Визит президента Турции А.Гюля в Иран и турецко-иранские отношения

Новым этапом развития турецко-иранских контактов на высшем уровне, интенсифицировавшихся в последние годы, стал официальный визит в Иран президента Турецкой Республики Абдуллы Гюля, состоявшийся 13-16 февраля 2011 г.

Визит А.Гюля стал первым за последние девять лет визитом турецкого президента в Иран (за исключением участия А.Гюля в саммите Организации экономического сотрудничества, состоявшемся в Тегеране в марте 2009 года). Президент Турции встретился со своим иранским коллегой Махмудом Ахмадинежадом, аятоллой Али Хаменеи и председателем парламента Али Лариджани, посетил Тебриз и Исфахан, где принял участие в турецко-иранских Деловых форумах.

Экономические отношения являются важной составляющей турецко-иранских связей. Стремящаяся к укреплению своих региональных позиций Турция следует курсу на расширение экономического сотрудничества с соседями по региону. Иран, подвергающийся международным санкциям, ограничивающим его внешнеэкономические возможности, остро заинтересован в экономическом взаимодействии с Турцией.

В 2009 году Турция и Иран заявили о намерении увеличить до 30 млрд долларов объем торгового оборота, составлявшего на тот период 8 млрд долларов, а в 2010 году достигшего 10 млрд долларов, причем до 80% иранского экспорта в Турцию составляют поставки газа. В качестве мер, призванных увеличить рост товарооборота, использовалось стимулирование приграничной торговли, организация различных ярмарок и выставок, стороны согласились использовать национальные денежные единицы в качестве резервной валюты. Произошедшее под давлением США ужесточение контроля над деятельностью иранских компаний, работавших в Дубае, привело к притоку иранских предпринимателей в Турцию. Так, только в Стамбуле в 2010 году появилось более 600 иранских компаний.

Масштабы экономического сотрудничества характеризует повестка дня заседания Смешанной экономической комиссии, которое прошло в Тегеране 7 февраля и, по сути, являлось подготовкой к предстоящему визиту турецкого президента. Комиссия рассмотрела возможности для развития сотрудничества, связанного с такими вопросами, как свободные экономические зоны, инженерно-техническое консультирование, транспорт, промышленность, таможни, инвестиции, сотрудничество между предприятиями частного сектора, сотрудничество международной сфере, стандартизация, аккредитация, метеорология, наука, энергетика, сельское хозяйство, окружающая среда, радио-телевидение, социальная безопасность, малый и средний бизнес.

Выступая в Тегеране на заседании турецко-иранского Делового совета, президент Турции отметил, что примером для построения экономических связей между Турцией и Ираном может служить тесное экономическое сотрудничество двух ведущих европейских государств — Германии и Франции. А.Гюль также напомнил, что успешному развитию отношений Турции с европейскими государствами, увенчавшемуся вступлением в Таможенный союз ЕС, способствовала серия коренных реформ, проведенных турецким руководством, в том числе, в сфере законодательства.

По-прежнему сохраняя намерение увеличить к 2015 году торговый оборот до 30 млрд долларов, Турция и Иран ведут работу по совершенствованию условий взаимной торговли и правовой базы, снижению налогов и тарифов, модернизации таможенных пунктов, направленной на упрощение таможенных процедур и сокращение времени их осуществления. Было принято решение о совместном использовании таможенного пункта Капыкёй-Рази. Сохраняют свою актуальность совместные транспортные, энергетические и инвестиционные проекты.

В ходе визита А.Гюля в Тегеране были подписаны следующие турецко-иранские соглашения:

— Об экономическом сотрудничестве;

— О сотрудничестве в вопросах борьбы с терроризмом и незаконным оборотом наркотиков;

— О сотрудничестве в сфере экологии;

— О сотрудничестве в сфере туризма,

— О сотрудничестве в сфере транспорта;

— О культурном сотрудничестве.

Что касается политической составляющей турецко-иранских отношений, то, как можно отметить, международная конъюнктура благоприятствует развитию политического взаимодействия и взаимопонимания между Турцией и Ираном. Турецко-иранское сближение происходит на фоне таких факторов как резкое ухудшение отношений Турции с Израилем, обострение иранской ядерной проблемы и череда внутриполитических кризисов на Ближнем Востоке.

Важным звеном турецко-иранских политических отношений является посредничество Турции в организации переговоров, связанных с иранской ядерной проблемой. После второго раунда переговоров «шестерки» международных посредников с представителями Ирана в Стамбуле в январе 2011 года, который не привел к существенному прогрессу в решении иранской ядерной проблемы, вопрос о дальнейшем диалоге принял туманный характер, несмотря на позитивный настрой России и Турции. Анкара открыто выражает намерение продолжать свои посреднические усилия, осуществлению которых способствует экономическое сотрудничество и потепление политического климата в турецко-иранских отношениях. Турция однозначно высказывается за решение вопроса иранской ядерной программы путем диалога и переговоров. При этом руководство Турции считает, что беспокойство международного сообщества по поводу иранской ядерной программы можно преодолеть благодаря полному сотрудничеству с МАГАТЭ, опирающемуся на принцип прозрачности.

На встрече А.Гюля и М.Ахмадинежада было принято решение о совместной разработке новой «дорожной карты» урегулирования ситуации вокруг иранской ядерной программы.

Характерно, что и Анкара, и Тегеран расценивают итоги стамбульской встречи «шестерки» как достижение Турции и Ирана. Наиболее показательном в этом смысле представляется высказывание президента Ирана М.Ахмадинежада, заявившего, что проведение переговоров в Стамбуле само по себе является успехом. Именно в Турции обсуждалась иранская ядерная проблема, представляющая собой один из важнейших политических вопросов современности. Это означает, что такие великие и древние цивилизации как Иран и Турция способны влиять на международное равновесие и играть значимую роль в международных отношениях.

Очевидно, что данный подход в определенной мере отражает позицию обеих сторон. Продолжение переговоров, все зависимости от фактической степени их результативности, отвечает интересам Турции и Ирана, использующим переговорный процесс для усиления своих международных позиций. В то же время официальный визит президента Турции в Иран, состоявшийся впервые за последние девять лет в период обострения ситуации вокруг иранской ядерной программы, призван не только способствовать углублению турецко-иранских связей, развивающихся, несмотря на непростое положение Ирана на международной арене, но и свидетельствовать о них мировому сообществу.

И.А.Свистунова
Институт Ближнего Востока
источник — http://www.iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&_n=1&news_id=72230

Ирану пора отказаться от идеи трансфера исламской революции

Гюльнара Инандж.

События, начавшиеся в Северной Африке, прокатились до Ирана, что дало новый стимул народным протестам, выплеснувшимся после президентских выборов в ИРИ лета 2009 г. Исторически азербайджанцы играли движущую роль на переменных этапах в жизни ИРИ, и их участие в этих процессах становилось ключевым для результата событий.
В этом смысле примечательно, что в оппозиционном «Движении зеленых» под руководством М.Мусави 2009 г. не участвовали национальные силы Южного Азербайджана — азербайджанских провинций Ирана. По мнению представителей азербайджанских национальных движений, это и стало одной из причин безрезультатности протестов. Не менее интересно, что чуть ранее событий в Магрибе разгорелся новый виток напряжения в ирано-азербайджанских отношениях, явно обозначилось вмешательство Ирана во внутренние дела Азербайджана.
Тему в эксклюзивном интервью агентству Новости-Азербайджан комментирует ведущий научный сотрудник отдела научных исследований «Южный Азербайджан» Института Востоковедения Национальной Академии Наук Азербайджана, ученый–исследователь Акрам Рагимли (Биже):

— Одним из приоритетных направлений внешней политики Исламской Республики Иран (ИРИ) является распространение или трансфер Исламской революции. Государства, строящие свои отношения с тегеранскими властями, безусловно, учитывают это. Имеет ли этот элемент место в периодическом проявлении напряжения в азербайджано-иранских отношениях?
— Напряжение во взаимоотношениях, проявившееся в последнее время, в принципе имеет место уже на протяжении 90 лет с объявления о создании в 1918 г. независимой Азербайджанской Демократической Республики (АДР). Тогда Иран поднял вопрос о признании АДР не под именем Азербайджана, а как Аран, и вынес это на уровень международных организаций. Этот факт свидетельствует о том, что Южный Азербайджан и азербайджанство является аллергическим раздражителем для иранских властей, вынуждающих их усиливать противодействующую силу. За последние годы это противодействие усилилось, что имеет несколько основополагающих причин.
Во-первых, это связано с политическим, военным, экономическим укреплением Азербайджанской Республики, динамичный характер развития которой придает стране имидж влиятельного государства на международной арене. В Тегеране осознают, что в скором времени Азербайджан превратится в одно из ведущих государств на Ближнем Среднем Востоке, что, безусловно, не может не оказать влияние на Южный Азербайджан.
Для предотвращения этого исламские власти Ирана прибегают к разным методам. Самое главное – оказывают экономическую поддержку оккупанту азербайджанских территорий — Армении. Иран имеет с Арменией, с учетом оккупированных азербайджанских территорий, около 150 км. открытой границы, через которую Ереван получает все необходимые для жизнедеятельности страны — продукты индустрии, электроэнергии, газ, нефть.
В 1998 г. во время встречи с главой провинции Восточный Азербайджан президент Азербайджана Гейдар Алиев выразил обиду своего народа и государства Ирану в оказании экономической поддержки Армении. Он привел в пример слова тогдашнего президента Армении Л.Тер-Петросяна, в частности, что «если Иран на неделю закроет границы с его страной, то Армению ожидает голод».
Г.Алиев призвал обратить на этот факт внимание. Эти слова все еще имеют свою силу.
Государство, живущее в соответствии с исламскими ценностями, должно уважать постулаты священной книги мусульман. Но Иран, помогая агрессору в лице Армении, принял абсолютно другой, несоответствующий исламским требованиям путь.
Во–вторых, основоположник Исламской Республики Иран Имам Хомейни и его последователи открыто заявляют, что политика страны преследует цель экспорта и объединения мусульманских государств под исламским флагом. Это является одним из факторов, способствующих нагнетанию взаимоотношений между нашими странами.
В начале 90-х гг., после приобретения Азербайджаном независимости, в условиях сложных, неопределенной экономической, международной ситуации, страна была вовлечена в войну и подвергалась внутренним трениям, внешняя политика была ослаблена. Пользуясь сложившейся слабиной, иранскими властями тысячи молодых людей из Азербайджана направлялись на обучение в религиозные учреждения в Тегеране, Гумме и в др. городах Ирана, где они кроме образования получали психологическую обработку против своего государства. После возвращения в Азербайджан уже преобразовавшиеся в подручники Тегерана и пользуясь всяческой, в том числе финансовой поддержкой из Ирана, эти люди начали здесь действовать и проводить иранскую политику. Особенно от этого страдал южный регион Азербайджана, где даже в школах преподавали аятоллы, прибывшие из Ирана. Последние годы азербайджанские власти справедливо предотвратили эти случаи.
Если в какой-то мечети восхваляется исламский режим Ирана, его лидеры, значит, эти люди финансируются иранской стороной. В основном, под их влияние попадают люди неграмотные, религиозные фанатики. Некоторые осознают происходящее и отходят, а некоторые не только сами идут по этому пути, но также провоцируют других.
Третья причина – это фактор Азербайджана как государства. Иранские историки, писатели ведут кампанию с предложением изменения названия Азербайджанской Республики. Они утверждают, что Северный Азербайджан исторически назывался Араном, и его население не было азербайджанцами. Тем самым иранцы хотят поставить конец вопросу о расчленении Азербайджана на северные и южные части.
В связи с этим иранцами издаются книги, пишутся статьи, проводятся международные конференции, чем пытаются доказать это предложение как имеющийся факт.
С мая прошлого года в Иране были проведены три международные «научные» конференции, посвященных так называемым доказательствам исторической принадлежности Южного Кавказа Ирану. Как обычно, на эти конференции, где присутствуют ученые со всего мира, не приглашаются азербайджанские ученые, много лет исследующие данный вопрос, а только те, которые служат иранскому режиму. Наши требования и запросы по причине игнорирования представительства авторитетных азербайджанских ученых на этих мероприятиях остаются вне внимания.

Четвертая причина — это вопрос Каспия. Иран необоснованно претендует на разделение водоема на равные доли, чем посягает на долю Туркмении, и особенно Азербайджана. Азербайджан справедливо предлагает использовать ресурсы прикаспийских государств каждому в своей акватории Каспия.

Пятая причина проявляется в форме антиазербайджанской пропаганды на иранских каналах ТВ САХАР -1 и САХАР -2, которые заполнены дезинформацией о якобы нарушении прав малочисленных народов Азербайджана, разжигающей межэтническую и межрелигиозную рознь, отсутствии демократии. Они занимаются травлей общества против азербайджанских властей, его государственного строя.
Особое место уделяется талышам, проживающим в Азербайджане, где говорится, что якобы они не имеют школ на родном языке, подвергаются дискриминации. В действительности, талыши в Азербайджане могут учиться на родном языке, издавать книги, публикуется газета, выходит в эфир передача на талышском языке, чего нельзя сказать об их 900 000 собратьях в Иране. Талыши в Иране не имеют национальных прав, регионы их компактного проживания ограничены в финансировании из госбюджета.
Иранская антиазербайджанская пропаганда пытается нарушить стабильность в стране, поднять общество против государства и в мутной воде ловить рыбу – внедрить принципы экспорта исламской революции.
Шестая причина заключается в нарушении национальных прав 30-35 млн. наших азербайджанских соотечественников, проживающих в Иране, где переименовываются названия населенных пунктов, запрещается называть детей азербайджанскими именами, проводится политика персизации населения Ирана. Тем самым пытаются доказать, что азербайджанцы, проживающие в Иране, отюреченные тюрками персы, пришедшие сюда в 14-15 вв. Когда речь заходит о школах на родном языке, то власти говорят, что азербайджанцы и так говорят на родном языке. То есть, по их мнению, персидский является их родным языком.
Хочу привести пример из курдоязычной прессы Ирана, где в одной статье говорилось, что азербайджанцы нужны Ирану в трех случаях: для защиты границ, как смелые солдаты, для уплаты налогов — для обогащения государственной казны, и для голосов во время президентских и парламентских выборов.
Все остальное время Южный Азербайджан (Азербайджанские провинции Ирана — Г.И.) называют кровеносным сосудом, сердцем, головой Ирана. Но в действительности азербайджанцы, по сравнению с другими региона страны, находятся в бедном состоянии, города и села опустошаются, молодые люди уезжают или за границу, или в крупные города Исфахан, Шираз, Тегеран на заработки, превращаясь в дешевую рабочую силу. Это результат шовинистической персидской политики по отношению к азербайджанцам.
В Восточном Азербайджане, где население фактически составляет 10 млн. человек, ныне по статистике проживает всего 3 млн., преимущественно старики и дети. Когда мы пишем об этом, то иранские власти раздражаются.
— Волна протестов в арабских странах прокатилась также до Ирана. Как быть азербайджанцам, проживающим по ту сторону Аракса. Получат ли они ответ на свои требования, если подключатся к этим протестам. Или как в 2009 г. азербайджанцы, требующие свои национальные права, будут действовать отдельно?
-Иранские власти ведут политику конфронтации, страна находится в экономическом эмбарго. В правящих кругах имеются противоречия в вопросе выхода из этой ситуации. Президент М.Ахмединежад считает, что нужно противостоять давлению и сохранять исламский режим военными силами. Отсюда и возникает атомная политика, которая является очень опасной. «Зеленое движение» М.Хатами, М.Карруби и М.Мусави тоже часть этого режима. Только они считают политику Ахмединежада опасной для государственности Ирана и обещают в случае прихода к власти смягчить эту политику. Даже в своих выступлениях они обещают предоставлять автономию окраинам. «Зеленое движение» и иранские власти — две стороны одной медали: одна умеренная, опирающаяся на логику и разум, другая — на силу, конфронтацию с международным сообществом.
Азербайджанцы не должны стоять перед дилеммой – к какой из этих сторон должны примкнуть, так как «зеленые» из тех, кто участвует в фальсификации истории, наносящие урон национальным интересам азербайджанцев. Разве не умеренный М.Хатами, находясь в Азербайджане с официальным визитом, назвал Низами персидским поэтом, а Каспий — Мазандаранским озером? И умеренные, и радикалы — по своей идеологии персидские шовинисты. Азербайджанцам не следует примыкать ни к одной из этих сторон и избрать свой путь борьбы за автономию в составе Ирана, предоставление национальных прав, защиту Южного Азербайджана от опустошения, достижение увеличении доли государственного бюджета в эти регионы и т.д.
Борьба между «зелеными» и властями дает возможность для широкого народного движения. Национальные силы Южного Азербайджана, пользуясь этим, будут продолжать свою независимую борьбу. Важно, чтобы на волне ближневосточных процессов национальные силы не вступили на ошибочный путь, не оказались рядом ни с Ахмединежадом, ни с «зелеными». Очень важно правильно выбрать цель национального движения.
Приведу такой пример: на протяжении около 10-ти лет озеро Урмия стремительно высыхает. Население проводило митинги для привлечения внимание центра к этой проблеме. Урмия имеет для региона экономическое и историко-культурное значение. С высыханием озера тонны соляной пыли, распространяясь, засушивают земли вокруг водоема, превращая их в солончаки, сокращается количество пахотных земель. Если не будут предприняты соответствующие меры, то через 10 лет воды Урмия испарятся, и экологическая катастрофа примет более глобальный характер, достигая приграничные страны, покрывая плодородные земли солончаком. По мере высыхания озера, возрастающая соляная пыль ветром может достигнуть Северного Азербайджана.
Президент Ахмединежад весной прошлого года, после митингов протеста в связи с высыханием озера Урмия, приехал в регион, сказал несколько слов, чем дело и закончилось.
-Решение Министерства образования Азербайджана о введении единой формы одежды в средних школах сопровождалось запретом на ношение хиджаба в высших и средних школах преподавателями и учащимися. Запрет повлек за собой протесты верующих, в частности, в Нардаране, чем не преминула воспользоваться иранская сторона.
— Азербайджан — независимое государство, и Министерство образования страны приняло решение о введении единой формы одежды для средних школ. Это важно в двух значениях: школьная одежда выделяет ученика и уравнивает социальное положение учащихся. Это закономерное, справедливое решение. Из Ирана сразу начали звучать негативные выступления аятолл и поддержка митингов протеста. Разве в Азербайджане протестуют каким-то указам и выступлениям в Иране?
Каждую пятницу в Тегеранской главной мечети проходят пятничный намаз и проповеди, где аятоллы пытаются внушить верующим, что на пятничной молитве присутствуют в основном не персы. То есть, власть поддерживают в основном другие этносы, населяющие страну. Но если оказаться среди них, то становится очевидным, что это в большинстве шовинисты и их единомышленники.
17 февраля духовный лидер Ирана Аятолла Хаменеи посетил Южный Азербайджан, что не случайно. Здесь он вспомнил февральское выступление азербайджанцев, что дало силу исламской революции, место и значение азербайджанцев в свержении шахского режима. Сейчас самой опасной точкой для Ирана является Азербайджан. Хаменеи, как азербайджанец, хорошо знает, что этот народ 90 лет борется за свободу и трижды добился своего, только персидские шовинисты, поддерживаемые международным империализмом, подавили их. В своей книге Абдулла Муджтахиди, анализируя события прошлого века, отмечает, что «семена требования национальных прав, культуры, языка, национальной идентичности посеяны. В случае возникновения благоприятной обстановки эти семена созреют».
Власти для предотвращения пророста этих «семян» должны решать эти вопросы. Если азербайджанцы в Иране арестовываются, значит, проростки этих семян уже есть.
И если Азербайджан – «голова» Ирана, как говорит руководства Ирана, то за этой головой нужно ухаживать. Народ уже сыт пустыми восхвалениями, которые уже не имеют действия.
Нагнетание взаимоотношений с Азербайджаном не в пользу самого Ирана. Во-первых, это не будет поддержано мировым прогрессивным сообществом. Второе — 30 млн. южных азербайджанцев всегда останутся опасностью для Ирана, и никогда в ирано-азербайджанских взаимоотношениях не пожертвуют позициями Азербайджана во имя Ирана.
Ирану следует изменить свою политику, отказаться от трансфера исламской революции, отказаться от вмешательства во внутренние дела Азербайджана, принять принципы нашей страны в отношениях государства и религии, и не опасаться экономического и политического развития Азербайджана.
— Нужно отметить, что в Азербайджане тоже реагируют на действия Ирана, у нас есть отделение «Южный Азербайджан» при Институте Востоковедения НАН Азербайджана или Всемирный Конгресс Азербайджанцев, руководимый депутатом ММ Сабиром Рустамханлы, которые выступают защитниками соотечественников, проживающих в Южном Азербайджане…
— Ну и при президенте Ирана действует крупнейший центр с крупным аппаратом работников, где издаются книги, газеты и журналы, проводятся международные конференции. Это фактически институт, где также есть отдел «Азербайджан». Бахрам Ахмедиян является ответственным за отделение Кавказ. Именно он является организатором проведения вышесказанных конференций. В его собственных книгах, также в книгах других авторов, издаваемых под логом этого центра, отвергают исторические, этнические, культурные корни азербайджанцев, упираются на географическое название Аран вместо Азербайджан, пишут лжеисторию на свой лад.
Наш же институт, в том числе наш отдел, занимается изучением Востока, в частности, Ирана, его населения, языка, истории, психологии. Если возникает необходимость, то указываем проблему. Мы не вмешиваемся во внутренние дела Ирана.
Если со стороны Ирана не будут осуществляться нападки, то не будет ни митингов, ни ответных статей исследователей. Когда работает целый центр против нас, мы не можем молчать. Мы имеем право исследовать язык, историю, культуру 30 млн. наших собратьев.
— Что вы можете сказать о роли лидеров в истории, в частности, на примере ситуации в арабских странах?
— Я всегда в своих выступлениях и статьях отмечал, что, не достигнув цели, нельзя требовать лидерства. После того, как национальные силы, объединившись, получат свободу, народ изберет своего лидера. Действительно, события в Магрибе подтвердили, что для народных движений лидеры не нужны. Противоречия во властных структурах, коррупция, попирание национальных прав поднимает на народное движение большие массы людей.

http://novosti.az/analytics/20110224/43644932.html

Правда о Сумгаитских событиях

Недавно относительно Сумгаитских событий февраля 1988 года, некий Валерий Кипоренко, представившийся старшим следователем особого отдела КГБ СССР по Киевскому военному округу, дал интервью армянским СМИ под заголовком «Беспорядки в Баку проходили под теми же лозунгами, что и в Сумгаите».

В.Кипоренко утверждает, что возглавлял следственную группу по расследованию Сумгаитских событий в феврале 1988 года и высказывает ряд противоречивых утверждений, которые вызывают сомнение в его компетентности.

В эксклюзивном интервью 1news.аz известный адвокат Аслан Исмайлов, принимавший в составе следственной группы генпрокуратуры СССР участие в следствии по Сумгаитским событиям подтвердил наши сомнения относительно личности Валерия Кипоренко.

