Аппетит армян неимоверно растет

Гюльнара Инандж

Последние события вокруг Грузии и Азербайджана в эксклюзивно интервью для `Этноглобуса` комментирует независимый грузинский эксперт Фридон Дочия.

— Последний год в Грузии произошли несколько взрывов, один сосем недавно 28 ноября. Какими внутренними и геополитическими причинами может быть спровоцирована попытка напрячь обстановку в Грузии? — Можно даже смело утверждать, что теракты сегодня захлестнули весь мир. Это всеобщая болезнь, к сожалению. Хотя, можно сказать, что в целом наш регион, имею ввиду весь Южный Кавказ – Азербайджан, Армению и Грузию, несмотря на имеющиеся здесь конфликтные зоны, в целом нельзя считать взрывоопасным, хотя бы по сравнению с Северным Кавказом.

До последнего времени (надеюсь, что и впредь тоже так продолжиться и в будущем) и Грузия тоже, несмотря на конфликтные зоны, как Абхазия и Цхинвальский регион, по части терактов всё-таки считалась спокойной. Не буду утверждать, что они вообще никогда не происходили, но если сравнить с тем, что по этой части происходит во всём мире, то их в Грузии было незначительное количество. К сожалению, в последнее время, а точнее осенью 2010 г. в Грузии произошли несколько взрывов, в том числе и у посольства США. На брифинге в Тбилиси 7 декабря заместитель министра внутренних дел Эка Згуладзе обвинила в организации взрывов российского офицера Евгения Борисова, который в свое время проходил службу в миротворческих силах России, дислоцированных в селе Урта Зугдидского района.

Именно он, по словам грузинских правоохранителей, заказывал теракты, финансировал приобретение взрывных устройств, платил исполнителям за выполненную работу. Всего по делу арестованы шесть человек, еще двое находятся в розыске. Следует отметить, что традиционно представитель МИД РФ назвал провокацией утверждения Грузинской стороны о задержании шести человек по обвинению во взрывах, а в Минобороне РФ же заявили, что никаких оснований считать кого-либо из офицеров российской армии причастным к серии взрывов нет. Сложно судить так это или нет, но факт, что Евгений Борисов в своё время служил в миротворческих силах РФ, а сейчас он находится на оккупированной территории Грузии – в Абхазии. У меня нет точных сведений, он в данный момент является кадровым офицером или нет, но то, что именно он руководил диверсионной группой, об этом заявляют исполнители терактов, задержанные правоохранительными органами Грузии.

Несмотря на эти взрывы обстановка в Грузии, за исключением оккупированных территорий, спокойная. Так что, те, которые, наверное, хотели напрячь ситуацию в стране, потерпели неудачу. Сложно сказать, что за этими терактами стояло именно руководство России. Тем более, что на оккупированных территориях неконтролируемых бандформирований немало. С ними и нужно бороться сообща. Как раз по этому поводу правительство Грузии и заявило, что готово к сотрудничеству с соответствующими ведомствами России по делу о серии терактов в стране. Об этом заявила 14 декабря пресс-спикер президента Грузии Манана Манджгаладзе на брифинге. Правительство Грузии выражает полную готовность к сотрудничеству с соответствующими ведомствами Российской Федерации в расследовании этого дела. Все версии должны быть доказаны судом, но, мы можем сказать, что Грузия смогла избежать серьезных терактов, -сказала Манджгаладзе. Теперь очередь за Россией.

Пусть, Москва делом докажет, что за этими терактами она не стояла. — Президент Грузии в одностороннем порядке объявил, что Грузия никогда не прибегнет к силе для восстановления своей территориальной целостности и изгнания оккупантов со своей территории. Но сейчас возможно ли возвращение Абхазии и Южной Осетии мирным путем, если даже не в состав Грузии, но хотя бы на статус-кво до августа 2008 г? — Такое заявление президент Михаил Саакашвили сделал, наверное, в надежде на помощи мирового сообщества. Хотя, это не означает, что эти территории уступит кому-либо. Считаю, что это политически хорошо обдуманный шаг. А дальше жизнь покажет, как будут действовать наши западные партнёры и смогут ли они каким- то образом воздействовать на Россию. А воздействовать можно только будучи сильной страной. К большому сожалению, Грузия на сегодня такой страной не является. Поэтому, пока вся надежда на наших западных партнёров и США. Но всё-таки считаю, что на данный момент возвращение Абхазии и Цхинвальского региона в лоно Грузии, или восстановление хотя бы на статус-кво, существующий до августа 2008 года невозможно без доброй воли на это России.

Поэтому нужно заключить именно с ней Договор о ненападении, как это заявил президент Михаил Саакашвили, а параллельно усилить воздействие со стороны Запада и США на Россию, чтоб она выполнила соглашение, подписанное в 2008 г. президентами России и Франции. Тогда, хотя бы восстановление статус-кво до августа 2008 года возможно. -Россия намерена создать конфедерацию или федерацию с Абхазией и Южной Осетией. Также добиться вступления этих непризнанных республик в состав разных региональных структур как СНГ, ШОС, ЕврАЗЭСи т.д. — Хочу ответить на этот вопрос словами вице-спикера госдумы России Любови Слиски. Как раз на идентичный вопрос она мне ответила, что давно не верить ни бабушкиным сплетням и ни сплетням политиков и политологов. Хотя следует отметить и то, что сегодняшняя Россия непрогнозируемая.

-Тем не менее, на днях Грузия получила от Турции партию оружия. Баланс военного потенциала на Кавказе меняется. К чему может привести военные действия на Кавказе. Некоторые эксперты считают, что Россия для утверждения результатов августа 2008 г. намерена вновь демонстрировать силу на грузинском фронте.

— Сейчас непростой период для Кавказа и это связан именно предвыборными баталиями в России. Мы все хорошо помним, какие события предшествовали к приходу президента РФ Владимира Путина. События, которые сегодня происходят в Москве по отношению кавказцев, как раз тому свидетельство, что ситуация ещё обострится. Да и исключить повторение событий августа 2008 года, тоже нельзя. Всё зависит от того, насколько напряжённым будет противостояние Медведева и Путина. Если они договорятся то, считайте, что избежали войны. Так что, пока определённо что-то сказать или делать какие-то прогнозы, сложно. Всё будет зависеть от президентских выборов в России.

Имейте ввиду, если ситуация чересчур накалится то, Россия может демонстрировать силу не только на грузинском направлении, но и по другим тоже. -Российско-грузинские отношения влияют также на нагнетание грузино-армянских, отношений, которые и без этого имеют достаточно сложностей. Какие основные витки напряжения имеются между Ереваном и Тбилиси и причины их возникновения? — Между Грузией и Арменией определённые сложности, к сожалению, имеются и в этом виноваты отдельные антигрузински настроенные армянские организации, лжеучёные и т.н. общественные деятели. Вынужден констатировать, что наши соседи-армяне на аппетит никогда не жаловались.

Известный факт- все, что плохо лежит, подбирают… армяне. Они большие охотники присваивать и чужое добро. Фактов можно привести сколько угодно, хотя мы остановимся только на последних примерах. То, что они Нагорный Карабах оккупировали, всемирно известный факт и теперь взоры армян, как стало известно, направлены на Нахичеван и Джавахети вместе с Цалкой. Кстати они Джавахети даже переименовали на свой лад и называют его Джавахк. Разумеется, армяне все это считают своей исторической территорией. Они документы, подтверждающие принадлежность этих территорий, тоже подготовили. Например, некий армянский режиссер Тигран Хзмалян, чтобы сохранить армян в Джавахке и защитить Джавахк для армян, снял фильм о Джавахке – От Аракса — к Куре, от Арцаха – к Джавахку, который, к большому сожалению, для армянских шовинистов, был запрещен к показу.

В средствах массовой информации Армении размещаются антигрузинские публикации, например о том, что Джавахети необходимо предоставить автономию и что Армения должна выйти к морю. Сегодня армянские националисты считают, что они могут решить этот вопрос. Армяне из Джавахети являются потомками беглецов из Турции, они здесь раньше никогда не жили. И вместо благодарности коварный армянский народ требует автономии в этом грузинском регионе. Этого никогда не будет.Грузия никогда не отдаст свои земли армянам.

-В депеше сайта Wikileaks говорится, что Грузия озабочена увеличением военных поставок России в Армению. В перспективе, их можно использовать для давления на Грузию с юга в случае будущего конфликта с Россией. Ранее чеченская война, августовская война 2008 г. показали опасность военных действий для всего Кавказа. Какими будут результаты для Кавказа в частности для ЮК новый военных виток грузино-российских отношений?

— Такую вероятность исключить нельзя. Тем более, что у нас есть опыт августовской войны 2008 года. Новая грузино- российская взорвет весь Кавказ. Конечно, это и в Москве тоже хорошо понимают, и не пойдут на подобную акцию. Хотя маленькие провокации исключить нельзя. Тем более, что Россия признала независимость Абхазии и Цхинвальского региона, а лидеры сепаратистов на такие дела большие мастера и они это неоднократно доказывали. -В декларации октябрьского Лиссабонского саммита НАТО говорится – На Бухарестском саммите 2008 года мы (НАТО) договорились, что Грузия станет членом НАТО, и мы подтверждаем все элементы этого решения, а также последующие решения. Мы будем укреплять политический диалог и практическое сотрудничество с Грузией, в том числе через комиссии НАТО-Грузия и Ежегодную национальную программу.

Это свидетельствует о высокой заинтересованности НАТО в разрешении конфликтов и подталкивает Москву еще более усилить свою активность в регионе и поставить щит перед Альянсом. — Честно говоря, на действия НАТО смотрю скептически. Альянс словами хочет разрешить конфликты, но на деле это не отражается. Точнее, отражается, но очень негативно, так как это Москве даёт повод ещё более усилить свою активность в регионе. Результатом тому являются военные базы в Абхазии и Цхинвальском регионе сроком на 49 лет по соглашению с местными марионетками. Да ещё и с возможностью продления срока. Недавно было сообщено, что неподалеку от Цхинвали развернут российский дивизион реактивной артиллерии, оснащенный системами Смерч.

Такое решение было принято якобы для предотвращения возможной агрессии со стороны Грузии и было отмечено, что дивизион укомплектован опытными военнослужащими-контрактниками. Реактивная система залпового огня Смерч же считается одной из лучших в своем классе. Точность поражения целей реактивными снарядами Смерча сопоставима с показателями, характерными для высокоточных боеприпасов. Максимальная дальность стрельбы (в зависимости от типа снаряда) составляет от 70 до 90 километров. Система может применяться как для поражения групповых целей, так и для противотанкового минирования местности. Получается, что вся Грузия под прицелом. Да и не только. А чем занят в это время Североатлантический альянс? Тем, что только обещаниями нас и кормит.

— Вероятность военных действий на Южном Кавказе велика. Азербайджан не отказывается от своего права освобождать оккупированные армянами территории военным путем. Это, кажется, давно не является просто угрозой, а принимает все более реальные очертания. Поведения Москвы в отношении к Армении (обнародование криминальных связей армянских властей, культивация мнения, что Россия не может вмещаться в план военных действий НК, т.к. это не территория Армении и т.д) говорит о том, что направление игры Москвы немного изменилась.

— После саммита ОБСЕ в Астане в Армении активно начали обсуждать вопрос признания независимости непризнанной НКР. Саммит ОБСЕ в Астане не принял решений по Карабаху, которые удовлетворили бы армянскую и азербайджанскую стороны, что обостряет напряженность в регионе. В Азербайджане вновь в повестку вошел вопрос решения конфликта военным путем, поскольку саммит в Астане не оправдал надежды Баку на освобождение оккупированных территорий мирным путем .

После этого вероятность возобновления военных действий между Азербайджаном и Арменией возросла. Тут масло в огонь подлил ещё и заявление президента Армении Сержа Саргсяна в Астане, что если Азербайджан начнет военные действия, то Армения признает независимость Нагорно-Карабахской Республики. Это очень опасно. То, что Нагорный Карабах азербайджанская территория и она оккупирована Арменией, признает всё мировое сообщество, включая Россию. Раньше таких заявлений Саргсян не делал и не осмелился бы, если б его на это не подтолкнули со стороны и не пообещали бы помощь. На самом деле всё это говорит о том, что направление игры Москвы на больше чем немного изменилась.

В какую сторону, остается только гадать.

— Грузия открыла границы для жителей Северного Кавказа. Понятно, что этим Тбилиси в целях самозащиты хочет дестабилизировать и контролировать самую уязвимую часть России. Даже возможно манипуляция радикальными этническими и религиозными экстремистскими группировками. Но очевидно, что результат подобной практики приведет пересечению границы наркоторговцев, террористов и иных криминальных элементов, которые могут просочиться на Южный Кавказ, в том числе в Азербайджан. Особенно северокавказский религиозный и этнический экстремизм опасен для Азербайджана.

— Дело в том, что жители Северного Кавказа, чтобы попасть в Грузию к своим родственникам и знакомым, должны были сначала попасть в Москву, а потом к нам. Наше правительство этим решением облегчил им эту задачу. Во всяком случае, под этим решением лежит желание сближения грузин с северокавкацказцами, а не попытки Тбилиси в целях самозащиты дестабилизировать, контролировать самую уязвимую часть России. Что же касается опасения, что это приведет пересечению границы наркоторговцев, террористов и иной криминальных элементов, которые могут просочится на Южный Кавказ, в том числе в Азербайджан, не согласен. Всем хорошо известно, что подобные элементы легальную границу никогда не используют. Так что подобный вариант тут исключен. Этого наши таможенники и пограничная служба не допустят.

Ажиотаж армянской стороны

Мы уже неоднократно обращались к теме Первой Карабахской войны и боевых операций, проводимых в то время азербайджанскими спецподразделениями против армянских оккупантов. Отметим, что наши материалы, в частности посвященные героизму отряда азербайджанского разведчика Ибада Гусейнова, ликвидации международного армянского террориста Монте Мелконяна, вызвали большой резонанс не только в азербайджанских и российских СМИ, но и в армянской прессе и обществе. Последовавшее затем подтверждение этого факта со стороны армянского наемника Ашота Мирзояна вызвало тогда еще больший ажиотаж у армянской стороны.

Недавно еще один из армянских боевиков, членов отряда Монте Мелконяна, житель бывшего Мартунинского района НКАО (ныне Ходжавендский район) Баграт Мкртчян рассказал в своем блоге о некоторых событиях Карабахской войны, проливающих свет на героические действия отряда Ибада Гусейнова. Рассказ Мкртчяна уже вызвал ажиотаж у армянской стороны и СМИ. По словам Мкртчяна, отряд Гусейнова был настоящей головной болью для подразделений Монте Мелконяна, который лично руководил операциями по поиску и уничтожению этого азербайджанского разведподразделения. Однако Мкртчян затем разбавил свои записи изрядной долей лжи, видимо, с целью спасти имидж армянских горе-вояк, как огня боявшихся появления отряда Ибада Гусейнова.

Но вначале без купюр, с сохранением орфографии и стиля,приведем все письмо Баграта Мкртчяна: «Мы до сих пор не можем простить себе то, случавшее, которое ранит нас, командиров и не понимаем как все это произашло. Для того чтобы защищаться от сел Мартунского района: Муганлы, Курапаткин, Амираллар, мы закопали окоп над горами, находящиеся рядом, с село Муганлы в котором огородились от азербайджанцев. Там же позади окопа построили комнату для отдыха. Управляющий Мартунского района и наш командир ночью подъехали, проверять окоп. Как только они зашли в комнату для отдыха, тут же услышали звуки взрывов. В окопе нас было трое, а все остальные были в комнате, попали на двоих, а меня ранили и я убежал раненым. В комнату бросали гранаты, погибли 10 человек в комнате и двое в окопе. Один из погибших наш командир был удостоен высшего звания НКР – «Герой Арцаха», с вручением ордена Золотой Орел и назвали его героем отечества Армении. Все погибшие на той нападении для нас были героями.

Потому что они все были люди высшего звания. Да пусть земля будет им пухом. Потом мы узнали, что у азербайджанцев есть одна специальная рота и все это дело их рук. Они находились в селе Муганлы. Командир Монте Мелконян принял решение, что до чего бы, не обошло, мы должны отомстить за погибших. На этой операции он сам был управляющим. Аво сказал: мы должны поступить так, чтобы взять как можно больше пленников и целые техники. По – узнавании нашей разветки, самая большая сила находилась в Муганлы. В этом селе было 8 ТАНК, 13 БМП и приблизительно 400 живые силы. В общем, в селах – Муганлы, Курапаткин, Амираллар было 12ТАНК,18 БМП и 700 живые силы. Все прошло по плану командир Аво. Мы напали в 4 утра, даже не дали возможность азербайджанцам пошевелиться. Они бросили все и чуть ли не добежали до Баку. Аво сказал: не гоняйте дальше а то бедняги упадут в Каспийское море. Он остановил нас и дал приказ поставить посты перед Курапаткином, закопать окопы и подождать, возможно, они вернутся, и нападут на нас. Но не было никакого нападения, наше сражение за тех погибших Прошло удачным. Азербайджанцы бросили 6 ТАНК, 13 БМП, 35 раненых, 60 погибших, и 43 пленников. За кровь тех наших погибших героев мы отомстили в два раза больше и лучше чем хотели. В наши дни мы, посветив наших героев, говорим: спите уютно, мы отомстили за вашу кровь. Баграт Мкртчян» Описываемые Мкртчяном события для 1news.az прокомментировал непосредственный участник этой операции Сахиб Ширинов — воин доброволец Азербайджанской Национальной Армии во время Карабахской войны, член диверсионно-разведочного отряда, возглавляемого легендарным разведчиком Ибадом Гусейновым, «Размещенный материал не совсем соответствует реалиям. В селе Муганлы действительно находилось спецподразделение. Я один из бойцов того диверсионно-разведывательного отряда. Нами действительно уничтожен тот армянский пост. Это случилось ночью 5-го июня 1992-го года. Нас было восемь человек», — рассказывает Ширинов. «Хочу напомнить Мкртчяну, что вас, армян, было трое в окопе. Не надо было собираться в одну кучу в тот момент, когда я и еще один боец уже находились на правом углу от вашего окопа. В этот момент остальные наши бойцы окружали ваши позиции, еще двое наших продолжали поиск расположения основных сил противника, которые оказались в «комнате отдыха». Только не понятно, что такое «комната отдыха»? Участник войны не должен употреблять это слово. Сзади окопа была брезентовая палатка. Хотя, трудно сказать, сколько их там было. Не знаю, они герои или нет, но смерть для них наступила мгновенно. Все были убиты. Кстати, тогда Ибад говорил нам, что кажется один из троих армян, сидевших в окопе, выжил и смог уползти раненным. Теперь выясняется, что это верно и спасшимся бегством и был этот «сказитель» Баграт Мкртчян», — отметил Ширинов.

«Но эта была не первой и не последней операцией нашего отряда в тылу врага. Через 4 дня мы провели еще одну успешную операцию. На самой вершине горы перед Мартуни нами была уничтожена, установленная по приказу Аво (Монте Мелконяна) хорошо замаскированная и защищенная дальнобойная артиллерийская пушка вместе с личным составом. Все было сделано нами опять по тому же самому сценарию, в результате чего был уничтожен армянский артиллерийский расчет», — вспоминает азербайджанский разведчик. «Что касается слов Мкртчяна о том, что они по приказу Монте Мелконяна незамедлительно провели ответную операцию и захватили в селах Муганлы, Куропаткино и Эмираллар, где якобы у нас было 12 танков,18 БМП и 700 человек живой силы, то это чистый вымысел. Непонятно, откуда берутся такие цифры? В день взятия этих сел, наше спецподразделение временно было переброшено на другой участок фронта. В селах Эмираллар и Муганлы находились 4 неукомплектованных роты из числа молодого пополнения. А в селе Куропаткино военной силы почти не было. В нашем распоряжении не было столько боевых машин. У нас были всего два танка старого образца, и то неподвижные потому, что имели технические проблемы. С нашей стороны погибших и раненных не так уж много было, почти так же как у армянской стороны», — резюмировал Сахиб Ширинов. Эти же события Карабахской войны в Мартунинском направлении (Ходжавендском) вспоминает командир одного из батальонов самообороны и отряда Ибада Гусейнова, полковник ВС Азербайджана Мамед Гадиров. «Теперь становится ясным, что Баграт Мкртчян является единственным выжившим из уничтоженных отрядом Ибада Гусейнова недалеко от села Муганлы армянских командиров и боевиков из подразделений Монте Мелконяна. Этот Мкртчян довольно точно и подробно описал то, что видел и то, что с ними делал отряд Ибада, которого они боялись как огня. Однако Мкртчян начал врать, когда дело дошло до того, какие вооружения и живая сила были у нас в селах Муганлы, Куропаткино и Эмираллар и при каких обстоятельствах армяне смогли захватить эти пункты», — сказал полковник. «Во-первых, эти села были взяты отрядами Монте Мелконяна не в ответ на уничтожение армянских командиров отрядом Ибада Гусейнова. Во-вторых, эти села, армяне смогли взять после того, как по приказу из Баку мой батальон был переброшен в резерв, в другом направлении. Вместо нашего батальона туда дислоцировали 4 неполные роты, состоящие в основном из необстрелянных новобранцев. Не знаю, кто тогда в Баку принимал такое решение, но его последствия налицо: в итоге армяне перешли в наступление, к тому же не рано утром как пишет Мкртчян, а днем и смогли захватив села Муганлы, Куропаткино и Эмираллар начать продвигаться вглубь линии фронта. Тогда наш батальон вновь был переброшен сюда, и мы довольно быстро в результате контратаки, отбросили армянские отряды несколько назад к линии фронта, которая до сих пор и сохраняется в таком же виде.

Тем самым была пресечена попытка армянского наступления и никто не бежал «до самого Каспия» как врет Мкртчян устами того самого Монте Мелконяна, который кстати нашел свою смерть ровно через год (в июне 1993 года) от рук азербайджанского разведчика Ибада Гусейнова в том же селе Муганлы», — рассказал Гадиров. «Касательно баек Мкртчяна о том, что у нас в селах Муганлы, Куропаткино и Эмираллар, где якобы было аж 12 танков,18 БМП и 700 человек живой силы, то невозможность этого с военной точки зрения можно увидеть, если ознакомиться с рельефом и картой местности.

Просто там негде разместить такое количество техники, вооружений и сил, обеспечив при этом их всем необходимым. Таких крупных сил у нас не было, а если бы были, то отряды Монте Мелконяна и дня бы не удержались в этом районе», — завершил Мамед Гадиров. Со своей стороны отметим, что не только Баграт Мкртчян, но и другие армянские наемники из Мартунинского района (Ходжавендский) рассказывают о некоторых событиях, проливающих свет на героические страницы борьбы азербайджанских воинов на карабахском фронте. Некоторые из них подтверждают факт уничтожения международного террориста Монте Мелконяна, и то, что его они искали в течение нескольких дней и нашли обезглавленным в селе Муганлы. Скоро на экраны выйдет новый документальный фильм, посвященный событиям той поры, где в частности армянский наемник из Мартуни (Ходжавенд) рассказывает о поисках Монте, находке его тела. Этот бывший наемник, проживающий ныне далеко от Армении, выражает весь ужас армянской стороны тем, что отряд азербайджанских диверсантов смог неоднократно проникать к ним, уничтожать армянских командиров и солдат, а потом беспрепятственно уходить обратно. Мы обязательно предоставим читателям 1news.az возможность увидеть этот документальный фильм, после его выхода в свет

Ризван Гусейнов

http://www.1news.az/analytics/20101229051405408.html

Дейстия российской 366-й МСП в Ханкенди

Эксклюзивное интервью 1news.az с командиром ряда войсковых спецподразделений, принимавших участие в Карабахской войне, полковником ВС Азербайджана Мамедом Гадировым.

— Будучи в советское время в Карабахе на различных военных должностях, вам удалось получить много информации и документов, подтверждающих то, что армянская сторона еще до начала Карабахского конфликта усиленно готовилась к нему.

— Корни армяно-азербайджанского, Нагорно-Карабахского конфликта и подготовки его военной фазы со стороны Армении и ее зарубежной диаспоры уходят в советский период начала 80-х годов прошлого века. Тогда ни армянский, ни азербайджанский народы не подозревали, какие планы относительно региона строит зарубежная армянская диаспора, которая по своим каналам уже знала о начавшемся процессе распада СССР. Такие советские деятели как академик Аганбегян, (являвшийся близким другом и соратником Михаила Горбачева), еще в советское время тесно сотрудничали с армянской зарубежной диаспорой и выполняли ее поручения. Тогда, в советское время, по долгу службы я лично сталкивался с некоторыми фактами, связанными с антисоветской подрывной деятельностью академика Аганбегяна, армянских генералов и чиновников, но только много позже я понял, какую цель все они преследовали.

— То есть деятели, чиновники, военные армянской национальности уже тогда открыто осуществляли в случае распада СССР подготовку проекта «Великая Армения»?

— Армянские деятели намного раньше всех нас знали о прогнозах распада СССР и начали открыто готовиться к новой ситуации, которая должна была возникнуть в случае развала Союза. У меня в архиве есть немало фактов и материалов, анализируя которые можно увидеть, что влиятельные армянские деятели и чиновники руководствовались в своей деятельности фактором возможного распада СССР и готовились к этому. Именно по совету зарубежной армянской диаспоры было решено спровоцировать развал СССР методом разжигания межнациональных конфликтов и первым удачным «пробным шаром» стал Карабахский конфликт. Немалую роль в разжигании конфликта сыграли армянские террористы, подготавливаемые в различных точках мира, в основном за счет советских же денег. Переброска их в регион армяно-азербайджанского конфликта еще в советское время позволила накалить обстановку и добиться начала открытых военных действий против Азербайджанской ССР.

— Вы сказали, что имеете немало фактов подтверждающих сказанное, можете привести некоторые из них?

— Могу рассказать интересные факты, которые прольют свет на последующую негативную роль 366-го мотострелкового полка (который в феврале 1992 года участвовал в захвате азербайджанского города Ходжалы и геноциде его жителей) – только функции у него тогда еще были иные, раньше это была войсковая часть в составе Гянджинской дивизии. В 1986-87 гг. я был заместителем комиссара РВК Физулинского района и руководил вопросами материального обеспечения войсковых частей и мобилизации, находящихся в запасе военнообязанных. В частности я отвечал за обеспечение в/ч расположенных в НКАО, в Ханкенди (тогда Степанакерт) и через мои руки проходила документация, связанная с вопросами обеспечения военнообязанными и ресурсами и я ездил постоянно по этим в/ч. Подразделения и в/ч Советской Армии направляли нам запросы относительно своей комплектации, того, в каких военных специалистах и вооружении они нуждаются.

С 1986-87 гг., расположенный в Ханкенди 366-ой МСП стал обращаться с запросами на поставку артустановок, бронетехники и военных специалистов, которые вроде по назначению этому полку не требуются. Дело в том, что структура этого полка и задачи, поставленные перед ним, не соответствовали тому, что начало поставляться туда. Ведь сперва это был всего лишь отдельный батальон химзащиты Степанакертского гарнизона Советской Армии, который постепенно превратили в мотострелковый полк. Согласно документам и запросам я увидел, что на базе 366-го МСП формируется реактивный дивизион, дивизион тяжелых гаубиц, противотанковый дивизион, два танковых батальона, поставляются БМП и снаряжение, не соответствующее структуре мотострелкового полка.

Мне стало любопытно, для чего это им нужно, и как-то раз мой знакомый, русский офицер из РВК в Степанакерте (Ханкенди) раскрыл мне причины дополнительной комплектации и усиления 366-го МСП. По словам офицера, из Баку из штаба 4-ой армии в Степанакерт назначили ответственным генерала Асланяна, которого я знал с негативной стороны, как человека не любящего азербайджанский народ еще задолго до этого. Асланян был из карабахских армян, родился в Гадруте.

