Лидеры Киргизии и элита страны доверяют Турции

Реха Йылмаз, доцент кафедры Международных отношений
Университета Чанкыры Каратекин (Турция), кандидат политических наук

События в Киргизии свидетельствуют, что отсутствие энергетических ресурсов вовсе не означает отсутствия внимания к этой стране мироразделяющих сил. Есть много других геополитических, стратегических, сквозных интересов превращающих в данном случае Киргизию в эпицентр холодной войны в Центральной Азии. Ведь не случайно именно эта страна стала очередным объектом революции (пролитая кровь не позволяет происходящие политические смены власти последних лет определить как бархатный).

Киргизия с географической точки зрения является не только сердцем Азии, но и всей Евразии. То есть, сила, укрепившая свое место в Киргизии может легко дотянуться до всей Евразии. По этой причине Киргизия занимает центральное место в борьбе за сферу влияния глобальных сил. Это обстоятельство наряду с другими важными элементами, содержит большие опасности для страны.

В географии, где идет борьба глобальных сил очень сложно сохранить политическую стабильность и государственную целостность. Поэтому киргизские власти, пытаясь проводить политику баланса между мироразделяющими силами, разрешив размещению на своей территории как американских, также российских военных баз намеревались сохранить стабильность и мир в регионе. Вопреки этому последнее время страна столкнулась с социальными и политическими столкновениями, дважды гражданским переворотом была изменена власть.

Для предотвращения периодичного повторения этой ситуации был избран путь парламентского правления, в результате проведенного референдума было создано препятствие для сосредоточивания власти в одних руках. Таким образом, были произведены изменения в законодательстве страны создающие основу для новых переворотов. Но, этнические столкновения, произошедшие 10-11 июля на юге страны между киргизами и узбеками спровоцировали опасность не только демократической системы Киргизии, но также целостности страны. Сложившаяся ситуация стала угрожающим элементом не только для Киргизии, а также для всего тюркства Центральной Азии. Несмотря на все проблемы, Киргизия провела первые демократические выборы и мир, стабильность, развитое будущего связала с результатами этих выборов.

В этом новом этапе самый большой вклад вносит Турция, реализуя экономические, социальные и культурные проекты.

Есть много мнений по поводу причин событий в Киргизии. Особенный упор при этом делается на деятельность внешнего фактора. Но, не предложено оправдание в пользу влияния социальных проблем на события, возникшие на общественной базе. Политические, экономические и дипломатические эксперты, подходя к вопросам из собственных перспектив, выдвинули классические причины.

В корне проблемы можно рассмотреть не способность грамотного управления общим экономическим разладом, политической разрозненностью и культурными трениями.

Вместе с тем, за кулисами июльских событий нужно отметить отсутствие государственной идеологии охватывающий все народы страны и результаты его влияния на киргизские власти. Отсутствие идеологии сделало невозможным реализации действенной молодежной политики, формирование общей культуры, способности совместного образования. Подобная ситуация создала глубокий раскол между народами проживающими в стране.

Другая причина, лежащая под киргизскими событиями это эрозия духовных ценностей связывающих народы в прошлом и способствующей совместное проживание в будущем. Пустоту, появившуюся в результате этой эрозии заполнили радикальные течения с ближневосточными корнями как селефиты, ваххабиты и шииты. Под влиянием этих движений в киргизском обществе произошли расколы и разрывы. Отдельно в стране под лидерством политиков серьезно развился национализм, и возросло недружелюбное отношение к другим народам.

Взгляды киргизского общества относительно событий в стране, в общем подтверждают вышесказанное. На Конференции согласия прошедшей в 1-2 октября в Киргизии лидеры киргизского и узбекского народов отметили основные причины возникшей проблемы-

1. Социально-экономические проблемы.

2. Политический хаос последнего времени и безвластие.

3. Борьба внешних сил за сферу влияния в стране.

4. Духовная эрозия.

5. Отсутствие идеологии в стране и управленческие проблемы, связанные с этим.

6. Отсутствие молодежной политики в стране.

7. Ежедневный рост маргинальных, националистических движений, трения между религиозными группами.

Для разрешения проблем в первую очередь требуется достижения национального единства и мира в обществе в Киргизии. Для его утверждения необходимо развитие культуры совместного проживания. Для ее реализации очень большой груз ложится на ведущих лидеров страны, НПО, управленческой и гражданской элите. Они должны направить общество, особенно молодежь к правильному пути, успешно реализовывать общественную политику.

Второе это политическая стабильность. В этом вопросе выборы, прошедшие 10 октября имеют важное значение для будущей Киргизии. Нужно хорошо оценивать эти выборы — пять партий вошедшие в парламент должны суметь создать Правительство Национального единства. Но вырисовывается не очень то хороший результат. В ситуации сложной для сформирования правительства и неопределенность политики толкает политические группы к маргинализации. По этой причине проведение выборов и вхождение в новый парламент много представителей разных сил еще е говорит о воцарения стабильности в Киргизии.

Поэтому для внедрения новой системы здоровыми подходами нужно получать помощь от таких стран как Турция, имеющая многолетнюю практику парламентской системы управления. В противном случае, неизбежно возникновения политического хаоса и новых переворотов.

Третье это экономическое развитие. Этот фактор связан с другими условиями.

Если реализуются другие элементы, то экономическое развитие произойдет само по себе. Для достижения экономического развития Киргизии неизбежно экономическое единство Центральной Азии. Это единство получит поддержку от международной общественности нежелающей столкновений в регионе. Для его реализации может быть потребность в Совете Тюркского Сотрудничества для роста сотрудничества в Центральной Азии. В случае правильной реализации Совет с точки зрения развития региона будет иметь серьезные вклады в сохранение мира и стабильности. Первым делом нужно подготовить единую программу развития и экономического сотрудничества между странами региона. Турция неоднократно заявляла, что окажет любую техническую поддержку для его реализации.

Четвертое, не дожидаясь формирования правительства президент собрав вместе влиятельных лиц со всех частей страны и политических лидеров должен создать национальную идеологию государства. Новая концепция потребует изменение социального и правового строения, предоставление обществу нового статуса и узаконивания.

Пятое, нужно проводит правовую реформу, запрещающую деятельности группировок, зачинщиков раскола и противостояния в киргизском обществе. Но эти внедрения не должны быть применены к силам, выступающим против духовного растления, не ограничивать права и свободы человека. Нужно поддерживать и расширять деятельность Министерства по вопросам религии.

Шестое, Турция должна укрепить свое влияние в регионе, внедрять свой опыт в полезных и реальных проектах. В этом вопросе нужно получать поддержку от университетов Манас и Ала Тао, Министерства по религии и других добровольных общественных организаций. Нужно проводить сотрудничество между университетами Турции и Киргизии, особенно создавать совместные центры исследования и практики, поддерживаемые TİKA, TÜRKSOY, YUNUS EMRE VAKFI, TÜRK KALKINMA AJANSI.

Как страна первая признавшая независимость Киргизии, Турция не ожидая взаимности с начала проблемы протягивала ей руку помощи. Последнее время Турция внесла серьезные изменения в курсе внешней политики, достигнутые успехи в этом вопросе Анкара смогла сделать более смелые шаги, способные повлиять на курс международной политики.

Один из которых связан с Киргизией. Турция принимает большие усилия для не повторения столкновений между киргизами и узбеками, имевшее место в июле и подобных проблем в Центральной Азии.

Действия Турции показывают себя в экономических, социальных и политических областях. Выделено 21 тыс. доллар кредита для восстановления учебных и лечебных заведений в регионах столкновений.

С другой стороны для восстановления социального согласия, сокращения отсталости страны до минимума, примирения сторон и дальнейшего их совместного проживания 1-2 октября была проведена Конференция Межэтнический диалог- консенсус и диалог. Поддержкой Президента Киргизии Розы Отунбаевой оба народа, пострадавшие в этих столкновениях были посажены за круглый стол вместе для обсуждения причин проблемы и пути ее разрешения.

Эта конференция демонстрировала программу Анкары в поддержке Киргизии во всех отраслях. Не случайно, что свидетельством тому является то, что самой важной темой конференция был вопрос усердной и активной дипломатии Турции. Прибытие министра иностранных дел Ахмеда Давутоглы для участия в Иссык-Кул после Нью-йоркского вояжа и сразу после конференции отбытие в Сирию, а далее продолжение своего пути по другой программе получила большую симпатию и поддержку на конференции.

Конференция сыграла большую роль в выявлении настоящих причин проблемы. Среди них были отмечены социально-экономические проблемы, политический хаос последнего времени и безвластие, борьба внешних сил за сферу влияния в стране, духовное растление общества, отсутствие идеологии и управленческие проблемы, связанные с этим, отсутствие молодежной политики в стране, ежедневный рост маргинальных, националистических движений, трения между религиозными группами.

Для устранения этих проблем были предложены определение идеологии государства, устранение законодательных и политических оснований способных создать национальную рознь, проведение активной молодежной политики, активная деятельность религиозных и общественных лидеров в обществе, проведение мероприятий для развития экономики страны, проведение мероприятий для оздоровления демократии после парламентских выборов, создание базисных и социальных отраслей в регионах конфликта, использование кредита в сумме 21 млн. долларов в целях восстановления этого региона и проведение еще одной конференции в Стамбуле для внедрения решений принятых на конференции, роста межэтнического диалога.

Источники вышеназванных проблем, пути их разрешения и достигнутые результаты показывают, что Турция сумевшая взять под свой патронаж все аспекты Киргизской паутины в дальнейших этапах будет уместным инициатива Анкары в разрешение имеющихся проблем. Конференция показала, что политические и общественные лидеры Киргизии, элита страны доверяют Турции в разрешении проблемы и ожидают более активных действий в этом направлении.

Справятся новые киргизские власти с ситуацией в стране?

Несмотря на все неудачи, Киргизия смогла провести 10 октября парламентские выборы в стране. Особенно невмешательство правящих сил на процесс выборов, не использование подконтрольных их источников, признание результатов голосов, несмотря на получение меньше голосов, сыграла большую роль в развитии демократической культуры в Киргизии.

В результате выборов 120 депутатов парламента представляют 5 партий – националистическая Партия Ata Yurt (проакаевская партия) 28 мест, проправительственная Социал-демократическая партия 26, пророссийская партия Ar-Namıs 25, Республиканская партия 23, проправительственная социалистическая партия Ata Mekan 18 мест в новом парламенте .

Как отмечают международные наблюдатели, впервые в истории Киргизии власти определились без применения силы и законно. В документе распространенном офисом Демократических образований и прав человека ОБСЕ говорится , что пусть не в полной ожидаемой мере , но в Киргизии парламентские выборы были проведены в рамках демократических правил. Несомненно, выборы не были идеально демократичными. Особенно не обеспечено представление в парламенте этнических групп и женщин. Но правительственные силы не саботировали результаты выборов и их признание, что есть серьезный шаг для киргизской демократии.

Последующий этап будет еще сложнее. Особенно если учесть политическую нестабильность внутри страны, то формирование Правительства Национального Единства из представителей партий, вошедших в парламент есть самый правильный выбор. Но это кажется очень сложным. Политические взгляды партий вошедших в парламент различны, общественные слои, поддерживающие каждую партию и планы на будущее каждой силы противоречат друг другу.

Тем не менее, единое правление или создание коалиционного правительства также кажется чрезмерно трудным. Не большой количественный разрыв депутатов парламентских партий, правовые пустоты в вопросе создания правительства еще более осложняют процессы. Даже после формирования правительства вновь может возникнуть необходимость новых выборов. Потому, что согласно киргизским законам ни одна политическая партия в отдельности или две партии вместе не имеют право формировать правительство.

Вместе с тем, самая большая вероятность в связи с формированием правительства это может быть временное коалиционное правительство, сформированное партиями Социал-демократов, республиканцев и Ата Мекан. Эта правительственная коалиция может быть принят как самый приемлемый вариант для Киргизии. По причине поддержки партиями временного правительства и его решений возможно успешное продолжение процесса демократизации.

В противовес этому формирование правительства проакаевской националистической партией Ата Юрт и пророссийской партией Ар-Намыс обещавших в случае прихода к власти изменить Конституцию и вернуть президентское правление несет риск очередных катаклизмов для Киргизии. Но эти партии не имеют шанса без участия третьей партии сформировать правительство, что и оставляет шансы для новых демократических перспектив для страны.

источник — http://www.ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=768

Салафитская модель – идеальная для прихода к власти

Предоставляем вашему вниманию интервью с директором «Института диалога цивилизаций» (Прага), экспертом по вопросам исламоведения и современного исламского экстремизма, Тарасом Черниенко.

ПРАГА, 30 ноября. Caucasus Times: — Как известно боевики на Северном Кавказе сегодня сплотились вокруг провозглашенного их лидером Доку Умаровым Имарата Кавказ. Данная организация отнесена к числу террористических организаций. По крайней мере, в России. На какую идеологическую платформу опираются лидеры Имарата Кавказ и существует ли связь между северокавказскими подпольем и международными террористическими организациями, такими как «Хизб-ут-тахрир» в центральной Азии и «Аль-Каида» на Ближнем Востоке?

Тарас Черниенко: Ваххабиты (которые имеют самоназвание салафитов, то есть ревнителей чистоты Ислама времен первых сподвижников – салафов) составляют ядро вооруженной оппозиции на Северном Кавказе.

В силу специфики самого их учения, как политической партии, организованной под религиозной вывеской и имеющей сектантскую структуру они смогли сплотить значительное число сторонников среди представителей других северокавказских народов.

Они претендуют на монопольное обладание истиной и призывают к беспрекословному повиновению своим вождям, будучи не в праве обсуждать их морально-нравственную сторону. Подобная идеология, естественным образом, будет осуществлять вооруженную экспансию (как это было с первых дней ее становления в Хиджазе, на Аравийском Полуострове), считая правомочными агрессивные действия в отношении всех, кого они считают чужаками – а это любой, кто не принадлежит данной секте и проводит в жизнь политику, отличную от ее установок, как бы плоха или хороша она ни была. Таким образом, ваххабитское ядро кавказского сопротивления – самое агрессивное, лучше остальных организовано и обеспечено за счет существенных зарубежных вливаний.

Благодаря своему имиджу, своим временным тактическим успехам, простоте лозунгов, общей пассионарности ваххабиты способны сплотить вокруг себя большое число последователей и союзников из других оппозиционных группировок, с которыми их временно роднят общие цели и задачи. Что мы собственно и наблюдаем на всем постсоветском пространстве, особенно на Северном Кавказе, на примере Имарата Кавказ.

Салафизм лежит в идеологической основе движения Аль-Каида, однако, есть еще одно обстоятельство, способное объединить вокруг него и другие партии – например, «Хизб-ут-тахрир» (в религиозной основе которой лежит традиционный ислам суннитского толка) или «Талибан» (выросший из суфийского ордена Накшбандийа). Сюда же могут примкнуть и более малочисленные группы просалафитской направленности – такие, как «Джундулла», «Сипахсалар-е Сахаба», «Лашкар-е Таййиба», действующие в основном в Южной Азии, и прочие. Этим обстоятельством служат общие для всех реваншистские настроения, отражающие общие чаяния возрождения былого могущества Халифата, вследствие чего перечисленные группы можно классифицировать как джихадистско-халифатистские (по исповедуемой ими политической доктрине и методам ее реализации). Пока мы не можем говорить о наличии у них единого координационного центра, однако, такая перспектива не за горами. Ведь доктрина Халифата основана на беспрекословном повиновении тому мусульманину, кто сумел первым захватить трон, без оглядки на методы узурпации власти и его личные нравственные качества. Подобные «критерии» справедливы и в отношении более мелких командиов – амиров. Поэтому когда институты амирата укрепятся в достаточной степени, представители различных халифатистских групп легко преодолеют свои идеологические разногласия на основе этой самой доктрины, общей для них для всех и свято ими почитаемой.

Caucasus Times: — Помимо очевидных выгод – расширение географии войны на Кавказе, вовлечение в ряды боевиков представителей разных этносов, — что еще побудило Докку Умарова избрать салафитскую модель для построения своего Имарата?

Тарас Черниенко: Два главных аспекта – геополитический и личностный. В геополитическом плане салафитский Имарат легко вливается в ряды международного «джихадистского интернационала» — кстати, хороший пример того, каким образом спонтанно возникающие на местах группировки координируются со временем единым центром – сперва в рамках самой салафитской секты, в перспективе же – в масштабах более широкого мирового халифатистского движения. Это, естественно, позволяло ему рассчитывать на более активную помощь из-за рубежа – деньгами и оружием. В личном плане салафитская модель – идеальная для прихода к власти такой личности, как Умаров – не обремененной глубокими знаниями исламского богословия и не вдающейся в тонкости мусульманского права, дабы сверяться с положениями шариата в вопросе законности своих действий. Соответствие этим двум главным критериям – компетентности и справедливости – как я уже говорил, не требуется потенциальному салафитскому лидеру. Ему, согласно изложенному Мухаммадом бин Абдель-Ваххабом (основателем современного ваххабизма) в его собственных фундаментальных трудах, достаточно просто формально быть мусульманином и первым провозгласить себя амиром (повелителем, командиром) под зеленым знаменем Пророка, — остальные мусульмане на данной территории автоматически обязуются принести ему присягу на верность (бай’ат). Нарушение этой присяги, выраженное не только в отказе от беспрекословного повиновения своему лидеру, но и просто в обсуждении его личностных недостатков и соответствия его взглядов и поступков духу откровения Корана, рассматривается салафитами как серьезное нарушение религиозного законодательства (шариата). Это обеспечивает Умарову беспроигрышную позицию мусульманского авторитета, будучи некомпетентным в вопросах мусульманской теологии и права (фикха).

Caucasus Times: — Какие психологические приемы использует салафиты, для того чтобы вербовать новых членов? Какие категории населения можно включить в группу риска?

Тарас Черниенко: Характерной чертой салафизма является исламский буквализм. Некоторые исследователи именуют его исламским пуританизмом, но такое определение не совсем точно. Дело в том, что, говоря о пуританских взглядах в Исламе, мы должны понимать, что нет ни одного течения или секты в исламском мире, которая не призывала бы следовать по пути истинного Ислама Пророка Мухаммада и чистого откровения Корана. Разница заключается в понимании самой этой чистоты. Если для традиционного Ислама характерно восприятие прежде всего духа религии, то буквалисты настаивают как раз на примате буквы Закона, причем во всех аспектах – от ритуальных практик до этики ведения беседы и покроя одежды. Поскольку такого рода буквализм не характерен для откровения Корана, они компенсируют это, возводя предания (хадисы) практически на один уровень непогрешимости со Священной Книгой, в результате чего записи о частных случаях поступков и высказываний Пророка (зачастую недостоверные или характеризующие исключительный подход к ситуации) приобретают характер непреложного Закона. Фактически, получается, что не закон для Человека, а человек – для Закона, и в этом спор между традиционным мусульманином и салафитом напоминает споры Христа с фарисеями.

Caucasus Times: — На какую аудиторию рассчитан этот фарисейский подход?

Тарас Черниенко: Естественно, прежде всего – на ультраконформистскую, на людей с гипертрофированным желанием не подчеркнуть собственную индивидуальность, а, напротив, всячески нивелировать ее. Далее, ими эксплуатируется гипертрофированное желание человека непременно принадлежать к какому-нибудь коллективу, в данном случае – общине (джамаату), понятие которой у салафитов играет главную роль, в силу буквального толкования хадиса: «Длань Господня простирается над общиной». Такое желание происходит от комплекса собственной нереализованности или незащищенности. Будучи не в силах справиться с личными проблемами или с давлением со стороны государства, человек ищет поддержки в джамаате.

Caucasus Times: — Какая конечная цель? Есть ли у них общая цель и координация? Я имею ввиду, например салафитов в Таджикистане, в Чечне и Ираке?

Тарас Черниенко: Выше мы уже затронули вопрос о координации – остается лишь дополнить, что подобная ситуация характерна для всех регионов, в том числе – и перечисленных Вами. Дополним одним важным моментом. Если для халифатистов возрождение института халифата есть самоцель, то для ваххабитов нет существования без внешней вооруженной экспансии. Изначально эта секта была идеологией грабителей, поэтому она не остановится на достижении на конкретной территории халифатистской модели власти, а будет стремиться к мировому господству.

Caucasus Times: — Можем ли мы говорить о мировой исламской революции в песрпективе?

Тарас Черниенко: Это дело не сегодняшнего дня, так как у радикальных джихадистов нет единого координационного центра. Но давайте вспомним историю России: в 1905 году такого центра не было и у вооруженной антимонархической оппозиции. Тем не менее, уже на этом этапе борьбы многие антиправительственные партии действовали в ряде случаев сообща. До государственного переворота было еще далеко, но теракты 1904-1905 гг и ощущение собственного бессилия перед террористами заставили царя Николая пойти на определенные уступки и издать Манифест о гражданских свободах 17 октября. Сегодня страны Западной цивилизации играют роль предреволюционной российской монархии. И в ряде заявлений западных политиков мы уже прослеживаем откровенные уступки исламистам. Давайте теперь вспомним, что принес России 1917 год и подумаем о том, как быстро оппозиция сумела не только создать единый координационный центр, но и прийти в конечном итоге к однопартийности, в основном – путем физической ликвидации конкурентов в течение двух лет после прихода к власти в 1917. А учитывая явление компрессии времени, то есть то, что сегодня в единицу времени происходит на порядки больше событий, чем сто лет назад, можно смело утверждать, что нашему миру, находящемуся в состоянии «джихадистского 1905 года», не потребуется ждать целых двенадцать лет, чтобы прийти к состоянию 1917. Может, и пары-тройки лет будет достаточно.

Caucasus Times: — Какие страны на постсоветском пространстве можно включить в группу риска? Где созданы более благоприятные условия для радикальных исламистских группировок таких как «Хизб-ут-тахрир» и возникновения халифатистских государств?

Тарас Черниенко: Начнем с конца. Все условия для возникновения таких государств уже созданы. Если мы говорим о том, что энергичные западные державы могут проглядеть халифатистский реваншизм у себя дома, то, что говорить о традиционно менее поворотливых восточных соседях! Пока мы не видим тенденций к изменению ими политического курса, а значит, смена нынешних правительств «шариатскими» — это уже вопрос времени.

Теперь давайте доведем до логического конца аналогию с коммунизмом, вернее – с большевизмом и его временными союзниками по борьбе. Как и для современных джихадистов, для их идеологии были характерны идеи интернационала угнетенных и экспорта революции на все страны мира. Первая идея вызвала к жизни волну протестных настроений, сплотив немало боевиков в ряды революционных организаций, вторая же позволила этой волне не угаснуть, а, напротив, подпитывать саму себя. На сегодняшний день именно религиозные мусульмане подвержены протестным настроениям больше всех и, с учетом их религиозной пассионарности, представляют собой самый мощный боевой потенциал на планете, бочку с порохом, к которой осталось поднести фитиль. К факторам угнетенности относятся и общая социально-экономическая отсталость, и последствия политики колониализма в отношении большинства мусульманских земель. На это накладываются еще и собственные проблемы на уровне индивидов: ощущение социальной незащищенности, тотального беззакония со стороны властей, произвола коррумпированных чиновников, которые в устах салафитских проповедников выставляются в качестве пережитков безбожной власти, после свержения которой должно наступить всеобщее равенство и благоденствие. Знакомая картина, не правда ли? Мы помним, чем закончились в свое время утопические обещания коммунистических вождей, но – увы – мы также помним, с каким успехом все у них начиналось. Поэтому, говоря о нежизнеспособности модели салафитского рая на земле, мы должны не забывать и о том, что прежде, чем это станет понятно всем, они наделают в мире немало шума. Пока этому только способствует бездарная политика чиновников в Средней Азии и на Кавказе, большинство из которых имеет нулевой уровень религиозного образования. Как следствие, они не способны полемизировать с ваххабитами на идеологической почве, и вынуждены решать проблему с позиции силы (то есть, репрессивными мерами). Это имеет прямо противоположный эффект: принимая во внимание почитание мученичества как высшего проявления религиозности, органы правопорядка подобными мерами лишь заставляют мученический ореол светиться еще ярче над головой салафитов, что привлекает в их ряды десятки новых членов вместо каждого ликвидированного или заключенного. Ваххабизм сегодня – немногочисленная секта, но она является той идеологической платформой, которая отвечает чаяниям сотен миллионов мусульман, проживающих в разных частях планеты и подверженных протестным настроениям. Эти настроения, подпитываемые не только пропагандой изнутри, но и геополитическими факторами извне (войны на Кавказе, в Ираке, в Афганистане и т.п.), растут из года в год в геометрической прогрессии, что пропорционально увеличивает число потенциальных приверженцев данной идеологии. Ваххабитская идеология по сути своей наивна и невежественна, но никто из чиновников пока не удосужился заняться политпросвещением в достаточной степени, чтобы продемонстрировать окружающим его подлинную личину. Хуже того, от своих прямых обязанностей по религиозному воспитанию населения отказываются и представители традиционного мусульманского духовенства – Духовное Управление мусульман Северного Кавказа, например, закрывая мечети на все время кроме ритуальной молитвы под тем предлогом, чтобы в них не собирались ваххабиты, не отдает себе отчета в том, что оно манкирует своими прямыми обязанностями. Мечеть никогда у мусульман не играла сугубо роль храма, будучи всегда местом общих собраний, религиозных и научных диспутов. Отказываясь от лечения болезни джихадизма, Духовное Управление на Кавказе лишь загоняет эту болезнь вглубь, где в подполье она цветет пышным цветом: ведь ваххабитским джамаатам не нужен официальный статус (в получении которого традиционным мусульманским организациям также зачастую создаются препоны), и им не нужно помещение мечети: они могут (и даже предпочитают) собираться тайком на частных квартирах: там им никто не помешает промывать мозги неофитам. Единственный недостаток такого метода: подпольные квартиры труднее отыскать простому человеку, нежели мечеть, поэтому в своих духовных исканиях он имеет больше шансов прийти к традиционному Исламу. Но Духовные Управления помогают ваххабитам ликвидировать этот пробел, закрывая мечети и отказываясь от открытых дискуссий. А в том же Азербайджане ситуация еще горше: закрывая традиционные для азербайджанского народа шиитские мечети, государство долгое время закрывало глаза на деятельность в столице Баку ваххабитской мечети Абу-Бакра. В результате народ, религиозность которого десятилетия выжигалась коммунистами, сегодня имеет все меньше шансов вернуться в традиционную для него шиитскую школу Ислама. Зато ваххабитская проповедь цветет пышным цветом, на ее поддержку тратятся немалые средства из-за рубежа, и в столице Азербайджана (ранее – на 75% шиитском городе) число верующих мусульман сегодня на 50% — салафиты. Салафитские проповедники-азербайджанцы уже активно действуют и в Москве и Санкт-Петербурге, а также и на Кавказе, особенно яростно обрушиваясь на азербайджаноговорящий шиитский анклав в городе Дербенте (Дагестан). В результате, в Дербенте, Баку, Гяндже и других населенных пунктах ситуация доходила до вооруженных столкновений и терактов. Кому выгодна эта нестабильность? Во всяком случае, статистика показывает, что как раз в означенном регионе ситуация обострилась до предела (вспомним также недавние события в Андижане и Киргизии – успех партии «Хизб-ут-тахрир» в Средней Азии, которая при наличии благоприятных условий может слиться с салафитскими боевиками). Одним словом, 1917 год для джихадизма уже не за горами, и его призрак, как когда-то призрак коммунизма, давно уже бродит не только по Азии и Кавказу, но и по Европе.

Примечание :

Хизб-ут-тахрир — Хизб ут-Тахрир аль-Ислами (араб. حزب التحرير‎‎ — «Партия (исламского) освобождения») — организация, основанная в 1953 году в Иерусалиме судьёй местного шариатского апелляционного суда Такиуддином ан-Набхани.

В ряде государств Средней Азии и в России Хизб ут-Тахрир аль-Ислами считается террористической организацией. В то же время, ни США, ни большинство европейских государств, до настоящего времени не отнесли Хизб ут-Тахрир к числу структур, поддерживающих терроризм.

Аль-Ка́ида (араб. القاعدة‎‎, «основа», «база», «фундамент») — одна из самых крупных и известных международных террористических организаций ваххабитского направления ислама.

Создана во второй половине 1980-х, точнее в период с августа 1988 по конец 1989 года, при участии ЦРУ США в рамках операции «Циклон» по оказанию помощи афганским моджахедам в их войне против советского военного присутствия в Афганистане. После вывода войск СССР из Афганистана «Аль-Каида» направила острие борьбы против США, стран т. н. «западного мира» и их сторонников в исламских странах.

Целью организации является свержение светских режимов в исламских странах, создание «Великого исламского халифата»

После взрывов посольств США в столицах Кении и Танзании в 1998 году Аль-Каида приобрела статус террористической организации № 1 в мире. На счету «Аль-Каиды» — планирование и осуществление целого ряда крупных террористических актов, в том числе терактов 11 сентября 2001 года в США. Цепь событий, начавшаяся с нападения 11 сентября 2001 года, и связанная с деятельностью «Аль-Каиды» и мерами по её подавлению, известна как Война

Кавка́зский эмира́т (самоназвание Имарат Кавказ, также Северокавказский Эмира́т) — концепция создания исламского (шариатского) государства на территории Северного Кавказа. Кавказский эмират был провозглашён в октябре 2007 года президентом непризнанной Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ) Доку Умаровым

Фактически Кавказский эмират представляет собой сепаратистское исламистское подполье, охватывающее Дагестан, Чечню, Ингушетию, Кабардино-Балкарию и Карачаево-Черкесию, а также вооружённые отряды, действующие в горно-лесистых районах этих республик.

Различные группы (джамааты), составляющие движение, объединены религиозной идеологией и используемыми методами — вооружённой борьбой против российской государственности на Северном Кавказе, местных органов власти и российских силовых структур. В основе идеологии движения лежат идеи салафии (ваххабизм) и газавата.

8 февраля 2010 года Верховный суд РФ по заявлению Генпрокуратуры запретил деятельность Кавказского эмирата в России, признав организацию террористической 25 февраля это решение вступило в законную силу

Ваххаби́зм (от араб. الوهابية‎‎) — религиозно-политическое движение в исламе, оформившееся в XVIII веке. Ярлык «ваххабизм» употребляется оппонентами этого течения (как правило его сторонники называют себя салафитами). Ваххабизм назван по имени Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба ат-Тамими (1703—1792), являющегося последователем Ибн Таймийа (1263—1328).

Мухаммад ибн Абд-аль-Ваххаб полагал, что настоящий ислам практиковался только первыми тремя поколениями последователей пророка Мухаммеда («Аль-Саляф Ас-Салих»), и протестовал против всех последующих инноваций, считая их привнесенной извне ересью. В 1932 году последователи идей Абд Аль-Ваххаба в результате борьбы создали независимое арабское государство — Саудовскую Аравию.
Хади́с (араб. الحديث‎‎) — изречение (кауль), одобрение (такрир), образ (васфи) или действие (филь) пророка Мухаммада, сумма которых образует Сунну, являющуюся авторитетной для всех мусульман и составляющую одну из основ шариата. Хадисы передавались посредством сподвижников пророка. Слово «хадис» в переводе с арабского языка буквально означает «новый», «беседа», «предание», «рассказ» . В исламском богословии изучением хадисов занимается специальная наука — хадисоведение (усуль аль-хадис).

Хадис имеет две составные части: иснад (санад) и матн.
1.Иснад (араб. اٍسْنادٌ‎‎) — это цепочка людей, передававших друг от друга то, что сказал (совершил, одобрил) пророк Мухаммад. Иснад составляется от пророка или Сахаба или Таби’ий и до ученых, составивших собрания хадисов пророка Мухаммада. Часть иснада, которая ближе к нам, является его началом; часть, которая, ближе к пророку, является завершением иснада. Человек, упоминающийся в иснаде, называется равий. Иснад — это перечисление имен всех равиев, передававших хадис. Передача хадиса от одного равия к другому называется ривайат, а передаваемый хадис — марвий.
2.Матн (араб. مَتْنٌ‎‎) — это непосредственно то, что сказал (совершил, одобрил) пророк Мухаммад. Матн является основной частью хадиса. Матн следует после иснада. По существу, основой хадиса является матн. Иснад же является подтверждением того, что сказанное в матн принадлежит непосредственно пророку или Сахабу.

источник — http://caucasustimes.com/article.asp?id=20624

Карабахский процесс: дипломатия переходит на «второй путь»?

Алексей Синицын, главный редактор NET-FAX — NET-ФАКС:

— Ризван, нетрудно заметить, что в Азербайджан участились визиты влиятельных в армянстве персон: в Баку побывал католикос армян Гарегин II, настоятели армянских Епархий из разных стран, затем представители руководства АРФ «Дашнакцутюн», и даже армянской диаспоры. Очевидно, это надо рассматривать как некий политический симптом.

Может быть, это — зондаж позиций, изучение азербайджанских реалий, искреннее стремление понять, чем сегодня живет Азербайджанская Республика. А, может быть, это желание наиболее трезвой части армянского истеблишмента взять на себя ответственность за долгожданное разрешение карабахского конфликта вне формата дискредитировавших себя властных структур Армении. А, на Ваш взгляд, с чем, связана подобная активность различных крыльев мирового армянства?

