Турция и ЕС пытаются реанимировать «Набукко»

Возникшие трудности с реализацией проекта «Набукко» отнюдь не означают отказ Запада от попыток прокладки маршрутов транспортировки энергоносителей, альтернативных российским. Одним из проектов, с помощью которого Турция и Евросоюз всячески стараются направить азербайджанский и центрально-азиатский газ в западном направлении и в обход территории России, является Трансанатолийский газопровод (TANAP).

С началом осени Туркмению посетили сразу несколько представительных делегаций. 3 сентября с президентом Гурбангулы Бердымухамедовым встретился министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз. Обсуждались возможности наращивания турецко-туркменского сотрудничества в энергетике. Г. Бердымухамедов заявил, что его страна, располагающая большими запасами нефти и газа, заинтересована в создании трубопроводной инфраструктуры в европейским направлении, а Турция, по словам Танера Йылдыза, готова оказать в создании такой системы всемерную помощь. В тот же день состоялись переговоры Г. Бердумухамедова с делегацией Евросоюза во главе с и.о. директора Главного управления по энергетике ЕС Жан-Арнольдом Винуа. Тематика переговоров была схожей: продолжение совместной работы по формированию надежных и прочных правовых основ сотрудничества Туркменистана и ЕС в энергетике и диверсификация экспортных маршрутов туркменского газа.

Усилия Турции и ЕС направлены на реанимацию «Набукко», который пытаются воскресить в другом виде. Новым транспортно-энергетическим проектом стал Трансанатолийский газопровод, соглашение о строительстве которого Турция и Азербайджан подписали 26 июня 2012 года в Стамбуле. Газопровод стоимостью 7 млрд. долл. должен пройти от Азербайджана до границы Турции с Болгарией или Грецией. Его пропускная способность, по наметкам проектировщиков, составит 16 млрд. кубометров в год. Из них 6 млрд. кубометров планируется поставлять в Турцию и 10 млрд. кубометров – в Европу. Ресурсной базой Трансанатолийского газопровода должно стать азербайджанское месторождение Шах-Дениз-2. Однако для конкуренции с «Газпромом» этих объемов явно недостаточно, и потому в дальнейшем мощность трубы, как сообщается, может быть увеличена до 60 млрд. кубометров. Именно такой должна быть пропускная способность российского «Южного потока», который, в отличие от «Набукко», никаких сложностей с финансированием и обеспечением ресурсной базой не испытывает. «С помощью проекта TANAP мы создали структуру, которая позволит газу проходить через Азербайджан и облегчит торговлю, — заявил на переговорах с туркменской стороной Танер Йылдыз. — Эта структура также ориентирована на туркменский газ. Нам нужен туркменский газ».

В своем нынешнем виде Трансанатолийский газопровод рассчитан только на экспорт азербайджанского газа, который будет добываться на второй очереди месторождения Шах-Дениз. Напомним, что мощность «Набукко» должна была составить 30 млрд. кубометров в год. Ресурсов Азербайджана хватало для того, чтобы заполнить «Набукко» лишь наполовину. Вторую половину должна была заполнить Туркмения, которая рассматривалась в качестве второй ресурсной базы «Набукко». Ашхабад, у которого Россия в условиях мирового кризиса в четыре раза сократила с 2010 г. закупки газа, появлению еще одного экспортного маршрута был бы только рад. Однако для этого надо построить газопровод по дну Каспийского моря, а сделать это мешает неурегулированность правового статуса Каспия, который, будучи озером, под действие международного морского права не попадает. Стратегия ЕС в последние годы направлена на то, чтобы построить газопровод между Туркменией и Азербайджаном, невзирая на возражения других прикаспийских стран, прежде всего России и Ирана. Однако пойти на такой шаг ни Ашхабад, ни Брюссель пока не решились.

Проект TANAP, в отличие от «Набукко», является более гибким. Если получить доступ к туркменскому газу все же не удастся, инвесторы удовлетворятся азербайджанским газом, и мощность Траснанатолийского газопровода останется на уровне 16 млрд. кубометров в год. Со временем поставки азербайджанского газа могут быть несколько увеличены. К 2020 г. потенциальный объем поставок газа в Европу, по оценкам местного подразделения BP, может достичь 24 млрд. кубометров. В этом случае достигается программа-минимум: азербайджанский газ пойдет в страны ЕС через Турцию (не через Россию), а во внешнеполитическом курсе государств Южного Кавказа будут укрепляться прозападные тенденции. Если же проект Транскапийского газопровода все же удастся продавить, то пропускная способность газопровода может быть увеличена. Цифра в 60 млрд. кубометров, кстати, заставляет задуматься. Туркмения изначально гарантировала заполнение «Набукко» только наполовину, то есть в объеме около 15 млрд. кубометров в год. Здесь таится принципиальная неясность: либо экспортные возможности Ашхабада и Баку должны вдруг оказаться существенно больше заявленных, либо проектировщики TANAP рассчитывают на другие источники газа. Уж не Иран ли рассматривается в качестве ресурсной базы, каковой он может стать после проведения операции по «смене режима» в этой стране?

