, в частности на политическую элиту этого региона, как чрезвычайно высокое. «Наблюдается ассиметричный характер взаимоотношений между Дагестаном и Азербайджаном, и дагестанская элита во многом является проводником такой однобокой политики», — заявляет Амиль Саркаров.

http://www.kavkazr.com/a/south_of_southern_region/28161550.html

Без мигрантов: из Саудовской Аравии выдворят пять миллионов человек (20% населения)

Cаудовская Аравия разрабатывает программу по депортации приблизительно 20% своего населения — пяти миллионов нелегальных мигрантов. Решение об этом обсуждается в Консультативной ассамблее (Шуре) страны по инициативе одного из депутатов — доктора Садка Фаделя. По сообщению газеты Al Hayat, власти королевства опасаются, что мигранты потребуют «натурализовать их», предоставив саудовское подданство. Предполагаемая кампания по выдворению нелегалов не будет первой: с 2012 по 2015 год из государства выставили 243 тысячи пакистанцев — некоторых по обвинению в исламском терроризме.

Начало массовой миграции в королевство мусульманских святынь было положено в 1970-е годы на фоне нефтяного бума тех лет. Приезжие нужны были не только из-за потребностей растущей экономики. Дело в особенностях саудовского законодательства. По принятым в стране ограничениям, женщины не имеют права водить автомобиль. Мигранты устраивались шоферами, а кроме того осваивали и менее квалифицированную работу — грузчиков, бэбиситтеров и подсобных рабочих.

Система саудовской трудовой миграции получила название «кафала». По правилам кафалы, право приезжего на проживание поставлено в зависимость от намерений его работодателя. Без согласия саудовца, завезшего мигранта, тот не может сменить место работы. Тем более речи нет о том, чтобы отыскать другого нанимателя.

Несмотря на патерналистский подход, лишь немногие приезжие получили право жить поблизости от хозяев. В саудовских городах образовались гетто мигрантов, а общее число гастарбайтеров выросло до внушительных отметок — 30% населения страны, согласно переписи 2010 года.

Саудовская Аравия не резиновая

О том, что массовая миграция становится вызовом для экономики королевства, экономисты предупреждали монархию давно. Согласно статистике, 12% населения страны не имеет работы, включая сюда 25% молодых людей и 75% женщин. По оценке газеты The Guardian, саудовские работодатели выработали привычку нанимать иностранцев даже в тех случаях, когда могли бы обратиться к местному работнику. «Целые сектора экономики контролируются приезжими», — резюмирует издание.

Многие саудиты уверены, что миграция повышает уровень преступности, а гастарбайтеры нападают на более обеспеченных в экономическом отношении местных. Однако недовольны и сами переселенцы. С 2014 года, когда нефтяные цены пошли вверх, в стране проходят акции протеста пакистанских работников, которым не заплатили за их труд. В январе 2017 года дело дошло до столкновений в священном городе Мекке, завершившихся арестами приезжих. На этом фоне правозащитная организация Human Right Watch заявляет о массовых нарушениях прав гастарбайтеров, особенно в рамках системы кафалы. Гастарбайтеры бегут от своих «владельцев» — и пополняют число нелегалов.

Усугубляет положение дел и религиозная напряженность. Наниматели в Саудовской Аравии — мусульмане, а приезжие работники нередко придерживаются христианской веры. В особенности это касается выходцев из соседней Эфиопии, а также популярных во всем мире филиппинских нянь. Однако по законам королевства строительство церквей в нем запрещено. Так что нелегалам-христианам приходится исповедовать свою веру тайно.

Помимо традиционных подозрений в адрес христиан, саудовские власти опасаются и привычного для себя исламского экстремизма. В 2016 году пакистанский нелегал Абдулла Гулзир Хан подорвал себя у американского консульства в городе Джедде. Еще несколько его соотечественников-гастарбайтеров тогда же были арестованы по подозрению в связях с талибами.

Принятая в Саудовской Аравии на самом высоком уровне «Программа-2030» ставит перед собой амбициозную цель — избавиться от сырьевой зависимости. Важной составной частью этого плана является создание местного конкурентноспособного производства.

С этой целью необходимо преодолеть безработицу, вызванную перекосами в системе образования. Королевство выпускает слишком большое количество исламских богословов, многие из которых не могут найти работу.

Но другая причина безработицы — конкуренция со стороны низкооплачиваемых мигрантов. Таким образом, депортации, проводящиеся с 2013 года, рассматриваются в Эр-Рияде как часть программы по оздоровлению страны.

Игорь Гашков.

Источник — ria.ru

Готов ли Ближний Восток отказаться от понятия «религиозное меньшинство»?

Президент Ливана генерал Мишель Аун едет в Ватикан. Как сообщает ватиканский новостной блог Il sismografo, папа Римский Франциск примет ливанского лидера в четверг, 16 марта. Президентом Ливана генерал Аун был избран сравнительно недавно, в октябре прошлого года, после того, как о его поддержке заявил ориентирующийся на Саудовскую Аравию председатель суннитской партии «Аль-Мустакбаль» Саад Харири, что обеспечило наконец необходимые голоса депутатов ливанского парламента, который и выбирают главу страны.

Напомним, как устроена власть в этом ближневосточном государстве. Существующая модель была создана в 1943 году в процессе обретения Ливаном независимости от Франции. Для того, чтобы обеспечить более-менее равный доступ к верховной власти для всех религиозных конфессий, был разработан следующий порядок: президентом страны должен быть христианин-маронит, премьер-министром — суннит, спикером парламента — шиит, а в правительстве должны быть поровну представлены христиане и мусульмане. В соответствии с конфессиональным делением в Ливане зарождались и политические партии, которые по большей части имеют религиозный характер. Христианские, суннитские, шиитские, друзские партии борются не друг против друга, а за места в пределах заранее определенных конфессиональных квот.

