Азербайджан и Россия против военного вторжения в Иран

Гюльнара Инандж

 

Эксклюзивное интервью для  ethnoglobus.az президента Российского Института истории, экономики и права, доктора исторических наук Игоря Турицына.

 

 

-После закрытия Габалинской РЛС, Россия отказалась от азербайджанской нефти, сейчас скандал с недочетом голосов зрителей на Евровидении. Что происходит в азербайджано-российских отношениях?

 

-Нужно признать, что сфера азербайджано-российских отношений, хотя и не являлась в постсоветский период вполне безоблачной, все же в основном не была отягощена и явными конфликтными ситуациями. Страны весьма тесно связаны. Игнорировать это невозможно. Для всех понятно, что, при всем своеобразии интересов двух сторон, в главном, они заинтересованы в развитии всестороннего сотрудничества и выработке общих подходов к региональной и мировой политике.

В данном контексте, ряд событий, характеризующих отношения России и Азербайджана в последнее время, не могут не вызывать определенных опасений. Более того, в глазах широкой общественности отдельные тревожные моменты, действительно, начинают складываться в некую общую картину, отражающую устойчивый негативный тренд. Думаю, что торопиться с выводами здесь все же не стоит. Все не так плохо, как может показаться. На мой взгляд, перечисленные проблемы имеют, хотя и важный, но частный характер и не связаны друг с другом непосредственно.

Итак, по порядку.

Проблема Габалинской РЛС существует не один год. В свое время, несмотря на немалые трудности переговорного процесса, я высказывал убежденность в том, что стороны найдут взаимоприемлемое решение, причем, в случае отказа Азербайджана от продления договора, Россия не прибегнет к каким-либо крайним мерам, которыми пугали общественность политически ангажированные авторы. К сожалению, политический разум в данном случае не возобладал в полной мере. Договор не был возобновлен. Тем не менее, и каких-либо явных осложнений, тем более – неправомерных действий с российской стороны, это не вызвало.

Думаю, что, несмотря на наличие определенных внешних и внутренних сил, заинтересованных в срыве переговоров по Габале, решающее значение в исходе дела имел субъективный фактор. Как азербайджанские, так и российские переговорщики не проявили должных профессиональных качеств. В частности, не случайно, что в открытой российской печати специалистами уже высказываются прямые упреки в непрофессионализме в адрес бывшего министра обороны Сердюкова, позиция и поведение которого в немалой степени способствовали прекращению договора, объективно выгодного каждой из сторон. Полагаю, далеко не идеально вела переговоры и другая сторона. Впрочем, сейчас это уже не имеет прежнего практического значения.

Проблема нефти, на мой взгляд, является гораздо более существенной. Вопросы сотрудничества и гармонизации энергетической политики имеют и для России, и для Азербайджана центральное значение. Любая несбалансированность, тем более – конфликт интересов, немедленно оборачиваются для каждой из сторон вполне реальными убытками. И весьма значительными. Более того, развитие энергетического сотрудничества в перспективном плане вообще способно определить судьбы наших государств. Представляется элементарным вывод о том, что, как крупные производители газа и нефти, Россия и Азербайджан должны самым тесным образом взаимодействовать в данной сфере. Выгоды здесь очевидны.

В последние годы мы видим, что движение в данном направлении шло успешно. Основное значение, прежде всего, имело подписание в Баку 14 октября 2009 года контракта о поставках в Россию азербайджанского газа. Несмотря на все попытки срыва контракта, он был дополнен принципиально важным сочинским соглашением 24 января 2012 года. Конечно, в реализации данных договоренностей было немало трудностей. Вряд ли это удивляет. У них слишком много противников.

Потребители нефтегазовых ресурсов всегда стремились и, главное, будут стремиться внести разлад в плодотворные рабочие отношения производителей. «Разделяя» Россию и Азербайджан, они зачастую искусственно нагнетают напряженность. Известно, что в попытках срыва нормальных отношений некоторыми силами используются и откровенно криминальные средства, вплоть до поощрения терроризма. Учитывая это, зададимся вопросом — разумно ли по-детски ссориться производителям? Разве выгоднее каждому продавцу отдельно договариваться с покупателем, беспрерывно демпингуя? Думаю, что ответ на этот вопрос очевиден даже для простого торговца зеленью на бакинском или московском рынке.