Позиция Ирана сегодня является одним из главных препятствий для строительства Транскаспийского газопровода. Тегеран настаивает на разделе Каспия на пять равных участков, в то время как остальные страны согласны разделить его на национальные сектора в соответствии с сухопутными границами. Россия, Казахстан и Азербайджан по такому принципу разделили между собой дно Каспийского моря. В южной части Каспия разграничение морского дна не проведено, так как иранцев такой вариант не устраивает. Отсюда проблема со строительством Транскаспийского газопровода: по чьей все-таки территории он пройдет, если общепризнанных морских границ в этом районе Каспия нет? Вывод же из игры Ирана решение вопроса о морском разграничении заметно упростит.

Еще одна проблема, препятствующая строительству Транскапийского газопровода, – разногласия между Баку и Ашхабадом по поводу линии морской границы. В основе спора – лежащее на линии границы месторождение «Кяпаз» (туркменский вариант названия – «Сердар»). По оценкам, запасы нефти и газового конденсата на нем составляют 150 млн. баррелей. Обе страны при проведении морской границы предлагают руководствоваться принципом срединной линии. Однако Азербайджан предлагает определять ее на основе равноудаленности от крайних точек береговой линии, а Туркменистан – по серединам географических широт. В последнем случаи «Кяпяз» оказывается на территории Туркменистана, а пограничным становится месторождение «Азери», разработка которого уже ведется Азербайджаном. Предложение Баку разрабатывать «Кяпяз» совместно Ашхабад также не устроило. В 2008 г. президенты двух стран договорились никаких действий по разработке месторождения до решения спора о его принадлежности не предпринимать. Однако в июне 2012 г. между двумя странами разгорелся дипломатический скандал – Азербайджан выразил протест против того, что туркменское научно-исследовательское судно попыталось начать на месторождении сейсмические работы. Урегулировать этот вопрос в настоящее время пытается Турция, всячески стремящаяся сблизить позиции сторон. Привели ли усилия Анкары к какому-либо результату, пока неизвестно.

Ставки в большой игре вокруг углеводородных ресурсов бассейна Каспийского моря, высоки. Главная цель Запада – оторвать страны Южного Кавказа и Центральной Азии от России, не допустить интеграции постсоветских государств в рамках Единого экономического пространства, отсечь Россию от маршрутов транспортировки энергоресурсов. Предполагается, что после этого геополитическое пространство бывшего СССР должно приобрести новый вид, описанный в концепциях «Нового Шелкового пути» или «Большого Ближнего Востока»…

Александр ШУСТОВ | 07.09.2012

Источник — Фонд стратегической культуры
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1346997180

Падение NABUCCO — буревестник грядущих геополитических перемен на Ближнем Востоке

 

 

 

 

 

 

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан сообщил, что венгерская компания MOL выходит из консорциума по строительству газопровода NABUCCO. По оценке экспертов, выход MOL из NABUCCO является подтверждением факта, что Венгрии интереснее российский проект «Южный поток». Еще в 2009 году бывший премьер-министр Венгрии Ференц Дюрчань говорил, что Венгрия должна «горой стоять» за строительство обоих газопроводов — NABUCCO и «Южного потока». Однако, как видим, сохранить позицию не удалось: нынешний премьер-министр Венгрии Виктор Орбан во главу угла поставил не политику, а «простые экономические решения». «Через территорию Венгрии планируется проложить одно из ответвлений газопровода «Южный поток», который напрямую — по дну Черного моря — должен соединить Россию с ЕС, — комментирует ситуацию «Немецкая волна».- Этот проект, лоббируемый Газпромом, считается конкурентом NABUCCO. Поэтому в Будапеште могли посчитать, что развивать сотрудничество с Россией выгоднее, чем форсировать строительство NABUCCO». А чуть ранее и премьер-министр Болгарии Бойко Борисов на встрече с председателем Европейского совета Херманом ван Ромпеем заявил, что и «у Болгарии нет возможности воплотить в жизнь проект газопровода NABUCCO», хотя еще недавно София придала этому проекту статус объекта государственной важности.

Проект NABUCCO был изначально чрезмерно политизирован. Со временем он превратился в своеобразный шампур, на который в регионе Кавказа и Ближнего Востока нанизывались самые различные геополитические решения, хотя при этом острой оставалась и остается проблема поиска поставщиков газа. За минувшее десятилетие участникам консорциума по строительству NABUCCO» так и не удалось по разным причинам окончательно договориться ни с Азербайджаном, ни с Туркменией, не говоря уже про Ирак, Иран и Казахстан. Тем не менее в Брюсселе не теряют надежды. Представитель Еврокомиссии Марлен Хольцнер заявила, что главная инициатива в осуществлении NABUCCO сейчас находится в руках Азербайджана. По ее словам, «в течение следующих нескольких месяцев Баку примет решение, по какому европейскому газопроводу поставлять газ», и что «на данный момент переговоры продолжаются».

