Для постсоветского пространства происходящие события в Египте и Тунисе наиболее опасны

Роман Темников.
Эксклюзивное интервью Новости-Азербайджан с известным российским политологом, вице-президентом Центра стратегических исследований Григорием Трофимчуком.

— Как известно, последние несколько лет в сфере урегулирования карабахского конфликта прошли под эгидой активного российского посредничества. Буквально недавно прошла очередная встреча глав МИД Азербайджана и Армении в Москве, которая закончилась ничем. Годы активного российского посредничества так и не привели к прорыву в урегулировании конфликта. С чем это связано?- С тем, что Россия находится в гораздо более сложной ситуации, чем внешние наблюдатели за развитием карабахской темы, которые готовы объявить, что «Москва не справляется». По сути, Москву до сих пор заставляют выбирать: так всё-таки она «за Армению» или она «за Азербайджан». При этом выбора для России в этой вилке нет и быть не может. С другой стороны, проблема заключается в том, что дипломаты не в состоянии решить задачу такого уровня, так как у них в головах с рождения, с дипломатической академии, забита установка, что простых решений в таких сложных вопросах быть не может, что «простота опасна». Это является основополагающей ошибкой, ведь именно простые, чёткие и сравнительно легко реализуемые решения способны сдвинуть проблему с места. Просто никто из академиков таких решений придумать не в состоянии; придумать простое и эффективное решение способны единицы, которые как раз и близко не допущены к урегулированию данного конфликта. Сложные решения – это гарантированное запутывание вопроса, бесконечный спор историков, и в итоге война.

На днях мы проводили в Москве видеомост по итогам трёхсторонней встречи глав внешнеполитических ведомств России, Армении и Азербайджана. В ходе дискуссии я, опосредованно, предложил заведующему отделом политического анализа и информационного обеспечения Администрации Президента Азербайджана Эльнуру Асланову провести узкий экспертный семинар по информационным войнам вокруг карабахской проблематики. Отдельное аналогичное предложение было сделано соответствующим структурам Армении. На этих семинарах как раз и можно найти реальные и достаточно простые решения, которые регулируются не войной. Только туда нельзя пускать историков, дипломатов и академиков – с ними не будет никакой подвижки, пусть собираются отдельно и рассказывают друг другу о том, кому 10 000 лет назад принадлежала та или иная территория.

— Стоит ли ожидать в этом году каких-то важных шагов, подписания хотя бы рамочного договора по урегулированию карабахского конфликта?

— Могу дать прогноз, что в этом году разнообразных документов по урегулированию конфликта будет подписано не меньше, чем в прошлом. В них будут содержаться давно известные правильные фразы. Основа проблемы по-прежнему состоит в том, чтобы отдавать или не отдавать Азербайджану его территории – в первую очередь находящиеся вокруг Карабаха.

Могу сказать, что это сделать сложно не потому, что этого не хочет Ереван, а потому, что никакая отдельная республика внутри бывшего СССР не сможет сохранить свою целостность в исходном виде. Здесь работают не интересы Москвы, Еревана или Вашингтона, а фундаментальные законы истории, связанные со стандартной схемой распада империй. Бывшее советское пространство будут постепенно расчленять иные, посторонние силы.

Взгляните на Таджикистан, который без войны отдаёт кусок своей земли Китаю. Сможет ли Азербайджан переломить такие глобальные уклады, даже если ему кто-то будет активно в этом помогать? Скажу больше: главный вопрос состоит не в том, чтобы что-то вернуть, а в том, чтобы удержать то, что имеешь, приложив для этого максимум усилий. Однако мы все, включая Россию, наивно этого недооцениваем.

— Грузинская сторона надеется на принятие Сенатом США резолюции по «оккупации части территории Грузии Россией». Насколько возможно принятие данной резолюции? И как эта резолюция может повлиять на урегулирование конфликтов на территории Грузии?

— Грузия находится в тисках тех же самых законов, по которым надо удерживать то, что имеешь в данный момент. У неё, помимо прочего, есть Аджария, армянские и азербайджанские анклавы и т.п., где также надо вести ежедневную интеграционную работу. Запад не слишком активно вмешивался в события начала августа 2008 года только потому, что хотел получить долгоиграющий механизм воздействия на Россию. Резолюция по поводу оккупации – идеальный инструмент, которым пока непонятно как пользоваться, чтобы не девальвировать его раньше времени. В конце концов, впереди Сочи-2014 и много чего ещё.

Сама по себе резолюция на конфликт повлиять не может. Более того, если Абхазия и Южная Осетия начнут вдруг какие-то переговоры с Тбилиси (допустим, уже при другом президенте Грузии), то США будут первыми, кто признает эти республики оптом или в розницу. До тех пор, пока Абхазия и Южная Осетия, заявившие о суверенности, не получили официально установленные международные буквенные коды – как, например, AZ (Азербайджан), AM (Армения), GE (Грузия) – ситуация вокруг них будет оставаться сырой и опасной. Кстати, то же самое можно сказать и по Карабаху: его реальная независимость и присвоение каких-нибудь латинских литер, типа КВ, навсегда отсечёт данную территорию от притязаний на неё со стороны Еревана или Баку.

— Недавно жуткий теракт имел место в «Домодедово». С чем был связан этот теракт: местная активизация боевиков, заказ Запада на дестабилизацию обстановки в России или что-то другое? Что, по-вашему, необходимо предпринять для предотвращения подобных терактов в будущем?

— Прошу заметить, что даже в Карабахе нет взрывов, хотя внешне конфликт мало чем отличается от ситуации в Палестине. В США также спокойно. Нет взрывов ни в Белоруссии, ни в Армении, ни в Азербайджане. Видимо, только на Россию на данный момент есть специальный глобальный «заказ», поэтому она вошла в список самых взрываемых стран мира. Обезопаситься от терактов в рыночном государстве, где всё продаётся и покупается, нельзя. Есть конкретные рецепты, которые можно реализовывать при абсолютной практической невозможности смены либерально-демократической модели и пресечения атак внешних влиятельных сил.

Мы говорили об этом в Москве на только что прошедшем круглом столе «Роль гражданского общества в противодействии терроризму». Некоторые из конкретных пунктов: сохранение в российском обществе того, что объединяет, а не разъединяет на пустом месте. В частности, необходимо удалить религию из политической жизни страны, необходимо резко сократить количество консультативных структур при Президенте РФ, которые простых советов не дают, но бюджетные деньги получают исправно. Кстати, на один только перстень из сокровищ арестованного недавно сотрудника аппарата СНГ генерала Бокова можно провести несколько важных международных мероприятий. Необходимо также создание Альтернативного экспертного совета – прямого моста между Президентом РФ и креативными технологами страны, куда вошла бы не оппозиция, не любители поговорить ни о чём, а те единицы, которые способны на большее.

И ещё необходимо быть элементарно хитрее: если даже на самом деле теракт совершил боевик с Северного Кавказа, то через прессу надо широко объявить: кавказцев там не было, вся информация об этом – провокация против России. Если российское население будут и дальше восстанавливать против кавказцев по этой прекрасно работающей схеме, то Северный Кавказ рано или поздно будет отделён от Москвы без войны. Проблема в том, что Россия слишком линейно и предсказуемо реагирует на то, что ей засовывают в спицы.

— Сейчас всё внимание приковано к событиям в арабских странах Северной Африки и Ближнего Востока. С чем связана новая волна цветных революций? Почему США инициировали эту волну?

— Это не цветные революции, цветные названия всем надоели. Когда появились очередные журналистские «находки»: жасминовая революция (Тунис), финиковая революция (Египет), стало скучно. Это совсем другой расклад: мусульманский мир готов дать Западу ответ в совершенно ином измерении. Если всё пойдёт по начавшемуся сценарию, антиамериканских очагов на карте станет в два раза больше, но ответить им так же, как в своё время Америка ответила Ираку и Афганистану, уже не получится.

Не думаю, что США сами спровоцировали глобальную дестабилизацию, которая не поддаётся тотальному контролю, в принципе, и при этом может сдетонировать в любую сторону. Возможно, США рассчитывали на некую тактическую ротацию действующих там президентов и на появление новых лояльных фигур (типа замены Мубарака на Омара Сулеймана), но выпущенные из запечатанного сосуда братья-мусульмане и их партнёры скучать им уже не дадут.

— Стоит ли ожидать расширения этой волны дальше — на другие страны Северной Африки и Ближнего Востока? Докатится ли эта волна до постсоветского пространства — стран Кавказа и Центральной Азии?

— Для постсоветского пространства происходящие события и такая живая «реклама» наиболее опасны, так как аналогичные демократические системы, где власть десятилетиями не переходит в чужие руки, присутствуют здесь в большом количестве. Постсоветские режимы, проклявшие бывших коммунистических вождей за то, что те до самой смерти сидели на своих постах, пошла намного дальше них. Об этом все знают, все это прекрасно видят, поэтому рано или поздно молчание толпы чем-то закончится.

— Что необходимо предпринять, чтобы предотвратить распространение этой волны?

— Могу подсказать один из выходов из создавшегося положения: Центральная Азия, к примеру, исторически не имеет никакого отношения к западному формату политической власти. Поэтому если бы какой-то из президентов центрально-азиатской республики пошёл на то, чтобы его страна приняла формат «султаната», «эмирата» или чего-то подобного, претензий к руководству со стороны населения и оппозиции стало бы по определению меньше. Но если ты называешь себя «демократическим президентом», так дай через 4-5 лет порулить своему соотечественнику, который имеет на это точно такие же права и хочет самореализоваться. Отрытый, откровенный, циничный обман – вот от чего, в конце концов, звереет масса, и уровень жизни, как причина восстания, стоит здесь не на первом месте.

Вопрос только в том, какая из постсоветских стран будет выбрана нашими недоброжелателями для удара. Не стоит забывать, что далеко не всё в мире решается цветными революциями, мы слишком зациклились на этой яркой картинке. Прямые убийства глав государств (как это было в своё время с Кеннеди) – особо опасная угроза именно для глав нестабильного постсоветского пространства. Очень странно и очень хорошо, что до сих пор здесь это никак не реализовано.

http://novosti.az/analytics/20110207/43632017.html

Египет докручивает переворот. Истекает ультиматум оппозиции Хосни Мубараку

Правящий режим Египта вчера продемонстрировал, что у него тоже есть сторонники

Вчера сторонники президента Египта Хосни Мубарака впервые показали оппозиции свою силу. В центре Каира тысячи активистов правящей Национально-демократической партии устроили настоящее побоище с антиправительственными манифестантами, есть погибшие и раненые. Хотя некоторые оппозиционные партии вчера пошли на диалог с режимом, люди на улице настроены решительно. Сегодня, когда истекает ультиматум президенту — уйти в отставку и покинуть страну,- манифестанты после утренней молитвы намерены свергнуть режим Хосни Мубарака.

Сторонники правящего режима Египта, пожалуй, впервые с начала кризиса заявили о себе в полную силу. Десятки тысяч египтян, желающих вступиться за «горячо любимого президента Мубарака», еще накануне стали стекаться в столицу с периферии. Многие приезжали на лошадях и верблюдах. Отдельные стычки между сторонниками и противниками режима начались в Каире еще поздним вечером в среду. Однако кульминации взаимная ненависть достигла вчера.

Ранним утром во время молитвы на площадь Тахрир, ставшую своеобразным центром сбора оппозиции, ворвались несколько тысяч сторонников Хосни Мубарака. Одновременно по оппозиционерам был открыт огонь из автоматического оружия с крыш ближайших зданий. В результате побоища погибли восемь человек, несколько сотен было ранено. В конце концов в дело вмешалась армия, которая разделила противоборствующие стороны с помощью бронетехники, выставив между ними коридор шириной около 100 метров.

Днем пропрезидентские активисты практически блокировали Тахрир, не пропуская туда машины с продовольствием и водой для оппозиционеров. Забаррикадировавшиеся на площади вчера весь день взывали к единомышленникам выйти на улицы и помочь «защитить революцию». Однако прозвучавшее в ночь на среду заявление президента Мубарака о готовности уйти с поста главы государства в сентябре достигло своей цели — оппозиция оказалась расколота. Многие участники антиправительственных выступлений посчитали дело сделанным и разошлись по домам. Кроме того, ряд оппозиционных движений вчера начали диалог о национальном примирении с вице-президентом Омаром Сулейманом и премьером Ахмедом Шафиком.

По мнению экспертов, власти, сменив тактику, явно перехватывают инициативу. Так, вчера утром премьер Шафик выразил сожаление в связи с гибелью оппозиционеров, пообещал провести расследование и наказать виновных. Но главное — он от имени властей извинился за случившееся, что совершенно нетипично для арабских авторитарных режимов. Более того, власти продемонстрировали готовность начать борьбу с коррупцией, как того требовали манифестанты. Вечером генпрокуратура Египта запретила покидать пределы страны целому ряду бывших членов правительства, отправленного в отставку в конце прошлой недели, а также некоторым лидерам правящей партии. До завершения официального расследования заморожены их счета в банках Египта. Наконец, в эфире государственного телевидения вице-президент Сулейман заверил, что 46-летний сын Хосни Мубарака Гамаль не будет участвовать в сентябрьских выборах главы государства.

Впрочем, наиболее радикальная оппозиция сдаваться пока не собирается. «Мы дали Мубараку срок до пятницы,- напомнил вчера экс-глава МАГАТЭ Мохаммед аль-Барадей.- У него остались считаные часы (чтобы уйти.- «Ъ»)». Оппоненты режима вчера вели активную агитацию, через СМИ призывая людей выйти в пятницу на площадь Тахрир, помолиться и маршем пройти до резиденции президента, чтобы заставить его «выполнить волю народа» и уйти в отставку.

По свидетельству очевидцев, о накалившейся до предела обстановке свидетельствует и тот факт, что впервые с начала кризиса здание резиденции президента Египта в пригороде Каира Гелиополисе обнесено несколькими рядами колючей проволоки, а на въездах в комплекс расставлена бронетехника. Как уверяют местные СМИ, на территории расположенного по соседству спортивного клуба «Гелиополис» разместилось еще не менее 60 танков, которые могут оказать поддержку охране президентского комплекса, если оппозиция двинется на дворец. Как отмечают эксперты, речь идет не об армейских подразделениях, а о республиканской гвардии — эти части считаются абсолютно преданными президенту и будут защищать его до конца.

Впрочем, возможно, что в Каире гвардии не придется проявлять свою храбрость и преданность. По данным арабских СМИ, сам Хосни Мубарак находится вовсе не в столице, а с самого начала кризиса проживает в своей зимней резиденции в Шарм-эш-Шейхе. При необходимости в Каир его якобы доставляют вертолетом, но в городе глава государства не задерживается и сразу после переговоров возвращается на Красное море.

Александр Реутов

Источник — Газета «Коммерсантъ»
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296799620

Ирано-армянская дружба, или Пара слов о «моральном» праве судить соседей

В последнее время участились заявления различного рода деятелей из Ирана в адрес Азербайджана, в которых они хотят представить себя блюстителями исламских законов и защитниками мусульман.

Однако мало того, что эти заявления могут быть расценены в Азербайджане как вмешательство во внутренние дела страны, к тому же при беглом взгляде на некоторые моменты иранской внешней политики становится ясно, что у этих блюстителей исламских норм нет и морального права критиковать Азербайджан.

Во-первых, если Иран так радеет за исламские ценности и права мусульман то почему те же иранские религиозные деятели ничего не говорят о том, что в результате армянской агрессии на территории Азербайджана убиты десятки тысяч мусульман, сотни тысяч стали беженцами. Иранские деятели не выступают с осуждением того, что на оккупированных азербайджанских землях снесены и осквернены мечети.

В Иране на самом высшем уровне принимают, обнимают и всячески лобызают Сержа Саргсяна, Сейрана Оганяна, Роберта Кочаряна, которые непосредственно принимали участие в массовых убийствах азербайджанцев, мусульман, участвовали в геноциде населения города Ходжалы. Почему иранские религиозные деятели не выступают с осуждением тех, кто принимает и называет «братьями» этих преступников, руки которых по локоть в крови азербайджанского народа: женщин, детей и стариков?

Кроме того, сегодня Иран является важным экономическим и политическим партнером Армении и как говорят в Тегеране «оказывает братскую помощь» Еревану.

«Тегеран не видит никаких ограничений для расширения связей с соседними государствами, в том числе и с Арменией», — заявил недавно первый вице-президент Ирана Мохаммад-Реза Рахими на встрече с премьер-министром Армении Тиграном Саркисяном в Тегеране. Годовой объем армяно-иранского товарооборота сегодня составляет 400 млн. долларов. По мнению вице-президента ИРИ, необходимо довести этот показатель хотя бы до одного миллиарда долларов. С этой целью иранская сторона предлагает осуществить совместные инвестиции в сфере торговли, транспорта и энергетики Армении.

То есть когда дело доходит до политических экономических и иных интересов Ирана, деятели этой страны преспокойно забывают об исламской морали, солидарности и поддержке мусульман. В доказательство этому приведем лишь некоторые проекты, которые по инициативе и при финансовой поддержке Ирана осуществляются в Армении и на оккупированных азербайджанских землях.

В частности Иран строит вторую ветку газопровода в Армению ценой в пару сотен млн. долларов, также Иран прокладывает новую ветку ж/д Иран-Армения и с этой целью выделил Армении кредит на 400 млн. долларов. Начато строительство нефтепродуктопровода Тебриз (Иран) — Ерасх (Армения) мощность, которого составит 1,5 млн. тонн в год. В дальнейшем в городе Ерасх, что на юге Армении, планируется построить терминал для хранения нефтепродуктов. Общая стоимость проекта с учетом строительства нефтепродуктопровода и терминала составит порядка 250-260 млн. долларов.

Иран на приграничной с Арменией реке Араз строит две мощнейшие ГЭС на Южном Кавказе: с армянской стороны ГЭС будет располагаться в Мегри, а с иранской стороны — в Карачиларе. Строительство Мегринской ГЭС оценивается в 323 млн. долларов, которые вложит Иранская инвестиционная компания.

В соответствии с договором, в течение 15 лет производимая на ГЭС электроэнергия будет поставляться в Иран, после чего Мегринская ГЭС будет безвозмездно передана армянской стороне.

Иран недавно осуществил третий проект по строительству высоковольтных ЛЭП Иран-Армения, напряжением в 400 кВ. Стоимость только третьей программы строительства высоковольтной линии электропередач Армения-Иран и подстанции составит 107,9 млн. евро, финансирование строительства осуществляет иранский Банк развития и экспорта.

Между Арменией и Ираном будет действовать договор о свободной торговле. По словам гендиректора Армянского агентства развития Роберта Арутюняна, согласно предварительной договоренности, налоги на ввозимые в страны товары будут обнуляться, что полностью откроет Армении 80-миллионный рынок Ирана.

