Туркменистан и рост протестных настроений, — Азат Реджепов

Туркменистан используется в виде полигона, на котором более 20 лет проходит апробация элементов видоизменненной диктатуры.

В ближайшие дни евродепутаты, члены парламентской ассамблеи Совета Европы, ОБСЕ и диппредставительства ЕС проведут закрытые онлайн-встречи. Цель этих встреч проинформировать политиков и дипломатов о влиянии ситуации в Беларуси на рост протестных настроений в постсоветском пространстве. По информации «Гундогар», на встрече планируется выслушать активистов и диссидентов постсоветских стран.

Туркменская концепция «постоянного нейтралитета» ныне превращена в крайнюю форму изоляционизма, пацифизма, изощренного пафоса. Нынешняя власть безнаказанно и широко практикует террор и элементы геноцида местного населения.

Туркменские активисты обращают внимание Европы на нелигитимность нынешнего президента. Может возникнуть вопрос: почему сейчас, почему об этом не говорилось раньше? Говорилось, но в силу ряда причин Запад бить в тревогу не стал. А туркменистанцы возразить не могли: во первых, из-за тотального страха, репрессиями внедренного властью в мозг народа, во-вторых, честно признаемся, из-за попустительства международных организаций, движимых геополитическими интересами.

Итак, после смерти первого президента, по конституции исполнять обязанности должен был спикер парламента Овезгельды Атаев. Но против него сразу же сфабриковали уголовное дело и посадили за решетку на пять лет. Вместо него с помощью третьих сил президентом стал министр здравоохранения Гурбангулы Бердымухамедов, который по конституции не имел права баллотироваться в президенты, но этот пункт оттуда быстро убрали, при этом никаких объяснений передачи власти именно Бердымухамедову дано не было. Земетьте, мировая общественность это проглотила!

Итак, что мы имеем на данный момент? Конституцию, которую власть меняла под себя несколько раз, этой осенью хотят вновь изменить, теперь уже под клан Бердымухамедова.

Если Ашхабаду это удастся, мы получим новый, хамелеоновский вид диктатуры. Опасность в чем? В том, что Туркменистан используется в виде полигона, на котором более 20 лет проходит апробация элементов видоизменненной диктатуры, которую впоследствии внедряют в постсоветские страны.

Манипуляторы видят, что мировые лидеры, в том числе европейские, заглатывают крючек туркменского типа государственного управления, под которым скрывается терроризм, тоталитаризм и геноцид местного населения.

Если, как говорится, «пипл хавает», такая система начинает внедряться. Чему тогда удивляться кадрам жестоких избиений мирных демонстрантов на улицах белорусской столицы, когда есть режимы похуже?!

Культ личности, извращенный непотизм, закрытая статистика, махровая коррупция, криминализация валютной системы, углубляющийся кризис, нарушение основных прав человека — это и многое другое уже внедрено в Туркменистан и взято на вооружение в соседних странах.

Главная претензия туркменистанцев к своему президенту — это грабительское участие в управлении страной его многочисленных родственников, махинации власти с курсом доллара, безработица до 60-70 процентов, мизерные зарплаты в диапазоне 30-70 долларов, отсутствие правосудия, репрессии против инакомыслия, ограничения свободы слова, передвижения, блокировка интернета.

В 2015–2016 годах, по сообщениям СМИ, туркменский экспорт упал на 41,5 процента, и с тех пор он еще больше снизился и в этом году упал до критического уровня. Казна пустеет, а окружение президента продолжает выгребать остатки.

Согласно Центра Карнеги, в те годы «власти были вынуждены отменить конвертацию валюты, мелкий бизнес в стране почти замер, появились очереди за продуктами».

Сейчас эти очереди увеличились: в поисках муки, хлеба, масла, мяса народ отстаивает многочасовые очереди, и только единицам достаются эти продукты питания. И даже то, что Туркменистан по запасам газа на 4-м месте в мире, ныне уже не спасает погрязшее в коррупции туркменское правительство.

Люди не могут получить зарплату, им отказано в обналичивании кредитных карт, а в это время окружение президента обналичивает доллары по выгодному госкурсу, превышающему «черный» в десятки раз. И пожалуйста, не верьте тем цифрам, которые публикуются в СМИ, по размеру зарплаты, ценам на продукты питания и т.д.

В Туркменистане существует «черный» валютный рынок, где официальный курс в разы меньше; официальным курсом валют могут пользоваться только приближенные к «телу» люди. Все остальные — более 90 процентов людей — вынуждены жить на гроши.

Туркменская же власть через свое окружение поощряет миллиардные валютные махинации. Данные лица свободно разъезжают по миру, в том числе и по Европе и распространяют коррупционные схемы в этих странах. А что же европейские лидеры и политики? Делают вид, что это их не касается.

В эти дни отношение народа к власти меняется, особенно после отмены символических квот на бесплатное электричество, газ, воду, соль. Более того, повышены тарифы на коммунальные и другие услуги. Раньше люди терпели все, утешая себя тем, что «зато за свет и газ почти не платим», теперь этого сдерживавшего фактора уже нет.

Сейчас туркменское общество начинает поднимать голову, причиной чему стали внешние и внутренние предпосылки в виде протестных движений в Беларуси, а внутри Туркменистана — весеннее природное стихийное бедствие, равнодушие власти к нуждам пострадавших, коронавирус, кризис власти, откровенное саботирование Ашхабада в защите своих мигрантов, попавших в трудную ситуацию из-за бездействия МИДа.

Вдруг проснулись европейские чиновники и готовы обсуждать данную проблему, но, обратите внимание, только обсуждать, а не оказывать посильное содействие туркменскому гражданскому обществу. То есть, опять-таки просто-напросто спустить на тормозах, как это делается уже более 20 лет.

Правозащитные организации сообщают о массовом исчезновении людей — как тех, кто был приговорен к длительным срокам заключения, так и тех, кто был задержан, но не попал под суд. В списке исчезнувших, составленном для ОБСЕ, 112 человек. Ныне власть лицемерно отрицает наличие COVID-19, а ВОЗ льет воду на мельницу диктатора, изобретя новое дипломатическое выражение и порекомендовав Ашхабаду вести себя так, как будто коронавирус есть.

В результате Ашхабад скрывает наличие десятков смертных случаев из-за коронавируса, подвергая тем самым народ смертельной опасности.

Правозащитники сейчас ведут счет погибших из-за коронавируса, хоронят их по всем правилам, введенным в мире из-за пандемии. Но власть продолжает преступно замалчивать эти факты, более того преследует граждан, пытающихся достучаться до мирового сообщества.

Десятки незаконно уволенных врачей, репрессированных активистов — все это потенциальные уголовные дела, которые в условиях непрозрачного правосудия, карательной системы прокуратуры и махровой коррупции ныне в Туркменистане невозможны.

Туркменские правозащитники и диссиденты слабо верят в подобного рода обсуждения, поскольку ни Московский механизм ОБСЕ, ни многочисленные решения комиссий ООН не выполняются Туркменистаном. Несмотря на это, Европа продолжает поглаживать по головке туркменский авторитарный режим.

Многие годы, соответствующие структуры совершенно неэффективно тратят выделенные Европой деньги на демократизацию туркменского общества на… обучающие тренинги силовиков.

Где результат? Туркменские силовики как продолжали репрессии против населения, так и продолжают, а тренинги используют для зарубежных вояжей и многочасовых просиживаний в офисах. На местах как был диктат культа, так и остался. А чиновники ОБСЕ и посольств продолжают бегать от одного «чяре» в другое, чтоб отведать жирного туркменского плова и показать диктатору свою лояльность.

Данная встреча — это шанс для Европы показать твердую политическую волю, доказать на деле демократические приоритеты, а не проводить политику двойных стандартов и вести себя «как будто в Туркменистане есть демократия». Остается только верить в мудрость и силу туркменского народа.

Источник — гундогар

Тюркскому совету понадобился хлопок всего бывшего СССР?

Леонид АЛЕКСЕЕВ |

В условиях сохранения высокой, минимум 90%-ной зависимости многих стран бывшего СССР, особенно России и Белоруссии, от импорта хлопка-сырца по линии Тюркского совета (ТС) недавно развернута кампания по максимально тесной интеграции в хлопковой и в целом текстильной промышленности стран этого объединения. Чего-то подобного, пожалуй, следовало ожидать, поскольку такой курс вполне вписывается в стратегию Турции по политико-экономической консолидации стран Тюркского совета (напомним, что в него, кроме самой Турции, входят Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Туркменистан и Узбекистан).

Характерно, что «тюркско-хлопковый» тренд обозначился после того, как ЕЭК воздержалась (пока воздерживается) от разработки интеграционной программы стран ЕАЭС в хлопковой отрасли.

А до этого, напомним, власти Узбекистана – ведущего поставщика хлопка и его полуфабрикатов в РФ и другие страны европейского региона экс-СССР – официально заявляли (в 2017-м и в последующие годы) о прекращении экспорта этой продукции самое крайнее с 2022 года. Правда, внутри- и внешнеэкономические реалии, включая ныне оформляемый статус наблюдателя Узбекистана в ЕАЭС, вынуждают Ташкент, скажем так, отсрочить введение эмбраго на хлопко-сырьевой экспорт.

На фоне упомянутых трендов информационные вбросы насчет хлопко-текстильной интеграции с Турцией всех других стран ТС могут означать стремление экономически «отвязать» эти страны от РФ-ЕАЭС. Что, разумеется, может негативно сказаться на политических взаимоотношениях стран ТС со странами Евразийского союза и в целом СНГ.

В данном контексте сошлемся на обширную публикацию в проправительственном агентстве Азербайджана «Вести. Аз» от 13 июля с. г. «Роль текстильной промышленности в интеграции стран Тюркского совета». В ней констатируется, что «текстильная промышленность, считающаяся одной из самых конкурентоспособных отраслей в мире, занимает видное место в экономике стран Тюркского совета. Сразу три страны ТС входят в первую десятку ведущих экспортеров хлопка в мире: Турция – шестая с 988 тыс. т, Узбекистан – седьмой с 640 тыс. т и Туркменистан – десятый с 300 тыс. т.

Но что из этого следует? А вот что: «Узбекистан в последние годы сократил экспорт хлопка, используя его в качестве сырья для своей текстильной промышленности. В стране созданы многочисленные текстильные предприятия с участием тюркских предпринимателей. Узбекистан, экспортирующий текстиль на сумму около 1,2 млрд долл. в 2018 году, стремится увеличить этот показатель до 7 млрд в период с 2019 по 2025 год посредством ряда рекламных проектов».

В том же ключе и про Туркменистан: в стране «текстильная промышленность является вторым наиболее прибыльным сектором после экспорта газа и нефти. Туркменистан наращивает свой экспортный потенциал не только за счет сырья, но и за счет добавленной стоимости на товары из сырья. Крупнейшие иностранные инвестиции в текстильную отрасль Туркменистана имеют турецкое происхождение (выделено нами. – Ред.)». Отмечено, что развитие транспортных артерий между Туркменистаном и Азербайджаном «сыграло важнейшую роль в ускорении поставок туркменской продукции на турецкий и европейский рынки».

Что касается Азербайджана, эта страна «в последние годы уделяет особое внимание развитию текстильной промышленности. В 2019 году хлопок-сырец с 124 млн долл. занимает 4-е место в не нефтяном экспорте страны. Азербайджан, наряду с упомянутыми выше странами, удовлетворяет потребности… и по экспорту в Европу, Россию и другие регионы».

Турция же обозначена лидером в этой отрасли стран ТС. На текстильную промышленность приходится 17% экспорта страны, и данный сектор занимает первое место по уровню занятости населения. Она же – крупный импортер, шестой по объемам закупаемого хлопка в мире с 700 тыс. тонн (в 2019 году). Хлопок она в основном импортирует из США (50%), Бразилии (12%), Греции (9%), Туркменистана (5%) и Азербайджана (5%).

Значит, Анкара ставит задачу переориентации хлопкоимпорта сугубо на страны ТС? Похоже, что именно так. Ибо, как сообщают «Вести. Аз», «Турция, один из важнейших игроков на мировом рынке в этой области, может импортировать часть хлопка, поставляемого из США и Бразилии (62% от общего объема хлопкоимпорта), из Узбекистана или Туркменистана. Это может стать важным шагом в построении трансграничной цепочки поставок. Существует также благоприятная транспортная инфраструктура для обеспечения… богатым сырьем из Туркменистана и Узбекистана».

Затем этот тезис предметно разъясняется: «В случае если Узбекистан и Туркменистан, являющиеся важными производителями хлопка, входящими в Тюркский совет, также будут проводить некую преференциальную политику, направленную на экспорт хлопка в Турцию, этот процесс может способствовать развитию региональной интеграции». А вот Азербайджан, «расположенный на стратегическом перекрестке между Центральной Азией и Турцией, может сыграть ключевую роль в качестве логистического «депо» для этих поставок».

Эпилог, конечно, соответствующий: «Если вышеуказанные шаги будут предприняты для расширения экономических отношений между странами, это неизбежно приведет к ускорению не только двусторонней, но также и межрегиональной интеграции».

На этом фоне вызывает недоумение пассивная позиция Евразийской экономической комиссии. Она, как ни странно, пока не проявляет надлежащего интереса к отладке максимально тесных интеграционных связей в текстильной индустрии стран-участниц, по крайней мере в ее хлопковом сегменте. А это тем более актуально в условиях, повторим, весомой зависимости РФ, Белоруссии и Армении от импорта хлопка-сырца и его полуфабрикатов из Центральной Азии и Азербайджана.

По мнению президента Союзлегпрома Андрея Разбродина, «имеются реальные возможности инвестиционно-технологической и сбытовой кооперации стран ЕАЭС и всего СНГ в хлопковой и смежных с ней отраслях. Частично эти возможности в центральноазиатском направлении стала (с 2018 г. – Ред.) активнее использовать Белоруссия, стремится по тому же пути идти российская сторона. Но эти тенденции пока еще слабо проявляются в постсоветском регионе. Точнее, с учетом массированной господдержки хлопкоперерабатывающей отрасли Узбекистана, основного поставщика сырца в РФ, российскому профильному бизнесу целесообразно активнее встраиваться в узбекистанскую хлопкопереработку, что уже делает белорусский «Беллегпром». И параллельно развивать кооперацию с участвующими в ЕАЭС «хлопковыми» Казахстаном и Киргизией».

По прогнозным оценкам ЕЭК (2018-2019 гг.), «в Республике Казахстан к/в 2020 году планируется стабилизировать посевные площади хлопчатника в 100 тыс. га при валовом 290-300 тыс. тонн хлопка-сырца (около 65 тыс. тонн хлопковолокна). В Кыргызской Республике возможно увеличение к/в 2020 году производства хлопка-сырца до 78 тыс. тонн (около 20 тыс. тонн хлопковолокна)». Более того: «Казахстан и Кыргызстан могут существенно нарастить производство хлопчатника и продукции его переработки, расширить объемы экспортных поставок государств-членов ЕАЭС на этом рынке».