— А чем обосновывалось такое боевое усиление и новая комплектация 366-го МСП?

— Обосновывалось это тем, что якобы Степанакерт и НКАО находятся близко к Ирану и Турции, в связи с чем надо создать войсковые подразделения, способные оперативно отреагировать на возможную агрессию со стороны этих государств на СССР. Якобы в случае возможного удара со стороны натовской Турции усиливаемый 366-ой МСП в составе Гянджинской дивизии должен будет первым выдвинуться к турецкой границе и принять на себя удар. Такова была официальная версия причины усиления и новой комплектации 366-го МСП в глазах центрального московского руководства, автором которой, видимо, и стал генерал Асланян из штаба 4-ой Бакинской армии.

Однако любой мало-мальски грамотный и знакомый с картой местности офицер поймет, что в горной и труднопроходимой местности Нагорного Карабаха создание усиленного передового полка не имело никакой тактической пользы. Этот полк не смог бы в случае необходимости развернуться и выдвинуть свою бронетехнику и артустановки к турецкой границе, и эти функции намного эффективнее выполняла сама Гянджинская дивизия. Как стало ясно намного позже, основной целью усиления 366-го МСП было размещение большего количества современной техники и вооружений в Степанакерте (Ханкенди).

— И при каких обстоятельствах вы впервые познакомились с Асланяном, который как становится теперь ясно, заранее комплектовал 366-ой МСП как ударную группировку в Нагорном Карабахе?

— В 1983-84 гг., в Азербайджане проводились крупные артиллерийские учения на полигоне в Гараэйбате. По стране шла учебная мобилизация ресурсов и военнослужащих запаса, часть которых перебрасывалась в Гараэйбат для выполнения учебной задачи по разворачиванию тыловых частей и армии. Я тогда, будучи капитаном, впервые познакомился с Асланяном, и у нас получился сильный конфликт. Дело в том, что мы ждали ресурсов и мобилизованных для выполнения учебной задачи, однако я заметил, что какой-то высокопоставленный офицер взял на себя функции направляющего и делал все, чтобы военнослужащие запаса не попали на учения и застряли в пути. Фактически это привело бы к провалу учений, проводимых на союзном уровне, и в итоге Азербайджан в отчетах в Москве был бы указан как небоеспособная и ненадежная страна.

Однако я вступил в перепалку с Асланяном, послал его куда подальше и направил ресурсы и автобусы с мобилизованными в нужном направлении, что позволили нам вовремя развернуть армию и выполнить задачу, поставленную союзным руководством.

— А что затем стало с 366-ым МСП, который начал от имени союзного руководства реорганизовывать генерал Асланян?

— То есть я выяснил, что с 1986-87 гг. все тот же генерал Асланян инициировал изменения структуры, комплектации и предназначения 366-го МСП. К 1988 году в этом полку большая часть офицеров уже была армянской национальности, и с этого года Асланян переподчинил полк таким образом, что мы перестали иметь доступ к инспекции и получению информацию о дальнейшей его комплектации. Затем начались первые митинги армянских сепаратистов в НКАО, и я тогда уже понял, какую опасную роль в регионе могут сыграть советские войсковые подразделения, укомплектованные в большинстве армянскими офицерами. Мне стало ясно, что против азербайджанского народа готовятся события, которые ничего хорошего не сулят.

— А вы пытались как-нибудь оповестить, докладывать руководству Азербайджанской ССР о том, что творится с 366-ым МСП?

— Да, конечно, и неоднократно. В 1986-87 гг. я докладывал и писал рапорты об этом своему руководству, в частности генералу Гасымову, которому рассказывал о своих подозрениях и сомнениях по поводу процесса усиления 366-го МСП. Насколько я знаю, генерал Гасымов докладывал об этом, куда надо в Баку, руководству, но ему там отвечали, что это «не ваше дело и идите своими делами занимайтесь». Тогдашнее руководство Азербайджана не понимало или не желало понимать происходящего, чувствовалось то, что нет Гейдара Алиева, который тогда уже был отдален от руководящих постов в Москве, а в Азербайджане шли кадровые перестановки с целью удалить грамотных специалистов, некогда им назначенных. Именно после того как Гейдар Алиев был удален от занимаемых постов в руководстве СССР, начались первые попытки армян вывести НКАО из состава Азербайджана.

А когда начались армянские провокации и теракты в Карабахе, свою негативную роль начали играть подразделения Советской Армии, находившиеся под контролем армян, в частности усиленный 366-ой МСП, задолго до этого готовившийся к войне против мирного азербайджанского населения региона.

Ризван Гусейнов


Укрепление России в южной части постсоветского пространства — эпохальное событие

Caucasus Times, продолжая «Кавказский меловой круг» — цикл интервью с экспертами по Кавказу, политологами из США, Европы и Азии, представляет вашему вниманию интервью с Армандо Маркеш Гедешом

Армандо Маркеш Гедеш (Armando Marques Guedes) — португальский политолог, правовед, профессор школы права в Новом Лиссабонском университета (Universidade Nova de Lisboa). Ранее преподавал в таких португальских вузах, как Военный колледж Министерства обороны, Академия внутренней безопасности МВД. В 2005-2008 гг. занимал посты президента Дипломатического Института (Instituto Diplomático) и руководителя отдела политического планирования МИД Португалии. Армандо Маркеш Гедеш — президент Генеральной Ассамблеи португальского Общества международного права. Он — автор 15 книг и около 80 статей по вопросам безопасности, международного права, этнополитических конфликтов, а также член нескольких десятков научных обществ в Португалии и в других странах.

Его последние работы включают статьи «Региональные последствия «пятидневной войны»» (в соавторстве с Раду Дудэу, 2010), «Конфликт в Грузии» (2008), а также отдельную работу «Пятидневная война»: вторжение России в Грузию (2009).

Интервью подготовлено Сергеем Маркедоновым, приглашенным научным сотрудником Центра стратегических и международных исследований (США, Вашингтон).

Caucasus Times: — Недавно Лиссабон принимал саммит НАТО. Многие наблюдатели и политики, включая президента РФ Дмитрия Медведева, назвали этот форум историческим. Первый раз, начиная с августовской войны на Кавказе, российский лидер принял участие в работе Совета Россия-НАТО (1) . Но, тем не менее, есть некоторые важные точки несогласия между Москвой и Брюсселем. И это, в первую очередь, ситуация на Кавказе. Какой вопрос (или группа вопросов) могут повлиять на общее потепление отношений между НАТО и Россией, на Ваш взгляд? И видите ли Вы какие-то варианты преодоления этих «кавказских гор» совместно?

А.М.Г.: Лиссабонский саммит, похоже, проложил путь к долгосрочному сближению между Россией и НАТО. После того как в августе 2008 года в ответ на вторжение России в Грузию, Яап де Хооп Схеффер (2) , тогдашний генеральный секретарь Альянса заявил, что «прежние дела уже невозможны, как обычно», а затем была нажата кнопка «перезагрузки», все, и США, и ЕС, и НАТО ждали этого. Но действительно ли сближение произошло? Та де-факто ситуация, которую Москва создала в таких местах, как Грузия, Южный Кавказ с признанием образований подобных Южной Осетиии и Абхазии, породила неопределенность, которая угрожает сделать все достигнутые компромиссы с Западом в лучшем случае неполными. И это только некоторые из препятствий, которые Альянс имеет для взаимодействия с Россией.

Встреча в Лиссабоне была большим шагом, по мнению многих наблюдателей и аналитиков, и крупнейшим в истории двусторонних отношений НАТО с Россией. И действительно, на первом же заседании после «пушек августа» (3) , это видится, как благоприятный шаг. Однако, почти невозможно предсказать, как это в дальнейшем повлияет на двусторонее сближение, так как трудно оценить то, в какой мере Североатлантический Альянс готов продолжать требовать от Москвы выполнения своих условий (например, по выводу вооруженных сил с грузинской территории). Или же, напротив НАТО вместо этого выберет позицию, иcходя из соображений Realpolitik («реальнoй политики»). То есть «согласится не соглашаться», и оставит все, как есть. На мой взгляд, между этими двумя крайностями есть много различных альтернатив, начиная от «создания внешних (и вероятно, промежуточных) администраций» под эгидой ООН или ЕС наподобие тех, что действовали в Косово или в Восточном Тиморе дo простого поддержания статус-кво (как на Кипре) (4). Не исключая, впрочем, и появления paзных видов договоренностей по поводу разделения власти .

Как итог: НАТО не заинтересовано в дальнейшeм ослаблении Статьи 5 своего Устава, а Россия не хочет отказываться от выигрышa за который oнa боролaсь (5) . Я думаю, что это и есть конкретные пределы, между которыми компромиссные решения возможны. Если обе стороны найдут их, то выход из нынешнего тупика неизбежен. Однако дело затрудняется, кoгдa мы пытaемcя выяснить, что же на самом деле было согласовано в Лиссабоне. И ocoбeннo, при пoпыткe установить, что было достигнуто и что можно реализовать на встрече с неопределенной и многомерной повесткой дня, а также заявлениями o сближении политических намерений. Страница перевернута, но никто еще реально не знает что на ней написано. Стал ли Саммит прорывом в деле интеграции или же ограничился высоким уровнем заклинаний? Достигнуты ли реальные прорывы по сотрудничеству против экосистемы новых угроз или мы обречены на конъюнктурное реагирование и перекрытие сиюминутных интерсов и требований (глобальный терроризм, ядерный Иран, разгром Афганистана/Пакистана и так далее). Существует ли еше «План действий по членству»? Бухарестские решения 2008 года живы, мертвы или просто переписаны? (6) И если да, то каков в этом смысл? Действительно, все это еще рано знать, но если история чему- то учит нас, то мы имеем достаточно причин, чтобы не выходить за рамки осторожного оптимизма, полагаясь, в первую очередь, на реальные итоги. Большие шаги, какими они на первый взгляд, кажутся, могут оказаться слишком маленькими, чтобы показать конкретные результаты.

Caucasus Times: — На Лиссабонском саммите НАТО были затронуты вопросы разрешения этнополитичекских конфликтов в Евразии (Карабах, Приднестровье, Абхазия и Южная Осетия). Предвидите ли Вы какую-нибудь активность блока в этой сфере? И какие волзможные пути реализации такой активности Вы считаете оптимальными?

А.М.Г.: Отмеченную выше осторожность я бы распространил не только на макроуровне, в отношениях Россия-НАТО, или на микроуровне, применительно к Украине и к Грузии. Здесь осторожность должна быть более широкого спектра действия. Очевидно, что все евразийские конфликты не урегулированы, а многие из них являются «замороженными» или затянувшимися, начиная от особого случая в Приднестровье и заканчивая Нагорным Карабахом. Ситуация здесь далека от ясности. Не следует подходить к ним с одной меркой, так как в случае с Приднестровьем мы имеем дело с политико-географическим буфером, который вместе с Молдовой, вероятно, будет продолжать быть выгодным и для Брюсселя и для Москвы. В случае же с Нагорным Карабахом эта проблема гораздо в большей степени относится к контролю и безопасности энергетических маршрутов. Таким образом, эти конфликты должны иметь свою особую геомертрию в смысле прагматического использования механизмов для их разрешения. Трудно себе представить какой-то универсальный шаблон для проблем, которые кажутся связанными только тогда, когда на них смотрешь извне. Худшим сценарием было бы для Запада и для России проведение так называемых «опосредованных войн» (7) , когда та или иная территория используется для соперничества крупных внешних игроков. В любом случае маловероятно, что такого рода напряженности уйдут из повестки дня в ближайшее время.

Caucasus Times: — После распада СССР Россию часто критиковали за «постимперский синдром». Ваша страна Португаллия в 1960-1970-е гг. прошлого века также переживала сложный период потери своих бывших владений. Можете ли Вы сравнить эти процессы (в общем, и применительно к Кавказу)? И какие советы Вы могли бы дать в этом плане российским политикам?

А.М.Г.: Как реагирует Москва на события на Большом Кавказе и за его пределами в сравнении с другими случаями территориального сокращения, таким как португальский уход из колониальной империи в 1970е годы? Нелегко. Мировоззрения умирают с трудом, особенно когда они касаются важных и глубоко укоренившихся вопросов, таких, как суверенитет и идентичность. Существуют сильные структурные различия между Португалией и Россией. Есть разные группы причин для совпадений и различий между одним случаем и другим. (8) В России понадабится целое поколение, перед тем, как российская элита будет в состоянии принять потерю влияния на постсоветском пространстве и в его окрестностях. Начиная от трех Балтийских республик и Польши или Болгарии до Украины и Грузии. На постсоветском пространстве связующие чувства глубже. И такими же сильными будут и опасения.

Таким образом, на первый взгляд, может показаться, что российский и португальский случаи сопоставимы. Однако между португальским и российским «постимперским» случаем есть серьезные структурные различия. Бывшие Лузофонcкие (португалоязычные) колонии были расположены далеко от границ Португалии — в Южной Атлантике. Они не представляли никакой проблемы «стратегической глубины». Лиссабон даже, возможно, приобрел их как средство для предотвращения слишком большой зависимости от наших соседей в Европе. Вместо этого сегодня на различных международных форумах мы можем, используя тему «общей судьбы» и «общей истории», привлекать эти бывшие португальские колонии для увеличения веса Португалии на мировой арене. В России иная ситуация. Ее «сферы влияния», как правило, были слои «санитарного кордона», защищавшие само сердце страны или «важные ступеньки», обеспечивающие внешние выходы страны (Балтия с одной стороны, Украина и Грузия – с другой). Все это затруднялось российской тенденцией обеспечить себе «хороших соседей», как, в первую очередь соседей «покорных» и послушных. Отсюда же и взгляд на соседние государства, как «ближнее зарубежье» Российской Федерации.

Что же касается «потерянных земель» этих двух государств, то основной тенденцией России, является «оборонительный» подход, ориентированный на получение в бывших территориях политического сходства. Лиссабон имеет тенденцию в пользу строительства проективной связи вне зависимости от сходства политического или идеологического выбора. Пророссийская активность видится, как «сфера влияния», которая сконцетрирована на достижении политического согласия, а отсутствие его воспринимается как явная и реальная опасность. Португальский эквивалент «сферы влияния», если в полном смысле слова здесь можно говорить об эквивалентах, акцентрирует внимание на возможное участие в создании общего будущего, основанного на переосмыслении общего прошлого. Отличается и стиль. Там где россияне ориентируются в настоящее время на возрождение силы, Лиссабон предпочитает политику «нового изобретения» общего прошлого ради нынешних и будущих целей. Москва выбирает военно-политические аспекты для выживания, в то время как Лиссабон делает стратегическую ставку на определенный вес в международных отношениях. Методы тоже важны. Россия воюет, когда чувствует что это ей надо, а Португалия «соблазняет» когда думает, что может это сделать.

Сравнение же между такими случаями, как Ангола и Грузия высвечивает различия между португальским и российским примерами с большей детализацией. Португалия никогда не чувствовала необходимости вернуть Анголу назад, или препятствовать ее самостоятельному идеологическому развитию, считая, что это может повредить ее интересам. Несмотря на то, что Португалия была одним из членов-учредителей НАТО, она взаимодействовала с просоветским правительством МПЛА — Партии труда, которое вело гражданскую войну против поддерживаемой США вооруженной оппозиции «УНИТА» (9) . Лиссабон быстро сделал официальное признание независимости пяти бывших африканских колоний. И вместо громких негодований на Луанду, политики в Лиссабоне поддерживали двустороннее сотрудничество, даже когда это означало уход 10% португальского населения из бывшей колонии, которое было вынуждено покинуть Анголу в 1975 году. Россия же, напротив односторонне и зачастую совершенно открыто поддерживала сепаратистские настроения в Абхазии и в Южной Осетии. Ее миротворцы также поддерживали эти устремления. И когда двусторонняя напряженность российско-грузинских отношений достигла своего апогея в августе 2008 года, то Москва поддержала эти образования с военной и политической точки зрения, и даже на уровне ООН, а затем объявила об одностороннем признании их независимости, как едва ли делало какое-нибудь другое государство в мире.

Лиссабон почти повсеместно хвалят за «деколонизацию», главным образом за пределами страны. Россию широко критикуют и осуждают за ее «агрессивность», правда, не внутри страны. Португалия смогла быстро нормализовать отношения с пятью португалоязычными африканскими странами, а России будет непросто восстанавливать отношения с бывшими союзными республиками. Но, в конце концов, любое детализированное сравнение между двумя случаями может привести в тупик. И я уверен, что следует избегать таких сравнительных упражнений, поскольку они могут быть не слишком корректными.

Caucasus Times: — Августовская война 2008 года сделала актуальной дискуссию о новой европейской безопасности. Российский президент Дмитрий Медведев даже инициировал проект Нового соглашения о европейской безопасности. Как вы думаете, Европе нужно такое соглашение? И как сделать европейский и российский подходы ближе друг к другу?

А.М.Г.: Я не думаю, что вторжение Российской Федерации в Грузию и ее расчленение действительно трансформировали европейскую безопасность в актуальную проблему. По крайней мере, не больше половины политиков и обозревателей пришли к выводу, что Россия стала игроком (напористым и активным), действия которого необходимо принимать во внимание. Призыв к вниманию: это прямо или косвенно делает Кремль на различных форумах, внутренних и внешних. И это широко проявляется на различных театрах, от Венесуэлы до Украины, и от стран восточного Средиземноморья до Средней Азии или Арктики. Везде Москва дает о себе знать. Все эти действия вместе взятые предназначены для возрождения позиций России, как регионального и глобального игрока, который хочет быть услышанным. Это составляет одновременно оборонительную и наступательную стратегию Кремля. На любом уровне выше макрорегионального, это было вызовом к пробуждению более в политическом плане, чем в сфере безопасности.

В конце ноября 2009 года Президент РФ Дмитрий Медведев призвал к «новому соглашению о европейской безопасности», которое будет подменять «устаревшие» НАТО и ОБСЕ (10) . Это — часть символических действий Москвы. В реальности же этот проект был расценен как «пустой» многими аналитиками, а так же, как демонстративный акт, хотя мнения сильно разделились по поводу намерений его автора. В большинстве своем оценки этой идеи критические, и нет смысла рассматривать эту инициативу, как реальный «план». Это, скорее открытая, хотя и безнадежная попытка внести раскол в появляющийся европейский консенсус по вопросам обороны и безопасности. Некоторые аналитики, настроенные более благосклонно, рассматривают предложения Медведева, как серьезные, добросовестные усилия, чтобы сформулировать новое видение безопасности 21-го века. Они полагают это необходимым, учитывая недавнюю напряженность в Европе и между европейскими странами и Россией.

Но какие бы интерпретации мы не предпочитали, это была, безусловно, попытка изложения позиции России по вопросу о том, какая повестка дня должна обсуждаться, а также открытая переговорная позиция – способ привлечь Европу в альтернативный диалог по вопросам «коллективной безопасности». Эти аналитики обращают внимание, на то, что предложения Медведева — это своего рода политико-дипломатический маневр для «перезагрузки» отношений с Западом на условиях Москвы, который отвлечет внимание Европы от событий на Южном Кавказе (военных и экономических), продвигая взамен их более широкое видение проблем безопасности. Это, конечно меняется теперь с возвращением роли НАТО, как собеседника Кремля. И если этот процесс пойдет успешно, то совсем неясно позовут ли Европу снова играть любую роль кроме роли вспомогательной и если даже позовут – будет ли она в состоянии.

Caucasus Times: — В результате этнополитических конфликтов были созданы несколько де-факто государств. Их часто называют «марионетками». Но в действительности их идентичность — это более сложный комплекс проблем. Какие правила игры Вы видите, как лучший вариант политики Евросоюза по отношению к ним?

А.М.Г.: «Создание» де-факто образований Абхазии и Южной Осетии в результате локальных этнополитических конфликтов — это, на самом деле, только часть гораздо большего исторического полотна. Хотя весь Кавказ и выглядит, как кипящий котел, в действительности трудно переоценить масштаб изменений, которые «пятидневная война» произвела. Здесь и внезапный рост международной непредсказуемости, и серьезный удар по принципу нерушимости границ, вне какого-либо участия международных организаций. Наоборот, «косовский вопрос», несмотря на претензии что он представляет собой «юридический прецедент», был решен только после девяти лет переговоров при поддержке резолюции Совета безопасности ООН в 1999 году. И после того как в 2005 году ООН подготовил доклад по предложениям определения финального статуса, а в 2007 году был представлен «план Ахтисаари» (11) .

Этот план не был никогда утвержден Совбезом ООН, поскольку Москва уверяла, что наложит на него свое вето, но он нашел поддержку со стороны многих государств и международных организаций. Что самое важное, «пятидневная война» также отправила четкий сигнал о растущем бессилии таких организаций, как ООН, ЕС, ОБСЕ и даже НАТО. В этом смысле, она создала риск возвращения к международной динамике, основанной на «сферах влияния» и политике «великих держав». Согласно новому российскому мировозрению, «Безопасность обязывает» (Sécurité oblige). Во многих смыслах, поэтому, укрепление российского присутствия в южной части постсоветского пространства стало эпохальным событием. Данный вывод вытекает из того, что это был, главным образом, действительно геополитический гамбит, направленный по большей части на иностранную аудиторию, в том числе и в контексте энергитического вопроса. С более «классической точки» зрения конфликт и его последствия отправили неоднозначный сигнал о стратегической важности Кавказа для России. И позиции РФ о том, что ее южное «мягкое подбрюшье» не может быть эффективно защищено без укрепления позиций на Кавказе, то есть безопасность Северного Кавказа не может быть гарантирована без выгодных позиций на южных склонах Кавказского хребта. Таким образом, повышение ставок на постсоветском пространстве, среди прочего, оправдывалось защитой жизненно важных стратегических интересов самой РФ. Это стало центральным элементом репрезентации российскких национальных элит о том, что должна собой представлять «стратегическая глубина» РФ. Любое эффективные действие извне должно принять такие расчеты Москвы во внимание.

Обсуждать положение на Большом Кавказе, ограничивая его только этнонационализмом – это половинчато и часто обманчиво, несмотря на то, что он был среди первоначальных поводов и играл свою значительную роль. Чтобы понять происходящее в соседних Азербайджане и в Армении, а также многих постсоветских государствах за пределами Каспийского моря и его окрестностей, а также энергетические вопросы, связанные с контролем и безопасностью нефте- и –газодобычи, они должны тщательно изучаться, если мы хотим построить достоверную картину событий. Это становится даже более важным для любого решения, которое нам необходимо принять: новые ситуации легче разрешаются, если мы их адекватно понимаем. Таким образом, план игры, связанный с появлением де-факто образований для США, НАТО, ООН должен начаться с всеобъемлющей оценки насущных проблем, а не покупки оптом тех картинок, которые нарисованы той или иной стороной, вовлеченной в конфликт. Трудно понять, в каком контексте нам нужно рассматривать «Абхазию» и «Южную Осетию» (как самостоятельные образования или иначе). Сказав что-либо по их поводу, не совсем ясно, как ЕС будет в состоянии повлиять на региональные проблемы при всех его надеждах и претензиях играть стабилизирующую роль. Возвращение к политике «великих держав», несмотря на различные заклинания, говорит о том, что только такие крупные игроки могут влиять на события. И это, конечно, не ЕС в этом регионе. Чтобы увидеть это, достаточно просто посмотреть на следующую картину. После того, как Россия наложила вето на деятельность Миссий ООН и ОБСЕ в Абхазии и в Южной Осетии (12) , единственным международным наблюдателем в регионе, который мог бы сообщать о событиях там и стараться, таким образом, уменьшать напряженность, осталась Миссия наблюдателей ЕС в Грузии (13_ , которая была развернута в октябре 2008 года. Это — невооруженная гражданская миссия. Тот факт, что мандат Миссии реализуется лишь по одну сторону разделительной линии без доступа к абхазской и югоосетинской территории (это положение поддерживает российская сторона) серьезно затрудняет ее возможности должным образом контролировать ситуацию и помогать стабилизации. И все это, не говоря уже о малочисленном персонале. В этой ситуации трудно на что-то реально претендовать.

Примечания:

1 В 1997 году НАТО и Россия подписали Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности, в котором была заложена формальная основа отношений между НАТО и Россией. Подписание Основополагающего акта привело к разработке двусторонней программы консультаций и сотрудничества в рамках Совместного постоянного совета (СПС). В 2002 году была подписана Римская декларация «Отношения между НАТО и Россией: Новое качество», в результате которой был создан Совет Россия-НАТО. Сайт Совета Россия-НАТО был открыт в июне 2007 года. После августовской войны 2008 года Совет Россия-НАТО прекратил свою работу и возобновил ее на разных уровнях в апреле 2009 года. года.

2 Яап де Хооп Схеффер (род. в 1948)- нидерландский политик, был депутатом национального парламента и главой МИД Нидерландов (2002-2003). В 2004-2009 гг. был одиннадцатым по счету Генсеком НАТО.

3 Армандо Маркеш Гедеш использует в качестве метафоры название книги «Пушки августа». (см. The Guns of August 2008. Russia’s War in Georgia /Ed.by S.Cornell and F.Starr. NY.London. M.E.Sparpe. 2009.)
Данная книга содержит в целом односторонние подходы к оценкам августовской войны. Показательна в этом плане вторая «говорящая часть» ее названия «Война России в Грузии». Достаточно сказать, что предисловие к книге редакторы (Сванте Корнелл и Фредерик Старр) начинают с того, что «впервые с 1979 года российская армия пересекла границы другого национального государства». То есть не делается никакого различия между СССР и современной РФ.

4 Миссия ООН по делам временной администрации в Косово была создана 10 июня 1999 года в соответствии с резолюцией Совета Безопасности 1244. Она наделила силы международного присутствия по безопасности НАТО мандатом на размещение в Косово. В октябре 2005 года Совет безопасности ООН высказался за начало переговоров о статусе края.

Процесс деколонизации в бывшей португальской колонии Тимор начался в ноябре 1975 года, когда была оглашена Декларация независимости Восточного Тимора. Однако вскоре после этого он был оккупирован и объявлен 27-й провинцией Индонезии. В 1999 году под давлением ООН в Восточном Тиморе был проведен референдум по вопросу о независимости (ее поддержали 78,5 %). Миссия ООН в Восточном Тиморе (а затем ее преемница Миссия по поддержке в Восточном Тиморе) была развернута в 1999 году. Действовала до мая 2005 года, пока все оперативные функции не были переданы властям Восточного Тимора.
Вооруженные силы ООН по поддержанию мира на Кипре были созданы резолюцией 186 Совета Безопасности от 4 марта 1964 года. И хотя они оказались не в состоянии предотвратить столкновения между турецкой и греческой общиной острова, а также его де-факто раздел в 1974 году, они продолжают свою миссию до сегодняшнего дня. После конфликта 1974 году мандат Вооруженных сил был расширен, им вменялось в обязанность следить за соблюдением режима прекращения огня (установился 16 августа 1974 года). По данным на 1 ноября 2010 года включают в себя 927 военнослужащих и полицейских, а также местный гражданский персонал.

5 Имеется в виду статья 5 Устава НАТО, которая предполагает, что «Договаривающиеся стороны соглашаются с тем, что вооруженное нападение на одну или нескольких из них в Европе или Северной Америке будет рассматриваться как нападение на них в целом».

6 В тексте итогового Заявления Бухарестского саммита Североатлантического Альянса 3 апреля 2008 года было записано: «НАТО приветствует евроатлантические стремления Украины и Грузии к членству в НАТО. Сегодня мы пришли к соглашению о том, что эти страны станут членами НАТО». Однако никакие конкретные сроки достижения полного членства в НАТО в данном документе (а также в других последующих документах) указаны не были.

7 «Опосредованные войны» (или proxy wars)- войны, в которых две державы сражаются не непосредственно, а используя как стороны в конфликте некоторые третьи страны, своих союзников (сателлитов), оказывая решительную помощь финансами, техникой, военными кадрами (советниками) и т. п. Были распространены в годы «холодной войны». Подробный анализ таких войн см. в работе Scott L. Bills: The world deployed: US and Soviet military intervention and proxy wars in the Third World since 1945. From: Robert W. Clawson (Ed.): East West rivalry in the Third World. Wilmington 1986.

