Анкара отказалась от нормализации отношений с Ереваном

Юрий Симонян

Сержу Саргсяну и Абдулле Гюлю нормализовать отношения своих стран пока удалось.
Великое национальное собрание (парламент) Турции объявило утратившими силу протоколы о нормализации армяно-турецких отношений (Цюрихские протоколы). Сообщившие об этом во вторник турецкие издания Merhaba Gazetesi, Anadolu и другие констатируют, что документы, внесенные в парламент страны для ратификации, сняты с повестки дня.

Действия турецких депутатов соответствуют внутреннему уставу: если в течение четырехлетнего цикла работы парламента те или иные документы не были приняты, они признаются недействительными. Парламент Турции 23-го созыва в августе прекращает полномочия, согласно Конституции страны, а не утвержденные им документы, в их числе и Цюрихские протоколы, объявлены утратившими силу. Несмотря на то что законодатели следовали Конституции, эксперты обращают внимание: Анкара, турецкие СМИ чрезмерно шумно акцентируют внимание на этом, словно хотят быть услышанными мировым сообществом. Если это действительно так, действия турецкой стороны следует расценивать как выражение недовольства положением дел в урегулировании карабахского конфликта.

Напомним, что Цюрихские протоколы увенчали так называемую футбольную дипломатию президентов Армении и Турции Сержа Саргсяна и Абдуллы Гюля, озаботившихся отсутствием межгосударственных отношений. Они были прерваны Анкарой в одностороннем порядке в знак солидарности с Азербайджаном, утратившим контроль над Нагорным Карабахом в ходе войны 1991–1994 годов. Две встречи на высшем уровне в Ереване и Бурсе во время футбольных матчей сборных Армении и Турции, интенсивные переговоры МИДов двух стран при активном посредничестве США и ЕС и участии России привели к тому, что 10 октября 2009 года в Цюрихе министры иностранных дел Эдвард Налбандян и Ахмед Давутоглу подписали протоколы о нормализации межгосударственных отношений без каких-либо предусловий. Один из них предусматривал открытие границ и развитие связей между странами, другой – установление дипломатических отношений. Документы были переданы на ратификацию в парламенты Армении и Турции. Но тут начались сложности.

Анкара недооценила болезненную реакцию ее стратегического партнера – Баку. В ходе частых поездок в азербайджанскую столицу высокопоставленных турецких политиков, включая премьер-министра Реджепа Таийпа Эрдогана, убедить президента Ильхама Алиева в союзнической верности им не удалось. Азербайджанская сторона объявила, что подписание договора с Арменией до разрешения карабахской проблемы расценивает как предательство со стороны Турции со всеми вытекающими последствиями (ревизия цен на поставляемые в Турцию энергоносители, пересмотр будущих экспортных энергетических маршрутов и т.д.). И Анкара дала задний ход.

Турецкие депутаты уличили армянских коллег в нарушении цюрихских договоренностей, подразумевающих ратификацию соглашений без предусловий. Дело в том, что, согласно Конституции Армении, с любым международным договором должен ознакомиться Конституционный суд республики, вердикт которого в данном случае носил внутренний рекомендательный характер. Получив обвинения, армянская сторона ответила адекватно, объявив, что в одностороннем порядке ратифицировать Цюрихские протоколы не будет. После этого Турция перешла к открытой игре и объявила, что до восстановления юрисдикции Баку в Нагорном Карабахе ни о какой нормализации отношений с Арменией речи нет. Ситуация зависла до упомянутого официального объявления парламентом Турции: протоколы сняты с повестки дня, и этим вопросом в лучшем случае может заняться парламент 24-го созыва, если на то будет воля правительства или большинства депутатов будущего Великого национального собрания.

Произошедшее совпало со сценарием, который предрекали в Армении различные политические круги, сомневавшиеся в позитивном настрое Турции: представители властей – в неформальных беседах, оппозиции – не жалея красноречия. Официальный Ереван пока не выразил отношения к произошедшему, зато один из лидеров оппозиционной Армянской революционной федерации «Дашнакцутюн» (АРФД) Киро Маноян заявил журналистам, что получено подтверждение того, что Турция не относится серьезно к вопросу нормализации отношений с Арменией, связывая их, вопреки всем договоренностям, с урегулированием карабахской проблемы по азербайджанским лекалам.

Директор исследовательских программ по России и СНГ Германского общества внешней политики Александр Рар не считает, что мосты между Анкарой и Ереваном сожжены, хотя «судить о возврате Цюрихских протоколов в повестку дня турецкого парламента довольно сложно». «Какой-то процесс сближения между Турцией и Арменией все-таки есть. Существуют влиятельные силы в ЕС, которые и дальше будут работать над тем, чтобы этот процесс не прервался», – сказал эксперт.

Источник — Независимая газета
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1314129840

Курды Творить — значить жить

Зумруд Рагимова, кандидат филологических наук, курдовед

Ахмеде Гапо – видный курдский писатель, фольклорист, общественный деятель, организатор и руководитель Курдского Культурного Центра Ронаи ( Рассвет ), основатель и редактор газеты на курдском языке Денге курд (Голос курда), член Объединения Писателей и Объединения Журналистов Азербайджана.

Родился 20 мая 1934 года в селе Шыран, Кемерлинского (нынешний Арташат) района (Армения). В репрессивные сталинские годы (1937 год) родители и все родственники маленького Ахмеда с другими курдскими семьями были депортированы в Киргизию. А через 10 лет (1947 год) когда вышел Указ Сталина разрешающий репрессированным народам вернуться к родным очагам, часть курдов в количестве пяти тысяч человек решили обратно вернуться в Армению.Но когда они вошли в Азербайджан, Армения узнав об этом , обратилась к Москве и курдам запретили въезд . Поэтому эшелон с курдами остановили на станции Евлах и оттуда их распределили по разным районам Азербайджана.

Отец Ахмеда — Гапо со своей семьёй переселился в село Чинли – Болуслу Касум-Исмайловского ( Гёранбойский )района Азербайджана. Давно перешагнувший школьный возраст Ахмеду пришлось пойти в школу поселка 28 апреля (нынешний Аран) Евлахского района, который находился в 5 км от дома и путь этот он проходил пешком. 1960 году он поступает в азербайджанский сектор Ереванского Педагогического Института. 1964 году окончив институт, там же он начал свою трудовую деятельность в газете Рия таза (Новый путь).

В1970 году А.Гапо вместе с семьёй переезжает в Баку и поступает на работу в качестве редактора Главного управления по охране государственных тайн в печати при Совмине Азербайджанской ССР (Главлит).Вплоть до закрытия этого учреждения (1998) А.Гапо работал здесь на должностях редактора, завотделом и секретарём партийной организации. В те годы, работая в области цензуры, А. Гапо рискуя карьерой и бросая свою жизнь в опасность, закрыв глаза на антисоветские моменты в произведениях некоторых азербайджанских писателей и поэтов, помог их публикации. Например, книга Х. Р. Улутюрка Куда катится этот мир ? Роман И.Гусейнова Идеал, Книга Ш.Назирли Генералы Азербайджана, несколько произведений Б. Вагабзаде, Н.Гасанзаде и т.д. увидели свет благодаря рискованности А.Гапо. Из за того, что А.Гапо давал разрешение этим книгам выйти в свет, у него возникали проблемы с госорганами.

После приобретения независимости Азербайджаном в 1991 году, на государственном уровне дали разрешение открытию национально-культурных центров малочисленных народов. В том же году в качестве аксакала курдов ( Ш. Аскеров в то время жил в Кельбаджаре) А.Гапо создав инициативную группу из трёх человек(он сам, Байраме Фати, Адиле Джамал) разработал Устав Курдского Культурного Центра, представил её в Министерство Юстиции Азербайджана. После утверждения Устава со стороны Минюста, было проведено учредительное собрание общества, на котором А.Гапо был избран первым председателем Курдского Культурного Центра Ронаи.

Став первым председателем центра, А.Гапо добился выхода в свет газеты на курдском языке Денге курд (1992), который стал органом этой организации. Два года А.Гапо возглавлял ККЦ Ронаи и был главным редактором газеты Денге курд, а после того как дали разрешение выходу в эфир программ на языках малочисленных народов, в Азербайджанском Государственном теле-радио комитете в программе Араз (1993), продолжил свою деятельность в качестве зав.отделом Программ на курдском языке. По сей день работает там.

2005-2009 годы он снова работал редактором газеты Денге курд.

Работая на вышесказанных должностях в качестве организатора-руководителя, а также будучи знатным писателем, А.Гапо сыграл неоценимую роль в развитии курдского языка и культуры в Азербайджане. Несмотря на свои 75 лет, он продолжает служение этому пути с ещё большим рвением. Можно сказать, что почти все книги, учебники, учебные пособия, разговорники и словари, выпущенные на курдском языке за последние 20 лет в Азербайджане, были редактированы им и допущены к печати.

Свою творческую деятельность А. Гапо начал ещё в студенческие годы в Ереване, напечатав первые свои рассказы в курдоязычной газете (Рия таза). Ещё в 1965 году, когда трудно было печатать художественные произведения (идеологические заслоны, проблемы с включением в план издательства и т. д.), увидела свет в Ереване первая книга А. Гапо Адар (Март). Книга была составлена из первых рассказов автора. Вторая книга Амир гул вадыда (Цветы жизни) тоже была напечатана там же, так как в Баку тогда не было опыта издания книг на курдском языке.

Большие романы и повести А.Гапо уже увидели свет в Баку. Повесть Бавери ( Надежда ) в 1990 году, а роман Бирин (Рана) в 1996 году были выпущены издательством Азернешр большими тиражами. В 2000 году с большим тиражом издательством Гянджлик была издана собрание фольклора курдов Карибарен геле курд (Курдские народные жемчужины). А также вышли книги- В 2002 году Гесре хуне (Кровавые слёзы),2007году Ревийе бемал ( Бездомный путник), 2010 году Хамилдарен жийане ( Люди обогащающие жизнь). В этих книгах собраны повести,рассказы, воспоминания и переводы с азербайджанской литературы.

Лаконизм, простота и образность языка его рассказов, повестей и романов являются отличительной чертой писателя . Произведения большого знатока курдского фольклора и языка А.Гапо так притягивают к себе, что все они читаются на одном дыхании. Здесь надо особо отметить, что в современной курдской литературе в отличии от поэтов, которые создают прекрасные образцы поэзии, очень мало писателей, которые пишут романы и повести на очень высоком художественном уровне. Их можно буквально посчитать пальцами одной руки. И не случайно то, что видные курдские журналисты и писатель Темуре Халиль считают Ахмеде Гапо одним из аксакалов современной курдской литературы. В иракском Курдистане были переизданы на курдском языке три его произведения.

Как-то я спросила его: — Что Вам даёт творчество? На что Ахмаде Гапо ответил- -Творить –значить жить.

А.Гапо как со своей общественной деятельностью, также произведениями помогал сближению курдского и азербайджанского народов. Некоторые его рассказы были переведены на азербайджанский язык и опубликованы в серьёзных журналах. Он также перевёл на курдский произведение народного поэта и писателя Азербайджана С. Таира

Две любви, две пули и добился его изданию.

Труд Ахмаде Гапо был высоко оценён азербайджанским государством. Президент Азербайджана наградил его медалью Тарагги. Он получает пенсию госслужащего. В энциклопедии Азербайджанские писатели ХХ века ему посвящена отдельная статья. А. Гапо в своём творчестве воспевает высокие идеалы и всегда стремится к ним.


Источник – Kurdistan.ru

Участие и роль Саудовской Аравии в событиях «арабской весны»

На карте «арабской весны» Саудовская Аравия помечена светло-желтым цветом, точно так же, как Мавритания, Марокко и Судан. Это означает, что уровень протестного движения в этих странах был минимальным по сравнению с другими странами Севера Африки и Ближнего Востока, если учесть, что там оно привело или к падению режимов, или к гражданской войне. В Саудовской Аравии до подобных крайностей дело не дошло, указывают немецкие эксперты. Однако протестное движение имеет свои особенности.

Активная фаза «арабской весны» в саудовском формате проходила в несколько этапов. Первый – протестное движение. Второй – реакция правящего режима . Третий – силовое подавление саудовцами протестного движения в Бахрейне и Йемене.

1. Протестное движение и требования социально-экономических преобразований

Хроника протестного движения в Саудовской Аравии складывалась следующим образом.