Реализация такого сценария, естественно, возможна при налаживании именно интеграционного сотрудничества между странами ЕАЭС во всех сегментах хлопководства/хлопкопереработки. Тем более что во всех странах ЕАЭС имеется весомый потенциал, например, для профильных НИОКР, отладки/внедрения современных «хлопкотехнологий», развития селекционного сотрудничества, апробации наиболее эффективных систем орошения, технологий комплексной переработки хлопкосырья.

Казалось бы, все предельно ясно, но вывод ЕЭК, мягко говоря, озадачивает: «По итогам состоявшегося обсуждения вопроса экспертами государств-членов Союза принято решение о нецелесообразности подготовки в настоящее время проекта рекомендации Коллегии [для] Комиссии по развитию сотрудничества в хлопководстве».

Полагаем, что настало время пересмотреть такую рекомендацию. Не дожидаться же ускоряющихся интеграционных мероприятий в этой сфере вне ЕАЭС, а именно в рамках Тюркского совета.

Источник — ritmeurasia.org

Пять самых красивых озер Центральной Азии

Озера Центральной Азии. Озеро Искандеркуль. Таджикистан.

Манзума Фируз, Asia-Plus

Высокогорные, глубокие, лазурные и чистейшие — все эти эпитеты как нельзя лучше подходят к озерам, расположенным в странах Центральной Азии.

Несомненно, каждое озеро по-своему красиво, удивительно, и имеет право называться самым красивым и необыкновенным.

И, конечно же, не одна фотография не способна сотворить то, что может создать природа и передать всю красоту этих мест.

Но, мы выбрали, 5 самых красивых, по нашему мнению, горных озер Центральной Азии, которые являются настоящими жемчужинами природы и куда можно поехать на отдых.

Искандаркуль — Таджикистан

Таджикистан знаменит красивыми горными озерами. В республике насчитывается более двух тысяч озер, большинство из них расположены в горных местах на северо-западе, в районе Фанских гор, в центральной и восточной части республики, на Памире.
Озеро Искандеркуль расположено на высоте 2195 метров над уровнем моря между западными оконечностями Гиссарского и Зерафшанского хребтов. Общая площадь водной поверхности озера составляет 3,4 км2, глубина озера достигает 72 метров.
По мнению ученых, в древности озеро имело более высокий уровень воды, следы которого можно увидеть на склонах окружающих гор, на высоте более 120 метров.
По преданиям водоем получил свое название от имени Александра Македонского, который якобы побывал здесь на своем пути из Средней Азии в Индию. «Искандар» — восточная интерпретация имени Александра, а «куль», собственно, озеро.

Как доехать

Попасть на Искандеркуль не сложно и каждый может доехать туда самостоятельно машине или такси. Расстояние до Искандаркуля составляет 134 км от Душанбе — 2 ч. 34 мин. в одну сторону.

Озеро Айдаркуль — озеро в пустыне (Узбекистан)

Озеро Айдаркуль — крупный искусственный водоем в Айдар-Арнасайской системе озер, расположенный в северо-восточной части Узбекистана.
Система озер занимает общую площадь около 4 тыс. кв/км и включает в себя три соленых озера: Айдаркуль, Арнасай и Тузкан. Озера расположены в солончаковой впадине в юго-восточной части пустыни Кызылкум (Узбекистан).
Бессточное озеро Айдаркуль называют «морем в песках» за его песчаные пляжи и чистую соленую воду. Айдаркуль находится в стороне от людских поселений, а потому здесь царит звенящая тишина и атмосфера уединения с природой.
Озеро Айдаркуль было создано в 1969 году на месте Арнасайской низменности во время катастрофических весенних паводков, когда люди направили сюда воды Сырдарьи. С тех пор Айдаркуль постоянно увеличивается в размерах. Ученые предполагают, что в течение ближайших ста лет озеро станет крупнейшим в Узбекистане.
В Айдаркуль было завезено несколько десятков видов рыб: сазан, судак, лещ, сом, жерех, чехонь, змееголов и др. С берегов постоянно усыхающего Аральского моря сюда перекочевали не только стаи птиц, но и рыбаки со своими рыболовецкими судами, которые успешно развивают здесь рыбный промысел.
Рыбалка на Айдаркуле популярна и среди туристов, наилучшее время для рыбалки: апрель — май, август — сентябрь.

Как доехать

Расстояние из Душанбе до города Нурата, который находится вблизи озера, на машине 483 км (+еще 50 км до самого озера). Также можно добраться до озера из Навои (2 часа пути), Самарканда и Бухары. Ехать придется по пустыне. Остановиться можно в юртовом лагере. Также есть варианты аренды комнаты у местных жителей.

Иссык-Куль, Кыргызстан

Иссык-Куль – настоящая жемчужина Центральной Азии. Это бессточное солоноватое озеро – одно из крупнейших горных озер мира. Озеро со всех сторон окружено горными хребтами, которые ограждают его от холодных северных ветров и жаркого дыхания пустынь, создавая идеальные климатические условия: здесь никогда не бывает изнуряющей жары и сильных морозов.
Иссык-Куль является одной из самых известных курортных здравниц Центральной Азии и издавна привлекает отдыхающих своими природно-климатическими условиями и неповторимой красотой. Горно-морской климат, чистый воздух, обилие солнечного тепла, лечебная минерализованная вода озера, горячие источники и лечебные грязи укрепляют здоровье и избавляют от всяческих недугов.
Минеральные ванны, грязелечение и благоприятный воздух помогут восстановить силы и здоровье.

Как доехать

Из Душанбе в Бишкек можно попасть на самолете и на машине. Расстояние от Душанбе до Бишкека на машине 1062 км, время в пути – сутки, а потом еще до Иссык-Куля.
Выбрать место проживания во время отдыха на Иссык-Куле не сложно. Вдоль его берегов располагается более 150 разнообразных пансионатов, домов отдыха, отелей и санаториев. Более развита инфраструктура в северной части озера.

Балхаш — голубой кристалл Казахстана

Озеро Балхаш — 13-е в перечне самых крупных озер в мире. Озеро уникально: узкий пролив разделяет его на две части, эти части имеют различные химические характеристики воды — вода пресная в западной части, и солоноватая в восточной. В озеро впадают реки Или, Каратал, Аксу, Лепсы, Аягуз.
Площадь озера — 16,4 тыс. км2 и у него красивая форма полумесяца. Длина — около 600 км, ширина меняется от 9 до 74 км.
Украшение и символ озера Балхаш – белые лебеди. Озеро Балхаш также является ареалом обитания больших бакланов, чирков, фазанов, беркутов, белых цапель и ондатр. В зарослях тростника встречаются дикие кабаны.
На территории озера Балхаш можно замечательно провести время и в доме отдыха, и на диких пляжах озера, порыбачить и даже поохотиться с обученными птицами на тетерева, утку, куропатку, зайца, лису и даже волка.

Как доехать

Из Душанбе нужно добраться до Алматы на машине или самолете, с Алматы на поезде до ст. Лепсы, а потом на такси или на маршрутке — до озера. Это первый вариант.
Второй и гораздо более интересный вариант — ехать на своей машине. Дорога проходит по трассе Алматы — Усть-Каменогорск до г.Талдыкурган. Ехать чуть более суток.
Вы можете также заранее запланировать и заказать поездку на Балхаш через Информационный ресурсный центр экотуризма: [email protected]

Ков-Ата (Туркменистан)

Есть в Туркменистане подземное озеро Ков-Ата – уникальное творение природы, которое по праву может называться чудом. Расположено оно в пещере горы Коу, в 100 км от Ашхабада, в районе Бахарлы. Название его переводится как «Отец пещеры».
Озеро связано с линией термальных источников, расположенных у северного предгорья Копет-Дага. Значительная минерализация и постоянная высокая температура – 33-37 градусов по Цельсию — указывают, что воды озера поднимаются из большой глубины, примерно с 600-650 метров. Возраст пещеры исчисляется несколькими тысячелетиями.
Попасть в пещеру можно из пяти точек. Сама же достопримечательность находится на глубине более 50 метров. Рассмотреть все красоты помогает электрическое освещение. В одной части 250-метрового зала раскинулось лазурное озеро со слабоминерализованной водой. Экскурсии, а также плаванье на лодках и купание привлекают туристов и жителей Туркменистана.
Еще с конца 60-х годов была налажена инфраструктура этой местности, и сегодня к озеру построена автодорога, подведено электричество, выстроены ступеньки от входа в пещеру до самого озера, созданы пункты общественного питания, небольшие гостиницы и др.

Как доехать

Если вы хотите побивать на озере Ков-Ата, то можете попасть туда, долетев из Душанбе до Ашхабада на самолете, из Ашхабада до Ков-Ата еще 100 км на машине. Либо взять недельный тур «Ашхабад — «Куня-Ургенч» — озеро «Ков-Ата» и «Древний Мерв».

Источник — Asia-Plus

Иранский фактор в Центральной Азии

http://newtimes.az/en/geopolitics/3204/

Иранский фактор в Центральной Азии журнал «Хан-Тенгри» обсуждает с Послом мира, доктором исторических наук, профессором Российско-Таджикского Славянского университета Гузель Майтдиновой.

— Об исторических, культурных, этнических связях Турции с тюркоязычными народами Центральной Азии приходится слышать и читать постоянно. Между тем, насколько я знаю, роль иранского фактора в регионе была более ощутимой, более вещной, если так можно выразиться, более реальной. Значительная часть Средней Азии в течение долгого времени так или иначе входила в состав или в сферу влияния Ахеменидской и Сасанидской империй. На фарси-дари разговаривали, на нем писали великие ученые и поэты Средневековья. Насколько эти связи сохранились и как они работают в наше время? В чем выражается присутствие Ирана в сегодняшней Центральной Азии и прежде всего в Таджикистане? — Об этом можно поговорить, конечно. Но начать придется не со сходства, а с различий, так будет правильнее. Есть определенная часть таджикской интеллигенции, которая рассматривает Таджикистан как часть персидского мира, потерявшую связь с исторической родиной на определенном отрезке времени. Но большинство все же склоняется и настаивает на очевидной самобытности истории и культуры таджиков. Предки таджиков когда-то действительно совместно с персами, развивались то в рамках империи Ахеменидов, то в рамках империи Александра Македонского. Около 70 лет территория расселения предков таджиков частично находилась под влиянием Сасанидского государства. Но на протяжении большей части своей истории таджикский народ формировался в ином этническом, природном, языковом ландшафте, при ином культурном взаимодействии, чем население иранского плато, и у таджиков был самобытный путь цивилизационного развития. Дело в том, что в этногенезе таджиков и в этногенезе современных иранцев участвовали разные этнические компоненты, разные носители культур, хотя историческая память сохранила древнейшие арийские истоки. Даже язык имеет самобытные корни: в доисламский период предки таджиков в Междуречье Амударьи и Сырдарьи говорили на восточноиранских языках, а население иранского плато – на западноиранском, на основе которого сформировался современный язык фарси-дари. Захватив Среднюю Азию, арабы заменили бактрийско-тохаристанские и согдийский языки в официальной сфере на фарси-дари, тем самым поспособствовав ассимиляции местных языков. На основе древних языковых истоков, под мощным влиянием фарси-дари в регионе сформировался центральноиранский язык населения – таджиков. Отождествлять его напрямую с фарси-дари было бы неправильно. Так что – в Таджикистане полагают, что в Иране должны учитывать реально существующую самобытность эволюции таджикской истории, языка, культуры, имеющих свои, только им свойственные, этапы развития именно в Центральной Азии. Судите сами. Никто сейчас не говорит о тюркских странах центральноазиатского региона, что они являются частью Турции. Народы тюркских стран Ближнего Востока и Центральной Азии развивались по-разному, хотя относятся к одной языковой группе. Их объединяют некие далекие этнические корни, достаточно длительные, глубокие, а также религия и язык, и то относящийся к разным ветвям тюркской группы алтайской языковой семьи. То же самое у таджиков с Ираном. Есть арийская общность, глубокая, древнейшая, также как, кстати, как и с отдельной большой группой индийцев. Однако эти культуры индийцев, иранцев и таджиков формировались совершенно на разных цивилизационных почвах. В Центральной Азии в этногенезе таджиков принимали участие многочисленные местные оседлоземледельческие и скотоводческие сакские племена. Конечно, учитывая общеарийские истоки становления наших культур, а также вследствие многочисленных культурных взаимодействий и этнических контактов общность черт развития у иранцев и таджиков сохраняется. Тем не менее, за последние десятилетия таджикский язык сильно изменился под влиянием уже современных иранского и арабского языков, а также русского и тюркского. Большая часть интеллигенции выражает недовольство тем, что язык СМИ часто бывает непонятен рядовому таджику из провинции. Есть понимание того, что таджикский язык – не фарси-дари, а отдельный язык народа, язык таджиков, в котором его самобытность проявляется также, как и в культуре в целом. — Про разность я понял, спасибо. Заодно и про близость. Что характерно: чем ближе друг к другу народы, тем больше шансов, что разговор начнется с перечисления отличий. А когда вообще таджики осознали себя отдельным народом – тоже благодаря размежеванию, проведенному советской властью, или раньше? — Этногенез таджиков завершился еще до прихода арабов в Центральную Азию, в периоды Кушанской и Эфталитской империй. В рамках этих империй шли активные древние этноконсолидационные процессы, формировались этнокультурные традиции народа, распространялась на огромном пространстве письменность, уживались вместе различные религиозные представления. И это еще не все. Распространялись знания и технические достижения, формировались новые художественные традиции, складывались основы современной торговой и банковской систем, закладывались правовые основы межгосударственных отношений, формировались основные принципы дипломатии. В источниках IV века имеется упоминание о таджиках. Бактрийская письменность и бактрийский (арийский) язык, относящийся к восточноиранским языкам, были в этих империях государственными. В современной таджикской историографии до сих считается, что первое централизованное таджикское государство – государство Саманидов – функционировало в IX-Xвеках. Оно возникло на основе достижений, предшествующих кушанских и эфталитских эпох. Однако современные достижения исторической науки свидетельствуют, что основы политической культуры, основные цивилизационные ценности были выработаны предками таджиков и таджиков в рамках первых центральноазиатских империй (Кушанской, Эфталитской). Создание этих огромных древних империй в регионе было первым интеграционным опытом, в рамках которых шел не только процесс консолидации народа, но и выработка основных политических, экономических, гуманитарных ценностей и понятий. Именно Кушанская и Эфталитская империи способствовали началу функционирования и в дальнейшем стабильному развитию южного отрезка первой трансконтинентальной трассы – Великого Шелкового пути.

— Да, это совсем глубокая древность. Нас тогда еще не стояло, как говорится. Однако – для западного мира, для западной цивилизации нынешняя территория Таджикистана, Восточный Памир и предгорья стали открываться только во второй половине XIX века…

— Да. В силу определенного изолированного развития в высокогорье здешнее население сохранило древние восточноиранские языки и пласты древнейшей традиционной культуры. Комплексное изучение региона, говоря современным научным языком, началось перед началом присоединения Средней Азии к России. Изучалась культура, изучались ресурсы, изучались народы региона, их история, отличительные особенности отдельных районов, нравы, обычаи, традиционный уклад населения и прочее. Было приложено очень много усилий для того, чтобы изучить край досконально. Кстати, это принесло пользу и нам, поскольку основа наших современных академических институтов, основы многих научных знаний, основы музейных коллекций заложили российские первопроходцы Центральной Азии.