Иран намерен открыть в Армении торговый центр, который призван активизировать двустороннее сотрудничество в экономической сфере.

Иран и Армения углубляют военное сотрудничество, с этой целью в 2009 году министр обороны Армении Сейран Оганян побывал в Иране, где его встретили глава военного ведомства и президент Ирана.

То есть мало того, что по инициативе и засчет финансов Ирана с армянской стороной расширяется торгово-экономическое сотрудничество, так еще и на высшем уровне одобрено углубление военного сотрудничества с агрессором Арменией.

Также в соответствии с договором между Ираном и сепаратистским режимом «НКР», осуществляются совместные проекты в сельском хозяйстве и иных областях. Недавно из Ирана на оккупированные азербайджанские земли было завезено 20 комбайнов, скоро будут завезены предусмотренные для комбайнов косилки, приспособленные для уборки урожая кукурузы. Все это вызвало резкое недовольство Азербайджана, однако Иран, несмотря на все свои красивые заявления, в итоге не отказался от расширения сотрудничества с сепаратистским режимом Нагорного Карабаха.

Подведя итоги можно отметить, что Азербайджан не вмешивается во внутренние дела ни одного государства, в то числе Ирана и его связей с оккупантом Арменией. Подобная политика по расширению сотрудничества с Арменией, а фактически почти безвозмездное спасение этой страны-оккупанта не вызывает никакого осуждения у многочисленной когорты религиозных деятелей Ирана. Эти деятели считают возможным считать «братьями» армянских политиков, самолично убивавших мусульман, разрушавших мечети и святыни.

Опять таки все это глубоко личное дело иранской стороны, но следует напомнить, что такого рода «братская» дружба и ее молчаливое одобрение, как минимум не дает права религиозным и иным деятелям Ирана что-то говорить о приверженности исламским принципам и защите мусульман, тем более Азербайджану, являющему в истинном смысле этого слова толерантным государством, где уважаются права и свободы представителей всех конфессий, а в особенности ислама.

Ризван Гусейнов
http://www.1news.az/analytics/20110124012408830.html

Время протестов в арабском мире — оценки западных политиков и экспертов

Как известно, многотысячные демонстрации с требованиями радикальных политических реформ прошли в последние недели в регионе Ближнего Востока и севера Африки. Они охватили Тунис, Египет, Алжир, Ливан, Иорданию, Йемен.

Стремительно нарастающую в арабском мире ситуацию называют положением на вулкане, эффектом «домино» и другими эпитетами. Есть и более торжественно звучащие. К примеру, о том, сколь важное значение имеет декабрь 2010-го — январь 2011-го для судеб Туниса, где состоялась «жасминовая революция», говорит заголовок интервью в Le Monde специалиста по французской революции Жана Тулара «1789 год тунисской революции». Начинается новый исторический отсчет в биографии страны, говорит Ж.Тулар. Традиционные ценности европейской демократии, включая свободу общественного мнения, перенесены на север Африки. Профессор Марко Шеллер из Института арабистики и исламских исследований при Университете Мюнстера называет происходящее в Тунисе историческим шансом для народа страны, жаждущего демократических преобразований.

В любом случае, современная ситуация в регионе – значительная веха в политическом мышлении арабского мира, осознавшего на массовом уровне необходимость кардинальных перемен в общественно-хозяйственном устройстве.

Масштаб народных волнений различен: от десятков тысяч человек в Каире до 15 тысяч человек в Сане и нескольких тысяч в Хартуме. «Это будет марш миллионов»,- заявили накануне всеобщей забастовки ее египетские инициаторы, которые указали, что она начнется с массовой акции в центре Каира.

Число жертв также различно. К примеру, говоря о стране с самым многочисленным населением — Египте, к которому приковано главное внимание мира, эксперты называли к утру 1 февраля с.г., по разным источникам, от 100 до 150 убитых.

Однако западные аналитики отмечают ряд сходных причин, породивших народный бунт, подобно пожару, переметнувшемуся через несколько соседних государственных границ. Прежде всего, это растущее влияние тоталитарных режимов в мусульманских странах, и, как следствие, недостижимость реальных демократических свобод, тотальная нищета, коррупция на всех уровнях.

Стремительно растущие цены на продовольствие вынудило правительство Иордании формировать за счет высоких субсидий специальный продуктовый пакет стоимостью 225 млн долларов, чтобы обеспечить доступность основных продуктов питания. Однако иорданским демонстрантам этого недостаточно. Они скандируют: «Наше правительство — это банда воров». Хотя королю Абдалле рано паковать чемодан, чтобы вслед за тунисским президентом Бен Али спасаться бегством, однако он вынужден прислушиваться к требованию демонстрантов — значительно урезать права монарха. Иордания еще не кипит, но она дрожит в преддверии закипания, констатирует французский аналитик Георг Мальбрун. Главный ответ, который ожидается от правителя, близкого к Западу, состоит в его заверении о том, что он инициирует «настоящий бой» против коррупции — бедствия, которое стало особенно заметно в правительстве и в его окружении в последние годы.

Кошмарной называет ситуацию с продовольствием в Судане бывший координатор ООН по Южному Судану немецкий эксперт Петер Шуманн. В частности, он отмечает одно из последних распоряжений президента О.аль-Башира о 30-процентном росте цен на основные продукты питания в стране с поголовной нищетой и глобальной гуманитарной катастрофой.

В государствах региона практически повсюду царит безработица и отсутствие перспектив для всех слоев населения, прежде всего, для молодежи. Эксперты отмечают: в Египте больше трети населения младше 15 лет, в Алжире — чуть более четверти. В Иордании средний возраст — менее 21 года, а средний йеменец и вовсе моложе 18.

«Мубарак никоим образом не противодействует массовой безработице, которая особенно сильно унижает человека с высшим образованием и в целом молодых людей, которые составляют одну треть египетского общества», говорит известный немецко-французский эксперт по Ближнему Востоку, почетный профессор Ruhr-Universitаеt Bochum Петер Шолль-Латур, который более полувека занимается изучением проблем в регионе. Эти проблемы действительно застарелые, и тем отчетливей обозначают демонстранты стремление к демократическим переменам. Рупрехт Поленц, эксперт по Ближнему Востоку в бундестаге от христианских демократов, выступая 27 января с.г. перед парламентариями, высказал убежденность, что нынешнее положение в Тунисе создает основы стабильной демократии. Требования митингующих конкретны: покончить с коррупцией и подавлением свободы слова. «Тунисцы хотят решать сами, кто должен править. И мы поддерживаем это требование о правовом государстве и демократии», — указал он.

Согласно прогнозу марокканского политолога, профессора философии Университета Рабата Мохамеда Сабила, следом за участниками тунисской «жасминовой революции» и их собратьями в Алжире, последует очередь Марокко. Эти страны роднит не только география, но и общее колониальное прошлое, родственный менталитет, единое движение сопротивления, характерное для 40-х гг. прошлого века, сходный временной отрезок обретения независимости (50-60-е гг). Характеризуя три страны Магриба, эксперт отметил в качестве ядра преобразований наличие грамотной студенческой молодежи, способной оценить причины бедственного положения народов и осознающей необходимость реформ в политической и экономической сфере.

Ситуацию, которая не способна была сама собой измениться, аналитики ФРГ и других стран Европы объясняют рядом сходных причин. Одна из главных — продолжительное нахождение у власти политических лидеров в регионе, в связи с чем сформирована коррумпированная система с управленческим ядром в правительстве стран. Так, президент Египта Хосни Мубарак, — 30 лет у власти, президент Йемена Али Абдалла Салех – 32 года, президент Туниса Зина Абидина Бен Али — 23 года.

Западные эксперты, прогнозируя ситуацию в названном регионе, указывают, в частности, на ряд вероятных угроз.

Первая из них — опасность прихода к власти исламских фундаменталистов и готовность пока существующих властных структур противостоять такому развитию событий.

«Темные надежды исламских боевиков, некогда убивших Садата, вновь витают в мечетях и переулках Каира», — пишет Sunday Times. Немецкие политики отмечают тенденцию растущего влияния радикалов в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Говоря, в частности, о Египте, эксперт парламентской фракции ХДС/ХСС по вопросам внешней политики Филипп Мисфельдер указывает: сейчас вопрос в том, какую выгоду из протестного движения смогут извлечь «Братья-мусульмане» или другие исламистские течения, чтобы направить страну в русло собственных устремлений. В частности, известно, что из тюрем Каира и других городов Египта единомышленниками были освобождены более 30 активистов запрещенной в Египте исламистской партии «Братья-мусульмане», в том числе несколько ее лидеров, арестованных незадолго до начала всенародного движения протеста.

Исламисты, которые преследовались авторитарными режимами на Ближнем Востоке, получают шанс расправить крылья и «показать себя во всей радикальной красе». Развивая тему, глава фракции «зеленых» в бундестаге Юрген Триттин считает, что шансы захвата власти исламистами тем меньше, «чем скорее Египет найдет путь к демократии, экономическому развитию и честному правительству». Впрочем, Соня Хегази, вице-директор берлинского центра по изучению ислама (Zentrum Moderner Orient), считает, что не стоит преувеличивать степень радикализации «Братьев-мусульман». Считаю, что они весьма умеренны в настроениях, говорит она, особенно, «если сравнивать движение с 1970-ми годами и последними двадцатью, эта разница особенно заметна».

Вторая угроза – выход на политическую арену сил оппозиции, а они, как известно, весьма неоднородны и не всегда конструктивны.

Именно оппозиция Египта призвала граждан начать всеобщую бессрочную забастовку, цель которой — отставка президента Египта Хосни Мубарака. Оппозицию представляет экс-глава МАГАТЭ Мохаммед эль-Барадеи, который объявил, что оппозиционные движения делегировали ему соответствующие полномочия. Однако насколько устойчивым окажется его положение в стране, где ставку привыкли делать исключительно на штыки, покажет время.

Тысячи жителей Туниса приветствовали возвращение из европейского изгнания Рашида Ганнуши, лидера исламистской партии, запрещенной 22 года назад. Наблюдатели, выразившие опасения, что прибытие Ганнуши означает рост исламистских настроений, были им заверены: он придерживается умеренных взглядов и не намерен участвовать в предстоящих через полгода президентских выборах. В Судане, к примеру, среди задержанных оказался лидер исламистской оппозиции Хасан ат-Тураби, который призывал сограждан к восстанию по примеру Туниса.

Третья угроза – дальнейший рост народных волнений в регионе.

Продолжающиеся беспорядки в Египте вызывают резонанс во всем мире. И, прежде всего, в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Президент Башар Асад надеется не допустить подобного в Сирии, он заявил о своей готовности проводить политические реформы. В интервью The Wall Street Journal, он отметил, что происходящее на Ближнем Востоке должно заставить лидеров арабских стран пересмотреть подход к государственному управлению, а протесты говорят о начале «новой эры» в истории Ближнего Востока, правда, принесет ли она новый хаос или воцарится мир в обществе, пока неясно. В любом случае, развитие событий играет на руку президенту Сирии: сейчас, когда в Ливане премьер-министром стал выдвиженец «Хизбаллы» Наджиб Микати, сменивший Саада Харири, «Хизбалла» получает возможность стать решающей политической силой в стране. Нет сомнений в том, что это радикальное движение поможет Сирии возобновить влияние на Ливан. Очевидно, что драматические события в исламском мире развиваются по принципу цепной реакции и трудно сказать, какое развитие они могут получить в странах региона, особенно в тех, где население смешанное, христиано-мусульманское.

Вместе с тем западные политики и эксперты указывают на ряд причин, которые объективно затрудняют дальнейшее прогнозирование ситуации в названных странах.

Первая причина – непредсказуемость противостояния власти и общества. Отсутствие прогноза связано с усилением военной составляющей и подавлением источников объективной информации.

Президент Мубарак, понимая, что может рассчитывать только на поддержку военных, объявил о возвращении поста вице-президента, упраздненного 30 лет назад и ныне переданного главе разведки генерал-лейтенанту Омару Сулейману, которого сами силовики называют главой ЦРУ на Ближнем Востоке. Это назначение, как и заявление президента Египта о роспуске правительства, воспринято как серия политических маневров. Кроме того, власти объявили о закрытии бюро катарского спутникового телеканала «Аль-Джазира», который, по мнению официального Каира, «провокационно и необъективно» освещал происходящее в Египте. Таким образом, отозвав лицензию на вещание телеканала в стране и лишив аккредитации всех его журналистов, о чем объявил министр информации Анас аль-Фики, президент и его окружение лишают объективной информации граждан собственной страны и других государств.

Согласие на переговоры с манифестантами Хосни Мубарак сочетал с рядом приказов армии Египта, которая поддерживает главу государства. Военные, которые вплоть до воскресенья сохраняли нейтралитет и не вмешивались в столкновения демонстрантов с полицией, в минувший понедельник взяли под свой контроль все крупные города страны. Введены усиленное патрулирование, время действия комендантского часа, по нарушителям которого разрешено вести огонь на поражение. Таким образом «марш миллионов», намеченный на вторник, 1 февраля с.г., может привести к многочисленным жертвам. В качестве ответа на силовое решение проблемы демонстрантами взята штурмом и сожжена штаб-квартира правящей Национал-демократической партии в Каире.

Вторая причина – усиление криминогенной обстановки.

Тогда как на площадях демонстранты борются за демократические свободы, хозяевами улиц становятся мародеры. Население, организующее отряды самообороны, нередко проигрывает в схватках с грабителями. Структуры МВД, традиционно ассоциирующиеся с взятками, оказались в поле внимания демонстрантов. Поэтому в Каире полицейские побыстрее избавлялись от формы и разбегались. Между тем, в Каире, Александрии, Суэце банды мародеров и представителей радикальных группировок подвергли разграблению полицейские участки, где завладели оружием, а затем принялись громить супермаркеты, банки, ювелирные магазины, правительственные учреждения, дома богатых граждан, продуктовые магазины.

Тысячи уголовников, которые получили свободу в результате скоординированных действий заключенных и бандитов, пришедших им на помощь, также включились в вооруженный разбой. Только из тюрьмы Абу-Сабель близ Каира удалось вырваться на свободу около 6 тыс. заключенным. Массовые побеги из мест заключения отмечены в Александрии, Асуане, Даманхуре, Вади-Натрун. В Эль-Файюме, расположенном в ста километрах от столицы, из заключения вырвались около 5 тыс. уголовников. По словам директора Египетского национального музея, вандалы пробрались в здание через чердачное помещение и уничтожили две мумии. О всплеске насилия уголовного элемента рассказал в одной из программ ARD директор Немецкой школы в Каире Йорг Армбрустер, организовавший вместе с другими сотрудниками охрану детей до момента их переправки в ФРГ. Эксперты отмечают, что армия взялась за зачистку городов от бандитов и мародеров, расстреливая их прямо на улицах.

Третья причина – обилие кандидатов на должность президента.

Президент Хосни Мубарак, посетивший главный штаб вооруженных сил, где провел серию консультаций с Омаром Сулейманом, а также министром обороны Мухаммедом Хусейном Тантауи, начальником генштаба Сами аль-Ананом и другими высокопоставленными военными, окончательно закрепил договоренность о будущем распределении полномочий после подавления протестов. Эксперты считают, что президента вынудили пойти на серьезные уступки военным, в числе планов которых – проведение карательных операций, грозящих новым кровопролитием.

При развитии событий с нарастающим числом жертв вполне вероятно смещение Хосни Мубарака и приход к власти кого-то из генералов, не исключено того же Омара Сулеймана. «Ситуация пока неясна, — высказывает мнение Петер Шолль-Латур. – Армия и спецслужбы, без сомнения, будут подавлять беспорядки с присущей им жестокостью. Военные же будут решать вопрос о преемнике, которым может стать как Мубарак, так и его сын президента Гамаль или генерал Сулейман. В любом случае, кто бы ни пришел к власти, он должен понимать, что самая большая опасность Египту исходит от радикал-исламистского движения».

Однако в Египте появились и другие претенденты на пост лидера нации. Уже 28 января, то есть через три дня после начала массовых выступлений противников режима, в Египте появился новый лидер — бывший гендиректор МАГАТЭ Мухаммед эль-Барадей, который вернулся на родину и намерен возглавить политические преобразования в стране.

Данные расклады в значительной степени отвечали бы интересам США и Евросоюза, которые озабочены сохранением преемственности внешнеполитического курса Египта — лидера арабского мира, стоящего на умеренных позициях. Именно при Мубараке Каир стал самым надежным союзником Вашингтона в арабском мире. Поэтому западный мир склонен не акцентировать внимание на том, что именно в его период правления в стране расцвела коррупция, основным символом которой стала семья Мубарака: состояние только супругов западные эксперты оценивают в 25 млрд фунтов.

Чтобы избежать трагического сценария в Египте, ведущие политики Старого Света обещают Египту помощь в деле демократизации. Свою озабоченность ситуацией и поддержку надежд египтян на справедливое и лучшее будущее высказали в совместном заявлении от 20 января с.г. президент Франции Саркози, канцлер ФРГ Меркель и премьер-министр Великобритании Кэмерон. Министр иностранных дел Германии Вестервелле призвал президента Мубарака начать диалог с оппозицией и демонстрантами. Ситуация в Египте и других государствах региона стала одной из тем визита канцлера ФРГ Ангелы Меркель в Израиль и германо-израильских правительственных консультаций, прошедших в понедельник, 31 января. Накануне, в воскресенье, канцлер Меркель в телефонном разговоре с президентом Мубараком в очередной раз призвала власти Египта не применять насилие в отношении мирных демонстрантов и обеспечить в стране свободу собраний и информации. Меркель выразила надежду, что новое правительство Египта решительно займется реформами, а также пойдет на диалог с участниками протестов. «Мы готовы оказать Египту кратко-, средне- и долгосрочную помощь», — заявила верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон на встрече глав МИД стран-членов Европейского союза в Брюсселе в понедельник, 31 января. По ее словам, Евросоюз поможет Египту при условии «открытого и серьезного диалога с оппозиционными партиями и всеми сегментами гражданского общества».

Что собой будет представлять демократия в арабском формате, не способен ясно сказать ни один политик и эксперт.

Европейская пресса полна предположений на этот счет. В статье «Расцвет демократии или рождение нового Ирана?» Mail on Sunday рассуждает о том, что Египет может повторить судьбу Исламской республики, где революция обернулась созданием «средневековой теократии». Пока, как отмечает Die Welt, в Египте хаос и анархия усиливаются. Причем, действиями не только преступных банд и мародеров, но и сил безопасности. Такое наблюдалось и в Тунисе. Поэтому гражданское население вынуждено брать инициативу в собственные руки. Угрожает ли арабскому миру огромный пожар? – на этот вопрос П.Шолль-Латур дает следующую последовательность крушения режимов в арабском мире: «Повсеместное закипание заметно всюду. Сначала крушение режима в Тунисе. Для этого используются те же исламские боевые группы, которые совершают новые удары в Алжире. В Йемене грозят правительству восставших племена и экс-марксисты на юге. В Ливане мощную попытку вооружения совершает экстремистская «Хизбалла», который приходит во властные структуры на палестинских территориях».