Продавцы давно координируют свою деятельность на рынке. Возникновение ОПЕК стало важнейшим достижением антиколониальных революций. Однако к настоящему времени организация переродилась. К тому же и Россия, и Азербайджан в нее не входят. Нужно признать, что сегодня они оказывают явно недостаточное влияние на процессы, протекающие в сфере определения горизонтов нефтегазовой политики, мировых цен на нефть. Учитывая это, дальнейшее укрепление сотрудничества в энергетической сфере – жизненно важно для обеих стран. При этом они должны быть готовы к тому, что их отношения и далее будут сознательно торпедироваться вполне определенными силами, которые будут использовать самый широкий арсенал средств. В этой связи меня совершенно не удивляют периодически возникающие трудности во взаимодействии стран в указанной области (вдруг!).

Из последних – подписанное 5 мая Д. Медведевым распоряжение о прекращении соглашения с Азербайджаном по транзиту азербайджанской нефти по трубопроводу Баку-Новороссийск. Не вдаваясь в специальный экономически анализ этой весьма сложной проблемы (малые объемы прокачки, нерентабельность и пр.), думаю, что она требует дополнительной проработки, серьезного уточнения и корректировки. Уверен, что, при наличии взаимного желания, стороны найдут выход из ситуации.

В контексте как прежних, так и вновь возникших трудностей, еще раз подчеркну, что Россия и Азербайджан в ближайшее время обречены на максимально тесное сотрудничество в энергетической сфере. В противном случае убытки каждой из сторон будут, без преувеличения, колоссальными. Конечно, в данном отношении немалые трудности представляют, с одной стороны, давление на Азербайджан западных нефтяных гигантов, а с другой – известная косность российской бюрократии. Учитывая это, проблема требует принципиального решения на самом высоком уровне.

Замечу особо, что стремление определенных сил торпедировать азербайджано-российские отношения реализуется не только в экономической или политической областях, но и в социокультурной сфере. И очень ярко это показывает разгорающийся скандал вокруг «кражи» азербайджанских голосов у российской финалистки «Евровидения» Д. Гариповой. Я весьма далек от страстей мира шоу-бизнеса, но это событие, несомненно, вызывает интерес. Причем вопрос не в месте, которое Д. Гарипова заняла или могла занять. Это – не сфера интересов аналитика. Вопрос в том, что, по сути, предпринята попытка «вбросить» в массовое сознание тезис о предельно негативном отношении азербайджанцев к России. И вот уже некоторые СМИ буквально смакуют тему о том, как диаметрально противоположно голосовали за финалистов в Азербайджане и в России.

Так, неожиданно, шоу превращается в вопрос большой антироссийской политики. Замечу, что провокация (иначе квалифицировать нельзя) была направлена как против России, так и против Азербайджана.

Обращаю внимание на то, что азербайджанская сторона поняла это быстрее. Не случайно, вопрос о результатах голосования был поднят именно по ее инициативе. Свое недоумение происходящим выразили видные деятели культуры Азербайджана, к примеру, посол в России Полад Бюль-Бюль Оглы. Острой была реакция Президента И. Алиева. В принципе, я согласен с ними. Красивая, обладающая прекрасным голосом мусульманка, была отвергнута азербайджанским зрителем? Простите, не верю.

Важный урок, который очевиден при обращении к данному инциденту, состоит в том, что, как ни печально, сфера культуры не является аполитичной. Тем более это относится к культуре массовой. Шоумены, а зачастую и сами исполнители, к сожалению, зачастую весьма политически пристрастны, а порой и откровенно ангажированы. В этой связи напомню, к примеру, об акциях ряда западных «звезд» в защиту российской группы поп-девиц с неприличным названием, осквернивших храм Христа Спасителя.

Однако еще более важен первый итог инцидента, показавший, что провокация не удалась. Она была разоблачена. Впрочем, политизировать вопрос все же не стоит. Гораздо лучше найти и придать организаторов аферы суду широкой общественности.

В целом, в контексте отмеченных выше «инцидентов», очевидно, что в последнее время произошла активизация сил, заинтересованных в дестабилизации азербайджано-российских отношений. На мой взгляд, в основе данного тренда – стремительная эскалация напряженности на Ближнем Востоке, неизбежно затрагивающая и Россию, и Азербайджан. Лекарство от осложнений одно – ясное осознание собственных интересов и постоянные консультации. Полагаю, что общего в интересах России и Азербайджана даже значительно больше, чем можно себе представить.

