Кыргызстан отмечает День комуза

Президент Сооронбай Жээнбеков поздравил кыргызстанцев с Днем комуза

Nazir Aliyev Tayfur,Ekip,Elmira Ekberova   |Кыргызстан отмечает День комуза

БИШКЕК

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков поздравил кыргызстанцев с Днем комуза.

Глава государства назвал День комуза — гордостью национальной культуры и особым символом народного творчества.

Для народа Кыргызстана комуз — это не просто традиционный музыкальный инструмент, но и наряду с вершиной нашей культуры — эпосом „Манас“, неиссякаемое наследие, через мелодии воспевающее славный путь предков, говорится в тексте поздравления президента.

По словам Жээнбекова, история народа Кыргызстана осталась в мелодиях комуза, которая передается из поколения в поколение, проливая свет на наш духовный мир и пробуждая национальную гордость.

анализ новостей
https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%BA%D1%8B%D1%80%D0%B3%D1%8B%D0%B7%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD-%D0%BE%D1%82%D0%BC%D0%B5%D1%87%D0%B0%D0%B5%D1%82-%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%8C-%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D1%83%D0%B7%D0%B0/1967551

«Uzbekistan Food Week»

10 сентября с.г. в Посольстве Узбекистана в Азербайджане состоялась церемония награждения победителей и активных участников недели узбекской кухни, проведенной в период с 1 по 7 сентября с.г. в социальной сети «Facebook» по случаю 29-й годовщины Независимости Республики Узбекистан.

Соорганизатором конкурса выступила Фахранда Гасанзаде — администратор группы «Azeri Home Chef» в социальной сети «Facebook».

На церемонии награждения победителей выступил Чрезвычайный и Полномочный Посол Узбекистана в Азербайджане Бахром Ашрафханов, который отметил, что дипмиссия с большим удовольствием провела этот кулинарный конкурс среди любителей и почитателей узбекской кухни. Он отметил, что по итогам конкурса в очередной раз убедился в широкой популярности узбекской культуры и в частности кулинарии среди азербайджанского общества. Это он объяснил тем, что братские отношения между Узбекистаном и Азербайджаном имеют многовековую историю и основываются на глубоких исторических корнях, общности национальных традиций, религии языка и культуры. В этом контексте было отмечено, что мероприятие стало достойным подарком к 25-летию установления дипломатических отношений между Узбекистаном и Азербайджаном, который будет праздноваться 2 октября с.г.

Выступая перед участниками мероприятия Фахранда Гасанзаде отметила, что в конкурсе «Uzbekistan Food Week» приняли участие более активных 60 участников, было опубликовано свыше 300 постов с фотографиями и видео об узбекской кухне, а также порядка 200 постов с различной познавательной информацией об Узбекистане. При этом, совместно с Посольством были отобраны 25 активных участников, которые были награждены ценными подарками, а 12 из них – объявлены победителями. Кроме того, гости Посольства были угощены узбекским пловом и другими национальными блюдами.

В рамках мероприятия вниманию участников были представлены туристический потенциал и уникальные шедевры древней, самобытной и богатой культуры Узбекистана. В экспозицию вошли образцы гончарных, золотошвейных и других изделий, изготовленных мастерами Ассоциации «Хунарманд».

Туркменистан и рост протестных настроений, — Азат Реджепов

Туркменистан используется в виде полигона, на котором более 20 лет проходит апробация элементов видоизменненной диктатуры.

В ближайшие дни евродепутаты, члены парламентской ассамблеи Совета Европы, ОБСЕ и диппредставительства ЕС проведут закрытые онлайн-встречи. Цель этих встреч проинформировать политиков и дипломатов о влиянии ситуации в Беларуси на рост протестных настроений в постсоветском пространстве. По информации «Гундогар», на встрече планируется выслушать активистов и диссидентов постсоветских стран.

Туркменская концепция «постоянного нейтралитета» ныне превращена в крайнюю форму изоляционизма, пацифизма, изощренного пафоса. Нынешняя власть безнаказанно и широко практикует террор и элементы геноцида местного населения.

Туркменские активисты обращают внимание Европы на нелигитимность нынешнего президента. Может возникнуть вопрос: почему сейчас, почему об этом не говорилось раньше? Говорилось, но в силу ряда причин Запад бить в тревогу не стал. А туркменистанцы возразить не могли: во первых, из-за тотального страха, репрессиями внедренного властью в мозг народа, во-вторых, честно признаемся, из-за попустительства международных организаций, движимых геополитическими интересами.

Итак, после смерти первого президента, по конституции исполнять обязанности должен был спикер парламента Овезгельды Атаев. Но против него сразу же сфабриковали уголовное дело и посадили за решетку на пять лет. Вместо него с помощью третьих сил президентом стал министр здравоохранения Гурбангулы Бердымухамедов, который по конституции не имел права баллотироваться в президенты, но этот пункт оттуда быстро убрали, при этом никаких объяснений передачи власти именно Бердымухамедову дано не было. Земетьте, мировая общественность это проглотила!

Итак, что мы имеем на данный момент? Конституцию, которую власть меняла под себя несколько раз, этой осенью хотят вновь изменить, теперь уже под клан Бердымухамедова.

Если Ашхабаду это удастся, мы получим новый, хамелеоновский вид диктатуры. Опасность в чем? В том, что Туркменистан используется в виде полигона, на котором более 20 лет проходит апробация элементов видоизменненной диктатуры, которую впоследствии внедряют в постсоветские страны.

Манипуляторы видят, что мировые лидеры, в том числе европейские, заглатывают крючек туркменского типа государственного управления, под которым скрывается терроризм, тоталитаризм и геноцид местного населения.

Если, как говорится, «пипл хавает», такая система начинает внедряться. Чему тогда удивляться кадрам жестоких избиений мирных демонстрантов на улицах белорусской столицы, когда есть режимы похуже?!

Культ личности, извращенный непотизм, закрытая статистика, махровая коррупция, криминализация валютной системы, углубляющийся кризис, нарушение основных прав человека — это и многое другое уже внедрено в Туркменистан и взято на вооружение в соседних странах.

Главная претензия туркменистанцев к своему президенту — это грабительское участие в управлении страной его многочисленных родственников, махинации власти с курсом доллара, безработица до 60-70 процентов, мизерные зарплаты в диапазоне 30-70 долларов, отсутствие правосудия, репрессии против инакомыслия, ограничения свободы слова, передвижения, блокировка интернета.

В 2015–2016 годах, по сообщениям СМИ, туркменский экспорт упал на 41,5 процента, и с тех пор он еще больше снизился и в этом году упал до критического уровня. Казна пустеет, а окружение президента продолжает выгребать остатки.

Согласно Центра Карнеги, в те годы «власти были вынуждены отменить конвертацию валюты, мелкий бизнес в стране почти замер, появились очереди за продуктами».

Сейчас эти очереди увеличились: в поисках муки, хлеба, масла, мяса народ отстаивает многочасовые очереди, и только единицам достаются эти продукты питания. И даже то, что Туркменистан по запасам газа на 4-м месте в мире, ныне уже не спасает погрязшее в коррупции туркменское правительство.

Люди не могут получить зарплату, им отказано в обналичивании кредитных карт, а в это время окружение президента обналичивает доллары по выгодному госкурсу, превышающему «черный» в десятки раз. И пожалуйста, не верьте тем цифрам, которые публикуются в СМИ, по размеру зарплаты, ценам на продукты питания и т.д.

В Туркменистане существует «черный» валютный рынок, где официальный курс в разы меньше; официальным курсом валют могут пользоваться только приближенные к «телу» люди. Все остальные — более 90 процентов людей — вынуждены жить на гроши.

Туркменская же власть через свое окружение поощряет миллиардные валютные махинации. Данные лица свободно разъезжают по миру, в том числе и по Европе и распространяют коррупционные схемы в этих странах. А что же европейские лидеры и политики? Делают вид, что это их не касается.

В эти дни отношение народа к власти меняется, особенно после отмены символических квот на бесплатное электричество, газ, воду, соль. Более того, повышены тарифы на коммунальные и другие услуги. Раньше люди терпели все, утешая себя тем, что «зато за свет и газ почти не платим», теперь этого сдерживавшего фактора уже нет.

Сейчас туркменское общество начинает поднимать голову, причиной чему стали внешние и внутренние предпосылки в виде протестных движений в Беларуси, а внутри Туркменистана — весеннее природное стихийное бедствие, равнодушие власти к нуждам пострадавших, коронавирус, кризис власти, откровенное саботирование Ашхабада в защите своих мигрантов, попавших в трудную ситуацию из-за бездействия МИДа.

Вдруг проснулись европейские чиновники и готовы обсуждать данную проблему, но, обратите внимание, только обсуждать, а не оказывать посильное содействие туркменскому гражданскому обществу. То есть, опять-таки просто-напросто спустить на тормозах, как это делается уже более 20 лет.

Правозащитные организации сообщают о массовом исчезновении людей — как тех, кто был приговорен к длительным срокам заключения, так и тех, кто был задержан, но не попал под суд. В списке исчезнувших, составленном для ОБСЕ, 112 человек. Ныне власть лицемерно отрицает наличие COVID-19, а ВОЗ льет воду на мельницу диктатора, изобретя новое дипломатическое выражение и порекомендовав Ашхабаду вести себя так, как будто коронавирус есть.

В результате Ашхабад скрывает наличие десятков смертных случаев из-за коронавируса, подвергая тем самым народ смертельной опасности.

Правозащитники сейчас ведут счет погибших из-за коронавируса, хоронят их по всем правилам, введенным в мире из-за пандемии. Но власть продолжает преступно замалчивать эти факты, более того преследует граждан, пытающихся достучаться до мирового сообщества.

Десятки незаконно уволенных врачей, репрессированных активистов — все это потенциальные уголовные дела, которые в условиях непрозрачного правосудия, карательной системы прокуратуры и махровой коррупции ныне в Туркменистане невозможны.

Туркменские правозащитники и диссиденты слабо верят в подобного рода обсуждения, поскольку ни Московский механизм ОБСЕ, ни многочисленные решения комиссий ООН не выполняются Туркменистаном. Несмотря на это, Европа продолжает поглаживать по головке туркменский авторитарный режим.

Многие годы, соответствующие структуры совершенно неэффективно тратят выделенные Европой деньги на демократизацию туркменского общества на… обучающие тренинги силовиков.

Где результат? Туркменские силовики как продолжали репрессии против населения, так и продолжают, а тренинги используют для зарубежных вояжей и многочасовых просиживаний в офисах. На местах как был диктат культа, так и остался. А чиновники ОБСЕ и посольств продолжают бегать от одного «чяре» в другое, чтоб отведать жирного туркменского плова и показать диктатору свою лояльность.

Данная встреча — это шанс для Европы показать твердую политическую волю, доказать на деле демократические приоритеты, а не проводить политику двойных стандартов и вести себя «как будто в Туркменистане есть демократия». Остается только верить в мудрость и силу туркменского народа.

Источник — гундогар

Эксперты стран Центральной Азии и Международного дискуссионного клуба «Валдай» обсудили вопросы продвижения мира в Афганистане

https://sites.google.com/site/projectcountries/home/afghanistan/unit-1

26 августа т.г. Институт стратегических и межрегиональных исследований при Президенте Республики Узбекистан (ИСМИ) и Международный дискуссионный клуб «Валдай» провели онлайн-конференцию на тему «Возможности России и государств Центральной Азии в Афганистане».

В работе онлайн-дискуссии приняли участие ведущие эксперты России и стран ЦА.

С российской стороны — дипломаты, ученые и исследователи, представляющие Международный дискуссионный клуб «Валдай», Центр исследований Восточной Азии и ШОС, Институт международных исследований МГИМО МИД России, Российский совет по международным делам.

Экспертное сообщество стран ЦА было представлено ведущими аналитиками Казахстанского совета по международным отношениям, Казахстанского института стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан, Национального института стратегических исследований Кыргызской Республики, Центра стратегических исследований при Президенте Республики Таджикистан, Информационно-аналитического центра международных отношений и Университета мировой экономики и дипломатии при МИД Узбекистана.

В ходе мероприятия состоялся обстоятельный обмен мнениями по перспективам развития ситуации в Афганистане, вопросам укрепления сотрудничества России и стран Центральной Азии в сфере обеспечения региональной безопасности, обсуждены процессы мирного восстановления Афганистана и интеграции страны в региональные торгово-экономические связи.

Выступая на конференции, первый заместитель директора ИСМИ Акрамжон Неъматов отметил, что установление мира и стабильности в Афганистане, его экономическое восстановление имеют ключевое значение для обеспечения безопасности и устойчивого развития обширного евразийского пространства.

Эксперт подчеркнул безальтернативность урегулирования ситуации в Афганистане путем политического диалога и осуществления инклюзивного мирного процесса самими афганцами и под руководством самих афганцев.

При этом важной политической основой для запуска процесса политического урегулирования в этой стране послужила Международная конференция по Афганистану, состоявшаяся в марте 2018 года в г.Ташкенте по инициативе президентов Узбекистана и Афганистана – Шавката Мирзиёева и Ашрафа Гани. Ташкентская декларация, принятая по итогам конференции, закрепила всеобъемлющий консенсус на региональном и глобальном уровнях о необходимости скорейшего начала прямых межафганских переговоров, стала своего рода стратегией дальнейшего миростроительства в Афганистане.

Акрамжон Неъматов указал на принципиальную важность всесторонней поддержки со стороны международного сообщества непрерывного и поступательного процесса мирных внутриафганских переговоров для достижения долгосрочного и устойчивого мира в Афганистане.

Серьёзным шагом вперёд в деле мирного инклюзивного переговорного процесса стало подписание мирного Соглашения между США и Движением «Талибан» в Дохе в феврале текущего года, которое предоставило исторический шанс положить конец 40-летней войне в Афганистане и еще раз подтвердило невозможность решить афганскую проблему военным путем.

В свою очередь председатель Совета Фонда развития и поддержки Международного дискуссионного клуба «Валдай» Андрей Быстрицкий выразил концептуальное видение процессов в Афганистане через призму интересов России и государств Центральной Азии.

В частности, он подчеркнул, что если говорить о связанности в Евразии, роли трансформации Центральной Азии в «точку роста», место интенсивного развития и регион «современного звучания», очень важна хотя бы относительная стабильность в Афганистане.

Комментируя роль Узбекистана в афганском урегулировании и восстановлении, Андрей Быстрицкий посчитал ее важнейшей и не поддающейся полному описанию, с точки зрения культурно-исторических связей с народом Афганистана, географического расположения, влияния на процессы, которые там идут.

По его мнению, узбекская сторона является непременным условием решения афганского уравнения, и страна сделала много в этом направлении.

Участники дискуссий подчеркнули важность обеспечения ответственного и поступательного вывода войск сил международной коалиции, США и НАТО, чтобы не допустить создания вакуума силы в стране, сохранить дееспособность правительства Афганистана по выполнению своих социальных обязательств перед населением, удовлетворению насущных потребностей граждан в стабильности и безопасности.

Отмечена необходимость продолжения консолидированной международной и региональной поддержки Афганистану в восстановлении экономики этой страны, чтобы она могла прочно встать на рельсы мирного развития и в постконфликтный период.

Рассматривая развитие экономики в качестве непременного условия обеспечения устойчивого и долгосрочного мира в Афганистане, эксперты подчеркнули важность разработки широкой международной программы послевоенного восстановления Афганистана.

В этой связи участники онлайн-встречи поддержали усилия стран региона по развитию торгово-экономического сотрудничества с Афганистаном, в том числе путём реализации инфраструктурных проектов, создания благоприятных условий для расширения приграничной торговли, авиа-, автомобильных и железнодорожных грузовых перевозок.

Отмечено, что именно укрепление транспортно-коммуникационного и торгово-экономического взаимодействия с Афганистаном может существенно усилить возможности для развития трансрегионального сотрудничества, создать благоприятные условия для запуска и реализации в этой стране совместных проектов в области энергетики, торговли, сельского хозяйства, образования, культуры.

Участники конференции были едины во мнении, что совместные программы экономического развития Афганистана станут мощным драйвером укрепления взаимосвязанности, устойчивого развития и совместного процветания в Евразии, могут служить фактором формирования консенсуса между заинтересованными сторонами о необходимости достижения долгосрочного мира в Афганистане.

В целом виртуальная встреча прошла в дружественной и конструктивной атмосфере, позволила участникам мероприятия обменяться мнениями и выработать согласованные подходы как в вопросах продвижения долгожданного мира в Афганистане, так и восстановления мирной экономики страны.

Институт стратегических и межрегиональных исследований при Президенте Республики Узбекистан и Международный дискуссионный клуб «Валдай» взаимодействуют в рамках «Соглашения о сотрудничестве», в частности осуществляют обмен экспертами, взаимно участвуют на мероприятиях, организуемых сторонами. В 2019 году в Самарканде была проведена совместная X Азиатская конференция Международного дискуссионного клуба «Валдай» на тему «Центральная Азия и Евразия: многостороннее сотрудничество перед вызовами глобального беспорядка». В мероприятии приняли участие более 80 авторитетных экспертов из Узбекистана, России, Китая, Германии, Японии, Швеции, Индии, Филиппин, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана.

Социальная поддержка в борьбе с бедностью

https://www.uzdaily.uz/ru/post/50296

Обид Хакимов,

директор Центра экономических исследований и реформ

при Администрации Президента Республики Узбекистан

В Послании Президента Республики Узбекистан Олий Мажлису
от 24 января 2020 года борьба с бедностью была определена в качестве приоритетной задачи. Было подчеркнуто, что «снижение бедности требует реализации комплексной экономической и социальной политики – от стимулирования предпринимательской активности до мобилизации способностей и потенциала населения, создания новых рабочих мест».

Экономические законы свидетельствуют, что «бедность воспроизводит бедность». Это происходит по нескольким причинам. Во-первых, бедные страны не могут позволить тратить достаточно средств на поддержание доступного бесплатного и качественного здравоохранения и образования, а бедные люди – платить за соответствующие частные услуги. В результате менее образованные и менее здоровые бедные люди не могут выбиться из бедности из-за низкого качества человеческого потенциала. Во-вторых, чем беднее население, тем ниже платежеспособный спрос, меньше емкость потребительского рынка и, соответственно, стимулы для развития промышленности, сельского хозяйства и особенно услуг. Это, в свою очередь, сдерживает развитие экономики, сокращает доходы бюджета и по замкнутому циклу – возможности социальной поддержки бедной части населения. В-третьих, ментальность людей из бедных семей часто отличается от образа мышления более обеспеченных семей. В силу вышеназванных причин из бедных семей реже выходят люди с креативным и предпринимательским мышлением. Преступность среди выходцев из таких семей, как правило, выше.

Иными словами, бедность сдерживает развитие человеческого потенциала, производительных сил в стране и экономическую активность населения.

         За последние три года в Узбекистане реальные совокупные доходы на душу населения увеличились на 43,9%, а среднемесячная номинальная начисленная заработная плата – на 79,7%, или с 1293,8 тыс. сум. в 2016 году до 2324,5 тыс. сум. в 2019 году. По данным опроса домохозяйств в рамках проекта «Слушая граждан Узбекистана» Всемирного банка, среднемесячный доход одного бедного домохозяйства за январь-март 2020 года составляет примерно 1,5 млн. сум., что в сопоставимых ценах на 12% больше данного показателя за этот период предыдущего года.