— Я бы хотел бы поделиться с Вами и нашими читателями своим изумлением по поводу культурного потенциала и многогранности тогдашних российских военных, которые проявили себя подготовленными ориенталистами, географами, языковедами, этнографами…

— В том-то и дело. Надо отдать им дань уважения. Они очень внимательно изучали не только природные ресурсы, топографию местности, но и традиции, нравы, культуру, языки местного населения. Российские первопроходцы не только осознавали свои цели, но и понимали необходимость знания края, куда ты приходишь, изучения нравов народов, с кем придется общаться и иметь деловые связи. Этот академизм, вместе со средневековыми пластами науки Центральной Азии, лег в основу современного научного процесса в странах нашего региона. — Когда приезжаешь в древнейшие города Центральной Азии – в Самарканд, Бухару, Хиву – всюду слышишь таджикскую речь. Это как объясняется?

— В городах, лежащих на Великом Шелковом пути, всегда чересполосицей жили тюрко-язычные народы и таджикское население. Билингвизм населения в крупных городах Средней Азии существовал издревле. Сложность этнических процессов, интересы торговли, разделение труда между оседлым и скотоводческим населениями на трассах ВШП способствовали параллельному развитию иранских и тюркских языков. Одновременно шло взаимообогащение языков. Например, в современных узбекском, уйгурском языках очень много таджикских слов, понятий, уходящих своими корнями в древность. И сейчас как раз-таки таджики составляют значительную часть населения и Самарканда, и Бухары, где они сохранили свою самобытную бытовую культуру. Таджики Самарканда и Бухары в настоящее время являются своеобразным культурным мостом между Таджикистаном и Узбекистаном. И это очень важно, потому что этот мостик является как бы частью нашей народной дипломатии, способствующей укреплению дружбы и сотрудничества двух государств, способствует укреплению культурных связей, сближению позиций двух стран по многим вопросам межгосударственных отношений.

— А чем отличается таджикское население Самарканда и Бухары от узбекского населения? Имеет ли место раздел по профессиям?

— Думаю, что сейчас нет. Хотя определенная часть узбекского населения до недавнего времени занималась скотоводством или же земледелием. Они сформировали смешанные хозяйственно-культурные типы в зависимости от среды обитания. А таджики издревле были земледельцами, торговцами и ремесленниками. У таджиков и узбеков имеются особенности этногенеза и этнической истории, локальные различия в традиционной бытовой культуре, в языке, в мировосприятии и в исторической памяти, но этническая дифференциация труда практически не сохранилась. Таджики в соседнем государстве также, как и все граждане Узбекистана, заняты во всех структурах государства, в том числе государственных. Аналогично узбеки в Таджикистане. В Бухаре открывался факультет с таджикским языком обучения (правда, были сложности с набором студентом туда), а в Самарканде еще в советское время существовал при местном университете факультет узбекской и таджикской филологии. Этому уделялось огромное внимание с учетом этнического состава этих городов.

— Мы говорили про Иран. Сохранилась ли в Иране память о том, что Центральная Азия от Каспия до Ферганы когда-то входила в состав персидских империй?

— В Иране на официальном уровне, в общественных и научных кругах всегда констатируют факт исторических связей иранского и таджикского народов, подчеркивают нашу языковую и культурную близость.


Так же, как и в Таджикистане, звучат призывы к укреплению взаимодействия двух близких народов. Но были моменты в современной истории, когда определенные иранские круги подталкивали Таджикистан к замене алфавита на арабскую графику (что воспринималось таджикской стороной как вмешательство во внутренние дела) или же звучали в устах кандидатов в президенты Ирана фразы о возврате утерянных территорий. В интернете мелькали карты, на которых территории Афганистана и Таджикистана покрывались иранским флагом. Понятно, что в Таджикистане подобные выходки не приветствовались. Хотя было понимание, что это не государственная позиция, а выпады отдельных экстремалов и популистов. С другой стороны, если взять современные реалии, то иранцы, очень многие, с теплотой относятся к Таджикистану как к братскому народу, так жекак и таджики. Многие иранцы за годы независимости получили таджикское образование. Иранские ученые приезжали к нам в Академию наук и в таджикские вузы со своими исследовательскими задачами, под руководством наших ученых писали свои диссертационные работы, защищали свои диссертации на наших специализированных ученых советах на фарси, понятных всем членам Совета. У меня иранская ученица защитила кандидатскую диссертацию по истории. Для иранских ученых очень важно, что они могут на своем языке защищать свои научные работы, вести научно-исследовательскую работу в другой стране.

Они с большим уважением относятся к нашим академическим знаниям и ученым. Их социальный статус в Иране после защиты диссертаций в Таджикистане заметно повышается. Ну, и потом, когда встречаются главы Таджикистана и Ирана, то они говорят на языке, который понимают оба. Это сближает. — Насколько сближает? Это же не такая стратегическая близость, как у Турции с Азербайджаном? — Нет, конечно. В условном «иранском альянсе» – Иран, Афганистан, Таджикистан – интеграция основывалась более всего на принципах близости языков и культур. Но в современных геополитических процессах цивилизационный фактор уже не имеет решающего значения для сближения. Влияние внешних факторов и необходимость реализации своих внешнеполитических интересов и приоритетов не содействовали более тесной интеграции стран «альянса». У Ирана, с его мощными региональными устремлениями к лидерству, интересы в последние годы были сосредоточены больше на Ближнем Востоке и в Прикаспийском регионе. А афганский внешнеполитический процесс шел в большой мере под воздействием внешних акторов и под влиянием сложных внутренних проблем. Многие совместные таджикско-афганские коммуникационные, энергетические, культурные проекты было трудно проводить в сложной политической ситуации в соседней стране.

В настоящее время все еще вызывает тревогу военно-политическая обстановка вдоль таджикско-афганской границы, несмотря на то, что ее укрепление подверглось серьезной модернизации и что сдерживающим фактором от военных угроз служит не только таджикские вооруженные силы, но и российская 201-ая военная база в Таджикистане. В этих сложных геополитических условиях Таджикистан в соответствии со своей внешнеполитической концепцией определяет приоритетом сотрудничество с центральноазиатскими странами и государствами СНГ, с которыми связан союзническими отношениями в рамках ОДКБ и партнерскими отношениями в рамках СНГ и ШОС. Однако иранский вектор во внешней политике Таджикистана, руководствующегося, прежде всего, своими национальными интересами, а не только цивилизационными ценностями, остается одним из ключевых. Таджикский народ помнит ту позитивную роль, которую сыграл Иран в межтаджикском процессе во время гражданской войны в Таджикистане. Помнит о том, что Иран выступил в качестве одного из гарантов мирного урегулирования, прекращения войны и скорейшего заключения мира совместно с афганским Северным альянсом, с Россией и другими. Один из раундов переговоров между противоборствующими сторонами в гражданской войне и представителями стран-гарантов мирного процесса проходил именно в Тегеране. После гражданской войны Иран длительное время, вплоть до 2013 года, инвестировал в развитие таджикской строительной, коммуникационной, энергетической, индустрий, тесно сотрудничал в научной, образовательной, медицинской и других сферах. На том этапе Иран превратился в одного из основных инвесторов и экономических партнеров таджикского государства. После 2013 года таджикско-иранские взаимоотношения осложнились во многом под влиянием внешних факторов. На них наложились сложные суннитско-шиитские противоречия в исламском мире, борьба Саудовской Аравии и Ирана за лидерство в Западной Азии.

Таджикистан, имеющий во многом цивилизационную близость с Ираном, с другой стороны близок по мазхабу к суннитским саудитам. Таджики в основном сунниты, иранцы – шииты. Арабские эмиссары и их сторонники целенаправленно обостряли имеющиеся тактические противоречия в ирано-таджикских отношениях, распространяли в таджикском обществе салафизм и антииранские настроения, усиливая антишиитский настрой у населения. Обострение конкурентной борьбы между Ираном и Саудовской Аравией на Ближнем Востоке не дали Ирану возможности более устойчиво закрепится в Таджикистане. Плюс те недоразумения, о которых я уже говорила. Как результат – сотрудничество с Ираном утратило набранный темп. В современной геополитической динамике цивилизационный фактор в ирано-таджикских отношениях отошел на второй план. Оба государства во внешней политике больше руководствуются прагматично своими государственными интересами. И эта прагматика, в перспективе, должна нам дать своего рода «перезагрузку» отношений с Ираном. Для сегодняшнего Таджикистана одной из целей стратегического развития является выход из коммуникационного тупика. Эта цель в основном достигнута, но нестабильный Афганистан заставляет искать альтернативные пути для достижения южных морских коммуникаций.

Одной из таких альтернатив является иранский порт Чабахар. Решение проблемы Каспия вносит геополитические перемены в Центральной Азии и для реализации таджикских национальных интересов. Для нас большое значение имеет открытие морского порта в Туркменбаши и использование потенциала порта Актау в Каспийском море для выхода к морским коммуникациям по маршрутам Актау (или Турменбаши) – Баку – и далее, или же через иранский город Бендер-Энзели на Каспийском море транзитом через Иран в порт Чабахар. Эти порты важны для меридиональной интеграции Таджикистана с государствами Центральной и Южной Азии, и для доступа к южным морским коммуникациям, для транзита и торговли со странами Южной, Западной Азии, Кавказа и далее с ЕС: через территорию Ирана в порт Чабахар (минуя конфликтный Афганистан) для выхода в Оманский и Персидский заливы. Хочется верить, что взаимное цивилизационное притяжение, от которого никуда не денешься, и современные практические ориентиры для сотрудничества дадут новый толчок к сближению наших стран.

9.06.2020

Источник — ia-centr.ru

Новая миссия «Астанинского процесса» – спасение от оккупации COVID-19

Согласно «Конвенции статусе о беженцев», принятой ООН в Женеве, беженцами, рамках их правового статуса, считаются лица, находящиеся под опекой ООН либо принимающей страны. Таким образом те, кто вынужден бежать из одного в другой район страны из-за угрозы войны (prima facie), так же попадают под опеку ООН как беженцы. К сожалению, из-за многих факторов «внутренние беженцы» в охваченных войной странах не могут самостоятельно справиться с чрезвычайными ситуациями (пандемиями, эпидемиями и т. д.). Одной из таких «уязвимых» групп являются беженцы, скопившиеся в сирийских зонах деэскалации.
В этой статье мы остановимся на трагическом положении миллионов мигрантов в деэскалационной зоне Сирии, ведь они не могут противостоять пандемии COVID-19 без немедленного вмешательства ООН и платформы «Астанинского процесса».

Миссия «Астанинского процесса» – спасти жизни миллионов людей:
Проблема беженцев в зоне деэскалации считается одним из основных вопросов на повестке дня «Астанинского процесса» (безопасное возвращение вынужденных переселиться беженцев, обеспечение безопасного внутреннего перемещения, обеспечение их гуманитарной, социальной и медицинской помощью) и будет решаться с участием принимающих стран (Россия, Иран, Турция). Другими словами, миссия «Астанинского процесса» заключается в том, чтобы спасти величайшую ценность – жизни миллионов людей, вмешиваясь посредством политической дипломатии. Однако сложная геополитическая ситуация в Идлибе, которая является кульминацией сирийского кризиса в целом, не только препятствует полной реализации соглашений «Астанинского процесса», но и серьезно усложняет проблему беженцев. Другими словами, каждый новый вооруженный конфликт в зоне деэскалации не только усугубляет проблему беженцев, но и угрожает жизни гражданского населения.
Сегодня растущая угроза пандемии вызывает у международных организаций, таких как ООН, обеспокоенность судьбой беженцев и заставляет их искать новый формат для решения этой проблемы.
В свете этой тенденции в нашей статье мы решили обновить последнюю информацию ООН по вопросу беженцев в зоне деэскалации и рассмотреть некоторые из наиболее актуальных вопросов.
Бедственное положение беженцев в сирийской зоне деэскалации:
Согласно официальных данных Управления по координации гуманитарных вопросов (УКГВ) Организации Объединенных Наций, за девять лет войны в Сирии более половины населения этой страны (а на 2011 год все население составляло более 21 миллиона человек), то есть около 11.7 миллиона человек (по большей части женщины и дети), являются беженцами. Причем 6.1 миллиона (из них 2.8 миллиона – дети) были вынуждены переселиться из одного района страны в другой, а 5.6 миллиона бежали из страны за рубеж.
За почти десять лет военных действий до настоящего времени погибло около 500 000 человек. Согласно официальных сведений ООН только с мая 2019 года по март 2020 года в вооруженных столкновениях было убито более 1700 мирных жителей.
Более того, по меньшей мере 2000 человек были убиты в результате нападений сил Асада и его доверенных лиц в Идлибской зоне деэскалации и около 2 миллионов человек были вынуждены переехать в другие районы.
Гуманитарная ситуация в зоне деэскалации катастрофическая. В настоящее время в Сирии около 13,1 миллиона человек, в том числе 4,8 миллиона детей, нуждаются в чрезвычайной гуманитарной помощи. 8 миллионов из них не имеют доступа к пище в безопасных условиях, а 5,6 миллиона человек борются с болезнями или голодом.
На сегодняшний день 18 000 человек утонули или пропали без вести при попытке пересечь Средиземное море из Сирии в страны ЕС.
Разрушена медицина, оказание медицинских услуг на минимальном уровне:
Только 64% ​​медицинских учреждений в Сирии полностью функционируют. 70% медицинских работников спасаются от ужасов войны за границей.
По данным ВОЗ в 2016-2019 гг. в северо-западных регионах страны на медицинские учреждения было соверешено 494 нападения, вследствие которых погибли 470 человек. Только за последние три месяца в регионе было соверешно 9 нападений на медицинские учреждения, в результате чего были убиты 10 человек, а 35 получили ранения.
По сведениям Верховного комиссара ООН по правам человека Мишель Бачелет с января 2020 года медицинские учреждения Идлиба и Алеппо были атакованы 10 раз, а образовательные учреждения – 19 раз.
По этому поводу ВОЗ заявило, что «Согласно международного права стрельба по медицинским учреждениям строго запрещена. Однако этот закон был грубо нарушен».
ЮНИСЕФ отмечает, что в результате войны значительно выросла детская смертность, в среднем каждые десять часов погибает один ребенок. До сегодняшнего дня в результате вооруженного конфликта и взрывов были убиты 9000 детей.
Сегодня в Идлибе, где разрушено 80 процентов инфраструктуры, население достигло более 3,5 миллионов человек (по сравнению с 1,5 миллионами до войны).
Вот почему соглашение, достигнутое между Эрдоганом и Путиным в Москве 5 марта, очень важно с точки зрения спасения жизней мирных жителей, женщин и детей, оказания им медицинской и социальной поддержки, урегулирования гуманитарной помощи беженцам.
По этой же причине Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш призвал «приложить все усилия для сохранения российско-турецкого соглашения в Идлибе для обеспечения долгосрочного прекращения огня» и обратить внимание на то, что в Сирии нарушаются права человека, обостряется гуманитарный кризис, более половины населения Сирии стали беженцами.