— Какие закулисные темы были обсуждены в ходе визита  министра иностранных дел Азербайджана Э. Мамедъярова в Москву?

 

-Тема «закулисных» переговоров, соглашений всегда привлекает к себе пристальное внимание. Думаю, что много разговоров об этом будет и при освещении визита в Россию министра иностранных дел Азербайджана Эльмара Мамедъярова. На мой взгляд, основные темы в СМИ обозначены вполне ясно. Если же говорить о моментах, которым прямо противопоказано широкое анонсирование, то здесь можно выделить ряд двусторонних и международных проблем.

Главными международными темами, безусловно, станут сирийский конфликт и политика в отношении Ирана. Эти темы в наибольшей степени дестабилизируют ситуацию во всем мире и, по сути, представляют собой краеугольный камень практически всей современной международной конфликтности. Определение ее основного вектора как движения военного противостояния от Сирии – к Ирану и затем, в перспективе, – к России, позволило еще в прошлом году уверенно предсказать неизбежность предельного обострения борьбы ведущих мировых держав по вопросу о будущем Сирии.

Абстрагируясь от множественности интересов самых различных сторон, в той или иной степени вовлеченных в конфликт, выскажем убежденность в том, что суть проблемы проста. Ряд стран Востока и Запада стремятся любой ценой уничтожить режим Б. Асада (не останавливаясь перед военной интервенцией). Преследуя собственные цели (на мой взгляд, зачастую узкие и ошибочные), анализ которых вряд ли возможен в рамках скромного интервью, они чаще всего совершенно сознательно игнорируют главную угрозу современности – дальнейшую дестабилизацию в мире.

Между тем, конец Асада станет не шагом к умиротворению в регионе, а прямой дорогой к войне с Ираном. Какие угрозы это создает – трудно представить даже отчасти. Полагаю, при таком развитии событий как Северная Африка, так и практически весь Ближний и Средний Восток окончательно погрузятся в состояние всеобщего хаоса. Самую питательную среду для развития в этой каше получат течения радикальных исламистов.

Для России в этой ситуации вопрос национальной безопасности становится, пожалуй, не просто главным – единственным. Останется ли в стороне от нарастающего хаоса Азербайджан? – Наивный вопрос. Думаю, отзвуки конфликта в Сирии и осложнение ситуации в Иране республика в достаточной мере ощущает уже сегодня. Любая же попытка «страусиной политики» игнорирования проблемы в будущем обернется очень дорого.

Очевидно, что данные угрозы требуют всесторонних консультаций сторон в целях выработки продуманной политики по их преодолению. В частности, на передний план здесь выходит вопрос об отношении к сирийской политике Турции.

В сфере двусторонних отношений особо отмечу опять-таки проблемы экономического сотрудничества, прежде всего, в нефтегазовой сфере. Думаю, что здесь должен быть обеспечен настоящий прорыв.

Первые результаты, похоже, уже достигнуты. Во всяком случае, на прошедшей пресс-конференции глав МИД России и Азербайджана сообщалось, что стороны уже активно решают вопрос возобновления поставок азербайджанской нефти по трубопроводу «Баку-Новороссийск». При этом Э. Мамедъяров прямо призвал не политизировать этот вопрос.

Однако необходимо не только снимать имеющиеся противоречия, но и создавать масштабные перспективные проекты. Нужны не конфликты, а координация усилий на рынке. В частности, думаю, что весьма актуальной является задача рассмотреть вопрос о расширении сотрудничества (в его конкретных формах), к примеру, между Газпромом и Госнефтекомпанией Азербайджана SOCAR. Тем более, что обеими компаниями сейчас не только наращиваются объемы добычи, но и разрабатываются весьма интересные долгосрочные проекты в сфере переработки. Умелое взаимодействие и учет интересов сторон в данном случае позволили бы снять многие проблемы в будущем, в том числе, избежать ненужных конкурентных осложнений.

Из политических проблем ближайшего будущего стоило бы обратить внимание и на вопрос о безопасности проведения Сочинской Олимпиады. О растущей актуальности проблемы сегодня все чаще высказываются и власти, и специалисты в сфере безопасности, и независимые аналитики.