События в регионе особым образом влияют на ситуацию в Израиле. Frankfurter Rundschau отмечает: если прежде дефицит демократии в арабских странах считался главным препятствием на пути к заключению мира на Ближнем Востоке, теперь, когда египтяне выступили с требованиями свободы, достоинства и справедливости, Израиль испугался. Мир с Каиром не приводил израильтян в восторг, однако оставался стабильным, поскольку на Мубарака можно было положиться. До сих пор, подчеркивает Шолль-Латур, Египет при Мубараке считался, «по меньшей мере, стабилизирующим фактором, который противостоял палестинцам». Теперь появилась угроза развала даже этого варианта партнерства с арабским миром, которое надо спасать. На этом фоне не кажется неправдоподобным сообщение телеканала Al-Jazeera об израильских поставках Египту средств для разгона демонстраций: водометов и слезоточивого газа. Беспорядки в странах Ближнего Востока и на севере Африки весьма серьезно могут отразиться на положении Израиля и в целом на мирном процессе на Ближнем Востоке. При радикальной смене курса Египтом положение на Ниле может изменить всю ближневосточную картину. По мнению П.Шолль-Латура, Израиль в тупиковом положении: «С севера угроза «Хизбаллы» при поддержке Ирана. Если на юге к этому присоединится радикально-исламистский режим, положение станет в высшей степени угрожающим».

Использованы данные Die Welt, Qantara, Bild, Deusche Welle, BBC, Die Presse, tagesschau, Deutschlandradio, Le Figaro, официального сайта А.Меркель, сайта бундестага.

И.С.Берг

Источник — Институт Ближнего Востока
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296800520

Январская провокация 1990 года в Баку — ее идеологи, спонсоры и исполнители – Часть вторая

Прежде чем перейти непосредственно к вводу Советской Армии в Баку и последовавшим кровавым событиям 19-20 января 1990 года, следует коснуться событий, предопределивших эту преступную акцию, совершенную Михаилом Горбачевым и его окружением.

1 декабря 1989 года Верховный Совет Армянской ССР и Национальный Совет НКАО на совместном заседании принимают постановление «О включении Нагорного Карабаха в состав Армении», что прямо противоречило Конституции СССР и Азербайджанской ССР.

Одновременно из Армении в этот период хлынула новая волна изгоняемых азербайджанцев, которые размещались в Баку и других городах Азербайджана. Антиконституционное решение о присоединении НКАО к Армении и пассивность руководства СССР в этом вопросе привели к массовым волнениям в Азербайджане, обернувшимся исходом армянского населения из республики.

Однако дислоцированные не территории Армянской ССР советские войсковые подразделения не предпринимали практически никаких мер для защиты остававшегося еще там азербайджанского населения. Отметим, что с 1987 года при непосредственном активном участии партийного руководства и правоохранительных органов Армянской ССР началось изгнание азербайджанского населения.

При финансовой поддержке зарубежной армянской диаспоры и руководства Армянской ССР на территорию республики в массовом порядке стали проникать вооруженные боевики и террористические группировки, было налажено поставка различного рода вооружений в Армению. За период до января 1990 годы было зверски убито свыше 200 азербайджанцев, насильственно изгнано почти все 200 000 азербайджанское население.

Обо всем этом прекрасно было осведомлено союзное руководство, но никаких мер для предотвращения этого нацистского шабаша в Армянской ССР со стороны кремлевского руководства не было предпринято. Складывается ощущение, что союзное руководство делало все, чтобы взорвать общественность Азербайджанской ССР и спровоцировать на ответные действия. В декабре 1989 — январе 1990 гг. в Баку и другие крупные города Азербайджана стала прибывать новая волна беженцев из Армении, которые рассказывали страшные вещи о чинимых там насилиях и убийствах азербайджанцев.

В этой ситуации происходят события, которые еще раз подтверждают наличие спланированной провокации со стороны горбачевского руководства в адрес Азербайджанской ССР.

9-11 января 1990 года, когда еще в Баку и других городах и речи не было о беспорядках и столкновениях, позже выданных за «армянские погромы», по тревоге были подняты и начали перебрасываться в Азербайджан различные боевые подразделения советской армии, также резервисты из Ставрополя, Краснодара и других регионов России.

11 января 56-я гвардейская десантно-штурмовая бригада, дислоцированная на территории Туркменской ССР, была поднята по тревоге. Личному составу было объявлено, что бригада будет переброшена для участия в боевых действиях, тогда как еще в Азербайджане не было никаких столкновений. Штурмовая бригада и другие подразделения спецназначения стали перебрасываться на военный аэродром в городе Кюрдамир, а оттуда по воздуху перевозились в Порт-Ильич (ныне Лиман).

Часть этих войск заново перебрасывалась на военный аэродром Кюрдамира: то есть союзное руководство перекидывало войска в разные точки Азербайджана и на всякий случай готовилось обратно вывести их без шума из республики, если не удастся спровоцировать беспорядки.

На этом фоне армянские бандформирования устраивали нападения на азербайджанские села вдоль армяно-азербайджанской границы и в НКАО. Кровь мирного населения потекла рекою. Началось изгнание азербайджанцев из Степанакерта (Ханкенди), из сел оказавшихся в окружении армянских боевиков, а также артобстрелы азербайджанского города Шуша. Но секретно введенные в Азербайджан подразделения советской армии никак не реагировали на все это: значит, у них было совсем иная функция.

Воспользовавшись сложившейся в Азербайджане критической ситуацией, в ночь с 19 на 20 января армянские вооруженные отряды оккупировали село Кярки Нахчыванской Автономной Республики Азербайджанской ССР. Армянские бандформирования также напали и на поселок Садарак в Нахчыване. Среди мирного азербайджанского населения имелись жертвы. Снарядами тяжелой артиллерии и системы массового поражения «Град» регулярно обстреливались другие азербайджанские села Нахчывана. Налицо открытая попытка ввергнуть Азербайджан в хаос, вынудить предпринять ответные меры, в результате чего «доблестная» советская армия начнет спецоперацию против Азербайджанской ССР. К этому моменту в Азербайджане скопилось почти 70 000 ударная группировка из подразделений советской армии.

В ночь с 19 на 20 января в Баку введены эти крупные подразделения Советской Армии, которые безжалостно расстреливали и давили танками гражданское население столицы Азербайджана. Эта кровавая акция, названная Черным Январем, привела к многочисленным жертвам среди гражданского населения Баку, пытавшегося помешать вводу войск. В результате ввода войск в Баку погибло 133-137 и ранено более 800 жителей.

Войска вводятся именно тогда, когда в городе кончились беспорядки, и своими силами удалось взять под контроль ситуацию. Однако это, видимо, не входило в планы Кремля, который дал команду «пойти на Баку» и убивать своих же — советских граждан.

Общеизвестно, что «беспорядки в Баку происходили с 13-го по 19 января 1990 года», — об этом писали сами же армянские СМИ. Однако, несмотря на то, что беспорядки кончились, в Баку вводятся подразделения войск, переброшенные в Азербайджан еще 9-11 января. Но если беспорядки в Баку начались 13-го, то как же военное командование СССР могло заранее узнать о них?

Все эти факты показывают, что руководство СССР и КГБ спланировало беспорядки в Баку и никак иначе.

Любопытно, что после кровавого ввода войск в Баку 56-я гвардейская десантно-штурмовая бригада, которая дислоцировалась в Баку, в феврале 1990 года была переброшена в Мегринский район Армянской ССР, где они должны были защищать оставшееся немногочисленное азербайджанское население, которое там в осадном положении держали армянские бандформирования. Однако тут уже практически не осталось азербайджанцев и местное армянское партийное руководство уговорило советский генералитет вывести войска и «не мешать» завершению полного изгнания азербайджанского населения Армянской ССР.

Подведя итоги, можно только констатировать, что, несомненно, налицо сговор против Азербайджанской ССР со стороны руководства СССР и партийных лидеров Армянской ССР. Иначе никак не понять, почему союзное руководство «ослепло и оглохло» в 1987-1989 гг., когда из Армянской ССР при непосредственном участии партийного руководства были изгнаны почти 200 тысяч азербайджанцев. А «проснулось» союзное руководство только в январе 1990 года, когда в Азербайджане, наводненном сотнями тысяч беженцев из Армении и НКАО, сложилась критическая ситуация. И «проснулось» союзное руководство не для того, чтобы помочь Азербайджанской ССР, а для того, чтобы потопить азербайджанский народ в крови, прекрасно зная, что подобная несправедливость приведет к горячей фазе армяно-азербайджанского, Нагорно-Карабахского конфликта.

Ризван Гусейнов
http://www.1news.az/analytics/20110203050108274.html

Поможет ли кыргызским финансам турецкая реанимация?

Знатоки финансового мира давно мечтают о его оживлении. В этом плане приезд турецкой делегации в Бишкек несколько воодушевил их: отныне открываются перспективы работы на международных торговых площадках. В частности, на фондовой бирже в Стамбуле.

Во всяком случае это обсуждали Нурбек Элебаев, возглавляющий Государственную службу регулирования и надзора за финансовым рынком, и Ведат Агкирай, председатель Совета по рынку капиталов Турции (одновременно он возглавляет Комитет по развивающимся рынкам Международной организации по ценным бумагам, объединяющей контролирующие органы более 200 стран и устанавливающей международные правила работы в этих странах).

Поторгуемся у турков?

Турция считается четвертой страной в мире по объему торгуемых государственных ценных бумаг. На ее фондовом рынке зарегистрирован 341 эмитент, акций выпущено на сумму $263,8 миллиарда. Объем операций превышает $314 миллиардов. Естественно, Кыргызстану, где сделки можно пересчитать по пальцам, а перечень ценных бумаг и вообще финансовых инструментов не блещет разнообразием, впору учиться у турецких финансистов. В принципе и об этом стороны тоже договорились, подписав Меморандум о взаимопонимании и обмене информацией между Советом по рынку капиталов Турции и Госфиннадзором КР.

Кстати, Совет по рынку капитала действует в Турции без малого 20 лет. И работает ради обеспечения открытости и прозрачности фондового рынка и защиты прав инвесторов. Интересно, что финансируется он за счет некого процента от работы Стамбульской фондовой биржи и небольшого процента за регистрацию эмиссий. У совета довольно широкие полномочия: он может проводить расследования в случае манипулирования ценами на рынке ценных бумаг и даже назначать определенные санкции. Более того, работает над созданием благоприятных условий для брокеров и инвесторов, разъясняет преимущества работы на бирже и прочее — это именно то, чего нам не хватает в силу отсутствия «культуры денег». Советом полностью контролируется вторичный рынок обращения госбумаг, а также деятельность профессиональных участников, включая Центральный депозитарий.

Во время встречи обе стороны обсудили возможности регулирования, размещения, обращения и учета турецких государственных ценных бумаг, а также вопрос создания в Стамбуле глобального финансового центра (с тем, чтобы и наша республика могла там работать).

— В первую очередь мы хотим вынести на эти площадки государственные ценные бумаги. Это самые ликвидные ЦБ в стране, — сказал Нурбек Элебаев. — В дальнейшем будем продвигать акции и облигации наших стратегических компаний. И сейчас мы прорабатываем этот вопрос.

На это Ведат Агкирай ответил: «Мы бы хотели и обратного процесса, чтобы в Кыргызстане размещались наши бумаги».

Был подписан меморандум (между прочим, исключительно на английском языке), суть которого сводится к следующему: обеспечить основы для сотрудничества, помогать друг другу и препятствовать инсайдерским сделкам, нездоровым манипуляциям и мошенничеству на рынках, чтобы в отношении эмиссий, сделок с бумагами главенствовали закон и четкие правила. Само собой, договорились о тренингах и обмене опытом по работе с векселями на вторичном рынке и обращению с государственными средне- и долгосрочными облигациями.

Нурбек Элебаев отметил, что данный меморандум позволит защищать инвестиции друг друга в обеих странах. Кстати, инвесторы из Турции проявляют интерес не только к фондовому рынку (между прочим, турецкой стороне принадлежит 20 процентов акций Кыргызской фондовой биржи), но и к «Дастану», «Манасу» и «Кыргызнефтегазу».

— Турция выходит на новые рынки привлечения международных капиталов, — заявил он. — И с 2011 года в Турции открываются льготные условия для участвующего в инвестировании иностранного капитала, в том числе и кыргызского. Наши компании смогут выставляться на турецких фондовых биржах.

— Но вы должны обеспечить стабильность и уверенность у инвесторов в вашей стране, — заметил Ведат Агкирай.

А что в родном Отечестве?

Как оказалось, планов громадье. О них рассказал президент Кыргызской фондовой биржи Айбек Толубаев:

— Планируется перевести государственные ценные бумаги на фондовую биржу для вторичных торгов. Мы хотим вовлечь в этот процесс брокерские, страховые компании, пенсионные фонды (кстати, в 2011 году планируется создание двух негосударственных пенсионных фондов). Главная цель состоит в том, чтобы временно свободные средства работали на экономику, а не простаивали. В последнее время процентная ставка по государственным ценным бумагам привлекательная. Начало вторичных торгов по государственным бумагам запланировано на второе полугодие 2011-го. Их общая сумма составит 7,5 миллиарда сомов.

Предлагается от 5 до 15 процентов акций отечественных так называемых голубых фишек отдать на вторичный рынок. Это 6 компаний. За счет подобного шага надеются пополнить государственный бюджет на сумму примерно 1,3 миллиарда сомов. Примерно 30-40 процентов от запущенных на вторичный рынок акций будут и в дальнейшем крутиться на фондовом рынке, что поднимет его обороты до 2 миллиардов сомов.

Собираются и дальше «раскручивать» отечественные компании на выпуск корпоративных облигаций. После крайне негативного опыта с «Рентон-групп» делать это не просто: население мало верит в порядочность эмитентов. Хотя после «Рентона» уже есть замечательные примеры с выпуском подобных бумаг: только что погашены облигации «Абдыш-Аты» (приносившие по 20 процентов годовых в течение двух лет), в обороте находятся бумаги «Росказмета» (на 3 года с той же доходностью).

По словам Айбека Толубаева, в 2011 году ожидаются новые эмиссии корпоративных бумаг на сумму около 200 миллионов сомов.

Инвестфонды плачутся

Когда-то на волне приватизации и повального обладания купонами возникли инвестиционные фонды, чью деятельность в принципе можно и не расшифровывать. Они должны были привлекать деньги населения или компаний, вкладывать их во что-то доходное, а затем «делиться» прибылью с теми, кто принес им средства. Но, как оказалось, такая форма «обогащения» не снискала популярности. В итоге благие цели, которые ставят перед собой инвестфонды, не достигнуты.

— Доходность наших портфельных акций не существенна, — признался Абдыралы Чынгышев, директор ОАО «Ала-Тоо-инвест». — Развитие инвестиционных фондов напрямую связано с реальным производством, ведь их доходы диктуются ростом акций, дивидендами. Замкнутый круг: инвестфонды предназначены для развития производства и завязаны именно на нем. Действуют сегодня реально только 4-5 инвестфондов (из зарегистрированных когда-то 17). У нас были крупные фонды, преобразованные по ряду причин в акционерные общества (слишком проблематична была их деятельность). Например, «Ош-инвест» (а «Иссык-Куль-инвест» вообще прекратил работу).

По его словам, сегодня инвестфонды вкладывают в государственные казначейские векселя и государственные казначейские облигации — самые что ни есть надежные ценные бумаги. Но и на них клиент «не клюет».

— На Западе различные формы инвестфондов очень популярны, — говорит Абдыралы Чынгышев.- Обороты и активы там соизмеримы с оборотами и активами коммерческих банков.

Наши же фонды численностью клиентов похвастать, как известно, не могут. Возможно, оттого, что не могут привлечь стабильной процентной ставкой, предположили страховщики, присутствовавшие при разговоре.

— Жесткой процентной ставки нет: активы вкладываются в акции-облигации, и доходность по ним получается то 30, то 10 процентов, поскольку складывается из стоимости акции и дивидендов на них, которые, естественно, плавают, — пояснил Абдыралы Чынгышев. — В «Ош-инвесте» сегодня — почти 41 тысяча акционеров, в «Кыргыз-инвесте» — 14 тысяч, в «Ала-Тоо-инвесте» — более 1 тысячи 600. Конечно, за эти годы первоначальные активы все же выросли: у нас — более чем в 5 раз. Если в 1994-1995 годах наши активы насчитывали чуть более 1 миллиона сомов, то теперь — около 7 миллионов. Но это не тот рост. Инвестфонды не выполняют той роли, которую должны.

Впрочем, эксперты полагают: дело тут и в том, что в народе нашем напрочь отсутствует культура денег (только культ). И если в госбюджетах западных стран, в Европе существуют даже специальные статьи расходов на развитие инвестиционной культуры (от образовательных программ в школах и вузах до неких «просветительских» передач на ТВ), то у нас в настроениях по-прежнему превалирует плюшкинское собирательство. Мотивация, что надо иметь дополнительный источник дохода, вкладывать, заставлять деньги работать, полностью отсутствует. Если переломить такую ситуацию, то и финансовый рынок Кыргызстана станет «живым».

Татьяна ОРЛОВА

Источник — ИА «24.kg»,
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296718440

Стратегия «братьев-мусульман» в Египте и Иордании

Король Иордании Абдалла II решил распустить правительство и приказал сформировать новый кабинет. Очевидно, что то, что это происходит именно сейчас, не случайно – хашемитская монархия в Иордании наблюдает за развитием событий в Египте. Это не обязательно говорит об эффекте домино в регионе, и на самом деле, сравнивая ситуацию в Египте и положение в Иордании, необходимо учитывать очень важные факторы.

Иордания обращается со своей оппозицией совсем иначе, чем это делало египетское правительство. Правительство Иордании применяет к оппозиции более мягкий подход. Политическое крыло «Братьев-мусульман», Фронт исламского действия, признается в Иордании в качестве легитимной политической организации, хотя Фронт все еще борется за адекватное представительство в парламенте.

После парламентских выборов ноября прошлого года напряженность в Иордании действительно возросла. Политическое крыло «братьев-мусульман» яростно выступало против проведения этих выборов, а также против избирательного закона, который, по их мнению, отдает предпочтение промонархическим сельским районам Иордании. С того момента группа требует снижения цен на продукты и топливо и изменения избирательного закона, они проводят массовые демонстрации и мирные сидячие забастовки.