8 Проникновение Португалии в Африку началось в XV—XVI веках, но политический контроль над некоторыми африканскими территориями был установлен в конце XIX — начале XX века. Эти территории формально считались заморскими территориями Португалии. К моменту завершения деколонизации в 1975 году таковыми были Ангола, Мозамбик. Гвинея-Бисау, Сан-Томе и Принсипи и острова Зеленого мыса (или Кабо Верде). Сегодня единственными заморскими территориями Португалии на правах автономии остаются Азорские острова и Мадейра. Перед обретением независимости Португалия в течение 14 лет (1961-1975 гг.) вела серию войн в своих колониях (с 1961 года в Анголе, с 1962 года в Гвинее-Бисау и с 1964 года в Мозамбике).

9 МПЛА – Партия труда — политическая партия Анголы, правящая страной со времени обретения ею независимости в 1975 году. МПЛА сначала боролась против Португалии в войне за независимость и против движения УНИТА гражданской войне с 1975 по 2002 годы. Первоначально пользовалось поддержкой СССР, однако в 1992 году, после его распада стала более открыта для Запада.
УНИТА — Национальный союз за полную независимость Анголы- движение/повстанческая группировка Анголы в годы гражданской войны 1975-2002 гг. во главе с Жонасом Савимби. После его гибели в 2002 году прекратила свою борьбу.

10 Впервые инициативу разработки нового Договора о европейской безопасности Президент России озвучил до августовской войны 5 июня 2008 года. Его суть – «создать в области военно-политической безопасности в Евро-Атлантике единое, неразделенное пространство, чтобы окончательно разделаться с наследием «холодной войны»». Дискуссии о Договоре активизировались после событий на Кавказе в августе 2008 года. См. полный текст проекта на сайте http://www.kremlin.ru/news/6152

11 После того, как в октябре 2005 года Совбез ООН выступил за начало переговоров о статусе Косово, в ноябре того же года известный финский и международный политик Марти Ахтисаари (род. в 1937 году) был назначен специальным посланником Генсека ООН в Косово. Разработал план, описывающий процесс фактического отделения Косово от Сербии. В апреле 2007 года Совет безопасности ООН не принял этот план. Тогда с безоговорочной поддержкой выступили лишь представители США, Великобритании, Франции и Бельгии, а против- Россия и Китай, обладающие правом вето.

12 Россия наложила вето на решение о продлении миссии ОБСЕ в Грузии и потребовала открыть в Южной Осетии отдельную независимую от Тбилиси миссию Организации 14 мая 2009 года.
15 июня 2009 года при голосовании в Совбезе ООН Россия применила право вето, заблокировав тем самым принятие резолюции о продлении мандата Миссии по наблюдению ООН в Грузии (МООНГ). Миссия (почти 150 миротворцев) прекратила свою работу.

13 Миссия военных наблюдателей Европейского Союза в Грузии состоит из 240 человек и действует, начиная с октября 2008 года во исполнение Соглашения Медведева-Саркози о прекращении российско-грузинского конфликта. РФ препятствует деятельности Миссии на территориях Абхазии и Южной Осетии в то время как ЕС последовательно добивается реализации этой возможности.

Турция все еще может стать региональным лидером

По мере того, как она берет на себя руководство региональным экономическим блоком, эксперты говорят о том, что звезда Анкары ярко сияет: балансируя сохранение теплых и коммерчески выгодных связи с Сирией и Ираном с одной стороны, и в то же время оставаясь членом НАТО и союзником Израиля с другой.
Сообщение из Бейрута. В четверг Турция приняла на себя передаваемое по кругу руководство торговой организацией, которая включает Иран, Афганистан, Пакистан и страны Центральной Азии. Эта позиция подчеркивает выросшее экономическое и политическое влияние страны.
Недавно назначенный временно исполняющим обязанности министра иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи осуществил свое первое дипломатическое появление на 11-ой встрече на высшем уровне Организации Экономического сотрудничества (ECO). Он присоединился к другим посланникам и главам государств в ходе форума, предназначенного для укрепления связей между территориями древнего Великого шелкового пути и установления зоны свободной торговли среди стран к 2015 году.
«Нашим приоритетом должно стать превращение старого Великого шелкового пути в коридор энергоносителей, торговли, коммуникаций и транспортировки с тем, чтобы способствовать росту благосостояния наших соответствующих стран», заявил турецкий президент Абдулла Гюль, как указывает полуофициальное информационное агентство Турции Anatolia.
Турция, Иран и Пакистан основали ECO четверть столетия тому назад. Торговый блок приобрел дополнительную важность с принятием в качестве членов такие недавно ставшие независимыми страны Центральной Азии, как богатый энергоресурсами Азербайджан, так же как и Афганистан в начале 1990-х годов.
Под амбициозным руководством, укорененном в исламистских движениях страны, Турция с тех пор стала региональной державой с экономикой, занимающей место среди 20 лучших в мире и с темпом роста, соперничающим с таковым показателем Китая. Она представляет себя в качестве ворот в Центральную Азию, хотя изначальные усилия с тем, чтобы втянуть Казахстан, Туркменистан, Кыргызстан, Узбекистан и Таджикистан в сферу своего влияния под знаменем пан-тюркизма потерпели провал.
«Они превратили Стамбул в основной узел», сказал Анри Барки, специалист по Турции в Университете Лихай в Пенсильвании.
Турция также стремилась представить себя в качестве дипломатического брокера, стремясь ослабить напряженные отношения между Ираном и Западом и между Сирией и Израилем. Она наметила организовать у себя в следующем месяце международные переговоры по ядерной программе Ирана.
Соединенные Штаты особенно стали нервничать в отношении как и того, что эксперты по внешней политике описали в качестве крена Турции в восточном направлении, так и ее более амбициозных дипломатических инициатив, особенно с момента роста влияния за прошедшее десятилетие премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана и его партии «Справедливости и развития», известной через ее турецкое сокращение AKP.
«Турция превратилась из обычной периферийной страны эры холодной войны в страну, занимающую центральное положение и самостоятельно определяющую свою позицию», сказал Таха Ожан, эксперт расположенного в Стамбуле Фонда политических и экономических исследований, турецкого аналитического центра, близкого к правительству. «Вместо того, чтобы пытаться понять недавние инициативы во внешней политике Турции с такими концептуальными подходами как «изменение оси» или «смена направления», необходимо рассмотреть их как часть большего усилия по приспособлению к процессу преобразования в сегодняшнем мироустройстве.»
Для многих региональных стран Турция играет завидную балансирующую роль, поддерживая дружеские и коммерчески выгодные связи с Сирией и Ираном с одной стороны, и в то же время оставаясь членом Организации Североатлантического договора, поставляя войска для сил безопасности в Афганистане и стремясь улучшить потрепанные отношения с Израилем с другой.
«Дипломаты Турции играют роль старых мудрых племенных вождей в урегулировании споров в регионе», сказал Дауд Хермидас-Баванд, находящийся в Тегеране бывший иранский дипломат и профессор международных отношений. «Звезда Турции в понятиях политики, экономики и культуры сияет гораздо ярче, чем прежде».
Но Барки предостерег от преувеличения значения встречи на высшем уровне для Анкары, потому что организация смешивает в одну кучу экономически более развитую Турцию с такими авторитарными болотами, как Азербайджан и Туркменистан и с разоренными войной Афганистаном и Пакистаном. «В царстве слепых одноглазый человек является королем», сказал он.
Специальный корреспондент Рамин Мостагим в Тегеране внес вклад в это сообщение.

Борзу Дарагани,
«Лос Анджелес Таймс»,

Перевод – Zpress.kg-UVU

Источник — Zpress.kg
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1293496440

Азербайджан и Израиль зажаты между нервными соседями

Гюльнара Инандж

После прихода к власти в США администрация Барака Обамы внесла корректировку в свою внешнюю политику. В настоящее время для продвижения своей политики на Ближнем Востоке Вашингтон более интенсивно использует возможности своего союзника Турции. С этой целью за Анкарой укрепляется имидж защитника исламского мира- заявления в поддержку Палестины, публичное обвинение в адрес президента Израиля Шимона Переса и скандал с Free Gaza дали стимул этим планомерным действиям.

Данную тему в эксклюзивном интервью комментирует заместитель редактора известного израильского онлайн ресурса izrus.co.il Александр Голденштейн-

— Вряд ли можно назвать Турцию проводником идей США на Ближнем Востоке. Обиженная на ЕС Турция играет собственную игру, стараясь вернуть себе статус региональной державы, а не является орудием Обамы. Как раз наоборот – в американских интересах было бы устроить Турцию в ЕС, чтобы окончательно развалить его.

— Изучая хронологию встреч израильских высокопоставленных чиновников с азербайджанской стороной, за которыми следовали контакты с западными и турецкими коллегами, где обсуждалась ситуация в том числе на Южном Кавказе, уверенно можно сказать, что Израиль свою южно-кавказскую политику координирует как с Анкарой, также с Западом, в том числе с США.

-Разумеется. США – супердержава, которая имеет свои интересы в регионе. Невозможно играть на чужом поле, предварительно не поинтересовавшись мнением основных игроков – РФ, США, Турции.

— В этом ключе особое и центральное место политики Израиля на Южном Кавказе занимает Азербайджан. Израильские политики и еврейское лобби проводят определенную политику в усилении имиджа Азербайджана и укреплении его влияния на Ближнем Востоке, и положительную позицию в мировом еврействе.

— На ЮК есть три государства. Армения – слабая и бедная страна, с которой Израиль поддерживает ровные и неплохие отношения, но сотрудничать на серьезном уровне страны не могут. Им нечего делить, и ничего, фактически, друг от друга не надо, так что нет ни конфликтов, ни серьезного сотрудничества.

Грузия ведет собственную игру, которую, по всей видимости, плохо понимают и в Тбилиси. Остается Азербайджан – маленькая страна, как и Израиль, зажатая между нервными соседями. У Израиля есть технологии, у Азербайджана есть энергоносители, делить странам нечего… это то, что называют win-win situation.

— Израилю в этом вопросе, бесспорно, всячески содействует еврейское лобби. Последние годы существует попытка, пока, правда, неуспешная, создать Федерацию еврейских общин Азербайджана. Объединенная еврейская структура станет опорой для лоббирования израильских интересов в Азербайджане.

— Вряд ли такая структура будет иметь какой-то серьезный вес. Скорее, будет еще одна организация, коих пруд пруди… в Азербайджане все решается на другом уровне.

— В публикациях Wikileaks также затрагивались азербайджано-израильско-турецкие взаимоотношения. Как видно, этот треугольник, несмотря на некоторые недоразумения, на данном историческом этапе стратегически связан между собой.

— Это так. Турция – сильное и продвинутое, если так можно выразиться, государство, с богатой культурой, древними традициями. Исламское государство – но не арабское, как и Азербайджан, а значит – чужой среди своих. Израиль – самое мощное и продвинутое государство в регионе, маленький островок демократии и смеси Леванта с Европой в самом сердце Ближнего Востока. У всех стран много недругов, и потому они были так близки. Боюсь, однако, что действия Эрдогана приведут к тому, что недоверие между турками и евреями станет столь большим, что обратного пути не будет.

— В Женеве на днях представителями министерств иностранных дел двух стран — Фирудин Синирлиоглу и Йосеф Чехановер призвали положить конец кризису в отношениях бывших союзников. В ходе визита в Баку в этом году глава МИД Израиля А.Либерман отметил, что Стратегический союз Анкары и Иерусалима был и остался незыблемым, и, надеюсь, что некоторое похолодание, которое началось в 2009 году, вскоре закончится. У нас глобальное потепление. И сейчас попытки сторон сгладить кризис в израиле-турецких отношениях свидетельствует, что эти два союзника не могут вести региональную политику на Ближнем Востоке и на Южном Кавказе без координации действий.

-Лучше дружить, чем воевать – не надо быть большим политологом или мыслителем, чтобы понять эту истину. В Израиле искренне хотят нормализировать отношения с Турцией, но хотят ли того же в Анкаре? Уверен на все сто процентов – если Эрдоган, Гюль и Давотуглу прекратят подстрекать против Еврейского государства и протянут руку дружбы, то в Израиле с радостью и искренностью ее пожмут.

Источник- http://novosti.az/analytics/20101214/43600329.html

Тюркские народы Кавказа вызывают пристальный интерес

Севиндж Алиева,

кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института Истории НАН Азербайджана

Кавказ — сердцевина Евразии – неописуемо красивый регион мира — всегда удивляет тех, кто хоть раз побывал здесь. Удивляет Кавказ своими уникальными горными хребтами, водопадами, горными вершинами и склонами, неповторимым ландшафтом. 365 дней  в году на вершине Кавказских гор лет снег, рядом растут необычайные цветы, прославившиеся своими лечебным свойствами. Жители этого божественно красивого края мужественные, несгибаемые, добрые и гостеприимные. Меняются времена, общественно-политические уклады, экология, а люди остаются такими же. Кавказ по праву называют горой народов. В соответствии с принятыми классификациями принято делить народы по языку. Так вот на Кавказе издавна живут представители трех крупных языковых семей: кавказской, алтайской и индоевропейской.

Обращение к историческому прошлому тюркских народов (представителей Алтайской языковой семьи) – это не просто процесс изучения родственных тюрков (по языку, а может и по происхождению, культуре, и пр. параметрам), но главным образом справедливое акцентирование внимание на проблемы исторического развития тюрков и неоднозначные оценки их роли в регионе.

Изучение тюркских народов началось в начале ХХ века. До этого в историографии встречаются наблюдения, описания тюркских народов. Выделяются следующие проблемы- этническая идентификация и этногенез. Наибольшее число работ посвящено Гуннской империи, Хазарскому каганату и Золотой Орде.

В царское и советское время неадекватные оценки по отношению к Османской империи (шесть русско-турецких войн, роль султана в международном противостоянии Российской империи, борьба за сферы влияния, стратегические и экономические форпосты) породили надуманный предвзятый образ тюрков – кочевников, мусульман, построивших свое государство во владениях православной Восточной Римской империи – Византии, а также включивших в состав своего государства западных славян. Москва, провозглашенная после падения Константинополя «третьим Римом», противостоит существованию Османской империи – тюркского государства, собравшего под своей сенью около 300 этносов.

Борьба с Османской империей и Крымским ханством (вассал Османской империи) на Кавказе вылилась в цепь известных событий, приведших к присоединению этого региона к царским владениям. Кавказ, названный горой народов, оказался цивилизационно оторванным от тюркского, мусульманского мира.

В 1920-е годы наблюдается небывалый интерес к изучению тюркских народов и языков. Это было связано с обращением внимания на тюркские народы со стороны большевистской власти, обещавшей разрешить национальный вопрос. Но дальнейшее развитие объективное и серьезное изучение тюркских народов не получило. Напротив, конъюнктура, положенная в царское время продолжилась.

Хотя, как отметил академик В.Б.Виноградов, выдающиеся представители первого этапа изучения европейских номадов раннежелезного века были более осторожны, неоднозначны, различны в своих гипотезах и выводах, имея в виду В.Ф.Миллера, М.И.Ростовцева, Н.Я.Марра, И.Я.Джавахишвили, и др. Эти авторы в свое время признавали, что под скифами и сарматами скрывались и некоторые неиранские элементы. В.И.Абаев подчеркивал, что для их этнической и языковой характеристики сделано пока недостаточно.

Научные исследования не были осуществлены из-за обстановки в сталинском союзе- репрессии карачаевцев, балкарцев, и др. кавказских народов. По оценке В.Б.Виноградова, последствием этого пагубного проявления тоталитаризма стало безоглядное засилье лингвистической концепции сплошной ираноязычности древних кочевников Восточной Европы, активная разработка и широкое внедрение которой фактически совпало со становлением сарматоведения в качестве особой отрасли археолого-исторических знаний, монотонно окрасив его и предрасположив к огульному отрицанию, игнорированию любых иных версий и аргументов.[1]

Лишь в 1960-е годы с развитием кавказоведения намечается изучение этнографии и языка тюркских народов.

В 1960 году И.Алиев отмечал, что иранизм всех сарматов находится под большим вопросом…. В.Н.Гамрекели в 1961 году подчеркивал, что ряд собственно кавказских племен причислялся к сарматам. О.Н.Трубачев в 1981 году писал- Скифы были иранцы по языку. Сейчас мы выражались бы осторожнее- часть скифов (и сарматов) говорила по-ирански.[2] По замечанию И.В.Куклиной, Скифия – политический союз разноэтничных племен.

С 1970-х годов в науке усилилось понимание сложности и многовариантности формирования этнокультурного облика кочевых племен, в том числе сарматов, и их преемников. Но версии в этом направлении практически не разрабатывались.[3]

В 1971 году советский историк Е.Д.Еремеев отмечал, что в III – IV веках, т.е. еще до образования турецкого народа, на территории Малой Азии, на Кавказе и на Балканах проживали некоторые тюркоязычные племена, являющиеся многочисленными и постоянными жителями тех мест.[4] З.Ямпольский проследил упоминания об азербайджанских тюрках в древних источниках.[5]

Но в науке и в обществе по-прежнему доминировал отрицательный образ тюрка. Негативные оценки роли тюрков (в роли которых выступали кыпчаки, татаро-монголы, ногайцы) порождали образ вечного врага. Они и поганые, и притеснители христиан, а уродливые изображения тюрков можно было видеть (да и по сей день) даже в мультфильмах.

Когда в 1975 году вышла книга писателя Олжаса Сулейманова АЗиЯ, впервые была сделана попытка всесоюзно обелить кыпчаков (половцев русских летописей). Автор на основании языковых данных проследил тюркизмы в Слове о полку Игореве и просветил массового читателя в родственных отношениях кыпчаков и русских князей, военно-политических союзах между ними.[6]

В 1980-е годы появляются работы национальных авторов, поставивших вопрос о пересмотре некоторых прежних положений в историографии. Вновь возникают теории и гипотезы о тюркском происхождении считавшихся традиционно ираноязычными скифов, сарматов, алан, и др., колыбелью тюркских народов называется Шумеры, а тюркский язык – восходящим к шумерскому языку.

В 1980-1990-е годы антииранскую теорию в истории раннежелезного века, да и других последующих эпох поддержали Я.С.Вагапов (1990), И.М.Мизиев (1986, 1990, 1993), К.Т.Лайпанов (1993), и др.

И.М.Мизиев утверждает, что в скифской среде присутствовали тюркомонгольские группы. Он впервые твердо поставил вопрос о тюркском происхождении кочевых народов, ранее считавшихся ираноязычными- скифов, алан, и др. Тем более актуальными стали его работы в свете некоторой либерализации общества и науки 1980-х годов. И.М.Мизиев писал- Ущемление историко-культурного самосознания дает несоизмеримо больше негативных последствий, нежели экономические, бытовые и прочие неурядицы. Ничто не сближает так прочно людей и народы, как правдивые, справедливые взаимоотношения, взаимное уважение к прошлому и настоящему народов, и ничто не отлучает их друг от друга, как несправедливость и ложь, какой бы сладкой она не была.[7]

В 1990-е годы при очевидной полярности гипотез наблюдается признание учеными дискуссионности самых различных версий. Так или иначе, налицо факт искажения многих страниц истории тюркских народов, что при малейшей либерализации науки нашло свое отражение в печати и в обществе. К сегодняшнему дню, благодаря изменениям и плюрализму в обществе, кажется, не осталось не высказанных предположений и суждений, хоть и не на страницах академических изданий, но альтернативной печати.

На наш взгляд, самые актуальные вопросы изучения тюркских народов связаны не только с этногенезом, но с их политической историей. В лице тюрков российская цивилизация столкнулась с мусульманским фактором, предопределившим взаимоотношения двух цивилизационных полей. Тюрки не были аморфным скопищем-

— они имели уникальную письменность- на основе древнетюркского рунического алфавита, некоторые пользовались уйгурской письменностью, и только с принятием ислама стали повсеместно пользоваться арабской графикой;

— государственные образования, сильную власть, организованные органы, военные силы, институты власти и способность поглотить менее развитые общества.

В эпоху Киевской Руси известны браки князей с дочерьми кыпчакских ханов, военные союзы и т.д. Эта опасность, а точнее угроза княжеской власти, славянской власти и породила образ врага в лице тюрков, оформленный в XVIII веке, когда было обнаружено Слово о полку Игореве, памятник XII века.

По мнению академика Гордлевского, между русскими и кыпчаками существовали отношения мирного соседства, сношений и взаимной пользы. Но эти отношения искажались церковью. Для церкви половцы часто были враги, которые губят землю русскую и проливают христианскую кровь беспрестанно. Когда же князья узнавали их ближе – половцы превращались в сватов.[8]

О том, что между русскими и татарами не было враждебности писали многие авторы, в том числе и Рахим Теляшов, по мнению которого, Красивое название Золотая Орда придумано не татаро-монголами (они своё государство называли Улус Джучи), а русскими, а ненавистному государству красивое название не дают.[9]

С активизацией российских войск на Кавказе прослеживается нагнетание в этом вопросе, обоснование обществу борьбы с Османской империей. Итак, видимо, именно борьба с Османской империей и стала катализатором предубежденного настроя в российской историографии против всех тюрков. При этом нельзя сбрасывать со счетов и 300 лет татаро-монгольского владычества. С ликвидацией Крымского ханства – последнего владения Чингизидов, завершилась борьба за наследство Золотой Орды, в которую была включена, кстати, и Османская империя, отстаивавшая право на мусульманский юрт. Основные трудности заключаются в том, что основная концепция исторической науки построена на основе индоевропеистики.

Между тем, тюркские народы, живущие во всем мире, заслуживают обращения к своей необыкновенно интересной и героической истории, многие страницы которой приходятся на Кавказский регион.

Как удачно выразился в своем стихотворении И.Сельвинский-

За племенем племя, народ за народом,

Их лошади, их божества

Тянулись к пространствам наиплодородным,

Где соль, где вода, где трава.

И не на чем было врагам примириться:

Враги попирали врагов.

Легендой туманились здесь киммерийцы

Еще на заре веков.

Но вот налетели гривастые скифы,

Засеяли степи кость –

И навсегда киммерийские мифы

Ушли, как уходит гость.

Затем прорываются рыжие готы

К лазури южных лагун.

Пришел и осел на долгие годы,

Овеянный ржанием гунн.

Хазары кровью солили реки,

Татары когтили Крым,

Покуда приморье держали греки,

А греков теснил Рим,

Чтоб, наступая на польский панцирь

Медью швейцарских лат,

Дрались с генуэзцами венецианцы

Кровью наемных солдат.

Мешались обычаи, боги, жены,

Народ вливался в народ.

Где победитель, где побежденный –

Никто уж не разберет.

Копнешь язык – и услышишь нередко

Отзвуки чуждых фраз,

Семью копнешь – и увидишь предка

Непостижимых рас…

Земля говорит языком столетий,

Что жизнь не терпит границ,

Что расам вокруг своего наследья

Изгородь не сохранить,

Что даже за спесью своей броненосной

Не обособлен народ,

А судьбы народа не в лепке носа,

Не в том, как очерчен рот.

Существенные изменения в истории народов, в том числе тюркских, произошли в конце 1980-х — начале 1990-х годов. Статус государственного языка в РФ наряду с русским получили 31 титульных народов России, в том числе 10 тюркских языков- алтайский, башкирский, карачаево-балкарский, кумыкский, ногайский, татарский, тувинский, хакасский, чувашский и якутский. Этот закон повлиял на развитие тюркских языков, применение их в системе образования, культурных сферах жизнедеятельности, в СМИ, в трудовой деятельности, и т.д. Однако, по оценке выдающегося тюрколога, доктора филологических наук, профессора А.Баскакова, некоторые тюркские языки, например, карачаево-балкарский, кумыкских, ногайский, и другие, хотя и имеют статус государственного, но из-за относительной немногочисленности носителей и недостаточности высокого уровня структурного развития не могут в должной мере применяться в сфере образования и квалифицированной трудовой деятельности. По мнению А.Баскакова, альтернативой трайболизации тюркских народов может стать интеграция малочисленных тюркских этносов и субэтнических групп в близкородственные народы с развитыми письменными языками и социокультурной инфраструктурой — системой образования, СМИ, с сетью учреждений культуры.[10]

С 1991 года идеи консолидации тюркских народов воплотились в создании Ассамблеи тюркских народов СССР. Представители тюркских народов Кавказа, как и всего советского пространства, начиная с 1990-х годов, участвовали также в работе всемирных тюркских конференций и съездов. Агентство тюркского сотрудничества и развития (ТИКА), действующее с января 1992 года при турецком МИДе помогает многим тюркским республикам, регионам и отдельным народам в реализации различных научных, учебных и просветительских проектов, в возрождении культуры тюркских этносов.[11]

Важным событием в истории тюркских народов стало проведение в 1994 году в Анкаре I Международного конгресса тюркских народов мира.

Вслед за этим — в 1995 году власти России санкционировали организацию конгресса тюркских народов Российской Федерации. Так, председатель правительства Российской Федерации В.Черномырдин, издал распоряжение правительства Российской Федерации от 26 августа 1995 года (№ 1174-р, Москва), направленное Минфину России. В нем предписывалось выделить Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации за счет средств, предусмотренных в федеральном бюджете на 1995 год на государственное управление, 91,7 млн. рублей для оплаты расходов по проведению I Конгресса тюркских народов Российской Федерации.

Представители Конгресса тюркских народов РФ продолжали участвовать в международных конгрессах. Так, в 1996 году в турецком городе Измире состоялся очередной конгресс тюркских народов. Делегаты высказывали наболевшие проблемы и выражали солидарность со всем тюркским сообществом.

В 1997 году в Стамбуле прошла конференция, посвященная Второму конгрессу тюркских народов мира. В Турции началась специальная работа по связям с тюркоязычными республиками бывшего СССР. Официальные верхи Турции приветствовали возрождение культурно-исторических связей с тюркскими странами и народами на постсоветском пространстве. На Северном Кавказе начинает работу Фонд исследования тюркского мира. Представители тюркских народов Кавказа неизменно участвуют на съездах Ассамблеи тюркских народов и Ассамблеях тюркской молодежи.[12]

10 – 14 июля 1998 года уже на территории Карачая (Домбай) проводилось собрание лидеров тюркских народов. Собрания состоялись также 17 – 19 июля в — Черкеске, а 19 – 21 июля — в Нальчике. На собрании лидеров Ассамблеи тюркских народов участвовали представители Азербайджана, Балкарии, Башкирии, Гагаузии, Карачая, Крыма, Ногая, Сахи (Якутии), Татарстана, Турции. Из-за кризиса в РФ, напряженной ситуации на Северном Кавказе, из-за того, что делегаты должны были сами оплачивать дорожные расходы многие представители тюркских народов (из Болгарии, Казахстана, Кыргызстана, Македонии, Румынии, Туркменистана, Узбекистана, Чувашии, др.) не смогли прибыть на это собрание. По сведениям турецкого антрополога Яшара Калафата, на Северном Кавказе в конце 1990-х годов насчитывалось 1 миллион тюрок- карачаевцев — 150 тысяч, балкарцев — 80 тысяч, кумыков — 330 тысяч, ахыскинских турок – 40-50 тысяч, татар — 100 тысяч, казахов — 50 тысяч, ставропольских туркмен — 15 тысяч, азербайджанцев — 150 тысяч и терекеменцев 50 тысяч,[13] ногайцев – 100 тысяч. Турецкий ученый прогнозировал сближение тюркских народов Северного Кавказа и Азербайджана.[14]

В 2000 году на конференцию в Анкаре собрались представители кавказской диаспоры. Они продемонстрировали интерес к ситуации на их исторической родине.[15] В 2001 году в Турции у горы Эрджиес (около Кайсери) состоялся XII Курултай, в деятельности которого приняли участие, в частности, представители тюркских народов Кавказа.[16]

Итак, ныне в пределах РФ действует Конгресс тюркских народов России. Представители тюркских народов России, в том числе и Северного Кавказа, и также Азербайджанской Республики участвуют в работе Ассамблеи тюркских народов. Все это способствует обмену культурным опытом, приобщению к культурному наследию различных тюркоязычных народов и взаимообогащению языка. Главной идеей подобных организаций является сохранение и развитие тюркского языка, интегрирующей основой ее носителей.

