Американский проект «Большой Центральной Азии» в действии

АЛЕКСЕЙ ПАХОЛИН | 18.03.2019

Об одной версии «контролируемого геополитического плюрализма»

1 марта таджикское информационное агентство «Авеста» сообщило, что строительство таджикского участка проекта CASA-1000 (Central Asia – South Asia) начинается в середине марта. Проект должен связать единой линией электропередачи Кыргызстан и Таджикистан с Афганистаном и Пакистаном.

Проект поддерживают Госдепартамент США, USAID, Всемирный банк, Исламский банк развития, Министерство международного сотрудничества Великобритании (DFID) и Австралийское агентство международного развития (AusAID). Для США этот проект является одной из несущих конструкций так называемой Большой Центральной Азии.

Таджикистан, обладающий большими гидроэнергетическими ресурсами, активно продвигает идею CASA-1000. Комментарии таджикских экспертов и официальных лиц по поводу перспектив проекта выдержаны исключительно в благожелательном ключе. Душанбе уже внес предоплату по проекту. В числе подрядчиков значатся шведская компания АВВ и индийская Kalpataru Power Transmission Ltd, которая уже приступила к предварительным работам по строительству таджикского участка ЛЭП переменного тока напряжением 500 кВ.

Подготовительные работы по строительству CASA-1000 начались также в Киргизии, Афганистане и Пакистане. Последняя из этих стран стала для CASA-1000 основным рынком сбыта. Первый секретарь посольства Таджикистана в Исламабаде Баходур Буриев в июле прошлого года рассказал пакистанскому изданию The Nation, что проект CASA-1000 успешно реализуется и будет готов к передаче электроэнергии в Пакистан и Афганистан к середине 2020 года. В Кабуле заявили, что готовы обеспечить безопасность новой энергомагистрали, а талибы, «по некоторым данным и сообщениям СМИ», заверили, что не причинят ей ущерба. Правда, доверия такие заверения не вызывают.

У проекта CASA-1000 есть еще одна существенная особенность: его продвигают и финансируют США, в чьих долгосрочных планах – изменение с помощью инфраструктурных проектов геополитической конфигурации Центральной Азии. Еще в 2013 году Госдепартамент США заявлял​​​​​​​: «Поддержка Соединенными Штатами проекта CASA-1000 объясняется нашей давней приверженностью делу мира, стабильности и процветания Афганистана и его соседей».

Официальная церемония запуска проекта CASA-1000 состоялась в мае 2016 года в таджикском городе Турсунзаде. Проект предусматривает строительство ЛЭП мощностью 1300 МВт. Поставлять электричество планируется в летний период, когда таджикские и киргизские ГЭС вырабатывают излишки электроэнергии. Предполагается, что около 70% электроэнергии будет поставлять в Южную Азию Таджикистан и 30% – Киргизия.

В общей сложности Афганистан и Пакистан по CASA-1000 должны получить до 5 млрд. КВт/ч. Доходы Таджикистана от экспорта электричества оцениваются в 150 млн. долл. в год. По Киргизии таких оценок нет, да и большими излишками электричества она не располагает. Поэтому среди киргизских экспертов отношение к проекту CASA-1000 гораздо более скептическое, чем в Таджикистане. Часть из них считает, что участие в нем для Бишкека вообще невыгодно, поскольку электричества для поставок на экспорт нет и затраты на строительство ЛЭП не окупятся. В июне 2017 г. исполнительный директор по реализации проектов ОАО «Национальная электрическая сеть Кыргызстана» Акылбек Тюменбаев заявил, что прибыль по проекту CASA-1000 Киргизия начнет получать лишь через 15 лет после начала поставок.

Создаваться новая ЛЭП будет на американские кредитные средства, которые странам-получателям, Киргизии и Таджикистану, придется возвращать. Американский интерес в создании такой энергетической инфраструктуры – сугубо политический: интегрировать Киргизию и Таджикистан не с Россией, а с Афганистаном и Пакистаном, формируя новый геополитический район – «Большую Центральную Азию».

Концепция «Большой Центральной Азии» впервые была сформулирована руководителем Института Центральной Азии и Кавказа Университета Дж. Хопкинса Фредериком Старом в 2005 году. Вскоре она была инкорпорирована в политику США в Центрально-Азиатском регионе. Суть концепции сводится к объединению бывших советских республик Средней Азии, Афганистана и стран Южной Азии в рамках учрежденного Вашингтоном «Партнерства по сотрудничеству и развитию Большой Центральной Азии». Цель партнерства – развитие сотрудничества включенных в него стран с Соединенными Штатами и НАТО.

В свое время появление концепции «Большой Центральной Азии» вполне адекватно оценивалось центральноазиатскими экспертами, которые считали главной целью проекта политический, экономический и инфраструктурный отрыв Центрально-Азиатского региона от России, Китая и Ирана. В конечном итоге образование «Большой Центральной Азии» должно привести к созданию в регионе пространства «контролируемого геополитического плюрализма».

Начало работ по CASA-1000 показывает, что этот проект остается для Вашингтона рабочим и действующим. Помимо развития транспортно-коммуникационной инфраструктуры, проект осуществляется и на других уровнях. В сфере политики и дипломатии ему соответствует формат «С5+1», в котором участвуют США и пять стран Центральной Азии. Не исключено, что США расширят данный формат за счет Афганистана и Пакистана. В военной сфере это уже произошло: Пакистан и Афганистан участвовали в февральской (2019) конференции Центрального командования США и начальников генштабов стран Центральной Азии в Ташкенте.

Источник — Фонд стратегической культуры

В США пройдет ежегодный Фестиваль турецкого кино и музыки

İslam Doğru,Aynur Asgarlı 

АА

В Бостоне 21 марта состоится открытие XVIII Фестиваля турецкого кино и музыки. Фестиваль в Бостоне проводится ежегодно. 

Показ фильмов в рамках фестиваля продлится до седьмого апреля. Фестивальную программу откроет фильм Ahlat Ağacı («Дикая груша») режиссера Нури Билге Джейлана. На закрытии будет показана картина Halef («Халеф») режиссера Мурата Дюзгюноглу.

До 28 апреля в рамках фестиваля состоятся различные концерты.

Очередной Фестиваль турецкого кино и музыки будет освещать ряд авторитетных СМИ, в том числе газета The Boston Globe. Вниманию американских зрителей будут представлены лучшие фильмы современного турецкого кинематографа. 

В рамках фестиваля также состоится показ короткометражных и документальных фильмов, удостоенных различных наград. 

Дополнительную информацию о фестивале можно получить по ссылке www.BostonTurkishFilmFestival.org. 

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B8%D1%81%D0%BA%D1%83%D1%81%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D0%B8-%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0/%D0%B2-%D1%81%D1%88%D0%B0-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B9%D0%B4%D0%B5%D1%82-%D0%B5%D0%B6%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D1%84%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D1%8C-%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BA%D0%B8%D0%BD%D0%BE-%D0%B8-%D0%BC%D1%83%D0%B7%D1%8B%D0%BA%D0%B8-/1422167

США так и не начали вывод войск из Сирии

Selen Temizer,Levent Tok,Ülviyya Amuyeva 

АА

США до настоящего времени так и не приступили к выводу своих военных из Сирии, несмотря на то, что этот процесс должен был начаться еще в середине марта. 

На территории Сирии сегодня находится до двух тысяч американских военнослужащих.

Президент США Дональд Трамп в декабре 2018 года заявил, что борьба с террористами ДЕАШ, которые являются единственной причиной присутствия американских войск в Сирии, уже завершена. Тем не менее, Трамп под влиянием своих советников по национальной безопасности сообщил, что США выведут военных из Сирии постепенно. При этом в Белом доме не стали раскрывать детали и называть сроки вывода американского контингента из Сирии.

11 февраля глава Центрального командования ВС США (CENTCOM) генерал Джозеф Вотел заявил, что вывод американских войск из Сирии начнется в ближайшие недели. Генерал заверил, что первые шаги в этом направлении будут сделаны не позднее середины марта. 

22 февраля представитель Пентагона майор Шон Робертсон сообщил, что Соединенные Штаты оставят несколько сотен своих солдат на северо-востоке Сирии в составе международных сил. Кроме того, американские военные останутся и на базе Эль-Танф на юге Сирии. 

По данным информированных источников в Сирии, США так и не начали вывод своего контингента из этой страны, несмотря на то, что срок, названный Вотелом, уже истекает. 
Напротив, США дважды – в начале и конце февраля — отправили 300 фур с военной техникой в подконтрольный террористам YPG/PKK район Сирии.

Агентство «Анадолу» четвертого февраля сообщало, что на склады в сирийских районах Хараб Ишк и Сыррин доставлены бронетехника, генераторы, строительная техника. 

Позднее представители американских властей заявили о намерении продолжить поддержку YPG/PKK в Сирии. 

Госсекретарь США Майк Помпео 20 февраля сообщил, что США продолжат борьбу с ДЕАШ и намерены сотрудничать с местными силами, имея в виду YPG/PKK. 

12 марта стало известно, что в проекте бюджета Пентагона на 2019 финансовый год предусмотрены расходы в размере 550 миллионов долларов на обучение отрядов «Сирийских демсил» (СДС, костяк составляют террористы PYD/PKK) и подготовку «сил по защите границ» Сирии. 

Война в Сирии началась в марте 2011 года, когда мирные демонстрации протеста переросли в вооруженный конфликт после того, как военные открыли огонь по демонстрантам. По данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ), за годы конфликта в Сирии 6,6 миллиона человек стали вынужденными переселенцами, 5,6 миллиона — беженцами. 
https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%81%D1%88%D0%B0-%D1%82%D0%B0%D0%BA-%D0%B8-%D0%BD%D0%B5-%D0%BD%D0%B0%D1%87%D0%B0%D0%BB%D0%B8-%D0%B2%D1%8B%D0%B2%D0%BE%D0%B4-%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D1%81%D0%BA-%D0%B8%D0%B7-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8-/1421480

Сезон Формулы 1 в 2019 году стартует с Австралии

АА

Doga Kirmizioglu,Hicran İsmayılova  

Организаторы чемпионата мира утвердили календарь Формулы 1 на 2019 год. Сезон стартует в воскресенье, 17 марта в Австралии, а финиширует 1 декабря в Абу-Даби. В целом пройдет 21 этап соревнований. 

Первые гонки пройдут в Мельбурне на трассе, протяженностью — 5 303 м., количество кругов – 58.

Календарь Формулы-1 на сезон-2019:

17 марта — Гран-при Австралии

31 марта – Гран-при Бахрейна

14 апреля – Гран-при Китая

28 апреля – Гран-при Азербайджана

12 мая – Гран-при Испании

26 мая – Гран-при Монако

9 июня – Гран-при Канады

23 июня — Гран-при Франции

30 июня — Гран-при Австрии

14 июля — Гран-при Великобритании

28 июля — Гран-при Германии

4 августа — Гран-при Венгрии

1 сентября — Гран-при Бельгии

8 сентября — Гран-при Италии

22 сентября — Гран-при Сингапура

29 сентября — Гран-при России

13 октября — Гран-при Японии

27 октября — Гран-при Мексики

3 ноября — Гран-при США

17 ноября — Гран-при Бразилии

1 декабря – Гран-при Абу-Даби.

https://www.aa.com.tr/ru/%D1%81%D0%BF%D0%BE%D1%80%D1%82/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D1%81%D0%B5%D0%B7%D0%BE%D0%BD-%D1%84%D0%BE%D1%80%D0%BC%D1%83%D0%BB%D1%8B-1-%D0%B2-2019-%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D1%83-%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%80%D1%82%D1%83%D0%B5%D1%82-%D1%81-%D0%B0%D0%B2%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B8/1417621

Турция получит первые F-35 в ноябре

Ramin Abdullayev 

Министр отметил, что Турция получит первые самолеты F-35 в ноябре. Самолеты приземлятся на подготовленной авиабазе в турецкой Малатье.

Глава оборонного ведомства Турции также прокомментировал соглашение, подписанное с российским коллегой Сергеем Шойгу. 

По словам Акара, Турция и Россия работают над созданием центра по координации действий в Идлибе.

https://www.aa.com.tr/ru/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%83%D1%87%D0%B8%D1%82-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B2%D1%8B%D0%B5-f-35-%D0%B2-%D0%BD%D0%BE%D1%8F%D0%B1%D1%80%D0%B5-/1417774

Китайская угроза: откуда ее ждать?

О том, как могучий экономический рост Поднебесной оборачивается целым спектром проблем

Александр Виноградов, 10 марта 2019

Китайская история завершится подобно японской в 1990 году, тогда на протяжении полутора десятка лет до этого в США было мейнстримом бояться мощнейшей японской экономической экспансии, считает экономический обозреватель «БИЗНЕС Online» Александр Виноградов. Почему этого не произойдет и с КНР — об этом в нашем материале.