Президент страны Ш.Мирзиёев ставит проблему преодоления бедности в Узбекистане в качестве задачи стратегического характера. На ее решение направлены значительные усилия правительства. Так, в стране были созданы необходимые институты для борьбы с бедностью. Это Министерство экономического развития и сокращения бедности, которое определяет государственную политику борьбы с бедностью. Для поддержки социально уязвимых и малоимущих семей недавно создано Министерство по поддержке махалли и семьи. Данное министерство как ответственный орган координации деятельности институтов самоуправления граждан должен повышать эффективность выявления социально уязвимых слоев населения. 

Реализуются программы по повышению условий жизни и благоустройству в сельской местности. В частности, благодаря реализации программы «Обод кишлок», улучшены условия проживания 1,7 миллиона жителей села. Всего на реализацию программ «Обод кишлок» и «Обод махалла» только в 2019 году было выделено 6,1 трлн. сумов, или 600 млн. долл. в эквиваленте.

Тем не менее, несмотря на достигнутые результаты, в настоящее время более 400 тысяч семей в Узбекистане нуждается в улучшении условий жизни, их ежедневный доход на одного члена семьи, по данным официальной статистики, не превышает 10-13 тысяч сумов (менее 1,5 доллара), при том, что по критериям Всемирного банка с октября 2015 года глобальный показатель уровня бедности установлен на уровне 1,9 долл. в день. Доля неформального сектора на рынке труда составляет 40-50%. Однако лишь 23% уязвимых домохозяйств получают социальные пособия.  

Во время пандемии усилилась необходимость ускорения реформ институтов, оказывающих социальную поддержку и материальную помощь бедным и наиболее уязвимым слоям населения. Поэтому эти проблемы находятся в стадии активного решения. Осуществляется переход от ранее сложившихся недостаточно адресных и неэффективных институтов распределения материальной помощи к системным решениям на основе цифровизации этой сферы, обеспечивающей необходимый контроль, прозрачность и адресность.

Зарубежный опыт

Социальная защита представляет собой политику государства, пакет мер и программ, направленных на сокращение бедности и неравенства, повышение благосостояния социально уязвимых слоев населения. Организованная система социальной защиты государства в западном мире стала пользоваться успехом в начале 20 века – период создания систем социального обеспечения в Германии и Великобритании, и чуть позже – в США, во времена Великой депрессии. Если 100 лет назад системы социальной защиты населения официально существовали только в нескольких странах, то сегодня они есть практически везде. Логика, инструменты и механизмы применения подобных схем различаются, так как страны стремятся строить системы социальной защиты в зависимости от своих возможностей, национальных условий и приоритетов.

Важное значение в преодолении бедности играют институты социальной поддержки населения, которые призваны не только помогать финансово, но и способствовать выходу из бедности наиболее уязвимым слоям населения. В развитых странах, начиная с 1990-х годов, социальная помощь в виде пособий стала предоставляться с обязательными требованиями вовлечения в легальное предпринимательство ее получателей. В тех странах, где применялась подобная практика (Южная Корея, США, Новая Зеландия, Великобритания и др.), наблюдалась активизация занятости населения. Результаты различных исследований показывают, что более точная оценка нуждаемости бенефициара, которая основана на учете не только уровня его доходов, но и других неучтенных доходов, дает более эффективные инструменты в плане борьбы с бедностью. Данный механизм всесторонних критериев включает в себя сопоставление полученных в декларациях данных с данными налоговых и других органов государственной власти. Именно эти изменения в системе предоставления адресной социальной помощи отчасти являются фактором сокращения официальной бедности в таких странах, как Австрия, Бельгия, Австралия, Канада, Чехия, Дания и другие в середине 2000-х годов.

В разных странах применяют различные схемы по снижению уровня бедности. Применяемая в Швеции модель предусматривает достижение двух целей: полная занятость и выравнивание доходов. В этой скандинавской стране предпочитают проводить переподготовку безработных и возвращать их к труду в востребованных сферах.

В Китае принят широкий комплекс мер, нацеленных на развитие сельской местности, в том числе, это проведение реформы в сельском хозяйстве, земельной реформы в сельских районах.

В Чехии сделан акцент на помощь в натуральной форме и на денежные компенсации как дополнительный инструмент поддержки бедных, кроме основной помощи бедному населению.

В США помощь бедным оказывается в рамках специальных программ, которые охватывают от 15 до 20% населения. Широкое распространение получила помощь в натуральной форме: талоны на питание, дешевое жилье, медицинское обслуживание пожилых, уход за малолетними и другие виды.

Для условий Узбекистана наиболее приемлем комплексный подход к снижению уровня бедности, который должен быть нацелен на вовлечение в занятость как можно большего числа трудоспособного населения при одновременном определении пакета социальной поддержки государства, которая будет выводить нуждающихся за черту бедности.  При этом в условиях невозможности сиюминутного искоренения бедности предполагается поэтапная реализация мер в области обеспечения социальной защиты малоимущих, создания дополнительных возможностей получения дохода и совершенствования человеческого капитала.

Социальная модель

         Узбекистан относится к социально ориентированным странам, где отмечается значительное присутствие государства в жизни общества. Это подразумевает широкий перечень социальных обязательств государства перед гражданами, что обуславливает необходимость оказания государственной поддержки социально уязвимым слоям общества.

          Сильная социальная политика – это значит, что государственные институты осуществляют определенное перераспределение общественных благ в пользу наименее защищенных и наиболее уязвимых членов общества. За все эти годы в Узбекистане, в отличие от многих других стран, необходимость проведения сильной социальной политики не подвергалась сомнению. То есть можно констатировать, что Узбекистан априори избрал модель государственной политики, соответствующей концепции социальной справедливости. Почему так произошло?

            Уже тысячи лет на нашей земле формировалось традиционное мировоззрение о том, что люди должны помогать друг другу, а бедные и слабые, попавшие в сложные жизненные ситуации, должны получать поддержку от тех, кто сможет ее оказать: от соседей, от общества. Наш социальный контракт основан на этих устоявшихся веками принципах общественной морали.

 Но вместе с тем долгое время наличие бедности по политическим причинам на официальном уровне практически не признавалось, отсутствовали нормативно утвержденные критерии определения бедности, без которых весьма сложно проводить эффективную социальную политику. Тем не менее, проблема бедности никуда не делась и в 2007 году даже предпринималась попытка разработать соответствующую стратегию по ее преодолению. Совместно с ПРООН, Всемирным банком и АБР была разработана «Стратегия повышения благосостояния населения Республики Узбекистан на 2008-2010 годы».  Однако до недавнего времени в плане реальной социальной поддержки бедного населения, осуществляемой через махаллинские комитеты, принципиальных изменений не происходило.

Выявленные несовершенства

О том, что эта сфера функционирует недостаточно эффективно и нуждается в глубоком реформировании, стало ясно после того, как в 2017 году были открыты народные приемные Президента Республики Узбекистан, куда поступали и где тщательно анализировались обращения граждан. За два года поступило более 3,6 миллиона обращений граждан на имя Президента, в которых нашли отражение многие проблемы, связанные как с уровнем жизни, так и с обеспечением занятостью, жильем, качественными коммунальными услугами, услугами здравоохранения и образования. Многие поднятые вопросы были связаны и с недостатками в системе социальной поддержки граждан, помощью бедным и уязвимым слоям населения, которая вызывала у граждан многочисленные нарекания.

Здесь стоит указать, что механизм предоставления материальной поддержки до сих пор определяется «Положением о порядке назначения и выплаты социальных пособий и материальной помощи малообеспеченным семьям», утвержденным Постановлением Кабинета Министров 15 февраля 2013 года. В соответствии с этим положением, решение о назначении и выплате пособия семьям с детьми, пособия по уходу за ребенком и материальной помощи принималось сходом граждан поселков и махаллей или комиссией, уполномоченной сходом граждан для принятия таких решений. Комиссия избиралась сходом граждан, ее возглавлял председатель схода граждан. Члены комиссии избирались сроком на 2 года, а председатель схода граждан – на весь период его полномочий. Численный состав данной комиссии должен был быть не менее 15 человек. 

С одной стороны, подобный механизм предполагает реальное понимание членами комиссии того, кто действительно нуждается в поддержке на местах. Но, с другой стороны, такой механизм коллегиального принятия решений весьма сложен, недостаточно прозрачен и не исключает злоупотреблений, тем более, что сопровождается многочисленными процедурами и требует предоставления большого количества документов и справок.  Видимо, все эти сложности и недостатки в механизме выделения социальной помощи и привели к многочисленным обращениям с жалобами на неэффективную или даже несправедливую практику выделения материальной помощи в приемные Президента.

В режиме ручного управления

         В связи с этим остро возникла объективная необходимость выяснить реальное положение дел на местах, как в вопросах в выделения помощи, так и по другим направлениям социальной поддержки.

17 января 2019 года вышел Указ Президента «О мерах по дальнейшему совершенствованию системы работы с проблемами населения». Этим указом было установлено, что народные приемные совместно с секторами по комплексному социально-экономическому развитию территорий, государственными органами и иными организациями выявляют реальные проблемы населения путем подворного обхода, изучения социальных и других объектов, а также обеспечивают их решение. Именно на базе подворного обхода образован реестр семей, в народе называемый «Темир дафтар», который включает бедные семьи, а также учитывает проблемы социально уязвимых слоев населения. Данный реестр стал основой адресной программы сокращения бедности и повышения благосостояния на секторальном уровне. Жизненно важные для населения проблемы, не решенные на местном уровне, передавались на областной или республиканский уровни. В 2019 году более 6,1 миллиона домохозяйств по всей стране были обследованы рабочими группами, созданными для изучения проблем населения. В результате интервью с гражданами было выявлено 935,6 тысячи вопросов, большая часть из которых была решена.  В числе наиболее болезненных проблем для населения отмечены: снабжение сжиженным газом (18,9% опрошенных), занятость (11%), здравоохранение (8,5%), электроснабжение (8,1%), банковские кредиты (7%), материальная помощь (5,7%), питьевая вода (5,5%), кадастровые вопросы (5,3%), жилье (4,4%), природный газ (3,4%), поставка угля 2,3%), паспортный контроль (2,1%) и вопросы, связанные с дошкольным образованием (1,5%).

В текущем году ситуация в сфере жизненного уровня населения осложнилась в связи с пандемией, из-за ухудшения материального положения многих граждан в связи с коронавирусными ограничениями. Поэтому работа по выявлению социальных проблем приобрела еще более важное значение и активно продолжается. По состоянию на 1 августа 2020 года количество обращений по вопросам социальной защиты увеличилось в два раза, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.  При этом число обращений по вопросам оказания материальной помощи и получения социальных пособий составило 48% от общего количества обращений по вопросам социальной защиты, что в 1,9 раза больше, чем в предыдущем году.

Вместе с тем, необходимо отметить сокращение числа обращений граждан по поводу прекращения выплаты пенсий или пособий на 4%. Число обращений по поводу низких пенсий снизилось на 52%. Количество обращений относительно оказания материальной помощи на лечение уменьшилось на 19%, число обращений по поводу выплат пособий инвалидам – на 14%.

В области бесплатного медицинского обслуживания количество обращений снизилось на 37%, обращений по получению ордера в реабилитационные центры – на 29%, обращений по поводу обеспеченности инвалидов протезно-ортопедическими изделиями и реабилитационным оборудованием – на 64%. Но при этом резко выросло (на 20%) число обращений по поводу оказания медицинской помощи, обращений со стороны пожилых людей и инвалидов по вопросам обеспечения необходимыми медикаментами, что вполне объяснимо их домашней изоляцией в условиях карантина. Появились и новые категории обращений, связанные с пандемией. Обращения по поводу оказания гражданам материальной помощи, обеспечения продуктами питания и средствами защиты в период карантина составили 16% от общего числа обращений, а по поводу цен и дефицита продуктов питания и предметов первой необходимости – 8%. Решение основной части обращений по вопросам социальной помощи в режиме ручного управления во время пандемии было достаточно успешным.

Очень многое подворный опрос дал и для понимания несовершенства системы социальной помощи. Выяснилось, что многие получатели материальной помощи жили совсем не бедно, обладая вполне благоустроенными домами с современным ремонтом и внутренней обстановкой, машинами, имели счета в банках. В то же время многие действительно бедные семьи не были включены в списки на получение материальной помощи. Подобное положение дел остро поставило вопрос о необходимости кардинальных изменений в системе социальной поддержки бедных и наиболее уязвимых слоев населения, в частности о критериях выделения этой помощи.

На системной основе

          Как видно из вышеописанного, накопившиеся в течение предшествующих лет проблемы в системе социальной поддержки населения приходится решать буквально в режиме ручного управления, получая информацию через секторы на местах и определяя семьи, которые реально нуждаются в государственной поддержке. Но это часто субъективное решение вопроса, чрезмерно зависящее от «человеческого фактора». 

Опыт зарубежных стран и выявленные недостатки в процессе проведенных исследований свидетельствует о том, что социальная поддержка должна строиться на системной основе. Должны быть выработаны четкие критерии выделения тех или иных видов помощи, определение соответствия которым должно базироваться на независимых источниках информации. Критерии и процедуры выделения помощи и конкретные данные, по которым она выделяется, должны быть абсолютно прозрачными. И именно в переходе от ручного управления вопросами социальной поддержки к ясной и четкой целостной системе поддержки населения и сокращения бедности в последнее время проводится большая работа.

Важные шаги в этом направлении в стране начали предприниматься в прошлом году.  Согласно Постановлению Кабинета Министров от 15 апреля 2019 г., внедряется информационная система «Единый реестр социальной защиты», в котором в режиме реального времени проводится прозрачная оценка степени нуждаемости семей и соответствия заявителей установленным критериям. Степень нуждаемости определяется с учетом сведений о доходах членов семьи, имуществе, банковских счетах, полученных кредитах, автомобилях, имеющихся в соответствующих базах данных различных ведомств. На основе этих оценок формируется единая база данных заявителей и получателей государственных социальных услуг и помощи.  В связи с этим  с 1 октября 2019 года запускается пилотной проект в Сырдарьинской области.

Для эффективного внедрения этой системы необходимы объективные данные по оказываемой поддержке населению для внесения их в «Единый реестр социальной защиты». И эта задача также решается в процессе подворовых опросов. На их основе и с учетом негативного влияния карантинных ограничений на жизненный уровень тех или иных семей Министерством по поддержке махалли и семьи и ведомствами, ответственными за социально-экономическое развитие регионов, в текущем году были составлены списки нуждающихся в материальной помощи и поддержке.  В списки входят: малообеспеченные; граждане с инвалидностью; семьи, нуждающиеся в социальной защите; одинокие пожилые граждане; постоянно безработные граждане; граждане, оставшиеся без работы из-за карантина; граждане, возвратившиеся из эпидемиологически неблагополучных регионов. В эти списки включено свыше 400 тысяч семей, членами которых являются более 1,7 миллиона человек.  На оказание единовременной помощи этим семьям Указом Президента Республики Узбекистан от 30.07.2020 г. № УП-6038 «О дополнительных мерах по материальной поддержке слоев населения, нуждающихся в помощи и социальной защите в период коронавирусной пандемии» из республиканского бюджета было выделено 380 млрд. сумов. На каждого члена семьи была выделена помощь в размере 220 тысяч сумов.

Следующим важным шагом в этом направлении является вышедшее 4 августа 2020 г. Постановление Президента «О дополнительных мерах по автоматизации процедур предоставления государственных социальных услуг и помощи населению». Постановлением установлено, что с 1 сентября текущего года процедуры рассмотрения заявлений и назначения социальных пособий осуществляются поэтапно посредством информационной системы «Единый реестр социальной защиты», которая является составной частью системы «Электронное правительство» и будет внедрена во всех областях  республики до конца 2020 года.

В числе основных целей внедрения этой системы – необходимость  устранения субъективного подхода в принятии решений путем объективной оценки степени нуждаемости малообеспеченных семей в соответствии с определенными критериями; кардинальное сокращение количества справок и документов, необходимых для предоставления государственных социальных услуг и помощи путем автоматизации процедур межведомственного электронного взаимодействия по обмену документами, а также автоматизации процессов предоставления государственных социальных услуг и помощи.

С 1 января 2021 года резко ограничивается перечень документов, необходимых для получения государственных социальных услуг и помощи. Справки о признании малообеспеченности будут выдаваться через Единый портал интерактивных государственных услуг и действительны в течение двенадцати месяцев. Из республиканского бюджета выделяются 30 миллиардов сумов для перевода документов, хранящихся в архивах ЗАГСа на бумажных носителях, в электронные базы данных. 

Реализация этого постановления Президента должна создать современную и прозрачную систему оказания материальной помощи бедным и уязвимым слоям населения, которая станет важным инструментом в процессах преодоления бедности в Узбекистане.

Заключение

В настоящей статье рассмотрено только одно из направлений преодоления бедности в стране – повышение эффективности социальной защиты, которая в целом может быть успешно осуществлена только при комплексном подходе к решению этой проблемы. В последние годы также прилагаются значительные усилия и по другим направлениям, которые способствуют преодолению бедности. Это создание новых рабочих мест и поддержка предпринимательства, развитие села и сельского хозяйства, улучшение инфраструктуры в сельской местности, совершенствование сфер  здравоохранения, профессионального образования и повышения квалификации, вопросы экономической миграции. И по всем этим направлениям уже имеются позитивные изменения.

ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ ПОВЕСТКА УЗБЕКИСТАНА

В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

pinterest

В преддверии 29-летней годовщины Независимости Республики Узбекистан о достижениях и приоритетах внешнеполитического курса страны мы поговорили с министром иностранных дел Абдулазизом КАМИЛОВЫМ.

— В современном мире происходят бурные изменения на глобальном уровне, формируется новый расклад сил на международной арене. Вместе с этим перед мировым сообществом появляются новые вызовы, заставляющие государства искать адекватные пути решения возникающих проблем, обновлять свою политическую и экономическую стратегию.

Все эти процессы не могут не затрагивать и регион Центральной Азии, в том числе Республику Узбекистан. В связи с этим хотелось бы спросить, как влияют данные изменения на устойчивость и последовательность приоритетов внешней политики Узбекистана, расстановку ее основных направлений?

— Влияние глобальных тенденций XXI века на внешнеполитические приоритеты страны — это очень важный вопрос, который, конечно же, постоянно присутствует в повестке дня дипломатии Узбекистана.

Безусловно, мировые процессы глубоко анализируются и учитываются руководством страны при определении и осуществлении внешнеполитического курса Республики Узбекистан. При любых внешних обстоятельствах независимо от возникающих вызовов необходимо надежно обеспечивать независимость и суверенитет государства, безопасность и устойчивое социально-экономическое развитие, благополучие всех его граждан.

В то же время внешняя политика в заметной степени является зеркалом и продолжением внутреннего развития страны, она тесно взаимосвязана с поставленными целями на национальном уровне.

Республика Узбекистан встречает 29-ю годовщину государственной Независимости динамичными внутренними реформами и с обновленной внешней политикой. Открытость, инновации и преобразования, наблюдающиеся во внутренней жизни страны, включая экономическую либерализацию, развитие рынка, улучшение бизнес-среды, цифровизацию и внедрение новых технологий, внимание к образованию и просвещенности, гражданской активности и защите прав человека — все это безусловно влияет на внешнюю политику нашей страны.

По оценкам абсолютного большинства международных экспертов и зарубежных политиков, сегодня Республика Узбекистан проводит последовательную, четкую и конструктивную политику, невиданную по своей открытости и динамизму.

Экономическая открытость и привлекательность страны для инвестиций и бизнеса; нацеленность на решение всех проблемных вопросов на основе консенсуса, взаимоуважения и взаимопонимания; сбалансированные и взаимовыгодные отношения с мировыми державами и другими государствами; стремление к взаимодействию на основе политического доверия и соблюдения международного права — именно так характеризуют внешнеполитический курс страны, проводимый Президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым, наши иностранные партнеры.

