В Турции успешно испытали отечественную крылатую ракету

Ракета разработана инженерами компании TÜBİTAK SAGE

Cüneyt Kemal Özkök,Ahmet Dursun,Ülviyya Amuyeva   |

В Турции успешно испытали отечественную крылатую ракету

АНКАРА

Турция провела испытания ракеты SOM-B2 — модификации крылатой ракеты SOM. Об этом написал в Twitter министр промышленности и технологий Турции Мустафа Варанк.

Ракета разработана инженерами компании TÜBİTAK SAGE, работами руководило Управление оборонной промышленности Турции, отметил министр.

Как написал в Twitter глава Управления оборонной промышленности Турции Исмаил Демир, SOM-B2 успешно поразила цель.

«Завершены разработка и все виды испытаний ракеты SOM-B2», — отметил Демир.

Также сообщается, что указанная модификация ракеты SOM предназначена для уничтожения хорошо укрепленных бункеров.

https://www.aa.com.tr/ru/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D0%B2-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D1%83%D1%81%D0%BF%D0%B5%D1%88%D0%BD%D0%BE-%D0%B8%D1%81%D0%BF%D1%8B%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8-%D0%BE%D1%82%D0%B5%D1%87%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%83%D1%8E-%D0%BA%D1%80%D1%8B%D0%BB%D0%B0%D1%82%D1%83%D1%8E-%D1%80%D0%B0%D0%BA%D0%B5%D1%82%D1%83-/1574435

Узбекистан отмечает День Независимости

«1 сентября весь узбекский народ широко отметил историческую дату в жизни нашей страны – День независимости.

Двадцать восемь лет назад на карте мира появилось суверенное государство с богатой историей и величайшим культурным наследием, огромным потенциалом и трудолюбивым народом.

За короткий исторический период Узбекистан прошел славный путь независимого развития. И сегодня мы с гордостью можем заявить, что узбекский народ, несмотря на тяжелейшие испытания, проявил несгибаемую волю и остается верным избранному пути независимости.», — сказал посол Республики Узбекистан в Азербайджане Шерзод Файзиев на приеме, посвященном празднованию 28-й годовщины Дня независимости.

Далее в своем выступлении дипломат затронул следующие моменты развития Узбекистана.

Узбекистан в настоящее время решительно вступил в новый этап своего развития. В рамках этой деятельности реализуется Стратегия действий по пяти приоритетным направлениям развития, которая была инициирована Президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым.

В процессе модернизации страны, обеспечения прав и свобод человека, верховенства закона создается новый, демократический облик страны. Направляющей силой для Узбекистана в этом служит заложенная в основу Стратегии действий приоритетная идея «От национального возрождения – к национальному прогрессу».

Опираясь на свой потенциал, в последние годы в Узбекистане проделана масштабная работа по совершенствованию государственного и общественного управления, судебно-правовой системы, укреплению оборонной мощи страны, переходу на реальную рыночную экономику.

В их числе можно отметить создание самых широких возможностей для развития предпринимательства и частной собственности, проведение коренных реформ в сельском хозяйстве. Все это в совокупности способствовало росту привлекательности Узбекистана для деловых кругов зарубежных стран. Так, объем инвестиций в 2018 вырос на 280 процентов по сравнению с 2017 годом, а число зарегистрированных предприятий с иностранным капиталом за указанный период увеличилось с 863 до 2,4 тысяч. В целом же, на 1 января 2019 года в Узбекистане насчитывалось более 8 тысяч 250 таких предприятий.

Благодаря созидательной работе, на современном этапе Узбекистан стал одна из самых безопасных стран мира, как для ведения бизнеса, так и проживания. Об этом свидетельствуют мировые оценки. Согласно рейтингам «Solo Travel Safety Report» и «Global Law and Order», Узбекистан находится на 5-м месте (в обоих) по показателям 2018 и 2019 годов.

Важным также является создание уникальной системы социального развития, которые инициированы Главой государства. В рамках этой деятельности активно реализуются такие программы, как «Обод кишлок» и «Обод махалла», «Молодежь – наше будущее», «Пять инициатив», благодаря которым кардинально меняется мышление узбекского народа, подходы к работе, а также облик районов, городов и сел республики.

Также достигнуты большие позитивные изменения в сфере науки, образования и воспитания, здравоохранения, культуры и спорта. В качестве примера можно назвать тот факт, что только за последние три года открыто 35 новых высших учебных заведений, их общее количество достигло 112. Надо особо подчеркнуть, что 13 из них – это филиалы престижных зарубежных университетов.

Огромные перемены также происходят в культурной жизни страны. В прошлом году в Шахрисабзе успешно проведен первый Международный форум искусства макома, в Термезе – Международный фестиваль искусства бахши. Состоявшийся на днях в Самарканде международный музыкальный фестиваль «Шарк тароналари» еще раз продемонстрировал всему миру наше уникальное классическое искусство. Наряду с этим в сентябре нынешнего года в Коканде впервые пройдет Международный фестиваль народно-прикладного искусства.

Необходимо также особо отметить, что Узбекистан последовательно продолжает политику по обеспечению прав и свобод человека, и это получает признание мирового сообщества. В стране введен институт помилования лиц, отбывающих наказание. За последние три года он применялся 7 раз. Из мест исполнения наказания освобождены около 4 тысяч заключенных. На днях Президентом Узбекистана подписан еще один указ о помиловании 65 граждан.

В настоящее время Узбекистан проводит активную и плодотворную внешнюю политику. Все больше укрепляется и расширяется наше сотрудничество с государствами ближнего и дальнего зарубежья, международными организациями.

Эти положительные тренды коснулись и взаимоотношений Узбекистана с братским Азербайджаном. Так, за истекший период 2019 года наши страны продолжили поддерживать тесные контакты по самому широкому спектру направлений. Этому способствовали частые обмены визитами на уровне руководящего состава различных государственных структур, представляющих различные направления.

Положительная динамика также оформилась в сфере экономики и торговли. В их числе следует особо выделить визиты в Узбекистан министров экономики Шахина Мустафаева и сельского хозяйства Инама Керимова. В их рамках состоялся «круглый стол» с участием официальных и деловых кругов двух стран, проведены B2B встречи по направлениям: ИКТ, строительство, сельское хозяйство, электротехническая отрасль и транспорт.

Необходимо отметить, что данные визиты и проведенные в их рамках мероприятия сыграли важную роль в дальнейшей нашей работе в сфере экономической дипломатии. В частности, за ними последовало большое количество контактов деловых кругов Узбекистана и Азербайджана. Благодаря такой активности, обозначился большой рост товарооборота между странами. В частности, по итогам семи месяцев 2019 года объем взаимной торговли возрос на 72%.

Несомненно, установление тесных и доверительных отношений базируется на глубоких исторических корнях, общности национальных традиций, языка и культуры. Уверен, что существующий взаимный интерес в наращивании связей в экономике, торговле, транспорте, гуманитарных направлениях, а также предстоящие контакты на высшем и высоком уровнях еще больше сблизят наши народы, укрепят братские отношения.

Пользуясь этой возможностью, хотел бы пожелать Его Превосходительству Ильхаму Алиеву и народу Азербайджана счастья, доброго здоровья и дальнейшего процветания. Убежден, что сложившиеся отношения настоящей дружбы будут и далее развиваться в интересах наших стран, а также мира, безопасности и стабильности на Южной Кавказе и Центральной Азии.

Через тернии к миру. Сирийский кризис и его последствия

openstreetmap.org / Федеральное агентство новостей

Александр Г. Аксененок
Чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации, вице-президент Российского совета по международным делам (РСМД).

Резюме: Как показывает мировой опыт гражданских войн, полная победа одной из сторон не гарантирует мира, если проблемы, ставшие источником конфликта, не решены и сохраняется недружественное для победителей внешнее окружение. К Сирии это относится в полной мере.

Данная статья – сокращенная версия материала, написанного по заказу Валдайского клуба и вышедшая в серии Валдайских записок в июле 2019 г. С полной версией можно ознакомиться здесь: http://ru.valdaiclub.com/a/valdai-papers/valdayskaya-zapiska-104/

Второе десятилетие 2000-х гг. началось с череды протестных взрывов на Ближнем Востоке и в Северной Африке, которые дестабилизировали весь регион. Он стал территорией насилия и террора, внутригосударственных потрясений и гуманитарных катастроф. В попытке исправить ситуацию в ряде стран запущены нужные, пусть и запоздалые, социально-экономические реформы с труднопрогнозируемым результатом (Египет, Тунис, Марокко, Иордания, Саудовская Аравия). В других государствах вопрос о власти решается через гражданские войны (Сирия, Ливия, Йемен). Выход из глубокого кризиса, носящего системный характер, до сих пор не найден.

Специфика конфликта

Сирийский кризис, хотя и отражает общее болезненное состояние Ближнего Востока, все же представляет собой особый случай. Он стал следствием глубинных перемен в расстановке сил на глобальном и региональном уровнях. Именно здесь сфокусировалось большинство геополитических, идеологических, социальных и этноконфессиональных катаклизмов XXI века.

Конфликт разворачивался в тот исторический период, когда отношения России и США от партнерства конца 1990-х – начала 2000-х гг. постепенно сползали к конфронтационной модели холодной войны. Нормы международного права подвергались ревизии в одностороннем порядке, а коллективный механизм «разрешения кризисных ситуаций», предложенный президентом России Владимиром Путиным на Ежегодном заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай» в 2014 г., не появился. Такой механизм мог бы включать «внятную систему взаимных обязательств и договоренностей» и «четкие условия, при которых вмешательство является необходимым и законным».

Сирийский кризис поставил международное сообщество перед серьезным вызовом: способно ли оно совместными усилиями стабилизировать конфликты или верх возьмет соперничество в продвижении геополитических интересов и непомерные амбиции региональных центров силы. В этом смысле исход противоборства в Сирии будет иметь последствия, выходящие далеко за пределы региона. В годы националистического подъема Египет называли «головой арабизма», а Сирию – его «сердцем». С тех пор понятие «арабизм» потеряло прежнее значение, Египет утратил позиции лидерства, в Персидском заливе появились новые центры финансового и политического влияния, повысилась роль «неарабских регионалов», таких как Турция, Иран, Израиль. Изменившаяся расстановка сил сделала Сирию ареной столкновения суннитской Саудовской Аравии и шиитского Ирана – двух религиозных центров и апологетов ведущих течений в исламском мире. В гражданском конфликте в центре арабского мира переплелись где-то сталкивающиеся, а в чем-то и совпадающие интересы множества сторон, что затрудняло поиски взаимоприемлемых договоренностей и делало коалиционные связи подвижными и двусмысленными.

На территории Сирии в непосредственной близости находятся воинские контингенты и военные базы шести иностранных государств (России, Ирана, Турции, США, Франции и Великобритании). Причем только Россия и Иран – на легальном международно-правовом основании, то есть по приглашению сирийского правительства. Столь компактное иностранное военное присутствие, в том числе в виде негосударственных военизированных формирований (proxies), не только чревато непредсказуемыми рисками, но и дает каждому игроку военно-политические инструменты, позволяющие срывать любой неприемлемый для него исход. В зеркале сирийского кризиса отразился также рост влияния региональных акторов, ведущих собственные партии в большой ближневосточной игре, все чаще не совпадающие с интересами крупных держав.

Специфика сирийского кризиса состоит еще и в том, что многосторонние переговоры о будущем государственном устройстве проходили на фоне непрекращающихся военных действий с короткими перерывами на хрупкие соглашения о прекращении огня. В международной практике институциональные реформы обычно начинаются после завершения военной фазы конфликта. В сирийском урегулировании договоренности о реформах должны стать условием прекращения боевых действий и направления общих усилий против террористической опасности.

Текущее положение на карте военного противоборства

Сирийский кризис можно разбить на два этапа: до военного вмешательства России в сентябре 2015 г. и после того, как российские военно-космические силы начали операцию в Сирии. Последнее позволило Дамаску восстановить контроль над большинством потерянных территорий, уничтожить военную инфраструктуру ИГИЛ (запрещено в России. – Ред.) и других террористических группировок.

Спорадические антиправительственные выступления в конце февраля – начале марта 2011 г. носили изначально мирный характер. Протесты стали распространяться по всей стране после того, как верх в сирийском руководстве взяли силовики, потребовавшие перейти к подавлению восстания. В апреле–мае против демонстрантов применили тяжелые виды вооружений. Законодательные меры по частичной либерализации режима, призывы к началу национального диалога и даже принятие новой конституции в феврале 2012 г. уже не смогли разрядить обстановку.

Сирийская оппозиция, представленная эмиграцией и в основном подпольными организациями гражданского общества с разношерстными установками (от либералов до троцкистов и радикальных исламистов), сама по себе не представляла угрозу режиму с отлаженным механизмом авторитарной власти. Быстрый, по сути одномоментный, переход к военной фазе был результатом поразительной синергии стихийных протестов с широким применением современных технологий связи и непропорционального военного ответа властей, а также дезертирства из армии в сочетании с массовым притоком боевиков и вооружений из соседних государств при прямой поддержке Турции и финансовой подпитке со стороны арабских монархий Персидского залива, в первую очередь Саудовской Аравии и Катара. Региональные лидеры имели к тому же старые счеты с Башаром Асадом, отношения с которым в предшествующий период колебались от тесного сотрудничества до взаимных нападок и обвинений. Конфессиональные факторы существенной роли вначале не играли, но с расширением боевых действий и вовлечением новых участников использовались всеми сторонами в качестве мобилизационного ресурса.

Соединенные Штаты и ведущие страны Евросоюза объявили режим Асада нелегитимным, признали политическое крыло оппозиции законным представителем сирийского народа и начали давление на Дамаск через ООН и другие международные площадки. Лига арабских государств (ЛАГ) приняла беспрецедентное решение о приостановке членства Сирии. На тот момент антиасадовскую коалицию объединяла цель свержения режима по ливийскому сценарию. Со временем конфликт интересов между США и их региональными партнерами, а также между крупными игроками в регионе (Турцией, Саудовской Аравией, ОАЭ и Катаром) привел к переменам в конфигурации коалиционных связей, что придало кризису новое измерение.

Однако первая реакция стала крупным политическим просчетом. Соединенным Штатам не удалось создать прочную опору среди арабской части вооруженной оппозиции и отделить умеренных исламистов от террористов. Но настойчивые требования отставки Асада питали иллюзии оппозиции о возможности военной победы, разжигали соперничество в ее рядах в борьбе за политическое влияние и контроль над потоками вооружений и внешнего финансирования. Безоговорочная поддержка оппозиционного движения, в котором быстро набирали силу джихадисты, связанные с ИГИЛ и «Аль-Каидой» (запрещена в России. – Ред.), лишило американскую дипломатию свободы маневра. Вашингтон стал заложником непомерных требований эмигрантских политиков и их региональных спонсоров. Дело дошло до того, что политика США стала слишком явно играть на руку терроризму. Летом 2014 г. военные успехи ИГИЛ в Ираке и Сирии поставили администрацию Барака Обамы в щепетильное положение.