Тюрко-исламский мир сыграл огромную роль в истории Евразии. Тюрко-исламский мир оказал цивилизационное влияние на славянские, и другие народы.

К коренным народам Северного Кавказа принято относить кумыков, карачаевцев, балкарцев и ногайцев. Остальные представители тюркских народов, живущие компактно на территории Северного Кавказа, имеют за пределами этого региона свою историческую родину и государственность. По мнению большинства ученых, они являются диаспорой. По другой версии, многие тюркские народы на Северном Кавказе, вынужденные в свое время мигрировать или переселиться на Северный Кавказ, приобрели новое историческое лицо и считают этот регион своей родиной.

Все тюркские народы Кавказа – мусульмане. Распространение ислама на Северном Кавказе среди тюркских племен специалисты связывают с появлением арабского войска во главе с Мерваном в 737 году в Прикаспийских степях, местах обитания болгар, савиров, алан и хазар. По другой версии (В.В.Бартольд), распространение ислама на Кавказе началось с Хорезма, распространявшего ислам и мусульманскую культуру сначала на приволжские области, а затем и на Кавказ. По оценке В.В.Бартольда, Если бы русские тогда остались в нижнем Поволжье (князь Святослав), они, конечно, подчинились бы влиянию мусульманской, а не византийской культуры.[17]

Второй этап связывают с турками-сельджуками и влиянием Османской империи, а также ролью Ирана и Азербайджана на народы Северного Кавказа. Значительная роль в укреплении позиций ислама среди народов Северного Кавказа принадлежала государственным образованиям, чьи владения распространялись и на области Северного Кавказа- Волжская Булгария, Золотая Орда, Крымское, Ногайское и Астраханское ханства.

Тюркские народы Кавказа вызывают пристальный интерес как аналог тюрко-исламской цивилизации в регионе, сумевшей консолидироваться и взаимодействовать с дагестано-вайнахской и адыгской общностями, образовав вместе с ними единую мусульманскую умму (национально-освободительное движение, Имамат Шамиля, Горская Республика, и пр.). Не менее интересным является взаимодействие и совместное общежитие со славянской общностью региона.

Главные приоритеты изучения тюркских народов- язык, культура и история. Объединяющей основой является не только языковая близость и лингвокультурая основа, но и региональный фактор.

Источники

1 Виноградов В.Б. К состоянию этнолингвистической атрибуции сарматов// Проблемы истории и культуры сарматов. Волгоград: Издательство Волгоградского государственного университета, 1994. С. 32.

2 Трубачев О.Н. Свидетельствует лингвистика// Правда, 13 декабря 1984.

3Виноградов В.Б. К состоянию этнолингвистической атрибуции сарматов// Проблемы истории и культуры сарматов. Волгоград: Издательство Волгоградского государственного университета, 1994. С. 31-33.

4Еремеев Д.Е. Этногенез турок. М., 1971. С.21-23.

5Ямпольский З. Древние источники – об азербайджанских тюрках. Б., 1973.

6Сулейменов О. АЗиЯ. Книга благонамеренного читателя. Алма-Ата: Жазушы, 1975. 7 – 178.

7 Мизиев И.М. О роли объективного освещения историко-этнографического наследия народов в современных межнациональных отношениях (к постановке проблемы)// Из этнографии народов Карачаево-Черкесии. Черкесск. 1991. С. 83, 85.

8http://mishare.narod.ru

9 Теляшов Р. От индейцев и гуннов до Золотой Орды. СПб, 2001, с.181.

10 Баскаков А. Тюркские языки: судьбы и прихоти// http://www.tatmir.ru/article.shtml?article

11 Киреев Н. Турция: поиски национальной стратегии евразийского сотрудничества// Центральная Азия и Кавказ. 2002. № 1 (19). С. 24.

12Аджиниязов Б. Современные национальные интересы ногайцев…

13 Очень странно, что турецкий автор разделяет азербайджанцев и терекеменцев (терекеменцы, терекеме – это и есть азербайджанцы), приведенные им численные показатели вызывают сомнения.

14Yaşar Kalafat. Türk halkları assamblesi liderleri toplantısı ve Küzey Kafkasiyada türk halk inancları//Avrasiya dosyası. 1999. № 5. 1. С. 283, 295 – 296, 301, 305.

15 Ганич А. Черкесская диаспора Иордании (самоидентификация, представления об исторической родине и влияние на ситуацию на Северном Кавказе)// Центральная Азия и Кавказ. 2003, № 1 (25). С. 35.

16Киреев Н. Турция: поиски национальной стратегии евразийского сотрудничества// Центральная Азия и Кавказ. 2002. № 1 (19). С. 24.

источник -http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=776

Черкесский вопрос новая проблема для России и Турции

Гюльнара Инандж


Этнические проблемы как во все времена исторической эпохи являются инструментом давления на те или иные государства, манипулируя этнокультурными чувствами и требованиями тех или иных этносов.

Последние годы черкесская тема с большим разворотом и всеми острыми углами появляется на повестке этнополитики мировых и региональных держав.
В ноябре один за другим в Тбилиси и в турецком городе Бурса прошли черкесские конференции, 5-й Черкесский День в Европейском Парламенте, что свидетельствует о высоком интересе к этому вопросу осложнением которого очевидно столкнемся позднее. Чем знаменуется подобная активность вокруг черкесской темы?

Тему в эксклюзивном интервью для Этноглобус комментирует главный редактор информационно-аналитического агентства Caucasus Times Ислам Текушев-

-Черкесский вопрос в целом приобрел актуальность или как сегодня модно говорить новое звучание в связи с тем, что черкесский социум, если его рассматривать как единое целое сегодня переживает период национального возрождения. Это во многом стало возможным после распада СССР и восстановления связей между черкесами, живущими в России с зарубежной диаспорой.

В основе черкесского вопроса лежит историческая обида черкесов на Россию, которая в результате многолетней колониальной войны на Северном Кавказе истребила значительную часть черкесского этноса. Например, в результате длительной войны прекратил свое существование черкесский субэтнос – Убыхи. Черкесы утратили свои исконные территории на Кубани. Также в результате войны, большая часть переселилась в Османскую Империю, нынешнюю Турцию, где сегодня образовалась самая многочисленная черкесская диаспора.
Особенность черкесского вопроса на Кавказе заключается в том, что, во-первых, в отличие от множества этносов, которые сегодня населяют территорию Северного Кавказа, черкесы, или как их иначе называют, адыги, являются титульным народом в трех северокавказских республиках — Адыгее, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Кроме того черкесы рассматривают часть Ставропольского и значительную часть Краснодарского края территориями на которые они имеют исторические права. В том числе Красную поляну, где сегодня расположена летняя резиденция президента России.
Во-вторых, это самая многочисленная и влиятельная северокавказская диаспора за пределами России. Если на Северном Кавказе насчитывается более миллиона черкесов. То диаспоры в Турции, Иордании, Сирии, Европе и США насчитывает более 2-х миллионов человек. Самая многочисленная диаспора турецкая – более миллиона человек.
Благодаря этим особенностям, черкесский вопрос сегодня рассматривается разными игроками на Кавказе, как еще одна ахиллесова пята у России. Это определенные силы в Грузии, США, Турции и самой России. Эти силы пытаются оказать на Россию давление, используя черкесскую карту.
Черкесский вопрос в Грузии возник в ответ России на признание независимости Южной Осетии и Абхазии. Однако черкесская карта в арсенале грузинских политтехнологов – это лишь одна из тем, с помощью которых Грузия пытается раздражать Россию. Не так давно Грузия заявила о безвизовом режиме для жителей Северного Кавказа – чеченцев, аварцев, осетин и т д. Я хочу сказать, что на самом деле, Грузия не готова выходить за определенные политические рамки. Требования черкесских обществ в России и за рубежом сводиться к признанию геноцида черкесов во время Кавказской войны 1817–1864 годов. Грузия по понятным причинам этого делать не будет. Армянская община в Грузии потребует от Грузии признать геноцид Армян в Турции.

Если же говорить о Турции, то так как на ее территории проживает самая многочисленная черкесская диаспора, превышающая по численности черкесский социум на Северном Кавказе, естественным образом ее влияние на турецкие политические круги значительное.

Во-первых, черкесские военные генералы еще со времен Османской империи занимали высокие посты в Османской армии, и имели большой политический вес. И сегодня их потомки занимают высокопоставленные посты в руководстве турецких политических партий, в академических и военных кругах.

Анкара вынуждена учитывать фактор кавказской-черкесской диаспоры на турецкой территории. Так как черкесы в Турции представляют второй после курдского этноса этнический массив. И хотя между черкеской диаспорой и турецкой республикой нет прямого конфликта, как в случае с курдами, черкесский вопрос периодически всплывает на поверхность. В отличии от Курдской рабочей партии, черкесские общественные движения не требуют создания на территории Турции своей автономии. Но черкесы сегодня требуют признать за ними статус национального меньшинства. (Со времен Мустафы Кемаля Ататюрка турецкие черкесы указываются в переписи турками). Признав черкесов как самостоятельный этнос, Турция рискует попасть в ловушку, так как за этим черкесская диаспора попросит Турцию вспомнить о причинах появления черкесов в Турции и признать сначала факт насильственной депортации черкесов Россией в Турцию, а затем уже и поставить вопрос о признании геноцида.

Этот политический документ в свою очередь нужен черкесам для того чтобы в будущем оказать давления на Россию, с целью инициирования процесса репатриации черкесов на Северный Кавказ.

Для Турции этот шаг опасен тем, что Россия, во-первых, может инициировать переговоры с армянской диаспорой в вопросе признания геноцида Армян в 1915 году. Кроме этого Россия может оказывать поддержку Курдской рабочей партии, которая в Турции считается террористической организацией. Именно поэтому Турция до сих пор не приняла документа по признанию черкесов как национальное меньшинство. Черкесы же давят на Турцию через Европейские институты, указывая на нарушения их прав, на сохранения их языка и культуры.

Что же касается собственно черкесов в России, то их активизация связана с тем, что у черкесских организаций в России вот уже несколько лет нет возможности обсудить свои проблемы с региональными и федеральными властями. С одной стороны это недовольство предстоящими зимними Олимпийскими играми в Сочи, против проведения которых в этом городе выступают западные черкесы (адыгейцы, шапсуги). Они обосновывают свои протесты тем, что Сочи и другие территории на северо-западе Кавказа, где проживали их предки, и где сегодня возводятся Олимпийские объекты, усеяны костями их предков. С другой стороны восточные черкесы возмущены муниципальными земельными реформами, которые ограничивают их права на пользования пастбищными землями.

Длительное игнорирование Москвой этих и других вопросов привило к тому, что черкесы в России стали искать помощи за рубежом — в европейских, грузинских и американских институтах. Еще несколько лет назад требования черкесов носили сугубо социальный и экономический характер, но благодаря не желанию региональных и федеральных властей обращать внимание на проблемы черкесов, сегодня их требования трансформировались в политические претензии.

-Существовала программа возвращения черкесов на Северный Кавказ на места исхода черкеской диаспоры. Отдельные черкесские активисты в США утверждают, что Россия не признает официально наличия черкесов в Турции, следовательно, их возвращение на Северный Кавказ невозможно.

-Ни в одной из стран, где проживают Черкассы, за ними не признают их национальную идентичность. В Турции они турки, в Сирии они сирийцы, в Израиле они израильтяне. О причинах, по которым Турция не признает за черкесами статус национального меньшинства, я уже говорил выше.

Другой вопрос в том, что законодательные документы о репатриации, а если точнее существует два документа – это Указ президента Российской Федерации от 22 июня 2006 г. № 637 закон «О мерах по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом» и федеральный закон, толкующий понятие «соотечественники»

Эти документы не позволяют черкесам вернуться на Северный Кавказ с теми правами, на которые они рассчитывают. Статус репатрианта в России это не совсем то, чего добиваются те же турецкие черкесы. Ведь, по сути, он не обеспечивает процесс реституции, а ведь именно возмещение материального ущерба, и хотели бы добиться черкесы через признания геноцида. Кроме того, от репатрианта требуется знание государственного языка, а именно русского, с чем категорически не согласны черкесы, для которых родным языком является адыгский язык.

Кроме того черкесы требуют от России специальных условий, для возвращения на историческую родину. Среди них: упрощенная процедура предоставления черкесам вида на жительство для проживания в Российской Федерации, предоставление черкесам безусловное право на получение российского гражданства с одновременным сохранением гражданства страны проживания.

— Политолог С.Маркедонов считает, что признание геноцида черкесов станет также дополнительным международным инструментом давления на РФ. Тема последнего Черкесского дня показало, что и Турции придется оправдываться перед ЕС кроме всего прочего также по черкесской проблеме.

-Дело в том, что Турция может тянуть черкесскую проблему, сколько угодно, объясняя это тем, что черкесы являются частью кавказской диаспоры. Ведь много лет назад сама черкесская диаспора пошла на эту уловку Анкары и подписалась под общее названия Кавказская диаспора, куда вошли аварцы, абхазы, чеченцы. Этим коммунам предлогами различные правительственные гранты под общекавказскую крышу. Сегодня черкесы выходят из-под этой крыши, чтобы сфокусироваться на своих проблемах, так как чувствуют поддержку со стороны Запада, но на консолидацию именно черкесских организаций в Турции уйдет время. Если они вообще смогут договориться.

Причем я уверен, что и Турция и Россия не будет смотреть на этот процесс, сложа руки. Опыт у них имеется. Черкесы в истории Турции уже пытались поднять голову, и все закончилось массовыми репрессиями черкесских лидеров и запретом на изучение родного языка и культуры. В России в 90-е года во время парада суверенитетов региональные власти также смогли подавить национальные идеи черкесов путем создания организаций клонов, а также использовав репрессивный механизм.
Конечно сегодня уже не то время, но согласитесь и методы давления другие, более тонкие и эффективные.
Кроме того, черкесская тема не так актуальна в Европейских институтах. Да с одной стороны черкесские организации, такие как влиятельная организация ВКФ Кавказ в Турции не являясь террористической или иной военной организацией, может работать по черкесским вопросам с отдельными европейскими институтами, такими например как Организации непредставленных народов и наций (ОННН).
Но эффективность черкесского вопроса в первую очередь зависит от самой черкесской диаспорой, которая далеко не едина даже в самой Турции. Кроме того, значительное число турецких черкесов, в особенности молодежь, ассимилировалась и не владеет родным языком. Многие черкесы успешно интегрировались, многие из них и силовики, и дипломаты, и ученые. Они помнят о своей культурной идентичности, но считают себя лояльными гражданами.
И если уж ставить вопрос о меньшинстве то, скорее всего Турция предложит черкеской и русской диаспорой объединится и стать единым национальным меньшинством – русскими. Так, например, поступили в Чехии с украинцами, белорусами и жителями кавказских республик.

— В Стамбуле 4 ноября прошел съезд кавказских организаций Турции, на котором черкесские организации вышли из состава кавказских организаций, чтобы продвигать тему репатриации, не отвлекаясь на чеченские, дагестанские, абхазские проблемы.
24 октября съезд черкесских организаций Турции, который состоялся в Бурсе. Интересно, что к этим съездам и Черкесского Дня в ЕП было уделено внимание со стороны руководства Адыгеи.

Согласно анализам, Россия намерена втянуть Турцию в черкесскую проблему — предлагаются взаимодействие в этом вопросе. Или Москва, принимая превентивные шаги, пересекает пути Анкары манипулировать черкесским элементом.

-Абсолютно очевидно, что адыгейский лидер, взявший на себя инициативу в черкесском направлении, действует по наставлению Кремля. Россия видимо решила взять инициативу в свои руки, чтобы не придавать драматического хода обсуждению проблем черкесов. Это известная практика подмены, при которой при уже существующей структуре создается клон, который наполняется авторитетами людьми, а те потом заводят организацию в тупик.

Безусловно, у России и Турции сегодня гораздо больше общих интересов, нежели противоречий, которые базируются на событиях многолетней давности. Я имею ввиду 11 войн общей продолжительностью в 44 года. Сближению Москвы и Анкары значительно поспособствовал отказ России от поддержки Курдской рабочей партии, считающейся в Турции террористической организацией. Общей проблемой двух стран становится противостояние радикальному исламу. В этом плане у светски ориентированной Турецкой Республики накоплен значительный опыт — так же, как и в борьбе с ультранационалистическим и крайне левым терроризмом. Сегодня охлаждение в американо-турецких (из-за войны в Ираке и разных подходов к курдской проблеме) и турецко-европейских отношениях (из-за приема греческой части Кипра в ЕС и отказа в приеме Турции) объективно толкает Анкару в сторону сближения с Москвой.
И то, что подконтрольный Москве президент Адыгеи Аслан Тхакушинов обратился с заявлением к участникам съезда черкесских организаций в Турции, говорит о том, что, скорее всего Турция и Россия решила действовать сообща в черкесском вопросе. В своем совместном заявлении эти организации отметили, что на черкесском народе лежит огромная ответственность по обеспечению мира безопасности и стабильности, экономического и культурного развития России и Турции.

— Недавно в России приняты поправки к законодательству о соотечественниках, согласно которым черкесы являются российскими соотечественниками. Соответственно черкесы Турции также являются соотечественниками, с которыми соответствующие структуры будут вести планомерную работу.

-Если говорить о репатриантах. То для них эти поправки по сути ничего не меняют. Как я уже говорил, требования черкеской диаспоры за рубежом сводятся к возмещению утраченных во время колониальной войны земель, а также к возмещению материального ущерба. Они надеются получить сполна. Это объединение Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Адыгеи в один регион. Это подъемные для репатриантов, налоговые преференции для черкесских бизнесменов, которые желают вернуться на свою историческую землю, чтобы заняться там бизнесом. Все это возможно только через реализацию проекта геноцид. Поэтому схема репатриации, которую предлагает Россия, останется не востребованной у зарубежных черкесов. Но почему я выделяю зарубежных черкесов? Потому что черкесам в России ясно, что Москва никогда не пойдет на объединение этих республик, так как, во-первых, в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии проживает еще один народ – тюрки карачаевцы и балкарцы, у которых свои земельные претензии к Москве и Черкесам. А во-вторых, примеру черкесов последуют и другие этносы на Кавказе. Те же казаки на Кубани.

Россия сегодня старается снизить степень напряженности в черкесском направлении путем малых уступок. Это создания разного рода структур по репатриации, создания альтернативных организаций в Турции и России, подконтрольных Москве. Безусловно, эти меры позволят ей на определенное время отодвинуть черкесский вопрос, но не помогут решить его. Москва должна обратиться к проблемам черкесов внутри страны, отменить этот бессмысленный Федеральный «Закон о муниципальных образований», представить черкесам возможность принять хотя бы «декоративное участие» в судьбе региона, я имею виду вопросы, связанные с Олимпийскими объектами. Одним словом выделить черкесский вопрос из ряда кавказских проблем и рассматривать его отдельно. Об этом, кстати говоря, не раз заявляли российские политологи, тот же Сергей Маркедонов.

— Можно ли сказать, что на нынешнем этапе о консолидации черкесских организаций, чем как видится, хотят управлять в России, Турции, в Европе и США. Даже некоторым черкесским авторам видится возможным рождение нового игрока в Черноморско-Каспийском и Ближневосточном регионах, с которым невозможно будет не считаться всем тем, кто имеет в нем интересы.

-Черкесы сегодня переживают национальный подъем, появился некий элемент консолидации черкесских организаций по общенациональным вопросам. Это как я уже говорил, происходит под влиянием комплекса факторов как внутренних, так и внешних. Есть определенные тенденции в черкесском направлении. Черкесские организации пытаются сегодня выработать единый подход к решению своих национальных вопросов. Но долгие года раздельного проживания черкесов как внутри России, я имею ввиду черкесов в Адыгее, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии, так и за ее пределами — Турции, Иордании и других странах, наложили свой отпечаток на мировоззрение этих субэтносов, их отношении к своей историй, своей роли в мире.

Например, у черкесов в Турции отличное отношение к России и ее традициями, чем у черкесов в Кабардино-Балкарии. Другое отношение к религии и своей истории и даже друг к другу. Поэтому сегодня черкесский этнос далеко не монолитен. И именно поэтому черкесы пока еще не могут себя проявить как самостоятельного игрока на международной арене. Их часто используют разные силы, как например черкесов использовала Россия во время грузино-абхазского конфликта. Черкесские добровольческие отряды воевали на стороне абхазской освободительной армии.

-Каким может быть результат роста националистических и сепаратистских проектов черкесов на Кавказе, их влияние на перспективе на другие сепаратистские настроения в регионе.

-Мы проводим на Северном Кавказе социологические исследования с 2004 года. Изучаем социальное самочувствие жителей 8 регионов Юга России. В их число входят республики населенные черкесами. Сегодня на Северном Кавказе среди общего спектра проблем наиболее актуальной является исламский экстремизм. Именно вокруг этой салафитской доктрины сегодня объединяются тысячи людей на Кавказе. У всех этих людей свои мотивы, включая исторические обиды к русским. Я хочу сказать, что сепаратистские проекты, которые базировались на национальной идее, канули в прошлое. Доктрина, которую взяли на вооружения представители северокавказского подполья, отвечает на очень много вопросы, которые остро стоят перед жителями Кавказа. Включая вопросы жизни и смерти. Никакая национальная идея не способна ответить даже на малую часть этих задач жизни. Поэтому большое число молодых людей в той же Чечне, Дагестане и Кабардино-Балкарии, симпатизирует тем, кто воюет под этими исламскими лозунгами.

Бехбехани: Транзитные перевозки требуют особого внимания

Министр дорог и транспорта Хамид Бехбехани на общенациональной конференции по вопросам транзита, которая проводилась в конференц-зале гостелерадиокомитета, заявил, что развитию транзитных перевозок необходимо уделять внимание в равной степени на всех видах транспорта: на воздушном, морском, железнодорожном и автодорожном транспорте, сообщает агентство ИРНА.

Хамид Бехбехани указал на особое географическое месторасположение Ирана и сказал: «Иран – словно дверь, через которую должен пройти каждый, кто хочет войти в здание».

Министр отметил, что в области воздушных транзитных перевозок Иран упускает многочисленные возможности. Над иранский территорией проходят самые короткие воздушные транзитные маршруты, на которых расходуется минимальное количество топлива.

Через воздушное пространство такой страны, как Беларусь, территория которой составляет восьмую часть территории Ирана, осуществляется, например, от 800 до 1 тыс. транзитных авиарейсов в сутки, а через воздушное пространство Ирана – только 250 авиарейсов, несмотря на все его преимущества.

Хамид Бехбехани отметил, что морская отрасль Ирана на протяжении 25-ти лет «находилась в состоянии сна». Дело дошло до того, что конкурентом Ирана стали Объединенные Эмираты, возможности которых не идут ни в какое сравнение с возможностями Ирана.

В Иране насчитывается семь портов на юге и четыре порта на севере, и при этом предназначенные для Ирана грузы первоначально поступают в ОАЭ, а затем уже оттуда реэкспортируются в Иран. В северных портах примерно такая же ситуация. Из 100 судов, курсирующих по Каспийскому морю, 90 принадлежат России и только 10 – Ирану.

По словам министра, до прихода к власти в 2005 году 9-го правительства не уделялось особого внимания транзитным перевозкам и на железнодорожном и автодорожном транспорте, а ведь развитие транспортной инфраструктуры влечет за собой социальное развитие, развитие сельского хозяйства и промышленности и, наконец, способствует укреплению безопасности.

Создание восточного транспортного коридора будет способствовать развитию восточных районов страны. С этой целью планируется в течение трех лет построить железную дорогу Чабахар – Захедан. Что касается железных дорог на западе Ирана, то в этой связи ведутся переговоры с иракским руководством для соединения иранских железных дорог с железнодорожной сетью Ирака и получения выхода на Басру, Ханекин и Багдад. Большое значение имеет железная дорога Казвин – Решт – Астара, которая станет связующим звеном на железнодорожном маршруте в рамках МТК «Север – Юг».

Огромное значение по-прежнему имеет автодорожный транспорт. На его долю приходится более 90% грузовых и пассажирских перевозок. При этом безжалостная эксплуатация автомобильных дорог приводит к тому, что они приходят в негодное состояние за два года, хотя сроки их эксплуатации должны составлять не менее 20-ти лет.

Источник: http://iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&news_id=70777&new_version=1

Каким быть «русскому полю» в Центральной Азии?

По прошествии двух десятков лет после распада Советского Союза можно делать определенные выводы о состоянии русской диаспоры в странах Центральной Азии. К большому сожалению, она остается вне поля зрения большой российской науки, а спорадические материалы различных экспертов подчас конъюнктурны и с претензией на некую либеральную псевдообъективность. Этакие абстрактно-теоретические эссе на тему, как правило, без реального знания предмета. Между тем в странах региона до сих пор продолжают проживать несколько миллионов русских и российских соотечественников других национальностей, и вести разговор об их судьбе без хотя бы минимальной компетентности непозволительно.

Каково же «русское поле» в Азии сегодня? Приступая к разговору История покорения или присоединения Средней Азии и Казахстана Российской империей – вопрос более чем изученный на основе большого количества документов. Однако практика показывает, что всяческие апелляции к исторической роли русской цивилизации в регионе и некоей неблагодарности титульного населения по отношению к русским этим самым населением отметаются сходу. Не то чтобы титульные политики, ученые и население не признавали сей факт, но просто задвинули его подальше за ненадобностью и обращаются к нему только по случаю каких-нибудь политических акций. Надо сказать, что такое отношение представляется по-своему логичным. По мировому опыту ХХ столетия, когда европейцам пришлось уходить из своих колоний, мы видим, что исход был безрадостным и там. Так или иначе, Россия оказалась здесь побежденной, а как говорили древние: «Горе побежденным». Ну что ж, эту чаши горечи мы испили, может быть, и не до дна, но нахлебались досыта. Однако жизнь продолжается, тем более была ли она когда-нибудь так уж проста и легка? Русские во всех странах Центральной Азии имеют много общего. В первую очередь их роднит общность происхождения. Все они – потомки завоевателей (военных, казачества, чиновников и прочих функционеров), переселенцев и ссыльных. Определенную роль играли татарские муллы, которых Россия присылала в степь для утверждения и укрепления мусульманства среди кочевников, и русские учителя. Можно также говорить, что в новейшие времена у всех русских в регионе сложилась и общая судьба изгнанников поневоле. У нас у всех до сих пор общий язык и общая культура, и, встречаясь, мы говорим на одном языке и буквально, и фигурально. Вместе с тем сегодня можно говорить, что русские региона уже сильно разнятся от страны к стране. В первую очередь на эти изменения повлияло неравномерное экономическое развитие тех или иных стран, а также сам факт суверенности государств. Это тот самый случай, когда в каждом монастыре свой устав. Говорить об ассимиляции русского населения не приходится, хотя в среде титульных ученых и политиков, например Казахстана, такой вопрос упорно возбуждается. Опыт проживания русских в рассеянии показывает, что они нигде не сумели создать мощных и организованных диаспор, однако ассимиляция их происходит достаточно быстро только в европейской среде. А например, в Китае немногочисленные русские сохраняют свою идентичность, но внешне уже практически слились с китайским окружением. В Иране издавна живет небольшая русская община, потомки казаков посланных на службу когда-то царем, да так и застрявших там. Несмотря на длительный период проживания в мусульманской среде и в отсутствие связей с Россией, русские сохранили здесь язык и православную веру. Русская дилемма зарубежья По сути, судьба русских в Центральной Азии – это вариации судьбы той самой русской общины в Иране с некоторыми особенностями и отличиями в духе времени. По прошествии двух десятков лет жизни в отрыве от России оставшиеся русские не вымерли, не деградировали, а вполне адаптировались к жизни в новых обстоятельствах. Более того, в какой-то момент и руководство России обратило внимание на русское зарубежье. Такая политика оказалась политически верной для страны, претендующей на статус великой державы, и, кроме того, русская диаспора показалась руководству России довольно лакомым куском в свете проведения модернизации страны. Но не все так просто. Русские в бывшей Средней Азии оказались для Москвы пресловутым чемоданом без ручки – и выбросить жалко, и тащить трудно. Успешной диаспоральную политику России в регионе при всем желании не назовешь. Сказываются две главные причины: неумение российского чиновничества эффективно работать с диаспорой плюс сугубо прагматическая политика властной российской элиты во взаимоотношениях со странами региона. Ни Российская империя, ни затем Советский Союз никогда не работали со своей диаспорой, скорее всего, по идеологическим соображениям. Экспансия России всегда распространялась на страны, географически с ней граничащие, поэтому освоение новых территорий шло без создания диаспор как таковых. Разумеется, была миграция русских и в другие отдаленные страны. Но, как правило, она диктовалась мотивами религиозного преследования или по политическими мотивами. Так или иначе, в России не было исторической традиции сотрудничества с диаспорой. Можно говорить, что на сегодня все на этом поле осталось неизменным, несмотря на определенную активизацию Москвы. И обусловлено это, несомненно, отсутствием политической воли со стороны руководства России. Российская властная элита не доросла до мировых стандартов работы с диаспорой.