Если поводом для протестов в Тунисе явилось самосожжение безработного Мохаммеда Буазизи (17 декабря 2010, город Сиди Буазид), то в Саудовской Аравии – дожди, вызвавшие в конце января наводнение, к которому, как оказалось, не готовы инфраструктуры. Оно оказалось поводом для демонстрации 26 января 2011 г. в портовом городе Джидда. Начавшаяся сразу после пятничной молитвы демонстрация была жестоко подавлена, от 30 до 50 человек были задержаны.

Вторая демонстрация, состоявшаяся 29 января с.г., впервые обозначила требование политических и экономических реформ в Королевстве Саудовская Аравия: преобразование Саудовской Аравии в конституционную монархию, обуздание коррупции, снижение уровня безработицы, более справедливого распределения доходов от продажи нефти.

Третья протестная волна обозначена 5 февраля с.г. В столице Саудовской Аравии Эр-Рияде 40 женщин у здания министерства внутренних дел потребовали освобождения заключенных, арестованных без всякой причины. Напомним, что многие из заключенных (в основном, шииты) находятся в застенках с 1996 года. 17 февраля с.г. свой голос в протестное движение вплели демонстранты из шиитского меньшинства, живущие неподалеку от границы с Бахрейном и считающие необходимым улучшить свое положения на фоне социальных приоритетов в суннитской Саудовской Аравии.

Таким образом, первые недели протестного движения в Саудовской Аравии обозначили различные аспекты социального недовольства: правовой, имущественный, гендерный, конфессиональный.

Следующий этап связан с возвращением 87-летнего саудовского монарха Абдаллы ибн Абд аль-Азиза после пребывания на лечении в США. Немедленно по возвращении (23 февраля с.г.) он пообещал выделить на решение социально-экономических проблем 27 млрд долларов и провести переговоры с королем Бахрейна Хамадом ибн Исой Аль Халифой, обсудив положение в соседнем государстве (там в середине февраля прошла серия демонстраций, имевшая в основе ту же межконфессиональную неприязнь, что и в Саудовской Аравии). Тем не менее, саудовская оппозиция в лице так называемой группы Facebook объявила 11 марта Днем гнева в Саудовской Аравии.

Ядро политических требований Дня гнева – требование об отставке монарха, которое было обосновано в письме 40 саудовских правозащитников и поддержано демонстрантами. Документ содержал призыв к королю о начале национального диалога, за которым должны последовать выборы в Меджлис аль Шура (саудовский парламент), предоставление активных и пассивных избирательных прав для женщин, разработка программы эффективных мер против коррупции, финансовой транспарентности и подотчетности правительства, освобождение политических заключенных.

3 марта с.г. состоялись демонстрации в прибрежных городах Аввамийя и Катифе (восточные провинции Саудовской Аравии), в ходе которых были вновь продекларированы требования шиитского меньшинства. Они были восприняты Эр-Риядом особенно болезненно: восток Саудовской Аравии, населенный шиитами, — наиболее нефтеносный. Следом, 4 марта с.г., вновь отличился Эр-Рияд, когда после пятничной молитвы на демонстрацию, организованную исламским реформистским движением (MIRA) вышли от 50 до 100 человек. Они выкрикивали слоган «Воры, воры, где 200 миллиардов долларов?» Власти занервничали. 5 марта с.г. саудовское правительство обнародовало запрет на проведение шествий, обоснованный тем, что демонстрации противоречат законам ислама. Тем не менее, группа из 40 женщин организовала шествие в городе Даммам (также расположен на востоке страны). 10 марта с.г. саудовская полиция впервые открыла огонь по протестующим в Катифе. Очевидцы сообщили о выстрелах и шумовых гранатах, которыми пытались рассеять несколько сотен демонстрантов, причем, по неподтвержденным данным, один демонстрант был убит и четверо получили ранения.

Арабский мир меняется, и все больше саудовцев хотели бы видеть эти изменения в своей стране, отмечают немецкие эксперты. Это тем более желательно вероятно, что финансовые средства для трансформации есть в первую очередь у Саудовской Аравии, являющейся бесспорным экономическим лидером арабского и мусульманского мира. Дело в политической воле. Между тем, требующие реформ жители страны представляют лишь небольшую часть преимущественно консервативного населения, чей ритм и стиль жизни, как и национальное самосознание, заложенное еще в 1932 году, практически не меняются на протяжении десятилетий. За это время суннитско-ваххабитское духовенство надежно заблокировало страну от изменений.

Однако нарастающая доля образованной молодежи (на развитие образования Саудовская Аравия выделяет более четверти госбюджета) требует большей занятости и большего уровня свобод, более значительного участия в управлении страной. 60 процентов населения страны – молодежь до 20 лет. Причем, ежегодно рынок молодых специалистов пополняется 100 тыс. выпускников университетов. Сегодня в стране около 700 тыс. высококвалифицированных специалистов, желающих работать по специальности. С этими обстоятельствами связаны, в частности, требования в письме 40 правозащитников – например, о снижении среднего возраста членов кабмина с 65 до 45 лет, о выработке национальной стратегии по созданию новых рабочих мест для молодых специалистов.

2. Щедрость монарха или крохи с барского стола?

Меры, предусмотренные руководством страны, в числе которых — ипотечный кредит на приобретение жилья для молодоженов, увеличение срока его погашения, финансовая поддержка безработных, программа социальной помощи в виде бонуса в размере 15 процентов зарплаты, решение о выделении десятой части валового внутреннего продукта в виде расходов на пособия – являются действенными, но кратковременными, и положение не меняют, подчеркивают саудовские правозащитники.

Это не реформы, а попытка короля Абдаллы купить лояльность различных социальных групп, констатируют немецкие эксперты. Причем, монарху это не составляет никакого труда: ожидаемый рост экономики Саудовской Аравии в 2011 году — 4,5 процента. Уже к середине августа средняя цена на нефть колебалась на уровне 100 долларов за баррель, между тем, как при цене 85 долларов за баррель на протяжении 2011 года Саудовская Аравия может получить прибыль в 93 млрд долларов. Для Саудовской Аравии – обладателя четверти всех разведанных нефтяных резервуаров мира – это не очень значительная сумма, если иметь в виду, что желание монарха — инвестировать в развитие инфраструктуры в ближайшие годы 900 млрд долларов. Несмотря на астрономическую сумму, желание вполне реально и является результатом дальновидного расчета.

Иными словами, те суммы, которые выделяются на финансирование социальных программ и которые воспринимается большинством саудовцев как щедрость монарха, на самом деле является крохами с барского стола, указывают немецкие эксперты.

Рынок труда в стране складывается непросто. Здесь уже трудятся 7 миллионов иностранцев. Чтобы не создавать излишнего социального напряжения, кабмин Саудовской Аравии решил ограничить их прием, как заявил министр труда Адель Факих. В Саудовской Аравии представлены, в частности, 1200 немецких компаний. Германия — крупнейший европейский поставщик. Объем немецкого экспорта в Саудовскую Аравию в 2010 году, по предварительным данным, возрос на 14 процентов по сравнению с уровнем 2009 года, то есть, по крайней мере, достиг 5,3 млрд евро.

Сегодня Саудовская Аравия делает акцент на строительстве автомобильных и железных дорог, новых портов, больниц и электростанций, на нефтехимические и водные проекты, на развитие логистики. Салех аль Авадши, заместитель министра электроэнергетики ожидает увеличения мощности с нынешних 50 тыс. мегаватт до 120 тыс. мегаватт к 2032 году, причем имеются в виду проекты по использованию природного газа, атомной энергии и возобновляемых источников энергии.

Масштаб подобных государственных программ предполагают включение в производственный процесс 500 тысяч новых рабочих мест ежегодно. Это и будет, по мнению кабмина, ответом на требования демонстрантов.

3. «Арабская весна» как стимулятор перезагрузки отношений между властью и духовенством

Существует глубокое разочарование в саудовском обществе. Есть опасения по поводу болезни политической системы, коррупции в королевской семье, есть желание видеть фундаментальные изменения.

Эти опасения усиливаются в связи с тем, что саудовский монарх, по мнению западных экспертов, пытается сегодня выстроить новые отношения с религиозными учреждениями, в том числе и с исламистами, чтобы руками духовенства и богословов снизить уровень народного протеста. Когда нынешний правитель Саудовской Аравии пришел к власти в 2005 году, он имел достаточно оснований, чтобы вернуть авторитет религиозному истеблишменту, который он воспринимал не только в качестве источника смущения, но и как потенциальную угрозу для власти, ослабления королевской семьи .

Решение о вмешательстве в Бахрейне напрямую связано с тревогами со стороны Саудовской Аравии по поводу уровня и масштаба демократического потенциала. Саудовский монарх явно беспокоился: если бы народное восстание могло оказаться успешным до такой степени, что привело бы к смене режима в Бахрейне, это могло бы поощрить граждан Саудовской пойти тем же путем.

Но в Саудовской Аравии есть мощный фактор сдерживания – противостояние шиитам и сектантству. Призрак политической власти шиитов, замаячивший в Бахрейне, северном соседе Саудовской Аравии, был слишком очевиден. Поэтому понадобилось превентивное вмешательство, чтобы искоренить возможность шиитизации. В контексте сближения властных структур и духовенства следует рассматривать и комплекс других проблем в Саудовской Аравии. В частности, отсутствие политических партий и прав для женщин.

4. Саудовская Аравия как главный полицейский региона

О том, как воспринял мир Запада «арабскую весну» в саудовском формате, можно судить, в частности, по реакции ряда аналитиков в мае 2011 г. после операции американского спецназа в Пакистане. Они, к примеру, делали акцент на том, что Саудовская Аравия, нефтяная житница планеты, является родиной и бывшим домом Усамы бен Ладена, а также государством, граничащим с Бахрейном, где на волне протестов особенно был заметен голос шиитского меньшинства.

В марте с.г., указывали аналитики, Саудовская Аравия направила свои войска в Бахрейн для поддержки королевской семьи после месяца протестов. Профессор истории в университете Рутгерс , аналитик международной группы по изучению стран Персидского залива Тоби Джонс, автор книги «Королевство в пустыне: как нефть и вода создавали современную Саудовскую Аравию», считает, что Саудовская Аравия «ничем не отличается от других авторитарных режимов в регионе». Но она имеет огромные запасы нефти и практически неограниченные финансовые возможности, чем сдерживает широкое протестное движение.

Однако мощный финансовый фактор не говорит о том, что отсутствует интерес граждан Саудовской Аравии в достижении демократических или политических реформ или о том, что в Саудовской Аравии нет причин для того же размаха протеста, как в Египте, Тунисе, Йемене, Сирии и Бахрейне.

Особое значение приобретает деятельность Саудовской Аравии в деле подавления протестного движения в Йемене. Здесь был использован мартовский бахрейнский опыт, считает Тоби Джонс. В интервью, которое дал эксперт западным СМИ, подчеркивается роль Саудовской Аравии в «арабской весне» в формате Бахрейна и Йемена. Особенность разгона демонстраций в Йемене – отсутствие президента Йемена Али Абдаллы Салеха, который был в начале июня на лечении в Саудовской Аравии. Насколько правомерны действия саудовского монарха в Йемене, фактическом лишенном лидера? Смелость правителя Саудовской Аравии западные эксперты объясняют поддержкой США, которым Йемен необходим в качестве стартовых площадок для беспилотников, которые будут задействованы в борьбе с «Аль-Каидой».

Саудовская Аравия, внешне используя тщательно оберегаемый ею политический статус-кво, является, по существу, главным полицейским в регионе. Это – ближневосточная вендетта в конфессиональном или этнографическом аспекте, узаконенный бандитизм, который можно объяснить лишь самодержавными устремлениями, подчеркивают западные эксперты.

Способность Саудовской Аравии использовать принудительную власть, пожалуй, не имеет аналогов в регионе. Если это даже не совсем нравится США, главным пропагандистам идей демократии, они вынуждены не комментировать действия Саудовской Аравии: она – один из важнейших союзников США на Ближнем Востоке. Поэтому США сделали своим приоритетом сохранение прежних властных структур в Эр-Рияде.

ВЫВОДЫ

Первый. «Арабская весна» в саудовском формате представляет собой сочетание политических требований молодых специалистов, жаждущих реализовать себя в правовом и профессиональном аспекте, и ответ власти в виде финансовых операций, частично снижающих остроту требований и создающих образ уступчивого монарха. Последний полностью сохраняет бразды правления и нарастающий поток нефтедолларов. Между тем, правовые проблемы, касающиеся реформирования правления, введения многопартийной системы, положения женщин и конфессиональных меньшинств, продолжают оставаться не решенными.