В 2012–2015 гг. внутренние ресурсы Дамаска постепенно истощались. Вооруженная оппозиция расширяла зоны территориального контроля не только на севере и востоке страны, куда прибывали радикальные исламисты из Ирака, но и в центральных густонаселенных районах. Сирийская армия не была готова к боям в городских условиях и переходила к обороне, сосредоточившись на защите дальних подступов к столице, стратегических узлов и важных транспортных коммуникаций.

Присоединение к боевым действиям отрядов ливанской «Хезболлы» в 2012 г. и наращивание прямой военной помощи Ирана, в том числе с привлечением шиитских ополчений из Ирака, Афганистана и Пакистана, позволило на время затормозить продвижение к жизненно важным центрам, но обострило межобщинные разногласия, придав конфликту особое ожесточение. Иран, установивший тесные отношения с Сирией еще в середине 1980-х гг., сумел закрепиться в Ираке и Ливане и создать протяженную военную инфраструктуру. Сирийская территория рассматривается Тегераном как ключевое звено в стратегии национальной безопасности, в основу которой заложено противодействие Саудовской Аравии и ее претензиям на лидерство в исламском мире. После того как США при администрации Дональда Трампа вышли в одностороннем порядке из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) и перешли к тактике экономического и политического давления на Иран, его региональная стратегия подвергается серьезным испытаниям. На фоне растущих экономических трудностей и потерь в сирийской войне все чаще проявляется внутреннее недовольство. Возникают вопросы о пределах региональной безопасности Ирана и месте в ней Сирии как важного звена в стратегических отношениях с США и Саудовской Аравией.

Позиция Турции, сделавшей ставку на быструю смену режима в Дамаске и приход к власти идеологически близких партии Реджепа Эрдогана исламистских организаций, пережила в ходе конфликта метаморфозы. Смена акцентов происходила под воздействием осложнений в процессе перехода от парламентской республики к жесткой президентской власти, разочарований в сирийской политике США и Евросоюза, с одной стороны, и осознания преимуществ налаживания взаимодействия с Россией – с другой.

Региональную картину во многом определял курдский фактор, роль которого во внутренней политике Сирии, Турции и Ирака всегда оставалась значительной. Вскоре после начала военных действий правительство Сирии свернуло военное присутствие в северо-восточных районах страны, которые перешли под контроль курдского большинства. Проводимая Эрдоганом война на два фронта – с режимом Асада и курдскими формированиями – привела к наращиванию террористических атак ИГИЛ уже в самой Турции. Участились трения с американцами, которые сделали ставку на курдов, проявивших высокую боеспособность в операциях против ИГИЛ. В результате сирийские курды, впервые получившие возможность сомкнуть анклавы в Африне и Кобани, сочли момент благоприятным для создания на северных границах с Турцией автономного ареала (своего рода Западного Курдистана) с претензиями на независимость. После разрыва перемирия с Рабочей партией Курдистана и прекращения легальной деятельности курдской оппозиции внутри Турции курдские отряды самообороны и их политическое крыло в Сирии – партия «Демократический союз» – стали рассматриваться турецким руководством как террористические организации наравне с ИГИЛ.

Курс на зачистку от курдских отрядов пограничной территории к востоку от Евфрата, создание буферной зоны безопасности на территории Сирии и условий для возвращения беженцев стали официальным обоснованием совместных операций турецких вооруженных сил и Свободной сирийской армии на севере Сирии. Россия, поддерживающая партнерские отношения с Турцией в рамках «астанинской тройки», с пониманием относится к этим озабоченностям, исходя из заверений Анкары о приверженности принципу территориальной целостности Сирии как конечной цели политического процесса.

Роль Саудовской Аравии в сирийском конфликте также изменилась. Бурное развитие событий в регионе и расширение сферы иранского влияния в Ираке, Ливане и Бахрейне укрепили в Эр-Рияде представление о том, что Тегеран стремится окружить «шиитским поясом» святыни ислама и дестабилизировать саудовскую монархию. С началом конфликта усилия саудовцев были направлены на создание в Сирии противовеса Ирану путем консолидации идеологически близких к ним исламистских сил. Финансирование этой части вооруженной оппозиции и распространение саудовского влияния на структурирование ее политической части сыграли роль в эскалации военных действий не в пользу правительственных войск.

По мере того, как в развитии конфликта происходил перелом, баланс выигрышей и неудач складывался не в пользу группировок, находящихся под саудовским влиянием. Политика, направленная на подрыв законного режима в Сирии, вступала в противоречие с затянувшимся вооруженным вмешательством в Йемене под лозунгом восстановления «конституционной законности». Война на два фронта становилась все более обременительной. Закрепление ИГИЛ в Сирии и Ираке дало импульс к расширению террористической активности на юге Аравийского полуострова и в самой Саудовской Аравии. Переход от ставки на падение режима Асада к более реалистическому видению перспектив происходило на фоне осложнившихся отношений с Соединенными Штатами. Несмотря на общую антииранскую направленность, в Эр-Рияде усиливалось недовольство хаотичной и непредсказуемой политикой Трампа на Ближнем Востоке. Возникли опасения, что США готовятся уйти из региона, и, соответственно, ощущение неуверенности в поддержке, если Иран воспользуется образовавшимся вакуумом.

Параллельно разногласиям между Саудовской Аравией и Россией по Сирии шел процесс выстраивания отношений между ними на базе совместных интересов в региональной и глобальной политике. В ходе регулярных контактов, в том числе на высшем уровне, постепенно достигалось взаимопонимание и по принципиальным подходам к сирийскому урегулированию, таким как искоренение терроризма, скорейшее начало работы Конституционного комитета, содействие расширению гуманитарных поставок и возвращению беженцев.

Действия России – и это признается ее оппонентами – внесли коренной перелом в развитие сирийского кризиса. К моменту начала военной кампании в Сирии правительственная армия и лояльные ей милицейские формирования вели бои на окраинах столицы, с трудом сдерживая наступление боевиков на южном фронте. Приход к власти «зеленого интернационала» в центре арабского мира был вполне прогнозируем. Именно тогда, летом 2015 г., президент Асад произнес фразу о необходимости «сохранить полезную Сирию», то есть «алавитский коридор» в западной части страны вдоль побережья от Даръа на юге до Латакии на севере, то есть не более 30–35% сирийской территории.

Сегодня ситуация совершенно иная. Дамаск вернул контроль над большей частью страны (по различным оценкам 68–70%), оппозиция лишена возможности вести активные боевые действия, сохранив некоторые анклавы на северо-западе. «Арабский халифат» как квазигосударственное террористическое образование и его военная инфраструктура разгромлены. В то же время на пути к постконфликтному урегулированию предстоит преодолеть множество препятствий. Примерно треть сирийской территории контролируется Турцией (северный анклав от турецкой провинции Хатай до западного берега реки Евфрат) и «Сирийскими демократическими силами», получившими специальную подготовку и оснащение в США (северные и северо-восточные районы вдоль Евфрата). И, наконец, нерешенность проблемы провинции Идлиб на западе, где зона деэскалации захватывает часть провинций Халеб и Хама. Доминирующие позиции там удерживают радикальные исламисты, сгруппировавшиеся вокруг террористической организации «Хайат Тахрир Аш-Шам» (бывшая «Джебхат ан-Нусра» – запрещена в России. – Ред.).

Перипетии международного посредничества: между Женевой и Астаной

За восемь лет конфликта, который с самого начала был интернационализирован в первую очередь самими арабскими государствами, сменилось три специальных представителя генерального секретаря ООН по Сирии и предпринималось множество попыток найти пути урегулирования. Предметом международных дискуссий стали такие вопросы посреднической роли ООН, как: способен ли ее специальный посланник сохранять беспристрастность, если члены Совета Безопасности, перед которым он отчитывается, поддерживают разные стороны в конфликте, зависит ли успех миссии посредника от содержания его мандата и может ли «жесткий мандат», каким, например, располагал верховный представитель Евросоюза в Боснии, быть более эффективным для поддержания необходимого давления на противоборствующие стороны.

В первые месяцы вооруженных столкновений попытки посредничества предприняла ЛАГ, но они не увенчались успехом. Режим и оппозиция рассчитывали на скорую победу при поддержке извне, а сирийское руководство имело все основания не доверять Лиге, находящейся под влиянием Саудовской Аравии и Катара. С февраля 2012 г. началось посредничество по линии ООН. После того, как Совбез оказался неспособен выработать согласованные решения (курс Запада и арабских государств Персидского залива на международную легализацию вмешательства наталкивался на решительное вето России и Китая), Генеральная ассамблея поручила генеральному секретарю назначить специального представителя по Сирии. Им стал бывший генеральный секретарь ООН Кофи Аннан, имевший большой опыт миротворческой деятельности.

План из шести пунктов, разработанный международным посредником, предусматривал прекращение военных действий, развертывание наблюдательной миссии ООН и начало межсирийских переговоров при международном содействии. Однако этот простой и в теории правильный план не получил поддержки в СБ ООН, а его реализация была сорвана самими сирийцами. Наблюдатели ООН не смогли продолжать работу в условиях непрекращавшихся военных действий, провокаций и ограничений на передвижение. В июне 2012 г. Аннан подал в отставку, не проработав и шести месяцев. Вместе с тем миссия Аннана подготовила почву для выработки первого консенсусного международного документа, Женевского коммюнике от 30 июня 2012 г., и затем на этой основе – резолюции СБ ООН 2254 (2015 г.), заложивших правовую базу сирийского урегулирования. Ведущую роль в этой работе сыграло взаимодействие России и США, которые, несмотря на имеющиеся разногласия в рамках «Группы действий» по урегулированию в Сирии, смогли прийти к согласию в отношении главных принципов международного сопровождения усилий самих сирийцев по выходу из кризиса. Эти документы оставались основой мандата для последующих спецпредставителей генерального секретаря – бывшего министра иностранных дел Алжира Лахдара Брахими и Стаффана де Мистуры, возглавлявшего ранее миссии ООН в Ираке и Афганистане.

С самого начала ооновского посредничества политический процесс столкнулся с трудностями. Принятые международно-правовые документы содержали руководящие принципы урегулирования и «дорожную карту» с указанием ориентиров по времени для каждого из его этапов. Из всего комплекса причин, заведших в конечном счете переговорный процесс на женевском треке в тупик, наиболее существенными представляются следующие:

— СБ ООН рассматривается как главный и единственный механизм имплементации и поддержки спецпредставителя. При расколе в рядах Совбеза политический капитал международного посредничества девальвировался.
— Обострение российско-американских разногласий относительно трактовки положений Женевского коммюнике и резолюции СБ ООН 2254, относящихся к содержанию переходного периода и очередности шагов. В особенности по таким вопросам, как статус и полномочия «переходного управляющего органа», роль и место в этот период президента Асада. Вплоть до последнего времени США и оппозиция ставили его отставку условием начала прямых межсирийских переговоров. Для такой интерпретации в текстах основополагающих документов весомых оснований не было.
— Отсутствие поддержки сирийскими сторонами, связывающими свои расчеты с военной победой. В сентябре 2016 г. российско-американское взаимодействие было прервано, что осложнило усилия по принуждению сирийцев к переговорам. Перерывы между раундами становились все продолжительней, эскалация насилия продолжалась, а политические вопросы затенялись гуманитарными проблемами.
— Долгие дискуссии на тему, что вначале, а что потом: борьба с терроризмом или договоренности о параметрах переходного периода, то есть раздела власти.
— Разрозненность политической оппозиции, внутренние трения и перестановки в ее рядах в борьбе за лидерство, неспособность заручиться поддержкой боевых командиров на местах, между которыми также разгорались конфликты, отражающие соперничество Саудовской Аравии, Катара и Турции.
— Недостаточное внешнее давление на сирийские стороны. Если по мере успехов сирийской армии после российского вмешательства завышенные требования оппозиции сменились более умеренными, то Дамаск проявлял все меньше готовности к уступкам.
— Фрагментация межсирийских и международных переговорных площадок снижала значимость женевского формата.

Двум крупным дипломатам, наделенным международным мандатом, не удалось добиться эффективного прекращения военных действий, обеспечить беспрепятственную доставку гуманитарной помощи и вывести правительство Сирии и оппозицию на прямые переговоры. В то же время во многом благодаря их усилиям вялый процесс в Женеве поддерживался на плаву и постепенно вырисовывались его слабые места. С начала 2017 г. стало понятно, что для выхода из политического тупика требуется стабилизация военной обстановки. Акцент с российской стороны был сделан на взаимодействие с Турцией, которая расширила к тому времени влияние на различные организации сирийских боевиков и, со своей стороны, проявляла желание сотрудничать с Россией. С подключением Ирана, также заинтересованного в деэскалации военных действий, образовался астанинский формат переговоров (по старому названию столицы Казахстана, где проходили первые встречи).

Работа в этом формате, в которой принимал участие и Стаффан де Мистура, имела свои особенности и преимущества. Представители сирийского правительства впервые сели за стол переговоров с командирами вооруженной оппозиции, теми самыми, которых называли в Дамаске «террористами». Россия, Турция и Иран выступали гарантами выполнения достигнутых договоренностей. Анкара обеспечивала «кооперабельное поведение» тех отрядов, на которых она имеет влияние, а Россия старалась добиться того же от Дамаска. Иран должен был сдерживать действия «Хезболлы» и отрядов шиитского ополчения. Важным итогом регулярных встреч «астанинской тройки» стали соглашения о четырех зонах деэскалации, которые позволили на время снизить накал военных действий, активизировать работу по достижению перемирия на местах. Оппозиция придавала большое значение вопросам, связанным с мерами доверия (освобождение заключенных, обмен пленными), разблокированием ряда населенных пунктов и оказанием гуманитарной помощи районам, находившимся в бедственном положении.

Повестка дня межсирийских переговоров в Астане стала расширяться. Это вызвало негативную реакцию США и ведущих стран Евросоюза, по заявлениям которых астанинский формат зашел на политическое поле, отведенное по резолюции СБ ООН 2254 Женеве. Вопрос о том, как соотносятся эти форматы, долгое время отягощал отношения с западными партнерами, которые высказывали недоверие к миротворческим усилиям Москвы, подозревая ее в попытках «обойти» ключевые положения ооновских документов и девальвировать роль ООН в сирийском урегулировании. С российской стороны при этом не раз давались разъяснения, что переговоры в Астане и встречи в верхах между Россией, Турцией и Ираном нацелены на «поиск компромиссных решений» с целью «помочь женевскому процессу», что политико-дипломатическому решению сирийского кризиса на международно-правовой основе нет альтернативы.