Одно время эта модель казалась оптимальной. В ноябре 2014 года апостольский нунций Святого престола в Бейруте архиепископ Габриэле Качча предложил ее даже в качестве варианта для урегулирования конфликта в Сирии. По его словам, Ливан является «образцом многоконфессионального сосуществования, который мог бы помочь решить насильственные межконфессиональные конфликты на Ближнем Востоке, здесь нет большинства или меньшинства, но каждая из общин есть часть целого». Все прочие планы урегулирования, что по Сирии, что по Ираку, оперируют понятиями некой одной доминирующей группы и всех остальных. Чего нет в Бейруте, во-первых. А, во-вторых, Ливан с одной стороны «открыт для Запада», с другой стороны, соблюдает «традиционные ценности». Все это позволяет ливанскому обществу пребывать в равновесии, быть не «демократией чисел», а «демократией общих решений». Однако со временем стало ясно, что «демократия общий решений» срабатывает не всегда. Так, после завершения 25 мая 2014 года мандата бывшего главы государства Мишеля Сулеймана ливанские законодатели не могли договориться о политической фигуре, которая устроила бы партии мусульман и христиан, причем, раскол наметился в среде самих мусульман, одни из которых ориентировались на шиизм и Тегеран, другие на суннизм и Эр-Рияд.

Сегодня даже ливанским христианам становится понятно, что наступает пора реформ. На днях из Египта вернулся патриарх Бешара аль-Раи, предстоятель Маронитской католической церкви. Монсеньор принимал участие в конференции «Свобода и гражданство между разнообразием и интеграцией», которая прошла в Каире с 28 февраля по 1 марта под эгидой президента Египта Абдул-Фаттаха Ас-Сиси, а организована она была известным суннитским университетом Аль-Азхар. По итогам встречи делегаты из 50 стран мира, включая высших духовных лидеров всех христианских конфессий Ближнего Востока, подписали Декларацию о сосуществовании между христианами и мусульманами. Как передает Radio Vaticana, cреди центральных тем, затронутых на конференции, был вопрос о «дхимми» — исламской концепции, оправдывающей гражданское неравенство между мусульманами и немусульманами на основании их религиозных различий. По словам верховного имама университета Ахмада Мухаммада Аль-Тайиба, сегодня эта концепция представляется ненаучной и анахроничной. «Все граждане равны, и христиане не могут рассматриваться как меньшинство: такой термин отмечен отрицательными коннотациями», — подчеркнул верховный имам, утверждая, что «совместная воля народа основана на гражданстве, равенстве и верховенстве права, в противном случае нельзя говорить о каком бы то ни было человеческом прогрессе».

С этими словами солидарен и маронитский патриарх. «Слово меньшинство должно исчезнуть из нашего лексикона и его следует заменить понятием гражданства», — заявил Бешара аль-Раи, добавив, что обсуждал этот вопрос с президентом Ас-Сиси и коптским православным патриархом Тавадросом II. По словам маронитского патриарха, он чувствовал «во время встречи с президентом Египта, что тот глубоко осознает — само спасение арабского мира и арабской культуры, построенное нами вместе, мусульманами и христианами, стоит этой цены». Но сказав «а», то есть, что понятие «меньшинства» должно исчезнуть, следует сказать и «б», то есть отказаться от системы устройства власти, основанной на распределении должностей среди религиозных общин. Этот вопрос сегодня становится остро актуальным на Ближнем Востоке, особенно в случае Ирака. В преддверии освобождении захваченных боевиками ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) ряда провинций страны среди различных политических партий, региональных правительств, этнических и религиозных общин ужесточаются споры по вопросу будущего устройства Ирака. В результате глава Халдейской католической церкви патриарх Рафаэль Луис Сако вынужден буквально заклинать своих единоверцев не сдаваться соблазнам и не идти на раскол страны, поддавшись на посулы создания некой христианской автономии на полях равнины Ниневии.

Альтернативной углублению сектантских разделений на Ближнем Востоке может стать другой проект. Летом 2015 года его выдвинул Ахмед аль-Тайиб, когда впервые посетил Европу для участия в конференции «Восток и Запад. Диалоги о культуре», организованную во Флоренции католической Общиной святого Эгидия. Накануне визита верховный имам университета Аль-Азхар призвал к объединению мусульманских стран по примеру Европейского союза в ответ на попытки фундаменталистов из ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) создать на Ближнем Востоке «халифат». Эту же идею в интервью Radio Vaticana поддержал тогда халдейский католический архиепископ Эрбиля Башар Варда, отметив, что «это смелое заявление, я думаю, мы должны идти по пути реализации этой инициативы». Безусловно, сейчас, когда на Ближнем Востоке бушуют войны, а различные силы пытаются еще сильнее стравить между собой шиитов и суннитов и внести раздоры даже среди христиан, мысль о «мусульманском ЕС» выглядит фантастичной. Однако можно сказать, что и сам Евросоюз стал «плодом» страшной Второй мировой войны, после которой европейцы на протяжении десятилетий шли к идее создания интеграционного объединения, которое бы вместо пушек делало масло. Вместе с тем, ближневосточные религиозные деятели наверняка хотели бы избежать на этом пути и другой крайности, характерной для современной Европы, доминирования агрессивной формы лаицизма, выталкивающей Церковь из общественного пространства и маргинализирующей ее.

Отказ от концепции «религиозное меньшинство — большинство» и переход на позицию равного «гражданства» является одним из первых шагов по созданию нового Ближнего Востока. На церковном уровне поддержку этой идее сегодня обозначили лидеры мусульман и христиан в Египте и христиан в Ливане. Слово за президентами стран и политическими партиями. Возможно, во время встречи генерала Ауна в Ватикане с папой Франциском станет понятно, какова позиция светских властей в отношении инициативы, выдвинутой частью религиозного ближневосточного сообщества.

