Лидеры Киргизии и элита страны доверяют Турции

Реха Йылмаз, доцент кафедры Международных отношений
Университета Чанкыры Каратекин (Турция), кандидат политических наук

События в Киргизии свидетельствуют, что отсутствие энергетических ресурсов вовсе не означает отсутствия внимания к этой стране мироразделяющих сил. Есть много других геополитических, стратегических, сквозных интересов превращающих в данном случае Киргизию в эпицентр холодной войны в Центральной Азии. Ведь не случайно именно эта страна стала очередным объектом революции (пролитая кровь не позволяет происходящие политические смены власти последних лет определить как бархатный).

Киргизия с географической точки зрения является не только сердцем Азии, но и всей Евразии. То есть, сила, укрепившая свое место в Киргизии может легко дотянуться до всей Евразии. По этой причине Киргизия занимает центральное место в борьбе за сферу влияния глобальных сил. Это обстоятельство наряду с другими важными элементами, содержит большие опасности для страны.

В географии, где идет борьба глобальных сил очень сложно сохранить политическую стабильность и государственную целостность. Поэтому киргизские власти, пытаясь проводить политику баланса между мироразделяющими силами, разрешив размещению на своей территории как американских, также российских военных баз намеревались сохранить стабильность и мир в регионе. Вопреки этому последнее время страна столкнулась с социальными и политическими столкновениями, дважды гражданским переворотом была изменена власть.

Для предотвращения периодичного повторения этой ситуации был избран путь парламентского правления, в результате проведенного референдума было создано препятствие для сосредоточивания власти в одних руках. Таким образом, были произведены изменения в законодательстве страны создающие основу для новых переворотов. Но, этнические столкновения, произошедшие 10-11 июля на юге страны между киргизами и узбеками спровоцировали опасность не только демократической системы Киргизии, но также целостности страны. Сложившаяся ситуация стала угрожающим элементом не только для Киргизии, а также для всего тюркства Центральной Азии. Несмотря на все проблемы, Киргизия провела первые демократические выборы и мир, стабильность, развитое будущего связала с результатами этих выборов.

В этом новом этапе самый большой вклад вносит Турция, реализуя экономические, социальные и культурные проекты.

Есть много мнений по поводу причин событий в Киргизии. Особенный упор при этом делается на деятельность внешнего фактора. Но, не предложено оправдание в пользу влияния социальных проблем на события, возникшие на общественной базе. Политические, экономические и дипломатические эксперты, подходя к вопросам из собственных перспектив, выдвинули классические причины.

В корне проблемы можно рассмотреть не способность грамотного управления общим экономическим разладом, политической разрозненностью и культурными трениями.

Вместе с тем, за кулисами июльских событий нужно отметить отсутствие государственной идеологии охватывающий все народы страны и результаты его влияния на киргизские власти. Отсутствие идеологии сделало невозможным реализации действенной молодежной политики, формирование общей культуры, способности совместного образования. Подобная ситуация создала глубокий раскол между народами проживающими в стране.

Другая причина, лежащая под киргизскими событиями это эрозия духовных ценностей связывающих народы в прошлом и способствующей совместное проживание в будущем. Пустоту, появившуюся в результате этой эрозии заполнили радикальные течения с ближневосточными корнями как селефиты, ваххабиты и шииты. Под влиянием этих движений в киргизском обществе произошли расколы и разрывы. Отдельно в стране под лидерством политиков серьезно развился национализм, и возросло недружелюбное отношение к другим народам.

Взгляды киргизского общества относительно событий в стране, в общем подтверждают вышесказанное. На Конференции согласия прошедшей в 1-2 октября в Киргизии лидеры киргизского и узбекского народов отметили основные причины возникшей проблемы-

1. Социально-экономические проблемы.

2. Политический хаос последнего времени и безвластие.

3. Борьба внешних сил за сферу влияния в стране.

4. Духовная эрозия.

5. Отсутствие идеологии в стране и управленческие проблемы, связанные с этим.

6. Отсутствие молодежной политики в стране.

7. Ежедневный рост маргинальных, националистических движений, трения между религиозными группами.

Для разрешения проблем в первую очередь требуется достижения национального единства и мира в обществе в Киргизии. Для его утверждения необходимо развитие культуры совместного проживания. Для ее реализации очень большой груз ложится на ведущих лидеров страны, НПО, управленческой и гражданской элите. Они должны направить общество, особенно молодежь к правильному пути, успешно реализовывать общественную политику.

Второе это политическая стабильность. В этом вопросе выборы, прошедшие 10 октября имеют важное значение для будущей Киргизии. Нужно хорошо оценивать эти выборы — пять партий вошедшие в парламент должны суметь создать Правительство Национального единства. Но вырисовывается не очень то хороший результат. В ситуации сложной для сформирования правительства и неопределенность политики толкает политические группы к маргинализации. По этой причине проведение выборов и вхождение в новый парламент много представителей разных сил еще е говорит о воцарения стабильности в Киргизии.

Поэтому для внедрения новой системы здоровыми подходами нужно получать помощь от таких стран как Турция, имеющая многолетнюю практику парламентской системы управления. В противном случае, неизбежно возникновения политического хаоса и новых переворотов.

Третье это экономическое развитие. Этот фактор связан с другими условиями.

Если реализуются другие элементы, то экономическое развитие произойдет само по себе. Для достижения экономического развития Киргизии неизбежно экономическое единство Центральной Азии. Это единство получит поддержку от международной общественности нежелающей столкновений в регионе. Для его реализации может быть потребность в Совете Тюркского Сотрудничества для роста сотрудничества в Центральной Азии. В случае правильной реализации Совет с точки зрения развития региона будет иметь серьезные вклады в сохранение мира и стабильности. Первым делом нужно подготовить единую программу развития и экономического сотрудничества между странами региона. Турция неоднократно заявляла, что окажет любую техническую поддержку для его реализации.

Четвертое, не дожидаясь формирования правительства президент собрав вместе влиятельных лиц со всех частей страны и политических лидеров должен создать национальную идеологию государства. Новая концепция потребует изменение социального и правового строения, предоставление обществу нового статуса и узаконивания.

Пятое, нужно проводит правовую реформу, запрещающую деятельности группировок, зачинщиков раскола и противостояния в киргизском обществе. Но эти внедрения не должны быть применены к силам, выступающим против духовного растления, не ограничивать права и свободы человека. Нужно поддерживать и расширять деятельность Министерства по вопросам религии.

Шестое, Турция должна укрепить свое влияние в регионе, внедрять свой опыт в полезных и реальных проектах. В этом вопросе нужно получать поддержку от университетов Манас и Ала Тао, Министерства по религии и других добровольных общественных организаций. Нужно проводить сотрудничество между университетами Турции и Киргизии, особенно создавать совместные центры исследования и практики, поддерживаемые TİKA, TÜRKSOY, YUNUS EMRE VAKFI, TÜRK KALKINMA AJANSI.

Как страна первая признавшая независимость Киргизии, Турция не ожидая взаимности с начала проблемы протягивала ей руку помощи. Последнее время Турция внесла серьезные изменения в курсе внешней политики, достигнутые успехи в этом вопросе Анкара смогла сделать более смелые шаги, способные повлиять на курс международной политики.

Один из которых связан с Киргизией. Турция принимает большие усилия для не повторения столкновений между киргизами и узбеками, имевшее место в июле и подобных проблем в Центральной Азии.

Действия Турции показывают себя в экономических, социальных и политических областях. Выделено 21 тыс. доллар кредита для восстановления учебных и лечебных заведений в регионах столкновений.

С другой стороны для восстановления социального согласия, сокращения отсталости страны до минимума, примирения сторон и дальнейшего их совместного проживания 1-2 октября была проведена Конференция Межэтнический диалог- консенсус и диалог. Поддержкой Президента Киргизии Розы Отунбаевой оба народа, пострадавшие в этих столкновениях были посажены за круглый стол вместе для обсуждения причин проблемы и пути ее разрешения.

Эта конференция демонстрировала программу Анкары в поддержке Киргизии во всех отраслях. Не случайно, что свидетельством тому является то, что самой важной темой конференция был вопрос усердной и активной дипломатии Турции. Прибытие министра иностранных дел Ахмеда Давутоглы для участия в Иссык-Кул после Нью-йоркского вояжа и сразу после конференции отбытие в Сирию, а далее продолжение своего пути по другой программе получила большую симпатию и поддержку на конференции.

Конференция сыграла большую роль в выявлении настоящих причин проблемы. Среди них были отмечены социально-экономические проблемы, политический хаос последнего времени и безвластие, борьба внешних сил за сферу влияния в стране, духовное растление общества, отсутствие идеологии и управленческие проблемы, связанные с этим, отсутствие молодежной политики в стране, ежедневный рост маргинальных, националистических движений, трения между религиозными группами.

Для устранения этих проблем были предложены определение идеологии государства, устранение законодательных и политических оснований способных создать национальную рознь, проведение активной молодежной политики, активная деятельность религиозных и общественных лидеров в обществе, проведение мероприятий для развития экономики страны, проведение мероприятий для оздоровления демократии после парламентских выборов, создание базисных и социальных отраслей в регионах конфликта, использование кредита в сумме 21 млн. долларов в целях восстановления этого региона и проведение еще одной конференции в Стамбуле для внедрения решений принятых на конференции, роста межэтнического диалога.

Источники вышеназванных проблем, пути их разрешения и достигнутые результаты показывают, что Турция сумевшая взять под свой патронаж все аспекты Киргизской паутины в дальнейших этапах будет уместным инициатива Анкары в разрешение имеющихся проблем. Конференция показала, что политические и общественные лидеры Киргизии, элита страны доверяют Турции в разрешении проблемы и ожидают более активных действий в этом направлении.

Справятся новые киргизские власти с ситуацией в стране?

Несмотря на все неудачи, Киргизия смогла провести 10 октября парламентские выборы в стране. Особенно невмешательство правящих сил на процесс выборов, не использование подконтрольных их источников, признание результатов голосов, несмотря на получение меньше голосов, сыграла большую роль в развитии демократической культуры в Киргизии.

В результате выборов 120 депутатов парламента представляют 5 партий – националистическая Партия Ata Yurt (проакаевская партия) 28 мест, проправительственная Социал-демократическая партия 26, пророссийская партия Ar-Namıs 25, Республиканская партия 23, проправительственная социалистическая партия Ata Mekan 18 мест в новом парламенте .

Как отмечают международные наблюдатели, впервые в истории Киргизии власти определились без применения силы и законно. В документе распространенном офисом Демократических образований и прав человека ОБСЕ говорится , что пусть не в полной ожидаемой мере , но в Киргизии парламентские выборы были проведены в рамках демократических правил. Несомненно, выборы не были идеально демократичными. Особенно не обеспечено представление в парламенте этнических групп и женщин. Но правительственные силы не саботировали результаты выборов и их признание, что есть серьезный шаг для киргизской демократии.

Последующий этап будет еще сложнее. Особенно если учесть политическую нестабильность внутри страны, то формирование Правительства Национального Единства из представителей партий, вошедших в парламент есть самый правильный выбор. Но это кажется очень сложным. Политические взгляды партий вошедших в парламент различны, общественные слои, поддерживающие каждую партию и планы на будущее каждой силы противоречат друг другу.

Тем не менее, единое правление или создание коалиционного правительства также кажется чрезмерно трудным. Не большой количественный разрыв депутатов парламентских партий, правовые пустоты в вопросе создания правительства еще более осложняют процессы. Даже после формирования правительства вновь может возникнуть необходимость новых выборов. Потому, что согласно киргизским законам ни одна политическая партия в отдельности или две партии вместе не имеют право формировать правительство.

Вместе с тем, самая большая вероятность в связи с формированием правительства это может быть временное коалиционное правительство, сформированное партиями Социал-демократов, республиканцев и Ата Мекан. Эта правительственная коалиция может быть принят как самый приемлемый вариант для Киргизии. По причине поддержки партиями временного правительства и его решений возможно успешное продолжение процесса демократизации.

В противовес этому формирование правительства проакаевской националистической партией Ата Юрт и пророссийской партией Ар-Намыс обещавших в случае прихода к власти изменить Конституцию и вернуть президентское правление несет риск очередных катаклизмов для Киргизии. Но эти партии не имеют шанса без участия третьей партии сформировать правительство, что и оставляет шансы для новых демократических перспектив для страны.

источник — http://www.ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=768

Казахстан постоянно равняется на другие страны

В своих недавних посланиях народу Казахстана глава государства Нурсултан Назарбаев уделил особое внимание индустриализации. На XII съезде партии «Нур Отан» он представил новую государственную программу форсированного индустриально-инновационного развития.
Перед правительством опять встали вопросы: как разместить производства? за что браться? что выпускать? Опять, потому что это уже было. Со дня провозглашения независимости Казахстан пытался перенять лучшее из того, что можно взять у других государств. Но раз за разом случались осечки. Все-таки местные условия так или иначе предполагают выбор собственного пути. Однако сейчас мы опять смотрим вокруг, думая, кого скопировать. Что это? Старые грабли? Или продуманная стратегия?

Интересно выглядит эволюция Казахстана на протяжении последних двух десятков лет. Сначала мы взяли за основу опыт арабских стран, чтобы поднять сырьевой сектор. Затем опыт некоторых восточноевропейских государств (например, Финляндии) для развития финансового сектора. Сейчас пытаемся перенять опыт Сингапура в сфере наукоемких производств. Но вот ведь, что интересно, ни один из этих опытов не был идеально спроецирован внутри страны. Везде корректировки вносили местные особенности: где-то недостатки личностного порядка некоторых региональных руководителей, где-то несовершенство самой системы государственного управления.

Сырье

Когда-то, в далеких девяностых, мы начали свой путь с того, что, равняясь на арабские экономики и страны Океании, решили привлечь в совершенно обнищавшую страну западные инвестиции. Тогда для нас был один приоритет – выиграть время за счет внутренних ресурсов, поднять страну.
Безусловно, мы можем без особых усилий обскакать на сырьевом рынке всех. Казахстан страна с очень большим экономическим потенциалом в этом плане, который до сих пор был реализован в очень малой степени. У нас есть большие ресурсы нефти, газа и урана, и мы можем в ближайшие 10–15 лет стать одним из крупнейших в мире поставщиков энергоносителей. Но и по другим видам сырья Казахстан очень богат. Залежи меди составляют 10 процентов от мировых запасов, свинца – 19, цинка – 13, железа – 10, марганца – 25, а хромовых руд – 30 процентов.
Тогда была проведена приватизационная кампания. Она была в Казахстане быстрой, даже сверхбыстрой, и многие крупные предприятия передавались иностранцам без накопившихся долгов. При этом была проведена и массовая смена директоров, многие из которых начали прибирать к рукам подчиненные им заводы, фабрики, рудники, заботясь не об эффективности производства и работниках, а о собственном обогащении. Но так бывает всегда на руинах империи. Со временем такие хозяева понимают, что работать выгоднее либо что работать так или иначе придется.
И действительно к миллениуму Казахстан завоевал прочные экспортные позиции на рынках сырья. Будучи богаты нефтью, металлами, мы стали продавать их довольно бойко. Однако последний кризис показал, что всегда зависеть от сырья опасно. К примеру, год назад, когда спрос на него снизился до минимума с 1998 года, это негативно отразилось на бюджете страны, да и на самочувствии граждан.
А потому опыт арабских стран с их сырьевой экономикой если на первом этапе и сыграл свою положительную роль, то на перспективу нам совершенно не подходит. Риски колебаний цен на рынке энергоресурсов провоцируют уязвимость нашей экономики. А потому арабский опыт в данном случае становится плохим примером для подражания. Чем, по сути, они там занимаются? Они просто-напросто заколачивают деньги. Кстати, избыток ликвидности, спровоцированный производителями энергоресурсов, как раз и привел мировую экономику к кризису, вслед за которым появился финансовый дисбаланс. Поэтому было принято решение диверсифицировать экономику. Но как?
На самом деле поползновения в плане развития индустрии ежегодно предпринимались все последнее десятилетие, после того как Казахстан прочно встал на «сырьевые» ноги. Однако пользы было мало. Большинство производств так и не было достроено. Те, что достроили, многократно проходили реструктуризацию и перепроверки, а это несовместимо с ведением успешного бизнеса. Из более чем пятидесяти проектов до логического финала дошли единицы, их можно по пальцам одной руки пересчитать.
Кризис заставил отнестись к индустриализации более серьезно. Стало ясно: быть сырьевым придатком не только непрестижно, но и опасно. Поэтому в своих «кризисных» посланиях народу Казахстана глава государства Нурсултан Назарбаев посвятил огромные блоки индустриальному прогрессу. А на XII съезде партии «Нур Отан» представил новую государственную программу форсированного индустриально-инновационного развития. Перед правительством опять встали вопросы: как разместить производства? за что браться? что выпускать?
Если брать за основу еще ту, старую «диверсификационную» карту, то новые производства в Казахстане почти пять лет назад распределились вполне адекватно потенциалу регионов. Посему решили ее попросту усилить. Но на этот раз приоритеты расставить в пользу высокотехнологичных производств и аграрного сектора. И здесь, разумеется, не обошлось без «подражания».

Нанотехнологии

Большинство специалистов сходятся во мнении, что в отношении новых технологий нам первоочередно нужно развивать сектор биотехнологий и химию. Это достаточно перспективные, мощные сектора, подкрепленные сырьевой базой. Они связаны с фармацевтикой, со здоровьем. Да и рынок сам по себе привлекательный. Эти наукоемкие отрасли в свою очередь могут потянуть за собой другие в лице тех же IT-сектора, нанотехнологий или биотехнологий и т.д.
За основу, как водится, берется опыт Сингапура. В конце восьмидесятых это государство было сходно с Казахстаном полдесятка лет спустя: разруха, бедность… Только у него сырья никогда не было и не будет. Потому-то ему ничего не оставалось, как сделать ставку на новые технологии. И, пожалуйста, сейчас Сингапур – одна из ведущих экономических держав мира.
Но путь такой скользок и предполагает наличие значительного научного потенциала. Нет, никто не говорит, что у нас его нет. Однако напрочь разрушенная в 90-х годах система взаимодействия производства и науки по сей день не восстановлена. Причем проблема в принципе определена. Уже не раз приступали к ее решению. Однако результаты, даже спустя десяток лет, никакие. Как было производство оторвано от науки, так и по сей день ни на шаг они не сблизились.
По-хорошему следовало бы либо поставить крест на этом направлении, либо провести грандиозную реформу, которая бы перевернула научное и промышленное сообщества с ног на голову. Однако это тема для отдельного материала.
Такие вот «палки в колеса» часто и мешают Казахстану уверенно двигаться вперед. Так или иначе любой опыт, который мы пытаемся у себя применить, разбивается о бетонную стену отечественной неопытности. К примеру, если взять первый опыт – нефтяной, здесь мы переборщили с доступом к недрам. В итоге 85 процентов нефти в стране ныне добывают иностранцы. И очень тяжело дается Казахстану вернуться в эту отрасль самому. В случае с финансовым сектором погорели, правда, не только мы. Сам образец – Финляндия – «посыпалась» первая, с ее колоссальными внешними задолженностями в банковском секторе. Что и стало первым звоночком для нас. В пучину кризиса мы нырнули спустя почти полгода после них. О ситуации с опытом Сингапура мы уже писали выше.

Сельхозка

Чем еще может похвастать Казахстан помимо богатых запасов полезных ископаемых? Западные эксперты в один голос твердят: земля. Так оно и есть. Государство занимает девятое место в мире по площади. Причем земли со времен освоения целины считаются весьма плодородными. Здесь тебе и пастбища, и посевы не в пример Китаю… Там плодородных земель намного меньше. Почти две трети страны – местность гористая либо пустынная, одним словом, для сельского хозяйства не приспособленная. Но даже это китайцев не остановило. А потому сейчас специалисты в один голос рекомендуют на примере Китая развивать аграрный сектор.
Его опыт в аграрной отрасли можно считать поистине уникальным. Китаю ныне пророчат первое место по ВВП в мире. Но начиналось-то все, простите, с банального огорода, а точнее, с «земельной реформы». Это когда крестьянство фактически самозахватом переделило все плодородные земли, государству пришлось признать законность этого раздела и отдать участки в долгосрочную аренду. Как известно, земля в Китае находится в государственной или коллективной собственности.
Указанные меры положили начало квазикапиталистическим реформам в деревне – народ наконец-то смог зарабатывать своим трудом, что создало условия для повышения платежеспособного спроса и уровня жизни населения. Накопление капитала на селе и в деревне привело к стремительному росту сельского хозяйства, его модернизации и подготовило серьезную платформу для развития экономики в целом.
Повышение благосостояния на селе способствовало развитию мелкого деревенского ростовщичества как канала финансирования и развития местного бизнеса, так и финансирования переселения и открытия бизнеса в городах. Все сказанное еще раз подтверждает тезис о том, что развитие нормального рынка всегда начинается с реформ на селе.
За счет этого сначала произошло расширение сельскохозяйственного производства, продукция которого стала активно экспортироваться. Следующим шагом было освоение рынков трудоемкого ширпотреба – изделий из кожи, производства одежды и обуви. В городах и сельской местности появились несложные трудоемкие производства.
Можно было бы провести подобные реформы и в Казахстане. Однако сегодняшнее положение нашей страны сильно отличается от Китая 1980-х годов. Это очередная наша особенность, которая, как видится, вновь помешает спроецировать успешный опыт другой страны в Казахстане.
В нашей стране сегодня наблюдается сильный контраст по уровню благосостояния населения. Пять процентов казахстанцев имеют сверхдоходы, около пятнадцати процентов – доходы выше среднего, 20 процентов – средние, треть населения – выживает, остальные находятся за чертой бедности. В Китае агрореформа начиналась, когда почти 80 процентов были за чертой бедности.
То есть о саморазвитии в данном случае даже заикаться не приходится. Нужна существенная поддержка государства. И здесь уже впору применить опыт США, где сельское хозяйство снабжается такими грандиозными субсидиями, что иному казахстанцу показалось бы, что достаточно купить плуг и объявить себя фермером, чтобы сесть на полное государственное содержание.
Другое дело, сколько это будет нам стоить. Когда приходят иностранцы и развивают, как-то не очень заметны денежные траты. Сейчас Казахстану, пожалуй впервые, предстоит действовать самостоятельно. Суммы велики. Дадут ли они приплод? Правильно ли мы действуем? Вот несколько примеров.
В Костанае, где полным ходом идет строительство промышленных предприятий животноводческого комплекса, уже сегодня сомневаются, кто будет обитать в многочисленных откормочных площадках, где брать коров, где брать племя, что с кормами. Таков далеко не полный перечень вопросов, вставших перед аграриями.
В Алматинской области ситуация и вовсе казусная сложилась. В кои-то веки фермеры получили сверхурожай овощей, надеясь на построенные недавно консервные заводы. Но вот ведь незадача – заводы оказались неплатежеспособными. И такие примеры можно привести применительно к любому региону страны.
То есть фактически, как водится, «планов громадье» оказалось недодуманным. Фигурально выражаясь, получается так, что на кирпич для стройки смету составили, а на то, как этот кирпич потом использовать – позабыли.

Алексей ХРАМКОВ, Алматы

комментарии

Гульмира Курганбаева, директор департамента развития АРД «РФЦА»:

– На развитие перерабатывающей отрасли, чтобы ее поставить на ноги, требуется 5–7 лет. На нано- и биотехнологии – 10 лет. Эти отрасли, безусловно, себя оправдают. С точки зрения инвестора за нано- и биотехнологиями будущее. Материалы на основе этих технологий будут иметь большой спрос в течение ближайших десятилетий. Но сейчас они нуждаются в государственной поддержке.
Бахыт Кайракбай, консультант Института национальных экономических стратегий Центральной Азии:
– Нужно пытаться развивать нашу несырьевую отрасль, к примеру аграрный комплекс. Для этого надо просто поощрять государственное инвестирование. Одновременно, поскольку у нас человеческий потенциал слабоват, надо массированно инвестировать в человеческий капитал, чтобы подготовить почву для восприимчивости к новым технологиям, которые планируется развивать.

Кайрат Келимбетов, глава госхолдинга «Самрук-Казына»:

– Нужно жить так, как будто у нас нет нефти. Но ожидать, что это произойдет в одночасье, было бы по крайней мере наивно. Нужно учитывать, что в ближайшие годы «фактор нефти» будет увеличиваться, соответственно, в разы должны расти и наши усилия по диверсификации и индустриализации. А для этого всем надо работать больше и умнее, опережая конкурентов, потому как и геоэкономическое пространство вокруг нас стремительно меняется, бросая новые вызовы.

Бен Слэй, директор регионального центра Программы развития ООН:

– В Казахстане есть несколько отраслей, где видна необходимость улучшения потенциала переработки, в частности пищевая промышленность. Казахстан производит очень большое количество пшеницы, но, с другой стороны, импортирует много товаров из зерна. Необходимо развивать пищевую промышленность, она не требует больших капиталовложений. А пока здесь нет конкурентоспособных компаний, которые могли бы снабжать всю страну.