Не стоит забывать, что они не требуют смены режима, в отличие от ситуации в Египте. Сейчас политическое крыло «братьев-мусульман» видит для себя открывшиеся возможности, и по сути они пытаются воспользоваться текущей ситуацией для удовлетворения своих политических требований. Правительство Иордании уже объявило о плане субсидий на 452 миллиона долларов с целью снизить цены на продовольствие, на топливо, для повышения пенсий – по сути это делается для того, чтобы уладить разногласия с оппозицией. Иными словами, это не переломная точка, как в Тунисе или Египте, это скорее правительство пытается сохранить власть, идя на компромисс с целью предотвратить эскалацию конфликта.

Ситуация, которую создает Иордания, идя на уступки, может привести к серьезным последствиям за пределами страны, в особенности если события в Иордании воспринимать как успех исламистской организации, которая смогла вынудить такой режим как хашемитская монархия пойти у себя на поводу. Это может не только вдохновить на те же действия молодые оппозиционные группировки в других странах, но и подстегнуть египетских «братьев-мусульман».

Сейчас египетские «братья-мусульмане» ведут очень осторожную игру. Я думаю, они очень хорошо осознают, что романтизм революции на улицах может завянуть – чем дольше люди будут выходить на улицы без регулярных поставок еды, без обеспеченной безопасности, и, что самое важное, без результатов. Уже ясно, что Мубарак в ближайшее время уходить не намерен, а «братья-мусульмане» должны поддерживать градус на улицах прямо сейчас. Они не хотят, чтобы люди стали рассуждать таким образом – «я уже 30 лет мечтаю об уходе Мубарака, я не могу ждать еще 8 месяцев до сентябрьских выборов». С другой стороны, «братья-мусульмане» хорошо осознают негативные ассоциации со своим исламистким ярлыком и по этой причине пытаются заполучить на свою сторону некоторых светских лидеров, например, Мохаммеда эль-Барадеи, которому, может быть, недостает поддержки, но он, по крайне мере, светский лидер, которого люди могут представить находящимся у власти, пока «братья-мусульмане» работают над политическим шансом, которого они ждали в течение нескольких десятилетий.

Оригинал публикации: Dispatch: The Muslim Brotherhood»s Strategies in Egypt and Jordan

Опубликовано: («Stratfor», США)
Рива Бхалла (Reva Bhalla )

Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296707280

Зачем Эрдоган в Бишкек приезжал?

Зачем Эрдоган в Бишкек приезжал? Продвигая свои и американские интересы, Турция нацелилась поиметь Кыргызстан, а заодно и Россию

Все лезут в Кыргызстан, будто он резиновый. Все пытаются что-то разнюхать, обмануть, урвать. Все называют себя «инвесторами», а на самом деле поганой метлой гнать бы таких «инвесторов», которые только и смотрят, чтоб поменьше вложить, побольше получить. Вот и турки: дайте им возможность «навариться» на поставках ГСМ на аваибазу «Манас»! Будто у Турции есть собственные нефтепродукты! Нет же – явный реэкспорт собираются гнать втридорога, явно посредничать и свой бакшиш срывать. Или подайте им завод «Дастан» – успешное предприятие, не требующее особых вливаний, причем с российской долей и секретным производством. А вы Россию спросили, нужен ли ей такой «партнер», который явно будет совать нос в военные разработки и шпионить в пользу США. Вот за чем приезжал в Кыргызстан турецкий премьер Эрдоган! Что это, что все остальное – от лукавого.

Если совсем честно, то так называемые турецкие «бизнесмены» достали уже Бишкеке основательно. При всей болтовне про инвестиции – практически ни одного производства, ни одного проекта в реальном секторе. Турки здесь обзавелись только крупнейшей недвижимостью – понастроили везде и жилые дома, и торговые центры и зарабатывают на этом дорогущей арендой. Да ресторанов везде своих понасовали и магазинов. И то же самое: низкое качество турецких же продуктов при неприлично высоких ценах. Если кто-то и называет это инвестициями в экономику Кыргызстана, то здесь в этот блеф мало кто верит. Это, извините, инвестиции в экономику Турции. И не надо передергивать понятия.

«Хотя бы на ближайшую перспективу нужно усилить борьбу с коррупцией. Это будет очень хорошо. Но самая главная поддержка должна исходить с кыргызской стороны. Это откроет дорогу инвестициям не только и Турции, но и из других стран», – заявил Эрдоган, будучи в Бишкеке. «Я вам скажу, что есть два секрета в экономике – это доверие и стабильность. Без этих составляющих не может быть развития отношений».

Я вам скажу тоже два секрета. Если б турецкие «бизнесмены» не совали взятки нашим чиновникам, захватывая под это самое свое строительство самые дорогие участки в центре столицы, – то, глядишь, все у нас коррупции было бы меньше. А так, извините, «доверия» к турецким «инвесторам» нет никакого. И ведут себя турки, понаехавшие в Бишкек, здесь как хозяева – нагло, высокомерно.

«Что касается турецкого бизнеса в Кыргызстане, он сказал, что во время мародерства в Бишкеке турецкие компании понесли убытки примерно на 7 миллионов долларов», – посетовал Эрдоган….»Понесли» или только насчитали столько – это еще большой вопрос. Да и не несли бы! Только выгодно было им это – в некоторых случаях. Доподлинно известно, например, что владельца бизнес-центра «Вефа» в день переворота 7 апреля заранее предупреждали, что будут грабежи. И наши бизнесмены, например, в этой ситуации торговый центр «Дордой» заранее же максимально и обезопасили А вот турок никаких мер не принял, и более того, запретил вывозить товар арендаторам. Их подставил, зато на страховке хорошо поимел, да еще и убытки те самые нашим властям предъявил. Это еще раз к вопросу о доверии…

Так что визит премьер-министра Турции и лидера правящей партии справедливости и развития Реджепа Таипа Эрдогана в нашу страну воспринят был без особого восторга. То есть, на дипломатическом уровне – конечно, все как положено сделали: приседали на каждом шагу перед ним, благодарили за финансовую помощь — он для пущей важности и значимости кинул там нам на дырявый бюджет какую-то мелочевку – миллионов десять. Даже орден «Данакер» ему вручили – из благодарности. Но очень хотелось, чтоб на этом все и закончилось. Хотя сомнительно: турки явно нацелились вцепиться в новые власти и стрясти с них все, что можно.

Ситуация, кстати, не нова, она повторяется. Турецкие высокопоставленные чиновники мчатся в Кыргызстан первыми, как только у нас меняется власть. То же самое было и в апреле 2005 года: еще не успел воцариться режим Бакиева, как турецкий министр иностранных дел Абдулла Гюль уже нарисовался в Бишкеке. Так же этот чиновник привез нам бизнес-форум, так же пытался договориться о различных преференциях для турецких бизнесменов в Кыргызстане – чуть ли не на налоговом уровне, так же требовал компенсаций для них за понесенные в момент «революции» убытки.

Кстати, на так называемый бизнес-форум «Турция–Кыргызстан» (организатор – Совет экспортеров Турции) с Эрдоганом нынче приехали аж 300 бизнесменов. Куда нам столько! Наш Кыргызстан столько ее прокормит. Тех, что есть, забрали бы назад…И привезли бы настоящие инвестиции, по честному. Наши чиновники накануне озвучили, что бы они хотели предложить туркам: покупать или даже перерабатывать таласскую фасоль, вкладывать в туристический бизнес на Иссык-Куле – там возможностей непочатый край.

Увы, от этой «мелочевки», затратной к тому же, турецкие «инвесторы» отвернули носы. В интервью местным агентствам Эрдоган сразу «обозначил ряд приоритетных отраслей киргизской экономики – «энергетика, транспорт, коммуникации и связь, банковское дело, легкая промышленность, добыча полезных ископаемых…» Что называется, губа не дура.

«Турецкие инвесторы выражают желании участвовать в развитии рынка Кыргызстана, – сообщил радостно председатель Госфиннадзора Нурбек Элебаев, – «Он [Реджеп Эрдоган] назвал 3 крупных акционерных общества, к которым крупные портфельные инвесторы проявляют интерес. Это «Кыргызснефтегаз», аэропорт «Манас» и ТНК «Дастан».

Это то ли издевка, то ли все та же фирменная турецкая наглость. Да, турецкие СМИ еще накануне сообщили о том, что Турецкая международная нефтяная компания (TPIC) ведет переговоры с киргизскими властями о поставках реактивного топлива для американской базы «Манас». Но какие «портфельные» могут быть на «Манасе»? Мне, например, непонятно. У них в «портфеле» все равно не окажется даже минимальных объемов собственного реактивного топлива, – потому как его в Турции просто нет. Страна нефтепродукты экспортирует, и известно, что в ней сегодня самые высокие цены на бензин. Что, простите, турки собираются поставлять нам? Перепродавать втридорога азербайджанскую нефть? Спасибо, у нас тут свои желающие имеются – «навариться» на многоэтапной перепродаже российских ГСМ, которые нам поставляют, кстати, по сниженным ценам, без таможенных пошлин.

Не меньше удивила журналистов решительно агрессивная нацеленность турков на завод «Дастан». Известно же, что предприятие уже который год обещают передать России, поскольку оно фактически работает на российском капитале и российских же госзаказах. Н.Элебаев, однако, на это, не смущаясь, ответил: «То, что обещано России, рассмотрено в межправительственных соглашениях. Этот вопрос будет выполняться. В настоящее время государственная доля «Дастана» гораздо больше той доли, которая должна быть передана России (48%). За оставшуюся часть акций компании ряд инвесторов будут иметь какие-то мотивы, участвовать. Вот Турция фактически изъявила желание участвовать в этом оставшемся».

Ну, если турки изъявили это желание, то, надо полагать, очень скоро от «оставшегося» ничего не останется. Равно как не останется для США российских военных секретов, которые тоже проходят по «Дастану». Не случайно же кыргызская газета «Эл созу» уверенно написала, что визит премьер-министра Турецкой Республики связан с продвижением в Кыргызстане американских интересов. Политических, – ясное дело. Потому как экономические Турция здесь имеет свои и продвигает их чохом и нахрапом – как мы видим. Газета даже выдвинула предположение, что Эрдоган может запросить наши власти передать в турецкие руки проект ГЭС «Камбарата-1″. Но в этом с ней наблюдатели принципиально не согласны. Все по той же причине: проект требует настоящих финансовых инвестиций не менее 2 млрд. долларов, при этом сроки окупаемости ГЭС при этом составят около десяти лет. А турки, может, и хотели бы Камбарату прибрать к рукам, но раскошеливаться не хотят – пожадничают. Вот влезть туда, где уже вложены чужие средства – как на тот же «Дастан» – это они с радостью и наглостью, а чтоб самим …

Да! Чуть не забыла! Сами турки весьма охотно развивают в Кыргызстане исламскую идеологию. Как выяснилось, из то ли обещанных, то ли уже сложенных «инвестиций» – (тут Эрдоган произнес невнятно) третья часть – 150 миллионов долларов оказалась в турецко-кыргызском университете «Манас». Ну, то же самое: это не в кыргызскую экономику инвестиции, а в турецкую, так как обучение в вузе платное, и турецкая сторона вряд ли несет убытки. А вот что за обработка мозгов происходит здесь при участии турецких преподавателей – это еще надо разобраться.

Известно же, что сам премьер Эрдоган и его партия являются ярыми исламистами. Фактически они внесли в своей стране политический раскол, пытаясь повернуть Турцию со светского государственного устройства к исламскому. Те же попытки предпринимались и у нас в Кыргызстане – когда обсуждался проект новой Конституции. То же, между прочим, американский проект. Это США потихоньку насаждают исламизацию в разных странах, чтобы иметь возможность потом бороться там с радикализмом и экстремизмом. Кто даст гарантии, что турки, заполонившие Бишкек, не тащат сюда эту опасную для нашей политически неустойчивой страны идеологию?

Суммируя все сказанное, вывод получается такой: сближение с Турцией совершенно невыгодно Кыргызстнану – с какой стороны не посмотри. Для Турции и ее заокеанских управляющих наша страна — лакомый кусок и легкая добыча. Но все это настолько лежит на поверхности, что нашим властям надо быть предельно осмотрительными, соглашаясь на какое-либо «сотрудничество» с Турцией. Чревато… Не случайно же наша хитромудрая Отунбаева максимально дистанцировалась от своей этой шумихи вокруг высокого гостя.

Протокол, скажут мне: он –премьер, она -. хоть и переходный, но президент. Да, но отчасти только – возражу я. Но еще и продуманный шаг. Уж ППП –то, будучи сама американским агентом влияния, отлично знает, что стоит на самом деле за визитом турецкого десанта. Вот и отходит в сторону: в случае чего, вся ответственность на нашего премьера ляжет. Это, как бы он тут турков горячо приветствовал, и российские проекты им обещал. У нас ничего не делается просто так – давно пора понять…

Елена Авдеева

Источник — Белый парус
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296716760

Турция: стратегия экономического развития

И.И. Стародубцев

( по материалам 9-го промышленного конгресса, Стамбул 7-8 декабря 2010 г.)

В длинной череде конференций, выставок, круглых столов и т.д. самого разного рода, которыми предельно насыщена повестка дня в Турции и в Стамбуле (не только как в деловой столице страны, но и как в «нарождающемся» политическом и экономическом центре региона), обратил на себя внимание Девятый промышленный конгресс Турции, организованный Стамбульской промышленной палатой (СПП)1 в период с 7 по 8 декабря прошедшего 2010 года. Отметим, что это внимание обусловил не какой-то особый размах или формат мероприятия (включившего конференцию и выставку) – оно было среднее по своим масштабам и, в общем-то, локальным, т.е. внутритурецким, событием.

Из года в год этот конгресс проходит под разнообразными лозунгами, которые видимо, по замыслу организаторов, должны отразить те или иные актуальные задачи, стоящие перед промышленностью страны. Полное же название мероприятия в этом году звучало как «Девятый промышленный конгресс и инновационная выставка. Устойчивая конкурентоспособность: структурные трансформации в промышленности и экономике». Ключевыми словами, во многом обусловившими интерес автора к событию, стали «инновационный» и «трансформации».

Тема трансформаций, переживаемых Турцией, и актуальности перевода страны на инновационные «рельсы», все чаще является предметом открытого обсуждения на самых разных площадках2. Причины этого явления секретом не являются. В эпоху глобализации, характеризующуюся быстрой циркуляцией знаний и идей, конкуренция между странами за право занять выгодную нишу в мировом «разделении труда» (которая, в первую очередь, ассоциируется с высокими технологиями) заметно обострилась. Разумеется, не остается в стороне от этого процесса и Турция.

Прежде чем перейти непосредственно к обсуждению Конгресса, с учетом больших успехов, демонстрируемых Турцией, автору показалось уместным задаться вопросом, пусть даже «конспективно», каковы же место и роль Турции в мире реально (т.е. на исходе первого десятилетия двадцать первого века) и потенциально.

Итак, реально:

Экономически: Турция – государство, чья экономика занимает по разным оценкам коридор пятнадцатое – семнадцатое место в мире3, пропустившая вперед себя в подавляющем большинстве страны или «хайтековские» — высокотехнологичные или же «ресурсные» (и те, разумеется, которые эти качества совмещают). Характерно, что этого, безусловно, большого достижения, добилась страна, бедная природными ресурсами и средняя в технологическом отношении4. Более того, темпы роста ВВП, демонстрируемые Турцией – «аномально» высоки и уступают лишь китайским. Можно много говорить о корнях турецкого феномена, однако, следующее несомненно:

· Турция четко определила свои конкурентные преимущества (которые «кочуют» по всем стратегическим документам, определяющим те или иные аспекты развития страны) и сумела ими эффективно воспользоваться (т.е. была настойчива и последовательна в реализации поставленных задач);

· Турция оказалась, что называется, «в нужном месте и в нужное время». Распад СССР и образование новых государств с практически бездонными рынками сбыта даровал турецким производителям поистине историческую возможность и, без преувеличения, стал одним из столпов, на которых поднялась промышленность Турции, в т.ч. малый и средний бизнес. Здесь опять же нельзя не упомянуть про то, что представившийся шанс был турками в возможной мере использован.

Показательно, что в ходе кризиса турецкая экономика сдала тест на «гибкость и прочность», отделавшись «малой кровью». Последствия кризиса (падение ВВП, рост инфляции, снижение экспорта, падение промышленного производства, обострившаяся проблема безработицы и т.д.) в 2009-2010 гг. оказались практически полностью преодолены и по своим макроэкономическим показателям Турция возвращается к докризисному уровню и движется дальше.

Положение на международной арене Турции многократно укрепилось, в особенности, за последние полтора года, с момента назначения на должность министра иностранных дел Ахмета Давутоглу, признанного идеолога современной внешнеполитической доктрины и автора монументального труда «Стратегическая глубина». Турция не только многократно укрепляет свое влияние в регионе, но и все чаще «выходит» за его пределы (и даже за рамки традиционного влияния, очерченные в период Османской Империи), постепенно становясь игроком глобальным. Неслучайно турецкие лидеры, президент А.Гюль, премьер-министр Р.Т.Эрдоган, министр иностранных дел А.Давутоглу, регулярно получают самые разные, в т.ч. престижные, титулы и звания на международной арене (в т.ч. на Ближнем Востоке), как символы признания своих заслуг. Турецкие представители все чаще занимают высокие должности во влиятельных международных организациях. В целом, можно констатировать, что турецкий «голос» раздается «отчетливо» и привлекает к себе на международной арене все большее внимание.

Существует множество полярных оценок внутриполитической ситуации, в частности, относительно того, насколько она стабильна. Однако, одно бесспорно: Партия справедливости и развития (ПСР) находится у власти по меркам новейшей истории Турции беспрецедентно долго (уже более восьми лет) и в настоящее время, безусловно, доминирует. Экономические и международные успехи страны при ПСР признаются даже многими оппозиционерами. Думается, что это, в частности, послужило одной из причин, пожалуй, самого крупного, на настоящий момент, успеха ПСР – успешно проведенного 12 сентября 2010 г. референдума по вопросу внесения поправок в действующую Конституцию страны.

Демография: население Турции по данным на конец 2009 года превысило 72 млн чел. и продолжает устойчиво расти. Далеко небезосновательны опасения европейцев по поводу возможного принятия Турции в свои ряды, считающих, что ЕС будет просто не в состоянии «переварить» Турцию, которая уже «слишком велика»5. Судя по политике ПСР (социальное и доступное жилье, призывы к турецким семьям заводить, ранее трех, теперь уже по пять детей и т.д.) молодое трудоспособное население – одно из тех «естественных» конкурентных преимуществ, наряду с географическим положением, которые Турция ставит во главу угла.