Представить, что Россия ради диаспоры пойдет на открытый или даже закрытый конфликт с властью той или иной страны региона, практически невозможно. И наоборот, сплошь и рядом она закрывает глаза на ущемление прав и свобод российских соотечественников (можно отметить только один пример активной работы посольства РФ в Киргизии весной этого года). В принципе ничего экстраординарного для нас в том нет, понятно, что миром управляют интересы. Но в том-то и дело, что такая политика в конечном итоге наносит ущерб самой России. В данном случае политики просто не могут просчитать элементарную двухходовку. Российская элита стремится быть сегодня либеральнее и демократичнее, чем западная, и того не замечает, что та же Америка правит исключительно с позиции силы. Что бы ни говорили записные российские демократы типа Новодворской, мир, если и изменился, то только не по своей внутренней сути. А уж если говорить о нашем регионе, то здесь могут быть правы только сильные и богатые. Рассуждения на тему братских отношений и исторических корнях мало что стоят, если не подкреплены авианосцем или десантной дивизией. И такое мое мнение не от какой-то особой воинственности. Просто никогда не следует забывать народную мудрость: «Добро должно быть с кулаками». Практика говорит о том, что усиление позиций России в мире, ее экономические, политические успехи прямым позитивным образом сказываются на нашем положении внутри стран региона.

Даже оголтелые националисты вынуждены умерять тональность своей риторики. Так что мы, русские в зарубежье, вдвойне радуемся успехам России. Только живя в рассеянии, можно понять, что такое быть представителем великой нации. Однако о возвращении Москвы в Центральную Азию говорить рано, и люди, не дождавшись, уезжают. В сравнении с советским периодом численность русских резко убавилась. В наибольшей степени это произошло в Таджикистане, и это понятно: война, разрушение экономики, нищенское существование способствовали почти тотальному отъезду русских из страны. В остальных же странах региона численность русских пока еще остается более-менее заметной как в общем составе населения, так и в общественно-культурной жизни. Но отъезд русских продолжается, имея устойчивые цифровые показатели. Сокращающаяся диаспора и программа переселения Можно бесспорно утверждать, что тенденция отъезда доминирует в русской среде. И это происходит вне зависимости от степени успешности госпрограммы переселения[1].

Русские стараются отправлять детей на учебу в Россию, ведь чтобы ни говорили, а уровень образования в республиках упал ниже плинтуса. Молодежь же после окончания учебы, как правило, остается в России хотя бы потому, что там привлекательнее перспективы занятости и карьерного роста и к тому же нет практики этнического доминирования. Да и просто жизнь в крупных российских городах несравнима с жизнью в Центральной Азии. Даже с точки зрения транспортной доступности к местам отдыха, работы или учебы за границей. Безусловно, рынок труда в России на сегодня весьма привлекателен для тех, кто не боится трудностей и хочет работать. Сюда надо плюсовать тот момент, что программа переселения потихоньку набирает темпы и увеличивает масштаб. В принципе, логика такой политики лежит на поверхности. В России огромная потребность в людских ресурсах, перспективы модернизации страны напрямую завязаны на решение демографического вопроса, да и вопросы национальной безопасности также не в последнюю очередь зависят от того, сумеет ли правительство заселить Сибирь и Дальний Восток. Важен и этнический фактор. Массовая, зачастую неконтролируемая миграция жителей среднеазиатских республик в Россию приводит к нарастанию межэтнического напряжения. Русские же, возвращаясь на историческую родину, не создают в этом плане никаких проблем – ментально мы все еще один народ. Переезжая, мы привозим с собой к тому же немалые материальные ресурсы. Да и в человеческом плане русские из Азии поставляют добротный материал.

Люди, как правило, имеют высокий уровень образования, они работящие, стойкие к невзгодам, да и традиционным русским порокам не столь подвержены. Поэтому немудрено, что средний возраст русских в странах региона составляет 45-47 лет на фоне среднего возраста титульного населения в 25-26 лет. Это объясняется не только большой рождаемостью в среде местного населения, сколько вымыванием русских людей молодого возраста. При всем при том нельзя говорить, что Россия так уж гостеприимно распахивает двери перед страждущими соотечественниками. Получение гражданства до сих пор не такой уж быстрый и легкий процесс. Новейшая история возвращения или точка невозврата? У этой медали есть и оборотная сторона. Можно с уверенностью говорить о том, что русские не уедут из региона полностью. Ведь они сплошь и рядом имеют значительную историю проживания в регионе. Не редкость встретить семьи с вековыми корнями, так что, несмотря на этнический вектор развития стран региона, многие русские воспринимают страну проживания как единственную Родину. И это немаловажный ментальный фактор. Кроме того, в государственной политике стран региона наметились некоторые позитивные тенденции. Здесь Киргизия является некоторым исключением в силу повышенной революционности титульного населения. Сопутствующие такого рода событиям смутные времена подвигают русских к решению об отъезде. Как здесь будет складываться ситуация с русским населением, полностью зависит от того, когда в стране наступит мирная стабильность.

Другое дело в Казахстане. В стране с первых лет независимости существовал курс на мягкое вытеснение русского населения и одновременное замещение его в сферах занятости на титульное население. Надо отдать должное власти: исход русских в огромном масштабе происходил спокойно, без особых эксцессов. Кроме того, расчет на то, что титульное население сможет заменить русских в экономике, не оправдался. Произошло падение уровня образования. Закрылись заводы, проектные и научные институты, КБ. А любой мало-мальски соображающий человек знает, что хороший специалист вырастает только после нескольких лет работы в соответствующей среде. Кроме того, националисты, которых власть до поры до времени поддерживала и тем или иным путем финансировала, стали проявлять предсказуемую тенденцию к оппозиционности ей же самой. Так что пока обозначился намек на изменение отношения к русским, но силу инерции мышления переломить будет не так легко. Во всяком случае, было бы неплохим результатом ограничить националистическую риторику в стране. Ни к чему хорошему она не приведет. Если говорить о проблеме применительно к Узбекистану, то И. Каримов в первые же годы очень жестко пресек публичные националистические выступления, проведя пару показательных публичных процессов с посадкой в тюрьму на продолжительные сроки, и с тех пор, как отрезало. Разумеется, как и раньше, делиться властью с русскими никто не собирается, но в быту заметен рост позитивного отношения к русским. Да, живется там не ахти, но такая ситуация существует без различия по национальному признаку. Стоимость недвижимости в Узбекистане чрезвычайно низкая и хорошо продать ее, чтобы переехать в Россию, невозможно. Многое в будущем положении русских в Узбекистане зависит оттого, какова будет внутренняя политика. О возможных изменениях в судьбах русской диаспоры в регионе можно судить по Туркмении. Еще вчера российские соотечественники представляли там довольно унылое зрелище.

Боялись слово сказать и не приезжали на те или иные форумы соотечественников даже при условии полностью оплаченных дороги и пребывания. В силу информационной закрытости Туркмении мне трудно делать сколько-нибудь значимые выводы, но, безусловно, после смены вождя проявляются определенные позитивные тенденции в положении русских. Они не только охотно выступают сегодня с трибун, но в частных беседах говорят, что сейчас жить в Туркмении можно. В заключение хотелось бы еще раз подчеркнуть, что вопрос с российской диаспорой неоднозначен.

Есть очевидная выгода для России от возвращения русских на родину предков. Но далеко не меньшая выгода заключена для России и в том, что они останутся в более или менее значительных количествах в местах нынешнего проживания. Здесь, конечно, нет никакого разговора о создании «пятой колонны», о чем так любят распинаться местные национал-патриоты. Но опора для российской политики будет надежная. Новое «покорение» Центральной Азии может произойти в первую очередь благодаря русской культуре и русскому языку. А в этом как раз лучше русской диаспоры никого нет. Именно поэтому российскому истеблишменту стоило бы обратить первостепенное внимание на поддержку русского образования и русской культуры в странах региона. Как ни крути, но местные кадры, выросшие в пространстве русского языка и культуры, это совсем не те, кто вырос под крылом у турок или американцев. Последние-то как раз понимают, где проходит линия борьбы за влияние в завтрашнем мире. В Центральной Азии уже не протолкнуться от турецких лицеев. А состоятельные граждане сплошь отправляют своих отпрысков на учебу в Лондон. Нетрудно представить, с кем и на каком языке придется говорить России в регионе завтра. Этого ли мы хотим? [1] Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, принята указом Президента РФ 28 июня 2006 г.

Станислав Епифанцев, Источник — Русское Единство Постоянный

адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1293002940

Азербайджан может вернуть свои земли только военным путем

Матанат Насибова.

Эксклюзивное интервью АМИ Новости-Азербайджан с депутатом Милли Меджлиса (парламента) Вахидом Ахмедовым.

— Астанинский саммит ОБСЕ так же,  как и предыдущие, не дал   позитивных результатов в урегулировании Карабахской проблемы.  Можно  ли  предположить,  что заявление, сделанное  на днях первым  вице-спикером  парламента АР  Зияфетом  Аскеровым  о  возможности перехода  экономики страны на военные рельсы, подтверждает   возможность  военного пути решения вопроса…

– Договор ОБСЕ, подписанный Азербайджаном  еще  18 лет назад, и по сегодняшний день  не  дал позитивных результатов в направлении урегулирования карабахской  проблемы. Фактически,   проблема  не продвинулась ни на шаг вперед,  а  напротив,  плавно вошла в   историческую летопись  «замороженных  конфликтов ».   Думаю, над этим  стоит  сегодня серьезно задуматься и  принять окончательное решение. Уже достаточно  ясно, что в любом случае  эта  проблема не будет решена  ни на одном саммите ОБСЕ, или на каком- то другом. Поэтому нет   смысла затягивать решение  проблемы и дальше, так как  таким способом она никогда решена не будет.

—  Какое безотлагательное  решение должно принять  правительство страны?

— Я считаю,  что надо готовиться к войне и вернуть народу   оккупированные территории. В истории ни одной страны не происходило случаев, когда  оккупированные земли  возвращались  назад  без войны, а путем  принятых решений на  саммитах,  или же способом переговоров. За  земли приходилась воевать и завоевывать  обратно. Мы  с вами  на протяжении долгих лет живем в условиях необъявленной войны со стороны Армении.  В столице возможно не   чувствуется,  насколько серьезно обстоит положение дел в этом  смысле, а на линии огня  это  видно каждую минуту, особенно  когда периодически   бывают жертвы с обеих  сторон, по причине  не прекращения огня  с армянской стороны.

— Вы считаете, что проблема  может  разрешиться  исключительно военным путем?

— Уверен, что  только  так, поскольку второго пути нет. Если бы был иной  путь, то  Палестину  давно — 50 лет, как  объявили  бы  свободным  государством. И это только один пример из тысячи.

— Вы уверены в том, что  Азербайджан готов к войне и можно рассчитывать на  военный   и технический  потенциал страны?

— У нас  достаточно  подготовленная  армия и  вполне приличный военный потенциал.
Я часто бываю в регионах страны,  в военных  частях, и  убеждаюсь в том,  что  дух у наших  солдат и офицеров  боевой, все они настроены  достаточно уверенно и пребывают в состоянии боевой готовности.  В  национальной армии  служат  достойные  молодые ребята, я имею в виду  солдат, командиров, офицеров. Среди них очень много  грамотных, толковых  военнослужащих.  История показывает, что  исход любой войны  зависит на 90% от хорошего настроя и уверенности в победе. В нашей армии  настрой  позитивный, а это уже   половина пути к победе.

Что касается  технического  потенциала,  то наше правительство  выделяет огромную сумму  финансовых средств, в целях усиления  военно-технической мощи, в том числе на закупку  оружия и  боевой  техники.

Ежегодно около   1 миллиарда  долларов  направляется  для реализации этих целей. А в этом году не эти цели было направлено  около 2  миллиардов долларов.

Более того,   экономика страны  находится на  подъеме, а это значит, что на протяжении военных действий  экономика  страны  может позволить  всячески поддерживать национальную  армию.

— Ясно, что заранее  определить срок  продолжительности  войны  сложно. Тем не менее,   как, по-вашему,  какие сроки?

— Я  считаю, что  для окончательного   освобождения наших земель  нашей армии  может потребоваться  около  полугода, не более.

—   Как  вы  считаете, будут ли  вмешиваться   в военный конфликт соседние страны, в частности Иран, Турция и Россия? И  если да, то  чью  позицию  поддержит  каждое из этих государств?

— Я думаю, что ни одна из этих стран не станет вмешиваться в азербайджано-армянский конфликт, так как ни одна  из них не захочет  портить отношения с Азербайджаном  в силу собственных интересов.

— Вы  считаете, что Турция  также  сохранит  нейтралитет?

— Думаю, что Азербайджан всегда может рассчитывать на поддержку  братского государства. И конечно же Турция, в случае необходимости,  всегда поспешит нам на помощь

– На политической арене все чаще  бытует  мнение о том, что  Азербайджан, используя  свои дипломатические рычаги давления на Армению,  может выдвинуть предложение о создании автономной республики на исторически азербайджанских землях, в том числе в Гейчай-Зангезурской зонах…

– Подобных суждений на политической арене более чем достаточно. И я думаю, что в  случае крайней  важности  этот  вопрос может быть  актуален. Дело в том, что Армения сильно обеспокоена тем, что  Азербайджан  стремительно набирает экономический и военный потенциал, и усиливает  позиции национальной армии. Армяне  прекрасно понимают, что  все эти действия, предпринятые государством, предусматривают   готовность  азербайджанской армии к  военным  действиям. Фактически, на протяжении всех этих долгих лет после оккупации азербайджанских территорий  страна живет в условиях необъявленной войны.   Армянская сторона  всячески нарушает условия договора о  прекращении огня, достигнутого  еще в 1994 году. Азербайджан не намерен  увеличивать число  жертв  в этой  бессмысленной    перестрелке.  Наступило время принятия важных решений.

– А что если  в случае войны  с Арменией   найдутся страны, которые  выступят за  самопровозглашенную НКР?

– Такой вариант в случае войны не исключен, поскольку,  к примеру,  после августовских событий 2008 года Россия, Венесуэла, Куба и другие страны заявили о признании режима Абхазии и Южной Осетии в Грузии. В случае с Нагорным Карабахом   этот  вариант также  может быть применен.
Но, у Азербайджана есть мощное алиби. Мы  не хотим захватывать  чьи-то земли, а стремимся  освободить свои территории, оккупированные  на протяжении долгих  18 лет Арменией.
И это  желательно делать сейчас, не откладывая на плечи последующих поколений. Я уверен, что азербайджанская армия способна в любое время вернуть оккупированные земли.

—  Армяне  имеют   слабую развалившуюся экономику  и  недостаточно  сильный военный потенциал. Однако есть поддержка западных и европейских  армянских  лобби. И в случае войны,  Армения  обязательно воспользуется  ими, и привлечет  сепаратистов   и боевиков  для участия  в военных действиях за Карабах …

— Безусловно, армянское лобби  сильное и влиятельное, ведь недаром они годами  стремились к созданию  «Великой  Армении». И в случае войны всесторонняя поддержка для «многострадальной Армении» будет обеспечена со стороны  радушных земляков. А что касается  привлечения  боевиков, так это и  мы  можем прибегнуть, в случае необходимости,  к такому  варианту выбора.
Азербайджан  в настоящее время  является объектом  большого внимания и интереса  многих европейских стран, в первую очередь из-за  имеющихся  объемов энергоресурсов.

Запасы газа в стране  превышают 5 триллионов кубометров, имеется  большие запасы нефти, золотоносные месторождения, словом,  все эти  ресурсы   привлекают  интересы Европы к нашей стране.  Поэтому  ни одной из этих  стран не   выгодно портить отношения с Азербайджаном, в то время как  есть возможность  для того,  чтобы привлечь Азербайджан  к  участию в  европейских  энергетических проектах и тем самым   обеспечить наполнение трубопроводов азербайджанским газом.

— В настоящее время в  Москве, в целях  предотвращения возможности военного вмешательства,  разрабатывается рамочный договор  по урегулированию Карабахского конфликта. Может ли  данный  договор  повлиять на исход  решения данной  проблемы?

— Рамочный договор,  как, впрочем, и любые другие документы, которые были приняты до сих пор,    не  внесет  ясность в решение  проблемы. Скорее всего, он будет еще одним  документом,  условия которого  останутся не выполнимыми со стороны Армении. Именно поэтому не стоит надеяться на виртуальные договоры, правильнее всего  будет,  если мы  решимся бросить  вызов оккупантам и начать справедливую  войну за правое дело.

источник — http://novosti.az/exclusive/20101215/43600849.html

Выстрел в традиционный ислам

Убийство Пшихачева оставило двойственные впечатления. С одной стороны гибель человека — всегда трагедия, с другой – активная деятельность муфтия КБР была всегда сопряжена с огромными рисками, а потому его гибель, как бы жестко это не прозвучало, многими было воспринято, как ожидаемое событие.

Убийство Анаса Пшихачева выходит за рамки рядового убийства представителя официального мусульманского духовенства. С его приходом жители республики связывают начало противостояния силовых структур и местных мусульман.
После того как в 2002 году Анас Пшихачев возглавил Духовное управление мусульман Кабардино-Балкарии (ДУМ КБР) мусульманская община республики раскололась на два враждующих лагеря – мусульман-традиционалистов или консерваторов с одной стороны и салафитов с другой.

Конфликт привел к вооруженному бунту мусульман салафитов, многочисленным жертвам и ситуации, когда республиканские власти уже не в силах вернуть республику к согласию.

Конфликт между ДУМ КБР и общиной, которая исповедовала обновленческий ислам (салафизм), начался гораздо раньше того времени, когда Анас Пшихачев дослужился до поста главы ДУМ КБР. Однако именно с его приходом противоречия в общине переросли в открытое противостояние. Суть разногласий сводилась к тому, что салафиты призывали отменить многое из разорительных кладбищенско-поминальных обычаев, вывести Ислам из «похоронной» сферы и сделать его полнокровно функционирующей системой в республике. Салафитскую общину возглавляли жители Кабардино-Балкарии Муса Мукожев и Анзор Астемиров, получившие в 90-е годы теологическое образование в арабских странах по направлению того же ДУМ КБР.

В 2002 году «новые мусульмане» обвинили главу ДУМ в связях со спецслужбами России и потребовали его отставки. После этого, в 2003 году в республике силовым способом закрыли десятки мечетей, где собиралась салафитская молодежь, оппозиционная Духовному управлению мусульман Кабардино-Балкарии.

В 2003 году Анас Пшихачев в эксклюзивном интервью Caucasus Times так прокомментировал вопрос о закрытии молельных домов: «Да, в республике появилось множество радикальных исламских общин, не подчиняющихся Духовному управлению мусульман республики, призывающих верующих мусульман к неподчинению Духовному управлению. Эти структуры, создают мечети, похожие на чеченские джамааты. Насколько мне известно, нигде в мире мечети не открыты круглые сутки, только во время намаза, даже в Мекке и Медине. А здесь они работают постоянно. В Коране сказано, что там, где собираются два-три бездельника, обязательно появляется шайтан и подбивает их на недобрые дела».

В 2004 году в конфликт между общинами вмешалось республиканское МВД, которое заняло позицию ДУМ КБР. До сих пор в республике нет однозначного мнения о том, кто и кого использовал — то ли Пшихачева использовали силовики, то ли харизматичный духовный лидер натравил силовиков на общину. Однако как бы там ни было, Анас Пшихачев тогда официально обвинил оппозиционных мусульман в исламском радикализме.

По инициативе Анаса Пшихачева были открыты «курсы повышения квалификации» для имамов, посещавшим которые он сам объяснял, как отличить ваххабита (салафита) от обычного мусульманина: «Длинная нечесаная борода, короткие по длине брюки (они не должны касаться щиколоток), при общении они достаточно резкие, порой агрессивные, речь пересыпана арабскими словами, употребляемыми к месту и не к месту, не приемлют инакомыслия, при обсуждении каких-то вопросов совершенно не слышат оппонента».

Именно по этим критериям силовики начали задерживать так называемых «ваххабитов» и подвергать их издевательствам и пыткам. Среди излюбленных методов МВД было выбривание на головах верующих крестов. В 2005 году загнанная в безысходное положение мусульманская община обратилась к руководству РФ с просьбой предоставить им возможность уехать в любое государство, где «уважаются элементарные права человека и религиозные чувства».

Обращение гласило, что «…у верующих отняли мечети. Они лишены права на коллективную молитву. Когда они собираются в каком-нибудь доме для молитвы, там начинаются обыски и хозяина начинают преследовать. Похищения мусульман людьми в масках с автоматами, пытки и издевательства стали обыденным явлением. Таких юридических понятий как повестки, адвокаты, УПК для УБОП МВД КБР не существует».
Под обращением подписалось около 600 человек. Просьба была проигнорирована и после того как были исчерпаны все возможности остановить насилие, радикальное крыло общины во главе Анзором Астемировым влилось в ряды чеченских боевиков и в количестве более 100 человек напало на силовые структуры республики.
13 октября 2005 года в период с 9:00 до 10:00 утра по московскому времени исламисты совершили нападение сразу на несколько объектов в городе Нальчик, столице Кабардино-Балкарии.

В итоге 87 нападавших было убито силовиками, погибли 12 мирных жителей и 35 сотрудников милиции, ранено более 100 человек, из них 85 сотрудников правоохранительных органов.

Анзор Астемиров и Муса Мукожев ушли в подполье и объявили Кабардино-Балкарию территорией джихада. В 2007 году указом президента самопровозглашённой ЧРИ Доки Умарова, Астемиров был назначен главой так называемого высшего шариатского суда ЧРИ, а позднее он стал кадием шариатского суда Имарата Кавказ, признанного Верховным судом РФ в 2010 году террористической организацией.

Кстати, ДУМ КБР после нападения на Нальчик приняло практически все предложения оппозиционных мусульман, признав тем самым их справедливость и соответствие основам исламского вероучения. Однако это не помогло ДУМ КБР предотвратить дальнейшую радикализацию мусульман. С 2008 года противостояние в Кабардино-Балкарии усилилось. В ответ на это силовики в 2008 году убили Мусу Мукожева, а в 2010 году при аналогичных обстоятельствах был застрелен Анзор Астемиров.

Однако, убийство лидеров кабардино-балкарского подполья не снизило число нападений на силовиков в республике. Напротив, по данным Министерства внутренних дел России, число террористических актов в Кабардино-Балкарии в течение девяти месяцев этого года в три раза выше, чем за аналогичный период прошлого года (117 преступлений в 2010 году против 21 за тот же период прошлого года). С начала года от рук повстанцев погибли десятки милиционеров и представителей власти. В их числе 15 декабря 2010 года оказался и муфтий Духовного управления мусульман Кабардино-Балкарии Анас Пшихачев.

Caucasus Times

Войцех Гурецкий о пятидневной войне и Северном Кавказе

Caucasus Times, продолжая «Кавказский меловой круг» — цикл интервью с экспертами по Кавказу, политологами из США, Европы и Азии, представляет вашему вниманию интервью с Войцехом Гурецким.

Войцех Гурецкий (Wojciech Górecki) – польский политолог, историк и журналист. Окончил исторический факультет Католического университета в Люблине и факультет журналистики в Варшавском университете, а также аспирантуру Школы социальных исследований Польской Академии наук (1) . В 1986-2002 гг. работал, как журналист, для таких известных изданий, как «Gazeta Wyborcza», «Życie Warszawy» и «Rzeczpospolita». В 1998-2002 гг., а затем, начиная с 2007 года и по настоящее время, работал (и продолжает работать) в Центре Восточных исследований в Варшаве (2) . Сферой интересов Войцеха Гурецкого являются этнополитические процессы на Кавказе (Северном и Южном), а также в Центральной Азии. В 2002-2007 гг. он находился на дипломатической работе (занимал пост 1-го секретаря посольства, а затем советника Посольства Польши в Азербайджане). В 2009 году он привлекался в качестве эксперта при подготовке Доклада Независимой международной миссии по сбору фактов о конфликте в Грузии (известной также, как «Миссия Тальявини») (3) .

Гурецкий — автор нескольких сотен журналистских статей, аналитических публикаций, более 20 научных статей и нескольких книг, среди которых «Планета Кавказ» (2002 и переиздание 2010), «Земля Золотого руна» (2009) и «Тост за предков» (2010).

Интервью с Натали Точчи подготовил для Caucasus Times Сергей Маркедонов, приглашенный научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований (Вашингтон, США), кандидат исторических наук.

Caucasus Times: — Как эксперт Вы принимали участие в процессе подготовки Доклада Миссии Тальявини. Над какой частью этого документа работали лично Вы? И как Вы оцениваете конечные результаты лично Вашего участия и Доклада в целом? Какую роль сыграл Доклад в динамике российско-грузинского конфликта и в международном контексте?

В.Г.: Я по образованию – историк, и в рамках «мисии Хайди Тальявини» занимался историей грузино-российских отношений (вплоть до 2004 года, т.е. до прихода к власти Михаила Саакашвили) (4) .

Как одному из экспертов миссии, мне весьма сложно оценивать, как конечный итог ее работы – «доклад Тальявини», так и его восприятие субъектами международных отношений. Однако я хочу подчеркнуть два момента. Во-первых, такого рода миссия создалась впервые в истории и доклад сам по себе является беспрецедентным. Во-вторых, в докладе четко зафиксировано, чтo до начала вооруженного конфликта стороны не исчерпали возможностей мирного разрешения кризиса. Хотелось бы надеяться, что подробное расследование всех обстоятельств «пятидневной войны» поможет избежать подобных конфликтов в будущем.

Caucasus Times: — В отличие от других стран Центральной и Восточной Европы Польша исторически была вовлечена в кавказские дела более глубоко. Даже в период после трех разделов Речи Посполитой (5) , когда польская государственность не существовала, польские мыслители и теоретики обсуждали роль Кавказского региона в политической повестке дня возрожденной Польши. И эта роль рассматривалась в качестве противовеса наступательному движению Российской империи. Соответственно в период «второй Речи Посполитой» такие подходы получили поддержку на государственном уровне
(6) . Начиная с 1920- х годов в Польше действовал Союз кавказских народов «Прометей», поддержанный официальной Варшавой. И идеи «прометеизма» (этнополитического самоопределения с польской помощью) были весьма популярным среди польских интеллектуалов и политиков (7). Польская культура создала привлекательные образы кавказских борцов за свободу. Таким образом, мы можем зафиксировать наличие богатых традиций «кавказской политики» в Вашей стране. Что Вы можете сказать об интерпретации этого исторического наследия в сегодняшней Польше (политические круги, СМИ, эксперты, интеллектуалы)?