— Аслан муаллим, Вы знали следователя КГБ СССР Валерий Кипоренко по Сумгаитским событиям, давшего недавно весьма противоречивое интервью армянским СМИ?

— Во-первых, я не знаю следователя Кипоренко, хотя как прокурор, поддерживавший государственное обвинение досконально знаком со всеми материалами уголовного дела, где фамилии Кипоренко я не встречал. Скорее всего Кипоренко не занимался этим следствием поскольку он элементарно не знаком с томами уголовного дела и говорит только то, что можно найти в армянских СМИ. Или же он имел какое-то опосредованное отношение как ответственный сотрудник КГБ СССР и при этом решил врать, думая, что никто не заметит его некомпетентность. Кипоренко врет к тому же алогично, поскольку то, что оно говорит, противоречит уголовному делу, которое вели советские следователи, в основном из Москвы.

— А какие ошибки и ляпы Кипоренко говорят о том, что он лично не знаком с уголовным делом по Сумгаитским событиям?

— Он утверждает, что возглавлял следственную группу, непосредственно допрашивал обвиняемого Эдуарда Григоряна и предъявлял ему обвинения. Однако никакой Кипоренко не руководил этой следственной группой. К тому же этот Кипоренко утверждает, что Эдуард Григорян не армянин, что его мать азербайджанка, а отец бросил их семью еще в детстве. Вот передо мной обвинительное заключение по делу Э.Григоряна, вот уголовное дело где, открыв Том 28, лист 188-220, где указаны все данные характеризующие личность Эдуарда Григоряна.

Это уголовное дело расследовала Генпрокуратура СССР, и руководителем был следователь по особо важным делам при Генпрокуратуре СССР Владимир Сергеевич Галкин, который и подписал обвинительный акт. Кроме того, среди членов следственной группы, были представители многих национальностей, живших на территории бывшего СССР — русские, белорусы, евреи, украинцы, армяне, в процессуальных действиях участвовали не азербайджанцы. Именно поэтому никто не может обвинить азербайджанцев в предвзятом отношении к армянам.

Согласно следственным документам видно, что мать у Эдуарда Григоряна была русская, у них в семье было пятеро детей, а отец, армянин по национальности, не куда-то уехал и бросил семью, как врет Кипоренко, а скончался в 1969 году от тяжелой болезни и не бросал своей семьи. Кроме Э.Григоряна еще его два брата имели судимости, а сам Григорян был трижды судимый. Что же за следователь этот Кипоренко если у него нет уголовного дела по Сумгаитским событиям? Опять-таки или он вообще не имел отношения к этому следствию, или же ему хорошо заплатили, чтоб он так врал.

— А сам подсудимый Эдуард Григорян считал себя армянином?

— Эдуарда Григоряна потом перевели в Армению, где вели его дознание в Ереване армянские следователи. Есть видеозапись в Ереване в здании Прокуратуры Армянской ССР, где пострадавшие сестры Меджлумян опознают Эдуарда Григоряна, совершившего насилие против них, и он начинает их умолять: «Сестричка я тоже армянин, не называйте меня!», чтобы они взяли назад свои обвинения. Но в Ереване сестры Меджлумян открыто Григоряну в лицо на суде заявляют: «Ты был главный» и наотрез отказываются изменить свои показания, несмотря на давление на них со стороны разных личностей.

— Кипоренко утверждает, что Э.Григорян ненавидел армян?

— В Томе 26, лист 298 в своих показания подсудимый Исаев рассказывает, что когда он на очной ставке с Григоряном сказал следствию о том, что именно Григорян является организатором погромов, то в ответ Григорян начал ему угрожать и кричать: «Зачем я тебя кормил?! Шакал никогда не станет человеком – лучше змею пригреть на своей груди, чем тебя перса». Наоборот, Григорян ненавидел азербайджанцев и не скрывал этого вовремя следствия.

— То есть мало того, что Кипоренко солгал по поводу того, что он руководил следственной группой, так еще к тому же он не знаком с уголовным делом, которое якобы как он утверждает вел?

— Всего собрано 33 тома уголовного дела и я знаком с каждым из них постранично. Руководителем был следователь по особо важным делам при Генпрокуратуре СССР Владимир Сергеевич Галкин, а этого Кипоренко я не видел: может он был второстепенным сотрудником и какие-то бумажки приносил или уносил, но в следственной группе я его не видел. Допросами Э.Григоряна непосредственно занимался следователь по особо важным делам Генпрокуратуры СССР В.И.Калиниченко, были также армянские следователи Назарян, Казарян, но никакого Кипоренко там не было и нигде в документах он не указан.

— К тому же Кипоренко утверждает, что ни один азербайджанец не погиб вовремя Сумгаитских событий в феврале 1988 года…

— Я бы ему и его армянским спонсорам, прежде чем фантазировать хотя бы, ознакомиться на сайте sumgayit1988.com с материалами уголовного дела и моей книгой «Сумгаит. Начало распада СССР». Согласно уголовному делу во время Сумгаитских событий погибло 32 человека, из них 26 армян и 6 азербайджанцев, которые погибли, спасая армян. В книге есть отдельная глава на основе показаний армян о том, как азербайджанцы спасали ценой своей жизни армян. На стр. 96-100 уголовного дела показания армян, в частности Левона Есеяна (Том 1, лист 125-139) подробно рассказывает, как их семью спасали и вывозили азербайджанцы. Там же в уголовном деле можно ознакомиться с обстоятельствами, при которых погибли 6 азербайджанцев, спасавших армян.

— Кипоренко утверждает, что среди пострадавших в Сумгаитских событиях были украинцы, белорусы. Так ли это на самом деле?

— Нет, не было такого. По крайней мере, в уголовном деле, которое я рассматривал среди погибших и пострадавших я не припомню украинцев, белорусов или русских.

— Также Кипоренко утверждает, что на 70-80% следственной группы были следователи из Украины…

— Я проценты не изучал, в следственной группе были украинцы, русские, белорусы, но подавляющее большинство составляли следователи из России, из Москвы.

— Этот следователь Кипоренко утверждает, что видел в морге трупы двух армян, избитых до такой степени, что «мясо отваливалось от костей» — как специалист скажите насколько такое возможно?

— Факты жестокого избиения имели место, этим руководили Григорян и Гусейнов, в связи с чем, я попросил на суде для них высшей меры наказания. Но слова Кипоренко о том, что «мясо отваливалось от костей» убеждают меня в том, что его или очень хорошо попросили или очень хорошо заплатили, чтоб сказать такую глупость. Мясо отваливается от костей, когда его долго варят, а не когда бьют, и пусть Кипоренко стыдится этих своих детских страшилок, рассчитанных на впечатлительную армянскую публику.

— В интервью Кипоренко утверждает, что до Сумгаитских событий февраля 1988 года, согласно оперативным сводкам КГБ СССР, относительно азербайджанцев Армении «ни одного случая о том, что кого-то насиловали или выгоняли из Еревана, не было».

— Однако он лукавит, поскольку общеизвестно, что насильственное изгнание азербайджанцев началось в 1987 году сперва в населенных азербайджанцами регионах Армении, а позже уже в Ереване, где большая часть азербайджанцев была давно уже изгнана. Согласно архивным материалам к февралю 1988 года, до Сумгаитских событий, в Баку, Сумгаите, Кировобаде (Гяндже) и других азербайджанских городах скопилось свыше 4 тысяч азербайджанских беженцев из Армении.

Военный прокурор СССР Александр Катусев, позже сказал, что первыми жертвами конфликта в начале1988 года стали азербайджанцы Нагорного Карабаха и Армении. Это тогда вызвало большое негодование армянских националистов, поскольку они желали скрыть эти факты и представить азербайджанскую сторону повинной в разжигании конфликта.

О насильственном выдворении азербайджанцев из Армении и Еревана в публичном диалоге с академиком Амбарцумяном на весь Союз говорил генсек Михаил Горбачев, прекрасно осведомленный о насильственной депортации азербайджанского населения из Армении. На заседании Президиума Верховного Совета СССР, Михаил Горбачев, прервав выступление академика Сергея Амбарцумяна, задал ему вопрос: «Скажите, а в начале века сколько в Ереване было азербайджанского населения?»

— Амбарцумян: «В начале века, в Ереване»?

— Горбачев: «Да».

— Амбарцумян: «Затрудняюсь сказать».

— Горбачев: «Вы обязаны знать. Я вам напомню — 43 процента было азербайджанцев в начале века в Ереване. Сейчас какой процент азербайджанцев?»

— Амбарцумян: «Сейчас очень мало. Наверное, один процент».

— То есть руководители правоохранительных органов, и даже генсек Михаил Горбачев подтверждают факты насильственного изгнания азербайджанцев из Армении?

— Отмечу, что уже с 1987 года началось изгнание азербайджанцев из Гафанского и других районов Армении. Отставной генерал КГБ СССР Филипп Бобков в своей книге «КГБ и власть» отмечает: «Опять-таки можно спорить о том, кто был первым, кто как себя вел и кто больше виноват — азербайджанская или армянская сторона — но факт остается фактом: первыми жертвами стали азербайджанцы: 22 февраля 1988 года в Аскеранском районе были убиты двое: работавший на виноградниках крестьянин и мальчишка, который показался подозрительным армянскому стрелку».

Относительно наличия в феврале 1988 года в Сумгаите азербайджанских беженцев из Армении и фактов насилия над ними Бобков пишет: «В Сумгаите перед горкомом партии собралось не менее пяти тысяч жителей. Напряжение достигло кульминации, когда на площади появились азербайджанцы, бежавшие из Кафанского района Армении и рассказавшие о погромах, учиненных армянами в районах, где жили, главным образом, азербайджанцы, — вспоминает генерал Бобков. — Еще больше подлило масло в огонь выступление по армянскому телевидению поэтессы Сильвии Капутакян с рассказом о встрече в Москве с М.С.Горбачевым, а затем пришедшее из Еревана сообщение — о заявлении Главного военного прокурора Советской армии А.Н. Катусева, сказавшего, что ему известно о двух погибших в Азербайджане и, по его сведениям, среди погибших армян нет».

— Кипоренко характеризует Сумгаитские события не как стихийные события, а как организованную акцию, но не раскрывает, с чьей стороны организованы они были?

— Кипоренко указывает, что он являлся ответственным сотрудником особого отдела КГБ СССР, именно того отдела который занимался организаций массовых беспорядков, переворотов и восстаний в разных точках мира. То есть Кипоренко лучше нас должен знать, что Сумгаитские события организованы КГБ СССР и такие как Эдуард Григорян являлись исполнителями этой провокации – может, поэтому Кипоренко и выгораживает своего подопечного Григоряна? А если Кипоренко хочет намекнуть на то, что Сумгаитские беспорядки организовала азербайджанская сторона то это глупость – зачем властям Азербайджанской ССР такая головная боль? В следственных документах есть многочисленные факты того как толпа избивала должностных лиц, офицеров, рядовых милиционеров и даже полковников милиции, которые получили тяжелые телесные повреждения, предотвращая беспорядки.

— Может Кипоренко, который в то время часто приезжал в Азербайджан, был причастен к организации беспорядков в азербайджанских городах?

— А вот тут уже явно стали видны «уши» КГБ. Этот Кипоренко сам же проговорился, вспомнив, что во время январских событий 1990 года в Баку, часть армянского населения была вывезена азербайджанской интеллигенцией и НФА на баржах на Каспий. Затем Кипоренко лжет, что не известна дальнейшая судьба этих армян. О вывозе армян на баржах мало кто знает, поскольку КГБ готовило в Баку массовую резню армянского населения, и узнав про это местная интеллигенция и представители НФА организовали вывоз армянского населения на баржах по Каспийскому морю.

— А дальнейшая судьба этих армян известна? Кипоренко утверждает, что они пропали без вести…

— Эти армяне благополучно выехали, к тому же никто из них в Армению не поехал. Они переехали жить в курортные места Ставрополя, Ростовской области, но больше всего в Краснодарском крае. Они расселились в Кисловодске, Ессентуках, Железноводске, Сочи, Туапсе, Адлере и т.д.

— Возвращаясь к личности Кипоренко, стоит вспомнить, что он был во всех «горячих точках» и в самые критические моменты в Азербайджане. На какие мысли это наводит Вас?

— Получается, что этот Кипоренко был в составе особого отдела КГБ СССР, сотрудники которого организовывали беспорядки в Сумгаите, Баку, а также в республиках Средней Азии: Казахской и Узбекской ССР. Уж слишком много он знает того, что известно только специалистам и «спецслужбистам». Главное целью КГБ было спровоцировать массовые беспорядки, погромы армян, чтобы потом инициировать ввод советских войск в Баку и другие города.

Подробности проведения операций, подобных сумгаитской, раскрывает бывший генерал КГБ О.Гордиевский, перебежавший на Запад: «В январе 1959 г. Шелепин создал в ПГУ новый дезинформационный отдел «Д» (позднее служба «А»), где вначале работало чуть более пятидесяти сотрудников. Его главой вплоть до кончины в 1968 г. был генерал Иван Агаянц». Затем этот отдел вырос до целого управления и занимался организацией терактов, беспорядков, мятежей и госпереворотов. Получается, что Кипоренко являлся сотрудником этой структуры, поэтому и знает так много.

— В конце интервью Кипоренко повторяет «мантру» армянского агитпропа: «Каждый народ имеет право на самоопределение, и если исторически сложилось так, что на территории Нагорного Карабаха проживало большинство армян, то они имеют право на самоопределение»…

— Скорее всего, от имени Кипоренко или с его одобрения, это пишет какой-то армянский националист. Ведь общеизвестно, что армяне уже использовали свое право на самоопределение и создали Республику Армения. Стоит напомнить Кипоренко по поводу бесконечного права армян на самоопределение, что таким ходом по его логике, армяне имеют право самоопределения в любой стране, где они живут. В различных регионах России (Краснодаре, Ставрополе, Ростове), США (Калифорнии) или на родине Кипоренко – в Украине, в Крыму, где они также компактно проживают.

— Аслан муаллим, мы продолжаем поиски этого Валерия Кипоренко, и если нам это удастся, вы согласны будете с ним вступить в дискуссию по Сумгаитским событиям?

— Я буду только рад это сделать, только ни армянская сторона, ни сам Кипоренко никогда не пойдут на это, поскольку в этом случае всплывет вся их ложь и некомпетентность в этом вопросе.

Ризван Гусейнов

WikiLeaks о семейных тайнах клана Каддафи

В 2009 году западные СМИ сообщили, что Саиф аль-Ислам Каддафи (Seif al-Islam el-Qaddafi), сын ливийского лидера полковника Муаммара Каддафи, заплатил Мэрайе Кэри (Mariah Carey) миллион долларов только за то, что она спела четыре песни на новогоднем празднестве на острове Сен-Бартельми в Карибском море.

Как сообщает американская дипломатическая депеша, отправленная из ливийской столицы Триполи, Саиф в ответ разразился возмущенным опровержением, заявив через газету, которую он контролирует, что расточительность проявил его брат Муатассим (Muatassim), советник ливийского лидера по национальной безопасности.

Также именно Муатассим, как указывается в депеше, потребовал в 2008 году у главы ливийской национальной нефтяной корпорации 1,2 миллиарда долларов, предположительно, на создание собственных вооруженных формирований. Это позволило бы ему встать наравне с третьим братом – Хамисом (Khamis), командующим ливийским спецназом, который «фактически выполняет функции службы охраны режима».

Дипломатические телеграммы, опубликованные WikiLeaks, наглядно описывают расточительство, необузданный непотизм и внутрисемейную вражду, характерные для клана Каддафи, который ведет сейчас кровопролитную борьбу за сохранение своей власти над Ливией. Одна из депеш, датированная 2006 годом, называет ливийскую правящую семью «Qadhafi Incorporated» (Госдепартамент предпочитает писать эту фамилию именно так – через q и dh).

Слухи об очередных выходках членов клана, доходившие до ливийцев, несмотря на плотный контроль полковника Каддафи над СМИ, усугубили общественное недовольство, которое недавно привело к взрыву. Напряженность между детьми Каддафи также может сыграть свою роль на фоне воцарившегося в богатой нефтью африканской стране хаоса.

Судя по депешам, дети стареющего Каддафи борются друг с другом – в частности три его сына вступили в борьбу за доходы от новой франшизы Coca-Cola, — несмотря на то, что он о них неплохо позаботился. «Все дети и фавориты Каддафи, предположительно, получают часть доходов Национальной нефтяной компании и ее дочерних предприятий», — говорится в одной из телеграмм, тоже датированной 2006 годом.

По мнению автора другой телеграммы, отправленной год назад, распространяющиеся скандалы лишили клан популярности и «обеспечили местных наблюдателей достаточным количеством грязи для ливийской «мыльной оперы»». Муатассим повторил в прошлом году свою новогоднюю вечеринку на Сен-Бартельми, на сей раз пригласив выступить поп-певцов Бейонсе (Beyoncé) и Ашера (Usher). Неназванный «политический обозреватель из Триполи» сообщил американским дипломатам, что «пьянство и экстравагантное поведение Муатассима раздражают многих местных жителей, считающих, что он нарушает благочестие и смущает народ».

Между тем, еще одному брату – Ганнибалу (Hannibal) – пришлось спешно покинуть Лондон после того, как его обвинили в избиении своей жены Алин (Aline). В дело пришлось вмешаться дочери Каддафи Айше (Ayesha), которая, как сообщается в депеше, прибыла в Лондон, «несмотря на многомесячную беременность», и вместе со второй женой полковника Сафийей (Safiya), матерью шести из его восьми детей, «уговорила Алин заявить полиции, что это был «несчастный случай», а не избиение».

Саиф, второй сын президента, в отличие от беспутных братьев «своевременно устранился от местных дел», предпочитая в свободное время охотиться в Новой Зеландии. Его филантропический Международный фонд Каддафи по благотворительности и развитию (Qaddafi International Charity and Development Foundation) послал сотни тонн помощи на опустошенный землетрясением Гаити. Его считали вероятным претендентом на роль наследника.

В той же телеграмме 2010 года говорилось, что молодые ливийцы называют Саифа «надеждой завтрашней Ливии». Люди за двадцать заявляли, что хотят быть такими, как он, и что он подходящий человек, чтобы править страной. Они говорили о нем как об образованном и культурном человеке, который, в отличие о своих братьев, хочет для Ливии лучшего будущего.

Так было раньше. Теперь молодые демонстранты на улицах требуют устранения от власти всей семьи Каддафи, и именно Саиф выступил в понедельник в час ночи по телевидению, заявив, что Ливии грозят гражданская война и «реки крови», если люди не встанут на сторону его отца.

Что касается самого 68-летнего полковника Каддафи, телеграммы рисуют поразительный портрет ипохондрика, который боится летать над водой и часто постится по понедельникам и четвергам. По данным депеш, он ярый поклонник лошадиных бегов и фламенко и как-то добавил к длинному списку титулов, которыми он сам себя наградил, титул «короля культуры». Дипломаты также пишут, что его повсюду сопровождает «роскошная блондинка», возглавляющая его отряд украинских медсестер.

Когда в 2003 году полковник Каддафи отказался от планов по созданию оружия массового уничтожения, многие американские официальные лица начали хвалить его за готовность сотрудничать. Посетивший Ливию в 2009 году в составе делегации Конгресса независимый сенатор от Коннектикута Джозеф Либерман (Joseph I. Lieberman) заявил лидеру и его советнику по национальной безопасности Муатассиму – тому самому любителю вечеринок, — что Ливия — «важный союзник по войне с терроризмом», добавив, что наличие общих врагов иногда помогает друзьям стать ближе.

Перед состоявшимся в 2008 году визитом в Ливию Кондолизы Райс, которая стала первым госсекретарем США, посетившим страну с 1953 года, американское посольство в Триполи попыталось подчеркнуть положительные стороны ливийского лидера. Да, полковник Каддафи «славится непредсказуемым поведением» и «предпочитает избегать зрительного контакта», а во время общения с ним могут возникнуть «долгие, неуютные периоды молчания», предупреждали дипломаты г-жу Райс. Зато он «ненасытно поглощает новости», писали они, и выдвигает оригинальные идеи – например, он предлагал разрешить израильско-палестинский конфликт, создав новое единое государство «Изратину».

«Он – самопровозглашенный интеллектуал и философ, — говорилось в адресованной г-же Райс депеше, — который уже не первый год предвкушает возможность поделиться с Вами своими взглядами на мировые проблемы».

Оригинал публикации: WikiLeaks Cables Detail Qaddafi Family’s Exploits

Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1298528400

Египетский расклад — десять кандидатов на роль национального лидера

Египетский расклад: десять кандидатов на роль национального лидера с точки зрения немецких политологов

Пытаясь определить результат парламентских выборов в Египте и будущие политические векторы страны, аналитики ФРГ одновременно квалифицируют имеющийся расклад, оценивая возможности претендентов на власть в Египте. Немецкие эксперты подразделяют их на пять групп: силовики, нобелевцы, назначенцы, молодые, гонимые.

Отчего это происходит? У каждой политической персоны есть свои преимущества и особенности, позволяющие в той или иной степени претендовать на место будущего национального лидера. Главная особенность одна: возраст. Большинство из них — на седьмом или восьмом десятке лет, за плечами политический и жизненный опыт. В этом плане вызывающий наибольшие опасения германских экспертов 67-летний ветеринар (для респектабельности его называют профессором ветеринарии) Мохаммед Бади вполне вписывается в три группы, однако сходство с ними на этом завершается.

Вторая особенность — наличие двойника, что означает возможность выбора наиболее предпочтительной персоны в данной категории.

Силовики

Первая группа: генерал-фельдмаршал Мохаммед Тантауи и вице-президент Омар Сулейман. Оба обладают реальной властью. По сути, они ровесники: Сулейману — 74, Тантауи — 75 лет. Прошли одну и ту же школу военных училищ. Однако у Сулеймана есть преимущество по части выучки: он учился в Академии им. Фрунзе в Москве и в Высшей спецшколе армии США в Форт-Брэгге. Дипломированный политолог, выпускник Каирского университета. Возглавил военную разведку в 1986 г.

Эксперты Konrad-Adenauer-Stiftung e.V. Йоханес Эрлихер и Андреас Йакобс считают Омара Сулеймана мастером политических интриг, из которых он неизменно извлекает выгоду. В Египте о нем говорят: «Его серое высокопреосвященство», подчеркивая неизменно закулисный характер его деятельности. Еще в начале сентября 2010 г., указывают они, О. Сулейман инспирировал размещение на торцевых стенах каирских домов плакатов, в которых его кандидатура недвусмысленно читалась, как «новый египетский президент». При этом арабская пресса, в том числе «Аль-Хайят» от 03.09.2010, называла его наследником политического престола.

Не будучи членом правящей партии, он умудрился снискать высокое уважение как в гражданских, так и в военных кругах. Президент поручал ему самые важные и самые щекотливые внешнеполитические миссии. В США и Западной Европе, среди лидеров Израиля и в рядах интифады (в 2000 г. помогал палестинским повстанцам) его одинаково считают заслуживающим доверия, указывают эксперты Konrad-Adenauer-Stiftung e.V. В течение долгого времени Омар Сулейман «мог быть любезно улыбающимся лицом безобразного режима в Каире», подчеркивал журнал Stern.