Война — это путь обмана.
Сунь Цзы

«В ЦЕЛОМ К ПЕРСПЕКТИВАМ КИТАЯ ОТНОШУСЬ ДОВОЛЬНО СКЕПТИЧЕСКИ»
Какой образ возникает в голове у человека, когда он видит слова «китайская угроза»? Рискну предположить, что обычно это нечто вроде архетипичных пехотно-танковых орд, которые с обманчивой медлительностью переваливают через рубежи страны. При этом они в силу своей легендарной многочисленности не растворяются на просторах «великой и необъятной», но со временем присваивают, осваивают и усваивают ее, в результате чего шутка про «китайско-финскую границу» обретает реальность. Кто-то может также вспомнить про то, что буквально на днях исполнилось полвека с российско-китайского конфликта у острова Даманский, что на реке Уссури и, как показывает опыт, события подобного рода вполне могут оказаться благодатной почвой для настроений вроде «можем повторить». Я, однако, пишу в первую очередь об экономике и на сей раз также не буду отступать от этого правила. Речь пойдет именно о ней — и о том, какого рода «китайская угроза» может внезапно проявиться.
Я уже неоднократно писал о том, что в целом к перспективам Китая отношусь довольно скептически, поскольку действительно (без шуток!) могучий экономический рост этой страны оборачивается целым спектром проблем. Они пока еще копятся, их в значительной степени удается избегать — но убрать их совсем возможности не просматривается. Перечислять здесь я всю историю вопроса, пожалуй, все же не буду, поскольку повторяться не вижу смысла, но за последние полгода случилось некоторое количество новых значимых событий в этой сфере, на которые стоит обратить внимание.
Первая история связана, конечно же, с «торговой войной» и взаимным обменом пошлинами между Китаем и США. Нетрудно видеть, как за полгода изменилась китайская риторика и сам китайский подход ко всей этой ситуации: от залихватского «пошлины в обмен на пошлины» они перешли к тактике переговоров, которая, отметим, была вполне спокойно принята американцами. Произошло это, впрочем, не сразу, фактически однозначно курс на переговоры стал явным только после совместного ужина американской и китайской делегаций на саммите G20 чуть более трех месяцев назад. Переговоры тогда, впрочем, только начались, тогда же Дональд Трамп поставил для них «красную линию», намеченную на 1 марта, — предполагалось, в случае отсутствия договора, что с этой даты пойдет активация очередного раунда торговых пошлин. Этого, впрочем, не произошло; утверждается, что прогресс на переговорах и прочее «сближение позиций» оказалось настолько хорошим, что было американской администрацией принято решение не портить такую позитивную обстановку и отложить эту активацию пошлин. Переговоры продолжаются, при этом сообщается также, что уже введенные пошлины не особо помогли США — торговый профицит КНР даже вырос. Думается, данное явление объясняется простым соображением — американский потребитель принял решение прикупить побольше китайских товаров до того, как на них повысятся цены. Важно здесь другое: Китай не бодается, упирая на свой статус столь всем нужной «планетарной фабрики», но идет на мировую, пытаясь сохранить для себя условия комфортного доступа на богатый американский (и в целом западный) рынок сбыта.
Далее в Китае за прошедшие полгода заметно вырос объем факторов, свидетельствующих об экономических проблемах. Так, в прошлом году в стране было зафиксировано рекордное число дефолтов по корпоративным облигациям на общую сумму 119,6 млрд юаней (примерно $18 млрд). Вал этот продолжает нарастать, бизнесу становится все труднее обслуживать займы, несмотря на массированную помощь со стороны официальных властей. Помощь помощью, но короткие кредиты при долгих сроках окупаемости инвестиций всегда будут являть собой проблему, особенно на фоне того, что китайские власти довольно жестко стали прессовать теневую финансовую систему. Понятно, порядок есть порядок, но этот прессинг урезал возможности рефинансирования для китайских фирм, и это еще аукнется китайской экономике.
С помощью тоже не все хорошо. К примеру, буквально несколько дней назад было объявлено о планах снижения налогов, что, кстати говоря, вызвало заметную волну возмущения в отечественной патриотической прессе — мол, вот как надо экономику стимулировать. Дело, однако, в том, что российская и китайская политики в этом смысле ортогональны — Китай действительно занимается стимулированием экономики без особой оглядки на методы и способы, Россия же, в свою очередь, бодрыми темпами накапливает резервы на случай резкого ухудшения экономической ситуации в силу тех или иных причин.

«КИТАЙСКАЯ ИСТОРИЯ ЗАВЕРШИТСЯ ПОДОБНО ЯПОНСКОЙ В 1990 ГОДУ»
Собственно говоря, на начавшейся на прошедшей неделе второй сессии высшего законодательного органа КНР — Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) 13-го созыва — и были детализированы эти планы. Предполагается, что власти Китая сократят налоги и сборы для компаний почти на 2 трлн юаней ($295 млрд) в 2019 году, и это после прошлогоднего сокращения, которое составило 1,3 трлн юаней. Помимо того, будут реализовываться и косвенные стимулирующие меры: введутся новые стандарты для малых и микропредприятий, для них будут пересмотрены лимиты по обороту, что в конечном итоге даст дополнительные возможности фирмам к использованию льготных налоговых режимов. Очевидно, это влечет за собой побочные эффекты, которые в этот раз реализуются в виде планового увеличения дефицита бюджета с прошлогодних 2,6% до 2,8% ВВП, и покрывать этот дефицит придется либо за счет траты резервов, либо за счет дополнительных заимствований.
С заимствованиями ситуация становится откровенно жутковатой. Государственные займы — еще куда ни шло, по плану выпуск облигаций, которые используются в том числе для финансирования инфраструктурных проектов, вырастет с 1,35 трлн юаней в прошлом году до 2,15 трлн юаней сейчас. Но стимулы надо продолжать, ведь экспорт из КНР в декабре прошлого года рухнул на 4,4%, продажи автомобилей (превосходный индикатор частного спроса!) в 2018 году упали на 6% против 2017 года, а темпы роста экономики оказались минимальными за 28 лет. В итоге в январе в стране было выдано 3,23 трлн юаней новых займов, что есть абсолютный рекорд за все время ведения статистики (с 1992 года). Более широкий показатель (с учетом оценок теневой банковской системы и замаскированных кредитных продуктов) вырос в полтора раза по сравнению с прошлым годом. Вообще говоря, с 2008 года долг вырос на $25 трлн, а экономика — лишь на $7,6 трлн, иначе говоря, долг сейчас растет втрое быстрее, чем ВВП. Другой пример — в период с первого квартала 2009 года по второй квартал 2018 года более половины всех кредитов, выданных нефинансовому частному сектору во всем мире, были выданы в Китае.
Кроме того, даже с учетом новых стимулов на этой сессии (она продлится еще неделю) было принято решение об изменении целевых темпов роста экономики, они должны составить всего 6–6,5%. Понятное дело, «всего» здесь выглядит как некоторая издевка, особенно в сравнении с российскими реалиями, но стоит напомнить, что перед началом кризиса 2008–2009 годов и последовавшей за ними долгой рецессии Китай рос почти вдвое быстрее в сравнении с тем, как он намерен расти сейчас. Опять же даже с такими урезанными темпами роста тоже возникают вопросы: совсем недавно вышло исследование вашингтонского института Брукингса, который проанализировал китайскую статистику с 2006 года и обнаружил, что данные по росту экономики не соответствуют данным по сбору НДС. Если же их привести в такое соответствие, то окажется, что экономика КНР должна похудеть на 12%, а темпы роста уже давно ушли ниже 6% в год. При этом у таких подозрений есть основания: к примеру, два года назад были пересчитаны показатели северо-восточной провинции Ляонин, в результате чего ее ВВП пришлось урезать на четверть, а капитальные расходы сократить втрое. Впрочем, даже без учета этого фактора надо зафиксировать, что замедление экономики КНР — реальность, и накопление неэффективных долгов — тоже реальность.
Наконец, об угрозе. Дней 10 назад в «Независимой газете» вышел материал, посвященный ситуации в экономике КНР, и упоминались в нем разнообразные риски, среди прочих — риск получить долговременные проблемы в РФ в результате реализации китайских неприятностей. Официальный Китай на эту заметку отреагировал очень бурно: советник по прессе посольства КНР Гоу Юнхай написал и направил в ответ довольно резкое письмо с отповедями и угрозами, тем самым явив миру «потерю лица». Как-либо иначе прокомментировать это я, увы, не могу.
В целом же я склонен считать, что китайская история завершится подобно японской в 1990 году; напомню, что на протяжении полутора десятка лет до этого в США было мейнстримом бояться мощнейшей японской экономической экспансии. Мы, думаю, увидим то же самое: схлопывание пузырей, банкротства, падение доходов населения, вероятно, экономический спад — и долгое унылое преодоление последствий. Япония уже без малого три десятка лет не может вернуться к значимому росту экономики. Да, страна имеет высокий удельный ВВП (фактически уровень жизни), что позволяет давать едкие комментарии в духе «да уж, нам бы их кризис», но факт есть факт, темпы экономического роста потеряны если не безвозвратно, то уж очень надолго. И я не вижу вариантов для Китая избегнуть этой ситуации, с непредсказуемыми, в отличие от Японии, социальными последствиями.

Источник — business-gazeta.ru

Мировой экономике нужен новый язык

Нужен новый язык экономики!
интерпретация событий сквозь призму глобальных проектов
Михаил Хазин

В мире происходят разные смешные события. Вот, например: Президент Латвии призвал Европу к единству для сдерживания России или вот: WP узнал о плане Трампа повысить в пять раз плату за размещение войск США.

Они вызывают неожиданные реакции и массовое возмущение или поддержку со стороны пропагандистских структур и общественных проектных организаций (то есть созданных в рамках доминирования «Западного» глобального проекта). Или, иначе, со стороны институциональной глобалистской инфраструктуры «Западного» проекта. Но откуда вообще берутся такие заявления которые делает Трамп и которые требуют таких ответов, как со стороны президента одной из прибалтийских республик?

А ответ очень простой для тех, кто знаком с теорией глобальных проектов и теорией Власти. Просто нужно все эти события (то есть те два, которые я упомянул и многие сотни и тысячи других, аналогичных) описывать с точки зрения правильной позиции, адекватно их интерпретировать.

Ну давайте вспомним, в каком мире мы жили. Это была единая система разделения труда, правила игры в которой определяла элита «Западного» глобального проекта (то есть банкиры и финансисты, которые контролируют эмиссию доллара в рамках бреттон-вудской системы), а система контроля за соблюдением этих правил была организована через институты глобализации этого проекта.

Напомню, что своя система глобализации появляется у любого глобального проекта на определенном этапе (когда он с сетевой стадии переходит в иерархическую). Но сегодня (после крушения «Красного» проекта в 1988-91 годах) альтернативы «Западному» проекту не существует, он занял в мире монопольную позицию. И, соответственно, не только сформировал институты глобализации практически во всех сферах человеческой деятельности, но и в каждой такой сфере создал свой собственный, ориентированный на свои проектные ценности и проектные задачи, язык.

Некоторые из этих языков мы все знаем. Например, геополитический и экономический.

С геополитическим сейчас пытаются бороться на государственном уровне, по крайней мере в России, хотя получается плохо. Поскольку базовые понятия все равно описываются в рамках примата «западных» ценностей, ответа на вопрос «а зачем вы, в смысле, Россия, идете против всех?» в рамках этого подхода найти не удается. Нет, можно вернуться в термины советские (что иногда делается), но тогда сразу возникают встречные вопросы, типа: «А зачем вы драпируете Мавзолей Ленина на праздновании Дня Победы 9 мая, если именно к нему бросали знамена побежденной Германии?» И в результате у наших властей возникает жуткий когнитивный диссонанс, с которым пока они бороться не научились.

Как следствие, кстати, Кремль все время проигрывает идеологические войны. Поскольку отказаться от схем, основанных на «западных» ценностях он (пока?) не может, а патриотические схемы в рамках соответствующих ценностных конструкций и терминов описывать не получается! Вот все и ловят кремлевскую пропаганду на противоречиях. А она, не в силах внятно объяснить в чем причина, начинает бороться не с объективной причиной сложностей, а с теми, кто на них указывает. Последний законопроект о клевете тому пример. Рабинович, ну вы определитесь, право слово, крестик или трусы! Ну, или, иначе, патриотизм или либеральные ценности!

В экономической науке это проявляется еще сильнее. Поскольку экономическую политику у нас определяют именно «западные» глобалистские институты (в частности, бреттон-вудские, типа МВФ), то любые альтернативные концепции, даже те, которые показали свою высокую эффективность в 1999-2002 годах, находятся в диком загоне. Их на официальном уровне даже упоминать нельзя. И никакие провалы в экономической политике (шесть лет непрерывного экономического спада!) тут результата не дают, поскольку правила игры определяет именно «Западный» глобальный проект и его структуры и им поставленных игроков трогать запрещено.

Беда состоит в том, что главный механизм поддержания этих институтов и всей элиты «Западного» проекта, эмиссия доллара, больше эффекта не дает. И сам проект начинает давать системные сбои, достаточно упомянуть выход Великобритании из ЕС и приход на пост президента США Трампа. Но вот дальше начинается очень смешная ситуация. Дело в том, что то, что сохранить единую долларовую систему в мире уже не получится, ясно всем (даже элите «Западного» проекта). Но что в этой ситуации делать? И что говорить, прежде всего, представителям глобалистской инфраструктуры «Западного» проекта?