Источник — Литер
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1290929880

У нации в Кыргызстане есть комплекс неполноценности

Алексей Малашенко: У нации в Кыргызстане есть комплекс неполноценности, от которого нужно избавляться

«Россия должна сдерживать общество Кыргызстана от распада», — заявил сегодня на круглом столе «Как восстановить доверие в постконфликтной стране» член научного совета Московского центра Карнеги, политолог Алексей Малашенко.

Он полагает, что в идеале Россия должна поддерживать в Кыргызстане русскоязычное образование, создать минимальные человеческие условия для мигрантов из КР в РФ. «Естественно, конечно, и военная база, — говорит он. — Теоретически она также должна стать залогом стабильности. И без такой идеальной России дело не пойдет».

Он добавил, что Россия впервые вмешалась в политический процесс в Кыргызстане, чего никогда не делала в Центральной Азии.

«Не преувеличивайте любовь США к нетуркменскому характеру власти в Кыргызстане», — заявил сегодня на круглом столе «Как восстановить доверие в постконфликтной стране» член научного совета Московского центра Карнеги, профессор МГИМО, политолог и исламовед Алексей Малашенко.

«Хотите что-то сделать — надейтесь на себя, — говорит он. — Никто вам не поможет».

Алексей Малашенко привел в пример отношения США с Казахстаном, Узбекистаном и Туркменистаном, режимы в которых считаются авторитарными или более жесткими, чем в Кыргызстане.

«Китай — это ваша проблема, — убежден он. — Китайцы — милейшие люди. Но их глобальное мышление состоит в том, что рано или поздно все это гавкнется. Сейчас, когда говорят о китайской экспансии, надо понимать, что это протоэкспансия. Посмотрите на отношения КНР с соседними странами, и вы увидите китайскую лапу. И они работают в ключевых направлениях. Китайцы подождут, пока тут все успокоится, и придут».

Для того чтобы Кыргызстан развивался по позитивному сценарию, нужен реальный рывок. Об этом заявил сегодня на круглом столе на тему «Как восстановить доверие в постконфликтной стране» член научного совета Московского центра Карнеги, политолог и исламовед Алексей Малашенко.

По его словам, он видит три сценария развития ситуации в Кыргызстане. Первый — инерционный. Согласно ему, в течение нескольких лет в республике будет продолжаться «внутренняя интрига — кто более главный и влиятельный». При этом власть будет постепенно сосредотачиваться вокруг сильных фигур.

«Есть в Кыргызстане две фигуры, которые считаю сильными, — отметил Алексей Малашенко. — Из пятерки партий два волкодава вырастут, и довольно быстро. Но при всей кыргызской ментальности здесь есть тенденции к авторитаризму».

Второй сценарий — кризисный, при реализации которого в стране будут продолжаться революции. «Как говорят мои кыргызские товарищи, народная кыргызская забава, — говорит эксперт. — Но для страны это катастрофа. Я никогда не верил, что республика распадется на Север и Юг, так как это никому не нужно. И казахи, и узбеки будут удерживать Кыргызстан от этого. Но после событий на юге задумался. Так что не учитывать это нельзя. Причем инерционный и кризисный сценарии не зависят от степени авторитаризма или либерализма. И там, и там есть подобные угрозы».

Третий сценарий — позитивный. «Предпосылкой к нему может быть только какой-то рывок, — отмечает Алексей Малашенко, — экономический или политический, но перелом ситуации нужен. А времени нет. Тут я сравниваю Кыргызстан с Кавказом, где момент был, к сожалению, упущен».

«Уходить из Кыргызстана России нельзя», — заявил сегодня на круглом столе на тему «Как восстановить доверие в постконфликтной стране» член научного совета Московского центра Карнеги, политолог и исламовед Алексей Малашенко.

По его словам, у России к Кыргызстану дружественное отношение, чем не могут похвастаться некоторые другие соседи республики по региону. «В Кыргызстане есть русские, не утерянная традиция русской культуры, отсюда уходить России нельзя, но как остаться? — задается вопросом эксперт. — Я могу представить, как Россия уходит из Туркменистана и Молдовы, но не отсюда».

Тем не менее, полагает он, Россия пока не выработала своих персональных интересов во внешней политике ни в отношении Кыргызстана, ни в отношении других стран или регионов. «20 лет для такой огромной страны — маленький срок», — объясняет он. — Нет у нее пока национальных интересов».

«Россия нужна Кыргызстану, он от нее никуда не денется», — заявил сегодня на круглом столе на тему «Как восстановить доверие в постконфликтной стране» член научного совета Московского центра Карнеги, политолог Алексей Малашенко.

По его словам, об этом говорит даже то, что президент КР переходного периода Роза Отунбаева звонила сначала в Кремль, а потом в Вашингтон.

«Банально говорить, что Россия теряет в регионе позиции, — отметил он. — Но она не будет терять их вечно, и когда-нибудь этот процесс остановится».

«Центральной Азии нет, ее придумали в Российской империи», — заявил сегодня на круглом столе на тему «Как восстановить доверие в постконфликтной стране» член научного совета Московского центра Карнеги, профессор МГИМО, политолог и исламовед Алексей Малашенко.

«В странах Центральной Азии нет ничего общего, — говорит он. — Здесь нет общей культуры, я не говорю уже о любви и сотрудничестве. Особенно по части воды и границ. Кооперации нет в регионе. Общего ничего нет. Это совокупность государств. Единую Центральную Азию придумали в Российской империи».

«Когда мы говорим о Центральной Азии, нужно говорить о соседях, — отмечает эксперт. — Есть общие проблемы, но они не соединяют, а разделяют. И Россия неспособна уже играть здесь роль посредника».

«Ошибочно думать, что Кыргызстан — часть Центральной Азии, — подчеркивает Алексей Малашенко. — Это самостоятельное государство со своими национальными интересами».

«У нации в Кыргызстане есть комплекс неполноценности, от которого нужно избавляться», — заявил сегодня на круглом столе на тему «Как восстановить доверие в постконфликтной стране» член научного совета Московского центра Карнеги, профессор МГИМО, политолог и исламовед Алексей Малашенко.

По его словам, Кыргызстан представляет большой интерес для мирового сообщества. Причем благодаря не только географическому положению, но и ряду других особенностей, в которых он видит возможный залог успеха.

«Кыргызстанское общество, нация, не похожи на соседей по региону, на Россию», — говорит Алексей Малашенко. Он полагает, что в число этих особенностей входит вера людей в значение их голосов на выборах, их индивидуализм, смешение различных культур.

«Ощущения индивидуальности, самоценности, личности как в Кыргызстане, нет больше ни в одной стране Центральной Азии, — отмечает Алексей Малашенко. — Это ближе к Европе. Этот индивидуализм, который окреп за последние 20 лет, — мостик на Запад. Вам повезло, что нет сильного ислама, как у соседей. Есть радикалы, но исламистского запала нет».

«Есть великие малые народы — евреи и армяне, малые и значимые страны, — отмечает эксперт. — С моей точки зрения, Кыргызстан — одна из таких стран. Маленькая, зажатая, но очень значимая. Маленькая, но удаленькая».

Данияр КАРИМОВ

Источник — ИА «24.kg»,
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1288770420

Региональная стратегия Ирана в Центральной Азии

Достаточно широко известно, что в современной внешнеполитической стратегии Ирана концептуальная установка на превращение в лидирующее государство Ближнего и Среднего Востока рассматривается как задача осуществления исторической миссии ИРИ. Она является приоритетной, однако с течением времени происходит заметная эволюция средств и методов ее воплощения.

Иранские неоконсерваторы, пришедшие к власти в ИРИ в 2005 г., синтезировали в своей внешней политике сразу несколько парадигм предшествующего периода: достижение статуса региональной державы (доктрина последнего шаха М. Р. Пехлеви), максимум прагматизма в экономике (концепция президента А. А. Хашеми-Рафсанджани), последовательная интеграция в мировую экономику (идеи президента С. М. Хатами). Применительно к странам Центральной Азии эти стратегии реализуются теперь уже с учетом неоднозначного имеющегося опыта постсоветского времени.

В начале 1990-х гг., сразу же после развала СССР, обнаружив огромное неосвоенное рыночное пространство, Иран стремительно активизировался в новых государствах Центральной Азии, в первую очередь – в Таджикистане, Узбекистане и Туркмении. Многие наблюдатели региональных процессов нередко утверждают, что, активизируясь в регионе, Иран заодно следовал и продолжает следовать и одному из важных идеологических концептов своей официальной внешней политики – идее «экспорта исламской революции» («…возрождение ислама в Средней Азии стало органической составной частью устремлений нынешних правителей Ирана», – писал в 1990-х гг. З. Бжезинский[1]). Подобная оценка уже превратилась в один из самых устойчивых стереотипов международной жизни. Однако применительно к странам Центральной Азии эти утверждения на поверку оказываются безосновательными. Постсоветская история стран Центральной Азии знает множество примеров влияния на религиозную сферу со стороны целого ряда других государств – Турции, Пакистана, Афганистана, Саудовской Аравии, Кувейта, но никак не Ирана с его шиитской доктриной, изначально неприемлемой в регионе преобладающего распространения суннитского мазхаба. В целом в 1990-х гг. иранское влияние ограничилось некоторой экспансией на местные рынки иранских товаров (по масштабам не идущей в сравнение с товарной экспансией китайской или даже турецкой)[2]. Другим скромным успехом иранской политики в регионе можно считать создание сети культурных центров, вовлекших в сферу своего влияния весьма ограниченный круг деятелей культуры и незначительную часть населения.

Нарастание антагонизмов в отношениях с США и непосредственное утверждение американцев в регионе в конце 2001 – начале 2002 гг. во многом предопределили характер иранской политики в регионе. Весь последующий период основные тактические установки иранской дипломатии в странах Центральной Азии были направлены на постепенное инсталлирование во все сферы, дающие возможность способствовать преодолению внешнеполитической и экономической изоляции Ирана.

Определенным исключением для этих выводов изначально является Таджикистан. Этнокультурная близость таджиков и иранцев сразу обусловила более высокий уровень отношений Ирана с Таджикистаном, нежели с другими государствами региона. Эта специфика иранско-таджикских отношений стала одним из факторов прямого участия иранской дипломатии в мирном процессе по выходу республики из гражданской войны 1992–1997 гг. Иран уже в период перестройки оказывал повышенное внимание Таджикистану, но оно обуславливалось в первое время стремлением расширить сферу своего политического и специфического идеологического влияния. С конца 1992 г. в таджикско-иранских отношениях наметился спад, переходивший временами во вполне ощутимое взаимное отчуждение, в основе которого лежало возникшее в ходе гражданской войны в среде значительной части таджикского общества политическое и идеологическое предубеждение в отношении Ирана. Первоначальные претензии иранских политических кругов на доминирование в Таджикистане быстро оказались дезавуированы и со стороны России. Е. М. Примаков указывает, что уже на начальном этапе российско-иранских контактов по таджикистанской тематике, когда стала ясна бесперспективность усиления иранских позиций в Таджикистане, влияние Ирана и даже «физическое присутствие» в Таджикистане пошли на убыль. В отношении общей стратегии был сделан вывод, что Иран стремится выйти из изоляции и «принять участие в позитивных процессах на международной арене»[3]. Опыт того времени во многом определил формат российско-иранского взаимодействия в Таджикистане в последующем, предотвратив вероятность возникновения прямой конфронтации интересов двух стран.

Тем не менее определенные круги в иранском политическом истеблишменте продолжают рассматривать Таджикистан не просто как важного политического партнера в регионе, но и как часть некоего «Большого Ирана». К настоящему времени Иран располагает некоторыми рычагами воздействия на правительственные круги, а также на Партию исламского возрождения Таджикистана[4]. Важное место в этом взаимодействии занимает преимущественно идеологический, в малой степени имеющий реальное политическое или иное наполнение, концепт «арийского единства», подразумевающий интеграцию ираноязычных стран региона и создание в перспективе некой этноориентированной оси Тегеран–Кабул–Душанбе. В июле 2006 г. по итогам встречи президентов Афганистана, Ирана и Таджикистана в Душанбе было принято решение о создании трехсторонней комиссии по сотрудничеству с координационным центром в Кабуле. При подписании документов президент Ирана Махмуд Ахмадинежад отметил, что «у нас все должно быть едино – экономика, культура и искусство; надо снять все преграды, которые нас разделяют», заодно подчеркнув, что «безопасность Таджикистана и Афганистана зависит от Ирана, а безопасность Ирана зависит от безопасности в этих странах». Президент РТ Эмомали Рахмонов в ответ подтвердил: «В дальнейшем комиссия будет уделять особое внимание региональной безопасности и военно-техническому сотрудничеству»[5]. Впрочем, эта трехсторонняя коалиция пока остается в большей степени декларацией, на фоне которой реальное сотрудничество выглядит относительно скромно. В Таджикистане иранской стороной согласован вопрос о строительстве горного тоннеля, который соединит таджикскую столицу с юго-восточными районами страны, стоимостью в 50–60 млн долларов США, Иран завершает строительство второй очереди Сангтудинской ГЭС, вложив в этот проект 220 млн долларов. Иран инвестировал 31 млн долларов (в том числе 10 млн безвозмездно) в строительство Анзобского тоннеля на автотрассе Душанбе–Худжанд. При подобных масштабах экономического взаимодействия трудно предположить, что Иран станет главным геоэкономическим полюсом для Таджикистана (как, забегая вперед, и для всех стран центральноазиатского региона)[6]. Известно, что полюс превращается в геополитический центр силы лишь при условии проведения активной и агрессивной внешней политики, нацеленной на подчинение других акторов той или иной подсистемы международных отношений своим внешним и внутренним интересам. Субъект полюса превращается в центр силы, если объем его внешнеполитического потенциала превосходит внешнеполитический потенциал субъекта-конкурента как минимум в 4 раза. Закон геоэкономического «полюса», в формулировке О. Арина, гласит: в геоэкономическом пространстве глобальный или региональный полюс означает субъекта, отличающегося от других субъектов превосходством своей экономической мощи над экономическим потенциалом вслед идущего субъекта как минимум в 2 раза или более[7]. То есть экономический потенциал не является синонимом мощи, но именно явление мощи порождает явление полюса. К Ирану в контексте его политики в Таджикистане это, вполне очевидно, неприменимо. Планы по сооружению 500-киловольтных линий электропередач из Таджикистана через Афганистан в Иран и Пакистан, как и строительство автомобильной и железной дорог Колхозабад–Нижний Пяндж–Кундуз–Мазари-Шариф–Герат–Мешхед, немногое меняют в этой картине, тем более что пребывают в стадии обсуждений и проработок уже около десятка лет. Основными торговыми партнерами Таджикистана во внешнеторговом обороте в 2007 г. были Россия, Узбекистан, Казахстан, Нидерланды, Турция и Китай. Иран в этом перечне занимает далеко не ведущие позиции.

Помимо Таджикистана, определенная специфика имеется также в иранско-туркменских отношениях, что обусловлено непосредственным соседством двух стран. Необходимо согласиться с мнением, что «главная особенность отношений между Туркменистаном и Ираном заключается в том, что взаимное влечение двух стран обусловлено отсутствием другого выбора. Обе страны «обречены» иметь активные двусторонние связи»[8]. Для Ирана немалый интерес представляет такая особенность международного статуса Туркменистана, как объявление постоянного нейтралитета основой своей внешней политики. Чисто прагматически нейтральный статус Туркменистана давал ее лидеру возможность успешно лавировать между полюсами силы современного мира, «не боясь вызвать раздражение сильной и авторитетной Америки». Для Ирана важно то, что нейтралитет служит сдерживающим фактором, позволяющим Ашхабаду дистанцироваться от участия в международных блоковых структурах[9]. Помимо иного, эта линия ирано-туркменских взаимоотношений подкреплена объективно выгодными обеим сторонам существующими экономическими отношениями. Можно предположить, что она вряд ли претерпит какие-либо кардинальные изменения в связи со сменой высшего руководства Туркменистана и определенными изменениями во внешней политике официального Ашхабада, хотя потенциальное сближение Туркменистана с Западом и способно, конечно, внести определенные новации в характер двусторонних отношений.

Отношения Ирана с Узбекистаном на протяжении всего их существования носят умеренно доброжелательный характер, не проявляя тенденции к активизации либо принципиальному изменению в своем качестве. Среди факторов, не способствующих сближению двух стран, можно отметить и откровенно проамериканский характер внешней политики Узбекистана до 2005 г.[10], и определенную исламофобию в узбекистанском руководстве[11]. В то же время в Тегеране, похоже, присутствует вполне адекватное понимание значимости этой страны в региональном контексте. Можно сказать, что на протяжении всего постсоветского времени Иран придает максимальное значение узбекистанскому направлению своей политики. Из суммы отношений Ирана со странами региона более половины всех визитов, усилий и инициатив приходится на Узбекистан, но реальной отдачи ни в сфере экономического сотрудничества, ни в политическом взаимодействии эта активность не дает. Реальной несущей конструкцией торгово-экономических отношений двух стран является лишь развитие транспортной инфраструктуры, начало которому положил ввод в эксплуатацию в 1996 г. железнодорожной ветки Теджен–Серахс–Мешхед, соединившей железнодорожные системы Ирана и государств Центральной Азии, и в 2006 г. – ветки Бафк–Бандар-Аббас, что позволило существенно сократить расстояние между Ташкентом и иранским портом Бандар-Аббас в Персидском заливе. Приоритетом развития транспортной инфраструктуры остается реализация положений трехстороннего ирано-узбекско-афганского соглашения 2003 г. о международных автомобильных перевозках и создании трансафганского коридора Термез–Мазари-Шариф–Герат с последующим выходом к портам Бендер-Аббас и Чахбахар, однако его реализация тормозится большим рядом факторов, включая и военно-политическую ситуацию в Афганистане.

Отношения Ирана с Казахстаном носят также вполне доброжелательный характер, но ограничиваются последовательным стремлением Казахстана активизировать евроатлантический вектор своей внешней политики. Российское и в последние годы китайское направления внешнеполитической активности Казахстана объективно не могут быть препятствием для поступательного развития отношений с Ираном. Активизация же сотрудничества с США в первую очередь является ощутимым фактором торможения для двусторонних отношений. «Путем воздействия на военную и стратегическую отрасли Казахстана, они (Россия и Турция. – А. К.) стремятся расширить свое влияние в этой республике. В связи с этим между США и Казахстаном были заключены несколько соглашений по обороне и безопасности. На очередной конференции Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе в Стамбуле в 1999 году была подготовлена основа для повышения роли Казахстана среди стран Совета Евроатлантического партнерства», – отмечается иранскими политическими экспертами[12]. Подчеркнутая многовекторность внешнеполитического курса Казахстана и его относительная экономическая состоятельность создают менее благоприятные условия для продвижения Ираном своих интересов в этой республике. Однако среди иранского политического истеблишмента присутствует четкое понимание того, в региональной (центральноазиатской) расстановке сил Казахстан имеет огромное значение, уступая, может быть, лишь Узбекистану. В этих условиях в Тегеране ревностно воспринимаются любые признаки стремления Казахстана к стратегическому сотрудничеству с западными странами. Основным инструментом противодействия этому стремлению являются экономическое сотрудничество и попытки его наращивания. Казахстан ежегодно экспортирует 1 млн тонн нефти через Иран по схеме SWAP: нефть доставляется танкерами по Каспию в иранские порты, а затем отправляется на иранские нефтеперерабатывающие заводы. Взамен Казахстан получает аналогичное количество высококачественной иранской нефти в Персидском заливе и экспортирует ее своим торговым партнерам. Кроме того, ведется подготовка проекта нефтепровода Казахстан – Туркменистан – Иран, по которому в перспективе Казахстан сможет экспортировать нефть в страны Юго-Восточной Азии. Для этого будут использоваться иранские нефтяные экспортные терминалы на побережье Персидского залива[13]. Стремление к региональному партнерству Ирана со странами региона (и с Казахстаном в том числе) осуществляется и в рамках Организации регионального сотрудничества (ЭКО). «Насколько расширятся взаимные отношения между Ираном и Казахстаном, настолько будут ограничены объемы отношений Казахстана с западными странами. В связи с этим внешнее поведение Ирана с Казахстаном нужно наладить таким образом, чтобы процессы взаимных отношений привели к обеспечению скрытых потребностей и восстановлению экономических и культурных ограничений этой страны. Подобный процесс может постепенно повысить уровень отношений и взаимного сотрудничества Ирана и Казахстана», – считают в Тегеране[14].

Иранско-киргизские отношения особой динамикой не отличались никогда. Политическое взаимодействие Киргизии и ИРИ осуществляется преимущественно в рамках участия обеих стран в ряде международных организаций. Экономическое и культурное присутствие Ирана в республике находится на довольно высоком уровне, но в любом случае заметно уступает российскому, китайскому и даже турецкому. Важным моментом, обуславливающим ограниченность взаимосвязей в политической сфере, является присутствие на территории Киргизии американской военной авиабазы. С этим присутствием связан и ряд кризисных одномоментных ситуаций в двусторонних отношениях последних лет. Так, в мае 2006 г. в контексте американских угроз о начале военных действий против Ирана прозвучали сообщения о вероятности использования американской авиабазы, расположенной в бишкекском аэропорту «Манас», для нанесения авиаударов по иранской территории[15]. Данный тезис получил столь широкое распространение и большой резонанс, что парламентский комитет по обороне и безопасности Киргизии принял решение вынести на рассмотрение палаты вопрос о денонсации соглашения с США о нахождении авиабазы на территории Киргизии, а затем тогдашний премьер-министр Киргизии Алмазбек Атамбаев сделал специальное заявление о том, что Киргизия ни при каких условиях не позволит использовать авиабазу США, находящуюся на территории республики, для ведения боевых действий против Ирана или Ирака[16]. С аналогичным опровержением выступила тогда и посол США в Киргизии М. Йованович[17]. Можно предположить, что само появление данной информации могло представлять собой зондаж мнений в политическом истеблишменте как самой Киргизии, так и широкого круга причастных и заинтересованных стран в регионе и за его пределами. В любом случае в итоге эта ситуация продемонстрировала лояльность киргизского руководства к Ирану, невзирая на его конфронтацию с США. Подобная лояльность присуща, пожалуй, правящим элитам всех государств региона и является устойчивым компонентом в общей для всех «многовекторной политике», с которой вынуждены считаться и внерегиональные партнеры, включая и США.

В свою очередь, после осени 2001 г. политика Ирана в Центральной Азии проводится с учетом американского военного присутствия в регионе. Это обусловливает необходимость наращивания сотрудничества Ирана с Россией, Китаем и Индией, чьи позиции, хотя и в различной степени, близки или совпадают с иранскими в вопросе нежелательного расширения влияния США в этой части мира. «Иран с пониманием относится к сохранению лидерства России в регионе, исходя из того, что только сильная Россия может быть гарантом обеспечения баланса интересов разных стран в Центральной Азии»[18].

Вообще иранскую центральноазиатскую политику всего постсоветского времени можно охарактеризовать как в достаточно высокой степени сбалансированную. Определенным этапом, позволяющим предполагать вероятность ее плавной коррекции, можно считать 2005 г., смену руководства в самом Иране. Прошедшая в ноябре 2005 г. в Тегеране 13-я международная конференция по Центральной Азии и Кавказу «Региональное развитие: взаимодействие и столкновение стратегий» стала своеобразной трибуной для программных выступлений представителей пришедшего к власти неоконсервативного руководства. Анализ ее материалов позволяет если не расставить, то хотя бы контурно наметить некоторые новые акценты в стратегии ИРИ в регионе Центральной Азии и Кавказа на последующий период. Выступая на конференции в Тегеране, секретарь Совета по определению блага строя ИРИ Мохсен Резаи (бывший главнокомандующий КСИР, являющийся также руководителем комитета по разработке «Двадцатилетней перспективы») заявил, что, согласно этому документу, через двадцать лет Иран должен стать развитой страной и занять первое место в регионе по экономическому, научному и культурному развитию. В документе также говорится, что «Иран станет вдохновителем исламского мира и цивилизациеобразующим государством с революционной и иранской идентичностью, реализующим конструктивное и эффективное взаимодействие в международных отношениях»[19]. Впрочем, риторика иранских руководителей далеко не во всем совпадает как с политическими реалиями, так и с собственными их планами. Пока приходится лишь констатировать отсутствие каких-либо окончательно сформулированных новых приоритетов иранской центральноазиатской и закавказской политики. Де-факто руководство ИРИ оставило в некоем «вакууме» отношения с соседними государствами СНГ, не подвергая тем не менее сомнению важности этих государств для региональной политики[20]. Конкретные механизмы сотрудничества на этом векторе находятся в разработке, внешняя политика ИРИ не дает ответов на целый ряд вопросов. Впрочем, линия на приоритетное усиление экономических позиций в регионе обозначилась еще в последние годы реформаторского правления, хотя основными инициаторами этой новой экономической дипломатии были не столько представители реформаторского крыла, сколько лидеры умеренно-консервативной части правящего духовенства и неоконсерваторы во главе с М. Ахмадинежадом. Это позволяет предположить, что данная линия в любом случае будет продолжена. И это лишний раз подчеркивает склонность иранского руководства к проведению обычной Realpolitik, а не некоего религиозно окрашенного мессианства.