Прежде чем перейти к конкретным направлениям внешней политики, хотелось бы сказать несколько слов о том, как в принципе формируются внешнеполитические приоритеты нашей страны.

Известно, что, говоря о приоритетах, многие имеют в виду двусторонние отношения с теми или иными странами, особо выделяя ведущие мировые государства, обладающие значительным политическим, экономическим, военным и другим потенциалом. Это вполне естественно и совершенно справедливо.

Однако нужно также исходить из того, какие основные задачи в целом должна решать внешняя политика. Наиболее важной из них является создание благоприятных внешних условий для успешного внутреннего развития государства и общества, осуществления реформ, обеспечения роста благосостояния населения, повышения качества жизни.

Вторая задача — это формирование вокруг Узбекистана пояса мира, стабильности и безопасности. Именно безопасность в регионе, где находится наша страна, является главным условием устойчивого развития.

Исходя из вышесказанного Президент Республики Узбекистан Шавкат Мирзиёев в качестве главного внешнеполитического приоритета определил развитие и укрепление дружественных, добрососедских и взаимовыгодных отношений с государствами Центральной Азии — нашими непосредственными соседями.

Хочется привести слова Президента: «Қўшнинг тинч, сен тинч».

За прошедшие три года по инициативе главы Узбекистана состоялся обмен визитами на высшем уровне со всеми странами региона. Политическое общение между лидерами государств региона приобрело регулярный, постоянный и доверительный характер. В ходе таких контактов принимаются важные совместные решения по региональным и международным вопросам, представляющим взаимный интерес для стран Центральной Азии: в сфере безопасности, экономики, инвестиций, туризма, культуры, здравоохранения и экологии.

В результате за исторически короткий период произошли колоссальные изменения в лучшую сторону в отношениях Узбекистана со всеми странами региона. Многие достаточно острые проблемы, которые существовали в отношениях нашей страны с соседями до 2016 года, сняты благодаря укреплению открытого и доверительного политического диалога лидеров стран региона. Личное доверие между президентами укрепилось.

Динамично развиваются наши торгово- экономические, промышленно-производственные связи с соседними странами. По итогам 2019 года мы нарастили товарооборот с ними до 5,2 млрд долларов.

В первом полугодии 2020 года, несмотря на пандемию, общий объем торговли Узбекистана со всеми государствами Центральной Азии составил 2,17 млрд долларов.

В то же время сегодня, говоря о близких соседях, мы имеем в виду не только Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Туркменистан, но и Афганистан.

Как подчеркивает Президент Шавкат Мирзиёев, Афганистан является частью региона Центральной Азии, «на протяжении тысячелетий народы Узбекистана и Афганистана развивались в одном культурно-цивилизационном пространстве». На афганской земле жили и созидали многие наши выдающиеся предки — Беруни, Навои, Бабур и другие.

Сегодня Узбекистан и Афганистан развивают тесные политические, торгово- экономические и культурно-гуманитарные отношения. Мы воспринимаем безопасность Афганистана как безопасность нашей страны, залог стабильности и процветания всего обширного региона.

Говоря о современных приоритетах внешней политики страны, следует уделить особое внимание развитию стратегических отношений Узбекистана с широким кругом влиятельных государств мира и авторитетными международными организациями.

Узбекистан переживает решающий, исторический этап развития. В стране осуществляется невиданная ранее масштабная программа глубоких социально-экономических и общественно- политических реформ, которые будут способствовать вхождению Узбекистана к 2035 году в число 50 экономически развитых государств мира.

Эта цель может быть достижима только при успешной последовательной интеграции в мировую экономическую и финансовую систему.

Соответственно особое значение для Узбекистана приобрело развитие взаимовыгодного, плодотворного и многопланового сотрудничества с ведущими державами мира — Россией, США и Китаем, другими развитыми государствами Азиатско-Тихоокеанского региона, в частности, с Респуб­ликой Корея и Японией, со странами Европы и Европейским Союзом, а также с государствами арабо-мусульманского и тюркского мира.

Безусловно, в обозначенный порядок приоритетов могут вноситься определенные коррективы. Внешняя политика должна быть не только глубоко продуманной, взвешенной, но и одновременно наступательной и гибкой, с тем, чтобы своевременно и адекватно реагировать на возникающие новые проблемы и вызовы в этом быстроменяющемся и труднопредсказуемом мире.

— Не могли бы Вы рассказать подробнее о том, что было сделано на наиболее важных направлениях во внешней политике Узбекистана за последние годы?

— Было сделано очень многое, и руководством Узбекистана придается большое значение эффективной реализации обозначенных внешнеполитических приоритетов.

Во-первых, реализована одна из важнейших международных инициатив Президента Шавката Мирзиёева, впервые озвученная на 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, — о созыве консультативных встреч глав государств Центральной Азии. Данная инициатива получила широкое международное признание и была поддержана всеми лидерами государств региона.

Первая такая встреча состоялась в Астане в 2018 году. Второй Консультативный саммит глав государств ЦА состоялся в Ташкенте 29 ноября 2019 года. По его итогам было принято историческое Совместное заявление участников консультативной встречи, в котором было особо отмечено, что «сложившаяся в Центральной Азии тенденция на региональное сближение — это исторически обусловленная реальность. Активизация регионального сотрудничества в сферах политики, безопасности, сохранения стабильности и достижения устойчивого развития в регионе отвечает коренным интересам народов центральноазиатских стран, способствует еще большему укреплению братских связей между ними, служит полноценной реализации огромного экономического и цивилизационного потенциала Центральной Азии».

В настоящее время страны региона совместно готовят пятисторонний межгосударственный документ о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве в целях развития Центральной Азии в XXI веке.

Во-вторых, Узбекистан активно участвует в поддержке и продвижении мирного процесса в Афганистане, содействуя диалогу сторон, а также реализует важные экономические и инфраструктурные проекты, которые помогают возрождению афганской экономики и интеграции этой страны в региональные и международные торгово-экономические связи.

Политика Узбекистана в отношении ИРА основывается на понимании того, что перспективы стабильного развития в Центральной Азии тесно связаны с достижением мира в соседнем Афганистане.

Следует отметить, что мирный процесс в ИРА долгое время находился в тупике. И, что еще более важно, война в Афганистане на фоне других кризисных ситуаций на Ближнем Востоке и в Северной Африке практически полностью выпала из поля зрения мирового сообщества.

По инициативе Президента Узбеки­стана удалось вновь вернуть эту острую мировую проблему в повестку дня международного сообщества.

26-27 марта 2018 года Ташкент провел Международную конференцию высокого уровня по Афганистану, в которой приняли участие президент ИРА А. Гани, Верховный представитель Европейского Союза по иностранным делам и политике безопасности Ф. Могерини и представители государств-членов Совета Безопасности ООН. Впервые был проведен такой масштабный форум, посвященный решению проблемы Афганистана, на таком высоком уровне.

Есть несколько причин говорить о том, почему Ташкентская конференция действительно была успешной.

Прежде всего оказание содействия в урегулировании конфликта в Афганистане, налаживание добрососедских отношений с соседними странами полностью основываются на стратегическом видении Президента Шавката Мирзиёева вопросов обеспечения региональной безопасности и решении афганской проблемы, а также четком определении руководителем республики основных приоритетов внешней политики страны.

В практическом плане началу Ташкентского форума предшествовали важные личные встречи и консультации нашего Президента с главами государств США, России, Китая, лидерами стран региона — Индии, Пакистана, Ирана, стран Центральной Азии и, естественно, самого Афганистана.

Главный итог и успех Ташкентской конференции заключается в том, что удалось выработать и утвердить консолидированный международный подход к вопросу урегулирования афганского кризиса. Все это отражено в Ташкентской декларации, получившей признание абсолютного большинства государств, вовлеченных в афганский диалог.

Ташкентская конференция и в целом политика Узбекистана в отношении Афганистана привели к активизации международных усилий по урегулированию афганского конфликта и вовлечению этой страны в региональные торгово-экономические и инфраструктурные проекты, которые должны содействовать продвижению мирного процесса.

В эти дни Афганистаном при активном содействии ряда стран, в том числе Узбекистана, ведется подготовка к запуску в столице Катара — Дохе — инклюзивных межафганских переговоров. Впервые после сорока лет жесточайшей и опустошительной войны у афганского народа появилась реальная надежда на мирное будущее своей страны.

В-третьих, на качественно новый уровень вышли отношения Республики Узбекистан со многими государствами и группами государств, представляющих различные континенты.

Прежде всего за последние годы заметно укрепились отношения стратегического партнерства и сотрудничества с Россией. Совместными усилиями, в духе открытости и доверия, удалось значительно расширить масштабы двустороннего взаимодействия в торгово-экономической, инвестиционной, энергетической, транспортной, агропромышленной, научно-технической и культурно-гуманитарной сферах.

Россия — один из ведущих торгово-экономических партнеров Узбекистана. По итогам 2019 года доля РФ во внешнеторговом обороте нашей страны составила 15,7 процента. Узбекистан существенно нарастил поставки своей текстильной, продовольственной и иной продукции в различные регионы России.

Успешно осуществляется реализация ряда крупных проектов и программ в приоритетных сферах экономического развития. Российские специалисты по атомной энергетике начали осуществлять подготовительные работы по возведению первой в Центральной Азии атомной элект­ростанции в Узбекистане.

Если говорить о культурно-гуманитарном сотрудничестве, которое вышло в ряд ключевых сфер узбекско-российских отношений, то о многом может сказать открытие в Узбекистане филиалов десятка ведущих вузов России, в том числе МИСиС, МИФИ, а также первого зарубежного филиала МГИМО. Все это свидетельствует о том, что парт­нерство Узбекистана и России имеет надежную основу и ориентировано на будущее.

Энергично и с обоюдной заинтересованностью развиваются отношения Узбекистана и с другими ведущими странами мира. Официальный визит Президента Республики Узбекистан в Вашингтон в мае 2018 года вывел двусторонние отношения с Соединенными Штатами Америки на новый уровень. Главы двух стран приняли Совместное заявление «О начале новой эры стратегического партнерства» и направили свои усилия на развитие взаимовыгодных направлений сотрудничества.

Осуществляемые в Узбекистане реформы получили позитивный резонанс и поддержку. Это положительно отразилось на рейтингах и международном имидже Узбекистана.

С 2017 года, впервые в истории отношений двух стран, состоялись визиты в Узбекистан высокопоставленных экономических делегаций США — министра торговли У. Росса, губернатора штата Миссисипи Ф. Брайанта, сертифицированной торговой миссии США (2019г.).

За последние годы товарооборот между странами удвоился, поток американских туристов в Узбекистан увеличился на 50 процентов.

В Конгрессе США создан влиятельный Кокус по Узбекистану — неформальная группа друзей республики.

В Ташкенте открылся филиал Вебстерского университета, который будет представлять широкий спектр академических программ, в т.ч. маркетинга и предпринимательства, компьютерных наук, медиаиндустрии, управления здравоохранением.

Одновременно существенно укрепились отношения Узбекистана со странами Европы и Европейским Союзом практически во всех сферах.

Состоялись плодотворные официальные визиты Президента Республики Узбекистан во Францию (2018), Германию (2019) и Турцию (2017 и 2020). Хотел бы отметить, что традиционно Турция находится в ведении Управления по сотрудничеству со странами Европы МИД Узбекистана.

По результатам этих визитов достигнуты прорывные договоренности в политической, торгово-экономической, инвестиционной, культурно-гуманитарной и других сферах. Успешно прошли ответные визиты в республику Президентов Германии Ф.-В. Штайнмайера (2019) и Турции Р. Т. Эрдогана (2018).

На многостороннем треке отношений с Европой достигнуты, по общему признанию, важные результаты. В мае 2019 года впервые Узбекистан посетил председатель Европейского совета Д. Туск. Состоялось два визита Верховного представителя по иностранным делам и политике безопасности Ф. Могерини в 2017 г. и 2018 г. Европейская сторона выразила большую заинтересованность в расширении двустороннего сотрудничества в сферах экономики, торговли, инноваций и инвестиций, транспорта, науки, образования и здравоохранения, что полностью соответствует нашему видению ключевых направлений узбекско-европейского взаимодействия.

По итогам 2019 года объем товарооборота Узбекистана со странами ЕС по сравнению с предыдущим годом вырос на 60 процентов, составив 4 млрд долларов. Экспорт узбекской продукции в Европу увеличился в полтора раза, составив 580 млн долларов. Очевидно, что в этой сфере у сторон имеется значительный нереализованный потенциал.

Именно поэтому серьезное внимание в Ташкенте и Брюсселе уделяется перспективам продвижения торгово-экономического взаимодействия в рамках нового всеобъемлющего Соглашения о расширенном партнерстве и сотрудничестве (СРПС), работа над которым ведется с 2019 году.

Самое важное в этих отношениях, на мой взгляд, то, что, поддерживая открытую и конструктивную внешнюю политику Ташкента в Центральной Азии, Брюссель в целом кардинально пересмотрел свою политику в отношении этого региона. Это нашло отражение в обновленной Стратегии ЕС для Центральной Азии от 2019 г. В ней усилился акцент на развитие межрегиональной взаимосвязанности, поддержку Евросоюзом политической стабильности и устойчивого развития центральноазиатских стран.

Наряду с этим следует отметить, что за последние три года Узбекистан активизировал участие в интеграционных процессах в Содружестве Независимых Государств. Опираясь на наши исторические, братские связи с государствами Содружества, Ташкент твердо привержен дальнейшему укреплению многостороннего и двустороннего взаимодействия в рамках СНГ.

В настоящее время из 84 органов СНГ Узбекистан участвует в деятельности более 40, целевые задачи которых отвечают национальным интересам. Только за последние три года Узбекистан присоединился к работе Экономсовета СНГ, Межпарламентской Ассамблее Содружества и 18 отраслевым органам СНГ.

О многом говорит тот факт, что в 2020 году Узбекистан впервые с момента образования СНГ принял и с успехом осуществил председательство в Содружестве.

Узбекистан также принимает самое активное участие в деятельности Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), которое характеризуется инициативностью и прагматизмом. Благодаря новому активному курсу Ташкента в Организации с 2017 года реализовано более 10 инициатив Узбекистана, направленных на укрепление сотрудничества в ШОС в сфере безопасности, экономики, транспорта, науки, туризма и культурно-гуманитарных отношений.

Узбекистан стал инициатором учреждения новых платформ в ШОС: Центр народной дипломатии ШОС в Узбекистане, механизм Встречи руководителей железнодорожных администраций, Международный университет туризма «Шелковый путь» в Самарканде.

Еще одно внешнеполитическое направление — Азиатско-Тихоокеанский регион — важен для Узбекистана с точки зрения инвестиционно-экономического сотрудничества и освоения новых рынков. Не секрет, что именно этот регион является наиболее быстрорастущим центром мировой экономики, здесь расположены как крупнейшие экспортеры, так и импортеры высоких технологий.

Сегодня наше сотрудничество с КНР в политической, торгово-экономической, финансовой, культурной, аграрной, строительной, научно- образовательной сферах развивается интенсивно и на взаимовыгодной основе. В результате регулярных встреч на высоком уровне, в том числе переговоров глав государств в 2017-2020 годах, узбекистанско-китайское стратегическое партнерство вышло на качественно новый уровень. В 2019 г. общий объем китайского капитала, привлеченного в экономику Узбекистана, составил более 9,8 млрд долл., привлечено около 100 млн долларов в виде грантов.

Заслуживает внимания и наше сотрудничество с Республикой Корея. По итогам государственных визитов Президента Шавката Мирзиёева в Сеул в 2017 году и Президента Мун Чжэ Ина в Узбекистан в 2019 году были подписаны соглашения на сумму более 20 млрд долларов, что укрепило взаимовыгодные связи в различных областях. В 2019 г. двусторонние отношения вышли на уровень особого стратегического партнерства, что является подтверждением приверженности сторон отношениям дружбы и взаимного доверия.

Свидетельством этому является и то, что корейский язык преподается в 13 вузах и 48 школах и лицеях Узбекистана. У нас действуют филиалы известных южнокорейских вузов — Инха, Пучон, Йоджу и Корейского международного университета, ожидается открытие еще двух.

Япония — еще один наш традиционный, надежный партнер в Азии. Первый официальный визит Президента Шавката Мирзиёева в Японию в декабре 2019 г. придал дополнительный импульс развитию отношений с этой страной в политической, торгово-экономической, финансовой, инвестиционной, технологической, научной и культурно- гуманитарной сферах.

Я уже упоминал о внешнеполитической активности Узбекистана в стратегически важном регионе Южной Азии, говоря об Афганистане. Однако особого внимания также заслуживает интенсификация связей нашей страны с ключевыми акторами этого региона — Индией и Пакистаном, которые являются важными партнерами Узбекистана как на двустороннем уровне, так и в рамках Шанхайской организации сотрудничества.

Безусловно, прорывными стали организованные в 2018-2020 годах государственные и рабочие визиты Президента Республики Узбекистан в Индию, в ходе которых было подписано 20 соглашений. Готовятся к подписанию еще около 20 документов, Учитывая растущий экономический и технологический потенциал Индии, имеются весьма обнадеживающие перспективы для углубления сотрудничества с этой страной в сферах здравоохранения, фармацевтики, образования, туризма, строительном секторе, а также в развитии транспортно-логистических возможностей региона.

Известно, что для Индии важен выход на рынки Узбекистана, других стран Центральной Азии, а мы в свою очередь заинтересованы в расширении собственных экспортных возможностей, получении выхода на новые внешние рынки. Без этого в современном мире не может нормально развиваться ни один регион, ни одна страна.

Традиционно тесные отношения с Индией поддерживаются на международной арене в ООН и других многосторонних форматах, в том числе в рамках диалога «Центральная Азия-Индия». Как известно, первая министерская встреча в этом формате состоялась в январе 2019 году в Самарканде.

Хочу отметить, что с началом активного продвижения открытой внешней политики Узбекистана наша страна плодотворно участвует в развитии различных форматов регионального диалога с ведущими «игроками» в Цент­ральной Азии, а именно в форматах «ЦА+РФ», «ЦА+КНР», «С5+1» (США), «ЦА+Япония», «ЦА+Республика Корея», «ЦА+Европейский Союз». Появление таких форматов указывает на растущую значимость и роль Центральной Азии в архитектуре международных отношений, в глобальных процессах политической и экономической взаимосвязанности, формировании системы региональной и международной безопасности.

Существенно продвинулись отношения Узбекистана с Пакистаном. В 2017-2019 годах Президент Шавкат Мирзиёев провел четыре встречи с Президентом и Премьер-министром ИРП в рамках многосторонних форумов, где были достигнуты важные договоренности в областях экономики, инвестиций, в сфере политики и безопасности.

Узбекистану удалось выстроить доверительные и дружественные отношения с государствами арабо-мусульманского мира, для которых наша страна представляет большой интерес как перспективный инвестиционный рынок. Одним из важных достижений в экономическом взаимодействии является подписание 25 апреля 2011 г. в Ашхабаде Туркменией, Узбекистаном, Ираном и Оманом четырехстороннего соглашения по строительству транспортного коридора между странами Персидского залива и Центральной Азией.

Узбекистан и Ближний Восток объединяют географическая близость, общие исторические, культурные и духовные ценности. В последние годы сотрудничество с арабскими странами расширилось по всем направлениям. Глава государства посетил Саудовскую Аравию в мае 2017 года, Объединенные Арабские Эмираты в марте 2019 года, а в сентябре 2018 года, Узбекистан посетил Президент Египта А. ас-Сиси.

В рамках переговоров на высоком уровне стороны обсудили вопросы расширения сотрудничества во всех сферах, укрепления торгово-экономической, инвестиционной, энергетической, банковской и финансовой, сельскохозяйственной, культурно-гуманитарной, туристической и других сфер.

