Эрдоган и Макрон обсудили Украину и заявки Финляндии и Швеции в НАТО

Состоялся телефонный разговор лидеров Турции и Франции

Elmira Ekberova   |26.05.2022

Эрдоган и Макрон обсудили Украину и заявки Финляндии и Швеции в НАТО

    

АНКАРА

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган провел в четверг телефонный разговор с президентом Франции Эммануэлем Макроном.

В Управлении по связям Администрации президента Турции сообщили, что лидеры двух стран обсудили региональные процессы, в том числе, тематику войны между Украиной и Россией, а также заявок Финляндии и Швеции на вступление в НАТО.

Турецкий лидер выразил надежду на скорейший и справедливый мир между РФ и Украиной, отметив, что Анкара продолжает поощрять стороны к диалогу и дипломатии.

Президент Эрдоган заявил также, что контакты Хельсинки и Стокгольма с лицами и структурами, связанными с террористами PKK/YPG, противоречат духу союзничества в рамках НАТО.

Эрдоган и Макрон обсудили Украину и заявки Финляндии и Швеции в НАТО (aa.com.tr)

Об отношении Турции к политике расширения НАТО

Вторжение России в Украину подталкивает другие страны к поиску новых путей укрепления безопасности

Mehmet Yasin Bozkuş ve Bedirhan Kır, Ülviyya Amuyeva  

АНАЛИТИКА - Об отношении Турции к политике расширения НАТО

    

СТАМБУЛ

Вторжение России в Украину подтолкнуло страны Европы к поиску новых путей укрепления национальной безопасности.

Действия Кремля напомнили многим странам, что в XXI веке все еще могут вестись не только опосредованные, но и обычные войны.

Боевые действия последних трех месяцев в Украине подтолкнули ранее нейтральные Швецию и Финляндию к подаче заявки на вступление в НАТО.

Позиция Анкары по данному вопросу оказалась отличной от других стран-членов Североатлантического альянса, что во многом связано с поддержкой, которую оказывают Стокгольм и Хельсинки террористической организации PYD (сирийское крыло PKK — ред.).

Вместе с тем стоит признать, что требования Анкары к Стокгольму намного более жесткие, нежели к Хельсинки.

В столице Швеции с апреля 2016 года действует «офис» террористов PKK/PYD. При этом шведские власти санкционируют акции сторонников этой кровавой организации.

В Финляндии деятельность террористов РКК менее явная, но они периодически выступают с заявлениями под предлогом свободы слова.

В обеих государствах продолжают действовать школы другой террористической организации Фетуллаха Гюлена.

Требования Анкары в отношении скандинавских стран вполне обоснованы. Сирийское крыло террористической организации РКК — PYD является реальной угрозой для национальной безопасности Турции. Ряд стран Запада, в том числе из блока НАТО на протяжении последних лет активно сотрудничают с этой кровавой организацией, поставляя боевикам оружие и финансируя их.

Это противоречит основополагающим принципам военно-политического блока, требующим учета и противодействия угрозам безопасности стран-членов Альянса.

Стоит отметить, что Турция до сегодняшнего дня ни разу не пользовалась правом вето при расширении НАТО, доказывая, что принципиально не выступает против увеличения числа стран-членов Альянса.

Расширение границ НАТО может вызвать рост противостояние на континенте и приблизить напряженность Запада с Россией.

В сложившейся ситуации, вето Турции в отношении заявки Финляндии и Швеции снижает градус противостояния на международной арене.

Негативное отношение Анкары к членству Финляндии и Швеции в НАТО, безусловно, сопряжено с определенными рисками и для самой Турции. Однако, подобная позиция, в пределах разумного, может привести и к достижениям для Турецкой Республики.

Эксперты Мехмет Ясин Бозкуш и Бедирхан Кыр

АНАЛИТИКА — Об отношении Турции к политике расширения НАТО (aa.com.tr)

СМИ выяснили, что хочет Турция за снятие вето на расширение НАТО

В обмен на согласие на вступление в НАТО Финляндии и Швеции Турция хочет осуждения ими всех курдских организаций и ограничений на продажу вооружений.

Как сообщает «Европейская правда«, об этом, ссылаясь на анонимные разговоры с тремя высокопоставленными турецкими чиновниками, пишет Bloomberg.

В частности, Анкара настаивает на том, чтобы любые новые кандидаты в членство в НАТО признали ее обеспокоенность курдскими вооруженными формированиями — как внутри Турции, так и в Сирии и Ираке.

Дело в том, что хотя члены НАТО признают террористами Рабочей партии Курдистана, отношение к их сирийскому отделению YPG совсем другое – некоторые даже предоставляли им оружие для борьбы против Исламского государства.

Именно поэтому Турция требует от Швеции и Финляндии публично осудить не только Рабочее партии Курдистана, но и другие курдские организации.

Также Турция хочет, чтобы Швеция и Финляндия отменили ограничения на продажу вооружений, которые они наложили в 2019 году в ответ на вторжение в Сирию.

Как отмечается, хотя объемы торговли оружием между Турцией и Финляндией и Швецией незначительны, для Анкары это важно, чтобы требовать снятия подобных ограничений со стороны США.ВИДЕО ДНЯhttps://imasdk.googleapis.com/js/core/bridge3.516.0_en.html#goog_491970413Advertisement: 0:17

В частности, Турция надеется вернуться к соглашению с США о закупке истребителей F-35, от участия в котором его запретили после того, как он купил у России системы противоракетной обороны С-400.

СМИ выяснили, что хочет Турция за снятие вето на расширение НАТО | Украинская правда (pravda.com.ua)

Карта вето и игра Эрдогана!

Президент РФ В. Путин провел переговоры с президентом Турции Р. Эрдоганом

© POOL

Эрдоган пытается торговаться с Западом, но такая политика еще больше втягивает Турцию в конфликт, пишет Evrensel. Она рискует столкнуться с новыми угрозами и давлением, так как доказывает, что Эрдоган не может противостоять США и НАТО.Запуск процесса по вступлению граничащей с Россией Финляндии и Швеции в НАТО в очередной раз показал, что украинское противоборство Украиной не ограничивается. Он выявил продолжающуюся на заднем плане империалистическую борьбу за господство, а также американо-натовскую агрессию.Вместе с тем администрация Эрдогана в Турции, объявившая о поддержке натовской политики «открытых дверей» (принятия новых членов), в ответ на заявки Финляндии и Швеции на членство в альянсе выкладывает на стол карту «вето», утверждая, что «они поддерживают террористические организации». Однако такая политика, заключающаяся в использовании противоречий между империалистами в своих интересах, постепенно становится опасной азартной игрой, в результате которой Турция может столкнуться с новым давлением и угрозами.Канцлер Германии Олаф Шольц и президент Франции Эммануэль Макрон, хотя и выступают открыто в поддержку Украины, в целях выхода из сложной политической и экономической ситуации, с которой сталкиваются, хотят, чтобы конфликт закончился «компромиссом» между Россией и Украиной. С другой стороны, США и Великобритания делают все возможное, чтобы углубить его и растянуть на длительный период времени. Более того, они оказывают серьезное давление и на своих союзников в этом вопросе.На данном этапе вопрос о членстве Финляндии и Швеции в НАТО показывает, что американский империализм превратил украинский конфликт в возможность усугубить кризис и привязать западных союзников к своей политической оси.Не следует упускать из виду и другую сторону этого хода в направлении окружения России прежде всего посредством Финляндии, с которой она имеет протяженную границу. Мишенью также выбран Китай, обвиненный генеральным секретарем Йенсом Столтенбергом в «нежелании осуждать Россию».В то время как США подбадривали Финляндию и Швецию относительно вступления в НАТО, давали им заверения, а Германия и Франция делали заявления о поддержке, президент Эрдоган отрезал: «Не поддерживаем», – и обратил на себя все внимание. На вопрос, почему Турция против членства этих стран, министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу (Mevlüt Çavuşoğlu) отвечает: «Потому что это страны, которые содействуют террористическим организациям Рабочая партия Курдистана (РПК) и Отряды народной самообороны (YPG)». Чавушоглу также говорит, что значительная часть турецкого народа возражает против вступления двух государств в НАТО.

Штаб-квартира НАТО, Брюссель - ИноСМИ, 1920, 17.05.2022

Конечно, ни Чавушоглу, ни Эрдоган не заботятся о том, чтобы прислушиваться к гласу народа и исполнять его волю. В противном случае они учли бы мнение своих граждан, большинство которых выступает против членства самой Турции в НАТО, и предприняли бы шаги в направлении выхода из альянса еще до того, как стали возражать против присоединения упомянутых государств. Однако они не то что не стремятся выйти из НАТО, но и выступают за расширение этой военной организации западных империалистов во главе с США, открыто поддерживая растущую угрозу империалистической войны.Что же в таком случае хочет сделать администрация Эрдогана, выкладывая на стол карту вето относительно членства Финляндии и Швеции в НАТО?Прежде всего следует отметить, что, если бы администрация Эрдогана последовательно и решительно выступала против членства этих стран в альянсе и, следовательно, против политики американского империализма по углублению кризиса, то она подобно сломанным часам была бы правдива хотя бы два раза в сутки. Однако, судя по заявлениям, сделанным по итогам переговоров Чавушоглу с генеральным секретарем НАТО Столтенбергом, госсекретарем США Энтони Блинкеном, министром иностранных дел Швеции Анн Линде и министром иностранных дел Финляндии Пеккой Хаависто, становится понятно, что «надежда на достижение компромисса», а именно – торг, продолжается. На это, в частности, указал и официальный представитель президента Турции Ибрагим Калын (İbrahim Kalın), отметив: «Турция не закрыла дверь для вступления Швеции и Финляндии в НАТО и требует ограничения террористической деятельности в скандинавских странах».Что же касается торга, который ведет администрация Эрдогана, выкладывая на стол карту вето, и целей, которых она желает достичь, можно сказать следующее.Во-первых, хотя внимание обращается на поддержку РПК и Партии «Демократический союз» (PYD) / Сирийские демократические силы (SDG), участие непосредственно этих стран не имеет решающей роли с точки зрения баланса в регионе (на Ближнем Востоке). Поэтому торг, который ведется через поддержку, оказываемую этими странами, по сути означает попытку администрации Эрдогана добиться уступок со стороны США. Учитывая, что американский империализм, будучи определяющей силой в НАТО, продолжает сотрудничать с курдами в Сирии, исходя из своих региональных интересов, неудивительно, что администрация Эрдогана, которая видит в этом сотрудничестве большую угрозу для своей региональной политики, стремится использовать нынешний кризис для получения новых уступок в этом отношении. Особенно в то время, когда трансграничные операции по-прежнему очень полезны для разжигания шовинизма в стране, поддержки буржуазной оппозиции и усиления давления на демократические силы, а ослабевающая власть остро нуждается в этом.

Во-вторых, Эрдоган пытался превратить свою посредническую роль между Россией и Украиной в возможность вести пропаганду «великой страны» и «сильного лидера» прежде всего для восстановления утраченной поддержки во внутренней политике. Однако это зашло в тупик, и для такой пропаганды теперь стараются использовать карту вето в НАТО.В-третьих, не выступая открыто в поддержку членства двух стран в Североатлантическом альянсе, администрация Эрдогана, возможно, рассчитывает отвести от себя реакцию России.Однако карта вето, которую турецкое руководство выкладывает на стол для собственного спасения, есть не что иное, как своего рода азартная игра, из-за которой народы, проживающие в Турции, с высокой долей вероятности столкнутся с новыми конфликтами и угрозами. Ведь, несмотря на ведущийся торг, позиция, занятая с самого начала украинского конфликта, указывает на то, что администрация Эрдогана не может противостоять давлению США и НАТО. Поэтому процесс вступления Финляндии и Швеции в НАТО будет развиваться таким образом, что привяжет администрацию Эрдогана к американо-натовской оси еще больше и так или иначе еще более ограничит ей пространство для действий.Также следует отметить, что этот процесс будет постепенно осложнять для Турции проведение политики «баланса» в отношениях с Россией, а соответственно, увеличивать риск столкновения с самой Россией, сирийской администрацией и Ираном в регионах, удерживаемых турецкими властями под оккупацией вместе с «Хайят Тахрир аш-Шам»* и Свободной сирийской армией, прежде всего в Идлибе и Африне.В результате нынешняя политика Эрдогана, готового к любому торгу в целях сохранения своей власти, напоминает ситуацию игрока, который раз за разом проигрывает за карточным столом и, чтобы иметь возможность продолжать игру, берет в долг все больше у других игроков. Но при такой игре проигравшими становятся также народы Турции и региона. Потому что эта политика торга втягивает страну в конфликт, последствия которого мы будем еще сильнее ощущать в Черном море, Восточном Средиземноморье и на Ближнем Востоке.* – террористическая организация, запрещена в РФ. – Прим. ИноСМИ.Автор: Юсуф Караташ (Yusuf Karataş)

Эрдоган использовал опасную карту в игре с НАТО | 18.05.2022, ИноСМИ (inosmi.ru)

Поговорим о России и её роли во Второй мировой войне

© РИА Новости РИА Новости

Представление о том, что США в одиночку спасли мир во Второй мировой войне, неверно, пишет The Washington Times. Автор статьи указывает на вклад СССР в победу над нацистской Германией.

Л. Тодд Вуд

Я уверен, что за эту статью мне изрядно достанется, и, видимо, с обеих сторон — от русских и от американцев. Но это же здорово! Так я смогу узнать, что подтолкнул людей к обсуждению этой темы — ведь именно для этого и существует блог Behind the Curtain («За кулисами»).Итак, поговорим о России, а точнее, о роли русских в Великой отечественной войне — так у них называют Вторую мировую войну.Американцы по праву гордятся и в большинстве своем испытывают чувство патриотизма, когда заходит речь о несколько преувеличенной роли Америки в победе над гитлеровской коалицией в последней большой войне XX века. США в огромном долгу перед своим величайшим поколением за то, что оно сражалось в Европе и в Тихом океане. Америка освободила Западную Европу и превратила Японию и Германию в экономические центры влияния и в союзников. Однако представление американцев о том, что США спасли мир без посторонней помощи, неверно и некорректно.Одна из причин заключается в том, что в наших деградирующих школах американскую молодежь плохо учат истории. Там, похоже, предпочтение отдается феминологии и прочим расплывчатым предметам, которые преподают в соответствии с какими-то неясными планами и тайными замыслами университетских преподавателей левого толка — вместо того, чтобы обучать чтению, письму, истории и так далее. Кроме того, как правило, при обучении истории материал в лучшем случае дается неполный.По существующим оценкам, Россия потеряла в войне с Германией около 30 миллионов человек. Не исключено, что реальное количество погибших намного больше. Американцы даже не в состоянии представить себе масштабы этих потерь. США потеряли во Второй мировой войне около полумиллиона человек. Целое поколение русских — целыми деревнями, семьями — было стерто с лица земли и похоронено в братских могилах по всей территории бывшего Советского Союза. Большинство евреев, уничтоженных Адольфом Гитлером, были убиты в СССР. И даже то, что Иосиф Сталин после окончания войны уничтожил столько же жителей страны и с не меньшей жестокостью, ничуть не оправдывает тех злодеяний, которые совершил в России Гитлер.Можно с уверенностью сказать, что антигитлеровской коалиции было бы гораздо сложнее победить фашистскую Германию без тех огромных усилий и человеческих жизней, принесенных в жертву Советским Союзом. И действительно, в качестве доказательства можно было бы сказать, что добиться таких же результатов можно было бы, только применив против Германии ядерное оружие. В войне с Россией Германия потеряла около 9 миллионов солдат и офицеров. Уже само существование восточного фронта спасло жизнь многим американцам и союзникам.

Одной из причин больших потерь русских, по всей видимости, были тактические принципы, существовавшие в Красной армии. Россия противодействовала фашистской военной машине в буквальном смысле, забрасывая ее живой силой. Печально известно, что Сталин давал приказы расстреливать каждого, кто отступал, сдавался, дезертировал или отказывался воевать. Войну в России выиграли не генералы, не Сталин или кто-то еще. В этой войне победила душа русского народа, отчаянно пытавшегося прогнать Гитлера со своей родной земли. Войну выиграли русские мальчишки и мужчины, которые эшелон за эшелоном, рота за ротой шли на врага и жертвовали собой.Я ничуть не пытаюсь оправдывать жесткое поведение и репрессивные меры, которые предпринимала Красная Армия после войны на оккупированных территориях в Восточной Европе. Исторических документов на эту тему вполне остаточно, и каждый может сам все прочитать. Я вовсе не собираюсь оправдывать сегодняшнее поведение России на Украине или в других регионах. Я не пытаюсь распространять кремлевскую пропаганду, которая использует войну в качестве предлога (и должен сказать, довольно успешно) для того, чтобы разжечь антизападную истерию ради поддержания власти и сохранения контроля над страной.Я лишь хочу сказать, что Запад должен признать тот вклад, который внес Советский Союз в победу над фашистской Германией.Та боль, которую нанесла России Вторая мировая война, еще не утихла. Я был в Еврейском музее и центре толерантности в Москве и видел, как российские старики и молодые люди тихо плачут, глядя на снимки, на которых фашисты выстраивают еврейских детей в ряд на краю расстрельных рвов, или слушая рассказы тех, кто выжил. Я видел, как гордятся победой простые люди. Война навсегда оставила свой след в русской душе. И парад победы на Красной площади 9 мая проводится для того, чтобы отдать дань жертвам российского народа.Западу следует как-то признать эти жертвы и роль России и при этом найти способ противодействия националистическим проявлениям, которые с этим связаны. Мы не сможем стремиться к миру, пока не научимся принимать прошлое.Вполне очевидно, что и России, в свою очередь, также следует научиться жить в согласии с цивилизованным миром. Мне кажется, что России следует стать такой страной, которая может гордиться своей историей, и в то же время сделать так, чтобы талант ее народа служил на благо всего мира.