Понятно, что отказаться от глобалистского языка никак нельзя. Вот все функционеры «Западного» проекта и пытаются описать то, что происходит (например, действия Дональда нашего Фредовича) с точки зрения этого языка. А Трамп представляет проект Капиталистический, ему инфраструктура «Западного» проекта и его клиентелла не интересна. Ни в каком виде. Нет, если кто-то платит, то элементы этой инфраструктуры как бизнес-проект использовать вполне можно. Но только если они приносят прибыль. А нет прибыли — они не просто не интересны, а откровенно вредны и опасны.

Но как это описать в рамках терминов «Западного» проекта и его ценностей? Ну просто никак не получается. И в результате, вполне рациональные и осмысленные действия Трампа в рамках ценностей Капиталистического проекта, становится в рамках «западного» языка «доказательством» его неадекватности и тупости. И скажите, что в такой ситуации делать? Эта та же ситуация, что в России, только с другой стороны.

Но это геополитика, тут проектные интересы более менее понятны и формулируются легко, даже для разных проектов (если, конечно, посмотреть со стороны, а не с точки зрения интересов конкретного проекта). А вот что в экономике? А вот тут крайне интересно! Дело в том, что общепринятого (или даже просто общепонятного) языка экономики, отличного от «западной» экономикс просто не существует! От слова вообще! И как быть в такой ситуации?

Тот же Трамп действует ситуационно («это не нравится Уолл-стриту, значит, я действую правильно»), но никакой внятной экономической модели у него нет, я про это много раз писал. Нет ее и в мире, даже теории кризиса на настоящий момент не существует.

Нет, у нас, конечно, она есть, но кто нас в мире знает и читает? Да, мое имя стало известно, но это только из-за нескольких «видимых» прогнозов (например, про предупреждение о терактах 10 сентября 2001 года ; книга «Закат империи доллара и конец «Pax Americana», которая вышла в 2003 году, в которой мы предсказали кризис 2008 года; наконец, моем выступлении 5 ноября 2014 года на Дартмутской конференции, на которой я предсказал появление «феномена Трампа»), сама теория кризиса пока остается в глубокой тени.

И выход теории из тени возможен только в том случае, если на ее базе будет разработан новый хозяйственный механизм, который обеспечит рост во время кризиса и после кризиса. Именно для этого я создал в 2015 году Фонд экономических исследований Михаила Хазина и мы даже за прошедшие с этого времени 4 года добились некоторых результатов. Но для того, чтобы это все использовать в обыденной жизни нужен новый язык экономики! И это, обращаю внимание, общая ситуация при смене господствующего проекта и экономической модели.

Так, при смене Капиталистического проекта на «Западный» был разработан новый язык (условно, монетаристский, направленный на доказательство преимущества финансовых методов управления экономики), свой экономический язык был в СССР. Сейчас модель развития «Западного» проекта разрушается и категорически необходим новый язык. Потому что попытки описать происходящие события на старом языке вызывают примерно такой же смех, как реакция разных функционеров «Западного» проекта низкого уровня, вроде того, ссылка на который дана в начале этого текста, на объективные процессы, которые невозможно остановить. Ну, или, не смех, а горький плач. Премии памяти Нобеля тому пример: 10 лет прошло с момента начала кризиса, а ни одной премии по теме кризиса так и не дали. То есть — эта тема находится вне экономического «мэйнстрима». Ровно потому, что на его языке описана быть не может!

Кстати, мне вот интересно, клевета на должностных лиц в рамках нового законопроекта, упомянутого выше, будет относиться к тем людям, которые выразят сомнения в статистических данных, озвученных тем же Орешкиным? А если эти сомнения выразит Кудрин, то кого посадят: Кудрина за клевету на Орешкина или Орешкина за клевету на Кудрина? Напомню, что до сего времени только в упомянутой прибалтийской республике был случай, когда экономиста посадили в тюрьму за то, что он сказал, что национальную валюту (это было до введения евро) целесообразно девальвировать… Видимо, мы хотим опередить выдающиеся демократии современности.

Но любом случае, главное — это язык, которого пока нет. И вот на нашем семинаре на Тенерифе, мы с Русланом Макаровым как раз попытаемся поговорить на тему о том, каким должен быть этот новый экономический язык. Поскольку очевидно, что он будет включать в себя цифровой компонент, причем в не маленькой пропорции. Поскольку уже понятно, что все остальные в ближайшие годы даже приступить к такой задаче не смогут, слишком отстают…

Источник — Сайт М.Хазина

Болтон: Угроза ДЕАШ сохраняется

АА

Террористическая организация ДЕАШ все еще представляет угрозу для международной безопасности, группировка сохраняет разрозненное присутствие в Сирии, Ираке и других регионах мира. Об этом в эфире ABC заявил советник Белого дома по национальной безопасности Джон Болтон.

«Мы знаем, что боевики ДЕАШ по-прежнему разбросаны по Сирии и Ираку, и что ДЕАШ появляется в других частях мира. Угроза ДЕАШ сохраняется», — заявил Болтон.

Болтон также прокомментировал решение администрации Дональда Трампа на неопределенный срок оставить в Сирии около 400 американских военнослужащих. По его словам, «решение было частью признания того, что ДЕАШ может восстановить свои позиции». 

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D1%82%D0%BE%D0%BD-%D1%83%D0%B3%D1%80%D0%BE%D0%B7%D0%B0-%D0%B4%D0%B5%D0%B0%D1%88-%D1%81%D0%BE%D1%85%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%8F%D0%B5%D1%82%D1%81%D1%8F/1414417

Иран: интервенты снимают маски

Противники Ирана допускают возможность военных действий. Для этого сколачивается альянс, в который, помимо арабских монархий, втягиваются европейские государства. Вместо уступок Тегеран наращивает боевую мощь и развивает экономику.

Страну тянут в прошлое

Весь февраль в Иране продолжалось празднование 40-летия Исламской революции. Для жителей это не просто юбилей далекого уже события. Память о революции до сих пор сплачивает иранцев. В ходе нее был свергнут режим шаха Пехлеви, являвшегося верным союзником Вашингтона. Прибрав к рукам сырьевые богатства страны, западные покровители монарха закрывали глаза и на чудовищное социальное расслоение, и на жестокий террор в отношении несогласных.

Нынешняя годовщина революции имела острый политический подтекст. Участники праздничных манифестаций не только вспоминали события 1979 года, но и возмущались попытками вернуть Иран в ненавистное прошлое. А такие попытки становятся все настойчивее. Вводимые США ограничения направлены на полное лишение страны доходов. Эта логика проста в своем изуверстве: довести народ до отчаяния и заставить его выступить против своей власти. Только этим можно объяснить беспрецедентные санкции, вступившие в силу в конце прошлого года. Затронув свыше семи сотен юридических и физических лиц, они вводят полную блокаду топливной, транспортной и банковской сфер. Странам мира запрещено торговать с Тегераном, иначе им самим придется столкнуться с санкциями.

Но и на этом нападки не закончились. В середине февраля минфин США расширил санкционные списки, внеся в них девять человек и две организации. Среди последних оказался Международный институт независимых мыслителей и работников искусства «Новые горизонты». Как утверждают в Вашингтоне, на организуемых им конференциях вербовались агенты и собирались разведданные.

Не дожидаясь вожделенных протестных выступлений, враги Ирана пытаются расшатать ситуацию кровавыми терактами. 13 февраля в провинции Систан и Белуджистан смертник направил заминированный автомобиль в автобус с военнослужащими. Погибли свыше 40 человек, включая находившихся поблизости мирных жителей. Преступление стало кульминацией других нападений, произошедших в этом же регионе.

29 января в городе Захедан от взрыва пострадали несколько полицейских, а 1 февраля боевики атаковали базу Корпуса стражей Исламской революции в Никшехре, убив одного и ранив пятерых военнослужащих.

Ответственность за все эти теракты взяла на себя группировка «Джейш аль-Адль»*. Она была создана бывшими членами «Джундаллы» — террористической организации, разгромленной в 2010 году. Лидера последней — Абдулмалика Риги — арестовали на борту самолета Киргизских авиалиний, когда он направлялся в Бишкек для встречи со спецпредставителем США по Афганистану и Пакистану Ричардом Холбруком. Преемница «Джундаллы» является такой же игрушкой в чужих руках. Как заявил недавно министр разведки Ирана Махмуд Алави, за организацией террористических групп у границ страны стоят спецслужбы США, Израиля и арабских монархий.

Антииранский шабаш

То, что руководство перечисленных стран вынашивает планы насильственной смены власти в Тегеране, доказала международная конференция по Ближнему Востоку. Она проходила 13-14 февраля в Варшаве и формально была посвящена обсуждению всех значимых проблем региона: от палестино-израильского конфликта до войны в Йемене. Однако США сделали все для его превращения в смотр враждебных Ирану сил. Королевский дворец в польской столице напоминал в те дни штаб по подготовке интервенции. Тон задавали сами Соединенные Штаты, представленные сразу двумя тяжеловесами — вице-президентом Майком Пенсом и госсекретарем Майком Помпео, а также Израиль в лице премьер-министра Биньямина Нетаньяху.

Впрочем, информационная канонада началась еще до открытия конференции. В Варшаву свезли иранских диссидентов со всей Европы, дав им задание изобразить «народ, жаждущий освобождения». Среди дирижеров толпы оказался личный адвокат Дональда Трампа, экс-мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани. Подхватив крики «Нет — умиротворению! Да — свержению!», он предложил объявить президентом Ирана Мирьям Раджави. Эта женщина возглавляет Организацию моджахедов иранского народа, ответственную за множество терактов и еще относительно недавно признававшуюся США и Евросоюзом одной из террористических группировок.

В самом дворце делались не менее шокирующие с точки зрения международного права заявления. Глава израильского правительства назвал главной целью встречи «продвижение общих интересов для войны с Ираном». Представители США избегали столь однозначных терминов, но суть их выступлений сводилась к тому же. «Нельзя добиться стабильности на Ближнем Востоке, не столкнувшись с Ираном, — уверял Помпео. — Необходимо больше санкций и больше давления!» В свою очередь Майк Пенс призвал страны мира «присоединиться к благородной цели противостояния кровавому режиму мулл», который «становится все более агрессивным».

Разумеется, конференция не ограничилась словесными выпадами. И хотя большинство заседаний велось за закрытыми дверями, можно выделить две главные задачи, которые ставили организаторы. Во-первых, это сколачивание «ближневосточного НАТО», о котором говорится давно, но реальные очертания которого проглядывают только сейчас. Впервые за много десятилетий арабские монархии пошли на открытый контакт с Израилем. В «Твиттере» Нетаньяху появилась видеозапись его переговоров с главами МИД Саудовской Аравии, Бахрейна и Объединенных Арабских Эмиратов. По ней можно судить о том, как дипломаты выражают поддержку израильским авиаударам по Сирии и говорят о необходимости совместной борьбы с Ираном.

Сам Нетаньяху назвал переговоры «историческим переломным моментом», демонстрирующим «единство в отношении общей угрозы». Не счел нужным скрывать своего удовлетворения и глава госдепа США. «Мы создаем новую коалицию, с помощью которой добьемся великих результатов», — хвастливо заявил он.

Вторая цель заключалась в давлении на Евросоюз. Напомним, ЕС выразил несогласие с выходом США из «ядерной сделки» и обещал приложить все силы для ее сохранения. В частности, еще до конца прошлого года планировалось создать специальный механизм взаиморасчетов (SPV), призванный уберечь сотрудничающие с Тегераном европейские компании от американских санкций. В реальности большинство корпораций ушли из Ирана, а правительства разводили руками, признаваясь в неспособности повлиять на крупный бизнес.

Лишь месяц назад власти Великобритании, Германии и Франции объявили о запуске инструмента для поддержки торговых расчетов (INSTEX). Он оказался весьма далек от первоначальных обещаний. Если SPV должен был стать общеевропейским механизмом и касаться широкого круга товаров, то его замена распространяется лишь на три указанные страны и затрагивает продовольствие и лекарственные средства. Которые, отметим, под санкции не подпадают.

Но даже этот суррогат официально не вступил в силу и неизвестно, заработает ли вообще. Евросоюз пошел на поводу у США, фактически обусловив продолжение сотрудничества с Ираном рядом жестких условий. Совет ЕС обвинил Тегеран в незаконных испытаниях баллистических ракет, создании напряженности на Ближнем Востоке, подрывной деятельности в самой Европе и потребовал немедленно пересмотреть политику. Чуть ранее тот же Совет впервые с 2015 года расширил санкции, включив в список террористических организаций одну из структур министерства разведки Ирана. Конференция в Варшаве должна была додавить ЕС, и эту цель можно считать достигнутой. Так, Великобритания присоединилась к антииранской декларации США, ОАЭ и Саудовской Аравии.