В ходе визита Президента в ОАЭ было подписано 10 важных документов и 11 инвестиционных соглашений на сумму 10 млрд долларов. В ходе визита Президента АРЕ в Узбекистан были подписаны 4 межправительственных, 7 межведомственных и 11 инвестиционных соглашений на сумму около 500 млн долларов.

Регулярно проводятся межмидовские политические консультации, в том числе с Саудовской Аравией, Кувейтом, ОАЭ, Израилем, Марокко, Иорданией и Египтом в 2017-2020 годах.

В целом инвестиционное сотрудничество Узбекистана со странами Южной Азии, Ближнего и Среднего Востока в настоящее время охватывает более 60 проектов на сумму около 1,9 млрд долларов.

Хочу вкратце остановиться на сотрудничестве с Организацией Исламского Сотрудничества (ОИС). Президент Шавкат Мирзиёев принял участие в 43-м заседании Совета министров иностранных дел ОИС, которое проходило в Ташкенте 18-19 октября 2016 года, и обозначил приоритеты сотрудничества с Организацией в период председательства Узбекистана. Также на первом Саммите ОИС по науке и технологиям, который состоялся 10 сентября 2017 года в Астане (Нур-Султан), государства-члены приветствовали практические инициативы Президента по дальнейшему развитию науки, духовности и просвещения.

— Вы затронули очень важную тему для сегодняшнего развития Узбекистана — привлечение в страну иностранных инвестиций, технологий, развитие торговых связей с зарубежными странами. Как решаются эти первостепенные задачи, поставленные Президентом Узбекистана перед МИД и другими министерствами и ведомствами, участвующими в международной деятельности страны?

— Привлечение инвестиций и технологий, расширение отечественного экспорта, продвижение бренда национальных компаний на внешних рынках, укрепление конкурентоспособности экономики страны, развитие туризма — на все эти важнейшие задачи направлена экономическая дипломатия, ставшая неотьемлемой частью нашей работы.

За последние годы в соответствии с установками и поручениями Президента Шавката Мирзиёева было усилено взаимодействие МИД с Министерством инвестиций и внешней торговли РУ в реализации единой внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности. Созданы и эффективно функционируют институты координации совместных действий двух ведомств. В работу и систему Министерства и соответственно дипломатических миссий Узбекистана внедряются новые подходы в целях содействия диверсификации экспорта товаров и услуг, привлечения инвестиций, передовых технологий и турпотока в республику.

В МИД создан Департамент экономической дипломатии, непосредственно занимающийся продвижением внешнеэкономических интересов страны, вопросами привлечения иностранных инвестиций и финансово-технического содействия, развития международного сотрудничества в сфере туризма.

Важным направлением экономической дипломатии стала активизация контактов с мировыми деловыми кругами, сотрудничества с Международным валютным фондом (МВФ), Всемирным банком, Европейским банком реконструкции и развития, Азиатским банком развития, Исламским банком развития и другими, а также с крупнейшими зарубежными корпорациями и компаниями.

Только за первое полугодие 2020 года официальные делегации правительства и компаний Узбекистана посетили 48 стран мира, провели более 250 встреч и бизнес-форумов с руководителями и представителями профильных торгово- экономических ведомств, организовали презентации экономического потенциала Узбекистана.

За истекшие полгода в сельское хозяйство, промышленность, строительство, медицину, фармацевтику, образование, культуру и другие отрасли республики было привлечено и было освоено инвестиций и кредитов на сумму 3,154 млрд долл.

Для смягчения негативных последствий пандемии из зарубежных стран было привлечено более 11,6 млн долл. в виде гуманитарной помощи, финансового и технического содействия и грантов.

— Спасибо, Вы предметно раскрыли вопросы экономической дипломатии. Вместе с тем не могли бы Вы также сказать несколько слов о перспективах развития новых направлений внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности страны, которым ранее уделялось мало внимания?

— Да, конечно, такие направления есть, и одним из них являются наши отношения со странами тюркского мира в политической, экономической и культурно-гуманитарной сферах, учитывая общие духовные ценности и корни.

Вступление Узбекистана в Тюркский совет 15 октября 2019 года стало знаменательным событием как в контексте исторической роли нашей страны в развитии тюркской цивилизации, так и в плане активизации многосторонней дипломатии Ташкента.

За короткий период в рамках участия в Совете сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ) Узбекистан успел реализовать ряд важных инициатив. Город Хива объявлен «Культурной столицей Тюркского мира», учреждены Координационная группа ССТГ по борьбе с пандемией COVID-19 и Рабочая группа по вопросам транспортного сотрудничества. Разрабатывается проект Меморандума между ССТГ и ВОЗ.

Участие нашей страны в Тюркском совете будет способствовать увеличению и расширению торгово-экономических и инвестиционных связей не только со странами Центральной Азии, но и Кавказа и Европы. Этим открываются новые перспективы соединения транспортно-логистических узлов между указанными регионами, которые, помимо развития межрегиональной торговли, дадут возможность нашим странам выйти на новые рынки, диверсифицировать транспортные коридоры.

Мы также намерены заметно активизировать торгово-экономическое взаимодействие с рядом государств-членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, в частности, с Саудовской Аравией, ОАЭ, Катаром и Оманом.

— Сегодня в республике предпринимаются значительные меры для поддержки молодежи, ее воспитания и просвещения, а также для расширения доступа к образованию и получению квалификации на всех уровнях. Не могли бы Вы рассказать, как реализуются эти инициативы на международной арене? Кроме того, хотелось бы узнать больше о том, как решаются вопросы продвижения молодежи, образования и подготовки молодых кадров в системе узбекской дипломатии.

— Благодарю за столь актуальный вопрос. Президент Шавкат Мирзиёев уделяет огромное внимание молодому поколению, которому во всех смыслах этого слова принадлежит будущее нашей страны.

Это особенно значимо для Узбекистана, где молодежь составляет более половины населения, и где защита прав, свобод и интересов молодых людей, наших детей, поставлена Президентом во главу угла практически всех осуществляемых им реформ, какой бы сферы это ни касалось.

В мировом сообществе получили широкое признание идеи Президента Узбекистана о том, что без вовлечения молодежи в процессы реформ и модернизации было бы невозможным развитие государств и, тем более, решение большинства проблем, с которыми сталкивается человечество. В их числе — обеспечение мира и безопасности, противодействие экстремизму и терроризму, снижение негативного влияния изменения климата, борьба с пандемией и другими стихийными бедствиями. Все эти вопросы, говоря словами нашего уважаемого Президента, «требуют согласованных глобальных действий и активного вовлечения молодежи в процессы их решения».

Руководителю Узбекистана принадлежит целый ряд международных инициатив, непосредственно касающихся вопросов воспитания, образования молодых людей, начиная с вышеупомянутых предложений, выдвинутых в рамках ОИС и ООН, и включая инициативы, которые сегодня находятся у всех на слуху. Я имею в виду недавно состоявшийся Самаркандский форум по правам человека «Молодежь 2020: глобальная солидарность, устойчивое развитие и права человека», в котором приняли участие известные зарубежные ученые, общественные деятели, представители ООН, ЮНЕСКО, Международной организации труда, Международной организации по миграции, Межпарламентского союза, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, ШОС, СНГ, ОИС и других наших партнеров.

Участники этого представительного форума единодушно одобрили инициативу главы Узбеки­стана о разработке и принятии международной Конвенции о правах молодежи, выдвинутую им ранее на 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 2017 году. Данное предложение направлено в целом на поддержку молодого поколения человечества и создание условий для его свободной и законной самореализации во всех сферах.

Как подчеркнули руководители ООН, Венецианской комиссии, ОБСЕ, зарубежные омбудсмены и другие видные участники форума, итоги Самаркандского форума будут содействовать привлечению молодых людей к разработке и продвижению «правовых инструментов для будущего», и это «лучший способ обеспечения устойчивости молодежной стратегии ООН до 2030 года, которая направлена на активное вовлечение молодых людей в реализацию проектов устойчивого развития».

Принятие же Конвенции о правах молодежи будет способствовать признанию и учету законных интересов молодежи в современном мире и всестороннему личностному и профессиональному развитию молодых людей во всем мире.

Переходя ко второй части вопроса, хочу особо отметить, что руководством республики принято большое количество нормативно-правовых актов, направленных на совершенствование всей системы подготовки кадров, необходимых для независимого динамичного развития Узбекистана в ногу с самыми развитыми государствами современного мира.

Особенное внимание при этом уделяется и подготовке молодых специалистов в сфере международных отношений, профессиональных кадров для узбекской дипломатии, которые призваны активно и успешно продвигать интересы нашего государства на мировой арене.

Были приняты меры для налаживания системы подготовки профессиональных кадров для дипломатической службы, способных эффективно справляться с новыми задачами расширения международных связей Узбекистана, укрепления его авторитета и роли на мировой арене.

В частности, в 2018 году было принято постановление Президента РУ «О мерах по кардинальному совершенствованию деятельности Университета мировой экономики и дипломатии (УМЭД)».

Сегодня УМЭД — это базовый вуз, можно сказать, флагман в области подготовки, переподготовки и повышения квалификации специалистов и научно-педагогических кадров в области международной экономики, международных отношений и политических наук, международного права.

Как руководитель внешнеполитического ведомства, в систему которого входит УМЭД, могу подтвердить, что за последние годы удалось обеспечить высокое качество подготовки специалистов-международников в сфере внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности республики, в том числе с использованием зарубежного опыта, развития собственных научно- прикладных разработок в стенах университета.

Говоря простыми словами, сформирован достойный профессорско-преподавательский состав университета, появились молодые высоко­образованные кадры узбекской дипломатии, обладающие профессионализмом, глубокими знаниями и аналитическими навыками, необходимыми для решения сложных внешнеполитических и внешнеэкономических задач. Выпускники УМЭД сегодня являются послами Узбекистана в иностранных государствах, представителями республики при международных организациях, заместителями министра иностранных дел, а также занимают ответственные посты в других ключевых министерствах и ведомствах страны.

Мы будем и далее продолжать работу по совершенствованию дипломатии Узбекистана с тем, чтобы она отвечала современным требованиям, ответственно и эффективно отстаивала национально-государственные интересы Республики Узбекистан на международной арене.

Беседовал Лутфулло Сувонов

Тюркскому совету понадобился хлопок всего бывшего СССР?

Леонид АЛЕКСЕЕВ |

В условиях сохранения высокой, минимум 90%-ной зависимости многих стран бывшего СССР, особенно России и Белоруссии, от импорта хлопка-сырца по линии Тюркского совета (ТС) недавно развернута кампания по максимально тесной интеграции в хлопковой и в целом текстильной промышленности стран этого объединения. Чего-то подобного, пожалуй, следовало ожидать, поскольку такой курс вполне вписывается в стратегию Турции по политико-экономической консолидации стран Тюркского совета (напомним, что в него, кроме самой Турции, входят Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Туркменистан и Узбекистан).

Характерно, что «тюркско-хлопковый» тренд обозначился после того, как ЕЭК воздержалась (пока воздерживается) от разработки интеграционной программы стран ЕАЭС в хлопковой отрасли.

А до этого, напомним, власти Узбекистана – ведущего поставщика хлопка и его полуфабрикатов в РФ и другие страны европейского региона экс-СССР – официально заявляли (в 2017-м и в последующие годы) о прекращении экспорта этой продукции самое крайнее с 2022 года. Правда, внутри- и внешнеэкономические реалии, включая ныне оформляемый статус наблюдателя Узбекистана в ЕАЭС, вынуждают Ташкент, скажем так, отсрочить введение эмбраго на хлопко-сырьевой экспорт.

На фоне упомянутых трендов информационные вбросы насчет хлопко-текстильной интеграции с Турцией всех других стран ТС могут означать стремление экономически «отвязать» эти страны от РФ-ЕАЭС. Что, разумеется, может негативно сказаться на политических взаимоотношениях стран ТС со странами Евразийского союза и в целом СНГ.

В данном контексте сошлемся на обширную публикацию в проправительственном агентстве Азербайджана «Вести. Аз» от 13 июля с. г. «Роль текстильной промышленности в интеграции стран Тюркского совета». В ней констатируется, что «текстильная промышленность, считающаяся одной из самых конкурентоспособных отраслей в мире, занимает видное место в экономике стран Тюркского совета. Сразу три страны ТС входят в первую десятку ведущих экспортеров хлопка в мире: Турция – шестая с 988 тыс. т, Узбекистан – седьмой с 640 тыс. т и Туркменистан – десятый с 300 тыс. т.

Но что из этого следует? А вот что: «Узбекистан в последние годы сократил экспорт хлопка, используя его в качестве сырья для своей текстильной промышленности. В стране созданы многочисленные текстильные предприятия с участием тюркских предпринимателей. Узбекистан, экспортирующий текстиль на сумму около 1,2 млрд долл. в 2018 году, стремится увеличить этот показатель до 7 млрд в период с 2019 по 2025 год посредством ряда рекламных проектов».

В том же ключе и про Туркменистан: в стране «текстильная промышленность является вторым наиболее прибыльным сектором после экспорта газа и нефти. Туркменистан наращивает свой экспортный потенциал не только за счет сырья, но и за счет добавленной стоимости на товары из сырья. Крупнейшие иностранные инвестиции в текстильную отрасль Туркменистана имеют турецкое происхождение (выделено нами. – Ред.)». Отмечено, что развитие транспортных артерий между Туркменистаном и Азербайджаном «сыграло важнейшую роль в ускорении поставок туркменской продукции на турецкий и европейский рынки».

Что касается Азербайджана, эта страна «в последние годы уделяет особое внимание развитию текстильной промышленности. В 2019 году хлопок-сырец с 124 млн долл. занимает 4-е место в не нефтяном экспорте страны. Азербайджан, наряду с упомянутыми выше странами, удовлетворяет потребности… и по экспорту в Европу, Россию и другие регионы».

Турция же обозначена лидером в этой отрасли стран ТС. На текстильную промышленность приходится 17% экспорта страны, и данный сектор занимает первое место по уровню занятости населения. Она же – крупный импортер, шестой по объемам закупаемого хлопка в мире с 700 тыс. тонн (в 2019 году). Хлопок она в основном импортирует из США (50%), Бразилии (12%), Греции (9%), Туркменистана (5%) и Азербайджана (5%).

Значит, Анкара ставит задачу переориентации хлопкоимпорта сугубо на страны ТС? Похоже, что именно так. Ибо, как сообщают «Вести. Аз», «Турция, один из важнейших игроков на мировом рынке в этой области, может импортировать часть хлопка, поставляемого из США и Бразилии (62% от общего объема хлопкоимпорта), из Узбекистана или Туркменистана. Это может стать важным шагом в построении трансграничной цепочки поставок. Существует также благоприятная транспортная инфраструктура для обеспечения… богатым сырьем из Туркменистана и Узбекистана».

Затем этот тезис предметно разъясняется: «В случае если Узбекистан и Туркменистан, являющиеся важными производителями хлопка, входящими в Тюркский совет, также будут проводить некую преференциальную политику, направленную на экспорт хлопка в Турцию, этот процесс может способствовать развитию региональной интеграции». А вот Азербайджан, «расположенный на стратегическом перекрестке между Центральной Азией и Турцией, может сыграть ключевую роль в качестве логистического «депо» для этих поставок».

Эпилог, конечно, соответствующий: «Если вышеуказанные шаги будут предприняты для расширения экономических отношений между странами, это неизбежно приведет к ускорению не только двусторонней, но также и межрегиональной интеграции».

На этом фоне вызывает недоумение пассивная позиция Евразийской экономической комиссии. Она, как ни странно, пока не проявляет надлежащего интереса к отладке максимально тесных интеграционных связей в текстильной индустрии стран-участниц, по крайней мере в ее хлопковом сегменте. А это тем более актуально в условиях, повторим, весомой зависимости РФ, Белоруссии и Армении от импорта хлопка-сырца и его полуфабрикатов из Центральной Азии и Азербайджана.

По мнению президента Союзлегпрома Андрея Разбродина, «имеются реальные возможности инвестиционно-технологической и сбытовой кооперации стран ЕАЭС и всего СНГ в хлопковой и смежных с ней отраслях. Частично эти возможности в центральноазиатском направлении стала (с 2018 г. – Ред.) активнее использовать Белоруссия, стремится по тому же пути идти российская сторона. Но эти тенденции пока еще слабо проявляются в постсоветском регионе. Точнее, с учетом массированной господдержки хлопкоперерабатывающей отрасли Узбекистана, основного поставщика сырца в РФ, российскому профильному бизнесу целесообразно активнее встраиваться в узбекистанскую хлопкопереработку, что уже делает белорусский «Беллегпром». И параллельно развивать кооперацию с участвующими в ЕАЭС «хлопковыми» Казахстаном и Киргизией».

По прогнозным оценкам ЕЭК (2018-2019 гг.), «в Республике Казахстан к/в 2020 году планируется стабилизировать посевные площади хлопчатника в 100 тыс. га при валовом 290-300 тыс. тонн хлопка-сырца (около 65 тыс. тонн хлопковолокна). В Кыргызской Республике возможно увеличение к/в 2020 году производства хлопка-сырца до 78 тыс. тонн (около 20 тыс. тонн хлопковолокна)». Более того: «Казахстан и Кыргызстан могут существенно нарастить производство хлопчатника и продукции его переработки, расширить объемы экспортных поставок государств-членов ЕАЭС на этом рынке».

Реализация такого сценария, естественно, возможна при налаживании именно интеграционного сотрудничества между странами ЕАЭС во всех сегментах хлопководства/хлопкопереработки. Тем более что во всех странах ЕАЭС имеется весомый потенциал, например, для профильных НИОКР, отладки/внедрения современных «хлопкотехнологий», развития селекционного сотрудничества, апробации наиболее эффективных систем орошения, технологий комплексной переработки хлопкосырья.

Казалось бы, все предельно ясно, но вывод ЕЭК, мягко говоря, озадачивает: «По итогам состоявшегося обсуждения вопроса экспертами государств-членов Союза принято решение о нецелесообразности подготовки в настоящее время проекта рекомендации Коллегии [для] Комиссии по развитию сотрудничества в хлопководстве».

Полагаем, что настало время пересмотреть такую рекомендацию. Не дожидаться же ускоряющихся интеграционных мероприятий в этой сфере вне ЕАЭС, а именно в рамках Тюркского совета.

Источник — ritmeurasia.org

В Узбекистане совершенствуется судебно-следственная деятельность, усиливаются гарантии защиты прав и свобод личности

https://ru.m.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:Uzbekistan_map.jpg

Указом Президента Узбекистана «О мерах по дальнейшему усилению гарантий защиты прав и свобод личности в судебно-следственной деятельности» от 10 августа текущего года определены четкие принципы проведения судебно-следственной деятельности, соответствующие международным стандартам и передовому зарубежному опыту.

Данный документ стал очередным важным шагом в обеспечении верховенства закона и реализации национальной стратегии развития в 2017-2021 годах.

Отныне в рамках судебно-следственной деятельности будет уделяться особое внимание обеспечению безусловного соблюдения прав и свобод личности, повышению качества процессуальных действий, пересмотру системы сбора, закрепления и оценки доказательств в уголовном процессе с учетом стандартов доказывания, широко применяемых в передовой зарубежной практике.

Деятельность правоохранительных органов по раскрытию преступлений будет поднята на новый уровень, планируется внедрять эффективные механизмы предупреждения пыток и жестокого обращения, усилится ответственность за такие деяния.

Кроме того, сфера будет модернизирована за счет внедрения информационно-коммуникационных технологий в процесс расследования уголовных дел, продолжится укрепление материально-технической базы и кадрового потенциала правоохранительных органов.