Американец напомнил о роли СССР во Второй мировой | 08.05.2022, ИноСМИ (inosmi.ru)

Напряженность в Приднестровье грозит выходом войны за пределы Украины

Заявления из РФ о планах создания «коридора» через юг Украины к Приднестровью вызвали обеспокоенность в регионе

Ülviyya Amuyeva   Напряженность в Приднестровье грозит выходом войны за пределы Украины

КИШИНЕВ

Заявления российских военных о планах создания «коридора» через юг Украины к подконтрольному пророссийским сепаратистам Приднестровскому региону Молдовы, усилили вероятность вовлечения в войну третьих стран.

Приднестровье — зона «замороженного конфликта», оставшегося Молдове в наследство от Советского Союза. Тема Приднестровья актуализировалась на третий месяц войны между РФ и Украиной.

На фоне заявлений российских военных и взрывов в Приднестровье стали высказываться мнения о том, что последующей «мишенью» для России после Украины станет Молдова.

Резонансным стало заявление исполняющего обязанности командующего войсками Центрального военного округа ВС РФ Рустама Миннекаева, который 22 апреля заявил, что российская армия в рамках второй фазы войны, планирует обеспечить сухопутных путь к Приднестровью.

Вечером 25-го апреля «МВД» непризнанного Приднестровья сообщило о взрывах в здании «Министерства государственной безопасности» – спецслужбы подконтрольных России сепаратистов – в Тирасполе.

Уже на следующий день неизвестные подорвали радиопередатчик на коротких и средних волнах в Приднестровье, который ретранслировал российское пропагандистское радио. Из строя были выведены две антенны в поселке Маяк в приграничном с Украиной Григориопольском районе.

В Бюро реинтеграции Молдовы заявили, что взрывы – это «повод для обострения ситуации в сфере безопасности в приднестровском регионе», а президент республики Майя Санду созвала заседание Высшего совета безопасности «в связи с инцидентами в Приднестровском регионе».

На самом неподконтрольном Кишиневу левом берегу Днестра ввели «красный уровень террористической опасности». 

Тем временем, замминистра иностранных дел РФ Андрей Руденко заявил, что Россия хотела бы избежать втягивания в Приднестровья в войну с Украиной, а спикер президент РФ Дмитрий Песков заявил, что Кремль «внимательно наблюдает за тем, как там развивается ситуация».

В России при этом не скрывают, что видят решение проблемы Приднестровья в федерализации Молдовы.

Еще в 2003 году Москва предложила Кишиневу «Меморандум Козака» — план решения приднестровского конфликта через федерализацию Молдавии.

Проект был разработан в 2003 году первым заместителем руководителя администрации президента РФ Дмитрием Козаком.

Согласно плану, Приднестровье получит право заблокировать любой нежелательный для себя законопроект центральных властей Молдовы.

Согласно российскому плану, Молдова не сможет присоединиться к какой-либо группировке и сохранит статус нейтралитета, а российские воинские части смогут годами находиться в Приднестровье.

Власти Молдовы тогда не приняли это предложение, после чего отношения между РФ и Молдовой ухудшились.

Напряженность в Приднестровье грозит выходом войны за пределы Украины (aa.com.tr)

Северные территории «незаконно оккупированы Россией», говорится в дипломатическом документе

https://regnum.ru/

МИД Японии в «Синей книге дипломатии» впервые с 2003 года обозначил Южные Курилы как «незаконно оккупированные» Россией территории, сообщает Yomiuri. В министерстве также заявили о «неподходящей обстановке» для того, чтобы обсуждать перспективы переговоров об этих островах.Спецоперация на Украине – «важный поворотный момент в истории»На заседании кабинета министров утром 22 апреля министр иностранных дел Японии Ёсимаса Хаяси отчитался о «Синей книге по дипломатии» за 2022 год. Он осудил российскую спецоперацию на Украине, назвав ее произволом и «важным поворотным моментом в истории, который угрожает мировому порядку, сложившемуся после холодной войны».Что касается «северных территорий», то в «Синей книге» прописано: «Они принадлежат Японии, но в настоящее время незаконно оккупированы Россией».Хаяси назвал спецоперацию на Украине «вопросом, который касается безопасности Японии» и отметил, что «выбор и действия международного сообщества и Японии в отношении России определят будущее международного порядка». Он подчеркнул: «Санкциями мы покажем, что за ряд действий придется заплатить высокую цену».Комментируя переговоры о заключении мирного договора с Россией, а также «северных территориях», министр заявил: «Сейчас неподходящая обстановка для того, чтобы говорить о перспективах переговоров».

«Северные территории» были названы «исконно японскими» впервые с 2011 года, «незаконно оккупированными» – впервые с 2003 года.В редакции «Синей книги» от 2021 года Южные Курилы назывались «островами, суверенитет на которые принадлежит Японии».Что касается Китая, то Хаяси выразил «серьезную обеспокоенность по поводу безопасности» с учетом непрозрачной военной экспансии и попыток в одностороннем порядке изменить статус-кво в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях.При этом он заявил, что Китай является одним из самых важных партнеров Японии, и отметил необходимость построения конструктивных и стабильных японо-китайских отношений.Южную Корею Хаяси назвал «важным соседом». При этом он отметил, что, если активы японских компаний в Южной Корее будут национализированы в связи с исками по поводу эксплуатации корейских рабочих, это создаст «серьезный прецедент», и призвал японскую сторону как можно скорее выработать приемлемое решение.

Япония пригрозила России за «оккупацию» Курил | 22.04.2022, ИноСМИ (inosmi.ru)

Расширение НАТО было ошибкой?

Флаги саммита стран-участниц НАТО в Брюсселе. 11 июля 2018 - ИноСМИ, 1920, 21.04.2022

© РИА Новости Алексей Витвицкий

Было ли расширение НАТО ошибкой? На этот вопрос попытались ответить подобранные журналом Foreign Affairs эксперты, в том числе сотрудники Атлантического совета. Неудивительно, что они оправдали экспансию альянса.Редакция Foreign Affairs недавно опубликовала серию статей о НАТО, о решении продолжить ее расширение и о последствиях такого расширения для европейской и общемировой безопасности. В дополнение к этим статьям мы решили опросить широкий круг экспертов, чтобы узнать их точку зрения. Как и в ходе предыдущих опросов, мы обратились к десяткам авторитетных специалистов, обладающих обширной информацией и знаниями по этому вопросу, а также к экспертам широкого профиля. Участников попросили ответить, согласны они или нет с утверждением, что расширение НАТО было ошибкой, а также отметить степень уверенности в своем ответе. Их мнения приведены ниже.

ПОЛНОСТЬЮ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 8Алекс Правда (Alex Pravda), старший научный сотрудник Оксфордской школы глобальных и региональных исследований

Если бы НАТО была распущена в 1992-1993 годах, а на ее месте создана новая организация евроатлантической безопасности с США и Россией в качестве ведущих соучредителей, это свело бы к минимуму вероятность российского недовольства и любые попытки воссоздать сферу контроля. Многие представители научного сообщества открыто поддерживают эту точку зрения, заявляя, что это был самый безопасный курс. Однако верх взяло высокомерие и бюрократическая сила инерции НАТО.

ПОЛНОСТЬЮ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 10

Эндрю Басевич (Andrew Bacevich), президент Института ответственного государственного управления им. Куинси

ПОЛНОСТЬЮ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 9

Чарльз Купчан (Charles Kupchan), старший научный сотрудник Совета по международным отношениям, профессор международных отношений Школы дипломатической службы им. Уолша Джорджтаунского университета

Расширение НАТО и создание нового порядка безопасности после холодной войны с концентрацией западной мощи против России было грубейшей ошибкой. Стратегическое благоразумие требовало участия России в создании равновесия. Соединенным Штатам надо было придерживаться программы «Партнерство во имя мира». Это более гибкий механизм безопасности, позволяющий всем европейским государствам сотрудничать с НАТО без официального расширения альянса и проведения новых разделительных линий. Расширение НАТО надо было осуществлять только в том случае, если бы Россия продемонстрировала агрессивные намерения.ПОЛНОСТЬЮ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 8Кристофер Пребл (Christopher Preble), содиректор инициативы «Новое американское взаимодействие», Атлантический советОкончание холодной войны и распад Советского Союза должны были проложить путь к созданию новой архитектуры европейской безопасности. Вместо этого правительство США стало настаивать на расширении НАТО, противодействовать стратегической автономии Европы и мешать оптимальному распределению трансатлантической ответственности.

ПОЛНОСТЬЮ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 10

Джон Миршаймер (John J. Mearsheimer), заслуженный профессор политологии Чикагского университета

ПОЛНОСТЬЮ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 8

Джошуа Шифринсон (Joshua Shifrinson), доцент международных отношений Бостонского университета

Если цели США заключались в демонстрации силы, в сведении к минимуму вероятности российской агрессии в будущем, в ориентации стран Центральной и Восточной Европы на Запад, то альтернатив расширению НАТО было немало. Но то, как происходило расширение НАТО — с ограниченным анализом того, как обеспечить безопасность странам Центральной и Восточной Европы, и в условиях вполне понятного противодействия России — практически гарантировало возникновение проблем в будущем.

ПОЛНОСТЬЮ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 10

Майкл Мандельбаум (Michael Mandelbaum), почетный профессор Школы передовых международных исследований при Университете Джонса Хопкинса

Расширение НАТО изменило отношение россиян с прозападного на антизападное и создало ту политическую атмосферу, которой воспользовался Путин для осуществления своей агрессии.

ПОЛНОСТЬЮ СОГЛАСНА, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 10

Надежда Арбатова, профессор и заведующая отделом европейских политических исследований Института мировой экономики и международных отношений им. Примакова Российской академии наук

Происходящая на Украине трагедия является беспрецедентной в новейшей истории Европы. Хотя в ООН и на других форумах в этой трагедии винят Россию, у нынешнего кризиса долгая предыстория, в которую немалый вклад внесла НАТО. Знаменитые слова «это хуже преступления, это ошибка» в полной мере применимы к расширению альянса, которое привело к далеко идущим последствиям.Во-первых, решение о расширении НАТО стало первым нарушением статус-кво, сложившегося после распада биполярного мира. Исключительная парадоксальность ситуации в том, что это решение было принято в пору расцвета отношений между Россией и Западом. Во-вторых, расширение НАТО скомпрометировало стратегию расширения ЕС, поскольку оно стало неписаным предварительным условием для членства в ЕС. В-третьих, оно подорвало доверие России к НАТО и к Западу, поскольку военная операция НАТО в Югославии в 1999 году была первым действием расширенной НАТО, нарушавшим все до единого положения Основополагающего акта от 1997 года. В-четвертых, расширение создало новое противоречие между правом государств свободно выбирать альянсы безопасности и правом других стран выступать против такого расширения, если они видели в нем угрозу своей национальной безопасности.И последнее, по очереди, но не по значению. Поскольку Запад пренебрег интересами безопасности России, это убедило Кремль, что слова — будь это речь Путина в Мюнхене (2007 г.), проект договора о европейской безопасности Медведева (2010 г.) — не окажут никакого воздействия на стратегию Запада. Значение имеет только жесткая сила.

ПОЛНОСТЬЮ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 8

Раджан Менон (Rajan Menon), директор программы «Большая стратегия» аналитического центра Defense Priorities; профессор международных отношений в Школе Пауэлла Городского колледжа Нью-Йорка

ПОЛНОСТЬЮ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 8

Ричард Беттс (Richard K. Betts), профессор исследований войны и мира Колумбийского университета; старший научный сотрудник Совета по международным отношениям

Было неразумно пинать Россию, когда та лежала на земле. Мы должны были знать, что она непременно поднимется…

ПОЛНОСТЬЮ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 9

Стивен Уолт (Stephen Walt), профессор международных отношений Гарвардского университета

СОГЛАСНА, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 7

Энн-Мэри Слотер (Anne-Marie Slaughter), директор аналитического центра «Новая Америка»

Расширение НАТО было стратегической ошибкой касательно наших отношений с Россией. Но это было правильное решение в плане стабилизации ряда стран Центральной и Восточной Европы, когда мы с ужасом наблюдали за процессом распада Югославии. Некоторым странам понадобилось более 10 лет для экономического объединения с ЕС, а их правительствам был нужен знаковый сигнал о вступлении в демократический клуб. Но мы могли приложить гораздо больше усилий для создания настоящей архитектуры безопасности для Европы и Евразии, которая также помогла бы в формировании новых экономических отношений. Мы должны отказаться от проведения и перекройки границ ХХ века с его разногласиями и противоречиями.

СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 6

Дэниел Трейсман (Daniel Treisman), профессор политологии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе

Ошибка заключалась не столько в расширении НАТО, сколько в отказе от включения России в новую архитектуру безопасности и в систему взаимовыгодных отношений за рамками НАТО. За исключением СНВ-3, все соглашения в сфере контроля вооружений, такие как Договор о ПРО, прекратили свое существование. А те коммерческие отношения, что остались и развивались, — экспорт энергоресурсов в Европу, состояния олигархов и их инвестиции на Западе — привели к тому, что западные страны попали в зависимость от России, и Кремль эту зависимость может эксплуатировать. Вне зависимости от того, надо было расширять НАТО или не надо, наша политика притворства, в рамках которой мы делали вид, будто Украина и Грузия на верном пути к вступлению, хотя это было не так, была уникальным по своей порочности подходом.

СОГЛАСНА, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 7

Элизабет Боргвардт (Elizabeth Borgwardt), доцент истории и права Вашингтонского университета в Сент-Луисе; соредактор книги «Переосмысливая большую американскую стратегию» (Rethinking American Grand Strategy)

СОГЛАСНА, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 8

Эмма Эшфорд (Emma Ashford), старший научный сотрудник Атлантического совета

С точки зрения США и стран-членов НАТО, расширение альянса после холодной войны не было стратегической ошибкой. Несомненно, расширение дало определенные преимущества, скажем, бывшие члены Варшавского договора ясно увидели путь к вступлению в западные институты. В то же время расширение НАТО усилило напряженность в отношениях с Россией и закрепило антагонистический подход к европейской безопасности. Это подорвало безопасность самого альянса и способствовало возникновению сегодняшнего конфликта на Украине. Нам был нужен более осторожный и взвешенный подход к европейской безопасности после окончания холодной войны. Например, ныне не действующее Партнерство во имя мира вполне могло привести к созданию всеобъемлющей и более эффективной системы европейской безопасности.

СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 8

Мелвин Лефлер (Melvyn P. Leffler), заслуженный профессор Виргинского университета

СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 8

Сергей Радченко (Sergey Radchenko), заслуженный профессор Школы передовых международных исследований при Университете Джонса Хопкинса

Самым крупным провалом системы, сложившейся после холодной войны, стало то, что Запад не сумел привязать к себе Россию. А еще это был первый и главный провал России. Русским не хватило дальновидности, упорства и рвения, чтобы порвать с наследием империализма и авторитаризма. Но и Запад тоже не нашел для России достаточно места в соответствующих экономических и военных структурах, позволив ей дрейфовать в одиночестве с ядовитым грузом исторических обид и недовольств. Сейчас задача состоит в том, чтобы заглянуть в будущее и приступить к формированию планов для другой России в составе Европы. 1990-е годы станут важным уроком и дадут подсказки о том, как построить недискриминационный и всеохватывающий мировой порядок. Мы не должны переоценивать степень своего влияния на Россию, равно как и наши возможности по перестройке ее политической культуры. Но мы также не должны списывать Россию со счетов. Запад должен признать, что отношение России к нему строится в основном на ее уверенности (верной или ошибочной) в том, что он стремится к ее уничтожению. Мы должны постараться изменить это представление. Практический шаг в этом направлении — дождаться, когда Путин со своими бредовыми фантазиями уйдет со сцены. А когда это произойдет (а это произойдет непременно), мы должны будем предложить России реальный путь к сближению с Западом на уважительных условиях. Мы обязаны по-новому взглянуть на Россию, и помочь России по-новому взглянуть на себя.

СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 7

Стивен Бидл (Stephen Biddle), профессор международных отношений и связей с общественностью Колумбийского университета; старший научный сотрудник Совета по международным отношениям

СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 7

Стивен Вертхайм (Stephen Wertheim), старший научный сотрудник программы «Американское государственное управление» Фонда Карнеги

Европа целая, свободная и мирная — это была правильная концепция того, что должно было случиться после окончания холодной войны. Расширение НАТО было неверным инструментом.Расширение вызвало враждебное отношение России по той же причине, по какой оно решило проблемы безопасности восточноевропейских государств. НАТО являлась военным альянсом, а Россия была для нее наиболее вероятным противником. Как бы это расширение ни повлияло на Россию, оно стало стратегической ошибкой для США. В обмен на обязательство защищать новых членов (нельзя исключать, что это обязательство Америке придется исполнять) Соединенные Штаты закрепились на позициях господствующей военной силы в Европе. Но эта сделка соответствовала предпочтениям американского руководства в ущерб американским интересам. Одержав верх над единственной державой, способной захватить весь континент, США следовало сократить свои силы и приветствовать, а не отвергать попытки европейцев обеспечить оборону континента собственными силами. Прошло 30 лет, а Европа по-прежнему слишком зависима, чтобы защититься от агрессивной России. А Соединенные Штаты слишком сильно рискуют. Эти риски несоразмерны их стратегическим интересам и внутренним потребностям.

НЕЙТРАЛЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 9

Александр Кули (Alexander Cooley), профессор политологии Барнард-колледжа при Колумбийском университете

В дебатах об истоках российского чувства незащищенности и милитаризма друг другу противостоят те, кто обвиняет НАТО в экспансионизме и посягательстве на российскую «сферу привилегий», и те, кто видит в воинственном противодействии Путина Западу результат его потребности в консолидации и легитимности собственной власти. На мой взгляд, эти два фактора динамично взаимодействуют. Когда у Путина усилились авторитарные тенденции, он все чаще стал видеть в НАТО угрозу, причем не только военного характера. Он видит в ней главный институт, связанный с западной системой государственного управления, с либерализмом и с мировым лидерством США. В то же время, после расширения НАТО в 2004 году этот альянс еще больше сконцентрировался на России как на вероятной угрозе, особенно для его новых членов. Война между Россией и Грузией в 2008 году и конфликт на Украине в 2014 году усилили эту точку зрения. НАТО и самовластие российского президента в последние десятилетия развивались, и это вело к появлению новых противоречий между ними.

НЕЙТРАЛЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 8

Майкл Киммидж (Michael Kimmage), профессор истории Католического университета Америки

Расширение НАТО после окончания холодной войны во многом стало благом для Европы. Оно принесло мир и безопасность в те регионы, которые находились под властью Советов, и которым Москва продолжала угрожать.Тем не менее расширение превратилось в самоцель, а механическое применение принципа открытых дверей ко всей Европе в лучшем случае не стало ответом на стратегические проблемы неприсоединившихся европейских стран. В худшем же политика открытых дверей дала слишком мало реальных обещаний и надежд Грузии и Украине, и не способствовала укреплению безопасности вне НАТО.

НЕЙТРАЛЬНА, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 5

Стейси Годдард (Stacie Goddard), профессор политологии Уэллсли-колледжа

Если мы говорим, что это решение было стратегической ошибкой, нам надо думать о доступных альтернативах. В данном случае была ли у США возможность не расширять НАТО? Пожалуй, была, и это Партнерство во имя мира. Но в 1990-е годы США были обеспокоены трудностями демократизации и этническими конфликтами в Восточной Европе, страны которой настойчиво требовали расширения архитектуры безопасности. Поэтому я считаю, что политика «нерасширения» была неработоспособной альтернативой.

НЕ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 8

Андрей Колесников, старший научный сотрудник, руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги

Продвижение НАТО на восток никогда не создавало угрозу России. Странам Восточной Европы это давало привязку к Европе. Другое дело, что расширение разжигало националистические настроения в России. А когда к власти пришел Путин, это способствовало его враждебному отношению к Западу, итогом чего стала «специальная операция».

НЕ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 10

Антон Гризольд (Anton Grizold), профессор и заведующий кафедрой оборонных исследований Люблянского университета СловенииНЕ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 9Бенджамин Хаддад (Benjamin Haddad), старший директор Европейского центра при Атлантическом совете

НЕ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 8

Кристофер Чиввис (Christopher S. Chivvis), старший научный сотрудник и директор программы американского государственного управления Фонда Карнеги

Расширение НАТО было оптимальным вариантом для управления европейской системой безопасности, возникшей в 1990-е годы после окончания холодной войны. Но потом расширение переключилось на автопилот и зашло слишком далеко.

НЕ СОГЛАСНА, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 8

Синтия Робертс (Cynthia Roberts), профессор колледжа Хантера Городского университета Нью-Йорка, старший научный сотрудник Института исследований войны и мира Колумбийского университета

Я придерживаюсь своей довоенной оценки: расширение НАТО помогло привязать страны Центральной и Восточной Европы после окончания холодной войны, однако при этом надо было также налаживать взаимодействие с Россией в вопросах безопасности. Однако, как я писала в прошлом году, данные альянсом в 2008 году обещания двум бывшим советским республикам поставили Украину в «положение неопределенности», а это был «стратегический просчет, поскольку НАТО сделала ставку на то, что Россия никогда не восстановит свои силы и не оспорит ее решения».

НЕ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 1

Дэниел Нексон (Daniel Nexon), профессор Школы дипломатической службы им. Уолша Джорджтаунского университета

Каким был бы мир без расширения НАТО? Может быть, Вышеградский альянс и Организация Договора о коллективной безопасности вели бы сейчас гонку вооружений, или Россия установила бы свое господство над большинством бывших членов Варшавского договора. Наверное, к настоящему времени расчленением Трансильвании завершилась бы венгерско-румынская война. Вооруженные силы ЕС защищали бы прибалтийские государства. Я этого не знаю, да и никто не знает. Мы не можем вернуться назад во времени и отменить многочисленные волны расширения, поэтому лучше всего оценивать эти дебаты реально, видя в них заменитель других споров.

НЕ СОГЛАСНА, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 9

Даниэла Пяткевич (Danielle Piatkiewicz), научный сотрудник Института европейской политикиНЕ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 8Фрэнсис Гэвин (Francis J. Gavin), заслуженный профессор, директор Центра международных отношений им. Киссинджера Школы передовых международных исследований при Университете Джонса Хопкинса

Анализируя политику, важно оценивать вероятные альтернативные сценарии. Без расширения НАТО в Центральной Европе мог образоваться опасный вакуум силы. Такой вакуум не раз создавал угрозы в прошлом. Не будучи членами НАТО, Польша и другие страны могли попытаться создать собственное ядерное оружие. И как в таких обстоятельствах развивалась бы объединенная Германия, вызывавшая наибольшие опасения в начале 1990-х годов? Критики забывают, что после 1990 года НАТО изменила свои цели и структуру, а также существенно сократила свои вооруженные силы. Нет никакой гарантии, что России понравились бы другие схемы европейской безопасности, и что она не захотела бы вернуть бывшую империю и сферы влияния. И вопреки прогнозам, возродившаяся российская угроза подчеркнула единство НАТО и ее коллективные возможности в сфере безопасности.

НЕ СОГЛАСНА, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 9

Джанин Дэвидсон (Janine Davidson), президент Денверского государственного университета

Мне этот вопрос показался интересным, и я задумалась над ним. Однако ясно, что наши восточноевропейские коллеги были правы, постоянно предупреждая нас о вероятном усилении России и о ее амбициях. Это не мы / НАТО агрессивно продвигались на восток. Это восточноевропейские страны побежали на запад и стали колотить в дверь, чтобы их пустили. Они были правы.

НЕ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 7

Джозеф Най (Joseph S. Nye), почетный и заслуженный профессор Гарвардского университета, бывший декан Школы государственного управления им. Кеннеди

НЕ СОГЛАСНА, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 8

Кимберли Мартен (Kimberly Marten), профессор политологии Барнард-колледжа при Колумбийском университете

Расширение НАТО помогло в какой-то степени обеспечить стабильность и дало надежду Центральной Европе в период большой неопределенности в 1990-х и начале 2000-х годов, когда распалась Югославия и Советский Союз, а на континенте началась межэтническая война. Сотрудничество между странами и военное взаимодействие также способствовало усилению позиций США в мире. Кроме того, это наверняка было необходимо для расширения ЕС, которое еще больше укрепило стабильность и благополучие большей части Европы.Маловероятно, что географическое расширение НАТО было главной причиной российского недовольства Западом. Скорее всего, недовольство было вызвано оперативным расширением натовских авиаударов в Косове, вторжением США в Ирак, когда Вашингтон проигнорировал российское вето в Совете Безопасности ООН, а также односторонним выходом США из Договора по ПРО.Не конфликт с Западом привел Путина к власти, но Путин воспользовался этим конфликтом и усилил его в собственных внутриполитических целях.

НЕ СОГЛАСНА, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 8

Кайрон Скиннер (Kiron Skinner), профессор международных отношений и политики Университета Карнеги — Меллона

НЕ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 9

Марек Мадей (Marek Madej), доцент международных отношений Варшавского университета

Я гражданин Польши, которая вступила в альянс в 1999 году и выиграла от процесса расширения. Так что моя личная и национальная точка зрения такова. Считать расширение НАТО стратегической ошибкой просто неоправданно, особенно в нынешней международной обстановке, когда Россия начала военную операцию на Украине. Однако я убежден, что расширение дало положительные результаты более старым членам этой организации и самой НАТО. Я не уверен, что НАТО пережила бы собственный успех в холодной войне и реалии 90-х без расширения. На мой взгляд, знаменитые слова «НАТО должна выйти за пределы своей зоны ответственности, а иначе она прекратит свое существование» означали не только новые функции и задачи (например, урегулирование кризисов, операции по стабилизации и т. д.), но и географические изменения. Расширение не только помогло демократизации и стабилизации Центральной Европы (включая Западные Балканы, Болгарию, Румынию и прибалтийские страны). Оно расширило зону мира и стабильности, продвинув ее из Западной Европы далеко на восток. А еще расширение укрепило легитимность НАТО и сделало эту организацию (которая по сути дела является западной, а не общеевропейской) центральной опорой европейской безопасности. Оно дало западным странам (европейским и американским) шанс выстроить европейскую безопасность в соответствии со своими предпочтениями и ценностями, и сделать это лучше любой другой альтернативы. (Важно и то, что решения, влияющие на Европу в целом, принимаются в Североатлантическом совете только членами альянса, благодаря чему европейская система безопасности опирается на НАТО.) Я не уверен, что Соединенные Штаты и Западная Европа захотели бы сохранить военный альянс в неизменном виде, если бы в него не могли вступать новые члены, учитывая расходы на его содержание, особенно американские. Распустить НАТО в 90-е годы — это было вполне реально. А расширение, стабилизация и распространение демократии стали теми вопросами, которые дали альянсу «новые основания для существования». Расширение в определенной мере помогло сохранить его базовую функцию «страховки» на плохие времена и инструмента коллективной обороны в мирное время, когда было трудно найти внешние угрозы, оправдывающие расходы на организацию коллективной обороны, и объяснить эти расходы, особенно гражданам США. Конечно, новые члены не очень сильно укрепили военный потенциал НАТО, но политические выгоды были существенные, поэтому расширение в любом случае оказалось выгодным для НАТО. И наконец, возрождение империализма в России было вызвано не расширением НАТО. Причиной стало стремление России господствовать в восточной части Европы (или даже во всей Европе). А это стремление не было вызвано страхом перед продвижением НАТО на восток, перед окружением натовскими базами и давлением на Россию. Здесь налицо гораздо более давние традиции, берущие начало в царской России. Это идеи Третьего Рима и так далее. Если принять во внимание эти обстоятельства, а также богатые природные ресурсы России, ее ядерный потенциал, постсоветскую ностальгию, давние традиции самовластия и экспансионизма, то шансы на восстановление России после периода разрухи, начавшегося сразу после холодной войны, а также на формирование довольно эффективного авторитарного режима, который сможет проводить напористую (а то и откровенно агрессивную) политику по отношению к Западу, были весьма высоки. В этом случае вакуум безопасности в Центральной Европе между зоной НАТО и Россией не выполнял бы роль буферной зоны. Россия постепенно вернула бы эти страны под свой контроль, и НАТО (которая была меньше, чем сегодня) была бы вынуждена вступить в конфронтацию с недружественным блоком стран под управлением России или с Российской империей.

НЕ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 6

Мэтт Дасс (Matt Duss), советник сенатора Берни Сандерса по вопросам внешней политики

Коллективная безопасность — это важный принцип, особенно во взаимосвязанном мире. Военные альянсы типа НАТО являются важными инструментами коллективной безопасности при условии, что союзники и противники ведут себя менее рискованно и провокационно. Расширение НАТО вряд ли было ошибкой, но как предупреждали в то время многие американские и российские официальные лица, проводилось оно таким образом, что русские увидели в этом провокацию. Надо было срочно обратить внимание на такое негативное восприятие и сделать гораздо больше в этом направлении. Может, ничего бы и не изменилось, потому что исторические претензии и недовольства Путина блоком НАТО не ограничиваются. Но даже маленький шанс предотвратить те ужасы, которые мы наблюдаем сегодня, стоил того, чтобы приложить усилия.

НЕ СОГЛАСНА, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 6

Натали Точчи (Nathalie Tocci), директор Института иностранных дел Италии

Раньше я думала, что расширение НАТО является ошибкой, и что мы могли бы сделать больше, чтобы снять обеспокоенность России проблемами безопасности. Но военная операция на Украине изменила мою точку зрения. Может, я ошибалась, и существует диаметрально противоположное и более убедительное объяснение? Может, это история о том, почему определенные страны так сильно хотят стать членами НАТО, и дело вовсе не в ее расширении? Может, восприятие угроз и понимание намерений Кремля у них было намного сильнее, чем у меня? Напала бы Россия на Украину, будь она членом НАТО? У меня нет определенных ответов на эти вопросы, но этот конфликт потряс меня, и я отказалась от своих убеждений.

НЕ СОГЛАСНА, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 6

Рэйчел Риццо (Rachel Rizzo), внештатный старший научный сотрудник Европейского центра при Атлантическом совете

Ответ на этот вопрос зависит от того, какой этап расширения НАТО мы обсуждаем. Я считаю стратегической ошибкой данное в 2008 году обещание, что альянс со временем включит в свой состав Грузию и Украину. Российская военная операция 2022 года началась не из-за расширения НАТО, но будет справедливо сказать, что такая политика все же сыграла в этом определенную роль. Если вернуться в 1990-е годы, то доводы против немедленного расширения НАТО после окончания холодной войны строились на посылке о том, что такая политика является причиной медленного, но устойчивого ухудшения отношений между Россией и Западом в целом. Если бы НАТО не расширялась, говорят авторы такой аргументации, отношения между Россией, Европой и США со временем стали бы дружественными и строились на базе сотрудничества. Стороны не вступили бы в конфронтацию, которую мы наблюдаем сегодня. Думаю, это ложное допущение. В то же время мы должны посмотреть, что сделала НАТО для трансатлантических отношений. Она их укрепила, она усилила европейские силы сдерживания и обороны. То, что Россия не испытывает на прочность положение устава альянса о коллективной обороне, доказывает, что оно работает, а расширение НАТО того стоило.

НЕ СОГЛАСНА, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 9

Роуз Геттемюллер (Rose Gottemoeller), лектор Института международных исследований им. Фримана Спольи Стэнфордского университета и его Центра международной безопасности и сотрудничества. Бывший заместитель генерального секретаря НАТО

Мы приложили максимум усилий, чтобы Россия осталась нашим партнером в вопросах европейской безопасности. России, а может быть, Путину не понравились наши предложения.

НЕ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 8

Рой Эллисон (Roy Allison), директор Центра российских и евразийских исследований Оксфордского университета

Политический курс России после 1996 года привел к тому, что страны Центральной и Восточной Европы, а также прибалтийские государства с их историческим опытом посчитали, что без твердых гарантий их «возвращение в Европу» окажется под угрозой. В то время такие гарантии могла предоставить только НАТО, но не ЕС или ОБСЕ. Нынешние события подтверждают правильность таких опасений.

НЕ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 8

Стивен Сестанович (Stephen Sestanovich), профессор дипломатии Школы международных и государственных дел Колумбийского университета, старший научный сотрудник Совета по международным отношениям

Если бы это был единственный элемент политики в отношении России, то это было бы ошибкой. Но были и другие усилия. Это сопровождалось огромным сокращением американского военного присутствия в Европе, заключением многочисленных соглашений в области контроля вооружений, ограничением численности натовских сил в Восточной Европе, совместными миротворческими операциями на Балканах и регулярным проявлением интереса к улучшению двусторонних отношений.

НЕ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 8

Стивен Пайфер (Steven Pifer), адъюнкт-профессор Центра международной безопасности и сотрудничества Стэнфордского университета

АБСОЛЮТНО НЕ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 10

Александр Вершбоу (Alexander Vershbow), заслуженный научный сотрудник Атлантического совета, бывший заместитель генерального секретаря НАТО, бывший посол США в России

Расширение укрепило безопасность и демократию в Центральной и Восточной Европе и исправило несправедливости Ялты…

АБСОЛЮТНО НЕ СОГЛАСНА, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 10

Алина Полякова (Alina Polyakova), президент и генеральный директор Центра анализа европейской политики

Членство в НАТО — это единственная причина, почему Россия не напала на прибалтийские государства и на другие страны Центральной и Восточной Европы. Стратегической ошибкой был отказ от ускоренного приема Украины, Молдавии и Грузии.

АБСОЛЮТНО НЕ СОГЛАСНА, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 10

Энн де Тингай (Anne de Tinguy), почетный профессор Национального института восточных языков и культур, Франция

АБСОЛЮТНО НЕ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 10

Барри Павел (Barry Pavel), старший вице-президент и директор Центра стратегии и безопасности им. Скоукрофта при Атлантическом совете

Расширение НАТО стало процессом, благодаря которому государства-единомышленники, разделявшие ценности членов альянса и соответствовавшие определенным критериям, приняли самостоятельное решение подать заявку на официальное вступление. Заявки всех новых членов после окончания холодной войны были приняты и ратифицированы демократически избранными парламентами всех стран-членов НАТО. Следовательно, у членов альянса реальные общие интересы и ценности. Самостоятельное решение о вступлении в альянс закреплено нормами международного права, которые предусматривают, что каждое государство имеет право принимать разумные меры для обеспечения собственной обороны. Во время расширения условия безопасности в Европе в основном были весьма благоприятные по сравнению с периодом холодной войны. А после терактов 11 сентября даже Владимир Путин заявил, что не видит никаких проблем в расширении альянса. Но за последние 14 лет Путин уже четыре раза нападал на суверенные соседние страны и частично оккупировал их территории. Поэтому те страны, которые вступили в НАТО после окончания холодной войны, счастливы, что поступили таким образом. Несмотря на высказывания и пропаганду Путина о НАТО и ее расширении, он на самом деле не ощущает никакой угрозы натовского вторжения в Россию, потому что такое предположение абсурдно само по себе. Путин использует расширение НАТО, чтобы развеять свои собственные мощные страхи. Это страх перед утратой собственной, личной власти (ведь он продолжает красть миллиарды долларов у государства) в результате демократической революции в России. Путин боится, что если Украина продолжит свой путь и превратится в процветающую, ориентированную на Запад демократию, россияне посмотрят на свою соседку, увидят, какими свободами и благами пользуются украинцы, и постараются сделать то же самое в собственной стране.Расширение НАТО не имеет никакого отношения к стремлению Путина остаться коррумпированным диктатором России.

АБСОЛЮТНО НЕ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 10

Чарли Салониус-Пастернак (Charly Salonius-Pasternak), научный сотрудник Финского института международных отношений

АБСОЛЮТНО НЕ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 8

Крис Миллер (Chris Miller), доцент Флетчеровской школы при Университете Тафтса

Обеспечение мира и стабильности на большей части Центральной и Восточной Европы стало историческим достижением, которое никто не гарантировал. Отчасти благодаря решению о приеме этих стран в НАТО они живут в обстановке мира и процветания, которая беспрецедентна в их новейшей истории. Расширение НАТО действительно сыграло свою роль в формировании реваншизма в России, но внутренние факторы были намного важнее.