 

-Другой интересный момент.  Один за другим Иран посетили два влиятельных персон Азербайджана — глава Администрации Президента Рамиз Мехтиев и Шейхульислам Каваза Аллахшукюр Пашазаде. По мнению экспертов, визиты в Москву и Тегеран рассчитаны на их умиление  перед президентскими выборами в Азербайджане. Ваше мнение…

-Здесь Вы поднимаете очень важную и крайне непростую проблему. Прежде всего, следует учитывать, что взаимодействие Азербайджана и Ирана отличает сочетание весьма разноречивых факторов. Это и многочисленные узлы переплетения исторических судеб, и глубинные этно-культурные связи, и серьезные различия в политическом устройстве, избранных приоритетах развития, и многое другое. Конечно, теократический Иран и светский Азербайджан – это существенно различающиеся миры. Но это и соседи, в немалой степени — родственники. Поэтому межгосударственные контакты между ними имеют особое значение. Напомню, что сторонником активных контактов с Ираном являлся еще Г. Алиев, который четко заявил о намерении развивать сотрудничество. Кстати, сегодня Иран находится также в зоне постоянного внимания ряда других стран, к примеру, Турции.

Несмотря на определенные объективные трудности, вплоть до недавнего времени отношения стран развивались довольно неплохо. Во всяком случае, насколько это возможно. Среди прочего об этом говорит и целый ряд визитов, в том числе на высшем уровне. Однако стабильность в регионе не нравится очень многим. Думаю, что начавшиеся в последнее время осложнения являют собой убедительное доказательство данному выводу. В апреле – мае этого года мы имеем целый ряд попыток дестабилизации ситуации путем организации серии информационных атак.

С одной стороны, здесь и критика Азербайджана рядом иранских ортодоксов, и призывы ряда видных иранских политиков к пересмотру Туркманчайского мира с целью «возврата» прежних территорий, и «шпионские» скандалы. С другой – важно видеть и резко возросшую активность тех кругов в Азербайджане, которые, в свою очередь, апеллируют к внешним силам, в частности, призывают к тому, «чтобы США – наш стратегический партнер – по крайней мере, знал об этих процессах и поддерживал нас» (смотри http://azeritoday.com/archives/42197).

Нельзя не видеть, что эти события в полной мере укладываются в предложенную мною выше общую схему развития процессов эскалации напряженности не только на Ближнем Востоке, но и на Кавказе. Для реализации основных целей военной агрессии в Сирии и, в перспективе, в Иране – нужно хаотизаровать отношения во всем регионе.

Поэтому не удивительно, что в последние месяцы в СМИ мы видим массу специальных пропагандистских кампаний. Причем речь идет не только об отношениях Азербайджана и Ирана (в основном пишут, что Иран готовит условия для дестабилизации в Азербайджане, а Азербайджан активно готовится к масштабной наступательной войне и содержит центры ЦРУ для подрывной работы в Иране). В частности, масса небылиц вбрасывается в общественное сознание и о России. Чаще всего, согласно мнению таких «экспертов», она якобы «готовится к войне в Закавказье». Определенными силами старательно удобряется и почва «российских обид»: мол, Азербайджан ведет антироссийскую политику — ориентируется на НАТО, развивает мешающие России экономические проекты и т.д.

Суть массированных пропагандистских атак, на мой взгляд, состоит в создании и нагнетании атмосферы всеобщего недоверия и взаимных претензий. И ведутся они, похоже, из одного центра. Цель кампании проста — каждая из стран региона должна все более опасаться вмешательства в свои дела извне, причем именно своего ближнего соседа. Между тем, особо подчеркну, что наибольшую опасность, напротив, таит в себе именно более активное привлечение к участию в местные дела внерегиональных держав.

Тем не менее, на этом фоне любые взвешенные международные контакты, в принципе, являются благом. Нужно не накапливать взаимные обиды и претензии, а снимать их. Поэтому, отвечая на Ваш вопрос, выскажу свое понимание причин активизации нынешних визитов азербайджанских политиков. В данном случае, на мой взгляд, основным побудительным мотивом растущей дипломатической активности является не только и не столько подготовка почвы к президентским выборам в Азербайджане, сколько ясное общее понимание невиданной быстроты нарастания международных угроз, причем именно угроз военного плана.