Ризван Гусейнов, политический аналитик, журналист:

— Действительно, мало, кто пытался анализировать причины и успешность подобных визитов в Азербайджан влиятельных в мировом армянстве фигур. Фактически, после весьма успешного визита в апреле 2010 года в Баку делегации армянских духовных деятелей во главе с католикосом Гарегином II, открылась широкая возможность для представителей различных авторитетных армянских организаций побывать в Азербайджане. Здесь в Баку армянские представители имели возможность наглядно увидеть, какой же в действительности страной является Азербайджан, как развивается и чем живет. Стоит отметить, что на всех побывавших, по их словам, Баку и азербайджанские реалии произвели очень позитивное впечатление и развеяли массу ложных мифов и клише.

Так же здесь в Баку состоялся прямой диалог с азербайджанской стороной по различным проблемам армяно-азербайджанских отношений. Отрадно отметить, армянские представители особо отмечали высокий уровень и темпы развития Азербайджана, что позволило составить им свое мнение о нашей стране и поделиться им со своими коллегами, в том числе зарубежной армянской диаспорой, которая, в основном, судит об Азербайджане из армянских и иных СМИ. Реалии иногда оказываются очень не похожими на то, что пишут или говорят в прессе, к тому же люди несведущие и тенденциозно настроенные.

— В Баку проходил Международный форум по безопасности на Южном Кавказе, в котором также принимала участие армянская сторона. Ее представлял бывший посол Армении в России, ныне директор Аналитического центра глобализации и регионального сотрудничества Степан Григорян. У Вас была хорошая возможность пообщаться лично с ним. Прежде всего, что представляет собой этот человек как интеллектуальная личность? Насколько он обладает информацией по вопросам армянской диаспоры; карабахского конфликта; политического контента, в который помещена проблема этого самого конфликта?

— Степан Григорян имеет давние связи с азербайджанскими экспертами, политологами и бывал в Баку лет десять назад. Он — известный дипломат и эксперт, чье мнение уважается не только в армянской среде, но и за ее пределами. У него есть своя сформировавшаяся позиция относительно армяно-азербайджанского конфликта, армяно-турецких отношений, внутренних проблем Армении и путей интеграции в региональное сотрудничество. Свою позицию Григорян хорошо аргументирует, опираясь на важность регионального сотрудничества между Арменией и соседними странами. По его мнению, для того, чтобы успешно развиваться, Армении необходимо решить проблемы с соседями, в первую очередь с Азербайджаном и Турцией. Григорян считает, что это позволит ослабить зависимость Армении от внешних игроков в лице армянской диаспоры, России, которые, по его мнению, не всегда учитывают интересы стран Южного Кавказа.

Григорян не считает нужным в вопросе разрешения Карабахского конфликта делать акцент на обязательное достижение независимости Нагорного Карабаха. Он считает, что это — дело армянской и азербайджанской общин региона и многое здесь зависит от того, как Азербайджан сумеет найти язык с карабахскими армянами.

То есть, Григорян выступает за расширение двусторонних контактов между Арменией и Азербайджаном, между карабахскими армянами и азербайджанцами, при минимальном вмешательстве внешних посредников. Он обоснованно отмечает, что посреднические миссии направлены, в первую очередь, на обеспечение интересов различных держав, а не на разрешение конфликтов в регионе. Григорян предлагал в Баку начать налаживание трехстороннего сотрудничества между Арменией, Азербайджаном и Турцией, поскольку он уверен, что именно так можно разрешить все проблемы и взять под контроль процессы, идущие в регионе. При этом он большие надежды возлагает на Турцию, как страну с четко сформировавшейся внешней политикой, мировым авторитетом и развитой рыночной экономикой, устремленной на Запад.

— О г-не Григоряне я могу судить только по его не редким выступлениям в прессе и, конечно, по Вашему интервью с ним в «1news». Несмотря на то, что он был послом в России, все-таки он ориентирован на Запад. Так ли это и, главное, как все-таки Григоряну видится конечное разрешение карабахского кризиса?

— У Григоряна четко выраженный прозападный взгляд, ведь он был членом команды экс-президента Левона Тер-Петросяна, который связывал и сейчас связывает основные пункты развития Армении с Западом. Григорян считает, что усиление России в регионе не принесет сюда стабильности и разрешения конфликтов. По его мнению, следует удерживать баланс между Западом и Россией, а также усилить роль Турции и Ирана в региональных процессах. Конечное разрешение карабахского вопроса он видит в сотрудничестве Армения-Турция-Азербайджан, которые могут совместно договориться об условиях открытия армяно-турецкой границы и разрешения Нагорно-Карабахского конфликта. Без взаимного доверия и прямых диалогов между Баку, Ереваном и Анкарой, по мнению Григоряна, не решить тут ни одной проблемы.

— Вы с г-ном Григоряном обсуждали возможность налаживания трехсторонних контактов на уровне гражданского общества между Азербайджаном, Арменией, Турцией. И Вы сами, и Ваш визави, верите в эффективность подобного взаимодействия?

— Да, Григорян связывает большие надежды с таким трехсторонним диалогом на уровне гражданского общества. Я думаю, что, несомненно, подобные контакты потенциально эффективны. Я считаю полезной мысль Григоряна о том, что Армения-Турция-Азербайджан должны сами решать свои проблемы и внешние посредники ничего кроме своих интересов в этом процессе не защищают. К тому же именно внешние силы заинтересованы в том, чтобы бесконечно шли переговоры в частности по карабахскому конфликту: видимо, ничего более оригинального для обеспечения своих интересов они так и не придумали.

— И последнее, Ваша эмоциональная, внутренняя оценка общения со Степаном Григоряном. Убедили ли лично Вас контакты с г-ном Григоряном в том, что с этими людьми можно общаться, находить какие-то точки соприкосновения и, в конце концов, более или менее конструктивно сотрудничать? Извините за банальность, но так и хочется спросить: «Есть ли свет в конце туннеля?».

— Я считаю, что такие опытные и открытые к диалогу эксперты, как Григорян, должны принимать активное участие в налаживании контактов и попытках вместе разрешить проблемы. Всегда остается позитивное впечатление от общения с такими людьми. Но, главное, чтобы их инициативы имели реальную поддержку и не оставались лишь инициативами. Свет в конце даже самого длинного туннеля всегда есть. Главное, чтобы это точно был туннель, а не тупик.

— На каком этапе, по Вашему мнению, находится Карабахский конфликт — близким к мирному разрешению или к военному?

Ризван Гусейнов: — Я считаю, что ведущие державы, четко осознав, что Азербайджан не намерен уступать Нагорный Карабах, ищут ныне пути донесения этой информации до Армении и мирового армянства. Основными тремя модераторами переговоров являются Россия, США и Франция, где есть сильная и имеющая влияние на политические власти армянская диаспора. Поэтому эти три страны не могут или не хотят портить свои отношения с армянской диаспорой и лишаться ее услуг. Если эти державы не смогут найти выход из ситуации, то военный сценарий автоматически становится единственной альтернативой разрешения карабахского конфликта. И здесь не помогут никакие прямые контакты между руководством Азербайджана и Армении, потому, что, как минимум, официальный Ереван не принимает решения самостоятельно.

Руководство Армении выполняет решения, которые ей рекомендуются со стороны России, США, Франции, армянской диаспоры в этих и других странах. Ни у кого из этих субъектов карабахского процесса нет единого конструктивного мнения о путях разрешения карабахского конфликта. Поэтому я считаю бессмысленными переговоры с руководством Армении на данном этапе. Возможно, диалог азербайджанской стороны с руководителями зарубежной армянской диаспоры что-то прояснит, но и армянская диаспора не однородна и не сможет дать гарантии справедливого урегулирования карабахского кризиса.

Думаю, самым верным на данном этапе остается то, что делает Азербайджан — максимальный прессинг Армении во всех сферах. Он дорого обходиться зарубежной армянской диаспоре и странам, поддерживающим Армению. Эти внешние силы начинают уже задумываться над тем, как найти общий язык с Азербайджаном. Поэтому, по моему мнению, и зачастили ныне в Баку представители армянских структур: церковных, диаспорских, политических и гражданских.

Дело в том, что мертвая хватка Азербайджана на шее Армении может стать необратимым процессом, который потом уже никто не сможет остановить. Я думаю, что грядущий 2011 год покажет насколько серьезно мировое сообщество понимает, что Азербайджан может использовать силовой метод разрешения Карабахского конфликта. В этот раз позиции противоборствующих сторон явно не в пользу Армении, а тем более горстки сепаратистов Нагорного Карабаха.

источник — http://www.net-fax.org/index.php?article=news_269

Гарабах-Арцах всегда был в составе Азербайджана


Кандидат исторических наук Гезалова Нигяр


(О переводе Истории Гарабаха Мирза Джамала Джаваншира Гарабахского на английский язык Д. Борнотьяном)

Настоящая статья посвящена переводу Истории Гарабаха Мирза Джамала Джаваншира на английский язык американским ученым армянского происхождения Д. Борнотьяном. Прежде чем дать оценку этого перевода Д. Борнотьяна, хотелось бы отметить, что он является автором многочисленных статей и книг, посвященных истории Армении; его труды как и труды всех армянских историков проникнуты единой целью утверждения концепции о существовании Армянского государства на Кавказе за счет ущемления истории Азербайджана. В целом вся армянская историография, начиная с конца средних веков, пытается утвердить в исторической науке мысль о существовании армянского государства на территории Кавказа с древнейших времен.[1] Следует отметить заметную активизацию армянской пропагандийской машины в связи с возникновения армяно-азербайджанского конфликта.

Несомненно, труд Мирза Джамала Джаваншира[2] является одним из самых ценных и значимых первоисточников при исследовании истории Азербайджана XVIII-XIX в.в. В книге Мирза Джамала Истории Гарабаха кратко изложена политическая история Гарабаха с древнейших времен до 1828г. Мирза Джамал Джаваншир написал свой труд на фарсидском языке, но используя многочисленные азербайджанские выражения и термины. Следует отметить что, несмотря на то, что основная часть населения Южного Кавказа в XVIII-XIX в.в. говорила на азербайджанском языке, персидский язык все еще оставался языком государственного делопроизводства и частично литературы. Первый неполный перевод этого произведения был сделан А. Берже и напечатан в 1855г. в издававшемся в городе Тифлисе газете Кавказ (№61, 62, 65, 67, 68, 69). Первый перевод на азербайджанском языке был опубликован в 1959г.[3] Этот перевод был сделан с рукописи хранящейся в Рукописном фонде НАН Азербайджана (инв. № В-712/11603). Учитывая значимость публикуемого произведения в деле изучения истории Азербайджана XVIII-XIX в.в., Институт Истории Академии Наук Аз. ССР счел необходимым издать этот труд, как в оригинале, так и в переводе на азербайджанский и русский языки. В 1989 все труды по истории Гарабаха, в том числе и История Гарабаха Мирза Джамала были опубликованы в двух томном сборнике Qarabağnamələr.[4] В 1990г. в Анкаре был опубликован турецкий перевод.[5]

В последнее время стало известно о переводе этого труда Д. Борнотьяном на английский язык.[6] Свой интерес к этому источнику он объясняет особой значимостью этого источника при исследовании истории региона, а также утверждает, что якобы этот источник как многие другие ….. свидетельствующие о весомых военных и экономических позициях армян в регионе[7]. Проармянские позиции автора служат исходным пунктом при подходе к изучению истории региона (о чем свидетельствует краткое изложение его позиций в предисловии к переводу). Борнотьян исходит из предвзятой позиции, что азербайджанские исследователи якобы умышленно преуменьшали значение некоторых отрывков источника, в которых упоминается об армянском населении Гарабаха. Хотя он и не приводит каких-либо убедительных доказательств этого. Именно из этих позиций исходит Д. Борнотьян в своих многочисленных трудах посвященных истории Армении, и в ходе упомянутого перевода он многочисленными комментариями в тексте пытается следовать данной концепции, доходя иногда до самых абсурдных выводов.[8]

Перевод Д. Борнотьян снабжен предисловием, введением и многочисленными комментариями (которые в принципе сводят к нулю в принципе неплохое качество перевода самой рукописи), а также пятью картами. Борнотьян отмечая существование уже азербайджанского, русского и турецкого перевода этой рукописи утверждает что необходимость перевода возникла в связи с тем, что прежние переводы не отвечают должным требованиям, лишены необходимых комментариев и в них якобы отсутствуют целые отрывки этого источника.[9]

Касаясь вопроса о датировки рукописи, с которой осуществлялся перевод[10], Д. Борнотьян утверждает, что в азербайджанском, русском и турецком переводе эта рукопись датируется 1875г., тогда как он предлагает датировать рукопись 1877/78г.г. Следует отметить, что действительно если в первых переводах можно заметить эту ошибку то уже в сборнике Qarabağnamələr рукопись датируется 1877г. очевидно, что Борнотьян не знаком с этим сборником и тем самым «ошибка» якобы обнаруженная им не может считаться весомой.

Затем Борнотьян приводит свои интересные размышления о дате составления своего труда Мирза Джамал Джаванширом где он утверждает что наброски рукописи были готовы к 1847г. Автор, по мнению Борнотьяна, приступил к написанию своего труда намного раньше, а в 1847г. лишь дополнил его введением и заключительными разделами. В подтверждении этого он приводит такие примеры, что в тексте автор называет Аббаса Мирзу и Мехти Гули Хана без отметки покойный, а в заключительных разделах уже указывает покойный Аббас Мирза, покойный Мехти Гули Хан. В любом случае как замечет Борнотьян, незавершенная рукопись его труда уже была готова к 1845.[11] Исследователей всегда занимал вопрос, имело ли место заимствования Мирза Адыгезал бека у Мирза Джамала или нет. Борнотьян отмечает что Мирза Адыгезал бек[12] при написании своего более обширного труда по истории Гарабаха, использовал множество источников включая и Историю Гарабаха Мирзы Джамала.[13] В этом отношении следует заметить, что факт заимствований Мирзой Адыгезал беком у Мирза Джамала Джаваншира признается большинством исследователей[14], за исключением Али Гусейнзаде[15], который утверждает, что некоторое сходство в трудах этих двух авторов является лишь совпадением, и даже замечает, что если кто-то и заимствовал у другого, то это Мирза Джамала у Мирзы Адыгезал бека. На наш взгляд следует согласиться с мнением большинства исследователей, по-видимому, неполная рукопись Мирза Джамала была готова раньше 1847г.

Заслуживает внимания предположение Борнотьяна о существовании нескольких версий рукописи Истории Гарабаха. Эти рукописи как указывает Борнотьян, он условно называет: рукопись А –самая ранняя версия написанная между 1823-1844г.г.; рукопись В версия 1847г. представленная с некоторыми дополнениями Воронцову; и рукопись С – это копия рукописи 1847года сделанная переписчиком и которая в настоящее время хранится в Рукописном фонде НАН Азербайджана, и именно этот вариант использовался почти во всех азербайджанских, русских, турецких и английских переводах текста.[16] За исключением перевода А.Берже который, по мнению Борнотьяна также как и Мирза Адыгезал бек были знакомы с вариантом рукописи А.[17] Так в переводе А. Берже отсутствует вступление и посвящение Воронцову, а также заключительные главы и разделы имеющиеся в рукописи С. Тем не менее в переводе Берже есть некоторые параграфы которые отсутствуют в рукописи С, однако эти сведения повторяются дословно и у Мирзы Адыгезал бека. Тем самым возможно, что А. Берже и Мирза Адыгезал бек пользовались вариантом рукописи А.

В параграфе Армяне Гарабаха Борнотьян как и все армянские исследователи начисто отрицает историю региона в противовес всем очевидным фактам пытается всячески утвердить мысль о вхождении Гарабаха как и других Азербайджанских земель в состав армянского государства. Так он утверждает, что регион на западе и юге Куры, восточнее Хазара, и севернее реки Араз начиная с II в. до н.э. образовывал часть Армянского государства[18], и составлял часть древней Армянской провинции Арцаха и Ути.[19] Что является полным абсурдом, так как с IV в. до н.э. по VIII н.э. Арцах – это область Кавказкой Албании, самого древнего государства на территории северного Азербайджана. Впоследствии Гарабах-Арцах являлись неотъемлемой областью всех тех государственных образований, которые существовали на территории северного Азербайджана с древнейших времен и поныне.[20] Как и все армянские историки Борнотьян преподносит пять албанских меликств в Гарабахе как армянские. Многочисленные источники и объективные исследования профессионалов убедительно доказывают обратное. Историческая провинция Гарабах на протяжении всей истории была важным политическими, культурным, духовным центром осколочного албанского христианского населения сумевшего вплоть до позднего средневековья сохранить свое албанское самосознание. В отношении предлагаемых Борнотьяном картах предшествующих переводу, следует отметить, что исходя из антинаучных методов исследования он, продолжает армянскую тенденциозную традицию внедрения несуществующей Армении на территорию Кавказа и в частности за счет исконно Азербайджанских земель.[21]

Нашей задачей не являлось опровержение многочисленных заведомо ложных комментариев Борнотьяна. Надо отдать должное Борнотьяну который блестяще манипулирует историческими реалиями. Такой ловкий исторические прием (многочисленные доходящие до абсурда неверные комментарии к тексту) может смутить читателя не знакомого с действительными историческими реалиями. Таким образом, в свете вышеизложенного возникает определенная необходимость в скорейшей публикации этого и других азербайджанских источников на английском языке с достоверными комментариями азербайджанских исследователей что, несомненно, способствует восстановлению исторической правды.

Источники

[1] Что является абсолютной иллюзией и эфемерной выдумкой армянских лжеисториков, так как не о каком не только государстве, а даже хоть какой-либо значительной плотности армянского населения во всем Южном Кавказе вплоть до XIX в. не может идти речи.

2 Мы не станем давать подробных сведений о личности Мирза Джамала Джаваншира и оценки его труда, так как в этом отношении проделана уже большая рабата многими исследователями. Али Щусейнзадя XIX ясрин икинчи йарысында Азярбайъан тарихшунаслыьы, Бакы, 1967. Гарабаьнамяляр, Бакы, 1989, История Карабаха, Баку, 1959, и т.д.

3 История Карабаха, Баку, 1959

4Гарабаьнамяляр, Бакы, 1989

5 Mirza Cemal Cevansir Karabaghli “ Karabag Tarihi”, Ankara, 1990.

6A History of Qarabag, by George A. Bournoutian, Mazda Publishers, 1994.

7 A History of Qarabag, р.20

8 Так в комментариях к словам Мирза Джамала …один из потомков Ноя да будет мир над ним! – завладев и благоустроив эти вилайеты и земли, расположенные между реками Кура и Аракс…, стал управлять ими и назвал их Араном, так как его самого звали Аран, Борнотьян замечает- интересно отметить, что эти сведения Мирзы Джамала полностью совпадает с армянской традицией, согласно которой потомок Яфета, сына Ноя был отцом Армян, населяющих регион .(A History of Qarabag, р.36) Эти и другие попытки любым способом утвердить мысль о существовании армянского населения на Кавказе и в частности в Гарабахе прослеживается почти во всех комментариях к тексту предлагаемых Борнотьяном.

9 Здесь речь идет об одном единственном отрывке, который мы приводим здесь- … На третий день покойный Панах Хан захватил их крепость. Часть населения была перебита для устрашения других, и чтобы преподать урок, была сооружена башня из трехсот отрезанных голов в Сартелли на берегу реки Хачын. В данном отрывке речь идет о наказании Панах Ханом жителей Хачинского магала оказавших ему сопротивление. Не останавливаясь на причинах, почему этот отрывок был пропущен переводчиком, мы, тем не менее, абсолютно не можем согласиться с Борнотьяном усматривающих в этом попытку принизить роль армянского населения в Гарабахе. Во первых это обстоятельно доказано азербайджанскими исследователями что не о каком компактном проживании армян на Кавказе не может быть и речи вплоть до XIX в., здесь речь идет о жителях одного из албанских меликств. Во-вторых, жестокое обращение с населением было присущей чертой всех средневековых правителей, только таким способом они могли добиться полного покорения населения, таковы были законы того времени.

10 Интересно отметь, что Борнотьян во введении выражает благодарность Рукописному фонду АН Азербайджанской ССР за предоставление копии этой рукописи, в то время как азербайджанским исследователям невозможно получить рукопись из армянских архивов.

11 A History of Qarabag, by George A. Bournoutian, p.6-7.

12 Рукопись Мирза Адыгезал бека Qarabağnamələr датируется 1845г.

13 A History of Qarabag, р.6.; Мирза Адыгезел Бек написал свой труд Qarabağnamə на азербайджанском языке. Хотя по ошибочному утверждению Бороньяна, в предисловии к своему переводу, он написал свой труд на фарсидском языке (A History of Qarabag, by George A. Bournoutian, Mazda Publishers, 1994, p.11), что еще раз свидетельствует о недостаточном или, мягко говоря, невнимательном знакомстве Д. Борнотьяна с азербайджанскими источниками.

14 Qarabağnamələr, вступление В.Н. Левиатова, ст. 25-56; И.П. Петрушевский Очерки по истории феодальных отношений Азербайджана, ст.48; Ф. Бабаев История Гарабаха Мирзы Джамала, ст. 25

15 Qarabağnamələr ст.104-105.

16 A History of Qarabag, by George A. Bournoutian, р.7.

17A History of Qarabag, by George A. Bournoutian, р.7-8.

18 В действительности как отмечает Ф. Мамедова-Первое Армянское государство возникло в Малой Азии в VI в. до н.э. и просуществовало до 428г. (Гарабаг- Кюрекчайский договор-2000, Баку, 2005г., ст. 46.) Как видно Гарабах никогда не входил в состав Армянского государства, которое образовало далеко за пределами Кавказа и просуществовало столь короткое время.

19A History of Qarabag, by George A. Bournoutian, р.15.

20Гарабаг- Кюрекчайский договор-2000, ст 42-43.

21 Особой критики заслуживает карта №5, где игнорируясь, все исторические реалии азербайджанские земли Гарабаха, Зангезура и Нахичевани входят в состав несуществующей в то время Армении.


http://www.ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=767

Политические корни принятия на Руси Христианства

Теймур Атаев политолог Азербайджан

Немного истории. О росах

Согласно наиболее раннему из дошедших до сего дня древнерусских летописных сводов, Повести временных лет — ПВЛ (нач. XII в.), в 852 г., когда начал царствовать Михаил , стала прозываться Русская земля. Узнали мы об этом потому, что при этом царе приходила Русь на Царьград(1/а).

Речь идет о Михаиле III, византийском императоре с 842 г. А подразумеваются, как считают большинство исследователей, события 860 г. В т.н. Брюссельской хронике (хроника царствования византийских императоров) фиксируется, что 18 июня 860 г. пришли Росы на двухстах кораблях(2). Но византийцы не имели представления о происхождении нападавших. Одна из гомилий (речь, беседа) византийского богослова, патриарха Константинопольского того времени Фотия I озаглавлена На нашествие росов. Хотя, в отличие от заглавия, в тексте наименование напавших не называется. Но в самом начале гомилии вопрошается- Что за гнетущий и тяжкий удар и гнев? Откуда обрушилась на нас эта страшная гроза гиперборейская?(3). Под гиперборейцами античные авторы подразумевали легендарных жителей крайнего севера.

Здесь можно привести версию о более раннем происхождении термина Рос (839 г.). Сторонники которой обычно ссылаются на т.н. Бертинские анналы (летописный свод Сен-Бертенского монастыря, охватывающий историю государства франков с 830 до 882 гг.).- Пришли послы греков, отправленные от императора Теофила (византийский император Феофил, предшественник Михаила III, направивший в 839 г. посольство ко двору франкского короля (Людовика I Благочестивого — прим. авт.)…Он также послал с ними тех самых, кто себя, то есть свой народ называли Рос…Очень тщательно исследовав причину их прихода, император (Людовик I — прим. авт.) узнал, что они из народа свеонов (выходцы из Швеции)(4). По мнению историка Елены Мельниковой и ст. научного редактора издательства Советская энциклопедия Владимира Петрухина, в Бертинских анналах слово рос не только прямо почерпнуто от пришедших к Людовику росов, но и, вероятно, отражает самоназвание этой группы свеонов. Возможно, заимствованное у пришельцев и отражающее укомплектованными в значительной части выходцами из Скандинавии самоназвание дружин, сохранявших то же название с основой rops-, ранее ycвоенного финнами в форме ruotsi. Лишь позднее, по мере расширения связей, установления торговых и дипломатических отношений крепнущего Древнерусского государства с Византией, — резюмируют исследователи, — ее осведомленность о росах увеличивается. Под влиянием др.-русск. русь в середине Х в. появляется форма с корневым -у-, оказывающейся, однако, не в состоянии конкурировать с привычной формой. Одновременно слово ros усваивается греческим языком, вовлекается в греческую парадигматику (появляется склоняемая форма) и образует ряд производных- прилагательное rosicsos, хороним ROSIA и др(5).

Однако, в тех же Бертинских анналах король росов назван термином Каган (вспомним исторический Хазарский каганат; хазары — тюркоязычный кочевой народ)(4). В свою очередь, представляющий описание городов и земель к северу от Дуная т.н. Баварский географ (относящаяся к IX в. восточнофранкская таблица племен) помещает в списке рядом- Caziri ciuitates Ruzzi(6). Под первым наименованием основная масса исследователей видит хазаров, под вторым — руссов.

В этой связи, целесообразно обратить внимание на сказанное азербайджанским историком Алекпером Алекперовым. Ссылаясь на сочинение арабского географа IX в. Ибн Хордадбеха Китаб ал-масалик ва-лмамалик (Книга путей и стран)- а/изд. Де Гуе. Лейден, 1967, с.154 и б/изд. Н.Велиханлы, Баку, 1986, с.124, он пишет- Арабские историки, упоминавшие саклабов и использовавшие в той или иной степени данные Ибн Хордабеха, имели в виду под саклабами не славян, а булгар-огузов (т.е. тюрок)(7). Дело в том, что в одном из переводов этого произведения звучит следующая фраза- Если говорить о купцах ар-Рус, то это одна из разновидностей славян(9). Так вот со ссылкой на вышеприведенные издания А.Алекперов пишет (да простит меня читатель, но цитата заслуживает быть приведенной полностью)- Один из первых мусульманских историков, указавший на этническую принадлежность русов, ибн Хордадбех, писал- что касается купцов ар-рус, то это род саклабов. Анализ мусульманских источников позволяет утверждать, что саклабы для Ибн Хордадбеха, Ибн ал-Факиха, Ибн Фадлана и др. были булгарами, а не славянами. Поэтому, не случайно, что ал-Марвази, Ибн Халдун, Ибн Ийас родословную русов возводят к тюркам. Манипуляции норманистов и антинорманистов, ратующих за славянство руси, страдают лингвистическими натяжками. Ибо ни среди норманов, ни среди славян племени с корневыми р-с не имеется. Слово руотси, из которого норманисты выводят рус было не самоназванием шведов; их так называли финны. Также безосновательна гипотеза, связывающая происхождение этнонима рус со Средним Поднепровьем — с бассейном реки Рось. Собственно славянские поселения в этом районе прослеживаются лишь с XI в. Жители же берегов реки Рось называются в летописи не русь, а поршане(7, 8).

Как бы то ни было, в 867 г. Константинопольский Патриарх Фотий I в окружном послании восточным патриархам фиксировал следующий факт- Тот самый так называемый народ Рос, кто…подняли руки на саму Ромейскую державу, ныне…переменили языческую и безбожную веру…на чистую и неподдельную религию христиан. Тем самым, поставив в положение подданных и гостеприимцев вместо недавнего против нас грабежа. Причем настолько воспламенило их страстное стремление и рвение к вере, что приняли они у себя епископа и пастыря и с великим усердием и старанием встречают христианские обряды(10). Говоря другими словами, Фотий проинформировал восточных патриархов о планах русов креститься. О некоей связке событий 860 г. и крещении также говорит другой византийский источник-Потом (860 г. — прим. авт.) набег росов (это скифское племя, необузданное и жестокое), которые опустошили ромейские земли. После же возвращения русов домой…вскоре прибыло от них посольство в царственный город, прося приобщить их Божьему крещению. Что и произошло(11).

Варяги, Киев и Новгород

В преддверие же сей ситуации имели место быть другие немаловажные события, на что указывает ПВЛ: если в 859 г. варяги из заморья взимали дань с чуди (древние прибалтийско-финские племена — прим. авт.), и со словен (Новгородская область — прим. авт.), то в 862 г. изгнали варяг за море, прекратив плату дани. И начали сами собой владеть, вслед за чем наступил этап войн друг с другом. Это привело к походу за море к варягам, называвшихся русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы. Встретившись с которыми сказали руси чудь, словене, кривичи и весь- Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами. Просителям не отказали, и сел старший, Рюрик, в Новгороде. От тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же — те люди от варяжского рода, а прежде были словене.

К 862 г. относится и первое датированное упоминание о существовании Киева. В ПВЛ помещено придание о трех братьях, что построили город в честь старшего из них и назвали Киев. Жители данной земли именовались полянами. Так вот на пути в Царьград (862 г.) Аскольд и Дир (из окружения Рюрика) увидели Киев и остались в нем, собрали у себя много варягов и стали владеть землею полян.

Тонкость тут в том, что с VIII в. скандинавы осваивали торговый путь из Скандинавии через Восточную Европу в Византию, называемый в ПВЛ — из Варяг в Греки и из Греков по Днепру. Древнерусский памятник блестяще описывает этот маршрут: Балтийское море — р.Нева — Ладожское озеро — р.Волхов — о.Ильмень — р.Ловать (последние три протекают (в т.ч.) через Новогородскую область); затем дважды волоком (перевал в верховьях рек различных бассейнов) — р.Западная Двина — р.Днепр — Черное море; далее, вдоль побережья Болгарии до Константинополя. Причем речь также идет и о Западном пути: через море Варяжское (древнерусское название Балтийского моря — прим. авт.) можно плыть до Рима, а от Рима приплыть…к Царьграду. Здесь же описание и Восточного водного пути- из Руси можно плыть по Волге в Болгары и в Хвалисы (древнерусское название Каспийского моря — прим. авт.), и на восток пройти (практически территория Арабского Халифата). Таким образом, налицо — важнейшее геополитическое значение греко-варягского маршрута, следовательно, и прилегающих к пути территорий.

Не случайно, получивший княжение от Рюрика — родич его Олег (фактически регент сына Рюрикова — Игоря) — в 882 г. направился в Киев, и, расправившись с местной властью, сел, княжа, в Киеве, промолвив- Да будет это мать городам русским. Установив при этом варягам давать дань от Новгорода(1/а). По утверждению зампредседателя Новгородского общества любителей древности Сергея Трояновского, главная цель этого похода заключалась в политическом оформлении важнейшего экономического маршрута (путь из варяг в греки), в котором, наряду со скандинавами, были заинтересованы и новгородцы. Т.к. в географическом отношении именно Киев являлся центром этого пути, будучи удобным для базирования и контроля за окружающей территорией(12). Как пишет в преломление к этому (да и не только) эпизоду российский историк Владимир Миндолин, в истории Древней Руси между Киевом и Новгородом Великим наблюдается постоянное соперничество, в котором выражает себя конфликт региональных интересов. И хотя, со слов исследователя, в 882 г. начинается формирование единого культурно-исторического пространства от Новгорода до Киева; возникает единое государство…непрочно еще это единство. Т.к. в 980 г. тем же самым путем пойдет из Новгорода к Киеву со своей новгородской, варяжской дружиной князь Владимир. Осадит Киев, доведет осадой до голода…и утвердится в городе. Как обручем будет стянуто это огромное пространство от Новгорода Великого до Киева. Но понадобится еще третий обруч, стянуть который предстоит одному из сыновей Владимира — Ярославу (в 1016 г.) — он снова шел на Киев с новгородцами и варягами(13).

Но мы забежали чуть вперед, поэтому вернемся в 882 г. После захвата Олегом Киева, власть княжества постепенно признали Полоцк, Смоленск, ранее подвластные хазарам ряд народностей. Вслед за чем объектом устремлений князей стала Византия.

Русо-византийские взаимоотношения

Согласно ПВЛ, в 907 г. пошел Олег на греков…и много другого зла сделали русские, в связи с чем византийцы стали просить мира. В том же году был подписан мирный договор. Если коротко охарактеризовать результаты не отраженной ни в одном византийском источнике кампании 907 г., Византия согласилась с выплатой как единовременной контрибуции, так и периодической дани Руси; дала добро на содержание русского посольства, предоставив весомый торговый статус для руссов(1/а). Ряд исследователей, включая выдающегося основателя новой науки этнологии Льва Гумилева, выдвинули гипотезу, что под походом 907 г. в ПВЛ отражаются события 860 г. Если брать за основу эту версию, то, с учетом печальнейших для византийцев итогов 907 г. (по летописи), становится понятным вышеприведенная, в преломление к набегу русов 860 г., констатация Фотием I гнетущего и тяжкого удара.