Станислав Стремидловский, 11 марта 2017,

Источник — regnum.ru

Эрдоган — Путин. Россия и Турция: оттепель

Слова, сказанные президентом Эрдоганом на пресс-конференции после саммита в Москве, следует особо подчеркнуть: «Мы подошли к концу процесса нормализации. Мы больше не хотим произносить такое слово, как «нормализация»». Многообещающая риторика… Но… «Откуда и куда мы пришли… какой ценой…»

* * *

Исмет Иненю (İsmet İnönü, второй президент Турции, преемник Ататюрка — прим. перев.) однажды сказал:

«Ошибка, совершенная в начале войны, прилипнет к вам до самого ее конца…»
Это не просто высказывание, это афоризм.

* * *

Если бы в Хатае мы не сбили российский военный самолет, дескать, он «нарушил границу на 18-20 секунд», разве Турции пришлось бы заплатить такую высокую цену?

Особенно если сразу после произошедшего не было намека на «выражение сожаления»… Если вместо этого обратились к НАТО, напомнив о «положениях оборонного соглашения»… Если бывший премьер-министр Давутоглу (Davutoğlu) сказал, что «лично отдал приказ» турецким F-16, сбившим российский самолет, и связи разорвались…

Результаты известны. Поплатились все мы.

* * *

Благодаря вчерашнему саммиту, очевидно, был достигнут существенный прогресс в возвращении к климатическим нормам в отношениях.

Для деловых поездок из Турции в Россию визы не будут требоваться, что является первым шагом на пути к отмене визовых ограничений.

Путин подтвердил гарантии «безопасности» российским туристам…

В проектах атомной электростанции и «Турецкого потока» нажимают на газ…

Под рядом важных соглашений были поставлены подписи обеих сторон…

А также единодушие лидеров по поводу «территориальной целостности Сирии»…

Заявление о продолжении успешной линии, проводимой двумя странами на пути к урегулированию в Сирии…

* * *

Но…

Было бы полезно обратить внимание на все еще очень важную и, можно даже сказать, важнейшую проблему.

«Кантоны» Партии «Демократический союз» (PYD), протянувшиеся вдоль нашей южной границы, вот-вот образуют коридор, который прервет сообщение между нами и Сирией, арабскими странами.

Манбидж под контролем Отрядов народной самообороны (YPG) — «гнойник» для Турции…

Президент Эрдоган объявил, что после завершения операции в Эль-Бабе придет черед «Манбиджа, расположенного на западе от Евфрата».

Несмотря на прошедшее с тех пор время, каких-либо подвижек нет.

Словно для Свободной сирийской армии, усиленной ВС Турции, «кадр застыл…»

* * *

Вместо этого по Манбиджу, который находится в руках YPG, разъезжает военная техника с американскими флагами. Эмблемы YPG с красной звездой на рукавах у находящихся там американских военных фотографируют и презентуют мировым СМИ.

Это сигнал «тот, кто придет в Манбидж, будет иметь дело с США»?

Как будто этого недостаточно…

Манбидж оцепили силы сирийского режима под покровительством России. Они создали некую «сдерживающую» буферную зону, защищающую YPG.

И опять «эмблемы YPG» на рукавах у военных сирийского режима…

Эти кадры тоже были представлены мировым СМИ.

У PYD открыто «представительство» в Москве.

После США и Россия подставляет зонт PYD/YPG, которых Турция считает «террористами».

На вчерашней пресс-конференции Путин не произнес слова, которые изменили бы эту «негативную» для нас картину. Он ограничился такой «общей» фразой, как «мы против террористов». Можно сказать, «не дал окраску».

* * *

Однако главные ожидания от встречи Эрдогана и Путина были связаны с тем, будет ли преодолена эта серьезная проблема.

Если да, то как?

Афоризм Исмета-паши, несмотря на некоторые позитивные шаги, сделанные в Москве, увы, еще не совсем устарел.

Мы надеемся, что «воспаление манбиджского гнойника» не затянется надолго и вскоре пройдет.

Гюнери Дживаоглу (Güneri Cıvaoğlu)
Milliyet, Турция

11.03.17

Источник — inosmi.ru

Европе нужна масштабная промышленная политика

Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker), председатель Европейской комиссии

9 и 10 марта проходит европейский саммит о состоянии экономики на континенте, и глава Европейской комиссии призывает государства-члены сохранить открытость в торговле, принимая одновременно меры против недобросовестных торговых практик.
Собравшиеся сегодня в Брюсселе лидеры ЕС подведут итоги общих европейских усилий по формированию рабочих мест, стимулированию экономического роста и повышению конкурентоспособности. Европейская промышленность может сыграть в этой связи важнейшую роль, потому что представляет собой первую экономическую деятельность в Европе, на которую приходится 20% добавленной стоимости и 15% занятости.
Мой отец был гордым металлургом. Как и во многих других регионах Европы, завод был фундаментом нашей общины, главным работодателем и движущей силой местной экономики.

Сегодня заводы не похожи на те, что были во времена моего отца. Как бы то ни было, это не умаляет значимости европейской промышленности. Ее отрасли — лидеры мировых рынков. В них трудятся более 50 миллионов человек по всей Европе. Они богаты предпринимателями и блестящими новаторами, которые умеют пользоваться новыми возможностями.
Силой нашей промышленности всегда было умение приспосабливаться и создавать инновации. В быстро меняющейся мировой конкурентной среде нам нужно сделать ставку на наши козыри: огромный рассадник талантов, хорошо образованную рабочую силу, традиции инноваций и, что немаловажно, единый рынок в 500 миллионов потребителей. Для сокращения затрат и зависимости от поставщиков из третьих стран наши заводы должны быть лидерами в сфере «чистых» технологий и энергетической эффективности. Им следует воспользоваться возможностями, которые были открыты упразднением традиционных границ между товарами, услугами и цифровой экономикой. Нам необходимо совместно инвестировать в людей, позволить им получить необходимые навыки для изменчивой рабочей среды, наделить их социальными правами, которые были бы приспособлены к изменению моделей занятости. Наши регионы и старые промышленные объекты должны быть переориентированы, но не только на строительство престижного жилья, а также на новые рабочие места для местных жителей.