В то же время новые реалии в военном противостоянии и изменение соотношения сил между режимом и оппозицией потребовали внесения корректировок в порядок действий по выполнению ключевых положений резолюции 2254. Сирийское руководство, сотрудничая со спецпредставителем ООН, отказывалось обсуждать по существу вопрос о создании «переходного управляющего органа», способного «в полном объеме осуществлять полномочия исполнительной власти», как об этом сказано в Женевском коммюнике. Вместо этого выдвигались различные варианты проведения в Дамаске широкого диалога с целью формирования правительства национального единства – для оппозиции совершенно неприемлемые.

Отсюда возникла идея начать межсирийский диалог с обсуждения проекта новой конституции, принятие которой включено одним из центральных пунктов в «дорожную карту» политического процесса. С конца 2017 г. фокус работы спецпредставителя с сирийскими сторонами при содействии России, Турции и Ирана, проводивших регулярные встречи на высшем уровне, переместился на формирование состава Конституционного комитета. Значительный вклад внес Конгресс сирийского национального диалога в Сочи (январь 2018 г.), который принял решение о начале конкретной работы по линии ООН над подготовкой проекта конституции.

Усилия Стаффана де Мистуры в этом направлении, продолжавшиеся вплоть до его отставки в январе 2019 г., со всей очевидностью показали, насколько велика пропасть взаимного недоверия между всеми сторонами, имеющими рычаги политического влияния, и как трудно найти точки совпадения интересов. Россия стремилась выстроить широкое поле согласия на «сбалансированной и инклюзивной основе» вокруг кандидатур в состав «третьего списка», представляющего гражданское общество и независимых экспертов (состав членов Комитета от правительства и оппозиции был в конце концов представлен). Однако ее ведущая роль на этом направлении вызывала ревность западных партнеров. В то же время формирование окончательного состава Конституционного комитета осложнялось позицией Дамаска, который видит подготовку конституции как «чисто суверенное дело» сирийского народа без «какого-либо иностранного вмешательства».

Вместе с тем к началу 2019 г. сложилась обстановка, в целом благоприятствующая постепенному переходу от военного противостояния к политическому процессу. Наметился своего рода консенсус вокруг того, что в новой ситуации парадигма переговорного трека «Женева-2» по схеме «платформа режима versus платформа оппозиции» себя изжила и дальнейшее продвижение по этому пути малоперспективно. Новые военные реалии признаются Соединенными Штатами и европейскими партнерами России, которые в настоящее время не заостряют вопрос о смене режима, делая акцент на проведение конституционной реформы и последующие свободные выборы под эгидой ООН. Вопрос в том, как привести к единому знаменателю все составные части политического процесса и возможно ли это в условиях нарастающего конфликта между Россией и Западом.

Основные компоненты сирийского урегулирования

К числу базовых элементов, без которых возвращение Сирии к миру и национальному примирению не представляется возможным, относятся такие направления, как реформа конституционно-государственного устройства, экономическая реконструкция и гуманитарная помощь, возвращение беженцев, реорганизация армии и силовых структур, проведение выборов под надзором ООН и многое другое.

Государственно-политическое устройство послевоенной Сирии и его конституционная легитимация – один из ключевых вопросов, вокруг которого сталкиваются интересы внешних сил и концентрируются межсирийские разногласия. Определение графика и процедуры разработки проекта новой конституции записано в резолюции 2254 как одно из центральных положений перехода к «инклюзивному правлению на внеконфессиональной основе». При всех разночтениях, касающихся последовательности шагов в переходный период, в международном сообществе постепенно вырисовывается более или менее общее понимание – отправным пунктом должно быть начало конституционного процесса, ведомого, как предусмотрено резолюцией, самими сирийцами.

Среди сирийских юристов и политологов обозначилось два подхода – принятие новой конституции либо внесение поправок в ныне действующий закон 2012 года. Дамаск подвергает сомнению необходимость принятия новой конституции, полагая, что способен решить все вопросы самостоятельно, без существенных уступок. Сирийская оппозиция, раздираемая противоречиями по многим другим вопросам, выступала за разработку и принятие новой конституции. Одобренная на референдуме в условиях нараставшего гражданского конфликта конституция 2012 г., по мнению оппозиционеров, не может считаться продуктом национального консенсуса. Конституционная комиссия тогда была образована декретом президента. Проект конституции не прошел публичного обсуждения, что в условиях вооруженных столкновений вряд ли было возможно. Однако в последнее время многие реалистически мыслящие оппозиционеры соглашаются взять за основу конституцию 2012 г., но при условии внесения в нее существенных поправок. Их смысл, по существу, сводится к переходу от жестко президентской к президентско-парламентской форме правления с децентрализацией административно-государственного устройства, но при сохранении унитарного характера государства и гарантиях его территориальной целостности. Любые формы федерации рассматриваются как расчленение Сирии и категорически отклоняются как режимом, так и большинством в оппозиции.

Формирование Конституционного комитета, столкнувшееся с серьезными трудностями, показало, что выработка поправок в текст действующей конституции потребует немало времени. С учетом курдского фактора особое место занимает тема территориально-административного устройства страны.

За время военных действий курдам при поддержке американцев, сделавших на них ставку в борьбе с ИГИЛ, удалось создать сильную военную структуру и сформировать в северных и восточных районах Сирии систему местных органов власти, неподконтрольных Дамаску. Неопределенность с сохранением военного присутствия США в Сирии и непредсказуемость Вашингтона в качестве союзника поставили курдов перед выбором между отражением военной угрозы со стороны Турции и достижением договоренностей с Дамаском. Курдское руководство стремится сохранить автономность своих кантонов, где они имеют позиции де-факто, и не допустить расформирования подразделений «Сирийских демократических сил», которые могли бы взять на себя ответственность за обеспечение безопасности территорий к востоку от Евфрата.

Позиция правительства Сирии в отношении предоставления курдам особого административного статуса существенно не изменилась. Согласно заявлению министра по вопросам национального примирения Али Хайдара, ни одна из сирийских провинций не может иметь «преференции, отличающие ее от других провинций или этнических групп». Переговоры на этот счет продолжаются, и речь может идти о различных форматах децентрализации, в том числе на уровне местных сообществ, или о создании некой ассиметричной территориально-административной структуры. Подходящей основой для обсуждения комплекса этих вопросов мог бы стать приемлемый для оппозиции действующий закон №107 о местном самоуправлении.

Другой насущный вопрос – восстановление экономики. Из всех конфликтных очагов в регионе Сирия понесла наибольшие потери. За годы войны ВВП республики сократился более чем вдвое, в то время как по предвоенному экономическому плану он должен был вырасти на 40%. Бюджетный дефицит увеличился более чем в 16 раз. Общий ущерб от военных действий оценивается ООН в 250 млрд долларов, в то время как Дамаск говорит о 400 млрд, необходимых только для восстановления инфраструктуры. Нужда в гуманитарной помощи, по подсчетам экспертов, также составляет внушительную сумму – 20 млрд долларов. От недоедания страдают более 70% семей, жизнь 80% сирийцев опустилась ниже черты бедности, а ее продолжительность сократилась на 20 лет.

Сирия не может восстановиться без привлечения внешней помощи. Финансовый ущерб и разрушения достигли таких масштабов, которые делают задачу реконструкции экономики неподъемной ни для самой Сирии, ни для какого-либо одного государства или даже группы государств. Исходя из понимания важности экономической и гуманитарной составляющих в процессе урегулирования, Россия предложила США, ЕС и другим потенциальным донорам объединить усилия для мобилизации ресурсов на восстановление экономики и возвращение беженцев.

Однако при осознании масштабов материального ущерба и гуманитарной катастрофы, самой крупной со времени Второй мировой войны, согласованная линия на международном уровне, в том числе в системе ООН, по-прежнему отсутствует. США и Евросоюз отказываются финансировать реконструкцию районов, находящихся под контролем сирийского правительства (а это более 70% наиболее населенной территории с наиболее разрушенной инфраструктурой). В качестве условия выдвигается трансформация Сирии в соответствии с «заслуживающим доверия» политическим процессом.

Экономическую помощь Запад рассчитывает использовать как инструмент давления на Дамаск и его союзников. Отказ сотрудничать напрямую с сирийским правительством – кроме политических соображений – аргументируется необходимостью проведения реформ государственного управления, изменения законодательства в сфере собственности и инвестиций. В условиях действующей в стране «военной экономики» поступление международной помощи через официальные каналы, по мнению западных экспертов, неизбежно приведет к закреплению позиций обслуживающих интересы режима коррумпированных бизнесменов и различных связанных с ним структур, удерживающих власть на местах. Руководство Сирии, со своей стороны, также политизирует вопросы экономического восстановления, декларируя неготовность получать помощь от «пособников терроризма». Расчет при этом делается на то, что подходы ряда стран Евросоюза могут измениться, если Дамаск проявит твердость. Среди европейских стран в последнее время действительно наметились расхождения между теми, кто решительно против сотрудничества с «режимом, не подлежащим реформированию», и теми, кто придерживается примиренческого подхода в расчете на скорую стабилизацию и участие в выгодных проектах. Выработка согласованного проекта экономической реабилитации Сирии является задачей всего международного сообщества, учитывая, что политические и гуманитарные последствия конфликта вышли далеко за пределы региона.

С реконструкцией Сирии неразрывно связана проблема возвращения беженцев. Сирийские беженцы составляют сегодня не менее трети перемещенных лиц во всем мире. В результате конфликта, по данным ООН, мест постоянного проживания лишилось около половины довоенного населения Сирии (5,6 млн беженцев и 6,6 млн внутренне перемещенных лиц). Наибольшее число беженцев сосредоточено в Турции (3,5 млн), Ливане (1 млн) и в Иордании (650 тыс.). Эта проблема воздействует на экономику соседних стран, создает серьезные внутриполитические трудности. Для Ливана, где сирийцы составляют 20% населения, беженцы, по выражению премьер-министра Саада Харири, превратились в «бомбу замедленного действия». Рост реального ВВП Иордании в течение последних трех лет сокращается, а показатель дохода на душу населения с 2012 г. находится на нуле.

Правительство Сирии должно быть заинтересовано в создании благоприятных условий для возвращения беженцев по целому ряду причин. Это и восстановление доверия, и привлечение в экономику среднего предпринимательского класса, и нормализация отношений с Западом, и, что немаловажно, легитимность выборов (президентские выборы предстоят в 2021 г.). По призыву России и во многом благодаря ее инициативам в середине 2018 г. началось возвращение беженцев – в основном из Ливана и Иордании, а также из Турции – в районы, не контролируемые Дамаском. Полномасштабному возвращению препятствует ряд обстоятельств. В первую очередь, позиция США и ЕС, которые считают, что внутренние условия для добровольной и безопасной репатриации пока не созданы. Такой же позиции придерживается Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев. Его представители добиваются от правительства Сирии более широкого присутствия в стране для оказания помощи беженцам на местах и повышения степени доверия. Согласно исследованию Фонда Карнеги, «несмотря на желание большинства беженцев вернуться домой, маловероятно, что они смогут сделать это в ближайшее время, даже в том случае, если прекратятся военные действия».

Международная практика свидетельствует, что для создания внутренней среды, которая стимулировала бы процесс возвращения, требуется соблюдение ряда условий. Среди них решение таких вопросов, как обеспечение безопасности, правовые гарантии прав собственности, возможность вернуться в прежние места проживания, амнистия уклонистов от призыва в армию, наличие рабочих мест и социальных услуг, восстановление системы здравоохранения и образования. То есть многое здесь зависит от самого правительства – насколько оно способно решать такие масштабные задачи и имеется ли для этого политическая воля.

Между тем представители оппозиции, склонной договариваться с правительством, и западные источники отмечают непоследовательность и противоречивость действий Дамаска. Большое недоумение вызвал принятый 2 апреля 2018 г. закон №10 о недвижимости, позволяющий правительству изымать ее и пускать под городскую застройку (редевелопмент) без соблюдения надлежащих процедур и выплаты компенсации владельцам. Жителям Сирии независимо от мест их фактического проживания предписывалось в течение 30 дней предоставить документы о собственности, что для беженцев практически невозможно. По многим оценкам, новый закон направлен против противников режима с целью заселить районы новых застроек в крупных городах «лоялистами». Хотя впоследствии давались успокаивающие пояснения и вносились поправки, факт принятия этого закона имел отрицательный резонанс.

Выполнение других условий, способствующих возвращению, потребует проведения реальных социально-экономических реформ, реорганизации спецслужб и армии, реинтеграции комбатантов в мирную жизнь, перестройки правовой системы и, что самое главное, – отказа от мышления категориями «победитель получает все» в пользу подлинного национального примирения по принципу «ни победителей, ни побежденных».

Перспективы послевоенной Сирии: интересы России

Россия, в том числе ее военная дипломатия, достигла многих стратегических целей, которые ставились перед сирийской операцией:

— поставлен предел насильственной смене режима в Сирии;
— предотвращен приход к власти радикальных исламистов с дальнейшей дестабилизацией всего региона и перетеканием воинствующего исламизма на территорию России;
— ИГИЛ как террористическое образование и его военная инфраструктура разгромлены, и хотя совместную антитеррористическую коалицию, к чему призывала Москва, создать не удалось, Россия и США действовали в борьбе с ИГИЛ, пусть и раздельно, но на параллельных курсах;
— под контроль правительства Сирии возвращено более двух третей территории страны;
— закреплены позиции России в восточной части Средиземноморья, исторически важные для российского флота;
— подтвержден статус России как мировой державы.

Возникает вопрос: что дальше? Какова должна быть последовательность действий в сочетании военных усилий и дипломатии?

Военно-политическая обстановка «на земле» ограничивает возможности Дамаска принимать самостоятельные решения о дальнейшем продвижении правительственных войск. Освобождение Идлиба, северных и восточных территорий силовым путем помимо трудностей военного и гуманитарного порядка сопряжено с достижением политических договоренностей и каких-то сложных компромиссных решений в более широком формате – не только между Россией, Турцией и Ираном. На этом этапе от России требуется дипломатическое искусство, чтобы сохранить взаимопонимание с партнерами по астанинскому процессу и в то же время не оттолкнуть Израиль. Совместить законные опасения Ирана и Израиля в сфере безопасности и не допустить столкновения между ними – непростая задача.