Забота Турции и ООН о беженцах:
По сведениями МВД Турции на 05.03.2020 г. турецкая сторона приняла 3589289 сирийцев в качестве беженцев и временно взяла их под свою опеку. Однако далее было объявлено, что из-за внутренних и внешних факторов с 2019 года она больше не сможет принимать беженцев.
Понятно, что такая ситуация не уменьшит число мигрантов, спасающихся от угрозы войны в Турции, а так же число мигрантов, собравшихся в приграничной зоне, и не снимет этот актуальный вопрос с повестки дня. Поэтому Анкара, во-первых, остановит поток беженцев (1,8 миллиона) к своим границам, а с другой стороны, в качестве рационального решения для обеспечения своей безопасности, начнет строить лагеря небольших (брикетных) домов в районах, граничащих с Идлибом, в которых начнется заселение первых беженцев в 2020 году. Новый проект Анкары предусматривает ввод в эксплуатацию в текущем году 20 000 брикетных домов и оказание гуманитарной и социальной помощи беженцам. Согласно сведений Министерства иностранных дел Турции, за прошедший период прямую и косвенную помощь получили 5,5 миллиона человек, в регион было отправлено более 40 000 грузовиков с гуманитарной помощью, а на помощь сирийским беженцам потрачено около 40 миллиардов долларов.
Далее, по данным Организации Объединенных Наций, на данный момент организация направила в общей сложности 18 305 грузовиков с гуманитарной помощью, предоставив гуманитарную помощь примерно 6 миллионам человек, продовольствие – 1,4 миллионам человек, медицинское обслуживание – 500 000 человек и другую помощь – 230 000 человек. Но!

COVID-19: Судьба беженцев висит на волоске!
Сколько бы международные организации, такие как Организация Объединенных Наций, и такие страны, как Турция, не предоставляли гуманитарную помощь мигрантам и не организовывали серию акций, они не смогут компенсировать масштабы и последствия трагедии, человеческой трагедии в Сирии. Невозможно решить сирийскую проблему только гуманитарной помощью. Более того, провокации и злоупотребления в зоне деэскалации, то есть грубые нарушения соглашений о прекращении огня в рамках «Астанинского процесса», часто приводят к краху сетей гуманитарной помощи в регионе. Это, в свою очередь, ухудшает положение беженцев.
Что касается ситуации с беженцами, то ее можно обрисовать словами Генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша: гуманитарный кризис в регионе катастрофический!
К сожалению, сегодня пандемия COVID-19 представляет серьезную угрозу для миллионов мигрантов и гражданских лиц, особенно женщин, детей и пожилых людей, которые истощены войной и нуждаются в медицинской и гуманитарной поддержке. Помимо войны и чрезвычайной ситуации в регионе, такие факторы, как переполненность лагерей беженцев, нехватка продовольствия и плохие санитарные условия, усиливают риск пандемии. Это означает, что миллионы бездомных беженцев сейчас находятся на краю гибели!

Рекомендация (вместо заключения):
Мы уверены, что основываясь на «Астанинском процессе», как на авторитетной международной платформе, возникшей по инициативе Казахстана, и руководствуясь призывом Генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша «Положить конец всем войнам для борьбы с пандемией COVID-19» и позицией Президента Касым-Жомарта Токаева по этому вопросу, будут приняты правильные решения и конкретные меры для предотвращения возможной трагедии.
Мы надеемся, что эта миссия полностью соответствует концепции внешней политики Казахстана.

Нургали Жусипбай

Родные камни


Руслан Мурадов 
С древнейших времен – от первых человеческих поселений эпохи неолита до ХХ века – во всей Центральной Азии и на Ближнем Востоке люди строили дома, крепости и святилища почти исключительно из глины. Сырцовые кирпичи разных форм и размеров, а также пахса – битая глина, которая укладывается слоями при возведении стен, – вот из чего состоят в основном постройки древних и средневековых городов этого региона мира. Но там, где есть горы и можно добывать камень, поддающийся обработке, возникали монументальные сооружения, многие из которых неплохо сохранились до наших дней. 
Вдоль южной границы Туркменистана тянется горная цепь Копетдага, а потом, прерываясь, завершается хребтом Большой Балкан и выходит на север высокими грядами Устюрта. Тем не менее камни здесь использовались мало, хотя среди залежей местных пород есть все: от крепчайшего синего базальта до мягкого серого песчаника. И тут дело не только в технологической сложности добычи и транспортировки увесистых блоков, но и в приверженности к глине как более доступному, удобному и практичному материалу, обладающему важным в жарком климате свойством: толстые глиняные стены спасают от летнего зноя и хорошо держат тепло очага в зимнюю стужу. Но и камень все же встречается не только в конструктивных узлах древних сырцовых построек. 
Каким бы банальным ни казалось словосочетание «каменная летопись», точнее не скажешь: глиняные конструкции в массе своей давно исчезли и только каменные сооружения успешно противостоят ходу времени, а значит, могут рассказать о прошлом гораздо больше. В горах они не сразу бросаются в глаза – сложенные из природного материала стены и башни из грубо отесанных плит известняка и булыжников ничем не отличаются по цвету от скал, образуя естественную гармонию народного зодчества с окружающим ландшафтом. Еще больше спрятаны, а точнее – напрочь скрыты в толще культурного слоя каменные детали погибшей архитектуры. Найти их нелегко и удается это далеко не всем археологам, раскапывающим руины крепостей, дворцов или святилищ. 
Теперь уже в далеком 1934 году, когда только начиналось познание Старой Нисы – наиболее известного ныне и важного памятника парфянской культуры на территории Туркменистана, – ашхабадский археолог Александр Марущенко обнаружил первую каменную базу, на которую опиралась деревянная колонна. Впоследствии было найдено еще более тридцати таких баз, и число их растет в ходе продолжающихся до сих пор археологических раскопок. 
– Камень в нисийских сооружениях встречается относительно редко, – говорит нынешний исследователь Нисы, доктор исторических наук Виктор Пилипко. – Плоскими каменными плитами были вымощены полы некоторых помещений, бордюрными камнями со скругленным сверху ребром, мало отличающимися от современных, обрамлялись дорожки, а наиболее массовым продуктом камнетесного производства были базы колонн. Для этих целей брали копетдагский зеленовато-серый песчаник. Базы высекались вручную опытными мастерами, очень тщательно и точно». Все они относятся к типу торовидных баз, то есть их форма представляет собой тор, или тороид – геометрическую фигуру, образованную вращением окружности вокруг своей оси и поставленную на ступенчатый плинт – квадратную плиту в основании базы. Такие каменные «подушки» предохраняли деревянные стойки от соприкосновения с земляным полом и загнивания.
Другую, более редкую разновидность каменных изделий обнаружили в Старой Нисе итальянские археологи. Это облицовочные плиты, выточенные из того же песчаника, но окрашенные. Массивные панели длиной один метр и весом около ста килограммов оформляли плинтус портика перед входом в храм, полностью раскопанный итальянцами. В квадратном зале этого храма стояли четыре колонны, державшие крышу и опиравшиеся на торовидные базы. 
Ну а самыми изящными произведениями камнерезного искусства, найденными в Нисе, являются, конечно, фрагменты мраморных скульптур, передающие образы древнегреческой мифологии. Среди них выделяется почти целая статуя молодой женщины, чей торс выточен из белоснежного мрамора, а нижняя часть, окутанная тканью, – из особого блока серого камня. Это изображение Афродиты, или Венеры Анадиомены – богини любви и красоты, выходящей из моря. Она оказалась в нисийской сокровищнице, скорее всего, в числе подношений здешним храмам.
В языческие времена важное место в культовом пантеоне занимал Михр – парфянское божество дружбы, договора, согласия и солнечного света, известное в Древнем Риме как Митра. Под влиянием древнеиранского мифа о рождении Митры из камня и его уходе в скалу, вероятно, зародился культ Ардвисуры Анахиты – богини воды, плодородия и материнства. В Туркменистане сохранилось немало почитаемых мест, связанных с пережиточными формами этих древних верований. Конечно, они все исламизированы, но их языческая сущность видна невооруженным глазом. 
Такова популярная в народе святыня Парау-биби – тысячелетний памятник, расположенный среди скал, откуда когда-то истекал горный источник. Таковы многочисленные «пупочные» камни, которых немало в соседнем Иране и на Кавказе. Туркмены называют их «богаз даши» («камень беременности») или «намаз-даши» («молитвенный камень»): в их магическую силу верят женщины, страдающие от бесплодия. Впрочем, лечебная магия – это самая главная функция едва ли не всех святых мест. Еще одна похожая святыня под названием «Гызбибиджан» несколько веков назад была пристроена к огромному валуну в тех же горах, в зеленом ущелье возле старой крепости. 
Специалисты в области архитектурной экологии давно уже поняли, что скромная традиционная архитектура подобных сакральных памятников с их скупым декором и зачастую даже примитивными формами в соединении с природным окружением становится действенным лечебным средством. Ученые анализируют различные уровни воздействия среды на человека – от мифопоэтических знаний и визуальных образов до геомагнитных лучей, подземных водных потоков, а также биохимических процессов, связанных с ритуальной пищей, – и приходят к выводу, что в совокупности все эти факторы создают исключительно позитивный фон. Вот почему так притягательны точки на карте, подобные Парау-биби или Гызбибиджан. Благополучно пережившие лихолетье антирелигиозных кампаний, они возрождаются теперь почти в буквальном смысле из праха. 
Целебные свойства приписываются и совсем мелким камням, которые собирают и выкладывают у порогов мавзолеев почитаемых в народе старцев и небесных пиров-покровителей. Сюда несут отовсюду аммониты и прочие окаменелости, но особое внимание обычно привлекают камни, хорошо обкатанные водой, иногда почти идеальной формы шара, а также иных редких форм, расцветок и рисунков. Такие камни наделяются различной символикой, связанной с пережитками фетишизма – первобытного культа неодушевленных предметов. 
На самом северном рубеже Парфянской державы, на высоком утесе у реки Узбой, около двух тысяч лет назад была воздвигнута военная крепость для контроля судоходства по этой водной артерии, некогда соединявшей Амударью с Каспийским морем. Сложенная из грубо отесанных каменных плит, она и сегодня видна издалека. Крепость эта, с легкой руки археолога Сергея Толстова получившая название «Игды-кала», – старейший из каменных фортов, расположенных в Туркменистане. Чего только не видели эти седые камни, поросшие мхом и плесенью, в пятнах сажи от былых пожарищ! 
Парфянское царство пало в начале III века, наступила долгая эпоха Сасанидов, оставившая великолепные наскальные рельефы с фигурами богов и царей в Иране, но в Туране, который лежит к северу от Копетдага, ничего подобно нет. Зато здесь есть одиноко стоявшие в степи скульптуры – балбалы, или каменные бабы, как их издавна называли в России. Они встречаются на огромных просторах древнетюркских кочевий от Восточной Европы до Южной Сибири и Монголии. 
Две такие статуи, найденные в Балканском велаяте Туркменистана, изображают воинов-огузов и датируются VI–X веками. От одной сохранилась только голова, ныне хранящаяся в краеведческом музее города Туркменбаши, а вторая находится в Ашхабаде, в экспозиции Государственного музея Туркменистана. Три года назад она совершила путешествие за океан в числе экспонатов международной выставки сельджукского искусства в Метрополитен-музее Нью-Йорка. 
Далеко в горах, у самой границы с Ираном, на древнем некрополе Гызыл-имам близ селения Ярты-кала есть поредевший ныне лес каменных колонн. Некоторые из них высотой до пяти-шести метров выточены из цельного куска камня и тщательно обработаны, с куполообразной или граненной капителью и поясками, с гравированными изображениями человеческих ладоней и племенного символа-тамги в виде якоря. Согласно поверьям, такие стелы как бы «прикрепляли» душу умершего к определенному месту. По мнению ряда ученых, эти уникальные памятники связаны с идеей коновязного жертвенного столба, которая сформировалась у многих народов Евразии – от якутов до венгров – под влиянием гораздо более древних представлений о «мировом древе». Известны сказания и обряды, связанные с почитанием мифического древа – опоры неба и стержня мироздания, которое изображали в виде столба с миниатюрной крышей. Конечно, вся эта мифология давно забыта, но ее темы еще долго сохранялись у отдельных полукочевых племен на уровне слепой традиции. 
А еще исследователи туркменских древностей обратили внимание на так называемые ферты – вертикальные каменные изваяния в виде русской буквы «Ф», которые можно видеть на многих старинных кладбищах от селений Западного Ахала до берегов Каспия, особенно в долинах рек Сумбар, Чандыр и Этрек, а также в пустыне, прилегающей к заливу Кара-Богаз-Гол. Профессор МГУ Сергей Поляков, изучавший эти памятники в 1960 году, однозначно датировал их XVIII веком, но их необычная форма до сих пор остается загадкой для ученых. Что она означает – рога священного барана, человеческий образ или это монументальные подставки для светильников-жертвенников, широко распространенные на тюркских некрополях в виде каменных тумб или чаш, выбитых в намогильных плитах? Вот один из многих вопросов, на которые у историков и этнографов пока нет ответов. 
Среди артефактов, с которыми все понятно, назовем массивные подпятные камни. Их можно встретить повсюду, где когда-то стояли ворота крепостей. Они есть в Анау, Новой Нисе, Абиверде, Серахсе, Мерве и других исторических городах Туркменистана. Это грубо обработанные валуны приплюснутой формы, с выдолбленным по центру углублением, в которое вставлялась деревянная ось одной створки ворот. Так как городские ворота обычно были двустворчатыми, то и подпятные камни всегда парные. Крепостные стены всюду оплыли или разобраны по кирпичику, стойки и полотнища ворот исчезли еще раньше, а неподъемные подпятные камни остались, напоминая о былой фортификации. 
В горном селе Нохур до сих пор возвышается старая цитадель, со всех сторон застроенная современными домами, но по-прежнему впечатляющая мощью каменных стен. Да и многие жилища, частично уже заброшенные, отличаются здесь умелым использованием природного камня. Выше за Нохуром лежит плоскогорье, перерезанное глубокими ущельями, над которыми кое-где видны похожие крепости так называемого позднего средневековья – датировать их точно не берется никто. В таких неприступных горных убежищах люди чувствовали себя более защищенными от разбойничьих набегов, чем жители равнины, поэтому целые семейства переселялись сюда, подальше от превратностей судьбы. Нередко скальный мыс, вознесенный над долиной, венчает сторожевая башня. Этих построек, протянувшихся на десятки километров по увалам и взгорьям, тоже очень много в Копетдаге, они предназначались для передачи сигналов об опасности, а также контроля над территорией, но теперь служат, скорее, в качестве ориентиров.
Неподалеку от села Бендесен, спрятанного в горах еще дальше Нохура, располагается урочище Пакыр-ших. Это на редкость красивое место в широкой речной долине между двумя хребтами. Там, на окраине большого некрополя с тремя очень скромными каменными мавзолеями, находится Языр-кала – каменная крепость с высокими и почти целыми башнями. Ее возвели когда-то туркмены племени гарадашлы, чьи потомки живут и сегодня в Бендесене. Само название племени переводится как «чернокаменные» – возможно, это указывает на их среду обитания среди черных скал, а может быть, происходит от какого-то очень старого тотема. Крепость неплохо сохранилась во многом из-за бережного отношения к ней местного населения: на нее как бы переходит часть святости погребенных рядом полулегендарных предков гарадашлинцев Языр-хана и Пакыр-шиха.
Кто бывал в предгорье и речных долинах Западного Копетдага, наверняка видел на окраинах старых сел водяные мельницы – дегирмены. Они состоят из искусно выдолбленных каменных колец, водруженных друг на друга. По акведуку в каждый дегирмен поступала вода из ближайшего источника и приводила в действие вращающееся колесо, установленное внизу. Раньше это были сугубо утилитарные гидротехнические сооружения, а теперь, когда нужда в них давно отпала, они сиротливо стоят на обочинах дорог и склонах гор. Но из таких малых осколков прошлой жизни как раз и составляется неповторимая прелесть этого края. Как тут не вспомнить не раз повторенные поэтами разных эпох строки Гомера про дым отечества, который «нам сладок и приятен». 
Давно известно: представления о родной земле формируются в общественном сознании не только через экономическое и политическое освоение своей территории, но и через ее сакрализацию. Количество святынь прямо пропорционально любви к отчизне. Ностальгия – горькое чувство тех, кто волей обстоятельств оторван от родины и не может ее забыть. А там, в покинутых краях, все течет и меняется. Современность зачастую грубо вторгается в патриархальный мир, иным становится привычный пейзаж, до неузнаваемости преображаются знакомые с детства святыни. Но в горах, в укромных урочищах и живописных долинах остаются нетронутыми уголки, про которые англичане говорят: места, где обитает душа. Чем их больше, тем крепче привязаны люди к родным камням, тем интереснее и привлекательнее страна для жизни и путешествий.