Та же ПВЛ под 912 г. помещает информацию о направлении Олегом мужей своих заключить мир и установить договор между греками и русскими (события 911 г., но летописная дата возникла вследствие начала нового года с 1 марта). В целях удостоверить всегда существовавшую между христианами и русскими дружбу с удостоверением ее по вере и по закону нашему. Дружба определялась, как навсегда непревратная. Всего в договор вошло тринадцать статей. Одна из них касалась союзной помощи грекам со стороны Руси- в случае набора в войско и эти (русские) захотят почтить вашего царя, и сколько бы ни пришло их в какое время, и захотят остаться у вашего царя по своей воле, то пусть так будет. Также был включен пункт о порядке службы русов в византийской армии. Византийский император Лев VI почтил русских послов золотом, шелками, драгоценными тканями. Им продемонстрировали церковную красоту, обучая вере своей и показывая истинную веру, после чего правитель отпустил их в свою землю с великою честью.

Следующий договор русов с византийцами попадает на 944 г. (по результатам походов уже оперившегося князя Игоря). Первый, неудачный, датируется 941 г. Среди причин чего летопись ненавязчиво преподносит неверие руссов- Много святых церквей предали огню, монастыри и села пожгли и по обоим берегам Суда захватили немало богатств. К слову, описывая один из предшествовавших безуспешных походов русов, автор ПВЛ употребляет фразу- Разметало корабли безбожных русских. Второй же поход Игоря (943 г.) без военных столкновений завершился заключением в 944 г. мирного договора с византийцами, выплатившими дань- Великий князь русский и бояре его пусть посылают в Греческую землю к великим царям греческим корабли, сколько хотят, с послами и с купцами, как это установлено для них. В целом договор нес военно-торговый характер, регулировал условия пребывания и торговли русских купцов в Византии. Важным в договоре являлся пунктом о взаимопомощи- О Корсунской стране (подразумевается Херсон, Херсонес — древнегреческий полис на юго-западном побережье Крыма. Вошедший в состав Византийской империи в V в. Херсонес (Корсунь) в IX в. стал одной из военно-административных областей Византии — прим. авт.). Да не имеет права князь русский воевать в тех странах, во всех городах той земли, и та страна да не покоряется вам, но когда попросит у нас воинов князь русский, чтобы воевать, — дам ему, сколько ему будет нужно. В случае нападения на Корсунскую страну…черных болгар (часть булгаров, тюркских кочевых племен), князю русскому предоставлялось право не пускать их(1/а). (Херсонский акцент выделяется автором сознательно, т.к. он сыграет немаловажную роль на этапе принятия Русью христианства). Анализируя договор, директор Института российской истории Андрей Сахаров констатирует официальное заступление Руси на место Хазарии как союзника Византии на северных берегах Черного моря. Отмечая фактическое согласие Константинополя на превращение устья Днепра, Белобережья, острова Святого Елферия в русскую сферу влияния. Овладев же ключевыми позициями в районе Восточного Крыма, русские форпосты окружили византийские владения в этом регионе с севера, востока и запада(14).

Русские владения вплотную подошли к хазарским границам.

Вместе с тем, в ракурсе договора 944 г. представляется целесообразным отметить один нюанс. В заключение говорится о клятве соблюдать его. С раскрытием- Те из нас, кто крещен, в соборной церкви клялись…А некрещеные русские кладут…оружие, чтобы поклясться (значит, крещение, пусть и не массовое, уже не было нонсенсом для русов). Здесь можно отметить, что в том же году Игорь принял решение пойти на древлян, желая взять с них еще большую дань. Древляне же убили его. После смерти Игоря, править стала его супруга Ольга, как регент наследника престола Святослава. Она оказалась серьезным администратором, установив точный размер взимаемой в пользу Киева дани — уроков (оброков) и периодичность их сбора (уставы). В этих целях она лично отправилась в новгородские и псковские земли. В целом, подвластные княгине территории были поделены на административные единицы, с подотчетностью Киеву княжеского администратора (тиун). Далее же происходит отчетливая стыковка геополитики с религией. В 955 г. Ольга отправилась в Греческую землю и пришла к Царьграду. Где византийский император Константин VIII назвал ее достойной царствовать с нами в столице нашей. Ольга согласилась получить крещение, и крестил ее царь с патриархом (1/а). Вслед за чем император сделал ей предложение. Прекрасно осознавая политические последствия брака, Ольга благоразумно отказала. Но принятием христианства она заложила фундамент дальнейших обоснованных притязаний Руси на вожделенный Константинополь.


Князь Святослав, Византия и Болгарское царство

В 964 г. в состав Киевской Руси были включены находившиеся под контролем слабеющего Хазарского каганата вятичи. На следующий год подросший Святослав захватил хазарский Саркел. С именем князя Святослава связано и подчинение восточной части Болгарского царства. Согласно ПВЛ, в 967 г. пошел Святослав на Дунай на болгар,..одолел их, взяв городов 80 по Дунаю. После чего сел княжить там в Переяславце, беря дань с греков(1/б). Точное местонахождение Преславца не установлено; идентифицируется с болгарским городом Преславом или исчезнувшим городком Преславом Малым (Преславцем), находившемся на нижнем Дунае на территории современной Румынии. Подоплеку нападения князя на Болгарию раскрывают византийские источники.

Современник событий, один из крупнейших византийских историков, писателей второй половины Х в. Лев Диакон пишет, что в тот период на встрече с византийским императором Никифором Фокой послы мисян (болгар) передали ему требование болгарского царя Петра I о получении с Константинополя обычной дани, за которой они и посланы теперь к василевсу. Приказавший им убираться в свою землю, возмутившийся Никифор выступил в поход против мисян. Но решив не подвергать опасности [своих людей] в непроходимых и опасных местах, он отозвал войско и вернулся в Византию. Вслед за чем направил патрикия Калокира…к тавроскифам, которых в просторечии обычно называют росами. Приказав распределить между ними…золото, император поставил задачу привести их в Мисию для захвата страны(15/а). Завязав дружбу со Святославом, Калокир совратил его дарами и очаровал льстивыми речами, т.к. все скифское племя необычайно корыстолюбиво, в высшей степени алчно, падко и на подкупы, и на обещания. Но при этом Калокир преследовал и собственные цели. Дав добро Святославу подчинить и удержать Болгарию после победы для собственного пребывания, он обратился к нему с просьбой оказать содействие патрикию в борьбе за овладение престолом и ромейской державой(15/б).

Византийский чиновник, хронист XI-начала XII вв. Иоанн Скилица несколько по-другому описывает исходные причины происшедшего. С его слов, в 967 г. Никифор Фока потребовал от болгарского царя Петра I обеспечить недопущение переправы через Дунай венгров, преследовавших цель опустошать [владения] ромеев. Петр проигнорировал обращение, и Никифор направил Калофира к Святославу для склонения к нападению на болгар все теми же обещаниями даров и немалых почестей. На следующий год русы разорили многие города и села болгар, захватили обильную добычу и возвратились к себе (16). Как усматривается, в византийских источниках разговора о княжении Святослава в Переяславце нет.

Согласно ПВЛ, в 969 г., значимо назвав Переяславец серединой земли моей, куда стекаются блага из Греческой земли…Чехии, Венгрии…Руси, Святослав заявил о своем намерении жить на Дунае(1/а) (не первый ли шаг к реализации договоренностей с Калофиром?). Лев Диакон раскрывает, что двинулся Святослав в поход на болгар во главе войска из шестидесяти тысяч…мужей, вместе с Калокиром, с которым он соединился узами побратимства (т.е. это наступление, не будучи санционированным официальным Константинополем, несло самостоятельный характер). Болгары не вытерпели первого же натиска, обратились в бегство, и постыдным образом заперлись в безопасной крепости своей Дористоле. Никифор оказался перед фактом войны как болгарами, так и русами. Не надеясь более договориться с таврами и подчинить окончательно уклонившегося от истинного пути Калокира, император решил склонить на свою сторону болгар, посредством династических браков. Но, не являясь выходцем из царского рода и не имея по рождению прав на императорскую корону, Никифор попросил у мисян девиц царского рода для выдачи их замуж за сыновей василевса Романа (предшественника Никифора — Романа II). Болгары согласились, в Константинополь прибыли невесты, но в конце года военачальник Иоанн Цимисхий организовал его убийство, заняв императорский престол(15/б).

Устроивший все дела управления Иоанн в начале 970 г. отрядил послов к Святославу, предложивших ему в обмен на обещанную Никифором за набег на мисян награду покинуть Болгарию. Но князь киевский уже прочно овладел их страной и весь проникся варварской наглостью и спесью. Он потребовал выкуп за все захваченные в ходе войны города и пленных. В противном же случае пусть византийцы покинут Европу, на которую они не имеют права, и убираются в Азию, не надеясь на заключение мира. Начался период взаимных острых посланий. После фразы же Святослава в одном из ответов- Мы сами разобьем вскоре свои шатры у ворот Византия, решив предупредить нашествие, Иоанн Цимисхий приказал военачальникам собрать войско и отправиться в… пограничные с Мисией земли упражнять воинов и объезжать страну, чтоб она не потерпела никакого вреда от скифских набегов. Тут же тавроскифы отделили от своего войска одну часть, присоединили к ней большое число гуннов (тюркоязычный народ) и мисян и отправили их против ромеев, вторгнувшись в пределы византийской Фракии (весна 970 г.)(15/в). Следовательно, к этому времени болгары имели союзнические отношения с русами.

После поражения русов под Аркадиополем, войска вернулись в Болгарию, где провели остаток года. Но позиции византийцев ослабила внутренняя оппозиция. Один из военачальников, Варда Фока (племянник Никифора Фоки) склонившись к перевороту, убежал из Амасии, куда он был сослан, заявив что именно ему принадлежит верховная власть. Мятеж был подавлен другим военачальником по имени Варда — Склиром к концу 970 г.(15/г) (сестра Фоки была женой брата Склира, патрикия Константина).

Весной 971 г. Иоанн Цимисхий возглавил поход на русов, атаковав Преслав, где находился болгарский царь Борис II. После успеха византийцы двинулись к г. Доростолу (опорный пункт Святослава в Болгарии). В этот момент Святослав, зафиксировавший переход болгар на сторону Византии, созвал около трехсот наиболее родовитых и влиятельных из их числа, с бесчеловечной дикостью расправившись с ними- всех их он обезглавил, а многих других заключил в оковы и бросил в тюрьму)(15/д). Длившаяся три месяца битва за Доростол (с переменным успехом) уносила лучшие силы византийцев и русов. Весьма симптоматично, что, описывая успех русов, так же, как автор ПВЛ причиной поражения киевских князей в византийских походах видел неверие атаковавших, Лев Диакон выводит аналогичное резюме в плане одного локального эпизода: родственник государя, магистр Иоанн стал добычей варварского неистовства, понеся кару за совершенные им против святых храмов преступления, ведь говорят, что он разграбил в Мисии много церквей и обратил в свое частное имущество их утварь и священные сосуды(15/е).

На фоне военных действий Константинополь столкнулся с очередным бунтом, возглавленным братом Никифора Фоки — Львом. Хотя мятеж был успешно подавлен, византийский император, будучи удручен потерей времени и сожалея о погибших ромеях, согласно Иоанну Скилице, предложил Святославу поединок: исход войны надлежит решить дело смертью одного мужа, не убивая и не истощая силы народов; кто из двоих одержит победу, тот станет властелином всего. В ответ на что князь сказал издевательские слова, а именно- предложил императору выбрать вариант (какой захочет) собственной смерти(16).

Лишь после июльской битвы израненный стрелами, потерявший много крови, едва не попавший в плен Святослав стал просить мира, выдвинув следующие условия- передача византийцам Доростола, освобождение пленных, уход из Болгарии в обмен на безопасное отплытие на родину, включая снабжение продовольствием отходящих. При этом ромеи…как прежде…будут считать своими друзьями посылаемых по торговым делам в Византии русов. Принявший все условия Святослава Иоанн, всего в четыре месяца победивший полчища росов…вернулся с большими трофеями в Византий. Приняв от горожан венцы и скипетры, император совершил свой триумф посреди Константинополя(15/е). В целом, было чему радоваться. Северо-восточная Болгария оказалась присоединенной к Византии (независимыми остались западные болгарские земли). Лишившийся царского титула Борис II стал византийским вельможей.

Естественно, ПВЛ описывает ситуацию совершенно в ином ключе (помещая ее под 971 г.)- Пришел Святослав в Переяславец, и затворились болгары в городе. Захватив приступом город, Святослав поставил византийцев в известность о планах взятия Константинополя- Была жестокая сеча…греки бежали. Пошел Святослав к столице, воюя и разбивая города. Иоанн послал ему дары. Но он велел спрятать их, приняв в дар меч и другое оружие от следующей депутатции. Вслед за чем взял дань и даров много, возвратившись в Переяславец со славою великою. Согласно же приводимым ПВЛ статьям русо-византийского договора 971 г., Святослав принимал на себя обязательства отказа замышлять на страну вашу…собирать на нее воинов, наводить иной народ, включая находящиеся под властью греческой территории. При этом, среди них, отмечалась Корсунская страна и все города тамошние. Вслед за чем резюмировалось: при нападении иного кто на Византию, я ему буду противником и буду воевать с ним. Как уже клялся я греческим царям, а со мною бояре и все русские, да соблюдем мы неизменным договор.

А уже из Переяславца Святослав в ладьях отправился к порогам. Но не послушался совета обойти пороги на конях, ибо стоят у [них] печенеги (союз тюркских племен). Решив, наверное, отомстить Святославу переяславцы довели до последних информацию, что он возвращается с небольшой дружиной, имея при себе много богатства и пленных без числа. Не сумев пройти пороги, на которые заступили печенеги, Святослав остановился зимовать в Белобережье(1/а,б) (полоса побережных земель, включаяща территорию всей нынешней Кинбурнской косы, расположенной в Hиколаевской и Херсонской областях Украины; на то время состояла из нескольких крупных островов, прорезанных протоками днепровской дельты).

В этой связи Иоанн Скилица убирает всякого рода подозрения от византийцев, отмечая, что по просьбе Свендослава Василий отправил к печенегам посольство с предложением не только стать его друзьями и союзниками, не переходить через Истр и не опустошать Болгарию, но и беспрепятственно пропустить росов пройти через их землю для возвращения домой. Печенеги заключили договор на предложенных условиях, отказавшись только пропустить росов(16). Весной 972 г. отправился к порогам Святослав подвергся нападению князя печенежского, и убили Святослава, и взяли голову его, и сделали чашу из черепа, оковав его, и пили из него(1/б).

В глобальном ракурсе русы и византийцы встретились спустя 15 лет при совершенно иных обстоятельствах. Посему представляется целесообразным хотя бы пунктирно проследить, как стороны двигались навстречу друг к другу.

Владимир Святославич

После смерти князя Святослава во главе Киева стал один из его сыновей — Ярополк. Другой сын, Олег, оказался хозяином Древлянской земли. Третий, Владимир, с 970 г. княжил в Новгороде. Он являлся внебрачным сыном Святослава от Малуши — ключницы Ольгиной (великая княгиня). Начиная с 975 г., между первыми братьями обострились отношения. Как следствие, в 977 г. пошел Ярополк на брата своего Олега в Деревскую землю и поверг его. Получив эту информацию, Владимир испугался и бежал за море. Ярополк же, посадив своих посадников в Новгороде, завладел один Русскою землею. В 980 г. Владимир вернулся в Новгород с варягами, сообщив посадникам Ярополка о готовности с ним биться» Захватив по пути Полоцк, подошел Владимир к Киеву с большим войском, но Ярополк затворился в городе со своими людьми. ПВЛ описывает, как Владимир заманил Ярополка на переговоры, в преддверие которых два варяга подняли его мечами под пазуxи. После чего стал Владимир княжить в Киеве один (1/б).

Однако, согласно Памяти и похвале русскому князю Владимиру» (приписывается монаху XI века Иакову Черноризцу — Мниху), сел в Киеве князь Владимир в…978 г.(17). Владимир поставил кумиры на холме (пантеон идолов), которым приносили жертвы, называя их богами, и приводили своих сыновей и дочерей, и приносили жертвы бесам. На этом фоне князь приступает к активной внешнеполитической деятельности. В 981 г. пошел Владимир на поляков и захватил…Перемышль, Червен и другие города (червенские города-крепости на Волыни). Тогда же завоевал земли ятвягов (балтоязычное племя, населявшее довольно обширные земли на территории современных Беларуси, Польши и Литвы), получив выход на Балтику. В 984 г. настал черед атаки Владимиром радимичей(1/б) — междуречье верхнего Днепра и реки Сож (Гомельская и Брянская области), т.е. фактически территория между Киевом и Новгородскими землями. В 985 г. Владимир серебряных болгар победил (волжские булгары) и хазар-дань на них положил(17).

Киев усиливался на всех географических направлениях. Как представляется, ряд правителей пытались заручиться его поддержкой посредством религиозного фактора. Да и сам Владимир, естественно, не мог не понимать, что для международного авторитета Русь должна была принять в качестве официально-государственной одну из мировых религий. Наверняка, он просчитывал перспективы этого решения, прежде всего, геополитические. И довольно серьезно.

В 986 г. пришли болгары магометанской веры, уговаривая Владимира уверовать в закон наш и поклониться Магомету. Но, как свидетельствует ПВЛ, князь любил всякий блуд…ему нелюбо обрезание и воздержание от свиного мяса, к тому же сказал он- Руси есть веселие пить- не можем без того быть. Затем гонцы от Папы Римского (немцы) столкнулись с непониманием, вследствие неприятия этой ветви отцами нашими. Хазарским евреям Владимир заявил- Как вы иных учите, а сами отвергнуты Богом и рассеяны?. Ну а далее настал черед греков.

А что на этом фоне происходило в Византии?

Мятеж Варды Фоки, принцесса Анна и крещение Руси

После смерти Иоанна I Цимисхия, в начале 976 императорский престол занял Василий II. За год он, будучи руководителем правительства, сместил с ключевого поста (командующий Востока) Варду Склира. Моментально поднявшего мятеж. Но здесь проявились уникальнейшие гримасы истории. Для противодействия мятежнику Василий вызволил из изгнания Варду Фоку. С радостью попытавшегося вернуть своему тезке долг по подавлению мятежа. Что и произошло в 979 г. Склир с семьей бежал в Багдад, найдя пристанище при дворе Багдадского халифа. Там он обещал амиру ал-умара и амиру Ирака и Ахваза Адуда-ал-даула из своих владений, обязавшись, если победить, несколько крепостей из тех, которые греки заняли и вырвали из рук мусульман. С этой информацией Адуд-ал-даула отправил своего доверенного человека к Василию, потребовав от него сдачи этих крепостей. В противном случае, обещая поддерживать Склира в его намерении воевать с царем. Василий на шантаж не отреагировал, а спустя немного времени Адуд-ал-дауд скончался. Склир вынужден был оставаться практически в почетном заточении. Однако, через 8 лет исторические декорации сменяют окраску.

В 986 г. Василий II попытался завоевать западные земли Болгарии, но обратился [летом] в бегство царь и все его войско. Причем преследовали его болгары и разграбили обоз и казну. Как отмечает в этой связи известный сирийский историк XI века Яхъя Антиохийский, информация о происшедшем стала достоянием Склира и он послал к Самсам-ал-дауле (сын Адуда-ал-даула, амир ал-умара и амир Ирака — прим. авт.), прося отпустить его для исполнения обещанного отцу амира. Самсам-ал-даул согласился, и Склир вернулся в Константинополь. Постепенно его положение усилилось, и Василий, возвратив Варде Фоке звание доместика… предписал ему итти на Склира, предварительно снабдив войсковой поддержкой(18). Но происходит иной расклад.

Согласно византийскому писателю Михаилу Пселлу, тезки разделили военные силы на две части, придав мятежу новый размах(19).

В реалии же, как о том свидетельствует Яхъя Антиохийский, Фока, посредством родственных связей, договорился со Склиром объединить усилия против императора, а после победы поделить Византию- Фока в городе Константинополе, а Склир вне его (т.е. первый становился потенциальным обладателем европейских владений империи, а второй — азиатских). По всей видимости, это было игрой Фоки, опасавшегося в борьбе за власть неблагонадежного в его глазах родственника. После очередной встречи Фока схватил Склира, любезно предоставив ему почетнейшую ссылку в крепость под надзор своей супруги. Обещая исполнить договоренности после получения императорского престола(18).

В сентябре 987 г. Фока провозгласил себя императором. Успешно овладевая имперскими территориями, к концу года дошли войска его до Хрисополя. Что вызвало озабоченность Василия II, по причине силы его войск и победы его над ним. В связи с чем последний обратился к царю русов — а они его враги, -…помочь ему (по всей видимости, речь может идти о конце 987 г.). Князь Владимир согласился, но на основе, согласно историка, договора о свойстве- добро императора на выданье его единственной сестры Анны замуж за князя при условии, чтобы он крестился и весь народ его страны(18).

Если брать за основу приблизительное время отправления константинопольского посольства к Владимиру; иметь ввиду, наверняка, нелегкий ход переговоров, вынуждавших посланников неоднократно советоваться с центром; то, скорее всего, заключение дела о браке падает, приблизительно, на конец первого квартала 988 г. Вряд ли, конечно, Василий легко согласился на пункт о сестре. Еще дедушка Василия и Анны, император Константин VII Багрянородный, наказывал их отцу, императору Роману II отклонить

возможную когда-либо просьбу любого народа из неверных и нечестивых северных племен о родстве, в частности, посредством получения в жены дочери василевса ромеев. Предполагаемое крещение, возможно, как-то смягчало ситуацию, но ведь Константин VII ссылался еще и на ракурс благородства их родов(20).

Однако, как усматривается, положение Василия действительно было отчаянным. Что видно из апрелевского (988 г.) закона императора, согласно которого изданная в 964 г. занявшим царство Никифором новелла объявлялась недействующим, отмененным и не имеющим силы документом(21). Речь идет о запрете императора Никифора Фоки на строительство новых монастырей и богаделен. В этой связи можно отметить, что в тот период ракурс ввода в действие монастырей приобретал как бы моду. Одной из причин которой закон назвал суетную славу и явное безумие людей, стремящихся заводить собственные новые монастыри, дабы не только мы сами могли самоуслаждаться суетным титулом [основателей], но дабы наше стояло явно и отдельно. В связи с чем новелла поставила запрет на завещание полей и поместий монастырям, богадельням и странноприимным домам или же митрополитам и епископам(22).

Возможно, что истинной причиной появления этого закона были несколько иные причины. Происходивший не из царского рода Никифор не имел по рождению прав на императорскую корону. На что всегда могла опереться его оппозиция. Новеллой же он ослаблял позиции византийской аристократии, в которую, наряду с землевладельческим сословием, входило (в т.ч.) и духовенство. Но Василию было не до этих тонкостей, и, усмотрев в законе 964 г. корни настоящих бедствий, а также причины ниспровержения и смятения всей вселенной, он решил получить поддержку церкви.

Как бы то ни было, наверное, все той же весной, прибывшие войска русов соединились с греками, и…победили Фоку. Вследствие чего завладел Василий приморскою областью(21) (по всей видимости, ближе к концу 988 г.).

Вокруг крещения Руси. Геополитика и даты

Но в данном контексте проявляется одна тонкость. Между описанием Яхъей Антиохийским истории с заключением договора о свойстве и русо-греческим соединением сириец фиксирует, что послал к Владимиру Василий впоследствии митрополитов и епископов, которые окрестили даря и вех, кого обнимали его земли, и отправил к нему сестру свою, и она построила многие церкви в стране русов(18). Судя по этой цитате, крещение непосредственно Владимира, Руси и его женитьба на Анне произошли после совместной атаки Варды Фоки, т.е., как минимум, до конца 988. Так ли это на самом деле? Давайте обратимся к ПВЛ.

Отмечая обработку внешними силами Владимира в плане принятия им одной из мировых религий в течение 986-987 гг., памятник сообщает о созыве князем в 987 г. для совещания бояр своих и старцев градских-в целях принятия окончательного решения. В качестве предварительного шага князь отправляет за рубеж мужей славных и умных, числом 10, призвав их- Испытайте веру на местах. Последним из посещаемых регионов оказалась Греческая земля, на которой прибывших подробно (на практике) ознакомили со всем процессом православного богослужения. После чего царь Василий отпустил их с дарами великими и с честью. Возвратившись, они сообщили князю, что у мусульман нет веселья, только печаль и смрад великий, на службе католиков красоты не видели никакой, вот у греков зрелище и красота. Тем самым, упор в рассказе оказался приданным внешне-обрядовому фактору, т.е. импозантности богослужения. Хотя параллельно был озвученисторический прецедент, а именно: принятие православие мудрейшей из всех людей Ольгой, бабушкой князя. С чем Владимир согласился, и на вопрос- Где примем крещение? получил ответ- Где тебе любо(1/б). На этом описание летописью событий 987 г. завершается.

Следовательно, данный эпизод относится к концу года. Вне зависимости от преподнесения автором летописи предыстории с решением Владимира о принятии христианства, данный ракурс хронологически совпадает с началом контактов между константинопольским императором и киевским князем (в т.ч. в контексте активизации вопроса о принятии на Руси православия). Но совпадение не только в этом: Повесть также не предоставляет каких-то дополнительных данных в аспекте темы «киевский князь-крещение» за 987 г.

А вот в Житие Владимира есть такая фраза- По святом же крещеньи поживе блаженный князь Володимерь 28 лет(17). С учетом того, что датой рождения князя обычно указывается ок.960, если брать за основу 959 г., то владимировы 28 лет падают на 987 г. В принципе, тут никакого курьеза нет. В вышеприведенных условиях договора между Василием и князем в плане крещения четко конкретизируется, чтобы он крестился и весь народ его страны. Следовательно, могла быть оговорена и поэтапность акции, включавшая первоначальное крещение непосредственно Владимира. Что он, судя по Житию, и совершил в 987 г. Не исключено ведь наличие в составе василиева посольства кого-либо из высших слоев византийского духовенства. Так что остановимся на версии о предпринятии князем данного шага в русле владимиро-василиева договора о свойстве.

Теперь вернемся к Повести, начинающей рассказ о 988 г. с фиксации похода Владимира с войском на Корсунь (остановился в расстоянии полета стрелы от города)(1/б). Но что стояло за данным походом? Выдающийся русский ученый XVIII в. Михаил Ломоносов видит причину в жажде крещения уже обращенного сердцем Владимира. Который, помня свое и предков в военном мужестве преимущество перед греками, желание свое намерился прикрыть важным предприятием, дабы греческие цари и греки не стали величаться ради российской уклонности в прошении крещения(22). Тот факт, что по М.Ломоносову в 988 г. князь Владимир еще не крещен, не удивителен, т.к. в своем сочинении мыслитель опирался на ПВЛ. Другое дело, что М.Ломоносов, пусть и опосредованно, но представляет политический фон подхода войск Владимира к Корсуни. Однако, совместная русо-византийская атака в середине 988 г. на взбунтовавшегося Варду и успехи Василия по овладению к концу года приморской областью свидетельствуют, что в этот период между византийским императором и киевским князем вряд ли могли возникнуть какие-то проблемы глобальной значимости.

Согласно же ПВЛ, войдя после длительной осады с дружиною своей в Корсунь, Владимир довел до императора свои требования- Взял уже ваш город славный; слышал же, что имеете сестру девицу; если не отдадите ее за меня, то сделаю столице вашей то же, что и этому городу. Получив же ответ о необходимости креститься для этого, Владимир дает добро. Вслед за чем византийцы послали сестру свою…и вышли корсунцы навстречу ей с поклоном. Владимир тут же повелел крестить себя, после чего привели царицу для совершения брака. Затем князь Корсунь отдал грекам как вено (выкуп — прим. авт.) за царицу, возвратившись с семьей в Киев (на фоне чего заповедовали ему не принимать учения от латинян. В Киеве он приказал избавиться от идолов, призвав всех жителей креститься. И вышел с попами царицыными и корсунскими на Днепр, где сошлось людей без числа, которые, крестившись, разошлись по домам(1/б). Здесь ПВЛ переходит к описанию событий 989 г.

Таким образом, на основе этого отрывка воспроизводится следующая картина: византийский император отказался соблюсти исполнение (или задержал с исполнением) одного из пунктов договора о свойстве (выдача Анны замуж за Владимира), и последний решил силой вынудить Константинополь предоставить обещанное (вернув за это Херсонес). Но тогда получается, что все вышепредставленные выкладки, а именно: русо-весенняя атака на византийского мятежника и успехи Василия к концу 988 г. неверны (во временном обрамлении)? Или же захват Корсуни, приведший к моментальной выдачи Анны замуж на киевского князя произошли в первый квартал 988 г.; ну, в крайнем случае, в конце его?

Однако, Яхъя Антиохийский предоставляет конкретную информацию о том, что 8 марта 989 г. (может, чуть позже — прим. авт.) выступил царь Василий и брат его Константин со своими войсками с войсками русов и столкнулись с Вардою Фокою в Абидосе…и победили Фоку; и был он убит 13 апреля того же года»(18). Т.е. получается, что русо-византийский тандем не подавил в 988 г. мятеж Варды? Но не правдоподобна ли в этом случае аргументация ПВЛ в плане взятия Корсуни Владимиром вследствие невозможности осуществить бракосочетание с Анной (пусть и с ошибкой датирования событий)? Имеется ввиду, что начавший при помощи русов дожимать к концу 988 г. мятежников Василий, вдруг решил приостановить исполнение договора о свойствах. И русы не только перестали выполнять взятые на себя союзнические обязательства по отношению к императору, но и вынуждены были силой заставить Константинополь отдать Анну за Владимира. Посему Варде вновь удалось опериться, т.к. лишившееся поддержки войско Василия вынуждено было биться не только с Фокой, но и с захватчиками Корсуни. В этом случае вроде как становится очевидным, что задуманная Владимиром операция была продумана тонко. А уже вслед за прибытием к нему невесты, он вернул Корсунь, параллельно выполнив пункт о крещении. И сразу же отправил войска на подмогу Василию, обеспечив победу над Вардой Фокой.

Лев Диакон констатирует взятие тавроскифами Херсона(15/ж) в 989 г. Имя народа тавроскифы впервые встречается у римского географа Птолемея, помещавшего их в низовьях Днепра. Другие римские и византийские авторы считали это племя проживавшим в Крыму. Лев Диакон первым использовал данный этноним применительно к русам. Житие также подтверждает, что Владимир на другое лето по крещении (т.е. после 987 г. — прим. авт.) к порогом ходи, на третье лето Корсунь город взял(17). В то же время, не называя точной даты события, Лев Диакон предоставляет другую ценнейшую информацию, проливающую свет на время происшедшего. Он пишет, что захват Корсуни и завоевание мисянами Веррии (под мисянами побразумеваются болгары, а Веррия — современный греческий г.Верия) знаменовали восход появившейся тогда звезды, а также напугавшие всех огненные столбы, которые показались затем поздней ночью в северной части неба. А далее историк говорит о комете(15/ж).

Как отмечают ряд источников, серьезнейший исследователь истории Византии Василий Васильевский (российский византинист XIX в., основатель санкт-петербургского центра византиноведения), путем сопоставления различных данных о том периоде, определил, что огненные столбы (северное сияние) были видны 7 Апреля, а комета показалась 27 июля. Значит, захват Корсуни и взятие Веррии произошли между этими датами. Что возможно лишь, если у Льва Диакона не имела место симметричность, приурочивавшая к каждому знамению особое событие(23). Но если рассматривать даты 7 апреля и 27 июля в раздельности, то получается следующая картина: в марте войска русов и византийцев начинают атаковать силы Варды в Абидосе. Появившиеся 7 апреля огненные столбы знаменуют взятие тавроскифами Херсона, но все же тандем наносит поражение Фоке, убитому 13 апреля. Если данный расклад сопоставить с описанием складывавшейся ситуации ПВЛ, то окончательным вариантом должен предстать таковой (с учетом, конечно-же, не всегда четких временных расстояний в летописи): столкнувшись с нежеланием Василия отдать сестру за Владимира (на фоне успеха против мятежников) или, как минимум, опасаясь этого, киевский князь осаждает Корсунь. Но и это не дает результатов до захвата Владимиром города и приостановки им совместной с византийцами антивардовской атаки (7 апреля 989 г.). Лишь с утерей Херсона Василий исполняет обязательства. Владимир заполучает Анну, после чего крестится, обеспечивая и крещение населения. Параллельно возвращает Корсунь и помогает Василию нанести окончательное поражение Варде (т.е. в данном ракурсе крещение Руси приходится на 989 г.). Но при этом остается одно Но (одно ли?). После смерти Фоки мятеж продолжился, т.к. его супруга выпустила Склира, вокруг которого стало собираться окружение первого.