В Тегеране отвергают нападки, подчеркивая, что «болезненная зацикленность» Соединенных Штатов и их сателлитов угрожает стабильности на Ближнем Востоке. Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф отметил, что куда логичнее обвинять по вмешательстве не исламскую республику, а Вашингтон, который заполонил регион своими базами. Также, по его словам, в условиях саботажа «ядерной сделки» со стороны Европы Иран не сможет в одиночку нести бремя исполнения договора.

Двуглавая политика Кремля

Оказавшись перед дилеммой — капитулировать или продолжать сопротивление, Тегеран выбирает второй вариант. «Враги Ирана не смогут добиться своих целей, и страна продолжит идти тем же курсом, который был выбран 40 лет назад», — заявил президент Хасан Роухани. Он указал, что стране не нужно разрешения на то, чтобы укреплять оборону. Касается это, в том числе, ракетной программы. В феврале прошли испытания новой ракеты «Ховейзех», способной поражать цели на расстоянии до 1350 км, а также первый в истории страны пуск крылатой ракеты с подводной лодки. Спущена на воду новейшая субмарина «Фатех», а ВМС страны пополнились эсминцем «Саханд».

Отличительная особенность этих видов вооружений в том, что они от начала до конца спроектированы и построены иранскими специалистами. Проявить свои возможности корабли и подводные лодки смогут на учениях и в дальних походах. В марте начнется пятимесячная миссия иранского флота в Атлантическом океане, в конце февраля состоялись масштабные маневры ВМС в Индийском океане.

Несмотря на санкции, экономика не демонстрирует признаков краха. Этому способствует ее ускоренная диверсификация. За последний год экспорт сельскохозяйственной и пищевой продукции из Ирана вырос на 15 процентов, металлопродукции — на 12, цемента — на 10, одежды и текстильных изделий — на 28 процентов. Страна достигла практически полной продовольственной самообеспеченности.

Выстраиваемая Вашингтоном блокада дает явные сбои. Главный покупатель иранской нефти — КНР — лишь наращивает импорт сырья. Китайская государственная корпорация «Синопек» выступила с инициативой инвестировать 3 миллиарда долларов в нефтегазовую промышленность Ирана. Готовность укреплять сотрудничество была подтверждена 19 февраля, когда Китай посетила представительная делегация исламской республики. Отказываются присоединяться к режиму санкций и в Багдаде. Премьер-министр Ирака Адель Абдель Махди заявил о продолжении тесных экономических связей, включая импорт иранского газа и электроэнергии.

А вот Москва в столь сложное для Тегерана время заняла двойственную позицию. С одной стороны, она осуждает давление на Иран и отказалась участвовать в варшавском шабаше. С другой — эта поддержка отличается крайней непоследовательностью. «Роснефть» после введения антииранских санкций вышла из переговоров о совместной добыче нефти. Углубляются контакты Кремля с противниками Тегерана. Директор Службы внешней разведки РФ Сергей Нарышкин посетил в январе Саудовскую Аравию, где был принят наследным принцем Мухаммедом бен Салманом. Арабские СМИ со ссылкой на источники в королевстве сообщили, что на переговорах обсуждалось сдерживание Ирана. В частности, Нарышкин предложил арабским странам более активно участвовать в достижении мира в Сирии и отметил, что Москва работает над снижением иранского влияния.

Информацию можно было бы посчитать газетной уткой, однако ее опровержения со стороны российских властей так и не поступило. То же самое касается визита в ОАЭ секретаря Совета безопасности Николая Патрушева, который, по данным тех же изданий, имел там беседы со схожей повесткой. 27 февраля состоялся визит в Москву Нетаньяху. По его словам, главная цель переговоров с Путиным — выдавливание Ирана из Сирии.

Израильские налеты на Сирию между тем продолжаются. Удары, нанесенные в конце января, оказались самыми массированными за несколько месяцев. Их целями стали полсотни объектов в провинциях Дамаск и Даръа. Под предлогом нейтрализации «иранской угрозы» израильская военщина уничтожает гражданскую инфраструктуру. Так, в результате обстрела провинции Кунейтра 11 февраля были разрушены больница и обсерватория.

Характерное для российской власти расщепление проявилось здесь в полной мере. Замминистра иностранных дел России Сергей Рябков в интервью американской телекомпании Си-Эн-Эн осудил авиаудары. «Но это не означает… что мы не должны заботиться о безопасности Израиля, — тут же уточнил он. — Для нас безопасность Израиля имеет первостепенное значение». Отвечая на вопрос, является ли Тегеран союзником Москвы, Рябков сказал, что «не стал бы использовать подобный термин». «Мы всего лишь сотрудничаем в Сирии», — добавил он. И подчеркнул, что «Москва… не поддерживает антиизраильские шаги со стороны Ирана».

Пока неизвестно, отречется ли Кремль от Тегерана трижды, как библейский апостол Петр. Но что подобная политика не красит официальную Москву, заявляющую о независимом курсе, можно сказать уверенно.

Сергей Кожемякин

Источник — Правда

Израиль хочет избежать превращения Сирии во «фронт сопротивления»


© РИА Новости, Сергей Гунеев

Нетаньяху посетил Москву впервые после скандала с российским Ил-20

Визит премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху в Россию стал первым с того момента, как в небе над Сирией был сбит российский самолет радиоэлектронной разведки и борьбы Ил-20. Его падение, произошедшее по вине сирийцев, едва не привело к ссоре между Москвой и Иерусалимом. Россия пока что остается для Израиля одним из важнейших игроков, в силах которого, как считают израильтяне, сдержать иранское усиление в Сирии. А то, что иранцы будут пытаться все глубже проникать в структуры республики, не вызывает сомнений.

Накануне визита Нетаньяху прояснил цели переговоров с Путиным в своем видеообращении. «В центре наших переговоров – закрепление Ирана в Сирии, – сказал глава израильского правительства. – Мы действуем против него, мы нападаем на его базы и будем продолжать действовать против него. Мы продолжим действовать до тех пор, пока иранцы не уйдут из Сирии, и, так как Иран угрожает уничтожить Израиль, мы не дадим ему обосноваться возле нашей границы». В беседе с главой российского государства Нетаньяху передал все опасения властей еврейского государства и пригласил Путина приехать в Иерусалим на открытие памятника жертвам блокады Ленинграда. Российский президент это приглашение принял.

В настоящее время внимание Израиля занимает вопрос боеготовности комплексов С-300. В местной прессе продолжают обсуждать данные спутниковой компании ImageSat International, согласно которым три из четырех расположенных в одной из частей Сирии установок находятся в вертикальном положении. Это свидетельствует о том, что они готовы к использованию сирийскими военными, делает вывод компания. «Установки, вероятно, работают», – говорится на официальном сайте ImageSat International. Аналитики, впрочем, отмечают, что эту информацию трудно верифицировать. Лояльная к официальному Дамаску пресса, кроме того, передает, что процесс обучения военных правительственной армии работе с С-300 еще не завершен.

Напомним, что Израиль пригрозил уничтожить российские комплексы в Сирии в том случае, если оружие будет использовано против его истребителей. Власти еврейского государства обращали внимание на то, что их не волнует, какой урон в связи с этим могут понести российско-израильские отношения.

«Думаю, обеспокоенность Израиля, связанная с Сирией и Ираном, заключается в желании Тегерана создать в Сирии второй «фронт сопротивления», – заявил «НГ» бывший спецпредставитель Госдепартамента США по политическому переходу в Сирии Фредерик Хоф. – Это бы переместило поле будущих битв между «Хезболлой» и Израилем в разрушенную Сирию из Ливана, где группировка пустила глубокие политические корни. Основная цель Ирана по-прежнему сосредоточена на защите и укреплении «Хезболлы». Превращение Сирии в поле будущей битвы направлено на то, чтобы сделать для Ирана и его ливанского «агента» две вещи: защитить Ливан от израильских атак и дать возможность «Хезболле» сохранить свой «сопротивленческий» имидж, периодически производя атаки из Сирии. Насколько я понимаю, Москва хочет, чтобы Сирия вернулась в атмосферу спокойствия, хоть и с Асадом. Тегеран придерживается иного взгляда на Сирию, который подразумевает, что «Хезболла» и другие образования, где доминирующее влияние оказывает Иран, периодически нападают на Голанские высоты и получают ответ со стороны Израиля, но это происходит именно в Сирии, а не в районе штаб-квартиры «Хезболлы» в Ливане».

Изначально поездка Нетаньяху в российскую столицу была намечена на 21 февраля, однако ее пришлось перенести в связи с политической ситуацией в еврейском государстве: все дело в досрочных парламентских выборах, которые пройдут уже 9 апреля.

Партия израильского премьера «Ликуд» сейчас теряет свои позиции в социологических опросах. Впервые с момента объявления досрочного голосования она уступила первенство блоку «Кахоль-Лаван» («Бело-голубые», название – по цветам израильского флага), показывают социологические исследования Двенадцатого и Тринадцатого каналов израильского телевидения. Вероятно, если бы выборы состоялись сейчас, то «Кахоль-Лаван», о создании которого его руководители – лидеры партий «Хосен ле-Исраэль» («Стойкость Израиля»), «Еш атид» («Есть будущее») и ТЕЛЕМ Бени Ганц, Яир Лапид и Моше Яалон объявили только 21 февраля, мог бы претендовать на 36 мест из 120 в Кнессете. Эти данные одинаковы в опросах обоих телеканалов. Правящей же партии Тринадцатый канал предсказывает всего 26 мест, а Двенадцатый – 30. Такой же результат, кстати, «Ликуд» получил в 2015 году.
Игорь Субботин
27.02.19

Источник — независимая газета

Что стоит за демаршем министра иностранных дел?

google

Когда стали поступать сообщения о том, что министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф подал в отставку и принес в своем блоге в социальных сетях извинения перед иранским народом «за все недоработки, которые произошли за то время», когда он был министром, мы решили не спешить комментировать это важное событие. Важное не только для Ирана, но и всего Ближнего Востока.

59-летний Зариф — опытнейший иранский дипломат. Служил послом Ирана в ООН и стал министром иностранных дел в 2013 году после того, как был избран на свой пост президент Хасан Рухани. Есть сведения, что он участвовал в неформальных переговорах между Ираном и США в период боевых действий американцев против режима талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Афганистане. Однако главным его дипломатическим достижением на посту главы МИД Ирана можно считать заключение в 2015 году ядерного соглашения, известного как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), что создавало шансы для страны начать возрождение экономики и выйти из международной политической изоляции. Зарифа позитивно встречали на Западе, где его воспринимали как умеренную фигуру в иранском руководстве, с которой «можно договориться и которая желает договориться». И не его вина, что после известных решений Вашингтона о выходе из ядерного соглашения события стали развиваться по иному сценарию.

Но итогом является то, что министру иностранных дел все чаще и чаще приходится вступать в жесткую политическую схватку с политическими оппонентами. В последний раз, месяца два-три назад, когда он схватился с Корпусом стражей революции (КСИР) из-за коррупционных дел, стало казаться, что удержаться на послу главы МИД ему не удастся. Однако пронесло. Зариф тогда признал факт внутренней напряженности и заявил, что на данном этапе «внутренняя сплоченность важнее, чем хлеб и вода». Правда, ставшие вдруг сейчас словоохотливыми некоторые депутаты иранского парламента, в частности, член комитета по национальной безопасности и внешней политике Джавад Карими Годуси, сообщают, что, оказывается, министр 13 раз обращался с просьбой об отставке, которую не принимали. По словам Годуси, «примерно два месяца назад Зариф уединился у себя дома на девять дней и не ходил на работу, ожидал, что ему позвонят Рухани и глава администрации президента Ваези, но они не позвонили».

Исходя из этого, некоторые эксперты стали рисовать образ Зарифа как «капризного, самолюбивого человека». Сейчас депутат Годуси утверждает, что отставка министра уже принята, хотя на момент подготовки этой статьи официального подтверждения еще не было. Deutsche Welle со ссылкой на заявление администрации президента Ирана, утверждает, что «отставка Зарифа отклонена». Гром прогремел, молния блеснула — и обозначился фактор международного эффекта: Запад в большинстве своем воспринял сообщение об отставке Зарифа как политическую победу консервативных кругов в Иране и соответственно отреагировал на демарш министра. А некоторые аналитики снова обратились к теме «неминуемого» острого кризиса в высшем руководстве страны, где разворачивается острая борьба между теми, кого традиционно именуют «реформистами-технократами» и «консерваторами».

Обозначим то, что лежит на поверхности. Иранское агентство Fars утверждает, что в этот раз причиной заявления Зарифа об отставке стало то, что он не был проинформирован и приглашен на встречу с прибывшим в Тегеран президентом Сирии Башаром Асадом. Определенную правдоподобность данной версии придает то, что Асад с момента начала сирийского кризиса только второй или третий раз выбрался за границу, на сей раз в Иран, для чего должны были быть серьезные причины. Если Зариф действительно об этом не был извещен, это является признаком проявления к нему со стороны определенных кругов в руководстве страны, как утверждает иранский информационный портал Entekhab, «утраты политического доверия в качестве министра иностранных дел». И тогда уже возникает вопрос о причинах такого к нему отношения.