Системные меры будут предприняты для предупреждения преступности, повышения правовой культуры и формирования у граждан духа законопослушания.

Следственный процесс отныне также претерпит значительные изменения, в том числе в части исчисления сроков задержания, основы для задержания, обеспечении встречи с адвокатом.

Внедряется также институт соглашения о признании вины. Лица, явившиеся с повинной, могут рассчитывать на назначение судом наказания в половину размера и/или срока предусмотренного максимального наказания.

Внедряется порядок предварительного закрепления судом показаний свидетеля и потерпевшего с участием сторон на стадии досудебного разбирательства по уголовному делу.

Устанавливается обязательное участие защитника при рассмотрении дел в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении особо тяжкого преступления.

Сотрудникам органов доследственной проверки, дознания и предварительного следствия запрещено склонять лицо к совершению противоправных действий и обвинять его в преступлении, совершенном вследствие такого склонения.

Запрещено допрашивать подозреваемого или обвиняемого в качестве свидетеля, а также получать от него какие-либо письменные или устные показания до разъяснения его процессуальных прав, допрашивать близких родственников задержанного подозреваемого или обвиняемого в случае отсутствия оснований для привлечения их в качестве участников процесса.

Сотрудникам органов дознания и предварительного следствия запрещено вызывать в правоохранительные органы или допрашивать подсудимого, потерпевшего, свидетеля, гражданского истца, гражданского ответчика и других участников судебного процесса в рамках уголовного дела, направленного в суд для рассмотрения по существу.

Документом также устанавливается порядок, предусматривающий проведения по ходатайству медицинского осмотра лица, задержанного при проведении доследственной проверки или следствия, работниками медицинских учреждений, неподведомственных изоляторам временного содержания, следственным изоляторам или учреждениям по исполнению наказания, с возмещением расходов.

Не допускается применение меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетних, инвалидов первой и второй групп и лиц, достигших пенсионного возраста, по делам об умышленных преступлениях, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок не свыше трех лет, а также о преступлениях, совершенных по неосторожности, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок не свыше пяти лет.

Также предусмотрено, что передача уголовного дела из одного органа дознания или предварительного следствия другому может осуществляться исключительно Генеральным прокурором Республики Узбекистан и его заместителями, прокурорами Республики Каракалпакстан, областей и города Ташкента и приравненными к ним прокурорами в случаях, предусмотренных в Уголовно-процессуальном кодексе Республики Узбекистан.

Все органы проводящие доследственную проверку, будут подключены к созданному в Единой информационной системе «Электронная уголовно-правовая статистика» программному модулю, позволяющему осуществлять регистрацию заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях в электронном виде и ведение единого электронного учета результатов их рассмотрения с полным вводом его в эксплуатацию с 1 января 2021 года.

Узбекские и пакистанские эксперты о перспективах урегулирования ситуации в Афганистане

12 августа с.г. состоялась международная онлайн-конференция на тему «Об усилиях Узбекистана и Пакистана в урегулировании ситуации в Афганистане: перспективы взаимовыгодного сотрудничества».

В совместном мероприятии ИСМИ и пакистанского Центра глобальных и стратегических исследований (ЦГСИ) приняли участие руководители и ведущие эксперты аналитических и исследовательских центров двух стран, а также представители политикоформирующих кругов Пакистана: дипломаты, учёные и специалисты в области безопасности и внешней политики.

Выступая на мероприятии, первый заместитель директора ИСМИ Акрамжон Неъматов отметил, что благодаря усилиям международного сообщества, в том числе и региональных стран, в Афганистане происходят существенные качественные сдвиги в деле продвижения мирного процесса, в ближайшие дни запланированы прямые межафганские переговоры в Дохе между правительством Афганистана и Движением «Талибан».

Политической основой в этом направлении стала Международная конференция по Афганистану, состоявшаяся в марте 2018 года в г.Ташкенте по инициативе президентов Узбекистана и Афганистана – Шавката Мирзиёева и Ашрафа Гани. Ташкентская декларация, принятая по итогам конференции, стала своего рода стратегией дальнейшего миростроительства в Афганистане, закрепила всеобъемлющий консенсус на региональном и глобальном уровнях о необходимости скорейшего начала прямых межафганских переговоров.

Серьезным шагом вперед в деле мирного иклюзивного переговорного процесса стало подписание мирного Соглашения между США и Движением «Талибан» в Дохе в феврале текущего года, которое предоставило исторический шанс положить конец 40-летней войне в Афганистане и еще раз подтвердило невозможность решить афганскую проблему военным путем.

Приветствуя итоги состоявшегося 7-9 августа текущего года заседания Лойя Джирги Афганистана, создавших необходимые условия для прямого межафганского диалога, Акромжон Неъматов отметил важность принципиальной политической поддержки мирного процесса и дальнейшего финансового содействия со стороны ведущих мировых держав и международных организаций социально-экономического восстановления Афганистана, которое остаётся непременным условием для достижения устойчивого и долгосрочного мира.

В этом ключе первый заместитель главы ИСМИ подчеркнул, что вовлеченность Узбекистана в решение афганской проблемы не ограничивается дипломатическими усилиями. Сегодня Узбекистан вносит весомый вклад в улучшение социально-экономической ситуации в Афганистане посредством реализации конкретных проектов в сфере транспорта, экономики, энергетики и образования, поддерживает соседнюю страну в преодолении гуманитарного кризиса, вызванного пандемией.

В частности, в целях бесперебойного транзита продовольствия и медикаментов страна обеспечила работу контрольно-пропускных пунктов на узбекско-афганской границе в штатном режиме и продлила срок предоставления скидок до 50 процентов на перевозку грузов по территории Узбекистана в/из Афганистана и на 2020 год.

Эти меры существенно способствовали увеличению масштабов и интенсивности взаимной торговли, а также расширению номенклатуры поставляемых в Афганистан товаров в столь сложной для всех стран мира ситуации. Так, за первое полугодие текущего года уровень товарооборота с Афганистаном не только сохранился, но и существенно увеличился

В частности, за этот период взаимная торговля выросла на 24 процента, составив 332,9 миллиона долларов. На 50,7 процента, увеличились железнодорожные перевозки, достигнув 2,2 миллиона тонн. Это стало важным фактором поддержания стабильности в Афганистане в условиях гуманитарного кризиса.

Обращая внимание на значительные усилия, предпринимаемые Узбекистаном в вопросе урегулирования ситуации в Афганистане, генеральный директор ЦГСИ, генерал-майор Халид Амир Джаффри особо отметил, что Ташкентская конференция, инициированная Президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым, сыграла важную роль в достижении нынешних практических результатов по проведению межафганских переговоров.

По его словам, Ташкентская декларация, подписанная по итогам конференции, является стратегическим документом, охватывающим такие ключевые аспекты достижения долгосрочного и устойчивого мира в Афганистане, как уважение независимости, территориальной целостности и национального единства Афганистана, обеспечение равных прав всех афганцев, прекращение насилия.

Генерал-майор Халид Амир Джаффри подчеркнул, что Пакистан и Узбекистан, будучи соседями Афганистана, которые непосредственно ощущают на себе складывающуюся ситуацию в этой стране, могут и должны играть весомую роль в мирном процессе и постконфликтном восстановлении Афганистана.

При этом он также особо отметил инициативы Президента Узбекистана по вовлечению Афганистана в региональные торгово-экономические связи, что вносит существенный вклад в процесс стабилизации ситуации в этой стране.

Как отметил руководитель Центра ИСМИ Бахтиёр Мустафаев, установление мира в Афганистане откроет широкие возможности для расширения взаимовыгодного трансрегионального сотрудничества между странами Южной и Центральной Азии.

Реализация проекта строительства железнодорожной линии «Мазари-Шариф–Кабул–Пешавар» позволит странам Центральной Азии выйти к морским портам Гвадар и Карачи, реализовать тем самым в полном объеме свой экспортный потенциал. В то же время это превратит Пакистан в ключевой хаб для стран региона в поставках различных товаров из Центральной Азии в страны Ближнего Востока и Южной Азии.

В обеспечении безопасности и стабильности в Афганистане, по словам Бахтиёра Мустафаева, важное место занимает подготовка национальных кадров для восстановления мирной экономики страны. В этих целях в январе 2018 года в г.Термезе по инициативе главы нашего государства был открыт Образовательный центр, где в настоящее время по направлениям «узбекский язык и литература», «акушерство и сестринское дело», «наземные транспортные системы и их эксплуатация» обучаются 172 студента, из которых 46 составляют девушки.

По мнению профессора Пенджабского университета Ниаза Ахмада Ахтара, принимаемые практические меры Узбекистана в вопросе решения афганского кризиса в сфере политики, экономики и культуры полностью отвечают интересам Пакистана.

Реализуемые инфраструктурные и экономические проекты Узбекистана в Афганистане позволят использовать большой потенциал трансрегионального сотрудничеств.

В данном контексте пакистанский учёный отметил, что новая региональная политика Узбекистана во главе с Президентом Шавкатом Мирзиёевым дала мощный толчок активизации регионального сотрудничества в Центральной Азии, что, в свою очередь, способствовало повышению интереса среди политикоформирующих кругов Пакистана к странам центральноазиатского региона.

Как следствие, в целях исследования потенциала и возможностей развития сотрудничества между странами Центральной Азии и Пакистаном в июне в Пенджабском университете был открыт Центр региональной интеграции.

Отметив важную роль Узбекистана в Центральной Азии и урегулировании ситуации в Афганистане, Посол Пакистана в Афганистане Захид Насрулла Хан выразил высокую заинтересованность Исламабада в активизации сотрудничества с Узбекистаном по широкому спектру вопросов. Он особо акцентировал внимание на прагматичной и последовательной политике Узбекистана на афганском направлении, что способствовало достижению консенсуса по фундаментальным принципам решения афганского кризиса на региональном и глобальном уровнях.

Комментируя возможность организации межафганских переговоров в ближайшее время, Захид Насрулла Хан отметил, что Афганистан вступает в важный этап своего развития. По его словам, с учетом международного имиджа Узбекистана, как доверительного и предсказуемого партнёра, объединение усилий Исламабада и Ташкента на афганском направлении будет способствовать консолидации международного сообщества в деле поддержки политических процессов под руководством официального Кабула и оказанию экономического содействия Афганистану в постконфликтный период.

Член Совета консультантов ЦГСИ Саид Назир Мохманд отметил, что мир и стабильность в Афганистане отвечают общим интересам Пакистана и Узбекистана.

Кроме того, по словам пакистанского эксперта, Исламабад и Ташкент могут сыграть решающую роль в обеспечении стабильности в Афганистане через платформы ШОС и Организации экономического сотрудничества (ОЭС). Активизация участия Узбекистана в работе ОЭС, а также его готовность к налаживанию взаимовыгодного и регулярного диалога на региональном уровне открывают широкие возможности для реализации многосторонних проектов.

По мнению руководителя отдела ИСМИ Рустама Хурамова, осуществление экономических и инфраструктурных проектов не только стабилизирует ситуацию в ИРА, но и придаст мощный импульс развитию трансрегионального взаимодействия между Узбекистаном и Пакистаном.

Это позволит реализовать в полной мере незадействованный потенциал торгово-экономического культурно-гуманитарного сотрудничества между странами, которое за последние 3 года вышло на качественно новый уровень. Так, товарооборот между Узбекистаном и Пакистаном увеличился в 5 раз и по итогам 2019 года составил 123 миллиона долларов. В то же время в период с 2016-го по 2019 год количество туристов из Пакистана в Узбекистан выросло с 400 человек до более 4 тысяч, то есть в 10 раз.

По итогам конференции участники подчеркнули, что мир и стабильность в Афганистане создадут необходимые условия для запуска и реализации масштабных трансрегиональных проектов, которые могут стать перспективными «драйверами» устойчивого развития макрорегиона Центральной и Южной Азии.

Состоявшаяся конференция вызвала широкий резонанс и получила позитивные оценки в пакистанских СМИ.

Комментируя проведение очередной узбекско-пакистанской конференции по афганскому вопросу, ведущие пакистанские издания – Islamabad Post, National Herald Tribune, The News – обращают внимание на комплексный и всеобъемлющий характер мер, предпринимаемых Узбекистаном в деле урегулирования ситуации в Афганистане.

Указывается на общность позиций и подходов Узбекистана и Пакистана по афганскому вопросу, что может вывести на качественно новый уровень трансрегиональное сотрудничество между Центральной и Южной Азией.

В частности, в издании The News опубликована статья под названием «Афганская война – один из самых длительных конфликтов в истории», где обозреватели газеты высоко оценивают предложение узбекской стороны о необходимости объединения совместных усилий для достижения прочного мира в Афганистане, отмечают, что заинтересованность обеих стран в стабилизации ситуации в соседней стране делает их естественными партнёрами на афганской арене, способными положить конец многолетнему кризису.

По их мнению, реализуемые Узбекистаном транспортно-инфраструктурные проекты в Афганистане способны превратить афганскую землю в сухопутный мост, который, связывая Южную Азию с обширным евроазиатским регионом, позволит преодолеть географические барьеры между двумя братскими странами.

Подтверждая данный факт, наблюдатели газеты Islamabad Post в статье под заголовком «Узбекистан–Пакистан–Афганистан: треугольник мира» отмечают, что с момента прихода к власти Шавката Мирзиёева «афганская политика Узбекистана вышла из тени и превратилась в отдельную повестку преобразованной внешнеполитической стратегии страны».

С этого времени Узбекистан в отношении афганской проблемы придерживается новаторских, взвешенных и ориентированных на достижение практического результата подходов, проводит глубоко продуманную и разумную политику.

Одновременно находясь в поиске работоспособной формулы, направленной на обеспечение прочного мира на афганской земле, Узбекистан превращается в один из главных источников надежды для афганского населения, страдающего от многолетнего кризиса и его социально-экономических последствий.

О таком тренде, по словам экспертов пакистанского издания, свидетельствует расширение роли Ташкента в обеспечении Афганистана электроэнергией и принятие узбекским руководством комплекса мер, призванных интенсифицировать свои торгово-экономические связи с южным соседом.

В этом ключе газета National Herald Tribune называет Узбекистан ответственным игроком на афганской арене и подчёркивает, что узбекские и пакистанские власти разделяют общую философию по афганскому вопросу, рассматривая афганский мирный процесс как единственный и безальтернативный способ стабилизации ситуации в охваченной многолетним кризисом стране.

Ключевые приоритеты внешней политики обновленного Узбекистана

O’ZBEKISTON RESPUBLIKASINING OZARBAYJON RESPUBLIKASIDAGI ELCHIXONASI ПОСОЛЬСТВО РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН В АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

Азербайджанская Республика, г.Баку, Бадамдар, 1-шоссе, 9-переулок, дом № 437

Тел.:(+99412)  497-25-49; факс: (+99412) 497-25-48; эл.почта: [email protected]; веб-сайт: www.uzembassy.az

«11» августа 2020 года

ПРЕСС-РЕЛИЗ

Ключевые приоритеты внешней политики обновленного Узбекистана

Будучи приверженным развитию взаимовыгодных отношений со всеми зарубежными партнерами, Узбекистан концентрирует основные внешнеполитические усилия на наиболее важных сферах, определённых в Стратегии действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017-2021 годах.

Данный документ формулирует ключевые приоритеты страны в сфере внешней политики:

— укрепление независимости и суверенитета государства, дальнейшее укрепление места и роли страны в качестве полноправного субъекта международных отношений, вхождение в число развитых демократических государств, создание вокруг Узбекистана пояса безопасности, стабильности и добрососедства;

— укрепление международного имиджа Республики Узбекистан, доведение до мирового сообщества объективной информации о проводимых в стране реформах;

— совершенствование нормативно-правовой базы внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности Узбекистана, а также договорно-правовой основы международного сотрудничества;

— урегулирование вопросов делимитации и демаркации государственной границы Узбекистана.

В целом внешнеполитические приоритеты Узбекистана нацелены на построение стабильного, справедливого и демократического государства, продвижения внешней открытости страны и развития регионального и многостороннего взаимодействия.

«Базовые основы» внешней политики обновлённого Узбекистана

Приоритеты современной внешнеполитической деятельности страны лежат в плоскости указанных в «Стратегии действий» задач и находят свое отражение в практических шагах по разработке новых подходов к расширению связей на международной арене.

В этой связи разработан и принят ряд соответствующих программных документов, утверждены «дорожные карты» по дальнейшему развитию многопланового сотрудничества со странами мира, среди которых Турция, Индия, Китай, Япония, Германия, Франция, Афганистан, Казахстан, Туркменистан и другие.

В ходе визитов на высшем и высоком уровнях осуществляется масштабная работа по продвижению проактивного, открытого, прагматичного и глубоко продуманного внешнеполитического курса, отвечающего национальным интересам страны и направленного на расширение связей с государствами ближнего и дальнего зарубежья.

Естественно, новые приоритеты и подходы потребовали коренной перестройки структуры внешнеполитического ведомства. Были созданы новые подразделения в МИД, открыты посольства в Беларуси и Омане, ряд генеральных консульств в городах России и Казахстана. Усилена экономическая составляющая дипломатической деятельности.

Сотрудничество на международной арене должно помочь решению задач по социально-экономическому развитию Узбекистана посредством изучения передового мирового опыта, налаживания связей с зарубежными странами, что внесет свой вклад в формирование максимально благоприятной деловой среды и инвестиционного климата в стране.

В этом контексте внешнеполитическая стратегия Республики обрела новые акценты в сфере развития торгово-экономического сотрудничества с зарубежными странами и привлечения иностранных инвестиций, передовых технологий в производство, расширения географии отечественного экспорта.

В результате в 2019 году вырос приток прямых иностранных инвестиций в нашу страну. Их объем составил 4,2 млрд. долларов, что в 3,7 раза больше, чем в 2018 году.

По итогам первого полугодия текущего года, несмотря на все сложности и ограничения, связанные со сдерживанием распространения Covid-19, объем иностранных инвестиций в экономику Узбекистана составил 4,8 млрд. долларов, в том числе прямых – 3,2 млрд. долларов.

Этому также способствовало то, что впервые за последние 10 лет улучшились позиции страны в рейтинге кредитного риска Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

В рейтинге Всемирного банка «Ведение бизнеса» страна поднялась на 7 позиций и заняла 8-е место среди 190 государств по показателю регистрации бизнеса, вошла в число лучших стран-реформаторов.

Один из наиболее авторитетных журналов в мире – «Economist» (Великобритания) признал Узбекистан страной года — государством, где реформы с 2017 года осуществляются наиболее быстрыми темпами.

Узбекистан ввел безвизовый режим для граждан 86 государств и упрощенный визовый режим для граждан 57 государств. В прошлом году страну посетили 6,7 млн.  иностранных туристов – на 4,7 млн,. или в 3,3 раза больше, чем в 2016 году.

Проводимая новая внешняя политика Узбекистана получает достойную оценку международного сообщества. В частности, директор Центра военно-политических исследований Гудзоновского института США Ричард Вайц считает, что внешнеполитические инициативы Узбекистана открывают новые возможности для всей Центральной Азии. Республика продвигает повестку, в основе которой лежит идея совместного решения существующих проблем.

Научный сотрудник Евразийской программы Римского Института геополитических исследований (IsAG) Фабрисси Виельмини подчеркивает, что Узбекистан, находившийся долгое время в стороне от региональных процессов, сегодня действует по-новому. Ташкент, будучи сердцем региона, возвращает себе естественную роль стабилизирующего государства в Центральной Азии.