Что касается небесных знамений, как отмечают некоторые эксперты, в 989 г. осенью, в седьмой луне, около созвездия Дунцзин появилась комета, находившаяся там в течение тридцати дней(24). Также отмечается, что построившие астрономо-математическую теорию движения кометы Галлея (начало ХХ в.) астрономы Коуэлл (Cowell) и Кроммелин (Crommelin)…рассчитали [ее] теоретические появления в прошлое. Согласно этим данным, в сентябре 989 г. комета проходила через перигелий(25)

(ближайшая к Солнцу точка орбиты небесного тела, движущегося вокруг Солнца по одному из конических сечений — эллипсу, параболе или гиперболе). Возможно, вследствие проблем небесно-астрономического (последнее в этом ряду — факт кометы), воспринятых им в качестве предзнаменования, Василий решил и исполнить обещанное Владимиру, и пойти на примирение со Склиром. Первому была отдана Анна, второму 11 октября предоставлен титул куропалата (придворный чин) и ряд областей во владение. Приличнейшие преференции заработало и окружение Склира (18). Т.е., в таком случае, связка Корсунь-Анна-крещение-Корсунь сработала осенью 989 г. Ну так что, все по новому кругу? Конец 989 г. или даже начало 990-го?

Взляд А.Поппэ

Но рядом живет еще одна внешне привлекательная версия околокорсунских событий. Ее автор — профессор исторического института Варшавского университета Анджей Поппэ. По его мнению, поход Владимира на Херсонес был направлен не против Византийской империи, а имел целью поддержать законного византийского императора, Т.е. князь действовал не против города, лояльного по отношению к императору Василию, а против мятежного (т.е., поддержавшего Фоку). Историк пишет, что Херсонесу всегда были присущи сепаратистские тенденции, поэтому вполне вероятен переход городских властей на сторону Варды Фоки, с надеждой на большую автономию. В принципе, здесь можно вспомнить специальные корсунские пункты в русо-византийских договорах 944 и 971 гг. На что и ссылается А.Поппэ. Предполагая, что новая измена города актуализировала корсунскую статью договора 944 г., предусматривавшую участие в решении проблемы русов.

Вместе с тем, по мнению польского историка, крещение Владимира могло произойти 1 января 988 г. Вслед за чем, по А.Поппэ, в жизни князя произошло другое важнейшее событие, связанное с описанным в летописи путешествии к днепровским порогам. Историк называет определенной дату похода — первая половина 988 г., в период навигации на Днепре…т.е. с весны до осени. Согласно его версии, Владимир мог выступить навстречу своей невесте для обеспечения ее безопасной переправы через опасные днепровские пороги с дальнейшим сопровождением. К этой мысли исследователя подвела существовавшая в середине XII столетия традиция, согласно которой князья русов выходили к порогам или даже устью Днепра навстречу невесте и ее свите. Данный момент подтверждает выкладки А.Поппэ, что между Василием II и Владимиром не было никаких проблем, следовательно, император Византии выполнил обязательства по выдаче сестры замуж за князя после его крещения. А вслед за прибытием Анны произошло массовое крещение киевлян в водах Днепра, попадающее, по всей вероятности, на пятидесятницу 988 г. (50-й день после Пасхи, значит, конец весны). Далее же последовало взятие росами мятежной императору Корсуни. Значит, по А.Поппэ, обе стороны выполнили условия договора о свойстве без давления с чьей-либо стороны(26).

Ну что ж, версия польского историка имеет право на существование. Мы же лишь резюмируем, что, как бы то ни было, спасти империю от реализации природных предзнаменований Василию II не удалось. В день, когда праздновалась память великомученика Димитрия (Димитрий Фессалоникийский — христианский святой, почитаемый в лике великомучеников; память совершается 26 октября) Византию постигло страшное землетрясение, которое опрокинуло башни; причинило смерть многим…жителям…разрушило и сбросило на землю купол и западный свод великой церкви(18) — храм Святой Софии, Айя-София; после взятия Константинополя османами собор обращен в мечеть.

Заключение

Таким образом, вся логика предшествовавших крещению Руси событий свидетельствует о геополитической производной выбора христианства религией Руси. Принятие же православия, наложившись на брак Владимира с Анной, привело не просто к развитию союзнических взаимоотношений с Константинополем. По меткому выражению русского философа, публициста, монархиста по убеждению Льва Тихомирова, женитьба Владимира на Византийской принцессе создала мысль о царственном праве на Верховную власть(27). Посему Владимир стал уделять религиозному фактору огромнейшее значение, озвучив задачу собирать у лучших людей детей и отдавать их в обучение книжное(1/б).

Уже к концу Х в. на Руси становятся известны номоканоны (византийские сборники церковных правил и императорских указов, касающихся церкви) в 50 и 14 титулов (на славянском языке); изданная в 741 г. императором Львом III Исавром эклога (кодекс византийского законодательства); вышедший в конце VIII в. Прохирон (именовался Градским Законом или Ручной Книгой законов)…Впоследствие все эти церковно-юридические документы (Кормчие Книги) стали полноправными законодательных актами. Вслед за чем настал черед возникновения института церковных судов.

Параллельно же в «образ» русской власти плавно переходили присущие византийскому двору пышность и роскошь.

Источники

1.Повесть временных лет

а/http://www.hrono.info/dokum/povest1.html

б/http://www.hrono.info/dokum/povest2.html

2.Цит. по- Зарубежные источники по истории Руси как предмет исследования. Гл.3

http://www.lants.tellur.ru:8100/history/DRSZI/II.3.htm

3.Святейшего Фотия, архиепископа Константинопольского, первая гомилия На нашествие росов

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Byzanz/IX/860-880/Fotij/text1.htm

4.Бертинские анналы

http://www.vostlit.info/Texts/rus14/Annales_Bertiani/text2.phtml

5.Мельникова Е.А. Петрухин В.Я. Название Русь в этнокультурной истории древнерусского государства (IX — X в.в.)

http://janaberestova.narod.ru/mp.htm

6.Geographus Bavarus, Text der Handschrift

http://www.idrisi.narod.ru/geo-bavar.htm

7.А.Алекперов. О походах русов на Каспий и в Азербайджан

http://karabakh-doc.azerall.info/ru/turkologiya/trk027.htm

8.См. подробнее- Алекпер Алекперов. О происхождении каганата (государства) Рус ов

http://karabakh-doc.azerall.info/ru/turkologiya/trk011.htm ;

А.Ф.Алекперов. Саклабы. К постановке проблемы.

http://karabakh-doc.azerall.info/ru/turkologiya/trk002.htm ;

Алекперов А.Ф. К интерпретации одного рассказа в сообщении персидского анонима Худуд ал-Алем

http://karabakh-doc.azerall.info/ru/turkologiya/trk013.htm

9.Ибн Хордадбех. Книга путей и стран

http://www.vostlit.info/Texts/rus2/Hordabeh/frametext8.htm

10.Окружное послание Фотия, Патриарха Константинопольского, к Восточным Архиерейским Престолам

http://myriobiblion.byzantion.ru/photius/okr_posl.htm

11.Продолжатель Феофана. Жизнеописания византийских царей

http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/ProdFeof/04.php

12.Ответ С.Трояновского

http://www.novgorod1150.ru/ask/

13.Владимир Миндолин. Русский социум Х-ХI вв.

http://zfmsh.nsu.ru/zfmsh/video/mindolin_soc.doc

14.Сахаров Андрей Николаевич. Дипломатия Святослава

http://www.hrono.ru/libris/saharov01.html

15.Лев Диакон. История

а/http://www.ropnet.ru/sapsan/text/bizant/diakon/books/book%20IV.htm

б/http://www.ropnet.ru/sapsan/text/bizant/diakon/books/book%20V.htm?

в/http://www.ropnet.ru/sapsan/text/bizant/diakon/books/book%20VI.htm?

г/http://www.ropnet.ru/sapsan/text/bizant/diakon/books/book%20VII.htm?

д/http://www.ropnet.ru/sapsan/text/bizant/diakon/books/book%20VIII.htm?

е/http://www.ropnet.ru/sapsan/text/bizant/diakon/books/book%20IX.htm?

ж/http://www.ropnet.ru/sapsan/text/bizant/diakon/books/book%20X.htm

16.Иоанн Скилица. Обозрение историй

http://www.vostlit.info/Texts/rus/Skyliza/text3.phtml

17.Похвала равноапостольному князю Владимиру и житие его, сочинение мниха Иакова

http://www.krotov.info/acts/11/2/vladimiru_pamyat.htm

18.Яхъя Антиохийский. Летопись

http://www.vostlit.info/Texts/rus/Yahya/text1.phtml?id=1996

19.Михаил Пселл. Хронография

http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Psell_M/text1.phtml?id=6711

20.Константин Багрянородный. Об управлении империей

http://oldru.narod.ru/biblio/kb_imp1.htm

21.Новелла 988 г. Василия Болгаробойцы

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Byzanz/X/980-1000/Vasilij_II/novella_988.htm

Новелла императора Никифора Фоки 964 г.

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Byzanz/X/960-980/Nikifor_Foka/novella_964.htm

22.Михаил Ломоносов. Древняя российская история от начала российского народа до кончины великого князя Ярослава Первого или до 1054 года

http://www.kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_456.htm

23.См. подробнее- Комментарии

http://www.vostlit.info/Texts/rus/Yahya/primtext4.phtml

24.См. М. Маркабов. Анализ астрономических явлений описанных в истории государства Киданей

http://new.chronologia.org/volume4/m_kid2.html

25.См.подробнее- Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко. Империя

http://lib.ru/FOMENKOAT/imperia1.txt_Piece40.12

26.Анджей Поппэ. Политический фон крещения Руси (русско-византийские отношения в 986-989 годах)

http://narod.ru/disk/11351956000/poppe_kreschenie.pdf.html

27.Лев Тихомиров. Монархическая государственность

http://society.polbu.ru/tihomirov_monarhgosud/ch61_i.html

источник — http://www.ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=761

Пора привести Армению в чувство…

Матанат Насибова.

На прошедшем саммите ОБСЕ в Астане главы делегаций стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ — президент Российской Федерации Дмитрий Медведев, премьер-министр Франции Франсуа Фийон, государственный секретарь США Хиллари Клинтон, а также президент Азербайджана Ильхам Алиев и президент Армении Серж Саргсян приняли совместное заявление, предусматривающее начало более решительных усилий по урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта.

В документе упоминается совместное заявление президентов Азербайджана и Армении с президентом России 2 ноября 2008 года в Москве, а также совместное заявление 27 октября 2010 года в Астрахани. На вопросы АМИ Новости-Азербайджан относительно данного заявления ответил депутат Милли Меджлиса (парламента), политолог Расим Мусабеков:

— Как вы оцениваете реальные возможности принятого заявления. Может ли оно серьезно повлиять на процесс урегулирования карабахской проблемы?

— Думаю, совместное заявление, принятое на саммите ОБСЕ главами делегаций стран – сопредседателей Минской группы ОБСЕ, нисколько не продвинет вперед процесс урегулирования карабахской проблемы.

Безусловно, надо прилагать усилия для урегулирования этого вопроса, однако, хотя по тексту заявления трудно установить, каким образом собираются реализовать эти шаги. Если уж усилия российского президента не привели к какому–то позитивному сдвигу, то не понятно, что еще должно быть предпринято в этом направлении.

Президент России встречался с главами двух государств, и его усилия оказались не достаточными для того, чтобы сблизить позиции сторон. Напрашивается вполне логичный вопрос, что означает «время более решительных усилий», и кто будет делать эти шаги? Фактически, ситуация заключается в том, что Азербайджан принял Мадридские принципы, а Армения отказалась от компромиссного варианта, который был ей предложен. Так в чем же все-таки заключается решительность этих самых шагов? Пусть продемонстрируют их, и приводят в чувства Армению, тем более такие возможности есть как у России, так и у Европы и США.

— Можно ли сказать, что данное заявление подтвердило курс на реализацию документа, который был принят в Аквиле?

— Лично я курса не вижу, потому что самого курса как такового, кроме призыва принять решительные шаги, не видно. На мой взгляд, это декларативное заявление, которое призвано замаскировать неудачу в продвижении процесса урегулирования вперед.

— Ожидаемая встреча президентов Азербайджана и Армении в рамках саммита так и не состоялась…

— Фактически, Армения заявляет, что вместо того, чтобы получить в руки возможность механизма отделения Нагорного Карабаха от Азербайджана, она освобождать оккупированные территории не собирается, что в принципе прямо противоречит четырем резолюциям Совета безопасности ООН. В них говорится, что надо вывести войска и вести разговор насчет статуса, а не о том, что армяне могут шантажировать захваченными территориями, чтобы решить вопрос статуса так, как им это хочется.

— В таком случае, что ждать в итоге от этого саммита?

— Я думаю, что никаких изменений в решении основной проблемы ждать не стоит, и Азербайджан сам расценит результаты этого мирного процесса. А пока надо подождать официальной реакции азербайджанского руководства.

— Отсутствие прогресса на саммите может ли спровоцировать элемент военного вмешательства сторон?

— Я не думаю, чтобы из-за неудавшегося прогресса в процессе переговоров на саммите сработал автоматизм по принятию решения военного вмешательства.

Война слишком серьезный шаг, и, вероятнее всего, Азербайджан будет искать возможности по усилению давления на Армению, причем всякого рода, дипломатического, экономического и военного в том числе тоже.

Дело в том, что реальные рычаги давления на Армению находятся у России, США и Евросоюза, и для нас важнее, чтобы они не просто обсуждали проблему, а реально способствовали ее решению. И если эти страны действительно лишат Армению финансовой подпитки, то я думаю, что амбиции у них очень быстро поубавятся.

— За последнее время Азербайджан все больше подвергается нападкам интернет-сайта WikiLeaks. Как вы считаете, какие факторы провоцируют это?

— Я не считаю, что такие нападки имеют место быть, поэтому не стал бы придавать той части, которая касается Азербайджана, слишком большого внимания. Азербайджан дал официально понять, что все, о чем написано, не представляет собой ничего серьезного и обоснованного. Я готов все это еще раз повторить публично, и даже не сомневаюсь в том, что также поступили бы все остальные 100 депутатов парламента.

В том, что сказано по версии американцев, ничего нового нет, ни для Азербайджана, ни для мировой общественности, а также для стран, с которыми взаимодействует Азербайджан.

источник — http://novosti.az/exclusive/20101203/43593360.html

Ногайская орда в центре русско-турецких отношений

Алиева Севиндж,

кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института истории НАН Азербайджана

Долгое время политизация исторической науки препятствовала исследованию в должной мере истории тюркских народов. Между тем, тюрки приняли судьбоносное участие в истории многих народов и вписали особые страницы в летопись Кавказского региона.

Кавказ с древних времен тесно связан с народами тюркского мира. По Кавказу – мировому пути сообщения — тюркские кочевые племена проникали в бассейн Средиземного моря. Тюрки издревле зарекомендовали себя мощной, многочисленной и сильной степной армией. На Кавказе локализовались в основном в степях Северного Кавказа.

Наиболее прочное политическое влияние тюрков на историю Кавказа проявилось в середине IV века с появлением гуннов. Гуннские воины привлекались на службу местными правителями в многочисленных региональных и международных войнах. Так, албанцы воспользовались помощью гуннов во время восстания против Пероса (458 – 484).

Тюркские племена Западной Сибири и Центральной Азии активно заполняли Понто-Каспийские степи, образовывая новые тюркские федерации в Западно-Евразийских степях. Среди них, в частности, были тюрки-огуры – часть большого племенного союза Тле-ле китайских источников, теснимые из-за экспансии Юань-Юании в Монголии. Тюрки-огуры занимались торговлей мехами, пр., преуспевали в сельском хозяйстве и изготовлении военного снаряжения, выступали союзниками Византии. В византийских и сирийских источниках сообщается об огурах, оногурах, сарагурах, утургурах.

В начале первой четверти V века огуры на Кавказе соединились с сабирами. Сабирский союз племен в основной своей массе откочевал в степи Северного Кавказа. Они частично укрепились на Волге, в дальнейшем органично влившись в Булгарский племенной союз – Сувар. Сабиры участвовали в византийско-сасанидских войнах на территории Южного Кавказа.

Затем их стеснил другой тюркский массив – авары, распространившие свою гегемонию на Северном Кавказе. Но вскоре и они были вытеснены в Паннонию тюрками, свергнувшими власть Аварского (Юань-Юаньского) каганата в Монголии в 552 году. Тюркский каганат расстилался на территории от Маньчжурии до Боспора, от верховьев Енисея до верховьев Амударьи. Тюркский каганат надолго установил господство в регионе, превратившись в важный объект международной политики и экономики. В руках тюрок сосредотачивалась торговля шелком и производство оружия. Тюрки объединили многочисленные тюркские племена сабиров, огуров, аваров, др. западноевразийских степей в мощную конфедерацию под управлением правителя западной части тюркского объединения Ябгу Когана – представителя правящего клана Ашина. В 603 году империя распалась на два государства — Восточно-тюркский каганат (Монголия и Южная Сибирь) и Западно-тюркский (Центральная Азия и Джунгария). В VII веке на Кавказе образовалось два крупных тюркских союза – хазаров и булгар.

В 630 — 640 годы распалась Хазарско-Оногуро-Булгарская конфедерация. В 659 году Тюркский каганат, чьи правители управляли тюркскими подразделениями на Кавказе, подчинился Китаю, и, наконец, началась серия поражений от арабов, установивших контроль на Кавказе. Хазары двинулись на Северный Кавказ, вели серию войн с булгарами, подчинили северокавказских гуннов и другие тюркские племена. В 737 году омейадский предводитель Марван разгромил Хазарский каганат и захватил его столицу Итиль. Хазарский халифат принял ислам.

Почти все тюрки c VIII века исповедовали ислам. Так, к началу VIII века северные границы Арабского государства проходили по Главному Кавказскому хребту до Дербента. Процесс распространения ислама среди тюркоязычных народов Нижнего и Среднего Поволжья, Северного Кавказа завершился в 922 году с принятием ислама в Великой Булгарии. Тюркское Поволжье и Северный Кавказ являлись форпостом средневековой мусульманской цивилизации.

В последней четверти VIII века вследствие падения Второго Тюркского каганата в 741 году в районе Сыр-Дарьи сформировалась конфедерация Огузов. Впоследствии они объединились с печенегами, прикаспийскими асами, др. и разгромили в 965 году Хазарский каганат. Осевшие на Волге Огузы, в свою очередь, были стеснены на запад куманами и распавшимися племенами кименского союза. Огузы исповедовали ислам и в дальнейшем они основали Сельджукидский султанат.

Тюрки-Сельджуки в 1029 году дошли до территории Азербайджана и в 1054 – 1056 годы подчинили практически весь Южный Кавказ. Турки-Сельджуки полностью управляли на Южном Кавказе, включив этот регион в империю Сельджуков.

В начале XIII века на Кавказе предстали новые тюркские племена – кыпчаки. А с 1222 – 1223 годов – вестники татаро-монголов, подчинившие в 1231 – 1240 годы Южный Кавказ. В управляемых монголами государствах основное население представляли тюркоязычные племена и народности. Монголы и многочисленные тюркские племена из Центральной Азии, господствовавшие в регионе пополнялись за счет местных тюркских народов Азербайджана и Северного Кавказа. Местные тюркские народы Кавказа уже долгое время исповедовали ислам, а прибывшие татаро-монголы обратились в мусульман, последовав их примеру. В основном это произошло во время правления Газан хана (1295 – 1304).

Во времена тюрков Огузов, а затем татаро-монголов и турок связи тюрок с Кавказом стали регулярными. Тюрки коренным образом повлияли на весь уклад общественной жизни народов Кавказа и их этнолингвистические характеристики.

С распадом мощного тюркского государства Золотой Орды появились следующие тюркские государства- ханства — Астраханское (60-е годы XV века), Крымское (с 1443 года), Казанское (с 1436 года), Казахское (с середины XV века), Сибирское ханство (со второй половины XV века), а также Большая Орда (со второй половины XV века), Ногайская Орда (с конца XIV века) и государство Абулхайр хана.[1]

На территории Кавказа после распада Золотой Орды возникли различные государственные образования тюрков- Кара-Коюнлу и Ак-Коюнлу. В середине XV века на Южном Кавказе усилились два тюркских государства- Суни Оттоманы на западе и Силь Сафавиды на востоке.

Стоит отметить, что на протяжении I тысячелетия нашей эры существовали две группы тюркских языков — восточная (тюрки Алтая, огузы, карлуки, кимаки, др.) и западная (авары, хазары и булгары, др.).

Всего в мире тюрок насчитывается, по одним данным — свыше 110 миллионов, по другим – 300 миллионов. В России, по официальным данным, проживает около 30 тюркских народов численностью примерно 14 миллионов человек.

Ныне, в частности, на Кавказе тюрки представлены в основном следующими народностями- азербайджанцами, балкарцами, карачаевцами, кумыками, ногайцами, татарами, ахыскинскими турками (турки-месхитинцы) и ставропольскими туркменами.

На Кавказе в настоящее время тюрки представлены азербайджанцами, балкарцами, карачаевцами, кумыками, ногайцами, татарами, ахыскинскими тюрками, туркменами, и др.

Развитие тюркологического кавказоведения всегда запаздывало в сравнении с изучением собственно кавказских или индоевропейских, ираноязычных народов. Это относится и к ногайским тюркам Северного Кавказа. Ногайцы – некогда крупный и широко расселенный в европейских степях народ.

В середине ХХ века они оказались разделены между Карачаево-Черкесской, Чеченской, Дагестанской республиками и Ставропольским краем. Территория Северного Кавказа исстари полиэтнична. Исследование истории отдельно взятого народа — ногайцев служит примером изучения объекта в неразрывной связи истории всего Кавказского региона и народов его населяющих.

Обращение к истории народов, в том числе и ногайцев, стало важным фактором национально-культурного возрождения. Несмотря на большое количество научных работ, многие страницы истории нашего региона, его отдельных частей и отдельных народов еще недостаточно изучены или требуют пересмотра с учетом привлечения в научный оборот малоизвестных документальных источников, а также накопленных современных научных данных и новых взглядов на исторические процессы. Явная скудность источниковой базы по истории ногайских тюрок Кавказа ощущалась еще в советское время.

Актуальность темы стала диктоваться необходимостью накопления новых исторических знаний о ногайцах, которые впоследствии могли бы способствовать более полному пониманию истории региона. Потому что изучение истории ногайcких тюрок, живших на Кавказа, позволит восстановить причины, ход и последствия существования тюркских этносов в изучаемом регионе. При этом в качестве главного критерия изучения ногайских тюрок выставлен не исключительно хозяйственно-географический, а политико-правовой как фактор влияния на различия исторических и социо-культурных судеб ногайцев в прошлом.

Как известно, ногайцы — народ, который в средние века занимал территорию от Волги до Иртыша и от берегов Каспийского и Аральского морей до границы лесостепной полосы Восточной Европы. Прошлое ногайцев, проживавших на Северо-Западном Кавказе, отличался от путей исторического развития ногайцев, живших в других местах (на р. Тереке, р. Волге, и др.). Это было связано с их статусом, т.е. политическим фактором. Это обусловлено тем, что рассматриваемый регион до 1783 года являлся владением Крымского ханства — вассала Османской империи.

Возможно проследить схожесть военно-политической истории ногайцев Северного Кавказа и ногайцев западных провинций Крымского ханства. Поэтому, насколько это было уместно и необходимо, затрагивается территория Северо-Западного Причерноморья. Для того чтобы взвешенно подойти к освещению и оценке событий, связанных с историей ногайцев Кавказа и их взаимоотношений с соседями, предпринят также показ ситуации в приграничных местах. Под территорией Северо-Западного Кавказа понимается бассейн р. Кубани и Восточное Причерноморье. Северо-Западный Кавказ политически и географически занимает особое место в истории российско-османско-крымского соперничества, поэтому более обстоятельное изучение истории региона, народов его населявших, в частности, ногайцев, помогло бы объективно подойти к оценке событий, связанных с историей всего Кавказа, так и исторических процессов, охвативших регион.

Северный Кавказ ныне входит в Северокавказский федеральный округ и Южный Федеральный округ (ЮФО) РФ. Этот регион, как известно, географически состоит из степной, приморской и высокогорной зоны. Автор рассматривает этнический принцип федерализма и территориального разграничения, оставшийся с советских времен; депортации, наличия ареалов смешанного проживания ногайских тюрков с представителями других народов. Освещается процесс перекраивания российскими властями административных границ на протяжении XIX – XX веков, осуществляемый без учета общественного мнения и историко-культурного тяготения местных сообществ. Рассматриваются современные внешнеполитические и внутригосударственные факторы нестабильности, влияющие на положение ногайцев.

Объектом настоящего исследования являются ногайские тюрки, а предметом — специфика их исторического развития и функциональная роль в исторических процессах в масштабах Кавказа. Как известно, ногайцы, будучи крупным и сильным этнообразованием, считаются преемниками Золотой Орды наряду с Крымским ханством, и другими государственными образованьями и вступают в политическую борьбу, в которой участвуют с попеременным успехом также Османская империя, Российская империя, Сефевидское государство и др. державы. Раскол Ногайской Орды повлек переселение части ногайцев в ареал Крымского ханства. Ограничив исследование лишь изучением роли ногайцев в исторических событиях и процессах, мы сможем получить ответы и на целый ряд более общих, пока дискуссионных вопросов — каким образом Крымское ханство вовлекало своих подданных в сферу османской политики, как и в чем это отразилось во взаимоотношениях между Османской и Российской империями. И, наконец, с военно-политической историей ногайцев связаны почти все более или менее важные шаги крупных мировых держав на Кавказе, что также не может не вызывать повышенный интерес.

ХV — ХХ века период исторического развития ногайцев на Кавказе. Мы посчитали целесообразным и оправданным рассмотрение всего временного отрезка истории ногайцев на Кавказе. Процесс исторической реконструкции военно-политической истории ногайских тюрок Кавказа оправдывает себя в том плане, что последовательное исследование отражает неразрывную связь происходящих событий и явлений, дает объяснение обусловленности причин и последствий исторических реалий. Таким образом, стало возможным восстановить раннюю историю пребывания ногайцев в регионе, обосновать тенденции дальнейшего притока представителей этого этноса на Кавказ во всем многообразии влияния факторов, в том числе политического, а главное — выявить развитие истории части ногайского народа, проживавшего раздельно от общей массы своих сородичей как пример исторического существования. В 60-е годы ХIХ века окончательно завершается сложный и длительный процесс покорения Кавказа со стороны Российской империи. С 60-х годов ХIХ века до начала ХХ века идет процесс включения ногайцев в правовое и социально-экономическое поле Российского государства. Автор рассматривает этапы районирования и национально-территориального передела ногайских просторов на протяжении ХХ века.

В исторической литературе ХV в. — до 1917 года содержится мощный пласт материала, неоценимый в плане насыщенности разнообразной информацией для изучения прошлого ногайцев Кавказа. Первое по времени описание военно-политической жизни ногайцев, живших на Северо-Западном Кавказе, дал выдающийся турецкий географ, историк и этнограф Эвлия Челеби (1611 — около 1680). Дважды побывав на Северном Кавказе он собрал разнообразные ведения о местном населении. В первый раз он столкнулся с ногайцами в 1641 году, участвуя в сражениях против донских казаков за Азов, а во второй раз — в 1666 году, проходя через их земли в свите крымского хана Мехмед Гирея IV. В его сочинении Сеяхат-наме или Книге путешествия передаются сведения об этносоставе ногайцев. Весомое изложение фактов, касающиеся ногайско-турецких, ногайско-русских, ногайско-калмыцких и кабардино-ногайских отношений отражает положение ногайцев в Крымском ханстве, их участие в различных акциях против российской стороны.[2]

Ценность представляет сочинение турецкого историка начала ХVIII века Ахмеда Ресми-эфенди, в котором затронуты аспекты военно-политического положения ногайцев на Северо-Западном Кавказе, состав, потенциал, и др. Турецкие авторы Эвлия Челеби и Ресми-эфенди придавали ногайцам значение как потенциально боеспособному контингенту в регионе.[3]

Об отношениях ногайцев с османскими турками, взаимосвязях с другими народами сообщал дипломат, консул Франции в Крымском ханстве (1750 — 1762) Шарль Пейсоннель (1727 — 1790).[4]

Со второй половины ХVIII века появляется все больше работ, в которых встречаются упоминания о ногайцах. В частности, Иоганн Антон Гюльденштедт (1745 — 1781) по результатам своих экспедиций 1769 — 1774 годов опубликовал сведения о четырех главных ногайских ордах, владевших всей Кубанской равниной. Это были ногайцы, переселившиеся к тому времени на Кубань под российским контролем. Сведения о ногайцах, проживавших и до этого стабильно в регионе, ограничивались упоминанием двух фамилий. Это было связано с тем, что ученый не имел доступа в зону не подчиненную российским властям.[5] В этом плане недостаток материалов восполняют работы турецких авторов, чьи исследования публиковались в российских журналах. Например, перевод произведения Джевдет-паши представляет большой интерес с точки зрения показа роли ногайцев в событиях 1777 — 1785 годов на Северо-Западном Кавказе.[6]

В год присоединения Крымского ханства к Российской империи на русском языке был опубликован перевод Клееманова путешествия…. Автор затронул зависимое положение ногайцев от крымских ханов и турецких султанов. Это сочинение интересно в плане изучения переселения ногайцев с Крымского полуострова на Кубань в конце 60-х годов ХVIII века.[7] После ликвидации Крымского ханства и перехода большей части крымских владений в сферу российского влияния, — открылся широкий доступ в регион для многих исследователей, в том числе и для историков.

В работах целого ряда авторов известия о ногайцах приводятся в том контексте, что они своими набегами на российские пределы вызывали недовольство царского правительства. Так, например, Людвик Филипп де Сегюр — представитель Франции в Российской империи (1785 — 1791) в своих записках отмечал, что первоначально российское правительство предупреждало Османскую империю, но в 1778 году из-за непрекращающихся похищений русских людей, силой оружия расправилось с ногайцами на Кубани.[8]

Выдающийся ученый Петер Симон Паллас (1741 — 1811) в своих работах реально констатировал факты набегов ногайцев на российскую укрепленную линию. Особое место в его сочинении занимает тема перехода кубанских ногайцев в российское подданство. Объектом внимания Палласа стали те ногайцы, которые находились под покровительством России. Прекрасный исследовательский труд Тунманна Крымское ханство, (1784) во многом иллюстрирует ситуацию, в которой находились ногайцы, будучи еще подданными крымских ханов. Для понимания истории ногайцев ХVIII века, т.е. связанной с крымской государственностью, имеет неоценимое значение фундаментальная работа В.Д. Смирнова Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты….[9]

Большое значение имело мнение, высказанное основателем российской исторической науки и историографии Н.М. Карамзиным. Проанализировав сочинения предшественников и источники, он пришел к выводу, что враждебная позиция ногайцев, размещавшихся на Кубани — на территории Крымского ханства, — по отношению к России, берет свое начало с истории Золотой Орды, а также последующих ей образований — Малой и Большой Ногайских Орд, и, наконец, Казыева Улуса.[10]

Созданное в середине ХIХ века общество по изучению истории и древностей публиковало многообразные материалы документального характера, научные изыскания. Большой интерес представляют работы Ф. Бруна, М. Венюкова и многих других, содержащие сведения о ногайцах.[11]

В 1869 году вышел в свет знаменитый архив Петра Григорьевича Буткова, известный под названием Материалы для Новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год П.Г. Буткова. П.Г. Бутков называл ногайцев кубанцами. Обширная документальная база, собранная автором позволяет оценить исторические события и отношение к действиям российских войск, властей, общественности относительно ногайцев, а также со стороны российского правительства и командования в условиях военного времени, острого соперничества между Османской и Российской империями, ситуации внутри ногайских обществ.[12]

В отличие от предшественников автор второй половины ХIХ века А. Берже предпринял попытки по-новому взвесить геополитические интересы Османской и Российской империй в отношении Кавказа. Он впервые высказал мысль, что земля закубанцев нужна была, в их самих не было никакой необходимости. Между тем, в вековых соперничествах мировых держав гибли целые народы….[13]

В литературе части современников, участников военных событий, отношение к ногайцам на Кавказе было сложным. Борьба за включение региона в Российскую империю требовала исторического оправдания. В этом русле оценивался уровень жизнедеятельности ногайцев, велся поиск этнических корней, времени появления их в регионе, исследовались исторические корни для обоснования удаления ногайцев с мест их обитания.