http://www.turkmenistaninfo.ru/?page_id=6&type=article&elem_id=page_6/magazine_256/2113&lang_id=ru

Со дня депортации турок-ахыска прошло 75 лет

Депортация турок-ахыска стала частью политики по очистке Черноморского региона от этнических турок

Semra Orkan,Aynur Asgarlı  

Со дня депортации турок-ахыска прошло 75 лет

СТАМБУЛ

Прошло 75 лет со дня депортации по приказу Сталина турок-ахыска с исторических земель в Грузии. 

Месхетия, родина турок-ахыска на территории нынешней Грузии, расположенная в 15 километрах от турецкой провинции Ардахан, до 1892 года входила в состав Османского государства.

После подписания Эдирнского договора Месхетия вошла в состав царской России, что стало началом многолетней политики насилия в отношении турок-ахыска. 

В ноябре 1944 года по приказу Сталина в Центральную Азию депортировали 86 тысяч турок-ахыска. 17 тысяч из них погибли, остальные осели в Казахстане, Кыргызстане и Узбекистане.

После развала СССР выяснилось, что депортация турок-ахыска стала частью политики по очистке Черноморского региона от этнических турок.

Сегодня в Казахстане, России, Азербайджане, Кыргызстане, Узбекистане, Турции, Грузии, США и Украине проживает до 500 тысяч турок-ахыска. 

Глава Всемирной ассоциации турок-ахыска (DATÜB) Фуат Учар отметил, что мировое сообщество до сих пор не отреагировало должным образом на депортацию турок-ахыска.

По его словам, депортация является геноцидом и преступлением против человечности, однако мировое сообщество хранит молчание по этому вопросу.

«Несмотря на все трудности, турки-ахыска не отказались от своего тюркского происхождения. Мы никогда не переставали любить Турцию. Все турки-ахыска мечтают однажды переселиться на родину, в Турцию», — сказал Учар. 

По прошествии 75 лет после депортации турки-ахыска хотят жить на своей родине, отметил глава DATÜB. «Турки-ахыска смогли снова встать на ноги. Они трижды подвергались депортации на протяжении 100 лет», — сказал Учар.

Турция оказывает поддержку туркам-ахыска. По поручению президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана с 25 декабря 2015 года на ПМЖ из Украины в Турцию прибыло сотни семей турок-ахыска. Прибывшие размещены в новых городках в провинции Эрзинджан.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%81%D0%BE-%D0%B4%D0%BD%D1%8F-%D0%B4%D0%B5%D0%BF%D0%BE%D1%80%D1%82%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D1%82%D1%83%D1%80%D0%BE%D0%BA-%D0%B0%D1%85%D1%8B%D1%81%D0%BA%D0%B0-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%88%D0%BB%D0%BE-75-%D0%BB%D0%B5%D1%82-/1643758

Тюркский совет вносит вклад в урегулирование конфликтов

Генеральный секретарь Совета сотрудничества тюркоязычных стран дал высокую оценку посредническим усилиям тюркоязычных стран

Ayşe Doğru,Aynur Asgarlı   |05.11.2019

Тюркский совет вносит вклад в урегулирование конфликтов

АНКАРА

Благодаря выгодному геополитическому расположению и дружественной политике страны-члены Совета сотрудничества тюркоязычных стран (Тюркский совет) успешно справляются с ролью посредников в урегулировании конфликтов. Об этом агентству «Анадолу» сказал генеральный секретарь Тюркского совета Багдад Амреев.

Амреев напомнил, что в 2013 году в Алматы состоялись переговоры по ядерной программе Тегерана, после чего была снята часть антиранских санкций.

«Тема ядерной программы Тегерана весьма запутана, а позиции сторон по этому вопросу серьезно расходились. Несмотря на это сыграли ключевую роль позитивные отношения Казахстана со всеми сторонами. Нам доверились, учитывая опыт Казахстана в ядерных вопросах», — сказал Амреев.

Генсек Тюркского совета также привлек внимание к вкладу казахстанской стороны в урегулирование сирийского конфликта.

Он отметил, что попытки многих стран урегулировать сирийский конфликт долгое время не приносили плодов. «В итоге Россия и Турция смогли усадить за стол переговоров в Казахстане представителей противоборствующих сторон. Астанинский процесс способствовал созданию зон деэскалации в Сирии и прекращению боевых действий», — сказал Амреев.

Генсек Тюркского совета рассказал и об успешных посреднических усилиях Ташкента в регионе.

Именно Узбекистан вносит важный вклад в урегулирование напряженности в Афганистане. По инициативе узбекском стороны в Ташкенте были организованы переговоры по афганской проблематике, констатировал генсек.

Кроме того, Амреев акцентировал внимание на вкладе Азербайджана в миротворческие усилия в мире.

Недавно в Баку прошло важное мероприятие, поощряющее диалог между различными культурами — Саммит движения неприсоединения, напомнил Генсек Тюркского совета.

Совет сотрудничества тюркоязычных государств (Тюркский совет) – международная платформа, созданная для продвижения диалога и сотрудничества стран тюркского мира.

Третьего октября 2009 года на саммите в Нахчыване (Азербайджан) было объявлено о создании новой организации, принципы деятельности которой отражены в Стамбульской декларации от 16 сентября 2010 года.

На первом этапе в Тюркский совет входили Турция, Азербайджан, Казахстан и Кыргызстан, а 16 октября 2019 года полноправным членом организации стал Узбекистан. Венгрия является страной-наблюдателем.

Структурами Тюркского совета являются: секретариат в Стамбуле, Совет президентов, Совет министров иностранных дел, Комитет старших должностных лиц, Совет старейшин (аксакалов) тюркоязычных государств, Парламентская ассамблея (ТюркПА) в Баку, Тюркская академия в Нур-Султане и Международная организация тюркской культуры (ТЮРКСОЙ) в Анкаре

Активный вклад в деятельность организации вносит и Международный фонд тюркской культуры и наследия, штаб-квартира которого расположена в Баку.

За все время существования организации состоялось семь встреч лидеров стран-участниц Тюркского совета.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%82%D1%8E%D1%80%D0%BA%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82-%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D1%81%D0%B8%D1%82-%D0%B2%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%B4-%D0%B2-%D1%83%D1%80%D0%B5%D0%B3%D1%83%D0%BB%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%84%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D1%82%D0%BE%D0%B2/1636412

Тюркский совет: выиграет ли Казахстан от совместных стартапов

На недавнем заседании Совета сотрудничества тюркоязычных государств в Баку прозвучало предложение объединить усилия в области инноваций. Но возникает вопрос — есть ли в чем кооперироваться?

Предложение совместно поработать в области высоких технологий озвучил президент Узбекистана. В частности, речь шла об организации совместных технопарков и инновационных стартап-компаний. Эти предложения кажутся интересными и вполне реализуемыми. Но здесь нужно разбираться в деталях. Например, насколько страны, входящие в ССТГ, развиты в инновационном плане? Об этом пишет портал ia-centr.ru.

Расклад сил

Сейчас в состав Совета сотрудничества тюркоязычных государств входят пять стран: Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Турция и Узбекистан. Говоря о всестороннем сотрудничестве в ССТГ, в первую очередь следует посмотреть на сотрудничество экономическое.

С большим отрывом впереди по экономической мощи идет Турция. Так, по данным Всемирного банка, ее номинальный валовой внутренний продукт в 2018 году составлял 766,5 млрд долларов. Следом идут Казахстан (170,5 млрд) и Узбекистан (50,5 млрд). Замыкают пятерку Азербайджан и Кыргызстан – их ВВП составляет 46,9 и 8,1 млрд долларов соответственно.

Сотрудничество между странами развивается чаще всего в двустороннем формате. Например, Казахстан граничит, а потому активно торгует с Кыргызстаном и Узбекистаном, а с Турцией имеет ряд коммерческих соглашений. Но этому помогает, скорее, не работа ССТГ, а прямые договоренности лидеров государств.

К примеру, Турция и Казахстан несколько лет назад договорились о реализации проекта «Новая синергия», который должен был охватить 26 инвестиционных проектов в разных отраслях на сумму более 900 млрд долларов.

Тем не менее на процессы экономического сотрудничества есть положительное влияние и со стороны ССТГ. По словам президента Узбекистана Шавката Мирзиеева (страна вступила в организацию в 2018 году), участие в Тюркском совете полностью отвечает коренным интересам народа его страны.

«На новый уровень вышли не только наши культурно-духовные связи, но и торгово-экономические отношения. За последние три года объемы взаимной торговли наших стран увеличились почти в два раза, создано свыше тысячи совместных предприятий», – сказал Шавкат Мирзиеев на последнем заседании совета в Баку.

Есть ли инновации?

И работа технопарков, и число действующих стартапов – а именно о них говорил президент Узбекистана – это отражение общего уровня развития инновационной системы той или иной страны. И здесь страны-участники ССТГ далеко не на первых местах.

Согласно последнему «Глобальному инновационному индексу», Турция находится на 49 месте в мире, Казахстан – на 79-м, Азербайджан – на 84-м, а Кыргызстан – на 90-м. Узбекистан в этом рейтинге и вовсе не представлен. Отсюда очевидно, что в целом инновационный потенциал, а значит и потенциал по появлению успешных стартапов может быть выше именно в Турции. Потому и лидерство по созданию совместных стартап-компаний может перейти именно к этой стране.

Но сама возможность формирования коммерческой инновационной компании на уровне государств – вещь едва ли реализуемая. Самым эффективным решением в этой связи может стать создание общих для стран Тюркского совета технопарков или фондов поддержки инновационных компаний. На их базе и возможно появление новых инновационых компаний, которые можно будет назвать «общими».

Кто будет платить?

Создание таких структур, в частности, фондов – вопрос вполне решаемый. Политическая воля для этого есть. Все государства стремятся развивать инновации, чтобы не отставать от последнего тренда – цифровизации.

С технопарками несколько сложнее. Если финансовый институт – это структура, практически не требующая физических площадей (за исключением самих офисов администрации), то технопарки – это уже комплексы строений и инфраструктура. Их строительство связано с большими затратами. Однако при правильном управлении и государственном регулировании расходы могут легко окупиться.

Поэтому работа над общими для ССТГ технопарками вызывает множество вопросов.

С одной стороны, совместными усилиями создать такую инфраструктуру в каждой из стран Тюркского совета. Но в таком случае будет сложно вести какую-то единую политику. То есть получится, что страны создали технопарки у себя и для себя. Соответственно, сложнее станет обмен опытом и разработками.

С другой стороны, исправить это может развитие какого-то одного конкретного технопарка. Таким образом, в одном месте соберутся инноваторы всех стран ССТГ. Это обеспечит между ними тесные контакты, а следом и синергию от совместной деятельности. При выборе такого варианта делать что-то с нуля не придется.

Интерес Казахстана

Очевидно, что Казахстан может предложить площадку технопарка IT-стартапов Astana Hub в Нур-Султане. Технопарк уже работает, его услугами пользуются стартап-компании. Среди его преимуществ для граждан других стран ССТГ

возможность поступления на работу по специальной визе;
при открытии компании в Astana Hub можно получить налоговые преференции.

Поэтому интерес Казахстана в связи с предложением Шавката Мирзиеева будет именно таким – привлечение всех партнеров к работе в своем столичном технопарке. Тем более, что продвигают его как один из уникальных в центральноазиатском регионе проектов.

Сможет ли он укрепить этот статус из-за предложения узбекистанской стороны – вопрос дальнейших переговоров и интереса руководства стран ССТГ.

Источник — ia-centr.ru

Найманы — тюрки, а не монголы

Найманы, средневековый центральноазиатский кочевой народ, впервые упоминаемый в китайских летописях VIII века как племя, живущее к югу от озера Байкал от верховьев Орхона до Таримского бассейна с одной стороны и Черного Иртыша с другой, то есть, на территориях современных западной Монголии, Большого Алтая, Синьцзяна и восточного Казахстана.

Происхождение и язык

Сторонники монголоязычия найманов возводят этноним «найман» к монгольскому числу «восемь». Здесь прямо просится связь с киданями, составлявших союз восьми аймаков-родов. После падения киданьской империи Ляо кидани перешли в Западную Монголию и в союзе восьми аймаков-родов («найман») образовали государство Западное Ляо, известное также как Кара-Катай. Таким образом, некоторая преемственность найманов от киданей на первый взгляд выглядит достаточно непротиворечивой.

Сторонники тюркоязычия найманов указывают, что найманы происходят от тюркоязычного племенного объединения «сегиз-огуз». Название этнонима «сегиз-огуз» происходит от древнетюркских слов «сегиз» («восемь») и «огуз» («род», «племя»). Cегиз-огузы упоминаются в уйгурских рунических памятниках на тех же территориях, которые позже занимали найманы. В пользу версии тюркоязычия найманов говорит то, что все известные собственные имена и титулы найманов были тюркские.

Таким образом, если название «найман», бесспорно, означает «союз восьми родов», этот факт ни коим образом не проливает свет на этническую и языковую принадлежность самих найманов.

Для решения этой проблемы следует заметить, что занятые найманами территории входили в состав более ранних тюркских государственных образований, таких как Телесское ханство Гаогюй, Тюркский каганат, Восточно-тюркский каганат, Уйгурский каганат, Кыргызский каганат. Киданьское влияние на эти территории, с которым связывают распространение здесь монгольского языка, ограничивается узким временным промежутком существования Империи Ляо, завоевавшей территории современной Монголии в XI веке, и до заката Западного Ляо в начале XIII века.