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Андрей Грозин также обращает внимание на то, что на данный момент в Центральной Азии трансформируется система межгосударственных отношений. По его словам, в последнее время Ташкент продемонстрировал высокую активность по самым разным направлениям. Налицо признаки значительного оздоровления в отношениях между странами региона.

Новым шагом внешнеполитического курса Ташкента стала активизация на афганском направлении. Узбекистан заметно расширил двусторонние связи с Афганистаном, активно подключился к многосторонним усилиям по урегулированию афганской проблемы.

Крупным событием в двусторонних отношениях стал официальный визит в Узбекистан Президента Афганистана Ашрафа Гани, закрепивший «качественно новый уровень политических отношений и практического сотрудничества между двумя странами», включая договоренности по осуществлению крупных проектов строительства линии электропередачи Сурхан – Пули-Хумри и железной дороги Мазари-Шариф – Герат. В Термезе открылся Образовательный центр для афганских граждан. К настоящему времени 136 афганских студентов окончили обучение в Центре, из которых 96 — получили дипломы бакалавра по направлению узбекский язык и литература, 40 — прошли краткосрочные курсы по русскому языку, сельскому хозяйству и предпринимательству. Сегодня некоторые из них работают в парламенте, министерствах и ведомствах страны, преподают в вузах Афганистана, ведут самостоятельный бизнес.

Ташкент инициировал и провел международную конференцию высокого уровня по Афганистану «Мирный процесс, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие», внесшую важный вклад в начало мирного процесса.

24 января текущего года Президент Республики Узбекистан в своем Послании Олий Мажлису   выдвинул на передний план вопросы осуществления широкомасштабных демократических преобразований и структурных реформ, направленных на решение стратегических задач по модернизации страны в ближайшие годы.

В Послании обозначены главные приоритетные направления внешней экономической политики. Объявление «Года развития науки, образования и цифровой экономики» подчёркивает необходимость создания общества и инфраструктуры Узбекистана, способных конкурировать во всех сферах.

Для этого прежде всего необходимо воспитать высококлассных специалистов, в том числе в сфере внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности на основе использования передового зарубежного опыта, современных инновационных, педагогических технологий и научных разработок, эффективной координации деятельности образовательных и научно-исследовательских учреждений страны.

Президентом также уделено большое внимание развитию науки с использованием зарубежного опыта и налаживанию сотрудничества с зарубежными университетами и научными центрами.

Обновлённые приоритеты

Важным приоритетом внешнеполитического курса Узбекистана является формирование сбалансированной системы стратегического партнерства и сотрудничества с ведущими государствами мира и международными организациями. Такой подход призван обеспечить эффективное решение задач модернизации экономики, поддержание стабильности и безопасности, создание благоприятных условий для сотрудничества в Центральной Азии.

Благодаря контактам на высшем уровне Ташкент вывел на принципиально новый уровень отношения с ведущими странами мира. Последовательно развивается многоплановое стратегическое партнерство и союзнические отношения с Российской Федерацией. Заключенные ранее договора о стратегическом партнерстве, о союзнических отношениях, а также Декларация об углублении стратегического партнерства между РФ и Узбекистаном наполняются новым содержанием и реализуются практически.

На качественно новый уровень вышло стратегическое партнерство Узбекистана с Соединенными Штатами Америки, развивающееся сегодня устойчиво и предсказуемо на основе принципов равноправия, взаимного уважения, доверия и учета интересов друг друга. Дальнейшие усилия сторон должны быть направлены на поиск взаимовыгодных направлений стратегического партнерства.

Отношения с Турецкой Республикой выведены на стратегический уровень. Всестороннее укрепление и развитие узбекско-турецких отношений полностью соответствует новому внешнеполитическому курсу Узбекистана. При этом общность языка, религии, традиций и обычаев с турецким народом формирует прочный фундамент для всестороннего углубления и расширения сотрудничества, основанного на взаимном уважении и учете интересов друг друга. Ярким свидетельством активизации стратегического диалога стал официальный визит 19-20 февраля Президента Республики Узбекистан Шавката Мирзиёева в Турцию по приглашению турецкого лидера Реджепа Эрдогана.

Узбекистан укрепляет стратегическое партнерство с Китайской Народной Республикой как с близким региональным соседом и дружественным государством, играющим одну из ключевых ролей в мировой политике и экономике.

Аналогичные достижения в укреплении стратегического партнерства с Республикой Корея наблюдаются по всему комплексу вопросов двусторонних отношений. Интересам нашей страны отвечает активное привлечение прямых корейских инвестиций и передовых технологий, льготных кредитов и финансово-технического содействия для реализации высокотехнологичных проектов в сферах промышленности, энергетики, развития инфраструктуры, автомобилестроения, науки и инноваций, здравоохранения и туризма.

На принципиально новый уровень выходят отношения Узбекистана с Египтом, Саудовской Аравией, Объединенными Арабскими Эмиратами, Кувейтом, Катаром, Оманом, Бахрейном, Иорданией, Алжиром и другими ближневосточными странами. Надо отметить, что развитие и укрепление взаимовыгодных и всесторонних отношений с государствами Ближнего Востока остаётся одним из приоритетов внешней политики Узбекистана.

Использование потенциала международных площадок

Новый внешнеполитический курс проявляется в активизации взаимодействия и укреплении позиций Узбекистана в региональных и международных организациях.

Наша страна традиционно придает важное значение развитию диалога и сотрудничества с Организацией Объединенных Наций. В последние годы удалось повысить уровень взаимодействия с ООН и ее институтами, в том числе Управлением верховного комиссара по правам человека и Советом по правам человека.

Особое внимание Узбекистан придает укреплению дружественных связей и взаимовыгодного сотрудничества со странами Содружества Независимых Государств.

В Послании Олий Мажлису, говоря о стратегии первого председательства страны в СНГ в 2020  году, Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев отметил: «Мы  задействуем все возможности для расширения экономического сотрудничества в Содружестве, повышения результативности принятых организацией решений и дальнейшего укрепления гуманитарных связей между странами-участницами». На сегодняшний день Узбекистан повысил уровень своего национального координатора в СНГ с заместителя министра иностранных дел до заместителя премьер-министра, возобновил свое участие в Экономическом совете СНГ.

Приоритетом внешней политики Узбекистана является развитие и укрепление связей с тюркскими странами. В сентябре 2019 года страна вступила в Тюркский совет (Совет сотрудничества тюркоязычных государств). В долгосрочной перспективе Тюркский совет должен стать субрегиональным объединением, своеобразным механизмом регионального сотрудничества в обширном пространстве между Европой, Средним Востоком, Кавказом и Центральной Азией.

Активизация сотрудничества с организацией открывает для нашей страны новые возможности развития многоплановых связей как с соседними государствами, так и внерегиональными близкими партнерами (Турция, Азербайджан). Участие в работе организации в качестве постоянного члена придаст Ташкенту дополнительные политико-дипломатические ресурсы для широкого продвижения своих инициатив на международной арене, а также укрепит международный авторитет и статус страны в качестве одного из центров тюрко-исламской цивилизации.

За относительно короткий по историческим меркам срок Шанхайская организация сотрудничества сформировалась в качестве влиятельной, авторитетной международной структуры. Узбекистан рассматривает ШОС как инструмент для сотрудничества в борьбе с терроризмом и экстремизмом, незаконным оборотом наркотиков и оружия, организованной преступностью.

Для Узбекистана приоритетом также остается активизация деятельности ШОС в области экономики, в том числе, строительстве и реконструкции транспортных коммуникаций, развитии контактов с другими государствами и международными структурами, заинтересованными в сотрудничестве с Организацией.

Узбекистан развивает последовательное взаимодействие и с Организацией исламского сотрудничества и рассматривает ее как эффективный форум, нацеленный на сохранение и продвижение священных исламских ценностей, укрепление солидарности между мусульманскими народами, содействие их прогрессу и процветанию. Узбекистан выступает за активное взаимодействие стран ОИС в области образования и просвещения, развития науки и техники, внедрения инновационных идей и технологий.

Республика также заинтересована в активном взаимодействии с Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе, являющейся важным международным форумом для диалога государств по вопросам обеспечения безопасности, развития экономики и защиты прав и свобод человека. Приоритетными направлениями сотрудничества Узбекистана с ОБСЕ являются реализация совместных проектов в сферах реформирования институтов государственного управления, совершенствования судебно-правовой и избирательной системы, повышения роли и значения средств массовой информации и институтов гражданского общества, а также развития конструктивного взаимодействия в противодействии транснациональным вызовам и угрозам.

В парламентских выборах, прошедших в нашей стране в декабре 2019 года, приняли участие 825 наблюдателей из 50 стран и 10 международных организаций. Узбекистан впервые принял полномасштабную миссию Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ в составе 316 человек.

Наша страна нацелена на качественное расширение и углубление сотрудничества с международными финансовыми институтами и торговыми организациями – Всемирным банком, Международным валютным фондом, Азиатским банком развития, Исламским банком развития, Всемирной торговой организацией и другими. Значимым событием стало восстановление сотрудничества с Европейским банком реконструкции и развития, в результате которого возобновлено финансирование этим институтом социально значимых проектов в регионах Узбекистана.

В повестке сотрудничества Узбекистана с международными финансовыми учреждениями – улучшение инвестиционного и делового климата, повышение кредитного рейтинга страны, совершенствование валютно-кредитной политики, повышение квалификации национальных специалистов в банковско-финансовой сфере.

Конечная цель – увеличение объема привлекаемых зарубежных инвестиций и финансовых средств для ускорения модернизации и усиления конкурентоспособности национальной экономики, развития экспортного потенциала страны и совершенствования инфраструктуры, повышения уровня жизни и обеспечения благосостояния населения.

Больше инициативы

Узбекистан является ключевым государством и играет особую роль в Центральной Азии. Важное значение страны в регионе признается и представителями зарубежных экспертных и политических кругов. Ташкент заключил договора о стратегическом партнерстве со всеми соседними государствами региона, что позволяет строить региональную политику на высоком уровне. Проводимая в этих целях работа имеет важное значение также в укреплении места и роли страны в системе международных отношений.

Выдвигая инициативы по развитию сотрудничества, Ташкент не нацелен на какое-либо доминирование в регионе. Инициативы Узбекистана учитывают интересы всех стран, основываются на принципе консенсуса.

Новая политическая реальность в регионе, сформированная благодаря проактивной, инициативной и конструктивной дипломатии Ташкента, оказала положительное влияние на наращивание взаимодействия по широкому кругу вопросов между странами Центральной Азии.

Ярким примером стало заседание консультативной встречи Глав государств Центральной Азии, прошедшее в ноябре 2019 года в Ташкенте. В ходе встреч стороны обсудили решение многих проблемных вопросов центральноазиатской повестки, урегулирование которых было бы невозможным ни в одностороннем, ни в двустороннем форматах. Более того, была достигнута договоренность о проведении такого рода встреч на регулярной основе.

При этом необходимо подчеркнуть, что проведение Консультативной встречи глав государств ЦА не подразумевает создание новой международной организации в регионе или какой-либо интеграционной структуры со своим уставом и надгосударственными органами. Эта деятельность будет направлена исключительно на «сверку часов» по ключевым вопросам регионального развития.

Активная политика на центральноазиатском направлении, приоритетность региона для Узбекистана ярко проявилась и во время пандемии коронавируса.

На фоне сложной эпидемиологической обстановки страны региона путем систематических контактов вырабатывали совместные меры по борьбе с распространением инфекции, а также наращиванию сотрудничества в торгово-экономической и транспортно-транзитной сферах. Узбекистан оказал гуманитарную содействие Кыргызстану и Таджикистану.  Помощь Таджикистану составила треть помощи, поступившей в страну от всех доноров.

Активизация регионального курса Узбекистана стала своевременным и действенным ответом на давно назревший запрос на региональное сближение, восстановление доверия и взаимопонимания, а также оперативное решение накопившихся проблемных вопросов на основе разумных компромиссов. Установленный открытый и доверительный диалог на высшем уровне заложил прочную основу для интенсификации всех направлений сотрудничества.

Во-первых, существенно активизировался политический диалог на высшем и высоком уровнях, интенсифицированы межпарламентские, межведомственные и межрегиональные связи. В свою очередь, за указанный период главы всех государств региона посетили Узбекистан. Как показывает анализ, итоги этих встреч стали беспрецедентными по своей результативности.

Во-вторых, достигнуты договоренности по совместному противодействию деятельности экстремистских и террористических структур. Подписаны соответствующие Планы комплексных мероприятий Узбекистана на 2019-2020 годах с Таджикистаном и Кыргызстаном. С июля по сентябрь 2018 года Узбекистан провел совместные антитеррористические учения с Казахстаном, Таджикистаном и Кыргызстаном.

В-третьих, существенно продвинулось решение вопросов делимитации и демаркации государственных границ Узбекистана с Кыргызстаном и Таджикистаном.

Все это не просто разрешение двусторонних спорных вопросов, это – снятие с повестки всего региона острого конфликтного потенциала и повышение уровня политического доверия.

Наряду с активизацией взаимодействия Узбекистана со странами ЦА в политической сфере, новый импульс получили торгово-экономическая, транспортно-коммуникационная, энергетическая и культурно-гуманитарная сферы.

Улучшение торгово-экономических отношений между странами Центральной Азии способствовало повышению инвестиционной привлекательности региона в целом. В частности, с начала 2017 года по настоящее время между Узбекистаном и странами региона подписаны более 300 договоров, а также контракты и соглашения на сумму около 75 млрд. долларов.

В регионе наблюдаются подвижки в решении вопросов экологического, в частности водно-энергетического характера. Ташкент готов рассмотреть возможность своего участия в проектах строительства Камбар-Атинской и Рогунской ГЭС. Дан старт реализации важного участка транспортного коридора «Узбекистан-Туркменистан-Иран-Оман» – открыты железнодорожный и автомобильный мосты Туркменабад-Фараб через реку Амударья. Их запуск дала возможность  реализовать идею создания сквозной транспортно-коммуникационной магистрали по маршруту «Узбекистан-Туркменистан-Каспийское море-Южный Кавказ» с выходом на Баку-Тбилиси-Карс и черноморские порты Грузии, Турции, Румынии и других государств.

Кроме того, после 20-летних переговоров существенный прогресс достигнут по строительству железной дороги, соединяющей Китай и Центральную Азию через Кыргызстан. По предварительным оценкам, при реализации данного проекта сроки доставки грузов сократятся на 7-8 суток, протяженность пути из Восточной Азии в страны Ближнего Востока и Южной Европы сократится на 900 км.

Уделяется особое внимание укреплению и расширению тесного сотрудничества в культурно-гуманитарной сфере, дружбы и добрососедских связей между государствами Центральной Азии.

Вместе с тем, есть осознание, что процесс — еще только в начале пути. Существует комплекс неурегулированных вопросов, сдерживающих полноценное сотрудничество между странами региона. Резюмируя вышеизложенное, можно отметить, что обеспечение мира и стабильности в Центральной Азии отвечает не только интересам стран региона, но и будет способствовать устойчивому развитию всего Евразийского континента с точки зрения его влияния на безопасность в сопредельных регионах.

Послание Президента Узбекистана Сенату и Законодательной палате Олий Мажлиса еще раз зафиксировало приоритеты развития Узбекистана на обозримый период, где наряду с фундаментальными реформами в политической, экономической и социальной сферах, предусмотрена реализация проактивной внешней политики. Обновлённый Узбекистан посылает зарубежным партнерам чёткий сигнал о готовности страны к взаимовыгодному сотрудничеству.

Алишер Кадыров,

Руководитель отдела Института

стратегических и межрегиональных исследований

при Президенте Республики Узбекистан

В Казахстане объявили новый праздник – День Абая

Отмечать его будут ежегодно 10 августа – в день рождения просветителя

Aliia Raimbekova,Ekip   |В Казахстане объявили новый праздник – День Абая

НУР-СУЛТАН

В Казахстане появился новый праздник — День Абая. Его будут отмечать 10 августа, сообщает пресс-служба правительства Казахстана.

Премьер-министр Аскар Мамин подписал постановление о внесении дополнения в постановление правительства «Об утверждении перечня праздничных дат в Республике Казахстан».

«Перечень праздничных дат в Республике Казахстан, утвержденный указанным постановлением, дополнить пунктом следующего содержания: День Абая – 10 августа», — говорится в документе.

В 2020 году в Казахстане отмечается 175-летие знаменитого просветителя.

Международная организация тюркской культуры (TÜRKSOY) в декабре прошлого года приняла решение об объявлении 2020-го Годом Абая Кунанбаева.

Философ, поэт и просветитель Абай Кунанбаев родился 29 июля по старому стилю, или 10 августа по новому 1845 года.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B8%D1%81%D0%BA%D1%83%D1%81%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D0%B8-%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0/%D0%B2-%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D1%85%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B5-%D0%BE%D0%B1%D1%8A%D1%8F%D0%B2%D0%B8%D0%BB%D0%B8-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D0%B9-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D0%BA-%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%8C-%D0%B0%D0%B1%D0%B0%D1%8F/1932637

Как пандемия коронавируса повлияла на деятельность предприятий

Центром экономических исследований и реформ (ЦЭИР), при поддержке Программы развития ООН в Узбекистане (ПРООН), в июне 2020 г. проведен опрос предприятий о воздействии пандемии и введенных правительством профилактических мер на деятельность малых и средних предприятий.

Предпринятые Правительством Республики Узбекистан карантинные меры оказали влияние как на экономику страны в целом, так и на отдельные предприятия. Несмотря на введенный пакет мер по поддержке бизнес-сообщества, компании продолжают испытывать значительное воздействие в связи с пандемией. В особенно уязвимом положении находится сфера малого и среднего бизнеса (МСБ).

В исследовании, инициированном ЦЭИР при поддержке ПРООН, проведены интервью с предпринимателями о том, какое воздействие оказало распространение COVID-19, и введенные Правительством профилактические меры, на сферу малого и среднего бизнеса.

Целью исследования стало изучение воздействия распространения COVID-19 и связанных с ним профилактических мер на предприятия, а также оценка потребностей предприятий во внешней поддержке в данный период, для оказания содействия в дальнейшей реализации деятельности.

В опросе приняли участие 887 руководителей предприятий из 14 регионов республики в возрасте от 18-ти до 79-ти лет, среди которых подавляющее большинство (79%) составили мужчины. Женщины-руководители организаций сферы малого и среднего бизнеса составили пятую часть от общего числа опрошенных (21%).

Анализ показал, что основная часть организаций не прекратила предпринимательскую деятельность на фоне пандемии COVID-19 и карантинных мер. Трудоустроенные сотрудники, в основном, продолжили работу. Увольнения практиковались редко.

Среди секторов экономики наиболее пострадавшей оказалась сфера предоставления услуг населению по проживанию (гостиничный бизнес) и сфера питания. В вопросах управления персоналом данная сфера характеризуется массовой приостановкой деятельности, невозможностью перевода работ в удалённый формат, частыми отправками в отпуск (особенно неоплачиваемый) и увольнениями, сокращением зарплат и дополнительных выплат для оставшихся в штате работников. Около половины компаний данного сектора считают себя неготовыми к продолжению карантина более 2-3 месяцев.

Наименее затронутым сектором выступает сельское, лесное и рыбное хозяйство. Здесь, в основном, наблюдается продолжение работ, сохранение или даже увеличение заработной платы. Спрос на сельскохозяйственные товары сохранился на прежнем уровне, выручка как правило не была снижена. Среди указанных проблем встречаются лишь умеренные трудности доступа к рынкам сбыта.

Результаты исследования

Влияния пандемии на деятельность предприятий. Опрос показал, чтоподавляющее большинство респондентов (78%) указали, что их организация продолжает вести предпринимательскую деятельность в условиях введенных профилактических мер, связанных с пандемией.