Возможно, глава МИД Ирана предлагал свой сценарий выстраивания отношений с США по ядерной программе, что встретило не только жесткое сопротивление со стороны так называемых консервативных кругов, но и разногласия с президентской канцелярией. Впрочем, вопрос о том, стоит ли ожидать изменений во внешнеполитическом курсе Тегерана остается пока открытым. По мнению The Associated Press, даже заявление Зарифа об отставке ослабляет позиции Рухани, который в последнее время все больше и больше сталкивается с растущим политическим давлением со стороны сторонников жесткой линии в правительстве, недовольных ухудшением из-за санкций состояния экономики страны. Что будет дальше?

Станислав Тарасов

Источник — REGNUM

Венесуэла в окружении. Учит ли чему-то история Латинскую Америку?

@ Copyright :
REUTERS/Carlos Jasso

«За неделю до переворота исчезли с прилавков оливковое масло, молоко и хлеб. В последние дни Народного единства, на фоне отчаянной нехватки ресурсов и угрозы гражданской войны, все усилия правительства и оппозиции были сосредоточены на одном: перетянуть на свою сторону армию, нарушить сложившееся в ней хрупкое равновесие противоборствующих сил… Блокада, которую установили США в отместку за национализацию без компенсации, а также саботаж национальной буржуазии, довершили дело…».

Это Венесуэла 2019 года? — Нет, это воспоминания писателя и публициста Габриэля Маркеса о военном перевороте 1973 года в Чили, организованном США против законного президента. Вместо социалиста Альенде, осмелившегося национализировать экономику Чили, Вашингтон поставил генерала Пиночета, установившего кровавую диктатуру и служившего американскому капиталу.

Прошло 45 лет — и в Латинской Америке все вернулось на прежние позиции. После серии побед левых сил, сменивших социально-экономический курс многих стран с компрадорского на национальный, последовала волна разочарования в социализме — и к власти в Бразилии, Аргентине, Колумбии пришли правые политики, контролируемые крупной прозападной буржуазией. Колесо истории будто вернулось назад, повторяя сюжет полувековой давности: бунт недовольных буржуа, прозападная оппозиция, санкции и диверсии США, работа ЦРУ на раскол населения и подкуп армии, угрозы и силовой переворот (изнутри или извне), репрессии.

23 февраля 2019 года на Венесуэлу, ее законную (пусть и не самую эффективную) государственную власть была совершенна атака одновременно с трех направлений — Бразилии, Колумбии и с моря. Под видом гуманитарной помощи — гумконвоев, организованных США — отряды вооруженной оппозиции и иностранных наемников пытались прорваться в Венесуэлу вопреки запрету президента Мадуро.

Расчет госдепа на то, что Каракас попадает в ловушку-развилку — пропуск отрядов продемонстрирует слабость власти и даст прямой сигнал к гражданской войне, остановка гумпомощи чревата насилием и обвинениями международного сообщества в «преступлениях против народа».

Мадуро, ранее проявивший чрезмерную лояльность к Гуайдо, все же проявил твердость и выбрал второй вариант. Нацгвардия Венесуэлы перекрыла проезд гумконвоев и в ответ на попытку незаконных отрядов прорвать оцепление применила законную силу. В результате в Кукуте, на границе с Колумбией, пострадали не менее 285 человек, в их числе 255 венесуэльцев и 30 колумбийцев.

На границе с Бразилией, в районе Санта-Элена-де-Уайрен, погибли по меньшей мере четыре человека, еще 25 были ранены. Судно, пытавшееся прорваться из Пуэрто-Рико, ВМС Венесуэлы развернули обратно, там обошлось без пострадавших.

Тем не менее кровь пролилась — и это было задачей-минимум провокации. Красивая картинка горящих машин с гумпомощью по всем канонам западной пропаганды облетела весь мир как доказательство «ужасов режима». Глава госдепа Помпео выступил с осуждением насилия, а самозванец Гуайдо и президент Колумбии призвали международное сообщество быть готовым рассмотреть все варианты решения кризиса в южноамериканской республике.

Вслед за ними под козырек взяли Бразилия, Аргентина, Парагвай, Уругвай, Чили… 25 февраля на заседании Группы Лима планируется, что большинство стран Латинской Америки под диктовку американской марионетки Гуайдо утвердят дальнейшие действия против Каракаса.

И как здесь вновь не вспомнить Маркеса. В беседе с бывшим сотрудником ЦРУ Филипом Эйджи, который в своей книге раскрыл грязные преступления США в Латинской Америке, колумбийский писатель еще в 1974 году сделал вывод, что главный виновник все же не ЦРУ, а сами латиноамериканцы, которые продают свою независимость и не могут объединиться друг с другом против США.

«При всем могуществе и богатстве ЦРУ, — пишет Маркес, — оно не смогло бы ничего сделать в Латинской Америке без классовой солидарности и тесного сотрудничества с правительствами наших стран, без продажности государственных чиновников и беспредельной коррумпированности наших политиков». Добавлю, без элементарного чувства самосохранения суверенитета нации, которое подсказывает объединяться против общего врага.

Конечно, это беда не только Латинской Америки. Продажность и компрадорство — давние помощники «империи свободы», которая действует согласно древней тактике «разделяй и властвуй». Далеко ходить не надо — под боком «небратья» с радостью легли под «дядю Сэма», а в самой России долгие годы действует такой же Гуайдо — вскормленный американскими грантами Навальный, которого при этом кто-то во власти защищает от тюрьмы.

Но страны Латинской Америки, воспринимаемые Штатами своим задним двором, пожалуй, более всего пострадали от беспредела Вашингтона. Сколько государственных переворотов и убийств законных руководителей, сколько репрессий марионеточных диктаторов против местного населения, настроенного против США (тысячи убитых только в Чили при Пиночете!), военные вторжения и финансовые разорения! Разве всего этого недостаточно, чтобы прекратить все свои междоусобицы и обиды и выстроить единый фронт против Штатов?

Да, Мадуро не оказался достойным лидером, преемником Чавеса, да, он наделал много ошибок, рассчитывая выехать исключительно на внешней политике и антиамериканской риторике. Да, население Венесуэлы действительно страдает от нехватки самых необходимых продуктов, в то время как доходы от нефти тратятся непонятно на что, а экономика Венесуэлы требует серьезной перестройки.

Но разве это оправдывает преступное вмешательство США и гнусное поведение режимов Бразилии, Аргентины, Колумбии и других стран Латинской Америки, которые, как шакалы, подвывают агрессору и готовы разорвать загнанную в угол жертву? Ведь очевидно, что гуманитарная помощь США — это троянский конь, и вслед за ней в Венесуэлу придет еще большая нищета и разруха при выкачиваемой задаром нефти западными компаниями. Тут не надо ничего доказывать, достаточно вспомнить недавнюю историю Латинской Америки — неужели она ничему их не учит?

Как видим, нет. Так, Организация американских государств (ОАГ) помогает США травить Венесуэлу, как когда-то Лига арабских государств — Сирию. Сами же соседние государства разжигают в Южной Америке пожар, который непременно сожжет и их самих, как терроризм в Сирии перекинулся на другие страны. Понятно, что из-за удаленности Москва не сможет помочь Венесуэле напрямую и в таком же объеме, как Сирии — это чересчур сложно и рискованно.

Тем не менее Россия вполне способна при минимальным усилиях стать точкой сборки всех антиамериканских сил Латинской Америки. Достаточно периодического военного присутствия (скажем, в виде заходов кораблей или самолетов) при активных дипломатических усилиях по объединению пронациональных сил и сторонников независимости от США. Боливия, Мексика, Куба, Никарагуа — вот страны, которые могут стать костяком такого объединения.

Да и в Бразилии, Аргентине, и даже в Колумбии и Уругвае — при всем разочаровании социалистами, бывшими недавно у власти, остается широкая поддержка на независимый от США курс развития. Его необходимо только мобилизовать и скоординировать через центр силы. С экономической помощью того же Китая, которому в условиях торговой войны с США как раз необходимы новые рынки, Москва вполне могла бы стать таким центром, показав, что не одним Мадуро жив антивашингтонский потенциал Латинской Америки.

Нынешнее обострение в Венесуэле, как ни странно, это отличная возможность реанимировать то широкое антиимпералистическое движение 1950−70-х годов, которое значительно ослабило влияние Вашингтона в Латинской Америке, и хорошенько напрячь США на их «заднем дворе».

Эдуард Биров

25.02.19

Источник — regnum.ru

С-400: противоядие от американской зависимости


© РИА Новости, Алексей Даничев

Вред, с которым столкнется Турция от потенциальных санкции США в связи с покупкой С-400, заметно меньше того вреда, который причинит отказ от С-400, считает Мехмет Али Гюллер из «Джумхуриет». Подчиниться США в вопросе С-400 — значит потерять шанс на доведение до логического завершения начатого в 90-е годы хода по развитию национального вооружения.

Мехмет Али Гюллер (Mehmet Ali Güller)

Непосредственно перед серией контактов министра национальной обороны Хулуси Акара (Hulusi Akar) и начальника Генерального штаба Яшара Гюлера (Yaşar Güler) в Вашингтоне президент США Дональд Трамп и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган провели телефонные переговоры.

Согласно заявлению администрации турецкого президента, «два лидера договорились о реализации решения США, связанного с выводом войск из Сирии, в соответствии с совместными интересами, без причинения вреда общим целям».

Какие совместные интересы и общие цели есть у Турции и США в Сирии — это, конечно, спорный вопрос, но важнее то, что до переговоров министров обороны и глав генштабов Турции и США два лидера все же пришли к соглашению на определенных условиях!

С-400 — козырь ПСР, безопасная зона — козырь Трампа

Становится понятно, что на переговорах между министрами обороны и главами генштабов в качестве более экстренной проблемы, нежели «безопасная зона в Сирии», поднималась тема С-400.

Когда мы смотрим на картину в целом, видим, что Анкара использует тему С-400 в качестве средства получения желаемого в рамках переговоров с США о безопасной зоне, а Вашингтон использует козырь уступок в отношении Анкары в вопросе безопасной зоны с целью препятствования покупке С-400.

Вне всякого сомнения, применение С-400 в качестве козыря неудивительно. Ведь, как вы помните, первый тендер выиграл Китай, но правительство Партии справедливости и развития (ПСР) аннулировало итоги тендера, использовав его в политическом торге с США, и на этот раз отдало предпочтение России.

Покупка С-400 у России, конечно, способствовала также обеспечению ПСР простора для действий в Сирии!

Вслед за этим ПСР, дабы ослабить реакцию Запада (США — ЕС) на покупку С-400, приобрела и системы противоракетной обороны у ЕС.

Этим дело не кончится, так как США выдвигают новое предложение по «Пэтриот» (Patriot), а Анкара заявляет, что «она может купить и «Пэтриот»».

В итоге, в то время как Турция собиралась приобрести одну систему противоракетной обороны, в конечном счете она может купить три разные системы противоракетной обороны у трех разных продавцов!

Четыре предупреждения Пентагона

Однако ясно как день, что США не будут довольствоваться продажей «Пэтриот» и пожелают непременно препятствовать покупке С-400…

Это открыто показывают четыре предупреждения, которые были сформулированы по вопросу С-400 в опубликованном 26 ноября 2018 года двухстраничном «Установочном резюме» как «незасекреченной» части документа, подготовленного американским министерством обороны (Пентагоном), под названием «Состояние отношений США с Турцией».

Согласно докладу Пентагона, в случае если Анкара начнет размещать С-400 на своей территории, что, согласно объявленному графику, ожидается в июле 2019 года, США должны сделать следующее:

1) применить санкции в отношении Турции в рамках 231-й статьи «закона о противодействии противникам США посредством санкций»;

2) создать риски для партнерства Турции в программе Ф-35 (F-35);

3) лишить Турцию возможности пользоваться поставками американского оружия в дальнейшем и создать риски для двустороннего сотрудничества стран в сфере оборонной промышленности;

4) осложнить взаимодействие в рамках НАТО.

Анкара не может отказаться от С-400

США могут сделать все это? Конечно, могут. Но вред, с которым мы столкнемся от реализации этих четырех пунктов, заметно меньше того вреда, который причинит нам отказ от С-400. Подчиниться США в вопросе С-400 — значит потерять шанс на доведение до логического завершения начатого в 90-е годы хода по развитию национального вооружения, на создание отечественной системы противоракетной обороны с опорой на передачу технологий С-400 и в целом на возможность действовать независимо в своем регионе.