Спекуляции относительно возраста Сулеймана, которые еще несколько месяцев назад будоражили общественное мнение, по оценке германских аналитиков, необоснованны. Многие круги считают Сулеймана «идеальным президентом периода перехода к демократии», обладающим такими качествами, как надежность, неподверженность коррупции, прогнозируемость. За считанные часы до отставки Хосни Мубарака он получил от последнего «далеко идущие компетенции» и, не исключено, политическое завещание.

Мохаммед Тантауи, которого немецкая пресса называет «новый сильный мужчина Египта», на протяжении двадцати лет занимает должность министра обороны и главнокомандующего египетскими вооруженными силами. Председатель Высшего совета вооруженных сил с 11 февраля 2011 г.

Тантауи, бывалый армеец, прошедший школу военного атташе в Пакистане и командира президентской гвардии, считается выразителем проамериканских взглядов, поскольку известно: оснащение армии АРЕ в значительной степени зависит от американской помощи. Аналитики ФРГ предполагают в этой связи мощное заокеанское влияние на Тантауи.

Впрочем, Омара Сулеймана можно с той же долей вероятности отнести к ставленникам США. Эксперты ФРГ называют его главным представителем ЦРУ на Ближнем Востоке. У Омара Сулеймана, шефа службы безопасности страны в последние 17 лет, есть преимущество по сравнению с Тантауи: он был в последние годы ближайшим доверенным лицом Хосни Мубарака, посвященным во все его планы. Однако и Тантауи был соратником Мубарака, безропотно выполнявшим все его приказы, из-за чего в одной из депеш посла США, обнародованной Wikileaks, он был назван «пуделем Мубарака». Однако передача власти в его руки не получила широкого протеста. Это связано прежде всего с традиционно уважительным в Египте отношением к офицерам. Кроме того, у Тантауи есть то, чего нет у Сулеймана: статус национального героя Египта (участвовал в арабо-израильских войнах, а также в войне в Заливе, на стороне США). Политолог и ведущий ближневосточный обозреватель Frankfurter Allgemeine Zeitung Маркус Бикель указывает, что по всем показателям Тантауи — гарант могущества военной элиты. Тантауи и Сулеймана отличает единодушие в ряде вопросов внутренней и внешней политики, как, к примеру, резкое неприятие «Братьев-мусульман» и их идей, и сохранение стратегического выбора в виде соблюдения мирного договора с Израилем.

Нобелевцы

Вторую группу претендентов немецкие эксперты квалифицируют как всемирно признанную. Речь идет о двух кандидатах на политическое наследие Мубарака, в равной степени наделенных титулом нобелевских лауреатов. 68-летний дипломат Мохаммед аль-Барадеи — лауреат Нобелевской премии мира (2005) и бывший генеральный директор Международного агентства по атомной энергии (1997–2009) — считается, с общенациональной точки зрения, ключевой фигурой. Немецкие эксперты называют его «носителем надежд нации», отмечая, что в 2010 г. он был удостоен награды ФРГ «Большой крест со звездой и плечевой лентой» (высший орден Германии). Известен провозглашенной им формулой: «Мое желание для будущего мира — чтобы мы наконец осознали, что мы все — одна семья».

Проецируя формулу на события в Египте, немецкие эксперты считают, что аль-Барадеи вполне способен сплотить нацию в борьбе за демократические преобразования. С момента его прибытия в Египет он старался собрать расколотые силы оппозиции в единое политическое собрание, названное «Национальное объединение перемен», причем, находя и укрепляя контакты с «Братьями-мусульманами», поскольку твердо убежден: это движение не привержено идеям насилия, а является частью египетского общества, которая должна иметь возможность политического самовыражения. У демократии нет места, указывает он в беседах с западными СМИ, отвечая на вопрос, ориентируется он на турецкую или индонезийскую модель, «свобода выражения мнений, религиозная свобода, свобода от страха и несчастий — универсальные ценности».

Ахмед Зевейл — еще один лауреат Нобелевской премии, третий по счету египтянин, получивший Нобелевскую премию за достижения в области химии (1999). Основоположник фемтохимии — новой области наук на пересечении химии, биологии и физики, которая позволяет управлять реакциями. За свои открытия удостоен специальной почтовой марки. Ныне живет в США, где провел 45 из своих 65 лет жизни. Профессор Калифорнийского технологического института. За своим политическим шансом прибыл на родину, чтобы, как он заявил в интервью европейским СМИ, поработать с другими оппозиционными политиками над конституционной реформой. О том, каковы его шансы стать египетским лидером, говорит лаконично: «Я настроен оптимистично».

Назначенцы

Третья группа претендентов — назначенцы с амбициями, как квалифицируют их эксперты ФРГ. Оба они декларируют замену «авторитарного режима Мубарака на настоящую демократию», хотя их в полной мере можно отнести к ярко выраженным продуктам этого режима.

70-летний премьер-министр Ахмед Шафик — фактически последний назначенец Хосни Мубарака. Маршал авиации. Профессиональный пилот истребителей (1996–2002) в египетских ВВС, причем успешно освоил как советскую технику (МиГ-17 и МиГ-21), так и западную (французский «Мираж-2000»). В Шестидневной войне (1967), Войне на истощение (1967–1970) и войне Судного дня (1973) Шафик служил под командованием Хосни Мубарака. Много лет, начиная с 2002-го, курировал вопросы авиации. При нем эта транспортная отрасль претерпела существенную модернизацию, если иметь в виду государственные авиалинии Egypt Air и аэропорты страны. Немецкие аналитики отмечают при этом ведущую роль Германии в модернизации авиатранспортного сообщения в АРЕ, предполагая многолетние и сохранившиеся контакты с правительственными кругами ФРГ. Ахмед Шафик включен в состав временно взявшего власть в свои руки Высшего совета вооруженных сил. По мнению немецких экспертов, в основе притязаний А. Шафика на лидерство — умелое сочетание знаний и опыта в военном мастерстве и в гражданской сфере.

Второй амбициозный претендент — весьма опытный в перечне кандидатов профессиональный дипломат Амр Муса. У него за плечами долгая и успешная карьера, в том числе в качестве посла Египта в Индии и ООН, портфель министра иностранных дел при президенте Х. Мубараке (десятилетний срок службы), назначение в 2001 г. генеральным секретарем Лиги арабских государств.

«Самый острый язык арабского мира» — так назвала его в 2002 г. Financial Times Deutschland. Это рупор 22 государств, входящих в ЛАГ, он способен многое переместить на политической сцене региона, прогнозирует европейская печать. «Через два месяца мандат генерального секретаря ЛАГ истекает, и старый лис начнет извлекать очередную порцию выгод — на этот раз от положения в своей стране, где он пользуется статусом, сравнимым с поп-звездой», — делится прогнозами Кристоф Прантнер, политический обозреватель Der Standard. Его продвижению способствует слава «мужчины, который может говорить «нет» Израилю», хлестко критиковать США. Одновременно Запад знает его как «исполнителя желаний авторитарных арабских властителей, которому нет дела до беспорядков и демократизации». Он много лет придерживается убеждения, что автократические арабские режимы можно модернизировать, не прибегая к социальным потрясениям. Эту идею он высказал на ставшей его звездным часом арабской встрече реформаторов (Тунис, 2004), когда обсуждался вопрос о вероятном изменении положения женщин, о правах человека в мусульманских странах, о праве на образование и достижении прозрачности в условиях арабской автократии.

Данный ход мыслей устраивает как властные структуры, так и религиозных лидеров и широкие массы. Этим объясняется высокая популярность «Старого лиса» в Египте и в странах Арабского Востока. Примечательно, что в ходе президентских выборов 2005 г. Амр Муса считался в неформальных опросах и интернет-блогах фаворитом на то, чтобы занять наивысшую должность в государстве, хотя он не выставлял свою кандидатуру.

Когда он появлялся на площади Ат-Тахрир в январские и февральские дни нынешнего года, молодежь приветствовала его криками: «Стань нашим президентом!» Он умело использует популистские приемы, в том числе негативное отношение в египетском обществе к Израилю. Его острая антиизраильская риторика находит отклик у большей части египтян, между тем как мыслящие слои понимают, насколько контрпродуктивны и чреваты осложнениями подобные декларации. Муса рассматривает себя как вероятную кандидатуру на будущих выборах президента в Египте. В этой связи Frankfurter Rundschau приводит его реплику: «Почему бы и нет, ведь это мое Отечество?!» В случае поражения, судя по его высказываниям, рассчитывает на портфель министра в правительстве. Очевидно, прогнозируют немецкие аналитики, второй вариант более вероятен. Пока что он декларирует «свою готовность послужить Отечеству», как отмечает Neue Zuercher Zeitung, не уточняя, на каком посту.

Молодые

Ваиль Гоним — 30-летний маркетинговый директор Google для стран Ближневосточного региона. Стал известен после запуска популярной кампании в социальной сети Facebook «Мы все — Халед Саид» в память о 28-летнем блоггере и предпринимателе, который был избит до смерти представителями органов безопасности в Александрии. В конце января В. Гоним был арестован полицейскими в штатском, около двух недель находился в заключении, где подвергался допросам, что только добавило ему славы. Его заявление о том, что он сказал своим мучителям в ответ на угрозу убийства: «Я уже готов умереть», часть немецких экспертов рассматривают как элемент юношеской запальчивости и самоотверженности, другая часть — как признак готовности к мученической смерти, что весьма одобрительно воспринимается в исламе. Гоним — автор лозунга «Египет превыше всего», который скандировала на площадях молодежь Каира. Так или иначе, он стал символической фигурой египетского протестного движения, особенно когда после освобождения расплакался в прямом телеэфире. Фактически представляет египетскую молодежь в переговорах с современной властью, на что ему через электронные СМИ выдан мандат от имени 150 тыс. соотечественников.

Профессиональный юрист, специалист в области политической истории и международного права Айман Нур назван молодым условно. Ему 46 лет. Он имеет опыт диссидента и убежденного противника режима Мубарака. Его называют последовательным оппозиционером. Он — основатель и председатель партии ?izb al-Gad («Утро»), которая создана в 2004 г. и считается либеральной.

При наличии манипуляций в ходе выборов в 2005 г. показал наилучший результат в группе политических течений, противостоящих Мубараку. Это послужило для режима важным сигналом, и власти сфабриковали судебный процесс: Нура обвинили в фальсификации документов при учреждении партии. Процесс, в результате которого Айман Нур был приговорен к пяти годам заключения, получил резкую международную критику. Политические обозреватели европейских СМИ, в том числе Der Standard, указывают, что еще в тюрьме Айман Нур пообещал участвовать в выборах 2011 г. и надеется, что на этот раз они пройдут честно, без подтасовок. Нур был освобожден досрочно, в 2009 г. по состоянию здоровья (обострение диабета и сердечно-сосудистого заболевания).

Примечательно, что ряд активистов возглавляемой им партии также координировали актуальное протестное движение последних недель через Интернет. Нур — один из наиболее последовательных сторонников решения о том, чтобы вести диалог с властью только после отставки президента Мубарака.

Гонимые

На фоне ключевых фигур, претендующих на египетский политический Олимп, персона 67-летнего профессора-ветеринара Мохаммеда Бади, нынешнего лидера «Братьев-мусульман», смотрится неоднозначно, отмечают немецкие эксперты. Лидера движения, основанного в 1928 г. и с 1954 г. находящегося под запретом, с известной долей условности может считаться противником режима Мубарака. Точно с такой же формулировкой он может быть идентифицирован как борец с режимами предыдущих президентов Египта. При Мубараке, как и при остальных правителях страны, «Братья-мусульмане» говорили об установлении исламского миропорядка. Единственное, что отличает это движение от остальных ветвей оппозиции, — противостояние, основанное на продолжительной политической биографии, и в связи с этим большое число приверженцев «Братьев-мусульман» и им сочувствующих, вначале арестованных и затем распределенных по тюрьмам страны. Счет идет на сотни заключенных, отмечают эксперты ФРГ. Таким образом, «Братья-мусульмане» предстают в общественном мнении как коллективные и многолетние мученики за идею. Идея базируется на девизе движения: «Коран — наш закон. Джихад — наш путь». Если учесть, что они хорошо организованы, несмотря на многолетний запрет на деятельность, у движения есть шанс оказаться во властных структурах Египта.

В числе кандидатов оппозиционеров германские аналитики выделяют 56-летнего Нагиба Савириса, который принадлежит к наиболее состоятельной семье в Египте. Его много лет включает в свой список Forbes среди самых богатых людей мира. Предприниматель сделал состояние в 2,5 млрд долларов на мобильной связи. Особый интерес немецких СМИ к Нагибу Савирису связан с тем, что он окончил в Каире немецкую школу (Deutsche Evangelische Oberschule) и продолжил обучение в Швейцарской высшей технической школе Цюриха, самом престижном вузе страны. Он отмечает: «Немцы научили меня дисциплинировать мышление. А вместе с этим пришли пунктуальность, точность, настойчивость». По его мнению, именно эти качества помогли ему стать обладателем капитала в 2,5 млрд долларов. Н. Савирис не сообщает, какую часть доходов он готов тратить на решение социальных проблем. Но если принять во внимание привитый ему в Западной Европе немецкий менталитет, то немалую. Причем независимо от того, станет он национальным лидером Египта или нет.

Персона Савириса довольно проблемная. Он принадлежит к коптам, что создает определенное настроение у египетского истеблишмента. Копты, или египетские христиане, представляющие все ветви конфессии, составляют, по разным оценкам, 6–10% населения страны, т. е. примерно от 5 до 8 млн человек. В любом случае, по сравнению с 90–94% мусульман цифра несоизмеримая. По оценке профессора Махмуда Зазука, ведущего эксперта-теолога Каирского университета с признаками немецкого менталитета (диплом Мюнхенского университета, женат на немке), копты выключены из жизни систематическими актами насилия со стороны мусульман, ежедневной дискриминацией, жизнью в гетто и заняты тем, что собирают пропитание и одежду на мусорных свалках. Неслучайно фильм швейцарского телевидения, премьера которого состоялась осенью 2010 г., назван «Menschen zweiter Klasse» («Люди второго сорта»).

Примечательно, что копты, как и «Братья-мусульмане», не играли практически никакой роли в политической жизни Египта. В случае с «Братьями-мусульманами» протяженность официального запрета составляет 56 лет, коптов же, за редким исключением, которое составляют несколько богатейших семейств страны (Савирис, Муса, Стино), не допускают к общественной жизни на протяжении последних 40 лет.

Будучи одинаково гонимыми, «Братья-мусульмане» и коптская община в Египте — символ поиска традиционного и неустойчивого религиозного равновесия. Оно обозначено вначале радикальным насилием со стороны исламистов (поджоги коптских церквей с молящимися внутри — Заказик, 1948; Свейс, 1952), затем периодом осуждения «Братьями-мусульманами» фанатиков, продолжавших в заданном «Братьями» стиле нападать на коптские церкви. В непростой истории отношений были случаи, когда «Братья-мусульмане» обвиняли коптов в том, что они — «пятая колонна» (1997), им отказывали в праве занимать пост президента страны (2007), были и другие моменты, поддерживавшие обстановку недоверия. Сами копты придерживаются разных точек зрения. Одни считают, что приход к власти «Братьев-мусульман» вызовет волну беженцев из числа имущих слоев, а беднейшие будут подвергаться репрессиям и насильственно обращаться в ислам. Другие подчеркивают несерьезность подобных страхов и призывают к диалогу.

Фактически Мохаммед Бади и Нагиб Савирис — антиподы. Их объединяет с известной степенью условности статус преследуемых официальным египетским обществом. Но есть существенное различие. Если для Бади, как для представителя политического ислама, характерна декларация исключительности (признание единственной модели миропонимания путем насаждения исламских норм), то Савирису свойственно признание демократических норм и достижений мировой цивилизации. Воинственности радикальных установок, предполагающих насилие и уголовно-базарный жаргон в политическом споре, противостоит готовность к компромиссам и европейская выучка — эрудиция, приличные манеры, готовность к компромиссам и лоск.

Вопрос об обладании капиталами имеет особое измерение. Миллиардам Савириса, появившимся в одной из наиболее благополучных египетских семей на стартовом капитале в сфере высоких технологий, противостоят миллиарды представителей и спонсоров «Братьев-мусульман». Напомним, что многие из членов движения, которые скрылись от преследований Анвара Садата за границей, сколотили состояние и вернулись после его смерти в Египет, где начали инвестирование накопленного капитала в собственные предприятия. Эксперты ФРГ насчитывают сегодня 18 семей подобных предпринимателей, которые фактически контролируют основные сферы египетской экономики. Современное финансовое состояние их не обнародовано, однако известно, что в конце 1980-х годов все контролируемые «Братьями-мусульманами» фирмы располагали внутри страны и за границей совокупным капиталом 10–15 млрд долларов.

* * *

Немецкие эксперты оценивают реальные шансы кандидатов — как очевидных ставленников прежнего режима, так и оппозиционеров. Последних больше. Кто в конечном итоге займет президентское кресло из числа оппозиционеров — упомянутые популист Амр Муса, либерал Айман Нур, консерватор Мохаммед Бади или менее известные персоны: писатель-сатирик Алаа аль-Асвани, лидер партии националистов-либералов «Новый Вафд» Саид аль-Бадави, и займет ли вообще, пока не очень понятно. Однако германские эксперты не исключают вероятности того, что кто-то из них вполне может получить министерские портфели.

Использованы данные tagesschau, Zeit, Deutschlandradio, Al-Masry Al-Youm, Forbes.com LLC, The Global Muslim Brotherhood Daily Report

И.С. Берг

Источник — Институт Ближнего Востока
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1298444760

Муамара Каддафи валят из страны. Его режим сыпется на глазах

Даже приблизительное количество погибших в ходе бурных событий в Ливии пока неизвестно, но, скорее всего, счет уже идет на тысячи

Революция в Ливии вчера докатилась до столицы и сразу переросла в гражданскую войну. Утром оппозиционеры подожгли здание парламента и штурмовали телецентр. А вечером режим Муамара Каддафи решил потопить восстание в крови: восставших расстреливали из пулеметов и танковых орудий, удар по ним нанесли ливийские ВВС. Однако бойня в Триполи вряд ли спасет Муамара Каддафи — на сторону восставших перешли многие армейские части, о необходимости отставки полковника заявили лидеры крупнейших племен. Начавшийся развал страны ставит под угрозу проекты в Ливии иностранных компаний, в том числе РЖД, «Татнефти», «Рособоронэкспорта» и «Газпрома». В этих условиях президент РФ Дмитрий Медведев поручил им срочно готовить своих сотрудников к эвакуации.

«Ливию зальют реки крови»
Ситуация в Ливии, неделю назад казавшейся островком стабильности посреди захлестнувшей Ближний Восток волны «цветных» революций, вчера обострилась до предела. В 19.00 по местному времени (в Москве было 20.00) все госканалы стали монотонно передавать одну и ту же новость: вооруженные силы Ливии начали операцию против «террористов и саботажников». Граждан призывали помогать спецслужбам искать врагов страны, а в качестве воодушевляющего примера показывали кадры с центральной столичной площади Сахат аль-Хадра, где якобы проходили массовые акции в поддержку национального лидера Муамара Каддафи. Впрочем, это была та же съемка, которую ливийские каналы крутили последние пять дней.

Тем временем, по данным Al Jazeera, в Триполи уже вовсю шла кровавая бойня — удары по демонстрантам наносили не только спецподразделения, но и вертолеты боевой авиации. Затем телеканал сообщил, что ливийские ВВС бомбят отдельные районы города. Понять, сколько людей погибло, было невозможно. Вечером в Ливии отрубили все каналы связи, причем не только интернет и мобильную связь, но и обычный телефон. Все попытки «Ъ» связаться с абонентами в Триполи и других ливийских городах оказались безуспешными.

Волнения в столице начались еще в ночь на понедельник, когда до Триполи дошли вести о том, что второй в стране город Бенгази перешел в руки восставших (см. вчерашний «Ъ»). Тысячи человек немедленно вышли на улицы и начали поджигать машины, громить полицейские участки, а к утру восставшие попытались захватить штаб-квартиры центральных телеканалов Al Jamahiriya 2 и Al Shababia. Штурм с трудом отбил спецназ, пустив в ход слезоточивый газ и огнестрельное оружие — жертвами утренних столкновений, по данным Al Jazeera, стали свыше 60 человек. Демонстранты напоследок подожгли многие учреждения, включая здания правительства и национального собрания, а затем отступили за пределы центра города в окраинные районы, откуда разбежались полицейские.

Под утро государственные каналы передали сообщение о том, что руководство страны выступит с важным обращением к нации. Однако на экранах телевизоров появился не сам Муамар Каддафи, а его 38-летний сын Сейф-уль-Ислам, выглядевший крайне взволнованным. Прежде всего он заявил, что все слухи о бегстве отца в Венесуэлу — ложь (к вечеру эту информацию вновь обнародовал глава МИД Великобритании Уильям Хейг, однако Каракас все отрицал). Не объяснив отсутствия Каддафи-старшего, Сейф-уль-Ислам пригрозил, что режим готов бороться с бунтовщиками «до последнего патрона». Покончив с угрозами, он стал обещать реформы, прежде всего принятие конституции (страна живет без основного закона, руководствуясь «Зеленой книгой» Муамара Каддафи). Под конец Сейф-уль-Ислам с тревогой в голосе заявил: «Ливия находится на перепутье. Сегодня появился исламский эмират в Эль-Бейда (первый город, который захватили повстанцы.- «Ъ»). Завтра будет 15 таких эмиратов. Мы не можем допустить, чтобы страна была разорвана на части и стала лакомым куском для иностранцев. В случае гражданской войны Ливию зальют реки крови».

К вечеру вторая часть его пророчества начала сбываться.

«Пусть проваливает из страны»
Впрочем, несмотря на отчаянную акцию ливийских силовиков в Триполи, вчера начала сбываться и первая часть предупреждения Сейфа-уль-Ислама — о скором распаде страны. К вечеру режим Муамара Каддафи надежно контролировал лишь центр Триполи. Хотя связь со страной прервалась, информация, поступавшая из Ливии в течение дня, свидетельствует о том, что региональные власти начали устанавливать контроль над своими территориями и дожидаться исхода противостояния в столице. Восток же страны, прежде всего область Киренаика, полностью оказался в руках восставших.

То, что режим уже не контролирует ситуацию в стране, стало понятно после выступлений лидеров крупнейших племен, на которые делится арабо-берберское население Ливии (свыше 97% жителей),- именно племенная идентичность является определяющей для многих ливийцев. «Брат (Муамар Каддафи.- «Ъ») должен проваливать из страны. Хотя какой он теперь брат?!» — заявил в эфире Al Jazeera Акрам аль-Варфалли — лидер крупнейшего в стране племени варфалла (к нему принадлежат около 1 млн человек из 6,5-миллионного населения). Глава другого крупного племени — зувайя — шейх Фарадж аль-Зувай был еще более резок: «Режим должен немедленно прекратить насилие, иначе мы в 24 часа перекроем экспорт нефти на Запад».