Нельзя сбрасывать со счетов и возможность налаживания рабочих отношений с США по постконфликтному урегулированию в Сирии, то есть за пределами военных каналов связи, которые, по оценкам обеих сторон, функционируют успешно. Несмотря на заявления Трампа, Соединенные Штаты не намерены сворачивать военное присутствие. Будет ли сокращение и, если будет, то насколько, не имеет значения, поскольку спецназ на востоке Сирии, как это уже показывали американцы, находится под постоянной защитой ВВС США. Сохранение ограниченного контингента в Сирии, по мнению большинства в американском военно-политическом истеблишменте, рассматривается как способ «держать флаг» в ходе многосторонних переговоров по Сирии и одновременно контролировать линии военных коммуникаций Ирана между Ираком, Иорданией и Ливаном.

Новый расклад сил в конфликте ознаменовал как бы завершение его военной фазы и создал предпосылки для политического продвижения. Вопрос в том, что понимать под политическим решением – урегулирование на долговременной основе или его имитацию поверхностными изменениями. Уже сейчас заметно, что рисуется картина одержанной победы. Это особенно проявляется в триумфаторских настроениях Дамаска. Военное решение, о невозможности которого твердили все участники конфликта, мол, уже состоялось, и дальнейший политический процесс должен проходить под диктовку победителей. Тактика сирийского руководства, как ее наметил президент Асад, состоит в том, чтобы добиваться примирения, а если это окажется недейственным, использовать военную силу для освобождения всей страны, в том числе и от «американской оккупации».

Как показывает мировой опыт гражданских войн, полная победа одной из сторон не гарантирует мира, если проблемы, ставшие источником конфликта, не решены и сохраняется недружественное для победителей внешнее окружение.

Запад фактически признает ключевую роль России, однако чинит препятствия, добиваясь от нее давления на Дамаск, который всегда был для Москвы нужным, хотя и трудным партнером. Тем самым на Дамаск и его «союзников» в определенной степени возлагается ответственность за конечный результат. Если получится найти точки соприкосновения с Россией на почве совместного видения послевоенной Сирии, то США и Европа будут готовы к взаимодействию, если нет – то любой из игроков на сирийском направлении имеет возможность дестабилизировать обстановку.

В интересах России – урегулирование на устойчивой основе, исходя из понимания, что политическое устройство Сирии не может оставаться таким, каким оно было до войны. Новая военная реальность должна закрепиться построением властной конструкции, основанной на действительно инклюзивной базе, представляющей широкий спектр национально-патриотических сил, в том числе интересы суннитского большинства. В противном случае плоды военного успеха со временем могут быть упущены.

Важное значение для достижения долговременного урегулирования имеет восстановление отношений Сирии не только с ближайшим окружением – здесь наметились некоторые сдвиги, – но и с внешним миром. В интересах России – добиваться урегулирования на основе международного согласия. Составной частью такого согласия должно быть признание легитимности реформированного сирийского режима и военного присутствия России в Сирии на долгосрочной основе. У Москвы имеется достаточно возможностей и военно-политического влияния для обеспечения своих интересов в Сирии неконфронтационным путем. Растопить лед взаимной вражды и ненависти после стольких жертв и гуманитарных катастроф можно только путем долгих и, главное, непрерывных многосторонних усилий.

Источник — Россия в глобальной политике

ВС Турции патрулируют наблюдательные пункты в Идлибе

Патрулирование осуществляется в соответствии с договоренностями с Россией и Ираном

Eşref Musa,Levent Tok,Hicran İsmayılova  

ВС Турции патрулируют наблюдательные пункты в Идлибе

ИДЛИБ

Конвой Вооруженных сил Турции провел очередное патрулирование между наблюдательными пунктами в зоне деэскалации в сирийском Идлибе.

Патрулирование в зоне деэскалации осуществляется в соответствии с сочинскими договоренностями лидеров Турции, России и Ирана от 14 февраля текущего года.

Колонна турецких военнослужащих в полдень 4 сентября пересекла границу с Сирией и достигла наблюдательного пункта №7 в деревне Таль-Тукан района Серакиб.

Затем колонна направилась к наблюдательному пункту №8 в деревне Сырман у города Маарат эн-Нуман.

В рамках астанинских договоренностей ВС Турции создали 12 наблюдательных пунктов по внутреннему периметру зоны деэскалации на северо-западе Сирии, а российские военные наблюдатели дислоцированы в 10 пунктах по внешней границе Идлиба.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%B2%D1%81-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%BF%D0%B0%D1%82%D1%80%D1%83%D0%BB%D0%B8%D1%80%D1%83%D1%8E%D1%82-%D0%BD%D0%B0%D0%B1%D0%BB%D1%8E%D0%B4%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D0%BF%D1%83%D0%BD%D0%BA%D1%82%D1%8B-%D0%B2-%D0%B8%D0%B4%D0%BB%D0%B8%D0%B1%D0%B5/1573113

Террористы PKK казнят своих сторонников

Главари РКК пытаются возложить на соратников вину за тяжелые потери

Mesut Varol,Ülviyya Amuyeva   |05.09.2019

Террористы PKK казнят своих сторонников

ВАН

Террористы PKK пытают и казнят своих сторонников. Об этом рассказал один из террористов, сложивших оружие и сдавшихся силам безопасности Турции в восточной провинции Ван. 


На допросе террорист сообщил, что успешные операции ВС Турции, усилили «отток» боевиков из рядов РКК.

По его словам, главари РКК пытаются возложить на соратников вину за тяжелые потери и демонстративно казнят боевиков, поэтому часть террористов в страхе сдаются сотрудникам сил безопасности.

При этом преступная организация пытается пополнить свои ряды путем обмана несовершеннолетних. «Подростков завлекают в ряды РКК. Их приучают к наркотикам, применяют насилие, активно используют на передовой»,- отметил он.

Сдавшийся террорист подчеркнул, что власти Турции идут навстречу тем, кто добровольно сложил оружие и покинул ряды террористической организации. «Если об этом станет известно, то в рядах PKK не останется ни одного боевика», — уверен он.

Впервые террористы PKK заявили о себе в 1984 году.

В последующие годы террористы РКК совершали кровавые теракты, чтобы дестабилизировать ситуацию и расколоть Турцию.

США и Европейский союз внесли PKK в списки террористических организаций.

Террористическая организация PKK совершает вооруженные нападения на государственные структуры и граждан Турции. В ходе операций сил безопасности уничтожено или арестовано более 10 тысяч террористов PKK.

В последние годы PKK стремится переложить ответственность за кровавые преступления в регионе на свои ответвления.

В Сирии террористы PKK прикрываются названиями PYD и YPG, а в последние два года называют себя «Сирийскими демократическими силами». В Иране PKK действует как «Партия свободной жизни Курдистана» (PJAK). 

https://www.aa.com.tr/ru/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D1%82%D0%B5%D1%80%D1%80%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%8B-pkk-%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D0%BD%D1%8F%D1%82-%D1%81%D0%B2%D0%BE%D0%B8%D1%85-%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2/1573529

Турция защитит национальные интересы в космосе

В Турции прошло первое заседание национального космического агентства

Dilara Zengin,Ülviyya Amuyeva

Турция защитит национальные интересы в космосе

АНКАРА

Первое заседание совета директоров Турецкого космического агентства прошло под председательством министра промышленности и технологий Мустафы Варанка.

Как сообщает ведомство, в заседании приняли участие глава агентства Сердар Хусейин Йылдырым, представители организации и заместитель министра промышленности и технологий Мехмет Фатих Каджир.

Как отметил Варанк на заседании, в Турции на протяжении 20 лет мечтали о создании собственного космического агентства.

Министр напомнил, что кандидатуры главы и членов совета директоров агентства утверждены президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом.

По его словам, все эти люди являются опытными специалистами в своих областях.

Турецкое космическое агентство будет проводить исследования для защиты национальных интересов в космосе.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BD%D0%B0%D1%83%D0%BA%D0%B0-%D0%B8-%D1%82%D0%B5%D1%85%D0%BD%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%8F/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%B7%D0%B0%D1%89%D0%B8%D1%82%D0%B8%D1%82-%D0%BD%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D0%B8%D0%BD%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%8B-%D0%B2-%D0%BA%D0%BE%D1%81%D0%BC%D0%BE%D1%81%D0%B5-/1572047

Times of India: Путин приглашает индийцев помочь ему в Приморье и Арктике

© РИА Новости, Алексей Даничев 

Индийское издание явно гордится солидной ролью, которую российский президент Путин отводит участию их древней страны в развитии российского дальнего Востока. Сказывается впечатление от Восточного экономического форума. Правда, индийцы все-таки немного преувеличивают, когда говорят, что «экономика ЕС буксует, а Восток поднимается». А вот для отношений России с ЕС и Востоком это описание было бы верно.

Times of India (Индия): чем важен визит премьер-министра Нарендры Моди на Дальный Восток

04.09.20192810Редакционная статья

Основные положения:

— Дальневосточный федеральный округ с его природными богатствами вдвое превосходит Индию по площади, однако его население составляет всего 8 миллионов.

— Богатый ресурсами регион открывает большие возможности перед Индией, где царит нехватка энергии.

— Вкладываясь в Дальный Восток, индийские компании смогут закрепиться на рынке, где не придется конкурировать с западными фирмами.

Нью-Дели — В среду Нарендра Моди стал первым индийским премьер-министром, посетившим российский город Владивосток. Моди принял участие в Восточном экономическом форуме и провел двустороннюю встречу с Владимиром Путиным. Позднее они посетили судостроительный завод «Звезда».

Долгое время экономическое и политическое сотрудничество с Россией концентрировалось на ее европейской части, разворачиваясь главным образом в Москве и Санкт-Петербурге. Однако экономика Евросоюза буксует, а Восток поднимается, и Путин решил сфокусироваться на Дальнем Востоке. Дальневосточный федеральный округ с его природными богатствами вдвое превосходит Индию по площади, однако его население составляет всего 8 миллионов человек. Развитие региона оставляет желать лучшего. Таким образом, России нужна помощь Азии. А чтобы не впасть в чрезмерную зависимость от Китая, Путин пытается заручиться в Тихоокеанском регионе поддержкой других инвесторов.

У Индии на Дальнем Востоке большие возможности

Этот богатый ресурсами регион открывает перед Индией, где царит нехватка энергии, большие возможности. Индия, со своей стороны, может предложить скудно населенному региону России столь необходимую рабочую силу. Вкладываясь в Дальный Восток, индийские компании получат выход на рынок, где им не придется конкурировать с западными фирмами. Наконец, страны рассматривают перспективы совместной добычи углеводородов на континентальном шельфе Арктики и на российском Дальнем Востоке.

Вектор на Дальный Восток — попытка Москвы укрепить свое влияние в Тихоокеанском бассейне. В интересах Нью-Дели и Москвы сплотиться в вопросе безопасности Тихоокеанского региона.

«Индия — мощная держава в Индийском океане, и у нее есть интересы в Тихом океане. Россия — мощная тихоокеанская держава, и у нее есть интересы в Индийском океане», — отметил министр иностранных дел Субраманьям Джайшанкар.

Двусторонние отношения Москвы и Нью-Дели

Встреча Путина и Моди станет двадцатой российско-индийской встречей на высшем уровне. Ожидается, что лидеры подпишут пакет соглашений о сотрудничестве в области обороны, торговли, энергетики и промышленности.

Политических разногласий между странами нет, поэтому обсуждаться главным образом будут вопросы экономические. Товарооборот между Россией и Индией составляет 11 миллиардов долларов, и страны нацелены увеличить обоюдные инвестиции и укрепить сотрудничество в энергетическом секторе.

О прочности российско-индийских связей можно судить уже по тому, что Индия — вопреки желаниям США — согласилась приобрести российские ЗРК С-400 на сумму в 5 миллиардов долларов.

В 2015 году Россия и Индия заключили договор на 1 миллиард долларов о совместном производстве военных вертолетов Ка-226 в рамках инициативы «Сделано в Индии», однако реализация сделки многократно откладывалась. В марте этого года Индия и Россия запустили совместное производство автоматов АК-203. Встреча двух лидеров, по всей вероятности, придаст этим начинаниям столь необходимый импульс.

Кроме того, ожидается, что Моди и Путин обсудят предложение о создании зоны беспошлинной торговли между Индией и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). Эта организация, куда, помимо России, входят Казахстан, Киргизия, Армения и Белоруссия, появилась на свет в 2015 году для содействия экономическому развитию стран-членов. Ожидается, что эта уже обсуждавшаяся инициатива придаст толчок экономическим связям Индии с ЕАЭС.

Наконец, переговоры могут коснуться обострения отношений Индии с Пакистаном из-за Джамму и Кашмира.

Восточный экономический форум

В рамках трехдневного Восточного экономического форума, который начался 4 сентября, пройдет свыше 70 мероприятий, которые призваны укрепить международное сотрудничество в Тихоокеанском регионе и ускорить развитие российского Дальнего Востока.

Премьер-министр Моди станет почетным гостем форума. Также ожидается прибытие министров из ряда стран, включая Китай, Южную Корею, Северную Корею, Сингапур и Индонезию.

https://inosmi.ru/politic/20190904/245764278.html

Золотая Орда – золотая колыбель: истоки казахской государственности и современность

Казахское ханство, 550-летие которого мы отметили в 2015 году, не образовалось «на пустом месте», а вышло из единой «матрицы» Золотой Орды – вместе с Казанским, Крымским, Астраханским, Сибирским ханствами и Ногайской ордой.