Конференция 2005 г. в Тегеране подтвердила и озабоченность иранского руководства распространением «цветных революций» на пространстве СНГ, особенно в контексте их влияния на региональную обстановку. Очевидно, что эта тематика будет в обозримом будущем значиться в числе актуальных тем повестки дня внешнеполитического руководства ИРИ, включая и серьезные усилия по фундаментальному изучению социальных элементов и политического базиса данного феномена для разработки эффективных рычагов противодействия. С этой тематикой тесно связана и еще одна из фундаментальных линий внешнеполитической стратегии ИРИ в Закавказье и Центральной Азии, заметно усилившаяся во второй половине 2000-х гг., – противодействие вмешательству внешних по отношению к региону игроков (прежде всего США) во внутренние дела региона. В наибольшей степени это относится к региону Каспийского бассейна. При этом иранская сторона заведомо исходит из того, что любые внешние решения и действия, предлагаемые со стороны внерегиональных игроков, неизбежно приведут к отрицательным последствиям, а именно: нанесут вред региональному сотрудничеству, подорвут взаимное доверие, создадут дополнительные проблемы народам региона[21].

Знаковым событием в этом направлении региональной политики ИРИ стал второй саммит прикаспийских государств в октябре 2007 г., где лидеры России, Ирана, Казахстана, Туркмении и Азербайджана так и не смогли урегулировать спор вокруг правового статуса Каспийского моря, но тем не менее была принята итоговая декларация, в которой были зафиксированы важнейшие договоренности. В частности, прикаспийские страны взяли на себя обязательство не предоставлять другим странам свою территорию для начала военной агрессии против одного из них – другими словами, в случае военной операции США против Ирана. На протяжении всего постсоветского периода все прикаспийские страны стремятся к увеличению своей военной мощи, что автоматически увеличивает вероятность возможных силовых сценариев, связанных с борьбой за геополитическое и экономическое превосходство. Примерно за 10 лет суммарное количество военных кораблей на Каспии увеличилось почти вдвое, наращивается береговая оборонная инфраструктура. Азербайджан и Казахстан осуществляют милитаризацию своих секторов Прикаспия при активном участии США, в частности, в рамках программы «Инициатива по охране Каспия» и проекта по созданию специального оперативного соединения «Каспийский страж», основу которого, по замыслу американской стороны, должны составить американские мобильные силы и подразделения армий стран – участниц каспийских энергетических проектов, инициированных США[22]. В Тегеране фактически была озвучена некая «смена парадигмы», угрозы военной операции США против Ирана сделали свое дело: северные соседи ИРИ, движимые инстинктом самосохранения, оказались вынуждены согласиться с принципиальной позицией России о недопустимости применения силы в регионе. Другой тезис декларации – о недопустимости односторонних действий на Каспии – не стал чем-то принципиально новым для России[23]. И хотя он напрямую не был включен в итоговую декларацию, тем не менее получил поддержку как Ирана, так и Туркменистана[24] при отсутствии возражений со стороны других участников саммита, отразившись косвенно в пункте декларации, гласящем, что будущая Конвенция о правовом статусе Каспийского моря как базовый документ может быть принята только на основе общего согласия прибрежных государств. Тем самым Иран и Россия консолидированно заставили других участников саммита взять на себя и определенные обязательства по ограничению сотрудничества на Каспии с внерегиональными геополитическими и геоэкономическими центрами, и прежде всего с США.

До определенного времени Иран рассматривал переговорный процесс по Каспию и сам вопрос о его правовом статусе как политические инструменты для сдерживания экономической экспансии со стороны нефтяных компаний, рвущихся к каспийскому шельфу. Его собственные нефтяные ресурсы (одни из крупнейших в мире) лежат в Персидском заливе, а не на Каспии – этого положения не изменил бы даже самый выгодный для Ирана статус Каспийского моря. Для Ирана саммит стал в первую очередь способом продемонстрировать США, что говорить о какой-то международной изоляции Ирана не приходится. Иранский президент Махмуд Ахмадинежад получил единодушную поддержку со стороны всех прочих прикаспийских государств, включая и вполне проамерикански настроенный Азербайджан, причем тон единодушной поддержке Ирана был задан казахстанским президентом Нурсултаном Назарбаевым[25]. Хотя, конечно, смысл тегеранских договоренностей по Каспию не лежит лишь в сфере PR-демонстраций.

Переговоры по Каспию является не единственным местом, где Иран взаимодействует со странами региона в многостороннем формате. Тегеран стремится наращивать взаимодействие в рамках нескольких многосторонних структур, таких как Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), в которой Иран имеет статус наблюдателя и через которую получает возможность взаимодействовать с многосторонними объединениями СНГ (ОДКБ, ЕврАзЭС). Претендуя на роль одного из лидеров в регионе, Иран также стал рассматривать возможность участие в ШОС для усиления своего влияния в ЦА, а также для расширения сотрудничества с Китаем, все более усиливающим свое экономическое присутствие в Иране. В связи с получением Ираном статуса наблюдателя ШОС в Астане в июле 2005 г. вице-президент Ирана Реза Ареф заявлял, что «в последние годы одним из приоритетных направлений внешнеполитической деятельности Ирана было взаимодействие на региональном уровне. Особое место в налаживании таких контактов занимает ШОС. В последнее время мы пришли к выводу, что членство Ирана в этой организации будет отвечать национальным интересам ИРИ, способствовать укреплению стабильности в регионе»[26]. Россия и государства – члены ШОС безусловно заинтересованы в наиболее тесном сотрудничестве с Ираном, так как это дает возможность влиять на происходящие в нем политические процессы, поддерживая наиболее предсказуемые политические силы[27]. Страны – участницы ШОС заинтересованы и в том, чтобы не допустить военного вмешательства в Иран. Ведь с весьма большой долей вероятности такой вариант развития событий приведет к эскалации сепаратистских движений, в том числе в Синьцзяне. Наряду с напряженной ситуацией в Афганистане и Ираке это может привести к попытке создания новых государственных образований. В свою очередь, это может оказаться катализатором подобных движений практически во всех странах ШОС. Политика администрации США в отношении Ирана все более и более ведет к тому, о чем когда-то предупреждал З. Бжезинский: «Коалиция России одновременно с Китаем и Ираном может возникнуть только в том случае, если Соединенные Штаты окажутся настолько недальновидными, чтобы вызвать антагонизм в Китае и Иране одновременно»[28]. Альянс, о котором рассуждает Бжезинский, становится вполне вероятным в рамках ШОС. США, проводя по отношению к Ирану агрессивную политику, создают идеальные условия для дальнейшего сплочения Ирана и России по важнейшим вопросам их политики в Центральной Азии и на Кавказе. Изменение геополитической ситуации на Ближнем Востоке и в Центральной Азии побуждает Иран и к расширению политического и экономического сотрудничества и с Китаем.

Запасы энергетических ресурсов и географическое положение делают Иран одним из главных объектов современных геоэкономических войн, но перманентно происходящее усиление позиций ИРИ в мире ислама превращает ее в один из субъектных центров мировой и региональной геополитики. Соответственно Иран одновременно использует и геополитический, и геоэкономический инструментарий, чтобы ответить на вызовы конкурентов. В условиях дестабилизации соседних стран (Афганистан и Ирак) ИРИ поставлена в ситуацию, когда руководителям страны приходится думать о безопасности одновременно на национальном, региональном и глобальном уровнях. Центральноазиатский фактор в обеспечении безопасности Ирана, хотя и не являясь доминантным, все же относится к числу наиболее приоритетных[29].

Ужесточение в среднесрочной или долгосрочной перспективе курса М. Ахмадинежада в отношении государств Центральной Азии и Кавказа не исключено, но это будет зависеть от определенных обстоятельств, связанных с дальнейшим развитием ситуации в регионе и вокруг него, а конкретно – от последующих шагов американской администрации в этом секторе пространства СНГ. При этом очевидно, что негативная реакция Ирана будет носить «точечный характер» применительно к «провинившемуся» государству региона, позволившему себе «лишнее» в контактах с американцами. До тех пор, однако, пока интеграция стран региона в натовские структуры будет носить вялотекущий характер, Тегеран не собирается проявлять на этом треке большой активности и намерен сконцентрироваться на получении максимальных экономических дивидендов от взаимодействия со странами Центральной Азии и Закавказья. О том, что коррекция курса центральноазиатской политики (пусть и необязательно существенная) последует, свидетельствует президентская программа 2005 года, или «Программа девятого правительства»[30]. Усложнение внешнеполитического положения ИРИ, связанной как с конфликтами в странах-соседях, так и особенно с давлением со стороны США и Евроатлантического сообщества в целом, естественно, вызывает у консервативного руководства страны стремление как к ужесточению, так и к наращиванию активности внешней политики. Именно эта тенденция и проявилась в приходе на президентский пост ИРИ креатуры радикальных консерваторов Махмуда Ахмадинежада. Иран озабочен дестабилизацией ситуации в регионе, присутствием многотысячных американских войск в соседних странах, особенно в Ираке и Афганистане. Он опасается, что ему не на кого будет рассчитывать в критической ситуации, так как он находится в окружении проамерикански настроенных стран либо государств, на территории которых расположены американские войска или базы. Сегодня военной мощи ИРИ недостаточно, чтобы эффективно противостоять потенциальным противникам в лице Израиля и США. Все это обусловливает стремление Тегерана к обладанию ядерным оружием, что на практике означает озабоченность ИРИ приобретением своеобразного фактора сдерживания потенциального агрессора в условиях отсутствия явных и надежных союзников в регионе[31].

Впрочем, в любом случае, пока можно говорить о сохранении преемственности региональной стратегии Ирана на центральноазиатском векторе (не исключая, конечно, подготовки и реализации в перспективе новой стратегии). Свой антиамериканский и антиизраильский курс президент ИРИ Ахмадинежад уравновешивает активизацией деятельности в региональных и международных организациях, и в этом плане центральноазиатское направление играет во внешней политике Ирана весьма заметную роль. При этом необходимо уверенно констатировать, что идеологическая составляющая, пресловутая идея «экспорта исламской революции», не является сколько-нибудь значимой в региональной политике Ирана и не грозит стать таковой в обозримом будущем, означая лишь попытку реинтеграции региона в исторический контекст. Как существующие, так и нарождающиеся противоречия, связанные с усилением стратегического соперничества в центральноазиатском регионе, имеют далеко не религиозные и не идеологические, а геополитические и геоэкономические основы. Скажем, Россия предпочла бы иметь дело с более предсказуемым Ираном в вопросах ядерной тематики или в таком регионе, как Ближний Восток, но в том, что касается Средней Азии и Каспия, то здесь совпадение интересов России и Ирана можно назвать почти идеальным. Почти аналогичным выглядит и соотношение интересов Ирана и Китая. Другими словами, центральноазиатская политика ИРИ не является антагонистической по отношению к политике наиболее весомых и перспективных игроков на нынешнем этапе «Большой Игры», а потому и вполне реалистической.

Князев А. А.
доктор исторических наук, профессор,
директор регионального Филиала российского Института стран СНГ
(Институт интеграции и диаспоры) в г. Бишкеке

Примечания:

[1] Бжезинский З. Великая шахматная доска. – М.: Международные отношения, 2003. – С. 166.

[2] На долю Ирана в совокупном товарообороте всех стран Центральной Азии по итогам 2001 г. приходилось лишь 4%.

[3] О пребывании Е. М. Примакова в Кабуле и Тегеране // Дипломатический вестник. – М., 1993.– № 15–16. – С. 65.

[4] Интересно отметить, что в южной, кулябской группировке ПИВТ в последнее время идет рост, особенно среди молодых активистов, сторонников шиитского ислама. Этой группой руководит некий кори Иброхим, близкий к Саидумару Хусайни, заместителю председателя партии. В доме кори Иброхима проводится несвойственный суннитам-ханафитам обряд ашура, в котором принимают участие члены кулябской группировки ПИВТ.

[5] РИА «Новости». – Душанбе, 2006. – 26 июля.

[6] Безусловным лидером по объему прямых инвестиций в экономику Таджикистана в 2007 г., по данным министерства экономического развития и торговли РТ, является Россия (8,1 млн, или около 43%). – Regnum. – Душанбе, 2008. – 18 января. Согласно данным заведующего отделом макроэкономических исследований Института экономических исследований МЭРТ РТ Х. Умарова, прямые поступления от трудовых мигрантов, работающих в России составили в 2007 г. ,6 млрд. – Regnum. – Душанбе, 2008. – 13 февраля.

[7] Арин О. А. Движение – все, цель – ничто! Законы международных отношений и Россия // «Профи». – М., 2001. – № 1–2.

[8] Месамед В. И. Иран – Туркменистан: что впереди. Институт Ближнего Востока. По URL: http://www.iimes.ru/rus/frame_stat.html

[9] Тurkish Newsletter: vol. 98-2:005, 12 January 1998, No 1.

[10] В 2001–2003 гг. американскими политиками и СМИ усиленно муссировалась тема поддержки, оказывавшейся «Исламскому движению Узбекистана» со стороны Iranian Revolutionary Guard Corps (IRGC – Pasdaran-e Inqilab). – Terrorists trained by Iran tracked from Uzbekistan // The Washington Times. – 2002, April, 09. Дав прибежище группе участников ИДУ на своей территории, иранская сторона пыталась дистанцировать ИДУ от Саудовской Аравии и идеологии ваххабизма. И достигла определенных успехов: ряд лидеров ИДУ официально заявили (по иранскому радио) о размежевании с ваххабитами. Таким своеобразным способом снижая радикализм ИДУ, Иран пытается обеспечить себе платформу для диалога с правящим режимом РУ. Тем не менее Узбекистан был единственной страной региона, которая присоединилась к американскому эмбарго против Ирана.

[11] Некоторый отпечаток на иранско-узбекистанские отношения накладывают, возможно, и сложности в двусторонних отношениях между Узбекистаном и Таджикистаном.

[12] Доктрина конструктивной интеракции. Часть третья. Центр по изучению России, Центральной Азии и Кавказа (IRAS). «За последние годы постепенно Израиль расширил свое присутствие в регионе Центральной Азии, особенно в Казахстане. Это положение привело к стратегическому сотрудничеству Израиля со странами региона. Таким образом, с 2001 по 2005 г. в Казахстане подготовлены условия для доведения до максимума многосторонних отношений этой страны с такими странами, как Россия, Израиль, Турция и США… Руководители Казахстана стремятся к проамериканским принципам».

[13] IRNA. – Tehran, 2005. – February, 15.

[14] Доктрина конструктивной интеракции. Часть третья. Центр по изучению России, Центральной Азии и Кавказа (IRAS).

[15] Источники в дипломатических кругах сообщали, что американские военные поддерживают присутствие США в Киргизстане, бывшей советской республике, так как это может помочь в подготовке воздушных ударов по Ирану. Источники также сообщали, что американские военно-воздушные силы резко активизировали свои действия, особенно на базе «Манас» возле Бишкека. Использование Кыргызстана имеет смысл, так как Ирак, Турция и страны Персидского залива уже нельзя рассматривать в качестве вариантов для нанесения удара по Ирану», – сказал дипломатический источник. «Это не значит, что удар будет нанесен, но, кроме Кыргызстана, другого выбора нет». – U.S. quietly sees C. Asia as Iran option // Middle East News Line, [http://www.menewsline.com/stories/2007/may/05_09_3.html]

[16] ИА «24.кг». – Бишкек, 2007. – 24 мая.

[17] «Соглашение, которое было подписано между Киргизстаном и США в 2001 году и которое было одобрено парламентом Киргизстана, определяет задачи этой авиабазы – она будет использоваться только для операции в Афганистане, которая направлена на борьбу с терроризмом», – подчеркнула она. – АКИpress. – Бишкек, 2007. – 22 мая.

[18] Мехди Санаи. Отношения Ирана с центральноазиатскими странами СНГ. Социально-политические и экономические аспекты». – М., 2002. – С. 128.

[19] IRNA. – Tehran, 2005. – December, 13.

[20] Основные тезисы 13-й международной конференции по Центральной Азии и Кавказу «Региональное развитие: взаимодействие и столкновение стратегий» здесь и ниже изложены по: Вартанян А.М. Новые аспекты региональной стратегии Тегерана в регионах Центральной Азии и Закавказья. Институт Ближнего Востока. По URL: http://www.iimes.ru/rus/frame_stat.html

[21] Вартанян А.М. Новые аспекты региональной стратегии Тегерана в регионах Центральной Азии и Закавказья. Институт Ближнего Востока. По URL: http://www.iimes.ru/rus/frame_stat.html

[22] Подробнее см.: Мухин В. Военные вызовы Каспийского региона // Независимое военное обозрение. – М., 2004. – 16 января. – С. 2. Его же: Россия меняет свою военно-техническую политику в отношениях с Туркменией // Независимая газета. – М. 2003. – 12 ноября; IWPR. – Ашхабад, 2004. – 12 января.

[23] О готовности России применением не только дипломатических мер отстаивать свои интересы на Каспии, свидетельствует документ «Позиция Российской Федерации в отношении правового режима Каспийского моря»: «Односторонние действия в отношении Каспия являются незаконными и не будут признаваться Российской Федерацией, которая оставляет за собой право принять такие меры, которые будут необходимы, и в то время, которое она сочтет подходящим, для восстановления нарушенного правопорядка и ликвидации последствий, возникших в результате односторонних действий». – Письмо постоянного представителя Российской Федерации при Организации Объединенных Наций от 5 октября 1994 года на имя генерального секретаря. А/49/475.

[24] Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов отметил, что для его страны «остается неприемлемой практика односторонних действий на Каспийском море, в первую очередь в проведении нефтяных работ на тех участках, где отсутствует договоренность сторон». – Кузьмин Н. Каспий a la carte// Эксперт Казахстан. – Алматы, 2007. – № 39 (141), 22 октября.

[25] Кузьмин Н. Каспий a la carte// Эксперт Казахстан. – Алматы, 2007. – № 39 (141), 22 октября.

[26] IRNA. – Tehran, 2005. – July, 5.

[27] Киргизия положительно смотрит на вопрос о постоянном членстве Ирана в ШОС, такое заявление сделал 15 июля 2006 г. заместитель главы МИД Киргизстана Кадырбек Сарбаев на встрече с главой парламентского комитета Ирана по международным отношениям и национальной безопасности Алаеддином Боружерди. – АКИпресс со ссылкой на IRNA. – Бишкек, 2006. – 16 июля. Иран может стать полноправным членом ШОС – эта позиция таджикской стороны содержится в совместном заявлении президентов Таджикистана и Ирана Эмомали Рахмона и Махмуда Ахмадинеджада по итогам официального визита президента РТ в Тегеран 9–10 февраля 2008 г. – Regnum. – Душанбе, 2008. – 10 февраля.

[28] Бжезинский З. Великая шахматная доска. – М.: Международные отношения, 1999. – С. 140.

[29] Наибольший потенциал конфликтности для Ирана сосредоточен на южном и юго-западном направлениях, особенно в районе Персидского залива и Ормузского пролива, что никаким образом не связано с интересами стран Центральной Азии. – См. подробнее: Князев А. А. Афганский кризис и безопасность Центральной Азии (XIX – начало XXI в.). – Душанбе: Дониш, 2004. – С. 527.

[30] Программа девятого правительства. Секретариат Совета по информации правительства, 23.07–22.08.2005 (Барнаме-йе доулат-е нохом. Дабирхане-йе шоура-йе эттеларасани-йе доулат. – Мордад 1384). По URL: http//www.president.ir/fa/

[31] Кулагина Л. М. Внешняя политика Ирана после президентских выборов 2005 г. Институт Ближнего Востока. По URL: http://www.iimes.ru/rus/stat/2006/22-01-06.htm

Источник — islamrf.ru
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1288345020

Дмитрий Медведев провел переговоры в Туркмении


Президент России Дмитрий Медведев побывал в Туркменистане, уточнив с туркменским президентом Гурбангулы Бердымухамедовым нюансы сотрудничества двух стран в современных экономических условиях.

«Мы очень ценим те особые дружественные отношения, отношения стратегического партнерства, которые сложились между нашими странами, — заверил российский лидер на переговорах с Гурбангулы Бердымухамедовым. — Эти отношения имеют прочную основу, договорную основу и очень хорошую динамику. И, как мне представляется, за последнее время мы также внесли в эту динамику и свой вклад».

Самый большой вклад в двустороннее сотрудничество по традиции вносит топливно-энергетический комплекс, где у сторон есть целый ряд договоренностей и проектов, которые сегодня приходится слегка корректировать. «Россия — наш давний партнер, с которым у Туркменистана сложены традиционные связи в данной области, и поэтому на основе существующих двусторонних соглашений мы готовы наращивать объемы экспорта туркменского природного газа, конечно, в Российскую Федерацию», — заявил Бердымухамедов.

Россия, правда, к этому пока не готова. Действующий контракт «Газпрома» с Туркменией предполагает ежегодные поставки газа в объеме 10-30 миллиардов кубометров. В этом году, как рассказал вице-премьер российского правительства Игорь Сечин, «Газпром», естественно, выполнит свои обязательства, но по нижней планке — 10-12 миллиардов кубометров. «Эти объемы будут уточняться, и при наличии возможностей «Газпром» будет учитывать просьбу наших партнеров. Но это вопрос корпоративных договоренностей», — добавил он.

Россия и Туркмения сошлись в оценках своих перспектив на европейском газовом рынке в ближайшие годы, в которые рост потребления газа в Европе будет постепенно расти вслед за ростом экономики. «Нам представляется тяжелым увеличивать в ближайшие годы экспортные поставки на Европу, особенно с учетом того, что там работают активно норвежские партнеры, есть другие источники поставок», — отметил Игорь Сечин. В связи с чем России и Туркмении приходится корректировать ряд совместных проектов. В частности, реконструкции и расширения Прикаспийского газопровода, по которому Ашхабад планировал направлять в Европу большие объемы своего газа. «Мы не замораживаем прикаспийский проект, — уточнил российский вице-премьер. — Мы имеем в виду реализацию всех договоренностей по нашему газовому сотрудничеству, но приоритеты будут определяться рыночной ситуацией».

В такой ситуации Туркмения вполне объективно начинает искать для себя возможности на других рынках и особенно на китайском. Российскую сторону это нисколько не смущает. По крайней мере Игорь Сечин не видит никакой конкуренции с Туркменией на китайском направлении. «Условия работы Туркмении с Китаем отличаются от наших условий, потому что китайские компании кредитуют и заходят на развитие месторождений, участвуют в инвестициях, Туркменистан участвует в строительстве газопроводов. Думаю, что параметры цены контрактов надо рассматривать в комплексе», — пояснил он.

Медленный рост мировой экономики делает невозможным реализацию ряда альтернативных газовых проектов, которые по задумке должны брать свое начало как раз в каспийском регионе. Например, идеи газопровода Nabucco, по которому каспийский газ в обход России мог бы попадать в Европу. В России ничего против газопровода вроде бы не имеют, но в перспективы его совсем не верят. «С учетом оценок туркменской стороны, европейских экспертов и мировых экспертов, текущая рыночная ситуация на газовом треке позволяет сказать, — и я об этом говорю без сарказма, — что перспектив у Nabucco нет», — заявил журналистам Игорь Сечин, предложив идеологам газопровода подождать до лучших времен. Правда, к тому времени вице-премьер России обещает запустить и «Северный поток», и «Южный поток».

Такие прогнозы нисколько не мешают российским компаниям изучать свои возможности для участия в создании новых газопроводов. Так, «Газпром» может стать участником строительства газопровода TAPI, по которому газ из Туркмении через Афганистан мог бы пойти в Пакистан и Индию. «У «Газпрома» есть разные предложения, — рассказал Игорь Сечин о возможных вариантах участия в проекте. — Их формы могут быть разными, в зависимости от того, как партнеры видят себе это сотрудничество. Возможно, как подрядчик, как проектант, как полноправный участник консорциума. Близко время, когда будет выбираться лидер проекта, и «Газпром» может поучаствовать в тендерных процедурах по этому направлению, и если компания станет полноправным участником, то будет рассчитывать и на возможность участия в работе по сбыту объемов газа».

Между тем

В январе 2011 года Дмитрий Медведев выступит на экономическом форуме в Давосе и будет главным докладчиком на первой пленарной сессии, заявил помощник президента РФ Аркадий Дворкович. Акцент будет сделан на модернизацию экономики России и сотрудничество с иностранными партнерами.

№5320 (241) от 25 октября 2010 г.

Источник — Российская газета
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1287983700

В Киргизии началась атака на пророссийские партии

В Киргизии началась атака на пророссийские партии

Робкие надежды на стабилизацию ситуации в Киргизии не оправдались. После прошедших парламентских выборов в республике возобновились акции протеста. На площадях каждый день митингуют люди, которые заявляют о недовольстве итогами выборов и требуют пересчета голосов. ЦИК республики отступает перед таким натиском и не оглашает результаты голосования.