Все годы, что он находился у власти, Муамар Каддафи умело играл на противоречиях племен. Основой режима были выходцы из его собственного племени — каддафа, именно они занимали ключевые посты в правительстве, армии и полиции, а также составляли костяк элитных спецподразделений. Другие крупные племена также представлены в войсках, а в местах компактного проживания контролируют гарнизоны. За 41 год своего правления ливийский лидер пережил несколько неудачных переворотов, которые организовывали племенные группировки внутри армии. Именно поэтому он старался не допускать другие племена в элитные рода войск, прежде всего в ВВС. Судя по решительным действиям ливийских летчиков, расстреливавших столичных жителей, эта стратегия принесла свои плоды.

Тем не менее за пределами столицы армейские части, не укомплектованные представителями племени каддафа, похоже, перестают подчиняться приказам Триполи. Как показали события в Бенгази, они даже переходят на сторону восставших вместе с танками. Этим объясняется и огромное количество наемников из Чада, которых ливийский лидер, судя по многочисленным свидетельствам, рекрутировал на свою защиту.

В этих условиях Муамару Каддафи остается рассчитывать только на сплоченность своих сторонников. Однако их ряды вчера начали таять. Свои посты в знак протеста против действий властей начали один за другим оставлять ливийские послы (к моменту подписания номера в печать в отставку ушли главы дипмиссий в Индии, Великобритании, Бангладеш, Индонезии и Польше), сложил полномочия и глава минюста Мустафа Абдельджалиль, объяснивший свой шаг «жестокостью режима».

Единства нет и в семье самого Муамара Каддафи, который вчера так и не появился на телеэкранах и, возможно, уже не управляет действиями режима. Среди семерых сыновей господина Каддафи уже не первый год идет схватка за право стать преемником отца. Наиболее реальным претендентом пока выглядит старший сын от второй жены ливийского лидера Сафии Фаркаш — выступавший по телевизору 38-летний Сейф-уль-Ислам. Вечером, когда авиация бомбила Триполи, государственные каналы передавали, что именно он возглавит комиссию по расследованию событий. Доподлинно известно одно — отношения между всеми братьями крайне непростые, что вряд ли добавляет режиму их отца стабильности.

Эвакуация
В условиях острого кризиса Ливию начали спешно покидать все иностранные компании, прежде всего международные нефтяные гиганты, пришедшие в страну после 2006 года, когда Муамар Каддафи помирился с Западом и с Триполи были сняты санкции. Первой о намерении вывезти своих сотрудников объявила британская BP, к вечеру с подобными заявлениями выступили большинство работающих в стране компаний, а также посольства США и многих стран Евросоюза.

Ближе к вечеру президент РФ Дмитрий Медведев поручил главе МЧС Сергею Шойгу и главе РЖД Владимиру Якунину проработать возможность эвакуации из Ливии россиян. Но еще до этого о подготовке к эвакуации своих сотрудников заявили РЖД и «Газпром». По данным российской железнодорожной монополии, сейчас в Ливии находится 204 сотрудника, которые трудятся над реализацией заключенного в 2008 году контракта на сумму €2,2 млрд по строительству железнодорожной ветки Сирт-Бенгази протяженностью 550 км. В компании «Ъ» рассказали, что в Ливию уже отправилась группа специалистов, чтобы оценить на месте степень угрозы и подготовить персонал к эвакуации. «Если такая угроза есть, мы будем их эвакуировать, оставляя там всю имеющуюся технику»,- говорит источник «Ъ». Еще большие интересы в Ливии имеет «Газпром», владеющий лицензиями на разработку участков N 19 и N 64, а в декабре 2007 года при обмене активами с BASF получивший 49% в блоках С96 и С97. На прошлой неделе глава «Газпрома» Алексей Миллер подписал в Риме соглашение с ENI, по которому российская монополия за $178 млн получила половину доли итальянцев в месторождении Elephant (всего россияне получат 16,5%). Сделка должна быть одобрена ливийскими властями. Правда, кто будет ее одобрять, непонятно. Из крупных компаний в Ливии также работают «Татнефть» (имеет четыре лицензионных участка в бассейнах Гадамес и Сирт) и «Технопромэкспорт», проложивший в стране 615 км ЛЭП и планирующий реализовывать проекты по развитию энергетической инфраструктуры.

Высокопоставленный источник в Минобороны РФ вчера также подтвердил «Ъ», что в Ливии находится и российский военный персонал. Военно-техническое сотрудничество Москвы и Триполи было реанимировано несколько лет тому назад. Россияне занялись, в частности, ремонтом и модернизацией советской техники, которая в больших количествах поставлялась в эту страну. Кроме того, Ливия сформировала крупный портфель заказов на новые образцы российских вооружений на сумму $2 млрд, который, впрочем, так и не успел реализоваться в конкретные контракты. Источник в Минобороны не стал уточнять, в каких еще охваченных в последнее время волнениями арабских странах (Тунис, Йемен, Египет) находятся прикомандированные офицеры из России, но сказал, что ни по одной из них Генштаб не получал пока от политического руководства страны указаний о приостановке военного или военно-технического сотрудничества. «Если такие указания поступят, то они, конечно, будут выполнены»,- подчеркнул собеседник «Ъ».

Какое будущее ждет российские проекты после весьма вероятного падения Муамара Каддафи, в компаниях пока обсуждать отказываются. «С нынешним правительством у компании складывались нормальные рабочие отношения,- вздыхает собеседник «Ъ» в РЖД.- Как будут решаться вопросы в случае победы оппозиции, мы не знаем».

Александр Габуев, Александр Панченко

___________________________

Изгой ливийской революции
// Владимир Жириновский ждет Муамара Каддафи в Москве

Газета «Коммерсантъ» № 31 (4572) от 22.02.2011

Лидер ливийской революции Муамар Каддафи может стать третьим главой государства, свергнутым вслед за президентами Туниса и Египта волной революций на Ближнем Востоке. До вчерашнего дня эксперты упорно отказывались верить в его скорую отставку, уповая на всесилие верных ему сил безопасности, однако последние события в Ливии сделали уход полковника Каддафи, правившего страной более 40 лет, делом ближайшего будущего.

Первое подтверждение того, что над ливийским лидером сгущаются тучи, появилось вчера утром, когда с обращением к нации выступил по телевидению его сын Сейф-уль-Ислам, до последнего времени считавшийся его преемником. Это обращение, в котором сын опроверг слухи о бегстве отца в Венесуэлу, лишь усилило подозрения, что в условиях острого противостояния, перешедшего вчера в кровопролитные бои на улицах ливийской столицы, режим Каддафи перешел на осадное положение.

Примечательно, что еще до вчерашнего дня эксперты упорно отказывались рассматривать возможность скорой отставки Муамара Каддафи, уповая на всесилие верных ему сил безопасности. Этой осторожности в немалой степени способствовал сам полковник Каддафи, за десятилетия правления создавший миф о собственной несменяемости и непотопляемости.

Среди авторитарных политиков, пришедших к власти в разгар эпохи холодной войны и сохранивших ее до конца первого десятилетия XXI века, Муамар Каддафи, не являющийся ни президентом, ни премьером (его официальный титул — лидер ливийской революции), занимает уникальную нишу. Сын пастуха-бедуина, пришедший в политику из армии, в сентябре 1969 года Муамар Каддафи во главе созданной им организации «Свободные офицеры» поднял восстание против власти ливийского короля Идриса, которое привело к быстрому падению монархии, эмиграции короля и переходу власти в руки возглавляемого Каддафи совета революционного командования.

Эта головокружительная победа укрепила его веру в предначертанную ему особую историческую миссию. Все последующие годы своего правления (более 40 лет) Муамар Каддафи посвятил тому, чтобы доказать, что Ливия — «самая свободная и счастливая страна на Земле», а он — не только великий политик, но и мыслитель, превзошедший знаменитых философов всех времен и народов. Взгляды Каддафи, изложенные в его главном труде «Зеленой книге»,- причудливый коктейль из научного социализма, ислама, теорий арабских националистов и русских анархистов.

Главное ноу-хау Каддафи — это концепция суверенной Ливии как «демократии нового типа», которую он противопоставил «гнилым демократиям» Запада. Согласно его теории, Ливийская Джамахирия — это государство, где революционные массы якобы сами осуществляют руководство страной через народные комитеты (по-арабски «джамахир» — «народ») под мудрым руководством лидера нации и без какого-либо влияния извне. При этом ливийский лидер неоднократно с гордостью подчеркивал, что джамахирия — его собственное изобретение, до которого не додумались в других странах региона. Еще одно «выдающееся изобретение» Каддафи — упразднение конституции (сегодня Ливия, в отличие от других стран, не имеет основного закона).

На международной арене Муамар Каддафи долгие годы вел борьбу с Западом и был одним из мировых изгоев, при этом до последнего времени выступая идеологом и лидером объединения Африканского континента (в 2009 году на саммите Африканского союза Муамар Каддафи был избран его председателем).

Между тем его отношения с Западом, начинавшиеся с враждебности, претерпели серьезную эволюцию в духе Realpolitik. В 1986 году президент Рейган, называвший его «бешеным псом Ближнего Востока», отдал приказ бомбить Триполи, а спустя два года агенты Каддафи взорвали в небе над шотландским городом Локерби американский самолет с 270 пассажирами на борту («дело Локерби»). Однако после падения в Ираке режима Саддама Хусейна Каддафи публично осудил международный терроризм, открыл двери в страну инспекторам ООН, продемонстрировав, где и как в свое время пытался создавать оружие массового уничтожения. В ответ госдеп США в период правления Джорджа Буша-младшего реабилитировал ливийского лидера, назвав его «личностью, обладающей индивидуальностью и опытом». А в последние годы в гости к Муамару Каддафи в страну, сказочно богатую углеводородами, зачастили европейские лидеры, включая Сильвио Берлускони и Тони Блэра.

Первым российским президентом, посетившим Ливию с «историческим визитом», стал в апреле 2008 года Владимир Путин. А в ноябре 2009 года с ответным визитом в Москве после почти 25-летнего перерыва побывал Муамар Каддафи, которого принимали премьер Путин и президент Медведев. Походный шатер лидера ливийской революции, который он использует в качестве резиденции в зарубежных поездках, был установлен в Тайницком саду Кремля, а над шатром развевалось зеленое знамя Ливийской Джамахирии. «Чтобы бедуины раскинули свою палатку в Кремле — это у нас вообще впервые в истории. Это говорит о том, что мы становимся все ближе и ближе друг к другу»,- заявил тогда господин Путин. На концерте в Государственном Кремлевском дворце, где побывали господа Путин и Каддафи, пела Мирей Матье, также побывавшая в шатре Муамара Каддафи.

Особую симпатию к ливийскому лидеру всегда испытывал Владимир Жириновский. Так, в 1993 году, находясь в Грозном на праздновании очередной годовщины объявления независимости Чечни от России, господин Жириновский на банкете заявил, что «в мире есть трое настоящих мужчин — Джохар Дудаев, Муамар Каддафи и Владимир Жириновский».

Вчера господин Жириновский призвал старого знакомого «отказаться от бесплодных попыток подавить народную волю» и поселиться в России. «Я предлагаю вам переехать в Москву на постоянное место жительства, приглашаю искренне — как дорогого гостя»,- обратился Владимир Жириновский к Муамару Каддафи.

Сергей Строкань

№ 31 (4572) от 22.02.2011

Источник — Газета «Коммерсантъ»
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1298351640

США и Иран могли бы стать стратегическими союзниками при помощи Индии

Ужесточение санкций и военные угрозы не отвратили Иран от его ядерной программы. Что Западу действительно нужно так это подлинное сближение — для целей которого особенно подходит Индия.

Противостояние с Ираном по поводу его предполагаемой программы создания ядерных вооружений продолжается. Пока Вашингтон вооружает своих союзников среди стран Залива в процессе «стратегического сдерживания», сторонники жестких мер требуют ужесточения санкций и даже, возможно, военного варианта решения вопроса, с тем, чтобы принудить Иран к соблюдению оговоренных ООН ограничений.

Но эти возможности остаются несостоятельными. «Диалог о безопасности в Заливе» просто откладывает неизбежное, пренебрегая возможностями Ирана в области средств массового поражения. Санкции вызывают сопротивление Ирана и подпитывают вражду, в то время как Россия, Туркмения, Китай, и даже контрабандисты заполняют пустоту в энергетическом секторе Ирана. Военные удары и саботаж могут отбросить назад иранскую ядерную программу, но не станут причиной ее полного свертывания. Они лишь спровоцируют Иран на ответные меры, такие как, например, минирование Ормузского пролива — не говоря уж о реакции в политическом плане. Желание смены режима путем поддержки военных групп антитегеранской направленности лишь усугубляет вопрос, в то время как демократические движения в самом Иране призывают к соблюдению прав человека, а не к свержению правительства. Учитывая, что Америка завязла в Ираке и Афганистане, Тегеран может легко на этом сыграть.

Есть лучший вариант — подлинное сближение.

По мере того как США уходят из Ирака, стабильность там и в странах Леванта зависит от сотрудничества с Ираном. В Афганистане более 70% натовских поставок и более 40% натовского топлива проходят через северный Пакистан. Это единственный транспортный маршрут, связывающий Аравийское море и Международные силы содействия безопасности ISAF в Афганистане, за счет этого Запад впадает в зависимость от любой прихоти Исламабада, а его грузы частенько подвергаются нападениям в самом Пакистане.

Многочисленные преимущества

Транспортная связь через Иран уменьшила бы эту уязвимость, а также облегчила бы бремя безопасности самого Пакистана. Координация усилий с Ираном помогла бы ввести афганских полевых командиров в орбиту влияния Тегерана, в политический процесс, и открыть стабильный торговый маршрут в Среднюю Азию.

Понимание между США и Ираном также дистанцировало бы Иран от Китая, противодействуя китайской стратегии «нитки жемчуга» в Южной и Средней Азии — что весьма важно в свете недавнего торжественно открытого трубопровода Туркмения-Китай и разговоров об энергетической связке Иран-Пакистан-Китай.

От разрядки с США выиграл бы даже Иран. Имея около трех миллионов опиоманов, Иран является самой большой жертвой афганской торговли опиумом, да и сам Талибан, угрожающий Западу, является не меньшей угрозой для самого Ирана. В партнерстве с американскими силами Иран мог бы направить свое влияние на единые стратегические цели — борьба с наркотрафиком, сотрудничество в разведке, стабилизация в Афганистане. Иранцы также получили бы заверения, что Америка не будет использовать Ирак или страны Залива, чтобы напасть на них.

Географическое положение Ирана, его возможности в нефтяном плане, и его исламистский послужной список неминуемо расширяет возможности Тегерана. Америка получит только выгоду, если это влияние будет объединено с ее собственными интересами. Налаживание взаимоотношений с Ираном открывает его рынок с его 77-миллионным населением для зарубежной торговли и контактов после десятилетий санкций, что способствовало бы усилению гражданского общества страны. Недостаток вовлеченности в эти процессы, в то же время, оставляет это поле деятельности открытым для конкурентов, таких например как Китай, который стремится заполнить свободное место. Но самым серьезным препятствием к разрядке является сегодня противоречивая и спорная ядерная программа Ирана.

США окружили Иран с востока в Афганистане, с запада в Ираке, с севера посредством американских войск в Азербайджане и Средней Азии, и с юга через государства Залива. Для иранцев лучшим средством сопротивления враждебным Соединенным Штатам является непрозрачная, мутная ядерная программа — которая, вероятно, прояснится только тогда, когда американский антагонизм уйдет.

Но американские «инициативы» в этом направлении были в лучшем случае половинчатыми. Американская поддержка антитегеранских группировок, таких как «Джундалла» или «Муджахеддин Хальк», сохраняется, в то время как военные планы и санкции всегда рассматривались в качестве возможностей, к которым можно прибегнуть, что ограничивало и ограничивает политическое пространство для разрядки. Добавьте сюда тестовые запуски Ираном ракет, отказ следовать требованиям Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) или положить конец состоянию войны с Ираком, и станет ясно видно, почему состояние изнурительной мертвой точки сохраняется.

Как может помочь Индия?

Знакомьтесь — Индия, новый стратегический партнер Вашингтона.

В 1990-х годах многие видели зарождающуюся «Ось Дели-Тегеран» в растущих и крепнувших экономических и стратегических связях Ирана и Индии, включая совместное сопротивление талибам. Но под давлением Америки после 2005 года Индия неоднократно голосовала за осуждение Ирана в МАГАТЭ.


Эти голосования не привели к сдерживанию Ирана, зато навредили индийско-иранским отношениям: индийские планы по расширению иранского порта Чабахар (Чахбехар), соединению его с построенной Индией трассой Заранж-Делорам в Афганистане, и разработка первого в Иране завода по производству сжиженного природного газа (СПГ) — все они потерпели неудачу. Вашингтон даже выступил против газопровода Иран-Пакистан-Индия, который рассматривался как «мирный газопровод», который объединит Индию и Пакистан, в Вашингтоне посчитали, что он принесет выгоду Тегерану, и не хотели этого допустить. Если брать события последнего времени, то сильное давление Запада прослеживается в связи с решением Резервного банка Индии (по большей части символическим) запретить компаниям использовать Азиатский валютный союз для оплаты иранской нефти — шаг, против которого выступал индийский бизнес и ряд министров правительства.

Несмотря на эти неудачи, Индия и Иран имеют культурные связи, которые насчитывают тысячелетия, и стратегические интересы и экономика остаются сильными точками слияния. Обе страны заинтересованы в альтернативе поддерживаемым Пакистаном талибам в Афганистане, как и новом транспортном маршруте в Среднюю Азию. В 2008 объем индийско-иранской торговли достиг 30 миллиардов долларов, с учетом посредников в лице третьих стран. В 2009 Иран стал вторым по величине поставщиком сырой нефти в Индию, а индийские компании стремятся разрабатывать газовые месторождения Ирана, инвестиции в ближайшие годы должны составить более 11 миллиардов долларов.

И несмотря на то, что он является одним из крупнейших в мире производителей нефти, Ирану не хватает серьезной инфраструктуры переработки оной, и поэтому в том, что касается нефтепродуктов, он примерно на 30% от объема своего потребления зависит от импорта. По некоторым подсчетам, 40% из импортируемого Ираном бензина идет с индийских нефтеперерабатывающих предприятий — не то чтобы незначительное количество. Этой торговле и рычагам, которые она дает, угрожают американские санкции, которые вредят Индии и мало что дают в плане давления на Иран.

Индийские инвестиции в иранские углеводороды и транспортную инфраструктуру, вкупе со стратегическим выравниванием в отношениях как с США, так и с Индией в Средней Азии и в других регионах, будет мощным стимулом для Ирана в том, чтобы сделать свою ядерную программу прозрачной. Вашингтон должен использовать любезность Дели, чтобы способствовать сближению с Ираном, которое позволит сфокусироваться на взаимовыгодных моментах, а не на политике кнута и пряника.

Нейл Падукон (Neil Padukone) — аналитик по стратегическим вопросам и автор книги «Безопасность в сложную эпоху» (Security in a Complex Era). Он пишет книгу о будущем конфликта в Индии.

Оригинал публикации: US and Iran could become strategic allies – with India»s help

Нэйл Падукон (Neil Padukone)
(«Christian Science Monitor», США)

Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1298322960

Как Европа может помочь успеху революций на Ближнем Востоке

Все революции имеют свои собственные траектории, и любая попытка поместить то, что происходит на Ближнем Востоке, в контекст происходившего раньше, лишь убедит нас в таком выводе.

Тем не менее, у истории есть несколько полезных уроков. Первый — когда случаются революции, приходится терпеть беспорядки. Ни одна революция не переходит аккуратно и четко с улиц к мирному и стабильному новому мироустройству. Американская революция так и не упорядочилась до 1787 года — а в реальности до 1865. Франция вышла из эпохи высоких идеалов 1789 года и перешла к Царству террора, а потом к бонапартизму. После 1989 года вторая революция в России быстро перешла из стадии рыночного либерализма к клановому кумовскому капитализму и потом к узаконенному авторитаризму. Попутно сочувствующие, находившиеся вне революционного поля, впадали в уныние. Уильям Вордсворт поспешил во Францию («Блаженством было просто жить тогда»), но потом осудил милитаристский разворот революции и закончил на позиции ворчащего сельского консерватора.

Всем необходимо набраться терпения. На Ближнем Востоке мы имеем дело с чем-то новым. Мы знали, что думать о старых структурах власти на Ближнем Востоке, колеблющихся между полюсами автократии и исламизма. Но сейчас нам придется договариваться с новым источником силы: молодыми людьми, при помощи технологий связанными друг с другом и с внешним миром, чьи безысходность, бессилие и разочарованность по своей природе носят принципиально экономический характер, а не религиозный, антиколониалистский или националистский (по крайней мере, не в том смысле, чтобы желать выйти на улицу и кого-нибудь избить).

И хотя мы не можем знать, как эта новая сила самоорганизуется, или же кто захочет вобрать ее в себя, но экономическая природа этого недовольства ободряет. Если бы это был старомодный националистический мятеж, риск того, что он вскоре вступит в конфликт с интересами других стран был бы значительно больше. Но экономические реформы могут быть начаты (или ускорены) на Ближнем Востоке без того, чтобы этот процесс дестабилизировал отношения с другими странами.

Урок второй — стоит помнить о том, что лидеры конечно играют роль, но учреждения и институты важней. Некоторые из наиболее успешных примеров переходов к демократии в современное время — Испания, Индонезия — позволяют говорить о том, что у них не было очевидного харизматичного лидера. Но все успешные революции имеют институциональные структуры, которые дают возможность созреть основным установлениям. Порой это могут быть политические партии — как Африканский национальный союз в ЮАР или исторические социалистические партии в Испании и Португалии. Иногда это организованные, но неформальные группы, как например выступавшие в поддержку «Хартии 77» в Чехословакии. Иногда эту роль берет на себя религиозная группа, как это сделала церковь в Польше.

Когда институциональной структуры нет, революция идет неправильно или ее ход могут оседлать узкие группы, использующие ее в своих интересах, как это было в России после 1989 года. В Египте очевидно сильными структурами сейчас являются армия и «Братья-мусульмане». Они выражают все правильные мысли, но они придерживаются собственных программы действий и у них есть интересы, которые они будут защищать. А вот новая энергия молодых менее организованна, или, по крайней мере, менее организованна в том смысле, который делает более простым принятие на себя государственной власти.

И урок третий — если они хотят преуспеть и внести вклад в региональную и глобальную стабильность, революционные государства надо приветствовать в международных клубах. В случае европейских переходов от автократии в 1970-х и 1990-х поразительно, насколько важным оказалось обещание членства в ЕС и НАТО. Когда такого предложения не поступает извне, события могут пойти неверным путем. Существует убедительная теория, что большой ошибкой Запада, сделанной в 1990-х, было недопущение России к участию в международных институциональных механизмах.