В.Г.: Да, действительно в период до начала второй мировой войны идеи т.н. «прометеизма» (который, кроме Кавказа, охватывал также Украину, Урал, Центральную Азию и казачество) приобрела среди польских элит довольно большую популярность. Сначала надо сказать, что еще в XIX веке интерес к Кавказу – давайте сосредоточимся на этом регионе – был в Польше достаточно высок. Издавалось довольно много книг – гораздо больше чем сейчас. Их авторами являлись поляки, которым пришлось побывать или жить на Кавказе, как в качестве ссыльных, так и профессионалов: архитекторов, инженеров, геодезистов, направлявшихся туда на работу. Стоит подчеркнуть, что основоположником добычи нефти из-под дна Каспия был поляк Витольд Згленицкий (Witold Zglenicki) (8) . Тригонометрические измерения, геодезические и топографические работы на Кавказе производил также этнический поляк, российский генерал Юзеф Ходзько (Józef Chodźko)(9) . Эти имена привожу только в качестве примера. По мнению многих авторов, судьбы Польши и Кавказа (особенно Грузии) были схожими: обе страны, некогда сильные и процветающие, потеряли независимость покоренные могучими соседями. Довольно часто отмечалось также, что поляки и грузины похожи друг на друга по определенным чертам характера и менталитета. К такому выводу пришел, между прочим, Матеуш Гралевский (Mateusz Gralewski) (10) в книге «Кавказ. Воспоминания из двенадцатилетней неволи», которая была издана во Львове в 1877 году в тогдашней Австро-Венгрии (как и большинство польских книг той эпохи про Кавказ) и пользовалась немалым успехом. Невозможно правильно понять «прометеизм», не учитывая тех книг и тех мнений. Толчком к созданию «прометейской» идеи стало также присутствие «белой» кавказской диаспоры, которая образовалась в Польше после прихода к власти большевиков.

В Польше 1944-1989 годов весьма сложно было рассматривать находившиеся в составе СССР кавказские страны в качестве самостоятельных, даже теоретически, субъектов. Но потом распался Советский Союз, на его основе образовалось 15 независимых государств, в том числе Россия, зато Польша стала частью институционального Запада. Можно сказать, что полвека спустя – главная цель «прометеизма» таким образом, достигнута.

Сейчас тема «прометеизма» практически не существует. Исключением являются академические круги, которые подходят к ней, как к явлению чисто историческому. Кстати, 8 декабря 2010 года в Варшавском университете состоялась презентация журнала «Новый Прометей» (название пошло от журнала «Prométhée», который издавался в Париже в 20—30-е годы XX века). Сложно предсказать, поспособствует ли выпуск этого журнала новой волне углубленного интереса к Кавказу, который – парадоксально – не такой высок (наблюдаются только периодические вспышки этого интереса; их вызвали сначала первая и вторая чеченские войны, а потом теракт в Беслане и «пятидневная война»). Показательно, что такие книги как выше упомянутая фундаментальная работа Гралевского, очень высоко оцениваемая специалистами, до сих пор не переиздана.

Отдельные «прометейские», или вернее, «постпрометейские» лозунги заметны в выступлениях политиков, придерживающихся т.н. «ягеллонской» концепции внешней политики Польши (11) .

Они сводятся к убеждению, что существование по-настоящему свободных, независимых и сильных государств Восточной Европы, Южного Кавказа и Центральной Азии имеет ключевое значение для польских интересов и что Варшава должна всячески способствовать развитию этих государств. Такой позиции придерживался и покойный президент Польши, Лех Качиньский (12) . 23 ноября 2007 года Президенты Качиньский и Саакашвили открыли даже памятник Прометею в Тбилиси (сейчас он находится в Боржоми).

Caucasus Times: — После распада СССР российско-польские отношения драматически развивались. Многие болезненные проблемы были подняты, и остро обсуждались. Однако проблемы Северного Кавказа среди них воспринимались в Москве, как наиболее чувствительные. Недавний визит Ахмеда Закаева (13) в Польшу — хороший пример этого. Как Вы рассматриваете эволюцию подходов Варшавы к Чечне в частности, и к Северному Кавказу в целом. Видите ли Вы сходства/различия польских президентов (Валенса, Квасьневский, Качиньский, Коморовский) (14) и правительств к этой проблеме?

В.Г.: Я не думаю, что вопрос Северного Кавказа играл за последнее 20 лет значительную роль в польско-российских отношениях. Дело в том, что Польша, обращая внимание на нарушения прав человека и предоставляя убежище выходцам с Кавказа, никогда не делала даже малейший намек на возможность признания Чечни как независимого государства, и не ставила под вопросом территориальную целостность России (как и других государств бывшего СССР). Да, некоторые организации (НПО), а также отдельные политики и деятели муниципалитетов выдвигали такие лозунги (я считаю, что российские СМИ преувеличивали их значение), но официальная Варшава последовательно придерживалась упомянутых выше принципов.

Позиция Польши по отношению к Чечне на самом деле эволюционировала, но это было связано не столько со сменами в польском руководстве, сколько с меняющейся за последнее 20 лет обстановкой в самой республике и вокруг нее. Ведь нельзя сравнивать Чечни времен первой войны, законченной хасавюртовским соглашением, с нынешней Чечней. Вопрос Ахмеда Закаева надо рассматривать, по-моему, с чисто юридической точки зрения. Он был задержан в Польше по линии Интерпола (15) . Но суд отпустил его, ссылаясь на убежище, предоставленное ему Великобританией. Сейчас в Варшаве готовится судебный процесс по рассмотрению заявки Российской Федерации о его экстрадиции (первое заседание намечено на 23 декабря 2010 года). Закаев ожидает этого процесса в Великобритании. Незавершенное «дело Закаева» не помешало президенту Дмитрию Медведеву совершить визит в Варшаву (6-7 декабря 2010 года) – и это тоже является ответом на Ваш вопрос (16) .

Caucasus Times: — Данный вопрос продолжает предыдущий. Проблемы постсоветского пространства, в особенности Южного Кавказа, часто противопоставляли Польшу и Россию. В августе 2008 года Лех Качиньский был в Тбилиси, поддерживая Михаила Саакашвили. Затем оба политика были обстреляны на административной границе с Южной Осетией. Та же Варшава была последовательным лоббистом Грузии в НАТО, и активно поддерживала североатлантические чаяния Тбилиси. Как польские подходы к Южному Кавказу изменились, начиная с 2008 года?

В.Г.: Как я уже отметил, польская внешняя политика достаточно последовательна и стабильна, несмотря на то, кто в данный момент находится у власти. Команды отличаются друг от друга, прежде всего, риторикой. Конечно, они по-разному определяют приоритеты, международная обстановка тоже меняется – но суть польской внешней политики, ее цели и главные направления остаются при президенте Коморовском те же, что при президентах Качиньском или Квасьневском (в отличие от внутренней политики).

Варшава считает, что двери НАТО (а также ЕС) должны остаться открытыми, и что расширение этих структур на восток, сохраняя, конечно, одновременно тесные контакты с Москвой и углубляя двухстороннее и многостороннее сотрудничество с Россией, будет способствовать, как европейской стабильности в целом, так и польской безопасности и развитию в частности. Многие польские эксперты считают, что принятие на бухарестском саммите НАТО в апреле 2008 г. MAP (Membership Action Plan) для Грузии и Украины, предотвратило бы «пятидневную войну». Я лично с таким мнением не совсем согласен, но этот взгляд заслуживает внимания, и нельзя им пренебрегать. Президент Бронислав Коморовский недавно заявил, что Польша продолжает поддерживать вступление Грузии в НАТО. Даже если мы предположим, что эта поддержка не так однозначная и безусловная, как при покойном президенте Лехе Качиньском, она все равно есть. Надо добавить, что одной из главных задач Польши, как государства – председателя в Совете Европейского Союза (вторая половина 2011 года) будет укрепление «Восточного партнерства» — программы ЕС, охватывающей все три страны Южного Кавказа, а также Беларусь, Украину и Молдову (17) Целью этой программы является интеграция вышеперечисленных стран в европейское пространство.

Caucasus Times: — Ваша страна имеет такого проблемного соседа, как Беларусь. Недавно эта республика стала «головной болью» не только для ЕС, но и также для России. И одной из причин этого стало поведение Александра Лукашенко. (18) Российский президент Дмитрий Медведева даже назвал «обманом» его отказ от признания независимости Абхазии и Южной Осетии. Какие перспективы, на Ваш взгляд, есть у белорусского признания? Это решение могло бы рассматриваться, как потенциальный вызов для ЕС и Польши?

В.Г.: В ближайшее время Беларусь, по всей вероятности, не признает независимости Абхазии и Южной Осетии. Во-первых, сейчас Александр Лукашенко в очередной раз заигрывает с Западом, и такой жест вряд ли помог бы ему в налаживании контактов с Брюсселем и европейскими столицами. Во-вторых, возможность признания сепаратистских республик остается козырной картой Лукашенко в отношениях с Москвой и в будущем Минск может попытаться использовать ее в обмен на определенные политические или/и экономические уступки Кремля. Признавая Абхазию и Южную Осетию сейчас, белорусский лидер лишился бы такой карты. В свою очередь, в диалоге между Варшавой и Минском этот вопрос не играет особо важной роли.

Caucasus Times: — Польша стала страной, в которой много представителей кавказских народов нашли в последние годы свое пристанище. Как Вы оцениваете их отношения с официальными структурами власти, а также уровень их интеграции в польский социум?

В.Г.: В Польше среди выходцев с Кавказа преобладают чеченцы. Большинство из них считает нашу страну первой остановкой по дороге в Западную Европу. Из-за этого, а также из-за проживания в отдельных «городках» уровень их интеграции в польское общество остается низким. Конечно, те, кто решили остаться в Польше и живут среди поляков, интегрируются. Им помогают госструктуры и некоторые НПО. Представители чеченской и других общин участвуют во всякого рода культурных мероприятиях, существуют детские и молодежные ансамбли песни и пляски, которые выступают на разных фестивалях и просмотрах.


Примечания:

1 Католический университет Люблина имени Иоанна Павла II — высшее учебное заведение, дающее образование в области теологии, католического канонического права а также в различных областях светской науки. Расположен в городе Люблин (два факультета расположены в Томашуве-Любельском и Сталевой-Воле). Основан в 1918 году.

Варшавский университет — одно из крупнейших и самых престижных вузов Польши, основанное в 1816 году в Царстве Польском, которое входило тогда в состав Российской империи. В настоящее время обучается более 60 тысяч студентов.

Польская академия наук — государственное научное учреждение Польши, созданное в 1952 году. Ее сегодняшняя деятельность регулируется актом Парламента от 25 апреля 1997 года.

2 Центр Восточных исследований был создан в 1990 году. Центр получает государственное бюджетное финансирование. Эта структура занимается анализом политической, социально-экономической ситуации в Росси, а также странах Центральной, Восточной Европы, на Балканах, Кавказе и в Центральной Азии. Среди приоритетных направлений Центра также исследование процессов расширения НАТО, ЕС, вопросов энергетической безопасности.

3 Международная независимая миссия, финансируемая Европейским Союзом во главе со швейцарским дипломатом Хайди Тальявини, начала свою работу 2 декабря 2008 года. Комиссии был выделен бюджет в размере 1, 6 миллиона евро. Ее итоговый Доклад был опубликован 30 сентября 2009 года. Согласно выводам Комиссии обе стороны несут ответственность за эскалацию конфликта.

4 Михаил Саакашвили (род. в 1967 году )- грузинский государственный деятель, третий президент Грузии, начиная с января 2004 года. В январе 2008 года был переизбран на второй срок.

5 Раздел территории Польско-Литовского государства (Речи Посполитой) между Прусским королевством, Российской империей и Австрийской монархией в конце XVIII века. Первый раздел произошел в 1772 году, второй — 23 января 1793 года, третий — 24 октября 1795 года.

6 Польская Республика (Rzeczpospolita Polska) — польское государство, восстановленное в 1918 году через 123 года после разделов. Просуществовала до начала второй мировой войны.

7 Союз кавказских народов «Прометей» (общественно-политическая организация) был создан в 1920-е гг. при поддержке государственных кругов Польши. Идеология Союза строилась вокруг тезиса о необходимости «национального освобождения» и дебольшевизации национальных окраин тогдашнего СССР. Впрочем, идеи «прометеизма» не ограничивались одним лишь Кавказским регионом.

8 Витольд Леон Юлиан Згленицкий, (Леонид Константинович Згленицкий) (1850-1904)- польский и российский геолог, основоположник добычи нефти из-под дна Каспия, филантроп, Получил прозвище «польский Нобель». Все сегодняшние буровые платформы в Каспийском море берут свое начало от изобретений инженера Згленицкого.

9 Юзеф (Иосиф/Осип Иванович) Ходзько (1800—1881) — генерал-лейтенант Генерального штаба российской армии, российский военный геодезист, географ и картограф польского происхождения. Инициатор и главный исполнитель Большой Кавказской триангуляции. В 1854 году Ходзько закончил свой важнейший труд — тригонометрическое измерение Закавказского края, давшее точное определение 1386 пунктов по географическому положению и высоте их над уровнем моря. С завершением этого исследования появилась возможность приступить к точным съемкам и к размежеванию Закавказского края.

10 Матеуш Гралевский (1826-1891) — польский политический деятель, писатель, публицист и этнограф. Участник тайной молодежной организации, выступавшей за независимость Польши, за что был заключен в цитадель и сослан после следствия на Кавказ (1844). За 12 лет своего пребывания там прошел путь от рядового солдата до офицера в полковом штабе. После амнистии 1856 года получил возможность вернуться на родину. В 1863 году принимал участие в восстании против Российской империи, а после его поражения эмигрировал. В 1869 году сделал доклад о поляках на Кавказе в Париже.

11 Польская историография традиционно выделяет 2 парадигмы внешней политики, по основным польским королевским династиям средневековья и периода «Возрождения» – пястовскую и ягеллонскую. Первая подразумевает центр внешнеполитической активности на Западе (и рассматривает немецкий мир, как основного игрока), вторая — обращена на Восток (Литва, Россия, Украина, Белоруссия). Ее цель — превращение Польши в сильную восточноевропейскую региональную державу, помогающую демократическому развитию и национальному самоопределению на Востоке. В рамках этой парадигмы максимальное ограничение геополитического влияния России на Востоке видится, как важный приоритет.

12 Лех Александр Качиньский (Lech Aleksander Kaczyński) (1949- 2010)- польский политический деятель, один из лидеров партии «Право и справедливость», мэр Варшавы в 2002-2005 гг., президент Польши в 2005-2010 гг.

13 Ахмед Закаев (род. в 1959 году) — деятель чеченского национал-сепаратистского движения. В ноябре 2007 года был объявлен частью чеченской эмиграции премьер-министром Чеченской Республики Ичкерия. В 2001 году Закаев был объявлен Генеральной прокуратурой РФ во всероссийский и международный розыск по обвинению в терроризме, организации убийств мирного населения и сотрудников правоохранительных органов. Решением Лондонского суда в 2003 в экстрадиции было отказано. Решением МВД Великобритании ему было предоставлено политическое убежище.

14 Лех Валенса (Lech Wałęsa) (род. в 1943 году) — польский политический деятель. В 1980 году создал первый в Восточной Европе свободный, неподконтрольный государству профсоюз «Солидарность». Лауреат Нобелевской премии мира 1983 года. Президент Польши в 1990-1995 гг.
Александр Квасьневский (род. в 1954 году) — польский политический деятель, в 1995-2005 гг. президент Польши. В период его легислатуры Польша вступила в НАТО (1997) и в Европейский Союз (2004).
Бронислав Мария Коморовский (Bronisław Maria Komorowski) (род. в 1952 году) — польский политик, президент Польши с 6 августа 2010 года. Ранее занимал посты министра обороны и маршала Сейма Польши.

15 Интерпол — Международная организация уголовной полиции, основной задачей которой является объединение усилий национальных правоохранительных органов стран-участниц в области борьбы с уголовной преступностью. Интерпол не осуществляет никаких вмешательств в деятельность политического, военного, религиозного и расового характера. Устав организации принят в 1956 году.

16 Визит Дмитрия Медведева 6-7 декабря 2010 года в Польшу состоялся после почти девятилетнего перерыва (последний официальный визит в Варшаву бывшего российского президента Владимира Путина имел место в январе 2002 года). Россия и Польша возобновляют свои отношения на государственном уровне. Двухдневное пребывание представительной российской делегации завершилось подписанием ряда соглашений, меморандумов и деклараций об экономическом и гуманитарном сотрудничестве.

17 «Восточное партнерство» — проект ЕС, инициаторами которого были МИД Польши и Швеции. Проект нацелен на сближение Европейского Союза с 6 постсоветскими странами (Армения, Азербайджан, Белоруссия, Грузия, Молдова, Украина). Учредительная встреча программы состоялась 7 мая 2009 года в Праге. До настоящего момента «Восточное партнерство» не принесло ощутимых результатов.

18 Лукашенко Александр Григорьевич (род. в 1954 году)- президент Республики Беларусь с 1994 года.

Шаги Москвы по противодействию США

Мало кто знает, что известная фраза бывшего президента США Рональда Рейгана «Доверяй, но проверяй» это на самом деле русская пословица. Спустя два года после окончания холодной войны Москва намерена заявить свои права на эту противоречивую фразу из американского репертуара и применить ее к «перезагрузке» отношений с Соединенными Штатами.

Поражение американского президента Барака Обамы на промежуточных выборах в Конгресс, разоблачения WikiLeaks по поводу планов обороны Организации Североатлантического договора от «возможной российской агрессии», решение США развернуть подразделение своих ВВС на авиабазе в г. Ласк в Польше, произнесенная на прошлой неделе сенатором Джоном Маккейном воинственная речь, в которой он подвергает сомнению сам замысел перезагрузки отношений с Россией – все это порождает в Москве чувства беспокойства.

Неудивительно, что такой же сигнал тревоги прозвучал на саммите Организации Договора о коллективной безопасности, прошедшем в субботу в Москве. Москва хочет, чтобы ее альянс еще больше укреплялся как «ключевой элемент обеспечения безопасности на постсоветском пространстве», и чтобы его репутация крепла в международном масштабе. В состав ОДКБ входят Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан.

Промежуточные выборы в США могли породить у России, а также у многих других стран определенные сомнения в целесообразности ставки на Обаму и на его способность обеспечить успех «перезагрузки». Речь Маккейна, произнесенная им в прошлую пятницу в Школе фундаментальных международных исследований (School of Advanced International Studies) при Университете им. Джонса Хопкинса, стала сигналом о том, что перезагрузка наверняка натолкнется на мощное сопротивление Конгресса, где сейчас преобладают республиканцы.

Маккейн усомнился в самой необходимости осуществления перезагрузки в момент, когда «Россия все меньше и меньше способна выступать в качестве глобального партнера США и великой державы», когда американские и российские интересы по большей части не совпадают, когда у двух стран нет общих ценностей, когда российская политическая система является «нечувствительной и хищнической», а руководит ею «полукриминальный правящий синдикат», который фактически безнаказанно обворовывает своих собственных граждан, лжет им и нападает на них».

Указывая на сохраняющиеся разногласия с Россией в вопросе европейской системы противоракетной обороны, а также на подавляющее превосходство России в тактическом ядерном оружии и разное отношение к открытым энергетическим рынкам, Маккейн призвал администрацию Обамы «более упорно отстаивать наши интересы и ценности», увязывая принятие России во Всемирную торговую организацию с ее приверженностью власти закона.

То напускное дружелюбие, которое демонстрировали стороны на ноябрьском саммите НАТО в Лиссабоне, фактически растаяло. Тем временем, разоблачения WikiLeaks вызывают сомнения в искренности заверений НАТО по поводу «перезагрузки» с Россией. По данным американской дипломатической переписки, Североатлантический альянс еще в январе составил планы защиты прибалтийских стран от возможной военной агрессии России. А госсекретарь Хиллари Клинтон хотела сохранить их в тайне от Москвы.

Москва заявляет, что планы эти были утверждены на саммите в Лиссабоне в тот самый момент, когда альянс заявлял о стремлении к «подлинному стратегическому партнерству» с Россией на базе общих интересов безопасности и необходимости борьбы с «общими и совместно обозначенными угрозами».

Москва раздражена. Министр иностранных дел Сергей Лавров заявил: «Одной рукой НАТО … договаривалась с нами о разработке важных документов, которые были нацелены на совместное партнерство, а другой рукой принимала за нашей спиной решения о том, что от нас надо защищаться… Эти вопросы мы задали. Ожидаем на них ответы. Думаю, что мы имеем такое право».

Наряду с этим, после переговоров в Вашингтоне между Обамой и прибывшим туда польским президентом Брониславом Коморовским стороны объявили об укреплении своих военных связей в духе польско-американской декларации о стратегическом партнерстве от 2008 года, которая предусматривает сотрудничество ВВС двух стран и размещение в Польше авиационного подразделения США.

Российский МИД отреагировал на данное заявление, увязав польско-американское решение с разоблачениями WikiLeaks и развертыванием в 2009 году в Польше комплексов ПВО «Пэтриот». Как это ни парадоксально, но перед своей поездкой в Вашингтон Коморовский принимал в Варшаве Медведева. Это был первый за 10 лет визит российского руководителя в Польшу, и западные средства массовой информации громко приветствовали его, называя исторической переменой для европейской безопасности.

Москва заявила: «Похоже, мы становимся свидетелями старых рефлексивных действий НАТО по наращиванию сил в ущерб безопасности других государств. Это тем более странно, так как происходит все это на фоне положительного результата саммита Совета Россия-НАТО и заявлений альянса о том, что Россия больше не рассматривается в качестве врага… Мы [Россия] будем вынуждены учитывать американо-польские планы при реализации собственных программ строительства вооруженных сил и в сотрудничестве с нашими союзниками».

Таким образом, саммит ОДКБ в Москве проходил на сложном политическом фоне. Первоначальная повестка была посвящена совершенствованию механизма кризисного реагирования организации в целях «укрепления потенциала ОДКБ по реагированию на угрозы и вызовы безопасности».

Если говорить просто, то в июне Узбекистан фактически воспрепятствовал вмешательству ОДКБ в киргизский кризис, в связи с чем на неформальном саммите альянса в Ереване в августе месяце было принято решение о необходимости внесения изменений в устав ОДКБ для «повышения эффективности … в области реагирования в чрезвычайных ситуациях». Что интересно, Москве удалось убедить Ташкент согласиться на пересмотр устава ОДКБ, и узбекский президент Ислам Каримов принял участие в субботней встрече.

Саммит утвердил декларацию о сотрудничестве на международной арене. Москва совершенно очевидно заинтересована в усилении роли ОДКБ на международном уровне как рычага противодействия стремлению НАТО объявить себя единственной в мире глобальной организацией обеспечения безопасности, что проявилось на саммите в Лиссабоне. На встрече в Москве было также принято решение о коллективных миротворческих силах и о их действиях за пределами стран-членов ОДКБ – по образу и подобию того, что НАТО делает в Афганистане.

Таким образом, страны-члены ОДКБ выразили готовность не только выполнять миротворческие задачи, но и предоставлять «на определенных условиях эти коллективные миротворческие силы для проведения операций по решению Совета Безопасности ООН». Московский саммит придал особое значение «координации внешней политики» стран-членов ОДКБ по аналогии с натовской системой.

Совершенно очевидно, что ОДКБ учла результаты лиссабонской встречи НАТО. Участие Узбекистана в субботней встрече усиливает позиции Москвы. Налицо явное охлаждение отношений между Узбекистаном и США. Клинтон во время своего визита в Ташкент 2 декабря публично выступила с упреками в адрес узбекского правительства. По ее словам, Узбекистан «должен претворить слова в дела» в целях улучшения ситуации в области прав человека.

Обращаясь к группе руководителей неправительственных организаций в Ташкенте, Клинтон сказала: «Я призвала его [Каримова] продемонстрировать свою приверженность рядом последовательных шагов, обеспечив создание такой ситуации, когда права человека и главные свободы в этой стране будут защищены по-настоящему». Клинтон рассказала, что обсуждала с Каримовым вопросы об ограничении религиозных свобод, о пытках и о детском труде в Узбекистане. «Мы поднимаем эти вопросы… и будем и впредь рассматривать улучшение ситуации с правами человека в Узбекистане в качестве важной составляющей в расширении наших двусторонних отношений».

У Вашингтона есть основания для недовольства Ташкентом. Каримов объединился с русскими, чтобы задушить попытки США превратить Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе в гаранта безопасности в Центральной Азии. Что более важно, Ташкент начал открыто критиковать военную стратегию США в Афганистане.

На саммите ОБСЕ в Астане 1 декабря (Каримов на нем не присутствовал) узбекский министр иностранных дел Владимир Норов подверг резкой критике ОБСЕ и ее структуры за «неспособность сыграть позитивную роль в предотвращении и нейтрализации кровавых событий» в Киргизии в июне месяце. Это был обвинительный приговор вашингтонским попыткам выдвинуть ОБСЕ в качестве замены ОДКБ в регионе.

Еще более откровенно Норов подверг критике стратегию Обамы по наращиванию группировки войск в Афганистане: «Все более очевидным становится факт, что военного решения афганской проблемы нет, а избранная стратегия коалиционных сил по умиротворению Афганистана не приносит ожидаемых результатов».

Норов повторил предложение Ташкента по поиску альтернативных путей мирного урегулирования в Афганистане путем проведения многосторонних переговоров под эгидой ООН. Он сказал: «Смысл и содержание узбекской инициативы основаны на необходимости признания того, что проблемы своей страны должны решаться самими афганцами при содействии тех стран, которые, исходя из своих интересов безопасности, заинтересованы в окончании войны и стабильном будущем Афганистана». Он подчеркнул, что переговоры должны вестись со всеми «главными противоборствующими сторонами».

Суммируя вышесказанное, итоги саммита ОДКБ можно свести к следующему. Во-первых, у Москвы имеются невысказанные, но мощные подозрения по поводу замыслов НАТО. Такая настороженность выливается в новое стремление усиливать ОДКБ как организацию-конкурента НАТО, которая бросает вызов попыткам Североатлантического альянса по укреплению своих позиций на постсоветском пространстве и его претензиям на роль единственной глобальной организации по обеспечению безопасности.

Во-вторых, страны Центральной Азии глубоко озабочены ухудшением ситуации в Афганистане и провалом военной стратегии США. Они смотрят на Москву как на гаранта региональной безопасности. Это выражается в их готовности укреплять силы быстрого развертывания ОДКБ и оптимизировать процессы принятия решений в рядах альянса, чтобы противостоять угрозам в кризисных и чрезвычайных ситуациях.

В-третьих, замыслы США в Афганистане совершенно непонятны, и кроме того, Вашингтон не отказался от идеи неограниченного по срокам американского военного присутствия в этой стране. Неясной остается картина на границе Афганистана с Таджикистаном. На самом деле, американская разведка осуществляла тайные связи с центральноазиатскими боевиками, действующими с афганской территории, и поэтому страны Центральной Азии с большим подозрением относятся к демократическому проекту США в этом регионе.

В-четвертых, московский саммит уделил большое внимание деятельности ОДКБ в правоохранительной области, в охране границ и в военной политике. Готовность ОДКБ играть свою роль в Афганистане после 2014 года самоочевидна. На следующей неделе в Москву приезжает афганский президент Хамид Карзай. Организация также стремится налаживать связи с Пакистаном в рамках борьбы с наркоторговлей.