Справочно: наиболее высока доля организаций, остановивших предпринимательскую деятельность на время карантина в Ташкенте (31%) и в Республике Каракалпакстан (31%).

Во всех отраслях, доля предпринимателей, сообщивших о продолжении деятельности на фоне пандемии, составляет не ниже 65%, за исключением сферы услуг проживания и питания (30%).

Наиболее популярным вариантом ответа среди предприятий на вопрос об изменениях уровня спроса на товары и услуги за последние 30 дней является сохранение спроса на прежнем уровне (35%), в то время как, лишь 24% респондентов заявили о снижениях спроса.

Справочно: самые высокие показатели касательно значительного уменьшения спроса, были отмечены в Наманганской области (38%), Республике Каракалпакстан (35%), городе Ташкенте (41%).

Наибольшее значительное падение спроса наблюдалось в секторе услуг проживания и питания (47%).

Действия предприятий в период распространения коронавирусной инфекции

По вопросу об изменениях организационной политики предприятий относительно поставщиков в период пандемии, значительное количество респондентов (55%) не отметили каких-либо изменений. Однако, со стороны 78% предприятий было указано на проведение поиска новых поставщиков и достижение договоренностей об уменьшении объема закупок.

Справочно: наибольшее значение ответа «не изменилось» наблюдалось в сфере транспортировки и хранения – 68%. В сфере услуг проживания и питания – 16% предприятий заявили о приостановке закупок.

В направлении снижения расходов организаций после введения мер, связанных с пандемией, 67% предприятий ответили, что отсутствуют какие-либо изменения. Только 1% респондентов остановили свою деятельность и подали запросы на получение субсидий от государственных ведомств.

Справочно: отсутствие каких либо-изменений на вопрос о снижении расходов, довольно часто, выбирался представителями малого и среднего бизнеса из отрасли сельского, лесного и рыбного хозяйства (85%) и сферы информации и связи (80%). Для сферы услуг проживания и питания показатель составил лишь 48%

59% от общего числа респондентов указали на отсутствие каких-либо изменений на вопрос об изменениях деятельности организации в работе с рынками сбыта после введения мер, связанных с коронавирусом. Однако, 7-8% участников заявили о достижениях договоренностей с клиентами о задержках в сроках поставок и о снижениях цен на продукты и услуги. 

Значительное количество представителей малого и среднего бизнеса (64%) не изменили планы касательно развития их бизнеса с момента начала пандемии. Только 5-6% предприятий начали освоение новых форм ведения бизнеса и ускорили разработки новых видов товаров и услуг.

Оценка правительственных мер по поддержке бизнеса

К группе достаточно эффективных мер относятся значительное снижение (на 20-50%) процентных ставок по краткосрочным кредитам (до 1 года), платы за аренду государственных активов за требуемый период, социальных отчислений и налогов на трудовые доходы за требуемый период, НДС и акцизов за требуемый период. Также список дополняют субсидии и гранты на поддержку бизнеса и единовременные выплаты социальной помощи (по 5 млн. сумов) наёмным работникам компаний.

Пакет сравнительно эффективных мер состоит из кредитных и налоговых каникул, продлений государственных гарантий (все – сроком на 1 год), защиты от импорта путём значительного повышения таможенных тарифов и налоговых каникул для наёмных работников.

Согласно восприятию некоторых представителей в секторе транспортировки и хранения для них кредитные и налоговые каникулы являются малоэффективными мерами.

Меры, необходимые для поддержки предприятий

На вопрос о поддержке, которая более всего нужна организациям в настоящий момент, предприниматели чаще всего отмечали налоговые вычеты (42%) и снижение процентных ставок по кредитам (38%). Далее расположились варианты отсрочки налогов и сборов (24%), платежей по кредитам (19%). Лишь 6,5% предпринимателей заявили, что их компания не нуждается в поддержке.

Респонденты продемонстрировали очень высокий уровень позитивного настроя касательно вопроса об уверенности в дальнейшем развитии организаций.

Служба по связям с общественностью ЦЭИР

Ведущие эксперты стран Центральной Азии, Индии, Ирана и Афганистана высказались за скорейший запуск мирных межафганских переговоров

Представители Института стратегических и межрегиональных исследований (ИСМИ) при Президенте Республики Узбекистан в четверг приняли участие в работе международной видеоконференции «Будущее Афганистана: взгляд из Центральной Азии и Ирана.

Как сообщает ИСМИ, организатором форума, в котором приняли участие руководители и эксперты аналитических и исследовательских центров Афганистана, Индии, Ирана, Казахстана, Таджикистана и Узбекистана, выступил ведущий мозговой центр Индии «ObserverResearchFoundation». Именно эта авторитетная экспертная структура с 2016 года ежегодно проводит международный форум высокого уровня «Диалог Райсина» с участием глав правительств, министров иностранных дел, ведущих экспертов в области безопасности и экономики.

В ходе онлайн-диалога состоялся обстоятельный обмен мнениями о складывающейся ситуации в Афганистане, перспективах государственного строительства и социально-экономического восстановления этой страны, укрепления трансрегиональной взаимосвязанности между Центральной и Южной Азией.

Выступая на конференции, первый заместитель директора ИСМИ при Президенте Республики Узбекистан Акрам Неъматов отметил, что Узбекистан традиционно проводит в отношении Афганистана дружественную политику, поддерживая правительство, избранное афганским народом. Эта политика обрела целостный, всеобъемлющий и динамичный характер с избранием Шавката Мирзиёева на пост Президента страны.

Акрам Неъматов особо подчеркнул, что укрепление добрососедства, дружбы, взаимного доверия и взаимопонимания в Центральной Азии были объявлены ключевым приоритетом внешней политики Узбекистана. При этом глава Узбекистана предложил рассматривать Афганистан в качестве неотъемлемой части Центральной Азии и совершенно по-новому взглянуть на эту страну. Афганистан необходимо начать рассматривать не как страну, с территории которого исходит угроза миру и стабильности, а в качестве дружественного партнера и соседа. Взаимовыгодное сотрудничество с Афганистаном, мир и стабильность в этой стране позволят запустить трансрегиональные проекты в области транспорта, энергетики, торговли, укрепить взаимосвязанность между Центральной и Южной Азией. Это станет мощным драйвером устойчивого развития Центральной и Южной Азии, более того совместные программы экономического развития позволят добиться консенсуса между заинтересованными сторонами о необходимости долгосрочного мира в Афганистане.

Важным практическим вкладом в дело стабилизации ситуации в соседней стране стала международная конференция по Афганистану, которая состоялась в марте 2018 года в г.Ташкенте по инициативе президентов Узбекистана и Афганистана – Шавката Мирзиёева и Ашрафа Гани.

Главным итогом этой встречи стало принятие Ташкентской декларации, в которой была закреплена консолидированная позиция на глобальном и региональном уровнях о необходимости скорейшего начала прямых переговоров между правительством Афганистана и Движением «Талибан».

Этот форум стал логическим продолжением «Кабульского процесса» и еще раз подтвердил руководящую роль самих афганцев в урегулировании конфликта в Афганистане.

Полностью поддержав позицию Узбекистана, директор международной неправительственной организации «HerAfghanistan»  Мариям Вардак заявила, что скорейший мир и стабильность в Афганистане важны как для благополучия и процветания афганского народа, так и повышения регионального сотрудничества на качественно новый уровень. Более того, по ее словам, эффективное развитие мирного процесса во многом зависит от активного участия соседних с Афганистаном стран и достижения общего видения между ними по урегулированию ситуации в стране.

Комментируя предстоящие внутриафганские переговоры между Кабулом и «Талибаном», директор департамента по международным делам и регионального сотрудничества Совета Безопасности Афганистана Ахмад Шужа подчеркнул важность поддержки текущего мирного процесса со стороны международного сообщества, в том числе центральноазиатских стран. По его словам, совершенно новая политическая атмосфера добрососедства и взаимного доверия в Центральной Азии, сформировавшаяся в последние годы благодаря новому региональному курсу Узбекистана во главе с Шавкатом Мирзиёевым, создала благоприятные условия для активизации сотрудничества стран региона с Афганистаном. Пользуясь полной поддержкой в Кабуле, эти позитивные тенденции способствуют более динамичной интеграции Афганистана в экономические процессы в Центральной Азии, последовательному продвижению мирного процесса в стране.

Признавая значимость усилий центральноазиатских стран в урегулировании афганского конфликта, эксперты высоко оценили принятие Совместного заявления в ноябре прошлого года в Ташкенте на Консультативной встрече президентов Узбекистана, Казахстана, Туркменистана, Таджикистана и Кыргызстана, где лидеры стран Центральной Азии еще раз подтвердили свою твердую политическую волю содействовать интеграции Афганистана в региональные торгово-экономические связи в качестве важного условия достижения устойчивого и долгосрочного мира в стране.

Иранский эксперт, руководитель Центра прикладных исследований в партнерстве с Востоком Аднан Табатабай высказал мнение, что укрепление регионального сотрудничества в Центральной Азии позволяет использовать незадействованный потенциал и возможности межрегионального сотрудничества в стабилизации ситуации в Афганистане. Тесное сотрудничество и координация усилий на афганском направлении обеспечит эффективность реализуемых экономических и инфраструктурных проектов в Афганистане, успех которого окажет положительное влияние на стабильность сопредельных регионов – Ближнего Востока и Южной Азии.

В свою очередь, эксперт индийского аналитического центра «ObserverResearchFoundation» Кабир Танежа отметил, что на сегодняшний день Индия, как и страны Центральной Азии, придает приоритетное значение установлению долгосрочной стабильности и устойчивого мира в Афганистане. По его словам, урегулирование ситуации в Афганистане открывает широкие возможности для наращивания торгово-экономических и инвестиционных связей, усиления транспортно-коммуникационного взаимодействия стран Центральной и Южной Азии В этой связи Индии продвигает развитие инфраструктуры иранского порта «Чабахар», способного углубить стратегическую взаимосвязанность не только между Индией, Ираном и Афганистаном, но и регионами Центральной и Южной Азии в целом.

Кабир Танежа подчеркнул высокий интерес индийской стороны к поддержанию регулярного диалога с ведущими экспертами из стран Центральной и Южной Азии в целях обсуждения и разработки новых взаимовыгодных совместных проектов в сфере экономики, транспорта и энергетики, призванных вывести трансрегиональное сотрудничество на качественно новый уровень.

Говоря о перспективах афганского мирного процесса, эксперты приветствовали достижение Соглашения между политическими лидерами Афганистана о создании инклюзивного правительства и Высшего совета национального примирения. Отмечено, что объединение всех политических сил вокруг общенациональных интересов будет способствовать скорейшему запуску межафганского диалога и завершению афганского кризиса.

Для скорейшего запуска мирных межафганских переговоров аналитики еще раз подчеркнули необходимость консолидации усилий мирового сообщества. При этом эксперты сошлись во мнении, что афганский народ сам должен решать конфигурацию политической системы Афганистана, будущий характер и форму его государственного строя. Главное, он должен обеспечить инклюзивный политический процесс, стать гарантом достижения общенационального согласия в стране.

В этой связи отмечено, что приверженность Афганистана демократическому пути развития позволит не только добиться устойчивого мира и долгосрочной стабильности в стране, но и будет способствовать успешной интеграции Афганистана в регион Центральной Азии и в полном объеме реализовать потенциал регионального торгово-экономического сотрудничества, обеспечить таким образом процветание и благополучие в странах Центральной и Южной Азии.

Религия и пандемия: адаптация к реальности

Пандемия коронавируса внесла свои коррективы в религиозную жизнь стран мира. Последователи всех религий оказались в беспрецедентной ситуации из-за COVID-19. Места религиозных поклонений и паломничества на разных континентах были закрыты в течение длительного времени. Верующие монотеистических конфессий не смогли отпраздновать свои главные праздники — Рамадан и Пасху. Причина в том, что они были ограничены правилами, установленными правительствами стран для недопущения распространения коронавируса.

Строгое ограничение физического контакта между людьми оказалось единственным эффективным средством, сводящим к минимуму распространение инфекции. Все это означало определенное ограничение основных прав человека, закрепленных в национальных и международных правовых документах. К ним относится и право на свободное отправление обрядно-культовой практики, религиозное образование и другие духовные потребности.

ВОЗ и ООН во время пандемии представили ряд руководящих принципов и рекомендаций для религиозных общин, включая проведение священного месяца Рамадан и религиозных ритуалов.

Примечательно, что религии во всем мире начали адаптироваться к новой реальности. Руководитель отдела Института стратегических и межрегиональных исследований при Президенте Узбекистана Тимур Ахмедов отмечает, что пандемия внесла свои коррективы и в религиозную жизнь верующих Узбекистана.

Анализируя сложившуюся ситуацию, он констатирует, что религиозные организации и духовенство страны выразили поддержку государству посредством соблюдения карантинных мер, в том числе ограничений на проведение религиозно-обрядовых мероприятий. В частности, были отменены публичные богослужения и мероприятия во всех культовых учреждениях; закрыты мечети, церкви, синагоги, отменены занятия в медресе и воскресных школах; изменен порядок проведения религиозных обрядов в период Рамадана (включая похоронные обряды в период карантина), предполагающий скопление людей и физический контакт между ними.

По каждому вышеуказанному вопросу были изданы соответствующая фетва Совета улемов Узбекистана и рекомендации Управления мусульман Узбекистана. Они разработаны по итогам изучения фетв и заключений крупных исламских религиозных организаций и улемов других мусульманских стран, а также подкреплены аятами из Корана и хадисами.

Широкое применение в мечетях страны нашла практика онлайн-трансляции чтений Корана и таравих-намазов. Подразделения Управления мусульман Узбекистана в регионах страны регулярно представляли график онлайн-чтений Корана и размещали соответствующие видеоматериалы в соцсетях.

Проведены консультации между представителями Управлений мусульман Узбекистана, Казахстана и Кыргызстана. Цель мероприятия – обсуждение вопросов установления дат начала и окончания месяца Рамадан в 2020 году, Курбан-хайита, а также определения стоимости закята, фитр-садака и фидии.

После установления стоимости закята, фитр-садака и фидии Управления мусульман Узбекистана рекомендовало осуществлять взносы и пожертвования через онлайн-приложения.

По мере достижения «зеленой» зоны эпидемиологической безопасности на местах правительство Узбекистана приняло решение о возобновлении на этих территориях деятельности религиозных организаций. Открывающиеся объекты должны работать с соблюдением всех санитарных норм: наличием у прихожан и самого духовенства масок и перчаток, обеспечение дезинфицирующими «коридорами», поддержанием социальной дистанции, измерением температуры тела прихожан при входе в культовое учреждение.

В целом, своевременная и должная реакция официального духовенства на эпидемиологические угрозы посредством внесения соответствующих фетв и рекомендаций ограничительного характера содействовали поддержанию социальной стабильности в обществе, а также внесли вклад в предотвращение масштабного распространения инфекции среди верующих. Несомненно, в будущем накопленный опыт религиозных учреждений Узбекистана и государственных органов позволит эффективно реагировать на подобные форс-мажорные ситуации.

Как Россия и Центральная Азия смогут выйти из коронакризиса?

Как Россия и Центральная Азия смогут выйти из коронакризиса? В рамках экспертной онлайн-конференции «Россия и Центральная Азия: усилия после пандемии» с докладом «Влияние пандемии на динамику взаимодействия между Россией и странами Центральной Азии» выступил ВАЛИЕВ С. А., заместитель директора Института стратегических и межрегиональных исследований при Президенте Республики Узбекистан (Республика Узбекистан). С полным текстом доклада читателей знакомит Ia-centr.ru

События вокруг пандемии коронавируса, развивающиеся в последние месяцы, по общему признанию мирового экспертного сообщества, стали беспрецедентными. Этот кризис запустил целый ряд необратимых глобальных тенденций, коренным образом меняющих нашу жизнь. Мало кто сегодня берется за то, чтобы дать им исчерпывающую оценку или составить достаточно определенный прогноз дальнейшего развития. Однако анализировать развитие ситуации необходимо, делая это совместно и как можно быстро.

Рассматривая динамику влияния пандемии на взаимодействие между Россией и странами Центральной Азии, необходимо учитывать следующие моменты.

Во-первых, мы еще не испытали в полной мере все негативные последствия вынужденно введенных ограничительных мер. Показатели экономических издержек за первый-второй квартал 2020 года еще не отражают весь объем потерь.

Поэтому нам надо совместно готовиться к более серьезным вызовам, которые будут ощущаться во второй половине текущего года и в следующем году. Чтобы дать адекватный ответ вызовам, необходимо задействовать не только ресурсы двусторонних отношений, но и дать коллективный ответ в рамках таких организаций, как СНГ, ШОС и других форматов, в которых мы совместно участвуем.

Узбекистан в текущем году планирует впервые в своей истории принять саммит глав государств Содружества, и мы намерены предложить очень широкий спектр долговременных и краткосрочных инициатив. Весьма оправданным стал механизм Консультативных встреч глав государств Центральной Азии, который позволил гибко реагировать на разные нестандартные ситуации.

Во-вторых, все мы согласимся, что страны Центральной Азии не связаны таким большим количеством нитей, как с Россией, ни с одним другим государством. Это касается взаимодействия государственных органов, торговых связей, производственной кооперации и огромного числа гуманитарных контактов. В связи с этим очень важно, формируя повестку двусторонних отношений стран региона с Россией в период карантинных мер, сосредоточиться на решении первоочередных проблем. Прежде всего, усилить сотрудничество в области здравоохранения, наращивать совместное изучение природы коронавируса, схем его лечения, разработки вакцин, тестов, востребованного на сегодня медицинского оборудования. Не стоит забывать об обеспечении и обмене жизненно важными продуктами, лекарствами.

Остро стоит вопрос решения ряда социальных проблем, включая поддержку трудовых мигрантов, оказавшихся в трудном положении. Также необходимо помнить о борьбе с организованной транснациональной преступностью, которая заметно активизировалась в киберпространстве и получает новые возможности, связанные с контрабандой различных товаров, перенаправлением людей через границы и многим другим.

В-третьих, необходимо уже сейчас вместе обратить внимание на долгосрочные тренды развития.

По всему миру идет мощная структурная перестройка социально-экономических моделей государств, объединений и образований. Грядет ускорение технологической модернизации, пересмотр организации глобальных цепочек производства и поставок. Именно в настоящее время закладываются контуры будущих производств и технологий. Из всего этого следует, что перед нашими государствами стоят новые риски и открываются новые возможности, воспользоваться которыми можно лишь приложив совместные усилия.

Борьба с коронавирусом началась не вчера и в каком-то смысле уже стала определенной рутиной во всех странах мира. Наряду с негативными последствиями можно выделить и позитивные факторы из опыта, полученного нашими государствами.

Так, за последние месяцы существенно улучшилась цифровая коммуникация и госорганов, и бизнеса. Устойчиво растет объем цифровой торговли между Россией и странами Центральной Азии. В некоторой степени удалось улучшить эффективность транспортного сообщения между странами в части, касающейся ускоренного прохождения ряда товаров.

Какие выводы и рекомендации для восстановительного этапа, который сейчас страны проходят, можно сделать из вышесказанного?

Первое, стала очевидной необходимость опираться на региональных партнеров и возобновлять работу общих рынков. Если обратиться к внешнему опыту, можно увидеть, что Европейский союз делает ставку на рынок стран этого объединения – это касается и туристического сектора, и сферы услуг, и даже потоков сезонной трудовой миграции для нужд сельского хозяйства. Однозначно, что для стран Центральной Азии, как и для России, наши торгово-экономические связи выступают ключевой точкой опоры в процессе преодоления последствий текущего кризиса.