И здесь нужно отметить, что, принимая версию происхождения найманов от киданей, формирование найманов как народности должно было завершиться не позднее 1125 года, когда найманами было образовано собственное государство. И кажется странным, что, допуская преемственность найманов от киданей, последние вдруг вспомнили, что образуют союз восьми (по-монгольски «найм») племен и, отколовшись от основной массы киданей-каракатаев, образовали собственное ханство и стали называться найманами, в то время как сами кидани так себя никогда не называли.

Вернемся к языку. Со времен Тюркского каганата и до распада Кыргызского каганата, по мнению лингвиста М.З.Закиева, на территории Степи существовал «универсальный» язык, которым в одинаковой степени владели все кочевники Центральной Азии. И таким языком мог быть только тюркский орхоно-енисейский язык. И маловероятно, что за короткое время общий тюркский язык был повсеместно заменен на монгольский. Тем более, что после падения Монгольской империи вплоть до настоящего времени языки на указанных территориях остаются тюркскими. Если принять все же преемственность найманов от монголоязычных киданей, единственным объяснением может быть только ассимиляция на территориях Алтая, Казахстана и Синьцзяна тюркоязычными потомками телесов немногочисленных монголоязычных киданей, которые передали найманам свое имя, но не язык.

Что касается вошедшего в историю монгольского этнонима «найман», никто же ведь не мешал монголам называть тюркоязычные племена сегиз-огузов более привычным им термином «найман», что вовсе не означает их монголоязычия. Аналогично, массагеты вошли в историю под этнонимом, данным им греками «??????????», но это ни коим образом не говорит о эллиноязычии массагетов и вообще даже принадлежности к эллинскому миру.

Учитывая же, что объединение тюркоязычных племен «сегиз-огуз» упоминается в китайских летописях намного раньше даже образования киданьской Империи Ляо, доказательная база версии происхождения найманов от киданей и вовсе разваливается, как карточный домик.

Таким образом, представляется, что «найман» — это конгломерат восьми крупных тюркоязычных огузских племен «сегиз-огуз», намного позже получивших имя «найман» от своих монголоязычных соседей.

Потомки найманов

Современные потомки найманов встречаются практически по всей территории Центральной Азии.

Найманы участвовали в этногенезе монголов (племя найман, составляющее Найманьский аймак во Внутренней Монголии), казахов (племя найман Среднего жуза), каракалпаков (подразделение найман племени конграт), киргизов (племя найман и род найман племени багыш), алтайцев (племя майман), ногайцев (подразделение Найманская хоругвь в войске Великого княжества Литовского; ойконим Найман и Кара-Найман в Буджаке; род найман акногайцев и кундровских татар, племя найман караногайцев), западных бурятов (племена цонгол и булагат) и хазарейцев. Алтайские потомки найманов представлены одним из самых многочисленных алтайских сеоков Майман, проживающих преимущественно в центральных районах Республики Алтай (Онгудайском, Шебалинском, Усть-Коксинском районах).

Наибольшая часть современных потомков найманов проживает на территории Казахстана в Восточно-Казахстанской, Алматинской, и Карагандинской областях.

Источник — Siberian Guide

Тюркский совет расширяется на фоне снижения товарооборота

Откроется ли с приходом Узбекистана второе дыхание у полуживого дискуссионного форума?

Тюркскому совету 10 лет, а экономического вау-эффекта нет.
Узбекистан официально стал пятым членом Тюркского совета на ежегодной встрече группы, состоявшейся на прошлой неделе в Баку. Во что он ввязался?
Когда Совет сотрудничества тюркоязычных государств (полное название Тюркского совета) был создан в 2009 году, его роль, как представлялось, заключалась в усилении турецкого влияния в Центральной Азии и на Кавказе, особенно в странах, имеющих языковые и культурные общности. В состав нового объединения вошли Азербайджан, Казахстан и Кыргызстан.
Ключевым пунктом повестки дня была торговля. Устав группы предусматривал создание «благоприятных условий для торговли и инвестиций, дальнейшее упрощение таможенных и транзитных процедур, направленных на облегчение движения товаров, капитала, услуг и технологий, а также упрощение финансовых и банковских операций».

Однако, к сожалению Анкары, последующие годы были не очень удачными для экономики Турции и ее валюты, не было прогресса и в плане влияния в регионе. И если в 2009 году Анкара еще старалась придерживаться своей внешней политики «никаких проблем с соседями», то сейчас у нее проблемы на всех направлениях. А ежегодные заседания Тюркского совета, судя по всему, не приносят значимой пользы, кроме создания для авторитарных лидеров возможности сделать очередное формальное заявление и попозировать для фотографий.

В преддверии встречи 15 октября в Баку генеральный секретарь Совета предпринял попытку вдохновить членов ТС на более бойкую торговлю. Для этого он опубликовал статью, в которой сообщил, что блок назвал 2019 год «годом экономики».

Тем не менее, первые 10 лет существования Совета не внушают оптимизма по части экономической составляющей.
По данным Международного валютного фонда*, Азербайджан и Казахстан активнее торговали с Турцией до создания Совета. Товарооборот увеличился лишь с Кыргызстаном, но этот показатель роста – капля в море для турок.

В процентном соотношении к общей международной торговле членов Тюркского совета кривая торговли внутри ТС у крупнейших экономик осталась на том же уровне. Доля Кыргызстана в торговле с блоком немного подросла с 13% в 2008 году до 15% в 2018 году.

Если рассматривать долю торговли каждого члена с Турцией, то Анкара может похвастать скромными успехами – Азербайджан и Кыргызстан стали к ней немного ближе. Чего не скажешь о Казахстане.

Наконец, объем торговли внутри блока в целом уменьшился в долларовом выражении. После роста в течение первых нескольких лет общий товарооборот (общий объем импорта и экспорта по каждой двусторонней связи) упал, вернувшись примерно к показателю 2009 года.

С присоединением Узбекистана, крупнейшей страны по численности населения после Турции, Тюркский совет оказался в фокусе всеобщего внимания. Узбекистан открывается миру, ищет выгодные соглашения и инвестиции в ближнем и дальнем зарубежье. Не совсем ясно, что Совет может предложить Узбекистану, но членство не должно навредить стране.

Тем не менее, Ташкент, подходы к которому ищут Вашингтон и Москва, вероятно, будет действовать осторожно. «Учитывая высокий уровень напряженности в отношениях между Анкарой и Вашингтоном, сейчас, возможно, не самое лучшее время следовать за Турцией. Да и Анкара, занятая другими вопросами, вряд ли сможет уделить должное внимание Центральной Азии», – написал в Твиттере Пол Стронски, ученый из Фонда Карнеги в Вашингтоне.

* Уточнение: МВФ часто публикует самые полные и актуальные данные по международной торговле. При этом МВФ указывает долларовую стоимость товаров, а не их объемы. Однако стоимость не может отразить реальную экономическую картину, отчасти потому, что она растет и падает вместе с валютами и различными рыночными факторами.

Дэвид Триллинг является управляющим редактором Eurasianet.org.
23.10.2019

Источник — russian.eurasianet.org

10-я годовщина подписания Нахчыванского соглашения

Третьего октября 2019 года, отмечается 10-я годовщина со дня подписания Нахчыванского соглашения об учреждении Совета сотрудничества тюркоязычных государств с целью создания платформы для сотрудничества всего тюркского мира.

10-я годовщина подписания Нахчыванского соглашения
https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/15724

В Будапеште состоялась церемония открытия офиса Тюркского совета.

https://www.inform.kz/

На церемонии присутствовали главы внешнеполитических ведомств Азербайджана, Венгрии, Казахстана, Кыргызстана и Турции. Участники церемонии напомнили, что Венгрия стала страной-наблюдателем в совете в прошлом году.

Тюркский совет(Совет сотрудничества тюркоязычных государств) — международная политико-экономическая организация, официально объединяющая на данный момент четыре (Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан и Турцию) из семи ныне независимых тюркских государств. Цель Тюркского совета развивать связи между братскими странами на основе добровольности, взаимного уважения и консенсуса. Штаб-квартира организации расположена в Стамбуле.

Официальную заявку на вступление в Тюркский совет ранее подал Узбекистан.

https://www.turantoday.com/2019/09/hungary-turkic-council-office.html

Политическое и экономическое значение Рогунской ГЭС для ЦентрАзии

Политическое и экономическое значение Рогунской ГЭС для Центральной Азии

В День Независимости Республики Таджикистан, 9 сентября 2019 года состоялся торжественный запуск второго агрегата Рогунской ГЭС — стратегического объекта страны. Как и около года назад, 16 ноября 2018 г., в этом грандиозном событии особой важности, инициированном Президентом РТ, Лидером нации Эмомали Рахмоном, участвовали непосредственно строители гидропроекта и жители страны, многочисленные иностранные гости, представители международных организаций, журналисты ведущих информационных агентств из ближнего и дальнегозарубежья. Благодаря работе первого агрегата Рогунской ГЭС, в прошлом и текущем году жители РТ бесперебойно получали свет и тепло. С вводом второго агрегата мощность Рогунской ГЭС многократно возросла.

Сегодня стало понятно всем, что «Рогунская ГЭС — это не просто энергообъект, это, прежде всего, инженерная гордость, триумф современных технологий, инженерной мысли и человеческого труда».

Вода — это неоценимое богатство человечества, его жизнь и благополучие. Глава Республики Таджикистан Э.Рахмон, обсуждая проблемы водопользования в Центрально-азиатском регионе и в мире, пути рационального использования водно-энергетического потенциала Таджикистана, неоднократно заявлял, что республика никогда не будет реализовывать проекты кому-либо во вред, выражая уверенность в том, что водная проблематика в Центральной Азии найдет свое решение посредством сотрудничества и взаимопонимания. На самом высоком уровне неоднократно было подчеркнуто, что Таджикистан, являясь страной расположенной в верхнем течении, серьезно относится к своим обязательствам и ни в прошлом, ни в настоящем, ни в будущем, то есть никогда не ограничивал и не будет ограничивать поток воды соседним странам в низовьях рек. Потребности воды в Таджикистане составляют 15% от общего стока Амударьи. На самом деле, РТ использует лишь от 10 до 11%, и эта же норма будет оставаться даже после сдачи Рогунской ГЭС в эксплуатацию. Так как Таджикистан — горная страна, и орошаемых площадей, в силу ландшафтных условий, не прибавляется, воды Рогуна будут использоваться в гидроэнергетике (т.е. водоиспользование), а не для ирригации (как водопотребление).

Напомним, что проект строительства ГЭС был разработан в годы СССР. Строительство было начато в конце 1970-х годов, но после распада СССР работы были надолго приостановлены — до 2008 года. Гражданская война осуществление крупнейшего проекта затянула.

Первый технический проект был утвержден в 1974 году, а к разведыванию местности и подготовительным работам специалисты приступили гораздо раньше.

Только на начальном этапе в проекте участвовало более 300 предприятий советских республик. На площадке будущей Рогунской ГЭС трудились лучшие инженеры, проектировщики и строители со всего Советского Союза.

После обретения независимости Таджикистан не оставил проект электростанции. Активное строительство продолжилось после окончания гражданской войны в условиях восстановления экономики.

Мощнейшая в регионе станция будет иметь 6 агрегатов, после сдачи в эксплуатацию ожидается выработка 17 миллиардов кВт в год. Это, по мнению специалистов, обеспечит недорогой электроэнергией не только Таджикистан, но и Пакистан с Афганистаном.

В то же время в случае завершения строительства ГЭС большой объем генерируемой ею энергии будет в конечном счете поставляться на экспорт, что, по мнению S&P, может оказать значительное положительное влияние на макроэкономические показатели страны в целом. После запуска всех шести агрегатов Рогунская ГЭС мощностью 3600 мегаватт (свыше 17 млрд кВт/ч) станет крупнейшей ГЭС в Центрально-Азиатском регионе. После завершения строительства Рогунская ГЭС станет самой высокой в мире. Плотина должна достигнуть высоту 335 метров. Планируется, что полностью проект строительства шести агрегатов будет завершен к 2024 году.

Анвар Рахмонов, директор по производственным вопросам ОАО «Рогунская ГЭС», сказал в беседе с Радио Озоди, что с запуском двух агрегатов ГЭС сможет поставлять электроэнергию посредством двух 220 кВ высоковольтных линий электропередачи в единую энергетическую сеть страны и шести 500 кВ высоковольтных линий электропередачи в соседние страны.

По его словам, в будущем планируется протянуть еще четыре высоковольтные линии для экспорта электроэнергии не только в Узбекистан и Афганистан, но и в Пакистан.

В настоящее время Таджикистан в летний период поставляет электроэнергию в соседний Узбекистан и Афганистан по цене 40 дирамов (4 цента) за каждый киловатт.Таджикистан за первое полугодие 2019 года поставил в Афганистан около 1 млрд кВт.ч электроэнергии, и ожидается, что до конца года поставки составят 1,5 млрд кВт.ч. С запуском второго агрегата, производимой электроэнергии будет достаточно для бесперебойного обеспечения жителей страны.

Позицию Таджикистана по водным проблемам, в частности по Рогунской ГЭС, однозначно поддерживает Евросоюз, представители которого официально подтвердили безопасность Рогунской ГЭС, ее необходимость и полезность, поскольку ранее «Таджикистан находился в состоянии постоянного энергокризиса». Это было материально подтверждено инвестициями от Европейского банка в виде первого кредита и гранта на общую сумму в 21 млн. долларов на развитие энергетического сектора. Кроме того, депутаты Европарламента отметили, что строительство Рогунской ГЭС может послужить делу борьбы с международным терроризмом: «Бедность порождает террор и появление рабочих мест для афганцев, пакистанцев, граждан стран ЦА, решение их экономических проблем может остановить вливание воды в мельницу терроризма, и в этом вопросе цена пользы Рогуна вырастает в десятки раз».

Американский сенат Соединенных Штатов также назвал Рогунский проект «своевременным», призвав к эффективному управлению водными ресурсами в Центральной Азии.

Российская сторона с самого начала поддерживает проект Рогунской ГЭС и возобновление ее строительства. На начальном этапе строительства официальный представитель МИД РФ Александр Лукашевич заявил: «Россия заинтересована в том, чтобы проекты, связанные с водопользованием в близком нам регионе, становились «площадками» для общерегионального сотрудничества».

Огромную значимость Рогунской ГЭС в перспективе для стран региона подтвердил спикер законодательной палаты Олий Мажлис Узбекистана Нурдинжон Исмоилов, находящийся в те дни в Душанбе с официальным визитом. Он искренне поздравил Президента РТ Эмомали Рахмона и весь народ Таджикистана со сдачей в эксплуатацию первого агрегата Рогунской ГЭС, заявив: «Я восхищаюсь успешным запуском этого грандиозного объекта, это событие будет запечатлено в новейшей истории Таджикистана, а реализация данного проекта имеет значение не только для народа Таджикистана, но и для народов всего региона Центральной Азии. Этот уникальный проект осуществился благодаря Вам, уважаемый Эмомали Рахмон, Вашей решительности, твердости и дальновидной политике».