«Бакиевские не пройдут! Наши дети не для этого отдавали жизни в апреле у Белого дома!» – победа на парламентских выборах партии «Ата Журт» вызвала ожесточенные протесты со стороны нескольких сотен человек. Акции протеста против результатов выборов прошли в Бишкеке, Нарыне, Баткене. В столице митингуют от нескольких десятков, до пары сотен человек, требующих пересчитать голоса и не пускать «Ата Журт» в парламент. Митингует одна и та же группа – людей, представляющихся родственниками погибших 7 апреля у Белого дома, подвозят микроавтобусами. Ровно в 16.00 акция протеста заканчивается, чтобы возобновиться на следующий день. Одновременно с этим уже восемь дней митингует примерно равное количество партии «Бутун Кыргызстан». Они утверждают, что их партия преодолела пятипроцентный порог и прошла в парламент.

Официальные итоги выборов в парламент до сих пор не оглашены, ЦИК решил сверить более 2 тыс. поступивших факсом копий протоколов с оригинальными версиями, работа идет медленно, по некоторым данным уже обнаружены «существенные расхождения». Сколько времени Центризбирком будет держать в неведении избирателей, неизвестно, в одном из интервью представитель ЦИКа заявил, что процесс обработки голосов может затянуться «хоть до Нового года».

По мнению наблюдателей, столь долгий процесс вызван не столько техническими трудностями, сколько сложной политической обстановкой – недовольных выборами в стране много, в числе проигравших – сразу несколько провластных партий, а среди выигравших – оппозиционеры.

У так называемых революционных сил есть несколько вариантов того, как не пустить соперников во власть, «правильно» пересчитать голоса; ввести в действие задним числом (такое в Киргизии возможно) закон о люстрации, запрещающий чиновникам, работавшим при прежней власти занимать госдолжности; спровоцировать массовые волнения, обвинить во всем случившемся своих политических противников и нейтрализовать их; договориться с президентом Розой Отунбаевой, которая может, соблюдая определенные процедуры, распустить нынешний состав парламента.

Реализация любого из вышеперечисленных вариантов или «коктейль» из нескольких однозначно могут привести к ожесточенному противостоянию сторонников конкурирующих партий. Местные политические тяжеловесы имеют не только политические, но и «боевые крылья» численностью если не в сотни, то в десятки вооруженных боевиков точно.

Наиболее вероятное место, где может произойти вспышка недовольства, – юг страны. Именно там нынешняя власть слабее всего контролирует ситуацию, и именно там у «Ата Журта» и «Бутун Кыргызстана» наибольшее количество сторонников. Как стало известно «НГ», власти готовятся подавить возможные беспорядки – к примеру, за последние дни из Бишкека в Ош по воздуху переброшено несколько сот солдат.

Одним из направлений, по которому проигравшие на выборах провластные партии решили действовать, – это критика России и партий, добившихся победы при ее помощи. Антироссийская риторика и крики об угрозе потери суверенитета, а также «предательстве родины» главным образом бьют по партиям «Ар Намыс» Феликса Кулова и «Республика» Омурбека Бабанова.

В организации подобных мероприятий замечены члены проамериканской партии «Ата Мекен», а также некоторые сотрудники НПО. Так, накануне в Бишкеке у посольства России прошла акция «Путин, прочь руки от Кыргызстана!». Само мероприятие оказалось весьма показательным – собравший на мероприятие десять сторонников Илья Лукашов одновременно говорил от имени всего народа Киргизии, требовал от России не вмешиваться во внутренние дела республики и тут же отмечал, что ни он, ни страна «не отказываются от российской помощи и грантов». Любопытно, что представившийся «независимым журналистом» Лукашов на самом деле является редактором финансируемого на деньги США информационного ресурса.

Помимо политических рисков неопределенность с результатами выборов влечет за собой значительные затруднения в работе госаппарата и отсутствие денежной помощи из европейских стран (деньги придут только после начала работы парламента).

В свете последних событий будущая эффективность парламентской республики по-киргизски выглядит все сомнительнее. Участники политической борьбы в стране демонстрируют все меньше качеств, необходимых для нормальной работы парламента, вместо диалога, ведущего к достижению компромиссов, они предпочитают выяснять свои противоречия на улицах.

Бишкек

Григорий Михайлов Источник — Независимая газета
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1287660360

Индия и Россия возрождают сотрудничество

На прошлой неделе Индия и Россия уточнили свои планы по предоставлению Индии в течение десяти лет 250 – 300 совместно разработанных истребителей пятого поколения (FGFA) и 45 многоцелевых транспортных самолетов (MTA). Индийский министр обороны подчеркнул, что эти воздушные суда станут флагманом совместных индийско-российских разработок, взяв за образец успех программу крылатых ракет Брахмос (Brahmos).

Партнерство стран в области обороны не обходится без шероховатостей. Индия уже поднимала вопрос о неоправданных задержках при поставках российских защитных систем, что привело к значительному росту расходов. Так, Индия в конце концов заплатит России 2,34 миллиарда долларов за поставку авианосца «Адмирал Горшков», окончательно запланированную на 2012 или 2013 год; в 2004 году, когда была задумана эта сделка, речь шла всего о 974 миллионах долларов. Еще один пример: Индия надеялась получить ядерную подводную лодку «Акула –II» в прошлом году, однако ее поставка отложена на март 2011 года.

И, тем не менее, обе стороны намерены поддерживать тесные связи. Российский президент Дмитрий Медведев прибудет в Индию в декабре этого года, чтобы подписать контракт о совместной разработке истребителя пятого поколения (FGFA). Российский главнокомандующий тоже планирует посетить Нью-Дели в следующем месяце; а позже, в январе 2011 года, Индию посетит командующий российским флотом. Армии двух стран проведут на территории Индии в конце этого месяца совместные учения по борьбе с терроризмом; в будущем году подобные учения пройдут на территории России.

Несмотря на важные изменения в международных отношениях после окончания «холодной войны», сближение интересов двух стран привело к стабилизации отношений между Индией и Россией. За исключением небольшого охлаждения в период президентского правления Бориса Ельцина, Нью Дели и Москва добились чрезвычайных успехов в формировании ровных отношений между странами, какими они были в советские времена.

После «холодной войны», когда нормы международной политики находятся в состоянии непрерывного изменения и заново формируются условия мировой торговли, и Индия, и Россия в течение нескольких лет боролись за определение своих отношений с другими крупными фигурами на мировой сцене. Хотя глобальный престиж и влияние Индии возросли, в стране многие по-прежнему видели в России союзника по противостоянию «униполярному мировому порядку». Самым заметным проявлением этой тенденции была попытка сформировать «стратегический треугольник» Россия-Китай-Индия. Первоначально эту идею предложил бывший российский премьер-министр Евгений Примаков во время своего визита в Индию в 1998 году. Примаков доказывал, что подобная структура могла бы стать силой, способствующей региональной и международной стабильности. Однако, поскольку каждое из государств предполагаемого «треугольника» в продвижении своих собственных интересов зависело от США, проект так и не вышел за рамки пустых разговоров.

Сейчас, когда США переживают относительный спад, Россия и Индия борются с последствиями возможной гегемонии Китая в стратегической ситуации в Азии. Хотя эта тема и не обсуждается открыто, но именно она определяет быстроту, с которой страны идут на возобновление своих отношений. Разумеется, оборона остается центральным вопросом в двусторонних отношениях России и Индии: Россия крупнейший поставщик систем вооружения для Индии. Однако связи в области обороны охватывают широкий спектр деятельности, в том числе совместные исследования, конструкторские разработки и совместное производство. В настоящее время Индия производит на своей территории некоторые российские оборонные продукты, включая сверхзвуковую ракету «Брахмос», танк Т-90 и истребитель «Сухой».

Россия согласилась на дальнейшее расширение связей с Индией в области обороны, по содержанию и по спектру, и идет на сотрудничество в таких сложных высокотехнологичных областях, где Соединенные Штаты и другие западные страны, похоже, не спешат делиться своими достижениями. Во время поездки Путина в Нью-Дели в начале этого года были подписаны важные оборонные контракты, среди них – договор на 1,2 миллиарда долларов по обеспечению 29 дополнительных палубных истребителей МиГ-29К и соглашение на дополнительные сорок истребителей Су-30МКИ для индийского воздушного флота.

Несмотря на эти достижения, привилегированная позиция России как поставщика Индии номер один в области обороны становится проблематичной, поскольку Индия сместила свои приоритеты в сторону приобретения современного высокоточного оружия, для поставок которого Россия не имеет достаточного оснащения. Уже сейчас растущие связи Индии в области обороны с Израилем и постепенное открытие американского рынка вооружений уменьшили потребность страны в системах вооружений российского производства. Индийские военные критически относятся к излишней опоре на приобретении средств обороны у России, особенно в свете затянувшегося спора вокруг переоборудования «Адмирала Горшкова».

И все же Россия остается единственным государством, готовым поделиться оборонными технологиями стратегического характера с Индией, включая авианосцы и ядерные подводные лодки. Не менее важно и то, что Россия – единственная мировая держава, которая отказалась от продаж оборонных технологий Пакистану. Сотрудничество в области мирной ядерной энергетики между двумя странами тоже набирает темпы, что видно и по комплексной сделке и договору о строительстве двух электростанций в индийском штате Тамил Наду, помимо уже сооружаемых Россией четырех реакторов.

Быстро ухудшающееся состояние с безопасностью в Афганистане также в последние годы сблизило Индию и Россию. Недавнее заявление Москвы о том, что ситуация в Афганистане «влияет на безопасность» и Индии, и России, подчеркивает сближение их позиций и интересов по этому вопросу. Их растущее сотрудничество в вопросе Афганистана пришлось на тот момент, когда растет разочарование Индии в подходе к этому конфликту западных стран. Поскольку Нью-Дели в стремлении обезопасить свои интересы ищет альтернативных политических решений, партнерство между Индией и Россией, вероятно, будет лишь укрепляться.

Харш В. Пант преподает в Лондонском королевском колледже на кафедре оборонных исследований. Он также сотрудничает с Центром научных и оборонных исследований и Институтом Индии королевского колледжа. В настоящее время сферу его интересов составляют проблемы обороны и безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Оригинал публикации: India, Russia Revive a Time-Tested Partnership

(«World Politics Review», США)
Харш В. Пант (Harsh V. Pant) Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1287345780

Проекты South Stream и Nabucco могут оказаться ненужными

Неурегулированные вопросы с целым рядом стран тормозят строительство газопровода «Южный поток», к которому «Газпром» изначально планировал приступить в конце этого года (на фото — глава российской монополии Алексей Миллер)

Конкурирующие проекты по диверсификации поставок газа в Европу — Южный поток (South Stream) и Nabucco — одинаково буксуют. У каждого возникли свои причины для переноса строительства газопроводов на более поздний срок. Турция не выдает разрешение на прокладку трубы по своей эксклюзивной экономической зоне Черного моря для South Stream. А акционеры Nabucco не находят газа для заполнения трубы. Эксперты считают, что оба мегапроекта рискуют опоздать с выводом газа на рынок. К тому моменту в Европе может появиться избыток сжиженного газа.

В начале недели проект South Stream стал одной из основных тем переговоров премьеров РФ и Италии Владимира Путина и Сильвио Берлускони. Как заверил господин Берлускони, партнерам удалось убедить Турцию разрешить прокладку трубы через свои территориальные воды. В «Газпроме» рассчитывают получить от турецкой стороны разрешение на строительство South Stream в «установленный срок». Напомним, премьер Турции Реджеп Тайип Эрдоган еще в августе 2009 года пообещал оформить разрешительную документацию на прокладку трубопровода в эксклюзивной экономической зоне своей страны до 1 ноября 2010 года. Однако за две недели до истечения этого срока Анкара держит паузу. «В правительстве никто ничего не говорит, никакого движения по проекту нет. Разрешение быстро не выдадут»,- подтверждает президент Турецкого центра международных отношений и стратегического анализа Синан Оган.

Турция — не единственная проблема South Stream. «Еще остаются проблемы в отношении прохождения South Stream через некоторые страны,- признал в минувшую субботу Сильвио Берлускони.- И мне придется поработать с дипломатической точки зрения в отношении одной из них и убедить ее, чтобы она не выдвигала каких-либо трудностей по этому проекту». Как писал «Ъ», речь идет о Болгарии, которая требует контроля в вопросах аренды земли под газопроводом, доли в СП и транзитной ставки.

Кроме того, как рассказал источник «Ъ», близкий к оператору проекта South Stream AG, развитию проекта мешает конфликт акционеров. «Итальянцы блокируют все решения, предложенные Москвой. «Газпром» хотел снизить долю ENI за счет привлечения более лояльных партнеров, однако ENI жестко требует сохранить паритет в долях,- рассказал собеседник «Ъ».- Оптимальным решением было бы заменить итальянцев на французов или немцев, однако этот вопрос держат на контроле высшие лица РФ и Италии». В результате ENI до сих пор не дала согласия на привлечение французской EDF и немецкой Wintershall за счет снижения своей доли.

Несмотря на это в «Газпроме» рапортуют, что проект набирает обороты. «South Stream реализуется строго по графику. Мы уже закончили инженерные и рекогносцировочные изыскания в Черном море, завершили разработку ТЭО морского участка газопровода,- пояснили вчера «Ъ» в информационном управлении «Газпрома».- Национальные ТЭО South Stream на суше в странах-участницах проекта будут готовы в течение ближайших месяцев». Так, вчера глава «Газпрома» Алексей Миллер и гендиректор румынской Transgaz S.A. Флорин Косма подписали меморандум о намерениях по подготовке ТЭО South Stream на территории Румынии. В случае положительных результатов оценки в первом квартале 2011 года стороны подпишут межправительственное соглашение о сотрудничестве по этому проекту.

Строительство South Stream, обещают в «Газпроме», начнется в 2013 году, а газ европейские потребители получат уже в конце 2015-го. Впрочем, опрошенные «Ъ» эксперты напоминают, что год назад «Газпром» планировал начать строительство в конце 2010 года, и полагают, что сроки строительства могут быть снова сдвинуты. Глава Rusenergy Михаил Крутихин поясняет, что реальным показателем движения проекта будет подписание или неподписание обязывающего соглашения между акционерами в декабре 2010 года. «South Stream не хватает не только разрешений на укладку трубы, но и финансирования. Газопровод будет проходить по странам, которые после кризиса 2008 года оказались в предбанкротном состоянии, все, кроме Австрии. Поэтому возникает большой вопрос, найдут ли эти страны деньги на проект — €8-24 млрд. А поскольку Евросоюз не готов присвоить South Stream статут трансъевропейского, то рассчитывать на финансирование из источников ЕС и низкую ставку по кредитам не приходится».

С аналогичными проблемами сталкивается и конкурирующий с South Stream проект газопровода Nabucco. По информации газеты Der Standard, окончательное инвестиционное решение по нему отложено до 2011 года, так как переговоры с Азербайджаном о поставках газа затягиваются. «Мы пересматриваем график из-за ситуации с поставщиками. Акционеры ведут переговоры о контрактах на поставку газа, на основании которых будет принято окончательное инвестиционное решение»,- подтвердил представитель Nabucco.

Азербайджан готов продавать газ тому, кто даст лучшую цену. И если еще полгода назад акционеры Nabucco рассчитывали закупать в этой стране 10-15 млрд кубометров газа, то сейчас это поставлено под сомнение. Недавно Турция и Азербайджан подписали соглашение о поставках 2 млрд кубометров азербайджанского газа. «Первоначально планировали поставлять весь этот газ в Nabucco, но сейчас решили 800 млн кубометров из них продавать на внутреннем рынке Турции. То есть Nabucco остается без ресурсной базы»,- считает Синан Оган. Заполнить трубу может иракский газ. Министр энергетики курдского правительства в Северном Ираке Ашти Хаврами обещает поставками в середине 2011 года обеспечить половину мощности Nabucco.

При этом власти Турции упрекают ЕС в небрежном планировании проекта и политическом узколобии в отношении первоначального поставщика ресурсов для проекта — Ирана. «Иран — это естественная альтернатива как ресурсная база»,- заявил министр энергетики Турции Танер Йилдиц, указав, что европейцы должны быть более гибкими. «В конце концов Nabucco реализуют, но с переносом сроков строительства»,- считает турецкий эксперт. С ним согласен Михаил Крутихин, который отмечает, что спасти проект может вывод иранского газа в Европу под торговой маркой туркменского или турецкого.

В результате оба мегапроекта рискуют оказаться невостребованными с точки зрения конечных потребителей. Михаил Крутихин предполагает, что при сохранении нынешней конъюнктуры цен на европейских рынках «оба проекта могут опоздать, поскольку доля СПГ стремительно растет». «Если Катар снимет, как планировал, мораторий на добычу с северного купола месторождения Дом, то европейский рынок зальют дешевым газом»,- рассуждает господин Крутихин. Нигерия готова поставлять газ в Италию и Испанию по $163 за 1 тыс. кубометров, а Тринидад и Тобаго уже поставляет по $205 во Францию. Тогда как российский газ в среднем продается по $305-308, без учета маржи посредников. В случае сохранения этого тренда оба трубопроводных проекта, South Stream и Nabucco, подвисают и находятся примерно в одинаковом состоянии.

Глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин подтверждает, что South Stream и Nabucco идут на те рынки, которые вызывают обеспокоенность Алексея Миллера. На прошлой неделе он сообщил Владимиру Путину, что «Центральная Европа демонстрируют очень хорошие темпы роста отбора газа, в сравнении с 2009 годом. Но, к сожалению, тенденция в Южной, Юго-Восточной, Восточной Европе другая». Все опрошенные эксперты говорят о том, что в ближайшие два-три года в Европе появится так много регазификационных терминалов для сжиженного природного газа, локальных газопроводов типа Турция-Греция и интерконнектеров, соединяющих соседние страны, что Европа будет испытывать профицит природного газа. В этих условиях, отмечает Михаил Корчемкин, риск замораживания капитала в дорогих газопроводах слишком высок. Ведь миллиарды, затраченные на South Stream и Nabucco, не будут работать эффективно, потому что труба не принесет дополнительной прибыли.

Наталья Гриб, Седа Егикян

Источник — Коммерсант

Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1287033840

Западно-Азиатский Союз спасет регион от вторжения Запада?

Гюльнара Инандж

Эксклюзивное интервью   с известным турецким политологом  и исследователем Мехметом Перинчеком.

Мехмет Перинчек (Mehmet Perinçek) родился в 1978 г. в Стамбуле. Окончил юридический факультет  Стамбульского университета. 2005-2006 гг. работал в Московском Государственном Университете Международных отношений (МГИМО). В 2007-2008 гг. в рамках проекта МИД Турции занимался исследованиями в госархивах РФ. Более 10-ти лет в русско-советских архивах занимается исследованием по темам Турецко-советские отношения и Армянский вопрос.

— Президент Азербайджана Ильхам Алиев 16 августа, после подписания соглашения между Азербайджаном и Турцией О стратегическом сотрудничестве и взаимной помощи, заявил об историческом значении данного документа.

Можно сказать, что азербайджано-турецкие отношения вступили на новый исторический этап. Азербайджан из незащищенного постсоветского государства, нуждающегося в постоянной поддержке Турции, превратился в равноправного партнера с развивающейся экономикой и в опору Анкары в ее региональной политике. К каким стратегическим целям двигаются наши страны на нынешнем этапе?

— Оценивая турецко-азербайджанские отношения и их будущее, нужно, в первую очередь, обсудить протокол, подписанный с Арменией премьер-министром Турции Реджепом Тайыпом Эрдоганом.

Этот протокол, подписанный под давлением Вашингтона в рамках региональных планов США, наносит серьезный ущерб национальным  интересам Турции. Протокол также навредил турецко-азербайджанским  отношениям.

Анкара не осведомила Баку о тайных встречах с Арменией, и, к сожалению, Азербайджан о секретных играх за его спиной узнал от российских спецслужб. С раскрытием тайных переговоров заявление, сделанное высокопоставленными турецкими чиновниками официальному Баку — мы, избавившись от Кипра, годами лежащего на нас грузом, избавились, вы тоже отдайте Карабах и избавьтесь — еще более усугубило кризис между странами. Тень, накрывшая доверительность взаимоотношений между Анкарой и Баку, еще более сгустилась с подписанием турецко-армянского протокола, не учитывающего разрешение нагорно-карабахского конфликта.

Далее, запрещение вноса Азербайджанского флага на футбольный матч между Турцией и Арменией интересен с позиции демонстрации настоящего лица этого протокола.

США в своей турецкой политике, направленной на превращение Турции в легко проглатываемый кусок, применяют тактику отделения Турции от Азербайджана и Азербайджан от Турции.

Обязательно нужно нарушить эту игру. Но это возможно не словами, а действиями. Первым действенным шагом является заявление турецкого правительства об аннулировании подписанного с Арменией протокола. Может быть, по причине давления протокол не представляется на рассмотрение TBMM (турецкого парламента), но не полный отказ от него оставляет подозрение в том, что документ сохранен для удобного времени.

Но наши братья в Азербайджане обязательно должны знать, что если нынешнее правительство не выбросит протокол в мусорную урну, то это сделает первое национальное правительство. Стратегическое сотрудничество между нашими странами должно опираться на конкретные основы, разрешающие наши проблемы. Турция стоит лицом к лицу с угрозой сепаратистского террора, часть азербайджанских территорий находятся под оккупацией. Это основные наши проблемы. Нужно развивать сотрудничество, способное разрешить эти проблемы.

Ответом на этот вопрос может быть формула создания Западно-Азиатского Союза. Для предотвращения постореннего вторжения и террора в регион, для защиты территориальной целостности стран этой географии, сохранения безопасности, развития и защиты мира, такие страны, как  Турция, Сирия, Иран, Ирак, Азербайджан и Турецкая Республика Северного Кипра должны реализовать региональный союз.

— Визиты президента Турции А. Гюля в Баку, президента России Д.Медведева в Ереван и Баку создали серьезную почву для комментариев и дискуссий.

— Действительно, визиты Медведева и Гюля в Южный Кавказ привлекают внимание. Не совсем ясно,  являются ли эти визиты параллельными шагами Москвы и Анкары для решения региональных проблем или взаимная «перестрелка».

Не было сделано никаких заявлений о деталях соглашения, подписанного в ходе визита А. Гюля в Баку. Является ли это соглашение одним из очередных текстов, подписываемых  с каждой страной, или определяет стратегию решения проблемы обеих стран в вопросах международной безопасности, усилит ли  оно экономическое сотрудничество?

По-моему, для развития турецко-азербайджанских отношений и роста позиций Турции важное значение имеет отказ Анкары от протокола, подписанного с Арменией. Нужно начать с этой точки. Без этого все другие предпринимаемые шаги не будут расцениваться иначе, чем показуха, и будут лишены искренности.

Продление срока использования российских военных баз в Гюмри в ходе визита главы РФ в Армению и обещание Азербайджану продажи ПВО С-300 демонстрирует двойную политику Москвы в регионе. Россия одновременно не хочет уступить Армению США и испортить отношения с Азербайджаном.

Известно, что главной целью США является Центральная Азия. Для достижения этой цели нет другого пути, как поставить Россию на колени. В цепи цветных революций, проводимых для кольцевания России, Кавказ играет важную роль. Так как единственные в регионе военные базы размещены в Армении, эта страна приобретает особую роль в американской политике. С точки зрения США, изолирование Армении от России лежит на турецко-армянском сближении.

Армянский протокол, являющийся плодом Вашингтона, нацелен на ослабление зависимости  Армении от России путем открытия армяно-турецких границ и ее интеграции в Евроатлантическую систему посредством Турции.

Россия пытается защититься от этого. Визит Д. Медведева в Ереван и лонгирование расположения российских баз в Армении является частью этого. К тому же планируемые на осень учения НАТО в Армении еще более усилили попытки Кремля не потерять контроль над Арменией.

Азербайджанские власти в продлении срока военных баз не видят угрозу для своей безопасности, поэтому не оказывают давление на эти процессы. Точкой исхода визита Медведева в Ереван является не армяно-азербайджанский конфликт, а российско-американское соперничество.

— В таком случае, турецкая военная база в Азербайджане создала бы баланс сил в регионе.

— Сообщается, что президент Турции Абдулла Гюль предложил размещение в Азербайджане турецких военных баз. Но официальные источники не сделали никаких заявлений. Развитие турецко-азербайджанских связей во всех отраслях – политической, экономической, военной, культурной и других полноценны. Размещение в Азербайджане турецких баз может сыграть положительную роль в международной безопасности обеих государств и регионального мира.

Но базы также в результате проамериканской политики могут подтолкнуть регион к внутренним бесконечным конфликтам. Если эти базы будут открыты, как военные базы НАТО, то поставят Азербайджан против России и Ирана.

Другими словами, наши страны будут использованы во имя проектов США и брошены  в огонь не ради интересов Азербайджана и Турции, а  во имя выгод заокеанских держав и сил.