АБСОЛЮТНО НЕ СОГЛАСНА, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 10

Констанц Штельценмюллер (Constanze Stelzenmüller), специалист по Германии и трансатлантическим отношениям, Институт Брукингса

АБСОЛЮТНО НЕ СОГЛАСНА, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 10

Кристина Флореа (Cristina Florea), доцент истории Корнелльского университета

АБСОЛЮТНО НЕ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 10

Дэниел Фрид (Daniel Fried), заслуженный член Атлантического советаЯ был одним из архитекторов этой политики в администрациях Клинтона и Буша…

АБСОЛЮТНО НЕ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 10

Иво Даалдер (Ivo Daalder), президент Чикагского совета по международным делам

Расширение НАТО соответствовало чаяниям народов, которые сбросили иго советского владычества, чтобы обрести свободу и безопасность. Спросите народы Польши, прибалтийских государств, Румынии и других стран, считают ли они членство в НАТО стратегической ошибкой.

АБСОЛЮТНО НЕ СОГЛАСНА, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 9

Яна Пульерин (Jana Puglierin), старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям

Продвижение НАТО (и ЕС) в восточном направлении стабилизировало и демократизировало Центральную и Восточную Европу…

АБСОЛЮТНО НЕ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 10

Джеймс Голдгейер (James Goldgeier), приглашенный научный сотрудник Центра международной безопасности и сотрудничества Стэнфордского университета

Поскольку Россия ведет неспровоцированную и жестокую военную операцию против Украины, становится предельно ясно, насколько важным было расширение НАТО для внешней политики США и для безопасности Европы. Расширение НАТО обеспечило безопасность и стабильность огромной части Европы (и дало больше шансов на расширение ЕС). Сплоченность НАТО перед лицом российской агрессии — это нечто выдающееся. Мы также должны понять, что расширение является процессом, а не одномоментным явлением. Такая политика породила трения в отношениях с Россией по всем направлениям, но неравномерно. Когда в 1999 году членами НАТО стали Польша, Венгрия и Чехия, война в Косово была намного важнее для отношений между США, НАТО и Россией. Когда в 2004 году в альянс вступили еще семь стран, война в Ираке и цветные революции были намного важнее для российско-американских отношений. Ошибка НАТО заключалась в том, что она в 2008 году сделала на саммите в Бухаресте заявление, суть которого сводилась к тому, что Украина и Грузия станут членами альянса. НАТО была к этому не готова, да и эти страны тоже. Их не поставили на путь вступления. Бухарестская декларация дала Путину основания сделать то, о чем он четко и недвусмысленно говорил, выражая свою уверенность, что Украина принадлежит России. Он не признает право Украины на существование в качестве независимого государства, и он боится, что эта страна станет успешной демократией прямо на границе России. На ранних этапах расширения Соединенные Штаты и НАТО пытались сотрудничать с Россией в решении ее проблем безопасности. Остается надеяться, что когда-нибудь мы сможем вернуться к этому разговору. Но расширение НАТО не является причиной того, что Путин хочет уничтожить Украину как независимое государство.

АБСОЛЮТНО НЕ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 10

Хорхе Бенитес (Jorge Benitez), внештатный старший научный сотрудник Атлантического совета

Принятие в члены НАТО 14 бывших коммунистических государств и Восточной Германии было стратегическим и моральным успехом. Альянс поступил правильно, прислушавшись к миллионам европейцев, которые хотели присоединиться к западным демократиям, не желая давать Путину право вето на их будущее. Путинские угрозы в адрес Швеции и Финляндии, попытка государственного переворота в Черногории, нападение на Грузию и два вторжения на территорию Украины показывают, что он считает себя вправе властвовать над другими странами и применять против них силу. Все страны, вступившие в НАТО после холодной войны, чувствуют себя защищенными от российской агрессии. Нападения России на страны, не являющиеся членами альянса, показывают, что расширение НАТО было успешным шагом, увеличившим зону мира в Европе.

АБСОЛЮТНО НЕ СОГЛАСНА, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 10

Джуди Демпси (Judy Dempsey), редактор издания Strategic Europe, внештатный старший научный сотрудник Европейского центра Карнеги

АБСОЛЮТНО НЕ СОГЛАСНА, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 10

Лиана Фикс (Liana Fix), директор программы международных отношений фонда Кёрбера-Штифтунга

АБСОЛЮТНО НЕ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 10

Лукаш Кулеса (Lukasz Kulesa), заместитель руководителя по исследовательской работе Польского института международных отношений

Российская операция против Украины самым трагическим образом подтверждает правильность расширения НАТО, которое дало большинству стран Центральной Европы гарантии коллективной обороны в соответствии со статьей 5 ее устава. Иначе и эти страны тоже наряду с Украиной могли пасть жертвами российского нападения. Россия использует «угрозу» натовского расширения в интересах пропаганды, очень удобно забывая, что в свое время дала согласие на военную сдержанность (Основополагающий акт от 1997 года) и расширение диалога (Совет Россия — НАТО). Такое сближение с Россией происходило одновременно с расширением НАТО.

АБСОЛЮТНО НЕ СОГЛАСНА, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 9

Мария Попова (Maria Popova), заведующая кафедрой и адъюнкт-профессор политологии Университета Макгилла

Расширение НАТО во многом способствовало укреплению европейской безопасности, и это не было ошибкой. Оно помогло демократическому развитию восточноевропейских государств, и сейчас является гарантией их суверенитета. Если бы НАТО не расширилась в конце холодной войны, сегодня большая часть Восточной Европы могла снова оказаться в огороженном высоким забором российском «дворе», откуда эти страны ушли в 1989-1991 годах, а безопасность всей Европы от этого была бы слабее. Сегодняшняя российская военная операция на Украине уходит корнями во внутреннюю политику России (исторический реваншизм и авторитарное перенапряжение сил), и она никак не связана с решением НАТО 15-летней давности принять в свой состав некоторые страны Восточной Европы.

АБСОЛЮТНО НЕ СОГЛАСНА, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 8

Мария Снеговая (Maria Snegovaya), научный сотрудник Виргинского технологического университета, приглашенный научный сотрудник Института европейских, российских и евразийских исследований при Университете Джорджа Вашингтона, научный сотрудник Центра новой американской безопасности

Расширение НАТО — это фальшивый предлог, оправдывающий российскую военную операцию против соседей. Этот аргумент не соответствует времени расширения. Когда российское руководство было более прозападным, расширение НАТО не представляло никаких проблем. Проблема состоит в возрождении российского реваншизма и империализма, в попытках не допустить дальнейшей интеграции с Западом постсоветского пространства, которое является зоной стратегических интересов России.

АБСОЛЮТНО НЕ СОГЛАСЕН, СТЕПЕНЬ УВЕРЕННОСТИ 9

Сэмюэл Чарап (Samuel Charap), старший политолог исследовательского центра RAND

Западные «эксперты» оправдали расширение НАТО | 21.04.2022, ИноСМИ (inosmi.ru)

Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман решил «ускорить» свое присоединение к российско-китайской оси и вступить в войну против доллара?

Государственный визит президента РФ В. Путина в Саудовскую Аравию - ИноСМИ, 1920, 19.04.2022

© РИА Новости Алексей Никольский

Наследный принц Саудовской Аравии Ибн Салман решил отвернуться от Америки, которая была стратегическим союзником его страны на протяжении 80 лет, пишет Rai Al Youm. Эр-Рияд хочет присоединиться к новому российско-китайскому альянсу, что сигнализирует о радикальных переменах не только в регионе Персидского залива, но и на всем Ближнем Востоке.

خالد الجيوسي /Халид аль-Джауси

Наследный принц и фактический правитель Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман Аль Сауд провел телефонные переговоры с председателем КНР Си Цзиньпином и президентом России Владимиром Путиным. Ибн Салман, возможно, решил отвернуться от Америки, которая была стратегическим союзником Саудовской Аравии на протяжении 80 лет, и присоединиться к новому российско-китайскому альянсу, что сигнализирует о радикальных переменах не только в регионе Персидского залива, но и на всем Ближнем Востоке. Более того, заявления дипломатического советника главы Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) Анвара Гаргаша лишь подтверждают эти предположения.В ходе состоявшегося телефонного разговора наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман и председатель КНР Си Цзиньпин обсудили аспекты двустороннего сотрудничества, а также договорились приложить больше усилий для укрепления партнерства и стратегических отношений между двумя дружественными странами. Об этом сообщило Саудовское агентство новостей SPA.Китайское информационное агентство «Синьхуа» не раскрыло дополнительных деталей этого телефонного разговора, за исключением того, что председатель КНР подчеркнул важность китайско-саудовских отношений в свете сложной и быстро меняющейся международной ситуации.Как сообщает SPA, председатель КНР Си Цзиньпин высоко оценил ключевую роль Саудовской Аравии в регионе и ее усилия по установлению мира и стабильности в Йемене.Любопытно, что инициатором телефонного разговора глав Китая и Саудовской Аравии стал Мухаммед ибн Салман, несмотря на его отсутствие на торжественной церемонии открытия зимних Олимпийских игр в Пекине. Отношения Эр-Рияда с Вашингтоном ухудшились при администрации Байдена, который заявил, что не намерен сотрудничать с наследным принцем Саудовской Аравии. Ибн Салман, в свою очередь, отказался нарастить добычу нефти для снижения цен на энергоноситель, несмотря на просьбу президента США Джо Байдена. Соединенные Штаты столкнулись с беспрецедентным ростом цен на бензин из-за российско-украинского кризиса и введения санкций против российских углеводородов.Ибн Салман, кажется, специально инициировал телефонный разговор с председателем КНР Си Цзиньпином, чтобы обозначить серьезность своих намерений. Саудовская Аравия сделала политический разворот в сторону Китая, когда США (администрация Байдена) отказались от нее, стали обвинять в нарушениях прав человека и убийстве журналиста Джамаля Хашогги. Но вопрос в том, что обсуждали Ибн Салман и Си Цзиньпин. Были ли достигнуты конкретные договоренности, способные усилить политическое и военное присутствие Китая в Саудовской Аравии, несмотря на союз Эр-Рияда с Вашингтоном? Пообещал ли Ибн Салман отказаться от доллара и использовать китайский юань для расчетов по нефтяным сделкам? Ибн Салман пригласил председателя КНР Си Цзиньпина посетить Саудовскую Аравию и пообещал ему «сердечный прием», но ответит ли китайский лидер на его приглашение? Является ли телефонный разговор двух лидеров очередным «политическим плевком» в лицо Байдена или он и правда не выходит за рамки обтекаемых фраз, о которых сообщают информационные агентства Китая и Саудовской Аравии?

Наследный принц и фактический правитель Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман также провел телефонные переговоры с президентом России Владимиром Путиным, в ходе которых российский лидер положительно оценил позицию Саудовской Аравии и ее отказ увеличить добычу нефти для снижения цен на энергоноситель, несмотря на просьбу президента США Джо Байдена. По данным РИА «Новости», Путин дал положительную оценку совместной работе в формате «ОПЕК+», направленной на обеспечение стабильности мирового рынка нефти. Складывается впечатление, что саудовско-российские отношения выглядят более надежными, чем саудовско-китайские отношения. Рост цен на бензин в Америке на руку Ибн Салману, поскольку служит падению популярности Байдена. Саудовская Аравия надеется на возвращение своего близкого союзника и защитника Дональда Трампа на предстоящих президентских выборах. Беспрецедентный рост цен на нефть, сохраняющаяся потребность Соединенных Штатов и Европы в российской нефти, несмотря на введение жестких санкций в отношении Москвы, попытки найти альтернативы российским углеводородам – все это объясняет необходимость проведения телефонного разговора между лидерами Саудовской Аравии и России. Следует отметить, что он является вторым контактом между Путиным и Ибн Салманом с начала российской военной операции на Украине, вызвавшей резкий рост цен на нефть, которые пробили планку в 100 долларов за баррель.Пока неизвестно, станут ли телефонные переговоры, проведенные Ибн Салманом с главами России и Китая, началом создания альянсов с нетрадиционными союзниками. Вместе с тем следует обратить внимание на то, что эти контакты происходят во время беспрецедентного ухудшения отношений Эр-Рияда и Вашингтона. Лидеры стран Персидского залива, в том числе наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман, начали понимать, что американское влияние в мире снижается, а России и Китая, наоборот, возрастает. Дипломатический советник главы ОАЭ Анвар Гаргаш сделал несколько примечательных заявлений, подтверждающих эти предположения. Он считает, что гегемония Запада доживает свои последние дни, и что изменения естественны, так как постоянство и стабильность есть отклонение от нормы жизни.По его словам, экономическая мощь и развитие технологий в Азии (Китай, Япония, Южная Корея и Индонезия) изменят баланс сил, который долгое время был сильно смещен в сторону Запада. Иными словами, экономика становится менее западной, а 70-летнему господству доллара вскоре придет конец. Многие страны сегодня все еще зависят от доллара. Так было с незапамятных времен, но перемены – это неотъемлемая часть нашей жизни.

Ключевой союзник США променял их на Россию и Китай | 19.04.2022, ИноСМИ (inosmi.ru)

Фрэнсис Фукуяма: в основании страны должна лежать сильная нация

Гуру либерализма Фрэнсис Фукуяма на примере Украины утверждает, что миру теперь нужен силовой национал-либерализм. Либерализм, оказывается, не может жить без государственного подавления. Отсюда рукой подать и до оправдания практики нацизма на Украине.

Либерализму нужен национализм

Либерализм в опасности. Основой либеральных обществ являются терпимость к различиям, уважение прав личности и верховенство закона. И все это находится сейчас под угрозой, поскольку мир переживает то, что можно назвать демократической рецессией или даже депрессией. По данным Freedom House, политические права и гражданские свободы во всем мире сокращаются каждый год в течение последних 16 лет. Упадок либерализма проявляется в растущей силе автократий, таких как Китай и Россия, эрозии либеральных — или номинально либеральных — институтов в таких странах, как Венгрия и Турция, и отступлении либеральных демократий в таких странах, как Индия и Соединенные Штаты.В каждом из этих случаев росту антилиберализма способствовал национализм. Нелиберальные лидеры, их партии и их союзники использовали националистическую риторику в стремлении к более жесткому контролю над своими обществами. Они осуждают своих оппонентов как «элиты, оторванные от жизни», как изнеженных космополитов и глобалистов. Они утверждают, что являются настоящими представителями своих стран и их истинными хранителями. Иногда нелиберальные политики изображают своих либеральных коллег просто карикатурно, как ничего не умеющих людей «не от мира сего». Часто они называют своих либеральных соперников не просто политическими противниками, а чем-то более зловещим: врагами народа.Сама природа либерализма делает его восприимчивым к таким атакам. Главный фундаментальный принцип, закрепленный в либерализме, — это принцип терпимости: государство не предписывает верования, понятия идентичности человека или любые другие догмы. С момента своего тогда еще слабого появления в семнадцатом веке в качестве организующего принципа политики либерализм намеренно снижал свои политические цели с достижения «хорошей жизни», к чему всегда призывали религии, моральные доктрины или культурные традиции, на сохранение самой жизни в условиях, когда население не может договориться о том, что такое эта самая «хорошая жизнь». Эта агностическая природа либерализма создает некий духовный вакуум, поскольку люди идут своими путями и испытывают лишь слабое чувство общности. Либеральные политические порядки действительно требуют общих ценностей, таких как терпимость, стремление к компромиссу и здравому смыслу, но они не способствуют сильным эмоциональным связям, характерным для тесно сплоченных религиозных и этно-националистических сообществ. И на самом деле, либеральные общества часто поощряли бесцельную погоню человека за материальным самоудовлетворением.Самой сильной стороной либерализма остается его существовавший веками прагматизм и его способность создавать разнообразие в плюралистических обществах. Тем не менее, тому разнообразию, с которым могут справиться либеральные общества, тоже существуют пределы. Если достаточное множество людей сами отвергают либеральные ценности и стремятся ограничить основные права других, или если граждане прибегают к насилию, чтобы добиться своего, то либерализм сам по себе не может поддерживать политический порядок. И если общества отходят от либеральных принципов и пытаются основывать свою национальную идентичность на категориях расы, этнической принадлежности, религии или каком-либо другом понимании «хорошей жизни», они провоцируют возвращение к потенциально кровавому конфликту. Мир, полный таких стран, неизменно будет более разделенным, более беспокойным и более жестоким.

Вот почему для либералов тем более важно не отказываться от идеи нации. Им следует признать, что на самом деле ничто не делает универсальность либерализма несовместимой с миром наций-государств. Национальная идентичность податлива, и ее можно формировать так, чтобы она отражала либеральные устремления и одновременно прививала широкой публике чувство общности и цели.В качестве доказательства непреходящей важности национальной идентичности достаточно взглянуть на проблемы, с которыми столкнулась Россия, начав свою военную спецоперацию на Украине. Президент России Владимир Путин заявил, что Украина не имеет своей собственной национальной идентичности, отличной от России, и что страна рухнет сразу же, как только начнется операция. Вместо этого Украина упорно сопротивляется России именно потому, что ее граждане привержены идее независимой, либерально-демократической Украины. Они дали понять, что ее граждане готовы умереть за либеральные идеалы, но только тогда, когда эти идеалы укоренены в стране, которую они могут назвать своей собственной.