И наконец, московский саммит сосредоточил внимание на усилении внешнеполитической роли ОДКБ. Он учел американские попытки акцентировать внимание на разногласиях между странами Центральной Азии и стремление США играть роль дипломатического спойлера для предотвращения интеграционных процессов в этом регионе под руководством Москвы. Если страны-члены ОДКБ действительно намерены участвовать в миротворческих операциях в горячих точках планеты, им необходимо координировать свою внешнюю политику. ОДКБ в этом плане берет пример с НАТО.

В итоге Россия верит в потребность «перезагрузки» отношений с НАТО, но вынуждена «проверять» искренность этой организации. Как сказал Лавров, «возникают серьезные вопросы» по поводу противоречивых действий НАТО в отношении России. Москва решила сохранить ОДКБ в качестве эффективного контр-альянса – на тот случай, если в Вашингтоне верх возьмет точка зрения Маккейна.

Посол М К Бхадракумар был кадровым дипломатом Министерства иностранных дел Индии. Он работал в Советском Союзе, Южной Корее, Шри-Ланке, Германии, Афганистане, Пакистане, Узбекистане, Кувейте и Турции.

Оригинал публикации: Moscow moves to counter NATO

(«Asia Times», Гонконг)
М. К. Бхадракумар (M K Bhadrakumar)

Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1292319900

Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад готовит переворот

Станислав Тарасов

Сообщения о том, что распоряжением президента Ирана Махмуда Ахмадинежада глава МИД Манучехр Моттаки отправлен в отставку, вызвало у экспертов неоднозначную реакцию. Вместо него на пост министра иностранных дел назначен руководитель иранской ядерной программы и вице-президент Ирана академик Али Акбар Салехи. То есть на место политика, каковым является Моттаки, назначен «технарь», хорошо разбирающейся в сложных проблемах ядерной проблематики. Если вспомнить выражение Теодора Рузвельта о том, что «в политике не бывает ничего случайного», то надо полагать, что речь идет об определенной смене или корректировке внешней политики Ирана, хотя официальный Тегеран заявляет, что «внешняя политика страны не изменится в связи со сменой руководства министерства иностранных дел». Мы же отметим ряд важных обстоятельств.

Назначение Салехи состоялась перед началом очередного раунда многосторонних переговоров по иранской ядерной проблеме, намеченных на конец января в Стамбуле. Предыдущий раунд переговоров «шестерки» — России, США, Великобритании, Франции, КНР и ФРГ — с Ираном в Женеве внешне вроде бы закончился безрезультатно. Однако он имел заметные отличия от предыдущих переговоров. Во-первых, возобновление переговорного процесса по иранской ядерной проблематике состоялось после встречи президента РФ Дмитрия Медведева со его иранским коллегой Ахмадинежадом в Баку во время саммита прикаспийских государств. Российская сторона призвала Иран сделать все для того, чтобы развеять существующие подозрения относительно целей иранской ядерной программы. Во-вторых, глава правительства РФ Владимир Путин в интервью американской телекомпании Си-Эн-Эн не поставил под сомнение то, что Иран осуществляет все же мирную ядерную программу. В-третьих, определенную роль на переговорный процесс с Ираном оказывают публикации на сайте WikiLeaks. Речь идет о телеграмме от 14.12.2009 посла США в РФ Джона Байерли, в которой утверждается, что «санкции против Ирана, особенно его энергетического сектора, вероятно, вылились бы в скачок мировых цен на нефть, что ежегодно увеличивало бы доходы связанных с государством российских энергокомпаний и госбюджет на миллиарды долларов».

Это — призыв к Вашингтону сменить тактику действий в отношении Ирана. Так оно и происходит. Госсекретарь США Хиллари Клинтон, правда, уже после отставки Моттаки, неожиданно заявила, что в Женеве был дан «хороший старт для серьезных переговоров по иранской ядерной программе». Такое заявление примечательно тем, что несколькими днями ранее официальный представитель Вашингтона грозил Ирану новыми санкциями. Поэтому для Тегерана смена вектора в ближневосточной политике, как Москвы, так и Вашингтона, может быть стимулом для определенных конкретных ответных действий. К тому же Турция заявила о выходе из «игры». Как заявил посол этой страны в Тегеране Умит Ылдрым, Турция проведет переговоры между Ираном и шестью ведущими мировыми державами, но не будет участвовать в самих переговорах. Напомним, что 17 мая нынешнего года между Ираном, Турцией и Бразилией была достигнута договоренность об обмене имеющегося у Тегерана низкообогащенного (до 3,5 процента) урана на высокообогащенное (до 20 процентов) топливо для Тегеранского научно-исследовательского реактора, который получил название Тегеранской декларации. В данном случае речь шла все же не столько о попытках решения проблем технического значения, сколько о создании альтернативной «шестерке» переговорной площадке. Сейчас Анкара заявляет, что она не собирается вклиниваться в структуру «5+1». В свою очередь Тегеран тоже выразил удовлетворение переговорами в Женеве. По словам спикера меджлиса Али Лариджани, «республике удалось отстоять свои права на развитие мирной ядерной энергетики».

Все это — признаки того, что Тегеран начинает отходить от излишней политизированности переговорного процесса по ядерной проблематике и готовится к дискуссии относительно чисто технических аспектов своей ядерной программы. В этом смысле вывод на первые позиции Али Акбара Салехи выглядит шагом именно в этом направлении.

В то же время смена главы внешнеполитического ведомства Ирана имеет и серьезный внутренний аспект. По мнению профессора университета Глазго, политического эксперта иранского происхождения Рзы Тагизаде, Моттаки якобы «не выполнял непосредственно поручений президента касательно внешней политики», то есть вел неподконтрольную президенту особую внешнюю политику. В этом вся интрига, поскольку до недавнего времени назначение на пост главы МИД Ирана происходило по утверждению и согласованию с духовным лидером Ирана аятоллой Хаменеи, который являлся «главным архитектором» во взаимоотношениях Ирана с внешним миром. Однако в последнее время президент Ахмадинежад решил предпринять ряд самостоятельных шагов: назначил главу своей администрации Исфандияра Рагима Мешаи спецпредставителем по Ближнему Востоку, председателя Организации по культурному наследию и туризму Хамида Бегаи — по Азии, министра экономики Шамсаддина Хусейни по Африке, министра торговли Ирана Мухаммеда Аббаси — по Латинской Америке и спецпредставителем по Афганистану — консультанта председателя Верховного совета по национальной безопасности Ирана Абульфазла Зохраванда. Во всех отношениях это выглядит как своеобразная «чистка рядов», с другой стороны — это формирование новых контуров внешней политики. Неслучайно такие кадровые перестановки вызвали протесты со стороны, прежде всего, главы МИДа Моттаки, некоторых депутатов парламента и аятоллы Али Хаменеи. В ответ Ахмадинежад изменил всего лишь название должностей спецпредставителей, введя их в статус советников.

В целом же президент стал фактически осуществлять «кадровую революцию» с целью сменить состав возглавляемого им же кабинета министров. В этом смысле можно согласиться с версией, высказанной президентом Института Ближнего Востока в Москве Евгением Сатановским о том, что президент Ахмединежад стал «готовиться к внутреннему путчу, меняя формат власти», что доказывает падение влияния в стране религиозного духовенства. По мнению многих экспертов, к власти в Иране сейчас может придти генералитет «Корпуса стражей Исламской революции» (КСИР), а также руководство ополчения «Басидж», которое возглавляет Ахмадинежад. Кстати, это обстоятельство может создать наиболее благоприятный фон для предстоящих в конце января в Стамбуле переговоров по иранской ядерной проблематике. Если там действительно удастся достигнуть всеми ожидаемого прорыва во взаимоотношениях Ирана с остальным миром, то Али Акбар Салехи получит реальный шанс прочно закрепиться на своей новой должности.


Источник — ИА REGNUM
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1292395020

Тюркские народы исторически мирно сосуществуют с цыганами

Гюльнара Инандж
В Европе, которую ставят всему миру в пример как оплот демократии и человеческих прав, на самом деле не все так идеально. Тому примером является недавнее решение французских властей о выселении из страны цыган. Это не первый случай в Европе подобного отношения к цыганам. Власти вместо того, чтобы решить проблему предпочитают просто избавиться от нее радикальным путем – нежеланием видеть их в пределах своей страны. Цыганская тема в Азербайджане не изучается, поэтому эксклюзивное интервью Vesti.Az с редактором Ромской (цыганской) Виртуальной Сети

(http://www.valery-novoselsky.org/romavirtualnetwork.html) Валерием Новосельским даст ответ на некоторые интересующие общество вопросы.

В начале беседе он сказал, что из Франции выдворялись цыгане — граждане Болгарии и Румынии, стран, вошедших в Евросоюз 1 января 2007 г. Несмотря на то, что скандал, связанный с депортацией иностранных цыган начался в июле с.г., выдворение цыган имели место уже с января текущего года и коснулись порядка 6-7 тысяч человек.
В.Новосельский отметил, что в августе вместе с цыганами выдворили и группу болгарских турок, но никто на этот факт внимания не обратил…

— Насколько адаптируются к современным оседлым условиям цыгане в Европе. Что мешает процессу интеграции цыган в общество?

— Порядка 80% современных цыган ведут оседлый образ жизни. Поэтому говорить о цыганах, как о кочевом народе, неправильно. Ещё со времён Иосифа Броз Тито десятки тысяч югославских цыган эмигрировали в страны Западной Европы и большей частью там интегрировались. Уже после падения железного занавеса десятки тысяч цыган из бывших социалистических стран Центральной и Юго-Восточной Европы эмигрировали на Запад, подобно своим нецыганским соотечественникам. Часть их гармонично адаптировалась к новым условиям, другие до сих пор живут в специальных лагерях для беженцев (например, в Италии).

Цыгане, имеющие проблемы с интеграцией в западное общество, много лет испытывают трудности с документацией (паспортом и т.д.), уровнем образования, системой здравоохранением, нежеланием властей страны помочь им и изменить ситуацию к лучшему.

— В период существования СССР были законы, требующие беспрекословного подчинения всех граждан, в том числе и цыган. В тот период многие цыгане переняли оседлую жизнь. Но часть продолжала кочевать. Цыгане также принимали оседлый образ в период Османской империи. То есть вынудить цыган к оседлой жизни возможно. Какие шаги нужно предпринять для полноценного вовлечения цыган в общественную жизнь, отказа от кочевой жизни?

— Феномен кочевой жизни сам по себе не опасен для общества, если государство правильно его регулирует. В Великобритании и Ирландии для постоянно мигрирующих рома и трэвэлерс выделяются участки во многих городах (на размещение их автофургонов). Среди этой категории населения немало ремесленников (кузнецы, автослесари, плотники и др.) труд которых востребован в обществе вне зависимости от их оседлого или кочевого образа жизни.

— Конечно, обвинить в расизме руководителей многих стран можно. Но это не даст ответа на многие вопросы. Например, как быть с той частью цыган, которые не переходят на оседлый образ жизни, не хотят работать и т.д.? Как в таком случае должны действовать местные власти той или иной страны?

— Немалое число кочевых цыган работает как независимые бизнесмены (ремесло, торговля, музыка) и не вносит диссонанса в экономическую жизнь стран проживания. С другой стороны, а среди оседлых есть те, кто имеют проблемы с законом. Поэтому в попытках решить проблемы с новыми иммигрантами правительствам европейских государств лучше не размышлять по шаблону оседлый — кочевой, цыган — не цыган, но рассматривать по конкретным делам конкретного человека.

— В Азербайджане, славящейся своей толерантностью, проблемы с цыганами, а точнее сказать, попрошайками, решается очень просто. Цыганок, занимающихся попрошайничеством на улице, собирают в полицейские воронки и вывозят за пределы города. Все дело в том, что азербайджанское общество цыган не воспринимает в качестве этноса. Они воспринимаются как своеобразная прослойка общества. Ведь цыгане в Азербайджане известны, как попрошайки и мелкие воры.

— Я знаком с одной цыганской семьей (русские цыгане), более 10 лет прожившей в Баку, а ныне проживающей в Израиле. Они — люди, зарабатывающие на жизнь честным трудом. Проживая в Баку в 1980-х гг. они не сталкивались с негативным отношением со стороны бакинцев. Тем не менее, подобно другим цыганам города, они не особо афишировали свою принадлежность к цыганам. Причина — именно упомянутый вами стереотип о попрошайках…

— Несмотря на негативное отношение к цыганам примечательно, что в Азербайджане есть как отдельные цыганские села, так и села, где цыгане живут вместе с азербайджанцами. Но каких-либо столкновений между цыганами и титульным этносом или другими этносами не фиксировались.

— Это неудивительно, так как тюркские народы исторически мирно сосуществуют с цыганами, даже несмотря на стереотипы. Ярким примером такой этно-культурной интеграции является турецкое общество.

Источник — http://vesti.az/news.php?id=61117

ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ – ЗОНА, СВОБОДНОЙ ОТ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Появление ядерного оружия в ХХ веке имело и позитивное и негативное значение. Позитивную роль ядерного оружия можно увидеть его сдерживающим потенциале. «Единственная мыслимая функция ядерного оружия заключается в сдерживании потенциальных противников от массированной атаки. Таким образом, если страна обзавелась таким оружием, то ей не обойтись без противника, «достойного» ядерного устрашения. Для России таковым остаются в первую очередь США, и наоборот». [1]

В 1946 году Сталин заложил основы официальной доктрины: «Атомные бомбы предназначены для того, чтобы пугать слабонервных, но они не могут решить исхода войны…». [2]

И если бы не произошло принципиальных изменений в средствах ведения войны, то, скорее всего, через несколько лет после окончания Второй мировой войны произошло бы новое военное столкновение, если не глобального масштаба, то по крайней мере охватывающее Европейский и Азиатский континенты.

Однако такое развитие событий было предотвращено появлением ядерного оружия. Колоссальная разрушительная сила новых вооружений вызывала все большие сомнения в целесообразности применения военной силы в отношениях между двумя ведущими центрами силы — СССР и США и возглавляемыми ими военно-политическими блоками. Опасение, что прямое военное столкновение двух сверхдержав приведет к ядерной войне, последствия которой могли иметь катастрофический характер, стало мощным средством, сдерживавшим развитие военного противоборства НАТО и ОВД. [3]

По мнению Ю.В.Фетисова (кандидат философских наук, Омский государственный технический университет, старший преподаватель кафедры «Государственное и муниципальное управление». Участница томских летних школ по ядерному нераспространению 2006 –2008 гг.) ядерное оружие в структуре культуры национальной безопасности ХХ века – прежде всего, для ведущих стран мира, оказавшихся способными произвести такое оружие, – приобрело статус несомненной и приоритетной ценности. Причем если изначально ядерные боеприпасы рассматривались как средство наращивания огневой мощи войск на поле боя и достижения стратегических и военно-политических целей в ядерной войне, то впоследствии было доказано, что ядерным оружием вообще нельзя воспользоваться в боевых целях и что оно может быть только лишь инструментом предотвращения войны и сдерживания агрессии. Поэтому ядерным вооружениям была отведена особая роль в структуре культуры национальной безопасности – роль фактора сдерживания. [4]

Но один из апологетов безъядерного мира, профессор В.И. Слипченко, подчеркивает, что «твердость убеждений в необходимости ядерных вооружений для сохранения «ядерного мира» – скорее инерция мышления, чем окружающая нас реальность. Ядерное оружие по объективным причинам вообще не может быть фактором сдерживания, ибо «позитивные свойства ядерного сдерживания принципиально не могут быть реализованы без его применения вне риска всеобщей катастрофы» и «главный смысл и истинная суть сдерживания – … в самосдерживании ядерного оружия». [5]

Исходя из вышеприведенных мнении можно утверждать в общем смысле так, что в идеале ядерное сдерживание означает, что ЯО – это не средство ведения войны, а политический инструмент, прежде всего гарантирующий, что ядерное оружие не будет применено на практике: ни в контексте преднамеренного нападения, никак результат эскалации неядерного конфликта между ядерными державами.

Некоторых государствах, обладающих ядерном оружием нестабильность политической среды и вероятность приход к власти радикальных сил возрастает риски использования ядерного оружия против «врага» и в этом заключается негативное значение данного оружия.

Между тем, очевидно, что новые острые вызовы и угрозы второго ядерного века – прежде всего, такие, как терроризм и экстремизм, – не могут быть сдержаны с помощью ядерного оружия. Так, непонятно, каким образом ядерное сдерживание может помочь избежать ракетно-ядерного удара с авантюристическими или провокационными целями со стороны стран-экстремистов. Но абсолютно понятно то, что ставка на ядерное оружие выгодна ракетно-ядерным военно-промышленным комплексам, в то время как фактически каждое новое обоснование «полезности» ядерного оружия ведет ко все большим расходам и становится скорее экономической и экологической обузой для ядерных государств, чем благом, учитывая, что ЯО сегодня уже не может являться гарантом безопасности перед лицом новых вызовов и угроз.

Таким образом для того, чтобы предотвратить ядерного столкновения и ядерной войны был заключен ДНЯО, создана МАГАТЭ и была выдвинута идеи Зоны, свободной от ядерного оружия.

РЕГИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД К НЕРАСПРОСТРАНЕНИЮ – ЗОНЫ, СВОБОДНЫЕ ОТ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ ВАЖНЕЙШИЙ ФАКТОР В СИСТЕМЕ ЯДЕРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Одним из важнейших проблем международной безопасности является проблема нераспространение ядреного оружия и разоружения. Эта проблема возникла после того, как СССР, Великобритания и Франция стали обладателями ядерного оружия, США стали добиваться заключения международного соглашения о предотвращении его дальнейшего распространения. Советский Союз с самого начала поддержал эту идею, опасаясь появления ядерного оружия в Европе. Таким образом, в глобальном масштабе появлялась необходимость контроля над распространением ядерного оружия с помощью международных договоров и организации, такими как, Ирландская резолюция.[6] ГА ООН, Договор о нераспространении ядерного оружия от 12 июня 1968 г. МАГАТЭ и.т.д.

Параллельно с процессом глобального решения задачи ядерного распространения с середины 50-х годов получила развитие идея регионального подхода к нераспространению, выразившаяся в усилиях отдельных стран и регионов по образованию зон, свободных от ядерного оружия. Идея ЗСЯО с начала была в виде предложении. Например, в 1956 году бывший Советский Союз предложил идею безъядерной зоны в Европе, видя в этом цель недопущения размещения американского ядерного оружия на подступах к границам стран, входящих в Варшавский Договор. В 1957 году министр иностранных дел Польской Народной Республики Адам Рапацкий выдвинул на Генеральной Ассамблее ООН предложение о создании зоны, свободной от ядерного оружия в Центральной Европе, охватывающей территории ФРГ, ГДР, Польши и Чехословакии (План Рапацкого). Президент Финляндии Урхо Калеви Кекконен 28 мая 1963 г. предложил объявить безатомной зоной Север Европы («план Кекконена»). Несмотря на практическое не воплощение в жизнь, эти идеи играли определенную роль в становлении концепции безъядерных зон как важной меры по нераспространению.

Практическая реализация идеи ЗСЯО начала с заключением в 1968 году Договора о нераспространении ядерного оружия, так как статья VII гласит: «Никакое положение настоящего Договора не затрагивает право какой-либо группы государств заключать региональные договоры с целью обеспечения полного отсутствия ядерного оружия на их соответствующих территориях». [7]

Создание зон, свободных от ядерного оружия (ЗСЯО) является региональный подход к укреплению глобального ядерного нераспространения и разоружения консолидировать международные усилия в направлении мира и безопасности.

Обобщая определения ЗСЯО, приведенные в разных аналитических источниках и официальных документах можно определить ЗСЯО так:

ЗСЯО эта та зона, в котором страны или отдельно взятая страна обязаться не производить, не приобретать, не испытывать и не обладать ядерным оружием.

Ныне в мире существует пять регионов, свободных от ядерного оружия. Условия создания каждой зоны во всех случаях различаются, однако все из них запрещают разработку, производство, владение, испытание, приобретение и принятие ядерных вооружений. Первая в мире безъядерная зона была создана в Латинской Америке (Договор Тлателолко), затем последовало подписание Договора Раротонга, объявившего безъядерной зоной южную часть Тихого океана, Бангкокского договора о создании

безъядерной зоны в Юго-Восточной Азии, Договора Пелиндаба о безъядерной зоне в Африке и, наконец, Договора о безъядерной зоне в Центральной Азии. Эти зоны создались в региональном масштабе. Такие зоны существует и в национальном уровне. [8]

Национальные безъядерные зоны создаются путем принятия деклараций или внесения соответствующих изменений в законодательства отдельных государств. Впервые по этому пути пошло государство Палау, расположенное в Тихом океане, которое в 1982

году внесло подобное положение в свою конституцию. Некоторые страны, такие как Монголия и Австрия, объявили о своем неядерном статусе, не заключая дополнительных соглашений с другими государствами, Новая Зеландия и Филиппины сначала присоединились к региональному международному соглашению, а после этого объявили о создании безъядерных зон на своей территории.

Австрия и Монголия декларировали свой безъядерный статус, введя особый закон, запретивший производство, хранение, транспортировку и испытания ядерного оружия. Монголия дополнительно ввела запрет на транспортировку и хранение ядерных отходов. Новозеландское законодательство пополнилось нормой, которая запрещает заход в территориальные воды страны любого судна, имеющего ядерную энергетическую установку или оснащенного ядерным оружием. Новая Зеландия также запрещает приземляться на своих аэродромах самолетам, несущим ядерное оружие. Филиппины дополнили национальную конституцию соответствующей статьей.

Ныне существующие зоны, свободные от ядерного оружия охватывают почти 50% существующих государств в политической карте мира. Еще недавно секретариат ООН получил от постоянного представительства Ирака сообщение от 2 сентября 2010 года, к которому прилагается текст документа с изложением позиции, озаглавленный «Создание на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного оружия». [9] Это утверждает тот факт, что роль ЗСЯО в обеспечении национальной и международной безопасности возрастает. Но ЗСЯО не должны препятствовать использованию ядерной науки и технологии в мирных целях и может также способствовать, если это предусмотрено в договорах о создании таких зон, двустороннем, региональном и международном сотрудничестве в области мирного использования ядерной энергии в зоне, в поддержку социально-экономического, научного и технологического развития государств-участников. Президент Казахстана Н.Назарбаев утверждает, что предпринимая законные и жизненно важные для всего человечества меры контроля в сфере ядерной безопасности, международное сообщество не должно игнорировать глобальные тренды в области энергетики и высоких технологий. Поэтому необходим разумный баланс между глобальными усилиями в сфере борьбы с ядерным терроризмом и легитимными с точки зрения международного права ядерными программами. [10]

В обеспечении международной ядерной безопасности ЗСЯО играет положительную роль и является самым оптимальным вариантам предотвращения ядерного распространения и вооружения. Как региональный подход к нераспространению, ЗСЯО в конце концов должны приведет к глобальной разоружении, как сказал Президент Узбекистана И.Каримов: «…путь к глобальной безопасности лежит через обеспечение региональной безопасности, иначе говоря, путь к глобализму — через регионализм». [11]Но как сказал Н.Назарбаев в этой области есть некоторые проблемы. По его мнению безъядерным зонам приходится годами дожидаться признания со стороны официальных ядерных государств и принятия соответствующих протоколов. И все это на фоне неоднократных заявлений глобальных держав об их искреннем стремлении к безъядерному миру. Он предлагает незамедлительно обсудить вопрос о международно-правовом статусе безъядерных зон, предусматривающем как гарантии безопасности, так и соответствующие преференции государствам-участникам. [12]

ЗОНА, СВОБДНОЙ ОТ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ – ВКЛАД В ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАНОГО И УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ

Создание в Центральной Азии зона, свободной от ядерного оружия было выдвинуто Президентом Республики Узбекистан И.Каримовым на 48-й сессии ГА ООН 28 сентября 1993 года. «…Реалии современного мира таковы, что безопасность одной страны не может быть обеспечена за счет другого государства, региональную безопасность нельзя рассматривать в отрыве от проблем всемирной безопасности. Исходя из этого Узбекистан выступает за полную ликвидацию ядерного оружия, за эффективное действие и продление без срока Договора о нераспространении ядерного оружия. Наша республика активно будет участвовать в подготовительных переговорах к Конференции по продлению действия этого Договора. Узбекистан является убежденным сторонником объявления Центральноазиатского региона безъядерной зоной.

Мы также намерены ответственно провести необходимые переговоры о присоединении к Конвенции по запрещению химического оружия и по проблемам запрещения бактериологического оружия. Узбекистан считает, что необходим международный контроль за распространением в Центральноазиатском регионе химического и бактериологического оружия». [13]

Президент Узбекистана 1996 году на встрече государств-членов ОБСЕ в Лиссабоне еще раз подтвердил значимость создания а ЦА ЗСЯО. «Мы просим поддержать инициативу Узбекистана, с которой мы обратились с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН. Речь идет об объявлении безъядерной зоной Центральноазиатского региона, где соседствуют отдельные государства, которые не скрывают своих планов приобщиться к ядерному оружию». [14]

Инициатива Республики Узбекистан была полностью поддержана нашими соседями — Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном и Туркменистаном на основе Алма-Атинской декларации, принятой в феврале 1997г. Этот документ создал атмосферу политического доверия в области ядерного нераспространения.

Значительным событием на пути создания безъядерной зоны явилось проведение 15 сентября 1997г. в г.Ташкенте Международной конференции «Центральная Азия — зона, свободная от ядерного оружия», в ходе которой были высказаны позитивные оценки усилиям государств региона, стремящимся расширить районы планеты, где ядерное оружие, ядерные взрывные устройства будут запрещены навсегда. По итогам конференции была создана Региональная экспертная группа (РЭГ) для подготовки соответствующего договора.

С 1997 по 2002 гг. при активном содействии Департамента ООН по вопросам разоружения и экспертов МАГАТЭ проведен ряд рабочих встреч группы в городах Женева, Ашгабад, Ташкент, дважды — в Саппоро и в Самарканде. В ходе последней встречи 27 сентября 2002г. в г.Самарканде была достигнута договоренность о проведении церемонии подписания Договора в г.Семипалатинске. Во второй половине 2002г. в штаб-квартире ООН были проведены две консультативные встречи с экспертами «ядерной пятерки» (Великобритании, Китая, России, США и Франции), по итогам которых в проект документа были внесены существенные поправки и предложения.

7-9 февраля 2005г. в г.Ташкенте была проведена седьмая встреча РЭГ, в ходе которой была согласована общая позиция стран Центральной Азии по тексту Договора с учетом предложений и комментариев стран «ядерной пятерки», МАГАТЭ и Департамента по правовым вопросам ООН.

В результате ряда встреч этой группы при активном содействии и под эгидой ООН был подготовлен Договор о создании в Центральной Азии такой зоны. 8 августа 2006 года в Семипалатинске (Казахстан) Договор был подписан пятью государствами.

В соответствии с Договором, государства-участники взяли на себя обязательства по запрету производства, приобретения и размещения ядерного оружия и его компонентов или других ядерных взрывных устройств на своих территориях. Вместе с тем, Договором не запрещается использование энергии в мирных целях. Новая безъядерная зона имеет особенности: это первая такая зона в Северном полушарии, она имеет общую продолжительную границу с двумя государствами, обладающими ядерным оружием – Россией и Китаем, на территории одного из участников Договора – Казахстана в течение 40 лет – с 1949 по 1989 годы – действовал Семипалатинский ядерный полигон, на котором в общей сложности было произведено около 500 испытательных ядерных взрывов.