Премьер-министр турецкого правительства Реджеп Тайып Эрдоган 32 раза перед СМИ заявлял о том, что он является соглавой проекта США  Большой Ближний Восток (ББВ), который нацелен на изменение границ 24-х мусульманских стран, куда также входит и Турция, что еще более усиливает наши сомнения.

К этому можем добавить секретное соглашение из 9-ти пунктов и двух страниц,  подписанное между А. Гюлем и экс-госсоветником США Колином Пауэлом. Обязательно нужно развитие военного сотрудничества между Азербайджаном и турецкими властями, выступающими из национальных интересов Турции.

Повторюсь, что все должно быть в интересах Турции и Азербайджана, а не во имя региональных планов США. Нужно обратить внимание на этот капкан.

— Как отражается на разрешении нагорно-карабахского конфликта турецко-российское сближение?

— Анализируя  разрешение нагорно-карабахского конфликта, необходимо расценить силы, заслуживающие внимания. США тоже начали развивать инициативу в нагорно-карабахском вопросе. Россия очень обеспокоена заинтересованностью Вашингтона в сохранении статус-кво во имя своих интересов.

В этом плане фигурируют сведения, предоставленные российскими спецслужбами, о наличии предложения США Еревану,  в результате которого Армения посредством США получит признание независимости Нагорного Карабаха взамен на вывод российских военных баз из Армении. Это стало причиной для еще большего развития взаимоотношений между Россией и Арменией.

Визит Д.Медведева в Ереван и продление срока размещения российских баз в Армении можно также расценить как контратаку против этих попыток. Решение Конгресса США в декабре 2009 г. о выделении оккупированному Нагорному Карабаху 8 млн. долларов есть первые сигналы этого. Россия планирует взамен на изменение статус-кво в нагорно-карабахской проблеме перенести силу тяжести в пользу Азербайджана.

Эта ситуация дает Азербайджану возможность перетянуть Россию на свою сторону.

С другой стороны,  развитие азербайджано-иранских отношений в этом смысле сыграет важную роль. Исключение любого подозрения угрозы территориальной целостности со стороны Азербайджана, может привести к отказу Тегерана от традиционной политики поддержки Армении. Даже возможно, что  Иран окажется рядом с Азербайджаном. В этом важную роль играет вышеотмеченный Западно-Азиатский Союз.

Развитие турецко-иранских и турецко-российских отношений с целью препятствия распространению региональной американской политики окажет влияние на разрешение нагорно-карабахской проблемы. Естественно, как отмечалось выше, в первую очередь турецко-армянские протоколы должны быть выброжены в урну истории.

— Какое влияние оказывает региональным государствам и стабильности в регионе российско-турецкое сближение?

— Мир может быть сохранен только и только  недопущением внешнего вторжения в регион и в рамках турецко-российского сотрудничества. История показывает безрезультатность провоцированного Западом российско-турецкого соперничества,  и наоборот, свидетельствует об укреплении мира и покоя в результате  сотрудничества между Анкарой и Москвой.

Исторически кавказские планы Запада опирались на русско-турецкие войны.

От кавказских войн между двумя государствами победителем всегда выходил западный империализм. А дружественная политика двух стран позволила защитить наши национальные интересы.

От противостояния двух стран западный империализм взял господство на Кавказе. Когда наши страны строили мосты дружбы и проводили общую политику, в регионе сохранялась стабильность.

Сегодня тоже западные империалистические государства, стремящиеся расчленить Турцию, чтобы лишить нашу страну союзников, пытаются испортить отношения с соседями. Тогда будет легко расколоть Турцию. С этой точки зрения построение позитивных отношений между Турцией, Россией и Азербайджаном в интересах всех трех стран.

Кто желает разделить Турцию посредством проекта Большого Ближнего Востока (ББВ)? Кто автор плана признания независимости Нагорного Карабаха?  Почему ложь армянского геноцида один за другим принимается в западных парламентах? Нужно видеть, что за этими силами стоят США, и поэтому необходимо предпринять ряд соответствующих мер. Если вместо того, чтобы видеть настоящий источник опасности и пытаться объединить все силы против него, будем их разрушать, все стороны окажутся в проигрыше.

Источник — http://novosti.az/analytics/20101004/43546512.html

Из Туркмении подуло газом

«Наших газовых резервов хватит на много десятилетий»,- сказал президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов

Президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов заявил о намерении своей страны к 2030 году увеличить экспорт газа в семь раз и проводить многовекторную энергетическую политику. А заодно призвал Россию, Китай и Иран закупать у Ашхабада газ по европейским ценам. Эксперты отмечают, что к 2030 году у Ашхабада действительно есть возможность увеличить экспорт газа, получив выход на рынки ЕС и нарастив продажи в Китай. Самым проблемным партнером для Туркмении пока остается РФ.

В конце прошлой недели на брифинге по итогам своего участия в 65-й сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке Гурбангулы Бердымухамедов заявил о возможности резко увеличить экспорт туркменского газа. По его словам, к 2030 году Туркмения планирует производить 230 млрд кубометров газа в год, из которых 180 млрд для последующего экспорта. «Наших газовых резервов хватит на много десятилетий»,- сказал президент. По его словам, одно только месторождение Южный Иолотань-Осман содержит 18 трлн кубометров. В 2008 году президент сам же оценивал эти запасы в 4-14 трлн — такие данные обнародовала британская аудиторская компания Gaffney, Cline & Associates. Общие запасы природного газа своей страны Гурбангулы Бердымухамедов оценивает в 24,6 трлн кубометров.

Названные президентом цифры означают, что в ближайшие 20 лет Туркмения намерена увеличить экспорт газа в несколько раз. Официальные данные за 2010 год пока еще не опубликованы, но в 2009 году Туркмения добыла 75 млрд кубометров газа и планировала экспортировать 50 млрд кубометров. Однако в связи с аварией на трубопроводе Средняя Азия-Центр, которая произошла в апреле 2009 года, «Газпром» в прошлом году купил в Туркмении всего 11 млрд кубометров вместо 40 млрд. При этом Иран ограничился традиционными 8 млрд кубометров, в результате чего объемы экспорта в 2009 году упали примерно в два с половиной раза и доходы от него в бюджет снизились примерно вдвое. В 2010 году «Газпром» купит у Туркмении около 10,5 млрд кубометров газа, так что ситуация выравнивается за счет открытия газопровода в Китай, объем поставок по которому должен в этом году составить 6 млрд кубометров.

Таким образом, если в этом году Туркмения экспортирует около 25 млрд кубометров газа, то к 2030 году объем поставок возрастет в 7,2 раза. При этом глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин отмечает, что мощности Туркмении даже сегодня позволяют экспортировать на 30 млрд кубометров больше, чем страна продает сейчас. При этом, по словам Гурбангулы Бердымухамедова, Туркмения подтверждает «приверженность принципам равноправия в деле создания многовекторных систем трубопроводов для вывода своих энергоносителей на мировые рынки на стабильной и долгосрочной основе». Таким образом, президент дал понять, что Ашхабад будет диверсифицировать направления экспорта и при этом стараться не попасть в чрезмерную зависимость от одного покупателя, как это произошло в случае с Россией. Руководство Туркмении отстаивает эту позицию не только на словах. Так, в декабре планируется подписать соглашение о строительстве первой ветки газопровода Туркмения-Афганистан-Пакистан-Индия стоимостью $3,5 млрд. Деньги на половину затрат по проекту предоставит Азиатский банк развития, вторую должны вложить участники проекта.

Кроме того, на прошлой неделе китайская госкомпания CNPC открыла газовое месторождение в Туркмении, сообщил ресурс Upstream Online со ссылкой на корпоративную газету CNPC. В этом году компания планирует добыть в Туркмении до 3 млрд кубометров газа. А 28 сентября Гурбангулы Бердымухамедов принял участие в открытии новой газокомпрессорной станции «Багтыярлык», которая позволит удвоить мощности газопровода Туркмения-Китай до 60 млн кубометров в сутки (до сих пор объем поставок составлял около 25 млн кубометров). По данным CNPC, к концу этого года труба сможет прокачивать по 15 млрд кубометров в год, а к концу 2011-го — вдвое больше. На проектную мощность 40 млрд кубометров газопровод выйдет в 2012 году (не менее 15 млрд кубометров будут поставлять Узбекистан и Казахстан). Кроме того, в конце сентября запущен комплекс, который позволяет увеличить мощности прокачки туркменского газа в направлении Ирана на 3 млрд кубометров.

Однако, как заявил Гурбангулы Бердымухамедов, Туркмения надеется в ближайшие годы выйти и на газовый рынок Европы. «Ашхабад ищет возможности экспорта энергосырья на перспективный европейский рынок. Интересы Туркмении как ведущего экспортера природного газа совпадают с интересами ЕС, где в ближайшие десять лет ожидается рост импорта»,- пояснил президент. Не видя возможностей построить Транскаспийский газопровод, в Ашхабаде весьма позитивно оценивают предложения итальянской ENI о строительстве завода по сжатию газа и транспортировке его в ЕС по газопроводу Nabucco, который пойдет в обход России. На недавнем саммите глав тюркских стран в Стамбуле господин Бердымухамедов заявил, что в Nabucco может пойти газ, который придет с Южного Иолотаня на каспийский берег по строящемуся газопроводу Восток-Запад.

Европа привлекает Ашхабад не только как новый рынок, но и самой высокой ценой на газ. Туркмения, по неподтвержденным данным, продает газ Китаю по $120-165 за тысячу кубометров, Ирану — по $170, России — по $190. Между тем «Газпром» продает сейчас газ в Европе по $305-310 за тысячу кубометров (притом что на спотовом рынке в Великобритании, к примеру, цена на газ не превышает $267). При этом Гурбангулы Бердымухамедов призвал своих нынешних газовых партнеров — Иран, Китай и Россию — выработать «цену, соответствующую условиям европейского рынка и приемлемую и для экспортера, и для импортеров».

На фоне масштабных планов Ашхабада по наращиванию экспорта самым проблемным направлением по-прежнему является Россия. На брифинге Гурбангулы Бердымухамедов подчеркнул, что «Туркмения сохраняет стратегический характер партнерства с Россией», хотя и не избежал напоминания о прошлогоднем снижении «Газпромом» закупок туркменского газа. Пока что перспективы возобновления закупок российской монополией на прежнем уровне (до 40 млрд кубометров в год) довольно туманны. Москва, похоже, рассчитывает, что продавать газ в ЕС Туркмения в ближайшее время не сможет, а потому необходимости выкупать у нее большие объемы нет. Пресс-секретарь премьера РФ Дмитрий Песков приветствовал обнародованную главой Туркмении энергостратегию, призвав не политизировать вопросы коммерческих переговоров.

По мнению Михаила Корчемкина, «у России есть небольшой шанс на то, что туркменский газ пойдет в Европу через ее территорию». Эксперт полагает, что для этого надо вернуть свободу международного транзита газа через Россию и отказаться от проекта South Stream. «Если поставлять туркменский газ по South Stream через Казахстан и Россию вместо Nabucco, транспортировка обойдется поставщику в $220-230 вместо $130-140,- говорит он.- Кто-то должен терять $80 на тысячу кубометров. Если Россия предложит взять эти потери на себя, то Туркмения не поверит и правильно сделает».

Наталья Гриб, Алена Миклашевская

Источник — Коммерсант
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1286169480

Тюркское братство. «Исторический шаг» стамбульского саммита

По итогам последнего Стамбульского саммита глав Азербайджана, Казахстана, Кыргызстана, Турции и Туркменистана было принято решение о создании Совета тюркоязычных государств. Несмотря на то, что организационная структура Совета и его руководитель уже утверждены, все еще остается много вопросов. В частности, каково предназначение совета и будет ли он действенным для активизации тюркоязычной кооперации? В любом случае, как показал саммит, основы для сотрудничества и взаимопощи между братственными народами есть.

По первоначальной задумке, юбилейный саммит должен был состояться в Бишкеке, однако в связи с известными событиями в Кыргызстане проведение высшего собрания перенесли на 16 сентября в Стамбул. В саммите приняли участие президенты Азербайджана Ильхам Алиев, Казахстана Нурсултан Назарбаев, Кыргызской Республики Роза Отунбаева, Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов и Турции Абдулла Гюль. Было отмечено отсутствие узбекского лидера Ислама Каримова, однако это уравновешивалось присутствием туркменского главы государства, который обычно обделял такие мероприятия своим вниманием ввиду статуса нейтралитета, но в этот раз приехал.
Как и положено, юбилейный саммит отличался прорывными решениями. В частности, как сообщил хозяин высокого форума Абдулла Гюль, «во время проведения саммита были найдены механизмы многостороннего сотрудничества братских стран, имеющих общность языка, религии, истории и других ценностей, а также были рассмотрены возможности делового сотрудничества». Иными словами, в Стамбуле было принято решение о создании Совета сотрудничества тюркоязычных государств – в полном соответствии с Нахичеванским соглашением, подписанным еще 3 октября 2009 года.
Там же, не откладывая дело в долгий ящик, урегулировали все вопросы, связанные с созданием секретариата. Генеральным секретарем Совета сотрудничества тюркоязычных государств назначен опытный турецкий дипломат, бывший посол в Российской Федерации Халиль Акынджи. Было оговорено, что в составе нового органа будут функционировать Совет глав государств, Совет старейшин, Академии тюркского мира и другие подразделения. «Мы ждем от посла Халиля Акынджи завершения работы по созданию секретариата в самые короткие сроки», — отметили главы государств. Кроме того, было решено, что будет создан Тюркский деловой совет, деятельность которого будет направлена на расширение экономических и торговых связей. Создается фонд сохранения тюркской культуры в Баку.
Кроме того, принято решение об объявлении организацией ТЮРКСОЙ Астаны столицей тюркского мира 2012 года. В Астане в рамках Тюркской академии будут открыты музей и библиотека. Международная организация по совместному развитию тюркской культуры и искусства ТЮРКСОЙ, Ассамблея парламентариев тюркских стран ТЮРКПА и созданная в Анкаре Академия тюркского мира должны, как решили главы государств, усилить институциональную структуру сотрудничества тюркоязычных государств.
«Если рассматривать все проведенные заседания как одно целое, то мы с гордостью можем отметить, что это важное мероприятие внесет свой вклад в обеспечение мира, спокойствия и благоденствия в регионе так, как это пристало тюркскому миру», — сказал президент Турции на итоговой пресс-конференции саммита, подчеркнув, что развитие сотрудничества между тюркскими странами способствует сохранению стабильности и в соседних странах региона.
Активизация тюркских контактов в Стамбуле вызвала определенную реакцию в мире. Если сами создатели тюркоязычного союза, в частности Абдулла Гюль, назвали его «историческим шагом» и «поворотным моментом», то сторонние наблюдатели попробовали усмотреть во всем этом такие новые веяния, как «неоосманизм», «новый византизм» и даже некую опасность стратегическим интересам других государств.
В частности, как пишет автор интернет-ресурса Регнум Станислав Тарасов, «сейчас многие эксперты усматривают вероятность того, что игра в «тюркское единство» закончится не только провалом так называемого османского проекта, но и реанимацией проекта византийского типа. (…) в настоящее время у власти в Турции находятся так называемые модернисты, которые меняют доктрину тюркизма на исламизм, берут курс в сторону Ближнего Востока и мусульманского сообщества».
В другом же материале на веб-портале Armenia Today под названием «Состоится ли тюркское единство?» отмечается, что «Турция реально становится ведущей региональной державой»: «Решив множество внутренних проблем, там всерьез пошли завоевывать новые внешние позиции. В политических кругах заговорили о появлении новой идеологии неоосманизма».
Третьи же комментаторы усмотрели в новой организации тюркских народов некое противоречие интересам России. В частности, отмечают российские аналитики, Турция «вынуждена создавать геополитический противовес формирующемуся «тюркскому блоку» в лице России», чем и объясняется создание Совета сотрудничества тюркоязычных государств в Стамбуле.

Между тем следует отметить, что идея создания совета была выдвинута не Турцией, а Казахстаном, который, как известно, славится своей многовекторной политикой и умением уравновешивать различные направления сотрудничества в своей внешней политике. Именно президент Нурсултан Назарбаев выдвинул инициативу о создании совета тюркоязычных государств на предыдущем саммите в Нахичевани. В Стамбуле он еще раз не преминул подчеркнуть неблоковость и ненаправленность вновь создаваемой организации против кого бы то ни было. «В ходе встреч и заседаний обсуждались все региональные проблемы — ситуация в Афганистане, Иране, Кыргызстане и на Ближнем Востоке. Но мы не являемся блоковой организацией, эта организация не направлена против кого-то. Эта организация создана для сближения родственных по языку и культуре народов ради экономического сотрудничества, процветания наших государств, дружбы и стабильности в наших странах», — сказал казахстанский лидер.
Кроме того, глава нашего государства выступил на пленарном заседании саммита с инициативой о проведении совместных культурных мероприятий в рамках празднования в 2011 году 20-летия независимости тюркоязычных стран — бывших республик Советского Союза. Эта инициатива также была поддержана его коллегами, а Гурбангулы Бердымухаммедов даже предложил провести в Туркменистане большой фестиваль тюркской культуры.
То, что вновь созданный совет является вполне своевременным ответом на нынешние вызовы современности, подтвердил и широкий круг вопросов, обсужденный на саммите. В частности, обсуждались вопросы, связанные с урегулированием политической и экономической ситуации в Кыргызстане. Нурсултан Назарбаев в своем выступлении отметил, что помощь, которую оказывают тюркские и другие страны Кыргызской Республике, должна быть конкретной и эффективной. «Сейчас особое внимание нужно уделить не финансовой стороне помощи Кыргызстану, а ее конкретности и практической эффективности. Необходимо принимать конкретные и совместные меры. Например, тюркоязычные государства,
объединившись, могли бы построить в Ошской и Джалалабадской областях объекты, имеющие социальное значение, например школы и больницы. Кроме того, можно увеличить квоты на бесплатное образование для кыргызской молодежи в вузах тюркоязычных стран. В частности, можно полнее использовать потенциал Международного университета им. Кожы Ахмета Яссауи в Туркестане», — сказал он.
В настоящее время Казахстан в рамках двусторонних отношений, а также в качестве председателя ОБСЕ уже оказывает всестороннюю поддержку Кыргызстану, в том числе направляя сюда немалую гуманитарную помощь. В целом же наиболее серьезные шаги по восстановлению экономики этой страны, для которой требуются большие капиталовложения, должны, по мнению Нурсултана Назарбаева, делаться после выборов, которые пройдут в Кыргызстане 10 октября.
Главы тюркоязычных государств подтвердили свою уверенность в том, что руководству Кыргызстана удастся стабилизировать ситуацию в стране и поддержали предложение президенты страны Розы Отунбаевой провести следующий саммит в Кыргызстане. Кроме того, в Кыргызстане будет размещен секретариат Совета старейшин
тюркоязычных государств. Также принято решение провести второе заседание Совета сотрудничества тюркоязычных государств в 2012 году в Бишкеке. Первое заседание планируется провести в следующем году в Астане.
Очевидно, что, вступая в новое тюркоязычное объединение, все государства преследуют свои национальные интересы. Наш глава государства дал понять, что поддержка братственных народов является для нас очень важной. «Мы стали председателем ОБСЕ благодаря поддержке присутствующих здесь моих коллег и государств» сказал Нурсултан Назарбаев, добавив, что всем главам тюркоязычных государств он вручил официальное приглашение на саммит ОБСЕ в Астане. Главы тюркоязычных стран выразили свою поддержку председательству Казахстана в ОБСЕ и других международных организациях и поздравили казахстанского лидера с принятием решения о проведении саммита ОБСЕ в Астане.
Тюркскому единству на саммите не смогли помешать и имеющиеся определенные споры между государствами. Например, несмотря на нерешенный вопрос о делимитизации границ на Каспии, президенты Туркменистана и Азербайджана твердо заявили, что не считают эти проблемы неразрешимыми и неотложными.

Тюркскому единству на саммите не смогли помешать и имеющиеся определенные споры между государствами. Например, несмотря на нерешенный вопрос о делимитизации границ на Каспии, президенты Туркменистана и Азербайджана твердо заявили, что не считают эти проблемы неразрешимыми и неотложными. Более того, как отмечают некоторые эксперты, возможности по совместному использованию богатств Каспия, по созданию нефте- и газопроводов для транспортировки энергоносителей через территорию Турции, наоборот, создают большой потенциал для развития экономического сотрудничества тюрских государств.
«Мы один народ, живущий в шести странах. Мы гордимся этим. Сердца ваших турецких братьев будут биться в унисон с вашими сердцами, как в печали, так и в радости. Мы будем прилагать совместные усилия для защиты наших общих интересов, для обеспечения благоденствия наших народов. Для этого у нас имеется достаточная политическая воля», — сказал Абдулла Гюль, подводя итоги Стамбульского саммита. Тем не менее тюркоязычное единство пока больше существует в умах и сердцах, чем в экономической и политической реальности.
Как сообщил на саммите Нурсултан Назарбаев, в прошлом году товарооборот Казахстана с пятью тюркоязычными странами составил всего 3 миллиарда 717 миллионов долларов. Это менее 4% от общих объемов нашей внешней торговли». При этом основными экспортерами казахстанской продукции в 2009 году являлись Италия (15,5%), Китай (13,6%), Россия (8,2%), Франция (7,8%), Швейцария (6,2%), Нидерланды (5,1%). Основными импортерами Казахстана были Россия (31,3%), Китай (12,6%), Украина (7,5%), Германия (7,2%), Италия (6,7%), США (4,9%), Турция (2%). Новые данные в этом году предстоит только уточнить с учетом начала функционирования Таможенного союза с Россией и Беларусью, который как интеграционное объединение пока остается самым продвинутым на постсоветским пространстве.

Акмарал БАЙЖАНОВА
Источник — Деловой Казахстан
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1285914540

Кыргызстан. От «островка демократии» к «территории свободных племен»

Есть на нашей планете одно из самых странных «политических образований», на территории которого никакие законы не действуют. Это – зона племен или «Территория племен федерального управления» – пакистанское детище британской колониальной политики. В 1900 году один из наиболее известных вице-королей Индии лорд Керзон согласился предоставить местным вождям самую широкую автономию и с этого момента даже полиция не имеет здесь никаких прав. Похоже, что нечто подобное оформляется сегодня на юге Кыргызстана, ставшем несчастной жертвой демократических амбиций кыргызских правителей. С первых дней независимости, провозгласив страну «островком демократии», лидеры Кыргызстана превратили свою некогда цветущую республику в самую бедную страну на постсоветском пространстве.

В итоге в прошлом году ВВП на душу населения составил 888 долларов США. За черту бедности отброшена треть населения. Каждый пятый трудоспособный житель – безработный. К августу 2010 года объем внешнего долга Кыргызстана достиг отметки 2,5 млрд долларов США.

Неудивительно, что на бедном Юге озлобленное население сегодня воспринимает Север как враждебную, оккупационную власть. Как и в Пакистанской зоне свободных племен, жители этого региона имели представителей в парламенте, но те никак не влияли на положение в своем избирательном округе – местные вожди не слишком прислушиваются к властям. Даже пакистанская полиция (в Кыргызстане – кыргызская милиция) фактически не имеет на этих территориях никаких прав.

По мнению ряда международных наблюдателей, в Кыргызстане имеется целый ряд политиков, целенаправленно ведущих работу по окончательному превращению Юга страны в такую зону, фактически в свою бесконтрольную вотчину, «рай для криминала». Все они сегодня принимают активное участие в предвыборной компании и народ должен знать своих «героев».

Президент Федерации спортивной борьбы города Ош, а по совместительству мэр этого города Мелисбек Мырзакматов – восходящая политическая звезда на кыргызстанском небосводе. Взяв на вооружение нацистские идеи, он подарками, щедрыми премиальными и примитивной лестью подчинил своим интересам все силовые структуры города Ош и с их помощью организовал планомерный геноцид городского узбекского населения. И хотя «Варфоломеевская ночь по-Ошски» в конечном итоге не совсем удалась – она только озлобила и сплотила узбекское население, его опыт в разжигании и организации погромов домов этнических узбеков берется на вооружение всеми «истинными кыргызами». Ведь на высвобожденных от узбеков в центре города Ош территориях он намерен построить новые дома, торговые комплексы и иную коммерческую недвижимость, вопрос о проектно-сметной документации и финансировании которых, уже решен. Сегодня южнокыргызский фюрер ушел в тень, то ли уехал в отпуск, то ли поехал делиться опытом с неонацистами в Европу, но его демонстративное игнорирование центральных властей и показной национализм – самый надежный пропуск в новый парламент, и верный путь к окончательному оформлении Юга как «зоны свободных племен», в которой законы не действуют.

В условиях, когда люди оказались, разделены на нации, регионы и районы, безграмотные политики и ярый националисты всегда выходят на первый план. Азимбек Бекназаров, лидер партии «Асаба», а также «Объединенного народного движения», сам себя считает очень «перспективным политиком». Наглый и беспринципный, прославившийся своим уникальным умением брать и давать взятки, он плевал на то, что воспринимается кыргызской интеллигенцией как необразованный и неграмотный человек. В настоящее время он стремится усилить свои позиции на юге КР, назначая на руководящие должности своих ставленников. Кроме того, используя административный ресурс, он оказывает поддержку своему сыну Руслану, который является руководителем партии «БЭК» («Бириккен эл Кыйымлигы») с целью заполучить контроль над объектами бизнеса сына экс-президента К.Бакиева – Максима, доход от которых направляется на пропаганду программы партии «БЭК».