ДУХОВНЫЙ ВАКУУМ ЛИБЕРАЛИЗМА

Либеральные общества испытывают большие трудности с тем, чтобы представить своим гражданам позитивное видение национальной идентичности. Теория, лежащая в основе либерализма, сталкивается со сложностями в проведении четких границ вокруг сообществ и объяснении того, чем люди могут располагать внутри и вне этих границ. Это происходит потому, что либеральная теория построена на концепции универсализма. Как утверждается во Всеобщей декларации прав человека: «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах». И далее: «Каждый человек имеет право на все права и свободы, изложенные в настоящей Декларации, без каких бы то ни было различий, таких как раса, цвет кожи, пол, язык, религия, политические или иные убеждения, национальное или социальное происхождение, собственность, место рождения или чего-либо иного». Либералы теоретически озабочены нарушениями прав человека, где бы в мире они ни происходили. Многие либералы не любят окрашенных национальной обособленностью пристрастий националистов и воображают себя «гражданами мира».Заявление об универсализме иногда трудно согласовать с разделением мира на национальные государства. Например, нет четкой либеральной теории о том, как проводить национальные границы, что представляет собой огромный недостаток либеральной теории, который привел к внутрилиберальным конфликтам на основе сепаратизма в таких регионах, как Каталония, Квебек и Шотландия, и разногласиям по поводу миграционной политики и отношения к беженцам. Популисты, такие как бывший президент США Дональд Трамп, очень эффективно воспользовались этим противоречием между универсалистскими устремлениями либерализма и более узкими притязаниями национализма.Националисты жалуются на то, что либерализм разрушил узы национального единения и заменил их глобальным космополитизмом, который заботится о людях в далеких странах так же, как и о своих согражданах. Националисты 19 века основывали национальную идентичность на биологии и считали, что национальные сообщества основаны на общем биологическом происхождение. Это продолжает оставаться важной темой и для некоторых современных националистов, таких как премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, который определил венгерскую национальную идентичность как основанную на мадьярской этнической принадлежности.Другие националисты, такие как израильский ученый Йорам Хазони, стремятся пересмотреть этно-национализм 20 века, утверждая, что нации представляют собой объединенные цивилизационные единицы, которые позволяют их членам разделять между собой прочные традиции еды, праздников, языка и тому подобного. Американский консервативный мыслитель Патрик Денин утверждал, что либерализм представляет собой форму «антикультуры», которая растворила все формы долиберальной культуры, используя власть государства для внедрения во все аспекты частной жизни народа и контроля над ними.Примечательно, что Денин и другие консерваторы порвали с экономическими неолибералами и открыто обвиняли рыночный капитализм в подрыве ценностей семьи, человеческого сообщества и традиций. В результате категории 20 века, которые определяли политических левых и правых с точки зрения экономической идеологии, не вполне соответствуют современной реальности, поскольку правые группы готовы одобрять использование государственной власти для регулирования как общественной жизни, так и экономики.Существует значительное совпадение в точках зрения между националистами и религиозными консерваторами. Среди главных традиций, которые хотят сохранить современные националисты, присутствуют религиозные. Например, партия «Право и справедливость» в Польше была тесно связана с Польской католической церковью и глубоко восприняла выступления последней против поддерживаемых либеральной Европой абортов и однополых браков. Точно так же религиозные консерваторы часто считают себя патриотами. Это относится, скажем, к американским евангелистам, которые составили ядро ​​движения Трампа «Сделаем Америку снова великой».Следует признать, что главная идея критики либерализма консерваторами о том, что либеральные общества не обеспечивают прочного общего морального ядра, вокруг которого может быть построено человеческое сообщество, достаточно верна. Но это особенность либерализма, а не его недостаток. Вопрос для консерваторов заключается в том, существует ли реальный способ повернуть время вспять и восстановить более жесткий моральный порядок. Некоторые американские консерваторы надеются вернуться в воображаемое время, когда практически все в Соединенных Штатах были христианами. Но современные общества гораздо более разнообразны в религиозном отношении, чем во времена религиозных войн в Европе в шестнадцатом веке. Идея восстановления общей моральной традиции, определяемой религиозными верованиями, бесперспективна. Лидеры, которые надеются добиться такого рода восстановления, такие как Нарендра Моди, индийский националист-премьер-министр, призывают к угнетению и межобщинному насилию. Моди слишком хорошо это знает: он был главным министром западного штата Гуджарат, когда в 2002 году его потрясли межобщинные беспорядки, в результате которых погибли тысячи человек, в основном мусульмане. С 2014 года, когда Моди стал премьер-министром, он и его союзники стремились привязать индийскую национальную идентичность к опорным столбам индуизма и языка хинди, что кардинально отличается от светского плюрализма основателей индийского либерализма.

НИКУДА БЕЗ ГОСУДАРСТВА

Нелиберальные силы во всем мире будут продолжать использовать призывы к национализму в качестве мощного электорального оружия. У либералов может возникнуть соблазн отвергнуть эту риторику как ура-патриотическую и грубую. Но нацию своим противникам они все равно уступать не должны.Либерализм с его универсалистскими претензиями может испытывать неловкость в соседстве с кажущимся ограниченным национализмом, но их можно примирить. Цели либерализма полностью совместимы с миром, разделенным на национальные государства. Все общества должны применять силу как для сохранения внутреннего порядка, так и для защиты от внешних врагов. Либеральное общество тоже делает это, создавая сильное государство, но затем ограничивая власть этого государства верховенством закона. Власть государства основана на общественном договоре между независимыми людьми, которые соглашаются отказаться от части своих прав поступать свободно, в обмен на защиту государства. Если мы имеем дело с либеральной демократией, то эта власть узаконена как всеобщим принятием закона, так и всенародными выборами.Либеральные права бессмысленны, если они не могут быть обеспечены государством, которое, согласно известному определению немецкого социолога Макса Вебера, является законной монополией силы на определенной территории. Территориальная юрисдикция государства обычно соответствует территории, занимаемой группой лиц, подписавших общественный договор. Люди, живущие за пределами этой юрисдикции, тоже могут рассчитывать на уважение своих прав, но государство не всегда обязано обеспечивать им их соблюдение.Таким образом, государства с четко определенной территориальной юрисдикцией остаются важными политическими игроками, поскольку они единственные могут осуществлять законное применение силы. В современном глобализованном мире власть осуществляется самыми разными институтами, от многонациональных корпораций до некоммерческих групп, от террористических организаций до наднациональных органов, таких как Европейский Союз и Организация Объединенных Наций. И никогда не была более очевидна необходимость международного сотрудничества в решении таких проблем, как глобальное потепление и борьба с пандемиями инфекционных заболеваний. Но остается фактом то, что одна конкретная форма власти, а именно способность обеспечивать соблюдение правил с помощью угрозы или фактического применения силы, остается под контролем государств-наций. Ни Европейский союз, ни Международная ассоциация воздушного транспорта не используют собственную полицию или армию для обеспечения соблюдения установленных ими правил. Такие организации по-прежнему зависят от силовых возможностей стран, которые наделили их соответствующими полномочиями. Безусловно, сегодня существует большой свод норм международного права, который во многих областях заменяет право национального уровня. Подумайте, например, о acquis communautaire (Acquis communautaire — правовая концепция в системе правовых норм ЕС – Прим. ИноСМИ) Европейского Союза, который служит своего рода общим правом для регулирования торговли и разрешения споров. Но в конечном счете, международное право по-прежнему опирается на правоприменение на национальном уровне. Когда государства-члены ЕС расходятся во мнениях по важным вопросам политики, как это было во время кризиса евро 2010 года и миграционного кризиса 2015 года, проблемы решаются не европейским законодательством, а относительной властью государств-членов. Иными словами, высшая власть по-прежнему остается прерогативой национальных государств, а это означает, что контроль над властью на этом уровне остается критически важным.Таким образом, искать противоречие между либеральным универсализмом и потребностью в национальных государствах не следует. Хотя нормативная ценность прав человека может быть универсальной, правоприменительная сила таковой не является. Это дефицитный ресурс, который обязательно применяется на четко ограниченной территории. И либеральное государство имеет полное право предоставлять разные уровни прав гражданам и негражданам, потому что у него нет ресурсов или полномочий для универсальной защиты прав всех людей. Все люди на территории государства пользуются равной защитой закона, но только его граждане являются полноправными участниками общественного договора, обладающими особыми правами и обязанностями, в частности правом голоса.

Тот факт, что государства остаются средоточием силы принуждения, должен вызывать осторожность в отношении предложений о создании новых наднациональных органов и делегировании им такой власти. Либеральные общества накопили несколько сотен лет опыта, изучая, как ограничивать власть на национальном уровне с помощью верховенства закона и законодательных институтов и как уравновешивать власть так, чтобы ее использование отражало общие интересы. Но эти же общества понятия не имеют, как создавать такие институты на глобальном уровне, где, например, глобальный суд или законодательная власть могли бы ограничивать произвольные решения глобального чиновничества. Европейский союз является продуктом самых серьезных до сих пор усилий, направленных на то, чтобы сделать это на региональном уровне. И то в результате получилась довольно неуклюжая система, характеризующаяся чрезмерной слабостью в одних областях (фискальная политика, иностранные дела) и чрезмерной властью в других (экономическое регулирование). Но у Европы по крайней мере есть некая общая история и культурная идентичность, которых нет на глобальном уровне. Международные институты, такие как Международный суд и Международный уголовный суд, продолжают полагаться на государства в обеспечении исполнения их судебных решений.Немецкий философ Иммануил Кант рисовал в своем воображении «вечный мир», при котором на Земле, заполненной либеральными государствами, международные отношения будут регулироваться посредством закона, а не с помощью силы. К сожалению, спецоперация России на Украине продемонстрировала, что мир еще не достиг этого постисторического момента и что грубая военная сила остается главным гарантом мира для либеральных стран. Поэтому маловероятно, что национальное государство исчезнет как важнейший игрок в глобальной политике.«ХОРОШАЯ ЖИЗНЬ»Консервативная критика либерализма содержит в своей основе разумный скептицизм в отношении того акцента, который делает либерализм на вопросах индивидуальной свободы. Либеральные общества предполагают равенство человеческого достоинства, то самого достоинства, которое основывается на способности человека делать выбор. По этой причине либералы привержены защите этой свободы как основного права человека. Но хотя свобода индивидуума и является фундаментальной либеральной ценностью, это не единственное человеческое благо, которое автоматически превосходит все другие представления о «хорошей жизни».Сфера того, что считается свободой, со временем неуклонно расширялась от свободы выбора в подчинении тем или иным правилам в рамках существующих моральных рамок, до создания этих правил для себя. Но уважение к человеческой свободе предназначалось для того, чтобы управлять и смягчать конкуренцию глубоко укоренившихся убеждений, а не для того, чтобы просто вытеснять эти убеждения во всей их полноте. Не каждый человек думает, что максимизация его личной свободы является самой важной целью жизни или что разрушение любой существующей формы власти обязательно является хорошей идеей. Многие люди с удовольствием ограничивают свою свободу выбора, принимая религиозные и моральные рамки, связывающие их с другими людьми, или живя в рамках унаследованных цивилизационных традиций. Первая поправка к Конституции США предназначалась для защиты свободы вероисповедания, а не для защиты граждан от религии.Успешные либеральные общества имеют свою собственную культуру и свое собственное понимание «хорошей жизни», даже если это видение может быть более тонким, чем то, что предлагают общества, связанные одной доктриной. Они не могут быть нейтральными по отношению к ценностям, которые необходимы для поддержания их существования в качестве либеральных обществ. Им необходимо уделять первоочередное внимание духу коллективизма, терпимости и активному участию в общественных делах, если они хотят быть сплоченными. Им нужно ценить инновации, предпринимательство и готовность идти на риск, если они хотят добиться экономического процветания. Общество обращенных внутрь себя личностей, заинтересованных только в максимизации своего личного потребления, вообще не будет обществом.Государства важны не только потому, что они являются средоточием легитимной власти и инструментами контроля над насилием. Они также являются единственным источником общности людей. С одной стороны, либеральный универсализм бросает вызов природе человеческого общений. Ведь самые сильные узы привязанности человек испытывает к самым близким ему людям, таким как друзья и семья, а по мере расширения этого круга знакомых чувство долга по отношению к ним неизбежно ослабевает. Но на протяжении веков, наряду с тем, как человеческие общества становились больше и сложнее, границы солидарности резко расширились от семей, деревень и племен до целых стран. Однако до сих пор мало кто любит человечество в целом. Для большинства людей во всем мире страна остается крупнейшей единицей солидарности, к которой они испытывают инстинктивную лояльность. И эта лояльность становится важнейшей опорой легитимности государства и, следовательно, его способности управлять. В некоторых обществах слабая национальная идентичность может иметь катастрофические последствия, как это видно в ряде развивающихся стран, таких как Мьянма и Нигерия, и в некоторых несостоявшихся государствах, таких как Афганистан, Ливия и Сирия.

КОНКРЕТИКА ЛИБЕРАЛЬНОГО НАЦИОНАЛИЗМА

Этот аргумент может показаться похожим на аргументы Хазони, консервативного израильского ученого, который в своей книге 2018 года «Добродетель национализма» выступает за глобальный порядок, основанный на суверенитете национальных государств. Он делает важное замечание, предостерегая от склонности либеральных стран, таких как Соединенные Штаты, заходить слишком далеко в стремлении переделать остальной мир по своему образу и подобию. Но он ошибается, полагая, что существующие страны являются четко разграниченными цивилизационными единицами, и что мирный глобальный порядок можно построить, приняв их такими, какие они есть. Сегодняшние страны — это социальные конструкции, являющиеся побочным продуктом исторической борьбы, которая часто включала завоевания, насилие, насильственную ассимиляцию и преднамеренное манипулирование цивилизационными символами. Существуют лучшие и худшие формы национальной идентичности, и общества могут выбирать между ними.Если национальная идентичность основана на фиксированных характеристиках, таких как раса, этническая принадлежность или религиозное наследие, то она становится потенциально не-инклюзивной категорией, нарушающей либеральный принцип равного достоинства. Хотя между потребностью в национальной идентичности и либеральным универсализмом нет обязательного противоречия, тем не менее между двумя этими принципами существует мощная потенциальная точка напряжения. Основанная на фиксированных характеристиках национальная идентичность может превратиться в агрессивный и эксклюзивный национализм, как это произошло в Европе в первой половине двадцатого века.По этой причине либеральные общества не должны официально признавать группы, основанные на фиксированной идентичности, такой как раса, этническая принадлежность или религиозное наследие. Конечно, бывают, бывают и такие случаи, когда это становится неизбежным, и либеральные принципы не действуют. Во многих частях мира этнические или религиозные группы из поколения в поколение занимали одну и ту же территорию и имеют свои собственные прочные культурные и языковые традиции. На Балканах, Ближнем Востоке, в Южной Азии и Юго-Восточной Азии этническая или религиозная идентичность де-факто является существенной характеристикой большинства людей, и ассимилировать их в более широкую национальную цивилизацию практически нереально. В принципе можно организовать некую форму либеральной политики вокруг нескольких цивилизационных единиц. Индия, например, признает несколько национальных языков и в прошлом разрешала своим штатам устанавливать собственную политику в отношении систем образования и права. В таких странах, как правило, необходимо наличие федерализма и сопутствующая передача полномочий субнациональным единицам. Власть может быть формально распределена между различными группами, определяемыми их культурной идентичностью, в структуре, которую политологи называют «консоциональная демократией (политическая система, ориентированная на интересы национальных меньшинств, применимая в государстве, разделённом на сегменты по этническим, религиозным, региональным и другим признакам. Один из примеров – Северная Ирландия – Прим. ИноСМИ). Хотя это сработало достаточно хорошо в Нидерландах, эта практика оказалась катастрофической в ​​таких местах, как Босния, Ирак и Ливан, где группы идентичности оказались запертыми в безысходной борьбе без победителя. В обществах, в которых цивилизационные группы еще не превратились в самоценные единицы, лучше обращаться с гражданами как с индивидуумами, а не как с членами групп идентичности.Наряду с этим, есть и другие аспекты национальной идентичности, которые могут быть приняты добровольно и, следовательно, более широко распространены, такие как литературные традиции, исторические нарративы, язык, еда и спорт. Каталония, Квебек и Шотландия — все это регионы с отличными историческими и культурными традициями, и все они имеют много сторонников национализма, стремящихся к полному отделению от страны, с которой они связаны. Но нет никаких сомнений в том, что эти регионы продолжали бы оставаться либеральными обществами, уважающими права личности, даже если бы они отделились, как это произошло в Чехии и Словакии после того, как они стали отдельными странами в 1993 году.

Национальная идентичность представляет собой очевидную опасность, но также и определенные возможности. Это социальная конструкция, и ее можно формировать так, чтобы поддерживать либеральные ценности, а не подрывать их. Исторически сложилось так, что многие страны сформировались из разнообразного населения, испытывающего сильное чувство общности, основанное на политических принципах или идеалах, а не на детерминированных групповых категориях. Австралия, Канада, Франция, Индия и Соединенные Штаты — все это страны, которые в последние десятилетия стремились конструировать национальную идентичность на основе политических принципов, а не расы, этнической принадлежности или религии. Соединенные Штаты прошли долгий и болезненный процесс переосмысления того, что значит быть американцем, постепенно устраняя барьеры на пути к гражданству на основе класса, расы и пола, хотя этот процесс все еще не завершен и претерпел множество неудач. Во Франции выстраивание национальной идентичности началось с Декларации прав человека и гражданина Французской революции, которая установила идеал гражданства, основанный на общем языке и культуре. В середине двадцатого века Австралия и Канада были странами с преобладающим белым населением и ограничительными законами в отношении иммиграции и гражданства, такими как пресловутая политика «белой Австралии», которая не допускала иммигрантов из Азии. Однако обе эти страны реконструировали свою национальную идентичность на нерасовой основе после 1960-х годов и открылись для массовой иммиграции. Сегодня в обеих странах больше населения, родившегося за границей, причем здесь отмечается гораздо меньший уровень расовой поляризации, чем в США и возрождения белого расизма.Тем не менее, нельзя недооценивать трудность формирования общей идентичности в резко разделенных демократиях. Большинство современных либеральных обществ были построены на основе исторических наций, чье понимание национальной идентичности было выковано нелиберальными методами. Франция, Германия, Япония и Южная Корея были нациями до того, как стали либеральными демократиями. Соединенные Штаты, как многие отмечали, стали государством еще до того, как стали нацией.Процесс формирования американской нации в либеральных политических традициях был длительным, трудным и периодически насильственным. Даже сегодня этот процесс оспаривается как левыми, так и правыми с резко противоречащими друг другу нарративами о происхождении страны.У либерализма будут серьезные проблемы, если люди будут видеть в нем не более чем механизм мирного управления разнообразием без широкого понимания национальной цели. Люди, пережившие насилие, войну и диктатуру, обычно стремятся жить в либеральном обществе, как жили европейцы в период после 1945 года. Но по мере того, как люди привыкают к мирной жизни при либеральном режиме, и воспринимают порядок как должное, они начинают тосковать по той политике, которая направит их к более высоким целям. В 1914 году в Европе почти целое столетие не было разрушительных конфликтов, но массы людей оказались счастливы отправиться на войну, несмотря на огромный материальный прогресс, достигнутый за это время.Возможно, сегодня мир достиг подобной же точки в истории человечества: в нем не было масштабных межгосударственных войн в течение трех четвертей века, и тем временем наблюдался массовый рост глобального процветания, который привел к столь же масштабным социальным переменам. Европейский союз был создан как противоядие от национализма, приведшего к мировым войнам, и в этом отношении своей успешностью превзошел все ожидания. Но ситуация на Украине сулит новые беспорядки и насилие впереди. Если Путину удастся сокрушить украинскую независимость и демократию, мир вернется в эпоху агрессивного и нетерпимого национализма, напоминающую начало двадцатого века. Соединенные Штаты тоже совсем не застрахованы от такого развития истории, поскольку такие популисты, как Трамп, стремятся повторить путинские авторитарные методы.