По нашему мнению, Турция, однозначно, не должна отказываться от приобретения С-400. В противном случае нынешнее правительство ПСР сделает Турцию еще более зависимой от США, чем в то время, когда Эрдоган взял на себя роль сопредседателя проекта «Большой Ближний Восток»!

https://inosmi.ru/politic/20190225/244641667.html

Тьерри Мейсан: «ЦРУ использует Турцию для оказания давления на Китай»

Для борьбы с экономическим кризисом Турция экономически сближается с Китаем, тем не менее, она публично осудила репрессии уйгуров, основываясь на ложной информации.
Дмитрий Перетолчин

Для борьбы с экономическим кризисом Турция экономически сближается с Китаем, тем не менее, она публично осудила репрессии уйгуров, основываясь на ложной информации. Пекин на это почти никак не отреагировал. Все происходит так, словно после ликвидации ИГИЛ в Сирии и Ираке, Анкара возобновляет совместно с ЦРУ тайные операции, но на этот раз в китайской провинции Синьцзян.

Последние несколько недель турецкая пресса не перестает обсуждать положение уйгуров в Китае. Уйгуры – это туркоговорящие мусульмане, проживающие на территории Китая. Оппозиционные политические партии, включая кемалистов, осуждают, стараясь друг друга перещеголять, якобы имеющие место репрессии уйгуров и их религии ханьцами.
Этот шум поднят после:

— доклада Джеймстаунского фонда по 73 китайским секретным центам содержания заключенных;
— кампании Radio Free Asia, которая распространяла многочисленные интервью с бывшими узниками китайских лагерей и дошла до утверждений о том, что Китай запретил Коран;
— кампании, начатой Соединенными Штатами и их союзниками 13 ноября 2018 г. в Совете по правам человека в Женеве против репрессий, якобы проводимых в Китае против ислама;
— слушаний, проводившихся 28 ноября 2018 г. в Вашингтоне сенатором Марко Рубио и членом Палаты представителей Кризом Смитом в Совместной комиссии Конгресса и правительства США по Китаю (Congressional-Executive Commission on China — CECC) о «Репрессиях Коммунистической партией Китая в отношении религий». Из доклада следует, что от одного до четырех миллионов уйгуров были подвергнуты пыткам электрическим током в исправительных лагерях.

Эти обвинения были подхвачены НКО «Международная амнистия» и «Хьюман Райтс Вотч».

В этот же ряд следует поставить и заявление пресс-секретаря министерства иностранных дел Турции Хами Аксоя, опубликованное 9 февраля 2109 г. и официально осуждающее «китаизацию … этнической, религиозной и культурной идентичности турецких уйгуров» и обвиняющее власти в смерти поэта Абдурахима Хейита, который, якобы, отбывал в тюрьме восьмилетний срок за «одну из своих песен» [5].

Для Анкары и Пекина произошедшее подобно грому среди ясного неба: после того, как президент Трамп прекратил поддерживать турецкую экономику, Турция повернулась к Китаю и теперь не может без него жить.

Вечером следующего дня Китай показал 26-секундную видеозапись с выступлением «умершего» поэта. Последний сказал: «Я – Абдурахим Хейит. Сегодня 10 февраля 2019 г. В настоящее время я подвергнут процедуре допроса как подозреваемый в нарушении действующего законодательства. Я в добром здравии и никакому насилию никогда не подвергался».

На следующий день пресс-секретарь министерства иностранных дел Китая Хуа Чуньян выступил с жесткой критикой «ошибок» и «безответственности» Турции.
Однако, если, по меньшей мере, 10 000 уйгуров действительно осуждены и отбывают наказания за террористические действия, то упомянутые от 1 до 3 миллионов узников никак не подтверждены.

Ранее, 1 июня 2017 г. и 13 декабря 2018 г. китайское правительство обнародовало два документа: один о «Соблюдении прав человека в Синьцзяне», а другой о «Защите Культуры и Развитии Синьцзяна».

Тем не менее, китайские коммунисты не очень хорошо понимают, как им справиться с политическим исламом. К этому вопросу подходят с позиций культурной революции, когда был запрещен не только ислам, но и все другие религии. После того, когда была введена свобода вероисповедания, появились организации Гражданской войны и участились случаи террористических актов. 1 февраля 2018 г. КПК начала проводить новую религиозную политику, направленную на ассимиляцию ислама, и некоторые религиозные обычаи были отменены. Так, члены партии должны показывать пример и отказаться от халяльной еды. Тем не менее, в провинции Синьцзян, в которой проживает 14 миллионов мусульман, действуют 24 400 мечетей.

В течение последних двадцати пяти лет различные уйгурские организации выступают с требованием создания независимого государства, раньше светского, а теперь «исламского» (в политическом смысле, а не в религиозном, как у Братьев-мусульман) – Восточного Туркестана (согласно средневековому названию Синьцзяна). Их сразу стало поддерживать ЦРУ, наперекор Пекину.

— В 1997 г. создается Исламское движение Восточный Туркестан, которое распространяется и на территорию Афганистана, где поддерживается талибами и некоторыми группировками Аль-Каиды. Оно представляет собой политический ислам и финансируется ЦРУ.

— В сентябре 2004 г. в Вашингтоне создается «Правительство Восточного Туркестана в изгнании», возглавляемое Анваром Юсуфом Турани. Оно восстанавливает альянс Гоминдана с Далай Ламой и Тайванем для продолжения гражданской войны в Китае (1927-1950 г.г.).

— В ноябре того же года в Мюнхене создается Всемирный уйгурский конгресс, председателем которого становится Ребия Кадеер. Его главная задача состоит в продвижении этнического сепаратизма.

Две последние организации финансируются Национальным фондом демократии, агентством «Пять глаз». Сначала в феврале 1997 г., а затем в июле 2009 г. в Синьцзяне разразились крупные восстания. Митингующие выступали за независимость уйгуров, гоминдановский антикоммунизм и политический ислам. Пекин разрядил ситуацию, пообещав уйгурам ряд привилегий, отменив для них, в частности, политику «одна семья – один ребенок» (сегодня отменена).

Американская кампания против репрессий уйгуров, на первый взгляд, противоречит работе Эрика Принса, основателя ЧВК «Блеквотер», на власти Синьцзяна. Однако Принс не просто бизнесмен, специализирующийся на создании частных армий, он также брат министра образования у Дональда Трампа. Не исключено, что агенты его спецслужб работают на «Бингтаун» – ханьские вооруженные формирования на территории Синьцзяна.

Стало известно, что в 90-х годах действующий президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, когда он возглавлял «Милли Герюс» и был мэром Стамбула, обеспечивал тыловые базы различным исламистским террористическим организациям, будь то чеченским, татарским или уйгурским.

Возникает вопрос: заявления Турции о репрессиях ханей в отношении уйгуров служат для внутреннего потребления и чтобы не дать оппозиции слишком разгуляться или это новая политическая линия, соответствующая прежним связям президента Эрдогана с террористическим механизмом ЦРУ? Исламское движение «Восточный Туркестан» особенно проявило себя во время войны против Сирии, когда его поддерживали турецкие спецслужбы, в частности, Национальная разведывательная организация Турции. В течение нескольких месяцев 18 000 уйгуров, в числе которых, по меньшей мере, 5000 вооруженных джихадистов, живут сегодня изолированно в Аль Замбари – сирийском городе, расположенном в провинции Идлиб, на границе с Турцией. Они пользуются поддержкой сил специального назначения Германии и Франции. Создается впечатление, что пока президент Трамп ведет торговую войну с Пекином, между Турцией и ЦРУ достигнута договоренность о проведении против Китая спецопераций.

Перевод: Эдуард Феоктистов

Источник — voltairenet.org

БЛИЖНИЙ ВОСТОК. УРАВНЕНИЕ СО МНОГИМИ НЕИЗВЕСТНЫМИ

google

Интервью Главного эксперта Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексея Синицына  агентству Sputnik.

— 2018 год в ближневосточном контексте закончился, как говориться, на тихой волне — мировые СМИ все меньше пишут о войне в Сирии, Йемене, Ливии. Даже конфронтация Ирана и США, которая, казалось, скоро может перейти в военную фазу исчезла из топ-новостей. Значит ли это, что пресловутая «арабская весна» бесславно завершилась, а 2019 год может стать временем некоего умиротворения Ближнего Востока?

— Сначала об «арабской весне». Сейчас ближневосточная пресса не без злорадного удовольствия пишет о том, что «арабская весна», приняв форму движения «Желтых жилетов», перекинулась в Европу. Об этом же в открытом письме Эммануэлю Макрону говорит гуру западных интеллектуалов Насим Талеб, автор нескольких экономических бестселлеров. Но это, наверное, преувеличение.

К тому же ИГИЛ до конца не разгромлено. Псевдохалифат понес тяжелые потери от действий сирийской армии и российских ВКС. Последние мощные удары в формате операции «Jazeera Storm» в районе Хаджина наносили курдские отряды SDF при поддержке спецназа и авиации США. Они пытаются вновь взять под контроль границу с Ираком, откуда ИГИЛ выбил курдов в ноябре, превратив Хаджин, в плацдарм своих операций на восточном берегу Евфрата. Но без американцев ИГИЛ может спокойно вернуться в Сирию, точнее на те территории востока страны, которые раньше находились в зоне ответственности коалиции.

Американцы нещадно бомбили Хаджин, точно так же, как раньше стирали с лица земли Мосул и Ракку. Но не предпринимали никаких действий в отношении иракской группировки ИГИЛ, предоставив ее заботам иракской армии. Та же за год совершила против боевиков не менее 1500 боевых вылетов самолетов и вертолетов. Но без особого успеха, что неудивительно — в Ираке полгода не могут сформировать дееспособное правительство и даже назначить министров обороны и внутренних дел. 

— Из очередного твитта Дональда Трампа  мир узнал о том, что американцы якобы готовятся вообще уйти из Сирии в течение 100 дней. Возможно ли считать вывод американских военных из Сирии одним из позитивных итогов 2018 года?

— Насколько я помню, американцы ушли только из Индокитая. Но не по доброй воле. Их оттуда выбили в ходе вьетнамской войны. Поэтому пресловутые 100 дней могут растянуться на годы, как это происходит в Афганистане.            

Трудно представить, что США отказались от планов раздела Сирии. Я имею в виду не только расчленение этого государства на Рожаву, т.е. «Сирийский Курдистан», и остальную Сирию. Но и отторжение от САР достаточно большого плацдарма на юге страны, с которого арабские боевики могли бы организовать наступление в глубину сирийской территории, включая Пальмиру и даже Дамаск.

Эти группы террористов полностью контролируются американскими военными, но по каким-то неведомым обстоятельствам в эту 100-километровую зону в районе ат-Танфа постоянно просачиваются сотни боевиков ИГИЛ, которые инкорпорируются в созданную Пентагоном т.н. «Новую сирийскую армию».

Однако серьезные источники сообщают о полевой базе Сил специальных операций РФ в провинции Сувейда, точнее, в районе Заза, где в прошлом году располагался передовой опорный пункт американского спецназа. Очевидно, именно эта база российских ССО успешно блокирует все действия боевиков, осуществляемых с территории, которую Дамаск официально объявил «оккупированной США». Может быть, этот факт побудил Трампа отдать приказ о выводе американцев из Сирии.

— Но еще недавно все мировые СМИ утверждали, что самой сложной проблемой для Москвы и Дамаска является провинция Идлиб, где собраны не менее 60 тысяч боевиков, большую часть которых составляют террористы Джабхат-ан-Нусры. Анкара предложила создать в этой районе «зону деэскалации», чтобы отделить от нусритов и их союзников «умеренных» боевиков и разоружить или даже уничтожить радикалов. Это удалось сделать?

— Только частично. Анкара выводит из Идлиба протурецкие вооруженные группы (около 15 тысяч штыков), которые в новой военной операции турецкого генштаба должны были бы отбросить курдские отряды SDF, PYD и YPG от сирийско-турецкой границы. Кстати, требования турков не так, уж, и велики — создать в Сирийском Курдистане 40-километровую буферную зону, свободную от тех курдских структур, которые Турция считает террористическими.

Интересно, что это давление Анкары открывает возможности новых, действительно перспективных переговоров между Дамаском, Анкарой, Москвой и курдскими партиями. Последние уже обвинили Трампа в предательстве, но на самом деле уход американцев создает реальные условия для сохранения единого сирийского государства.

Я думаю, что все внешние  фигуранты «большой игры» в Сирии могут и уже находят определенное взаимопонимание. Примером этому может служить совместная работа астанинской группы над созданием конституционных органов будущей свободной Сирии. Неслучайно же глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил оппонентам: «Мы работаем с Россией и с Ираном, нравится вам это или нет. Но пока мы не видели никакой поддержки со стороны партнеров, со стороны коалиции».       

Что касается Джабхат-ан-Нусры, которая сейчас именует себя «Хайят Тахрир аш-Шам» и даже готовит новый ребрендинг, то вырваться из огромного идлибского котла в направлении Латакии или Алеппо ей уже не удастся. Очевидно, до весны судьба этой группировки будет решена окончательна.

— Весь 2018 год прошел под знаком возможного противостояния США и Ирана, прежде всего, в зоне Персидского Залива. К счастью, никаких военных столкновений там не произошло. Но в феврале нового года Исламская Республика будет отмечать 40-летний юбилей со дня своего основания, к празднованию которого советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон публично призывал свергнуть правящий режим. Насколько реальна такая опасная перспектива?