В начале ХХ века ногайцы вновь изображаются в крайне негативном ракурсе. Так, начальник военно-исторического отдела полковник Семен Эсадзе в своем труде Покорение Западного Кавказа и окончания Кавказской войны выставляет ногайцев полудикой ордой, совершавшей набеги на станицы казаков. Расправа над ногайцами, их выселение с Кубани — акт, способствовавший, по мнению автора, умиротворению края от Кубани до Дона.[14]

Особенно полезны для понимания изучаемой нами проблемы фундаментальные работы исследователей казачества, а именно И. Бентковского, В.А. Потто и Ф.А. Щербины. По В.А. Потто, автора известных изданий Кавказская война и Два века Терского казачества, российская политика в отношении кубанских ногайцев оценивается как оберегательная, ответная. Автор показывает историю региона и, в частности, ногайцев в контексте русско-турецких отношений. Соответственно, ногайцы у Потто, прежде всего противники России и союзники Турции. Если ногайцы совершают набеги на русские поселения, то они называются хищниками, дикими. Если они живут мирно, то отношение к ним иное-К югу от Дона и его притока Маныча простиралась до самой Кубани обширная степь, по которой привольно кочевали ногайцы — настоящие хозяева края. Причинами расправы над ногайцами в 80-е годы ХVIII века, по В.А. Потто, была необходимость положить предел необузданному своеволию ногайского народа, до тех пор пока на Кубани Орда, нечего было и думать о заселении степного пространства нынешней Ставропольской губернии каким бы то ни было оседлым мирным населением. Вхождение кубанских ногайцев в состав Российской империи, по мнению В.А. Потто, было благо для них, облеченное в понятие цивилизация и свет.[15] Ф.А. Щербина в своем труде История Кубанского казачьего войска назвал ногайцев главной массой кубанских степей. Производимые ими набеги он считал следствием кочевого уклада, способом, характером существования, а не признаком состояния войны. Между тем, причинами противодействующего характера русско-ногайских отношений Ф.А. Щербина считал религиозную ненависть, а также стремление России к удержанию Предкавказья за собою и к недопущению политического могущества здесь тюркских народностей. Расправу, учиненную над ногайцами, выселение их с Кубани Ф.А. Щербина оправдывает с точки зрения политической необходимости. Для заселения русским населением просторов Кубани, нужно было, полагал Ф.А. Щербина, продвинуть беспокойных местных жителей с мест своего обитания. Набеги ногайцев служили поводом для осуществления этих мер.[16]

Исследования Н. Веселовского, А.Л. Зиссермана, Л. Колли, С.В. Фарфаровского, И.Л. Щеглова, А.И. Якобия, и др. проливают свет на некоторые вехи развития ногайского общества.[17]

В советское время наметилась специализация в изучении тех или иных проблем исторической науки, в результате чего, в сферу интересов ученых попадали некоторые страницы истории ногайцев. Однако, резонанс исследования Кавказа, да и интерес к тюркологии в целом заметно снизился. Вместе с тем, стоит отметить, что проблематика многих работ была ограничена. В целом, важно обратить внимание на преобладание работ этнографического характера. Подавляющее большинство научных работ особенно советского периода включает лишь упоминание о пребывании ногайцев на Кавказе.

Ногайские тюрки сыграли яркую роль в истории всего Кавказа. Их появление в регионе, историческое и культурное прошлое дискуссионны.

В истории изучения ногайцев, пожалуй, наиболее острой является проблема определения места этого народа во внутренней и внешней политике Османской и Российской империй. В связи с этим следует отметить, что авторы ХVI — ХIХ веков оставили ценные описания исторических событий. Так, Дж. Флетчер, Р. Ченслор, А. Дженкинсон, Т. Бэнистер, Дж. Дэкет, Х. Бэрроу (ХVI), Ж. Маржрет, Э. Челеби (ХVII), Л.Ф. де Сегюр, Клееман, П.С. Паллас, Тунманн, П.Г. Бутков (ХVIII), В.А. Потто, Ф.А. Щербина, и др. рассматривают ногайцев ХVI века — конца ХVIII века в качестве боевого оплота Крымского ханства и Османской империи. Ногайцы называются подданными крымского хана и турецкого султана.[18]

О том, как строились между ними отношения, отмечается в сочинениях Хаджи Халфа (ХVI — ХVII), Ахмеда Ресми-эфендия, Сайид-Гирея, Андрея Лызлова, Абулгази, Осман-бея (ХVIII век), в фундаментальных трудах Ф. Лашкова, а в настоящее время — А.Р. Андреевым в его Истории Крыма.[19] Как правило, подавляющее большинство современников причиной боевых действий российских войск против ногайцев считали производимые ими набеги на территорию Российской империи и ее союзников. Лишь Джилс Флетчер видел разницу между поводом и причинами подобного противостояния. Последними были территориальные претензии Российской империи и Крымского ханства на приграничные земли и собственно владения соперника.

Историки по-разному оценивают взаимоотношения ногайцев с российской стороной до конца ХVIII века. Е.П. Алексеева отношения ногайцев с Российской империей ХVI — ХVIII веков назвала политическим союзом, скрепленным интенсивными экономическими и торговыми отношениями.[20] По мнению С.А. Чекменева, известные Акты о вхождении ногайцев в состав России носили в основном условный характер и не соблюдались.[21] Т.М. Феофилактова отношения России с ногайцами до конца ХVIII века определяет как военно-политические.[22] Большая часть ученых считает, что причиной русско-турецких (османо-российских) войн, принесших бедствия ногайскому народу, были не приграничные конфликты, а противоборство между Османской и Российской империями, с одной стороны, и Англией и Францией – с другой (Я.З. Ахмадов, Н.А. Сотавов и др.).[23] Некоторые авторы видят в ногайцах дестабилизирующий элемент в межгосударственных взаимоотношениях (О.Б. Демин, В.А. Пирко).[24]

Б.Б. Кочекаев, изучивший ногайско-русские отношения ХV — ХVIII веков, пришел к выводу о неприемлемости употребления, как это было принято, термина подданство по отношению к ногайцам, в том числе и к тем, которые жили на Кубани. По его мнению, о подданстве ногайцев Российскому государству речь может идти лишь с того времени, когда у ногайцев ввели русскую систему управления (конец ХVIII — начало ХХ века). Вхождение ногайцев в состав России, отмечал Б.Б. Кочекаев, происходило как путем завоевания, так и путем признания населением русской власти без вооруженного сопротивления. Политическое безволие, неумение ногайцев отстаивать свою независимость, считал исследователь, обуславливались отсталостью социально-экономического и политического строя этого народа.[25]

По-разному определялась политика российского правительства на Кавказе. Так, еще в ХIХ веке М. Венюков писал о знаменитых трех этапах колонизации края, в каждый из которых он вписал состояние ногайцев, переходные моменты, последствия для них и т.д. Позже П.А. Шацкий стал придавать одинаковое значение терминам колониальный режим, русская колонизация.[26] Т.М. Феофилактова видела объективно-прогрессивное значение в присоединении к России Правобережной Кубани для ее народов.[27] В.Н. Ратушняк рассмотрел аспекты политической истории России и Турции, повлиявшие на присоединение кубанских народов и территории их обитания к России. Завершился процесс колониальной политики освобождением от крымских ханов и вхождением в сферу прогрессивного экономического и культурного влияния России.[28] Н.С. Киняпина, М.М. Блиев, В.В. Дегоев, освещая программу России на Северном Кавказе в контексте изучения ими внешней политики России, пришли к выводу, что период с 1784 по 80-е годы ХIХ века следует считать столетием колонизации края, и также подчеркивали прогрессивное значение присоединения народов, в том числе и ногайцев.[29]

В середине 90-х годов появляются новые оценки обращения ногайцев в подданных России. Стоит особо выделить работу С.А. Чекменева Мухаджирство, переселение, выселение горцев Северного Кавказа в Турцию. Лихолетья после Кавказской войны, по мнению историка, были трагическими в судьбах народов Северного Кавказа.[30] О том, что ногайцы пережили подлинную этническую трагедию, отметили в своих трудах А.В. Авксентьев и В.А.Шаповалов.[31]

Наиболее открыто выступил ученый из Майкопа А. Чирг. Трагизм истории ногайцев, равно как и адыгов, заключался в заинтересованности России и Турции регионом их проживания, пишет автор. Действия российских войск на Кубани автор расценивает как вмешательство во внутренние дела Крымского ханства. Организованное царским правительством принятие присяги ногайцев российскому престолу было нежелательным событием для ногайцев. Мероприятия по выселению ногайцев с Кубани названы А. Чиргом главным фактором, вызвавшим недовольство ногайцев. Последующие меры правительства по локализации очага напряженности оцениваются как акция геноцида ногайского народа, осуществлявшаяся в ходе славянской колонизации края.[32]

Известный кавказовед профессор В.Б. Виноградов в своих публикациях также не обходит стороной имевшие место трагические события в истории ногайцев, которые, по его словам, лишь на время омрачили ногайско-русские отношения.[33]

Таким образом, для историографии проблемы большое значение имеют в основном работы кавказоведческой тематики. Заслуживает пристального внимания теория М.М. Блиева и В.В. Дегоева о существовании кубанского общества у ногайцев.[34] Б.Б. Кочекаев в своей работе прекрасно мобилизовал архивные источники. Важные эпизоды истории ногайцев встречаются в трудах И.Х. Калмыкова, Р.Х. Керейтова, А.И. Сикалиева, А.А. Ялбулганова.[35]

По истории и этнографии ногайцев существуют две монографии под названием Ногайцы (1900, 1988). Эти работы дают ответ на целый ряд общих вопросов.[36] В 1995 году профессор В.Б. Виноградов в соавторстве со специалистом по Золотой Орде Е.И. Нарожным и с автором этих строк сделал попытку целостного осмысления истории ногайцев в главе Ногайцы в работе Средняя Кубань- земляки и соседи. Так наметилось углубленное изучение истории ногайских тюрков, так как некоторые аспекты прошлого ногайских тюрков на Кавказе (из-за несовершенства представлений о них) оценены недостаточно. К ним применялись зачастую шаблонные мерки как к одному из народов региона.

Одна из неразработанных тем изучения истории Кавказа — это определение степени вовлеченности ногайцев в исторические процессы, охватившие регион, т.е. место ногайцев в османо-российском противоборстве во всей конкретности и действительности фактов, и в частности, их участие в османо-российских войнах, роль в приграничных конфликтах, реальное участие в движениях (Бахты Гирея, Шейха Мансура, наибов Шамиля и т.д.). Проблемы совместного общежития ногайцев с адыгами, черкесами, кабардинцами, разлученными соплеменниками и др., взаимопроникновение этнических судеб, характер исторических связей между ними и многие другие вопросы недостаточно изучены или не освещены вообще российской историографией. Между тем, наибольшее значение уделялось истории развития дружественных русско-кабардинских, русско-ногайских и пр. отношений. Все это связано с тем, что пока не имеется полной и ясной концепции истории ногайцев Кавказа.

Высоко оценивая заслуги специалистов, стоит отметить, что многие затронутые ими темы требуют дальнейшей разработки. Обращение к истории ногайцев — последовательный шаг в деле изучения исторического прошлого во всем многообразии и конкретности событий и процессов. Специалисты не могли не заметить, что используемого ими документального материала о ногайских тюрках Кавказа явно недостаточно, чтобы сделать серьезные выводы о ногайцах в исторических процессах ХV — ХХ веков.

Между тем, этот народ, будучи в свое время довольно представительным, сыгравшим яркую роль в истории региона, претендующим (и ныне) на государственность, справедливо заслуживает более пристального внимания историков.

Мощный пласт фактического материала содержится в Посольских книгах, которые отражают картину взаимодействия ногайцев с русскими и крымцами. Документальные свидетельства показывают причины и обстоятельства, вызвавшие раскол ногайского народа на Больших и Малых Ногаев, а так же их разную политическую направленность. Содержание нескольких Посольских книг было опубликовано в издании Посольская книга по связям России с Ногайской Ордой 1489 — 1508 гг..[37] Опубликованные в издании Путешествия русских послов ХVI — ХVII вв. статейные списки И.П. Новосильцева, Г.И. Микулина, позволяют почерпнуть дипломатические сведения о ногайцах, представленные в Англии и Турции.[38]

Для восстановления картины российско-крымских отношений, и в частности какую роль в них играли ногайцы важными являются Памятники дипломатических сношений Крымского ханства с Московским государством в ХV — ХVII вв., хранящиеся в Московском Главном Архиве Министерства Иностранных Дел (изданные Ф.Ф. Лашковым).[39]

Помещенные в двухтомном издании Кабардино-русские отношения в ХVI — ХVIII вв. архивные документы: письма, грамоты, указы, протоколы, донесения, рапорты, журналы переговоров, документы коллегии иностранных дел, — прекрасная фундаментальная база фактологических сведений для изучения истории, в частности ногайцев.[40]

Некоторые ценные документы по поводу приведения ногайцев на Кубани в российское подданство под руководством А.В. Суворова в 1783 году содержатся в издании А.В. Суворов.[41] Интерес представляют так же опубликованные Новые документы Суворова, Ушакова, Потемкина-Таврического, Кутузова.[42] Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального Штаба.[43]

Для изучения военно-политической истории ногайцев интерес представляют документы, вошедшие в издания Крымские дела 1775 — 1776 г. Московское отделение общего архива Главного Штаба,[44] Перевод двух писем некоторого татарского мурзы к знакомому ему Россиянину, написанные из полуострова Крымского 1777 г.,[45] в работу Ф.Ф. Лашкова Архивные данные о бейликах в Крымском ханстве.[46]

Весомое значение имеют документы, извлеченные из архивов и вошедшие в двухтомник Н. Дубровина под названием «Присоединение Крыма к России. Рескрипты, письма, реляции и донесения».[47]

Особое место занимают архивные материалы, подобранные Е.Д. Фелицыным в Сборник архивных документов, относящихся к истории Кубанского казачьего войска и Кубанской Области, собранных почетным членом областного статистического комитета Е.Д. Фелицыным.[48]

Конкретизируют и детально дополняют картину военно-политической жизнедеятельности ногайцев на Кавказе второй половины ХVIII века, показывают место ногайцев во внешней политике Российской империи, раскрывают страницы боевой истории ногайцев документы, вошедшие в издание Высочайшие рескрипты императрицы Екатерины II и Министерская переписка по делам Крымским из Семейного архива графа Виктора Никитича Панина (Части I, II).[49]

Ситуацию в регионе несколько иллюстрирует собранная и опубликованная переписка государственных сановников и видных лиц, вышедшая под названием Татищев В.Н. 1717 — 1750 гг.,[50] Письма правителя Таврической Области Василия Васильевича Каховского правителю канцелярии В.С. Попову, для доклада его светлости князю Григорию Александровичу Потемкину-Таврическому,[51] Письма с Кавказа к Редактору Московских ведомостей Р.Фадеева,[52] Погром Батал-паши на берегах Кубани 30 сентября 1790 года. Журнал кампании по Кавказской линии покойного генерала от инфантерии и кавалерии Ивана Ивановича Германа, 1790 г.,[53] а так же в издание Пятидесятилетие покорения Западного Кавказа и окончания Кавказской войны,[54] составленного по материалам журналов Военный сборник, Русская старина, Кавказский сборник и Н.Ф. Дубровина.

Уникальные сведения об истории ногайцев сообщаются в сочинениях путешественников, исследователей, воспоминаниях военачальников и офицеров русской армии. Они дают яркое представление о многих сторонах прошлого изучаемого народа. В этом плане большую ценность имеют сочинения Джилса Флетчера, Николая Варкоча, Оруджбек Баята, А.Дженкинсона, М.Меховского (ХVI), Рейнгоут ван Бредероде, Дидерих Баса, Альберта Иоакими, Жака Маржерета, Адама Олеария, Жана де Люка, Жан Батиста Тавернье, Эмиддио Дортелли д`Асколи, Эвлии Челеби, Корнелия де Бруина (ХVII), Феррана, Сайид Гирей-хана, Абулгази, Иоганна Густава Гербера, Я.Я.Стрейса, Ксаверио Главани, Обри де ла Мотрэ, Шарля Пейсоннеля, Джевдет-паши, Иоганна Готлиба Георги, Иогана Антона Гюльденштедта, Джованни де Лукка, Якоба Рейнеггса, Андрея Лызлова, Сегюра, Штедера, Клеемана, Самуйла Георга Гмелина, Тотто, П.С. Палласа, А.Нарушевича, П.Г.Буткова, Яна Потоцкого (ХVIII), Э. Спенсера, И. Дебу, Семена Броневского, Ф.Ф.Торнау, Боплан, Г.И.Филипсона, Генриха-Юлиуса Клапрота, Леонтия Яковлевича Люлье, Султана Хан-Гирея, Султана Казы-Гирея, Иогана Якоба Мейера, Шоры Бекмурзина Ногмова, С.В. Фарфоровского, Е.А.Головина, А.Воейкова, Осман-бея, А.Скальковского, Иоганна (Жан-Море) Бларамберга, А.Берже, Иосифа Бентковского, М.Венюкова, Н. Дубровина, В.Бруна, М. Бережкова, Н. Веселовского, А.Л. Зисермана, Ф. Лашкова, В.Х. Кондараки, П.П. Надеждина, А. Андриевского, Е.Д. Фелицына, В.Д. Смирнова, А. Накко, Семена Эсадзе (XIX). Их труды освещают широкий круг вопросов, связанных с различными сторонами жизни ногайских тюрков.

Источники

[1] Из состава Золотой Орды в XIV веке выделились также образования – княжество Валахия (Мунтянское), которое входило в состав Османской империи с начала XIV века и княжество Молдавия – в составе Османской империи с XVI века.

2Эвлия Челеби. Книга путешествия. М., 1979.

3Зденка Весела. Турецкий трактат об османских крепостях Северного Причерноморья в начале XVIII в.// Восточные источники по истории народов Юго-Восточной Европы. Вып. 2. М., 1969.

4 Пейсонель Ш. Исследование торговли на черкеско-абхазском берегу Черного моря в 1750 – 1762 г. Майкоп, 1990.

5 Дневник в южную Россию академика Санкт-Петербургской Академии наук Гильденштедта в 1773 – 1774 г.// Записки императорского Одесского общества истории и древностей (далее – ЗИООИД). Одесса, 1879.

6Джевдет-паша. Описание событий в Грузии и Черкесии по отношению к Оттоманской империи от 1192 года по 1202 год хиджры (1775 – 1784)// Русский архив, 1888. Кн. 3. М., 1888.

7 Клееманово путешествие из Вены в Белград и Новую Килию, також в земли Буджатских и Ногайских татар и во весь Крым, с возвратом через Константинополь, Смирну и Триест в Австрию в 1768, 1769 и 1770 годах, с приобщением описания достопримечательностей крымских. СПб., 1783.

8Записки Графа Сегюра о пребывании его в России в царствование Екатерины II. СПб., 1865.

9 Паллас П.С. Описание народов, населяющих Кавказ, преимущественно черкесов// В.М. Аталиков. Страницы истории. Нальчик, 1987; он же. Путешествие по южным провинциям Российской империи в 1793 г. – 1794 г. Т. I.// Аталиков В.М. Страницы истории. Нальчик, 1987; он же. Путешествие по Крыму академика Палласа в 1793 и 1794 гг.// ЗООИД. Т. 12. Одесса, 1881; Тунманн. Крымское ханство. Б.м., 1936; Смирнов В.Д. Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты до начала XVIII века. СПб., 1887; он же. Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты в XVIII столетии. Одесса, 1886.

10 Карамзин Н.М. Предания веков. М., 1989.

11Брун Ф. Крым в половине XVIII столетия. Одесса, 1867; он же. Путешествие турецкого туриста вдоль по восточному берегу Черного моря// ЗИООИД. Т. 9. Одесса, 1875; он же. Черноморье. Сборник исследований по исторической географии Южной России (1852 – 1877). Ч. I. Одесса, 1879; он же. Черноморье. Сборник исследований по исторической географии Южной России Ф. Бруна (1852 – 1877). Ч. 2. Одесса, 1880; Венюков М. Население Северо-Западного Кавказа в три эпохи его колонизации в 1841, 1860 и 1863 гг. Б.м., б.г.; он же Очерк пространства между реками Кубанью и Белой, составленный Венюковым, 1862. Кн. 2. СПб., 1863.

12 Бутков П.Г. Материалы для Новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год П.Г. Буткова. Ч. 1, 2. СПб., 1869.

13Берже Ад. Краткий обзор горских племен на Кавказе. Нальчик, 1992.

14Эсадзе Д. Покорение Западного Кавказа и окончание Кавказской войны. Исторический очерк Кавказско-горской войны в Закубанском крае и Черноморском побережье. Майкоп, 1993.

15 Бентковский И. Заселение Черномории с 1792 по 1825 год// Памятная книжка Кубанской Области. 1881. Екатеринодар, 1881; Потто В.А. Кавказская война. Ставрополь, 1994. Т. 1, 2, 5; он же. Два века Терского казачества (1577 – 1801).Т. I. Владикавказ, 1912.

16Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска. Т. I. Екатеринодар, 1910; он же. История Кубанского казачьего войска. Т. 2. Екатеринодар, 1913; он же. Очерки борьбы русских с черкесами. Вып. I. Екатеринодар, 1912.

17Колли Л. Хаджи-Гирей и его политика (по генуэзским источникам). Взгляд на политические отношения Кафы к татарам в XV веке. Симферополь, 1913; Фарфоровский С.В. Ногайцы Ставропольской губернии. Историко-этнографический очерк из кн. 26, вып. 7. Русского Географического Общества. Тифлис, 1909; Щеглов И.Л. Трухмены и ногайцы Ставропольской губернии. Т. I. 1910; Якобий А.И. Тюрки степей Северного Кавказа. На правах рукописи. СПб., 1901; Зиссерман А.Л. История 88-го пехотного Кабардинского генерал-фельдмаршала Князя Барятинского полка (1726 – 1880). Т. I. СПб., 1881; он же. Фельдмаршал князь А.И. Барятинский// Русский архив. 1888. Кн. 1, 2, 4. М., 1888; Веселовский Н. Благословительная халифская грамота 1778// Известия Таврической Ученой архивной комиссии. Симферополь, 1913.

18 Бэрроу Х. 1579 – 1581 гг.// Английские путешественники в Московском государстве в XVI веке. М., 1937; Дженкинсон. Путешествие в Среднюю Азию Азию 1558 – 1560 гг.// Английские путешественники в Московском государстве в XVI веке. М., 1937; Ричард Ченслор (1553 – 1554 гг.)// Английские путешественники в Московском государстве. М., 1937; Флетчер Дж. О государстве русском// Проезжая по Московии (Россия XVI – XVIII веков глазами дипломатов). М., 1991; Бэнистер Т., Дэкет Т. Пятое путешествие в Персию// Английские путешественники в Московском государстве в XVI веке. М., 1937; Маржерет Ж. Состояние Российской империи и великого княжества Московии// Россия XV – XVII вв. глазами иностранцев. Ленинград, 1986.

19Абулгази. Родословная история о татарах, переведенная на французский язык, с рукописной татарской книги, сочиненная Абулгачи Байдуром-ханом, и дополненная великим числом примечаний достоверных и любопытственных о прямом нынешнем состоянии Северной Азии с потребными географическими ландкартами, а с французского на российский в АН. Т. 1, 2. СПб., 1768; Джевдет-паша. Описание событий в Грузии и Черкесии по отношению к Оттоманской империи от 1192 года по 1202 год хиджры (1775 – 1784)// Русский архив, 1888. Кн. 3. М., 1888; Зденка Весела. Турецкий трактат об османских крепостях Северного Причерноморья в начале XVIII в.// Восточные источники по истории народов Юго-Восточной Европы. Вып. 20. М., 1969; Мухамедьяров Ш.Ф. Крымско-татарская хроника Тарихи-Сайид Гирей-Хан как источник по истории и этнографии ногайцев// Основные аспекты историко-географического развития Ногайской Орды. М. – Терекли-Мектеб, 1991.

21 Алексеева Е.П. Истоки дружбы народов Северного Кавказа с русским народом (IX – XVII)// Вопросы археологии и истории Карачаево-Черкесии. Черкесск, 1991. С. 68 – 73.

22 Напсо Д.А., Чекменев С.А. Надежда и доверие. Черкесск, 1993.

23 Феофилактова Т.М. Политические отношения России с народами Северо-Западного Кавказа в период подготовки второй русско-турецкой войны (1783 – 1787)// Россия и Черкесия (вторая половина XVIII – XIX вв.). Майкоп, 1995. С. 69 – 71, 74; она же. Северо-Западный Кавказ во внешней политике России во второй половине XVIII века. Ростов-н/Д., 1975. С. 13 – 19.

24Ахмадов Я.З. Народы Северного Кавказа во внешней политике России, Ирана и Османской империи (XVI – первая четверть XVIII в.). Автореф. Дисс. На соиск. Уч. Степени д.и.н. Ростов-н/Д., 1989; Сотавов Н.А. Северный Кавказ в русско-иранских и русско-турецких отношениях в XVIII в. М., 1991.

25 Демин О.Б. Приазовье второй четверти XVII века и формирование мировой системы государств// 350-летие Азовского осадного сидения. Азов, 1991; Пирко В.А. Роль народных миграций в заселении и освоении Северного Приазовья (XVI – XVIII в.)// Социо-демографические процессы в российской деревне (XVI начало XVIII в.). Вып. 2. Таллинн, 1986.

26 Кочекаев Б.Б. Ногайско-русские отношения в XV – XVIII вв. Алма-Ата, 1988; он же. Социально-экономическое и политическое развитие ногайского общества в XIX – начале XX века. Алма-Ата, 1973; Ратушняк В.Н. История Кубани XVI – начала XX в. в Отечественной историографии 1920 – 1980 гг.// Проблемы историографии истории Кубани. Краснодар, 1994. С. 31.

27Венюков М. Население Северо-Западного Кавказа…; Шацкий П.А. Русская колонизация территории Карачаево-Черкесии в XIX веке// История горских и кочевых народов Северного Кавказа. Вып. 1. Ставрополь, 1975.

28 Феофилактова Т.М. Северо-Западный Кавказ… С. 13 – 19.

29 Ратушняк В.Н. Вхождение Северо-Западного Кавказа в состав России и его капиталистическое развитие. Краснодар, 1978. С. 10 – 41.

30 Киняпина Н.С., Блиев М.М. Дегоев В.К. Кавказ и Средняя Азия во внешней политике России (вторая половина XVIII – 80-е годы XIX в.). М., 1984. С. 58, 60.

31Чекменев С.А. Мухаджирство, переселение, выселение горцев Северного Кавказа в Турцию// Тарих, 1994. № 1. С. 58, 60.

32 Авксентьев А.В., Шаповалов В.А. Этно-социальные проблемы России. Ставрополь, 1994. С. 17 – 18, 31, 41, 57 – 58.

33 Чирг А. Краткая история Черкесии (с древнейших времен до начала XIX века)// Гибель Черкесии. Краснодар, 1994. С. 25 – 26, 29 – 31; он же. Черкесы в русско-османских отношениях второй половины XVIII в.// Россия и Черкесия (вторая половина XVIII – XIX вв.). Майкоп, 1995. С. 46 – 48, 50 – 54.

34 Виноградов В.Б. Средняя Кубань: земляки и соседи. Армавир, 1995. С. 102 – 112; Керейтов Р.Х., Алиева С.И. Изучение истории народов Северного Кавказа в историко-регионоведческой лаборатории академика В.Б. Виноградова// Историческое регионоведение Северного Кавказа – вузу и школе. Армавир, 1999. С. 35 – 36.

35Блиев М.М., Дегоев В.В. Кавказская война. М., 1994.

36Калмыков И.Х., Керейтов Р.Х., Сикалиев А.И. Ногайцы. Черкесск, 1988; Керейтов Р.Х. Об участии кубанских ногайцев в движении Шамиля// Кавказская война. Махачкала, 1998; он же. К истории участия ногайцев в Кавказской войне// Кавказская война: уроки истории и современность. Краснодар, 1995; Ялбулганов А.А. Ногайцы Северного Кавказа в XVIII – XIX веках (Проблемы социально-экономического строя). Автореф. Дисс. М., 1995.

37Александров Ногайцы. 1900; Калмыков И.Х., Керейтов Р.Х. Сикалиев А.И. Ногайцы. Черкесск, 1988.

38Посольская книга по связям России с Ногайской Ордой 1489 – 1549 гг. Махачкала, 1995.

39Статейный список Г.И. Микулина (Англия)// Путешествия русских послов XVI – XVII вв. Статейные списки. М., 1954; Статейный список И.П. Новосильцева (Турция)// Путешествия русских послов XVI – XVIIвв. Статейные списки. М., 1954.

40 Лашков Ф. Памятники дипломатических сношений Крымского ханства с Московским государством в XV и XVII вв. Симферополь, 1891.

41 Погром Батал-паши на берегах Кубани 30 сентября 1790 года. Журнал кампании по Кавказской линии покойного генерала от инфантерии и кавалерии Ивана Ивановича Германа, 1790 г., 22 сентября по 30 число. Екатеринодар, 1896.

42 Башенев Н. Пятидесятилетие покорения Западного Кавказа и окончание Кавказской войны. Тифлис, 1914.

43 Кабардино-русские отношения в XVI – XVIII вв. В 2-х томах. М., 1957.

44 Суворов А.В. Т. I. М., 1949.

45 Новые документы Суворова, Ушакова, Потемкина-Таврического, Кутузова. Симферополь, 1947.

46 Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба. Бессарабская область. Ч. 1. СПб., 1862.

47 Крымские дела 1775 – 1776 г. Московское отделение общего архива Главного Штаба// ЗООИД. Т. 18. Одесса, 1895.

48 Перевод двух писем некоторого татарского мурзы к знакомому ему Россиянину, написанные из полуострова Крмыского 1777 года. Б.м., б.г.

49 Лашков Ф.Ф. Архивные данные о бейликах в Крымском ханстве. Б.м., б.г.

50 Дубровин Н. Присоединение Крыма к России. Т. 1, 2. СПб., 1885.

51 Сборник архивных документов, относящихся к истории Кубанского казачьего войска и Кубанской Области. Т. 1. Екатеринодар, 1904.

52 Высочайшие рескрипты императрицы Екатерины II и Министерская переписка по делам Крымским из Семейного архива графа Виктора Никитича Панина. Ч. 1. М., 1872.

53Татищев В.Н. 1717 – 1750 гг. Т. 14. М., 1990.

54Письма правителя Таврической Области Василия Васильевича Коховского правителю канцелярии В.С. Попову, для доклада его светлости князю Григорию Александровичу Потемкину – Таврическому// ЗИООИД. Т. 10. Одесса, 1877.

http://www.ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=757

На повестке дня Америки — бомбить Иран

Устав ООН гласит: «все члены Организации Объединенных Наций разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир, безопасность и справедливость».

Написанные в сороковых годах прошлого века, сегодня эти слова звучат насмешкой и говорят лишь о том, насколько иллюзорными были взгляды их авторов на нынешнее устройство мира и насколько далек этот мир, контролируемый единственной сверхдержавой, от справедливости и безопасности. Подтверждением этому является все, что творится вокруг Ирана и его планов создания ядерной энергетики.

Перестала ли Москва подыгрывать Западу?

Невероятными усилиями западной пропаганды и откровенным давлением на разных уровнях со стороны противников Ирана, у мировой общественности, похоже, уже создалось впечатление, что Россия целиком примкнула к «антииранскому клубу» и готова поддержать еще более жесткие санкции против Тегерана. Дело осталось, казалось бы, за немногим – спровоцировать Иран на провал очередного раунда переговоров по так называемой «иранской ядерной проблеме». Именно поэтому совершенно неожиданно в этом пропагандистском хоре прозвучал голос из Москвы, что она не верит в стремление Ирана создать свое ядерное оружие. Об этом перед началом женевской встречи представителей группы «5+1» и Ирана заявил премьер-министр РФ Владимир Путин. У России, сказал он в интервью американскому телеканалу CNN Ларри Кингу, «нет оснований подозревать Иран в том, что он стремится к обладанию ядерным оружием». Практически одновременно с Путиным эту же мысль логически продолжил посол РФ в НАТО Дмитрий Рогозин. «Использовать силу и давление в отношении Ирана недопустимо. Это только ускорит разработку им программы по созданию ядерного оружия», — заявил он на недавней пресс-конференции в Москве. Казалось бы, противники очередного кошмара на Большом Ближнем Востоке (ББВ), особенно в Тегеране, смогли спокойно вздохнуть с надеждой, что Россия займет более объективную позицию и сдержит вероятную агрессию против Ирана.

По логике вещей, если уж в российской столице было произнесено «А», то должно было бы последовать и «Б» в виде извинений перед Тегераном за явные и досадные промахи и ошибки, допущенные в российской политике по отношению к Ирану. Такого рода «признания» российской дипломатии уже приходилось делать в своей истории и сейчас это не нанесло бы никакого ущерба для имиджа России в мире. Скорее, наоборот, — российские позиции, особенно на ББВ, только бы укрепились и мир получил бы доказательство того, что Москва вовсе не послушный «аутсайдер» США и других западных «партнеров», а имеет свое твердое мнение по принципиальным вопросам.

В нынешней обстановке еще не поздно принести извинения и попытаться вернуть переговорный процесс с Ираном в цивилизованное русло, где его суверенное право, как члена Договора о нераспространении ядерного оружия, развивать программу «мирного атома» было бы поддержано Россией. Наверняка, вслед за этим примеру России последовал бы и Китай, который, кстати говоря, лишь формально поддержал санкции, но продолжает активно развивать торгово-экономические отношения с Ираном, вопреки американскому давлению. В Тегеране уже весьма высоко оценили заявления представителя российского МИДа о необходимости «сформировать долгосрочный переговорный механизм, нацеленный на всеобъемлющее урегулирование ядерной проблемы Ирана».