Так что стоит спросить: что за предложение подобного рода может быть сделано постреволюционным государствам на Ближнем Востоке? И на Европе здесь лежит особая ответственность. Европейский Союз — самый близкий сосед арабского Ближнего Востока и естественный рынок для него. (В 2009 году объем торговли Египта с Европейским Союзом более чем в три раза превышал таковой с Соединенными Штатами). Если вы тунисец, алжирец или марокканец, вы хотите эмигрировать в Париж, а не в Питтсбург. Это футбольные общества, а не бейсбольные.

По правде говоря, для Европы оказалось очень трудным сделать широкий жест своим мусульманским соседям. Она колеблется по поводу членства в Евросоюзе для Турции. И закрывает свои двери для иммигрантов. Но три года назад президент Франции Николя Саркози высоко оценил выгоды, которыми обернулось бы появление средиземноморского сообщества, связывающего север с югом. Как многие из его идей, эта была несколько грандиозной, и на данный момент вызвала незначительный отклик в остальном Европейском Союзе. Но это не означает, что она была неправильной.

Оригинал публикации: How Europe Can Help the Revolutions in the Middle East Succeed

(«Time», США)
Майкл Эллиотт (Michael Elliott)

Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1298237940

Турция сильный друг и жесткий враг


Гюльнара Инандж

Не легко руководить сегодняшней Турцией. Она находится под ударом резкой критики внутренних и внешних оппонентов. Внешние оппоненты обвиняют Анкару в росте амбиций и попытках распространения турецкого влияния, а внутренняя оппозиция в чрезмерной мягкости в отношении в курдском и армянском вопросах, отступлении от идей Ататюрка и т.д. В эксклюзивном интервью для www.turkishforum.co.uk директор Евразийского центра исследований и практики, преподаватель кафедры истории Университета экономики и Технологии Анкары (Турция) Ихсан Чомак (Ihsan Comak) комментирует ситуацию Турции:

-Действительно сегодня очень сложно руководить нынешней Турцией. Но в том числе также сложно понять современную Турцию. Вопросы , которые обсуждаются в странах региона в протяжении года в Турции дискутируются в рамках недели. Ни одна тема в Турции не продерживается на повестке дня более двух недель. Обсуждаемые темы не имеют никаких границ и ограничений. У нас сейчас обсуждается все. Это с одной стороны хорошо. Эти дискуссии поддерживают развитие общественной мысли.

Если спросите обычного гражданина на улицах США и Англии о протекающих событиях на международной арене в ответ услышите :«не знаем, не интересуемся». Но в нашей стране каждый интересуется всем.
Итак любое положительное и отрицательное действие сталкивается критикой. Турция переживает очень глубокие изменения. Недовольные этими изменениями критикуют власти.

-Осквернение памятника Ататюрка, рост террора, выступления шиитов-алеви с обвинениями нарушения их прав, отказ в допуске на экзамен с покрытой головой мусульманок -это протест общества к политике нынешних властей или результат активности оппозиции? Что активизирует радикализацию внутренней ситуации в Турции. Нужно признать, что турецкая оппозиция не дает правительству Эрдогана расслабиться.

-В прежние времена логика была построена не на разрешении проблем, а на их замораживание. Сейчас правительство премьер-министра Эрдогана идет на проблемы, что беспокоит оппонентов и вызывает их протест. Действительно, эта оппозиция не дает властям вздохнуть. Наоборот постоянно критикует ее.

-Если Турция смогла добиться успеха в Аравийском полуострове, среди мусульманского сообщества мира, то ее пытаются вытеснить из Средней Азии. Здесь Нордический характер премьер-министра Раджапа Эрдогана сталкивается с не менее амбициозными лидерами региона. По последним данным в Узбекистане закрыты несколько турецких школ, бизнес структуры. Анкара обвиняется, как сообщают СМИ в опеке оппозиционного узбекского лидера Мохаммада Салиха чей офис, тщательно охраняемый спецслужбами Турции. Здесь же узбекские эмигранты, не утратившие надежды вернуться на родину в качестве ее новых хозяев, формируют и печатают партийную газету «Эрк», отдельные экземпляры которой достаточно регулярно поступают в Узбекистан.

-К сожалению, между информацией СМИ касающиеся этого вопроса и действительностью есть большая разница. Узбекистан для нас братсякая страна. Каждый турок волнуется при произношении слов Ташкент, Самарканд, Бухара. Потому, что здесь ступала нога наших предков. В последнее время мне сложно понять происходящее в Узбекистане.
Узбекистан обвиняет Турцию в поддержке своих оппонентов. Но это не правда. Примерно лет десять назад турецкое праивтельство по требованию Узбекистана выдворила из страны некоторых узбекских оппозиционеров проживающих в Турции.

Они обратившись в Европейский Суд по правам человека добились наказания Турции. Это наказание отразилось на отчетах о ситуации с правами человека в Турции негативно. Турция не может выдворить из страны узбека, или представителя какого либо другого этноса если тот не нарушил турецкие законы. Турция придерживается национальных и международных законов.

Не думаю, что узбекская оппозиция поддерживается Турцией. В Турции не издается газета «Эрк», офис лиц, находящихся в оппозиции к нынешним узбекским властям не охраняются спецслужбами Турции. Эта информация абсолютно ложная.

Не каждая информация распространяемая в СМИ бывает правильной, не следует им доверять. Узбекистан еще раз повторюсь для нас братская и дружественная страна. Вмешиваться во внутренние дела этой страны было бы не правильно и не в интересах Турции. подумайте, если бы Турция хотела бы поддержать Мухаммеда Салиха, свергнуть нынешние власти, было бы все так спокойно. Салиха не слышно ни в одном турецком ТВ и газете. Этот человек живет в Турции молча, связаны его руки.

Наоборот, Турция хочет строить диалог с Узбекистаном. Несколько лет назад я слышал, что супруга Салиха чтобы избавиться от финансовых затрудненный была вынуждена работать врачом в одной больнице. Если бы Турция поддерживала бы Салиха, его семья нуждалась бы в деньгах? Турция как сильный друг, также жесткий враг. Этого не стоить забывать. Узбекская оппозиция не занимает даже 500 место в вопросах стоящих в повестке дня Турции.
Есть много недругов желающих ухудшения отношений между Узбекистаном и Турцией.Не надо верить этой пропаганде. Мне кажется братья должны обсуждать возникшие проблемы не из страниц газет, а за столом переговоров.

-Активисты Хезболлах в Турции в начале года отпущенные на свободу без прав перемещения не явились на полицейский участок для регистрации.Сразу после «исчезновения» хизбуллахистов лидеры этой организации заявили, что без особой необходимости не будут противоборствовать с ПКК и предложили сотрудничество. Что изменилось в политике Хезболлах, что может объединить эти организации с разными целями?

-У террористических организаций могут быть разные идеологии, но по своей сути они едины. Оппонируют властям. В этом смысле ПКК и Хезболах вместе. Хезболлах была без опоры в обществе , маргинальной организацией. Могут быт симпатизирующие ей, но но имеет массу сторонников. Зная, что в ближайшее время о них могло быть строгие наказания, оказавшись на свободе скрылись от законов. Неизвестно их местонахождение. Некоторые из них за последние дни были задержаны.

-Учитывая, что иранское управление Хезболлах можно ли сказать, что эта тактика предложена из Тегерана и почему это может быть сделано в тот момент, когда Иран и Турция объединяют силы против ПКК? Ведь этим Хезболлах придает силу ПКК и их требованиям.
-Сомневаюсь, что Иран поддерживает Хезболлах (имеется ввиду Хезболлах, действующий на территории Турции Г.И.). Иран также как и Турция борется с террором. Особенно в вопросе борьбы ПКК Иран и Турция сотрудничают. В таких условиях поддержка Ирана Хезболлах не возможно. Этот вопрос больше связан с внутренними динамиками Турции.

-Тем временем, требование курдов в Турции растет, после открытия телевизионного канала, радио, сейчас есть требование введение двуязычия в регионах компактного проживания курдов в стране. Отказ правительства этому требованию последовал за собой массовые выступления, теракты.

Следует отметить, что для народов, не имеющих своего государства, вопрос представления их языка имеет очень важное значение, больше всего психологический и эмоциональный. Как по-вашему можно решить этот вопрос , чтобы не нарушить устои государства и удовлетворить их требование?

-Я всегда выступал за самые широкие права граждан. Мы вынуждены признать, что в прошлом наши граждане курдской национальности не могли полностью использовать свои некоторые этнические права. Последние годы в этом вопросе были приняты множество шагов. Согласно прежним законам осужденным в тюрьмах запрещалось говорить на курдском языке с посетителями. Сейчас это не позволительно. Закон был изменен в прошлом году. Также о многих подобных вопросах произошли изменения. Но здесь очень важно, что требования курдов не должны нести эмоции и агрессию.

Требования , сопровождающиеся чрезмерной эмоциональностью и радикализмом, выдвигающиеся неправильными методами могут быть отклонены даже в том случае если они могли бы быть исполнимы.

В нашей стране во всех областях происходят серьезные изменения. Также вопросы, связанные с курдами не могут остаться в стороне этих изменений. Курды , проживающие в Турции озвучивая свои требования должны придерживаться рамкам закона. Будут иметь позитивные результаты те требования, которые выдвигаются без влияния внешних акторов по своей инициативе.

Кемп–Девидское соглашение под угрозой

Гюльнара Инандж.

События на Среднем Востоке и в Северной Африке охватывают весь регион Персидского Залива и Ближний Восток. Свержение действующих властей может изменить внутреннюю и внешнюю политику этих стран, что в первую очередь поставит Израиль в сложное положение. Ситуацию в регионе и ее возможное влияние на безопасность Израиля в интервью агентству Новости-Азербайджан комментирует заместитель главного редактора крупного русскоязычного израильского ресурса IzRus.co.il, политолог Александр Гольденштейн (Alexander Goldenshtein):

— События на Ближнем Востоке поставили в первую очередь Израиль в сложную ситуацию. Какую долю опасности получает Израиль от радикальных правительственных изменений в соседних государствах?

— Если события в Тунисе мало влияют на Израиль, то нестабильность в соседнем Египте заставляет Еврейское государство быть начеку. У Египта очень мощная армия, и в случае прихода к власти радикалов, которые разорвут мирный договор с Израилем, вся эта мощь может обратиться против нас. В Египте много голодных, бедных и темных людей – эти массы легко попадают под влияние радикальных элементов, и готовы на все. Ведь им, по сути, нечего терять.

— Уход Хосни Мубарака в Египте придал стимул палестинцам, которые требуют снятия блокады сектора Газы. Могут ли воспользоваться этой ситуацией соседи Израиля для возвращения ситуации до Кемп-Девидского соглашения?

— Палестинцы требуют снять блокаду уже не первый год. Однако пока в Газе правят фундаменталисты, выкормыши Ирана, громогласно заявляющие о необходимости уничтожения Израиля, то их требования не будут выполнены. Воспользуются ли этим египтяне? Вряд ли. Ведь им не нужны арабы Газы. Новому египетскому правительству надо будет думать о том, как прокормить миллионы собственных бедняков, так что лишняя обуза им ни к чему. Возможно ли, что блокада Газы станет для них удобным поводом разругаться с Израилем? Этого, к сожалению, отрицать нельзя.

— Временное военное руководство Египта неоднократно уверяет, что соглашения и договора, подписанные ранее, останутся в силе. Но это обещание кажется хрупким, так как еще далеко до воцарения стабильности в Египте.

— Ситуация в Египте настолько непонятна и неоднозначна, что прогнозировать не могут и сами египтяне. В Израиле очень надеются, что до разрыва мирного договора дело не дойдет.

— Радикальные силы в лице Хамас и Хезбалла уже находятся у власти в Палестине и Ливане. Думается, что свое место в руководстве страны могут занять также «Братья-мусульмане». По мнению отдельных экспертов, эта организация отличается своей умеренностью.

— «Братья-мусульмане» умеренны, по сравнению с «Аль-Каидой» или талибами, но не по сравнению с нормальным светским режимом. Впрочем, на данный момент они не хотят власти. Прежде всего, сил не хватает. Да и кому нужна головная боль в виде десятков миллионов бедняков, которые после изгнания Мубарака ждут чуда.

— На примере Турции, где к власти пришли умеренные мусульмане, и их длительное правление показало, что страна не повернула в сторону построения религиозного государства. Анкара строит прагматичные отношения и с Западом и с Востоком. Не смотря на пиар заявления Эрдогана против Израиля, Турция остается стратегическим партнером Израиля.

— Прагматизм Эрдогана мне кажется весьма спорным. Это сейчас его хвалит иранский истеблишмент, а что будет потом? Турция – одна из пяти исламских держав, наряду с Египтом, Ираном, Пакистаном и Саудовской Аравией. Сила Анкары была в ее европейской ориентации. Теперь же, немало насолив европейцам и Израилю, она начинает наступать на пятки Ирану, не исключена борьба за лидерство между ними. Так что, время покажет, правильно ли ведет себя Эрдоган.

— Каким окажется влияние протестных волн в Магрибе на Иран – власти переиграют ситуацию в свою пользу или народные волнения, имевшие место после президентских выборов 2010 г., получают новый импульс? Может ли иранский режим расшататься и пасть, как это было в Тунисе и Египте?

— В случае Ирана похожий сюжет вряд ли возможен. Прежде всего, один из катализаторов волнений в Тунисе и Египте – телеканал «Аль-Джазира» – не опасен аятоллам, ведь он вещает на арабском. Большинство персов просто не понимают арабский язык, так что «подстегивать» иранскую молодежь не получится. СМИ в Иране контролируются куда жестче, чем в Тунисе и Египте, так что власти могут довольно легко отрубить доступ к Facebook или другим социальным сетям, которые играли важную роль в предыдущих восстаниях. Кроме того, в Иране аятолла Хаменеи имеет статус полубога. Простые люди могут свергнуть президента или премьер-министра, но пойдут ли они против высшего духовенства? Ответ очевиден – нет. Важно отметить, что в Тегеране на улицы выходят студенты и просвещенные люди, а «толпа», которая и была той сносящей все на своем пути волной в Тунисе и Египте, к ним пока не присоединяется.

— Параллельно с митингами на Ближнем Востоке и Египте правительства Соединенных Штатов и Великобритании, позднее Израиля предостерегли своих граждан от посещения Азербайджан по причине якобы существующей опасности для их жизни. Даже посольство Израиля приостановило свою работу на несколько дней…

— Официальная причина закрытия посольства – техническая. МИД Израиля отказывается говорить на эту тему, я общался с самыми высокопоставленными чиновниками, и они предпочитают придерживаться этой линии. Впрочем, Азербайджан граничит с Турцией и Ираном, которые относятся к еврейскому государству с открытой неприязнью. Возможно, есть какие-то точечные предупреждения о группах, намеревающихся устроить теракт…

— Из Египта прозвучало заявление с обвинениями о попытке Ирана и «Хезболлах» разжечь регион…

-Это не в первый раз. Впрочем, «Хезболлах» ничего разжечь не может, это иранская креатура, кормящаяся за счет аятолл. То, что Тегеран играет в свои игры на Ближнем Востоке, не секрет. В Иордании, Египте, Кувейте и Саудовской Аравии аятолл боятся больше, чем всех «страшных» сионистов, вместе взятых.

Источник- http://novosti.az/analytics/20110217/43639899.html

Через 20 лет миром будет править американская «диктатура демократии»

Роман Темников.
Эксклюзивное интервью Новости-Азербайджан с экс-советником президента Азербайджана по вопросам внешней политики, известным экспертом-арабистом Вафой Гулузаде:

— В течение шести месяцев в Египте должны пройти президентские выборы. Уже сейчас некоторые эксперты полагают, что генеральный секретарь Лиги арабских государств Амр Мусса, который в следующем месяце покинет данный пост, становится наиболее вероятным кандидатом в президенты Египта. Каково Ваше мнение на этот счет?

— Президентом Египта может быть и Амр Мусса, и любой другой египтянин, но суть не в этом. Суть в том, что в Египте имела место не политическая революция, а социальный взрыв. Поэтому новым властям Египта необходимо будет заниматься социально-экономическими вопросами: вопросами зарплат для бюджетников и цен на рынке, улучшением социального положения простого народа и т.д. Я не знаю, сможет ли этим заниматься Амр Муса. Он всю жизнь сидел в Лиге арабских государств, до этого был главой МИД, то есть не занимался экономикой.

— Под влиянием событий в Тунисе и Египте начались волнения в Йемене, Иордании, Алжире и теперь уже в Иране. Постигнет ли правящие режимы этих стран участь правящих режимов Туниса и Египта?

— Мир меняется, и в современном мире большую роль играет Интернет. Обратите внимание, что за всеми последними событиями в мире стоит молодежь, в том числе и в Иране. Мобильная связь и социальные сети поднимают молодежь по всему миру.

Что касается конкретно этих стран, то в Иране, помимо социальных требований, есть политические, направленные на свержение правящего режима мул. Да и правящий режим в Иране более репрессивный. Поэтому в Иране не получится мирной смены власти. К тому же к беспорядкам в Иране могут добавиться и воздушные удары со стороны Израиля по ядерным объектам. У Алжира другая специфика, заключающаяся в том, что эта страна толком еще не вышла из гражданской войны, которая шла между официальной светской властью и исламистами.

Безусловно, американцы будут использовать весь свой вес, чтобы в этих странах к власти пришли светские силы.

В Египте, Тунисе, Иордании и Йемене нет опасности прихода к власти исламистов. Только в Алжире не совсем понятно, так как там очень сильны исламисты. К тому же не обязательно, чтобы во всех этих странах проходили революции. К примеру, в Иордании нет необходимости в революции, так как король провел реформы сверху, быстро разделил власть с оппозицией, отдав ей половину мест в парламенте, и продолжает предпринимать другие меры для снижения социальной напряженности в обществе.

Несомненно, также и заинтересованность внешних сил, в частности США, которые также будут влиять на процессы в этих странах.

— Недавно в Судане прошел референдум о самоопределении Южного Судана, на котором 98,83% участников отдали голоса за отделение Юга и создание независимого государства. Сможет ли этот факт стать прецедентом для других стран?

— Референдум об отделении Южного Судана – очень нехороший прецедент, потому что на основе таких прецедентов США будут устанавливать новый мировой порядок. Такой раздел выгоден США, так как после раздела Судана обе его части будут ориентироваться только на США. Судана, как такового, уже нет, а его нефть будут использовать американцы и члены их команды.

Уверен, что первым делом этот прецедент ударит по России, ведь в России много сепаратистских движений, особенно на Северном Кавказе. Я уже не говорю о том, что этот прецедент ударит по нам – это мелочи. То есть, сценарий раздела страны превратился в реальность. В начале кровавые войны, а потом мирные переговоры. На них люди понимают, что лучше, чем каждый день погибать в огне, разделиться и жить порознь.

— Каким Вы видите новый мировой порядок?

— Думаю, что мир будет меняться. Я давно говорил об однополярном мире, под которым я подразумевал США и группу союзников. Сейчас уже однополярный мир создан: США, Европа, Япония, Южная Корея и в целом все те страны, ориентирующиеся в своей внешней политике на США, в том числе страны Балтии, Грузия и бывшие союзники России – Балканские страны.

Мир, безусловно, не будет чисто однополярным, как мы это себе привыкли представлять. То есть, это не будет жесткий диктат одной страны, будет вертеться ряд маленьких полюсов под общим руководством США. Дело в том, что США – демократическое государство, и управлять миром Вашингтон будет посредством диктатуры демократии.

Это будет система государств по разделению полномочий, типа всеобщего разделения труда. Мировому сообществу не нужна война и противостояние, а кооперация по примеру коалиций государств, вместе воевавших в Ираке. К примеру, коалиция стран по выполнению функций МЧС в мире – некая полувоенная структура.

А все это будет находиться под наблюдением США. При этом американцы не намерены на кого-либо давить и заставлять. Все будет на приемлемых условиях.

— Подчинится ли Россия однополярному миру США?

— Уверен, что в будущем и Россия будет в поле действия США. Если в России такие одиозные личности, как Жириновский, кричат о необходимости вступления в НАТО, или раздаются возгласы о необходимости отделения Кавказа, то все это говорит о том, что мы все находимся на заре новой эпохи передела мира. И это естественный процесс. Развалилась огромная могучая империя – СССР, и после этого должен последовать передел мира.

Теперь США нацелены последовательно, без какой-либо войны, поглощать Россию. Путем бизнеса и создания совместных предприятий, культурным путем и т.д.

Уже сегодня Арбатов говорит, а почему бы России не участвовать в военных операциях НАТО в Афганистане. При этом он имеет в виду не участие в наземной операции, а в воздушной. То есть, получается, что российская авиация под командованием американцев будет наносить воздушные удары по талибам? Как будто это не означает участие в боевых операциях в Афганистане…

Все это говорит о тяжелом положении России и о грядущих серьезных переменах, которые всех нас ожидают.

Кстати, Россия могла бы быть представлена в коалиции МЧС.

— Что тогда ждет такие страны, как Бразилия, Индия и Китай?

— В новом миропорядке эти страны будут представлены как страны третьего мира. То есть, они достаточно нейтральны в политическом отношении, но в экономическом плане будут ориентироваться все же на США.

Вместе с тем, Китай не будет подчиняться США в системе нового миропорядка, но будет продолжать выполнять экономические заказы США, которые те не хотят выполнять. То есть, Китай будет продолжать играть роль огромной фабрики для США.

— Когда будет сформирована диктатура демократии США, как новый миропорядок?

— Это долгий и сложный процесс. Думаю, что этот процесс займет не меньше 20 лет. От этого срока будет многое зависеть в плане того, каким станет Китай за эти 20 лет, или сможет ли Россия выбраться и совершить прорыв.

источник — http://novosti.az/analytics/20110216/43638677.html

Иран вступил в цепную реакцию

Народные волнения могут помочь США решить ядерную проблему Тегерана

Вслед за Тунисом и Египтом пожар революции одну за другой охватывает страны арабского Востока и уже перекинулся на Иран. Едва на улицах Тегерана разгорелись бои демонстрантов с полицией, Запад тут же высказался в поддержку противников иранского режима. США резко нарастили свое присутствие в иранском сегменте сетей Twitter и Facebook, с помощью которых были свергнуты президенты Египта и Туниса. Вашингтон, похоже, решил воспользоваться революционной ситуацией, чтобы свергнуть режим в Тегеране,— это едва ли не единственный доступный США способ безболезненно свернуть иранскую ядерную программу.

Запрос на проведение акции солидарности с народами Туниса и Египта лидеры иранской оппозиции Мехди Карруби и Мир-Хосейн Мусави подали еще на прошлой неделе. По словам представителя господина Мусави Амира Аржоманда, оппозиционеры понимали, что разрешения на демонстрацию им не видать. «Если бы правительство дало добро и гарантировало безопасность людей, на улицы Тегерана и других городов вышли бы миллионы людей»,— убежден Амир Аржоманд.