Второй. Саудовская Аравия, опирающаяся, с одной стороны, на поддержку США, с другой стороны, на мощный нефтяной ресурс, воспринимает себя региональным лидером. Это делает ее неподсудной перед лицом ближайших соседей. В ее интересах использование доходов от продажи нефти в политических целях, и одна из них – сохранение в регионе тех режимов, которые она считает приемлемыми для укрепления собственной безопасности. Наказывая по своему усмотрению бахрейнских вольнодумцев, она продолжает ту же политику в отношении Йемена и способна повторить опыт использования против демонстрантов бронетехники и другого вооружения, если дело коснется ближних, а, возможно, и дальних соседей.

Использованы данные Arab Studies Institute, Basler Zeitung, FAZ, ZEIT Online, Tagesspiegel Online, taz

Источник — Институт Ближнего Востока
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1314089340

Что после Каддафи?

Политическое и военное руководство Соединенных Штатов считает, что режим Муамара Каддафи явно разваливается. Но в эти часы на повестке дня два важнейших вопроса: что станет последней каплей, способствующей уходу ливийского диктатора, и какова будет при этом роль Соединенных Штатов.

Американские официальные лица упорно ищут ответ на вопрос, как будет выглядеть переломный момент наступления повстанцев, после которого Каддафи уже не оправится и определенно не сможет заявлять, что он правит Ливией. 22 августа стало очевидно, что благодаря усилиям коалиции НАТО практически все каналы коммуникации Каддафи заблокированы и он уже не может отдавать приказы своим войскам. Официальные лица в Вашингтоне утверждают, что Каддафи как лидер прекратит существовать в течение не дней, а часов. Хотя при этом совершенно не ясно, где именно Муамар Каддафи, находится ли он в самом Триполи.

Остаются без ответа и другие ключевые вопросы: какова будет в дальнейшем роль НАТО и Соединенных Штатов; насколько быстро и смогут ливийские повстанцы (и смогут ли вообще) организовать переходный период, насколько работоспособным и эффективным будет их правительство?

Американские официальные лица 22 августа давали понять, что в отличие от таких горячих точек, как Ирак и Афганистан, содействие ливийским повстанцам идет под эгидой не США, а НАТО, и Вашингтон не хочет, чтобы его боевые части были втянуты в третью войну.

Вот как комментирует ситуацию эксперт в сфере военной разведки генерал-майор Джеймс Маркс:

– Очевидно, что сейчас внимание Соединенных Штатов сосредоточено не на устранении Каддафи, а на том, как будет обустраиваться жизнь в Ливии после ухода Каддафи – именно тогда начнется поистине трудная работа. Но американские вооруженные силы не будут участвовать – такова официальная позиция Белого дома. Хотя следует признать, что опыт американских военных в содействии мероприятиям переходного периода считается непревзойденным. Судя по всему, американские армия и морская пехота все же будут присутствовать наготове за горизонтом. Но в данный момент администрация Обамы заявляет, что не позволит присутствия американский войск в Ливии…


Президент Обама, проводящий отпуск в штате Масачусетс, в ночь на 22 августа выпустил заявление, в котором говорится, что режим Каддафи проявляет признаки коллапса и самый надежный путь прекратить кровопролитие прост: Муамар Каддафи и его режим должны признать, что их правление подошло к концу. Глава Белого дома еще раз подтвердил поддержку США Переходному национальному совету Ливии, созданному повстанцами, представитель которого на прошлой неделе официально возобновил работу посольства Ливии в Вашингтоне.

Пресс-служба президента сообщает, что он регулярно получает доклады своих помощников о развитии событий в Ливии.

Между тем, Белый дом и Госдепартамент продолжают слышать в свой адрес разнонаправленную критику: одни оппоненты называют США помощь ливийским повстанцам недостаточной; другие, напротив, считают, что Ливия, в отличие от Сирии, не имеет большого стратегического значения.

Авторы сегодняшней редакционной статьи в газете Wall Street Journal упрекают администрацию Обамы в том, что она не стала решительно поддерживать повстанцев в Ливии с самого начала полугодовой гражданской войны в этой стране. В статье, в частности, говорится: «Вся жалость в том, насколько быстрее Каддафи мог быть разгромлен, насколько меньше людей могло быть убито и насколько возросло бы влияние Соединенных Штатов если бы Америка управляла бы ситуацией более энергично с самого начала».

Газета New York Times отмечает нынешнее стремление администрации Обамы помочь Ливии встать на демократические рельсы после того, как Каддафи уйдет. Газета пишет, что помощник госсекретаря Джеффри Фелтман в минувшие выходные встречался в Бенгази с политическим руководством ливийских повстанцев и пытался убедить его в необходимости объединить все сегменты ливийского общества в предстоящий переходный период.
23.08.2011

Источник — rus.azattyk.kg
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1314090300

Азербайджан полностью разочаровался решить Карабахский вопрос миром

Почему Азербайджан разочаровался в переговорном процессе по карабахскому вопросу? Об ослаблении позиций в Азербайджане и реакции в Баку на заявления Жириновского, а также о ситуации на Южном Кавказе в целом рассказывает в эксклюзивном интервью «Хвиле» азербайджанский эксперт Ризван Гусейнов.

— Что происходит сейчас в Нагорно-Карабахском конфликте после провала переговоров при посредничестве РФ?

— Вновь растет напряженность на линии фронта и вдоль армяно-азербайджанской границы. Участились нарушения режима прекращения огня, однако ожидать серьезных столкновений я думаю пока не стоит. Фактически все инициативы России по переговорному процессу, на деле оказались банальными попытками затянуть время и не дать Азербайджану начать военные действия в этом году.

— Какая там обстановка? Каков риск перерастания конфликта в «горячуюю фазу»?

— Азербайджан не торопится с этим делом, помня, что «спешка нужна лишь при ловле блох». Идет строительство военной промышленности, перевооружение армии, готовится к запуску спутник. Все это косвенно дает понять посредникам МГ ОБСЕ, что Азербайджан полностью разочаровался в их потугах решить вопрос миром. По всей видимости, Азербайджан будет ждать наиболее выгодной политической ситуации, чтобы провести войсковую операцию по восстановлению своего суверенитета в оккупированном армянами Нагорном Карабахе и 7 прилегающих районах. Тем не менее, не исключено, что теперь после России, «эстафету» инициатора дальнейших мирных переговоров на себя возьмет Запад.

— Алиев отказался принимать участие в саммите СНГ, многие говорят потому что Россия начала лоббировать интересы Армении по Нагорному Карабаху — так ли это или есть иные причины?

— 16 августа заведующий отделом внешних связей Администрации президента Азербайджана Новруз Мамедов сообщил, что Ильхам Алиев отказался принимать участие на саммите глав государств СНГ в сентябре 2011г. На этом саммите Азербайджан будет представлять премьер-министр Азербайджана Артур Раси-заде. Более подробнее причины этого официальный Баку пока комментировать не хочет. Однако, по всей видимости, причиной такого демарша Азербайджана является провал 3 летних российских инициатив по разрешению Карабахского конфликта путем проведения встреч президентов Медведева, Алиева и Саргсяна на российской территории.

Очевидно, Баку дает понять, что лимит доверия и терпения к российским инициативам исчерпан. Однако нельзя сказать, что это было потерянное для Азербайджана время. За прошедшие 3 года, азербайджанская сторона сосредоточила свое внимание и финансы на создании своей собственной оборонной промышленности и реформировании армии.

— Заявления Жириновского относительно того, что Азербайджан станет скоро федеральным округом РФ — как-то интерпретируются у вас как часть официальной позиции РФ?

— Владимир Вольфович уже давно не воспринимается серьезно, как в самой России, так и за ее пределами. Этот крикун, выражает позицию определенных политических кругов РФ, но никак не всего политического руководства страны. Если проанализировать последствия всех выпадов Жириновского в адрес Азербайджана за прошедшие годы, то становится видно, что в итоге от них страдали российские интересы в Азербайджане, на Южном Кавказе и в вопросах строительства альтернативных российским новых маршрутов энерготранзита, так болезненно воспринимаемого в Кремле.

Фактически Азербайджан еще раз напомнил России, что если Кремль не способен ничего предпринять по мирному разрешению Карабахского конфликта, то и Баку ничем не обязан ей, как в вопросе реализации энерготранзита из Прикаспийского региона в обход территории России, так и в вопросе укрепления российского присутствия на Южном Кавказе. Когда начинают от имени Кремля пытаться говорить такие, как Жириновский – Россия оказывается в убытке по внешнеполитическим вопросам.

— Не связана ли Позиция РФ по Карабаху с тем, что Армения входит в СНГ и на ее территории расположена российская военная база и с тем фактом, что именно армянскую позицию поддерживает Москва?

— Россия без Азербайджана на Южном Кавказе не сможет укрепить свои позиции, и в итоге потеряет свое военное присутствие и влияние в своем форпосте Армении, географически оторванном от «большой земли» — РФ. Эта аксиома хорошо известна, однако, несмотря на все это, Россия вновь предпочла положиться на авось и оставаться пассивным наблюдателем за процессами на Южном Кавказе, надеясь только на фактор своего присутствия в Армении.

— Возможно ли сближение России с Турцией в противовес Азербайджану?

— Это не реально, как минимум потому, что Турция – член НАТО, а Россия ведущая сила в ОДКБ. Невозможно потому что для России на Южном Кавказе союзником является Армения, считающая Турцию врагом номер один, а для Турции союзником является – Азербайджан, считающий Армению врагом номер один.

— Способность России одновременно лоббировать интересы Армении и сближаться с Турцией выглядит как-то сюрреалистично…

— До тех пор пока Россия смотрит на Южный Кавказ через «армянские очки», Кремлю не удастся укрепиться и защитить в регионе свои интересы.
Некогда мертворожденный СНГ, затем превратился в не менее дееспособный ОДКБ, однако в России все еще питают надежды «сварить кашу» посредством этих организаций-атавизмов. Тогда как ничего другое, как взаимовыгодные двусторонние отношения, базирующиеся на экономической выгоде не приносят в современной политике дивидендов. Это подтверждает формат отношений между Россией и Турцией, товарооборот между которым скоро достигнет 100 млрд. долл.

Россия будет проигрывать в региональной политике, до тех пор, пока не начнет развивать подобные взаимовыгодные экономические отношения со своими партнерами на постсоветском пространстве. А вместо этого Кремль продолжает полагаться на некие эфемерные военно-политические союзы из арсенала средневековья.

Юрий Гаврилечко, «Хвиля»

Инициированная Западом «инвентаризация» Ближнего Востока может коснуться Южного Кавказа

Интервью 1news.az с азербайджанским политологом Тофиком Аббасовым.

— Насколько серьезны нынешние трения между Турцией и Сирией, чем обернется мобилизация, объявленная в турецкой армии по этому поводу?

— Я думаю, что в этом вопросе Турция по геополитическим соображениям забегает вперед, поскольку премьер-министр Р. Т. Эрдоган уже и не скрывает, что принимает решения в соответствии с предписаниями Вашингтона. Это подтверждает и то, что ранее контактная группа по Ливии собиралась в Стамбуле, потом недавно Хиллари Клинтон опять встретилась с Р. Т. Эрдоганом для обсуждения проблемы Сирии.

Подходы Анкары, совпадающие с восточным курсом Вашингтона, вызывают в арабском и мусульманском мире не только раздражение, но и опасения. В последнее время многие задаются вопросом, а тот ли это Эрдоган, который совсем недавно очень предметно отстаивал права палестинцев, твердо защищал «Флотилию мира», посланную в Сектор Газа?!

— Вызывает интерес – а какую цель преследует Турция, объявляя мобилизацию армии на границе с Сирией?

— Во-первых, Анкара должна помнить, что на юго-востоке Турции очень напряженная ситуация с курдским сепаратизмом или терроризмом. И поэтому бросаться ей в омут сирийского вопроса, являющегося, кстати, сугубо внутригосударственным совсем нежелательно. Это не принесет пользы и для имиджа Анкары.

— А что происходит на улицах сирийских городов, и кто те люди, что погибают в битве с властями и армией?

— Уже ни для кого не секрет, что на улицах сирийских городов собрались совсем не протестующие и митингующие мирные граждане, а вооруженные и хорошо обученные диверсионные группировки, которые в большинстве не владеют даже арабским языком.
Их забросили в страну для выполнения конкретных боевых заданий. Эти группировки линчуют на улицах сирийских городов плененных военнослужащих, офицеров, полицейских и представителей власти.

— Откуда и кем засланы эти группировки в Сирию?

— Это группировки, так называемой, Аль-Каиды, которых спонсируют некоторые соседи Сирии. Эти силы курируют отдельные направления внешней деятельности, так называемых, исламских центров по всему миру.