Промышленная стратегия Европейской комиссии поддерживает этот переход к современной, экологичной и равноправной экономике с помощью глобального и нацеленного на результаты подхода по многим сферам деятельности.
Наша промышленность должна в полной мере воспользоваться предложенными ей ЕС инвестиционными возможностями, в том числе в рамках инвестиционного плана для Европы, который некоторые окрестили «планом Юнкера». Он позволил региону Нор-Па-де-Кале получить финансовую поддержку в переходном процессе к экономике с низкими выбросами СО2. Он помог польской металлургии сформировать новые услуги и рабочие места. Он поддержал строительство нового завода биопродуктов в Финляндии и первого европейского центра переработки титана. Что касается 3D-печати, биопластика и сокращения использования воды в химической промышленности, ЕС продолжит инвестиции в европейские инновационные отрасли.
Как бы то ни было, мы все еще будем нуждаться в иностранных инвестициях. Это означает, что мы остаемся открытыми для торговых связей, и что иностранные рынки так же сохраняют открытость для европейских предприятий.

Раз более 50% предприятий ЕС являются неотъемлемой частью мировых торговых цепочек, возврат к изоляционизму и протекционизму не может быть вариантом. Наша промышленность и экономика зависят от открытой, равноправной и устойчивой мировой торговли. Взять хотя бы недавнее торговое соглашение с Канадой, одним из наших ближайших партнеров. Оно является самым прогрессивным из всех, что когда-либо подписывали, и наверняка многое изменит: экспорт в Канаду поддерживает 900 тысячу рабочих мест в Европе, а упразднение таможенных пошлин позволит предприятиям сэкономить до 500 миллионов евро в год.
На прошлой неделе я представил стратегию будущего Европы, которая представляет различные пути сохранения нашего единства в составе 27 членов. Надеюсь, что мы сможем провести на этой основе откровенное и открытое обсуждение того, в какой мере Европа может и должна поддерживать промышленность и контролировать глобализацию, в том числе в сфере бюджета, образования и социальной политики.
Для меня предельно ясно одно: я не вижу ни одного сценария, в котором экономический национализм был бы совместим с нашим представлением о Европе и процветании ее населения. Я верю в Европу, которая опирается на общую прочную промышленную политику, служащую залогом успеха даже в тяжелые времена. Такой политике отводится центральное место в Европе, за которую я сражаюсь.

http://inosmi.ru/economic/20170310/238849173.html

Копты: «Наша жизнь превратилась в ад»

Эрик де Лаварен (Eric de Lavarene)

С начала января на севере Синая джихадисты местного представительства «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.) устраивают все новые зверства против египетских христиан. Каждый день десятки семей ищут убежища в Исмаилии, где их принимает церковь.
Она сидит на стуле со все еще закрытой пластиком спинкой. Ее седые волосы тщательно убраны под черный платок. На плечах — длинная шерстяная шаль, тоже черного цвета. Магда добралась до Исмаилии после долгого пути. Она устала, но держится прямо. Ее взгляд рассеян, потому что мысленно она все еще в родном Эль-Арише, столице Северного Синая, откуда она ушла после трагедии.
«Я — мать мученика Ваэля. У сына был небольшой магазин в центре города. Его жена и я, мы работали с ним. На прошлой неделе в магазин зашли трое в масках. Они застрелили его. Одна пуля попала в сердце, другая — в бок, а третья — в крест, который он вытатуировал на руке, как большинство коптов. Потом они швырнули на пол его беременную жену, взяли бутылку и пакет чипсов и спокойно ушли», — неторопливо рассказывает она, взвешивая каждое слово.

Магда внезапно останавливается, и по ее лицу начинают течь слезы. Затем она продолжает: «Мой сын… Он приносил мне лекарства и еду. Я жила благодаря ему. Теперь больше некому позаботиться обо мне, некому меня поддержать». Сидящий рядом ее брат Мехдат все еще не может прийти в себя: «Они убили сына моей сестры и продолжили убивать христиан одного за другим. Мы ощутили, что скоро наступит наш черед. Поэтому мы собрали вещи и уехали». Этот мужчина с узкой бородкой нервно потирает руки. Его плечи опускаются, и он с нежностью смотрит на сестру. В Эль-Арише он был учителем.
Военные заслоны
Кроме них? еще более 145 семей коптов за последние несколько дней пришли искать убежища в церковь Исмаилии, которая находится по другую сторону Суэцкого канала, примерно в 100 километрах к северо-востоку от Каира. Все они бегут от преследований группы «Провинция Синай», местного представительства «Исламского государства», которое призвало своих сторонников напрямую бить по христианам. Джихадисты действовали на севере Синая с 2011 года и принесли присягу ИГ в 2014 году. Список их преступлений уже весьма велик: десятки терактов против местных сил безопасности и несколько терактов в Каире, в том числе у консульства Италии в июле 2015 года и в коптской церкви в декабре прошлого года (29 погибших).