Второе, нужно развивать перспективные отрасли экономики и сейчас определиться с теми из них, которые могут дать необходимый рост в будущем. Необходимо не просто сохранить и усовершенствовать цепочки производственных коопераций, но и выстроить новые конкурентоспособные производства для выхода на близлежащие рынки Азии. В этом смысле Центральная Азия должна выйти за рамки транзитной территории и превратиться в настоящий региональный хаб производства и логистики.

Третье, мы ни в коем случае не должны допустить нарушения уровня нашего взаимодействия. Наоборот, для достижения целей принимаемых сегодня мер необходимо формирование мощного задела для будущих многоплановых отношений с Россией. В этой связи Центральная Азия, активно развивающая региональное сотрудничество, должна стремиться к созданию устойчивой и целостной модели взаимосвязанности. Наработками идей и механизмов для подобной модели уже активно занимаются центральноазиатские и российские эксперты.

Источник — ia-centr.ru

Казахстанский прорыв: роль Назарбаева в истории страны

Посол Казахстана в Турции Абзал Сапарбекулы написал статью о роли Назарбаева в истории страны для агентства «Анадолу».

Abzal Saparbekuly,Aynur Asgarli   |06.07.2020Казахстанский прорыв: роль Назарбаева в истории страны

СТАМБУЛ

В двадцатом веке произошел ряд скачков модернизации в разных частях света. В 1970-х годах началась волна «азиатских тигров», затем успех Китая, развитие стран Восточной и Центральной Европы в 2000-х годах, а сегодня идет процесс модернизации в Бразилии, Индонезии, Мексике и других странах. Это примеры, в которых нации сумели преодолеть вызовы и дисбалансы исторического развития и кардинально обновить свое государство, заняв более высокие позиции в мировой иерархии.

Казахстан начал свой модернизационный путь в 1990-х годах. Возрождение нашей страны и скачок вперед совпали с трудным историческим этапом 90-х годов. Это был период, когда произошли важные события в области международной безопасности, энергетических и нефтяных рынков, и был образован новый регион под названием «Евразия».

Казахстан находился в эпицентре этих событий и в центре этого нового региона. Этот период был временем неопределенности и глобальной турбулентности, когда международная политическая система, существовавшая более 70 лет, была резко разрушена, а мировые игроки все еще искали подходящий формат для диалога и сотрудничества при неизвестных обстоятельствах. Становление Казахстана как государства происходило в такой «кипящей» международной среде.

Сегодня можно по-разному представлять, каким мог быть путь суверенного Казахстана, но в истории республики судьбоносным стал фактор личности ее первого Лидера.

Давно признано, что одна личность может повернуть исторический ход. Способность взять на себя ответственность, иметь чёткий взгляд на развитие страны и уметь его отстоять – эти черты исторических личностей особенно необходимы народу в критические и поворотные моменты истории.

Нурсултан Назарбаев сыграл в истории Казахстана такую же масштабную роль, какую сыграли в развитии своих государств такие всемирно известные реформаторы как Мустафа Кемаль Ататюрк в Турции, Шарль де Голль во Франции, Махатхир Мохаммад в Малайзии, Ли Куан Ю в Сингапуре, Дэн Сяопин в Китае.

Избранный народом на высший государственный пост 1 декабря 1991 года, Назарбаев стал первым президентом молодого государства, фактически находившегося в то время, с его слов, «у края пропасти».

Положение, в котором находился Казахстан накануне распада СССР, было незавидным. Статистика показывает, что в Советском Союзе, который сам хронически отставал от передовых стран в экономическом и технологическом развитии, нашей республике отводилось одно из последних мест. Если называть все своими именами: СССР рассматривал Казахстан в качестве аграрно-сырьевого придатка. Поэтому после распада Советского Союза независимому Казахстану пришлось ответить на целый комплекс вызовов своему развитию.

Необходимо начать с того, что географическое положение, зажатое в центре континента между крупными державами и нестабильным югом, без выхода в мировой океан, определяло сложную геополитическую обстановку и ограничивало экономические возможности. Кроме того, демографическая структура страны также содержала определенные риски конфликта.

С распадом СССР экономическое состояние Казахстана ухудшилось. В период с 1990 по 1994 год объем промышленного производства в Казахстане сократился вдвое, сельское хозяйство – до 30 процентов, а транспорт – на две трети от предыдущего уровня. Остановились промышленные гиганты в угольной, горнодобывающей и других отраслях. Увеличилась безработица, началась массовая экономическая миграция. В этих условиях Казахстану предстояло преодолеть неэффективную экономическую модель, сложившуюся в СССР.

В стране, которая стремилась к рыночной экономике, сохранялись архаичные механизмы управления и организации государственных институтов. Важным было сохранить мир и согласие в многонациональном обществе, которое состоит из более чем 130 национальностей, исповедующих более 30 религиозных конфессий. Во внешней политике нам пришлось искать свое место в мировом сообществе.

Через все эти тернии под руководством своего первого президента и прошел молодой Казахстан. Проблемы и вызовы в первых лет были успешно преодолены. Многие кризисы превратились в возможности. Лидер нации вовремя принял правильные решения и сумел вывести страну из кризиса на новый уровень развития.

Назарбаев всегда интересовался передовым опытом развития, он глубоко изучал истории успешных наций. Модели развития Японии, Южной Кореи, Малайзии и Китая стали примерами для собственного пути развития Назарбаева. Однако следует четко указать, что Казахстан никогда не копировал зарубежные модели развития. Ни азиатские, ни европейские, ни американские модели не подошли бы Казахстану идеально. Потому что это были модели, применяемые в разных политических, социальных и экономических условиях, в разные исторические периоды и в разных государствах. Но самостоятельно выделив из мирового опыта отдельные универсальные принципы государственного строительства, казахстанский лидер смог умело наложить их на национальный контекст и сформировать собственную модель эффективных реформ, развития и действенного управления.

В начале 1990-х годов Нурсултан Назарбаев сумел быстро разработать собственную программу реформирования всех сфер государственного развития и успешно осуществить национальную модернизацию. Он представил собственную формулу развития «сначала – экономика, потом – политика». Другими словами, изначально страна сделала ставку на экономическое развитие, и уже на этой основе – развитие демократических институтов.

Сегодня этот опыт известен, как «модель Назарбаева» или «Казахстанский путь». В его основе продуманное и поэтапное государственное строительство, основанное на рациональном решении первоочередных задач и стремление к амбициозным целям в будущем. Если коротко, то усилия первого президента Казахстана были сосредоточены на трех ключевых этапах реформ и развития. 

Первый этап модернизации 

Начало 1990-х годов – время Первой модернизации. Тогда стояла задача перестроить систему государственного управления, сформировать основы рыночной экономики и встроиться в мировое сообщество. В этот период Казахстан осуществил «тройной транзит» в экономической, социальной и общественно-политической сферах. Казахстан сознательно избрал демократию как модель политического развития устройства. На основе новой Конституции в 1995 году была создана политическая система с разделением исполнительной, законодательной и судебной властей, заложен фундамент правового государства. Государством были проведены глубокие экономические преобразования и сформированы ключевые механизмы рыночной экономики. На фоне неопределённости Казахстан сохранил стабильность и сберег этническое и религиозное согласие в обществе.

Казахстан заявил о себе на весь мир как государство, ориентированное на мирное развитие, и сам отказался от 4-го по своей мощи ядерного арсенала, доставшегося от СССР. Молодое государство установило дипломатические отношения с большинством стран мира, стало членом мирового сообщества и добилось международного признания.

В тот период Казахстан сделал неожиданный ход, разработав стратегию долгосрочного развития государства. В 1997 году Нурсултан Назарбаев представил обществу Стратегию развития до 2030 года с детальным планом действий по всем сферам жизни. В то время как постсоветские страны были погружены в решение неотложных социально-экономических и внутриполитических вопросов, первый президент Казахстана устремлял свою страну смотреть дальше, за горизонт нескольких десятилетий вперед. 

Второй этап модернизации

Вторая модернизация Казахстана стартовала в третьей четверти 1990-х и завершилась в середине 2010-х годов. В этот период организационно обновленный Казахстан приступил пожинать хорошие плоды своих непростых реформ и усилий, и продолжал движение вперед в рамках национальной стратегии развития. Под руководством Нурсултана Назарбаева экономика вышла на траекторию устойчивого роста, в стране сформировалась современная система государственных институтов и средний класс. Благосостояние общества повысилось, если в начале 1990-х годов ВВП на душу населения составляло 700 долл., то к 2013 году этот показатель достиг уже 12 000 долл. Заметно улучшилось качество жизни, в результате Всемирный банк включил Казахстан в число стран со средним уровнем дохода. Через два мировых экономических кризиса 1998 и 2008-2009 годов независимый Казахстан прошел без ощутимых потерь, что подтвердило прочность молодого государства, доказав его состоятельность.

Другим крупным успешным достижением Казахстана в тот период стал перенос и строительство новой столицы государства, которая сегодня носит имя первого президента – Нур-Султан. Новая столица решила целый комплекс стратегических задач государственного развития и стала символом новой исторической эпохи нашей страны. В 2012 году Казахстан вошел в число 50 самых конкурентоспособных стран мира. В те же годы в Стратегии «Казахстан-2050» Нурсултан Назарбаев представил новую амбициозную цель развития – через несколько десятилетий занять место среди 30 передовых стран мира. 

Третий этап модернизации

Поступательное движение Казахстана к этой цели обеспечивает нынешняя Третья модернизация, о которой первый президент объявил в 2017 году. За эти годы республика уже показала свой потенциал роста. Благодаря политике Нурсултана Назарбаева ВВП Казахстана вырос с 22 млрд. долл. до 184 млрд. долл. Усилия по развитию условий для деловой активности привели к тому, что в рейтинге Doing Business Всемирного банка страна поднялась с 86-места в 2005 году до 25-й позиции в 2019 году.  

Достижению новой цели развития будет способствовать продолжение реформ по созданию профессионального государства, подотчетного обществу. В числе приоритетов этого современного периода – эффективное развитие экономики, привлечение инвестиций, инновационная индустриализация, дальнейшая социальная модернизация и сохранение единства народа. В основе будущего развития лежит человеческий капитал и духовная модернизация в рамках специальной программы «Рухани жаңғыру».

Эти три этапа модернизации, цели которых не перекрывают друг друга, образуют целостный процесс обновления и развития. Стабильная государственная система и сильная президентская власть дали возможность осуществить глубокое реформирование страны. В целом главный итог в том, что современный Казахстан давно вышел из острой стадии выживания 1990-х годов и перешел в стадию глобальной конкуренции за место среди наиболее развитых стран.

Отдельно необходимо отметить позиции Казахстана на мировой арене. Безопасность Казахстана была обеспечена благодаря сбалансированной политике, определяемой как «многовекторность», и страна стала уважаемым членом международного сообщества. За эти годы многие идеи и инициативы первого президента были реализованы и сегодня последовательно развиваются. Казахстан стал одним из ключевых активистов в сфере глобальной ядерной безопасности, достиг целого ряда результатов в миротворческой политике и разрешении конфликтов вокруг Нагорного Карабаха, Украины, Сирии, иранского ядерного кризиса и др. Миролюбивая политика Казахстана способствовала избранию страны председателем в ОБСЕ, ШОС, ОИС, непостоянным членом Совета Безопасности ООН в 2017 – 2019 годы и др. международных организациях. Евразийская идея Нурсултана Назарбаева была реализована в созданном Евразийском экономическом союзе. Казахстан стал членом ВТО, а благодаря реализации крупных инфраструктурных проектов стал оператором растущих торговых потоков между Востоком и Западом Евразии, идущих по сухопутным коридорам через территорию нашей страны.

В результате трех этапов продуманной модернизации под руководством Назарбаева страна сумела совершить «прыжок во времени», т.е. очень быстро, без колебаний перейти от одной политико-исторической эпохи к новой, от одного экономического уклада – к другому. Эта модель является примером для всего нашего региона. Поэтому в эти дни, когда мы отмечаем 80-летний юбилей Нурсултана Назарбаева, архитектора Казахстанского пути развития, не только народ Казахстана, но и весь Тюркский мир желает ему крепкого здоровья и долголетия. 

Абзал Сапарбекулы,

чрезвычайный и полномочный посол Республики Казахстан в Турции

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D1%85%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%80%D1%8B%D0%B2-%D1%80%D0%BE%D0%BB%D1%8C-%D0%BD%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D1%80%D0%B1%D0%B0%D0%B5%D0%B2%D0%B0-%D0%B2-%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%B8-%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%8B/1901216

Ключевая позиция Узбекистана в регионе

Гюльнара Инандж, директор Международного онлайн аналитического центра «Этноглобус», эксперт, Баку, Азербайджан

Узбекистан позиционирует себя как региональная держава, что не случайно, так как страна несет в себе характерные качества  соответствующие этому статусу, некоторые из которых мы затронем в данной статье.

Державному статусу Узбекистана в первую очередь соответствует  исторические корни государственности, созданные и укрепленные Амиром Тимуром. Историческая память узбекского народа  несет в своем подсознании важность ответственности не только за себя, но и за других -соседей, всех кто вовлечен в ареол державы.

Второй ключевой элемент-это конечно же гибкость как внутренней, также внешней политике и экономике.  Степной человек-кочевник является невероятно гибким, так как он стремительно меняет географию поселения и знакомиться с  абсолютно иной ментальностью резко отличающейся от предыдущей, что делает  его гибким и ловким во всем. Эта этнопсихологическая характеристика мериться и на узбеков, которые построив историческую державу темуридов, объединили в единое кочевое и оседлое самосознание.

Примером тому является подписание в сентябре 2019 г. президентом Узбекистана Шавкетом Мирзиеевым Указа о вступлении страны в Совет сотрудничества тюркоязычных государств (Тюркский совет).

Государство с амбициями региональной державы не могло остаться вне этого вызова. Заметим, что Тюркский совет отличается равенством роли его членов, что есть одна из основ качеств лидерства. В рамках этой структуры Узбекистан  получит дополнительный дивиденд, чтобы укрепить свои позиции в регионе .

Далее, 11 мая 2020 г. в Сенате Олий Мажлиса состоялось четвертое пленарное заседание верхней палаты парламента, по итогам которого было одобрено предложение участия республики в ЕАЭС в статусе «государства-наблюдателя».

Заметим, что за эти годы в  Тюркском Совете и ЕАЭС внимательно следили за развитием ситуации в Узбекистане . Избрание Ш.Мирзиеева на пост президента страны выработало процессы для вступления страны в эти структуры.

Державность это также  сдерживание и нейтрализация опасных для страны и региона вызовов. Для центральноазиатского региона это близость к афганскому очагу религиозного радикализма и соответствующих военизированных политически амбициозных  организаций.

Президент  Ш.Мирзиеев придал новый виток борьбе экстремизмом и радикализмом, и в январе 2018 г. была утверждена Оборонная доктрина , в соответствии с которой борьба с незаконными вооружёнными формированиями является одной из главных задач Вооружённых сил республики; в июле 2018 г., был принят новый закон «О противодействии экстремизму».

В августе 2019 года представители МИД Узбекистана в Ташкенте провели встречу с делегацией «Талибан», что является примером поиска путей ограничения продвижения радикалов на территорию страны и региона.

Наличие среди афганских лидеров этнических узбеков позволяет ведению конструктивного диалога сторон.

Узбекистан занимает значимые позиции в мире  по запасам газа, золота и урана, что позволяет стране участвовать в транснациональных проектах. В апреле 2018 г.  в итоге переговоров Шавкат Мирзиёева с президентом Туркмении Гурбангулы Бердымухамедовым было принято решение  участия Узбекистана  в проекте строительства газопровода Туркмения – Афганистан – Пакистан – Индия (ТАПИ).

Узбекистан также может участвовать в транскаспийском газовом проекте, который  рассматривается как проект доставки газа в Южную Европу из Азербайджана, Центральной Азии , в дальнейшем из Ближнего Востока. Для обоих проектов у Узбекистана имеется солидный потенциал и кроме всего, укрепят экономическую значимость страны как в регионе, также на мировой арене.

IFC предоставляет Ипотека-банку $35 млн.

IFC предоставляет Ипотека-банку $35 млн.

IFC предоставляет Ипотека-банку $35 млн. в целях поддержки приватизации банка и увеличения кредитования МСП в Узбекистане.

Международная финансовая корпорация (IFC) предоставляет Ипотека-банку заем в узбекских сумах, эквивалентный 35 млн. долларов США, для поддержки приватизации банка и увеличения кредитования малых и средних предприятий (МСП) в Узбекистане.

Помимо увеличения кредитования МСП, трансформация Ипотека-банка послужит примером для приватизации других государственных банков и окажет содействие в более активном участии частных инвесторов в банковском секторе Узбекистана.

«Данное партнерство Узбекистана с IFC соответствует стратегии реформирования банковской системы, которая недавно была одобрена Президентом Шавкатом Мирзиёевым, — отметил заместитель Премьер-министра Джамшид Кучкаров. — Финансирование IFC является важным признанием работы по трансформации, которую Ипотека-банк проводит в течение последних трех лет, направленной на коммерциализацию операций банка и преобразование его в автономно функционирующий финансовый институт».

В рамках усилий по реформированию банковского сектора государство намерено передать свою долю в государственных банках инвесторам. Приватизация привлечет частный капитал, мировой опыт и современные технологии, которые окажут положительное влияние на банк и его клиентов. В настоящее время концентрация государственных банков в банковском секторе Узбекистана высока; пять из 30 банков страны полностью принадлежат государству, а в остальных восьми банках государство владеет 50% долей.

Джорджина Бейкер, Вице-президент IFC по Европе, Центральной Азии, Латинской Америке и Карибскому бассейну, отметила: «Финансирование IFC, наряду с консультационными услугами, предоставляемыми в течение последних лет, являются частью наших усилий по поддержке реформ и увеличения участия частного сектора в финансовом секторе Узбекистана. Инвестиции помогут Ипотека-банку эффективно реализовать план, направленный на привлечение частного сектора в капитал и расширение кредитования малых и средних предприятий по всей стране, являющееся необходимой мерой в нынешних сложных условиях».

В Ташкенте и в Бухарской области от коронавируса вылечились 66 пациентов

В городе Ташкенте и в Бухарской области от коронавируса вылечились 66 пациентов.

Сегодня в Узбекистане от коронавирусной инфекции вылечились и отправились на реабилитацию еще 66 пациентов: в городе Ташкенте — 61, и в Бухарской области — 5.

Таким образом, в настоящее время по всей стране от коронавирусной инфекции полностью вылечились 4450 (+73 за сегодня) человек.

Туроператоры в трех областях получили льготы при импорте автомобилей

Туроператоры в трех областях получили льготы при импорте автомобилей

Туроператорам в Бухарской, Навоийской и Сурхандарьинской областях разрешено оплачивать 50% таможенной пошлины при импорте автомобилей.

Отдельные туроператоры получили льготы при импорте автомобилей, следует из постановления президента «О дополнительных мерах по развитию сферы туризма при строгом соблюдении требований усиленного режима санитарно-эпидемиологической безопасности» от 19 июня.

Согласно документу, в порядке исключения, туроператорам, зарегистрированным в Бухарской, Навоийской и Сурхандарьинской областях, разрешено оплачивать таможенную пошлину в размере 50% от действительных ставок при импорте транспортных средств в течение 3 лет.

Этим автомобилям будут присваиваться отдельные серии государственных регистрационных номеров, а их использование разрешено строго на территориях Бухарской, Навоийской и Сурхандарьинской областей.

Ранее эксперты Norma.uz подсчитали, что цены на импортируемые легковые автомобили за счет отмены акцизного налога немного снизятся, несмотря на введение утилизационного сбора.