—  В 2018 году Дональд Трамп публично объявил о своей цели — добиться полного прекращения иранского нефтяного экспорта. Он, конечно, снизился, но не прекратился, а иранская экономика, которую сами иранцы называют «экономикой Сопротивления», кажется, достаточно приспособилась к санкционному давлению. Кстати, иранские танкеры, которые идут с выключенными транспондерами, никто не собирается топить в океане.

Вероятно, сыграло свою роль предупреждение президента Роухани: «Если однажды они (США) захотят помешать экспорту иранской нефти, нефть вообще не будет экспортироваться через Персидский залив».

Стороны обменялись угрозами, но, видимо, правы оказались аналитики The National Interest, сообщившие, что в Пентагоне считают «смертельно опасными» иранские вооружения — «баллистические ракеты «Саджил» с дальностью до 2500 км, подлодки «Гадир», антикорабельные ракеты «Халидж-е Фарс» и российские ЗРК С-300».

Иранская тема, вообще, несколько потеряла свою актуальность и для СМИ, и для политиков. Ведь сам американский президент заявил, что целью пребывания американских войск в Сирии всегда была только борьба с ИГИЛ. Про заявления  своего всесильного советника Джона Болтона о том, что США находятся в Сирии ради борьбы с иранским влиянием, Трамп даже не упомянул.

Однако нет никаких гарантий, что 2019 год не принесет какие-то неприятные сюрпризы на иранском, сирийском или ином ближневосточном направлении. Слишком крутые зигзаги американской Twitter-дипломатии таят в себе массу неожиданностей, как для всего остального мира, так и для самих американцев.

Александра Зуева (Sputnik)

Аналитический отдел

NET-FAX — NET-ФАКС            

Глава МИД Венесуэлы провел тайные переговоры в США

АА

Глава МИД Венесуэлы Хорхе Арреаса провел тайные переговоры со спецпредставителем Госдепартамента США Элиоттом Абрамсом в Нью-Йорке. Об этом сказал президент Венесуэлы Николас Мадуро в интервью Associated Press.

По его словам, глава МИД Венесуэлы провел тайные встречи с представителями администрации Трампа.

Мадуро отметил, что сможет противостоять глобальной кампании с целью заставить его покинуть пост президента Венесуэлы. 

По словам президента, в ходе встречи Арреаса пригласил Абрамса посетить Венесуэлу, чтобы лично ознакомиться с ситуацией в стране. 

Мадуро также выразил надежду на встречу с президентом США Дональдом Трампом в скором времени для урегулирования кризиса в Венесуэле. 

По данным источника в Вашингтоне, США готовят встречу с венесуэльской делегацией, в состав которой войдет Мадуро.

Ранее президент США Дональд Трамп объявил о признании председателя Национальной ассамблеи Венесуэлы Хуана Гуайдо временным президентом страны вместо Николаса Мадуро.

Председатель Национальной ассамблеи (парламента) Венесуэлы Хуан Гуаидо объявил себя «временным президентом» страны и принес присягу. Это произошло в ходе его выступления перед участниками антиправительственного митинга в Каракасе.

В ответ Мадуро заявил о полном разрыве дипломатических отношений с Соединенными Штатами, а американским дипломатам дал 72 часа на то, чтобы покинуть Венесуэлу.

20 мая 2018 года в Венесуэле прошли внеочередные выборы президента.

По итогам голосования Николас Мадуро был переизбран на новый шестилетний срок. Он вступил в должность главы государства 10 января 2019 года. «Группа Лимы» (несколько государств Латинской Америки и Канада) заявила, что эти выборы не соответствуют международным стандартам.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%B0-%D0%BC%D0%B8%D0%B4-%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%B5%D1%81%D1%83%D1%8D%D0%BB%D1%8B-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BB-%D1%82%D0%B0%D0%B9%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80%D1%8B-%D0%B2-%D1%81%D1%88%D0%B0/1393604

Афганский поход — это последний поход Красной империи


www.russianlook.com

Афганский поход — это последний поход Красной империи. Афганский поход — великий и трагический. Армию посылало в поход могучее советское государство, оберегая свои границы от исламских боевиков и погромщиков. Но возвращалась армия в другую страну — страну Горбачева, который лепетал об общечеловеческих ценностях и о том, что Европа — наш общий дом. Очень скоро наш «общий дом» Европа вместе с натовскими танками приблизился к Пскову, и общечеловеческими ценностями стали европейские гомосексуалисты, занявшие посты мэров и президентов.

40-я армия воевала в Гиндукуше, и в нее стреляли гранатометы моджахедов, а с тыла били кинескопы либеральных телеканалов. Оплеванная, окровавленная, эта армия вернулась в страну, где ее не встречал президент, где ее ждали поругание, бандитские расстрелы, разборки и трагический 1993 год, когда одни «афганцы» поднялись на других.

Сегодня страна исправляет ту трагическую ошибку, когда 40-я армия устами либеральных витий называлась «армией палачей». Государство, понимая, что оно не может существовать, если лучшие ее сыны подвергаются осмеянию и осквернению, признает за афганским походом его величие, его значение, его общерусскую сущность. Этот поход столь же велик, как поход Скобелева через Усть-Урт, когда русские полки брали Бухару. Как жуковская война у Халхин-Гола, когда отбивали атаки японцев на границах России.

В память об афганском походе построена церковь в смоленском селе Рыбки. Светлый, чудесный храм с белыми, еще не покрытыми росписями, стенами. «Афганцы» решили расписать эти стены фресками афганского похода, внести солдат, офицеров и генералов 40-й армии в атмосферу святости. Чтобы прихожане, молясь Господу о сбережении своих семей, об искуплении своих грехов, одновременно молились о 40-й, воздавали ей честь и божественную память.

На этих белых стенах будет изображен штурм дворца Амина, летящие по «серпантину» боевые машины пехоты и отважный спецназ, кидающийся на пулеметы охраны, пробивая путь к покоям Амина гранатами и выстрелами в упор. Хвала тебе, «мусульманский батальон» под командованием Василия Васильевича Колесника! Хвала тебе, Яков Семенов, мой брат и друг, который дошел до того золоченого буфета и выпустил обойму в Амина!

Там будет фреска, изображающая восстание хазарейцев в Кабуле и тысячные толпы, несущие зеленые флаги. Мы сидели в осажденном отеле, и нас защищал молодой витебский десантник. Русские женщины подносили ему, лежащему с автоматом, рюмку водки и хлеб с копченым мясом. Хвала тебе, неизвестный десантник!

Там будет Саланг, по которому из Союза шли колонны наливников, поставлявших керосин для наших самолетов. Грузовики, полные снарядов и бомб, а по ним из горных засад били крупнокалиберные пулеметы моджахедов. Колонны взрывались, останавливались и горели. И танки, выходя навстречу бою, сбрасывали КамАЗы, закупоривающие дорогу. Колонна двигались дальше, и ее на своих машинах и бэтээрах сопровождал мой друг Валентин Глушко, комбат горно-стрелкового батальона, защищавшего Саланг. Хвала тебе, Валентин Глушко!

Там будет Панджшер, это грозное место, которое наши войска брали не раз и не два и каждый раз теряли его под мощными ударами Ахмада Шаха Масуда. Туда, на передовую, в Кинджоль, приезжал командующий 40-й Игорь Николаевич Родионов, и мы на бэтээре ездили на линию огня и видели наши танки, которые били прямой наводкой по пещерам моджахедов. А оттуда по ним хлестал огонь пулеметов, и стальные сердечники впивались в вязкую броню танков. И танки возвращались, чтобы пополнить боекомплекты и горючее, утыканные этими колючками, как ежи. Хвала тебе и слава, Игорь Николаевич Родионов!

А еще там будут вертолеты, которые пикировали на зенитные установки моджахедов и горели. И летчик, сидевший в охваченном пламенем вертолете, крикнул в эфир: «Прощайте, мужики!» Слава вертолетчикам! Слава командиру полка Виталию Павлову и отважному вертолетчику Анатолию Сурцукову!

Там будут отряды спецназа, которые перехватывали караваны в пустыне Регистан, красной, как марсианские пески. Мы высаживались из-под свистящих винтов на песчаные барханы и бежали к караванам верблюдов, выставив вперед, кто автоматы, кто фотокамеру. И погонщики верблюдов, коричневые и сухие, как старые деревья, смотрели, как солдаты протыкают щупами и шомполами переметные мешки на спинах верблюдов, отыскивая в них оружие и взрывчатку. Хвала вам, бойцы спецназа, работавшие в Регистане!

Там будет Шиндандская дивизия и 101-й Гератский полк. Неуклюжие «кунги» двигались к Герату, развертывали командные пункты, антенны, установки залпового огня, и над городом подымались клубы разрывов, огромные и вязкие, как великаны. А колонны боевых машин, развернув пушки, «елочкой» входили в узкие проулки Деванчи, подрываясь на минах, гвоздя по саманным дувалам.

Будет фреска о Кандагарской заставе, которую в войсках называли ГСМ, потому что когда-то там при въезде в город были баки с горючим. И на фреске будет видно, как в ночи над этой заставой горели желтые, как лимон, осветительные бомбы, и кругом рвались реактивные снаряды, превращая виноградники и остатки кишлаков в пыль и труху. Защитники заставы отвечали беглым огнем, а утром саперы с миноискателями шли по дороге среди груды развороченной, взорванной техники, снимали мины, открывая проход автомобильным колоннам.

Там будет рассказ о выходе полков из Афганистана. Одна часть армии уходила в Союз по Салангу среди ледников и скользких подъемов, вытягивая на тросах буксующие грузовики и танки. А другая мчалась из Кандагара по дороге в Туругунди и Кушку. Я сидел в головном танке, и машины с ревом, на предельной скорости мчались по бетонке, развернув пушки налево и направо, стреляя по вершинам тревожащим огнем. Хвала вам, танкисты и пехотинцы!

Войска выходили из Афганистана под красными знаменами, но их не встречал президент, их не встречали сильные мира сего. Армия приходила в страну, где ее не ждали.

Сегодня страна исправляет эту чудовищную ошибку, прижимает к груди состарившихся ветеранов афганского похода. И одной из фресок в этом храме будет фреска о несостоявшемся, но витающем в моем воображении афганском параде, который прошел по Красной площади. И первым протащат на тягачах подорванный на Саланге и обугленный КамАЗ. А другие тягачи втянут разбитый и простреленный насквозь, с обрубленными винтами, вертолет, который участвовал в атаке на Панджшере. А потом по брусчатке проволокут подорвавшийся на мине БТР, ржавый, на одних ободах, с разорванным корпусом. Вслед за ними на площадь выкатятся инвалидные коляски, и в них будут сидеть безногие и безрукие бойцы, подорвавшиеся на минных полях. А потом строевым маршем с развернутыми знаменами пройдут полки и подразделения, десантно-штурмовые батальоны, отряды спецназа, пограничники, летчики — эти престарелые бойцы, ветераны той оболганной, но великой афганской войны.

И пусть их встретит президент, отдавая честь этим полкам. Пусть на груди президента сияет красная Звезда Победы, усыпанная бриллиантами, и Золотой крест, украшенный лазуритом.

11.02.2019
Александр Проханов

Источник — завтра

New York Times (США): что, если бы Трамп был также убедителен в словах, как и в эмоциях


© AP Photo, Marco Ugarte

Обозреватель «Нью-Йорк таймс» критикует решение Трампа отгородиться стеной от Мексики, чтобы решить проблему наплыва в США мигрантов из стран Латинской Америки. По мнению автора, США нужен «план, который создаст стену — а не стена, которая заменяет план».

в

Строительство пограничной стены не решит нашу иммиграционную проблему13.02.2019111410Томас Фридман (Thomas L. Friedman)

Дебаты вокруг стены на границе США и Мексики, а также вопросы миграции стали настолько искаженными этим чрезмерно перегретым нонсенсом президента Трампа — мы должны построить стену, чтобы сдержать всех этих насильников и убийц, и Мексика заплатит за нее — что мы и забыли, как бы это звучало, если бы это говорил президент, определяющий реальную проблему на границе ради настоящего решения, а не просто для того, чтобы активизировать свой электорат.

К сожалению, мы имеем президента, который хочет потратить 5,7 миллиарда долларов на стену, чтобы решить свои политические проблемы с телеведущими Рашем Лимбо, Энн Кольтер и Лорой Ингрэм. В то время как американцы нуждаются в президенте, который хочет потратить 5,7 миллиарда долларов на многостороннюю стратегию миграционного вызова, с которым столкнулись США.

Вот как настоящий президент объяснил бы это: «Дорогие соотечественники, мы столкнулись с глобальным кризисом. Все больше людей сегодня переезжают в поисках работы, убежища, безопасного места подальше от экологических катастроф или просто стремятся к порядку, как никогда со времен Второй мировой войны. Таких людей около 70 миллионов.

Почему сейчас? Ответ: в конце XIX и в течение ХХ века на смену миру, которым во многих регионах руководили великие империи, пришел мир под руководством независимых национальных государств. И 50 лет послевоенного периода были замечательным временем для того, чтобы быть слабым маленьким национальным государством — и этому есть несколько причин.