Понятно, что А.Бекназаров не воспринимается народом, равно как и его окружением, в качестве потенциального кандидата на пост главы государства. Именно поэтому он лично заинтересован в создании на Юге неконтролируемой Бишкеком зоны, то есть в фактическом распаде страны.

Можно перечислять еще немало политиков, претендующих на роль племенных вождей и князьков в «свободной зоне». Еще одна из таковых примечательная особой тупостью – кандидат в кыргызские «Наполеоны» Исмаил Исаков, который «прославился» тем, что наложил в штаны и позорно подал в отставку, как только прозвучали выстрелы в Баткене. Правда до этого, будучи министром обороны, он успел окончательно распродать и развалить вооруженные силы, получив восемь лет тюрьмы за грошовое воровство и мелочное злоупотребление служебным положением. Его роль в грядущем отделении Юга еще до конца не раскрыта, но в том, что именно с его подачи БТРы и артиллерия еще совсем недавно громили беззащитные жилые кварталы городов Ош и Джалал-Абад, ни у кого сомнения не вызывает.

Вот они – нынешние кандидаты в «племенные вожди», «архитекторы» новой «зоны свободных племен» в кыргызском варианте. Естественно, в наш практичный век встает вопрос: а зачем им все это надо, или как говорят англичане, «каков мотив их действий?».

Обратимся к пакистанскому постколониальному опыту. Как и в пакистанской зоне племен, сегодня жители Юга Кыргызстана фактически не признают законов и официальных налогов платить не хотят – разве только мзду своим «вождям». Поэтому тут все значительно дешевле. Плюс контрабанда, которая здесь вообще преступлением не считается. Главный источник дохода – реэкспорт супердешевого китайского товара. Фактически здесь нет никаких ограничений на торговлю тем или иным товаром. Ни для кого не секрет, что здесь уже давно отлажены пути доставки афганского героина на Север, а прекурсов (дополнительные компоненты для изготовления) для его производства на Юг. Очередь – за кустарным производством и свободной продажей оружия.

Юг Кыргызстана, с подачи западных покровителей» уже давно стал пристанищем для сотен и тысяч всевозможных «диссидентов» и «революционеров», убежищем для преступников и экстремистов со всего мира. Если вы спросите сегодня: где находится Бен Ладен, в Кыргызстане ответят, не задумываясь – у нас на Юге. А где же ему быть, если даже международные полицейские побоялись провести здесь расследование? Словом, все, что мы наблюдаем в ходе предвыборной кампании в Кыргызстане – это завершающая часть долгосрочной программы по дестабилизации всей Ферганской долины и юга Казахстана.

Одним словом – Зона племен, «Трайбл эриа», которую пакистанские остряки давно перекрестили в «трабл эриа» – «зона неприятностей».

Дмитрий Кондартьев Источник — Белый парус
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1285583520

Киргизии шьют старую форму правления

Бывший киргизский премьер, выпускник Омской высшей школы МВД генерал Феликс Кулов импонирует Москве тем, что является ярым противником парламентской республики и в случае прихода к власти обещает вернуть в Киргизии президентскую форму правления

Кремль, похоже, определился со своим кандидатом на парламентских выборах в Киргизии, намеченных на 10 октября. Вчера Москву посетил экс-премьер этой страны, ныне лидер оппозиционной партии «Ар-Намыс» генерал Феликс Кулов. Здесь он не только подписал соглашение о сотрудничестве с партией «Единая Россия», но и был принят президентом РФ Дмитрием Медведевым. Такой чести до сих пор не удостаивался ни один баллотирующийся на выборах киргизский политик. Источники «Ъ» в кремлевской администрации объясняют ставку на генерала Кулова его планами в случае победы изменить конституцию Киргизии и вернуть президентскую форму правления.

Готовясь к парламентским выборам, киргизские политики начали загодя разыгрывать российскую карту. За последние несколько месяцев лидеры наиболее раскрученных партий один за другим гостили в Москве, где им устраивали своего рода смотрины. Почти с каждым из них встречались кремлевские чиновники, курирующие внешнюю политику, а некоторых принимал даже глава администрации президента РФ Сергей Нарышкин. Так, летом в российской столице побывали глава Социал-демократической партии Киргизии (СДПК) Алмазбек Атамбаев, руководители партий «Ак Шумкар» и «Республика» Темир Сариев и Омурбек Бабанов. В начале сентября в Москву приезжал лидер партии «Ата Мекен» Омурбек Текебаев.

Вчера же в российскую столицу прибыл экс-премьер Киргизии генерал Феликс Кулов, возглавляющий партию «Ар-Намыс», которая находится в жесткой оппозиции временному правительству. Его визит готовился с особой тщательностью. Несколько дней назад в Бишкеке побывал заместитель главы фракции «Единая Россия», вице спикер Госдумы Владимир Пехтин. Он принял участие в съезде партии «Ар-Намыс» и вручил киргизским коллегам фигурку медведя — символ партии единороссов. «Он поможет вам победить на предстоящих выборах»,- многозначительно заявил господин Пехтин.

Вчера Москва подбросила генералу Кулову еще один сильный козырь. В российской столице с ним встретился спикер Госдумы, глава высшего совета партии «Единая Россия» Борис Грызлов. Политики подписали соглашение о сотрудничестве, договорившись регулярно общаться, консультироваться и обмениваться опытом партийного строительства. «Будем сотрудничать еще более полно»,- поделился планами на будущее господин Грызлов. Зампред «Ар-Намыса» Акылбек Жапаров, в свою очередь, сказал «Ъ», что его партия надеется перенять опыт единороссов «по строительству прозрачной партийной системы, наведению экономического и финансового порядка в стране».

А вечером Феликса Кулова приняли уже в Кремле — переговоры с ним провел президент России Дмитрий Медведев, до этого не одаривавший своим вниманием ни одного из конкурентов генерала. «Мы самые заинтересованные наблюдатели за теми процессами, которые у вас происходят. И очень важно, чтобы в результате выборов возникла сильная, ответственная, авторитетная власть»,- сказал российский президент, явно намекая на то, что отставной генерал со своими соратниками могли бы такую власть обеспечить.

Повышенное внимание к господину Кулову со стороны Москвы во многом связано с тем, что он является убежденным сторонником отмены проведенной в начале лета конституционной реформы. Напомним, 27 июня в Киргизии прошел референдум, превративший ее из президентской республики в парламентскую. После этого Москва, с самого начала относившаяся к этой затее негативно и не сумевшая убедить временное правительство во главе с Розой Отунбаевой отказаться от реформы, стала прислушиваться к противникам перемен внутри самой Киргизии. Одним из яростных критиков парламентской формы правления и оказался генерал Кулов, к тому же имеющий неплохие связи в России благодаря своему милицейскому прошлому — в свое время он окончил Омскую высшую школу МВД. Кстати, перед отъездом в Москву он заявил «Ъ», что республике необходимо вернуть президентскую форму правления и внести серьезные изменения в конституцию.

«Позиция Кулова выстраданная. Он гораздо глубже остальных понимает трагичность ситуации, в которой оказалась его страна. И особенно то, что парламентская форма правления там приведет к тому, что в итоге к власти придут наркоторговцы или исламисты,- объяснил «Ъ» на условиях анонимности мотивы показательной поддержки господина Кулова Кремлем чиновник в администрации президента.- Там нужна жесткая президентская власть — это показывает опыт. Шансы на успех парламентского проекта в Киргизии минимальны».

Между тем шансы Феликса Кулова победить на будущих выборах с перевесом, который позволит ему установить в стране сильную президентскую власть, также пока нельзя назвать стопроцентными. Согласно последним соцопросам, симпатии избирателей распределяются таким образом: 13,5% готовы проголосовать за «Ата Мекен», 11% — за «Ак Шумкар», 10% поддерживают партию «Ата-Журт» (лидер Камчибек Ташиев), 9% ориентируются на «Ар-Намыс» господина Кулова, а еще 8% являются сторонниками СДПК. Из всех перечисленных партий против парламентской формы правления выступают лишь «Ата-Журт» и «Ар-Намыс», которые, если предвыборный расклад не изменится, при попадании в парламент останутся в меньшинстве.

На то, чтобы повлиять на ситуацию, у Москвы осталось совсем немного времени — выборы в Киргизии состоятся через две с половиной недели. Возможно, поэтому Кремль и решил использовать свой главный ресурс в лице Дмитрия Медведева, который не часто встречается с не облеченными властью зарубежными политиками. В последний раз такое случилось прошлой осенью, когда во время проходившего в Кишиневе саммита СНГ господин Медведев радушно принял претендовавшего на пост президента страны лидера молдавской Демократической партии Мариана Лупу. Правда, несмотря на открытую российскую поддержку, господин Лупу так и не стал главой государства.

Владимир Соловьев; Кабай Карабеков, Бишкек

Источник — Газета «Коммерсантъ»
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1285216260

Туркмения начинает шантажировать Россию участием в Nabucco

На Генассамблее ООН глава Туркмении Гурбангулы Бердымухаммедов предложил запретить странам-транзитерам препятствовать свободному проходу топлива

Сегодня ночью на Генассамблее ООН в Нью-Йорке президент Туркмении наступил России на мозоль.

«Он хочет принять на международном уровне конвенцию, которая запрещала бы странам — транзитерам газа препятствовать свободному проходу топлива от производителей к покупателям, — считает эксперт Российского института стратегических исследований Аждар Куртов. — Эта конвенция может очень сильно связать Москве руки». Россия осуществляет транзит туркменского газа на Украину.

Готовить почву к торгу с Россией Бердымухаммедов начал еще накануне Генассамблеи. Туркменский лидер заявил 17 сентября в Стамбуле, что его страна начала строить новый газопровод к побережью Каспийского моря «Восток — Запад» и этот проект связан с Nabucco.

«Этим заявлением туркменский лидер начал очередной виток торгов с Россией, — считает замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин. — Москве невыгодно, чтобы Туркмения поставляла свое голубое топливо Nabucсo».

Торг будет жарким
Торговаться с Россией, по словам экспертов, Бердымухаммедов будет в октябре — в этом месяце, как ожидается, президент Дмитрий Медведев должен отправиться в Туркмению с визитом.

В обмен на то, что Ашхабад пообещает не поставлять свой газ для Nabucco, Бердымухаммедов может попросить у России откуп. «Туркменам хотелось бы, чтобы Россия увеличила закупки туркменского газа, — говорит Аждар Куртов. — Если пару лет назад Москва покупала у Ашхабада 45–50 млрд. кубометров в год, то сейчас эта цифра колеблется между 10 и 13 млрд.». Кроме того, уверен Куртов, Ашхабад будет просить повысить закупочную цену на свое топливо.

Еще одним предметом торга может стать газопровод «Восток — Запад». В 2008 году Туркмения просила Россию профинансировать этот проект, но получила отказ. «Ашхабад не дал тогда гарантий, что газ из этой трубы пойдет в Россию, а не в Nabucco, — напоминает Куртов. — Сейчас они могут опять попросить Москву вложиться в этот проект».

Нам Nabucco нипочем
Впрочем, если Медведев и Бердымухаммедов не смогут сторговаться и Туркмения отдаст предпочтение Nabucco, для экономики России это не станет слишком тяжелым ударом. «В Европе в любом случае хватит покупателей для газа из «Южного потока», — говорит директор Института энергетики и финансов Владимир Фейгин.

Более сильный урон Nabucco может нанести политическому влиянию России. «Если его построят, это будет означать, что Москва теряет свое влияние на постсоветском пространстве, — убежден Куртов. — Если сейчас почти все крупные экономические проекты стран СНГ завязаны на России, то с приходом Nabucco эта тенденция будет нарушена».

Игорь Петрушов

Источник — Труд
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1284968580

Интеграция под эгидой Турции.


фото -http://president.az

Лидеры Турции, Азербайджана, Казахстана, Киргизии и Туркменистана создают Совет сотрудничества тюркоязычных стран. Образование новой международной организации — Совета сотрудничества тюркоязычных стран (ССТС). Такую цель поставили перед собой президенты Турции, Азербайджана, Казахстана, Киргизии и Туркменистана, встречающиеся в Стамбуле на юбилейном, десятом саммите.

В роли движущей силы региональной интеграции выступает Турция, отметил в интервью «Голосу России» заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин.

«Безусловно, Турция все больше позиционирует себя как региональный лидер. Причем старается расширить свое влияние не только на ближнее для нее зарубежье, например, на Азербайджан, но и на Центральную Азию. Поэтому для того, чтобы формализовать это свое влияние, которое на самом деле расширяется, она создает такого рода организации», — уверен эксперт.

Центральноазиатскому и закавказскому векторам внешней политики турецкое руководство стало уделять повышенное внимание после развала СССР. Еще в начале 90-х годов прошлого века Анкара начала реализацию сценариев, в основе которых — создание тюркского геополитического пространства под эгидой Турции.

Главные аргументы — культурная, религиозная и языковая общность тюркских народов. Тогда же были озвучены идеи формирования общего рынка, единой энергосистемы и системы транспортировки энергоресурсов из прикаспийских стран в Европу. Однако скептическое отношение центральноазиатских республик приостановило продвижение к этим целям.

Вернулись к интеграционным проблемам в 2006 году. Премьер-министр Турции Эрдоган выступил с инициативой создания Содружества тюркоязычных государств. Это, по его словам, позволило бы всем тюркам выступать на мировой арене с единой позиции. Предложение получило поддержку. Но, как показало дальнейшее развитие, поддержка носила во многом декларативный характер.

Интеграция центральноазиатских стран, Азербайджана и Турции не имеет экономической основы. В то же время существуют серьезные экономические разногласия. Например, между Туркменией и Азербайджаном о принадлежности газовых месторождений на дне Каспия. Да и желание Анкары направить основные потоки каспийской нефти и газа через турецкую территорию на Запад приветствуется не всеми.

Не очень благополучно обстоит дело на других направлениях, отметил по этому поводу политолог Станислав Тарасов.

«Возьмите тот же Азербайджан. Это чисто светское государство. В Турции идут преобразования, где ислам начинает если не выходить на первое место, то занимать ведущие позиции. В Турции традиционно исповедуется суннизм, в Азербайджане традиционно исповедуется шиизм. Здесь они сталкиваются с очень серьезными проблемами. Я имею в виду и тюркоязычные государства Средней Азии. Второй момент — это чисто этнический. Потому что не все тюркоязычные народы являются тюрками в этническом отношении», — сказал Станислав Тарасов в беседе с обозревателем «Голоса России».

Политическими декларациями проблемы такого рода не устранить. По крайней мере, до сих пор это еще никому не удавалось.

Евгений Крышкин

Источник — Голос России
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1284581640

Тест на невозгораемость.

Может ли «революционный пожар» с соседнего Кыргызстана перекинуться на Казахстан? Мнение наших сограждан на эту тему изучил Центр социальных и политических исследований «Стратегия».

Как оказалось, романтический флер революционности в глазах казахстанцев весьма поблек, за любыми событиями они всегда ищут заинтересованные силы – кому выгодно? Народные массы, вопреки ленинской теории о «движущей силе революции», трактовались респондентами как «пушечное мясо» или «инструмент» в чьих-то руках.
Соответственно лишь каждый пятый опрошенный определил происходящее в Кыргызстане, как «народно-демократическую революцию». Чаще всего кыргызские события оценивались как «борьба политических кланов за власть в стране» – 35 процентов – или «очередной виток политического кризиса» – 32 процента ответов.
Казахстанцы не приемлют цену, заплаченную за кыргызские политические реформы, – жертвы и разрушения, – и осознают их несоизмеримость с достигнутым результатом. Просматривая телевизионные сюжеты из Кыргызстана, наши сограждане испытали эмоциональный шок. Более трети респондентов дополнили картину, представленную СМИ, самостоятельно разыскивая информацию в Интернете – свидетельства очевидцев, видеозаписи беспорядков. Жители южного Казахстана оказались намного лучше информированными, чем северяне. Если последние при опросе часто использовали выражения типа «говорят, что…», то южане более категорично судили о событиях по собственным впечатлениям или свидетельствам близких людей.
Информация о беспорядках в Ошской и Джалал-Абадской областях имеет более отрывочный характер. В своих оценках респонденты во главу угла ставят экономическую отсталость и низкий уровень жизни населения (39 процентов ответов) и слабость официальных властей, их неспособность контролировать ситуацию (38 процентов). Происки клана Бакиевых отмечает лишь каждый пятый, а в неразрешимые межэтнические противоречия верят и вовсе только 13 процентов казахстанцев.
Введение в Кыргызстане парламентской формы правления не впечатлило казахстанцев: «какая разница, кто у власти, лишь бы власть была сильной». В Казахстане, по мнению большинства респондентов, повторения кыргызских событий быть не может. Были названы пять факторов, способствующих «невоспламеняемости» республики:
– абсолютно иные, нежели в Кыргызстане, географические условия;
– большая территория, низкая плотность населения;
– наличие сильной президентской власти;
– дееспособные и быстро реагирующие на события силовые структуры;
– специфические ментальные особенности жителей Казахстана, в их числе терпеливость, сдержанность, толерантность;
– более благоприятные социаль-но-экономические условия жизни в Казахстане, гораздо лучшее по сравнению с Кыргызстаном материальное положение граждан.

Александр КАМИНСКИЙ, Алматы Источник — Экcпресс-К
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1282125600

Киргизы и узбеки побьются об доклад.

Международная правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) обнародовала вчера первый доклад об июньской бойне на юге Киргизии. Вина за ее начало возложена на узбеков, но главный упор сделан на участие в резне милиции и армии, а также на зверства силовиков при подавлении бунта и расследовании тех событий. Упреков в докладе заслужила и Россия, которую HRW обвиняет в саботаже помощи Киргизии. По мнению экспертов, доклад может сильно подорвать позиции киргизских силовиков, многие из которых идут в октябре на выборы.

Представленный вчера в Бишкеке доклад HRW под названием «Где правосудие?» стал первым обнародованным расследованием июньской резни на юге Киргизии, которое провела международная организация. 96-страничный документ основывается на более чем 200 интервью с участниками и жертвами событий, местными правозащитниками и представителями силовых структур. Главный вывод расследования гласит: «Органы власти способствовали нападениям на узбеков, а местные правоохранительные органы не смогли адекватно защитить узбекское население». Еще жестче высказался вчера один из авторов доклада Оле Солванг: «Мы обнаружили, что некоторые силовики не только не способствовали решению конфликта, но сами превратились в проблему».

По мнению HRW, причиной межэтнических столкновений, захлестнувших юг Киргизии, стали давние противоречия между киргизами и узбекским меньшинством. Отношения резко обострились после свержения Курманбека Бакиева: важную роль в победе новой власти на юге сыграли именно узбеки во главе с бизнесменом Кадыржаном Батыровым, которые затем начали выдвигать политические требования. HRW приходит к выводу, что в событиях, послуживших толчком к резне в Оше, первыми силу применили именно узбеки: «Большая часть нападений в ночь на 11 июня была осуществлена узбеками против киргизов. В ход шли кулаки, ножи, дубины и иногда огнестрельное оружие».

Авторы доклада подробно исследуют и куда менее известную сторону трагедии — поведение киргизских силовиков в дни резни. HRW делает вывод, что они не только не защищали узбекские кварталы, но и помогали погромщикам. «Сначала люди в форме въезжали в кварталы, снося воздвигнутые узбеками баррикады. За ними шли вооруженные люди, которые ловили и расстреливали жителей и расчищали дорогу погромщикам»,- говорится в докладе. Авторы отвергают объяснения киргизских милиционеров, согласно которым оружие у них отбирала толпа: «Возникают вопросы, почему военные отдали оружие, которое оказалось в руках людей, громивших узбекские кварталы».

Не менее подробно в докладе проанализированы зверства силовиков в ходе объявленного Бишкеком расследования событий в Оше. Так, по данным HRW, милиция и армия проводили жесткие зачистки узбекских кварталов и сел, мало отличающиеся от погромов. Так, в ходе зачистки в селе Нариман, где узбеки в дни резни оборонялись особенно яростно, военные и милиция избивали жителей, отбирали ценности и жгли документы. По итогам проверок два узбека были забиты до смерти прикладами автоматов, еще 39 человек были ранены. Описаны многочисленные случаи, когда милиция задерживала узбекских мужчин и возвращала их родственникам за выкуп, размер которого колебался от $100 до $10 тыс., а в камерах многих задержанных узбеков подвергали пыткам. «Хотя власти утверждают, что расследуют преступления обеих сторон, силовики в основном концентрируют свои действия на узбеках»,- утверждает доклад.

В докладе HRW содержится и критика в адрес РФ. Авторы упрекают Россию в том, что она не откликнулась на просьбу властей Киргизии предоставить военную помощь, а затем и вовсе пыталась заблокировать отправку в страну полицейской миссии ОБСЕ. В Москве эти упреки отвергают. «Столкновения — это внутреннее дело Киргизии, поэтому Россия и ОДКБ не имели права вмешиваться,- говорит собеседник «Ъ» в МИД РФ.- Мы и так больше других предоставляли гуманитарную и финансовую помощь. А отправку полицейских ОБСЕ мы поддерживаем».

Киргизские эксперты отмечают достоверность доклада HRW. «Во время конфликта я была в Оше и Джалал-Абаде, так что оценки и выводы выглядят правдоподобно»,- заявила «Ъ» глава правозащитной организации «Адилет» Чолпон Джакупова. «Чем больше международных комиссий примет участие в поиске причин конфликта, тем лучше. Нельзя опираться только на данные национальной комиссии, ей все равно половина участников конфликта не поверит»,- заявил «Ъ» политолог Марс Сариев.

Между тем, по словам Чолпон Джакуповой, киргизские политики будут использовать выводы доклада для дискредитации оппонентов в развернувшейся борьбе накануне выборов в парламент, которые пройдут 10 октября. Главной мишенью критики наверняка станут генералы, руководившие действиями силовиков в ходе волнений на юге. Многие из них, например руководивший УВД Ошской области генерал-майор Омурбек Суваналиев (в настоящее время один из лидеров партии «Содружество»), отказались комментировать «Ъ» содержание доклада. А экс-секретарь совбеза Мирослав Ниязов, возглавлявший отряд по наведению порядка в Джалал-Абадской области, вину за хаос на юге возложил на временное правительство во главе с Розой Отунбаевой. «Никто из наших вождей не брал на себя ответственность за происходящее. Это относится и к временному правительству, потерявшему контроль над страной,- заявил он «Ъ».- Когда на юге стреляли, новая власть писала конституцию. Но основным законом сегодня не руководствуется даже президент Отунбаева».

Эксперты убеждены, что публикация доклада вряд ли поможет наказать виновных в резне, зато наверняка раскалит и без того напряженную обстановку. «Все мы сидим на пороховой бочке, а ситуацию подогревают неопределенность власти и начавшаяся предвыборная гонка»,- заявила «Ъ» Чолпон Джакупова.

Кабай Карабеков, Бишкек; Александр Габуев

Источник — Газета «Коммерсантъ»
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1282108800

Правила для правителей.

Наверное, все прогрессивные умы в Центральноазиатском регионе понимают, что события, которые произошли в Кыргызской Республике за последние полгода, кардинально и безвозвратно изменили уклад жизни местного населения, устоявшийся со времен развала СССР. Худой мир лучше доброй ссоры — эта набившая оскомину фраза сегодня актуальна как никогда, а ее смысл стал особенно понятен тем, кто потерял в ужасной бойне родных и друзей.

Случилось то, что должно было случиться, то, что прогнозировали многочисленные эксперты и политологи — Ферганская долина стала еще одним очагом постоянной напряженности. Предпосылки для этого зрели давно, но стареющая политическая номенклатура центральноазиатских стран не умеет и не хочет разбираться с подобными «заморочками» — ей и так неплохо живется.

Если предыдущие руководители Кыргызстана безуспешно пытались установить жесткую вертикаль власти во главе с «несменяемым» президентом, то в Казахстане и Узбекистане данная идея была реализована на все 100%. Естественно, одержавшим победу в суровых политических интригах Исламу Каримову и Нурсултану Назарбаеву хочется встретить спокойную и счастливую старость, но нет же — опять эти неугомонные кыргызы носятся с криками по площади Ала-Тоо… И приходится многоуважаемым лидерам наций подниматься с топчана, на скорую руку «тушить пожар у соседей» (то бишь оказывать нам всяческую помощь), одновременно задабривая собственное население, чтобы оно — не дай Бог! — не «заразилось» идеями о справедливом обществе…
И все же необходимо отметить, что во время июньских событий в Оше и Джалал-Абаде наиболее верную позицию продемонстрировал глава Узбекистана, не позволивший втянуть свою страну в ужасное кровопролитие. Хотя легко представить, что испытывал узбекский народ, зная, что творится с его соплеменниками в соседней республике. Тем важнее и весомее та положительная оценка, которую дало мировое сообщество взвешенной политике руководства РУз.