В своем Послании народу Казахстана Президент Республики Казахстан Касым-Жомарт Токаев анонсировал празднование 750-летия Золотой Орды. Эта юбилейная дата наступает в текущем году. Несколько ранее, выступая на Международном туристическом форуме «Ұлытау-2019», назвал Улытау «золотой колыбелью казахского народа, свидетелем почитаемой казахстанцами истории». Глава государства также отдельно упомянул историческую роль Жошы-хана, основателя Золотой Орды. На вопросы «Казахстанской правды» о роли золотоордынского периода в истории Казахстана, его изучении, значении исторических знаний для современного человека отвечает старший эксперт Международной Тюркской академии, известный в Казахстане политолог Тимур Козырев.
— Тимур Анатольевич, известно, что годы жизни Жошы-хана – 1182–1227. Однако 750 лет Золотой Орде сейчас исполняется в том случае, если отсчитывать от 1269 года, когда Жошы уже не было в живых. Какие события были связаны с этой датой?
– Речь шла о 750-летии Таласского курултая, по результатам которого Улус Жошы (Золотая Орда) обрела полную независимость. Этот исторический курултай был проведен в 1269 году в долине реки Талас, где-то на стыке современного Казахстана и Кыргызстана. Там правители улусов Жошы, Чагатая и Угедея – а именно Менгу-Тимур, Бораки Хайду – признали друг друга суверенными правителями, заключив союз против великого хана Хубилая на тот случай, если он не признает их самостоятельность.
Именно поэтому Таласский курултай 1269 года иногда называют «Беловежской пущей» XIII века: по его итогам прекратила свое существование единая империя Чингисхана. Именно тогда Джучиев улус (он же Улуг Улус – Великий Улус, он же Золотая Орда) окончательно стал независимым государством.
Об этом историческом событии Президент Касым-ЖомартТокаев говорил на форуме. И оно, без преувеличения, сыграло ключевую роль в истории Казахстана и всей Евразии.
— В чем же состоит эта роль?
– Прежде всего Казахское ханство, 550-летие которого мы отметили в 2015 году, не образовалось «на пустом месте», а вышло из единой «матрицы» Золотой Орды – вместе с Казанским, Крымским, Астраханским, Сибирским ханствами и Ногайской ордой.
Жанибек и Керей, основатели Казахского ханства, а также все последующие его правители, вплоть до последнего хана – Кенесары, принадлежали к Урусидской ветви династии Чингизидов. Их предок Урус-хан – один из золотоордынских правителей XIV века, которого некоторые казахские историки (например, Р. Темиргалиев) отождествляют с легендарным Алаша-ханом.
Однако дело не только в динас­тической преемственности. По мнению ряда ведущих специа­листов, этногенез казахского народа в основном состоялся как раз в золотоордынский период, и на момент распада Орды недоставало только современного названия «қазақ», которое появилось позже, в связи с рядом политических обстоятельств.
Однако уже тогда существовал практически единый кочевой народ Дешт-и-Кипчака, от которого напрямую происходят современные казахи, ногайцы и каракалпаки – три этноса, во всех отношениях чрезвычайно близкие друг другу. Волжские и крымские татары, башкиры также по праву считают себя наследниками Золотой Орды.
Чокан Валиханов в свое время писал: «По преданиям своим киргизы (дореволюционное наименование казахов со стороны российской имперской администрации) почитают себя потомками татар Золотой Орды». Разумеется, термин «татары» у Чокана Валиханова также упот­реблен в его дореволюционном, расширительном значении.
– Можно ли увидеть ордынское наследие в современной казахской культуре?
– Примеров сколько угодно. Основной пласт казахского фольк­лора, во многом общий с казанскими и крымскими татарами, башкирами, ногайцами и каракалпаками, также восходит к золотоордынской эпохе. Прежде всего вспоминаются образы эмира Едиге и Асана Кайгы – советника Азь Жанибека, великого ордынского правителя, которого в русских летописях называли «добрый царь Джанибек».
Первый собственно казахский историк, как известно, Кадыргали Жалаири. Его книга «Жамигат-таварих» – первый казахский исторический труд, это очень золотоордынская книга по содержанию: она показывает прямую связь Казахского ханства и Золотой Орды, дает внутренний взгляд на ее историю.
Ярко отразилось влияние Золотой Орды на духовной культуре Казахстана – именно от Орды, от ханов Берке и Узбекамы унас­ледовали наш традиционный ханафитский мазхаб суннизма, с его рациональным подходом и толерантностью.
На территории Казахстана имеется огромное количество письменных источников и культурных памятников, связанных с Золотой Ордой. Например, историкам хорошо известно, что Казахстан является своего рода «чемпионом» в Центральной Азии по количеству эпиграфических памятников (надгробных ­надписей) золотоордынской эпохи.
Отдельно стоит упомянуть мавзолей Жошы-хана в Улытау. Так «случайно», но весьма символически (!) получилось, что он находится в самом географичес­ком центре Казахстана.
Кроме того, в нашей Атырауской области находится городище Сарайшык – одна из столиц Золотой Орды, где были похоронены ордынские ханы Тохта и Азь Жанибек, а позже – казахские ханы Жанибек и Касым. Это, кстати, тоже весьма символично. И сам город Атырау местные жители еще в советское время называли не «Гурьев», а Уйшик. Так назывался древний золотоордынский город неподалеку, из кирпичей которого яицкие казаки потом построили Гурьев.
Что еще?.. Например, название национальной валюты Казахстана – «тенге» происходит от названия золотоордынской валюты «данг». Кстати, от него же происходит и русское «деньги».
Даже смелая традиция – строить прекрасные города посреди Степи, на ровном пустом пространстве – была в свое время заложена ордынскими ханами. И строительство Астаны в независимом Казахстане – это не просто смелое решение, оно опиралось на вековую традицию, изначально впечатанную в наш «национальный код», по выражению Елбасы Нурсултана Назарбаева.
Примеров на самом деле гораз­до больше. Я навскидку привел те факты, которые сразу вспомнились.
– Но если все настолько очевидно, если ордынское наследие на самом деле повсюду и рядом с нами, почему же тогда казахстанское общество так мало осведомлено об этом? Или так мало обращает внимание на свои ордынские корни?
– Причина предельно проста. Она датируется 1944 годом, когда в СССР было официально запрещено исследование Золотой Орды. Тогда же был объявлен реакционным и запрещен золотоордынский историко-героический эпос «Едиге», общий для казахов, ногайцев, каракалпаков, татар и башкир.
Целый ряд видных казахских историков в тот период подверг­лись преследованиям – например, Алькей Маргулан и Каныш Сатпаев. То же самое происходило в Татарстане.
Впоследствии ордынская тематика оставалась под полным запретом до 80-х годов, когда ордыноведение в Казахстане возродил Вениамин Юдин. Также в 80-е вышла трилогия Ильяса Есенберлина «Алтын Орда» – единственное в истории советского Казахстана литературное произведение об этой славной странице отечественной истории.
Но все же в целом знание о подлинной роли Золотой Орды в истории Казахстана оставалось достоянием узкого круга специалистов. В школьных и вузовских учебниках продолжала господствовать советская версия истории, согласно которой Казахское ханство якобы не связано исторически с Золотой Ордой.
Вот и весь печальный «сек­рет»… Советскому руководству Золотая Орда «мешала» тем, что это было в самом современном смысле слова «государство-state», в котором существовали развитая городская культура и богатая письменная литература, которое имело широкие связи со всем миром и огромное влияние в масштабах континента.
Согласитесь, на этом фоне казахов и другие народы-наследники Орды называть «младшими братьями» было бы… как-то даже неприлично!.. А кроме того, самое «ужасное» – память о Золотой Орде объединяла несколько тюркских народов, давала им живое чувство единства своей общей истории.
По этим причинам тогда было сделано все возможное, чтобы стереть Золотую Орду из памяти народа. Увы, эта тяжелая инерция сформированного тогда исторического «сознания» чувствуется до сих пор.
Следует признать, что, например, в Татарстане пробуждение наступило существенно раньше, и с начала 1990-х годов казанскими учеными была проделана огромная работа по исследованию и популяризации наследия Золотой Орды.
– Но в последние десятилетия в Казахстане все-таки занимались Золотой Ордой?
– Да, конечно, в этом направлении работал целый ряд ученых. Из востоковедов это А. Муминов, М. Абусеитова, Ж. Тулибаева. В Москве живет и работает А. Кадырбаев. Также следует назвать таких известных историков, как А. Кушкумбаев, Р. Темиргалиев, Ж. Сабитов. Эти специалисты сделали очень много для того, чтобы разбить стену забвения. Прошу прощения за патетику, но это на самом деле так и есть.
Приходится признать, что историческое сознание казахов и других тюркских народов СССР в сталинский период подверглось вивисекции беспрецедентного масштаба. И тем более отрадно, что время выз­доровления и прозрения, судя по всему, наконец наступает…
Как сотрудник и патриот Тюркской академии, хотел бы сказать несколько слов о вкладе нашей организации в исследование и популяризацию наследия Золотой Орды.
В 2019 году мы издали ряд научных трудов, посвященных истории и культурному наследию Золотой Орды. Например, 5-томный труд Рашид-ад-дина «Жамиғ-ат-тауарих» в переводе на казахский язык; обработанный нами «Историко-сравнительный словарь тюркских языков XIV века» Э. Наджипа, составленный на материале языка золотоордынского памятника литературы «Хусрау и Ширин»; «Сокровенное сказание монголов», переведенное на казахский язык старшим экспертом академии Н. Базылханом; сборник научных статей «Золотая Орда: история, государственность, культурное наследие».
В мае наша академия совместно с ЮНЕСКО провела в Париже международный форум «Великая степь: культурное наследие и роль в мировой истории», вдохновленный идеями программной статьи Первого Президента Рес­публики Казахстан Нурсултана Назарбаева «Семь граней Великой степи». Ряд секций был пос­вящен культурному наследию Золотой Орды. Проводился нами и ряд других мероприятий.
Научная обработка и издание памятников золотоордынской литературы, а также популяризация ордынского культурного наследия на международной арене – две ключевые задачи. Именно так мы можем разбить старательно созданный в свое время стереотип, согласно которому Золотая Орда была якобы «варварским» государством («паразитическим», по определению Иосифа Сталина), которое ничего не создавало, а лишь разрушало.
Это глубоко ложное представление, для разрушения которого необходимо просто информировать общество о реальной истории и богатой культуре Великого Улуса – благо материала предостаточно.
– Тимур Анатольевич, Вы ведь также достаточно давно занимались Золотой Ордой?
– Я, строго говоря, не историк, а политолог. Ордынской темой занимался сравнительно немного, причем в контексте формирования современной национальной идентичности – социального инжиниринга, как сейчас модно говорить.
В 2010 году в журнале «Казахстан-Спектр» вышла моя статья «Евразийский» бренд и поиск «золотого века» в контексте конструирования «национальной истории» Казахстана». В 2013-м опубликована моя небольшая книжка «Независимый Казах­стан: борьба за прошлое. (Актуальные проблемы современной казахстанской историографии)», в которой те же мысли были развиты несколько более подробно.
Речь шла о том, что Казахстан – не только объективно является прямым наследником Золотой Орды, но более того: именно сейчас обращение к золотоордынскому наследию поможет нам решить целый ряд ключевых проблем в сфере идеологии и, шире, строи­тельства гражданской нации в современном Казахстане.
– Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.
– Как говорится, ұлы сөзде ұяттық жоқ: несмотря на все дос­тигнутые Казахстаном впечатляющие успехи, у нас по сей день остается актуальным различие между понятиями «казахское» и «казахстанское». И на этом различии порой спекулируют нехорошие люди.
В аспекте исторического соз­нания оно проявляется в том, что реально как «общая история для всех казахстанцев» по сей день воспринимается только советский период. Однако мы уже давно не советские люди, и этого явно недостаточно.
Казахское ханство – да, все приз­нают и уважают, но… эта тема интересна главным образом этническим казахам. И это по-своему естественно. Но вот наследие Золотой Орды объективно является в той или иной степени общим практически для всех этносов Казахстана, причем как тюркских (само собой!), так и славянских, особенно если посмот­реть в ракурсе идей евразийства.
Обращение к Золотой Орде в качестве «истока» и «колыбели» казахстанской государственности может раз и навсегда, причем легко и естественно, решить указанную проблему, «удревняя» общую историю всех казахстанцев как минимум до средневекового периода.
Золотая Орда была полиэтничным и поликонфессиональным евразийским государством, которое было широко известно своей политикой толерантности по отношению к различным этносам и религиям. При желании здесь вполне можно (и нужно!) усмот­реть своего рода «исторический прототип» нашей казахстанской модели толерантности. И таким образом сделать эту модель не только «отдушиной» для всех этносов Казахстана, но и предметом искренней гордости для титульных казахов.
Иначе говоря, обращение к золотоордынскому наследию будет способствовать дальнейшей интеграции этносов Казахстана в единую гражданскую нацию, консолидированную вокруг государствообразующего казахского народа.
При этом казахское (этничес­кое) и казахстанское (гражданское) начала смогут стать по-нас­тоящему органичным единым целым, без какой-либо внутренней коллизии.
Такой подход снимает все основные проблемы в сфере идеологии, над которыми уже без малого три десятилетия бьется казахстанское экспертное сообщество. И обращение к наследию Золотой Орды потенциально является ценнейшим стратегическим ресурсом для современного Казахстана.
Следует особо подчеркнуть, что возможность для современного Казахстана опереться на Золотую Орду – это тот редкий случай, когда желаемое и действительное счастливым образом совпадают. Здесь практически не нужно ничего искусственно «конструировать», достаточно просто вернуть народу Казах­стана историческую правду.
Наконец, история Золотой Орды представляет собой наглядную иллюстрацию тезиса, высказанного в программной статье Елбасы «Семь граней Великой степи», согласно которому история Великой степи является общей историей всех этносов Казахстана.
Напомним, Елбасы во всеуслышание заявил о преемственности между Золотой Ордой и Казахским ханством еще в своем «Улытауском интервью» 2014 года, а потом еще раз, в 2015-м, в выступ­лении во время официальных торжеств в честь 550-летия Казахского ханства.
– А откуда появилось само название «Золотая Орда»?
– Хороший вопрос. Как название государства термин «Золотая Орда» впервые появляется в русском историко-публицис­тическом сочинении «Казанская история», написанном в 1566 году, – когда самой Орды уже не существовало. До того момента во всех русских источниках слово «Орда» использовалось, но без прилагательного «Золотая».
Насколько известно, «алтын ордой» называлась ханская юрта-резиденция, позолоченная снаружи. На Руси понятие «Золотая орда» могло использоваться как эквивалент таких современных понятий, как «Кремль», «Белый дом», «Ак Орда». Например, «в Золотую орду вызывали…» (смеется).
Настоящее историческое название этого великого евразийского государства – Ұлық Ұлыс, Улуг Улус (Великий Улус). Именно так оно именуется во всех тюркских письменных источниках – как собственно ордынских, так и внешних. Я полностью согласен с мнением тех специалистов, которые считают, что у нас предпочтительно использовать именно это название – Улуг Улус (Великий Улус или Великое Государство).
Во-первых, это соответствует исторической правде. Во-вторых, наименование «Золотая Орда» вызывает в сознании слишком много ассоциаций, идущих из советского прошлого.
– Тимур Анатольевич, поз­вольте спросить: а не слишком ли много сегодня внимания к прошлому? Не пытаемся ли мы возвеличить себя в далекой истории, чтобы таким образом отвлечься от решения насущных проблем в настоящем?
– Нет, ни в коем случае это не так. Если внимательно посмот­реть на успешный опыт целого ряда стран Азии и Европы, которые сумели осуществить у себя «экономическое чудо» в ХХ веке, – все они, без исключения, опирались на богатую национальную традицию, на гордость за свою историю. Именно оттуда все они черпали свой «символический капитал», который обеспечил им прочный «гуманитарный суверенитет» (есть такой термин).
Можно привести пример проще. Почитайте, что говорят современные бизнес-коучи: успеха в бизнесе легче добиваются те люди, которые имеют возможность законно гордиться своими родителями, своей семьей, своим происхождением. Это факт.
Таким образом, позитивная самооценка нации, опирающаяся на законную гордость за свое историческое прошлое, может и должна служить мощной мотивацией для поступательного развития в будущем.
Можно привести и классичес­кий контрпример. Я имею в виду неудачу советского проекта. Безжалостно искромсали историю не только тюркских, но и русского, и других народов СССР. Остались «деревом без корней». Стали обществом, которое устремилось в будущее, забыв о прошлом. И что в итоге? Как выразился один пуб­лицист, «шли к звездам, и спотк­нулись на жевачке».
Банально, но факт: без прошлого нет будущего.
– Разрешите еще один «провокационный» вопрос. Может ли так случиться, что завтра кто-то захочет объявить нашим «золотым веком», например, эпоху Томирис? Или отметить 4000-летний юбилей Андроновской цивилизации с ее богатейшим культурным наследием? Мы, конечно, утрируем, но все-таки…
– Что ж, захотеть не вредно (смеется). Если же серьезно, то все данные фольклора, этнографии, археологии, политической истории и даже генетики одно­значно и убедительно показывают, что ключевым формативным периодом в истории казахского этноса была именно эпоха Золотой Орды. Именно Золотая Орда является промежуточным скрепляющим звеном между историей Казахского ханства и более древними пластами нашей истории – кипчакским, древнетюркским, хуннским…
В советский период именно искусственное изъятие этого звена породило целый ряд теоретических проблем в казахстанской историографии – прежде всего лишив ее целостности, превратив в «разбитое зеркало».
– Как Вы считаете, что нам сегодня нужно делать, чтобы вернуть казахстанскому обществу его великую историю? Чтобы ее действительно знали и каждый казахстанский школьник гордился Золотой Ордой и не только?
– Сделать необходимо многое. В решении таких вопросов ключевую роль играет образование. Главное – правильно написать учебники истории. Кстати, в учебнике «Общая тюркская история», выпущенном Тюркской академией и уже поступившем в наши школы накануне наступившего учебного года (эта дисциплина будет преподаваться как элективный курс в 8-м классе), Золотой Орде посвящен отдельный раздел.
Сейчас юбилейный год – 750-летие обретения Золотой Ордой полной независимости. Юбилей Таласского курултая 1269 года. Будет просто замечательно, если Республика Казахстан на официальном уровне торжественно отметит эту славную дату, в соответствии с указанием Президента, высказанным в его Послании.
– Год близится к завершению. Успеем ли, даже если решение будет принято?
– Совсем не обязательно проводить этот юбилей «с размахом», требующим длительной подготовки. Не обязательны и большие финансовые затраты, когда у государства так много важных дел. Достаточно трех основных составляющих.
Первое. Непременно официальный уровень. Как 550-летие Казахского ханства в 2015 году. Чтобы не просто «казахстанские ученые» провели, но именно Республика Казахстан – гордо и с достоинством, перед лицом всего мира.
Второе. Максимальное информационное освещение в стране и за рубежом. Опять же вспомним: после юбилея Казахского ханства как минимум «Қазақ хандығы – 550» гарантированно отпечаталось в сознании у всех казахстанцев. Сегодня и стар и млад сразу ответит, сколько лет Казахскому ханству. Сейчас нужно сделать так же.
Третье. Обязательно провести до конца года ряд научных мероприятий, посвященных Золотой Орде и Таласскому курултаю. Наша Тюркская академия тоже планирует проведение международной конференции.
– То есть научная составляющая имеет большое значение?
– Отдельное и очень большое. Даже стратегическое.
Как показал опыт проведения 550-летия Казахского ханства, даже просто официальное анонсирование такой даты само по себе служит мощным толчком для научно-исследовательской работы: проведения научных мероприятий, выпуска монографий и статей. В будущем серьезное, фундаментальное исследование истории Золотой Орды вполне реально может сделать казах­станскую историческую школу мировым лидером в данной сфере.
Дело в том, что, как я уже говорил, именно на территории Казах­стана имеется огромное количество письменных источников и культурных памятников, связанных с Золотой Ордой. Казахстанские историки имеют возможность в своих исследованиях опираться в основном на внутренние источники. Одно это уже изначально дает им огромное преимущество перед всеми иностранными школами.
Какие перспективы это открывает для развития туризма, в том числе международного, – можно легко представить.
Что касается науки, помимо истории, масштабное и комплекс­ное исследование Золотой Орды послужит мощным стимулом для развития целого ряда других областей гуманитарной науки в Казахстане. Прежде всего это касается археологии, историчес­кой экономики, исторической гео­графии, нумизматики, а также источниковедческих и эпиграфических исследований. В итоге продвижение золотоордынской тематики может «спровоцировать» настоящий ренессанс всей гуманитарной науки в Казахстане.
Но самое главное – народ Казахстана обретет целостное видение своего прошлого, и строи­тельство единой гражданской нации в нашей стране получит новый импульс.