После подъема агрессии в конце января в Исмаилию постепенно прибывают новые семьи  на такси, автобусе или машине. Каждый день их насчитывается несколько десятков. Все они изнурены. Путь из Эль-Ариша в Исмаилию не так уж и долог (всего 200 километров), но он буквально усеян военными заслонами, что означает долгое ожидание и тревогу. «Мы потратили почти целый день, не зная, сможем ли вообще сюда добраться», — говорит пожилой мужчина. Он сидит за столом и жадно набрасывается на принесенную еду: он не ел два дня. Рядом с ним спит девочка, прислонившись к матери. Женщина убаюкивает ребенка. Они, наконец, в безопасности.
Набиль делает все, что может, для размещения этих семей. «У нас достаточно еды для тех, кто уже здесь: масло, чечевица, фасоль, консервы, чай, сахар. Примерно два дня в запасе. Но этого не хватит для тех, кто еще приезжают», — говорит он, бегая между кухней и предоставленными новоприбывшим комнатами. Набиль — дьякон. Он ходит повсюду, вооружившись ручкой, успокаивает людей («Слава богу, вы здесь, живые и здоровые»), находит игрушки для детей, которые скучают в большом дворе. «Мы сначала принимаем их здесь, предоставляем им пищу и кров на ночь, а затем регистрируем их и совместно с властями отправляем их в центры размещения», — объясняет он, протягивая бланк мужчине, который хочет зарегистрироваться.
«Нет будущего»

Неподалеку отсюда, в реквизированном властями молодежном центре десятки семей ведут беседу в тени выходящего на Суэцкий канал сада. Адиль Шукри сидит под деревом. Этот учитель французского языка из Эль-Ариша приехал на выходные с женой и двумя маленькими детьми. «ИГ убивает людей повсюду, в магазинах, на улицах, в домах. Они убивают и жгут нас. Как там можно жить дальше? Нам уже четыре года приходится иметь с этим дело, но неделю назад ситуация ухудшилась. Просто невыносимо. Решать проблему должно правительство, а не мы», — горячится он, размахивая руками.
В этот момент к нам подходит женщина в длинном белом пуловере. Ей есть что сказать, хотя в ее глазах видна огромная усталость. На цепочке у нее на шее висит серебряный крест. Имен Халим — около 30 лет. Как и всем остальным, ей пришлось бежать из Эль-Ариша. «У нас, христиан, нет никаких прав на Синае. Нам уже много лет приходится иметь дело с угнетением, убийствами, похищениями и угрозами. И власти ничего не делают. Наши дети не ходят в школу, у них нет будущего. Исламисты требуют, чтобы водители автобусов не возили христиан, а заправки не продавали нам бензин. Всем, у кого есть отношения с нами, может грозить смертная казнь. Они раздают листовки, чтобы изолировать нас от остального населения. Наша жизнь превратилась в ад». В ее руках маленькая сумка, в ней — все, что ей удалось забрать с собой перед отъездом.
Вдалеке виднеются берега Синая, раздуваемые пустынным ветром песчаные дюны. Раздается гудок контейнеровоза, который идет через канал вдоль бедного региона, где скоро может не остаться христиан. Копты обосновались там с 1980-х годов, когда Израиль вернул эти земли Египту по мирному соглашению 1979 года. Нам мало что известно об обстановке на севере Синая, который находится под военным управлением после активизации военных операций против джихадистов в 2013 году. Свободы слова там нет, а прессе дозволяется печатать лишь сообщения о победах Минобороны, если она не хочет столкнуться с обвинениями в сговоре с врагом. Война уже унесла сотни жизней среди военных и мирных жителей во всех регионах.
Профессор Каирского университета Виктор Салама не видит ничего неожиданного в усилении агрессии против коптов: «ИГ использует проблемы египетского общества, чтобы настроить людей друг против друга. Происходящее на Синае говорит о сильнейшей напряженности между религиозными общинами, что не так уж сильно отличается от ситуации в Верхнем Египте, где эти общины регулярно вцепляются друг другу в горло. И каждый раз все заканчивается исходом коптских семей».

Какие угрозы могут прийти с Ближнего Востока в Среднюю Азию

Терроризм прикрывается исламскими одеждами»
Какие угрозы могут прийти с Ближнего Востока в Среднюю Азию

Как далекий для России Ближний Восток влияет на Среднюю Азию и Закавказье, с которыми граничит Россия? Создадут ли радикалы на южных границах РФ государство Великий Хорасан? Могут ли Москва, Тегеран и Анкара работать в едином экономическом пространстве? Сколько выходцев из бывших советских республик воюет в рядах экстремистов в Сирии и Ираке? Эти и другие вопросы поднимут 11 марта в Ереване участники выездной сессии Международного дискуссионного клуба «Валдай» «Время перемен: мир в эпоху глобальной непредсказуемости». О проблемах, которые в числе прочих обсудят на сессии, в интервью «Ленте.ру» рассказал научный директор Института востоковедения Российской академии наук, эксперт клуба «Валдай» Виталий Наумкин.

«В повышении градуса религиозности ничего плохого нет»

«Лента.ру»: Есть ли угроза исламизации Средней Азии, Казахстана и Кавказа, если исходить из того, что традиционные течения (мазхабы) уступают привнесенным с Ближнего Востока?

Наумкин: Начнем с того, что словосочетание «угроза исламизации», на мой взгляд, крайне непродуктивно и неверно по сути, потому что в самой исламизации, если смотреть на нее как на процесс распространения ислама и повышения градуса религиозности, ничего плохого нет. Везде идет процесс возрождения религии. Он идет и в православной части России, где усиливается влияние православной церкви. То же самое, естественно, параллельно происходит в мусульманских районах бывших советских республик. Речь должна идти о двух процессах, которые могут иметь негативное значение.

Во-первых, это замена традиционных направлений в исламе. В первую очередь имеется в виду эрозия традиционных направлений в исламе и прежде всего нужно говорить о суфизме, который для тюркских народов базируется на суннизме ханафитского толка, а на Кавказе распространен шафиитский суннизм. И там и там широко распространены суфийские практики правила и ордена. Второй негативный процесс — это распространение радикализма, терроризма, апеллирующего к исламу, который прикрывается исламскими одеждами, но на самом деле связан с другими, политическими и иного рода целями. Безусловно, угроза и того и другого в Центральной Азии и на Кавказе существует в разной мере в разных местах. И ей надо противостоять жесткими методами.