В выходные лидеры оппозиции через социальные сети Facebook и Twitter призвали сторонников провести «День гнева». «Мы хотим привлечь внимание граждан к двуличным действиям руководства страны,— говорилось в одном из сообщений.— С одной стороны, оно радуется переворотам в Тунисе и Египте, говоря об «исламской волне», смывшей светских лидеров, а с другой — запрещает проведение митинга в поддержку этих переворотов, дабы не допустить схожих событий в своей стране». На страничку с анонсом протестной акции 14 февраля в Facebook сходу подписалось более 60 тыс. человек, подавляющая часть из них — иранцы.

Оппозиционеров тут же поддержал госдеп США, запустивший накануне иранского «Дня гнева» в Twitter собственную страничку на фарси. Поддержку лидерам иранской оппозиции высказал и менеджер по маркетингу Google в странах Ближнего Востока и Северной Африки Ваэль Гоним, ставший одним из организаторов массовых выступлений оппозиции в Каире.

Самим господам Карруби и Мусави принять участие в акциях протеста не удалось: в понедельник утром их посадили под домашний арест. Но отсутствие лидеров не помешало их сторонникам выйти на улицы Тегерана и других крупных городов — Исфахана, Шираза, Мешхеда и Решта. По подсчетам оппозиционеров, в акциях приняло участие до 30 тыс. человек — это была самая крупная акция протеста со времен демонстраций «Зеленого движения» после президентских выборов 2009 года.

Основная масса людей собралась на площади Имама Хосейна, чтобы пройти по центральному проспекту Энгелаб (Революции) до площади Азади (Свободы). Информация о местах скопления полиции и путях обхода блокпостов передавалась через социальные сети в режиме онлайн. Тысячи сторонников оппозиции из-за рубежа ретранслировали в своих блогах сообщения участников демонстраций.

Правда, продлилось все это недолго. Сначала интернет начал работать с перебоями, а ближе к обеду и вовсе отключился. Сотовая связь то пропадала, то появлялась.

Несмотря на противодействие властей, люди продолжали прибывать в центр. Сначала они скандировали: «Мубарак, бен Али, пришло время Сейеда Али», имея в виду верховного руководителя Ирана аятоллу Сейеда Али Хосейни Хаменеи. Группа молодых людей принесла откуда-то гигантский плакат с изображением аятоллы Хаменеи и президента Махмуда Ахмадинежада. Демонстранты принялись топтать его, а потом подожгли.

Участники акции протеста подготовились к жестким действиям со стороны стражей порядка. Те, у кого были машины, через социальные сети договорились ехать в центр именно на них, чтобы создать пробки и лишить полицию возможности маневра. Пешеходы договорились двигаться группами по сто человек — если одну остановят, остальные прорвутся.

Однако и силовики не бездействовали. Полицейские и члены полувоенных формирований пересели на мотоциклы и рассредоточились по центру города. Демонстрантов они встретили слезоточивым газом, дубинками и пулями. По данным иностранных журналистов, было арестовано 40 человек, а по подсчетам оппозиционеров — 1,5 тыс. Десятки людей получили ранения. Больше всех доставалось тем, кто пытался снимать происходящее на телефон или камеру: власти явно не хотели, чтобы информация о митингах попала в сеть. Как минимум два человека погибли.

Власти обвинили в их гибели оппозиционеров. «Эти лицемеры, монархисты и головорезы хотели нарушить общественный порядок, они поджигали мусорные баки и портили общественную собственность»,— заявил государственный телеканал Press TV. «Это были агенты США и сионистов. Мы их победили»,— вторило ему близкое государству агентство FARS.

Однако 4 тыс. демонстрантов все же удалось достичь площади Азади. Разошлись они уже после наступления темноты и, даже расходясь по переулкам, продолжали скандировать: «Смерть диктаторам!»

Вчера на улицах Тегерана и других городов страны было более спокойно. Зато бурные события происходили в парламенте: 222 депутата из 290 потребовали казнить Мехди Карруби и Мира Хосейна Мусави. Не менее жаркая дискуссия велась в интернете: участники протестов обсуждали прошедший день, составляли списки арестованных и планировали новые акции.

С революционным примером

Ситуация, складывающаяся сегодня в Иране, действительно напоминает события неудавшейся «зеленой революции» 2009 года. Но у нынешней ситуации есть по крайней мере несколько существенных отличий.

Во-первых, в 2009 году выступления в Иране были изолированным случаем. Теперь же революционная волна охватила большинство стран Ближнего Востока. Во-вторых, Запад еще до начала выступлений иранской оппозиции начал оказывать ей поддержку, усилив давление на Тегеран. В минувшие выходные госдеп США призвал иранские власти разрешить своим гражданам свободно высказывать собственное мнение. «Нам не следует повторять ошибки 2009 года, реагировать нерешительно, посылая друзьям в Иране смешанный сигнал,— пояснил собеседник «Ъ», близкий к сенату США.— Мы должны дать понять, что поддержим их».

Решительность Вашингтона во многом объясняется тем, что руководство США, похоже, определилось со своей линией в отношении ближневосточных революций. Еще в середине прошлой недели в Белом доме, по данным The New York Times, шли ожесточенные споры о том, как США должны реагировать на эти события. По словам источников издания, в Вашингтоне боролись две линии. Реалисты, прежде всего дипломаты и многие военные, предлагали президенту Обаме занять выжидающую позицию и не расшатывать авторитарные режимы, которые на протяжении многих лет были верными союзниками США. Другая группа советников, сыгравших важную роль в предвыборной кампании господина Обамы, рекомендовала ему поддерживать имидж человека, получившего Нобелевскую премию мира за призыв к переменам.

Президент Обама колебался несколько дней, однако после нескольких телефонных разговоров с Хосни Мубараком, который отказался прислушаться к его советам и добровольно сложить полномочия, выбрал более четкую линию. Как пишет The New York Times, президент лично инструктировал своего пресс-секретаря давать максимально жесткие оценки ситуации в Египте и призывать Хосни Мубарака начать демократические перемены, а потом пришел в бешенство, когда на Мюнхенской конференции по безопасности его спецпредставитель по Египту Фрэнк Визнер высказался в том духе, что на переходный период Западу следовало бы сохранить господина Мубарака у руля. После этого всем американским чиновникам была дана команда активнее высказываться в поддержку ближневосточных оппозиционеров.

Отставка Хосни Мубарака убедила Барака Обаму и его советников в верности выбранной тактики. Причем этот подход разделяют даже противники президента из Республиканской партии. «Все эти события дают отличную возможность наконец-то принести на Ближний Восток демократию, как в свое время хотел президент Буш. Только теперь они сделают все сами, им надо лишь помочь,— заявил «Ъ» высокопоставленный политик в рядах республиканцев.— В результате образуется ось ближневосточных демократий Ирак—Египет—Тунис, а на нее уже будут по цепочке нанизываться все остальные страны». Собеседник «Ъ» не скрывал, что ключевой мишенью новой стратегии является главный противник США в регионе — Иран.

Если революционный пожар охватит Иран, у руководства США появится шанс избавиться от едва ли не главной головной боли, которая мучила две предыдущие администрации,— проблемы с ядерной программой Тегерана. Опыт введения санкций по линии Совбеза ООН показал, что к желаемой цели они не приводят. А смена режима аятолл в ходе народной революции может оказаться для Вашингтона менее затратным и более эффективным решением проблемы, чем, скажем, прямой военный удар.

Александр Габуев, Елена Черненко
КОММЕРСАНТ.ру

http://www.iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&_n=1&news_id=72080

Тень от Египетского Сфинкса…

Поперву очень притягательным представлялось назвать данный материал как-нибудь поэффектней, например — «Страсти Египетские», однако на сегодняшний день такой заголовок уже имеют десятки, если не сотни самых различных публикаций. Тысячи обозревателей и политологов во всем мире ныне пытаются осмыслить и обобщить уроки революции произошедшей на наших глазах в Стране Пирамид. Сказано по данному поводу многое и потому трудно добавить что-нибудь особо значимое, оригинальное.
Однако попытаться стоит.

Пусть это прозвучит диссонансом в хоре нынешних либералов, (ах, да здравствует египетская народная революция!) но мне лично в некоторой степени и по-своему даже жалко покинувшего свой пост Хосни Мубарака.
В прошлом боевой летчик, он на протяжении тридцати (или сколько там?) лет удерживал свою страну в жесткой покорности и в то же время не дал ей свернуть на тропу религиозного радикализма, сохранял мир в столь взрывоопасном регионе. Возможно, мечтал о том, чтобы переадресовать свою власть по наследству, но не вышло…
Но ведь не отдал же приказа армии расстрелять демонстрантов на площади Тахрир!
Говорите, что Хосни Сайидович какие-то тридцать миллиардов долларов в заграничных тайниках припрятал?
Э-э, друзья мои, придет, надеюсь, то время, когда мы узнаем о том, сколько наворовали отдельные центрально-азиатские диктаторы вместе с их семействами, тогда, глядишь, и волосы дыбом встанут у вас на голове! Вспомните потом бедного Мубарашку, еще и совсем мелким жуликом он вам покажется!

Если бы такой «диктатор», как Муборак правил в любой из центрально-азиатских республик, то ему за проявление подобной мягкости полагалось, как выражался один из героев Владимира Войновича, «заднее место целовать»!
Разве дедушка Хосни позволял у себя в стране выгонять городской люд и детей малых на уборку тонковолокнистого египетского хлопка?
«Рабство египетское» — оно в наши дни совсем на других меридианах укоренилось.
Разве он по нескольку раз в году повышал зарплату госслужащим и пенсии, да так, чтобы каждое такое «повышение» немедленно оборачивалось практическим понижением? И к тому же инфляция в возглавляемым им государстве за последние годы не превышала 7% годовых. О таком совершенстве финансовой системы некоторым правителям только мечтать приходится.
Ответьте мне на еще один вопрос – диплом, какого университета больше котируется во всем мире – Каирского или, к примеру, Ташкентского? То-то и оно!

Мог ли Мубарак даже в мыслях представить себе возможность введения в стране таких «пластиковых карточек», на которые можно что-то приобрести лишь кое-где, да еще и только порой?
И многое, многое другое.
Жалеть Мубарака, конечно, может быть и не стоит, но при этом следует помнить о том, что данный режим был уже давно и фатально обреченным на падение, хотя бы по причине солидного возраста самого президента. Годом раньше, годом позже – нет особой разницы. Как вам, такая ассоциация?

Чем все это, там у них, закончится? Поживем – увидим.
Произошедшую революцию фактически совершил средний класс, а также интеллигенция, студенческая молодежь, то есть вполне нормальные люди, стремящиеся к улучшению жизни в своей стране. В меньшей степени – «братья-мусульмане», запрещенная в стране партия.
Сумеют ли они, эти «братья», теперь забрать власть в свои руки? «Революции делают идеалисты, а пользуются ее плодами прагматики», — так, кажется, сказано.
Исключать, конечно, подобную вероятность не стоит, но…
Любым радикальным режимам вольготно живется лишь в тех странах, где в избытке имеются полезные ископаемые. Нефть нужна всем и ее, как не говори, будут все равно покупать. А что есть у Египта? Ну-ка?
По большому счету главными источниками дохода являются лишь Суэцкий канал и международный туризм.
Если к власти, в конце концов, придут мусульманские радикалы, то они наверняка введут режим выборочного пропуска судов через канал, и это напрямую ударит по экономике страны, возможно, что тем самым может стать поводом для военного конфликта. А про туризм и говорить не стоит, захиреет он сразу же и прости-прощай доходы от сказочного Шарм-эль-Шейха, а также от посещений пирамид Гизы.
Так что пока у египтян еще остается хоть и призрачная, но надежда на то, что сам народ благоразумно выберет для себя путь светского развития.

Упадет ли тень «Сфинкса египетского» на республики Центральной Азии? Сфинкса, как символа тайны происхождения стихийных восстаний.
Объективных причин для этого предостаточно. Несменяемость власти, тотальная коррупция, резкое расслоение населения на нищих и миллионеров, отсутствие справедливых выборов и неподкупных судов, жестокое подавление оппозиции, et cetera, et cetera…
Поводов для возникновения стихийных народных бунтов, подобных тунисскому и египетскому, может образоваться также не мало. Необходимо только, чтобы в нужное время и в нужном месте совпали множественные субъективные факторы. А сие является лишь функцией от времени – не сегодня, так завтра; не завтра – так послезавтра. Но произойти должно непременно. Ибо ни один еще диктаторский режим за всю историю человечества не просуществовал вечно. В современном же мире такое вполне может ударить молнией в каждую любую минуту, причем неожиданно для всех.
Случается ведь так, что даже Бирнамский лес идет на Дунсинанский холм!

Теперь давайте пойдем, как говорится, «от противного» или «reductio ad absurdum».
Что должны непосредственно предпринять диктаторские режимы Центральной Азии для того, чтобы предотвратить в своих странах стихийные народные бунты?
Самое простое и правильное – это пойти на определенные уступки и смягчения. Вот в этом-то и заключается парадокс. Диктаторские режимы, даже внутренне осознавая необходимость уступок угнетенному населению, не могут пойти ни на что подобное! Представьте себе, что в том же Узбекистане завтра будет объявлена …. «свобода слова», и не фиктивная, а взаправдашняя.
И все, …. и схлопнется власть Каримова в исторически кратчайшие сроки.

Лазарь Каганович как-то очень удачно выразился: «У каждой аварии на производстве есть конкретные фамилия, имя и отчество». Так и в нашем случае, перефразируя «железного наркома» можно уверенно заявить – за каждой возможной уступкой народу стоят ее, такой уступки, реальные противники, причем каждый со своей конкретной фамилией, а также именем и отчеством!
Попробуйте-ка внести предложение о том, чтобы дехкане на законной основе отныне могли свободно вывозить выращенные ими же фрукты и овощи за пределы республики.
Ну? Знаете сколько тут же появиться противников данной новации, причем на самом высоком государственном уровне? При желании всех их можно назвать поименно.
И пойдет ли на такое искренний приверженец рыночной экономики Ислам Каримов? Да ни за что! Потому как – «рука руку моет»!
Потому остается им, властям, только одно – продолжать еще больше закручивать гайки, прекрасно осознавая при этом всю пагубность возможных последствий! Такова внутренняя сущность любого диктаторского режим, он как бы сам пожирает себя, хотя того и не желает.

И потому еще полагаю, что все в республиках ЦА продолжится тем, что будет еще более ужесточен контроль над возможными массовыми скоплениями народа. Это в первую очередь — рынки, футбольные матчи и пятничные моления верующих. Подавить очаг возможного мятежа в самом его зародыше, не дать всколыхнуться волне недовольства и растечься ей по всей округе. Дело это, скажу я вам, очень даже сложное. За всем не уследишь, никаких полицейских и агентурных сил, хоть ты тут тресни, не хватит. Раньше или позже, но все равно где-нибудь, да полыхнет. Сегодня у вас, завтра у нас.

Египетскую революцию не зря называют «фейсбучной». Начал ее фактически некто Ваэль Гоним, молодой парень, служащий в Google. Именно он стал первым посредством Facebook рассылать свои воззвания сначала всем своим знакомым, а от них его призывы быстро, в геометрической прогрессии разошлись по всей стране и вывели народ на улицы и площади.
Для властей это было куда как неприятно и непонятно. Где центр восстания? Где засели главари бунтовщиков, чтобы их можно было немедленно свинтить и посадить в кутузку? Они всюду и в то же время — нигде!

Вот потому-то, считаю, что нынешние власти того же Узбекистана теперь резко ужесточат контроль над коммуникативными средствами передачи информации. В республике Facebook и подобные ему социальные сети пока еще не получили широкого распространения, но и за редкими их абонентами будет установлен неусыпный контроль. Чуть что, сразу ту сеть вырубить, а самих информаторов изолировать!
То же самое, наверняка, будет предпринято и против владельцев мобильных телефонов, всех – на строгий учет! И пеленговать, подслушивать, выявлять…

Эй, милиция! Все — на базар! На футбольные матчи! На десять болельщиков – чтобы был один переодетый мент или эсэнбэшник! Пусть все слушают, а чуть что, так поднимают тревогу! И в мечетях пусть они тоже молятся вместе со всеми, но тайно, не выдавая своей сущности! Увеличит троекратно, приказываю, количество сексотов-стукачей во всех махаллях!
Кстати, уже начались гонения на пользователей прокси-серверами в Интернет-кафе.
Куда, отвечай, лазил? На какой сайт заглядывал? В первый раз, так и быть, предупреждаем, но если впредь попробуешь, то…
Бедный, бедный дедушка Хосни, ему такое, поди ж, и не снилось. Вот и поплатился.

Но в конечном итоге все равно не углядят доблестные органы, где-то, да профукают они разгорающуюся искру.
Для ментовского успеха в подобном необходим Берия, но не Иноятов.
Постараются власти, конечно же, и усилить проправительственную пропаганду. Только где таких возьмешь сегодня, вменяемых пропагаторов?! Основная их масса натурально туповата и бесталанна, а те, кто еще чего-то бы, да смог, в смысле прославления режима, попрятались по углам, не желают связываться с таким безнадежным делом, как прославление рабства. На одном же Владимире Владимировиче Парамонове далеко не уедешь. Слишком уж заумно он пишет. Народу надо все объяснять на доступном ему языке, типа – мы все уже скоро придем к Великому Будущему под мудрым руководством и никаких гвоздей! Кто в этом сомневается, тот против нас и против Нашего Президента!

Что же касается Узбекистана, то в нем все может произойти несколько иначе, если нынешний его президент отойдет внезапно от власти, так сказать «естественным путем» или же просто уберется из страны куда-нибудь к чертовой матери.
Но, боюсь, что основательной заварушки даже при таком исходе, как не прискорбно, не избежать.

Очень жаль, что в Узбекистане нет настоящей армии, возглавляемой решительными генералами, которые могли бы в определенный момент сказать различным силам, рвущимся к власти:
— Брэк, ребята! Разойтись по своим углам! Мы распускаем правительство, парламент и отменяем действующую Конституцию. Вот вам срок – полгода. Формируйте свои новые партии, пишите их программы, предлагайте свои решению по выходу из создавшегося тупика.
А в указанный срок – милости просим пожаловать на свободные выборы. Пусть победит сильнейший, тот, который будет поддержан большинством граждан!
Пока же, работайте и не балуйте, а то не поздоровится вам!

Только нет в «солнечной республике» таких генералов, — честных, решительных, справедливых, коим интересы Родины были бы превыше всего.
Эх, эх…
Ядгор Норбутаев

Источник — Сайт Ядгора Норбутаева
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1297719480

В стратегическом ракурсе расширение сотрудничества с НАТО больше соответствует интересам Азербайджана


Собеседник приложения «Зеркало» — политический обозреватель Ризван Гусейнов.

— Согласование очередного, третьего этапа Плана действий индивидуального партнерства (IPAP) между Азербайджаном и НАТО откладывается. Что, по-вашему, происходит между сторонами? Можно ли полагать, что процесс интеграции Азербайджана в евроатлантические структуры безопасности замедляется?

— Несомненно, военное сотрудничество полезно и необходимо как США, так и Азербайджану — ведущему, наиболее богатому и транзитно важному государству Южного Кавказа. То, что затягивается не только подписание этого документа в рамках сотрудничества с НАТО, но и американо-азербайджанские консультации по IPAP, говорит о наличии проблем в сфере военно-политического сотрудничества между США и Азербайджаном.

Возможны две версии причин задержки развития двустороннего военного сотрудничества и осуществления совместных проектов в этой сфере. Во-первых, администрация Обамы разрабатывает новый план своего видения американской политики на Ближнем Востоке, в Персидском заливе (вокруг Ирана), а также относительно Афганистана. В этой связи и задерживается дальнейшее выполнение планов совместного сотрудничества с Азербайджаном, которому уделяется важная роль по иранскому вопросу, транзиту и поддержке коалиционных войск в Афганистане.

Возможно, что провал попыток открыть армяно-турецкую границу методом продвижения цюрихских протоколов также вынуждает США по-новому взглянуть на роль Азербайджана в регионе. Другой причиной задержки развития сотрудничества может быть имевшая место задержка в назначении посла США в Азербайджане. Теперь, когда им назначен экс-сопредседатель Минской группы ОБСЕ Мэтью Брайза, возможно, наступит более активная фаза американо-азербайджанского сотрудничества, в том числе и в военной сфере.

— Что, по-вашему, более выгодно Азербайджану с точки зрения решения проблем безопасности — сближение с НАТО или ОДКБ? Что можно заметить в проводимой официальным Баку в последние годы политике в данном направлении?

— С точки зрения национальной безопасности Азербайджана, на данном этапе нам нужно соблюдать баланс между интересами влиятельных внешних политических центров в регионе и нашей стране. Речь идет о балансе между Россией и США — сегодня важно не допустить того, чтобы был крен в какую-либо из этих сторон.

Однако в стратегическом ракурсе расширение сотрудничества с НАТО больше соответствует интересам Азербайджана, поскольку российское детище — ОДКБ — не несет в себе ничего интересного, созидательного и конструктивного даже для членов этой организации (кроме самой России и ее форпоста — Армении, оккупировавшей территории Азербайджана). Так что с ОДКБ в обозримом будущем Азербайджану нечего обсуждать.

Азербайджан готов углублять отношения с НАТО, однако не ценой ухудшения своих отношений с соседними странами, в первую очередь Россией и Ираном. Дело в том, что у НАТО нет четкого видения и плана относительно Южного Кавказа: пример Грузии в августе 2008 года показал, что Североатлантический блок не намерен противостоять России в этом регионе. Отсюда Азербайджан и делает выводы и не торопится подписывать с НАТО и США программы сотрудничества, в которых наша страна, возможно, рассматривается как плацдарм против Ирана или кого-то еще.

То есть наиболее весомой причиной затягивания развития американо-азербайджанского военного сотрудничества является неопределенность в позиции США относительно своей политики на Южном Кавказе, в том числе и в Азербайджане. К сожалению, администрация Обамы смотрит сейчас на Азербайджан в основном только как на партнера в сфере энергетической безопасности и как на транзитный коридор в Афганистан. Предметом повышенного интереса Штатов является то, что Азербайджан граничит и имеет специфическое влияние на Иран, где около 30% населения составляют азербайджанцы. Привязанность американской политики к иранской проблеме стала уже манией, и в этом вопросе планы США во многом не совпадают с интересами Азербайджана, который не желает быть площадкой для военно-политических игр Пентагона в нашем регионе.

— Можно ли считать удовлетворительным уровень двусторонних военно-политических и экономических связей Азербайджана со странами региона? Если можно, дайте характеристику отношениям с Россией, Грузией, Ираном, Турцией, Казахстаном, Туркменистаном…

— Что касается развития военнополитических и экономических отношений Азербайджана с соседними странами, то они развиваются в соответствии с тем, как эти страны понимают и поддерживают национальные интересы, региональную и внешнюю политику нашей страны.

Можно долго говорить о совместных проектах Азербайджана с соседними странами в различных сферах, но легче будет разделить этот список на две группы. В первую входят Турция, Грузия и Россия, с которыми у нас есть объемные проекты в экономической и военно-политической областях.