В Казахстане тоже с большой тревогой и озабоченностью следят за трагическими событиями, происходящими в КР. Тамошнее общество хорошо понимает, что когда у соседа горит дом, это не повод для злорадства, а большая беда, ибо пламя может запросто перекинуться на другие дома-страны, если не ликвидировать очаг возгорания. Но одно дело — потушить пожар, и совсем иное — предотвратить его, то есть понять причины и бороться непосредственно с ними.

Все больше казахстанских экспертов приходят к мнению, что основные причины южнокыргызской трагедии носят социально-экономический характер: это высокая плотность населения и ограниченность жизненно важных ресурсов — земли и воды. «Помноженные» на безработицу, они создают благоприятную почву для эскалации разного рода конфликтов. Кроме того, такая ситуация крайне привлекательна для всевозможных проходимцев и провокаторов, которые под различными лозунгами (в том числе религиозно-экстремистскими) стараются еще сильнее дестабилизировать внутриполитическую ситуацию в стране. Конечно, немалую лепту вносят в этот бардак и бывшие «хозяева республики» — клан Бакиевых.

• • •

Что в итоге? Сотни человек уже погибли, тысячи остались без крыши над головой и средств к существованию, а новоиспеченное руководство страны занято дележом портфелей. Международное донорское сообщество выделило на восстановление Оша и Джалал-Абада запрошенную баснословную сумму — и все расслабились: «Запад нам поможет». А ведь надо было подумать, что Запад потребует за свою щедрость завтра. Неужели не понятно, что новую власть хотят так же подсадить на грантовую иглу, как подсадили прежнюю, чтобы потом требовать от нее «многовекторной политики»?!

В первую очередь в этом заинтересованы США, так как Центральная Азия — удобный плацдарм для ослабления потенциальных соперников Америки — Китая, России и Ирана. А Кыргызстан — просто «ступенька» к этому плацдарму. Поднебесная вызывает у американцев тревогу из-за своего мощного экономического роста, который одновременно увеличивает амбиции КНР как нового мирового лидера. Россия хотя и не составляет Штатам конкуренцию в экономическом плане, но все еще сохраняет военную мощь и обладает богатыми ресурсами. Иран же посмел бросить американцам прямой вызов, за что должен быть наказан — в назидание другим.

Война в Афганистане — этакая генеральная репетиция, первый этап реализации новой американской концепции «Большая Центральная Азия». США мечтают ослабить и разделить КНР (Тибет, СУАР, Тайвань) и РФ (Северный Кавказ, Татарстан, Башкирия и т.д.) на более мелкие, слабые государства, как когда-то ослабили и разделили «союз нерушимый», а во главе Ирана поставить своих марионеток. Страны ЦА же станут новым испытательным полигоном для американских политических технологий и стратегических замыслов…

Чтобы помешать внешним силам хозяйничать в регионе, странам-соседям нужно забыть старые обиды и консолидироваться.
Кыргызстану прежде всего необходимо предпринять ряд незамедлительных мер по локализации межэтнического конфликта в Ферганской долине. Во-первых, стабилизировать внутриполитическую ситуацию посредством объявление моратория на массовые акции протеста. Все спорные вопросы должны решаться только через представителей в законодательном органе, поэтому нужно ускорить процесс формирования нового парламента и правительства и возложить персональную ответственность за принимаемые решения на партию, сформировавшую кабинет министров, а именно на лидера партии и премьера — вплоть до уголовной ответственности.
Во-вторых, за южным регионом на ближайшие 7–10 лет можно закрепить статус свободной экономической зоны — с целью стимулирования притока внешних инвестиций. Для этого придется сократить здесь все проверяющие и фискальные органы. (Вспомните ленинскую НЭП, которая поставила на ноги огромную страну, лежавшую в руинах после гражданской войны.)
В-третьих, нужно предоставить иностранным инвесторам государственные гарантии неприкосновенности частной собственности, принять закон, направленный на борьбу с рейдерством. Разрешить иностранцам приобретать здесь землю и прочую недвижимость, оставив неприкосновенной 25-километровую приграничную зону. Эти меры приведут к появлению десятков тысяч рабочих мест именно на юге. А когда у человека имеется собственность и источник стабильного дохода, он ни за что не пойдет громить других, поскольку ему есть чем рисковать.
В-четвертых, при содействии международных организаций требуется провести объективное расследование причин южной трагедии, делая акцент не на поиске персональных виновников (это вызовет новую волну противостояния), а на объективных социально-экономических причинах.
В-пятых, власти должны способствовать индустриализации региона, которая приведет к урбанизации Оша и Джалал-Абада, а это, в свою очередь, остановит «демографическое давление» на юге. То есть прежде чем строить многоэтажные дома, надо обеспечить население стабильной работой, чтобы оно могло содержать свою собственность и элементарно вносить квартплату. Новые условия проживания существенно повлияют на менталитет и кардинально изменят демографическую ситуацию в регионе уже через 15–20 лет.

Наконец, необходимо реформировать структуру государственного управления, существенно сократив штат чиновников (как минимум — наполовину) и провести административно-территориальную реформу. Часть государственных органов при этом должна быть переведена в Ош.
Что касается международных отношений, то и в них Кыргызстану надо быть аккуратным, последовательным, принципиальным. Первым делом нужно завершить делимитацию и демаркацию государственных границ с Узбекистаном и Таджикистаном, решая вопросы спорных территорий и анклавов только посредством референдума. Странам ЦА неплохо было бы создать водно-энергетический консорциум, который способен окончательно решить проблему справедливого и рационального использования трансграничных водных ресурсов и повысить градус взаимного доверия. А учитывая различные «объединяющие» факторы (общая советская история, родственные языки, схожий менталитет), желательно сформировать единый экономический рынок на базе ТС и ЕврАзЭС, так как по отдельности национальные экономики преимущественно сырьевой и аграрной ориентации не могут составить достойную конкуренцию экономикам более развитых стран.

Именно после решения этих принципиальных вопросов лидеры государств Центральной Азии смогут наладить равноправное, взаимовыгодное сотрудничество во благо своих народов. Тогда никакие внешние силы не осмелятся реализовать в регионе свои непомерные амбиции и Ферганская долина не станет азиатским аналогом Балканского полуострова, который уже более ста лет называют «пороховым погребом» Европы.

Источник — Московский комсомолец — Азия
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1281596460

Обязательства пророка Мухаммеда (с.а.с) перед христианами

Исмаил Велиев

Мир становится тесен. Истощаются ресурсы, портится экология. Всюду господствуют принципы эгоистической жадности и потребительской алчности из-за чего каждый тянет одеяло на себя и чтобы оправдать своё неприглядное поведение начинают придумывать всяческие объяснения в которых виноваты, конечно же, другие. Поэтому необходим образ врага, варвара, козла отпущения. Этим и объясняется появление псевдонаучных учений Хантингтонов и ему подобных о столкновении цивилизаций и т. д…

К сожалению, эти околонаучные измышления интенсивно прокручиваются в средствах массовой информации, возводятся в ранг дискуссионных вопросов, превращаются в некое новое подобие теории эволюции Ч. Дарвина. Сегодня в образе врага цивилизации выставляется всё, что связано с исламом: фундаментализм, экстремизм, терроризм и другие страшные явления.

Однако ислам не есть нечто принципиально противоположное христианству. Напротив, ислам является таким же продолжением единой линии Истины, как и христианство есть органичное продолжение учения данного Моисеем и его последователями…

Многие христиане не знают, что начиная с 538 – го года католическая церковь издала указ об изъятии Библий у верующих. Христиане должны были жить и думать исключительно по указке наместника бога на земле — папы. Библии изымались вначале увещеваниями, затем посулами, и некоторое время спустя – пытками, казнями и аутодафе — сжиганием на кострах. Кстати, эти Библии были в то время рукописными; они были редкостью и обладатели их в большинстве были людьми не последними в обществе. Сколько таких мыслящих христиан погибло из-за верности священному писанию сегодня никто не может сказать. Однако уже лет через 30 -40 на всем обширном пространстве Европы найти и прочитать в оригинале слово божье было практически невозможно. В духовном плане наступила эпоха деспотии, тирании и тьмы.

И в это время Бог воздвигает нового пророка в пустынной Аравии. Он также потомок Авраама, и, таким образом, состоит в определённом родстве со всеми бывшими библейскими пророками. На него, безграмотного (не умевшего ни читать, ни писать) человека, возлагается задача снова явить миру свет, изложить истину, которую пытались скрыть, погрузив мир во тьму.

В Коране, поэтому нет ничего такого, чего не было бы в Библии. Коран однозначно говорит, и не раз, что он ниспослан как подтверждение всего того, что было написано до этого в Библии (можно сказать, что Коран это сжатая итоговая квинтэссенция Библии). Однако Библия писалась на протяжении почти 2000 лет, Коран же был изложен в течение жизни пророка Мухаммеда.

Общеизвестно, что когда в Мекке начались гонения на первых последователей Мухаммеда, а их было всего несколько десятков человек, пророк отослал их под покровительство христианского правителя, в Эфиопию. Почему не в Константинополь или Рим? Дело в том, что Эфиопия сохраняла свой суверенитет, Библии здесь не уничтожались, и вера христианская была, как говорится, живой. Ислам же, как учение и был призван защитить народ божий именно от Римского произвола. На землях подвластных Исламу веками жили в своей вере христиане. У них сохранились свитки со священным Писанием. Через, примерно, пол — тысячелетия в эпоху крестовых походов, многие воины-крестоносцы встречались с христианскими общинами, жившими не под игом пап и сохранивших чистоту раннего христианства. Они могли приобретать и сами свитки со священным писанием. Другие, попав в плен, знакомились и с Кораном, с религией ислама. Тысячи этих людей по возвращению в Европу шаг за шагом подготавливали почву для европейской Реформации…

Одним из древних очагов христианской веры был монастырь Святой Екатерины, основанный в 4 – ом веке у подножия горы Моисея на Синайском полуострове (он существует по сей день). Монастырь в период арабского завоевания Синая в 625 г. направил делегацию в Медину, чтобы заручиться покровительством пророка Мухаммеда. Здесь и был составлен уникальный документ – Указ Мухаммеда об отношении к христианам.

В 1517 году оригинал был выкуплен у монастыря за значительную сумму султаном Селимом I (причём с условием сделать и подарить точную копию документа). Ныне в монастыре выставлена копия, а сам подлинник, который написан на коже газели куфическим письмом и скреплён отпечатком руки Мухаммеда, хранится в Стамбуле.

Данный документ был переведён на русский язык известным общественным и религиозным деятелем Атауллой Баязитовым (1846 – 1911), советником императора по вопросам ислама, ахундом – мударрисом С-Петербургской мечети. Текст указа был помещен в книге посвященной вопросам исламской религии, изданной небольшим тиражом в 1898 г. Мы помещаем данный (надо сказать, весьма необычный!) материал как неопровержимое доказательство отсутствия антагонизма между христианством и исламом. Некоторые слова даны в непривычной нам сегодня форме (например, магометане, вместо мусульмане или исламский), но мы постарались не менять стиля автора перевода.

Указ о христианах, данный Мухаммедом.

Мухаммед, пророк, посланник Божий и проповедник всего рода человеческого, согласно с Божественным поручением, на него возложенным, написал нижеследующее, чтобы оно в силу Божьего повеления стало священным указом, узаконяющим христианскую веру, как на восточных, так и на западных окраинах земли, как в её ближайших, так и в самых отдалённых местностях в известных и неизвестных частях земли, среди образованных и среди необразованных её жителей.

Документом этим, данным им (христианам), как обещание и всенародный список, он повелевает превозносить его правосудие (т.е. закон его считать священным) и хранить его существование.

После этого каждый исповедующий Ислам, не уважающий силу этого указа, употребляющий его во зло, или прекословящий, как неверный этому завету и тем нарушающий мои приказания, будет считаться нарушителем Божьего завета и Его заповедей и клятвопреступником — всё равно, кто бы он ни был, царь ли, князь ли, или всякий другой человек из числа верных магометан.

Дав им, т.е. христианам, этот указ со следующими обещаниями и условиями, я обязал себя и всех моих верных приверженцев и последователей. Я дал им право требовать от меня и от них исполнения этих обещаний и условий в силу Божьего завещания и договора. Я поместил их под кровом Пророков, Апостолов, Святых, чтимых верными магометанами (мусульманами – ред.) как прошедших, так и будущих времён; моё же собственное покровительство и мои договоры должны быть приняты за главное и первоначальное (Бог повелевает исполнение своего завещания и повиновение законному посланному Пророку или одному из окружающих его Ангелов).

Повелеваю я охранять законы их (т.е. христиан) правосудия во всех моих областях, защищать их моими конными людьми, военачальниками и верными последователями от всякого врага близкого или дальнего, осужденного или свободного; обеспечивать их и защищать их церкви и места, предназначенные для Богослужения, жилища их монахов и места их богомолья, где бы они ни были или ни находились — на горе или в долине, в пещере или в хижине, на лугу или в поле, в деревне или в городе; оберегать их веру и их богатства, где бы они ни были и где бы ни находились — на суше или на море, на востоке или на западе; точно таже, как я сам охранял и берёг бы самого себя, свой собственный конец (вечное спасение) и свой народ, моих верных мусульман, так я желал бы оградить их моей порукой от всякого оскорбления, обиды, насилия и преследования; а пока я властен над ними, я хотел бы поддержать их моей собственной особой, моими приверженцами, последователями и людьми моего народа от всякого врага, который вздумал бы обижать меня вместе с ними.

Я обязуюсь не допускать наложения на них обременительных налогов или займов, которые не должны превышать того, что они в состоянии дать; и из-за этого они не должны терпеть ни насилия, ни притеснений. Ни один епископ не лишится своей епархии. Ни один христианин не будет исторгнут из своего монастыря, ни один богомолец не будет удержан от своего богомолья, ни один отшельник не будет потревожен в своей келье и ни одна из церквей не будет снесена для воздвижения на месте её мечети или дома для магометан и если кто-либо сделает таковое, то он нарушит Божье завещание, изменит своей вере и сделается непослушным Апостолу Бога.

Никто из епископов или монахов не будет обременён ни малейшим налогом, кроме того, что они захотят дать по своей доброй воле; — никакая пошлина не будет взиматься с богатых купцов или с пользующихся полнейшим благоденствием, ни с водолазов (за жемчугом), ни с тех, которые разрабатывают рудники и добывают из них золото, серебро и драгоценные камни. Не более двенадцати драхм должно быть взимаемо раз в год, как поголовная подать с христиан, и то, если они постоянные местные жители какого-нибудь города; никакая поголовная подать или земельный налог не должны быть взыскаемы с путешественника или проезжего, который не принадлежит к числу местных жителей страны; но те, которые владеют землями, помещики, те по справедливости должны вносить следующие пошлины Государю по примеру других (т.е. мусульман) с тем, однако, чтобы не было слишком тяжёлых налогов и вносить столько, сколько в состоянии дать, и чтобы никто из них, кто будет с малыми средствами обрабатывать землю для улучшения её плодородия и её произведений, не был угнетаем или несправедливо принуждаем платить налог, подобно другим (помещикам).

Ни один христианин не обязан выступать с магометанскими войсками против врага или для охранения границ; военные дела не должны касаться данников; они покорены, чтобы быть данниками и не быть ни кем тревожими, а магометане должны их защищать и ограждать. Они не обязаны идти на войну вместе с мусульманами с оружием и лошадьми, разве только по их доброй воле; и каждый, кто захочет в таком случае поступить в ряды мусульманского войска, должен быть принят с благодарностью, а услуги его щедро вознаграждены. Никто из магометан не должен прибегать к насилию или принуждению в отношении христиан; напротив, они должны обращаться с ними с великой скромностью и осенить их крылами милосердия и всепрощения; и где бы они ни были и где бы они ни находились, всюду должны они быть ограждены от всякой обиды и от всякого зла.

Если какой-нибудь христианин окажется виновным в преступлении, или сделает ошибку, магометане должны принять его сторону, охранять его от дерзостей и в то же время не допускать ни до какой обиды и дурного с ним обращения; они должны стараться восстановить мир между ним и его противником или положить конец ссоре удовлетворением обеих сторон. Они, т.е. христиане, не должны быть оставлены или отвергнуты; нет, нисколько. Я дал им закон Бога, дабы они имели и пользовались теми самыми преимуществами, которые даны и магометанам, и дабы магометане уважали права, дарованные христианам в силу этого указа, который должен быть уважен и исполнен. Согласно с этим священным указом они должны быть ограждены от всякой обиды и допускаемы во всякое общество, так чтобы магометане были их участниками во всех случаях.

Относительно браков с магометанами они (христиане) не должны быть принуждаемы ни справедливой силой, ни угнетением; родители девушки не должны быть принуждаемы выдавать её за магометанина, разве только они сами того пожелают; их не должно оскорблять, если они откажут жениху, или отвергнут его сватовство, или его самого; и поэтому такой брак не должен состояться, разве только они сами на него согласятся и сами пожелают.

Если христианка делается женой магометанина, то он должен уважать её расположение к её собственной вере; он не должен воспрещать ей исполнять её обряды и получать поучения от старшин её веры; он не должен принуждать её отречься от своей религии или грозить за это разводом; если он такое сделает, то он будет ослушником заповедей Бога и сделается нарушителем предписания Божия Апостола и будет считаться вероломцем перед Всевышним.

Если христианам понадобится помощь в починке или исправлении их церквей и скитов, или в чем бы то ни было касательно религии, то магометане должны им помогать и покровительствовать (и вы не должны смотреть на это как на простую помощь в их беспомощности, а как на угождение предписаниям Божия Апостола, издавшего это предписание в их пользу властию Бога). Во время войны или когда магометане будут на враждебной ноге со своими соседями, ни один христианин пребывающий среди них (магометан) не должен быть ненавидим или презираем и всякий, кто станет дурно обращаться с христианином, тот сочтётся несправедливым и упрямым против Апостола Божия и непослушным Его воле. (А Бог говорит — Будь или проповедником, или посредником).

Ни один христианин не будет противником магометан и не присоединится ни тайно, ни явно к их врагам, не приютит и не примет врага магометан ни в своём доме, ни в каком-либо месте своего Богослужения; он не поможет ни оружием, ни лошадьми, ни людьми какому-либо врагу, а также не снабдит его деньгами и не даст их ему взаймы; он не будет вести переписки и не будет иметь никакого сообщения с врагом, разве только он (этот враг) будет в деревне или в городе, где христиане будут принуждены к подобным действиям для защиты своей религии.

Они не запретят магометанину оставаться или расположиться в течении трёх дней и ночей, со всем его скотом и со всеми его спутниками в каком бы то ни было месте и они укажут ему место для его безопасного пребывания и оградят его от всякой обиды и всякого принуждения.

Если обстоятельства потребуют укрыть магометанина в каком бы то ни было христианском доме, то христиане обязаны приютить его, принять в свои жилища и поместить его в самом безопасном месте, назначенном для охранения их собственной жизни так, чтобы христиане были его участниками во всем, что может с ним случиться, пока он под их покровительством.

Они не должны указывать врагу ни на сильную, ни на слабую сторону магометан и не нарушать обязанностей, которыми они с ними связаны в силу этого документа. Следовательно, если кто либо из христиан не соблюдет или отвергнет какое нибудь из этих условий, подтверждённых и скреплённых волей первосвященников, духовных лиц и всеми христианами, то он будет лишён прав, дарованных христианам за исполнение и соблюдение этого священного завещания, скреплённого Божественной властью, после честного обещания, данного Апостолом Божиим и Его народом в исполнении всего, что содержится в этом завещании, всюду, где бы они ни были или где бы они ни находились, следовательно, Апостол Божий обязуется исполнить всё, что он обещал и назначил христианским народам, а магометане в свою очередь обязаны соблюдать и уважать силу этого документа до последней минуты.

Подписано и скреплено, согласно с Божественными предписаниями, полным отпечатком правой руки Мухаммеда, Апостола и посланника Бога.

А свидетели, подписавшиеся под этим указом, скрепляют и удостоверяют, что этот документ сделан Мухаммедом и Апостолом Божиим с христианскими народами, которые в силу этого связаны некоторыми условиями, а с другой стороны пожалованы правом пользоваться известными правами.

Писал Моавия-Бен Сафиан со слов Апостола во второй день последнего числа четвёртого месяца, четвёртого года Гиджры, в Медине и, преисполненный Божьим милосердием, он радостно скрепляет своим свидетельством этот документ, да славится Господь Бог Творец Вселенной.

Абу-Бекр-Эссиддик;

Омар-Бинуль-Хатаб;

Осман-бину Аффан;

Али бину Суфиан;

Абу-Дерда;

Абу-Зар;

Абу Храйра;

Абдулла бину Массуд;

Абдулла бину Аббас;

Хамзя бину Абдул Муталяб;

Фозайл;

Зейт бину Сабит;

Абдулла бину Зейд;

Збяйр бину эль-Авоам;

Харрас бину Зейд;

Саад бину Моад;

Сабет бину Кейс;

Асама бину Зейд;

Осман бину Матъюн;

Абдулла бину Омар эль-Асс;

Хасан бину Сабет;

Джафар бину Аби Талеб;

Ибнуль Аббас;

Талха бину Абдулла;

Саад бину Ибад;

Зейд бину Аркам;

Зухайл бину Бида;

Давуд бину Джаббар;

Абу Ама;

Абу Харис бину Озяйр;

Хассан бину Алия; Ашир бину Аймен;

Кяаб бину Малек;

Кяаб бину Кауд.

Да благословит их всех Бог.

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=668

Открывая завесу названия Кадус (Часть II)

Алекпер Алекперов, кандидат исторических наук, Азербайджан

Начиная с XIX века, этническая принадлежность скифов и первичная зона их обитания интересует многие поколения историков, которые подходили к изучению указанной проблемы с различных (иранской/осетинской/, славянской, тюркской) позиций [2; 35. с. 22-41; 4. с.63-76; 55; 64]. Следует отметить, что в изучении данного вопроса опять же нашла отражение идеологическая направленность подхода к разрабатываемой проблеме.

Так отец греческой истории Геродот отмечает, что самоназванием скифов было сколоты/Σκολοτυς, которое, судя по источнику, происходило от имени одного царя του βασιλεος εποωνυμιην [Herod IV:5; 1. с.76]. Скифами же их называли греческие поселенцы на Понте. Персы именовали их сака. В месопотамских, ассирийских и еврейских источниках их упоминают как Аш-гу-за/Ишгуза/Шгуда/Ашкеназ. В индийских источниках эти племена именуются шака, в китайских же — се (!!! – Алекпер), что идентично термину сака древнеперсидских и σακαι/саки древнегреческих источников.

По замечанию некоторых исследователей античные авторы, заимствовавшие этноним σακαι/саки скорее всего из персидской традиции, применяли его лишь к обитателям азиатской части этого обширного региона, именуя скифами только европейские племена. Эти же исследователи считают, что …древние авторы называли саками (с теми или иными вариациями) широкий круг народов евразийского степного пояса и примыкающих регионов, который в современной научной литературе обозначается … скифский мир [19. с.158]. Именно эта идеологическая направленность впоследствии и породила формулу — славяне происходят от скифов с последующим изменением славяне представляют стадиальную трансформацию скифов [26. с.300-38; 39]. Однако, известно и то, что большинство народов, проживающих на территории главенствующего этноса, всегда представлялись его именем. Например, тюркское по происхождению название кавказских албан на протяжении всего существования государства Албания  всегда было обобщающим наименованием для мелких народов, проживающих на данной территории. Или же до недавнего времени все жители бывшего Советского Союза для иностранцев были только Russian.

Но уже в XIX веке некоторыми исследователями вполне справедливо было выдвинуто предположение о тюркской принадлежности скифов. Поэтому, оставив в стороне всю идеологию, закрепленную конъюнктурой, чтобы подкрепить вышеизложенный материал новыми фактами, продолжим полемику.

Прежде всего, следует подчеркнуть, что опирающиеся на древнюю традицию раннесредневековые греческие писатели под киммерийцами, скифами и саками однозначно подразумевают тюрок. Например, это можно подтвердить сообщениями Менанддра и Прокопия Кесарийского [18. с.375; 42. с.382]. Первый из них отмечает, что тюрки в древности именовались сака, тогда как второй, рассказывая о булгарах-тюрках – утигурах, отмечает, что в древности они именовались киммерийцами. Несколько позже это же сопоставление можно заметить у Никифора Грегора, который подчеркивает — Гомер называет их (булгар-тюрок – Алекпер) киммерийцами, Геродот разнородными и скифами, Плутарх кимврами и тевтонами [61.p.26-27]. Как можно заметить, сказанное Никифором не противоречит сообщениям Менендра и Прокопия. Но более важно, что во всех этих сообщениях мы наблюдаем преемственность. Ведь этим историкам не зачем было вносить путаницу, как это было принято в последние 200 лет.