Как повлияли на этот процесс обе чеченские кампании?

Опять же для четкости нужно говорить не столько о кампаниях, а все-таки, наверное, о сепаратистском движении, которое поначалу, в первой половине девяностых годов, вообще не имело религиозной составляющей. Оно было связано с интересами определенной части чеченского населения, апеллировавшего к этничности, к каким-то традиционным обидам чеченцев, принесенных из прошлого. Под этим флагом было стремление прийти к власти, перестроить общество, но религиозная составляющая там была невелика. И только уже во второй половине 1990-х на первый план вышел исламистский радикализм, когда лидеры ичкерийцев-сепаратистов стали искать поддержки не только на Западе, что они делали ранее, а главным образом среди радикалов ближнего Востока. Когда они стали приглашать к себе эмиссаров радикальных исламистских движений и получать финансовую помощь, снабжение оружием и боевиками из стран Ближнего и Среднего Востока. Конечно, роль этого фактора была достаточно сильная в то время, после успешных кампаний по борьбе с сепаратизмом и особенно в борьбе с радикализмом, терроризмом.

Сегодня само чеченское руководство и сами чеченцы несут основную тяжесть борьбы и очень успешно противостоят этой угрозе. Я считаю, что роль Чеченской Республики в борьбе с этой угрозой очень велика для России. После того как потерпел поражение сепаратизм, значительная часть ичкерийцев-сепаратистов оказалась за пределами России. И именно из диаспоры, из Европы, где привечали бывших боевиков и террористов, рассматривая их как борцов за «свободу», из других стран Востока эти люди стали выезжать на войну, на джихад — как они ошибочно его себе представляли — в Сирию, Афганистан, Пакистан, Ирак. Сегодня значительные группы этих бывших чеченских боевиков прибывают туда уже не из России, не из Чечни, а в большинстве своем из диаспор, где им дали убежище европейские государства. В том числе Германия, Австрия, Чехия и, с другой стороны, — Турция.

Насколько оправданы обвинения в адрес ряда государств в том, что они сотрудничали с исламистами или закрывали глаза на их активность в регионе (Грузия в случае со скоплением боевиков в Панкисском ущелье, Туркменистан)?

Я бы пооcтерегся называть определенные государства. И Туркменистан в особенности. Туркменистан все же больше связан своими интересами с Афганистаном. Если и можно было бы предъявить какие-то претензии к этой стране, то, может быть, в том, что она старалась установить нормальные отношения с движением «Талибан» (запрещен в России — прим. «Ленты.ру») — не антагонизировать их, а наоборот, оказывать им какое-то содействие, нормальные отношения выстраивать, когда они были у власти.

Что касается Грузии, то, безусловно, на определенном этапе Панкисское ущелье было пристанищем для террористических группировок. На пике противостояния между Грузией и Россией Тбилиси активно вел работу против нашей страны. Безусловно, этот фактор использовался Грузией, она оказывала содействие чеченцам, открывала границу. Мне кажется, что этот этап уже пройден. Это для самой Грузии угроза. Из Грузии многие боевики влились в ряды боевиков на Ближнем Востоке. Они опасны для Грузии. Это светское христианское государство, и я думаю, что там есть вменяемые люди и политические лидеры, которые понимают, что угрозы и для России, и для Грузии в этом плане одинаковы.

Блеф «Великого Хорасана»

Как страны Ближнего Востока влияют на политику этих регионов?

Путей влияния достаточно много. И есть влияние, я бы сказал, позитивное, когда оказывается содействие государствам Средней Азии, особенно Центральной Азии, а также и Кавказа, его мусульманской части. Речь об экономическом развитии, поддержке каких-то проектов духовного возрождения, строительство мечетей: скажем, в Таджикистане ОАЭ помогли построить мечеть, в других местах — другие государства. Иногда под видом благотворительных проектов случается проникновение на территорию этих государств тех самых разрушительных для местного традиционного ислама идей, абсолютно чуждых, неприемлемых и подрывных, которые меняют традиционный образ жизни и нормы толерантности. Но есть и нормы обычного межгосударственного взаимодействия, в частности в рамках Мусульманской организации сотрудничества. Там Россия также является наблюдателем.

Почему оппозиционеры, бизнесмены из этих стран (Средняя Азия, Закавказье) нередко прячутся от преследований в Турции и ОАЭ?

Потому что данные государства предоставляют убежище этим людям. Они преследуют собственные интересы. Нам это, безусловно, не нравится. Но, тем не менее, это реальность, с которой нужно считаться.

Что стоит за заявлениями ИГ (Исламского государства — организация признана экстремистской и запрещена в РФ — прим. «Ленты.ру») о создании в Средней Азии исламского государства Великий Хорасан?

На мой взгляд, это чистый блеф. Попытка создать себе новую базу влияния. Здесь просматривается стремление противопоставить идею радикального суннитского государства шиитской — иранской — модели государства и вовлечь суннитское население Центральной Азии (ЦА) в противостояние с шиитским Ираном.

Что сегодня осталось от некогда мощного Исламского движения Узбекистана (Туркестана) (организация признана террористической и запрещена в России — прим. «Ленты.ру»)?

Так называемое ИДУ было на слуху во второй половине 1990-х, но сейчас о нем меньше слышно. Это не значит, что оно сошло на нет, оно существует. Его базы — это, в основном, Пакистан, Афганистан. Боевики из ИДУ никуда не делись, они воюют в рядах радикальных исламистских группировок. По данным, которые поступают из Сирии, например, эти боевики зачастую представляют собой наиболее боеспособную, хорошо тренированную и жестокую часть того контингента, который ведет войну за ложные цели так называемого ИГИЛ («Исламского государства» — прим. «Ленты.ру») и исповедует наиболее радикальные идеи. По данным, озвученным нашим руководством, 5000 человек воюет в рядах боевиков. Безусловно, это сила, способная при определенных ситуациях вернуться в ЦА. А значит, эти государства должны быть готовы сдерживать наступление. Нужно всеми силами стараться делать это коллективно, а не в одиночку.