Свое положительное отношение к строительству Рогунской ГЭС на торжественной церемонии в честь запуска первого агрегата выразили многие гости, в числе которых Вице-президент Всемирного банка по регионам Европы и Центральной Азии Сирил Мюллер, выступивший с поздравительной речью. Он в частности отметил, что Рогунская ГЭС станет важной вехой для энергетического сектора Таджикистана, так как способна обеспечить более высокий уровень благосостояния и процветания для народа Таджикистана. Высокий гость в частности сказал: «Рогунская ГЭС способна стать источником столь необходимой, недорогой, возобновляемой и надежной электроэнергии для населения Таджикистана. Рогун также может стать важным источником экспорта электроэнергии, доходы от которого поможет финансировать другие важные инвестиции в человеческий капитал, что в свою очередь поможет преобразовать экономику Таджикистана и заложить основу для процветающего будущего».

Заместитель министра иностранных дел Италии Манлиоди Стефано также высоко оценил проделанную работу, заверив, что с пуском первого агрегата Рогунской ГЭС население страны во все времена года будет обеспечено электроэнергией, а деятельность промышленных производственных предприятий в городах и районах страны получит новый импульс, еще больше увеличится производственная мощность суверенного Таджикистана в направлении производства конкурентоспособной и нацеленной на экспорт продукции.

Строящаяся Рогунская ГЭС не только поможет удовлетворить собственные потребности РТ и его девятимиллионного населения в энергоресурсах, но также экспортировать дешевую электроэнергию в страны ШОС: Афганистан, Пакистан, Индию и Китай. Завершение строительства Рогунской ГЭС и параллельно других гидроэнергетических проектов позволит Таджикистану осуществлять экспорт электроэнергии в объеме до 4 тыс. МВт ежегодно. То есть энергия и вода Рогуна будет способствовать прогрессу не только Таджикистана, но и всего Центрально-Азиатского региона. В частности, как упомянуто выше, будет оказана существенная помощь в социально-экономическом, промышленном и сельскохозяйственном возрождении Афганистана: преодолении нищеты и повышении жизненного уровня афганцев, как единственной альтернативы в борьбе против терроризма, экстремизма, оборота наркотиков.

Специалисты, эксперты, экономисты и политики в своем большинстве уверены в крайней необходимости Рогунской ГЭС. Например, энергетики и водники, как Таджикистана, так и Узбекистана хорошо понимают значение и пользу реализации этого проекта. Завершение его строительства принесет весомую пользу не только Таджикистану, Афганистану, Пакистану, Индии, Китаю, но также и другим ближайшим соседям — Узбекистану и Туркменистану. Это будет дешевая электроэнергия, которую готовы покупать названные страны. По подсчетам ученых, после возведения Рогунской плотины, Узбекистан и Туркменистан могут ежегодно получать дополнительно по 6 кубокилометров воды, которой хватило бы на освоение дополнительных 300 тысяч гектаров. Такой водный объем мог бы помочь спасению высыхающего Аральского моря и возродить его былое рыбо-хозяйственное и транспортное значение, а самое главное — оживить экологическую систему, а следовательно, улучшить социальную и медико-санитарную обстановку в регионе.

Исследования ВБ подтверждают жизнеспособность и долговечность плотины Рогунской ГЭС при определенных условиях. Правильная эксплуатация этого гидросооружения при вводе в строй всех мощностей способна максимизировать выгоды, как для Таджикистана, так и для прибрежных стран низовья. Экономический анализ показывает, что проект является экономически оправданным и весьма выгодным. Проведенные исследования демонстрируют, что и Таджикистан, и страны низовья могли бы воспользоваться преимуществами кооперативного режима эксплуатации плотины Рогунской ГЭС. Общие выгоды могут быть увеличены при различных режимах эксплуатации, и существует множество способов распределения выгод между секторами и странами. Также, при любых режимах эксплуатации плотины Рогунской ГЭС намечаются неоспоримые выгоды для прибрежных стран в плане разработки дополнительных институциональных механизмов — будь то международно-правовые обязательства, финансовые гарантии, или то и другое.

Именно Рогунская ГЭС позволит существенно повысить безопасность энергоснабжения в Таджикистане, способствуя в среднем выработке около 30% электроэнергии, необходимой для удовлетворения спроса в 2020-2050 гг. Кроме того, после ввода в эксплуатацию всех мощностей, запланированного на декабрь 2024 года, ежегодная выработка этой ГЭС составит 17,1 млрд. кВт/ч. Это полностью обеспечит электричеством всю страну, максимизирует выгоды, как для Таджикистана, так и для прибрежных стран низовья.

Рогунский проект помогает решать проблему трудовой занятости населения. Он уже значительно снизил уровень безработицы и, как следствие, уровень бедности. Здесь работают более 25 тысяч строителей различных специальностей и квалификации, 90% из них составляют труженики Таджикистана. Однако стройка является поистине международной. Первый агрегат был запущен в установленные сроки, что подтвердило, что Таджикистан нашел надежного партнера в лице местных и зарубежных специалистов. Строительно-монтажные работы осуществляются с привлечением 67 организаций и учреждений, известных отечественных и зарубежных подрядчиков, с использованием 3700 машин и механизмов. Координирует строительство московский НИИ «Гидропроект». В качестве субподрядчиков выступают более 50 компаний из России, Украины, Белоруссии, Китая, Германии и Ирана. Электротехническое оборудование произведено в России и на Украине.

Неоспоримость экологической целесообразности, технической безопасности и экономической обоснованности документально доказана международными экспертами и засвидетельствована оценкой Всемирного банка. Многостраничные заключительные отчеты ВБ опубликованы на его официальном сайте 1 сентября 2014 года, а Рогунская ГЭС названа важной вехой для энергетического сектора Таджикистана.

Для Таджикистана это — долгосрочный стратегический проект, который будет служить на благо его и соседних народов около 120 лет, производя до 3600 мВт/ч электроэнергии. Кроме того, благодаря Рогунской ГЭС и реконструкции Нурекской ГЭС, Таджикистан может стать лидером в экспорте электроэнергии в Азии, расширит потенциал и возможности для экспорта излишков электроэнергии в летний сезон в Афганистан, Пакистан и Индию посредством проекта CASA-1000, в котором также участвует Кыргызстан, а в перспективе может присоединиться Россия и Китай. Рогунская ГЭС в краткосрочной перспективе способна стать основой для расширения регионального рынка энергетики, охватывающего другие страны Центральной, Южной и Восточной Азию, содействуя сотрудничеству между соседними странами по управлению водными ресурсами на уровне всего бассейна Амударьи.

Для всей страны это знаменательное событие не только потому, что вводится в эксплуатацию одна из крупнейших ГЭС в мире. Здесь важнее моральная победа, ведь долгострой, начавший свое существование с 1970-х годов, наконец достиг первых успешных результатов.

Рогунская ГЭС уже считается самой крупной в регионе и в мире, технические характеристики которой поражают своим размахом и масштабом. Ее запуск запечатлен в новейшей истории Таджикистана, а окончательная реализация данного проекта имеет значение не только для народа Таджикистана, но и для народов всего региона Центральной Азии.

Семен Золов, экономический обозреватель общественной организации «Modern industry».

Источник — ЦентрАзия

Каспий тихо становится русским

Итоги первого Каспийского экономического форума показали доминирование именно российской повестки

Александр Запольскис
25 августа 2019

Иран запустил участок международного транспортного коридора «Север – Юг»

Россия и Индия ускорят создание коридора «Север-Юг»
Как Россия незаметно вводит в строй свой «Шелковый путь»
11-12 августа в Туркмении состоялся первый Каспийский экономический форум. В его работе приняли участие делегации пяти ведущих государств региона: России, Казахстана, Туркменистана, Ирана и Азербайджана. Он стал непосредственным результатом подписания Каспийской конвенции и очередным этапом развития механизмов сотрудничества прикаспийских стран.
Однако за обтекаемыми формулировками официальных дипломатических заявлений кроется целый ряд весьма разнообразных моментов. Некоторые из них можно считать позитивными. Например, весьма вялое внимание к саммиту со стороны западной прессы.

Еще каких-то 3-5 лет назад Каспий там преподносился чуть ли не как главный нервный узел планеты и ключевой регион обеспечения Европы углеводородами в ближайшем будущем. Опирающийся на добычу в Каспийской море проект «Южного газового коридора» позиционировался как полная замена российскому газу. Дело оставалось за малым – замкнуть добычу остальных прикаспийских стран на Азербайджан и далее – на трубопровод TANAP.
Требовалось лишь подвинуть Россию и Иран, что тогда подавалось как задача уже практически решенная. Но результат оказался иным. Фактически базовая концепция Каспийской конвенции и итоги форума полностью опираются не на прозападный, а как раз на российско-иранский подход к проблеме. Так что есть все основания считать, что в геополитическом противостоянии в регионе верх одержала Москва, а отсутствие истерики в западных СМИ означает фактическое признание очевидного со стороны наших геополитических конкурентов.

Они обычно истерят лишь когда считают достижимым добиться если не полного, то хотя бы частичного пересмотра результатов. Когда поражение выливается в разгром, они стараются дружно смотреть в другую сторону и не отсвечивать. А тут вроде как важнейший саммит прошел – и тишина. Разве что короткую заметку выпустили на Euronews. Впрочем, оно и понятно – нет у них методов против «Кости Сапрыкина».

В Туркменистане столкнулись два принципиально разных подхода. Казахстан, Туркменистан и Азербайджан, пусть и с некоторыми нюансами, выступали за развитие, в первую очередь, энергетических проектов. Все остальное как бы очень зыбко, а газ уже есть, и его хотят покупать в Европе. Значит главное – труба, а прочие вопросы могут подождать. Сколь угодно долго.

В свою очередь, Москва и Тегеран, в гораздо меньше степени зависящие от каспийских углеводородов, настаивали на комплексном развитии всех возможных отраслей и направлений. В первую очередь, для стимулирования роста взаимной торговли, расширения туризма, развития рыбного промысла в Каспийском море, а также формирования фундаментальных предпосылок для создания логистического коридора «Север-Юг», позволяющего создать надежную эффективную транспортную инфраструктуру от российских портов в Ленинградской области до иранских портов в Оманском заливе.

Последнее особенно важно по целому ряду долгосрочных глобальных причин. Такой транспортный коридор решительно снизит интересность Суэцкого канала и вообще сократит протяженность логистической линии из Индийского океана в Западную Европу, куда традиционно направляются 3/4 грузов. Автоматически изменится и международное значение Ирана. Это сегодня его можно называть страной третьего мира где-то на периферийной границе Ближнего Востока и Центральной Азии. Когда через его порты пойдут упомянутые выше грузы, мнение Тегерана неизбежно станет куда более важным.
Так вот, на первом Каспийском саммите победил российско-иранский подход. В первую очередь, участники решили развивать каспийские порты, совершенствовать дорожную инфраструктуру и формировать условия по облегчению трансграничного движения товаров и услуг. Каспий тихо становится русским. И это хорошо.

Источник — iarex.ru

«Томирис»: Эпичный трейлер исторического фильма о царице массагетов

В Сети презентован первый трейлер исторического фильма «Томирис», рассказывающего историю царицы массагетов.

Самое раннее упоминание о племени массагетов, их царице Томирис и её победе над персидским царём Киром II Великим, после попытки последнего завладеть Царством массагетов,  встречается у Геродота, который пишет почти спустя сто лет после вышеуказанных событий, произошедших в VI веке до нашей эры.

История Томирис и её победы над Киром была хорошо известна в античном мире и стала легендой – античные писатели, такие как Страбон, Полиэн, Кассиодор и Иордан, также писали о ней, и именно ей посвящен фильм казахского режиссера Акана Сатаева.

Отметим, что Царство массагетов существовало на территории современного Азербайджана – Томирис (Томрис Хатун) называют первой азербайджанской женщиной-правительницей.

Премьера фильма «Томирис», главную роль в котором сыграла актриса Альмира Турсын, состоится этой осенью – роль царицы массагетов для А.Турсын дебютная.

Слоган проекта – «Царица, рожденная возвеличить степь».

Отметим, что генеральным продюсером проекта является младшая дочь первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, общественный деятель и лауреат Государственной премии Республики Казахстан в области литературы и искусства Алия Назарбаева.

В.Ф., Э.Т.

http://www.1news.az/news/tomiris-epichnyy-treyler-istoricheskogo-fil-ma-o-carice-massagetov-foto-video?fbclid=IwAR3xB4C4DEyi0j8vBcvBPYzgYcw-C-mCLXvAdL4ncUrdj0WPToGzwhYjAPs

Туркестан и Крым: к 100-летию создания и падения тюркских республик

foto :turantoday.com

Аскар Даирбек, специально для TuranToday.com

Февральская революция 1917 года прошла под лозунгом самоопределения наций. Народы распавшейся Российской империи получили возможность создать свои национальные государства. Этот процесс наблюдался везде — в Польше, Финляндии, Украине, на Кавказе. Интересны и процессы создания государств тюркских народов. Это и Азербайджанская демократическая республика, и Алашское государство, и Башкурдистан, и штат Идель-Урал, и Туркестанский мухтарият, и Крымская народная республика. 

В начале ХХ века тюркские народы, а точнее их передовая, образованная часть, элита, интеллигенция, буржуазия, то есть класс предпринимателей, торговцев находились под влиянием идей джадидизма, выдвинутых крымскотатарским и тюркским просветителем Исмаилом Гаспринским.

Смысл джадидизма заключался в модернизации сознания тюркских народов, отходе от религиозного фанатизма, секуляризации образования, вместе с тем предполагал единство тюрко-мусульманских народов. То есть идея джадидизма не противостояла исламу как таковому, однако джадиды строили свою позицию на реформировании религиозного образования, подведении правил правописания арабской письменности под нужды звуков тюркских языков, создании единого для всех тюрков алфавита на основе арабской графики, но отличающегося от норм классического арабского письма. Джадиды выступали и за реформы методики обучения алфавиту, образования в целом, против фундаментализма и схоластики, догм и доминирования духовенства в общественной жизни.

Джадидские медресе стали гнездами свободомыслия, формировали патриотов, новую элиту. Меценаты из нового для тюркских народов класса — буржуазии, технологическое развитие, например, развитие печатного дела, произвели бум в литературе и публицистике. Тюркские народы получили своих поэтов новой формации, журналистов, публицистов, которые поддерживаемые меценатами, в конечном счете и сформировали пласт будущих руководителей республик в 1917 году. Помимо предпринимателей, спонсоров, книгоиздателей, журналистов и поэтов, тюркские народы получили своих учителей-просветителей и юристов-правозащитников. Они, руководствующиеся принципом Исмаила Гаспринского «Тильде, фикирде, иште бирлик»(Единство в языке, мыслях и делах) и стали во главе процесса создания тюркских республик 100 лет назад. 

История Крымской народной республики — Къырым ахали джумхуриети начинается со Всекрымского мусульманского съезда в марте 1917 года, избравшего Мусульманский исполнительный комитет. 1-2 октября 1917 года Мусисполком возложил дальнейшую судьбу Крымского полуострова на Курултай крымских татар. 26 ноября 1917 года в Ханском дворце Бахчисарая Курултай крымских татар провозгласил Крымскую народную республику. Таким образом, была восстановлена крымскотатарская государственность, утраченная вместе с падением Крымского ханства. Курултай стал крымским парламентом. А правительство возглавил Номан Челебиджихан.