Во вторую — Казахстан, Туркменистан, Иран, с которыми есть определенные экономические, энерготранзитные проекты, а в военной сфере, особенно с Ираном и Туркменистаном, практически нет серьезного сотрудничества, кроме как в сфере охраны приграничной полосы на суше и на море.

Не секрет, что на первом месте стоит сотрудничество Азербайджан-Турция, поскольку мы являемся естественными союзниками и стратегическими партнерами. Президенты Турции и Азербайджана подписали Договор о стратегическом партнерстве и взаимопомощи, затем был создан Высший совет стратегического партнерства Азербайджана и Турции, который, возможно, соберется на свое первое заседание весной 2011 года в Баку.

Следует отметить, что ВПК Азербайджана сотрудничает с турецкими военными ведомствами, намечено совместное производство различных видов вооружений и военной техники в Азербайджане.

Другим важным партнером Азербайджана является Грузия, через территорию которой проходят важнейшие энерготранзитные артерии, и в экономику которой Азербайджан делает самые большие инвестиции. В военной сфере с Грузией налажено широкое сотрудничество по линии программ НАТО, равно как и в различных сферах, представляющих двусторонний интерес.

Одним из самых больших крупных партнеров Азербайджана в экономической и военной сферах является соседняя Россия. С этой страной у нас осуществляются не только энерготранзитные поставки, но и широкий спектр торговых, экономических, транспортных, инвестиционных проектов. Также Азербайджан для России является одним из самых перспективных рынков продажи вооружений и военной техники, особенно военной авиации, ЗРК, систем ПВО и тяжелой бронетехники. Но в свете того, что Россия периодически, после того как продает нам оружие, дарит такое же агрессору — Армении, считаю, что перспективы расширения военного сотрудничества между Азербайджаном и Росвоенпромом становятся все более туманными.

— В 2011 году ожидается обсуждение в парламенте Стратегического оборонного обозрения страны. Этот документ считается третьим по значимости после Концепции национальной безопасности и Военной доктрины. Как вы считаете, можно ли считать эти документы важными с точки зрения определения тактических и стратегических целей Азербайджана? Как можно оценить ближайшие перспективы страны с учетом этих документов?

— Готовящееся к рассмотрению в парламенте страны Стратегическое оборонное обозрение пока является полной тайной для общественности страны. Дело в том, что этот важный документ обычно принимают в ведущих государствах мира, ориентированных на наступательную внешнюю, в том числе военную политику.

Концепция Стратегического оборонного обозрения состоит в определении места государства на геополитической карте региона, в современном мире и ставит задачи по определению союзников, партнеров, а также потенциальных и реальных недругов как среди соседних, так и среди дальних стран.

Принятие Стратегического оборонного обозрения Азербайджана позволит решать блок вопросов, касающихся необходимости действовать на опережение при урегулировании кризисов, с тем чтобы не допускать возникновения вооруженных конфликтов против суверенного государства и вокруг него.

Также определяются существующие угрозы для национальной безопасности страны, в том числе и новые, включая обеспечение кибербезопасности.

Это очень серьезный документ, и надеюсь, что все ответственные за его разработку лица и ведомства предпримут усилия для того, чтобы не только защитить национальные интересы Азербайджана, но и эффективно нейтрализовать потенциальных недругов, готовых поддержать агрессора, оккупировавшего азербайджанские земли.

— Известно, что Россия выступает в роли гаранта национальной безопасности Армении, что еще раз подтверждается изменениями в договоре о 102-й базе. В таком случае насколько полезной может считаться посредническая деятельность России в урегулировании нагорно-карабахского конфликта? Каким образом Азербайджан должен строить свои военно-политические отношения с Россией?

— Россия — важная страна нашего региона и вообще серьезный военно-политический игрок на карте Европейского и Азиатского континентов. Однако, к сожалению, в правящей элите России нет единого мнения относительно роли и места РФ в регионе Южного Кавказа. К примеру, президент России Дмитрий Медведев серьезно понимает первостепенную роль Азербайджана на Южном Кавказе, в Прикаспийском регионе и в транзитной сфере. У Медведева более прагматичное видение как расширения отношений с Азербайджаном, так и разрешения Карабахского конфликта, являющегося проблемой региональной стабильности и препятствием для развития региона. Однако военно-промышленный комплекс РФ во главе с генералитетом смотрит на наш регион как на рынок продажи российских вооружений и техники, поэтому военпром заинтересован в постоянном поддержании напряженности в регионе, и Армения как форпост является лучшим способом достижения этого. В сохранении напряженности и двоякости в регионе заинтересованы российские силовики, спецслужбы, которые кормятся за счет «горячих точек».

В такой сложной и неоднозначной ситуации, имеющей место в российской правящей элите, сложно говорить о позитивной роли России в разрешении карабахского конфликта.

— Есть ли перспективное решение вопроса о статусе Каспия? Какие, на ваш взгляд, следует предпринять шаги для решения этой проблемы?

— В ноябре 2010 года в Баку прошел саммит глав пяти прикаспийских государств. Его итогом стало подписание соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспии, совместное заявление президентов Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана и решение проводить каспийские саммиты ежегодно. Следующий, четвертый саммит пройдет в Москве, на котором есть шансы достичь полного определения статуса Каспия. Однако есть немало сомнений относительно того, что это будет достигнуто. Дело в том, что Иран категорически против, а Россия, Казахстан и Азербайджан уже давно подписали двусторонние документы, решившие эту проблему. Туркменистан недавно сделал большой шаг в сторону достижения соглашения с Азербайджаном по транзиту газа по дну Каспия на мировые рынки и другим двусторонним вопросам. То есть фактически вопрос определения статуса Каспия выпал из повестки дня, и особой необходимости в принятии решения по нему пока и нет.

— Вы считаетесь одним из журналистов, влияющих на общественное мнение в Азербайджане. Насколько важна, на ваш взгляд, роль медиа в решении проблем, возникающих в двусторонних и многосторонних связях нашей страны с зарубежными государствами и международными организациями?

— Роль СМИ традиционно велика в любых общественно-политических, социальных и иных процессах. Но в последние годы в связи с развитием электронных медиа, социальных сетей, блогов роль и влияние СМИ на жизнь общества возрастает астрономическими темпами. Не отстает от этих процессов и Азербайджан, где большую часть информации и аналитических выкладок можно получить посредством многочисленных и разнообразных СМИ.

Хотелось бы, чтобы азербайджанские СМИ становились более профессиональными и работали не только на местную публику, но и на международное сообщество, учитывали его интересы и особенности при преподнесении новостей и материалов. Это, несомненно, только повысит авторитет и роль СМИ в решении важнейших для Азербайджана вопросов на международной арене и в рамках различных организаций.

источник: http://www.zerkalo.az/2011-02-12/partnerstvo/16936-read

Интенсивные экономические связи в регионе не обещают мир в ближайшее время

По мнению Кенана Асланлы, то, что интенсивные экономические связи в регионе выстроены по осям Грузия-Азербайджан-Турция и Иран-Армения-Россия, не обещает мир в ближайшее время

С очередным гостем нашего приложения, экспертом национальной бюджетной группы Кенаном Асланлы мы обсудили внешнеэкономические связи Азербайджана и их влияние на процессы национальной безопасности.

— Какие перспективы сулят Азербайджану процессы, связанные с экономическими и энергетическими проектами на Южном Кавказе?

— Азербайджан является ведущей страной региона по экономическому потенциалу и резервам энергоносителей. Вообще основными геополитическими и геоэкономическими преимуществами Азербайджана в регионе являются его географическое положение и динамично растущая экономика. То, что это нельзя применить к другим факторам, напрямую связано с отсутствием роста качества человеческого фактора и неприобщенности к известным ценностям. Потому что энергетическая, технологическая и военная сила, а также культура, стратегическое мышление и планирование напрямую требуют человеческого фактора, научно-технологические знания которого отвечают современным требованиям, способного мыслить и предлагать новшества. Конечно, важным условием является и наличие среды, позволяющей человеку думать и реализовывать задуманное. Умение связывать динамику развития внутри страны с сотрудничеством в регионе, своевременно выявлять возможные риски и превращать их в возможности связано уже со стратегическим мышлением, стратегическим планированием и политической волей, являющимися мультиплакативными, эффектосоздающими элементами.

Еще один широко распространенный подход заключается в том, что анализ Южного Кавказа с геоэкономической точки зрения в отрыве от Северного Кавказа был бы неполным. Но если мы все же отделяем их друг от друга, то следует отметить, что идеальным посторонним актором для региона является Европейский Союз. Официальная энергополитика Азербайджана, являющегося важным энергетическим партнером Европейского Союза на Южном Кавказе, направлена на укрепление регионального сотрудничества. Такие крупные транснациональные проекты, как Баку-Тбилиси-Джейхан, Баку-Тбилиси-Эрзурум и Баку-Тбилиси-Карс, значительно упрочили политические и экономические позиции страны. В результате мер по диверсификации поставок энергоресурсов запущен ряд трубопроводов, выводящих азербайджанские нефть и газ на мировые рынки, и все они сегодня полностью находятся в рабочем состоянии. Стоит учесть и то, что Евросоюз заинтересован в постоянной или периодической стабильности как в странах-производителях энергоресурсов, так и в странах, осуществляющих их транспортировку.

— Азербайджан предпринимает активные меры для обеспечения в регионе как собственных энергетических интересов, так и интересов международных сил. Каковы ожидания от этого процесса? Сможет ли наша страна воспользваться им для решения проблем своей национальной безопасности?

— До сегодняшнего дня Азербайджан, вопреки всем трудностям, используя свой энергетический потенциал, серьезно развил свои экономику и армию. Да, нам не удается в полной мере использовать фактор обеспечения энергетических потребностей западных стран для освобождения оккупированных территорий. Но радует, что Азербайджан сумел наладить полезные отношения (пусть даже в большей мере опирающиеся на энергетический фактор) с рядом европейских стран, где позиции Армении традиционно сильны. На следующей стадии это сотрудничество надо успешно перенести в другие сферы.

— Россия открыто демонстрирует свои интересы в вопросе реализации энергетических проектов в регионе.

— Россия уже относится к своей роли в экономических и энергетических проектах в регионе более прагматично. Эта страна, наряду со своим военным присутствием в регионе, посредством «Газпрома» увеличивает и свое экономическое присутствие. Политика России, «генералов должны заменить менеджеры» уже оказывает влияние на регион. Если Азербайджан в своей энергетической политике не будет учитывать российский фактор, это может обернуться для страны, я бы даже сказал, непредсказуемыми последствиями. Наверное, после событий 2008 года в Грузии никто на подобный риск не пойдет. Но также понятно, что стратегический выбор Азербайджана в экономической, образовательной, научной и военной отраслях — это евроатлантическое пространство.

— В каком состоянии, по-вашему, находятся экономические отношения Азербайджана со странами региона? В частности, с Россией, Ираном, Грузией, Турцией?

— Азербайджан имеет крепкие экономические связи со всеми странами региона. Это сотрудничество в основном строится на энергоресурсах и торговле.

По итогам 11 месяцев 2010 года торговый оборот с Россией составил 1,5 млрд. долларов, с Ираном — 200 млн. долларов, с Турцией — 750 млн. долларов, Грузией — 360 млн. долларов. Из Турции и России мы больше ввозим, в Грузию больше вывозим, с Ираном операции ввоза и вывоза приблизительно равны.

Я хотел бы особо остановиться на экономических отношениях с братской страной и стратегическим партнером — Турцией. В 2010 году во взаимоотношениях между Турцией и Азербайджаном произошел ряд интересных событий. В первую очередь следует отметить создание Совета стратегического сотрудничества. Вообще этот институциональный механизм даст толчок более интенсивным встречам официальных лиц и более оперативной реакции на текущие вопросы. Одним словом, несмотря на то, что напряжение, возникшее между двумя странами с 2009 года, полностью не исчезло, появились возможности для новых вариантов сотрудничества.

В 2010 году товарооборот между Азербайджаном и Турцией возрос на 12,2%. За последние 10 лет товарооборот между двумя странами, можно сказать, увеличился в 10 раз и сейчас составляет порядка 2,5-3 млрд. долларов. Стороны намерены довести взаимный товарооборот в ближайшие годы до 5 млрд. долларов.

Азербайджан также расширяет сотрудничество с Турцией и в области энергетики. В том числе достаточно обширны перспективы сотрудничества в области поставок газа. В 2011 году Азербайджан выделил дополнительные средства для реализации проекта строительства железной дороги Баку-Тбилиси-Карс. На повестке дня также остаются вопросы сотрудничества в области электроэнергии, в частности, соединение линий электропередач Турции, Грузии и Азербайджана, а также экспорт электроэнергии в Турцию.

После длительных переговоров между Турцией и Азербайджаном по поводу цены за транспортируемый природный газ была согласована новая формула.

Вместе с этим после нового ценообразования была решена проблема с долгами Турции за газ, проданный ей по 1-й фазе с месторождения «Шахдениз», а также новые объемы поставки и цены по 2-й фазе.

В конце декабря прошлого года Турция начала выплачивать акционерам «Шахдениз» долг за газ (за три транша в общем на 1,4 млрд. долларов).

В то же время значительно расширившая свою деятельность компания SOCAR-Turcas (учрежденная Госнефтекомпанией), получила право торговли на внутреннем рынке Турции природным газом.

— Верите ли вы в то, что расширение экономических проектов, налаживание в этом направлении интенсивных отношений принесет мир на Южный Кавказ?

— Тот факт, что интенсивные экономические отношения на Южном Кавказе строятся со стратегической точки зрения между Азербайджаном, Грузией и Турцией с одной стороны, и Россией, Ираном и Арменией — с другой, не обещает скорого мира. И это несмотря на то, что у Азербайджана в последние годы несколько расширились возможности для маневра.

Однако новая турецкая «стратегия распространения» по всем геополитическим осям увеличивает возможности проведения Азербайджаном (в координации с Турцией) политики баланса между геополитическими линиями США-ЕС и Россия-Иран.

— Aзербайджан является членом ряда региональных экономических организаций. Насколько, по-вашему, это важно для нашей страны?

— Согласно принятому еще в 1933 году в Монтевидео договоре, у государства как института есть 4 важных признака: население, территория, власть и международное признание. Именно членство в региональных и международных организациях является важных условием для международного признания, международной легитимности и международной экономической интеграции.

Даже если ожидания, связанные с ними, не оправдаются полностью, членство и постоянные взаимоотношения очень важны.

Особенно успешно развивается сотрудничество Азербайджана с Организацией экономического сотрудничества, Организацией Черноморского экономического сотрудничества, Организацией Исламская Конференция продолжается успешно. Членство в этих организациях сулит нам новые инвестиционные возможности, а также все новые и новые площадки обсуждений для пропаганды нашего экономического потенциала.

— Как вы оцениваете перспективы членства Азербайджана во Всемирной торговой организации? Какие дивиденды принесет нашей стране членство в этой структуре? В чем заключаются проблемы?

— Переговоры по поводу вхождения нашей страны в ВТО с рядом государств завершились успешно, некоторые еще продолжаются.

В целях интеграции Азербайджана в эту организацию была проделана большая работа по технической подготовке и гармонизации правовых документов.

На летней сессии Милли Меджлиса будет обсуждаться новый проект Таможенного кодекса. Принятие кодекса конкуренции косвенным путем может повлиять на этот процесс, так как затягивание процесса вступления в ВТО также связано с внутренней конкурентной средой в экономике Азербайджана.

Итоговое решение будет по большей части политическим. Если членство в ВТО означает открытие новых возможностей для внешних торговых операций, возможности экспорта в некоторые страны на выгодных условиях, а также положительную репутацию для страны в целом, то для местных производителей это означает появление неожиданных рыночных рисков.

— Как вообще вы оцениваете роль международных экономических организаций в решении проблемы безопасности в Азербайджане, в том числе в обеспечении территориальной целостности? Способствуют ли отношения, установленные с этими организациями, решению проблемы безопасности Азербайджана?

— Несмотря на то, что международные экономические организации не играют определяющей роли в вопросе решения проблем безопасности Азербайджана и обеспечения территориальной целостности, активные отношения с ними усиливают международную экономическую интеграцию нашей страны. В результате цивилизованное экономическое развитие нашей страны и положительная международная репутация могут стать причиной для сравнительной активизации роли международной общественности в деле восстановления территориальной целостности. Но не надо забывать об одном важном моменте — решение проблем безопасности любой страны лежит в плоскости ее полной демократизации.

Во все мире страны, с успехом решившие проблемы безопасности, обладают сильными экономикой и демократией.

В целом, выдвижение Азербайджаном своей кандидатуры на временное членство в Совете Безопасности ООН и начавшиеся для этого двусторонние переговоры с некоторыми странами сами по себе являются успешным дипломатическим ходом.

Личное дело

Кенан Асланлы

Заведующий отделом проектов и исследований Объединения азербайджанских и турецких предпринимателей, преподаватель Академии государственного управления, эксперт национальной бюджетной группы. В 2009-2010 гг. — эксперт проекта энергетических исследований, охватывающих Азербайджан и Казахстан. Также является местным экспертом организаций Международное бюджетное партнерство и Social Watch International. Был участником программы Государственного департамента США по лидерскому обмену и программы Совета Европы «Политические знания». Соавтор 5 книг, касающихся фискальной, монетарной и торговой политики стран, богатых природными ресурсами, а также энергетической безопасности и реформ государственного управления. Также является автором около 40 исследовательских работ. Представлял нашу страну на международных конференциях, симпозиумах, семинарах и тренингах, прошедших более чем в 20 странах мира.

источник- http://www.zerkalo.az/2011-02-12/partnerstvo/16934-read

Мубарака сверг не Запад, а египетский народ

Гюльнара Инандж.


Эксклюзивное интервью агентства Новости-Азербайджан с доцентом кафедры международных отношений Университета Чанкыры, Турция, кандидатом политических наук Реха Йылмазом ( Reha YILMAZ), прокомментировавшим ситуацию в Египте.
— События в Тунисе, начавшиеся в новом году, особо острый характер приняли в Египте. Но, бесспорно, почва для столь радикальных изменений готовилась долго. Какие внутренние и внешние геополитические импульсы стали катализатором событий?

— Перевороты были всю историю человечества. Можно привести множество примеров — от древнего Египта, тюркских государств, французской революции, большевистского в России и иранского переворотов.
Вникая в корни этого социально-политического, общественного процесса, на первом месте стоит недовольство общества жизненными условиями.
Экономические, управленческие причины или борьба за независимость лежали в основе этих событий.
В тунисских событиях людей вывели на улицы трудные жизненные условия, насилие правящих кругов и борьба за свободу.
Избегая легкого пути перекладывания причин событий на внешние силы, нужно видеть внутренние причины, повлиявшие на созревание и нарастание волнений.
Жизненные условия в Египте и Йемене схожи с Тунисом. Тунис стал примером народам, которые живут при схожих властях. Народы региона увидели в себе силу свергнуть режимы, годами подавляющие их, и добиться избрания властей, соответствующих их воле. Это и есть причина возникновения и продолжения волнений в регионе, в частности, в Египте.
— В случае с Тунисом, Йеменом и Египтом, не только столица, но и регионы стран, все слои населения протестуют против диктатуры. Местные власти отдалились от народа, не учитывают этнопсихологию своего народа, его взрывной характер, его проблемы.
— Особенности диктатур заключаются в том, что свой народ они видят как источник своей власти. Подобные режимы проводят разные испытания на народе, закрывают свои уши на их голоса, так как считают, что народный глас, требования народа ослабят их власть. На протяжении всей истории это было общим законом диктатур. Они не хотят видеть и не видят отсталость и гнев общества. Потому, что вокруг них образовался толстый слой, отдаляющий их от собственного народа и мешающий видеть происходящее в стране. В результате скопившийся гнев взрывается, погубив власть имущих и их окружение.
— Успех тунисцев и египтян насторожил многие правления не только на Ближнем Востоке, но и в других частях мира. Следует ли ожидать распространения революционного волнения?
— Не думаю, что процессы будут иметь продолжение и перекинутся в другие страны. Потому что после этой волны диктаторы Востока попытаются предпринять необходимые меры, предоставляя обществу больше свободы, возможность заработать или иные более сильные меры предосторожности.
— А что может произойти в Сирии – в стране так называемой «оси зла»?
— Сирия предприняла все меры безопасности против возможных народных волнений. Отдельно руководство страны в своих заявлениях обещает народу улучшение экономического положения. Последнее время Сирия, сближаясь с Турцией, взяла путь открытости, и народ пользуется благами этого сближения, что рождает симпатию народа к властям. С другой стороны в Сирии нет влиятельной оппозиции, как в Египте. Поэтому не вижу возможным повторения подобных волнений в Сирии.
— В Иране также оппозиция намерена поддержать египтян, что в дальнейшем повернется в сторону своих властей.
-Иран для США — символический враг. Даже в самый разгар напряженных отношений между странами стали известны глубокие связи между США и Ираном, раскрытые скандальными Ирангейт (İrangate)и Вотергейт (Watergate).
То есть Вашингтон никогда не уничтожит Иран. Для американского оружейного, нефтяного и финансового лобби всегда необходим даже пусть вообразимый враг, и в настоящее время самый реальный враг — это Иран.
Поэтому для укрепления американской экономики необходимо усиление, развитие и угроза странам региона со стороны этого так называемого врага.
Насколько соседние страны будут бояться Ирана, настолько они будут нуждаться в США, рассматривая их как силу, готовую прийти на помощь в ту или иную страну, при этом размещая там свои военные базы, получая экономические дивиденды. Спрашивается, почему Соединенным Штатам уничтожать такого врага?
Последние события в Магрибе произошли против воли США. Опоздавшие и ублажающие обе стороны конфликта заявления открыто подтверждают это. Если вспомнить поведение США в цветных переворотах, совершенных под лидерством Вашингтона, это проявляется четко.
— Несомненно, ослабление власти, почти безвластие в Тунисе, воцарение идентичного политического безволия в Египте перманентно отразится по всему Ближнему Востоку, что ознаменуется ростом терроризма, формированием новых бесконтрольных вооруженных групп, перегруппировкой ориентации Аль-Каиды, Хезболлах и др. вооруженных радикальных организаций. То есть, есть мнение, что именно диктатура сдерживает расползание терроризма в стране. ..
— Очень важно сохранение безопасности после переворота. Поэтому всем силам, совершившим переворот, нужно действовать совместно и за короткий срок создать переходное правительство, и получив поддержку армии, контролировать всю страну.
В обратном случае неопределенность создаст благодатное пространство для передвижения международных террористических организаций. Но нельзя сравнивать Ирак с Египтом или Тунисом. В Ираке происходило противостояние против США и их союзников. По этой причине эти террористические организации получали поддержку народа. В Египте и Тунисе народ выступает против собственных правителей, соответственно названные террористические организации не получат возможность свободного действия в народе. Также невозможна поддержка народа.
— Насколько велика возможность захвата власти в Египте радикалами?
— Эти опасения вброшены произраильскими СМИ и диктатурой Мубарака. Потому что один хитрой политикой пытается вывести из строя сильную оппозицию, а другой добиться продолжения связывающего руки и ноги Египта Кемп-Девидского соглашения.
Самое интересное, что с этой точки зрения Мубарак и Израиль стоят в одном ряду. Спрашивается, насколько вы знаете «Братьев-мусульман», и откуда пришла мысль о враждебности и радикализме этой организации? Человек — враг того, чего не знает. Все усиленно подключаемся к кампании чернения «Братьев – мусульман». Если говорим о демократии, то она есть для одних, и ее нет для других, придерживающихся исламского сознания? Если демократия — свобода совести, мышления, то почему за людьми, принявшими исламское сознание как образ жизни, не признаем это право.
Если это право выбора и право быть избранным, то почему оно не применяется к голосам избирателей и желанию быть избранным? Ответы на эти вопросы приведут нас к более правильным результатам.
— Запад и Израиль поддерживали президента Египта Хосни Мубарака. Но тем временем на арену вышли Аль-Барадеи и другие. Может ли Аль-Барадеи убедить Израиль, Запад и египетский народ в том, что он может заменить Мубарака ?
— В настоящий момент египетская оппозиция, в том числе «Братья-мусульмане», объединились вокруг Аль-Барадеи. Как показывают события, после отстранения Мубарака от власти во главе временного правительства может встать Эль-Барадеи.
Эль-Барадеи — очень важный шанс для Египта. Опыт работы в западных организациях может сделать его лидером, способным привести в страну западную культуру демократии.
Это важно с точки зрения сохранения стабильности в регионе, в то же время можно обойти опасность прихода к власти «Братьев-мусульман». Но Мубарака сверг не Аль-Барадеи, а египетский народ.
— Оппоненты Эрдогана после событий на Среднем Востоке в своих антиправительственных выступлениях премьер-министра начали сравнивать с солтаном. Очевидно для того, чтобы направить внимание противников Эрдогана к последним событиям в регионе и использовать ситуацию для смещения с поста правительства нынешнего президента.
— Эти амбиции считаю комичными, свидетельствующими о незнании турецких реалий, последней точки, к которой пришла нынешняя Турция. Это не что иное, как давление на успешное правление страной уже долгие годы партией с исламскими и демократическими ценностями. Если спросить, от кого же взяли пример активные участники переворотов в этих странах, то ответ будет таким — «Турция и ее премьер-министр Раджап Таййып Эрдоган».
Турция, успешно реализуя синтез исламских и демократических ценностей, дала массам Ближнего Востока смелость. Нужно видеть эту реальность.
Реалии могут не соответствовать нашим мечтам, но они реальность наших дней.
В ответ на вызов Республиканской народной партии (CHP) людей на площади, общественность обратилась в суд с обвинением о противоречии этого призыва законам страны.
Отдельно, кроме малочисленных людей, никто не последовал за этим призывом. Это свидетельствует о довольстве турецкого народа своей жизнью.
— В Казахстане пройдут досрочные президентские выборы. Связаны ли последние действия президента Н.Назарбаева с событиями на Среднем Востоке и настороженностью о возможности перемещения революционных процессов в Центральную Азию?
— Средняя Азия переживает три разных периода. Диктатуры, власти, смещенные волей народов, и власти, нацеленные на воцарение поэтапной культуры демократии. Казахстан относится к третьей группе. Казахстан – страна Средней Азии, обещающая демократическое будущее. Там проводится умная политика, думаю, что и в дальнейшем она будет иметь продолжение.
Но демократия не происходит сразу. Нужно время. Другой пример, Киргизия. Здесь пытаются ввести демократию и предотвратить диктатуризацию властей. Думаю, что эта страна в дальнейшем столкнется еще со многими проблемами. Нужно действовать терпеливо. Думаю, что такие страны, как Узбекистан и Туркменистан не соответствуют демократическому правлению. Общественный строй пока не соответствует демократическому строю. Не думаю, что в этих странах он придет в необходимое соответствие в скором времени.