Стандарты жизни в Турции неуклонно растут. В стране существует большая прослойка среднего класса. Кроме того, Турция является своего рода действующей моделью общества потребления, в котором предлагается большой спектр товаров и услуг для потребителей широкого диапазона уровня доходов. Потребительская корзина постоянно расширяется, что также является показательным: ведь считается, что диверсифицированное потребление — одна из «лакмусовых бумажек», характеризующих развитость общества и, в известной степени, определяющих перспективы его дальнейшего развития.

Тема современного развития Турции и турецкого «экономического чуда» поистине неисчерпаема, однако, результат налицо: Турция, скажем, десять лет назад и Турция сегодня – «две большие разницы».

Что же до видения нынешним турецким руководством перспектив развития страны, то суть планов можно резюмировать следующим образом: к столетнему юбилею провозглашения Турецкой Республики, т.е. к 2023 году, войти в десятку наиболее развитых стран мира. Здесь уместно процитировать премьер-министра страны Р.Т. Эрдогана: «В 2023 году Турция будет более эффективной и влиятельной на международной арене, улучшит свои отношения с максимумом соседних стран, стране удастся войти в десятку крупнейших мировых экономик. В 2023 году в Турции будет 82 млн чел. населения, душевой ВВП должен достичь 25 тыс. долл., экспорт 500 млрд и суммарная внешняя торговля составит 1 триллион долл.»6. В целом в турецком обществе достаточно широко цитируется восьмой президент страны Тургут Озал, высказавшийся в том духе, что если Турция воспользуется своим шансом, то двадцать первый век будет веком Турции. Некоторыми аналитиками этот шанс даже именуется «тысячелетним».

Вообще, трудно не согласиться с тем, что серьезные предпосылки для дальнейшего роста Турции существуют. Хотя естественно, что путь между имеющимся и желаемым «долог и извилист» и, совершенно очевидно, что в современном мире он пролегает через создание страной глобальных конкурентных преимуществ, в т.ч. в технологической области. Тем не менее, к Конгрессу.

Как уже было сказано выше, полное название этого мероприятия, организованного Стамбульской промышленной палатой, в этом году было сформулировано как «Девятый Промышленный конгресс и инновационная выставка. Устойчивая конкурентоспособность: структурные трансформации в промышленности и экономике».

Спонсорами Конгресса выступили банки и биржи (Akbank, Türkiye İş Bankası, İstanbul Menkulkıymetler Borsası /İMB/), а также крупные турецкие холдинги и компании (Demirören, Arçelik, Ford Otosan, Ülker).

Круг приглашенных докладчиков включал как турецких бюрократов высокого уровня, так и представителей деловых и научных кругов. Среди первых следует, прежде всего, отметить министра промышленности и торговли Нихата Эргюна, руководителей СПП (İSO), Союза Палат и бирж (TOBB)7, Турецкого фонда развития технологий (TTGV)8 и т.д.

Вторая группа участников включала руководство и видных представителей крупных турецких холдингов (Koç, Sabancı, Akkök), банков и бирж (Eximbank, İMB), компаний (Hyundai, Arçelik, P&G, T-Box, Cordus GmbH, Özka), консалтинговых фирм (Ernst & Young, China Consultants, Yenibiris, Index), ВУЗов (Okan, Bilkent, Marmara), прессы (Hürriyet).

Одними из самых ярких докладчиков, вне всякого сомнения, стали гости из-за рубежа: профессор Гарвардского университета Рикардо Xаусманн (бывший министр планирования Венесуэлы и экс-глава президентского офиса координации и планирования) и редактор раздела международной экономики газеты Financial Times Алан Бетти.

Ниже приведены некоторые основные рассуждения и оценки, данные рядом докладчиков на Конгрессе в рамках проведенной двухдневной Конференции. Разумеется, они были весьма разноплановы, однако, достаточно отчетливо прослеживается общий вектор рассуждений о будущем турецкой экономики и промышленности.

1. Как на многих мероприятиях подобного рода была дана оценка глобальным экономическим трендам. Говорилось о мировом финансовом кризисе 2008 года, его последствиях как для Турции, так и для зарубежных стран.

По заявлению докладчиков Турция успешно преодолевает последствия кризиса и «закроет» 2010 год с ростом ВВП в диапазоне 7-8%%9. С гордостью отмечен тот факт, что Турция оказалась в числе стран, наиболее успешно «управившихся» с последствиями мирового финансового кризиса10.

2. Темпы роста Турции названы «рекордными»11. Более того, Турция демонстрирует большие успехи в области индустриализации. Так в восьмидесятых годах прошлого века в Турции было лишь двенадцать организованных промышленных зон, а сегодня их число превысило сто пятьдесят. Турецкие производители прочно обосновались на мировых рынках. Инвестиции турецкого частного сектора за рубежом оцениваются в размере более 20 млрд долл. США. При этом речь идет не только о крупном бизнесе «из Стамбула», но и о малом и среднем бизнесе из других городов страны. По заявлению докладчика, из ста крупнейших компаний исламского мира двадцать четыре – турецкого происхождения, а если «отбросить нефтегаз», то из десяти компаний – восемь будет турецкими. Турция занимает лидирующие позиции на европейских рынках в поставках текстильной продукции, автомобилей, телевизоров и бытовой техники12.

3. Подчеркнуто, что лишь промышленно развитые экономики, в противоположность странам, живущим за счет сектора услуг, легче пережили последствия глобального кризиса 2008 года13.

Статистика по Турции, вклад в ВВП в 2009 году: услуги – 58%, промышленность – 32%, сельское хозяйство – 10%. Для сравнения доля промышленного производства в ВВП Кореи составляет около 40%14. Отдельные доклады были посвящены опыту промышленного развития таких стран как Германия15, Китай16 и Корея17.

Также прозвучало, что наблюдавшееся ранее отставание страны в области промышленности и сельского хозяйства привело к тому, что валовой доход на душу населения Турции по сравнению с Соединенными Штатами в течение последних лет соотносился в пропорции один к четырем. Приведен характерный пример того, как ранее Турция была крупнейшим производителем телевизоров в Европе, однако, «проморгала» появление новых жидкокристаллических и плазменных ТВ и в этой связи продолжала «довольствоваться» лишь рынками Восточной Европы18.

4. В числе стран, где большое внимание уделяется конкурентоспособности, упомянуты США, Швейцария, Северная Европа, Япония. Среди основных компонентов успеха названо долгосрочное мышление и планирование, которые демонстрируют означенные страны. Отмечаются их достижения в сферах образования, технологий и инноваций.

Указано, что Турция по степени своей «общей» конкурентоспособности занимает лишь сорок седьмое место в мире. По степени развитости частного сектора – тридцать первое место (за последний год продвижение на шесть позиций вперед). С другой стороны Турция занимает невысокие места по образованию, технологиям и науке19.

Сложно сказать на какой именно рейтинг ссылается докладчик выше. Вероятно, речь идет об одном из рейтингов, подобных Global Competitiveness Report, публикуемых World Economic Forum. Однако, согласно этому рейтингу Турция заняла шестьдесят первую строчку в мире по индексу глобальной конкурентоспособности (global competitiveness index) в 2010 году. Некоторые составляющие этого индекса для Турции: инновации – 57 место, инфраструктура – 56 место, технологическая «готовность» — 56 место20.

В целом отмечена важность рейтингов конкурентоспособности, которые в известной степени являются индикатором правильности выбираемого курса развития страны.

5. Расходы на НИОКР Турции оценены приблизительно в 0,85% ВВП (данные 2009 г.). Для сравнения: ОЭСР – 2,25% (2005 г.), Южная Корея – 3,5% (2008 г.). Участие частного сектора в инвестициях в НИОКР: Турция – 44% (2008 г., в 1990 – 20%), Южная Корея – 75%21.

6. В целом подчеркивается недостаточность усилий одного лишь частного сектора Турции для усиления конкурентоспособности страны и необходимость активной работы государства, особенно в таких областях, как образование, технологии и научная база. В числе важнейших вопросов обозначены качество образования и его профессионально-техническое направление. Последнее должно обеспечивать растущие потребности промышленности в рабочей силе для устойчивого экономического роста22. Также в числе важнейших турецких проблем была названа проблема обеспечения занятости23. Так, среднемировая безработица по данным 2009 г. оценивается на уровне 8,7%, по Турции – 14,5% (145 место в мире по занятости). Помимо инвестиций в промышленность («железо»), остро необходимы и инвестиции в человека24 и организационную культуру25.

7. Отмечено налаживаемое в Турции государственно-частное партнерство по подготовке квалифицированной рабочей силы. В частности, в рамках проекта, реализуемого при участии Союза палат и бирж планируется ежегодно готовить до двухсот тысяч квалифицированных рабочих (за пять лет намечено подготовить один миллион человек)26.

8. Привлекло внимание турецких докладчиков и такое проблемное для ЕС явление, как старение европейского населения, что, в качестве одного из возможных выходов из складывающейся ситуации, может потребовать импорт рабочей силы из-за рубежа27. Неслучайно докладчиками упоминалось молодое трудоспособное население (средний возраст – двадцать восемь лет) в качестве одного из важнейших конкурентных преимуществ страны, которое при правильном использовании может предопределить успехи Турции в двадцать первом веке28.

9. Интересным представляется сделанное противопоставление между т.н. «классическим» и «нетрадиционным» производством. Подчеркнуто, что развитые страны постепенно «дрейфуют» в направлении «нетрадиционного» производства. Отмечено, что создаваемая добавленная стоимость, а также извлекаемая прибыль (как в абсолютном, так и относительном выражении) для первого (т.е. «классического» производства) падает, в то же самое время, для второго (т.е. «нетрадиционного» производства) неуклонно растет. Приведены любопытные сравнительные данные по рыночной стоимости двух упомянутых категорий компаний. Так рыночная стоимость Google, Microsoft и Apple, по заявлению докладчика, составляет 180, 230 и 300 млрд долл. США соответственно. В то время, как для сравнения рыночная стоимость Boing, General Motors и Toyota – 20, 50 и 130 млрд долл.29.

10. Обсуждались новые контуры мироустройства и новая наступающая эпоха – глобального лидерства Китая, который постепенно сменяет на этом «посту» Соединенные Штаты Америки30. Явно и подспудно в докладах звучал вопрос, постепенно становящийся риторическим: «Как найти собственную нишу и эффективно конкурировать с китайской экономикой и китайскими производителями?». В одном из докладов прозвучал пример испанской фирмы по производству одежды «Zara», которой удается занимать лидирующие в мире позиции, при этом производя свою продукцию в Испании и успешно конкурируя с китайскими производителями. Делается это за счет лучшей информации (о трендах, спросе и т.д., в т.ч. на основе получения обратной связи от потребителей), быстрого внесения изменений в производственную цепочку, быстрого оборота средств и налаженной сети сбыта (которая оказывается не менее важной, чем наличие товара). С другой стороны, уместно процитировать докладчика «Китай больше, делает быстрее и дешевле. Нельзя конкурировать с Китаем по цене, но можно по образованию, географии и демократии»31.

11. Также докладчики обращали внимание на целый ряд трансформаций (политических, экономических, технологических, социокультурных, экологических, демографических, организационных32), которые претерпевает мир, влекущих за собой новые неизвестные и риски («мир вступил в эпоху неопределенности») и на актуальные проблемы современности в целом (включая глобальное потепление и занятость)33.

12. Среди современных тенденций названы такие демографические явления, как рост населения, урбанизация, рост среднего класса, старение населения развитых стран (в первую очередь, ЕС) и т.д. Все эти явления способствуют формированию новых рыночных ниш, в которых Турция должна стремиться занять подобающее место34. В частности, речь может идти об участии страны в удовлетворении растущего в мире спроса на продовольствие (в т.ч. на сельскохозяйственную продукцию)35.

13. В качестве судьбоносных для любой страны в двадцать первом веке названы новые «стыковые» и «прорывные» технологические направления, как использование альтернативных источников энергии (на фоне непрерывного роста стоимости ископаемого топлива), биотехнологии, нанотехнологии, рециклинг, очистка воды, технологии безопасности, новые медицинские технологии. Вообще, идеи, а не капитал, названы в качестве основной ценности в современном мире, где «можно сделать успешный бизнес, имея ноль капитала, при наличии персонального компьютера». Таким образом, компьютер выступает в роли своего рода «великого уравнителя» возможностей. В отличие от скажем завершившегося столетия, где в качестве ресурса доминировали далеко не такие доступные капитал и трудовые ресурсы36. Как было отмечено, в современном мире существует много путей развития, однако все они «проходят» через технологическое развитие37.

14. В современном мировом разделении труда Китай занимает роль крупного производителя продукции для фирм из США, Европы, Японии, Индия – услуг для западных компаний, Юго-Восточная Азия – «мастер» лицензионного производства (т.е. источник рабочей силы для западных компаний). Последнее – очень важное обстоятельство, поскольку рынок подобных товаров, производимых в Азии под американскими и европейскими брендами, за последние десять лет удвоился, составляя в мировом ВВП приблизительно одну пятую долю38.

15. Отмечена важная тенденция среди потребителей предпочитать либо самый дешевый, либо самый «люксовый» товар. Спрос на промежуточную, «среднюю» группу товаров, в значительной степени отстает. В этой связи, как было подчеркнуто, критичным является создавать в глазах потребителя «отличия»39 40.

16. Брендинг назван в качестве одного из важных составляющих успеха в современных условиях41.

Другим возможным подходом является использование «глобалистского» подхода и передача изготовления продукции или ее составляющих на основе аутсорсинга другим менее крупным, а следовательно более дешевым, производителям (что положительно скажется на развитии малого и среднего бизнеса) и / или в другие страны.

В целом же по мнению докладчиков Турции требуется повышать эффективность своего производства. Согласно прозвучавшим оценкам, ВВП страны вырастет втрое (таким образом, введя Турцию в первую десятку стран по ВВП) «без каких-либо дополнительных мер», если немецкая производительность попадет на турецкую «почву». Именно эффективность названа одним из «ключей» к дальнейшему росту42.

17. Отмечено, что за последние десять лет страна проделала путь становления из «низкотехнологичной» в «среднетехнологичные» страны, однако, не следует останавливаться на достигнутом. К примеру, один работник в Европе за один час создает добавленную стоимость около 40 долл., в Турции – лишь 12 долл. Турция должна наращивать производство товаров технологичных, с высокой добавленной стоимостью. Доля технологичной продукции в турецком экспорте оценена приблизительно в 5% (для сравнения у Кореи эта доля — около 25%). Разумеется, для наращивания этого показателя требуется поддержка финансовыми институтами перспективных производителей43.

18. Частный сектор с нетерпением ждет утверждения новой Промышленной стратегии («дорожной карты») на период 2010-2014 гг., участниками которой помимо частного сектора, явятся все соответствующие государственные учреждения и ведомства. Эта стратегия должна стать неотъемлемой частью масштабных реформ, инициированных и продолжающихся в стране (административной, законодательной, образовательной и т.д.)44.

19. Докладчики напомнили, что Турция вступает в предвыборную пору, когда политики будут «заняты». Поэтому роль локомотива ложится на бизнес-сообщество, которое должно не оглядываться на страны, оставленные позади, а смотреть вперед на лидеров45.

20. Отдельным пунктом хотелось бы выделить некоторое основные моменты, озвученные министром промышленности и торговли Нихатом Эргюном и касающиеся Стратегии развития промышленности Турции до 2014 года, которая, как было упомянуто выше, должна быть принята в самое ближайшее время.

Как было озвучено министром, Стратегия будет предусматривать семьдесят две меры, рассчитанные на три года. Меры направлены на то, чтобы Турция в перспективе стала промышленным центром Евразии, производящим продукты «средних и высоких технологий». Как ожидается, мерам, направленным на технологическое развитие будет «отведено» двадцать пунктов Стратегии, пятнадцать мер будут посвящены поддержке местных производителей. В числе мер, которые, как ожидается, будет включать Стратегия — упрощение процедуры регистрации компаний (которая, к слову сказать не очень-то и сложна), борьба с безработицей, развитие профессионального образования, налоговое стимулирование и финансирование малого и среднего бизнеса, инвестиции в НИОКР, поощрение отраслей промышленности, в которых наблюдается высокая зависимость от импорта, развитие схем государственно-частного партнерства, организованных промышленных зон, технопарков (в настоящее время существует порядка двадцати), стимулирование использования продукции местных производителей (ожидается внесение изменений в законодательство, предусматривающих ценовые преференции местным производителям при государственных закупках). Все это направлено на то, чтобы нарастить долю технологичных товаров и услуг в экспорте страны с текущих 5% до, по крайней мере, 20%.

В числе прочего министр отметил, что турецкие экспортеры привыкли работать в комфортных и прозрачных условиях ЕС, однако нужно рисковать и идти в Африку и Латинскую Америку. Требуется создавать динамичное, конкурентоспособное и гибкое производство и повышать конкурентоспособность частного сектора. Кроме того, нужно эффективно использовать конкурентные преимущества страны, среди которых упомянуты: география, демография, развитый малый и средний бизнес и т.д.46

21. Самым наукоемким выступлением Конференции, вне всякого сомнения, стал доклад профессора Рикардо Хаусманна. Его видение современных тенденций мирового экономического развития и экономической ситуации в Турции, а также статистические и аналитические выкладки, заслуживают отдельной, причем весьма развернутой, публикации. В ограниченных же рамках данной статьи есть возможность привести лишь базовые тезисы проф. Хаусманна, касающиеся непосредственно Турции47:

· Наблюдаемый в Турции на протяжении последних десятилетий экономический рост сопровождался целой серией провалов (1980, 1989, 1993, 1999, 2001, 2008 гг.).

· В системе координат «Душевой ВВП – ВВП» Турция находится в одной группе с такими странами как Польша, Россия, Мексика, Бразилия.

· Удельный вес в общем экспорте Турции первой десятки стран-импортеров турецкой продукции стремительно падает, что наглядно демонстрирует растущую диверсификацию внешней торговли страны. При этом в турецком экспорте лидируют продукция машиностроения, а также капиталоемкие и трудоемкие продукты.

· С точки зрения «совместимости» турецкого экспорта с импортом зарубежных стран турецкий «профиль» наиболее подобен Индии. Т.е. то, что Турция экспортирует наибольшим образом «закрывает» именно индийский импорт.

· Ожидается, что наметившийся значительный разрыв между странами в экономическом развитии (по паритету покупательной способности ВВП на душу населения богатейшей страны – США в 145 раз /!/ выше, чем у беднейшей страны – Демократической Республики Конго) будет сокращаться и это явление создает для Турции положительный сценарий на будущее. Однако, его практическая реализация потребует от страны изменений, поскольку дальнейший рост Турции будет уже обеспечиваться не Европой, как это было ранее. Разумеется, не все страны для Турции будут одинаковы с точки зрения совместимости турецкого экспорта и соответствующего импорта страны-партнера (см. ремарку выше относительно Индии). В числе потенциальных аутсайдеров в этом смысле для Турции можно назвать (не ограничиваясь) Украину, Болгарию, Китай, Израиль, Польшу.