На финансовые средства, к примеру, выделяемые определенными кругами из Эр-Рияда, поддерживаются военные группировки, способные проводить масштабные боевые и политические операции.

В свое время Аль-Каида добилась в Афганистане перелома ситуации, когда страна на 90% контролировалась талибами во главе с муллой Омаром. Аль-Каиде удалось тогда свергнуть законное правительство Раббани в угоду американским интересам.

Потом США стали навязывать правительству талибов свои проекты, в частности, проект газопровода из Туркменистана до Пакистана с целью выключения из региональной энерготранзитной игры Ирана.

Однако талибы отказали американской компании Unocal в реализации газового проекта, после чего Вашингтон решил, что напрасно привел талибов во власть. Их сразу же лишили финансовой поддержки, и власть талибов рухнула.

— А в беспорядках в Ливии, затем переросших в открытую войну с властями страны, основной движущей силой были такие же засланные диверсионные группировки?

— Именно. В ливийской области Киренаика, бывшей еще в древности Римской провинцией, издревле жили племена, у которых изначально не складывались отношения с родом, к которому принадлежал сам Каддафи.

По сценарию западных государств еще осенью 2010 года был готов план военного вторжения в Ливию, где Франции и Великобритании, с ведома США, принадлежала ведущая роль. И когда из Киренаики западные СМИ вдруг стали передавать тревожные вести о якобы имеющих место столкновениях недовольных с властями, все удивились.

Никакого повода для социальных протестов не было. Но было другое. Там уже были рассредоточены группы диверсантов со снаряжением. Они стали раздавать недовольным группировкам оружие. Сколотив боевые группировки из местных жителей, раздали всем трехцветные флаги некогда свергнутого ливийского монарха Идриса, племянник которого жаждет возрождения монархии.

Живет он, кстати, в Саудовской Аравии.

Так была сформирована протестная среда и спровоцирована «освободительная борьба» против Каддафи. Уже много позже глава объединенного командования вооруженными силами США в Северной Африке признался, что ничего тревожного и конфликтного в Киренаике не было. Но уже было поздно, и стрела западной коалиции летела в цель.

— То есть во всех пылающих арабских странах, в том числе и Сирии, был осуществлен один и тот же сценарий с участием диверсантов, спонсируемых Аль-Каидой и поддерживаемых США?

— Эти диверсионные группы давно проникли в Сирию и расположились вдоль так называемых, «суннитских поясов». В Сирии компактно проживает большое количество различных этнических и религиозных групп, это алавиты, сунниты, шииты, христиане, друзы, несторианцы, ассирийцы, курды-езиды и другие.

Поэтому диверсионные группы смогли воспользоваться даже незначительными или даже формальными поводами для провоцирования большого кровопролития. У этих диверсионных групп было легкое стрелковое вооружение и, что самое главное, большая наличность, позволявшая вербовать и платить по 100-150 долларов в день любому из местных, кто согласится выйти на митинг протеста или же взять в руки оружие.

— Почему сирийские власти «прозевали» приток диверсионных групп в страну и проводимую ими подрывную работу?

— Сирийские власти не «прозевали» и начали реагировать на деятельность диверсантов с целью нейтрализовать эти группировки, но уже потом эти группы объявили войну представителям власти и правоохранительных органов.

И в этой ситуации, учитывая пассионарность восточных людей, начались кровавые столкновения. А вот тут уже сирийские власти тоже допустили ошибки, когда под горячую руку полиции и армии попали подростки, присоединившиеся к протестующим гражданам.

Неадекватное применение силы со стороны властей, в результате чего пострадали подростки, и один из них даже умер, также стало причиной обострения ситуации. Все это моментально было показано по всем СМИ и телеканалам, контролируемым Западом. Жестокость к подросткам всколыхнула окрестности сирийского города Дерьа, и оттуда пошла волна неповиновения официальным властям. Этим протестующим, чтобы они не уходили с улиц, диверсанты платили огромные деньги, обеспечивали всем необходимым. Об этом писала и западная, и российская пресса.

— То есть, фактически в странах от средиземноморских берегов Северной Африки, Красного моря и до Персидского залива осуществляется большой геополитический проект с участием диверсионных групп, поддерживаемых Западом. Какую выгоду от этого проекта получит каждая из сторон и в чем тут роль Турции?

— Главной целью США является смена власти в арабских странах, где уже давно правят одни и те же люди.

По мнению США, старые режимы уже выполнили свою задачу, слишком укрепились, и теперь мешают для осуществления новых американских планов.

Если не ошибаюсь, еще в 2005 году тогдашний госсекретарь США К. Райс в одном из своих выступлений заявила, что в скором будущем американская политика на Ближнем Востоке кардинально поменяется, и Штаты откажутся от услуг старых диктаторских режимов в пользу новых элитных групп, получивших образование на Западе.
Тем самым США пытаются покончить в арабских и мусульманских странах с доминированием одного клана, что позволит упростить управление этими государствами.

Это создает систему, когда в стране нет явно выраженного лидера и власти, которая ощущая свою уязвимость, избегает репрессивных мер и тем самым, якобы, создается прообраз некоей восточной демократии. Но главным в этой схеме является беспрепятственное продвижение западных интересов. То есть, Запад печется о своем, а не о положении бесправных мусульман.

— Следует отметить, что сегодня Запад широко применяет информационные технологии, интернет и особенно социальные сети для осуществления своих карманных «революций». Насколько эффективно применение таких технологий?

— У американцев была программа «100 000 компьютеров», с помощью которой они хотели заполонить исламские страны средствами оперативной связи с целью приобщить людей к социальным сетям. Чтобы люди могли общаться по интересам, находить общие точки соприкосновения, договариваться и, самое главное, при надобности массово выходить на улицы с протестами и митингами.

США смогли провернуть эту кампанию в Ливии, куда завезли огромную партию компьютеров. Но вначале они попали в руки бедуинов, не знавших что с ними делать.

Когда США поняли, что опростоволосились, через своих агентов влияния перераспределили их среди жителей ливийских городов. Затем программа «100 000 компьютеров» была опробована и в других странах мусульманского мира, где имеют место провокации и беспорядки.
Подобные беспорядки, управляемые через интернет и тиражируемые посредством мировых СМИ, позволяют Западу успешно формировать мнение о начале «революций» или «борьбы с диктаторскими режимами» в той или иной стране мира. В итоге закладывается платформа мобильной системы сменяемости власти.

К тому же, это дает возможность быстрее и с меньшими потерями продвигать западные интересы в разных точках мира.

Как только тот или иной партнер, прослывший диктатором, допустим тот же самый египетский президент Хосни Мубарак, превращается в мистера «Нет», его смещают и приводят к власти «нужных» людей.

— Насколько актуально все сказанное для Азербайджана, который успешно проводит независимую политику исходя из своих национальных интересов, что не всегда адекватно воспринимается ведущими державами?

— Коль скоро Вы заговорили об Азербайджане, то вспомните — как вдруг в западных СМИ всплывали видеорепортажи о т.н. «авторитарном» нраве азербайджанской власти, которая де «избивает и репрессирует» свободолюбивых граждан. Причем, такие репортажи, вроде, всплывали беспричинно, когда не было ни информационного повода, ни внутриполитических осложнений. Но это только на первый взгляд.

Делается это именно в тот момент, когда Азербайджан отказывается принять участие в нежелательном для себя мероприятии, или не желает осуществить какой-либо западный проект, противоречащий своим национальным и экономическим интересам. Подобный информационный шантаж азербайджанских властей повторялся несколько раз.

Стоит вспомнить ситуацию из недавнего прошлого, когда Запад предложил Азербайджану продлить еще на 30 лет «Контракт Века», на что официальный Баку ответил, что не видит резона пролонгировать это соглашение. Получается, что когда Азербайджан обеспечивает энергетическую безопасность Запада – то «он хороший», а когда отвергает ненужные инициативы, то «он плохой»?

— Какие вызовы стоят перед нами?

— Я считаю, что следует внимательно отслеживать ситуацию и действия политического руководства Турции. Сначала Эрдоган позиционировал себя как защитник исламских интересов и стабильности в различных соседних регионах, но теперь мы наблюдаем, что после победы на парламентских выборах внешнеполитический курс Турции стремительно меняется.

Дело в том, что Турция находится в бурлящем регионе, и Азербайджан, как страна, соседствующая с ней, должен быть готов к нейтрализации новых рисков. Учитывая наличие неразрешенного армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта, в создавшейся ситуации первостепенной задачей Азербайджана является укрепление оборонного потенциала, что также усиливает нашу позицию за столом переговоров. К тому же нельзя исключить актуализации армяно-турецкого примирения в обозримом будущем.

К сожалению, нам следует учитывать и то, что ни США, ни наши другие западные партнеры еще ни разу не обмолвились об армянской агрессии против Азербайджана. Если Запад громко говорит о необходимости восстановления территориальной целостности Грузии и Молдовы, то ни разу этого не сказал про Азербайджан.

Они, в нашем случае, на Западе просто заявляют, что «надо решить карабахский конфликт», не более того. У нас в этой связи есть причины сомневаться в искренности западных партнеров, которые, к тому же, заигрывают с Арменией и карабахскими сепаратистами, оказывая им целевую финансовую помощь.

— Значит, Азербайджан должен учитывать эти реалии и знать истинную цену обещаниям Запада?

— Азербайджан обязан усилить свою позицию по карабахскому вопросу, в принципе, что и делают ныне власти страны, и ни на йоту не уступать по базовым вопросам. С другой стороны, нам следует думать о дополнительной защите энергетических маршрутов и о планах создания новых, с целью диверсификации энерготранзита на мировые рынки. Если до недавних пор мы работали в этом направлении, в основном, по лекалам западных партнеров, то в последнее время появились предпосылки для самостоятельного позиционирования.

Ресурсная база для развития дополнительной инфраструктуры имеется. К примеру, вступление в строй железнодорожной транспортной линии Баку-Тбилиси-Карс прибавит нам уверенности в проведении независимой транзитной политики.

Этот проект целиком и полностью является заслугой Президента Ильхама Алиева, который вопреки всем препонам со стороны США, требовавших включения Армении в этот проект, занял принципиальную позицию, сказав «нет», и Азербайджан сам осуществляет проект Баку-Тбилиси-Карс.

— Получается, что в экономических и энерготранзитных вопросах Запад очень хочет с нами дружить и сотрудничать, а вот по спектру политических вопросов этого особо не наблюдается. На этом фоне, полуголодная Армения, оставшаяся в стороне от всех региональных проектов, тем не менее, всегда в центре политических проектов ведущих держав. Насколько адекватно учитывает этот фактор Азербайджан?

— Азербайджан занимает правильную позицию в этом вопросе и делает то, что надо: создает свой оборонный комплекс, расширяет ось сотрудничества в военно-технической сфере с различными странами, в том числе и с НАТО. Надо и далее действовать так, тем более, что сам Запад поступает таким же образом: сотрудничает и берет то, что ему надо, отбрасывает в сторону ненужное. Здоровый прагматизм всегда должен быть нашим главным оружием.
К примеру, нельзя портить отношения с Ираном, несмотря на неадекватные, а порой и глупые заявления некоторых иранских деятелей и военных.

Следует сохранять верность нашим традициям и благоразумию во внешней политике, не поддаваться провокациям, чтобы не навредить межгосударственным отношениям с другими странами.

Следует помнить, что современные межгосударственные отношения базируются на экономической составляющей, и этим надо дорожить.

— То есть учитывать, что успех в современной международной политике напрямую зависит от успешных экономических связей, и все решает геоэкономика?

— Абсолютно верно. Обратите внимание, что если есть серьезный экономический фундамент в отношениях между странами, то и политический диалог развивается успешно. А почему США стремятся дестабилизировать весь Север Африки, Ближний Восток и страны вплоть до Китая? А потому, что здесь сосредоточены основные людские и энергетические ресурсы, полезные ископаемые планеты и, самое главное, тут проходят выгодные транзитные пути.

Очень успешно американской политике в этом вопросе противостоит Иран, который совместно с Ираком и Сирией в таком нервозном регионе умудрился выработать меморандум о доставке иранского газа через территорию Ирака и Сирии в Средиземное море, вплоть до Адриатики. Это другой вопрос, что дадут ли этой тройке осуществить задуманное. Главное, что на то есть воля.

— Получается, что в жестокой мировой энерготранзитной схватке, проводящие более или менее независимую внешнюю политику, страны Востока стали конкурентами для Запада и автоматически объявляются «диктаторскими», поскольку мешают Западу направлять поток энергоресурсов туда, куда ему выгодно?