Фрэнсис Фукуяма договорился: теперь миру нужен сильный национал-либерализм. И учиться ему нужно у Украины. | 17.04.2022, ИноСМИ (inosmi.ru)

Методы избавления от американского господства

Фото:https://www.mk.ru/

С февраля по апрель США, Европейский союз, Великобритания, их союзники и вассалы уже ввели в действие пять пакетов санкций против России. Нечто подобное бывало в истории и раньше. Во-первых, санкции действовали против Советской России и Советского Союза с конца 1917 года до начала Великой Отечественной Войны. Во-вторых, были санкции США и их вассалов против неугодных Вашингтону стран после Второй мировой войны. Кстати, и против Советского Союза в годы холодной войны были вновь введены санкции, которые в том или ином виде действовали до развала СССР. А из других стран, ставших объектами санкций, можно выделить Кубу, КНДР, Чили, Панаму, Ирак, Венесуэлу, Иран. Особенно длительными считаются санкции против Кубы (с 1960 года по сей день) и против Ирана (с 1979 года по сей день). Однако ни Куба, ни Иран не пали под давлением санкций.

Чтобы России эффективно противодействовать нынешним санкциям, стоит внимательно осмыслить опыт противодействия им в прошлом. В данном случае хочу остановиться на опыте Ирана. После свержения в Иране в 1979 году шахского режима были заморожены все иранские авуары и золотые запасы в американских банках. Далее последовал полный запрет гражданам и компаниям США вести бизнес в Иране или участвовать в совместных предприятиях с иранскими компаниями. Вашингтон подверг вторичным санкциям компании других стран, пытавшихся обходить американское эмбарго.

В 80-е годы Вашингтон добился запретов на выдачу кредитов Ирану международными финансовыми организациями. Был полностью заблокирован любой товарообмен между США и Ираном. От всех стран Вашингтон потребовал прекращения поставок оружия и оказания любой помощи Тегерану. В 1990-е годы Вашингтон организовал полную блокаду Ирана, а в 1995 году даже добился от Москвы разрыва соглашения с Тегераном на поставки многих видов оружия.

Все продолжалось в том же духе до июля 2015 года, когда состоялась «ядерная сделка», заключенная между Ираном и шестеркой международных посредников (пять постоянных членов Совбеза ООН и Германия). Частично санкции против Ирана стали сниматься, но через два с небольшим года США по решению президента Дональда Трампа из «ядерной сделки» вышли и с 2018 года полностью восстановили санкции против Ирана. Вашингтон предупредил, что не допустит, чтобы Великобритания, Германия, Франция, Россия и Китай нарушали режим блокады Ирана, угрожая им вторичными санкциями. А вот самое последнее событие в истории санкций против Ирана: 30 марта 2022 США добавили в санкционные списки четыре компании из Ирана и одного гражданина Исламской Республики.

Итак, Иран находится под санкциями 43 года. Цели санкций почти не меняются: доведение иранской экономики до краха, провоцирование народных волнений, отстранение от власти антиамериканских кругов, восстановление американского контроля над Тегераном. Добавилась лишь одна новая цель: не допустить превращения Ирана в ядерную державу. Однако никаких признаков того, что Вашингтон добился поставленных целей, не просматривается. Иран научился жить в условиях перманентных санкций. Как ему это удается?

Здесь два главных секрета. Во-первых, Иран за четыре десятилетия сумел создать экономику, которая существенно снизила зависимость от внешних рынков. Во-вторых, для поддержания и развития экономических отношений с другими странами Иран создал специальные технологии и схемы, позволяющие обходить санкционные барьеры. Об этом я хочу поговорить подробнее. Сначала перечислю наиболее используемые схемы и технологии.

Проведение торговых операций с компаниями других стран без использования валюты, т.е. схема бартера.
Использование для расчетов во взаимной торговле с другими странами национальных валют.
Использование в качестве инструмента расчетов золота.
Использование для трансграничных расчетов и переводов денег наличной иностранной валюты.
Использование для трансграничных денежных переводов отработанными веками на Востоке метода «хавала».
Криптовалюты.
Различные методы скрытой поставки товаров (по сути, контрабанда).
Проведение торговых и транспортных операций в интересах Ирана с помощью фирм и даже государств, называемых «черные рыцари».
Учреждение за рубежом подставных фирм, осуществляющих торговые операции с Ираном.
Учреждение за рубежом банков, которые проводят платежные и расчетные операции по обслуживанию внешней торговли Ирана.
Остановлюсь на некоторых пунктах приведенного списка.

Пункт 3. Особенно активно Иран стал использовать в международных расчетах золото в начале прошлого десятилетия. Золото Иран получал преимущественно за экспорт нефти и газа. Особенно в Турцию и Индию. В 2012 году ввоз золота в Иран вырос до 6,5 миллиарда долларов, что в десять раз больше, чем в 2011 году. Одновременно вырос турецкий экспорт золота в ОАЭ – с 280 млн долл. в 2011 году до 4,6 млрд долл. в 2012 году; большая часть этого золота, полагают эксперты, была предназначена для конвертации в твердую валюту в интересах Ирана. За счет золота покрывались потребности в импорте. Иран, используя сеть посредников, потом продавал золото в странах с большим спросом на драгоценности – в Индии, Малайзии и Дубае, конвертируя золото в твердую валюту. США пытались распространить санкции на операции Ирана с золотом, но у американцев не получилось. Была организована контрабанда золота либо золото стало использоваться для расчетов без его завода на территорию Ирана.

Пункт 5. Система «хавала» стара, как мир, уже многие века она используется на Ближнем и Среднем Востоке. Похожая система, называемая «хунди», традиционно используется Индией и ее соседями. Деньги в такой системе не пересекают границы. В странах, участвующих в системе «хавала», имеются люди, которых условно можно назвать брокерами; они выдают деньги из своих касс адресату по команде их партнеров-корреспондентов из других стран. При обратных транзакциях в эти кассы отправитель вносит деньги в кассу брокера. Эффективность системы «хавала» определяется скоростью передачи команды по выдаче денег из одной страны в другую. Современная «хавала» использует однократные уведомления и подтверждения по электронной почте, факсу или телефонными звонками, а в последнее время используется скайп. Особенностью системы является то, что она лишена обширного бюрократического аппарата, в основном операции проводятся на суммы до 100 тыс. долл. (хотя бывают переводы и до одного миллиона долларов). Адресат получает деньги в течение суток, максимум двух. Важным достоинством системы «хавала» является низкая комиссия за проведенные операции (1-1,5%). «Хавала» может обеспечить перевод денег из Ирана в ту или иную страну Ближнего Востока, а затем при необходимости брокеры могут продвигать деньги в различные банки США и других стран Запада. Все финансовые транзакции осуществляются методом взаимозачета. Расчеты между брокером страны-отправителя платежей и брокером страны-получателя проводятся по клиринговой схеме, а для закрытия сальдо используется контрабанда золота, других драгметаллов, наличной конвертируемой валюты и т. п.

Пункт 7. За десятилетия санкций Иран отточил искусство контрабанды. Например, для доставки своей нефти покупателям в обход санкций Иран разработал несколько способов: загрузка нефти в крупные танкеры и тайное ее перекачивание в открытом море на легальные суда покупателей; изменение названий и идентификационных кодов судов и танкеров, чтобы скрыть, что они принадлежат Ирану; отключение системы автоматической идентификации судов, чтобы сделать их «невидимыми».

Пункт 8. Привлечение к проведению торговых и транспортных операций в интересах Ирана так называемых «черных рыцарей». Таковыми могут быть как отдельные компании, так и целые государства (Венесуэла, Ирак, некоторые страны Центральной Азии), готовые за дополнительную премию помогать Тегерану продавать нефть и некоторые другие товары в обход санкций.

Наверное, главную роль в противостоянии экономическим санкциям играют те методы и схемы, которые отмечены в последних двух пунктах. Остановлюсь на пункте 10.

Существуют веские доказательства того, что иранские банковские и иные финансовые организации учреждали (или приобретали) банки в других странах через подставных лиц. Это банки-агенты Ирана, действующие в иностранных юрисдикциях под разными отвлекающими вывесками. Они принимают выручку в долларах, евро и иных свободно конвертируемых валютах, получаемую от экспорта иранской нефти. Со счетов таких банков происходит также оплата долларами и иными конвертируемыми валютами товаров, импортируемых Ираном. Эта схема сопряжена с рисками, но риски могут быть минимизированы, если истинный источник валюты или конечная цель перевода валюты со счета банка скрываются. Для этого используются подставные лица, фальсифицированные контракты, длинные цепочки посредников и т. д. В этих цепочках участвуют банки Ближнего и Среднего Востока, континентальной Европы, Великобритании. Причем все банки, участвующие в цепочках, прекрасно знают, кто является конечным бенефициаром валютных операций. Достаточно вспомнить скандал, который разразился в декабре 2012 г. Выяснилось, что почтенный английский банк Standard Chartered из лондонского Сити провел более 60 тыс. транзакций в пользу Ирана. Власти США привлекли банк к ответственности за отмывание денег в интересах Ирана, и Standard Chartered был оштрафован на 327 млн. долл. К ответственности за нарушение санкционного режима в отношении Ирана были также привлечены европейские банки UniCredit, HSBC, Royal Bank of Scotland, Deutsche Boerse, Société Générale и Crédit Agricole. Американские банки в подобного рода скандалах замечены не были, они находятся под жестким контролем финансовой разведки США.

18 марта 2022 г. в The Wall Street Journal была опубликована резонансная статья Яна Талли (Ian Talley) под названием «Тайная финансовая система помогла Ирану выстоять под санкциями, как свидетельствуют документы» (Clandestine Finance System Helped Iran Withstand Sanctions Crush, Documents Show). Автор пишет: Иран создал тайную банковскую и финансовую систему для проведения операций по внешней торговле на суммы, измеряемые десятками миллиардов долларов, и научился успешно обходить американские санкции. Это позволяет Тегерану выдерживать экономическую осаду и занимать жесткую позицию на переговорах по ядерной программе Ирана. The Wall Street Journal проанализировала финансовые транзакции десятков иранских доверенных лиц на 61 счете в 28 иностранных банках в Китае, Гонконге, Сингапуре, Турции и Объединенных Арабских Эмиратах на общую сумму в несколько сотен миллионов долларов. Представители западной разведки заявляют, что есть доказательства подобных транзакций на десятки миллиардов долларов.

В статье делается ссылка на Месбахи-Могхаддама, высокопоставленного иранского политического деятеля, близкого к верховному лидеру Али Хаменеи. Он заявил в январе прошлого года, что скрытые импортные и экспортные операции составляют 80 миллиардов долларов в год. По оценкам МВФ, в 2022 году торговый оборот Ирана вырастет до 150 миллиардов долларов, включая зарубежные продажи, запрещенные санкциями. Это в два с лишним раза превышает тот высокий уровень, который был достигнут в 2016-2017 гг., когда Иран был освобожден от санкций.

P.S. 1 апреля РИА «Новости» опубликовало следующее заявление заместителя главы Центробанка Ирана по международным делам Мохсена Карими: «Иран, основываясь на своем богатом опыте нахождения под санкциями в течение последних лет, для ухода из-под влияния американского господства и враждебных стран принял необходимые меры, которые и предложил российской стороне». Иранский чиновник дал понять, что даже если бы все санкции были бы сняты Вашингтоном, Иран не собирается полностью отказываться от наработанных финансовых технологий, которые избавляют от американского господства.

Источник — fondsk.ru

Мировая финансовая война, — Financial Times

https://kharkovcity.net/

Милитаризация Западом мировых финансов: как США продавили военную операцию «шок и трепет» против Центробанка России (Financial Times, Великобритания)

Financial Times пишет о западном заговоре против российской финансовой системы. Это совершенно новый вид войны — милитаризация доллара США и превращение его в оружие для наказания противников. Только пройдет ли это безнаказанно для Америки? Не станет ли это «пирровой победой»?

Это первая из двух частей большого материала Financial Times, посвященного санкциям в отношении российского Центрального банка и новой эпохе финансовых войн. В следующей статье будет задан сакраментальный вопрос: останется ли когда-нибудь международная финансовая система прежней?

Шел третий день российской спецоперации на Украине, и на 13-м этаже штаб-квартиры Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен вдруг наткнулась на препятствие.

Председатель ЕК провела всю субботу, разговаривая по телефону в своем офисе в Брюсселе, добиваясь консенсуса среди западных правительств в отношении самых масштабных и наказательных финансовых и экономических санкций, когда-либо применявшихся против противников ЕС.

Соглашение было уже было близко, но в Вашингтоне министр финансов Джанет Йеллен все еще раздумывала над деталями самой драматичной и чувствительной для рынка меры — введения санкций в отношении российского Центрального банка. США являлись главной движущей силой введения антироссийских санкций. Но пока Йеллен корпела над текстами, европейцы, обеспокоенные тем, что русские могут пронюхать о западных планах, стремились как можно быстрее довести их до финишной черты.

Фон дер Ляйен позвонила Марио Драги, премьер-министру Италии, и попросила его обсудить детали непосредственно с Йеллен. «Мы все ждали, спрашивая: «Чего она там так долго? — вспоминает высокопоставленный чиновник Еврокомиссии. — Потом пришел ответ: Драги должен применить свое колдовство в отношении Йеллен». К вечеру договоренность была достигнута.

МИЛИТАРИЗАЦИЯ ФИНАНСОВ

Йеллен, которая раньше длительное время возглавляла Федеральную резервную систему США, и Драги, бывший глава Европейского центрального банка, являются ветеранами целой серии драматических кризисов — от финансового краха 2008–2009 годов до кризиса евро. Все это время они были важнейшими гарантами спокойствия и стабильности для нервных финансовых рынков.

Но в данном случае согласованный Йеллен и Драги план по замораживанию значительной части валютных резервов Москвы (их общие размеры составляли 643 млрд долларов) был совсем о другом: они фактически объявляли финансовую войну России.

Заявленная цель санкций — нанести существенный ущерб российской экономике. Или, как позднее в ту субботу вечером после объявления о санкционных мерах выразился один высокопоставленный американский чиновник, «подтолкнуть российскую валюту в свободное падение».

Это совершенно новый вид противостояния — милитаризация доллара США и других западных валют, то есть превращение их в оружие для наказания своих противников.

Это тот подход к конфликту, который разрабатывался уже два десятилетия. Поскольку избиратели в США устали от военных интервенций и так называемых «бесконечных войн», имелось в виду, что эту «военную» нишу частично заполнит финансовая война. В отсутствие действенных рычагов военного или дипломатического давления на противника именно финансовые санкции чаще всего становятся предпочтительным инструментом в политике национальной безопасности.

«Это полный шок и трепет», — говорит Хуан Сарате, бывший высокопоставленный чиновник Белого дома, участвовавший в разработке финансовых санкций, которые Америка применяла за последние 20 лет («Шок и трепет» – американская военная доктрина, в основе которой лежит концепция «быстрого достижения преобладания». Применялась армией США в ходе кампании в Ираке. Разработана в 1996 году руководителем Института оборонных исследований и технологий Джеймсом Вэйдом и сотрудником Центра стратегических и международных исследований Харланом Ульманом – Прим. ИноСМИ). «Это такое агрессивное отключение российской финансовой системы и ее системы внешней торговли от остального мира, какое только можно себе представить».

Превращение финансов в оружие имеет глубокие последствия для будущего международной политики и экономики. Многие из основополагающих принципов эпохи после холодной войны переворачиваются с ног на голову. Если когда-то глобализация преподносилась как действенный барьер на пути предотвращения конфликтов и как сеть взаимозависимостей, которые еще больше сблизит бывших врагов, то теперь вместо этого она стала новым полем битвы.

Сила финансовых санкций проистекает из вездесущности доллара США. Это наиболее часто используемая валюта для торговых и финансовых транзакций, причем зачастую это происходит еще и с участием американских банков. Рынки капитала Америки являются самыми емкими в мире, а казначейские облигации США служат прочной опорой для глобальной финансовой системы.

В результате финансовым учреждениям, центральным банкам и даже многим компаниям очень трудно работать, если они отрезаны от доллара США и американских финансов. Добавьте к этому еще евро, вторую по величине валюту в резервах большинства центральных банков, а также фунт стерлингов, иену и швейцарский франк, и влияние таких санкций станет еще более пугающим.

США и раньше вводили санкции против центральных банков Северной Кореи, Ирана и Венесуэлы, но они всегда были в значительной степени изолированы от мировой торговли. Санкции против Центробанка России — это первый случай применения этого оружия против крупной экономики и первый раз в рамках военного конфликта, причем конфликта с участием одной из ведущих ядерных держав.

Конечно, в таком решении есть огромные риски. Санкции против российского Центрального банка могут вызвать негативную реакцию против доминирования доллара в мировых финансах. За пять недель, прошедших с момента первого введения санкционных финансовых мер, российский рубль восстановил большую часть своих прежних позиций, которые он первоначально потерял, а официальные лица в Москве заявляют, что найдут способы обойти эти санкции.