Думаю, что такая политика интенсивной дипломатической проработки с соседями различного рода текущих и перспективных аспектов взаимоотношений является принципиально верной. При этом пока И. Алиеву удается умело маневрировать между различными (порой противостоящими друг другу) центрами силы, используя преимущества (именно преимущества) параллельных контактов и с Россией, и с Ираном, и с Турцией, и с Израилем, и с Китаем и т.д. Думаю, что такая политика сегодня оправдывает себя, но оправдывает лишь временно – в условиях сохранения мира.

В случае реального развязывания конфликта, который, по моему мнению, чрезвычайно опасен для всех региональных стран, и будет иметь для них крайне тяжелые последствия, удержаться на такой позиции все же вряд ли удастся. Придется определяться более ясно. Причем выбор в пользу внерегиональных игроков, на мой взгляд, хоть и выглядит предпочтительнее внешне, на деле таит в себе значительно более серьезные опасности.

К сожалению, возможность такого развития событий даже в недалеком будущем – крайне велика.

 

—          Какую роль для России играет Азербайджан в сопротивлении против американских нападок на Иран?

 

Действительно, учитывая специфику развития событий в Северной Африке, на Ближнем Востоке (равно как и опыт целого ряда других геополитических изменений последнего времени), Россия, а также многие другие страны с тревогой наблюдают за американской политикой в регионе, в целом, и в отношении Ирана – в частности. И хотя странный симбиоз наивно-детских рассуждений о демократии и цинично-расчетливых притязаний на безусловное доминирование порой вводит обычного наблюдателя в недоумение и даже в ступор, он не должен лишать разума.

Иран безгранично далек от политических идеалов современной России. Однако она не может допустить того, чтобы мировая политика развивалась как плохая иллюстрация «эффекта домино». Афганистан — Ирак – Ливия – Египет – Сирия – это только основные жертвы последнего времени. Целый ряд стран, которым была обещана демократия, погрузились в хаос гражданских конфликтов, в той или иной степени утратили стабильность и реальную возможность проведения самостоятельной политики. В сфере международных отношений прочно утвердился культ силы.

Каковы ближайшие перспективы? Об этом я уже говорил. Логика агрессии (пусть и «демократической») неумолима. Иран определен следующей после Сирии жертвой «демократического обновления». Неизбежным итогом успешной реализации данного курса станет фактическое превращение огромного региона в бескрайнее неуправляемое «Гуляй-Поле». Как и в Ираке, нефтегазовые ресурсы здесь будут контролироваться «частными» армиями ведущих мировых нефтяных корпораций, а настоящими хозяевами повседневной жизни населения станут банды всевозможных самозваных, действующих вне какого-либо государственно-правового пространства полевых командиров, «бригадных генералов», имамов, эмиров и т.д.

Думаю, что скатывание в новое средневековье с перспективой интенсивного наращивания потенциала экстремизма – плохая альтернатива развития всего региона. Уверен, что и Азербайджан, его народ, его власти также не устраивает подобное развитие событий. Жить на границе бескрайнего Дикого поля – это уже что-то из голливудских кинофантазий! Однако они как никогда близки к реальности.

Объективно Азербайджан, является противником военного сценария. И хотя в целом ряде случаев, под влиянием конкретной политической конъюнктуры, частные решения его руководства диктуются соображениями иного порядка (тактического), в целом, они являются весьма важным условием стабильности и предотвращения все более реального военного конфликта. И это, безусловно, сближает позиции России и Азербайджана.

При этом ни Россия, ни Азербайджан не являются противниками США. По моему мнению, они просто реально оценивают (причем Россия, пожалуй, в большей степени) вполне зримые угрозы собственной безопасности. Подобное объективное сходство интересов создает хорошую почву для сотрудничества по широкому спектру направлений внешней политики.

Азербайджан и Россия против военного вторжения в Иран: 1 комментарий

  1. Действительно, наблюдается все большая хаотизация евразийского пространства в интересах крупных мировых акторов и задача стран-соседей по региону противостоять этому общими усилиями, поскольку дальнейшее углубление военных конфликтов и дестабилизации региона не выгодно не кому из них. Представляется, что Россия и Азербайджан могли бы внести свою лепту в противостояние хаотическим и деструктивным процессам. Здесь очень важно конструктивное сотрудничество между двумя странами ведь они имеют самые тесные исторические, культурные и социально-экономические связи и вместе могли бы реально повлиять на ситуацию на Среднем Востоке.

Обсуждение закрыто.