— Конечно. Это и есть главная причина всех шагов Запада по дестабилизации ситуации в странах Востока, власти которых умеют говорить «нет» тем проектам, которые не отвечают их национальным интересам.

Поэтому Запад накаляет ситуацию в этих странах, после чего можно кричать о проблемах безопасности, нарушениях прав человека, антидемократичности и диктаторской сути властей, и принимать меры для их свержения. Затем там к власти приводятся люди, сильно зависящие от Запада и во всем ему послушные.

— То есть старый добрый «управляемый хаос» продолжает оставаться «изюминкой» внешней политики Запада по отношению к «непослушным» странам. А насколько успешно идет реализация этого американского плана Большого Ближнего Востока?

— Совершенно верно — «управляемый хаос» остается излюбленным и широко опробованным методом в политтехнологическом арсенале Запада. Следует помнить, что англосаксонская, частью которой является и неоконсервативная американская внешняя политика, построена на том, чтобы все делать не благодаря, а вопреки имеющимся реалиям. Еще в 18 столетии в Великобритании было создано Министерство по делам колоний, ставшее фактически первой в мире закрытой спецслужбой.

Это ведомство подготовило и заслало тогда на Восток 5000 своих агентов с целью освоения устоев и основ местной жизни, изучения древних коранических и научных текстов, а также с целью дестабилизации положения в Османской империи, сопредельных государствах.
В результате этой кропотливой работы тогда и после на карте Ближнего Востока появилось большое количество марионеточных государств, и в итоге пали влиятельные образования, в том числе и Османская держава.

Запад понимает, что более или менее образованные круги общества в странах Востока прекрасно осведомлены о подобных планах США и его союзников, однако Запад совсем не беспокоится по этому поводу и действует не благодаря, а вопреки особенностям ситуативности.
В ход пущен план Большого Ближнего Востока, одним из координаторов которого и являются нынешние власти Турции.

И сегодня Анкара свои шаги в этом направлении постоянно координирует с Вашингтоном. Это чисто англосаксонский, или американский проект «инвентаризации» Ближнего Востока и приведения его в нужное для западных интересов состояние.

— В этой ситуации внимание привлекает пассивность России…

— Россия сейчас, пусть и запоздало, делает все, чтобы не дать Западу «пустить в расход» нынешние власти Сирии, где до сих пор на Средиземном море находится российская военная база ВМС.

Ведь до этого Москву буквально подставили в вопросе с Ливией, когда уговорили на заседании Совбеза ООН не применять право вето, когда на повестке была резолюция № 1970.
Она предусматривала закрытие воздушного пространства Ливии, а вместо этого Запад начал бомбежки ливийской территории, обманув тем самым других членов Совбеза ООН. Получив такой урок от Запада, Россия теперь делает все, чтобы отыграться, хотя рычагов воздействия на ситуацию у нее немного.

Инициированная Западом «инвентаризация» Ближнего Востока может коснуться региона Южного Кавказа. США сильно заигрывают с Арменией, как с властями, так и лидерами оппозиции.

Поэтому США очень хотят заполучить от Азербайджана статус для Нагорного Карабаха, на что, естественно, официальный Баку не согласен.

Потому Баку должен быть готов к развитию любого сценария, вплоть до самого радикального. Потому Азербайджан, как я уже сказал, должен продолжать делать то, что уже делает для дальнейшего укрепления своих внешнеполитических, оборонных и энерготранзитных позиций.

Ризван Гусейнов

Путин или Медведев. Что ждать Азербайджану?

Ризван Гусейнов, политический аналитик, журналист:

— Говоря о том, насколько соответствует стратегическим интересам Азербайджана избрание президентом В.Путина или вновь Д.Медведева, сперва следует посмотреть какие властные круги представляет каждый из них.

Премьер-министр В.Путин является выразителем интересов российских спецслужб и военпрома, которые относительно региона Южного Кавказа и, в частности, карабахского конфликта придерживаются тактики сохранения напряженности и не желают перемены статус-кво. Дело в том, что напряженность на южных рубежах России позволяет силовикам и далее укреплять свои позиции в кремлевских коридорах и получать львиные отчисления из бюджетных денег на «защиту» Отечества. Слово «защита» взято в кавычки потому, что напряженность на южных рубежах РФ, по большей части, создана и поддерживается самими же российскими спецслужбами и силовиками, которым больше нечем проявить себя на геополитическом поле вокруг России, ввиду фактического отсутствия ныне у России ярко выраженных внешнеполитических приоритетов и стратегии. Российским спецслужбам вторят и силовики, в первую очередь, военная элита, которая заинтересована в сохранении напряженности в армяно-азербайджанском конфликте, что позволяет продавать большие партии российских вооружений сторонам конфликта, а точнее, продавать их Азербайджану и «дарить» российской военной базе в Армении в обмен на дальнейшую покорность и послушание официального Еревана российскому курсу.

На этом фоне более прагматичной выглядит позиция нынешнего президента Д.Медведева, который представляется выдвиженцем российской бизнес-элиты, являющейся более либеральной и адекватной по части понимания событий в РФ и вокруг нее. Следует отметить, что Д.Медведев, придя в руководство, сразу же отверг предложения и посулы армянских «ходоков», желавших сохранить свои политические и экономические позиции в российской элите.

Тем самым Медведев продемонстрировал свою незаинтересованность в поддержании армянских интересов в ущерб российским, в частности, и по Карабахскому вопросу. Это же подтвердилось, когда по инициативе Медведева в течение 3 лет прошел целый ряд встреч, пусть и неудачных, между президентами Азербайджана и Армении.

Несмотря на то, что пока эти встречи не обернулись подписанием мирного документа, тем не менее, благодаря позиции Д.Медведева понятие незыблемости территориальной целостности и суверенитета прочно стало основным лейтмотивом армяно-азербайджанских переговоров, что исходит из стратегических интересов Азербайджана.
Александр Васяк, генерал-майор, военный эксперт:
— Я уверен, что замороженные или потенциальные конфликты на постсоветском пространстве не могут влиять на состояние военного бюджета России. Основные средства военного бюджета РФ поглощают системы сухопутного компонента стратегических ядерных сил, противоракетная оборона, авиация нового поколения, военно-морской флот, которые по определению не могут быть использованы в разрешении региональных конфликтов.

Далее, тот факт, что у Азербайджана есть поставщик самых надежных систем ПВО, закупка которых другими странами оговаривается многими политическими условиями, можно только приветствовать. Современное вооружение необходимо Азербайджану для защиты всей совокупности своих национальных интересов, а угрозы им в современном мире, тем более, на евразийской «дуге нестабильности», могут возникнуть, практически, в любой точке, приняв самый стремительный характер развития.

Что касается уже очевидного кремлевского противостояния между В.Путиным и Д.Медведевым, то замечу — мы хорошо знаем, что представляет собой нынешний российский премьер и гораздо хуже прогнозируем деятельность Медведева, если он останется на второй срок. В чем, правда, я очень сомневаюсь. Напомню, что г-н Медведев уже совершил одну внешнеполитическую ошибку, которую сам же и признал. В интервью британской Financial Times, рассуждая о принятии резолюции ООН 1973 по Ливии, он был откровенен, заметив, что «из неплохой резолюции сделали бумажку, которой прикрывается бессмысленная военная операция». И добавил, что если бы предполагал такое развитие событий в Ливии, то «конечно, дал бы другие инструкции своим коллегам, которые работают в Организации Объединенных Наций». Допустить, что президент РФ не получал информации о таком развитии событий — очень трудно. Значит, он, не использовав российское право вето в ООН, принял т.н. волевое решение, которое оказалось ошибочным. А где и как будет совершена вторая, третья, четвертая ошибка г-на Медведева и как она может коснуться интересов Азербайджана — предугадать невозможно.

И последнее, нынешний президент, несмотря на свое довольно неустойчивое положение, поддерживает «сверхдемократические» процессы, происходящие в разных странах. Пока эта позиция привела лишь к накоплению энтропии, хаоса в странах Большого Ближнего Востока. Если Д.Медведев останется на второй срок, эта тенденция будет только нарастать, и к каким трансформациям его взглядов на ситуацию в Евразии, включая постсоветские конфликты, приведет — сказать очень трудно.

Эдуардо Гаспар, специалист по проблемам геоэкономики (Бразилия):
— Мне кажется, что в ближайшее десятилетие мировое сообщество, несмотря на разнонаправленность геополитических приоритетов, будет стремиться разрешать проблемы в контексте геоэкономического сотрудничества. Мир, практически, уже многополярный, и авторитет развивающихся стран, к коим, безусловно, принадлежит Азербайджан, будет постоянно возрастать. Мне кажется, что Дмитрий Медведев, лучше своих возможных конкурентов на президентский пост, понимает это.

Мы сегодня балансируем на грани нового глобального экономического кризиса, выход из которого не в создании сложных геополитических конструкций, отражающих интересы «ракетно-ядерных тяжеловесов». В современной политике необходимо учитывать экономическую роль каждого государства, принимая во внимание его технологические, сырьевые, транзитные и прочие возможности. Время пресловутых «войн газопроводов» и «скрытых эмбарго» постепенно уходит. Такое развитие глобальных экономических процессов позволит развивающимся странам полностью раскрыть свой потенциал, а, значит, и приблизиться к разрешению конфликтных ситуаций.

Видимо, г-н Медведев, если будет переизбран на второй срок, будет строить свою политику, опираясь на геоэкономические приоритеты. А такая позиция одного из крупнейших политических игроков выгодна молодым развивающимся государствам, к которым, как я уже сказал, можно с полным основанием причислить Азербайджан.
Алексей Синицын, главный редактор NET-FAX — NET-ФАКС:
— Сегодня уже стало тривиальным сравнивать президента Медведева с Горбачевым, начинавшим свою деятельность с перестройки, которую политологи называют «первым этапом десталинизации», и, т. н. «ускорением». Все мы знаем, чем эти «благие начинания» закончились. У г-на Медведева вместо «ускорения» — «модернизация», а, как выразился Михаил Федотов, председатель Совета при президенте РФ по правам человека, «десталинизацию общественного сознания» уже пытались закрутить несколько месяцев назад. Сейчас об этой идее не говорят, но если Медведев останется в Кремле на второй срок, то она будет мгновенно актуализирована. Эта президентская программа окончательно расколет российское общество и Азербайджан получит крайне неспокойного соседа. Но не это главное.

Армянское научное и политологическое сообщество восторженно приветствовало новую «программу десталинизации». В марте этого года его представители обратились к российскому президенту с открытым письмом, в котором возмущались «позорным и преступным Московским договором от 16 марта 1921 года между кемалистской Турцией и большевистской Россией — непризнанными в то время международным сообществом странами». Позволю привести еще одну цитату из этого письма: «Согласно этому договору, армянская область Нахиджеван была передана под покровительство АзССР, а Карс, Ардаган и Сурмалу — Турции. Это были области, освобожденные Россией и входящие к тому времени в состав Армянской Республики. В русле той же политики решением КавБюро РКП(б) Нагорный Карабах был незаконно передан АзССР».

Понятно какой «ящик Пандоры» откроется, если вновь избранный российский президент начнет корректировать мировую политику, руководствуясь собственными идеями обновления общественного сознания. Кстати, Горбачев и команда московских «демократов», без участия которых не было бы никакого карабахского конфликта, открыто симпатизировали и симпатизируют армянским сепаратистам. И у кого есть гарантия, что Д. Медведев, позиционирующий себя либералом, не сменит приоритеты и не провозгласит пресловутое «право на самоопределение» превалирующим над «территориальной целостностью» государств? Кстати, в Казани надежды Азербайджана «рухнули» при посредничестве Медведева.

Ну, а закончить нашу дискуссию, думается, надо тем, с чем все наши эксперты согласились в преамбуле: независимо от того, кто станет новым президентом России, США или Франции, Азербайджан должен продолжать свою линию успешной многовекторной внешней политики.

Аналитический отдел
NET-FAX — NET-ФАКС

Эрдоган должен был ответить Саргсяну аннулированием протоколов

Гюльнара Инандж.

В конце июля Баку посетил премьер-министр Турции Реджеп Таййып Эрдоган. Турецкий премьер традиционно после своего избрания посещает Турецкую Республику Северного Кипра, затем Азербайджан, что свидетельствует о приоритетах внешней политики Турции.

Какие вопросы являются основополагающими в отношениях Баку и Анкары на данном этапе?

Тему в эксклюзивном интервью агентству Новости-Азербайджан комментирует турецкий политолог Мехмет Перинджек (Mehmet Perinçek).