Как процессы, происходящие на Ближнем Востоке, могут в целом повлиять на Среднюю Азию и Кавказ?

Для каждого государства на Южном Кавказе значимость Ближнего и Средневосточного региона должна оцениваться по-разному. Скажем, для Армении, которая подвергается блокаде со стороны Турции, где не нормализованы отношения с Турцией, я уж не говорю о проблемах внутренних отношений между Арменией и Азербайджаном, о проблеме Карабаха и так далее, главный путь выхода на мировые рынки, выхода в свет лежит через границу с Ираном. Для Армении Россия — главный стратегический союзник, обеспечивающий безопасность ее граждан, оказывающий всяческое содействие в экономическом плане, в частности снабжением энергоресурами по льготным ценам и вступлением Армении в ЕврАзЭс. Тем не менее для Армении и роль Ирана велика.

Хорошие отношения с Ираном и совместные проекты для Армении — очень важный фактор. А если взять, скажем, Азербайджан, то не стоит забывать, что треть населения Ирана — это этнические азербайджанцы. Их больше в два раза, чем азербайджанцев, живущих в Азербайджане. Это нельзя игнорировать. В иранской правящей религиозной элите доля азербайджанцев большая. Лидер исламской революции в Иране Рахбар Хаменеи — этнический азербайджанец. Среди аятолл есть и другие этнические азербайджанцы. Помимо уз, имеются и пробелы, разделяющие два государства. Они тоже велики, потому что у государств разные системы, разная внешняя ориентация, часто даже разная идеология. Поэтому смесь факторов, связывающих Южный Кавказ со Средним и Ближним Востоком, нужно всегда принимать во внимание.

За пределами границ СНГ

Соответствует ли концепция «Большой Евразии» концепции Хартленда? Кто входит в Большую Евразию? Чем интересен этот проект?

Я не большой сторонник идеи Хартлендов и прочих геополитических конструкций. Во многом это наследие прошлого, идей, популярных у некоторых адептов традиционной геополитики. Я считаю, что мы живем в другое время, когда геополитика существует, но она уже другая, когда нужно оперировать совершенно другими понятиями. Сегодня стерта граница между континентальными и прибрежными государствами.

А если говорить о Большой Евразии, то речь идет о проекте не только укрепления ядра ЕАЭС, Евразийского союза, уже сложившегося, но в котором тоже есть свои противоречия. Не будем забывать, что у нас есть проблемы, связанные с Белоруссией и другими нашими ближайшими союзниками. Это не отменяет заинтересованность этих государств, их народов в укреплении интеграции. Речь идет о расширении этой интеграции, о том, что она может принять совершенно новый характер. И если говорить о ЦА, то последний визит президента Путина в Таджикистан совершенно очевидно был шагом, заставляющим подумать о возможности вовлечения Таджикистана в орбиту этого проекта. Хотя этот вопрос пока не решен.

Помимо Киргизии и Таджикистана, можно сегодня спрогнозировать какие-то изменения с Узбекистаном. Если смелее размышлять о роли таких государств, как Турция и Иран, и о возможности расширения выхода Евразийского сообщества за пределы границ СНГ, то я бы предложил подумать о таких перспективах. Турбулентные события, происходящие в мире, зачастую толкают руководителей этих государств к новым нестандартным для них решениям, к отказу от каких-то прежних планов. Посмотрите, что происходит в турецко-германских, турецко-европейских отношениях в целом. Несмотря на все разногласия, которые есть между нами, мы можем задумываться о том, что, возможно, в перспективе сложится какой-то блок — экономический, прежде всего интеграционный. Блок государств, способных стать очень сильным сообществом, действующим в интересах своих народов.

Александр Широков

Источник — Lenta.ru

Чем больше противостояние суннитов и шиитов, тем лучше для Израиля

О ситуации на Ближнем Востоке и возможных войн в этом регионе рассказал Исраэль Шамир — российско-израильский писатель, политолог и публицист.

— Как мы знаем с приходом новой администрации в США в регионе Ближнего Востока вырисовывается новая картина. Как бы мы оценили данную ситуацию, и какие новые тенденции сейчас идут в регионе?