Источник — Казахстанская правда

Турция не согласна с особым статусом в рамках ЕС

Глава МИД Турции прокомментировал инициативу президента Словении

Tevfik Durul   |03.09.2019

Турция не согласна с особым статусом в рамках ЕС

БЛЕД / АНКАРА

Глава МИД МИД Мевлют Чавушоглу выразил несогласие с позицией президента Словении Борута Пахора, озвучившего идею предоставления Турции «особого статуса» в рамках Европейского союза.

“Любляна еще до прошлого года активно поддерживала идею принятия Турции в состав ЕС. Не знаю причину изменений в позиции словенской стороны. Возможно, это связано с высказываниями президента Франции Эммануэля Макрона и других”, — сказал Чавушоглу на 14-м Стратегическом форуме в городе Блед.

Турецкий министр напомнил, что переговоры о полноправном членстве Анкары в Евросоюзе стартовали в 2004 году. “Если Анкара не будет соблюдать свои обязательства перед ЕС, то вопрос перспектив членства в Евросоюзе может быть поднят. В любом ином случае диалог нужно продолжить”, — сказал турецкий министр.

Президент Словении заявил в рамках форума, что Западные Балканы должны быть приняты в состав ЕС, тогда как за Украиной и Турцией нужно признать “особый статус”. 

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BD%D0%B5-%D1%81%D0%BE%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%B0-%D1%81-%D0%BE%D1%81%D0%BE%D0%B1%D1%8B%D0%BC-%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%83%D1%81%D0%BE%D0%BC-%D0%B2-%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BA%D0%B0%D1%85-%D0%B5%D1%81/1571918

Ахмадинежад: Я не пошел бы на заключение ядерной сделки

Экс-президент Ирана ответил на вопросы агентства «Анадолу»

Muhammet Kurşun,Elahe Salari,Ülviyya Amuyeva   |03.09.2019

Ахмадинежад: Я не пошел бы на заключение ядерной сделки

ТЕГЕРАН

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по иранской ядерной программе превратился в документ, имеющий обязывающий характер только для одной стороны переговорного процесса. Ядерную сделку 2015 года нельзя считать крупным успехом ни для одной из ее сторон. Об этом сказал в интервью агентству «Анадолу» экс-президент Ирана Махмуд Ахмадинежад.

Ахмадинежад был президентом Ирана в 2005-2013 годах.

По его мнению, рамки для диалога по СВПД были изначально ошибочными, что и привело к «нежелательным результатам».

«Соглашение, заключенное в интересах одной стороны, в долгосрочной перспективе обречено на провал. Лично я категорически отказался бы подписывать подобный документ», — сказал Ахмадинежад.

По мнению экс-президента, США и Иран могут наладить дружественные отношения.

«Если провести опрос или референдум, то большинство людей, безусловно, выберут мир и справедливость», — сказал Ахмадинежад.

По его словам, давление на Тегеран не заставит Иран пойти на диалог с Вашингтоном.

«Однако переговоры с американской стороной не являются табу. Во время заключения Алжирских соглашений (1981 год), а также по вопросам Афганистана и Ирака мы вели переговоры с США. Диалог с Вашингтоном и раньше не был под запретом», — сказал Ахмадинежад.

Экс-президент подчеркнул, что санкции США направлены не против властей Ирана, а против иранского народа в целом, и призвал американскую сторону отказаться от одностороннего курса на давление и санкции в отношении Тегерана.

«Вашингтон должен придерживаться курса на справедливый диалог. Думаю, у США и Ирана больше точек соприкосновения для сотрудничества, нежели для вражды», — сказал Ахмадинежад.

По его словам, Белый дом критикует Иран за возможность разработки ядерного оружия, тогда как в арсеналах США насчитывается 5600 ядерных боеголовок.

«Американцы призывают Иран доказать отсутствие планов по созданию атомной бомбы. Как можно доказать то, чего нет? США – единственная страна, применившая атомное оружие. К тому же Белый дом не опасается атомной бомбы в арсенале Ирана. Американцам это стоит открыто признать», — сказал Ахмадинежад. 

Экс-президент также призвал страны Персидского залива к бдительности. «Конфликт в регионе не ограничится его рамками, а приобретет глобальный характер», — считает Ахмадинежад.

Говоря о сирийском конфликте, экс-президент отметил, что до сегодняшнего дня ни одна из сторон не одержала успеха в Сирии.

«Мы должны помогать сирийскому народу в выполнении его требований. Любой другой путь сопряжен с ущербом для Сирии. Гибель каждого человека – это потеря», — сказал Ахмадинежад. 

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%B0%D1%85%D0%BC%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D0%B5%D0%B6%D0%B0%D0%B4-%D1%8F-%D0%BD%D0%B5-%D0%BF%D0%BE%D1%88%D0%B5%D0%BB-%D0%B1%D1%8B-%D0%BD%D0%B0-%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%BB%D1%8E%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D1%8F%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D1%81%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%BA%D0%B8/1571858

Турция — 13-я в мире по числу престижных вузов

Список лучших вузов мира будет опубликован третьего сентября на сайте URAP

Selma Kasap,Ülviyya Amuyeva   |

Турция - 13-я в мире по числу престижных вузов

АНКАРА

Турция занимает 13-е место в мире по количеству престижных вузов, согласно рейтингу исследовательской лаборатории University Ranking by Academic Performance (URAP) при Институте информатики Ближневосточного университета (ODTÜ) Турции. 

В рейтинг лучших вузов мира в 2018-2019 годах вошли 36 турецких университетов. Рейтинг подготовлен с учетом успешных показателей вузов по 61 научному направлению. 

Список лучших вузов мира будет опубликован третьего сентября на сайте URAP. 

Количество университетов варьируется от 50 до одной тысячи — в зависимости от числа статей, опубликованных в той или иной научной сфере. Исследовательская лаборатория оценивала деятельность вузов за последние пять лет.

Американские вузы лидируют по 21 из 61 научного направления. Китайские вузы признаны лучшими по 18 научным направлениям, нидерландские — по девяти, британские — по пяти, сингапурские и бразильские — по двум, шведские, австралийские, малайзийские и гонконгские — по одному.

Гарвардский университет лидирует в рейтинге, демонстрируя лучшие показатели по 14 научным направлениям. Затем следуют китайский Университет Цинхуа (лучшие показатели по восьми научным направлениям) и Амстердамский университет (по четырем).

Оксфордский университет и Технологический университет Наньян впервые опустились в рейтинге. 

https://www.aa.com.tr/ru/o%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-13-%D1%8F-%D0%B2-%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B5-%D0%BF%D0%BE-%D1%87%D0%B8%D1%81%D0%BB%D1%83-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%B6%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D0%B2%D1%83%D0%B7%D0%BE%D0%B2-/1571967

Почему США бомбят сирийский Идлиб?

Вашингтон пытается отвлечь внимание Анкары от востока Сирии

Prof. Dr. Cengiz Tomar  

АНАЛИТИКА - Почему США бомбят сирийский Идлиб?

СТАМБУЛ

Центральным событием последних дней на Ближнем Востоке стал неожиданный удар авиации США по некой базе «Аль-Каиды» на северо-западе Сирии.

Авиаудар по идлибской зоне деэскалации совпал по времени с активной подготовкой новой антитеррористической операции Турции в Сирии.

Решимость и давление Анкары в связи с ситуацией в районах Сирии к востоку от реки Евфрат вынудили Вашингтон пойти на создание Штаба по совместным операциям в Сирии.

Турецко-американские переговоры на данном этапе сконцентрированы на зоне безопасности на востоке Сирии.

Анкара предлагает создать у своей южной границы зону безопасности площадью 450 на 30 километров (вглубь сирийской территории).

Турция объявила о завершении подготовки к военной операции на востоке Сирии, тогда как будущее северо-запада страны все еще остается под вопросом.

Благодаря активным усилиям Анкары режим Башара Асада и ВКС России объявили о режиме перемирия в идлибской зоне деэскалации. В этот самый момент США под предлогом неких террористов «Аль-Каиды» наносят удар по Идлибу.

Безусловно, США не просто так “обнаружили” базу «Аль-Каиды» в Сирии. Как и в случае с договоренностями по району Мюнбич на севере Сирии, американская сторона пытается выиграть время и отвлечь внимание Анкары от ситуации на востоке этой страны.

Турция планировала на август начало антитеррористической операции на востоке Сирии, но отложила ее на сентябрь из-за событий в Идлибе и затягивания диалога с США.

Процессы ускорились после встречи президентов Турции и России в Москве, по итогам которой было объявлено о перемирии в Идлибе.

Затем последовали заявления президента Турции о недопустимости затягивания операции в сирийских районах к востоку от реки Евфрат. Все говорит о том, что Анкара начнет операцию против террористов PYD/PKK уже в этом месяце.

В арабских СМИ появилась информация о том, что Турция и Россия создадут на северо-западе Сирии, в районе пересечения трасс M4 и M5 зону совместной безопасности. В то же время районы к северу от населенных пунктов Джиср аш-Шугур и Серакиб останутся под контролем оппозиции.

Если эта информация обоснована и существуют негласные договоренности по северо-западу Сирии, значит, Турция решила проблему Идлиба и может переключить внимание на восток Сирии.

Успешная операция на востоке Сирии позволит Турции обезопасить почти всю свою границу с Сирией. «Кантоны» террористов PKK будут блокированы, что устранит угрозу национальной безопасности Турции.

Именно в этот критический для региона момент США нанесли удар по Идлибу. Этот шаг можно назвать провокацией, однозначно направленной на отвлечение внимания турецкой стороны.

Вместо вклада в улучшение гуманитарной ситуации в регионе США вместе с Израилем формируют антитурецкий фронт. Поэтому западные СМИ в последнее время проводят активную антитурецкую кампанию по Сирии. Турцию при этом называют «страной-оккупантом».