— Какие темы могли быть приоритетными в закулисных переговорах между президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и премьером Турции Р.Т.Эрдоганом в ходе его визита в Баку?

— Не следует ожидать больших результатов от визита Эрдогана в Азербайджан. Ведь самый резкий удар по этому визиту в Баку был нанесен президентом Армении Сержем Саргсяном. Во время бакинских встреч турецкого премьер-министра в Баку, Саргсян в то же время в своем выступлении перед армянской молодежью еще раз подтвердил, что вслед за оккупацией азербайджанских территорий Армения жаждет овладеть турецкими землями: “Мы освободили от врага Карабах. А вам оставили освобождение региона Арарата”. Это заявление, сделанное Саргсяном во время визита Эрдогана в Баку, является демонстрацией вызова Азербайджану и Турции.

Визит турецкого премьер–министра в Азербайджан в этих условиях мог бы быть открытием путей для важных результатов.

После подобного дерзкого заявления президента Армении Эрдоган должен был заявить об аннулировании армяно-турецких протоколов. Вот тогда бакинский визит Эрдогана мог бы войти в историю. Но противодействие Эрдогана ограничилось заявлением «Саргсян должен извиниться».

Глава одной страны открыто заявляет о желании оккупации территории другой страны, а в ответ получает только требование об извинении.

Это уму непостижимо! Под армяно-турецкими протоколами, противоречащими интересам и Турции, и Азербайджана, все еще стоит подпись правительства Турции. Что еще нужно для отказа от этой подписи? Первый и самый важный шаг в турецко-азербайджанских отношениях — это аннулирование этого протокола.

— В каких вопросах Азербайджан и Турция должны вести скординированную политику?

— Обе страны стоят перед серьезными проблемами в вопросах территориальной целостности. 20% территории Азербайджана находятся под армянской оккупацией, А Турция стоит перед угрозой раскола в рамках проекта США «Большой Ближний Восток».

Турции и Азербайджану стоит сотрудничать в этих двух жизненно важных вопросах. Турция должна решительно поддерживать Азербайджан в вопросе Нагорного Карабаха, а Азербайджан, в свою очередь, должен сыграть влиятельную роль в создании международных организаций, противодействующих угрозе раскола Турции.

Естественно, к этому нужно добавить экономическое сотрудничество. Развитие турецко-азербайджанских экономических отношений, определение единой энергетической политики окажет серьезное влияние на защиту и сохранение территориальной целостности. Создание сильной экономической структуры двух стран облегчит избавление от стоящих перед ними проблем.

Отдельно культурное сотрудничество усилит политику «два государства — один народ».

— Азербайджан и Турция в числе стран, за последние годы усиливших свое экономическое и политическое влияние. На каких параметрах должна строиться региональная политика Баку и Анкары?

— Оба государства имеют возможности для очень важных шагов в региональной оплитике. Организация Западно-азиатский союз, о которой я говорил в своих предыдущих интервью, и является тому самым ярким примером. Турция, Азербайджан, Иран, Сирия, Ирак и Турецкая Республика Северного Кипра во имя национальной безопасности, экономического развития и культурного сотрудничества могут создать Союз Западной Азии. Этот Союз, с одной стороны, станет нейтрализатором угроз, стоящих перед этими странами, с другой стороны может служить опорой для сохранения стабильности и мира. Этот союз также важен в вопросе разрешения нагорно-карабахского конфликта. Для первых шагов этого Союза определяющей может быть турецко-азербайджанская инициатива.

С другой стороны, оба государства должны приложить усилия для разрешения региональных проблем между странами региона и предотвратить внешнее вмешательство из-за океана.

— Как вы видите связь между армянским вопросом в Турции и нагорно-карабахской проблемой?

— Нельзя отделить друг от друг эти два вопроса. Этому четко свидетельствует последнее вышеназванное выступление Саргсяна. Оккупировавшая Карабах Армения сейчас озвучивает претензии к турецким землям. Не решив один из этих вопросов, нельзя разрешить другой.

Оккупация Карабаха, территориальные претензии Армении к Турции и так называемый армянский геноцид являются частью одного целого. К сожалению, в армяно-турецких протоколах Армения не сделала ни шагу назад ни от одного из своих амбициозных требований. В таком случае, есть только один путь – начать действовать в направлении аннулирования этого протокола.

— Турция может стать платформой для встреч армянской и азербайджанской общин Нагорного Карабаха и общественности Азербайджана и Армении. Уже говорится о плане президента России Дмитрия Медведева для реализации этих встреч.

-Турция должна играть более активную роль в разрешении нагорно-карабахской проблемы. Россия, Турция и Иран вместе с Азербайджаном и Арменией должны принимать участие в разрешении этой проблемы.

Определенные круги в Армении утверждают, что нагорно-карабахский конфликт является проблемой между Арменией и Азербайджаном, и не имеет никакого отношения к Турции.

Во-первых, в этом конфликте, согласно международному праву, есть незаконная аннексия территорий соседнего государства со стороны Армении. Если я юрист, это не утверждение, это факт.

Во-вторых, этот конфликт стал уже региональным. Есть арбитры в нем. Значит, карабахский конфликт перешел рамки вопроса, касающегося только Армении и Азербайджана.

С другой стороны, продолжение этого конфликта может способствовать всякому империалистическому вмешательству извне региона. Поэтому, он тесно связен со стабилизацией и безопасностью региона, где также Турция находится.

В-третьих, как всем известно, у Турции есть исторические, культурные и другие связи с Азербайджаном.

В таких условиях, естественно, Турция не может относиться к этому вопросу равнодушно. Она должна защищать стабилизацию региона и вкладывать своё усилие в справедливое урегулирование вопроса.

Официальный Баку должен организовать встречу глав Палестины и Израиля

Гюльнара Инандж

Эксклюзивное интервью Vesti.Az c заместителем декана факультета экономики и управления турецкого Университета Чанкыры Каратекин, доцентом Реха Йылмаз (Reha YILMAZ) о роли Азербайджана и Турции в воцарении мира на Ближнем Востоке.

— Правительство Эрдогана особое внимание уделяет ближневосточной политике. Согласны ли вы с утверждениями о том, что эта политика направлена на укрепление позиций Турции в данном регионе?

— Не следует особо выпячивать тот факт, что свой первый визит после парламентских выборов Эрдоган совершил именно в Палестину, где встретился с председателем ФАТХ Махмудом Аббасом. Турция и так тесно занимается решением ближневосточной проблемы, исполняет посредническую миссию, пытается сблизить стороны. То есть, официальная Анкара проводимой политикой старается достигнуть стабильного мира в регионе. Но нужно учесть, что решение не всех региональных проблем зависит от Турции. Одна из них — убедить Израиль способствовать созданию мира. Учитывая кризисы последнего времени сложно договориться с Израилем. Решить проблемы , в котором Тель-Авив является одной из сторон, очень сложно, иногда даже невозможно.

— Тем временем, Израиль демонстрирует желание восстановить отношения с Турцией, продолжаются переговоры в Швейцарии. Можно ли ожидать в ближайшем будущем каких-либо положительных результатов?

— Мне кажется самая основная проблема между странами — это отсутствие взаимного доверия. Доверие потеряно и его восстановление кажется трудной задачей. Израиль акцентирует внимание на тех вопросах, которые не могут не вызвать раздражение у Турции. Такой же политики придерживается и Турция в отношении Израиля. Результат – полное отсутствие благодатной почвы для взаимного сотрудничества. Для начала нужно восстановить взаимное доверие, что положит начало решению других проблем.

— Не считаете ли вы, что несмотря на разногласия с Турцией, за последнее время Израиль, особо заинтересован в сотрудничестве с Анкарой?

— Ультрасионисты никогда не будут придавать особого значения интересам других, а попытаются использовать их в своих целях. После возникновения проблем с Турцией, Израиль вынужден демонстрировать близкие отношения с другими мусульманскими странами. С другой стороны, Турция смогла нарушить картину многолетней вседозволенности Израиля в регионе. Поэтому ультрасионисты в Израиле испытывают серьезную злобу к Турции. По этой причине, они не желают улучшать отношения с Турцией, своими действиями всячески наносят вред политике Анкары.

-Турция вновь пытается принять активное участие в кампании Free Gazza, которая направлена на оказание гуманитарной помощи сектору Газа. Израиль, естественно, против…

— …Во-первых, эта кампания не организована Турцией. Это гражданская инициатива, в которой принимают участие США, Франция, Германия и Турция. Как я отметил выше, политика Турции направлена на мир и стабильность в регионе. Соответственно официальная Анкара будет поддерживать каждую инициативу, служащему этой цели. В данном случае, очень важно, что при реализации кампании избежать серьезных проблем, не навредить доктрине внешней политики страны.

— Арабские события стали своего рода трамплином для активизации роли Турции в решении региональных проблем. Как вы думаете, Анкара справляется со этой ролью?

— Глобальная политика диктует свое условия. Замкнутые авторитарные режимы рушатся один за другим. Увидев это, другие страны с авторитарным режимом вынужденно проводят реформы, привлекая народ к активному участию в управлении страной, дают им больше прав и свобод. Власти, не выполняющие эти требования народа, несмотря на свое сопротивление и антинародную политику, обречены к свержению, как это произошло в Тунисе и Египте. Этот процесс все еще продолжается. Я не думаю, что отдельно взятая страна может быть эталоном для других. Турция как демократическое государство с официальной религией – Ислам, поможет заново формированию этих государств. Но эта политика будет вестись исключительно в рамках интересов и желаний самих народов.

— После начала событий в Сирии, США попросили Турцию не закрывать границы с этой страной. Турция не закрыла границы, но этим сохранила опасность проникновения в страну радикальных групп разных мастей, террористов в массе беженцев.

— Действительно, это традиционная проблема, с которой можно столкнуться повсеместно. Если Турция предпринимает какой-то шаг, то обязательно должна учитывать мнение США или же ЕС. В данном случае, Турция оставляет открытым свои границы только исходя из гуманитарных соображений.

Кроме того, сейчас очень запутано — кто и кого считают террористом. Кто-то для Асада и его сторонников являются террористами, но для Запада они — герои демократии.
Что-либо определенно сказать по этому вопросу невозможно. Так, что в таком случае, двери приходиться открывать всем, но при этом принимать усиленные меры безопасности. Если ты крупное государство, то сумеешь решить этот вопрос без вреда для своей безопасности. Турция, как раз таки является одним из таких стран.

— В конце июня лидер ФАТХ Махмуд Аббас посетил Баку с просьбой признать независимость Палестины. Азербайджан, несмотря на поддержку вопроса создания Палестинского государства, не может ответить положительно. Как по-вашему, почему?

— Азербайджан вынужден в этом вопросе быть особенно внимательным, так как сам переживает схожую проблему. Вдобавок, у Азербайджана тесные и развивающие связи во всех отраслях с Израилем. Многие силы заинтересованы в формировании мнения о том, что якобы Нагорно-карабахская и Палестинская проблемы идентичны. По этой причине, любой шаг сделанный в этом вопросе заранее должен быть внимательно проанализирован.

Азербайджан как современный представитель великой тюркской культуры, конечно же, должен быть посредником для достижения мира и стабильности. Очень важна организация встречи руководителей Палестины и Израиля в Баку. Я уверен, что именно азербайджанское руководство справиться с этой миссией. Азербайджан – толерантное государство, большинство население которого исповедует Ислам, и имеющая очень тесные связи с Израилем. Необходимо воспользоваться этими обстоятельствами. Имидж центра мира и культуры подходит для Баку.

— Как повлияет на региональную политику признание Палестины?

-Уверен, что после создания Палестинского государства, израильтяне и арабы обретут мир и покой. После будет развиваться сотрудничество между Израилем и странами, с которыми он не ладил из-за Палестины. Таким образом, в регионе может воцариться долгожданны мир.

-На фоне арабских событий США вновь актуализировали тему размещения военных баз на Каспии.

— Это политика не нова для США. Американцы вот уже довольно длительное время разрабатывают различные проекты в данном направлении. Главной же их целью является якобы Иран. Но, США, спекулируя угрозой, якобы исходящей от Тегерана, на самом деле пытаются гарантировать свое военное присутствие на Каспии, в противовес России.

Москва, конечно же, прекрасно понимает стремление Вашингтона, и с учетом этих реалий, проводит серьезную политику в Азербайджане, Туркменистане и Казахстане, и тем самым пытается упредить эту политику Вашингтона. Так, что учитывая сильное российское влияние в прикаспийских странах, планы американцев по закреплению в государствах каспийского бассейна, выглядят достаточно сложными.