Иран за активное сближение с Москвой

Со своей стороны, иранское руководство, несмотря на проявившийся, особенно в 2010 году, крен Москвы в сторону антииранской западной политики, готово предпринять активные шаги по сближению с Российской Федерацией. По поступившим из Тегерана данным, лидеры ИРИ тщательно проанализировали ситуацию накануне начавшихся женевских переговоров и состояние российско-иранских отношений в целом. В общественно-политических кругах Ирана стало известно пожелание духового лидера Хаменеи к правительству страны вывести торгово-экономические отношения с Россией на новый, более высокий уровень. В связи с этим президенту Ахмадинежаду даны конкретные поручения по активизации работы в этом направлении. При этом, как свидетельствуют иранские политологи, в стране не забыты обиды от откровенно антииранских шагов Москвы. Источники подчеркивают, что, тем не менее, Тегеран в данном случае руководствуется «более высокими стратегическими соображениями», а не принципами сиюминутной выгоды от попыток слияния с Западом, как это, к сожалению, происходило с Кремлем под лозунгами «модернизации и прагматизации» российской внешней политики.

Активизация иранского сближения с Москвой, минуя ее сложные политические игры с ЕС и НАТО, представляется весьма эффективным ответом Вашингтону и его ближайшим союзникам. Мировая история полна примеров тому, как именно через торговые и деловые связи государства меняли отношения друг к другу. Может быть, и на этот раз в Кремле перестанут смотреть на Иран, как на разменную фигуру в своей глобальной геополитической игре и не станут больше подыгрывать США и другим странам Запада в достижении своих агрессивных целей в регионе Ближнего и Среднего Востока.


Цель США – захват иранских ресурсов военным путем

Видимо, в Вашингтоне тоже стали осознавать явную угрозу отрыва России от «антииранского блока», как уже с долей иронии начали именовать на Западе посредническую шестерку на переговорах с Ираном. Совершенно неудивительно, что в США и среди их союзников на Западе и Ближнем Востоке развернулась очередная волна антииранской истерии, уже предопределяя провал встречи в Женеве по вине «неуступчивости Тегерана». Что касается израильской прессы, то она явно переусердствовала, провоцируя Пентагон на развязывание боевых действий против Ирана. Барака Обаму израильские «ястребы» прямо обвиняли в пассивности и бездействии, потому что просто присутствие двух американских авианосцев «практически не оказало влияния на позицию клерикального режима Ирана». Задается прямой вопрос – чего еще ждет Вашингтон, разрешая Тегерану продолжать развивать ядерную программу, – сбросить ядерную бомбу на Тель-Авив?

Не отстает от прессы лично израильский премьер Биньямин Нетаньяху. Недавно на встрече с вице-президентом США Джо Байденом он, явно демонстративно для СМИ, сообщил, что израильские стратеги уже не первый месяц работают над планом военных ударов по Ирану бок о бок с американским Центральным командованием, отвечающим за военные действия на Большом Ближнем Востоке. И поэтому пора, наконец, показать Тегерану и всему миру, что свои «немалые зарплаты они получают не за просто так». А отставной американский генерал Майкл Хайден, при Буше возглавлявший Центральное разведывательное управление, открыто заявил, что военная операция против Ирана попросту «неизбежна». Его преемник на посту директора ЦРУ Леон Панетта с ним вполне согласен и говорит, что военное решение иранского вопроса рассматривается Соединенными Штатами в числе наиболее вероятных вариантов.

В том, что сценарий войны с Ираном стал опять более чем возможен, убеждают регулярно идущие из США сигналы. Так, пока госсекретарь Хиллари Клинтон с натянутой улыбкой комментировала возобновление переговоров с Ираном, глава комитета начальников штабов США адмирал Майкл Маллен с солдатской прямотой заявил каналу CNN, что «ни на йоту не верит» в мирный характер иранской атомной программы. По его словам, Америка уже вплотную подошла к военному разрешению «иранского кризиса», который «довольно продолжительное время» рассматривался как наиболее действенный вариант воздействия на Иран.

В чем состоит такое «решение», проговорился недавно и сенатор-республиканец от Южной Каролины Линдси Грэм. «Военная мощь (США), — сообщил он участникам международной конференции по вопросам безопасности в Галифаксе, — должна не просто нейтрализовать иранскую ядерную программу, … но пустить на дно их флот, уничтожить военно-воздушные силы и нанести сокрушающий удар по корпусу стражей исламской революции. Иными словами, нейтрализовать режим».

Такая кровожадная прямолинейность американского законодателя смутила даже более воспитанного хозяина галифакской конференции, канадского военного министра Питера Маккея. Он поспешил загладить неловкость своего коллеги заявив, что подобный сценарий вызовет «негативную реакцию», а потому предпочтительней будет продолжать затягивать на шее Ирана петлю коллективных международных санкций. На что коллега Грэма, сенатор-демократ от Колорадо Марк Юдол настойчиво возразил: «Нельзя убирать со стола ни одну из опций, пусть иранский режим знает, что мы настроены серьезней некуда».

Иран – повторение пройденных сценариев войны

Если вспомнить недавнюю историю, то все, что происходило перед натовским вторжением в Ирак, затем Югославию, а после того в Афганистан, в деталях напоминает шум, поднятый в мировых СМИ, контролируемых США, вокруг «ядерной программы» Ирана. Только перед нападением на Ирак, единственную арабскую страну, отвергавшую диктат США, все газеты мира каждый день и в унисон твердили, что Саддам Хуссейн вот-вот создаст химическое и бактериологическое оружие и уничтожит мир. После захвата Ирака, когда иракская нефть потекла в США, мировые СМИ об иракском оружии массового уничтожения забыли практически в один день.

Перед нападением НАТО на Югославию все газеты мира на протяжении года ежедневно твердили о геноциде сербами несчастных косоваров и необходимости срочно вмешаться и спасти жителей Косово от полного уничтожения. После же агрессии НАТО и отделения Косово от Сербии об этой стране все сразу забыли, как забыли о том, что результатом натовской бойни стало появление на Балканах сразу двух военных баз альянса – в Косово и Македонии. Где до этого их никогда не было и не могло быть.

Вторжение войск НАТО в Афганистан происходило в рамках объявленной Вашингтоном «Глобальной антитеррористической войны» после взрыва в Нью-Йорке башен-близнецов Всемирного торгового центра (ВТЦ). В этом обвинили не только «Аль-Каиду», но и талибов, которые, по утверждениям СМИ, якобы угрожают всему региону ББВ, включая Пакистан и Центральную Азию. После захвата Афганистана и появления в этой стране сразу обширной сети военных баз НАТО выяснилось, что афганские талибы вообще не имеют отношения к атаке на небоскребы ВТЦ.

Планы военных действий

Эксперты Пентагона считают, что для нанесения ударов по ядерным объектам Ирана США будут в первую очередь использовать бомбардировщики В-2 «Стелс» и крылатые ракеты. Об этом рассказал публике отставной генерал-лейтенант ВВС, бывший летчик-истребитель Томас Маккинерни. «Это будет в первую очередь воздушное нападение, но скоррелированное со скрытой работой по инициированию «бархатной революции», — сказал он. По мнению некоторых американских военных специалистов, во избежание собственных людских потерь войну против Ирана необходимо вести с помощью авиации и ракет, без участия солдат США в военных действиях на иранской территории. То есть примерно так, как НАТО воевало в Сербии в 1999 году.

В ходе предполагаемой военной операции против Ирана на первом этапе будут массированно запущены крылатые ракеты с надводных кораблей, подводных лодок и бомбардировщиков В-52 для поражения средств ПВО и иранского воздушного прикрытия ядерных и наиболее важных жизненных объектов. Удары с этих носителей будут выполняться с побережья и с участием ВВС Израиля. После уничтожения средств ПВО Ирана бомбардировщики В-2, войдя в его воздушное пространство, сбросят тонны бомб, в том числе проникающих на десятки метров вглубь земли, где должны похоронить те секретные предприятия, на которых Иран, якобы обогащает уран для создания ядерных боеголовок к своим оперативно-тактическим ракетам. Как считают в США и Израиле, именно таким образом можно разрешить «иранскую ядерную проблему».

Кто хотел и хочет войны с Ираном

Со времени падения шахского режима не было еще в Америке президента, которому не хотелось бы повоевать с Ираном. Правда, решился на это по горячим следам лишь Джимми Картер, но чем закончилась его операция «Орлиный коготь», все хорошо знают. Однако печальный опыт президента Картера, в 1981 году оставившего в зимней иранской пустыне своих американских пилотов, вертолеты и самолеты, никого в Белом доме не останавливает.

Очень любопытно было в этой связи читать откровения Джорджа Буша-младшего в увесистом томе его мемуаров, увидевших свет в ноябре 2010 года. Экс-президент признался, что поручил Пентагону заняться составлением плана военной операции против Ирана и что был «разгневан», когда совместный доклад 16 американских разведслужб в 2007 году лишил его даже подобия правового обоснования войны с Ираном. Этот доклад тогда свидетельствовал о том, что в Иране работы над созданием атомной бомбы вообще не ведутся ни в какой форме, посему повода для военных действий против Тегерана у США просто нет. Фактически это было равносильно признанию, что все время до публикации этого доклада Буш и его вице-президент Дик Чейни лгали всему миру про якобы существующую «ядерную угрозу» со стороны Ирана.

«И как бы я после доклада национального разведсообщества объяснял использование вооруженной силы для уничтожения ядерных объектов, на которых, по данным разведки, не осуществляется никаких военных программ?» — сокрушался Буш. Но Дика Чейни, даже этот доклад не смутил, он продолжал рваться в бой, рассчитывая, как в случае с Ираком, задним числом сфабриковать доказательства создания иранского оружия массового уничтожения и запугивать впоследствии ими весь мир. Тогда, как и в случае с Ираком, нападение на Тегеран можно было бы объявить «актом самообороны» от мифического иранского ОМУ. Но для Буша на тот момент уже достаточно было неудачной затянувшейся безвыигрышной войны в Ираке и ее печальных последствий. Это было бы смешно, если бы не было так страшно: президент сверхдержавы сокрушается не о том, что Иран НЕ РАБОТАЕТ над созданием ядерного оружия, а о том, что обнародованные подтверждения этого факта не позволят ему начать войну.

«Чем больше все меняется, тем больше остается все по-прежнему», утверждает поговорка. Известно, что в начале текущего года американская разведка подготовила для президента Обамы очередной обновленный вариант доклада о состоянии иранской ядерной программы. Согласно утечкам, он полностью соответствует тому, что писалось в таком же документе в 2007 году. Однако в отличие от своего предшественника, Обама хотя бы удержался от обнародования доклада по Ирану и стыдливо спрятал его в сейфе. Вот уж воистину, если факты не подтверждают теорию, тем хуже для фактов!

Впрочем, не исключено, что Америка еще огорошит мир некими «доказательствами» того, чего на деле не существует. Где-где, а в ЦРУ давно овладели технологиями «создания нужных доказательств и глобальных угроз Америке». Дело в том, что директором национальной безопасности при Обаме стал отставной генерал Джеймс Клэппер. Именно ему в свое время тогдашний военный министр Дональд Рамсфельд поручил скомпоновать такой «анализ» иракских дел, который подводил бы США к мысли: даже если у Ирака еще и нет ОМУ, то оно все равно появится со дня на день. Когда же полумиллионные силы вторжения, несмотря на все многомесячные поиски, никаких следов иракского ОМУ отыскать не смогли, Клэппер попросту заявил, что оно, дескать, было иракцами вывезено в Сирию. Принимая во внимание последние воинственные заявления из-за океана, вполне может быть, что Клэппер уже работает над новым заказом: вывернуть доклад разведслужб таким образом, чтобы белое снова выглядело черным и, уж во всяком случае, не препятствовало бы нагнетанию напряженности в отношениях с Ираном. Правда, Устав ООН призывает членов организации воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства. Но разве это остановило Америку в Югославии, Афганистане, Ираке?

Истоки и неприкрытые цели антииранской истерии

Вот и США, которым совершенно все равно, есть в Иране ядерное оружие или нет, во всей истории вокруг Ирана нужно лишь одно: захватить огромные природные ресурсы этой страны, ее углеводороды и сделать их собственностью не иранского народа, а американских компаний. И заодно захватить ресурсы Каспийского моря, под которым прячутся еще до сих пор не разведанные, но еще более значительные запасы газа и нефти.

Американцы хотят уничтожить Иран еще и потому, что еще с начала 2000-х годов эта страна не побоялась отказаться продавать свою нефть за доллары, и перешла на торговлю в евро. Причем тогда Тегеран сделал это демонстративно, заявив, что не желает продавать свои национальные, невозобновляемые природные ресурсы за постоянно обесценивающиеся американские бумажки и тем самым поддерживать американский империализм. Этого США Ирану до сих пор не могут простить, и, видимо, горят желанием в отместку наказать Тегеран, но так, чтоб никому другому неповадно было поступать также.

Еще не поздно

В Тегеране с сожалением констатируют, что в этом постыдном фарсе Соединенным Штатам, ведущим свою игру в Иране, до сих пор подыгрывала Москва. Объективный анализ многих зарубежных и наших отечественных экспертов и политологов показывает, что как раз Россия больше всех проиграет в случае возможного захвата Ирана войсками США и НАТО. С уходом современного Ирана с мировой арены нарушится существующее глобальное равновесие, в котором Россия потеряет не только рынок сбыта своих промышленных товаров, но и партнера по возможной координации цен на углеводороды и по регулированию и распределению ресурсов Каспийского моря. С исчезновением присущего Ирану стабилизирующего фактора в исламском мире и антиамериканского противостояния на Большом Ближнем Востоке, Россия сама окажется под прямой угрозой нависания НАТО на её южных рубежах. За падением Ирана неминуемо последуют проамериканские перевороты в странах Центральной Азии, где западные спецслужбы уже активизируют подрывную работу. Известна старая мудрость, что отрезвление от пира на чужом празднике приходит слишком поздно и тогда, когда уже ничего не исправишь.

Иран.ру

США создают новый имидж для Турции

Гюльнара Инандж
Прошлая неделя ознаменовалась скандальными информациями, распространенными на американском Интернет ресурсе Wikileaks. Многие страны оказались под ударом этого издания. Возникает много вопросов — какие геополитические процессы, и какие международные силы могут стоять за этой ситуацией? Какова истинная роль США в распространении скандальных материалов и почему именно сейчас появилась та или иная секретная информация.
В эксклюзивном интервью данную тему комментирует турецкий политолог Мехмет Перинджек (Mehmet Perinçek).
— Здесь очень важно понять, кто стоит за распространением этой информации- силы, не контролируемые властями США, или плановое оформление группы в самой американской власти? Для здоровых выводов необходимо рассматривать продолжение информаций. В этих публикациях имеются информации, тесно интересующие Турцию. Нельзя оставлять без внимания эти информации, несущие опасность международной безопасности и будущему Турции.

— Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган отметил, что следует ожидать публикаций всех документов Wikileaks, а также поставил под сомнение серьезность Wikileaks и выразил обеспокоенность в связи с возможными последствиями…
— В документах, опубликованных на Wikileaks, особое место занимает Турция. Каждый из документов несет большое значение, с точки зрения близкой политической истории Турции. Даже информация о восьми тайных банковских счетах в швейцарских банках, якобы принадлежащих премьер-министру Турции Реджепу Таййыпу Эрдогану, не обосновывает отставку правительства АКП (Партия справедливости и развития).
Распространенные информации открыто свидетельствуют о том, что США тесно следят за Турцией, чиновники из АКП находятся на ладони американских властей, и готовы к любому шантажу турецких властей. Это точка американской гегемонии над Турцией. Интересно, чем не угодили США нынешние власти Турции, ведь они столько раз торговались, манипулируя интересами Турции?
С другой стороны, сотрудничество между США и АКП оголило свою сущность. Многие детали — от курдского вопроса до вхождения Турции в ЕС, от взаимоотношений с Израилем до коррупции властей, были представлены в документальной форме.
Также открыто видно, что политика АКП в отношении Ирана-Израиля-Сирии полностью соответствует проекту США Большой Ближний Восток. АКП, претендующая на первенство на Ближнем Востоке под патронажем США, создавая видимость антиизраильской политики, стремится к лидерству в мире арабских стран и изолирует Иран.
Эта реальность, устами посла США в Турции Джеймса Джефри (James Jeffrey), в информациях Wikileaks преподносится следующим образом- Если турки серьезны в намерениях изолировать Сирию от Ирана, и вместо подписания спорных протоколов достоинством телефонных книжек примут действенные меры, то это было бы в угоду всем нас.
Эти информации также демонстрируют, что Турция никогда не станет членом ЕС. Другая шокирующая точка — это усилия Турции по вступлению в ЕС и выполнение требований этой организации, сотрудничество между США и ПКК, просачивание информаций от властей в американское посольство. Поэтому АКП хочет замять распространенные информации и создать подозрение об их достоверности.
— Какие цели преследуются распространением той части информации, которая касается Азербайджана и Турции, и какие последствия это может иметь в азербайджано-турецких отношениях и в других геополитических вопросах? Ранее были недоразумения между Анкарой и Баку, что было связано с ценой газа и армяно-турецким протоколом. И в тексте Wikileaks также указывается именно на этот аспект в азербайджано-турецких отношениях.
— Информации Wikileaks подтверждают, что политика АКП, проводимая на Кавказе во имя США, противоречит интересам Азербайджана. Слова президента Ильхама Алиева были выбраны из контекста, представлены в неестественной и грубой форме.
Недовольство Азербайджана особо выражается в армянском вопросе Анкары. Любой глава государства был бы озабочен поведением турецких властей в столь болезненном для страны вопросе, когда оккупированы территории государства. Любящий свою страну, желающий жить в мирном и стабильном регионе, будет обеспокоен политикой АКП.
Здесь нет ничего удивительного. Турция и Азербайджан — братья, между ними могут быть недопонимания, споры, обиды. Важно устранение от влияния создающих их.
Информации Wikileaks вновь показала необходимость ликвидации турецко-армянских протоколов. В этом случае турецко-азербайджанские отношения получат большее развитие, и не будет оснований для недопонимания.

— В текстах Wikileaks отмечается также политика Турции на Ближнем Востоке…
— Во времена Буша у Турции была одна роль- правительство Эрдогана поддерживало агрессивную политику США на Ближнем Востоке. Во времена Обамы эта роль изменилась. Оккупировав Ирак и Афганистан, Америка потеряла лицо на Ближнем Востоке. В новой ситуации оказалось, что прежние методы Белого Дома не эффективны. Американцы сменили своего президента и свою политику. Как следствие, миссия Турции в планах американской администрации тоже изменилась.
Для того чтобы Турция могла выступать в роли посредника между США и Ближним Востоком, а также Азией, необходимо поднять ее престиж в регионе. Светская, проамериканская Турция ни у кого не вызовет доверия. Нужна новая Турция — друг арабских стран и враг Израиля. Именно через такую Турцию США смогут последовательно навязывать свою волю странам Ближнего Востока. Таким образом, Америка планирует изолировать антиамерикански настроенный Иран, выдвигая на передний план, по сути, проамериканскую Турцию.
Государственные деятели США говорят, что турецкое правительство имеет возможность проникнуть туда, куда не могут они, и встретиться с теми людьми, с которыми им самим не удается. Например- официальный Вашингтон не может напрямую (и уж тем более официально) установить связь с движением Хамас, однако, посредством турецкого правительств, возможно контактировать с этим движением и навязывать свою политику.
Для исполнения этой роли Турция примеряет образ умереного Ислама. В действительности, умеренный Ислам, как проект США, не приносит пользу Турции. Наоборот, вредит ей. С одной стороны, сохраняется американский контроль над Турцией, с другой стороны Анкара постепенно отходит от политики Ататюрка и возвращает страну в средневековье.
— Одной из причин провокационных информаций относительно региона прослеживается намерение испортить отношения Азербайджана с Турцией, и изменившей в последнее время свою региональную политику Россией, в отношении Армении и нагорно-карабахского вопроса.
— Азербайджан никогда, и ни при каких обстоятельствах, не останется без поддержки Турции. Какой бы не была политика турецкого правительства, турецкий народ, как единое сердце, рядом с азербайджанским народом. Это должны знать и азербайджанские власти, и все наши братья. Также в нагорно-карабахском вопросе ни одна сила, в том числе США, не могут не только подтолкнуть Турцию против Азербайджана, но даже не позволят лишить ее поддержки. К сожалению, возможности Турции с ее нынешним положением не безграничны. Турция должна еще больше поддержать Азербайджан, продвинуть еще дальше турецко-азербайджанские отношения. В вопросе разрешения нагорно-карабахского конфликта, как я говорил ранее неоднократно, важную роль играют региональные союзы. Вот и Турция, усердствуя в создании Западно-Азиатского союза, может оказать Азербайджану большую помощь в освобождении оккупированных территорий. Но для этого Турции следует отказаться от проамериканской политики и избрать национальный путь государственного курса.

Источник — http://novosti.az/analytics/20101206/43594958.html

Карабахский вопрос будет обсуждаться в СБ ООН

Кямал Али

«Стоянием на месте» в карабахском мирном процессе урегулирования назвал политолог Мубариз Ахмедоглу документ, принятый сегодня на саммите ОБСЕ в Астане. На саммите принято совместное заявление президента России, премьер-министра Франции, госсекретаря США и президентов Азербайджана и Армении, начинающееся со слов «настало время для более решительных усилий по урегулированию нагорно-карабахского конфликта».

Президенты Армении и Азербайджана вновь подтвердили свое обязательство добиваться окончательного урегулирования нагорно-карабахского конфликта на принципах и нормах международного права, Устава Организации Объединенных Наций, Хельсинкского Заключительного акта, а также заявления президентов Медведева, Саркози и Обамы, сделанного в Аквиле 10 июля 2009 года и Мускоке 26 июня 2010 года.

«Это заявление подтвердило курс на реализацию документа, принятого в Аквиле, но шагом вперед является подписание этого документа на этот раз президентами Азербайджана и Армении», — заявил директор Центра политических инноваций и технологий Мубариз Ахмедоглу.

Он считает принятие этого заявление успехом азербайджанской дипломатии и провалом армянской дипломатии.

«В тексте документа чувствуется категоричность, акцент на важности Основных принципов мирного урегулирования. Но в сравнении с возможностями и требованиями Азербайджана, значение этого документа я считаю мизерным», — добавил он.

Азербайджан обязательно потребует рассмотрения вопроса о положении на оккупированных армянами территориях в Совете Безопасности ООН, 13 декабря. Ожидается, что одновременно СБ ООН рассмотрит обращения Азербайджана, ОИК и ГУАМ о положении на оккупированных армянами азербайджанских территориях. Высока вероятность принятия Совбезом ООН отрицательной, по отношению к армянам, резолюции, заявил Ахмедоглу, указав на то, что в Астанинском заявлении есть ссылка на устав ООН, принципы и нормы международного права.

«Генеральный секретарь ООН специально указывал на право ОБСЕ опираться в своих действиях по карабахскому урегулированию на ООН», — подчеркнул политолог.

В совместном заявлении глав делегаций стран-сопредседателей МГ ОБСЕ — президента РФ Дмитрия Медведева, премьер-министра Франции Франсуа Фийона, Госсекретаря США Хиллари Клинтон, президента Азербайджана Ильхама Алиева, а также президента Армении Сержа Саргсяна стороны конфликта согласились с тем, что мирное урегулирование принесет стабильность и безопасность, и является единственным способом обеспечить реальное примирение народов региона.

Страны-сопредседатели ОБСЕ заявили о своей поддержке президентам Азербайджана и Армении в деле достижения мирного урегулирования. Они настоятельно призвали лидеров Армении и Азербайджана сфокусироваться с удвоенной энергией на вопросах, отраженных в Основных принципах, и поручили сопредседателям продолжить работу со сторонами конфликта.

источник -novosti.az

Вопрос Каспия будет разрешен тезисом, предложенным Россией

Гюльнара Инандж

Каспий входит в эпицентр нового этапа раздела мира и укрепления тех или иных геополитических интересов. Определение правового статуса Каспия должно помешать усилению в каспийском и центрально-азиатском регионах Китая, Запада, Турции. Это и активизирует Россию в вопросе определения политико-правового статуса Каспия и создания щита против проникающих в регион нерегиональных сил.
Но впрочем, подписанные двухсторонние соглашения, добыча нефти и газа прибрежными странами свидетельствует, что все региональные государства обходятся без определения юридического статуса Каспия. Данный вопрос комментирует в эксклюзивном интервью агентству Новости-Азербайджан эксперт Международного центра исследований конфликтов Университета Кавказ, преподаватель кафедры Международных отношений университета Кавказ Яшар Этибарлы:
— Россия во всех региональных и глобальных вопросах ведет активную и динамичную политику. Также в вопросе Каспия, как и в общем контексте, РФ демонстрирует амбиции своей первоисходности, что особо проявлялось на последнем Саммите прикаспийских стран в Баку. Президент России Д.Медведев выступил в соответствие с тем, что РФ имеет особый вес среди стран региона. На предыдущих встречах Кремль не проявлял активную позицию в каспийском вопросе. В предсаммитных встречах и в ходе саммита Россия указывала на то, что прибрежные страны сами должны решать все возникающие проблемы между собой, чтобы нерегиональные государства и силы не имели возможности политического вторжения в регион. Это серьезные амбиции, открыто демонстрирующие позицию России с заявкой на лидерство и мессиджем, что все региональные вопросы, в том числе Каспийский, должны решаться, учитывая роль Москвы.
— Каспий превращается в эпицентр политических интересов. Активность России необходима. Если не РФ, вместо нее другие обозначат свое лидерство.
— Россия — прикаспийская страна. Кроме того, после разрушения многополярного мира, несмотря на то, что Россию представляют как побежденную силу, РФ является одним из самых значимых глобальных акторов, что нельзя не учитывать. Москва никогда не позволит, чтобы в разрешении вопросов, имеющих глобальное значение, и связанных с ее территорией, кто-то извне указывал путь. И это нормально. Особенно в последнее время Россия предпринимает шаги для демонстрации своей силы и активизации на мировом уровне. В первую очередь в тех странах, которые 20 лет назад были с ней в составе одного государства. Россия, в отличие от других прикаспийских стран, сильный актор в геополитических и региональных играх. Но здесь нельзя не учитывать и роль Ирана. Насколько бы радикальной и протестной не была позиция Тегерана в вопросе Каспия, он не владеет необходимыми политическими и экономическими инструментами влияния, в том числе на решения других прикаспийских государств, и вовлечения их в свою сферу своего влияния.
После саммита представитель министра иностранных дел Ирана по вопросам Каспия Мухаммад Мехди Ахундзаде сказал, что его страна не признает законность двухсторонних соглашений, подписанных между Азербайджаном, Россией и Казахстаном.
В независимости от того, признает или нет Иран эти соглашения, они работают. Голословные заявления и пустая полемика не определяют политику государства. За политическими заявлениями должны следовать эффективные действия для укрепления своих позиций.
— Но опасность в связи с возможным возникновением военных действий против Ирана вынуждает региональные государства, в том числе прикаспийские страны, противодействовать вторжению в Иран. Ведь военные действия в регионе помешают эксплуатации и транспортировке каспийских энергоресурсов. Это и придает Ирану некую важность в регионе.
— Война, безусловно, нежелательна, но не думаю, что речь может идти о войне, обоснованной на каких-то абсурдных амбициях. Тот же М.М. Ахундзаде заявил, что в связи с разворачивающимися событиями в регионе возрастает роль Ирана. Это тоже необоснованные заявления. Он опять не указывает на причины.
Я бы сказал, что, наоборот, упрочивается роль Азербайджана. В вопросе каспийских споров Азербайджан представляют как страну катализатор. А в действительности видим, что Азербайджан, не смотря на неопределенность статуса Каспия, добивается своих поставленных целей, шаг за шагом. О таком государстве можно сказать, что его позиции в регионе изменились.
— Одна из причин, требующих ускорить процесс определения статуса Каспия, это транскаспийский газовый проект НАБУККО. Иран и Россия заявили, что НАБУККО не может быть реализован без согласия всех прикаспийских государств.
— НАБУККО давно на повестке обсуждений, и имеются причины, ускоряющие и препятствующие его реализации. На следующий день после саммита в Баку представитель Туркмении заявил, что Ашхабад уже получил согласие прикаспийских стран для реализации транскаспийского газопровода. Это сразу после саммита вновь на повестку дня вывело проект НАБУККО и показало, что транскаспийский газопровод — самый большой вопрос, требующий ответа.
Интересно, что туркменскому коллеге сразу ответил российский представитель, заявивший, что пока не разрешен статус Каспия, НАБУККО не может быть реализован.
Но если действуют двухсторонние соглашения между Азербайджаном, Россией и Казахстаном, без согласия остальных стран, то значит также, что транскаспийский договор будет действенным, не смотря на несогласие России и Ирана.
Особый интерес к НАБУККО у крупного газоэкспортера — Туркмении. Но Ашхабад не имеет в отношении НАБУККО определенного мнения. Поэтому проект остается под вопросом.
Казахстан всегда был заинтересован в транскаспийских проектах, и поддержит подписанные соглашения. Астана, так же, как Баку, производила разведку и добычу нефти энергоресурсов на дне Каспия, не смотря на все споры и разногласия вокруг водоема.
Очень важно учитывать в реализации НАБУККО отрицательную позицию Москвы. Россия хочет иметь единственный выход на европейские рынки и иметь рычаг политического и экономического давления на Запад.
— Стремление Запада и Китая укрепить свое влияние в Центральной Азии также подталкивает к определению с каспийским вопросом. По мнению некоторых экспертов, иначе часть прикаспийских стран сблизится с Китаем, часть — с Западом.
— В настоящее время не воспринимаю всерьез эти мнения. Особенно, мнение относительно роста влияния глобальных акторов в этом регионе в случае неразрешенности каспийского вопроса. Повторюсь, что сейчас в регионе есть укрепляющаяся Россия, которая с каждым годом наращивает рычаги давления, как на региональные, так и на глобальные государства. Даже в самые слабые времена Россия была одна из ведущих стран мира. Москва никогда не останется пассивной к появлению в географии ее сферы влияния какой-либо другой державы – США, Китая, Турции или другой силы. Особенно Турция почти не имеет инструментов давления на каспийский регион, несмотря на ее развитие и усиление. Каспийский вопрос находится в курации России, и может быть разрешен только по ее основополагающему политическому тезису.
— Россия предлагает создать Организацию Каспийского Экономического Сотрудничества (ОКЭС)…
— Это предложение особенно не устраивает Азербайджан и Казахстан, владеющих самыми крупными энергоресурсами Каспийского бассейна. В этом смысле ОКЭС — неудачная задумка, и ничем не отличается от предложения Ирана о разделе Каспия равно между пятью странами бассейна. Россия предлагает, создав ОКЭС, разделить все богатства моря между всеми прибрежными государствами во имя общего блага. Это не разрешимый вопрос, и не стоит даже останавливаться на нем. Каждая страна по-своему успешно развивает свою энергетическую экономику, и они ни под каким предлогом не могут согласиться на распределение своих ресурсов между другими государствами.
http://www.novosti.az/exclusive/20101126/43587804.html

Внешние силы расшатывают Таджикистан

Становится все яснее, что экстремисты нашли новое убежище по соседству с Афганистаном

Мириам Элдер (Miriam Elder)
Примечание редактора: в октябре московский корреспондент Global Post Мириам Элдер совершила путешествие в Таджикистан, где изучила вопрос нарастающей нестабильность в этом бывшем советском сателлите. В этой статье она пишет об эскалации насилия с участием загадочных внешних сил

Гарм — Одинокий вертолет завис над полупустыми улицами Гарма — поселка в середине долины реки Рашт в Таджикистане. Немногочисленные жители, стоящие по углам улиц, не обращают внимания на громкий свист лопастей. За месяц они успели к нему привыкнуть.

Федеральные войска начали стекаться в долину реки Рашт, лежащую на востоке Таджикистана, среди гор высотою в небо, в начале сентября. Они прибывали сотнями, может быть, тысячами. У них были танки и тяжелая артиллерия. Их точное количество — государственная тайна. А с кем они воюют — узнать еще труднее.

Сообщения официальных источников крайне скудны, по сути дела введена информационная блокада, и узнать правду стало крайне трудно. Точно известно только то, что уже много лет в Таджикистане (нищей среднеазиатской стране, имеющей протяженную общую границу с Афганистаном) не было такого беспокойного времени. К югу отсюда, в Афганистане, войска НАТО сражаются с талибами, а лагеря подготовки экстремистов на границе Афганистана с Пакистаном, где подготовили исполнителей террористического акта 11 сентября 2001 года, возможно, теперь будут перемещены на север, из-за чего нестабильность в Таджикистане возрастет.

Насилие в Таджикистане нарастает и принимает новый характер. В стране бесконтрольно растущая безработица, по данным Всемирного банка 47% населения живет за чертой бедности, а по данным ООН 10% населения регулярно испытывает трудности с получением пищи.

В начале сентября в Таджикистан попытались проникнуть сорок членов движения «Талибан» и Исламского движения Узбекистана, о чем сообщили из пограничной службы. Завязавшаяся перестрелка продлилась целый день; семеро нарушителей погибло, а остальные отступили обратно в Афганистан.