Каким бы ни был результат, шаги по замораживанию российских резервов знаменуют исторический сдвиг в мировой внешней политике. «Эти экономические санкции — это новый вид экономического государственного управления, способного нанести ущерб, который может соперничать с военной мощью», — заявил президент США Джо Байден в своем выступлении в Варшаве в конце марта. Эти меры «истощат силы России, ее способность пополнять свою армию и ее возможности проецировать свою мощь».

ГЛОБАЛЬНЫЙ ФИНАНСОВЫЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ

Как и многое другое в американской жизни, новая эра финансовых войн началась 11 сентября 2001 года. После тогдашних терактов США вторглись в Афганистан, затем перешли к Ираку, чтобы свергнуть Саддама Хусейна, и начали использовать беспилотники для уничтожения предполагаемых террористов на трех континентах. Но с гораздо меньшим вниманием публики к исследованию этого вопроса и гораздо меньшей помпой США также в одностороннем порядке присвоили себе полномочия действовать в качестве глобального финансового полицейского.

Через несколько недель после терактов в Нью-Йорке и Пентагоне Джордж Буш-младший пообещал «замучить террористов финансовым голодом». Так называемый «Патриотический акт», этот весьма спорный закон, послуживший основанием для использования администрацией Буша слежки за подозреваемыми в терроризме и бессрочного содержания их под стражей, также дал Министерству финансов США право эффективно отключать от финансовой системы США любое финансовое учреждение, причастное к отмыванию денег.

По странному стечению обстоятельств, первой страной, которой угрожал этот закон, стала Украина, банки которой американский Минфин предупредили в 2002 году о том, они могут быть скомпрометированы сделками с российской организованной преступностью. Вскоре после этого Украина приняла новый закон о предотвращении отмывания денег.

Чиновники министерства финансов США также договорились о получении доступа к данным о подозреваемых террористах из SWIFT, бельгийской системы обмена сообщениями, которая является коммутатором для международных финансовых транзакций. Это был первый шаг Америки к созданию расширенной сети разведданных о деньгах, перемещающихся по всему миру.

Финансовый инструментарий, используемый для преследования денег «Аль-Каиды» (террористическая организация, деятельность которой на территории РФ запрещена — Прим. Иносми), вскоре был применен и к гораздо более крупной цели — Ирану и его ядерной программе.

Стюарт Левей, который был назначен первым заместителем министра финансов по противодействию терроризму и финансовой разведке, помнит, как слышал, что Буш жаловался на то, что все обычные торговые санкции против Ирана были уже введены, и США осталось без новых рычагов воздействия на режим. «Я собрал свою команду и сказал: «Мы еще не начали использовать вот эти инструменты. Давайте дадим ему кое-что из того, что он сможет использовать против Ирана», — говорит он.

Тогда США стремились ограничить доступ Ирана к международной финансовой системе. Левей и другие официальные лица посещали европейские банки и конфиденциально сообщали им о счетах, связанных с иранским режимом. Европейские правительства ненавидели то, что американский чиновник фактически указывал их банкам, как вести бизнес, но никто не хотел ссориться с Министерством финансов США.

При администрации Обамы, когда Белый дом столкнулся с давлением, требующим военных действий против его ядерных установок, США ввели санкции против центрального банка Ирана. Это был последний этап кампании по удушению его экономики.

Левей утверждает, что финансовые санкции не только заставили Иран вести переговоры по соглашению 2015 года относительно его ядерной программе, но и расчистили путь для действий в этом году против России.

«В Иране мы использовали мачете, чтобы шаг за шагом прорубать себе путь, но теперь люди могут идти по нему очень быстро, — говорит он. — Преследование центрального банка такой страны, как Россия, — это самый мощный шаг, который вы можете предпринять в категории санкций против финансового сектора».

Центральные банки не только печатают деньги и контролируют банковскую систему, они также могут обеспечить жизненно важный экономический буфер в условиях кризиса — защищая национальную валюту или оплачивая основные импортные товары.

Валютные резервы России сильно увеличились после аннексии Крыма в 2014 году, поскольку она стремилась застраховаться от будущих санкций США, за что получила даже прозвище «Крепость Россия». Крупные вложения Китая в казначейские облигации США когда-то рассматривались им как потенциальный источник геополитического влияния. «Как вы можете жестко действовать со своим кредитором?» — задавала в 2009 году вопрос тогдашний госсекретарь Хиллари Клинтон.

Западные санкции в отношении российского Центрального банка подорвали его способность поддерживать экономику. По данным Официального форума валютно-финансовых учреждений, около двух третей российских валютных резервов, вероятно, были нейтрализованы.

«Действия против центрального банка можно сравнить с тем, что что вы накапливаете какие-то средства для использования в чрезвычайной ситуации, и когда она возникает, банк говорит, что вы не можете их забрать», — говорит высокопоставленный европейский экономический чиновник.

ВОЗРОЖДЕННЫЙ ТРАНСАТЛАНТИЧЕСКИЙ СОЮЗ

За совместным пакетом финансовых санкций США и ЕС скрывается ирония: большую часть последних пяти десятилетий европейские лидеры критикуют чрезмерное влияние американской валюты.

Одной из поразительных особенностей конфликта на Украине является то, что в последнее время вдруг обозначилось тесное сотрудничество Европы с США. Планирование санкций против России началось еще в ноябре, когда западная разведка получила убедительные доказательства того, что российские вооруженные силы концентрируются вдоль украинской границы.

Байден попросил Йеллен составить план того, какие меры можно принять в ответ на российскую спецоперацию. С этого момента США начали координировать свои действия с ЕС, Великобританией и другими странами. Высокопоставленный чиновник госдепартамента говорит, что с тех пор и вплоть до начала спецоперации 24 февраля высшие должностные лица администрации Байдена тратили «в среднем от 10 до 15 часов в неделю на секретные звонки или видеоконференции с руководством ЕС и государствами-членами» для координации санкций.

В Вашингтоне санкционными планами руководили Далип Сингх, бывший сотрудник Федерального резервного банка Нью-Йорка, который сейчас является заместителем советника по национальной безопасности по международной экономике в Белом доме, и Уолли Адейемо, бывший руководитель корпорации BlackRock (BlackRock, Inc. — международная инвестиционная компания со штаб-квартирой в Нью-Йорке. Одна из крупнейших инвестиционных компаний мира и крупнейшая в мире по размеру активов под управлением. Размер активов под управлением — 10 триллионов долларов по состоянию на 16 января 2022 года – Прим. ИноСМИ), занимающий должность заместителя министра финансов. Оба работали в администрации Обамы, когда США и Европа разошлись во мнениях о том, как реагировать на российскую аннексию Крыма.

ЕС отчаянно пытался избежать недавнего неловкого прецедента с санкциями против Беларуси, которые оказались весьма слабыми, поскольку многие европейские страны искали исключения для своих отраслей. На этот раз, в отличие от предыдущей практики, усилия ЕС координировались непосредственно из офиса фон дер Ляйен через Бьорна Зайберта, начальника ее администрации.

«Зайберт был ключевым лицом, он был единственным, кто имел полное представление о позиции ЕС и поддерживал постоянный контакт с США по этому вопросу», — вспоминает один дипломат Евросоюза.

Высокопоставленный чиновник госдепартамента говорит, что решение Германии отказаться от газопровода «Северный поток — 2» после начала спецоперации имело решающее значение для привлечения колеблющихся европейцев на сторону США. Это был «очень важный сигнал для всех европейцев о том, что священных коров придется принести в жертву», — говорит чиновник.

Другой центральной фигурой была министр финансов Канады Христя Фриланд, украинка по происхождению, которая поддерживала тесные контакты с чиновниками в Киеве. По словам западного чиновника, всего через несколько часов после того, как российские танки начали въезжать на Украину, Фриланд направила в Минфин и Госдепартамент США письменное предложение с конкретным планом наказания российского Центрального банка. В тот день Джастин Трюдо, премьер-министр Канады, поднял эту идею на экстренном саммите лидеров G7. И Фриланд выступила с эмоциональным посланием украинской общине Канады. «Сейчас самое время вспомнить, — сказала она, прежде чем перейти на украинский, — Украина еще не умерла».

Хотя угроза экономических потерь, возможно, и не удержала Путина от спецоперации, но западные лидеры считают, что финансовые санкции, введенные после ее начала, являются свидетельством возрождения трансатлантического альянса и ответом на упреки о том, что демократии слишком медлительны и нерешительны.

«У нас никогда не было в истории Евросоюза таких тесных контактов с американцами по вопросам безопасности, как сейчас, — это действительно беспрецедентно», — говорит один из высокопоставленных чиновников ЕС.

ДРАГИ БЕРЕТ ИНИЦИАТИВУ НА СЕБЯ

В конце концов, действия против российского Центрального банка стали результатом 72 часов интенсивной дипломатии.

Поскольку Россия, казалось, намеревалась быстро занять Украину, эмоции накалялись. Во время видеоконференции с лидерами ЕС 24 февраля, в день начала спецоперации, президент Украины Владимир Зеленский предупредил: «Я могу вас больше не увидеть, потому что я следующий в списке».

Идея удара по Центробанку не была приоритетом планирования до спецоперации, которое больше сосредоточивалось на том, какие российские банки отключить от SWIFT. Но жесткость действий России выдвинула на первый план самые агрессивные варианты санкций.

В Европе именно Драги выдвинул идею введения санкций против Центрального банка России на экстренном саммите ЕС в ночь начала операции. Италия, крупный импортер российского газа, в прошлом часто колебалась в отношении санкций. Но итальянский лидер настаивал, что российский запас валютных резервов может быть использован для смягчения удара от других санкций.

«Чтобы противостоять этому . . . нужно заморозить их активы», — сказал Драги по словам одного высокопоставленного чиновника из ЕС.

Эти обсуждения в последнюю минуту имели решающее значение для обеспечения того, чтобы Москва была застигнута врасплох: при наличии достаточного времени Москва могла начать переводить часть своих резервов в другие валюты. Официальный представитель ЕС говорит, что, учитывая сообщения о том, что Москва начала размещать заказы на валюту, меры должны были быть готовы к открытию рынков в понедельник, чтобы банки уже не могли осуществлять какие-либо сделки.

«Мы застали русских врасплох — они ничего не заметили до того момента, когда было уже слишком поздно», — говорит этот чиновник.

По словам Адейемо из Министерства финансов США: «Мы были уверены, что они действительно не могут найти другую конвертируемую валюту, которую они могли бы использовать и попытаться противостоять санкциям».

Переговоры в последнюю минуту застали некоторых западных союзников врасплох, что заставило даже принуждать их спешить с принятием мер. В Великобритании на выходных они спровоцировали лихорадочные усилия чиновников британского казначейства по уточнению деталей до открытия рынков в Лондоне в 7 утра в понедельник. Канцлер казначейства Великобритании Риши Сунак всю ночь общался по WhatsApp с официальными лицами, и эта работа завершилась только в 4 часа утра.

НЕТ ЧЕТКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СТРАТЕГИИ

Тем не менее, если реакция Запада в целом и определялась единством, уже есть признаки потенциальных расхождений. Речь идет о призывах к продолжению санкций.

Западные правительства так пока и не определились с тем, что Россия должна сделать для того, чтобы санкции с нее были сняты. И это оставляет «на потом» некоторые сложные вопросы политической стратегии. Так в чем состоит цель? В том, чтобы причинить России краткосрочную боль, чтобы помешать ее нынешним военным усилиям или в долгосрочном сдерживании Москвы?

Даже когда санкции работают, им требуется много времени, чтобы возыметь эффект. А вот экономическая боль от кризиса на Западе ощущается сразу и весьма неравномерно, когда Европа страдает гораздо больше, чем США.

Европа до сих пор не захотела вводить нефтяное и газовое эмбарго, учитывая высокую зависимость ЕС от российского импорта энергоресурсов. Однако во вторник было объявлено о новом раунде санкций ЕС, которые будут включать запрет на импорт российского угля, а на более позднем этапе, возможно, и нефти. Решение 27 европейских столиц ожидается позже на этой неделе.

Другой ключевой фактор заключается в том, сможет ли Запад победить в споре о санкциях — как в России, так и в остальном мире.

Выступая в 2019 году, Сингх, представитель Белого дома, признал, что санкции, введенные против России после Крыма, оказались не такими эффективными, как надеялись, потому что российской пропаганде удалось обвинить Запад в экономических проблемах России.

«Наша неспособность противодействовать российской пропаганде, не дававшей нам возможности возложить всю вину на Путина, — сказал он Конгрессу, — придала его режиму гораздо большую устойчивость, чем он мог бы получить, если бы мы действовали эффективнее».

В ближайшие недели и месяцы Путин попытается дальше убедить население России, переживающее экономические трудности, в том, что оно является жертвой, а не агрессором.

А вот что касается Китая, Индии, Бразилии и других стран, которые потенциально могут помочь ему избежать западных санкций, Путин задаст более глубокий вопрос о роли доллара США в мировой экономике: можно ли еще доверять Америке?

*****

Мировая финансовая война: будет ли ответный удар по доллару? (Financial Times, Великобритания) Часть вторая

Financial Times пишет, что Западу не удалось создать глобальную антироссийскую коалицию. Его незаконные действия против Банка России уже вызывают ответную реакцию в мире, которая может вылиться в удар по доллару. Санкции сломали мировую финансовую систему с доминированием США. На «тропу войны» с ней выходит и Китай.

Санкции, замораживающие валютные резервы России, создали стимул для многих стран мира к тому, чтобы обходить американскую валюту.

Через две недели после того, как российские танки оказались на Украине, президент ЮАР Сирил Рамафоса провел телефонный разговор с российским президентом Владимиром Путиным. В тот же день европейские лидеры, собравшиеся в Версале, предупредили, что на карту поставлена ​​судьба демократии. Однако слова Рамафоса звучали совсем иначе.

«Благодарю Его Превосходительство президента Владимира Путина за то, что он сегодня ответил на мой звонок, чтобы я мог получить представление о ситуации, которая разворачивается вокруг России и Украины», — написал он в Twitter. Рамафоса, который обвинил в возникшем военном конфликте Североатлантический альянс, сказал, что Путин «оценил наш сбалансированный подход».

Президент ЮАР не одинок в проведении «сбалансированной» позиции в отношении кризиса вокруг Украины. «Мы не будем принимать чью-либо сторону. Мы будем продолжать оставаться нейтральными и помогать всем, чем только возможно», — заявил бразилец Жаир Болсонару после начала спецоперации России на Украине. Президент Мексики Андрес Мануэль Лопес Обрадор также отказался присоединиться к санкциям, наложенным на Россию. «Мы не собираемся идти на какие-либо экономические репрессии, потому что хотим иметь хорошие отношения со всеми странами мира», — заявил он.

А еще есть Китай: все более тесный союзник России. Вторая по величине экономика мира принципиально отказывается критиковать российскую спецоперацию на Украине.

Может показаться, что большая часть мира едина в осуждении спецоперации на Украине, но пока есть только западная антироссийская коалиция. Глобальной такой коалиции не существует. Это может иметь важные последствия для будущего международных финансов, То, как страны мира реагируют на драматический шаг США и их союзников по замораживанию валютных резервов России, может иметь важнейшие последствия для будущего международных финансов

«Санкции потрясли мир, — признает Джон Смит, который раньше был ведущим специалистом по санкциям в Министерстве финансов США, а теперь со-возглавляет ведение вопросов, связанных с национальной безопасностью, в юридической фирме Morrison & Foerster. — Они сломали систему».

Сила санкций против России основана на доминировании доллара США, который является наиболее широко используемой валютой в торговле, финансовых операциях и формировании резервов центральных банков. Тем не менее, открыто милитаризируя доллар, то есть превращая его в оружие, США и их союзники рискуют спровоцировать ответный удар, который может подорвать американскую валюту и расколоть мировую финансовую систему на отдельные конкурирующие блоки, что может ухудшить положение всех стран мира.

«Военные конфликты всегда переворачивают с ног на голову сложившееся господство каких-то валют и служат повивальными бабками для рождения новых денежных систем», — говорит Золтан Позар, аналитик Credit Suisse.

Китай, в частности, имеет долгосрочные планы, нацеленные на то, чтобы его валюта играла гораздо большую роль в международной финансовой системе. Пекин рассматривает господствующее положение доллара как один из оплотов американского могущества, который он стремится разрушить, и обратную сторону контроля ВМС США над океанами. Украинский конфликт только укрепит эту китайскую точку зрения.

Чжан Яньлин, бывший исполнительный вице-президент Bank of China, заявила в своем выступлении на прошлой неделе, что санкции «приведут к тому, что в долгосрочной перспективе США потеряют доверие мира к себе и подорвут гегемонию доллара». Она предложила, чтобы Китай помог миру «избавиться от долларовой зависимости, и чем скорее, тем лучше».

Еще раньше смерть доллара предсказывали бесчисленное количество раз, но американская валюта продолжает сохранять свои позиции. Инерция является мощной силой в трансграничных финансах: как только валюта начинает широко использоваться в мире, это ее положение становится самовоспроизводящимся.

Если исходить из того, что в ближайшие годы в мире будет наблюдаться стабильный отход от доллара, то санкции в отношении ЦБ России могут стать не новым смелым способом оказания давления на оппонента, а именно тем моментом, когда доминирование доллара начнет реально снижаться. Это «финансовый Суэцкий канал».

Эксперты отмечают, что предыдущие примеры финансовой войны в основном были связаны с блокированием денег, предназначенных для терроризма, или применением финансовых санкций в каких-то в конкретных случаях, таких как ядерная программа Ирана. Финансовое нападение на страну таких размеров и могущества, как Россия, беспрецедентно, и, независимо от того, как оно пройдет, такие акции могут стать прецедентом на будущее, утверждает Миту Гулати, профессор финансового права в Университете Вирджинии.

«Если вы меняете правила для России, вы меняете их и для всего мира, — говорит он. — Как только эти правила изменяются, они навсегда изменят международные финансы».