Азербайджан уже отреагировал на этот пассаж Хольцнер. Заведующий общественно-политическим отделом Администрации Президента Азербайджана Али Гасанов в интервью турецкой газете Cumhuriyet констатировал: «Газопроводный проект NABUCCO является проектом Евросоюза и его судьба находится в руках ЕС. Этот проект является альтернативой российскому газу, поставляемому в Европу, и Азербайджан будет готов приступить к работам по реализации данного проекта в случае, если будет уверен, что Туркменистан поставит газ для NABUCCO». Это означает, что, во-первых, Баку откровенно дает понять, что не располагает необходимыми ресурсами для заполнения газом трубы, хотя еще в октябре прошлого года консорциум NABUCCO подал заявку на участие в тендере на транспортировку газа с азербайджанского месторождения Шах-Дениз. Как оказалось, азербайджанская сторона способна ежегодно предоставлять для перекачки в Европу лишь 10 млрд. кубических метров газа, тогда как для NABUCCO требуется втрое больше. Говоря иначе, Баку, активно раскручивавший интригу, теперь не считает этот проект рентабельным. Во-вторых, Баку в складывающейся ситуации, как на Кавказе, так и на Ближнем Востоке, грамотно воздерживается от самостоятельной инициативы подключения к этому проекту.

И не только это. Как известно, недавно Турция подписала с Азербайджаном соглашение о строительстве Трансанатолийского газопровода (TANAP), предусматривающее поставку газа из Азербайджана через Турцию в Европу. Как только была озвучена идея строительства TANAP с начальной пропускной способностью 16 млрд. кубов в год от западной границы Азербайджана до восточной границы Турции и оттуда в Европу, многие заговорили, что именно TANAP станет реальной альтернативой «Южному потоку». Однако с TANAP стало происходить что-то непонятное. Согласно изначальному плану, Государственная нефтяная компания Азербайджана (ГНКАР) должна была получить 80 процентов в этом предприятии, а две турецкие государственные компании — BOTAŞ (Нефтепроводная корпорация) и TPAO (Турецкая нефтяная компания) — по десять процентов. Затем по непонятным причинам Анкара стала добиваться не только получения равной с ГНКАР доли в этом проекте, но и возможность контролировать поставки газа на свою территорию. Не достигнув желаемой цели, министерство финансов Турции отказало проекту TANAP в упрощении налогового режима. В итоге, как заявил представитель ЕС в Баку Роланд Кобиа, проект TANAP — больше идея, нежели реальный проект. Любопытно и то, что Минфин Турции решил поставить условие увеличить ставку налога на прибыль с каждого барреля нефти, прокачиваемого по нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейхан, который считается «кровеносной нефтяной артерией», связывающей «братские» отношения Турции и Азербайджана.

Теперь в Европе активно муссируется идея о вероятности осуществления проекта NABUCCO-West. Как заявил глава австрийского концерна OMV Герхард Ройсс, у консорциума будет возможность ориентироваться не только на Каспийское море, но и на Черное море. По его словам, такой проект обойдется гораздо дешевле, поскольку «обнаруженные запасы газа в Черном море изменили ситуацию». Действительно, сейчас много пишут о том, что на шельфе Черного моря имеется несколько сот тысяч тонн нефти и газа. Однако одна часть экспертов считает, что освоение этого шельфа сопряжено со сложными экономическими и юридическими проблемами. Другая — вообще ставит под сомнение фактор наличия там перспективных месторождений.

Но как бы то ни было, в особой ситуации оказалась Турция, столкнувшись с ситуацией отсрочки или вообще отказа от планов по использованию «южного коридора» для поставки природного газа из региона Каспия через свою территорию в Европу в обход России. Неожиданно для Анкары министр экономики Австрии Райнхольд Миттерленер сообщил, что «в Европе не знают насколько значительными окажутся энергетические потребности Турции и сколько природного газа она сможет поставлять дальше в Европу транзитом из Прикаспийского региона». Это вынудило министра энергетики и природных ресурсов Турции Танера Йылдыза заявить, что участие Турции в газовом проекте NABUCCO или NABUCCO-West «очень важно и необходимо», и «Турция продолжит поддержку осуществления этого проекта при любом формате его реализации». Эта как раз та самая ситуация, когда говорят: «Ни журавль в небе, ни синица в руках». Более того, Анкара не уверена в том, что Баку в дальнейшем сохранит договоренности о продаже ей определенного объема газа и по цене на 50 процентов ниже мировой.

Что касается же газопровода «Южный поток», то уже одобрен подробный план, который позволит начать работы не в 2013 году, как предполагалось ранее, а уже в декабре 2012 года. По словам главы Газпрома Алексея Миллера, все необходимое для этого уже есть: международно-правовая база, заинтересованность всех участников проекта в Европе, финансовые ресурсы и уникальный опыт осуществления масштабных морских газотранспортных проектов. Таким образом у Москвы появился выигрышный невоенный рычаг, который она может использовать, чтобы склонить геополитический баланс сил на Ближнем Востоке в свою пользу. Во всяком случае, если NABUCCO — в любой своей версии — и будет когда-либо построен, то такое произойдет значительно позже «Южного потока», да и то только в случае, если Брюссель найдет, чем заполнить эту трубу.

Российский политолог Станислав Тарасов.
28 апр. 2012
Источник — regnum.ru
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1335848220