Источник — http://vesti.az/news.php?id=84695

Следующим президентом Армении может стать сподвижник Кочаряна

Гюльнара Инандж

В Армении борьба за предстоящее президентское кресло набирает темпы. Появляются новые партии, движения. На фоне развернувшейся борьбы между оппозицией и властями, актуализируется вопрос- удастся ли Саркисяну остаться у власти или уступит ее своим противникам? Об этом в эксклюзивном интервью рассказывает редактор английского раздела армянского агентства Ноян Тапан, политолог Арутюн Хачатрян.

— В Армении на базе партии Третья республика создана новая партия «Свободные демократы» (СД). Кто составляет костяк этой партии и насколько эта партия может стать конкурентоспособной основной оппозиционной партии Армении Левона-Тер-Петросяна?

— Основу партии СД составляют бывшие активисты Армянского Общенационального Движения (АОД), т.е. партии в которой состоит и Левон Тер-Петросян. Эти раскольники и примкнувшие к ним деятели недовольны некоторыми аспектами деятельности бывшего президента. Но все эти деятели мало популярны (единственный, кто относительно известен – бывший министр иностранных дел Александр Арзуманян), и вряд ли могут составить конкуренцию Тер-Петросяну. По крайней мере, в близком будущем.

— Обозреватели преподносят СД как третью силу. Могут ли Д нести этот политический груз и вообще есть ли общественный запрос на формирование третьей силы?

— Это маловероятно. Они мало популярны, кроме того, есть и более популярные партии, претендующие на эту роль.

— Можно ли посещение офиса СД посла США в Армении Мари Йованович расценить, как поддержку?

— Поддержка СД не означает отказ в поддержке других сил. Тем более, что речь идет лишь о моральной поддержке. Никто не имеет материальной поддержки.

— Анализы показывают, что политические движения и партии, появившиеся за последние годы, создавались как противовес АНК и его лидеру Л.Тер-Петросяну…

— …Более того, против АНК выступают и некоторые старые оппозиционные партии, такие как Жарангутюн («Наследие»). Все они обеспокоены ростом популярности АНК, из-за чего они рискуют остаться вне парламента после выборов в 2013 году. Вот и ревнуют к АНК.

— Можно ли считать все вариации о создании третьей силы против АНК политической волей властей?

— Оппозиционные силы и так дерутся между собой за электорат.

— После избрания Саргсяна президентом Армении более четко проявляются очистка своего окружения от наследства Роберта Кочаряна. Сохраняется ли перспектива возвращения Р.Кочаряна или кого- либо из его приближенных к власти?

— У Кочаряна есть ресурс в том, что при нем был экономический рост. Но опросы дают больше предпочтения другому деятелю, возможно связанному с ним – богачу Гагику Царукяну. Царукян и сейчас –в правящей коалиции.

— Какие силы или лидеры имеют больше перспективы быть представленным у власти?

— На данный момент все опросы предсказывают сохранение власти нынешней правящей коалиции, состоящей из Республиканской партии, партии Процветающая Армения (Царукян) и партии Оринац Еркир (Страна законности). Правда, неясно, будет ли конфликт между Сержем Саргсяном и Царукяном…

Источник — http://www.vesti.az/news.php?id=83653

Лично начальнику генштаба ВС Ирана Х.Фирузабади

1news.az

На днях начальник генштаба Вооруженных сил Ирана бригадный генерал Сейед Хасан Фирузабади в интервью иранским СМИ позволил себе антиазербайджанские выпады.

Иранский начальник генштаба выступил с обвинениями, что в Азербайджане якобы притесняют мусульман и высказал абсурдную мысль, что Азербайджан является «Араном» и народ здесь «аранский, в жилах которого течет иранская кровь».

Наивно думать, что совершающий подобные антиазербайджанские выпады начальник генштаба ВС Ирана делает это по своей инициативе и уму.

Поэтому очередное выступление Фирузабади, в котором он обвинил Азербайджан в «антиисламской политике», является фактически завуалированной позицией определенных иранских сил, которые «собаку съели» в тонкостях многоликой восточной дипломатии. Видимо, перлы Фирузабади очень нравятся кому-то в иранском руководстве, вот и «назначили» главу генштаба ВС Ирана по совместительству «глашатаем» пропагандистской машины.

А иначе ему не представлялась бы широкая возможность выступать в иранских СМИ по вопросам, не имеющим никакого отношения к военному ремеслу. Симптоматично, что в последнее время «азербайджанским вопросом» усиленно занимается целая группа разного рода иранских экспертов, аналитиков и ученых.

Поэтому, учитывая то, что Фирузабади является не единственным ведущим иранской «радиорубки» по азербайджанским делам, думаем, будет уместно провести небольшой ликбез по поводу «Арана», «Азербайджана», а заодно и «Ирана».

Вначале следует напомнить, что Иран на политической карте мира появился в 1935 году, когда шах Реза Пехлеви издал официальный правительственный декрет о переименовании Персии в Иран. Затем шах потребовал, чтобы иностранные государства стали официально использовать новое самоназвание государства — Иран, вместо употреблявшегося до того названия Персия. Отныне под словом Иран стали подразумевать все персидское и не только, хотя это совершенно неправильно.

До 1935 года на Западе Ирана была известна провинция Фарс, которую обычно за рубежом называли «Персией», однако в самом Иране это название фактически было неизвестно, и его эквивалент «Фарс» означал лишь одну из областей страны.

Только после 1935 года везде в мире, в том числе в академической науке распространилось название «Иран», которое постепенно стало употребляться и в отношении древних государств на территории нынешнего Ирана.

Затем искусственно была введена практика называть все иранское — персидским. А ведь Иран — это не Персия, а намного более широкое понятие, охватывающее территорию большого числа древних государств, культур, которые ныне ошибочно (или умышленно) приписывают персам.
Переименование Персии в Иран было предпринято в русле проводившегося шахом Резой Пехлеви, основателем новой шахской династии Пехлеви (хотя он никакого отношения к Пехлевидам не имел и являлся фактически самозванцем, использовавшим это древнее династическое имя), курса «на преодоление иностранного доминирования и подъем национального духа».

В рамках этой кампании, а точнее под ее прикрытием, началась всеобщая фарсизация всего культурно-исторического наследия народов Ирана, превращенного в ультранационалистическое фарсидское государство.

Все в том же 1935 году переименованы многие города, введены староиранские названия месяцев, изменено летоисчисление. Начата реформа языка — насильственно изымались многие тюркские, арабские, европейские слова, которые уже давно вошли в обиход и стали органической частью языка.
«Вместо них вводились либо староперсидские, либо искусственно надуманные слова» (Г.Кваша, «Поиски империи», Первая фаза, 1905-1941).

То есть если мыслить как начальник генштаба ВС Ирана Сейед Хасан Фирузабади, путающий политическое название Азербайджан с географическим названием Аран, то мы тоже можем утверждать, что нет никакого Ирана, а есть Персия, являвшаяся многие века одной из провинций великих тюркских империй Востока.

И автоматически делаем вывод о нелегитимности претензий фарсов на все территории Ирана. Интересно – понравится иранской стороне, если азербайджанские политики, эксперты и историки начнут широко комментировать и подвергать критике иранский политический строй, подвергать сомнению легитимность территории и говорить о дискриминации граждан неперсидской национальности, составляющих около 50% общего населения Ирана? К тому же почему в Иране уничтожают культурно-историческое наследие тюркских народов, оставивших неизгладимый след истории государственности этого региона, называемого Ираном, и других народов?

Говорить об этом у нас есть все основания, поскольку, как минимум 1000 лет Персией, нынешним Ираном и сопредельными территориями правили азербайджанские, тюркские династии. Чтобы не быть голословными просто перечислим тюркские династии, правившие этими землями:

Династия Газневидов правила с 977 по 1186 гг. Основателем Газневидского государства стал саманидский полководец Алп-Тегин, выходец из гулямской семьи, выступивший против Саманидов во второй половине X века.

Сельджукиды (Сельджуки) правили с 1037 по 1194 гг. Сельджуки — ветвь огузов из племени кынык, которые, подобно туркменам, османам, гагаузам и современным азербайджанцам принадлежат к западным тюркам. Имя получили от своего главного вождя Сельджука.

Атабеки Эльденизиды — государство создано в 1136 году великим азербайджанским деятелем Шамс ад-Дином Эльденизом (Эльдегёзом).
Столицей государства являлся город Нахчыван.
Границы государства простираются от Каспия до Малой Азии, от Дербенда и Тифлиса до Персидского залива, многие области Ирана и сопредельные бекства и эмираты признают себя вассалами Азербайджанского государства Атабеков.

Хулагуиды (Ильханиды) правили с 1256 по 1353. Тюрко-монгольская империя Хулагуидов (Ильханидов) — потомки Хулагу, внука Чингис-хана, правители государства Хулагуидов носили титул ильхан — «хан племени».

Чобаниды правили с 1337 по 1357 гг. Чобаниды — династия, происходившая из монгольского тюркизированного племени сулдус. Предок Чобанидов, Сорхан Шира, помог Чингиз-хану во время тайджиутского плена. В Улусе Хулагу занимали высшие должности. Основали собственное государство на территории современного Иранского Азербайджана, а затем распространили свою власть на весь Иран и соседние территории.
Джалаириды правили с 1370 по 1432 гг. Тюрко-монгольская династия. Джалаириды — династия султанов в Передней Азии, происходившая из монгольского племени джалаир.

Государство Кара-Коюнлу правили с 1407 по 1468 гг. Кара-Коюнлу — объединение тюркских огузских племен во главе с азербайджанской знатью. Правили на территории современных Армении, Азербайджана, восточной Турции, северо-западного Ирана и Ирака. Джахан-шах (1436—1467), первым среди правителей Кара-Коюнлу принявший титул султана.
Джахан-шах Кара-Коюнлу был также известен как поэт, писавший на азербайджанском тюркском языке под псевдонимом Хакики. По мнению историков, был самым сильным и влиятельным правителем Кара-Коюнлу и являлся высоко образованным меценатом.

Государство Ак-Коюнлу правили с 1378 по 1508. Ак-Коюнлу — объединение огузских туркоманских племен которые правили в восточной Анатолии и западном Иране. Ведущим племенем Ак-Коюнлу было племя баяндур, история которого восходит к Баяндур-хану, основателю одной из двадцати четырех огузских племен и внуку легендарного Огуз-хана.

Сефевиды Азербайджана правили с 1501 по 1722 гг. Сефевиды (Кызылбаши – красноголовые из-за красно-белого головного убора на голове) азербайджанская шахская династия, правившая с начала XIV века районом Ардебиля провинции Азербайджан, входившим в состав государства Ак-Коюнлу, с 1502 по 1722 гг. всем Ираном.

Основателем династии был Исмаил I (1501—1524 гг.), потомок основателя суфийского ордена Cефевие, родом из Ардебиля в Южном Азербайджане. Исмаил в июле 1501 года провозгласил себя шахом Азербайджана, затем подчинил себе весь Иран и в мае 1502 года короновал себя шахом Ирана. Столицей Сефевидского государства стал город Тебриз; впоследствии столица была перенесена в Казвин, а оттуда — в Исфахан.

В начале правления Сефевидов в Иране они опирались на тюркские племена кызылбашей и утвердили азербайджанский тюркский язык в качестве языка двора и армии, тогда как персидский язык был языком гражданской администрации.
Так, по сообщению Адама Олеария, посетившего Персию во времена правления шаха Сефи I, при дворе Сефевидов говорили на тюркском языке, а персидскую речь можно было услышать крайне редко, и поэтому большинство персов учили в дополнение к своему языку и тюркский. (The travels of Olearius in seventeenth-century Persia).

Сефевиды называли себя сасанидским титулом «шаханшах» (царь царей). Некоторые представители династии писали стихи на азербайджанском тюркском языке и на фарси. В частности, основатель династии Исмаил I, писавший стихи под псевдонимом Хатаи, считается классиком азербайджанской поэзии, а шах Аббас II также писал тюркские стихи под псевдонимом Тани.

Афшариды правили с 1736 по 1750 гг. Афшариды — династия туркменского происхождения племени афшар из Хорасана. Основал династию Надир-шах, выходец из афшарского племени, который в 1736 сверг последнего члена династии Сефевидов и объявил себя шахом Ирана. Афшариды завладели Персией в XVIII веке и создали большую империю.

Династия была названа в честь тюркского племени Афшар, к которому принадлежал Надир-шах.
Каджары правили с 1795 по 1925 гг. Каджары (династия Каджар-Коюнлу) — тюркская династия, правившая Ираном. Основана Ага-Мухаммед-хан Каджаром, предводителем тюркского племени каджаров, который объединил Иран и утвердил Тегеран в качестве новой столицы.