· «Изощренность»48 турецкого экспорта стремительно растет. Вообще, именно этот показатель является одной из характеристик развитой страны: богатые страны не просто производят больше, они производят «другие» продукты.

· Конкурентоспособность стран определяется диверсификацией их производства. Именно способность производить «разные» продукты определяет в итоге возможность произвести «сложные» (т.е. технологичные) продукты. В системе координат «Диверсификация производимой продукции – Количество стран, производящих подобную продукцию» Турция находится приблизительно в одной группе с Россией, Малайзией и Тайванем.

· Другим важным аспектом, демонстрирующим развитость страны является разница в производственных возможностях ее городов (разумеется, чем она меньше, тем лучше). В Турции отставание городов, скажем на востоке страны, от лидеров – Стамбула, Измира и Анкары – достаточно велико. Такой разброс влечет за собой, в свою очередь, значительную разницу в ВВП на душу населения уже между разными городами.

· С целью выхода на новые рубежи в плане освоения технологий мир движется по пути цепочек, связывающих смежные и схожие продукты, постепенно усложняя производство. Разумеется, чем более «схожи» продукты, тем выше вероятность того, что произойдет освоение новой продукции, т.е. движение по цепочке от уже освоенной продукции к новой. По темпам наращивания производственных возможностей в период с 1984 по 2009 гг. Турция находится в числе стран-лидеров, уступая лишь Индии, Китаю и Польше. Более того, по наличию «смежных» продуктов (которые, как было отмечено выше, в итоге предопределяют возможность перехода к новым видам производства) Турция также находится в группе лидеров, незначительно уступая, скажем, таким странам как США, Индия, Китай.

· Резюмируя: в промышленной стратегии каждой страны по крайней мере должны звучать ответы на вопросы: 1) Насколько близок новый продукт к тому что производится страной в настоящее время?; 2) Насколько велик глобальный рынок для продукта сейчас и потенциально?; 3) Насколько «изощрен» продукт?; 4) Каково стратегическое значение продукта? (к примеру, откроет ли освоение его производства, в свою очередь, дорогу новым производствам и технологиям)?

22. В ходе закрывающей Конференцию сессии под красноречивым названием «Турецкая промышленность к 2023 году» участники демонстрировали единодушие в том, что турецкий «марш» будет продолжен, поскольку «нет причин, почему это должно быть иначе». Изменить растущий тренд могут лишь какие-либо драматичные явления, к примеру, фатальные ошибки руководства страны на «макроуровне». Стратегия Турции на Востоке оценена как «способная в перспективе изменить геополитику региона»49.

Прежде чем перейти к тем кратким выводам, которые можно сделать по результатам мероприятия, хотелось бы несколько слов сказать и о той небольшой выставке, которая «аккомпанировала» конференции.

Организаторы в сопроводительных материалах условно разделили участников выставки на три категории, обозначенные кодовыми словами:

1. Знания;

2. Идеи и проекты;

3. Инновации.

В категорию «Знания» попали: организации по технологическому сотрудничеству с ЕС (в частности, одна из них существует в структуре СПП), технопарки и наукограды, различные научно-исследовательские центры (по стандартизации, развитию экспорта, повышению качества и эффективности), организации по поддержке промышленности (в т.ч. малого и среднего бизнеса), кредитно-финансовые институты, госучреждения (Министерство промышленности и торговли, Ведомство оборонной промышленности), представительства регионов (в частности, Мерсина) и проч.

Категорию «Идеи и проекты» представляли университеты и научно-исследовательские учреждения, а «Инновации» — частный бизнес.

Какие же можно сделать выводы из увиденного на Выставке и из рекламно-технических материалов ее сопровождавших? Вот некоторые из них.

· Процесс вступления в ЕС сам по себе дает мощный импульс развитию турецкой промышленности и приведения ее продукции в соответствие технологическому уровню и стандартам ЕС. Динамику этого процесса наглядно иллюстрируют публикации AİA (Enterprise Europe Network)50 по секторам промышленности, в которых последовательно прописаны требования соответствующих применимых директив ЕС к той или иной продукции и шаги турецких производителей по внедрению этих требований в практику. Кроме того, Турция, будучи страной-кандидатом в члены ЕС, имеет возможность участвовать в различных европейских программах, в том числе, направленных на поддержку научно-исследовательских работ. К примеру, среди них так называемая «Framework Program» — программа с бюджетом в 53,2 млрд евро (крупнейшая в мире программа по поддержке гражданских исследований51). Координатором программы с турецкой стороны выступает Турецое агентство научных и технологических исследований (Tübitak)52.

· Вопросам «производства» знаний (патентоспособности страны) и грамотной правовой защиты интеллектуальной собственности придается в Турции все большее значение. Что подтверждается значительным количеством раздаточных материалов, объясняющих различные виды защиты (патент, полезная модель, промышленный дизайн, марка и проч.), а также процедуры по оформлению их в Турецком патентном институте53 и льготы на которые при этом можно рассчитывать (в частности, предприятиям малого и среднего бизнеса). Вообще, в последнее время в Турции часто говорится о необходимости подготовки юридическими ВУЗами страны специалистов по патентной защите.

· Качество турецких товаров за последние годы заметно выросло. Значение, которое придается вопросам качества экспортно-ориентированной Турцией, хорошо прослеживается хотя бы по на различным премиям, присуждаемым компаниям-лидерам в этой области. Можно, к примеру, в этой связи упомянуть Национальную премию качества, учрежденную и ежегодно вручаемую с 1993 года54, участие турецких организаций в соответствующих европейских и региональных программах55. В рамках турецкой нацеленности на повышение эффективности производства по этой проблематике существует масса программ обучения56.

· Другим важным направлением является партнерство между учебными заведениями и предприятиями не только с целью разработки технических решений для промышленности, но и с акцентом на скорейшее внедрение интеллектуальных разработок в жизнь. При этом такие программы реализуются не только на общегосударственном, но и на региональном уровне. В частности, в качестве примера, можно упомянуть программы развития в регионе Мерсин под общим лозунгом «Для конкурентоспособности» и инновационную стратегию на период с 2006 по 2016 год57.

· На конференции отмечена революционность той эпохи, которую мы в настоящее время переживаем, ведь для того, чтобы делать сегодня бизнес «достаточно просто иметь персональный компьютер и подключение к Интернету». Показательным в этой связи является массовое тиражирование в Турции материалов-пособий, отражающих, скажем, современные тренды в ведении бизнеса, к примеру, таких как «Использование Интернета с целью исследования рынка, направленное на развитие экспорта»58 и бесплатная передача их заинтересованным компаниям. При этом ярко выражен акцент на самые последние европейские достижения в соответствующих областях. Более того, предлагается целый ряд возможностей, в том числе бесплатных, по получению консультаций, к примеру на тему «В какой степени моя фирма «годится» для ЕС?», «Как я могу найти новых клиентов за рубежом?», «Насколько используемые мною технологии новы?», «Каким образом я могу развивать собственные технологии?» и т.д.59.

· Еще раз следует подчеркнуть, что Турция – экономика, «заточенная» на экспорт. Поэтому существует и успешно работает множество организаций и фондов, чья функция заключается в продвижении за рубеж турецких интересов. Целый ряд из них был представлен на прошедшей выставке.

· Среди организаций, нацеленных на развитие технологий в стране, следует упомянуть Фонд по развитию технологий в Турции (Türkiye Teknoloji Geliştirme Vakfı60), оказывающих разноплановую поддержку компаниям от финансовой до информационной.

· В структуре Секретариата при премьер-министре по внешней торговле создан Генеральный директорат Свободных /экономических/ зон. К настоящему времени таких зон уже двадцать, некоторые из них имеют более чем двадцатилетнюю историю. В Турции существует тренд по созданию свободных экономических зон на двухсторонней основе. К примеру, озвучены планы по сотрудничеству в этой области с Сирией, Ираном, Китаем и т.д.

· Стоит упомянуть наличие множества реально работающих, общих и тематических, программ поддержки малого и среднего бизнеса, предпринимательства, НИОКР и инноваций, внедрения результатов научных исследований в производство и т.д.61 Программы кредитования малого и среднего бизнеса — достаточно распространенный банковский «продукт» и конкуренция между банками в этом сегменте в Турции достаточно высока.

Подводя итоги прошедшего Девятого промышленного конгресса Турции можно по меньшей мере сделать следующие выводы:

· Турецкое руководство уделяет значительное внимание дальнейшему развитию промышленности страны, повышения ее диверсифицированнымти, технологичности и эффективности, и с этой целью готовит целый комплекс мер государственного стимулирования. Важность перевода экономики на инновационный путь не ставится под сомнение.

· Турция достигла «среднетехнологичного уровня», выпускаемая продукция достаточно диверсифицирована, существует промышленный потенциал и имеется в наличии достаточный человеческий ресурс – все это факторы, предопределяющие хорошие возможности страны для перехода на качественно новый уровень. Наличие кредитоспособного частного сектора и устойчивой банковской системы, при соответствующей государственной поддержке, должно этому способствовать.

· Думается, что толчком для перехода на качественно новый уровень (как это уже случилось в девяностых годах прошлого века, когда произошел экспортный взрыв на Россию и государства-бывшие республики Советского Союза, обеспечивший скачок в развитии Турции) станет расширение направлений экспорта турецкой продукции (освоение Африки, Латинской Америки и т.д.), укрепление позиций на Ближнем Востоке и выход на новые рубежи в США и ЕС (за счет брендинга турецкой продукции, т.е. создания «глобальных марок», признанных на мировых рынках).

· Несмотря на то, что Турция до настоящего времени не занимала высоких мест в области науки и производства знаний, страна впитывает опыт зарубежных стран, готовит и реализует на его основе программы своего развития, стремится как привлекать ученых из-за рубежа, так и возвращать студентов, прошедших обучение на Западе, для работы в Турции. Отдельной строкой следует отметить нарастающее участие страны в европейских программах поддержки исследований. Существует и укрепляется научно-исследовательская база (технопарки и наукограды), создаются программы партнерства между наукой и бизнесом, выделяются средства на развитие инновационных направлений. Иными словами создан значительный потенциал, который может себя проявить уже в ближайшей перспективе и способствовать быстрому росту инновационности турецкой экономики.

· В целом Конгресс стал еще одним «кирпичиком», положенным в «здание» внутритурецкой дискуссии о траектории развития страны, в данном случае, в научно-промышленном аспекте.

В свете наметившихся в Турции «инновационных устремлений» можно высказать, в известной мере, достаточно смелую гипотезу о том, что в многоплановых российско-турецких отношениях в самом скором времени может появиться еще одно направление взаимодействия и, возможно, сотрудничества – в области инноваций.

—————————————-

1 İstanbul Sanayi Odası (İSO). http://www.iso.org.tr/tr/web/statiksayfalar/index.aspx

2 К примеру, на конференции журнала «Экономист» «Трансформирующаяся Турция», состоявшейся в Стамбуле 4 ноября 2010 года.

3 http://en.wikipedia.org/wiki/List_of_countries_by_GDP_(PPP)

4 Оценка, которая дается самими турецкими экспертами, в частности, на рассматриваемом в статье Конгрессе.

5 Разумеется, не говоря уже о культурологическом и проч. аспектах вопроса.

6 TEBAnews 1492 – 3 January 2011. 2011 Central Administration Budget Ratified in the Parliament.

7 http://tobb.org.tr/Sayfalar/AnaSayfa.aspx

8 http://www.ttgv.org.tr/tr

9 В частности, C.Tanıl Küçük, İstanbul Sanayi Odası Yönetim Başkanı. Более вероятно, что рост по итогам 2010 года будет на уровне 4-5%% (прим. авт.).

1 0 Nihat Ergün, T.C. Sanayi ve Ticaret Bakanı.

1 1 Erdal Bahçıvan, İstanbul Sanayi Odası Meclis Başkanı.

1 2 M. Rifat Hisarcıklıoğlu, TOBB Yönetim Kurulu Başkanı.

1 3 M. Rifat Hisarcıklıoğlu, TOBB Yönetim Kurulu Başkanı.

1 4 Mehmet Ali Berkman, Akkök Grubu İcra Kurulu Başkanı.

1 5 Dr. Walter Terschüren, Cordus GmbH.

1 6 Jaap Enters, China Consultants Başkanı.

1 7 Mahmut Kiper, Türkiye Teknoloji Geliştirme Vakfı Teknoloji Politikaları ve Yönetimi Uzmanı.

1 8 M. Rifat Hisarcıklıoğlu, TOBB Yönetim Kurulu Başkanı.

1 9 Erdal Bahçıvan, İstanbul Sanayi Odası Meclis Başkanı.

2 0 Mehmet Ali Berkman, Akkök Grubu İcra Kurulu Başkanı.

2 1 Mehmet Ali Berkman, Akkök Grubu İcra Kurulu Başkanı.

2 2 Erdal Bahçıvan, İstanbul Sanayi Odası Meclis Başkanı.

2 3 В частности, C.Tanıl Küçük, İstanbul Sanayi Odası Yönetim Başkanı.

2 4 Prof. Dr. Özer Ertuna, Okan Univ.

2 5 Prof Dr. Handan Kepir Sinangil, Marmara Üniversitesi İİBF Öğretim Üyesi.

2 6 M. Rifat Hisarcıklıoğlu, TOBB Yönetim Kurulu Başkanı.

2 7 Erdal Bahçıvan, İstanbul Sanayi Odası Meclis Başkanı.

2 8 M. Rifat Hisarcıklıoğlu, TOBB Yönetim Kurulu Başkanı.

2 9 Erdal Bahçıvan, İstanbul Sanayi Odası Meclis Başkanı.

3 0 В частности, C.Tanıl Küçük, İstanbul Sanayi Odası Yönetim Başkanı.

3 1 Alan Beattie, The Financial Times Gazetesi Uluslararası Ekonomi Editörü.

3 2 Mehmet Ali Berkman, Akkök Grubu İcra Kurulu Başkanı.

3 3 В частности, C.Tanıl Küçük, İstanbul Sanayi Odası Yönetim Başkanı.

3 4 Erdal Bahçıvan, İstanbul Sanayi Odası Meclis Başkanı.

3 5 M. Rifat Hisarcıklıoğlu, TOBB Yönetim Kurulu Başkanı.

3 6 M. Rifat Hisarcıklıoğlu, TOBB Yönetim Kurulu Başkanı.

3 7 Nihat Ergün, T.C. Sanayi ve Ticaret Bakanı.

3 8 M. Rifat Hisarcıklıoğlu, TOBB Yönetim Kurulu Başkanı.

3 9 Следует отметить, что такая тенденция среди потребителей достаточно четко прослеживается во всем мире. И попадание многих турецких товаров именно в среднюю нишу – одна из «головных болей» турецких производителей сегодня.

4 0 Приведен пример интересного подхода к созданию принципиально новых продуктов и их продвижению на рынки турецкой компании-производителя одежды T-BOX.

4 1 Положительный пример турецкого произодителя бытовой техники – компании Arçelik, чей экспорт, в т.ч. на высококонкурентный европейский рынок, в 2009 году составил около 2,2 млрд долл.

4 2 Справедливости ради следует отметить, что в числе особенностей турецкого делового менталитета выражены такие черты, как отсутствие «страха» перед выходом на новые рынки и в освоении новых продуктов / услуг (т.е. то, что можно обозначить английским словом «drive»), а также, для наиболее успешных компаний, способность решать малыми силами большие задачи, т.е. именно эта пресловутая «эффективность». Ее наличие можно четко проследить, к примеру, по соотношению списочного состава сотрудников лидирующих компании с объемом имеющегося портфеля заказов или прибылью в абсолютном выражении.

4 3 M. Rifat Hisarcıklıoğlu, TOBB Yönetim Kurulu Başkanı.

4 4 M. Rifat Hisarcıklıoğlu, TOBB Yönetim Kurulu Başkanı.

4 5 M. Rifat Hisarcıklıoğlu, TOBB Yönetim Kurulu Başkanı.

4 6 Nihat Ergün, T.C. Sanayi ve Ticaret Bakanı.

4 7 Презентация: Turkey and the world: a look into the past and future. Ricardo Hausmann. Harvard Kennedy School & Center for International Development. Harvard University.

4 8 В оригинале – sophistication.

4 9 Ricardo Hausmann. Harvard Kennedy School & Center for International Development. Harvard University.

5 0 http://www.aia-istanbul.org/tr/

5 1 http://cordis.europa.eu/fp7/home_en.html

5 2 http://www.tubitak.gov.tr/

5 3 Türk Patent Enstitüsü. http://www.turkpatent.gov.tr/portal/default.jsp

5 4 Ulusal Kalite Ödülü. http://www.koyk.kalder.org/

5 5 http://www.efqm.org/en/

5 6 Productivity Management e-Training Programme. Europroductivity. Milli Prodüktivite Merkezi. http://www.mpm.org.tr/

5 7 Mersin İnovasyon Stratejisi. 2006-2016. Mersin.

5 8 İhracata Yönelik Pazar Araştırma İnternet Kullanımı. Enterprise Europe Network. Avrupa İşletmeler Ağı – İstanbul.

5 9 Avrupa İş Desteği Yanınızda. AB’den İşletmelere Ücretsiz Danışmanlık Fırsatı. Avrupa İşletmeler Ağı – İstanbul.

6 0 http://www.ttgv.org.tr/tr

6 1 http://www.kosgeb.gov.tr/Pages/UI/Default.aspx

1.02.2011

Источник — Институт Ближнего Востока
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296624660
Отправить ссылку другу

Эпоха трансформации на Ближнем Востоке

Последние события в Тунисе, Египте, Йемене и Иордании дал повод ряду экспертов утверждать о начале «эпохи революций» на Ближнем Востоке, которые де должны привести к массовой радикализации этого региона и началу новой волны исламистской экспансии по всему миру.