Далеко не случайно и резонансное заявление президента Ливана Мишеля Ауна о государственном терроре со стороны Османского государства и игнорирование им действий западных стран, поделивших между собой Ближний Восток.

Профессор Дженгиз Томар, и.о. ректора Международного турецкого-казахстанского университета имени Ахмета Ясеви

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D0%BF%D0%BE%D1%87%D0%B5%D0%BC%D1%83-%D1%81%D1%88%D0%B0-%D0%B1%D0%BE%D0%BC%D0%B1%D1%8F%D1%82-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%B8%D0%B4%D0%BB%D0%B8%D0%B1-/1572035

Турцию за 7 месяцев посетило более 24 млн иностранцев

Об этом сообщает Министерство культуры и туризма Турции

20181228_5_0D920DDD736D34BA48B7C0B3595DEBD51 copy
https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/15322

Ситуация в Идлибе в 10 вопросах

Режим Асада и его союзники продолжают наносить удары по идлибской зоне деэскалации, не оставляя попыток захвата территорий


https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/15325

Медицина Узбекистана – достижения и перспективы развития сферы

С первых дней независимости в Узбекистане реформирование сферы здравоохранения является одним из важных направлений государственной политики. За минувшие годы были проведены кардинальные преобразования, направленные на повышение доступности населения к качественной и эффективной медицине.

В результате проделанной работы были сформированы целостная система оказания первичной медико-санитарной помощи населению путем создания сельских врачебных пунктов, семейных поликлиник, системы экстренной и скорой медицинской помощи с головным учреждением — Республиканским научным центром экстренной медицинской помощи, его территориальными филиалами, отделениями экстренной медицинской помощи и подстанциями скорой медицинской помощи в районных (городских) медицинских объединениях.

Кроме того была создана сеть республиканских специализированных научно-практических медицинских центров, оказывающих высококвалифицированную высокотехнологичную специализированную медицинскую помощь населению. Реализован ряд целевых национальных программ по укреплению репродуктивного здоровья населения, охране здоровья матери и ребенка. Для достижения целей предупреждения рождения детей с наследственными и врожденными заболеваниями организованы республиканский и региональные скрининг-центры.

Благодаря принимаемым последовательным мерам обеспечено повышение эффективности, качества и доступности медицинского обслуживания населения, достигнуты основные параметры Целей развития тысячелетия ООН.

Сегодня в Узбекистане высококачественные медицинские услуги оказываются в специализированных научно-практических медицинских центрах в направлениях кардиологии, хирургии, микрохирургии глаза, урологии, терапии и медицинской реабилитации, эндокринологии, пульмонологии и фтизиатрии, акушерства и гинекологии, педиатрии и других.

Благодаря эффективному функционированию системы здравоохранения за период с 1991 по 2017 годы показатель общей смертности уменьшился на 20%, материнской смертности – в 3,7 раза, младенческой смертности – в 3,1 раза. Ожидаемая продолжительность жизни увеличилась на 4,7 лет и составила 73,8 года (мужчины — 71,4, женщины — 76,2).

Внедрение комплекса профилактических, противоэпидемических и санитарно-гигиенических мероприятий по борьбе с инфекционными заболеваниями позволило обеспечить полную защиту от случаев возникновения особо опасных инфекций (чума, холера), полиомиелита, дифтерии, столбняка новорожденных, местных случаев малярии, кори и краснухи. Получены сертификаты Всемирной организации здравоохранения об элиминации дикого штамма полиомиелита (2002 г.), кори и краснухи (2017 г.), малярии (2018 г.)

В настоящее время внимание дальнейшему совершенствованию системы здравоохранения, стимулированию труда медицинских работников, широкому внедрению современных технологий и методов лечения значительно усилилось. Как неоднократно отмечал Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, главная цель проводимых реформ — улучшение жизни людей, важное место в которой занимает качественная медицина.

С целью осуществления качественных преобразований только за последние годы в сфере было принято более 50 указов, постановлений и распоряжений Президента страны, свыше 70 постановлений и распоряжений Кабинета Министров. Организованы 6 новых научно-практических медицинских центров, общее число которых достигло 16. В результате актуальных научных исследований по более чем двадцати направлениям медицины разработано свыше 1000 лечебно-диагностических стандартов.  

Указом Президента Республики Узбекистан «О комплексных мерах по коренному совершенствованию системы здравоохранения Республики Узбекистан» от 7 декабря 2018 года была утверждена Концепция развития системы здравоохранения Республики Узбекистан на 2019-2025 годы. В соответствии с концепцией, в ближайшие годы запланированы меры по совершенствованию нормативно-правовой базы, внедрению государственно-частного партнерства в сферу, поэтапному обеспечению всеобщего охвата граждан страны обязательным медицинским страхованием и другие.

В результате ожидается достижение национальных целей и задач в области устойчивого развития, обеспечения всеобщего охвата услугами здравоохранения, повышения доступности квалифицированной, специализированной и высокотехнологичной медицинской помощи, развития системы охраны материнства и детства, увеличения финансирования здравоохранения, достижения полной и равномерной обеспеченности медицинскими и фармацевтическими кадрами регионов страны и других целей.

Важно отметить, что в процессе осуществляемых преобразований большое внимание уделяется изучению передового международного опыта, достижений современной медицины, а также международному сотрудничеству в данной сфере. Сегодня Узбекистан эффективно взаимодействует с такими международными организациями, как Всемирная организация здравоохранения и Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ), а также другими структурами, благодаря поддержке которых оказывается значительная методологическая и практическая помощь регионам страны.

Динамичными темпами развивается и тесно связанная с медициной фармацевтическая сфера. Наблюдаются темпы роста производства фармацевтической продукции отечественными производителями. Объем произведенной продукции в натуральных показателях с 2014 по 2018 годы возрос в 4,4 раз и составил около 370 миллионов условных единиц готовых лекарственных средств и свыше 490 миллионов условных единиц изделий медицинского назначения.

В настоящее время в Узбекистане действует 162 отечественных предприятия по производству фармацевтической продукции. Из них 90 — специализируются на производстве различных видов лекарственных препаратов, 61 — медицинских изделий и 11 предприятий производят как лекарственные препараты, так и медицинские изделия. В 2018-2019 годах 19 новых фармацевтических предприятий получили лицензию на производство лекарственных препаратов.

В соответствии с Указами Президента Республики Узбекистан в стране создано 8 фармацевтических свободных экономических зон, предусмотрена разработка целевой программы по созданию промышленных плантаций и перечня конкретных видов лекарственных растений, рекомендуемых для выращивания, с организацией глубокой переработки и производства лекарственных средств и биологически активных добавок на территориях фармацевтических свободно экономических зон.

Словом, медицина и здравоохранение в стране на современном этапе развиваются в общем русле динамичных преобразований, направленных на неуклонное повышение уровня и качества жизни граждан независимого Узбекистана.

ИА «Дунё»

Железные дороги Узбекистана – локомотив транспортного потенциала страны

Транспорт и коммуникации – важный сектор экономики для любого государства. Для Узбекистана, как страны, не имеющей прямого доступа к морскому сообщению, а также граничащей с государствами, которые также не имеют выхода к морю, развитие транспортной системы имеет жизненно важное значение.

До 1991 года в Узбекистане ни автомобильный, ни железнодорожный, ни воздушный транспорт не имели выхода к южным, западным и восточным международным транспортным коридорам. Доступно было только северное направление. Это ограничивало сообщение не только с внешним миром, но и внутри страны.

За годы независимости проделана большая работа по формированию современной дорожно-транспортной инфраструктуры, открытию новых путей к мировым рынкам, созданию современных транспортных коммуникаций, связывающих нашу страну с другими регионами мира.

В 1994 году Указом Президента Республики Узбекистан на базе линейных подразделений, предприятий, организаций и учреждений железнодорожного транспорта бывшей Среднеазиатской железной дороги была создана Государственно-акционерная железнодорожная компания «Узбекистон темир йуллари», которая в 2015 году была преобразована в акционерное общество.

На сегодняшний день АО «Узбекистон темир йуллари» представляет собой единую сеть железных дорог, общей протяженностью 6,5 тысяч километров. Текущее состояние развития железнодорожных путей и сопутствующих коммуникаций позволяет обеспечивать максимальную скорость движения до 160-250 км/ч. За 2016-2018 годы по железным дорогам Узбекистана отправлено более 200 миллионов тонн грузов, в том числе 23 миллиона тонн транзитных грузов. Объем пассажирских перевозок в 2016-2018 годах достиг 65 миллионов пассажиров.

Потенциал узбекских железнодорожников в области строительства железных дорог за минувшие годы также значительно возрос. На сегодняшний день реабилитированы 4 тысячи километров пути, построено более 1,5 тысяч километров новых железнодорожных линий, электрифицировано свыше 1,6 тысяч километров путей, построено и реконструировано 30 железнодорожных вокзалов.

Примером признания потенциала и возможностей железнодорожников Узбекистана в мировом масштабе стало строительство в 2010 году первой в истории соседнего Афганистана 106 километровой железнодорожной магистрали «Хайратон – Мазари-Шариф». Новая железная дорога включила в себя станции, разъезды, искусственные сооружения, грузовые дворы, технические здания, современные средства коммуникации, сигнализации и энергоснабжения.

Стоит отметить, что Узбекистан одним из первых среди стран СНГ организовал движение высокоскоростных поездов. В 2011 году между Ташкентом и Самаркандом начал курсировать высокоскоростной поезд «Afrosiyob». Завершение электрификации участка «Мараканд–Карши» в августе 2015 года стал следующим этапом развития высокоскоростного движения поездов, теперь уже по маршруту «Ташкент–Самарканд–Карши». В настоящее время ведется электрификация новой железной дороги «Бухара–Мискен», которая в ближайшем будущем станет новой магистралью для высокоскоростных поездов и свяжет дальние адреса нашей страны. 

Большим достижением железнодорожников Узбекистана стал запуск в 2016 году железнодорожной ветки «Ангрен–Пап» протяженностью 123,2 километра, включающей в себя 19 километровый тоннель через перевал Камчик. Этот отрезок пути стал неотъемлемой частью транзитного коридора «Китай–Центральная Азия–Европа», связующего азиатский и европейский континенты.

В последние годы, с учетом динамики экономического развития страны, активной реализации ее туристического потенциала, совершенствованию железнодорожной инфраструктуры уделяется еще большее внимание.

Проводимая работа по повышению пропускной и провозной способности железнодорожной инфраструктуры и обновлению парка локомотивов и вагонов позволяет в настоящее удовлетворять потребности экономики в транспортных услугах и выполнять свои обязательства перевозкам транзитных грузов.

Только в текущем, 2019 году, в соответствии с Инвестиционной программой, в акционерном обществе предусмотрена реализация 23 инвестиционных проектов с освоением более 510 миллионов долларов. Планируется строительство 1200 грузовых и 15 пассажирских вагонов. Уже проведен капитально-восстановительный ремонт 26 секций локомотивов и модернизация 1500 грузовых вагонов, реабилитировано 180 километров пути.

Узбекистан как член Организации сотрудничества железных дорог (ОСЖД) с 1993 года проводит последовательную работу по интеграции транспортной системы страны и Центральноазиатского региона в целом в сеть трансконтинентальных маршрутов.

В апреле 2019 года в Ташкенте прошла первая встреча многосторонней Рабочей группы по строительству транзитных железнодорожных линий через Афганистан, в которой приняли участие представители железных дорог Узбекистана, Казахстана, Российской Федерации и Афганистана. Она стала логическим продолжением начатой в 2018 году работы по практической реализации создания транспортных коридоров через территорию Афганистана. В числе других на ней были рассмотрены вопросы реализации проекта строительства новых железнодорожных линий «Мазари-Шариф–Герат–Кандагар–Кветта», а также «Мазари-Шариф–Кабул–Пешавар» («Кабульский коридор»).

Годы независимости страны ознаменованы и закладкой основ тяжелого машиностроения. Промышленно-производственная отрасль включает в себя УП «Узтемирйулмаштаъмир», «Узбекжелдорэкспедиция», ДП «Литейно–механический завод», «Андижанский механический завод», АО «Ташкентский завод по строительству и ремонту пассажирских вагонов», «Узвагонтаъмир», «Ташкентский механический завод», «Узжелдорконтейнер», «Йулрефтранс», ООО «Ташжелдорпроект», строительные тресты «Куприккурилиш», «Узтемирйулкурилишмонтаж» и другие.

Еще одним важным направлением развития сферы является продолжение строительства столичного метрополитена. В настоящее время осуществляется три проекта – возведение веток надземной линии метро в Сергелийском и Яшнабадском районах, продление подземной ветки метро по Юнусабадской линии. Реализация проекта надземного метро ведется на основе совершенно нового для региона эстакадного способа строительства, который до сегодняшнего дня не применялся в странах Центральной Азии.

АО «Узбекистон темир йуллари» также вносит существенный вклад в градостроительство и улучшение облика столицы Узбекистана. В частности, железнодорожники-строители возводят мосты и путепроводы на уровне мировых стандартов, которые непосредственно налаживают движение в городе, разгружая дорожные магистрали, решают множество проблем, связанных с организацией потока автомобилей.

Только за последние годы сданы в эксплуатацию и успешно функционируют несколько путепроводов и мостов в городе. Совсем недавно завершилось строительство моста над рекой Чирчик. 12-километровый отрезок дороги значительно разгрузит поток автотранспорта на одной из основных магистралей, ведущих в город и обратно из него.

Словом, годы независимости стали богатыми на реформы в железнодорожной отрасли Узбекистана. За этот период потребность народного хозяйства и населения в грузовых и пассажирских перевозках полностью удовлетворены.

ИА «Дунё»

Достижения в сфере трудовых прав граждан Узбекистана на современном этапе

За годы независимости в Узбекистане сформирована прочная правовая база, создавшая условия для обеспечения на практике общепризнанного права каждого на труд, свободный выбор работы и справедливые условия труда.

За последние годы в стране была проведена масштабная работа в области обеспечения прав и свобод человека. Были достигнуты положительные результаты в разных отраслях трудовой деятельности, которые придали новый импульс в развитии государства.

Руководством государства проделана комплексная работа в сфере ликвидации детского и принудительного труда, обеспечения трудовых прав мигрантов и развитии самозанятости путем поддержки семейного предпринимательства.

Трудовыми ведомствами Узбекистана налажено активное сотрудничество с Международной организацией труда. На сегодняшний день Узбекистан ратифицировал 15 конвенций МОТ, в том числе все 8 основополагающих. До конца текущего года планируется присоединение страны еще к двум таким документам.