Во-первых, потому что тогда были две сверхдержавы, которые соревновались за их симпатии, подкидывая свою помощь, создавая их армию, скупая их дешевые товары и обучая своих детей в их университетах. Во-вторых, изменение климата происходило постепенно. В-третьих, численность населения все еще была под контролем в развивающемся мире. В-четвертых, ни у кого не было смартфонов, чтобы с легкостью организовать движение против своего правительства или даже увидеть, как выглядят Париж или город Феникс из штата Аризона. В-пятых, Китай не был членом Всемирной торговой организации, поэтому каждая бедная страна могла развивать текстильную или другую низкооплачиваемую отрасль.

Все эти преимущества исчезли в начале XXI века. Вызванная изменениями климата экстремальная погода — наводнения, засухи, рекордные температуры в результате тотальной вырубки человеком лесов — начала добивать многие страны, а особенно мелких фермеров. Количество людей из мира развивающегося выросло благодаря лучшему качеству здравоохранения. Африка со 140 миллионами людей в 1900 году разрослась до миллиарда к 2010-му, а по прогнозам разрастется до 2,5 миллиарда к 2050-му. Такой же скачок произошел в Центральной Америке, в странах вроде Гватемалы.

В то же время смартфона позволили гражданам с легкостью сравнивать их уровень жизни с жизнью в Париже или Финиксе — и найти, как добраться туда. Кроме того, Китай присоединился к Всемирной торговой организации, захватив низкооплачиваемые индустрии, а конец холодной войны означал, что ни одна сверхдержава не станет трогать вашу страну, потому что все, чтобы она бы от этого выиграла — это счет.

Результат: сегодня значительно труднее быть слабой страной, и слабейшие из них начинают разрушаться или дробиться. Это Гватемала, Гондурас, Сальвадор и Венесуэла в нашем полушарии, а также Судан, Сирия, Афганистан, Ливия и многие страны к югу от африканской Сахары.

Это породило широкие зоны «беспорядка» — крупный геополитический тренд в мире, когда все эти люди пытаются выйти из этого беспорядка в мир порядке. И это то, что порождает все эти популистские, националистические и антиммигрантские вспышки по всему миру порядка, включая Америку и Европу.

Это настоящий контекст миграционного кризиса. Каков ответ? Если вы посмотрите, что замедлило поток мексиканцев, легальными или нелегальными путями прибывавших в Америку в течение последнего десятилетия, то это была комбинация огромной экономической мощи Мексики — частично благодаря NAFTA и замедленному росту населения в этой стране. К этому мржно добавить улучшение принципов управления страной и более качественным контролем на границе Мексики и США.

Такая же формула должна сейчас быть применена к Гватемале, Гондурасу и Сальвадору. Они превратились в основной источник всех мигрантов, прибывающих в Америку сегодня, включая 187 тысяч несовершеннолетних без сопровождения взрослых, которых подобрал Пограничный патруль США в 2014-2018 годы. Их родители отправили их таким образом к родным, которые уже осели в США, или чтобы оградить детей от насилия и принудительной вербовки со стороны местных банд.

В июне прошлого года совет по международным отношениям в своем отчете отметил: «В 2015-м, последнем году, когда эти данные стали доступны, 3,4 миллиона человек, родившихся в Сальвадоре, Гватемале и Гондурасе проживали в США, что более чем в два раза превышает их количество в размере 1,5 миллиона в 2000 году». Вследствие безумной коррупции и войн криминальных группировок сальвадорцы, гондурасцы и гватемальцы ежегодно вынуждены выплачивать около 651 миллион долларов по требованию организованных криминальных группировок. Эти банды, вроде MS-13 возникли в Центральной Америке в середине 90-х «после масштабных депортаций из США нелегальных иммигрантов-уголовников».

Вот почему, среди прочего, умная американская политика в отношении миграции могла бы заняться продвижением семейного планирования на сельских территориях Центральной Америки. Разрешить религиозному праву Америки ограничивать помощь США по планированию семьи за рубежом — это глупо.

АЕдинственная вещь, которая превышает последнюю по своей тупости, это отсутствие работы над урегулированием изменения климата, что отказывается делать Трамп. Экстремальная погода разрушила мелкое фермерство в Центральной Америке. И когда мелкое фермерство слабеет или терпит крах, люди оставляют сельскую местность и идут в город. И если они сталкиваются там с высоким уровнем безработицы и преступности — они направляются в Америку.

В то же время мы нуждаемся инвестициях со стороны местных и иностранных компаний и правительств для построения инфраструктуры, туризма и торговли в Центральной Америке, чтобы больше людей могли там процветать, особенно когда 61% населения — моложе 29 лет. К сожалению, сейчас средний уровень инвестиций достигает всего 12% ВВП Гватемалы, Гондураса и Сальвадора, а в Мексике — 26%.

Да, в конечном счете легальные и нелегальные мигранты на самом деле делают свой вклад в развитие Америки, но несомненно и то, что безопасность на границе, предоставление убежища, обустройство и интеграция давят на федеральное и региональные правительства. Однако…

США могли бы тратить миллионы долларов, чтобы помочь стабилизации центрально-американских стран — чтобы больше их жителей могли остаться дома, чему отдают предпочтение большинство мигрантов — и таким образом мы все же сэкономим деньги и уменьшим нелегальную миграцию. В любом случае мы тратим от 14 до 38 тысяч долларов, чтобы задержать и депортировать только одного мигранта.

Наконец, нам нужны ограждения, дроны и сенсоры, чтобы усилить границу на местах. Но вместо того, чтобы строить стену на границе с Мексикой за 5,7 миллиарда долларов, нам нужно помогать Мексике улучшать свою способность перехватывать мигрантов на их южной границе с Гватемалой, которую все мигранты Центральной Америки, движущиеся на север, должны пройти. И это не так трудно. Существует только два главных пути из Гватемалы на север, с горой посередине. Это называется мексиканским «узким перешейком Теуантепек».

Если бы мы вместе с Мексикой работали над тем, чтобы создать на проходном пункте лучшую инфраструктуру — биометрический контроль и улучшенную способность инспекции транспортных средств, людей и товаров с целью остановить контрабандистов, а также интервьюировали потенциальных искателей убежища — мы бы существенно снизили количество тех, кто идет из Центральной Америки через Мексику и собирается на нашей границе.

В итоге нам нужен план, который создаст стену — а не стена, которая заменяет план. Это то, что предложил бы настоящий президент. Если бы только у нас такой был.

И давайте без иллюзий: все больше слабых национальных государств будут разрушаться под давлением обстоятельств в будущем десятилетии, и никакая империя не установит там порядок — эти дни давно прошли. И эти государства просто-напросто больше не смогут эффективно управлять собой. (Черт, Великобритания больше не может эффективно управлять собой!)

Поэтому то, как мир будет взаимодействовать с целью принести порядок во все большее количество мест — Италия вот просто создала и профинансировала Ливийскую береговую охрану, чтобы защитить себя от мигрантов, которые пересекают Средиземноморье, — становится одним из крупнейших управленческих вызовов для этой страны.

https://inosmi.ru/politic/20190213/244561660.html

Обратная сторона политики США: израильское лобби

Твиты Ильхан Омар, первой женщины в хиджабе в Конгрессе США, о продажности ряда американских политиков, «спонсором» которых является Американо-израильский комитет по общественным связям, инициировали споры вокруг темы антисемитизма в США.

Заявления Ильхан Омар вызвали шквал критики со стороны республиканцев и многих ее соратников по Демократической партии.

Твиты Омар продемонстрировали степень участия Американо-израильского комитета по общественным связям в политической жизни США и его влияние на Конгресс.

Споры разгорелись после того, как конгрессмен-республиканец от штата Калифорния Кевин Маккарти пригрозил двум мусульманкам в Конгрессе США — Ильхан Омар и Рашиде Тлаиб — разбирательством за критику в адрес Израиля.

После этого Омар написала в Twitter, что многие в Конгрессе США поддерживают Израиль за плату еврейского лобби.

Отвечая на вопрос журналиста, кто именно платит американским политикам за поддержку Израиля, Омар сказала: «Американо-израильский комитет по общественным связям» (АИКОС, самая сильная из лоббистских структур в США).

После этого скандал вокруг финансовой поддержки американских политиков со стороны израильского лобби разгорелся с новой силой.

— Почему критика израильского лобби расценивается как антисемитизм?

Многие американцы еврейского происхождения выступили в защиту Омар, отметив, что ее слова нельзя воспринимать в качестве проявления антисемитизма, поскольку АИКОС является лишь лоббистской структурой, пытающейся повлиять на официальный курс Вашингтона.

Макс Бергер, представитель ассоциации «Если не сейчас, то когда?», объединяющей часть молодежи еврейской общины США, в своей статье на сайте Think Progress утверждает, что евреи не считают заявления Омар нападками в свой адрес.

«Поддерживаемые Израилем политические группировки, такие как АИКОС, оказывают влияние на политику на протяжении десятков лет. Установить размер пожертвований АИКОС по официальным каналам сложно, так как в него входит множество человек, каждый из которых должен платить по пять тысяч долларов», — пишет Бергер.

Представитель Демократической партии США от Нью-Йорка, еврей Мак Роуз отметил, что метафора Омар имеет скрытый подтекст.

«В своих комментариях Омар ссылается на утверждения о том, что «Израиль поддерживают еврейские деньги», — сказал Роуз, отметив, что в высказываниях Омар нет и намека на антисемитизм.

Чтобы продемонстрировать влияние АИКОС на Конгресс США, Джеффри Голдберг, один из авторов журнала New Yorker, рассказал о встрече с представителем израильской лоббистской организации.

По его словам, представитель организации сказал, что если АИКОС пожелает, то все 70 сенаторов в Конгрессе США в течение 24 часов подпишут даже пустую салфетку.

Члены АИКОС перечисляют свои средства на счета американских общественных деятелей или политиков, на которых им негласно указывает организация, сказал Голдберг. 

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%B0-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B8-%D1%81%D1%88%D0%B0-%D0%B8%D0%B7%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5-%D0%BB%D0%BE%D0%B1%D0%B1%D0%B8-/1391321

Убийство Кашикчы: мир ожидает шагов ООН и мирового сообщества

АА

Споры вокруг убийства известного саудовского журналиста Джемаля Кашикчы в генконсульстве Саудовской Аравии в Стамбуле не утихают до сих пор.

После того, как спецдокладчик ООН по внесудебным и произвольным казням Агнес Калламард возложила ответственность за убийство на Эр-Рияд, все внимание сконцентрировано на шагах, которые предпримет мировое сообщество, главным образом ООН.

Резко негативная реакция ООН последовала спустя несколько месяцев после спланированного убийства Кашикчы второго октября 2018 года.

Спецдокладчик ООН Агнес Калламард отчиталась об итогах визита в Турцию, состоявшегося 28 января-3 февраля, в ходе которого она обсудила резонансное убийство с представителями местных властей.

Поблагодарив власти Турции за поддержку в ходе визита, Калламард сказала: «Улики, собранные во время моего визита в Турцию, свидетельствуют о том, что Кашикчы стал жертвой жестокого убийства, спланированного властями Саудовской Аравии».

Заявление Калламард произвело в мире эффект разорвавшейся бомбы. Мировые информационные агентства широко осветили эту тему.

Спецдокладчик сообщила, что планирует продолжить анализ полученных улик, и призвала лиц, владеющих информацией по поводу убийства Кашикчы, помочь ООН в расследовании.

По словам Калламард, она представит доклад по итогам расследования на 41-м заседании Совета по правам человека ООН, которое пройдет в июне нынешнего года в Женеве.

Ранее Калламард не назвала конкретных имен во властных структурах Саудовской Аравии, но ожидается, что она передаст соответствующий список в Совет ООН по правам человека или Управление Верховного Комиссара ООН по правам человека.

Кроме того, спецдокладчик представит в Совет ООН по правам человека ряд предложений, в том числе касательно наказания виновных в убийстве Кашикчы.

После того, как доклад обсудят представители 47 стран-участниц Совета ООН по правам человека, ряд государств внесет на рассмотрение всемирной организации проект резолюции, осуждающий Саудовскую Аравию, уверены эксперты.

Несмотря на то, что итоги голосования не будут иметь решающего значения, это позволит оказать некоторое давление на СБ ООН и мировое сообщество.

Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет в декабре 2018 года заявила, что у Управления Верховного комиссара ООН по правам человека нет полномочий на проведение уголовного расследования.

Такое расследование может быть проведено только по инициативе стран-участниц ООН, в том числе Совбеза организации.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D1%83%D0%B1%D0%B8%D0%B9%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D0%BA%D0%B0%D1%88%D0%B8%D0%BA%D1%87%D1%8B-%D0%BC%D0%B8%D1%80-%D0%BE%D0%B6%D0%B8%D0%B4%D0%B0%D0%B5%D1%82-%D1%88%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%B2-%D0%BE%D0%BE%D0%BD-%D0%B8-%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D1%81%D0%BE%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B0-/1387175