В отличие от других зон, сохранение ЦА в качестве зоны, свободной от ядерного оружия имеет актуальное значение. Это, в частности, связано со следующими обстоятельствами:

Регион непосредственно граничит с двумя ядерными державами;

Существование вокруг региона нестабильных ядерных государств и государств, стремящихся к обладанию ОМУ, а также активизации в нем террористических и экстремистиских группировок. «Наш регион практически со всех сторон окружен государствами, обладающими ядерным оружием. Центральная Азия уязвима для ядерной угрозы», — подтверждает Президент И.Каримов. [15]

Милитаризация ЦА (иностранные военные базы) и геополитическая борьба великих держав. Кандидат политических наук, доцент Национального Университета Узбекистана Ф.Ф.Толипов подчеркивает: «Сегодня мы можем с уверенностью утверждать, что являемся свидетелями, условно говоря, третьей Большой игры после первой – между Россией и Великобртанией в начале ХХ века и второй – между Россией/Советским Союзом и США в 1979-1989 гг. в Афганистане».[16]

В обеспечении эффективности сохранения ЦА в качестве ЗСЯО, следовало бы обратится внимания на следующее:

Создание региональных институциональных механизмов. «Необходимо признать, что технология создания зоны, свободной от ядерного оружия, сама по себе не решит задачу обеспечения безопасности региона. Должен быть сформирован такой механизм, который мог бы задействовать все функциональные возможности зоны для предотвращения угрозы распространения», — утверждал Президент И.Каримов.[17]

Экспортный контроль. По этому поводу предлагается идей о создании Международного учебного центра по ядерной безопасности. В рамках предполагаемого центра можно было бы проводить все необходимые полевые занятия и теоретические семинары. Центр усилил бы потенциал Центральной Азии в области совершенствования систем экспортного и внутригосударственного контроля, учета и физической защиты ядерного материала. [18]

Добиться официальных гарантий от ядерной пятерки к государствам ЗСЯО.

Ядерное оружие больше не является фактором стабильности, а угрозой международной безопасности, ввиду появления террористических и экстремистских группировок. Для государств ядерное оружие может быть фактором сдерживания противника. Государства стремятся обладать ядерном оружием со следующими соображениями:

Обеспечение внешней безопасности, т.е. защититься от внешнего нападения противника;

Престиж на мировой арене;

Популярность внутри своих стран или получения внешнеполитических уступок от других держав;

Но для террористических группировок – это предпочтительное оружие. То есть применения ядерного оружия является самым эффективным и разрушительным способом в достижении своих корыстных целей. В условиях активизации террористических и экстремистских группировок вокруг региона сохранение в ЦА зоны свободной от ядерного оружия приобретает все больше значения.

Примечания:

1) Михаил Троицкий. Уйти от сдерживания // http://www.globalaffairs.ru/number/Uiti-ot-sderzhivaniya-15014

2) Генри Киссенджер. Дипломатия. М: «Ладомир», 1997. С – 445.

3) Современные международные отношения. Учебник / Под. ред. А.В.
Торкунова. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1999.

4) Актуальные вопросы ядерной безопасности. Изд-во «Иван Федоров». Томск 2010 С. 139.

5) Слипченко В.И. Ядерное сдерживание – миф ХХI века // Безопасность: Информационный сборник фонда национальной и международной безопасности.2001, № 56. С. 14 — 17.

6) Ирландская резолюция была одобрено ГА ООН в декабре 1961 г. Эта резолюция была первым официальным выражением интереса великих держав к достижению ядерного нераспространения. Ирландская резолюция призывала к заключению соглашения о нераспространение ядерного оружия, согласно которой ядерные державы должны были взять на себя обязательство не передавать контроль над своим ядерным оружием и не передавать технологическую информацию, в то время как неядерные государства обязуются не предпринимать усилий для производства или обретения контроля над ядерным оружием каким-либо другим способом.

7) Договор о нераспространении ядерного оружия // www.armscontrol.ru/start/rus/docs/npt.htm

8) Ядерное оружие и национальная безопасность. Институт стратегической стабильности. М.: 2008. с. — 163.

9) Текст сообщения от 2 сентября 2010 года, полученного от постоянного представительства республики Ирак // IAEA. Атом для мира. GC(54)/INF/11 16 сентября 2010 года

10) Назарбаев Н. Глобальный мир и ядерная безопасность // http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1270206120

11) Выступление на специальном торжественном заседании Генеральной Ассамблеи по случаю пятидесятой годовщины Организации Объединенных Наций, Нью-Йорк, 24 октября 1995 г.

12) Назарбаев Н. Глобальный мир и ядерная безопасность // http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1270206120

13) Выступление на 48-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Нью-Йорк, 28 сентября 1993 г.

14) Выступление на встрече глав государств-членов ОБСЕ. 3 декабря 1996 г.

15) Речь Президента Узбекистана И.Каримова на совместной сессии палат нового парламента 28 января 2005 г.

16) Толипов Ф. Большая стратегия Узбекистана в контексте геополитической
и идеологической трансформации Центральной Азии. Т.: Фан. 2005. С. — 53.

17) За безопасность и устойчивое развитие. Выступление на Международной
конференции «Центральная Азия — зона, свободная от ядерного оружия»,
15 сентября 1997 г.

18) Назарбаев Н. Глобальный мир и ядерная безопасность // http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1270206120

___________________________________

Ботир Бахадиров, студент IV курса
Национального Университета
имени Мирзо Улугбека,
факультета философии,
направления политологии

Источник — ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1292329020

Смысл Астаны. Итоги саммита ОБСЕ

Спустя неделю после окончания саммита ОБСЕ в Астане официальный восторг от результатов встречи не спадает. И действительно, окончание саммита подписанием Астанинской декларации, безусловно, является победой мероприятия, учитывая многочисленные споры вокруг ее содержания. Ведь отсутствие итогового документа как такового означало бы провал двухдневной встречи глав государств и правительств 56 стран евразийского континента.

Однако появившийся на свет документ также не внушает надежды на возможность решения всех наболевших за 11 лет проблем. Скорее, напротив, он еще больше проявил всю непримиримость объединенных под единым крылом ОБСЕ сторон и мнений. И усилил сомнения в возможности объединенной работы всех государств во имя достижения поставленных много лет назад целей

Итоговое обсуждение текста декларации заняло как минимум 12 часов. Однако сам процесс внесения поправок в ее содержание продолжался все дни встречи. За время подготовки саммита и его работы было отработано около десятка вариантов документа. Обусловлено это, в первую очередь, значительными разногласиями между сторонами по ряду ключевых моментов, которые, по идее, и должны были содержаться в декларации и плане действий организации на ближайшие годы.
Судя по заявлениям главы МИДа РФ Сергея Лаврова, в декларации должно было быть зафиксировано положение о территориальной целостности Грузии, которое категорически не устраивало Россию. Недаром саммит раньше запланированного покинул президент Дмитрий Медведев, а позже, также ранее срока, — сам Лавров. Заявив напоследок, что «никто ничего не подписывал и подписывать не будет». Видимо, в документе должны были быть более четкие понятия относительно конфликта в Нагорном Карабахе и Приднестровского конфликта. Однако ни Грузии, ни Карабаха с Приднестровьем в нем не оказалось.
Содержание Астанинской, теперь уже памятной декларации — декларативного характера: оно фактически цитирует положения Хельсинкского заключительно акта. То есть нет ни одной нормы относительно нынешних конфликтных ситуаций на пространстве ОБСЕ.

С одной стороны, прогресс можно все-таки отметить — несмотря на все претензии, страны все же согласились переподтвердить свою приверженность пунктам Хельсинкского акта, которые провозглашают неприменение силы или угрозы силы, нерушимость границ и, что самое главное, территориальную целостность государств. То есть Москва согласилась с лоббировавшимся странами Запада понятием относительно грузинской территории.
С другой стороны, отсутствие четкости в констатации многих фактов дает возможность для вольной трактовки текущих конфликтов — признание суверенного права государств, уважение прав, присущих суверенитету, и обязательство невмешательства во внутренние дела позволяют сохранить текущий статус-кво без изменений и без каких-либо документально зафиксированных комментариев каждой из сторон.
Думается, что при наличии столь диаметрально противоположных мнений в пределах организации, обязанной принимать решения единогласно, консенсуса достичь вряд ли удастся. Ведь, по сути, речь идет не о согласии всех 56 стран, а о консенсусе лишь десятка основных игроков, которые, собственно, и «заказывают музыку». Остальные, несмотря на высокий статус суверенных, как ни крути, остаются лишь подпевалами.
Подобное положение вещей наиболее четко проявилось на примере Евросоюза, столкнувшегося в последние годы с радикальными разногласиями относительно будущего своих членов. Как минимум четыре государства-члена — Греция, Ирландия, Испания и Португалия — требуют спасения. (Афины и Дублин уже получили помощь от ЕС.) Однако спасением коллег фактически занимаются не все страны ЕС, а лишь доноры союза, основным из которых является Германия. Именно на плечи Берлина весной нынешнего года легло бремя по спасению Греции. И, по сути, именно от его доброй воли зависело, состоится ли банкротство Греции и Ирландии и будет ли вообще существовать ЕС, поскольку страны с неблагополучной экономической ситуацией всерьез задумывались о возможности выхода из Евросоюза.
Так что равноправие всех перед всеми даже в таком удачном интеграционном объединении, как ЕС, лишь декларируется.
Аналогичная ситуация и в ОБСЕ. При всеобщем равенстве в организации одни страны все-таки чуть-чуть равнее, чем другие. И именно они диктуют большую политику, поддерживаемую или не поддерживаемую другими государствами-членами.
Саммит в Астане это проявил в полной мере. Непринятие итогового документа означало бы фактический распад ОБСЕ. Именно для предотвращения этой угрозы страны-участницы нашли выход в упрощении текста декларации до приемлемого для всех содержания.
Однако подобный вариант в период, когда число конфликтов перманентно возрастает, а затянувшиеся не спешат разрешаться, лишь затягивает агонию. Необходима новая форма ОБСЕ, возможно, не консенсуальная. Ведь в случае, когда все участники стоят на позиции собственного эгоизма, ОБСЕ грозит превратиться в аморфное образование, принимающее пустые документы.
В этом, наверное, и заключается главное «историческое» значение саммита ОБСЕ в Астане, ярко проявившего все нарывы на теле Организации по безопасности и сотрудничеству на евразийском континенте.

Астана

Юлиана Жихорь

Источник — Новое поколение
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1292173380

WikiLeaks «взорвет» Центральную Азию?

Соседи Казахстана не остались белыми и пушистыми после обнародования на сайте WikiLeaks секретной дипломатической переписки. Из того, что уже размещено во Всемирной паутине, самые громкие разоблачения касаются Туркменистана, но есть любопытные моменты и в отношении Кыргызстана с Таджикистаном.

Кыргызстан попал в скандал благодаря авиабазе «Манас». В частности, опубликована запись разговора посла США в Кыргызстане Татианы Гфэллэр с послом КНР в Кыргызстане Чжаном Яньнянем 13 февраля 2009 года. В ходе встречи китайский посол намекнул американскому коллеге, что получение Кыргызстаном кредита в два миллиарда долларов от России «возможно», но при условии закрытия американской базы «Манас». При этом китайский посол дал дружеский совет: «Просто дайте им $150 миллионов в год наличными, и вы будете иметь базу навсегда». И не надо разрабатывать некие программы помощи стране.

Посол США в Кыргызстане прокомментировала публикацию секретных документов, появившихся на сайте WikiLeaks. Как заявила Татиана Гфэллэр, «я не могу ручаться за достоверность ни одного из этих документов, но я могу сказать, что Соединенные Штаты Америки глубоко сожалеют о том, что информация, которой надлежало быть конфиденциальной, получила такую огласку. И мы это осуждаем. Мы поддерживаем открытые дебаты по насущным вопросам общественной политики и стремимся к ним. Но бездумное опубликование документов без учета последствий не является способом начать такие дебаты», — заявляет посол США в КР.

В отличие от уклончивого ответа американского дипломата, начальник департамента информации МИД Таджикистана Давлат Назриев назвал материалы, опубликованные на сайте WikiLeaks, вымышленными и провокационными. «По нашему мнению, авторы некоторых стран, которым не по душе самостоятельная внешняя политика Таджикистана, направленная, прежде всего, на защиту собственных интересов, распространили ложную информацию о таджикском дипломате и внешнеполитическом ведомстве США. Мы официально опровергаем все эти сообщения, касающиеся Таджикистана», — отметил представитель внешнеполитического ведомства страны.

Такая реакция понятна — самое любопытное из переписки как раз касается непосредственного начальника Давлата Назриева главы МИД РТ Хамрохона Зарифи, бывшего посла Таджикистана в Вашингтоне. В депешах описывается, что в 2006 году посол Зарифи встречался с высокопоставленным чиновником из Госдепа. И, мол, после этой беседы была достигнута договоренность, что посол будет выполнять американские инструкции по «замене» президента Рахмона. И сам в будущем возглавит страну, а пока США пролоббируют вопрос о его назначении главой МИД РТ.

«Проамериканский таджикский политик согласился и просил стороны соблюдать строгую конфиденциальность этой встречи во имя исполнения стратегически важных задач, поставленных перед ним и его командой дружественной страной — США», — отмечается в сообщениях.

Не секрет, что Туркмения является самой закрытой страной из бывших постсоветских республик, а о жизни президента Гурбангулы Бердымухамедова известно крайне мало. Сайт WikiLeaks опубликовал документы из переписки посольства США в Ашхабаде с Госдепартаментом, которые приоткрывают завесу тайны над Туркменией. Документы относятся к 2008 году, и отправителем депеш значится Сильвия Рид Курран, которая с 2007 по 2010 год была заместителем главы миссии и временным поверенным в делах США в Туркменистане. Кстати, сейчас Сильвия Курран — генеральный консул США на Дальнем Востоке России.

Прежде всего, отметим, что в своих донесениях временный поверенный в делах США в Ашхабаде Сильвия Курран со ссылкой на иностранные источники в Ашхабаде сообщает, что яхта стоимостью в €60 млн, которая появилась на Каспии, это на самом деле подарок от российской компании «Итера». То есть речь идет о банальной взятке первому лицу государства Бердымухамедову за выгодные контракты.

Дипломат Сильвия Курран добавляет к своим депешам личностные характеристики Гурбангулы Бердымухамедова. Например, что он хотел «получить яхту побольше, похожую на ту, что принадлежит российскому олигарху Роману Абрамовичу, но такая яхта не смогла бы проходить через каналы, ведущие к Каспийскому морю, и потому Бердымухамедову пришлось согласиться на эту яхту».

Благодаря сайту WikiLeaks выяснилось, что коллекция автомобилей Бердымухамедова состоит из таких марок, как Bentley, Mercedes, Maybach, Range Rover и Cadillac Escalade.

Появилась и информация о семье президента Бердымухамедова. Сайт «Хроника Туркменистана» сделал собственный перевод одного из документов на WikiLeaks. В нем, в частности, говорится, что у Бердымухамедова есть жена-туркменка, которая постоянно проживает в Лондоне с 2007 года. Есть и русская любовница Марина, бывшая медсестра стоматологической клиники, где работал Бердымухамедов. У него две дочери и сын Сердар от супруги-туркменки и дочь-подросток от русской любовницы.

Старшая дочь замужем за Яшгельды Амановым. Он глава представительства Госагентства по управлению и использованию углеводородных ресурсов в Европе. Место постоянного проживания — Лондон. Его вторая дочь живет со своим мужем-дипломатом, работающим в посольстве Туркменистана в Париже. Местный туркменский предприниматель утверждает, что у этой дочери есть вилла на Лазурном Берегу на юге Франции.

По данным источников, Бердымухамедов тщеславен, подозрителен, осторожен, очень консервативен, опытный лжец, хороший актер и мстителен. Согласно данным неназванного источника, Бердымухамедову не нравятся Америка, Иран и Турция, но ему нравится Китай. Этот же источник уверяет, что «президенту не нравится президент Узбекистана — Каримов и Казахстана — Назарбаев».

Что касается Узбекистана, то ничего интересного по этой стране в сеть не выложено, но, как сообщает сайт «Кавказцентр», Джулиан Ассандж объявил, что у него есть достаточно аргументов против правительств центральноазиатских республик. Мол, есть некий источник — политический эмигрант из Центральной Азии, «который располагает огромным архивом преступлений против человечности в Центральной Азии, всего более 800 томов и 220 000 страниц, которых достаточно, чтобы усадить президентов на скамью подсудимых». И далее — «материалы содержат компрометирующие документы на президентов Узбекистана, Туркменистана и России, а также на членов их семей и ближайшее окружение».

Так что вполне возможно, что все еще впереди, и следующая волна компромата просто «взорвет» Центральную Азию.
Сергей РАСОВ

Источник — respublika-kaz.info
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=129187698

ШОС без Ирана. Шанхайская организация сотрудничества теряет динамику

Почему Китай и Россия не хотят видеть Иран в ШОС? Ядерное досье? Нет, просто не хотят брать на себя обязательства в отношении Ирана на случай нападения Соединенных Штатов и Израиля. Да и вообще, перед Вашингтоном в любом случае будет как-то неловко.

Ирану, похоже, членом ШОС уже не стать. Но для Ирана это, возможно, и к лучшему. На состоявшемся в конце ноября заседании Совета глав правительств Шанхайской организации сотрудничества Иран вновь не смог вступить в это региональное центрально-азиатское объединение. На этот раз ему было отказано под тем предлогом, что членом ШОС не может стать государство, находящееся под санкциями ООН. Интересно, что это необычное и странное условие членства появилось всего два года назад на саммите в Ташкенте с подачи России и Китая — специально для того, чтобы не допустить вступления Ирана в это объединение. Известно также, что в Астане близкий союзник Ирана Таджикистан пытался настоять, чтобы пункт о санкциях был изъят из итогового варианта положения о членстве в ШОС, однако ему не удалось этого добиться.

Таким образом, Иран, крупнейшая страна региона, в результате этой запретительной отговорки, которую Москва и Пекин продвинули, чтобы угодить Евросоюзу и США, не сможет практически никогда стать членом ШОС. Причем Иран нужен Шанхайской организации даже в большей степени, так как эта страна находится на важном перекрестке торговых путей Центральной Азии, обладает огромными запасами полезных ископаемых и финансовыми ресурсами, которых нет у многих членов шанхайской «шестерки», а также развитой и быстрорастущей экономикой. В результате значительно больше шансов на членство в ШОС появляется у Пакистана, разрываемого межплеменными и межконфессиональными конфликтами, на чью территорию вот-вот перекинется из Афганистана агрессия НАТО.

Шанхайская организация сотрудничества была основана в 2001 году лидерами Китая, России, Казахстана, Таджикистана, Киргизии и Узбекистана, и является крупнейшим региональным объединением в мире наряду с АТЭС, ЕС и НАФТА. Население ШОС составляет почти 1,5 миллиарда человек — это четверть всего населения земного шара, а территория — 30 млн км2, то есть 60% площади Евразии. Четыре азиатских государства — Иран, Пакистан, Индия и Монголия — имеют в ШОС статус наблюдателей, а Белоруссия и Шри-Ланка с конца апреля этого года стали «партнерами по диалогу», хотя мало кто из аналитиков всерьез понимает, что значит этот статус в ШОС. Страны Шанхайской организации сотрудничества производят 15% мирового ВВП. По официальным данным, за январь-август 2010 года товарооборот между государствами-членами ШОС вырос по сравнению с аналогичным периодом прошлого года более чем на 40%. Иран пытался вступить в ШОС практически с самого начала ее существования, считая это экономически и политически выгодным для себя. По мнению Тегерана, полноценное участие в ШОС позволило бы ему получить рынок сбыта для своей нефти и природного газа, легковых автомобилей, а также сельхозпродукции. Причем в середине «нулевых» годов руководители главных стран ШОС — России и Китая — активно поощряли это желание Ирана, заявляя о заинтересованности Шанхайской организации иметь в своем составе все крупные государства Центральной Азии. В 2008 году в Ташкенте президент России Дмитрий Медведев заявлял, что расширение состава организации за счет крупных держав «отвечало бы интересам ШОС и укрепило бы ее авторитет». Причем считалось, что наибольшие шансы на вступление из стран-членов имели Пакистан и Иран.

Однако по мере продвижения к возможному расширению ШОС все более усиливались скрытая геополитическая конфронтация и углубление противоречий между интересами ШОС и НАТО, ШОС и США. И в этом геополитическом раскладе возможное включение в организацию Ирана вызывало в Вашингтоне чрезвычайно резкую эмоциональную реакцию в отношении шанхайской «шестерки», хотя и без практического ее воплощения. Поэтому по мере нарастания давления на Иран со стороны США и одновременно все более заметного дрейфа российского руководства в сторону Запада и НАТО, заявления кремлевских лидеров о возможности вступления Ирана в ШОС стали все более расплывчатыми и все менее понятными. А после того, как летом 2010 года президент России Дмитрий Медведев заявил об отказе поставлять Тегерану зенитно-ракетные комплексы С-300, стало ясно, что членство в ШОС Ирану вообще «не светит», несмотря на его экономическую мощь и удачное географическое положение. То есть Москва сделала свой выбор, согласившись стать помощницей Соединенных Штатов в их борьбе с единственной страной Средней Азии, не подчиняющейся диктату Вашингтона, проводящей независимую внешнюю и внутреннюю политику и не позволяющую американским компаниям грабить ее природные ресурсы.

На последний саммит ШОС президент Ирана Махмуд Ахмадинежад даже не был приглашен из опасений, что его обвинения в адрес агрессивной политики США могут придать саммиту антиамериканский оттенок. Перед встречей в Ташкенте в 2008 году Тегеран специально разослал всем государствам Шанхайской «шестерки» ноты о желании президента участвовать в работе этого саммита. В Ташкенте Ахмадинежаду хотелось получить поддержку соседей перед опасностью все более серьезных санкций, а заодно еще раз заявить о желании Ирана войти в ШОС. Однако в результате консультаций между ключевыми игроками шанхайской «шестерки» и председательствующим тогда в ОБСЕ Казахстаном Ахмадинежад получил вежливый отказ, так что на саммите от этой страны присутствовал глава МИДа Манучехр Моттаки.

На последней встрече глав правительств в Душанбе присутствовал 1-й вице-президент Ирана Мохаммад Реза Рахими, который еще раз высказал желание своей страны стать членом ШОС. Более того, комментируя намеченные на ближайшие годы планы этой организации развивать экономические связи и транспортную инфраструктуру региона, Рахими заявил, что без участия его страны реализация большинства совместных проектов ШОС, в частности, в вопросах транзита грузов, будет нереальна. «Поэтому на следующем саммите в Москве мы намерены поставить вопрос о принятии Ирана в члены ШОС. Если нам будет отказано в этом вопросе, то мы сделаем соответствующие выводы», — заявил Рахими.

В последнее время Шанхайская организация стала все более заметно утрачивать свою ведущую роль и притягательность в глазах многих азиатских государств. Несмотря на высокий торговый и транспортный потенциал, из-за нерешительности России и особой позиции Китая этот потенциал на протяжении почти десяти лет остается практически неиспользованным. Непростые отношения и внутренние противоречия между странами-членами ШОС не позволяют им не только выработать новые способы сотрудничества, но и воплощать в жизнь даже те решения, которые были приняты ранее. Так что в этом смысле, оставаясь вне рамок ШОС, Иран ничего не проиграл, а может быть, даже и выиграл, поскольку имеет возможность торговать и развивать двусторонние экономические связи со всеми странами региона, не задумываясь о том, являются ли они членами ШОС или нет.

Да и все государства-члены шанхайской «шестерки» нередко забывают о возможностях многостороннего сотрудничества в рамках своего объединения и развивают в основном двусторонние отношения. Китай сотрудничает по отдельности с Таджикистаном и Киргизией, а Казахстан с Таджикистаном. Однако Китай также активно развивает торговлю и с Ираном. Не обращая внимания на санкции ООН, Китай использует отсутствие конкуренции на иранском рынке, который из-за санкций покинули многие европейские и азиатские страны.

Да и сами страны-члены ШОС в последние годы накопили друг к другу множество взаимных претензий — территориальных, ресурсных и торговых. Например, Таджикистан и Узбекистан не только никак между собой не сотрудничают, но наоборот, стремятся подорвать взаимные усилия в развитии своих экономик. В последние месяцы отношения Душанбе и Ташкента вообще скатились до уровня чуть ли не «холодной войны», чему никак не мешает их членство в ШОС . Узбекистан почти что автоматически выступает против всех водно-энергетических проектов Таджикистана и строительства крупных ГЭС в этой стране, а заодно в Киргизии. Особенно активно противятся узбекские руководители завершению строительства Рогунской ГЭС на реке Вахш в Таджикистане, поскольку считают, что ее пуск вызовет нехватку воды и серьезные экологические и экономические проблемы в низовьях этой реки — в Узбекистане, Казахстане и Туркменистане. В то же время для Душанбе запуск энергоблоков Рогунской ГЭС, которую начали строить еще в 70-е годы, позволит не только решить проблемы энергоснабжения республики, но и начать активную продажу энергии в Афганистан, Пакистан, Индию и Китай.

По разным сведениям, вопрос Рогунской ГЭС обсуждался и на последней встрече глав правительств ШОС в Душанбе, но так и не был решен. В конце прошлого года Узбекистан в знак протеста против планов Таджикистана достроить ГЭС на реке Вахш вообще покинул объединенную энергосистему Центральной Азии. В результате прошлой осенью и зимой Таджикистан испытывал жестокий дефицит энергии и был вынужден импортировать ее у соседей, поскольку из-за позиции Узбекистана транзит энергии в Таджикистан из Туркмении стал невозможным.

В последнее время на первые позиции в ШОС начинает все активнее выдвигаться, вытесняя Россию, Китай. Он быстро набирает экономический вес и выходит на второе место среди мировых экономик, заменив Японию. Недавно Пекин выделил для фонда экономических проектов ШОС 10 млрд. долларов, чего не может позволить себе никакая другая страна региона, включая Россию. Пекин также предложил Киргизии 3 млрд. долларов за то, чтобы она закрыла находящуюся в стране американскую военную базу, которая называется Центром транзитных перевозок и обслуживает натовскую группировку войск в Афганистане. Кроме этого, Китай активно сотрудничает с каждой страной шанхайской «шестерки» в отдельности, а также развивает военно-техническое сотрудничество с Ираном.

Да и вообще следует признать, что само понятие ШОС становится все более аморфным. Государства-члены не отличаются особой внутриорганизационной дисциплиной. Так что членство в этой организации не мешает им торговать с кем угодно, в том числе и с Ираном. Например, Таджикистан, находящийся в жестком противостоянии с Узбекистаном, активно строит вместе с Ираном вторую очередь Сангтудинской ГЭС и готов привлечь иранцев к участию в проектах возведения Шуробской и Даштиджумской ГЭС. Таджикистан также вовлекает Иран в создание единой электроэнергетической системы с участием Пакистана. Иранские компании в Таджикистане строят железнодорожные и автомобильные дороги, участвуют в создании свободных экономических зон, инвестиционных и бизнеспроектах. Иранские бизнесмены объявили о готовности проинвестировать встроительство завода в Таджикистане по производству цемента предприятия по добыче и обработке драгоценных и полудрагоценных камней.

Причем отчетливое сближение Таджикистана и Ирана идет на фоне все более заметного охлаждения отношений Душанбе с Москвой, несмотря на то, что между странами имеются тысячи нитей глубокой взаимосвязи политического и торгово-экономического характера. Только одни денежные переводы из России достигают по объему треть валового внутреннего продукта Таджикистана. И дело тут не только в культурной, языковой, религиозной и исторической близости таджиков и персов, но и в том, что российские лидеры своей прозападной политикой отталкивают от себя государства Центральной Азии.

Так что сегодня становится ясно, что Иран, оставаясь вне рамок Шанхайской организации сотрудничества, имеет значительно большую свободу действий. По крайней мере, экономически он волен выбирать себе партнеров из значительно большего числа возможных кандидатов и на условиях, которые устраивают только его. А, имея в числе партнеров Китай, одного из экономических гигантов XXI века, он оказывается даже в более выигрышной позиции, чем если бы развивал сотрудничество с Россией. Хотя бы потому, что китайские лидеры не подвержены влиянию США и НАТО.

Раджаб Сафаров
Источник — Завтра
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1292128920