«Обстановка опять стала неопределенной, — сказал редактор самой уважаемой в Таджикистане газеты «Азия-плюс» Марат Мамадшоев. — А когда обстановка нестабильная, начинаются болезни вроде фундаментализма».

Помимо перестрелки на границе, осенью в стране произошло бегство заключенных из тюрьмы, нападение на федеральные войска и бой в горах Рашта, а также первое в истории страны (3 сентября) появление террориста-самоубийцы, врезавшегося на начиненной взрывчаткой машине в милицейскую заставу в городе Худжанде на севере страны, из-за чего погибло двое милициоеров.

«Все эти события не связаны друг с другом, но говорят о движении в определенном направлении, — считает политолог Абдугани Мамадазимов из Душанбе. — Здесь опять хотят построить базу».

Мир обратил внимание на происходящее 22 августа, когда из тюрьмы в центре столицы Душанбе сбежало двадцать пять заключенных. Стены тюрьмы высятся буквально в нескольких шагах от резиденции Эмомали Рахмона, много лет занимающего пост президента страны.

Заключенные, по данным представителя Министерства внутренних дел Махмадулло Асадуллоева, были «особо опасными преступниками», среди них были боевики оппозиции и террористы-исламисты. Один из них был пойман в Афганистане и сидел в тюрьме в Гуантанамо.

Через несколько дней после этого в долину Рашта, в ста двенадцати милях от столицы, стали стекаться конвои федеральных войск. 19 сентября в районе Комаробского ущелья в двадцати пяти милях от Гарма на один из этих конвоев было совершено нападение. Два грузовика, без вооружений и перевозившие солдат, призванных на службу весной того же года, изрешетили пулями; в итоге, зверски убиты двадцать пять солдат и офицеров.

«Мимо шел человек в чапане (то есть традиционном таджикском халате), кто-то из солдат сказал — «Это не наш!». Тогда он трижды крикнул: «Аллаху акбар!» — распахнул халат и начал стрелять. Были и другие боевики», — рассказал один житель Гарма, вспоминая об одном из многочисленных слухов, расползшихся по долине, когда оказалось, что государство ничего не сообщит об этом событии.

На сайте YouTube был выложен отснятый на сотовый телефон видеоролик с жалкими обескровленными солдатскими телами, безжизненно валяющимися в кузове грузовика и на каменистой земле рядом с ним.

Государство немедленно отреагировало, введя во всей долине комендантский час в ночное время и полностью отключив сотовую связь. На дороге, связывающей Душанбе с Гармом, установлены заставы, а журналистов (как местных, так и иностранных) туда не пускали — я приехала в долину с юго-востока, после двух дней езды вдоль афганской границы и через горы.

Долгие годы эта долина, отделенная от Душанбе многокилометровыми зловещими горами, была неразрывно связана с сопротивлением. В ней издавна жили и продолжают жить бывшие боевики, которые сражались против войск Рахмона и проиграли им в гражданской войне 1992-97 гг. В рамках мирного договора, положившего конец кровопролитной войне, многие командиры оппозиции получили должности в правительстве. Но с тех пор многих из них систематически «отправляли на пенсию», то есть или увольняли, или арестовывали, или убивали.

«Некоторые говорили Рахмону — ты как фараон, можешь делать все что хочешь, ты принес нам мир», — вспоминает Хикматулло Сайфулозода, член Партии исламского сопротивления — ведущей оппозиционной организации в стране, сформировавшейся на основе вооруженной оппозиции времен гражданской войны, но теперь пользующейся мирными методами борьбы за власть.

Государство возлагает вину за недавние волнения на троих деятелей оппозиции и обвиняет в предоставлении поддержки боевиков Исламского движения Узбекистана, просочившихся сквозь протяженную и плохо охраняемую границу с Афганистаном.

«Коалиционные войска начали активно штурмовать приграничные с Пакистаном районы на юго-востоке Афганистана. Экстремистские силы в Афганистане, пытаясь найти себе более спокойное место, переместились на север, к границе с Таджикистаном, — сказал, выступая недавно на пресс-конференции в Душанбе, министр иностранных дел Хамрохон Зарифи. — Нынешняя ситуация связана с двумя-тремя террористическими группировками, которые воспользовались ситуацией на севере Афганистана и попытались повлиять на внутриполитическую обстановку в стране».

Исламское движение Узбекистана давно ведет борьбу за создание исламского халифата во всей Средней Азии — регионе, где во всех странах, в том числе и в Таджикистане, после падения Советского Союза восторжествовали коррупция и авторитаризм. Но в конце 2001 года харизматический лидер движения Джума Намангани был убит в Афганистане в столкновении с силами США, и движению был нанесен сильный удар. В августе было объявлено, что новый лидер движения Тахир Юлдашев в прошлом году погиб под бомбовым ударом в Пакистане, хотя несколько месяцев это отрицалось, и появился новый лидер — Абу Усман Адиль. Некоторые аналитики полагают, что он теперь пытается доказать свое лидерство.

Причастность к происходящему иностранных террористических группировок местные жители подтверждают, но оппозиционеры не воспринимают это всерьез, утверждая, что государство хочет прикрыть этим очередной удар по оппозиции.

«Там определенно были какие-то неизвестные, — сказал один местный житель, имея в виду горы, где шли бои, пока что не затронувшие долину. — Они не отсюда и они вообще не таджики».

По словам местного жителя, разговаривавшего с работавшим на месте происшествия врачом, из пяти убитых боевиков, привезенных в больницу в Гарме две недели назад, двое были русскими, а один — афганцем. Государство утверждает, что это все правда, что начиная с сентября, когда началась операция, ими убиты представители преимущественно исламских регионов России (Чечня, Дагестан, Татарстан) и несколько афганцев. Иногда они ссылаются при этом на паспортные данные, а иногда, как в случае с Асадуллоевым из МВД, просто говорят — «По виду понятно».

Асадуллоев отказался уточнить, сколько боевиков, по его мнению, скрывается в горах, а также сколько военных отправлено на их розыски. Он сказал, что уже уничтожено «два-три» лагеря подготовки. Также он сказал, что недавно полиция уничтожила террористическую ячейку из десяти человек в Согдийском районе на севере страны.

«Мы захватили огромное количество взрывчатых веществ, литературы и планов нанесения ударов по Таджикистану», — сказал Асадуллоев. — «В Душанбе?» — спросили его. — «В Таджикистане», — ответил он и улыбнулся золотыми зубами, как бы говоря, что государство отказывается сообщать подробности, причем практически любые.

Высоко в горах под Гармом бои продолжаются, хотя государство не говорит об этом почти ничего. Они даже придумали себе своего собственного Усаму бен Ладена, как говорят критически и скептически мыслящие люди. Это мулло Абдулло, который, как говорят, вернулся из Афганистана, провоевав там почти десять лет, хотя никто никогда его не видел.

«Он как бен Ладен — такое привидение», — сказал аналитик Мамадазимов.

«Этот человек сеет смерть везде, где появляется, — сказал представитель пограничной службы Таджикистана Хушнуд Рахматуллаев. — В Раште все было спокойно, пока не появился он».

Многие местные жители и противники правительства не уверены в существовании Абдулло. Они уверены в существовании коррумпированного правительства, которое неспособно бороться с нарастающими угрозами для безопасности страны.

«Совершенно нет подготовленности к такому уровню насилия, как там», — сказал один местный житель и показал на юг, в сторону Афганистана.

Оригинал публикации: Outsiders destabilize Tajikstan

(«Global Post», США)

Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1291367460

Россия намерена создать щит против западного влияния на Каспии

Гюльнара Инандж

Бакинский саммит каспийских государств, увы, не стал переломным в разрешении противоречий, касающихся правового статуса моря. На фоне этих реалий некоторые круги лоббируют проект соединения Каспия с Персидским Заливом. Можно ли такие идеи рассматривать в прикладном ключе? Данную тему в эксклюзивном интервью агентству Новости-Азербайджан комментирует политический эксперт Лидер TV Тофик Аббасов:

— Бакинский саммит по позиционным положениям достиг поставленных целей. Он продемонстрировал готовность сторон к сотрудничеству. Потому загодя форматировать проблему временными рамками, думаю, было бы не верно…

А что касается идеи соединения Каспия с Персидским заливом, то она не нова. Ею был одержим последний иранский шах, который вынашивал планы диверсификации и решительно хотел построить альтернативный Волго-Донскому пути водоканал. Но обстоятельства 70-ых годов вынудили монарха отложить проект в долгий ящик.

И сегодня для стран региона есть дела более важные, чем прорыв канала в южном направлении. Но сообща они могут его осуществить, если на то будет обоснованная необходимость.

— Иран в вопросе статуса не идет на уступки. Москва по этому поводу держит паузу и пытается не допустить появления в регионе западного влияния, и вот здесь интересы Москвы и Тегерана совпадают. А насколько велики шансы нерегиональных сил в прорыве каспийской твердыни?

— Приход в регион нерегиональных сил может стать следствием неординарных процессов. Вспомните, как долго американские военные корабли добивались доступа в акваторию Черного моря. Без событий в Южной Осетии в 2008 году это вряд ли бы состоялось…

Или другой пример – под видом конвоирования танкеров в Персидском заливе американцы прочно и надолго обосновались в заливе с 80-х годов прошлого века…

Так вот, пока нет военных кампаний, очагов напряженности между странами регионами, и поводов не будет, чтобы другие державы вошли в зону Каспия.

Движение НАТО на Восток через Кавказ, в общем-то, застопорилось. Максимум достигнут в виде полномасштабного присутствия западных сил в Грузии. Потому пробитие коридора через южное направление сохраняет актуальность для США и их союзников. Если в иранском вопросе не наступит рельефного перелома, то есть не начнется военная кампания и Тегеран сохранит статус-кво, то Западу придется довольствоваться наблюдениями издалека…

— Насколько определение правового статуса Каспия изменит геополитический расклад в Евразии, и сможет ли новый статус помешать усилению в регионе Китая, Запада, Турции?

— Отрегулированный статус должен стать плодом пятистороннего консенсуса.
Но чисто географически Каспий своим периметром несет в себе пограничные функции. Являясь своеобразным продолжением Уральской гряды, он создает геополитический водораздел не только между частями света, но и сферами влияния. Потому задача одних состоит в том, чтобы пересечь этот рубеж, а другие стараются использовать природную межу, чтобы не дать конкурентам укрепиться в зоне собственных интересов.

К тому же, Азербайджан, Казахстан, частично Туркменистан успешно сотрудничают с западными кампаниями, воссоздают благоприятный инвестиционный пояс.

Если спадет напряженность по оси Иран-Запад, то перспективы могут оказаться более благоприятными.

Я склонен считать, что в скором времени этого не произойдет, потому что борьба между сторонами постепенно сползает к режиму измора. Потому и сопредельным странам все время приходится думать над механизмами нейтрализации вызовов.

— Предложенный Россией проект Организации Каспийского Экономического Сотрудничества (ОКЭС), наверное, и является одной из моделей щита против сторонних вмешательств, не так ли?

— Скорее да. К тому же и Иран предлагает создать схожую структуру с расширенными полномочиями. Но одно дело предлагать, совсем другое дело осуществить планы и следовать их предписаниям. Россией и Ираном дело не исчерпывается. На реализацию этих инициатив необходимо принципиальное согласие всех государств региона.
При наличии общей воли можно создать объединения региональных стран, но с условием, чтобы цели и задачи отвечали бы реальным ожиданиям государств-соседей.
Печальный опыт СНГ может сыграть роль примера тому, как нельзя договариваться и как нельзя сотрудничать.

— После Бакинского саммита вновь на повестку дня вернулась тема газового проекта НАБУККО. Каковы шансы на его реализацию в свете нежелания некоторых государств региона?

— Добра, как говорится, никогда не бывает много. Силы, которые противятся НАБУККО, повторяют ошибки последних десятилетий, когда наперекор планам конкурентов отдельные страны торпедировали проекты новых транзитных маршрутов.

Практика показала, что многовариантность зачастую приходит на пользу даже тем, кто некогда выказывал скепсис по тем или иным маршрутам доставки энергоносителей.
Некоторые страны откровенно торпедируют НАБУККО, некоторые двумя руками выступают «за», а некоторые, имея даже неплохие предпосылки для участия, следят за развитием событий…
Мне кажется, что НАБУККО все же реализуется, и в дальнейшем оправдает те расчеты, которые с ним связывают и потенциальные поставщики, и потенциальные потребители.

— Азербайджан предпочитает вести сбалансированную политику и, скорее, Баку не против участия Запада на Каспии, не так ли?

— Сбалансированный политический курс Азербайджана как раз являет собой ту прагматичную модель, которая подрывает почву рисков и формирует благоприятную основу для взаимодействия конкурирующих сил.

Сотрудничество Баку с западными кампаниями не направлено против третьих стран. Оно целиком укладывается в программу развития реформ, с помощью которой страна решает экономические, социальные, гуманитарные и культурные программы.

В широком спектре приоритетов официального Баку наличествует всего лишь один запрет на сближение, и это касается Армении, которая оккупировала азербайджанские земли.
Со всеми остальными странами двери для сотрудничества открыты, и Азербайджан демонстрирует, как нужно строить отношения с соседями, с государствами Европы и остального мира.

Более разумной альтернативы такому курсу, как мне кажется, просто не существует. Эта модель может стать панацеей для всех бед на всем пространстве человеческой жизнедеятельности.

источник — http://novosti.az/analytics/20101203/43593282.html

Позорные страницы борьбы США против Ирана

Разгромные публикации Wikileaks разоблачают бесстыдство и цинизм американской дипломатии в попытках свергнуть неугодный режим Тегерана

Последняя публикация на Интернет-сайте Wikileaks четверти миллиона документов секретной дипломатической переписки США позволяет уверенно говорить, что создатель этого сайта австралийский журналист Джулиан Ассандж вошел в мировую историю и занял в ней свое уникальное место. Во всем остальном мире едва ли найдется другой человек, способный на то, чтобы сделать достоянием общественности самые низкие и постыдные тайны дипломатической службы Соединенных Штатов, снискавших позорную славу одной из наиболее циничных и эгоистичных держав мира.

Эксперты, занимающиеся мировой политикой, и до Wikileaks знали, что США в отношениях с остальным миром никогда не ограничивали себя в выборе средств для достижения целей. Многим аналитикам известны те или иные факты, они хорошо представляют методы угроз и шантажа, с помощью которых американские дипломаты выколачивают из своих партнеров уступки и заставляют их делать то, что выгодно Соединенным Штатам. Но последние публикации Wikileaks показали всем и сразу всю реальную суть американской «подковерной» дипломатии. При этом они открыто презирают своих друзей и врагов, не гнушаясь давать оскорбительные клички президентам и монархам, и натравливают их друг на друга. Можно смело предположить, что эти и другие опубликованные Wikileaks секретные документы войдут в учебники, из которых будущие студенты-политологи извлекут «антиуроки» по грязной и неприглядной истории американской дипломатии 20-21 века.

Для специалистов по проблемам Ближнего и Среднего Востока, интересно будет прочитать на сайте Wikileaks и все, что относится к многолетним американским попыткам задушить или уничтожить Иран, единственную страну региона, которая так и не подчинилась до сих пор диктату США. Причем американская дипломатическая переписка, рассказывающая о попытках США организовать в регионе единый фронт против Ирана, показывает, что эта работа ведется Соединенными Штатами ежедневно и на протяжении уже десятков лет, повсеместно и с использованием всех методов воздействия.

Причем интересно, что даже во времена шахского режима, который был такой же послушной американской марионеткой, как сегодня ряд арабских стран, особенно Персидского залива, США относились к шаху Пехлеви, своему союзнику, с высокомерием и без какого-либо уважения. Иранскую революцию 1979 года Вашингтон и его союзники встретили с полным непониманием и презрением, которые быстро переросли в полную враждебность. Тогда американский дипломат Брюс Лайнген докладывал из Тегерана в Белый дом об «исламском зеленом перевороте» такими словами: «Наверное, главный доминирующий аспект персидской психологии — всеподавляющий эгоизм». И при этом советовал Госдепартаменту, как использовать в своих целях специфику этой особой «психологии» на переговорах с новым клерикальным правительством Ирана. Однако уже через три месяца иранские студенты захватят посольство США вместе с Лайнгеном, а администрация президента Картера, попытавшись освободить американских дипломатов, потерпит в 1981 году один из самых позорных провалов в своей истории.

Из публикаций Wikileaks сегодня стали известны и детали того, как цинично США «дружески работают» с монархиями на Ближнем Востоке, на самом деле натравливая одну страну против другой. Например, короля Саудовской Аравии дипломаты США активно провоцировали на недостойные монаршей персоны заявления в адрес Ирана, соседней мусульманской страны. В результате в марте 2009 года в беседе с советником Белого дома по борьбе с терроризмом Джоном Бреннаном саудовский монарх призвал США быть крайне настороженными к исламскому Ирану, заявив, что «ни в коей мере нельзя доверять иранцам».

Его величеству, саудовскому королю, видимо лучше не надо было бы вообще встречаться с такими «союзниками-доброжелателями» или поостеречься от резких высказываний, потому что именно благодаря подробным записям дипломатов США слова аравийского монарха «прославили» его не только на Ближнем Востоке, но и во всем мире. Так, король Абдулла, оказывается, неоднократно призывал Соединенные Штаты уничтожить ядерные объекты Ирана и даже вообще «отрубить голову иранскому змею». Среди опубликованных Wikileaks документов есть телеграмма посольства США от 11 февраля 2010 года, где отмечается: «саудовский король сказал генералу Джонсу, что если у Ирана появится ядерное оружие, то все в регионе сделают то же самое». А это уже очень похоже на шантаж, которого, как оказывается, не чужды и августейшие особы ближневосточных монархий.

Опубликованное сайтом Wikileaks в оригинале огромное множество дипломатических донесений показывает, что не только Саудовская Аравия, но и другие страны региона недружественно настроены против Тегерана и боятся его экономической и военной мощи. Король Бахрейна Хамад ибн Иса аль-Халифа, беседуя о ядерной программе Ирана 1 ноября 2009 года с американским генералом Дэвидом Петреусом, который тогда возглавлял Центральное командование США, сказал: «эту программу нужно остановить. Позволить ей осуществиться гораздо опаснее, чем попытаться ее остановить».

При этом становится интересно, каким образом предлагал король Бахрейна «остановить» иранскую ядерную программу? Ведь он не может не знать, что все атомные объекты Ирана скрыты глубоко под землей, нарушить их работу можно лишь тяжелыми бомбами, специально разработанными для уничтожения подземных центров обороны. И такие бомбы, проникающие в землю на глубину до 30 метров и там разрушающие даже бетонные сооружения, во всем ближневосточном регионе есть только у США и, может быть, Израиля. То есть получается, что для уничтожения военных объектов соседней исламской страны арабские монархии Залива готовы были принять помощь «неверных» — американцев и евреев. И заранее одобряли возможные американо-израильские бомбардировки Ирана, при которых могли погибнуть десятки, сотни и тысячи ни в чем не виновных мирных граждан.

Из публикаций Wikileaks становится ясно, что в подрывной работе

Иран – Израиль – быть ли диалогу?

Владимир Месамед, Израиль

Во время исторического голосования в ООН 29 ноября 1947 г. по вопросу образования на территории подмандатной Палестины еврейского и арабского государства Иран был в числе стран, выступивших против этого решения. Внутри самой страны были немногочисленные выступления протеста против решения ООН. В них принимали участие часть консервативного религиозного духовенства, мелкие торговцы, примкнувшие к ним за вознаграждение деклассированные элементы. Именно эти силы готовы были откликнуться на инициативу аятоллы Абулькасема Кашани и отправиться помогать своим арабским мусульманским братьям по вере во время Войны за Независимость, начавшейся буквально на следующий день после провозглашения создания Государства Израиль 14 мая 1948 г.1. Однако голосование в ООН не помешало Ирану спустя непродолжительное время, проанализировав все аспекты и взвесив все плюсы и минусы сложившейся в регионе политической ситуации, поддержать создание Государства Израиль. Новое государство, являющееся неарабским и заявившее о необходимости установления дружественных и взаимовыгодных отношений с любой страной ближневосточного региона, стало рассматриваться иранском руководством как важный элемент укрепления его позиций, а сотрудничество с ним могло придать неарабскому Ирану больший политический вес.

Стремление Израиля к установлению дипломатических отношений с Ираном преследовало две главные цели. Одной из них было прорубить окно на мусульманский Ближний Восток. В условиях завершившейся через год после образования Израиля Войны за Независимость, которую развязали пять арабских государств, никакой речи об установлении дипломатических отношений с соседними странами Арабского Востока просто не могло быть. По мнению Яакова Шимони – главы азиатского департамента МИДа Израиля, высказанному в 1950 г., …арабы относятся к Израилю и будут относиться к нему, по всей видимости, в обозримом будущем как к иностранному анклаву в сердцевине арабского мира2. Израиль жил в море арабской вражды3 и это диктовало условия политической игры. После признания Израиля Турцией в сентябре 1949 г. и установления с ним дипломатических отношений, продолжение этой тенденции на иранском направлении могло укрепить израильские позиции в регионе, вывести страну из политической изоляции, покончить с ее имиджем чужеродного элемента 4 на ближневосточном политическом поле. Для Ирана приоритет Турции в обеспечении выхода Израиля из изоляции мог снизить степень давления на него стран региона.

Второй целью налаживания политического диалога с Ираном было решение проблемы репатриации евреев в Израиль. Интересно отметить, что в этом аспекте Иран в первые годы после образования Государства Израиль представлял особую важность для транзитной репатриации в Израиль евреев соседней страны — Ирака. Дело в том, что с 1948 г. евреям этой страны, представлявшим одну из самых больших по численности ближневосточных еврейских общин – более 200 тыс. человек,- было запрещено выезжать из Ирака. Положение с репатриацией иракских евреев усугублялось тем, что немедленно после провозглашения Государства Израиль Ирак принял участие в войне, развязанной арабскими странами региона против молодого государства и в стране было объявлено военное положение. В уголовный кодекс страны в 1948 г. была внесена поправка, рассматривавшая сионизм как преступную идеологию. Это спровоцировало в Ираке повсеместные антиеврейские настроения, к которым вскоре добавились жесткие репрессии против местных евреев, в массе своей принадлежавших к среднему классу и находившихся в достаточно хорошем экономическом положении. Законами 1950 и 1951 гг. покидавшие Ирак евреи лишались своей собственности. В этом плане показательно заявление тогдашнего иракского премьер-министра Нури Саида, сделанное им во время посещения Восточного Иерусалима 13 января 1951 г. ( в это время Восточный Иерусалим был частью Иордании – В.М.) — Евреи всегда были источником зла и вредят Ираку. Они шпионы…Для нас лучше избавиться от них, пока мы в состоянии это сделать5. На следующий день после этого заявления прогремел сопровождавшийся многочисленными жертвами взрыв в одной из синагог Багдада, где собрались евреи, желавшие репатриироваться в Израиль.

Таким образом, положение иракских евреев оказалось очень серьезным, и только репатриация в Израиль могла спасти общину от физического уничтожения. Как писал израильский исследователь, вопрос стоял следующим образом – сейчас или никогда6. Для Израиля, провозгласившего главной целью государства создание общего дома для евреев всего мира, репатриация иракских евреев приобрела политическую значимость, став одним из главных приоритетов его внешней политики. Признание Ираном Израиля помогло поставить репатриацию иракских евреев через территорию Ирана на законную основу и в определенной мере спасти еврейскую общину Ирака. Через два месяца после образования Израиля в Ираке был принят закон, запрещающий под угрозой смертной казни любые виды сионистской деятельности. После отмены военного положения в декабре 1949 г. десятки тысяч иракских евреев нелегально переправились в Иран, откуда репатриировались в Израиль. В Тегеране для них были организованы перевалочные базы, в создании которых активно участвовали многие члены еврейской общины Ирана7. Даже после того, как в марте 1950 г. евреям Ирака было разрешено покинуть страну и начался массовый исход оттуда евреев, транзит через Иран продолжал действовать. Это было вызвано тем, что дорога через Тегеран была достаточно апробированной и налаженной, а кроме того, в Израиле и Сохнуте опасались , что Ирак может в любой момент вновь закрыть выезд из страны и поэтому нужно было реализовывать репатриацию как можно скорее. Тому были и внутрииракские причины- именно в этот период в Ираке было совершено значительное количество террористических акций против учреждений инфраструктуры еврейской общины с многочисленными человеческими жертвами. Десятки евреев были арестованы и обвинены в терроризме, некоторые приговорены к смертной казни. Всего вместе с беженцами, проникшими через Иран, между 1948 г. и 1951 г. в Израиль прибыло более 120 тысяч иракских евреев. Их массовая алия завершилась в 1952 г., после чего в стране оставалось около 6 тыс.евреев 8. Эта страница ирано-израильского сотрудничества по праву считается эффективным показателем важности двустороннего диалога, одним из важнейших израильских достижений в его ранней истории9. Иракская алия явилась важным вкладом в увеличение населения Израиля, удвоившегося на первые три года своего существования10.

Между тем, перемещение акцента на ускоренную репатриацию евреев Ирака замедлило темпы репатриации иранских евреев11. Позиция Израиля и Сохнута как базовой международной организации, осуществлявшей репатриацию, была выражена главой Департамента репатриации Сохнут Ицхаком Рафаэлем следующим образом- Мы считали, что могли подождать и это не будет слишком поздно12. По его мнению, репатриация иранских евреев могла быть растянутым по времени процессом, ибо в Иране на тот момент не существовало факторов, представлявших угрозу функционированию общины. Именно поэтому в тот период все усилия по репатриации и были сконцентрированы на еврейской общине Ирака. Однако в любом случае, за первые три года существования Израиля туда репатриировалось около 25 тыс. иранских евреев, в основном – из слабых слоев населения13.

После провозглашения в мае 1948 г. независимости Израиля прошло почти два года до его единодушного признания де-факто на заседании кабинета министров во главе с Мохаммад-Саедом Марагеи 6 марта 1950 г. Шах Ирана за несколько месяцев до этого шага во время своего первого государственного визита в США в ноябре 1949 г. сделал по поводу намечавшегося признания Израиля следующее заявление- Мы – истинная мусульманская страна…В своей истории Иран был всегда толерантен ко всем религиозным меньшинствам…То, что мы до сих пор не признали Израиль, объясняется тем, что как мусульманская страна, мы обязаны естественным образом прежде обсудить это с другими мусульманским странами 14. Представитель Ирана при ООН сказал, предваряя официальное заявление по этому поводу, что Иран самостоятельно планирует свою международную политику, и он решил признать Израиль15. Сам премьер-министр, объясняя сенату — верхней палате иранского парламента — решение своего кабинета, аргументировал его следующим образом- У нашего правительства и иранского народа за его долгую историю никогда не было каких-либо расистских или антирелигиозных взглядов или подходов. ..Установление отношений с израильским правительством…было нормальным актом, реализованным в соответствии с миролюбивой политикой, которой иранский народ верен и будет всегда верен…Международная ситуация диктует нам необходимость уважения по отношению к решению ООН…Фактическое признание Израиля было в полном соответствии с нашими национальными интересами и престижем страны. На деле двухлетняя отсрочка с принятием этого решения была актом уважения по отношению к арабским странам16. Так был сделан основополагающий шаг к установлению конструктивных двусторонних отношений. Однако учитывая энергичные протесты как внешнего характера, исходящие из арабских стран, так и внутри Ирана – со стороны укреплявшегося в тот период религиозного истеблишмента, а также большинства депутатов парламента и всей правой части политического спектра, признание де-факто не сопровождалось немедленным обменом дипломатическими миссиями. Более того, через год оно подверглось серьезному испытанию: когда в мае 1951 г. лидер Национального Фронта Мохаммад Мосаддек стал премьер-министром, часть влиятельных религиозных деятелей потребовала от него отмены решения о фактическом признании Израиля. Мосаддек частично отступил, приказав закрыть Генеральное консульство Ирана в Иерусалиме. С падением Мосаддека в 1953 г. и переходом вновь всей полноты власти в руки шаха Мохаммада – Резы Пехлеви, вопрос о пересмотре решения признания Ираном Израиля больше не вставал, хотя шах в своих отношениях с Израилем вынужден был всегда учитывать настроения исламского духовенства и не ставить под угрозу развитие отношений с арабскими странами. Именно поэтому ирано-израильские отношения в течение многих лет реализовывались в обстановке большой секретности, и именно в этом, по всей видимости, состоял смысл признания Израиля де-факто, никак не переходившего в де-юре. Иногда, правда, иранский монарх аргументировал необходимость такой двойственности в диалоге двух стран тем, что, якобы, резолюция ООН о разделе Палестины и создании еврейского и арабского государства реально не претворена в жизнь17. Шах считал этот вопрос настолько деликатным, что отказывался признавать публично даже наличие торгово-экономических отношений с Израилем. Когда его, например, даже спустя много лет, в середине 1970-х гг., спрашивали о поставках иранской нефти в Израиль, он резко отрицал этот факт и заявлял, что речь идет о сделках с иностранными нефтяными компаниями18. В случаях, когда ему приходилось напрямую отвечать на вопрос состояния двусторонних отношений, он, при своей сановности, заметно смущался. Так, отвечая на подобный вопрос на пресс-конференции 23 июля 1960 г, шах сказал, что Иран де-факто признал Израиль, и в этом нет ничего нового. Но вслед за этим поспешил добавить-Тем не менее, мы вынуждены были, сообразуясь с обстоятельствами и финансовыми проблемами, отозвать оттуда нашего представителя19. Подобная стыдливая позиция создавала зачастую не только курьезные, но и унижающие Израиль ситуации.

С.Собхани приводит следующие факты. Когда в декабре 1961 г. тогдашний премьер-министр Израиля Д.Бен-Гурион возвращался по завершении официального визита в Бирму через Тегеран, в Мехрабадском аэропорту должна была состояться почетная церемония встречи. Однако она была отменена. В самолет поднялся сам премьер-министр Ирана Али Амини и объяснил причину-Мы не хотели бы придавать открыто публичный характер иранским отношениям с Израилем. Пусть это будет нашим взаимным секретом. Тот же Амини, будучи в свое время послом в Вашингтоне, всегда просил своего израильского коллегу Аббу Эбана при посещении иранского дипломатического представительства парковать машину поодаль и добираться оттуда пешком. Вот еще один, более серьезный инцидент такого же плана. В конце 1962 г. Амини по просьбе израильского правительства согласился встретить главу израильского МИДа Голду Меир во время ее остановки в Мехрабадском аэропорту по пути с официальным визитом в Западную Африку. Он дал строгие указания по поводу того, что встреча должна пройти в обстановке высочайшей секретности и без публикаций в иностранной прессе. Израильские официальные лица, тем не менее, дали указание освещать всю церемонию, начиная с посадки самолета, для трансляции по национальному радио. Самолет должен был прибыть в 0.30 после полуночи. К сожалению для израильтян, по техническим причинам вылет был задержан на 4 часа в промежуточном аэропорту на Кипре. Между тем, в аэропорту в назначенное по расписанию время уже находился шеф САВАКа (персидская аббревиатура Сазманэ Эттелаат ва Амнийатэ Кешвар – Организация по информации и безопасности страны) и высшие чины иранского МИДа. В 1.30 ночи по тегеранскому времени Голос Израиля передал новость о встрече в Тегеране между Г.Меир и А.Амини. Эту новость записала арабская служба ВВС и через час передала в эфир. Коммуникационный центр САВАКа тут же ее засек и передал прослушать Амини. Тот был шокирован и взбешен, и тут же приказал всем встречающим покинуть аэропорт, оставив лишь одного рядового сотрудника МИД для официального протокольного приветствия израильского министра20.

В 1950-е гг. ирано-израильские отношения уже фактически существовали, но находились в перманентно зачаточном состоянии. Для Ирана это был период, когда вначале его элита присматривалась к еврейскому государству, пытаясь понять и оценить новый феномен ближневосточного геополитического пространства, выявить его прочность в противостоянии со всем арабским миром. Египетская революция 1952 г. и приход к власти Гамаль Абдель Насера с последующим резким сближением Египта с Москвой явились одним из важных стимулов, повлекших реальное сближение Ирана и Израиля. Каждая из двух стран видела серьезную угрозу для себя в усиливавшемся воинственном, с ярко выраженными чертами панарабизма, просоветском и отчетливо антизападном каирском режиме. Панарабистская идеология Насера базировалась на стремлении объединить арабские страны на основе секулярно-национальных и частично социалистических идеалов, опираясь на мусульманскую историю и традиции. Главные усилия египетский лидер направил на объединение стран Арабского Востока с целью решения израильско-арабского конфликта, что могло означать силовое устранение Израиля с политической карты мира. Другой мишенью Насера был Иран с его постепенно набиравшей силу прозападной ориентацией. Прозападная ориентация утвердилась во второй половине 1950-х гг. и в Израиле. Сотрудничество двух стран – Ирана и Израиля — могло потенциально нейтрализовать или, по крайней мере, существенно уменьшить уровень угроз, увеличивавшихся от смычки Москвы и Каира. Другим противовесом растущему антизападному альянсу был созданный в 1955 г. Багдадский пакт, региональный союз прозападной ориентации, инициаторами которого были Пакистан и Турция. В том же 1955 г. в него вступил и Иран.