Такая же преемственность наблюдается и в славянских летописях. Это также закономерно, ибо, будучи православными христианами, раннеславянские хронисты, прежде всего, ориентировались на греческую историческую традицию. Так из рассказа славянского летописца Нестора мы узнаем, что наиболее южными представителями Древнекиевского государства в момент написания летописи (Повести временных лет – Алекпер) были дулебы, уличи и тиверцы – дулебы жили по Бугу, где ныне волыняне, а уличи и тиверцы по Днестру и соседили с Дунаем. Рассказывая же об этих племенах, летописец подчеркивает очень интересную деталь, а именно греки называли их (т.е. дулебов, yличей и тиверцев – Алекпер) Великая Скифь [41. с.210]. Уже последующий славянский летописец, автор Патриаршей или Никоновской летописи заменяет общепринятый греками термин скиф на кумани [38. с.21]. В исторических источниках – кутигуры это булгары, а куманы – это половцы. Но, учитывая закон ротацизма/зетацизма можно, считать, что имя тюркского рода kurtoqur значит kurtoquz. Тем не менее, в таком сопоставлении нет ничего предосудительного, ибо тех и других мы именуем общим названием Türk.

Еще в 1883 году П.Д.Шестаков отмечал, что булгары являлись автохтонами к северу от Меотиды и входили в комплекс племен, долгое время по литературной традиции именуемых скифами (курсив мой — Алекпер), точнее же их нужно называть аланскими племенами, генетическими связанными с сарматами [56. с.66-67]. К большому сожалению, выводы этого исследователя впоследствии многими историками были преданы забвению. А как бы ни противились этому представители иранистики, аланы, известные по источникам как азы/асы/ясы были тюрками. Это подтверждается исландским историком Снорри Стурулсуном и старославянским переводчиком Иосифа Флавия. Так, автор Младшей Эдды, рассказывая про Одина, отмечает, что он был главой асов-турок [46. с.5, 11; 7. c.75-85; 57. р. 12]. Или же переводчик Иудейской войны Иосифа Флавия отмечает — Язык же ясескый ведомо (!!!  курсив мой – Алекпер) есть яко Печенежска рода родися  /it is well know that the Jaslanguage (or people) is descended from Peчenegs…/ живущие подле Тана и Меотского моря [36. с.454; 66. p.29]. Здесь особенно следует подчеркнуть, что переводчик Иудейской войны, используя слово ведомо, этим конкретно подчеркивает ни у кого в то время не вызывающего сомнения факт. И как бы многие исследователи и ныне не хотят допустить тюрок в Европу и в Переднюю Азию ранее Рождества Христова, однако, письменные источники всегда переворачивают их выводы. Возьмем хотя бы Моисея Хоренского, который упоминает булгар в интересующем нас регионе в связи с событиями 149-127 гг. до н.э. [54. с.99]

В мае 1968 года археологической экспедицией во главе с М.А.Хабичевым в одном из центров исторической Алании, в Хумаринском городище Карачаево-Черкесии было обнаружено булгарское руническое письмо, предположительно относящееся к I веку нашей эры, где было написано saban azaγy/край, подножье пашни, поля [51. с.64-69].

Никифор Грегор, рассказывая о скифах, отмечает и такую немаловажную деталь — Теперь я объясню, откуда получила имя Булгария. Есть страна, лежащая по ту сторону и севернее Истра, а река через нее протекает Волга, от нее и сами туземные жители получили название, а сначала они были скифы [61. p.26-27; 45. с.99 и далее]. По сообщению же болгарского историка Паисия Хилендарского, указанные события происходили в IV веке [37. с.50-55]. Одним из названий Волги в арабских источниках было nahr as-saqalib [4 с.22-41]).

Как сказано, греческие, так и латинские источники под этнонимом Σκλαβοι/sklavin подразумевали булгар [4. с.22-41]. Особенно следует отметить, что, хотя термин славяне и производно из вышеуказанного названия, указанный греко-латино-арабский термин никакого отношения к нынешним славянам не имеет. Интересно, что Паисий Хилендарский именует Волгу Болга [37. с.55]. Учитывая же неустойчивую позицию сонорного r, слово Волга/Болга читается Болга-р. Наше исследование соответствующего понятия свидетельствует лишь о том, что, используемый в греко-латино-армяно-мусульманских источниках этноним Σκλαβοι/sklavin/as-saqalib является обозначением саков – sakalar [35. с.22-41]. Это уже позволяет утверждать, что даже в арабский период скифы/саки не сошли с исторической арены.

Исторические хроники свидетельствуют, что одним из наименований асов было венеды, с разновидностью написания анты [7. с.75-85]. Как тех, так и других долгое время необоснованно считали славянами. Венеды упоминаются уже в связи с греко-троянской войной [7. с.75-85]. Венедов фиксирует и Моисей Хоренский [54. с.55]. По мусульманским и еврейским источникам они известны как v.n.nd.r по Hudud al-A’lam, w-l-n-dr по ал-Масуди, n-n-dr по Гардизи и wnntr по еврейско-хазарской переписке. [60. p.25]

Источники свидетельствуют, что название булгарских племен широко фиксируется в азербайджанской топонимии и гидронимии (Бургар-чай, Барсель/Ширван, Варсан, Партав/Барза’а/Барда и т.д.). Этимологический разбор этникона венед свидетельствует о взаимосвязи данного названия с маннейцами [9. с.17-34] Клинописные источники в Мазамуа, провинции Манны, упоминают Uru A-za-ri [59. p.165-166]. В этом же районе Azar локализуется и Страбоном.(1. с.154) Не углубляясь в предмет полемики, а также учитывая нарост и выпад сонорного r, полагаю, что имя Aza (718-717 гг. до н.э.) сына основателя централизованного маннейского государства Иранзу, должно читаться как Azar.

Согласно письменным сведениям, название Манна впервые фиксируется в источниках в IX веке до н.э. Одной из провинций Манны письменные источники называют Зикирту. В ассирийских источниках название этой провинции фиксируется как kur. Zikirtu. Название этой провинции сопоставляется с геродотовскими сагартиями. У Геродота сагартии упоминаются дважды – первый раз, когда он упоминает  о четырнадцатом округе империи, где наряду с ними перечисляются саранги, фаманеи, утии, мики и жители Красного моря; второй раз, когда он рассказывает о составе войска ахеменидского царя [Herod III:93; VII:85]. Исследователи локализуют сагартиев к востоку от озера Урмия. Большинство исследователей, избегая тюркских параллелей, возводят данное наименование к бессмысленному для личного имени хурритскому понятию asan /камень+garta /пещера/ или же к персидскому asa /лошадь/+grda /колесница/ (34. с.137-140)

Прежде всего, следует отметить, что здесь речь идет о племени. Общеизвестно, что окончания многих тюркских родов фиксируется посредством окончания t/d, например, все то же название Σκολοτυς. Тот же суффикс множественности можно проследить в таких названиях как Kozar-d; Savar-d;Başgir-d; Türkü-t [60. р.30]. Очередной особенностью тюркских племенных названий было то, что большей частью в этих наименованиях, как показатель доминирующего патриархата, фиксируется компонент ar/ər в смысле муж, например. katiar, tatar, bulqar, azər и т.д. При выделении же суффикса множественности t/d, а также показателя принадлежности ar/ər, в этом случае остаётся название saq/sag, что свидетельствует о том, что, фиксируемое в письменных источниках kur. Zikirtu, являлась письменным свидетельством наличия скифов в данном регионе уже с в IX века до н.э. Это уже позволяет пересмотреть вопрос переселения скифов в указанный регион из северного Причерноморья.

Интересно, что название Согдаина также идентифицируется cо cкифами/саками. А про жителей Согдианы soγdaq-цев Махмуд Кашкарлы писал; … люди кто осел в Баласагуне. Они из Согда, что между Бухарой и Самаркандом, но их одежда и манера тюркские (курсив мой – Алекпер) [65. p.330].

Также интересно бы продолжить полемику по поводу сообщения Геродота, почему скифы, преследуя киммерийцев, не последовали за ними причерноморским путем, а двинулись по Каспийскому побережью, оставляя Кавказ справа от себя? Но, так как возможности данной статьи не позволяют дать расширенный обзор соответствующего события, считаю, что это уже предмет другой статьи.

Мусульманские авторы (Ибн Русте, аноним Худуд ал-А’лам), рассказывая о булгарах, упоминают их три основных рода (bulgar, barsel, askal), из которых наиболее крупным были Аскалы Ишгиль~ اشغل ; Аскал~أسكل . Название этого племени зафиксировано в памятнике (saguntym) в честь Гюльтегина. Согласно Ибн Русте, хан рода Аскал был женат на дочери булгарского хана Алмушаالمش / [67. p.141, 142; 63. p.162].

Почему-то исследователи, занимающиеся данной проблемой, упускают из виду схожесть корневых фонем skl, как в названии Аскал, так и имени Σκολοτυς Геродота. Хотя, ради приличия следует отметить, что на эту схожесть в свое время обратил внимание Д.А.Хвольсон [52. с.98].

Небезынтересно также и то, что преемник эфталитского хана Агсувара Тороман Текин, после захвата Пенджаба, столицей своего государства сделал город Sakal /Shekielo; Sialkot/ [63. p.249]. Sakalkand уже упоминается автором Худуд ал-А’лам среди городов Хорасана. В источниках он фиксируется и как Iskalkand [63. р. 39, 63,109]. Вполне допустимо, что при закономерности протезирования согласной b (at/b-at — падение; ol/b-ol – завершение) название азербайджанского ойконима Baskal, располагающегося недалеко от исторической столицы Кавказской Албании – Кабалы, также восходит к тем же аскалам.

Учитывая тот факт, что согласная s в тюркских языках в начале слова без согласной не употребляется (например, Смирна – Измир), а также, выделив в названии Σκολοτυς υς как окончание имени существительного, а τ как суффикс племенной множественности, полагаем, что геродотовы сколоты – это те же аскалы/саклабы мусульманских источников.

Рассказывая о втором походе Рамзеса II в 1280 г. до н.э., письменные источники гласят, что египетский фараон перед началом данного похода в течение трех лет вел упорную борьбу за овладение Палестиной. И, только после того, как он захватил сирийский город Аскалон (Ашкелон/אשקלון/еврейских источников) и утвердился в Северной Сирии, между Египтом и Хеттами был заключен договор. Если принять во внимание, что on/-он в данном названии топонимический формант, то в названии Аскалон выделяется название тех же аскал. Известно, что любое название не сразу фиксируется в источниках. Для этого требуется значительное время. Тем не менее, можно полагать, что скифы/булгары уже в XIII в. до н.э. фиксируются в Передней Азии.

Упоминая про пятнадцатый округ Ахеменидского Ирана, Геродот помещает скифов/саков совместно с каспиями [Herod. III:93]. Разбирая этническую карту Прикаспия по античным источникам, Юсиф Джафаров приводит такое сообщение из Дионисия Периэгета — Фигура Каспийского моря … представляет закругляющуюся окружность; Я расскажу … все о том, какие племена живут вокруг него, начав с северо-западной стороны. Первые — скифы,, которые заселяют побережье… по устью Каспийского моря; потом унны, а за ними каспийцы, за этими воинственные албаны и кадусии…; вблизи их марды, гирканы и тапиры [29. с. 186; 24. с.12] Комментируя данный рассказ Юсиф Джафаров сетует, что греческий автор перепутал местоположение каспиев, которые в данном случае, видимо, переставлены местами с албанами, ибо по его суждению, каспии обитали южнее Куры и Аракса.. И это он объясняет тем, что такое смещение было сделано в угоду рифме, так как произведение Диония написано стихотворно [24. с.12]. Но полагаем, что в данном случае, Юсиф Джафаров сам упустил из виду рассказ албанского историка Моисея Каланкатуйского о деятельности Месропа и его соратников, где говорится — … Он возобновил и укрепил веру христианскую, распространив проповедение Евангелия в гаваре Ути в Алуанке, в Лпинке, в Каспии до ворот Чола (курсив мой – Алекпер) [27. с.60]

Как сказано, Геродот упоминает скифов совместно с каспиями. По рассказам греческих авторов также можно провести знак тождественности между скифами и каспиями. Например, Геродот, рассказывая о вооружении капиев, пишет — каспии были одеты в хитоны из шерсти, имели туземные луки из тростника и акинаки [Herod, VII:67]). Общеизвестно, что акинак — это короткий железный меч обязательная часть вооружения скифов [17. с.31; 35. с.104]. Впоследствии Страбон, описывая обычай каспиев, пишет — когда родители у них достигают возраста свыше 70 лет, их держат взаперти и морят голодом. Этот обычай менее жестокий и похож на кеосский, хотя он и скифского происхождения[Strаbo XI,11,3] (курсив мой – Алекпер).

Вообще следовало бы заметить, что в источниках скифы упоминаются и как массагеты или тиссагеты [29. с.86]. А сопоставление вышеуказанных названий свидетельствует, что они различаются лишь по начальным фонемам, т.е. если название массагеты начинается с согласной м, то имя тиссагеты — с согласной т. Уже подчеркивалось, что в большинстве случаев тюркские племенные названия образуются при помощи суффиксов племенной множественности t/d и принадлежности ar/ər. В обоих этнонимах суффикс племенной множественности — t/d — налицо. В случае же с массагетами или тиссагетами функцию суффикса принадлежности ar/ər в смысле человек/муж исполняет фонема к, что приводит к очеловечиванию данных понятий (например, Спарта-к, Мазда-к, Хай-к, Тур-к) и исполняет функцию синонима ar/ər. Таким образом, в первом случае выделяется основа assa, а во втором issa. Если же мы оставим в стороне различительные фонемы названий масаgет и тисаgет, то оба наименования обозначают as-saka-t. Таким образом, наши выводы не противоречат сообщениям Снорри Стурулсона и старославянского переводчика о том, что асы – это тюрки.

Кроме вышеуказанных параллелей, учитывая закономерность протезирования в тюркских языках согласной k/q/g (например, ut/k-ut – огонь/святой дух; utigur/kutigur — племя; el(elat)/gel(Gelati) – племя, поселение; Abdulla/Qabdulla — личное имя) мы можем отождествить асов с каспиями, т.е. k /преффикс/ + as /этноним/ + pi /суф.мн.ч/. Все вышеприведенные примеры свидетельствуют о безусловной тюркской принадлежности каспиев, и потому нет ничего предосудительного их упоминания Овидием в нижнем течении Дуная [35. с.105]. Значительно позже асы/ясы размещаются автором Повести временных лет на берегу р. Ворсклы, когда он упоминает о походе Святослава на Белую вежу [14. с.421; 3. с.132].

Каспийское море имеет массу наименований. Но официально за ним закреплено два названия  — Каспий и Хазар. И здесь прослеживается преемственность. Наверно в этом тоже есть определенная закономерность. Так, согласно источникам как каспии, так и хазары изготовляли клей из осетровых [29, с. 249-250; 32, с. 101]. По старославянским источникам хазары известны как козаре. Учитывая вышеуказанную закономерность протезирование согласной к/х в имени хазар налицо, что здесь прослеживается название азар, т.е. этнонима, которое является составной частью хоронима Азербайджан и в котором опять же прослеживаются вышеупомянутые асы. Не будет излишним, что название kas-/kaz- закреплено в таких понятиях как касог, kazax, kazak. Считаем неубедительным предположение О.Сулейменова о том, что kazax значит гусь белый [48, c.468], ибо в тюркских языках прилагательное предшествует существительному.

Известно, что касоги старославянских летописей (kaşak, kasak/  كشك–арабских источников) – это черкесы, чье имя по-моему убеждению двусоставно и состоит из тюркских слов черик /воин/+ас, что дословно значит воин ас, с названием которых ныне связана Адыгея.

При закономерности перехода d/z (а это подтверждается тем, что в источниках название Азербайджан фиксируется и как Адирбиджан; или как у Махмуда Кашкарлы adak/azak /[65, p. 35]) Adıq/Adıx соответствует названию Azıx. Как видим, во всех выше представленных названиях ıq, отраженный в источниках как ıx/ak (кумык, кыпчак) является топонимическим формантом. Адыги лишь с периода средневековья стали носителями названия черкес. Нынешние же адыгеи, как авары, болгары и курды, армяне являются лишь носителями исторического тюркизма. Таким образом, исторический термин as/az в источниках находит свое отражение и форме ad.

Страбон, ссылаясь на Эратосфена, отмечает, что аборигены называют Кавказ Каспием, быть может, переименовывая так по имени каспиев [Strabo XI, 2, 15].Такое сравнение Эратосфена, а вслед за ним и Страбона вполне оправдано, ибо в обоих названиях (Кавказ/Καυκασον/ Каспиана/Κασπιανη) прослеживается название kas-. К этой же категории восходит и название Kəpəz, горы, которая после землетрясения 1139 года дала начало озеру Гёкгель.

Если мы учтем то, что источники ставят знак тождества между саками/скифами и каспиями, то можно заметить, что посредством палиндрома, т.е. обратного чтения [17, с. 956], kas значит sak. В простонародье это именуется зеркальным отображением. Этому наглядный пример употребления этнонима gel как leg, а as как se. Эта же двойственность отразилась в названии Сисакан, где ан это топонимический формант.

Подводя итог сказанному, хотим подчеркнуть, что в названии καδουσιοι/кадусий греческих авторов сохранено название тюрок-асов с диалектным развитием k+ad.Если учитывать наличие тюрок на берегах восточного средиземноморья как минимум с XIII до н.э., а также то, что город Кадеш возник на земле гиксосов, имя которых значит gek/голубой/+ as/племя/ + os/греч. окон. сущ./ (ведь есть же и белые асы — /x/ak+as), то и в сообщении Тита Ливия также нет ничего невразумительного [35, с. 152].

Список литературы

1. Həşim Kəlbiyev, İqbal Ağayev, Kadusilərin (qədim talışların) Azərbaycan tarixində yeri.

Bakı.2008

2. Абаев В.И. Скифо-европейский изоглоссы М.1965

3. Алекперов А.Ф. О русско-хазарских взаимоотношениях в свете изучения истории

Азербайджана. Изв.АН АзССр, сер. ист. фил. права, 1990,  №1,

4.Алекпер А.Ф. О происхождении этнонима саклаб // Средневековый Восток. 2. Баку.1993.

5.Алекперов Алекпер О происхождении названия мугам //Azərbaycan musiqisinin tədqiqi problemləri.Elmi məqalələr toplusu.3. Bakı.1999

6.Алекперов Алекпер Бог/Царь-Жрец/воин // Tarix və onun problemləri. 2. Bakı.1999

7.Алекперов А.Ф. О незначительной путанице русской историографии //Kitabi –Dədə Qorqud dastanının 1300 illiyinə həsr olunmuş elmi –nəzəri konfransın materialları, № 1. Bakı. 1999

8.Алекперов Алекпер О спорных моментах этнической истории Европы и Передней Азии XIII в. до н.э.-IV в. н.э. в свете изучения истории кавказской Албании// Газета Элм. 4-25 мая. 2000

9.Алекперов Алекпер О кресте, Рождестве и раскрытии их мифологической сущности; его же Азербайджан —  это Страна Света или Атропатина //Sosial bilgilər. İnformasiya bülleteni. №8-9. Bakı2000

10.Алекперов Алекпeр О характеристике понятий Кентавр и Минотавр // Sosial bilgilər.. № 4. Баку. 2004

11.Алиев Играр История Mидии. Баку.1960

12.Алиев Играр Очерки истории Атропатены. Баку.1989

13.Алиев Кемал Античные источники по истории Азербайджана. Баку. 1987

14. Артамонов И.М. История хазар. Л.1962

15.Бартольд В.В. Историко-географический обзор Ирана Соч.т.VII.М.1971

16.Бартольд В.В. Тяньшанские киргизы в XVIII и XIX веках. Соч. т.1. ч.2. М-Л.1963.

17.Большой энциклопедический словарь. М.1985.

18.Византийские историки. Пер. С.Дестуниса. СПб.1861

19.Восточный Туркестан в древности и раннем средневековье. Очерк истории. М.1988

20.Гамкрелидзе Т.М., Вяч. Вс.Иванов Первые индоевропейцы в истории: предки тохар в

Древней Передней Азии. ВДИ. 1989. №.1

21.Гейбуллаев Г.А. Топонимия Азербайджана Баку.1986.

22.Грантовский Э.А. Ранняя история иранских племен Передней Азии. М.1970.

23.Гумилев Л.Н. Тысячелетия вокруг Каспия. Баку.1991.

24. Джафаров Юсиф Гунны и Азербайджан. Баку.1993

25. Дьяконов И.М. История Мидии- с древнейших времен до конца IV в. до н.э. М-Л.1956.

26. Забелин И.О. О русской жизни с древнейших времен. М.1876

27. Каганкатваци Мовсес История страны Алуанк. Ереван.1984.

28 Kaсумова С.Ю. Южный Азербайджан в III-VII вв. (проблема этнокультурной и

социально-экономической истории). Баку.1983

29.Латышев В.В. Известия древних писателей (греческих и латинских) о Скифии и

Кавказе. СПб. 1893, вып. 1

30.Латышев В.В. Известия древних писателей (греческих и латинских) о Скифии и

Кавказе //Вестник древней истори (далее ВДИ) , 1949, № 4

31. Латышев В.В. Известия … ВДИ.1948, № 1

32. Магомедов М.Т. Образование Хазарского каганата.М.1983

33. Мамедова Фарида Кавказская Албания и албаны. Баку.2005

34.Меликов Рауф Сагартии. Изв. АН Аз.ССР, сер ист. фил, права. 1990, № 1.

35.Меликов Рауф Этническая картина Азербайджана в период Ахеменидского

Владычества. Баку. 2003.

36.Мещерский Н.А. История Иудейской войны Иосифа Флавия в славянорусском

переводе . М.1954

37.Паисий Хилендарский История словеноболгарская. Препис 1772. София.1961

38.Патриаршая или Никоновская летопись. ПСРЛ. т.9-10. М.1965.

39.Петрухов Ю.Д. Васильева Н.И Евразийская империя скифов. М.2007

40.Плетнева С.А. Половцы. М.1990

41.Повесть временных лет. Под ред.В.П.Адриановой-Перетц. М.1950 т.1

42.Прокопий из Кесарии Война с готами. Пер. С.П.Кондратьева. М.1950.

43.Радлов В.В. Опыт словаря … СПБ 1899. т.II

44.Радлов В.В.Опыт словаря тюркских наречий.СПб.1905 т.III

45.Смирнов А.П. О возникновении волжских булгар. // ВДИ.1938, № «(3)

46.Снорри Стурулсон Младшая Эдда Л.1970

47.Собрание историй. Маджму ат-таварих под ред А.Г.Тагирджанова Л.1960.

48.Сулейменов Олжас Аз и Я Алма-Аты. 1989

49.Тунманн Крымское царство // Хазар. Баку.1990. № 4

50.Тойнби Д.Ж. Происхождение истории. Пер. Е.Д.Жарковского. М.1996.

51.Хабичев М.А. О древнерунических надписях в аланских катакомбах//Советская

тюркология. № 2. 1970

52.Хвольсон Д.А. Известия о хозарах, буртасах, булгарах, мадьярах, славянах и руссах

Абу Али Ахмеда бен Омар ибн Даста. СПб.1869

53.Хордадбех. Ибн Хордадбех Книга путей и стран. пер и ком. Н.Велиханлы Баку.1986

54.Хоренский Моисей История Армениии. М.1883.

55.Шелов В. Скифы // Исчезнувшие нарды. М.1988

56.Шестаков П.Д. Кто были древние булгары. ЖМНП. 1883.

57.Alekperov Alekper On The problem of autohtonity of the Turkic population of Garabag //

Sosial bilgilər. № 1, Bakı, 2000

58.Gebl I.J. Hurrians and Suberians /Studies in ancient oriental civilization, 22/, Chicago/1944

59.Giovanni B, Lanfanchi Simo Papola The correspondence of Sargon II. part.II (State Archves of Assuria). Helsinki.1990.v.5. № 5, r.1-9.

60.Golden P. The people نو كردة // Archivum Eurasia Medii Aevi.1975. v.I.

61.Gregoras Nicephori. Bizantina histоria, cura Ludovuci Shcopeni. Bonnae, MDCCI, XXIX

62.Hallo W.W. Gutium // Realektion  der Assuriologie und Vorderasiatischen Arhäologie-

Walter de Gruzter. Berlin. New York., 1957-1971

63.Hudud al-A’lam /The region of the world/ tr. and ed. by V.F.Minorsky. London.1937.

64.Justi . Iranischen namenbuch von Ferdinand Justi. Magdeburg. 1895

65.Kaşгari Mahmud Compedium the Turks dialekts. Ed. and tr. by Robert Dankoff.

Harvard.1982. v.1

66.Pritsak O. The Pecenegs // Archivum Eurasia Medii Aevi. 1975. v.I.

67.Ruste. Ibn Ruste Kitab al-A’la an-nafisa. BGA.Leyden.1892

68.Zehtabi (Kirishchi) M.T. Ancient history of Iranian Turks. Tabriz

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=661