— На самом деле мы сейчас живем в очень облачное время. Происходит очень много разных процессов на Ближнем Востоке. Вот например если взять суннито-щиитское противостояние или же если назвать по-другому противостояние Саудовской Аравии и Ирана, этот фрагмент является одним из важнейшей составляющего региона. Если взять отношения двух держав, то они были плохими и до исламской революции в Иране. Даже при Шахе, который уж точно не был исламистом и яростным шиитом, отношения между Тегераном и Эр-Риядом были плохими. Если это кому-то надо, то можно вспомнить, что иранцы завоевывали Хиджаз, я имею ввиду времена пророка Мухаммеда. То есть я хочу сказать, что такие вещи между государствами в истории были, и это сформировало исторические отношения между двумя государствами. Но время от времени отношения улучшаются, или ухудшаются. На мой взгляд, мы прошли пик ухудшений отношений между Саудовской Аравией и Ираном. По-моему агрессия двух сторон сейчас начинает уходить на убыль. Почему идет на убыль? Потому что в Саудовской Аравии появились новое поколение владык. Молодой принц Мухаммед, хотя он и не на троне, но он практически рулит всем происходящим в стране. И он теперь понял, что переоценил свои силы и ввязался в войну в Сирии и в Йемене. Ломать Сирию Саудовской Аравии это стоило 35 миллиардов долларов и сейчас возникает ощущение, а стоило ли? То есть если даже сказать, что большое удовольствие убить алявита, то стоит ли оно столько денег-то? Поэтому они сейчас постепенно начинают поиск политического компромисса с Ираном. Со своей стороны Ирану не так-то и легко, денег не так и много у них, есть, на что тратить и население на много больше, чем Саудовская Аравия, поэтому и у них найти какое-то статус-кво тоже есть. Сейчас процесс начался и поэтому есть надежда на то, что к чему-то он приведет. Но тут это план не устраивает Израиль, так как ему выгодно, чтобы сунниты и шииты продолжали воевать вечно и чем больше противостояние суннитов и шиитов, тем лучше для Израиля. Израильский министр обороны Авидгор Либерман, молдавский еврей, дал интервью немецкой газете «Дивельт», где он призывает создать оборонительно-наступательный блок по типу НАТО, где была бы и Саудовская Аравия, Израиль, Эмираты, и чтобы он был настроен против Ирана. То есть он предлагает антииранский военный блок и это сейчас как одна из главных осей на Ближнем Востоке. Война в Сирии это одна из важных мест противостояния. Там мы видим, что сейчас Саудовская Аравия меньше хочет туда лезть, что стало большой переменой, от этого очень тяжело стало и вооруженной оппозиции в Сирии. Раньше они сильно надеясь на США, и они были на зарплате Вашингтона, а теперь им перестали платить. На это не повлияло не только победа Трампа, но еще до этого им перестали платить. Поэтому сейчас идут противоречия между более применимыми и не примиряемыми, но никто не знает, что будет делать Трамп и какую позицию он займет. Несмотря на то, что он очень многое заявил в отношении Ирана и так далее, но никто еще как это будет в реальности, никто не представляет и даже сам Трамп. У него сейчас в своей стране положение очень сложное, ему нужно балансировать между разными группами, если сказать другими словами, очень высокая степень неопределенности. Сейчас должны состояться очень сложные переговоры в Женеве по сирийскому конфликту между сирийской оппозицией и правительством. Оппозиция сейчас разрозненна, никто ничего сейчас уступать не хочет, но все они думают, что скажет США, а он молчит. Вот примерно как выглядит ситуация на Ближнем Востоке.

— Ну а как вы тогда оцениваете, возможно, ирано-израильское противостояние и насколько оно реалистично, если учесть то, что президент Израиля был очень доволен встречей с Дональдом Трампом?

— В Израиле нет ощущения того, что Нетаньяху смог чему-то договорится. Чему улыбался Нетаньяху, я не знаю, но откровенных настроений о том, что Израильская сторона осталась довольной от встречи, нет. Несмотря на то, что он сказал, очень хорошего в пользу Израиля, но одновременно он бросил под ноги Нетаньяху такую бомбу, когда сказал: «Нам все ровно у вас там одно государства, или два». От этого заявления Израиль еще качается, и это очень сильное заявление. Но а что касается его антииранской риторики, ну да, он также продолжает об этом говорить, но он тут сам себе противоречит, когда он говорил о том, что США перестанут свергать режимы в тех или иных государствах. Поэтому еще непонятно, что и как будет. Что касается непосредственно самого Израиля то тут все понятно, он всегда против Ирана.

— Сейчас среди экспертного сообщества бытует такое мнение, что США в рамках большого соглашения с Россией, может предложить Москве такое, что заставило бы его дистанцироваться от Ирана. Как вы смотрите на эти мнения и насколько эта сделка возможна?

— Я думаю, что это практически невозможно и если бы сейчас США сделала бы России такое предложение, то Путин бы отказался бы от этого предложения даже без дипломатии. Эта невозможная ситуация. Администрация США сегодня в сложном положении, и она показала свою очень тонкую хитрость и коварство в последнее время. Поэтому и даже руководство Азербайджана отошло от союзничества с США к союзничеству с Москвой. А почему? Потому что Америка слишком коварна и с ней просто невозможно. Она готова любого просто сдаст, продать, вот в чем дело. Что Путин глупее, чем ваш президент и не понимает, что выполнять волю, США смысла просто нет.

— Как известно, сейчас Турция готовится взять сирийский город Манбидж, но они тут сталкиваются с проамериканскими силами. Как вы оцениваете стоит ли ожидать открытое противостояние между Турцией и американцами в этом городе, или же протурецкими сирийскими силами с проамериканскими курдами?

— Я думаю, что там протурецкие сирийцы будут воевать с проамериканскими силами, я не уверен в том, что сами турки или американцы ввяжутся в открытую войну. Это будет война представителей. Но а также я не исключаю в будущем войну протурецких сирийцев с Дамаском и курдами, тем более что пока соглашений между Турцией и США по курдам нет.

— В последнее время наблюдается обострение на линии соприкосновения войск Азербайджана и Армении. Как вы оцениваете это обострение и насколько реалистично начало боевых действий?

— Насколько я понимаю, ни один крупный игрок не хочет войны в Карабахе. И если бы началась крупная война, то все большие государства и первую очередь Россия настаивали бы на ее прекращении и даже было бы резолюция СБ ООН. Сегодня нет таких сил, которые бы хотели войны между Азербайджаном и Арменией. Дело в том, что если обратить внимание на стычки между сторонами, то нет ощущения, что Азербайджан быстро, легко и бегом сможет победить Армению. Да, он может справиться с ними, но не то что вот прям блицкригом, а затяжная война будет большой экономической проблемой и для Азербайджана и для Армении. Сегодня нет большого дисбаланса сил между сторонами, чтобы Азербайджан мог с одним махом победить. Так что сторонам надо договариваться и искать компромиссов. Вот сейчас даже Саудовцы пошли на сговор с иранцами, и вам надо искать компромисс, поверьте, сирийский конфликт или йеменский не менее сложнее, чем ваш.

Источник Yenicag.ru
НОВОСТИ-АЗЕРБАЙДЖАН Все права защищены. При копировании текста необходима гиперссылка: http://novosti.az/politics/5311.html