источник — http://novosti.az/analytics/20110212/43636511.html

Азербайджан никогда не пойдет по пути клерикализации

Роман Темников. Эксклюзивное интервью «Новости-Азербайджан» с политологом Тофиком Аббасовым:

— С чем Вы связываете нынешнее некоторое похолодание в отношениях между Азербайджаном и Ираном, обоюдную критику в СМИ?

— Во взаимоотношениях стран всегда имеются какие-то болевые точки, которые в определенной степени воздействуют на состояние доверительности, результативность связей. Внешние силы всегда пристально следят за уровнем отношений между другими странами и в удобном случае давят на имеющиеся болевые точки с тем, чтобы обострить ситуацию, а затем воспользоваться чужими неурядицами в своих целях.

Проблемы Азербайджана с Ираном, как мне кажется, далеки от того, чтобы подорвать базу двусторонних отношений. Понятно, что дальше словесных перепалок дело не пойдет.

Я уверен, что к разжиганию перепалки определенные усилия прилагают третьи силы. Ни для кого не является секретом, что Армения заинтересована в том, чтобы отношения Азербайджана с соседними странами обострились, носили бы напряженный характер. К примеру, недавно армяне не замедлили воспользоваться некоторым похолоданием в отношениях между Азербайджаном и Турцией…

Тем не менее, в нынешнем ухудшении отношений большая вина лежит на иранской стороне. Ведь Тегеран стремится быть региональной державой, и в таком случае сильная сторона не должна демонстрировать свою мощь тем, кто стоит ниже в табеле о рангах. Ведь не станем же мы утверждать, что геополитический вес Азербайджана, Грузии и Армении равнозначен показателям таких государств, как Пакистан, Иран и Турция…

Потому в исследуемой ситуации, прежде всего Ирану, следует не сгущать краски, а демонстрировать геополитическую расторопность.

— Недавно на сайте американского аналитического центра STRATFOR была опубликована статья, где говорилось, что религиозный вопрос в Азербайджане эксплуатируется Ираном с целью разжечь беспорядки в стране. И действительно, ведь нынешняя волна критики со стороны Ирана в адрес Азербайджана пошла после запрета на ношение хиджаба в школах. Как Вы оцениваете эти факты?

— Когда я говорил о третьих странах, заинтересованных в ухудшении азербайджано-иранских отношений, то в этом ряду находятся и страны Запада, в том числе и американцы, в частности тиражирующие подобные исследования, аналитические статьи и т.д.

Хотел бы подчеркнуть, что указанная вами проблема запрета на ношение хиджаба в школах из серии микро, а эффект от ее будирования – макро. Ясно, что Азербайджан никогда не пойдет по пути клерикализма, никогда в Азербайджане исламские традиции не займут того положения, которое хотелось бы видеть Ирану и другим исламским государствам. Ну нет в Азербайджане широкой платформы для претворения в жизнь идеи исламского государства. К слову, в этом контексте активно старается не только Иран…

Пора бы всем этим государствам знать, что азербайджанки в своем большинстве не хотят носить хиджабы, паранджу. А раз так, то и не стоит на это тратиться, вести обсуждения, и, тем более, давить на несуществующую проблему.

Раз иранцы продолжают это делать, то они и провоцируют обострение.

— Как Вы считаете, принимая во внимание напряженные отношения между США и Ираном, а также заинтересованность Вашингтона изолировать Иран, окружить его кольцом враждебных государств, то могло ли нынешнее ухудшение отношений между Азербайджаном и Ираном носить характер директивы, спущенной с Белого Дома в Баку?

— Закулисная директива может и имеет место, но официальный Баку, как показал опыт предыдущих лет, действует исключительно из собственных видений и строго в рамках своих приоритетов и интересов.

Суть наблюдаемой напряженности в том, что Тегеран перешел некий Рубикон, и Баку был вынужден дать отпор на иранские выпады. Азербайджан не может позволить другой стране, в данном случае Ирану, вмешиваться в свои внутренние дела.

Я согласен с Вами, что американцы заинтересованы в создании цепочки враждебных стран вокруг Ирана. США так и не признали исламскую революцию в Иране, тогда как Азербайджан признает нынешнее руководство ИРИ в качестве легитимного. У нас имеются дипотношения, полновесный комплекс двусторонних контактов. Потому именно Ирану надо быть предусмотрительным в своих отношениях с теми соседями, которые настроены к нему невраждебно.

Но тут я хочу дать ремарку по одной очень чувствительной проблеме. Самая неотложная задача для Азербайджана сегодня – это урегулирование карабахского конфликта и восстановление территориальной целостности. Власть, народ, все политические и гражданские институты концентрируют свой ресурс и возможности в данном направлении. И в этот же момент со стороны подкидывается идея воссоединения двух Азербайджанов – Северного и Южного. Я уверен, что сторонники актуализации данного вопроса в Азербайджане льют воду на мельницу вражеских сил.

Да, идея воссоединения вожделенна для каждого азербайджанца. Но на данном этапе она требует не политического, а культурно-гуманитарного участия.

Не время сегодня говорить о том, что не созрело. Сейчас, когда мы имеем дело с ярко выраженным агрессором – Арменией, поднимать в обществе, в том числе и в Милли Меджлисе, проблему Южного Азербайджана, означает, что некоторые силы или ошибочно, или же осознанно идут на поводу недоброжелателей Азербайджана.

США и их союзники тратят огромные деньги на войны ради установления демократии в Ираке и Афганистане…

Следующий шаг египетской оппозиции

«Во времена моей молодости в Каире мы говорили о своих политических взглядах разве что шепотом и только с друзьями, которым очень доверяли», — так начинает свою статью в The New York Times Мухаммед аль-Барадеи, в прошлом глава МАГАТЭ, а ныне один из лидеров египетской оппозиции. Прошло полвека, но египтяне по-прежнему лишены большей части свобод, страна бедная, отсталая, почти 30% жителей неграмотны. Некоторые западные союзники считают режим Мубарака «стабильным». «Но на деле это бомба с часовым механизмом и питомник радикализма», — пишет автор.

Революция в Тунисе внушила египтянам, что перемены возможны. Молодые лидеры египетской оппозиции слишком умны, чтобы согласиться на половинчатые решения, — их устроит только полное упразднение старого режима, считает аль-Барадеи.

«Многие, особенно на Западе, купились на байку режима Мубарака, будто при демократии Египет погрузится в хаос или переродится в религиозное государство, аннулирует хрупкий мирный договор с Израилем и станет относиться к Западу враждебно», — пишет автор. Но, по его мнению, египетский народ не столь легковерен.

США и их союзники тратят огромные деньги на войны ради установления демократии в Ираке и Афганистане, напоминает политик. «И теперь, когда каирская молодежь, все оружие которой — Facebook и убежденность в своей правоте, вывела на улицы миллионы людей, чтобы потребовать подлинной демократии в Египте, было бы абсурдно по-прежнему молчаливо поддерживать режим, утративший доверие собственных граждан», — пишет аль-Барадеи.

Режим Мубарака должен мирно и упорядоченно передать власть другому, убежден он. Необходимо распустить нынешний парламент и отменить действующую конституцию, «заменить ее временной конституцией, президентским советом из трех человек и временным правительством национального единства». В президентском совете нужен представитель армии, дабы обеспечить преемственность и стабильность в переходный период. Задача президентского совета и временного правительства — составить проект демократической конституции, который будет вынесен на референдум, и провести свободные и справедливые президентские и парламентские выборы.

Свободный, демократический, миролюбивый Египет станет оплотом стабильности на Ближнем Востоке и уважаемым партнером для международного сообщества, заключает аль-Барадеи.

Мухаммед аль-Барадеи | The New York Times

Источник — Инопресса
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1297411560

США и Израиль решают, кого привести на место Мубарака

Роман Темников.

Сейчас вся американская администрация вместе с Израилем будут ломать голову, как сменить диктаторскую власть в Египте на более гибкую, податливую, чтобы египетскому народу легче дышалось, и он лучше относился бы к США, сказал политолог-арабист Вафа Гулузаде.

«Мубарак 30 лет просидел диктатором только потому, что американцы его на этот пост посадили и все эти годы поддерживали. Сейчас, опоздавшие его вовремя сменить американцы оказались в затруднительном положении. Во-первых, как его сменить: взять, и пинком под зад выкинуть? Так он в ответ им такой викиликс в Интернете выложит, он столько знает нелицеприятных для США фактов по палестинской проблеме, по арабо-израильским отношениям, по политике США на Ближнем Востоке и т.д. С другой стороны, взять и пристрелить тоже не получается – все-таки союзник 30 летней давности, который сослужил США и Израилю огромную службу», — заявил Гулузаде.

По его словам, эта служба Мубарака выражается в том, что невозможно услышать в Египте ни одного пропалестинского лозунга, хотя в любой другой мусульманской стране говорят: «Свободу Палестине».

«До недавних событий в Египте даже не было слышно религиозных лозунгов. Это все заслуга Мубарака. За 30 лет своего правления он все задушил. Поэтому он дорог американцам, и они хотят, чтобы он ушел с честью и достоинством, а не был вышвырнут из своего дворца озверевшей толпой, которую он довел до предела. В результате американцы решили, что он останется во главе страны до сентября, а далее американцы вновь будут ломать голову по причине того, что Мубарак довел талантливый египетский народ до такого состояния, когда не осталось ни одного лидера. В результате американцам пришлось за бороду вытаскивать Барадеи, не имеющего никакого отношения к политическим процессам. Его притащили в Египет, а он ничего не понимает – ни бэ, ни мэ, ни ку-ка-ре-ку, так как 25 лет жил в Европе и занимался МАГАТЭ», — отметил Гулузаде.

Политолог считает, что американцы хотели сменить Мубарака раньше, но немного опоздали, так как его смел египетский народ.

«Теперь возникает опасность того, что к власти в Египте придет очень популярная, как в Египте, так и на всем Ближнем Востоке, организация «Братья-мусульмане». Но она не радикальная организация, как заблуждается большинство людей. Это мусульманская организация, состоящая из большого числа интеллигенции, но у нее есть радикальное крыло. Обратите внимание на то, как тактично ведет себя эта организация в ходе всех событий в Египте. Они давно уже могли перехватить инициативу и повести за собой народ, то есть могли бы обострить эти события, но ничего такого не предпринимают. Они делают ставку на законный путь прихода к власти в Египте в будущем», — продолжил Гулузаде.

Вместе с тем политолог уверен, что кто бы ни пришел сейчас к власти на место Мубарака – это не имеет никакого значения, так как не станет реализацией надежд египетского народа.

«Дело в том, что народ Египта хочет власти. Мне иногда кажется, что я сквозь гомон арабской толпы в Египте слышу старые советские лозунги: «Вся власть советам» или «Вся власть рабочим и крестьянским депутатам». Но в Египте нет ни советов, ни рабочих и крестьянских депутатов. А США и Израиль никогда не допустят того, чтобы власть в Египте перешла к народу. Единственное что может стать, так это то, что египетский народ может начать чуть лучше жить. Там будет больше демократии, больше прав и свобод. Это только на пользу США. Они сейчас по всему Ближнему Востоку будут выступать как апологет демократии и улучшения жизни восточных народов. Так как все диктаторские режимы уже исчерпали себя», — подчеркнул Гулузаде.

Политолог считает, что благодаря миру, установленному США между Египтом и Израилем в Кемп-Дэвиде, это вызвало ненависть всех арабов к США, Израилю и Египту.

«В итоге, как предатель египетского народа, был убит Энвер Саадат. Последнего сменил ставленник США – Мубарак, продолживший дело Саадата: сепаратизм по отношению ко всем остальным арабским странам и полное сотрудничество с Израилем. В результате сотрудничества Египта и Израиля по решению палестинской проблемы мы имеем ноль», — подчеркнул Гулузаде.

По мнению арабиста, США и Израиль постараются сохранить прежнее отношение нового руководства Египта к палестинской проблеме, так как иначе невозможно.

«США и Израиль хотят заставить весь арабский мир признать еврейский народ. Арабский мир не признает еврейский народ и не признает Израиль, как государство еврейского народа. Они признают только Палестину, как арабскую территорию, оккупированную Израилем при помощи США. Такое положение вещей не устраивает Израиль и США, и они стремятся его поменять, а для этого нужен Египет. Последний во всю старался при Мубараке. Это сама большая арабская страна с населением свыше 80 миллионов человек, самая образованная, самая интеллектуальная, но доведенная своим руководством до нищеты. Социальные проблемы были настолько кричащими, что люди уже потеряли контроль над собой», — резюмировал Гулузаде.

источник:http://novosti.az/analytics/20110208/43632844.html

Турция — косвенная причина революционных волнений на Ближнем Востоке


Гюльнара Инандж


В эксклюзивном интервью агентству Новости-Азербайджан директор Евразийского центра исследований и практики, преподаватель кафедры истории Университета экономики и Технологии Анкары (Турция) Ихсан Чомак (Ihsan Comak) ответил на вопросы по ситуации на Ближнем Востоке:- События, разворачивающиеся в Тунисе и Египте, не являются цветными революциями.

Они не поддерживаются ни США, ни другими силами. Конечно, после начала этих событий определенные силы могут пожелать использовать и управлять ими. Но фактом начала этих движений является недовольство граждан своими режимами. Могу сказать, что последние сто лет права человека и демократия не достигли этого региона.

Когда другие народы мира вкушают плоды демократии, народы этого региона живут в бедности и под давлением, что стало двигателем общественного протеста и возрождения.

Народы региона хотят демократии, свободы и благоденствия.

Тунис стал примером для возможности свержения неудовлетворяющих свой народ властей. Волнения очень быстро перебросились в другие страны региона. Не следует искать каких-то закулисных манипуляторов событий. Очень много таких примеров в истории. Например, в 1830 и 1848 гг. известны революционные волнения, начатые во Франции, и в скором времени перекинувшиеся во всю Европу. Европейские народы, живущие в идентичных притеснениях, беря пример Французской революции, тоже где-то совершили революцию, где-то добились свержения режима. Молодежные движения 1968 г. в Европе тоже тому пример.

— Могут ли эти революционные события перекинуться в Турцию?

— Нет, они не могут охватить Турцию. В Турции действует демократический режим. Каждый может единолично или организациями протестовать и критиковать любые власти.

Политическая система в Турции с каждым днем преобразовывается к лучшему. Нет такой темы, которую нельзя было бы обсуждать. Нет запретных тем… По этой причине любой вопрос исчезает, не превращаясь в напряжение. Нынешние власти преобразуют многие вещи без требования народа. Это весьма важно.

— Какое влияние имеет Турция на принявшие региональный характер протесты?

— Турция в принципе напрямую или косвенно не вмешивается во внутренние дела других государств. Но в этих событиях Турция имеет разного рода влияние. Последние годы Турция стала укрепляющимся, богатеющим государством с быстро развивавшейся экономикой. С другой стороны, в регионе появилась государство, крепко стоящее на своих ногах, время от времени резко противостоящее западной политике. Турция стала популярной в странах региона. Народы региона просто начали задаваться вопросом: «Почему мы не становимся странами — такими богатыми, демократичными, как Турция», «Почему мы не такие, как Турция». С другой стороны, в турецких сериалах, демонстрирующихся от Средней Азии до Северной Африки, показывается свободная и обеспеченная жизнь в Турции. Поэтому народы региона сравнивают свою жизнь с турецкими реалиями. Коротко говоря, ежедневно улучшающиеся жизненные условия в Турции демонстрируют им, что их убогое и бесправное общество не является велением судьбы, они понимают, что по вине их лидеров они впали это убогое состояние.

То есть, косвенно, сама того не желая, Турция стала причиной революционных волнений в регионе. Турция стала передовиком изменений в своем регионе.

— Как можно расценить позицию США в этих событиях?

— На словах Соединенные Штаты вошли в Ирак для внедрения в эту страну мира и стабильности. Проект Большой Ближний Восток ставил цель распространения демократии в регионе. Но этот проект был предан забвению. На самом деле Вашингтон по сей день не сделал ничего для прихода демократии на Ближний Восток. В действительности, демократия никогда не была настоящей целью США. На первом месте стоит безопасность США и Израиля. Для Белого Дома не важно, кто придет к власти в Египте. Важен его взгляд на Израиль. В этом смысле заявления США о «демократии» считаю не искренними. Если бы не развернулись эти события, США не хотели бы изменений на Ближнем Востоке.

— Определенную роль в революционных процессах на Ближнем Востоке, безусловно, играют современные технологии и виртуальные социальные сети, не так ли?

— Действительно, это так. Нельзя отрицать роль телефона и интернета в этих событиях.

Люди, лишенные свобод в настоящем мире, ищут ее в виртуальном мире. Мысли, мнения быстро распространяются в виртуальной сети. Очень быстро посредством СМС меседжей распространяется информация о каком-то митинге. Было бы правильным, если бы лидеры региона вместо запрета входа в Интернет изменили бы себя.


— Могут ли исламские радикалы «Братья мусульмане» прийти к власти в Египте?

— В таких странах, как Тунис и Египет, в дальнейшем возможен приход к власти не радикалов и диктатур, а демократических режимов.

Даже если после определенного времени правления люди, пришедшие к власти, прокатятся к радикализму и диктатуре, то они вновь будут свергнуты народными протестами. Народ уже нашел путь избавления от неугодных ему людей и правлений.

Он постоянно будет прибегать к нему.

— Какие изменения ожидают страны региона? Можно ли надеяться на демократизацию Ближнего Востока?

— Предполагаю, что постепенно страны региона станут более демократичными. Лидеры регионы серьезно напуганы. Чтобы не потерять свою власть, они или дадут народу больше демократии и благ, или попрощаются с властью. Протестные волнения в Тунисе, далее в Египте, стали началом крупных изменений в регионе. Бедность и бесправие народы Ближнего Востока уже не станут воспринимать как судьбу, и будут бороться. А это поведет за собой крупные изменения. На Ближнем Востоке изменятся социальная, экономическая, политическая жизнь. Надеюсь, что все процессы будут иметь позитивное завершение.

— 5 февраля Анкару посетил командующий вооруженных сил США по Ближнему Востоку и Африке. Считаете ли вероятным, что США намереваются при осложнении ситуации ввести войска в Египет, а может быть совместно с Турцией? Ведь с уходом Мубарака Израиль столкнется с новой геополитической ситуацией в регионе.

— Отправка совместных турецко–американских военных куда-либо в ближайшее время даже не может быть темой обсуждения. Думаю, этот визит произошел по другим причинам. Очень слаба вероятность введения американских войск в Египет.

Больше присутствует вероятность столкновений между Израилем и Египтом.

С уходом Мубарака, несомненно, Израиль окажется в сложной ситуации.

Вероятность прихода к власти «Братьев мусульман» единовластно слаба, но они войдут в состав коалиционного правительства. В таком случае новое правительство может изменить свою позицию к Газе, что может привести к нарушению Кемп-Девидского соглашения, и Израиль потеряет свою безопасность в египетском крыле.

Что может сделать Израиль в таком случае? Вероятнее всего, предпримет более агрессивную политику против Египта и Палестины. Кажется очень сложной возможность воцарения мира и стабильности в регионе.

источник : http://novosti.az/analytics/20110208/43633151.html