Определимся сразу не называть происходящее в этих странах «революциями» и договоримся придерживаться тезиса классиков, которые утверждали, что революции являются инструментом смены одного общественного строя другим (феодализма на капитализм; капитализма на социализм и т.п.). Ничего подобного на Ближнем Востоке не наблюдается. Там происходит та самая трансформация системы выстраивания отношений элит, о которой уже долго говориться и которая уже привела к возникновению феномена «Аль-Каиды» двадцать с лишним лет назад. При этом обозреватели наконец-то сумели подобрать нужное определение для происходящего, назвав все это словом «восстание». Начинать анализ этой смуты все-таки следует, исходя, прежде всего, не из исламистской опасности, а из сложившейся за последние 50-60 лет системы выстраивания вертикали власти в странах Ближнего Востока, которая худо-бедно, но в целом эффективно обеспечивала функционирование государственных институтов. Не последнюю роль в этом сыграла «холодная война» и соперничество СССР и США. Именно такая система власти полностью отвечала условиям этой борьбы и хорошо вписывалась в это соперничество. После окончания борьбы сверхдержав для всего мира наступило время трансформации и поисков «своего места в новой системе координат». Это веяние коснулось и региона Ближнего Востока, где одряхлевшие морально и физически диктаторы уже не справлялись с новыми вызовами. По этой причине смута коснулась в первую очередь одни из наиболее «развитых» стран Магриба: Туниса и Египта, в которых сложилась жуткая диспропорция между растущим числом образованных молодых кадров и их абсолютно малой востребованностью со стороны государства. Дряхлые диктаторы Бен Али и Мубарак явно утратили чувство реальности и вовремя не пошли на широкие политические и экономические реформы, которые позволили бы снизить градус безысходности и раздражения у большинства населения своих стран. Выстроив схему элит в своих странах еще в 80-х годах прошлого века, эти руководители пребывали в наивной убежденности, что она способна обеспечить их политическую живучесть и передачу власти по наследству. Интересный аспект, но помимо экономических неурядиц, одним из ключевых детонаторов восстания стали открыто провозглашаемые планы по передачи верховной власти своим сыновьям или ближайшим родственникам. Этот общий момент для Туниса, Египта и Йемена свидетельствует о том, что не только обнищавшая часть населения «устала от безысходности», но и том, что в последние десятилетия сформировалась новая экономическая элита, которая не могла добиться прогресса при старых правилах игры. Правила, которые никто менять не собирался в рамках выборов и других норм права. Отсюда и формы массового бунта. При этом не стоит путать движущие силы восстания и те силы, которые формируют новую идеологию и, в конечном счете, придут к власти. Повторим, что речь идет о трансформации политической системы, но никак не смене форм собственности.

Первый «звонок» прозвучал для арабских режимов еще лет двадцать назад, когда начался формироваться «зеленый интернационал», который стали для удобства называть «Аль-Каидой». Повторим за известным российским востоковедом А. Малашенко: ислам – религия протеста. Именно поэтому он и стал основой идеологией того массового протеста населения мусульманских стран, активную фазу которого мы сейчас и наблюдаем. Как всегда впереди была самая пассионарная и не всегда широко образованная часть мусульманского мира, которая весь свой протестный пыл направила против «безбожников», убеждая себя и других в том, что собственно именно из-за них и происходят вся несправедливость в их странах. Правящая элита ряда арабских государств всячески эти устремления поддерживала и финансировала, ибо питала надежды, что лучшего способа «выпустить пар» и заявить о своих претензиях «на свое место под солнцем» в международной расстановке сил, не существует. Как выяснилось, эти игры без глубинной трансформации внутри самих стран «не срабатывают». Сейчас мы присутствуем на второй фазе перестройки (первая – «Аль-Каида»), которая «ударила» по арабским странам, лишенных больших запасов углеводородов. У них объективно отсутствовала «подушка безопасности» в виде нефтяных долларов.

Важный вопрос, который сейчас волнует всех: придут ли к власти в том же Египте или Тунисе радикалы, которые начнут «исламский поход» на США или Европу? На наш взгляд, это может произойти только при одном условии. А именно – если пришедшая на смену диктаторов политико-экономическая элита не сможет в предельно короткие сроки локализовать те основные проблемы, которые собственно вызвали восстание. Это, прежде всего, безработица и ужасающая коррупция, которая тормозит начало и развитие бизнеса, прежде всего малого и среднего. А это основа жизни арабской «улицы», которая сейчас и бунтует. К тому же фундаменталисты в Египте и Тунисе не торопятся возглавлять протестные настроения. Участвовать, но не возглавлять. Их можно понять, они совершенно не готовы возглавлять правительство и решать экономические проблемы, которые носят структурный характер и не могут быть преодолены на завтрашний день после ухода того или иного диктатора. Особенно в условиях повышенной нервозности в толпе, которая почувствовала свою власть. Это обстоятельство является основным различием между тем же Египтом или Тунисом (Йемен в меньшей степени) и «углеводородным» Ираном.

Будем реалистами: каждый третий доллар в бюджете Египта американский, то есть пришел виде помощи или кредита. Армия каждый год получает из США помощи на 2 млрд долларов. Полезных ископаемых недостаточно, сельское хозяйство переживает серьезный кризис; в среднесрочной перспективе реальна угроза голода. При прекращении иностранной помощи, а такой вариант в случае прихода к власти радикалов с риторикой «а-ля Ахмадинежад» очевиден, то наступает глубокий экономический коллапс, который сметет всех радикалов очень быстро.

Их нежелание брать власть тесно смыкается и с нежеланием военных и силовиков эту власть отдавать. Немного поделиться – вполне вероятно, но не отдавать, так за этим стоят серьезные бизнес-интересы. Наделение руководителя египетской разведки О.Сулеймана полномочиями вице-президента (а считай – всей полнотой власти) символичен. Он должен в этой ситуации подтвердить свою потенцию как будущего руководителя страны и тем самым обеспечить преемственность власти при проведении необходимых реформ. Аль-Барадеи – это совершенно не тот лидер, который сможет обуздать толпу. Поэтому военные и не торопятся «сдавать» Х.Мубарака. Перед их глазами пример Туниса, когда толпа не удовлетворилась «головой» Бен Али и членов его семьи, и смела заодно и «тайных сторонников переворота» в лице ряда фигур бывшего режима. Скорее всего, Мубарак все-таки уйдет. Не сразу, но то, что его нынешний срок президентства последний – это абсолютно точно. Момент истины для него и О.Сулеймана наступит в наступающую пятницу, когда, по всей видимости, будет кульминация событий, и восставшие попытаются силой захватить государственную власть. Так что, как говорят на Востоке, «кто будет жить, тот увидит».

Е.Е.Кирсанов
31.01.2011

Источник — Институт Ближнего Востока
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296545880

Азербайджан, Россия и Иран создают СП в рамках строительства новой железной дороги

Главы железнодорожных ведомств Азербайджана, России и Ирана 7 февраля в Тегеране подпишут соглашение о создании совместного предприятия в рамках проекта железнодорожного транспортного коридора Север-Юг, сообщил «Тренду» глава международного отдела Управления железных дорог Ирана Аббас Нязяри. По его словам, вчера по итогам встречи, которая проходила в Тегеране 31 января — 1 февраля, азербайджанская, иранская и российская стороны утвердили устав совместной компании. 7 февраля руководителями железнодорожных ведомств будет подписано соглашение о создании СП.

Уставный капитал СП составит 3 миллиона долларов, соответственно, по одному миллиону приходится на каждого участника, сказал Нязяри. По его словам, вопрос расположения головного офиса СП будет согласован до понедельника. Однако, как отметил Нязяри, если головной офис будет располагаться в одной из столиц, то в двух других будут созданы филиалы компании.

В рамках этого проекта на территории Азербайджана предусматривается строительство около 8,5 километра железной дороги до станции Астара (АР), станции с системами смены колесных пар, пограничной и таможенной инфраструктуры. Необходимо также построить пограничный железнодорожный мост. При этом реализация этого проекта будет осуществлена на паритетной основе с Ираном.

Перевозка грузов по коридору Север-Юг прогнозируется на первом этапе в 5 миллионов тонн в год, в дальнейшем запланировано увеличение объемов до 10-15 миллионов тонн в год.
№ 2460(19) Ср., 2 Февраля 2011

Источник — Эхо
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296633960

Эль-Барадеи — человек, который станет президентом Египта

«The Independent»: Мохаммед Эль-Барадеи — человек, который станет президентом
Человек момента? Конечно, это Мухаммед Эль-Барадеи, человек из народа, но у меня по этому поводу есть сомнения. Он не претендует на это, конечно, но сидя в своем саду на кресле у невероятно синего, но небольшого бассейна, иногда он кажется — даже в своей кепке — как очень дружелюбный и умный мышонок в очках. Ему не понравится такое описание, но этот мышонок, я подозреваю, с очень острыми зубами.

Это просто восхищение анализировать больших мышей, которые работали в Белом доме и Государственном департаменте США. Помните, как на следующий день они заявили, и все мы слышали, что они «следят за развитием ситуации». На второй день, госсекретарь США Клинтон заявила: «Мы оцениваем ситуацию как стабильную», вчера также было смешно, когда Клинтон сказала, что «мы в течение 30 лет призывали президента Египта Мубарака идти в этом направлении, но он отступил», а как же вы еще собираетесь просить его ввести демократические реформы? Затем Клинтон говорила о» законных желаниях египетского народа «и теперь они говорят о «плавном переходе власти» … Я думаю, что они знают о том, что дни Мубарака сочтены.
Для сведения, Эль-Барадеи, который является лауреатом Нобелевской премии мира, экс- глава ООН по атомной энергии, и т.д. и т.п. и тот, кто кусает нашего дорогого лидера. «Вчера, я слышал, как Камерон заявил, что «демократия это не выборы, а структурный элемент». Ну, все знают про это. Но как вы будете говорить о построении судебной системы, гражданского общества. Как вы будете говорить об этих «составляющих» под диктатурой? Вы либо гражданское общество, либо нет».

Иногда, речь Эль-Барадеи звучит слишком обнадеживающе. Он согласен с тем, что лучшие управленцы Египта были сосланы, умышленно, конечно. Недавно выступая перед студентами в Гарварде, он обнаружил, что 15 египтян находятся в числе Гарвардского совета.

«Я сказал им: если вы вернетесь, то вы сможете руководить в Египте». Но это не так просто. Поскольку Эль-Барадеи признает: «Это старая история, которая заканчивается: «Мубарак друг Израиля, и мы считаем, что изменение приведет враждебному к Израилю правительство, и оно станет в стиле Ирана «velayeh-fakhi» [руководство верховного религиозного лидера]. Я говорю, что это походит на «реальность». Вы должны избавиться от этой «реальности»- от «Мусульманского братства» и автоматической враждебности по отношению к Израилю. Фактом является то, что прочный мир может быть только между демократическими государствами, а не между диктаторами и, если вы хотите прочного мира, будь то демократия или диктатура в Египте, чувства людей в регионе не изменится».

Когда Египет проиграл войну 1967 года, Эль-Барадеи писал, что «солдаты воюют, потому что они защищают то, что хотят сохранить. Но за что боролись египетские солдаты в войне 1967 года? Не было того, к чему стоило возвращаться. Так что они убежали». Насер, великий человек считает, что он был худшим из египетских диктаторов, «он даже национализировал продуктовые магазины», но путь диктатуры шел до сегодняшнего дня. Еще несколько месяцев назад он не мог себе представить того, что произойдет. А теперь я смотрю на людей, и они вновь обрели уверенность в себе, они свободны. Это было похоже на скороварку».

Он говорит о лицемерии, диктатуре, уголовных должностных преступлениях, темных делах египетских служб безопасности, и о высокой лояльности египетской армии к народу. Нет, он не хочет быть президентом, но, когда я спросил его, сможет ли он взять переходное председательство на себя до справедливых выборов, естественно, я получил традиционный ответ. «Если будет согласие всех людей, то я думают, что я могу сделать это для них … Я сделаю это».
«Все это будет продолжаться, пока вы не начнете улучшение положения палестинцев, пока вы не пересмотрите политику в регионе. У нас есть странные отношения, которые вы называете миром, но вы не можете даже опубликовать здесь израильской книги и наоборот, к примеру. Если вы действительно хотите мира, да, мир может быть прочным с демократией, но и у вас есть ответственность, которая заключается в рассмотрении сбалансированных отношений, в частности по вопросу о Палестине, Ираке, Афганистане, что будет у вас, то и будет иметь арабский мир, который будет относиться дружески по отношению к Западу».

Эль-Барадеи на удивление мягок, когда он говорит о Мубараке. Последний раз он видел его два года назад. «Я видел его, когда вернулся из миссии ООН или отдыха. Я всегда получал теплый прием от него. Это были очень теплые отношения. Мы общались тет-а-тет, только мы, и никаких формальностей. Я говорил ему, что я думаю о той или иной проблеме, что можно сделать. Он действительно не имел советников, которые имели мужество говорить ему правду».

Много хорошего сделали советы Эль-Барадеи. Он возмущен поджогами и грабежами. Когда я спросил, стояли ли государственной службы безопасности за поджогами, которые были использованы Мубараком, Обамой и Клинтон, чтобы «отметить» тех, кто хотят, чтобы уход Мубарака был с насилием, мышь показала свои зубы. «Они [полицейские] были, а мы только сейчас услышали о документах, которые показывают, что некоторые из этих офицеров силовых структур снимали военную форму и шли на грабежи. И все они говорят, что им был отдан приказ режимом или министерством внутренних дел если угодно. И если это так, то это самое зловещее преступное деяние. Мы должны убедиться в этом. Но наверняка, многие из этих бандитов и мародеров являются отчасти тайной полицией».

И вдруг, блестя глазами за очками, мышь стала тигром. «Когда режим отказывается полностью от полиции на улицах Каира, когда бандиты являются частью тайной полиции, которые пытаются создать впечатление, что без Мубарака страна погрузится в хаос, это преступное деяние. Кто-то должен нести ответственность. И теперь, как вы можете слышать на улицах, люди не говорят о том, что Мубарак должен уйти, теперь они говорят, что он должен предстать перед судом. Если он хочет спасти свою шкуру, ему лучше покинуть страну».

Боже мой, эти зубы остры.

Мухаммед Эль-Барадеи — оппонент Мубарака

* Мухаммед Эль-Барадеи родился в Каире и начал юридическую карьеру, присоединившись к Международному агентству по атомной энергетике в 1980-х годах, и стал главой органа Организации Объединенных Наций в 1997 году.
* Он был откровенен в связи с отсутствием доказательств оружия массового уничтожения в Ираке до американского вторжения в 2003 году, что и возмутило администрацию Джорджа Буша. Присуждена Нобелевская премия мира и председательство в МАГАТЭ в 2005 году
* Секретная ядерная программа в Иране была раскрыта, когда он был главой МАГАТЭ. Тегеран всегда утверждал, что программа носит мирный характер.
* 68-летний Эль-Барадеи, стал в открытую оппозицию против президента Хосни Мубарака по возвращению в Египет в феврале 2010 года и завоевал широкую поддержку среди молодежи и среднего класса.
* В июне прошлого года он призвал своих сторонников присоединиться к кампании по изменению конституции, которая позволит демократическую последовательность.
* Эль-Барадеи оказывал давление на Соединенные Штаты, чтобы те поддержали уход Мубарака в отставку в выходные дни, заявив «время поддержки диктатора» должна закончиться. Он отверг призыв США для Мубарака принять радикальные реформы в ответ на массовые протесты.
* официальные СМИ пытаются высмеивать Эль-Барадеи, говоря, что он ничего не знает о Египте, и не имеет политического опыта.

Интервью Роберта Фиск а и Мохаммеда Эль-Барадеи,
«The Independent»,
1 февраля 2011 года,
Перевод –

Источник — Zpress.kg
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296545640

Египет — армия или исламисты?

Ситуация в Египте развивается стремительно. Однако, уже сейчас можно сделать некоторые выводы относительно тенденций, которые превалируют как в рядах (пока еще) правящего режима, так и в оппозиционной среде.

Во-первых, на счет власти.

Кто бы не вдохновлял эту «желудочную» революцию в АРЕ, можно с уверенностью сказать, что силовой блок «партии власти» пока успешно использует ее для внутрипартийного переворота.

Ползучая «буржуазная» революция, начавшаяся еще во времена Гамаля Абдель Насера, активно продолженная при Анваре Садате во время политики т.н. «инфитахи», судя по всему, должна была увенчаться успехом в сентябре сего года избранием на пост президента Египта «второго человека» правящей Народно-демократической партии, а также сына нынешнего главы государства Гамаля Мубарака.

В какое-то время казалось, что этот вопрос внутри «партии власти» уже фактически решен.

Тем более, учитывая популярность среди светских полувоенных авторитарных режимов региона, в том числе в АРЕ, т.н. «республиканских монархий» («сирийского» или «азербайджанского» сценариев, когда верховная власть передается в рамках правящей семьи с использованием «демократического прикрытия»).

Однако, после отставки «правительства финансово-торговой буржуазии» близкого к Гамалю Ахмеда Назифа, сообщений о фактическом бегстве в Лондон самого Гамаля Мубарака, а также спешного вылета за пределы АРЕ целого ряда влиятельных египетских бизнесменов можно говорить о том, что «американизированные торгаши» оказались не готовы держать удар.

В результате, на данный момент можно с уверенностью говорить, что во внутрипартийной борьбе в среде «партии власти» верх взяла т.н. «старая гвардия» (милитаризированные представители бюрократического аппарата, получившие образование в 50-60 годы прошлого века).

Подтверждением этому стало назначение 29 января президентом Египта Х.Мубараком вице-президентом руководителя египетских служб безопасности Омара Сулеймана. Тем самым, кстати, во многом проясняется ситуация на счет возможного «престолонаследия» в стране.

Кроме того, премьер-министром стал бывший министр гражданской авиации Ахмед Шафик, также кадровый военный, командующий в свое время ВВС страны.

Теперь перейдем к тем, кто выступил против существующего режима.

Традиционно египетская оппозиция делится на религиозную, представленную, в первую очередь, организацией «Братья-мусульмане» (БМ) и светскую прозападную (партия «Аль-Гад», движение «Кефайя», неправительственные организации и т.п.).

В то же время, особенность нынешнего восстания масс в Египте в том, что у него, фактически, нет одного или нескольких организаторов.

Считается, что «застрельщиком» египетского восстания выступила группа молодых людей, которые связались друг с другом при помощи социальных сетей, в первую очередь, Facebook.

Они назвали себя «Движением 6 апреля» в знак солидарности с участниками подавленной правительством забастовки ткачей в городе Махалла 6 апреля 2008 года.

Кстати, данное движение с момента своего создания уже несколько раз пыталось организовать всеобщую забастовку в Египте, однако безуспешно.

В то же время, вдохновившись примером тунисского восстания, а также полностью разочаровавшись неспособностью традиционных оппозиционных партий поднять массы на «восстание против тирании, коррупции и пыток», 25 января активистам «Движением 6 апреля» удалось выступить катализатором январских событий.

Сейчас высказываются несколько версий относительно главного «оператора» упомянутого молодежного движения.

Называется и иранский, и израильский, и американский «след». Последний чаще всего, учитывая нашумевшую публикацию в Викиликс.

В то же время, очевидно, что подобно своим предшественникам по организации революций в стиле «флэш-моб», «Движение 6 апреля» не имеет ни четко выраженного руководства, ни идеологии.