Номан Челебиджихан

Выпускник медресе Зынджырлы, он получил духовное и юридическое образование в Стамбуле, а затем продолжил обучение в Санкт-Петербурге. Юрист и богослов, он не только стоял у истоков Крымской народной республики, создал политическую партию «Милли фирка», но и был муфтием Крыма, Литвы, Польши и Беларуси. Видение Челебиджиханом будущего Крымского полуострова отражено в его следующих словах: «На Крымском полуострове растут разноцветные розы, лилии, тюльпаны. И у каждого из этих изящных цветов есть своя особенная красота, свой особенный нежный аромат. Эти розы, эти цветы — живущие в Крыму народы: татары, русские, армяне, евреи, немцы и другие. Цель Курултая — собрав их вместе, составить из них красивый и изящный букет, основать на прекрасном острове Крым настоящую цивилизованную Швейцарию. Курултай думает не только о крымских татарах, но обо всех народах, на протяжении веков по-братски живущих вместе с ними. Курултай приглашает их работать вместе, и будет идти с ними рука об руку. Крымские татары будут играть в этом деле не роль руководителя, но роль зачинателя, инициатора».

Но мечты Челебиджихана и «Милли фирка» о черноморской Швейцарии, букете из роз, лилий и тюльпанов разбились о революционную борьбу за установление советской власти в Крыму. 26 января 1918 года Номан Челебиджихан был арестован, а 23 февраля 1918 года он был убит матросами-черноморцами. Стихотворение Челебиджихана «Ант эткенмен» (Я поклялся) стало гимном крымскотатарского народа.

Помимо Челбиджихана, следует отметить имена Джафера Сейдамета и Сеитджелиля Хататова, внесших свой вклад в создание и короткое существование народной республики.

Туркестанский мухтарият(автономия) был провозглашен и пал примерно одновременно с Крымской народной республикой. Основанное на джадидских принципах тюркской солидарности и модернизации сознания тюрков-мусульман, государство ставило своей целью объединить народы Центральной Азии вокруг идей единства и стремления к прогрессу.

В то же время, среди активистов национального движения Туркестана были как сторонники консервативного, религиозного, традиционалистского курса, сплотившиеся вокруг партии «Шура-улема» во главе с Сералы Лапиным, так и сторонники секуляризации региона, светского характера государства, реформирования сознания тюркских народов центрально-азиатского региона, приверженность техническому прогрессу, государственно-правовым отношениям, основанных на либерально-демократических ценностях, не выступая при этом против религии открыто, сплотившихся вокруг «Шура-исламия». Кроме того, в самом «Шура-исламия», а впоследствии в руководстве мухтарията существовало разное видение будущего туркестанской государственности, заключающееся в противоречиях во взглядах между Мустафой Шокаем и Мухамеджаном Тынышбаевым, что, впрочем, не мешало им оставаться долгое время соратниками, а сегодня создание Туркестанского мухтарията связано с именами обоих этих деятелей.

Также, как в Крыму и в других регионах, национальное движение в Туркестане активизировалось в марте 1917 года. Череда Всетуркестанских курултаев с весны по осень 1917 года привели к провозглашению Туркестанского мухтарията 26 ноября 1917 года. Получается, съезды, на которых были провозглашены Крымская народная республика и Туркестанский мухтарият прошли в один день, один — в Бахчсиарае, другой — в Коканде.

Правительство Туркестана состояло из 12 человек, Временный народный совет — из 54 членов. Временный народный совет должен был со временем заменить парламент, две трети депутатов которого состояли бы из представителей мусульманских народов региона, а одна треть — из депутатовиного вероисповедания. Голосование, по итогам которого был бы созван парламент, назначили на 20 марта 1918 года. Однако этим идеям не суждено было сбыться.

В руководстве Туркестана находились Султан Шоахмедов, Магди Чанышев, Убайдулла Ходжаев, Хидаят-бек Юргули-Агаев, Абиджан Махмудов, Абдурахман-бек Уразаев, Соломон Герцфельд.

В последние дни мухтарията власть фактически была сконцентрирована в руках Кичик Эргаша. Среди них были казахи, узбеки, татары, еврей. Мухтарият был провозглашен как государство казахов, узбеков, кыргызов, каракалпаков, уйгуров, туркмен, таджиков.

В феврале 1918 года красноармейцы во главе с командиром Осиповым и отряды дашнаков — армянских националистов, выступавших в союзе с большевиками в Центральной Азии, уничтожили мухтарият. Единый Туркестан со столицей в Коканде пал.

Мустафа Шокай

Мустафа Шокай покинул Туркестан и продолжил политическую борьбу в ходе гражданской войны, присоединившись к борьбе западного отделения Алаш, руководства Башкурдистана и белых против красных. После шовинистического нежелания белых колчаковцев признавать права национальных движений на самоопределение, а также перехода лидеров башкортского движения на сторону красных, после признания большевиками права народов на самоопределение, Шокай эмигрирует в Баку — в Азербайджанскую демократическую республику, а затем в Тбилиси, Стамбул и Париж. Он выпускал журнал и публиковал статьи, посвященные проблемам Туркестана, продолжая свою борьбу против советской власти. Мустафа Шокай умер в Берлине 27 декабря 1941 года, куда был вывезен из Парижа немецкими национал-социалистами после оккупации Франции.

Мухамеджан Тынышбаев

Инженер Тынышбаев, выпускник института путей сообщения в Санкт-Петербурге, ушел с поста руководителя Туркестана, присоединившись к другому национально-государственному проекту — Алашской республике. В советский период он внес вклад в строительство Турксиба — железной дороги, связавшей Туркестан с Сибирью в начале 30-х годов. 21 ноября 1937 года Тынышбаев пал жертвой сталинских репрессий.

Имеющий, как и Шокай кызылординские корни и получивший как и он юридическое образование в Санкт-Петербурге Сералы Лапин придерживался более консервативных взглядов, в своих воззрениях больше опирался на религиозные ценности. После разгрома Туркестана, он эмигрировал в Турцию, а затем в Германию. Однако через некоторое время Лапин вернулся и умер в Самарканде. Похоронен на кладбище Шахи-Зинда.

Падение Туркестана дало начало борьбе в регионе, явлению, которое в советское время называли басмачеством, а после распада Советского союза стали называть национально-освободительным движением, в которое был активно вовлечен и Кичик Эргаш.

Крымская народная республика и Туркестанский мухтарият появились в одно время — в 1917 году и пали в одно время — в начале 1918 года. Их разделяли тысячи километров, но объединяли одни принципы джадидизма и одна судьба. Они просуществовали недолго, но оставили след в истории тюркских народов, тюркского мира.

https://www.turantoday.com/2018/04/askar-dairbek-turkestan-crimea-turkic-republics.html

Совет сотрудничества тюркоязычных государств (инфографика)

Амир Эйваз, специально для TuranToday.com

В свете недавних событий, связанных с взаимной интеграцией тюркских стран, представляем читателям небольшую инфографику о Тюркском совете.

Тюркский совет(Совет сотрудничества тюркоязычных государств) — международная организация, официально объединяющая пять из семи ныне независимых тюркских государств — Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Турцию и Узбекистан. Штаб-квартира организации расположена в Стамбуле.

В структуру не входят Северный Кипр и Туркменистан. Вместе с тем, президент Туркменистана принял участие в саммите Тюркского совета в 2014 году, что несколько обнадежило сторонников тюркской интеграции. Увы, туркменская сторона до сих пор так и не объявила об официальном присоединении к организации. Возможно, это связано с тем, что Ашхабад в международных отношениях старается официально придерживаться объявленного статуса нейтралитета. Что же касается Северного Кипра, главным препятствием для его участия в международных организациях является статус «частично признанного» государства.

https://www.turantoday.com/2018/05/turkic-council-turk-kenesi.html

В Турции проходят Дни культуры Туркменистана

Турция и Туркменистан являются двумя братскими странами

Çetin Karaçoban,Hicran İsmayılova

Sivas Kongresi’nin 100. yılı etkinlikleri kapsamında «Türkiye’de Türkmenistan Kültür Günleri Konseri» düzenlendi. ( Çetin Karaçoban — Anadolu Ajansı )

В рамках Дней культуры Туркменистана в турецком городе Сивас открылась выставка произведений туркменского декоративно-прикладного искусства.

На выставке в публичной библиотеке «Шемс-и-Сиваси» также выставлены книги президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова.

В своем выступлении на открытии выставки посол Туркменистана в Анкаре Ишангулы Аманлыев поблагодарил всех, кто принял участие в программе.

Заместитель губернатора Сиваса Мустафа Юксель Карадаг отметил, что Турция и Туркменистан являются братскими странами, и выразил уверенность в том, что демонстрирующиеся на выставке книги президента Туркменистана внесут вклад в братские отношения двух стран.

«Если эти книги будут переведены на турецкий язык, то их прочитают все. Турция и Туркменистан являются двумя братскими странами, двумя братскими сообществами. Народы обеих стран имеют одни корни», — сказал Карадаг.

Заместитель мэра Сиваса Ахмет Думан, в свою очередь, отметил, что культура Туркменистана не чужда Турции.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B8%D1%81%D0%BA%D1%83%D1%81%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D0%B8-%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0/%D0%B2-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%85%D0%BE%D0%B4%D1%8F%D1%82-%D0%B4%D0%BD%D0%B8-%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D1%8B-%D1%82%D1%83%D1%80%D0%BA%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B0-/1529174

Для чего вышли в море ракетные корабли Каспийской флотилии

Александр Хроленко 

Вероятные негативные сценарии развития событий непосредственно затрагивают интересы и границы России, ее региональных союзников, поэтому Сухопутные войска и силы ВМФ находятся в постоянной боеготовности.

Внезапными проверками Центрального военного округа и Каспийской флотилии (Южного военного округа) Россия укрепляет безопасность и стабильность на центрально-азиатском направлении.

По тревоге 25 июня в море вышли 35 кораблей Каспийской флотилии, которые до конца недели будут решать учебно-боевые задачи. Ударную группу составляют ракетные и артиллерийские корабли «Астрахань», «Татарстан», «Град Свияжск», «Углич», «Волгодонск», «Махачкала». Им предстоит выполнить ракетные и артиллерийские стрельбы по морским, береговым и воздушным целям. Радиус боевого применения ракетного оружия кораблей Каспийской флотилии – свыше 1500 километров.

Морская пехота отрабатывает подготовку и проведение противодесантной обороны побережья и наступлению. На полигонах развернуты командно-наблюдательные пункты, спланирована отработка задач обороны и всестороннего обеспечения войск, личный состав выполнит стрельбы из штатного вооружения. Всего в проверке участвуют более 1500 военнослужащих оперативного объединения ВМФ.

Днем ранее внезапная проверка началась в войсках Центрального военного округа – приведены в высшую степень боеготовности органы военного управления и соединения ЦВО, часть войск и сил Южного и Восточного военных округов. В мероприятиях боевой подготовки задействованы также отдельные части ВДВ, дальней и военно-транспортной авиации. Войска экзаменуются в 50 учениях различного масштаба, которые проходят на 35 полигонах (Центральный военный округ территориально «накрывает» 29 регионов РФ).

Располагающая обстановка

Основные цели масштабной проверки – надежное обеспечение военной безопасности в Центрально-Азиатском регионе и определение степени готовности войск и сил к предстоящему стратегическому командно-штабному учению «Центр-2019» (состоится в августе – октябре на территориях России, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана).

В зоне действия (досягаемости) Каспийской флотилии сохраняются широкий спектр террористических угроз, военно-политическая турбулентность в странах Южного Кавказа и грубое военно-политическое давление Соединенных Штатов на суверенное прикаспийское государство — Исламскую Республику Иран.

Вероятные негативные сценарии развития событий непосредственно затрагивают интересы (и границы) Российской Федерации, ее региональных союзников (ОДКБ), поэтому Сухопутные войска и силы ВМФ находятся в постоянной боеготовности.

Боеготовность – не фигура речи. Возможности ракетных кораблей Каспийской флотилии Россия впервые продемонстрировала осенью 2015 года, когда 26 крылатых ракет «Калибр-НК» стартовали из акватории Каспийского моря, пересекли территорию Ирана и Ирака с северо-востока на юго-запад, и уничтожили 11 объектов террористических группировок в Сирии – на удалении свыше 1500 километров. В дальнейшем подобные удары по террористам практиковались ВМФ России из Каспийского моря экипажами ракетных кораблей «Дагестан», «Углич», «Град Свияжск» и «Великий Устюг».

Значительный сирийский опыт боевого применения позволил усовершенствовать тактико-технические характеристики крылатых «Калибров», и сегодня ракетные корабли Каспийской флотилии способны из южной части Каспийского моря точно поражать цели, к примеру, в Ормузском проливе и Оманском заливе, на территории Афганистана и на Украине. Не говоря уже о надежной защите ближайших границ РФ, зарубежных российских военных баз и союзников на Кавказе (Абхазия, Южная Осетия, Армения, Азербайджан) и в Центральной Азии (Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан).

Особенности дислокации

По условиям военно-политической обстановки в регионе, основные силы Каспийской флотилии весной 2018 года передислоцировались из Астрахани в Каспийск, на 400 километров южнее. На первом этапе это были бригада кораблей охраны водного района, дивизион десантных кораблей, отдельный батальон морской пехоты и отдельный радиотехнический центр. Дальнейший рост ударного потенциала флотилии, количества боевых кораблей и военных моряков связан с развитием инфраструктуры в Каспийске. Прежний пункт базирования с причальной стенкой протяженностью около 150 метров тесноват для боевых кораблей, однако город Каспийск имеет удобные площадки для строительства военных объектов, развитую транспортную инфраструктуру.

В новой главной базе интенсивно строятся пирсы, объекты материально-технического обеспечения, жилье. Если береговая база получит ракетные комплексы «Бал», «Бастион», и зенитные ракетные системы С-400, Каспийск станет главной военно-морской крепостью России на Кавказе и в Центральной Азии. Противокорабельные береговые ракетные комплексы позволят создать особо защищенные районы в акватории Каспийского моря и на побережье. Купол ПВО-ПРО накроет окружающее пространство в радиусе до 500 километров.

Каспийская флотилия – морская компонента Южного военного округа, и часть ВМФ России, с присущими флоту боевыми возможностями, традициями и высоким уровнем профессионализма. Предназначение флотилии – взаимодействие с войсками Южного военного округа, охрана торговых путей и нефтяных месторождений, совместные миссии с региональными партнерами. Сегодня новые возможности и опции Каспийской флотилии проверяются и корректируются с учетом геополитических вызовов, реалий и перспектив. ВМФ переходит от классических морских сражений к трансконтинентальным проекциям силы, сдерживанию вероятного противника на море, на суше и в воздушном пространстве – на расстоянии в сотни и тысячи километров.

Читать далее: https://az.sputniknews.ru/expert/20190625/420882392/uchebno-boevye-strelby-kaspij-kolumnistika.html