В сотрудничестве с Международной организацией труда в Узбекистане успешно реализуется Страновая программа достойного труда, продленная в феврале 2017 года на 2017-2020 годы. В рамках Страновой программы достойного труда реализуются меры по совершенствованию трудового законодательства, повышению информированности населения по трудовым правам, налаживается механизм обратной связи, нацеленный на укрепление правовой культуры населения и оперативного реагирования на факты нарушения трудового законодательства.

Важным вопросом в сфере труда продолжает оставаться проблема трудовой миграции. При этом следует отметить, что миграционные потоки возросли во всех регионах мира.

Свидетельством признания Узбекистаном масштабов данного явления и приверженности дальнейшей имплементации международных трудовых стандартов, в том числе в области миграции, стало вступление республики в ноябре 2018 года в Международную организацию по миграции (МОМ). В рамках сотрудничества с данной организацией будут осуществляться поиск практических решений проблем миграции и предоставление гуманитарной помощи нуждающимся.

В целях защиты трудовых прав мигрантов и выявления, защиты и социальной реабилитации жертв торговли людьми было принято Постановление Президента Республики Узбекистан «О дополнительных мерах по дальнейшему совершенствованию системы внешней трудовой миграции Республики Узбекистан» от 5 июля 2018 года. На основании данного постановления при Министерстве занятости и трудовых отношений создан Фонд поддержки и защиты прав и интересов граждан, осуществляющих трудовую деятельность за рубежом.

В задачи Фонда входит оказание правовой и социальной защиты трудовых мигрантов, медицинское обслуживание граждан, возвращению граждан, попавших в трудную жизненную ситуацию, создание в регионах республики центров предвыездной адаптации и профессиональной подготовки, создание представительств Агентства по внешней трудовой миграции за рубежом, проведение информационно-просветительских работ.

Положительным результатом деятельности ведомств стало оказание более 2,7 тысячам наших соотечественников правовой помощи, взыскание с работодателей заработной платы в пользу мигрантов из Узбекистана на сумму свыше 100 тысяч долларов.

Кроме того, в 2018 году были открыты представительства Агентства по внешней трудовой миграции при Министерстве занятости и трудовых отношений Республики Узбекистан в Москве (Россия) и Кванджу (Республики Корея). В дальнейшем предусматривается открытие таких офисов в городах наибольшего скопления трудовых мигрантов из Узбекистана.

Еще одним важным шагом в обеспечении защиты прав и интересов граждан республики стало принятие Указа Президента «О дополнительных мерах по дальнейшему совершенствованию системы противодействия торговле людьми и принудительному труду» от 30 июля 2019 года. В соответствии с Указом, преобразованная Национальная комиссия по противодействию торговле людьми и принудительному труду уполномочена координировать деятельность государственных и территориальных органов, органов самоуправления граждан и негосударственных некоммерческих организаций в области противодействия торговле людьми и принудительному труду в целях обеспечения эффективности их деятельности, тесного взаимодействия и слаженности работы.

Кроме того, на Национальную комиссию возложена организация разработки и реализации государственных программ в области противодействия торговле людьми и принудительному труду в целях совершенствования национального законодательства и правоприменительной практики, а также контроля за их исполнением.

Важную роль в предупреждении проблемы миграции играет решение вопросов занятости в стране. В целях совершенствования механизмов трудоустройства на вакантные и квотируемые рабочие места, развития эффективных форм самозанятости в Узбекистане ежегодно разрабатываются специальные государственные проекты и программы.

При содействии партнерских организаций, коммерческих банков, местных органов власти, Министерством занятости и трудовых отношений реализуется масштабная работа по поддержке семейного предпринимательства в рамках программы «Каждая семья — предприниматель».

Данная программа призвана обеспечить населению страны улучшение материальных условий, а также повысить уровень жизни людей. На текущий момент программа реализуется во всех городах и районах республики. В этой связи, для привлечения населения к семейному бизнесу в регионах созданы Центры по поддержке семейного предпринимательства.

Словом, государство прилагает огромные усилия в улучшение материальных условий граждан, позитивных изменений в уровне и качестве жизни населения, чтобы каждая семья имела комфортные условия проживания и стабильный источник дохода.

Все это свидетельствует о том, что за последние три года Узбекистан добился значительного прогресса по таким направлениям как укрепление институциональных основ и административных механизмов предотвращения детского и принудительного труда. Также проведен ряд мер по совершенствованию нормативно-правовой базы, демонстрируется неизменная приверженность к расширению сотрудничества по имплементации международных трудовых стандартов, усилению роли женщин и улучшению их положения в общественно-политической, социально-экономической и культурно-гуманитарной сферах жизни общества.

ИА «Дунё»

Высшее образование в Узбекистане выходит на новый уровень

В Узбекистане в последние годы проводится масштабная работа по модернизации системы высшего и среднего специального образования, развитию науки, внедрению современных форм и технологий обучения.

Исходя из потребностей реального сектора экономики и социальной сферы, за истекший период в регионах страны образованы новые вузы, в том числе филиалы ведущих зарубежных высших образовательных учреждений, внедрены современные уровни образования, налажена подготовка кадров по востребованным направлениям образования бакалавриата и специальностям магистратуры.

На сегодняшний день в рамках реализации Стратегии действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017-2021 годах особое внимание уделяется расширению охвата молодежи высшим образованием, повышению качества образования, укреплению материально-технической базы высших учебных заведений. Расширяемое сотрудничество с зарубежными университетами играет важную роль в достижении намеченных целей.

В настоящее время в действующих в нашей стране свыше 100 вузах подготавливаются высококвалифицированные кадры. В Узбекистане эффективную деятельность осуществляют филиалы ведущих университетов США, Великобритании, Италии, Южной Кореи, России, Сингапура, Индии. Более того, совместно с финансовыми учреждениями и развитыми странами мира успешно реализуется ряд проектов в сфере высшего образования.

Для успешной реализации реформ в сфере в июле этого года принят Указ Президента Республики Узбекистан «О мерах по реформированию управления в сфере высшего и среднего специального образования». В документе уделяется особое внимание организации образовательного процесса в соответствии с международной практикой внедрения новых педагогических технологий образования и методов обучения, совершенствованию учебных планов и предметных программ, качественному обновлению учебного процесса с внедрением современных форм обучения и средств информационно-коммуникационных технологий, а также оптимизации направлений образования и специальностей с учетом потребностей развития отраслей экономики, научной и социальной сфер, организации практики студентов на производственных и других предприятиях.

По данным министерства высшего и среднего специального образования, в рамках подготовки к 2019-2020 учебному году, в соответствии с «Классификатором направлений и специальностей высшего образования», в ведомстве разработаны, согласованы и реализованы в учебный процесс высших учебных заведений с привлечением отраслевых специалистов экономики государственные образовательные стандарты по четырем сферам образования, 45 направлениям образования бакалавриата и 52 квалификационных требований и учебных планов специальностей магистратуры.

В целях совершенствования предметных программ в 2019-2020 учебном году планируется обучение по 3 830 образовательным направлениям бакалавриата и более 1 910 предметов в магистратуре.

В текущем году свыше 2 700 предметов бакалавриата и более 1 300 предметов магистратуры обсуждены в Координационном совете министерства и рекомендованы в учебный процесс.

Для достижения образцового состояния Информационно-ресурсных центров (ИРЦ) высших учебных заведений в Ташкентском государственном институте востоковедения с участием директоров столичных ИРЦ состоялся учебно-практический семинар. На примере данного вуза наглядно продемонстрированы созданные в институте условия для студентов и принципы работы программных обеспечений.

Кроме того, необходимо отметить, что в соответствии с решением Попечительского совета фонда «Эль-юрт умиди» при Кабинете Министров Узбекистана в мае этого года 517 кандидатов, успешно прошедшие все этапы конкурса, утверждены стипендиатами данного фонда.

ИА «Дунё»

Авиация Узбекистана в зеркале новой истории

Авиация Узбекистана в зеркале новой истории

В летописи Узбекистана много знаменательных событий, которые оставили неизгладимый след в истории страны. Одним из них является создание в 1992 году Национальной авиакомпании «Узбеки­стон хаво йуллари», которая заложила основу  в становление авиации страны.

НАК «Узбекистон хаво йуллари»: на крыльях независимости

Уже на начальном этапе деятельности Национальной авиакомпании были сформулированы задачи по модернизации и развитию гражданской авиации, которые на протяжении 28 лет успешно реализуются.

Безусловно, главными приоритетами авиакомпании являются безопасность, стабильность и комфорт. Все эти три хорошо понятных любому человеку слова содержат в себе заботу о тех, кто пользуется услугами «Узбеки­стон хаво йуллари».

Особое внимание уделялось и уделяется открытию новых направлений полетов. Так, за годы независимости география маршрутов авиакомпании значительно расширилась, охватив  все континенты земного шара. Сегодня лайнеры “Uzbekistan Airways” летают более чем по 60 направлениям в страны Европы, Азии, Америки, выполняют чартерные рейсы от Аляски до Новой Зеландии. За последние три месяца прошлого года освоены регулярные рейсы в Мумбаи (Индия), Владивосток (Россия), Джидду (ОАЭ), в этом году начаты регулярные полеты в Джакарту (Индонезия) и Тбилиси (Грузия). “Uzbekistan Airways” имеет пассажирские электронные интерлайн-соглашения с 40 авиакомпаниями по всему миру, которые  дают право авиакомпании оформлять электронные билеты на рейсы партнера.

На сегодняшний день в гражданской авиации Узбекистана успешно осуществлен ряд инвестиционных и инфраструктурных проектов, в частности, по обновлению авиапарка, модернизации всей наземной инфраструктуры, внедрению технических и технологических новшеств.

Реконструкция аэровокзальных комплексов, взлетно-посадочных полос, внедрение новых аэронавигационных систем, строительство терминалов позволили привести все аэропорты страны в соответствие с международными стандартами ICАО, повысить безопасность полетов и качество обслуживания.

В настоящее время  все воздушные гавани Узбекистана имеют статус международных. Так, в международном аэропорту «Ташкент» имени Ислама Каримова функционирует современный аэровокзал, новый бизнес-зал Business Lounge Uzbekistan Airways с повышенным уровнем комфортности, введены в эксплуатацию комфортабельный блок для вылетающих пассажиров и новый терминал прилета международных линий с пропускной способностью до 1200 пассажиров/час.

В Ургенче произведен капитальный ремонт взлетно-посадочной полосы, в Нукусе открыт новый терминал на 400 пассажиров/час. Также построены терминалы в аэропортах «Бухара», «Ургенч», «Фергана», «Навои», «Термез».

Помимо этого, в мае текущего года между Министерством транспорта Республики Узбекистан и российской компанией ООО «Новапорт Холдинг» подписано рамочное соглашение о модернизации и развитии аэропортов Самарканда, Ургенча и Намангана. Согласно документу, стороны проработают возможность совместной эксплуатации и постепенной модернизации этих аэропортов.

Другим немаловажным достижением является открытие Международного интермодального центра логистики, который создан в аэропорту города Навои и является крупнейшим и пока единственным в Узбекистане высокотехнологичным авиагрузовым комплексом.

Достигнутый уровень развития узбекской авиации получает признание за рубежом.  В частности, на форуме “NETWORK 2018” в Казани НАК «Узбекистон хаво йуллари» была награждена Евразийской премией в области авиационного маркетинга, неоднократно признана самой пунктуальной авиакомпанией в международных аэропортах «Домодедово», «Сочи», «Краснодар», «Казань» и другие.

 В 2018 году Красноярск наградил узбекские авиалинии Почетной грамотой аэропорта «Емельяново» за вклад в развитие международных пассажирских авиаперевозок аэропорта, а также Национальная авиакомпания стала лауреатом премии аэропорта «Внуково» в номинации «Наиболее динамично развивающийся зарубежный авиаперевозчик».

Международное сотрудничество

Выполнение полетов по всему миру невозможно без изучения и принятия международного опыта и интеграции в мировую авиатранспортную систему. В данных условиях, логичным шагом в этом направлении стало включение в 2008 году НАК «Узбекистон хаво йуллари» в официальный реестр операторов IOSA.

В дополнение к этому авиакомпания ведёт активную работу по участию в отдельных программах IATA, ICAO. Данный документ предусматривает мероприятия по рассмотрению возможностей и последствий присоединения нашей страны к Монреальской Конвенции для унификации некоторых правил международных воздушных перевозок. IАТА предоставляет консультации по продвижению услуг хаба, созданного на базе международного аэропорта «Навои», на международный рынок грузовых перевозок.

Качество обслуживания авиапарка

Особое место в деятельности любой авиакомпании занимает облуживание и поддержание летной годности самолетов. В «Узбекистон хаво йуллари» эта прерогатива принадлежит авиаремонтному предприятию “Uzbekistan Air­ways Technics” (“UAT”),  которое в настоящее время располагает технической базой и квалифицированным персоналом для оказания всех видов линейного и базового технического обслуживания и ремонта не только самолетов национального авиаперевозчика, но и зарубежных авиакомпаний.

Сегодня «Uzbekistan Airways Technics” — не только структурное подразделение НАК, но и стабильно развивающееся авиаремонтное предприятие с 95-летней историей.

Все услуги авиапредприятия подтверждены международными сертификатами, здесь уделяется особое внимание внедрению и развитию системы управления качеством, выполняются все требования международных авиационных агентств.

Перспективы дальнейшего развития

НАК «Узбекистон хаво йуллари» и Международная ассоциация воздушного транспорта (IATA) подписали план совместных действий на 2018-2025 годы по дальнейшему развитию сферы авиационных услуг нашей страны. В документе предусмотрено предоставление IАТА практических методов обучения персонала — специалистов авиакомпании, аэропортов, диспетчерского сос­тава управления воздушным движением (УВД) и работников туристических агентств, и апробацию современных стандартов и технологий обслуживания пассажиров в аэропорту «Ташкент».

 Кроме того, в настоящее время Национальная авиакомпания Узбекистана при поддержке Группы Всемирного банка разрабатывает бизнес-план с целью достижения лидерства на рынке воздушного транспорта Центральноазиатского региона. Для этого в НАК внедряются международный опыт, разделение функций по авиаперевозкам и деятельности аэропортов в независимые предприятия.

Несомненно, проводимые реформы принесут значительную пользу с  точки зрения экономического роста, повышения эффективности деятельности авиакомпании, повышения ее конкурентоспособности и обеспечения высокого уровня безопасности полётов.

А это значит, что гражданскую авиацию Узбекистана ожидает новый этап развития.  Коллектив НАК «Узбекистон хаво йуллари» настроен на позитивные изменения в своей деятельности, которые позволят национальному авиаперевозчику занимать достойное место на международном авиационном рынке и украсить летопись узбекской авиации новыми достижениями.

ИА «Дунё»