А это значит, что на их энтузиазме будет стараться «выехать» традиционная оппозиция страны.

Первыми в очередь выстроились представители светской оппозиции.

По сообщениям региональных СМИ, многие из старых, зарегистрированных политических партий, которых насчитывается более 20 (кстати, не пользующихся особой популярностью в народной среде) уже выразили готовность присоединиться к новому движению за перемены.

Впрочем, пожалуй, больше всех на этой ниве старается главный светский оппозиционер и бывший глава Международного агентства по атомной энергии Мухаммед эль-Барадей. «Именно молодежь взяла инициативу в свои руки, назначила дату, решила выйти на улицы», — заявил, в частности, на днях М. Эль-Барадей американской газете New York Times.

В то же время, организация «Братья-мусульмане» ведет себя во время нынешних волнений более осторожно.

В первые дни официально «Братья» не объявляли о своем участии в протестах. Однако, ее представитель Мухаммад Морси заявил о намерении «Братьев-мусульман» присоединиться к массовым антиправительственным демонстрациям «для достижения требований народа».

Пытаясь как-то оправдать свою отстраненность от демонстрантов в первые дни, «Братья» особо акцентировали внимание на том, что, как заявил представитель организации Гамаль Насер, «люди принимают участие в протестах в спонтанной манере, и невозможно определить, кто к какой партии принадлежит. Все одинаково страдают от социальных проблем, безработицы, инфляции, коррупции и угнетения в стране. Так что каждый требует реальных перемен».

Впрочем, постепенно «тихая работа» БМ среди протестующих начинает приносить плоды, лозунги исламистов звучат все громче и находят значительную поддержку масс, а сама масса все больше приобретает исламистский, антиамериканский и антиизраильский характер.

Региональные СМИ передают, что толпа на площади Тахрир в Каире все чаще начинает скандировать: «Нет – Мубараку, нет – Сулейману, мы сыты по горло американцами!».

Многие акции протеста в Египте носят не только «антимубараковский», но также антиизраильский характер. Особенно успешно было использовано исламистами в своей пропагандистской работе в массах сообщение катарского спутникового телеканала «Аль-Джазира» о том, что президент Х.Мубарак может получить убежище в Израиле.

Показательно также, в этой связи, возвращение влиятельного исламистского проповедника Амра Халеда, который в свое время был депортирован из Египта (кстати, в Тунис также вернулся главный идеолог тунисского радикального ислама Рашид Ганнуши).

Таким образом, на сегодняшний день мы видим две ключевые тенденции. С одной стороны – внутрипартийный переворот в рядах правящего режима, а с другой – постепенная «обволакивающая» исламизация изначально, фактически, идеологически нейтральной протестующей массы.

По отношению к восставшим массам силовики во главе с опытным О.Сулейманом, судя по всему, избрали выжидательную тактику и решили брать протестующих измором в надежде, что «запал» протестующих постепенно иссякнет или же, что они перессорятся друг с другом. И тогда уже власть превратится из мишени на миротворца.

Однако, даже если эта тактика власти и принесет успех, то можно с уверенностью сказать, что без кардинальных экономических преобразований долго «на штыках» продержаться не удастся.

Как уже доводилось автору писать в предыдущих статьях, социально-экономические узлы все более затягиваются.

Быстрый прирост населения превышает темпы экономического роста и не позволяет добиться улучшения жизненного уровня, истощает ресурсную базу страны, создает заметные трудности со снабжением населения продуктами продовольствия. При условии высокого процента бедности, перенаселение страны создает условия для увеличения социального напряжения, которое, в свою очередь, будет вести к распространению радикальных настроений в египетском обществе.

И если власть АРЕ, даже в случае сохранения своих позиций, ничего кардинально не поменяет, то, как выразился пресс-секретарь иранской парламентской комиссии по внешним делам и национальной безопасности Казем Джалали, установление «демократического исламского режима» в Египте будет, судя по всему, неизбежно.

В.Н.Билан
31.01.2011

Источник — Институт Ближнего Востока
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296545820

Иран и последние события в Египте

События последних дней в Египте, где решается судьба стоящего уже 30 лет у власти режима президента Хосни Мубарака, вызывает пристальное внимание в Иране. Две страны, во многом определяющие расклад сил на Ближнем Востоке, до сих пор не имеют дипломатических отношений и по сути находятся в состоянии политической конфронтации. Несколько раз — в 2004 г. во время правления реформистского президента С.М.Хатами, и в 2008. – уже при нынешнем неоконсервативном президенте М.Ахмадинежаде, Тегеран и Каир реализизовывали реальное продвижение по пути установления дипломатических отношений. Ровно три года назад состоялся визит в Каир тогдашнего спикера иранского парламента Голам-Али Хаддада Аделя. Тегеранская праворадикальная газета «Джомхурийе эслами» писала тогда, что восстановление двусторонних отношений с Египтом положительно скажется на помощи «идеалам палестинского освобождения». Однако тогда ничего реального достигнуто не было.

При этом, Египет остается единственной арабской страной, до сих пор не имеющей полноценного диалога с Ираном. Дипломатические отношения были разорваны как реакция Тегерана на подписание мирного договора между Египтом и Израилем, хотя Тегеран понимал все минусы разрыва связей с влиятельнейшей страной арабского мира. Дополнительным аргументом, подвигнувшим его на столь решительный шаг, явилось то, что именно Египет предоставил последнему шаху Мохаммаду-Резе Пехлеви политическое убежище и отказался выдать его иранским исламистам для суда. В мае 1979 г., через три месяца после победы в Иране исламской революции, ирано-египетские отношения были прекращены, а в Иране в течение многих лет любое упоминание об этой стране сопровождалось бранью. Ирано-иракская война, в которой Египет, имевший для арабов реноме старшего брата, не только безоговорочно поддержал Саддама Хусейна, но и оказал ему значительную военную помощь, добавила жесткости в ирано-египетское противостояние.

Многие годы иранская пропаганда однозначно квалифицировала Египет в качестве предателя дела арабской нации. Нынешний президент страны Хосни Мубарак получил в иранской прессе титул «современного фараона». Вплоть до недавних пор иранские власти помогали египетским исламистам создавать нелегальные экстремистские группировки. Однако с течением времени в Иране все более осознавали необходимость прямого политического диалога с крупнейшей страной арабского мира. К этому подталкивала и растущая изоляция Ирана в ближневосточном регионе, где практически ни с одной из стран Арабского Востока, кроме, пожалуй, Сирии, Иран не имеет достаточно конструктивных отношений, потребность в которых он, несомненно, испытывает, учитывая постоянно декларируемые клерикальным руководством страны планы на лидерство в исламском мире и стремление стать реальной региональной сверхдержавой. В начале 1990 гг. появился важный фактор, способствующий ирано-египетскому сближению – израильско-турецкое сотрудничество в сфере обороны и безопасности. Именно оно и подвигло Египет в начале 1998 г. официально обосновать необходимость военного партнерства с Ираном в качестве своеобразного противовеса стратегическому турецко-израильскому альянсу. Но только через два с половиной года, летом 2000 г., состоялся первый прямой контакт президентов двух стран Хосни Мубарака и Сейеда Мохаммада Хатами. Он явился подлинным прорывом, знаменовав переход к новому этапу во взаимоотношениях двух авторитетных региональных стран. Однако стратегические подходы двух стран по узловым ближневосточным проблемам во многом не совпадали, хотя в случае ирано-египетского сближения геополитический климат в регионе мог бы претерпеть серьезные изменения. Отметим, что сам факт постановки вопроса о примирении недавних недругов показывает, что иранский политико-религиозный истеблишмент пытается проявлять гибкость, без которой его существование не может быть успешным. Восстановление отношений Ирана с Египтом означало бы, что Тегеран принимает ближневосточный мирный процесс как факт нынешней ситуации, преодолевая изжившую себя зашоренность.

Однако в Каире не раз заявляли о том, что восстановление отношений с Ираном следует увязать с вопросом о борьбе с исламским экстремизмом. Там ждут от Тегерана готовности к более диверсифицированному сотрудничеству в сфере борьбы с террором и исламским экстремизмом. Это подразумевает передачу Египту боевиков «Аль-Каиды», а также активистов и функционеров египетских исламских экстремистских организаций, нашедших в Иране гарантированное убежище.

Есть дополнительная важная причина, которая стопорит ирано-египетское сближение. Выступая на специальных слушаниях по этой проблеме, член Комиссии по международным отношениям и безопасности иранского парламента Реза Хаджи-Бабаи озвучил точку зрения многих иранских политиков, считающих, что действительной причиной является беспрецедентный нажим, оказываемый на Каир со стороны США и Израиля. Однако такое мнение опровергла израильская газета «The Jerusalem Post», процитировавшая мнение МИДа своей страны о том, что возобновление египетско-иранских отношений может оказать благоприятное воздействие на ситуацию в Ближневосточном регионе в двух важных аспектах. Во-первых, Египет может в определенной мере нейтрализовать деструктивный потенциал Тегерана в вопросе урегулирования главной региональной проблемы. Кроме того, не следует недооценивать то влияние, которое может оказать на Иран готовность Египта серьезно противодействовать исламскому экстремизму. Тем не менее, несмотря на предпринятые во время президентской каденции Хатами политические усилия, реального продвижения в направлении установления дипломатических отношений с Египтом не получилось, а в последние месяцы отношения стали еще более жесткими.

Политические круги Тегерана убеждены, что со сменой нынешнего режима в Каире отношения двух стран обретут новое наполнение. Именно этим объясняется настрой иранских СМИ. В течение нескольких последних дней египетские события стали основными темами иранской прессы, как «бумажной», так и электронной, радио, телевидения. Новостные каналы иранского ТВ непрерывно показывают видеокадры хроники массовых манифестаций, кровопролитных столкновений демонстрантов с полицией на улицах и площадях египетских городов. Все участники передач – аналитики, корреспонденты, комментаторы – высказываются с протестных позиций, считая исход событий предрешенным, а власть президента Хосни Мубарака – поверженной. Основная идея такова: в Египте развитие событий движется по сценарию иранской исламской революции, в Каире происходит то же самое, что было в Тегеране в феврале 1979 г. А сам Египет не сегодня-завтра станет дружественной Ирану исламской республикой, где падет последний фараон. Вот как заявил в интервью прессе Джавад Лариджани, известный в стране политический деятель, брат спикера иранского парламента Али Лариджани: » Это народное восстание сметает находящуюся у власти в Египте диктатуру и мы это приветствуем». Пресс-секретарь иранского МИДа Рамин Мехманпараст, собравший в субботу пресс-конференцию, заявил, что власти страны должны подобающим образом ответить на справедливые требования народа и отказаться от применения силы при разгоне демонстрантов. Такое обращение высокого иранского чиновника вызывает вопрос: правомочно ли иранское правительство, перманентно использующее войска и спецформирования полиции при разгоне демонстраций, имеющим своим следствие как человеческие жертвы, так и сотни раненых, требовать гуманного обращения в подобных случаях в других странах? Группа студентов-басиджей (членов военизированных формирований) провела в тот же день демонстрацию у здания Бюро интересов Египта в Иране с требованием к египетским властям выполнить законные требования участников демонстраций и всего египетского народа.

Вот несколько заголовков иранских СМИ последних двух дней: 29 января: информагентство «Мехр»:»Пробил последний час Мубарака». Газета «Джамэ Джам» – официальный орган иранского радио и ТВ: «Всеобщий исламский призыв в стране фараонов». Одна из немногих в Иране оппозиционных газет «Эттемад» – «Гнев арабов продолжается». Популярная в Иране вечерняя газета «Кейхан»: «Всеобщий гнев в Египте. Остается один шаг до падения режима». Ультраконсервативная газета «Ресалат»: «Формируется новая политическая реальность на Ближнем Востоке: исламская ось». Газета «Мардомсалари» – «Грозная поступь народа в Египте». Газета «Кейхан» поместила аналитическую статью своего главного редактора Хоссейна Шариатмадари под красноречивым заголовком «Мубарака ждет незавидная судьба». Весь арабский мир восстает против авторитарных правителей, волна народного гнева охватила Тунис, Алжир, Йемен, Иорданию, приближается к другим странам, где попираются права народа, — пишет «Кейхан». Газета «Эбтекар» уточняет: «Возможно, эти революционные события запоздали. Но, рано или поздно, они свершаются, и в этом – веление времени». Издание «Мир экономики»: «В Египте все явственнее ощущается запах революции». Газета «Джомхурийе эслами» в своей передовой статье сообщила, что Египет находтся всего в одном шаге от революции и предрекла подобную судьбу для многих стран арабского мира, в том числе – в зоне Персидского залив: «И туда, сметая все на своем пути, приближается революционный смерч. Он радикально изменит ситуацию, придав ей подлинно исламской звучание».

Такой же настрой иранских СМИ продолжился и 30 января. Информагентство «Фарс» предварило репортаж о студенческих демонстрациях у здания Бюро интересов Египта в Тегеране следующим броским заголовком: » Призываем народ Египта быть бдительным перед приходом к власти аль-Барадеи». Интернет портал Rajanews задается вопросом, не означает ли предполагаемый приход к власти бывшего Генерального директора МАГАТЭ ослабление позиций ислама в Египте. Газета «Джомхурийе эслами:» Египетский диктатор готовится бежать из страны». «Кейхан» – «Народ говорит «нет» египетскому фараону. Должен смениться режим, а не правительство!». Газета «Иран» – орган государственного агентства печати ИРНА – «Режим Мубарака на грани свержения». Все это, однако, показывает лишь желаемый для Тегерана поворот египетских событий. Насколько он реален покажут события ближайших дней.

30.01.2011
В.И.Месамед

Источник — Институт Ближнего Востока
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296538800

Из Египта хлынет «исламский революционный отряд»?


Пять наивных вопросов о том, чем чреваты для нашей страны и всего мира волнения в Египте

Всю последнюю неделю мир нервно наблюдает за народными волнениями в Египте, которые на каком-то этапе переросли в погромы с человеческими жертвами.

Все началось с вполне мирных демонстраций: люди требовали отставки действующего правительства и 82-летнего президента Хосни Мубарака. Он, считают египтяне, явно засиделся — Мубарак правит страной аж с 1981 года. Египет между тем разъедает коррупция, требуются экономические преобразования. Одним из вдохновителей демонстрантов называют весьма уважаемого в Египте нобелевского лауреата, лидера оппозиции Мохаммеда аль-Барадеи.

Акции протеста почти одновременно вспыхнули в Каире, Александрии, Суэце и других крупных городах — революционно настроенная молодежь координировала свои действия с помощью социальных сетей в Интернете. Полиция принялась жестко подавлять народные выступления — водометами и слезоточивым газом. Разъяренные толпы ответили симметрично: полицейских разве что не разрывали на части. Не справляясь с ситуацией, власти ввели в города армейские подразделения, которые принялись в буквальном смысле отстреливать мародеров и агрессивно настроенных против представителей власти граждан.

На момент подписания этого номера было известно о 150 погибших. В городах сожжено сотни машин и разгромлены магазины. Мародеры-вандалы даже пытались зачем-то уничтожить экспонаты национального музея в Каире: восстановлению не подлежат две мумии фараонов…

Между тем президент Мубарак, на всякий случай переехав из опасной столицы в свою зимнюю резиденуию в Шарм-эль-Шейх, пытается демонстрировать лояльность к митингующим. Мубарак распустил правительство и ввел должность вице-президента, на которую назначил генерала Омара Сулеймана, возглавлявшего до этого египетскую Службу общей разведки. Сулейман (между прочим, выпускник Военной академии имени М. В. Фрунзе) пользуется авторитетом среди силовиков — именно их поддержкой пытается заручиться Мубарак. Между тем эксперты считают, что дни его президентства сочтены…

Об истоках революции в Египте и ее последствиях для России и всего мира, мы расспросили президента Института Ближнего Востока Евгения Сатановского.

1. Почему Израиль поддерживает Мубарака, а США — нет?

— Причина проста. Израильтяне прекрасно понимают, что лучше иметь недемократичный, но стабильный режим, чем демократичный, но нестабильный. Если демократия устанавливается эволюционным путем — то замечательно, а если революционным — то спасибо, не надо. А вот президент Обама этого, видимо, не понимает. В свое время Джимми Картер (39-й президент США, находился у власти в 1977-1981 гг. — Прим. ред.) запретил шаху подавлять силой революционный народ и получил исламскую революцию в Иране. Потом Рейган своими руками создал Аль-Каиду, похоронив режим вполне стабильного и предсказуемого Наджибуллы (президент Афганистана в1986-1992 гг., в 1996-м казнен талибами — Прим. ред.). Затем Клинтон привел к власти талибов и Арафата в Палестину, Буш разгромил жутковатого, но достаточно предсказуемого Саддама… Обама продолжает эту линию с Мубараком. Но израильтянам в этом регионе жить, поэтому они понимают, что эти эксперименты плохи.

2. Какие есть варианты развития событий?

— Вариант номер один. Либо Омар Сулейман какое-то время держит власть с Мубараком, либо без него.

Вариант номер два. Революция побеждает, армия не подчиняется действующим властям, не стреляет в революционный народ. А дальше — все то, что происходит с революциями в мусульманских странах, как например это было в Иране. Не исключено, что на каком-то этапе Аль-Барадеи (лидер египетской оппозиции — Прим. ред.) будет использован как Петрушка в шапито, для того, чтобы продемонстрировать западу, что в Египте есть не только исламисты. После чего его уберут. А затем власть возьмут мусульмане с тем или другим уровнем жесткости внутреннего режима. Куда этот режим эволюционирует — мы сейчас не знаем. Во Франции все началось плясками под Бастилией, а кончилось гильотинами Робеспьера и войнами Наполеона. Здесь тоже возможны войны: с Суданом, с Израилем…

3. Вспыхнут ли революции в других странах региона?

— Сто процентов! Можно спорить, что рухнет первым. Я бы поставил на Йемен.
(В числе «взрывоопасных» стран некоторые эксперты также называют Ливию и Сирию — Прим. ред.)

4. Коснется ли это «братьев-мусульман» Турции?

— В Турции свои собственные исламисты пришли к власти. Турция вполне стабильна. Ее события в Египте коснутся, но не более, чем опосредовано. Никаких бунтов и революций уж точно не будет.

5. Чем это аукнется России?

— К нам может вернуться огромная масса студентов университета Аль-Асхар в Каире. К слову, именно там обучалась половина идеологов Аль-Каиды. Считайте, что у вас большой исламский революционный отряд идет дорезать российский муфтият и радикализировать Поволжье, Северный Кавказ. Кроме того, пойдет поток беженцев, некоторые из них могут стать проводниками радикального ислама.

Андрей РЯБЦЕВ — 31.01.2011

Источник — Комсомольская правда
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296541680