После победы Израиля при поддержке Англии и Франции над Египтом в Синайской кампании осенью 1956 г., в глазах Ирана Израиль предстал сильным и смелым государством, которое было достойно уважения, а его граждане обрели национальное самоуважение, избавились от многолетнего страха и фатальной неопределенности. Вместе с тем, тогда в ряде городов Ирана прошли демонстрации в поддержку Египта, а иранская правительственная пресса критиковала Израиль, называя его действия прямой агрессией. Для Ирана поражение Египта означало возможность транзитного использования Суэцкого канала, через который обеспечивалось 73% иранского импорта и 76% экспорта, в основном – нефти. Изменение статуса Израиля, повышение его престижа в глазах мирового сообщества делало еврейское государство потенциально надежным партнером в международных отношениях. Именно это обстоятельство приковало к нему внимание иранского руководства, рассматривавшего Израиль как маленький, но, как оказалось, надежный щит противостояния арабскому национализму, опасность которого для своей страны в Тегеране ощущали достаточно четко. В те годы шах декларировал политику позитивного национализма, которая означала максимальную политическую и экономическую независимость, сочетавшуюся с национальными интересами. Как писал в этой связи сам шах, сие означало, что мы вправе заключать любое соглашение с любой страной без оглядки на мнение третьих стран. Это дает нам большую свободу действий в сравнении с любой догматически зашторенной страной21. Израиль вполне вписывался в эту схему, помогая решать как задачи экономического развития, так и политические, выполняя функции некоего противовеса по отношению к оси Москва-Каир.

В Израиле тоже пришли к убеждению, что настало время практического сближения с гипотетическим региональным союзником, не принадлежащим к по-прежнему враждебному арабскому миру. Первые шаги к этому уже были сделаны. Еще в 1953 г. в Иран прибыл первый дипломатический представитель Израиля д-р Цви Дориэль, который, однако, в течение ряда лет не смог получить там официального статуса. Как писал американский источник, д-р Дориэль активно вращается в дипломатических кругах, не будучи его интегральной частью. Предпринятая им год назад попытка обозначить себя в качестве посла Израиля была решительно пресечена иранским правительством22. В таких условиях усилия первого израильского представителя в Тегеране были направлены на то, чтобы пропагандировать достижения своей страны, размещать произраильские публикации в иранской прессе. Фактор СМИ решили использовать и в Израиле. Для сближения двух стран и ознакомления иранской общественности с жизнью Израиля было принято решение наладить издание прессы на фарси, часть тиража которой должно было доставляться в Иран. Еще с июля 1951 г. там стали выходить сразу две газеты – Адиб и Седайе ватан (Голос родины). С июля 1955 г. свой орган на фарси стала выпускать тогдашняя правящая левая партия МАПАЙ. Это была газета Сетарейе шарк (Звезда Востока), выходившая тиражом в 2 тыс. экземпляров, 400 из которых различными путями переправлялось для распространения в Иране 23. Хотя газета предназначалась главным образом для репатриантов из Ирана, она сыграла свою роль и как действенный инструмент налаживания израильско-иранского диалога. Именно газета Сетарейе шарк от имени постоянно увеличивавшейся израильской общины выходцев из Ирана – в середине 1950-х гг. она насчитывала более 80 тыс.человек 24 — стала регулярно поднимать вопрос необходимости развития всесторонних связей с Ираном, налаживания сотрудничества в различных обоюдовыгодных сферах.

Положительный настрой по отношению к Израилю создавался и в Иране, куда информация о молодой стране поступала по самым различным каналам.

Из воспоминаний Альберта Эзри – бывшего директора отдела вещания на Иран радио Коль Исраэль (Голос Израиля)-

— Тогда (во второй половине 1950-х гг. – В.М.) я работал в отделе статистики Министерства главы правительства. Неожиданно меня вызвали на радио Коль Исраэль и предложили работу в открывавшемся отделе вещания на фарси, где через год я стал руководителем. Передачи отдела были ориентированы как на проживавших в Израиле фарсиязычных репатриантов из Ирана, так и на потенциальных слушателей внутри Ирана. Объем вещания был небольшим, поначалу всего 15 минут, потом его увеличили до 1 часа, а ныне он составляет полтора часа. Передачи на фарси были очень важны для реализации диалога между нашими странами. Мы рассказывали много об Иране внутренней аудитории слушателей, знакомили иранцев с достижениями Израиля. Нас слушали не только иранские евреи, но и мусульмане, мы получали много писем, тысячи писем еженедельно, и знали, что у нас там многомиллионная аудитория слушателей. Несмотря на то, что Израиль был тогда молодым государством, только-только становившимся на ноги, в Иране его репутация была очень высока. В массовом сознании Израиль считали страной, сравнимой с Америкой. Откуда рождалось такое восприятие Израиля? Израиль уже тогда был известен высоким уровнем медицины, квалифицированными врачами, передовыми технологиями. Многие иранцы, довольно высокопоставленные, приезжали в Израиль на лечение, обследования, изучение передового опыта и т.д. Часто бывали и министры, армейские руководители, шефы жандармерии. Поскольку я заведовал отделом вещания на Иран и знал фарси, меня часто привлекали к составлению программ их пребывания, использовали как переводчика на официальных встреча. Я был свидетелем растущего интереса к Израилю со стороны самых различных слоев иранского общества25.

Одним из факторов интереса Ирана к Израилю был его научный потенциал, который тогда, во второй половине 1950-х гг., иранцы оценивали необычайно высоко. В своем дневнике первый израильский премьер-министр Давид Бен-Гурион писал о двух иранских ученых-ядерщиках, которых он принимал в своей канцелярии в мае 1958 года. Гости признались главе правительства, что приехали с целью установить связи с израильским научным миром, и уважительно отметили- Мы слышали, что во всем, что касается науки, вы находитесь на уровне американцев26. Кстати, такая же гиперболизация достижений Израиля, а также его роли в международной политике, как пишет В.Бабак, явилась причиной невероятной быстроты, с которой он был признан впоследствии, в начале 1990 –х гг., многими странами бывшего СССР, в первую очередь – государствами Центральной Азии27.

Определенные подвижки в отношениях Ирана с зарубежными странами также благоприятствовали наполнению реальным содержанием ирано-израильских отношений. В первую очередь это было связано с реализуемым шахом Мохаммадом-Резой Пехлеви со второй половины 1950-х гг. более активным внешнеполитическим курсом, направленным, в частности, на укрепление отношений с США. В августе 1955 г. был подписан договор с США о дружбе, экономических отношениях и консульских правах. Это стимулировало американскую техническую и экономическую помощь Ирану, часть которой реализовывалась на безвозмездной основе. Шах открыто декларировал прагматизм в в международных отношениях, в русле которого считал возможным в зависимости от конкретной ситуации сближаться с теми или иными странами, если это соответствовало национальным иранским интересам. Одновременно он декларировал курс на опережающее развитие отношений с Западом в интересах противостояния коммунистической опасности. Сближение с Западом означало для Ирана безусловную прозападную ориентацию в тогдашней биполярной конфронтации. Проамериканизм в стране усилился после революции 1958 г. в Ираке и распада Багдадского пакта. Следом, в 1959 г. Иран и США подписали двустороннее военное соглашение. Когда того же стал требовать Советский Союз, предложив подписать договор о ненападении, Иран продемонстрировал свое нежелание, использовав это для деликатного давления на США в вопросах, представлявших для него стратегический интерес. Были и дополнительные объективные обстоятельства, обусловившие понимание необходимости сближения двух стран. К ним можно отнести разочарование в позиции арабских стран в конфликте Ирана с Великобританией из-за национализации иранской нефтепромышленности и антииранскую активность арабских стран в районе Персидского залива. Все это в комплексе привело к постепенному потеплению в отношениях между Ираном и еврейским государством.

Для тогдашнего премьер-министра Израиля Давида Бен-Гуриона сближение с Ираном укладывалось в сформулированную им в тот период теорию периферий и периферийных союзов, где он определил круг стран, которые могли бы составить союз с еврейским государством. На эту роль логично подходили не арабские, но с преобладающим мусульманским населением страны Иран и Турция, и расположенная чуть поодаль Эфиопия. Целью этой доктрины было показать миру и региону, что Ближний Восток – не исключительно арабский регион. На самом деле, доказывал Бен-Гурион, он представляет собой мультикультурное, многонациональное и поликонфессиональное объединение. Разработчиком теории был сотрудник израильского МИДа Реувен Шилоах. Бен-Гурион лишь придал ей политическое измерение- …Большинство обитателей региона – отнюдь не арабы. Турки, иранцы, евреи, не считая курдов и других нацменьшинств в арабских странах более многочисленны, чем арабское население Ближнего Востока. Следовательно, через контакты с народами периферийной зоны региона мы можем придти к дружбе с народами внутренней зоны региона, которые являются нашими естественными соседями28. Bот как описывал один из аспектов израильской теории периферий секретный доклад ЦРУ, опубликованный после захвата здания Посольства США в Тегеране в 1979 г.- В течение многих лет израильтяне прилагали усилия к тому, чтобы разбить опоясывающий их арабский круг с помощью привлечения в регион неарабских мусульманских государств. В конце 1958 г. они создали тройственное объединение, включавшее в себя израильскую службу внешней разведки Мосад, Турецкую национальную службу TNSS и иранскую Организацию по информации и безопасности страны САВАК. …Главной целью сотрудничества израильских спецслужб в этом аспекте было привитие произраилизма и антиарабизма у иранских официальных лиц…Израильтяне регулярно передавали иранским спецслужбам доклады о деятельности египтян в арабских странах, тенденциях политического развития в Ираке, деятельности левых организаций в Иране29.

Источники

1. Амнон Нецер. История евреев в новое время. С. 265.

2. Цит по. Sobhani S. The pragmatic entente- Israel-Iranian relations, 1948-1988. // PhD dissertation: Georgetown. Washington, 1989. P. 24.

3. Ibid.

4. Uri Bialer. The Iranian connection in Israel’s foreign policy – 1948-1951. P. 295.

5. Глобус(Израиль), № 697, 20-26 февраля 2006 г. С. 24.

6. Uri Bialer. The Iranian connection in Israel’s foreign policy – 1948-1951. P. 295.

7. http://actv.haifa.ac.il/programs/Item.aspx?it=500

8. Штереншис М. История Государства Израиль. 1896-2002. Израиль, Герцлия- Исрадон, 2003. С.204.

9. Uri Bialer. The Iranian connection in Israel’s foreign policy – 1948-1951. P. 315.

10. М.Штереншис. История Государства Израиль. 1896-2002. С.203.

11. Амнон Нецер. История евреев в новое время. С. 268. — Однако и в тот период происходила репатриация иранских евреев в Израиль. Для того, чтобы показать пример, ряд активистов еврейской общины Ирана послали в Израиль своих детей школьного и юношеского возраста, а затем репатриировались сами — http://actv.haifa.ac.il/programs/Item.aspx?it=500.

12. Uri Bialer. The Iranian connection in Israel’s foreign policy – 1948-1951. P.295.

13.Давид Менашри. Евреи в Иране в период династии Пехлеви и Исламской республики. С. 5. — Некоторые авторы приводят цифру в 30 тыс. человек – Меир Эзри. Кто из вас из всего народа Его. Израиль, Ор Иехуда -Сэфрият Ма’арив, 2001. C.51 (на ивр.).

14. Sobhani S. The pragmatic entente: Israel-Iranian relations, 1948-1988. Р.34.

15. E.E.Shaoul.Cultural Values and Foreign Policy Decision Making in Iran: The Case of Iran’s Recognition of Israel.// (PhD dissertation: George Washington University. P.170.

16. Ibid. Р. 133.

17. The Financial Times, 3 June 1969.

18. Mansour Farhang. The Iran-Israel connection. // Arab Studies Quarterly, vol.11, no 1, winter 1989. P. 86-87.

19. Sobhani S. The pragmatic entente: Israel-Iranian relations, 1948-1988. Р. 80.

20. Ibid. Р. 82-83.

21. Mohammad Reza Shah Pahlavi. Mission for My Country. London:Hutchinson Press, 1961. P.125.

22. Documents of the United States Embassy in Tehran. Tehran, 1979. Volume 13. P.5

23. Меир Эзри. Кто из вас из всего народа Его. С. 54-55.

24 Там же. С.55.

25. http://actv.haifa.ac.il/programs/Item.aspx?it=498

26. Ма’арив, 9 февраля 2007 г.

27. Бабак В. Центральная Азия – Израиль- потенциал и пределы сотрудничества. // Центральная Азия, 1997, № 5(11). С.31-32.

28. Вrecher M. Foreign Policy System in Israel. New Haven: Yale University Press, 1972. Р.278.

29. Documents from the United States Embassy in Tehran.Tehran, 1979. Vol.11. P.24.

источник — http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=763

Российские интересы могут быть обеспечены в поставках туркменского газа по Каспию

Тема строительства газопровода NABUCCO — проекта являющегося альтернативным нынешним российским маршрутам поставки «голубого топлива» в Европу, вновь актуализировалась в свете недавних встреч лидеров пяти Прикаспийских государств в Баку.

Напомним, что на третьем саммите глав Прикаспийских государств, прошедшем в Баку 18-19 ноября, приняли участие президенты Азербайджана, России, Казахстана, Туркменистана и Ирана. Темой обсуждения стали вопросы безопасности на Каспии и обсуждение итогового документа по определению правового статуса Каспия и в этом вопросе, впервые Иран занял конструктивную позицию, дав согласие на выработку в течение года, формулы разделения акватории Каспийского моря. По всей видимости, этот важный документ будет принят в 2011 году в Москве на очередном саммите глав прикаспийских государств.

Следует отметить, что в целом на Бакинском саммите царила позитивная атмосфера и общее понимание того, что дальнейшее затягивание определения статуса Каспия во вред именно тем странам, которые тормозят принятие этого документа. Дело в том, что многочисленные двусторонние соглашения по использованию ресурсов, акватории и дна Каспия между Россией, Казахстаном и Азербайджаном, постепенно фактически свели к нулю многолетние попытки Туркменистана и Ирана затормозить разработку (со стороны Азербайджана и Казахстана) новых углеводородных месторождений и их и транзит в Европу. И на Бакинском саммите, даже наиболее ярый противник секторального разделения — Иран, устами президента Ахмединеджада признал важность скорейшей выработки документа по разделению Каспий между пятью странами.

На этом фоне Туркменистан дал понять, что собирается диаметрально поменять свою позицию относительно энерготранзита по Каспию. Для многих стали неожиданностью слова, озвученные туркменским президентом Гурбангулы Бердымухамедовым на саммите лидеров Прикаспийских стран в Баку относительно планов Ашхабада о поставках газа в Европу. Напомним, что Бердымухамедов заявил в Баку: «Для нас является принципиальным вопросом строительство трубопроводов по дну Каспийского моря. Туркменистан твердо убежден в том, что для прокладки подводного трубопровода на Каспии достаточно согласия только тех стран, через участки дна которых будет построен такой трубопровод».

Это заявление было относительно спокойно воспринято со стороны президентов России и Ирана, поскольку видимо они в курсе того, что азербайджанские и туркменские эксперты уже ведут при посредничестве бельгийского правительства в Брюсселе обсуждение деталей осуществления трубопроводной транспортировки туркменского газа через Каспий в Азербайджан.

В подтверждение подобных планов, 19 ноября вице-премьер туркменского правительства Баймурад Ходжамухамедов подтвердил серьезность намерений осуществлять трубопроводные поставки газа в Европу. Он сообщил, что его страна готова к поставкам в Европу 40 млрд. куб/м газа в год. По его мнению, строительство Транскаспийского газопровода позволит транспортировать туркменский газ в Азербайджан, а оттуда в направлении Европы. Отметим, что пока из Баку не поступало официальных комментариев по этому поводу, поскольку азербайджанская сторона изначально стремится дать понять всем сторонам, что поддержит любую конструктивную инициативу по энерготранзиту.

Руководитель азербайджанского Центра нефтяных исследований Ильхам Шабан прокомментировал свое видение того как начнется первый этап азербайджано-туркменского сотрудничества по трубопроводному транзиту газа в Европу. По словам Шабана намерение Туркменистана поставлять газ по Каспию серьезное и во время недавнего визита президента Турции А.Гюля в Ашхабад и его встреч с Гурбангулы Бердымухаммедовым, было озвучено желание турецкой стороны напрямую закупать туркменский газ с Каспия.

«Отмечу, что у Туркменистана на юго-западном побережье Каспия близком к Азербайджану в 2009 году было найдено новое месторождение природного газа, которое стабильно обещает добычу свыше 5 млрд. куб/м газа в год. Если посмотреть на карту Каспия, то можно увидеть, что расстояние от этого туркменского блока по прямой до азербайджанского месторождения «Шахдениз» составляет 150-160 км.

То есть, как только найдется твердый покупатель на Западе на этот туркменский газ, можно будет с минимальными затратами соединить это туркменское месторождение межпромысловым трубопроводом с азербайджанским «Шахдениз», а откуда он по имеющейся инфраструктуре может поставляться на европейские рынки. А вопрос неурегулированности правового статуса Каспия для такого рода трубопроводного транзита не является препятствием», — сказал И.Шабан.

Опасения некоторых экспертов в России относительно, того, что транзит туркменского газа трубопроводами по Каспию через Азербайджан в Европу нанесет вред российским энерготранзитным интересам, Ильхам Шабан назвал беспочвенными. По мнению азербайджанского эксперта, у российского «Газпрома» должно быть стратегическое мышление по этому поводу.

«Я считаю, что «Газпром» должен делать все, чтобы туркменский газ небольшими партиями попадал на европейский рынок, поскольку это создаст позитивный имидж у России и станет аргументом в руках Москвы против тех, кто на Западе утверждает, что Россия стремится удерживать монополию в поставках газа в Европу. Ведь 5-10 млрд. куб/м туркменского газа, которые будут поставляться в год в Европу через Каспий никак не смогут повлиять позиции России на европейском рынке, а наоборот позволят российской стороне безболезненно наращивать свой газовый транзит в Европу.

То есть экономически и политически России выгоднее видеть небольшие партии туркменского газа на европейском рынке, чем делать расходы на убеждение западных партнеров в отсутствии стремления монополизировать газовый транзит в Европу», — отметил Шабан.

По мнению Ильхама Шабана, спокойная реакция России на заявления туркменского президента в Баку, подтверждает то, что российская сторона осознает преимущества «не делающих погоду» малых поставок туркменского газа в Европу.

В России обеспокоены перспективой возможного наращивания поставок туркменского газа и строительства трубопровода по дну Каспия. Однако при желании этот факт может найти понимание в России, поскольку опыт показывает, что если есть продавец и конкретный покупатель для такого товара как энергоресурсы, то рано или поздно, несмотря на внешние препятствия, сделка все равно осуществится. Наоборот, в таких случаях намного эффективнее не препятствовать процессу, а самому подключиться и влиять на него. Этим кстати и занимается в последнее время Россия, активно вступая на азербайджанский энерготранзитный рынок.

Российская сторона постоянно наращивает закупки азербайджанского газа и подключается к осуществлению различного рода транзитных проектов в Азербайджане, что значительно выгоднее, чем прилагать усилия для торможения этих проектов. Горький опыт препятствования в свое время осуществлению нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан уже доказал, что если есть спрос и предложение, то предотвратить подобную сделку просто невозможно.

Тем более, что буквально на днях, в Азербайджане свершилось в прямом смысле историческое событие: по итогам разведочно-буровых работ проводимых Государственной нефтяной компании Азербайджана (ГНКАР) на месторождении «Умид», обнаружены большие запасы природного газа и газоконденсата. На месторождении «Умид» находящемся в 70 км от Баку, на глубине 6500 метров обнаружено минимум 200 млрд. куб/м. газа и 30 млн. тонн газоконденсата.

Об этом на совещании, возглавляемом президентом Ильхамом Алиевым, заявил глава ГНКАР Ровнаг Абдуллаев. По словам Абдуллаева скоро начнется бурение второй скважины на «Умид», которая обещает быть не менее перспективной, чем первая. Фактически месторождение «Умид» оказалось таким же богатым газовым как «Шахдениз», разработка которого будет десятки лет приносить прибыль Азербайджану. Ровнаг Абдуллаев добавил, что повторная разведка на месторождениях «Бабек», «Бахар» и «Машаль», и здесь выявила значительные дополнительные запасы газа.

Президент Ильхам Алиев, назвал результаты разведочных работ ГНКАР новой исторической вехой для Азербайджана и особо отметил, что все работы: от разведки, бурения, создания новой инфраструктуры и до транзита энергоресурсов на мировые рынки могут осуществиться силами самой ГНКАР и азербайджанских компаний.

В свете новой информации о фактически двукратном увеличении газовых запасов Азербайджана, дополнительную актуальность приобретает вопрос реализации новых маршрутов поставки «голубого» топлива на мировые рынки. Известно, что согласно прежним расчетам, с началом добычи газа в рамках второй стадии проекта «Шахдениз», планировалось к 2016 году довести экспортный потенциал Азербайджана до 20 млрд. куб/м в год.

Пока еще рано говорить о том насколько теперь с учетом новых месторождений увеличатся объемы транзита азербайджанского газа, но уже можно прогнозировать, что его хватит для обеспечения даже такого проекта как NABUCCO, если он конечно вообще осуществится.

В любом случае Азербайджан, как и прежде готов рассматривать новые и взаимовыгодные предложения в сфере энерготранзита от всех заинтересованных партнеров и здесь далеко не последняя роль принадлежит России, имеющей целью наращивание своих газовых поставок на европейские рынки.

Ризван Гусейнов

http://www.1news.az/analytics/20101130124312179.html

Ирану дорога в ШОС заказана

Почему Китай и Россия не хотят видеть Иран в ШОС? Ядерное досье? Нет, просто не хотят брать на себя обязательства в отношении Ирана на случай нападения Соединенных Штатов и Израиля. Да и вообще перед Вашингтоном в любом случае будет как-то неловко.

Ирану, похоже, членом ШОС уже не стать. Для Ирана это, возможно, и к лучшему. На состоявшемся в конце ноября заседании Совета глав правительств Шанхайской организации сотрудничества Иран вновь не смог вступить в это региональное центральноазиатское объединение. На этот раз ему было отказано под тем предлогом, что членом ШОС не может стать государство, находящееся под санкциями ООН. Интересно, что это необычное и странное условие членства появилось всего два года назад на саммите в Ташкенте с подачи России и Китая — специально для того, чтобы не допустить вступление Ирана в это объединение. Известно также, что в Астане близкий союзник Ирана Таджикистан пытался настоять, чтобы пункт о санкциях был изъят из итогового варианта положения о членстве в ШОС, однако ему не удалось этого добиться.

Таким образом, Иран, крупнейшая страна региона, в результате этой запретительной отговорки, которую Москва и Пекин продвинули, чтобы угодить Евросоюзу и США, не сможет практически никогда стать членом ШОС. Причем Иран нужен Шанхайской организации даже в большей степени, так как эта страна находится на важном перекрестке торговых путей Центральной Азии, обладает огромными запасами полезных ископаемых и финансовыми ресурсами, которых нет у многих членов шанхайской «шестерки», а также развитой и быстрорастущей экономикой. В результате значительно больше шансов на членство в ШОС появляется у Пакистана, разрываемого межплеменными и межконфессиональными конфликтами, на чью территорию вот-вот перекинется из Афганистана агрессия НАТО.

Шанхайская организация сотрудничества была основана в 2001 году лидерами Китая, России, Казахстана, Таджикистана, Киргизии и Узбекистана и является крупнейшим региональным объединением в мире наряду с АТЭС, ЕС и НАФТА. Население ШОС составляет почти 1,5 миллиарда человек – это четверть всего населения земного шар, а территория — 30 млн км², то есть 60 % площади Евразии. Четыре азиатских государства – Иран, Пакистан, Индия и Монголия – имеют в ШОС статус наблюдателей, а Белоруссия и Шри-Ланка с конца апреля этого года стали «партнерами по диалогу», хотя мало кто из аналитиков всерьез понимает, что значит этот статус в ШОС. Страны Шанхайской организации сотрудничества производят 15% мирового ВВП. По официальным данным, за январь-август 2010 года товарооборот между государствами-членами ШОС вырос по
сравнению с аналогичным периодом прошлого года более чем на 40%.

Иран пытался вступить в ШОС практически с самого начала ее существования, считая это экономически и политически выгодным для себя. По мнению Тегерана, полноценное участие в ШОС позволило бы ему получить рынок сбыта для своей нефти и природного газа, легковых автомобилей, а также сельхозпродукции. Причем в середине «нулевых» годов руководители главных стран ШОС — России и Китая — активно поощряли это желание Ирана, заявляя о заинтересованности Шанхайской организации иметь в своем составе все крупные государства Центральной Азии. В 2008 году в Ташкенте президент России Дмитрий Медведев заявлял, что расширение состава организации за счет крупных держав «отвечало бы интересам ШОС и укрепило бы ее авторитет». Причем считалось, что наибольшие шансы на вступление из стран-членов имели Пакистан и Иран.

Однако по мере продвижению к возможному расширению ШОС все более усиливалась скрытая геополитическая конфронтация и углубление противоречий между интересами ШОС и НАТО, ШОС и США. И в этом геополитическом раскладе возможное включение в организацию Ирана вызывало в Вашингтоне чрезвычайно резкую эмоциональную реакцию в отношении шанхайской «шестерки», хотя и без практического ее воплощения. Поэтому по мере нарастания давления на Иран со стороны США и одновременно все более заметного дрейфа российского руководства в сторону Запада и НАТО, заявления кремлевских лидеров о возможности вступления Ирана в ШОС стали все более расплывчатыми и все менее понятными. А после того, как летом 2010 года президент России Дмитрий Медведев заявил об отказе поставлять Тегерану зенитно-ракетные комплексы С-300, стало ясно, что членство в ШОС Ирану вообще «не светит», несмотря на его экономическую мощь и удачное географическое положение. То есть Москва сделала свой выбор, согласившись стать помощницей Соединенных Штатов в их борьбе с единственной страной Средней Азии, не подчиняющейся диктату Вашингтона, проводящей независимую внешнюю и внутреннюю политику и не позволяющую американским компаниям грабить ее природные ресурсы.

На последний саммит ШОС президент Ирана Махмуд Ахмадинежад даже не был приглашен из опасений, что его обвинения в адрес агрессивной политики США могут придать саммиту антиамериканский оттенок. Перед встречей в Ташкенте в 2008 году Тегеран специально разослал всем государствам Шанхайской «шестерки» ноты о желании президента участвовать в работе этого саммита. В Ташкенте Ахмадинежаду хотелось получить поддержку соседей перед опасностью все более серьезных санкций, а заодно еще раз желании Ирана войти в ШОС.

Однако в результате консультаций между ключевыми игроками шанхайской «шестерки» и председательствующим тогда в ОБСЕ Казахстаном Ахмадинежад получил вежливый отказ, так что на саммите от этой страны присутствовал глава МИДа Манучехр Моттаки.

На последней встрече глав правительств в Душанбе присутствовал 1-й вице-президент Ирана Мохаммад Реза Рахими, который еще раз высказал желание своей страны стать членом ШОС. Более того, комментируя намеченные на ближайшие годы планы этой организации развивать экономические связи и транспортную инфраструктуру региона, Рахими заявил, что без участия его страны реализация большинства совместных проектов ШОС, в частности в вопросах транзита грузов, будет нереальна. «Поэтому на следующем саммите в Москве мы намерены поставить вопрос о принятии Ирана в члены ШОС. Если нам будет отказано в этом вопросе, то мы сделаем соответствующие выводы», — заявил Рахими.

В последнее время Шанхайская организация стала все более заметно утрачивать свою ведущую роль и притягательность в глазах многих азиатских государств. Несмотря на высокий торговый и транспортный потенциал, из-за нерешительности России и особой позиции Китая этот потенциал на протяжении почти десяти лет остается практически неиспользованным. Непростые отношения и внутренние противоречия между странами-членами ШОС не позволяют им не только выработать новые способы сотрудничества, но и воплощать в жизнь даже те решения, которые были приняты ранее. Так что в этом смысле, оставаясь вне рамок ШОС, Иран ничего не проиграл, а может быть, даже и выиграл, поскольку имеет возможность торговать и развивать двусторонние экономические связи со всеми странами региона, не задумываясь о том, являются ли они членами ШОС или нет.

Да и все государства-члены шанхайской «шестерки» нередко забывают о возможностях многостороннего сотрудничества в рамках своего объединения и развивают, в основном, двусторонние отношения. Китай сотрудничает по отдельности с Таджикистаном и Киргизией, а Казахстан с Таджикистаном. Однако Китай также активно развивает торговлю и с Ираном. Не обращая внимания на санкции ООН, Китай использует отсутствие конкуренции на иранском рынке, который из-за санкций покинули многие европейские и азиатские страны.

Да и сами страны-члены ШОС в последние годы накопили друг к другу множество взаимных претензий – территориальных, ресурсных и торговых. Например, Таджикистан и Узбекистан не только никак между собой не сотрудничают, но наоборот, стремятся подорвать взаимные усилия в развитии своих экономик. В последние месяцы отношения Душанбе и Ташкента вообще скатились до уровня чуть ли не «холодной войны», чему никак не мешает их членство в ШОС . Узбекистан почти что автоматически выступает против всех водно-энергетических проектов Таджикистана и строительства крупных ГЭС в этой стране, а заодно в Киргизии. Особенно активно противятся узбекские руководители завершению строительства Рогунской ГЭС на реке Вахш в Таджикистане, поскольку считают, что ее пуск вызовет нехватку воды и серьезные экологические и экономические проблемы в низовьях этой реки – в Узбекистане, Казахстане и Туркменистане. В то же время для Душанбе запуск энергоблоков Рогунской ГЭС, которую начали строить еще в 70-е годы, позволит не только решить проблемы энергоснабжения республики, но и начать активную продажу энергии в Афганистан, Пакистан, Индию и Китай.

По разным сведениям, вопрос Рогунской ГЭС обсуждался и на последней встрече глав правительств ШОС в Душанбе, но так и не был решен. В конце прошлого года Узбекистан в знак протеста против планов Таджикистана достроить ГЭС на реке Вахш вообще покинул объединенную энергосистему Центральной Азии. В результате прошлой осенью и зимой Таджикистан испытывал жестокий дефицит энергии и был вынужден импортировать ее у соседей, поскольку из-за позиции Узбекистана транзит энергии в Таджикистан из Туркмении стал невозможным.

В последнее время на первые позиции в ШОС начинает все активнее выдвигаться, вытесняя Россию, Китай. Он быстро набирает экономический вес и выходит на второе место среди мировых экономик, заменив Японию. Недавно Пекин выделил для фонда экономических проектов ШОС 10 млрд. долларов, чего не может позволить себе никакая другая страна региона, включая Россию. Пекин также предложил Киргизии 3 млрд. долларов за то, чтобы она закрыла находящуюся в стране американскую военную базу, которая называется Центром транзитных перевозок и обслуживает натовскую группировку войск в Афганистане. Кроме этого, Китай активно сотрудничает с каждой страной шанхайской «шестерки» в отдельности, а также развивает военно-техническое сотрудничество с Ираном.

Да и вообще следует признать, что само понятие ШОС становится все более аморфным. Государства-члены не отличается особой внутриорганизационной дисциплиной. Так что членство в этой организации не мешает им торговать с кем угодно, в том числе и с Ираном. Например, Таджикистан, находящийся в жестком противостоянии с Узбекистаном активно строит вместе с Ираном вторую очередь Сангтудинской ГЭС и готов привлечь иранцев к участию в проектах возведения Шуробской и Даштиджумской ГЭС. Таджикистан также вовлекает Иран в создание единой электроэнергетической системы с участием Пакистана. Иранские компании в Таджикистане строят железнодорожные и автомобильные дорог, участвуют в создании свободных экономических зон, инвестиционных и бизнеспроектах. Иранские бизнесмены, объявили о готовности инвестировать в строительство завода в Таджикистане по производству цемента, предприятия по добыче и обработке драгоценных и полудрагоценных камней.

Причем отчетливое сближение Таджикистана и Ирана идет на фоне все более заметного охлаждения отношений Душанбе с Москвой, несмотря на то, что между странами имеются тысячи нитей глубокой взаимосвязи политического и торгово-экономического характера. Только одни денежные переводы из России достигают по объему треть валового внутреннего продукта Таджикистана. И дело тут не только в культурной, языковой, религиозной и исторической близости таджиков и персов, но и в том, что российские лидеры своей прозападной политикой отталкивают от себя государства Центральной Азии.

Так что сегодня становится ясно, что Иран, оставаясь вне рамок Шанхайской организации сотрудничества, имеет значительно большую свободу действий. По крайней мере, экономически он волен выбирать себе партнеров из значительно большего числа возможных кандидатов, и на условиях, которые устраивают только его. А, имея в числе партнеров Китай, одного из экономических гигантов 21-го века, он оказывается даже в более выигрышной позиции, чем, если бы развивал сотрудничество с Россией. Хотя бы потому, что китайские лидеры не подвержены влиянию США и НАТО.

Иран.ру