На династии Каджаров прекращается 1000-летнее правление тюркских и азербайджанских династий Персией, всем Ираном и прилегающими регионами.
Каджары были свергнуты в 1925 году военачальником Резой Пехлеви, ставшим основателем первой иранской шахской династии, имя которой было взято для напоминания о династическом доме Карин-Пахлевидов, к которому, однако, Реза отношения не имел.
Пехлевиды были ставленниками Великобритании и западных держав, политику которых проводили в регионе. Именно Реза Пехлеви в 1935 году потребовал, чтобы иностранные государства стали официально использовать самоназвание государства — Иран, вместо употреблявшегося до того названия Персия.

Продолжая тему, отметим, что начальник генштаба ВС Ирана Сейед Хасан Фирузабади путает географические названия с административными и политическими – видать, учится этому у армян, которые как мантру повторяют выдуманную формулу про то, что «Азербайджан — это не тот Азербайджан».

Между тем, еще средневековые арабские авторы в частности Аль-Куфи, говоря о пребывании правителя Азербайджана в Шеки, пишет, что халиф приказал аль-Джарраху «остановиться в Азербайджане», «достиг аль-Баба (Дербента) в области Азербайджана», «отправился в страну Азербайджан и расположился в Байлакане…», «отправился в страну Азербайджан и остановился в Барде» (Велиханова Н.М. «Изменение исторической географии Азербайджана в результате арабского завоевания. Историческая география Азербайджана». Баку, 1987, с. 53, 58.).
Упоминание об Азербайджане и его населении есть у халифа Муавийи (правил в 661-680 гг.), который спрашивал путешественника аль-Джурхуми: «Именем Всевышнего, что ты скажешь об Азербайджане?» На что путешественник отвечал халифу: «Это тюркская земля. Они с древности там сосредоточились и, смешиваясь друг с другом, развились и усилились». (Книга «Аль Футух» (Завоевания) арабского историка Убейд (Абид) ибн Шарийя аль-Джурхуми).

Известный арабоязычный историк Ахмад аль-Балазури (820-892) в сочинении «Китаб Футух аль-Будан» (Книга завоеваний государств) [3, c.73-74] описал завоевание арабами территории современного Азербайджана в период правления халифа Омара ибн Хаттаба (правил в 634-644 годах).

Спустя многие века, в 1864 году английский консул в Тебризе Кейт Аббот в меморандуме для Королевского географического общества писал: «Страна, известная персам как Азербайджан, разделена между ними [Персией] и Россией. Последняя владеет 5/8 [Азербайджана], территория которого составляет примерно 80.000 кв.миль или равна площади Великобритании; таким образом, 50.000 кв.миль принадлежит России и 30.000 кв.миль – Персии.
Российская часть [Азербайджана] граничит с севера и северо-востока с горами Кавказа, простирающимися до окрестностей Баку на Каспии. На западе в него входят провинции Имеретия, Мингрелия, Гурия и Ахыска, принадлежащие теперь России; на востоке – Каспийское море, а на юге граница обозначена рекой Арасс (Аракс)… через Муганскую степь к округу Талыш и маленькой рекой Астура (Астара), которая течет через этот край в Каспийское море.
В данную область входят следующие территории: Грузия или Гюрджюстан, состоящая из Кахетии, Картли, Сомехети, Казахa; магометанские области Эривань, Нахчыван, Карабах, Гянджа, Ширван, Шеки, Шамахы, Баку, Куба, Сальян и часть Талыша». (Keith E. Abbott, Extracts from a Memorandum on the Country of Azerbaijan, Proceedings of the Royal Geographical Society of London, Vol. 8, No. 6. (1863–1864), pp. 275-279. http://www.jstor.org/pss/179914915 ).

Как говорится, комментарии излишни и надеемся, что у иранских учеников армянской школы пропаганды пропадет далее желание искать Азербайджан где угодно только не на территории нынешней Азербайджанской Республики, кстати, созданной всего лишь на 1/5 территории географического Азербайджана.

Хочется также сказать несколько слов по поводу бредней Фирузабади о том, что «в жилах народа Арана течет иранская кровь».
Кажется, Фирузабади «забыл», что кроме 9 млн. азербайджанцев в нашей республике, еще в Иране живет свыше 30 млн. азербайджанцев, которые также не считают себя «арранцами», да еще с «иранской кровью».

Если на то пошло, то нет такого этноса как «иранский народ», а есть гашгайцы, мазендеранцы, лурестанцы, гилянцы, систанцы, белуджи, хорасанцы, хузестанцы, езды, керманшахи, талыши, таджики и другие персоязычные народы Ирана. Чтобы увидеть это, достаточно взглянуть на этно-религиозную карту Ирана. Ведь до появления государства Иран все эти народы не называли себя персами, да и сейчас этого не делают, несмотря на официальное требование и репрессии тегеранских властей.

Согласно последним исследованиям, население Ирана в 77,8 млн. чел., персоязычные народы там оставляют 35 млн. чел. — чуть более половины (51%) всего населения. (Подробно на сайте ЦРУ, The World Factbook – Iran). При этом персоязычные народы проживают в основном в центральных, южных и восточных областях Ирана. Второй по численности этнической группой являются азербайджанцы и другие тюркоязычные народы, составляющие 27% населения Ирана (при этом азербайджанцы составляют 24% всего населения Ирана).

Подведя итоги, хочется посоветовать Фирузабади и другим иранским «экспертам», если им уж так неймется рассуждать на исторические темы, сперва обратить внимание на географию, историю и этническую карту своего государства. Ну а по большому счету, вообще-то каждый должен заниматься своим делом, и если Фирузабади является главой Генштаба иранских ВС, то его задача состоит в планировании работы военных структур своего государства, а не в экспериментах по этно-религиозному моделированию ситуации в соседних странах.

Ризван Гусейнов

Восточное турне трех кандидатов

Caucasus Times — В сухумских избирательных штабах кандидатов в президенты безлюдно. Кандидаты с командами сопровождения разъехались по регионам. Друг за другом они отправились на восток, откуда делая шокирующие заявления, двигаются на запад.

Так, исполняющий обязанности главы Абхазии Александр Анкваб уже побывал в Гальском районе, преимущественно заселенным грузинами. В этом же районе встречались со своими избирателями и премьер-министр Сергей Шамба. Чуть с опозданием к ним присоединился и лидер Форума народного единства Рауль Хаджимба.
Все три кандидата по очереди провели встречи с избирателями в Гульрипшском районе, где значительную часть населения составляют армяне.

Начинать кампанию с востока страны, похоже, уже традиция для абхазских политиков, претендующих на место главы государства. Возможно, потому что там, в Гальском районе и других регионах, кандидатам приходится отвечать на самые сложные вопросы. Это интеграция галльских грузин в общегражданское пространство, вопросы с переходом границы с Грузией, безопасность, возможность заниматься бизнесом и т. д.

Активные встречи с людьми в Гульрипшском районе, тоже не случайны. Похоже, соперничающим командам ясно, что самыми сложными для них будут регионы, где преобладают этнические меньшинства, среди которых самая многочисленная и влиятельная община – армянская.

Армянская община не будет голосовать консолидировано за того или иного кандидата. Поэтому сторонкам претендентов на президентское кресло придется попотеть в борьбе за голоса избирателей. Разговор тут совсем не такой, как в Гальском районе. У абхазских армян нет в основном, проблем с паспортами или безопасностью, как у грузин. Но армяне рассчитывают на большее представительство во власти. Публично кандидаты ничего такого не обещают, но люди уже подсчитывают, сколько и кто министерских портфелей в новом составе правительства обещает армянской общине.

За один месяц, отведенный на агитацию, кандидаты, возможно, успеют ответить на вопросы, которые волнуют людей. Но выбор значительной части избирателей, в конечном счете, будет зависеть от многих не очень заметных на первый взгляд вещей.

Вряд ли можно сказать, что в Абхазии есть консенсус насчет того, что хорошо и что плохо в стране. Разные группы избирателей думают о разном. Абхазия — маленькая страна, но уровень экономического развития на западе и востоке сильно отличается. Если в Гагре власть просят не мешать зарабатывать деньги и сократить налоги, то на востоке просто просят деньги, потому что заработать там не на чем.

Уже сейчас видно, что кандидаты намерены предложить креативные решения. Сначала кандидаты несколько удивили своим выбором кандидатов в вице-президенты. И у Шамба и у Анкваба это молодые профессионалы, представители того самого следующего управленческого поколения, которое в стране так ждут.
Ну а дальше агитационные успехи были в основном уже на стороне Сергея Шамба. 2 августа он сделал совершенно сногсшибательное заявление, сказав, что ставит задачей – «сделать страну молодым европейским развитым государством». Это заявление он сделал в Ткуарчале, бывшем советском индустриальном центре, ныне самом бедном городе Абхазии. Трудно сказать, насколько это заявление соответствует чаяниям жителей шахтерского города, но уже четко можно сказать, на чем строится стратегия кандидата.

Это риторика вокруг таких тем, как обновление элит, опережающее развитие, модернизация страны, и как теперь выясняется, «европейский проект». Все это, конечно же, звучит заманчиво. Сергей Миронович, выглядит, несомненно, ярко. Он уже дважды смог удачно «поддеть» Александра Анкваба, и наверняка постарается усилить эффект во время предстоящих встреч с избирателями. Во-первых, ему удалось обыграть ситуацию вокруг ухода «Единой Абхазии» под знамена Анкваба. Шамба сказал по этому поводу: — «теперь с ними будет проще распрощаться».
Очевидно, Шамба намерен атаковать и главный конек, на котором зиждется кампания Анкваба. Этот конек — слово «правопорядок». Действительно, общество не покидает уверенность, что Александру Анквабу, «который выступает за порядок и не имеет ничего общего с коррупцией», жесткими мерами удастся обуздать и коррупцию и преступность.

Сергей Шамба все в том же Ткуарчале изящно «подменил» эту идею. «Когда я слышу, что в Абхазии хотят навести «порядок», меня это очень удручает. Есть слова, которые уже дискредитировали себя в истории. Слово «порядок» в европейском сознании ассоциируется с германским фашизмом и советским сталинизмом», — заявил кандидат в президенты.

Совершенно другая партия у Анкваба. Безликость, отсутствие яркой агитации, и как следствие лишних расходов на кампанию, простые и понятные ходы. Именно таким образом кандидат ведет свою кампанию. Но это не оттого, что Анкваб остался в прошлом и ничего не знает о современных технологиях манипуляции общественным мнением. Он очень даже может быть, поступает правильно. Он просто приезжает в тот или иной город или деревню и говорит: — вот эти крыши на ваших домах положили мы, вот эти здания, построили мы, вот здесь проблемы с ЖКХ, и их тоже решили мы». За Анкваба действительно говорят дела. В течение последних лет он лично курировал многие строительные проекты, и это для него лучшая агитация.
И вместе с тем, в поездках Анкваба по регионам, в его окружении мы видим все больше чиновников, имеющих в стране неоднозначную репутацию. Ближе к выборам, это превратится в препятствие для победы кандидата.

Самая необычная позиция у Хаджимба. В его команде, безусловно, наибольшее скопление ярких и талантливых людей. Но есть нюанс. Вице-президентом с ним баллотируется Светлана Джергения, вдова первого президента страны Владислава Ардзинба. Человек с огромным авторитетом. А кандидатом на должность главы правительства, очень вероятно будет Заур Ардзинба, который был одним из кандидатов в президенты на выборах 2009 года. Смотрим на триумвират лидеров страны в этом случае: Хаджимба — Джергения — Ардзинба, и понимаем, что фигуру президента обрамляют очень влиятельные и харизматичные люди, представляющие одну конкретную фамилию, которая уже была правящей в годы, когда у власти был первый президент Владислав Ардзинба.

И это действительно, очень противоречивая ситуация. С одной стороны Хаджимба поддерживает интеллектуальная элита, например, его сторонники написали доктрину будущего Абхазии, где обозначены цели и смысл развития абхазского проекта. И это был вполне востребованный проект. У двух других кандидатов ничего подобного пока нет.

А с другой стороны, высокая вероятность «кланового реванша» образца 90-х годов прошлого столетия, когда страной управляли несколько человек из одной фамилии. И это безусловно может насторожить избирателя.

Одним словом, абхазский избиратель не лишен выбора. И хотя сейчас значительная часть экспертного сообщества уверенна в победе Александра Анкваба, судя по тому, как складывается предвыборная компания, позиции последнего могут пошатнуться.