«ЭТО БЫЛА ПРОСТО КРАЖА»

В условиях, когда в начале этого года Россия усилила наращивание своих вооруженных сил на границе с Украиной, и угроза войны повисла в воздухе, ведущие финансовые чиновники страны провели стресс-тест воздействия возможных санкций против нее.

Но когда один высокопоставленный российский банкир предложил смоделировать, что произойдет, если рубль превысит символическую отметку в 100 за доллар — огромный скачок для тех дней — это предложение было отвергнуто как нереалистичное.

Когда в конце февраля Россия начала спецоперацию на Украине, были введены санкции и заморожена большая часть валютных резервов российского Центрального банка. Западные правительства удивили и себя, и Москву силой своего экономического реагирования на эту военную акцию. В результате рубль упал до 135 по отношению к доллару, обесценившись примерно на 50% с начала года.

«Никто, кто прогнозировал, какие санкции может ввести Запад, и не мог даже предположить, что резервы центрального банка будут заморожены, — заявил в марте министр иностранных дел России Сергей Лавров. — Это была просто кража».

Через шесть недель после начала спецоперации ситуация выглядит совсем иначе — по крайней мере, внешне. Рубль восстановил большую часть позиций, утраченных в первые дни после объявления о санкциях, что побудило некоторых российских чиновников заявить, что меры Запада не сработали.

«Это начало конца монополии доллара в мире, — заявил в среду 6 апреля спикер нижней палаты российской Думы Вячеслав Володин. — Тот, кто сегодня хранит деньги в долларах, больше не может быть уверен, что США не украдут их деньги».

Володин добавил: «Так называемые «Адские санкции» не сработали. Они надеялись обрушить российскую экономику и парализовать банковскую систему России. Не вышло».

Однако эксперты говорят, что восстановление рубля в значительной степени отражает драконовские меры контроля за движением капитала и повышение процентных ставок, которые Россия ввела в ответ. Они добавляют, что экономические последствия, несомненно, будут серьезными, даже независимо от движения рубля.

«Перспективы мрачные, — говорит Кармен Рейнхарт, главный экономист Всемирного банка. — Моделирование в такое время — это сродни искусству, поэтому я не могу быть слишком точной. Но, видимо, нужно говорить о двузначных цифрах снижения экономической активности в России и стремительном росте инфляции».

Тем не менее, есть несколько предварительных признаков того, что Россия может найти способы обойти санкции и финансовую систему США, основанную на долларе. Одна из таких областей — это торговля. Индия, страна, стремящаяся сохранить независимость своей внешней политики, заигрывает с идеей предоставления России «запасного выхода» для осуществления внешнеторговых платежей.

Индийские официальные лица говорят, что правительство и центральный банк страны изучили жизнеспособность схемы обмена рупии на рубль — механизма, который две страны использовали во времена Советского Союза, и который также включал бартерную торговлю нефтью и другими товарами. Но чиновники подчеркивают, что вопрос этот еще не решен. Такие договоренности «нелегко отменить после того, как кризис закончится», предупреждает один из них.

Некоторые опасаются, что скоро начнутся глубокие изменения в мировой экономике. Ларри Финк, исполнительный директор BlackRock, крупнейшей в мире инвестиционной группы с активами под управлением в размере 10 трлн долларов, в своем ежегодном письме акционерам утверждал, что «российская спецоперация на Украине положила конец глобализации, которую мы переживали последние три десятилетия». По его мнению, одним из результатов этого может стать более широкое использование цифровых валют — область, в которой китайские власти существенно продвинулись вперед.

Даже МВФ считает, что доминирование доллара может быть ослаблено из-за «фрагментации» мировой финансовой системы, хотя пока он, вероятно, останется основной мировой валютой. «Мы уже наблюдаем это, когда некоторые страны пересматривают валюту, в которой они осуществляют свою внешнюю торговлю», — говорит Гита Гопинат, первый заместитель директора-распорядителя МВФ.

Санкции могут также ускорить изменения в инфраструктуре международных финансов. Стремясь уменьшить зависимость от систем, контролируемых США, Китай потратил годы на разработку собственной системы трансграничных межбанковских платежей (Cips), деноминированной в юанях, в которую сейчас входят 1200 организаций-членов в 100 странах мирах.

Cips все еще мал по сравнению со SWIFT, европейской платежной системой, которая является важной составной частью режима санкций против России. Но тот факт, что некоторые крупнейшие российские банки были отключены от SWIFT, дал китайскому конкуренту этой всемирной платежной системы потенциальную возможность роста.

«У Cips есть потенциал для того, чтобы изменить правила игры, — говорит Эсвар Прасад, бывший высокопоставленный сотрудник МВФ, ныне работающий в Брукингском институте. – Китай активно создает инфраструктуру для осуществления платежей и обмена платежными сообщениями, которая однажды может стать альтернативой международной финансовой системе, в которой доминирует Запад, и, в частности, системе SWIFT».

Еще до начала российской спецоперации имелись некоторые значимые признаки того, что в структуре резервов центральных банков разных стран мира — этих строительных блоков международной финансовой системы — уже произошли большие изменения.

На протяжении большей части прошлого века государственный долг США являлся предпочтительным местом для хранения денег «на черный день» центральными банками мира. При этом учитывался размер и мощь США, надежность и возможность продажи их долга, а также доминирующая роль доллара в международной торговле и финансах. В 1960-х годах бывший президент Франции Валери Жискар д’Эстен даже назвал это «непомерной привилегией» Америки. Но эта привилегия в последние десятилетия оказалась сильно подорвана.

Согласно последним данным МВФ, из $12 трлн валютных резервов, хранящихся в центральных банках мира на конец 2021 года, на доллар приходится около 59%. Это существенно меньше, чем 71% в 1999 году, когда был введен евро.

Единая европейская валюта является основной альтернативой доллару — на ее долю приходится 20% резервов центральных банков. Но важным обстоятельством является то, что в последнее время также произошел заметный переход к более мелким валютам, таким как австралийский доллар, корейская вона и, прежде всего, китайский юань. Об этом говорит Барри Эйхенгрин, профессор экономики университета Беркли, декан кафедры международной валютной системы.

В недавнем отчете, подготовленном в соавторстве с МВФ, он назвал это «скрытой эрозией господства доллара» и заявил, что такие тенденции «является ясным намеком на то, как международная финансовая система может развиваться в будущем». Использование санкций против центральных банков, вероятно, ускорит этот процесс, сказал он в интервью Financial Times.

«Это большое событие. Замораживание активов российского Центробанка, безусловно, стало неожиданностью для меня, да и, наверное, для Путина тоже, — говорит он. — Эти вопросы всегда возникали в прошлом всякий раз, когда произносились слова «милитаризация» и «доллар». При этом главное беспокойство состоит ведь в том, что это сыграет не в пользу американских банков, и вы в какой-то степени подорвете ту самую «непомерную привилегию доллара».

Юй Юндин, ведущий экономист Китайской академии социальных наук, заявил в своем выступлении на прошлой неделе, что санкции «коренным образом подорвали доверие стран мира к существующей международной финансовой системе». Юй, который раньше был советником в Центральном банке КНР, задал вопрос: «Если могут замораживаться активы иностранных центральных банков, то какие же тогда контракты и соглашения не могут быть нарушены в международной финансовой деятельности?».

НО НЕ СЛИШКОМ ЛИ ЕЩЕ РАНО ДЛЯ ПОХОРОН ДОЛЛАРА?

Тем не менее, несмотря на все предположения о влиянии санкций, есть все же веские основания полагать, что они не будут способствовать тектоническим сдвигам в основе мировых финансов. По крайней мере, в обозримом будущем.

Несмотря на недавнее восстановление курса рубля, России не просто избежать воздействия санкций. Наталья Зубаревич, директор региональной программы Независимого института социальной политики НИУ ВШЭ, говорит, что люди «слишком быстро» ждут результатов от санкций. «Санкции не действуют быстро, — говорит она. – Действие некоторых из них почувствуется только в течение месяцев, а не дней».

Более того, угроза санкций со стороны США и Европы в отношении организаций, активно пытающихся помочь России избежать финансовой блокады, станет серьезным сдерживающим фактором — даже для банков в тех странах, которые готовы помочь Москве.

Претендентам также нелегко вытеснить доллар. Для стран, которые теперь, возможно, нервничают по поводу своей уязвимости перед аналогичными санкциями, неудобная реальность заключается в том, что у них просто нет жизнеспособных альтернатив. Даже Эйхенгрин говорит, что положение доллара сейчас его беспокоит меньше, чем когда он переживал «неустойчивое» президентство Дональда Трампа.

Эта дилемма особенно остро стоит перед Китаем. С резервами иностранной валюты в размере 3,2 триллионов долларов Пекин просто не имеет другого выбора, кроме как обладать обширными долларовыми запасами. Кроме Европы и Японии, которые в санкциях стояли плечом к плечу с Америкой, в мире просто не хватает ликвидных активов в других валютах, чтобы удовлетворить эти потребности Китая.

«У нас очень адаптивная денежно-кредитная политика, мы очень открыты на наших рынках, мы гибки, и мы безопасны как экономика. Пока эти вещи не изменятся, остальное останется неизменным, — говорит Брайан О’Тул, эксперт по санкциям в Атлантическом совете и бывший высокопоставленный чиновник Министерства финансов США. — Если мы будем действовать вместе со всеми нашими партнерами и союзниками в этом, к кому еще вы можете обращаться? В мире нигде нет больше места, которое могло бы сравниться по уровню ликвидности и свободы доступа с рынком США. Его просто не существует».

Если Китай захочет, чтобы другие страны держали его валюту в своих резервах, то он может столкнуться с неразрешимой проблемой. Валютный контроль в стране уже не такой строгий, как раньше, но ведь юань по-прежнему не является полностью конвертируемой валютой. За десятилетие, прошедшее после первых попыток интернационализации юаня, Коммунистическая партия Китая пришла к пониманию, что она может или иметь глобальную валюту, которая однажды могла бы посоперничать с долларом, или может сохранить жесткий контроль над своей внутренней финансовой системой. Но одновременно и того, и другого, Китай иметь не может.

Прасад отмечает, что, несмотря на посланный Западом всему миру месседж о том, что в свете «довольно драматических действий западной экономики», другие страны уже больше не могут полностью полагаться на «свои тщательно сформированные валютные сундуки на время войн», у них просто не хватает жизнеспособных альтернатив. «Сегодняшняя суровая реальность такова, что юань на данном этапе не является достаточно крупным игроком в международных финансах, чтобы быть жизнеспособной альтернативой доллару», — говорит он.

Учитывая глубокие изменения, произошедшие в мировой экономике за последние четыре десятилетия, может показаться анахронизмом, что традиционные западные союзники по-прежнему доминируют в финансовом мире. Но на данный момент у других стран есть немного возможностей для того, чтобы вырваться из того плена, в который их захватили валюты этих нескольких государств.

Упоминавшийся выше Джон Смит, бывший чиновник Минфина США, отмечает, что «похоронный звон по доллару США в международной экономике раздается каждый год» примерно с 2008 года, когда Вашингтон впервые запретил Ирану использовать доллар США для своих международных энергетических операций. Но ничего ощутимого для доллара пока не произошло.

«С тех пор было много шумихи по поводу того, что доллар США теряет свой статус резервной валюты и предпочтительного средства платежа на энергетических рынках и в международной экономике, но мы этого не видим, — говорит он. — Доллар США продолжает оставаться сильным источником стабильности в международных финансовых операциях, и это, вероятно, сохранится даже после того, как осядет пыль вокруг военной спецоперации, которую Россия развернула на Украине».

Авторы: Валентина Поп, Сэм Флеминг, Джеймс Полити (Valentina Pop, Sam Fleming, James Politi)

Источник — ИноСМИ

Haber7 (Турция): США дали зеленый свет продаже F-16 Турции

Американские истребитель F-16 - ИноСМИ, 1920, 07.04.2022

© AP Photo / Jon Gambrell

Госдеп одобрил план продажи Анкаре истребителей F-16, так как этот шаг «отвечает интересам Вашингтона», сообщает Haber7. Читатели издания недоумевают, зачем им пытаются втюхать старье и где в этой сделке отражены интересы самой Турции.Государственный департамент США направил конгрессу письмо относительно продажи F-16 Турции, в котором говорится, что эта продажа будет отвечать интересам США и служить долгосрочным планам НАТО.В письме американское внешнеполитическое ведомство отмечает, что положительно относится к продаже F-16 Турции, и подчеркивает: «Существуют важные интересы, подкрепленные торговыми связями в сфере обороны в двусторонних отношениях».В публичном поле нашло отражение письмо о продаже F-16 Турции, направленное американской администрацией конгрессу США 17 марта в ответ на письмо, переданное ведомству конгрессменами 4 февраля.

«Турция – сдерживающая сила»

В письме подчеркивается, что Турция как страна со второй крупнейшей армией в НАТО действует сообща с союзниками по альянсу в разных регионах. «Турция поддерживает территориальную целостность Украины и сотрудничество с Киевом в оборонной сфере, что является важным фактором», – говорится в послании.В письме за подписью помощника заместителя госсекретаря США по связям с конгрессом Наз Дуракоглу (Naz Durakoğlu) отмечается, что покупка Турцией С-400 у России нанесла ущерб двусторонним отношениям с США и по этой причине на Анкару были наложены санкции, которыми Турция «заплатила значительную цену».В письме избегают прямых упоминаний о продаже F-16 Турции и указывают: «Администрация считает, что, тем не менее, существуют убедительные интересы в направлении долгосрочного единства и потенциала НАТО, а также национальной безопасности США, экономических и торговых связей, что подкрепляется торговыми связями между США и Турцией в оборонной сфере».При этом отмечается, что американская администрация позитивно относится к данной сделке. В послании подчеркивается, что, если Госдепартамент США одобрит поставку, она также подлежит одобрению Конгресса.

Запрос Турции

10 марта президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в телефонном разговоре с президентом США Джо Байденом предложил как можно скорее рассмотреть вопрос о закупке Турцией 40 новых самолетов F-16 у США и модернизации имеющихся на вооружении турецких ВВС машин данной модификации. Турецкий лидер подчеркнул, что пришло время отменить все несправедливые санкции в отношении Турции в области оборонной промышленности.

Как работает продажа оружия зарубежным государствам?

Госдепартамент США, одобряющий поставки американского оружия зарубежным странам, до официального одобрения при наличии запросов или вопросов со стороны конгресса отвечает на них в письменном обращении, раскрывая подход американской администрации.Когда внешнеполитическое ведомство одобряет соответствующую продажу оружия, оно направляет конгрессу официальное уведомление об этом. Разрешение госдепартамента на продажу оружия означает, что американская администрация не возражает против нее.Если конгресс США в течение 30 рабочих дней не опротестует решение ведомства, администрация начинает переговоры с соответствующей страной относительно содержания пакета.По итогам этих переговоров США направляют данной стране письмо-предложение. В случае положительного ответа на предложение осуществляется процедура закупки.

Турки о закупке F-16: нам не нужна эта рухлядь | 07.04.2022, ИноСМИ (inosmi.ru)

Израиль создает «альянс сильных государств» против Ирана, — Ст.Тарасов

https://www.chosenpeople.com/

В сложившейся ситуации на Ближнем Востоке некоторые арабские страны будут продолжать искать способы договориться с Ираном. Не исключено, что региональные игроки могут приложить отдельные усилия и для того, чтобы доказать США: выстраивать архитектуру безопасности можно без американцев.

В израильском регионе Негев прошла встреча министров иностранных дел Израиля, а также ряда арабских стран — Египта, Марокко, Бахрейна и ОАЭ при участии госсекретаря США Энтони Блинкена. Это был первый в истории саммит подписантов «Соглашений Авраама». Напомним, что эти соглашения при поддержке Вашингтона были заключены в 2020 году между Израилем и арабскими странами (ОАЭ, Бахрейном и Марокко) с целью установления дипломатических отношений. В 2021 году к соглашениям присоединился Судан.

Израильская дипломатия тщательно готовилась к этому форуму, который в ее представлении должен был обозначать появление в регионе очередного «альянса сильных». Накануне премьер-министр Израиля неожиданно посетил Египет, где встречался не только с президентом этой страны Абдель Фаттахом ас-Сиси, но и с наследным принцем Абу-Даби заместителем Верховного главнокомандующего ВС ОАЭ Мухаммедом бен Зайдом Аль Нахайяном. Тем не менее, как сообщают израильские СМИ, представитель Египта прибыл на саммит в Негев «в самый последний момент», да и то потому, что «присутствие Каира посылает сигнал президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану». От участия в работе форума отказался близкий союзник США король Иордании Абдалла II, который посетил оккупированный Израилем Западный берег в знак солидарности с палестинцами.

Теперь о другом фоне. В седьмую годовщину начала вторжения в Йемен аравийской коалиции во главе с Эр-Риядом и Абу-Даби хуситы подвергли территорию саудовского королевства массированным ударам. Наибольший урон был нанесен объектам компании Saudi Aramco в Джидде, где в результате диверсий загорелось несколько нефтехранилищ. США обвинили в этом Иран. Не случайно Израиль оказался одним из первых, кто громко осудил эти атаки. А в самом Израиле, когда проходила встреча четырех министров иностранных дел арабских стран и Блинкена, в городе Хадера был совершен теракт. Ответственность за убийство двух израильских полицейских взяло на себя ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Полиция сообщает, что двое террористов застрелены. Это не случайное совпадение, и по всем признакам в Хадере реализовали акцию политического терроризма с определенной направленностью.

Наконец о проблемах, которые обсуждались на саммите в Негеве. В центре внимания были два вопроса. Главный: перспективы подписания ядерной сделки между Ираном и пятью постоянными членами СБ ООН плюс Германией в контексте региональной безопасности. Второстепенный — украинский кризис. И сразу обозначились важные нюансы. Если говорить о втором вопросе, украинском, то Блинкен ставил перед собой задачу убедить своих собеседников сделать все возможное, чтобы усилить давление на Россию, помешав ей обходить западные санкции. Что из этого выйдет, пока неизвестно. Но главная интрига раскручивалась все же вокруг иранского ядерного соглашения, когда израильская сторона фактически тестировала американцев. Как заметил вице-президент Иерусалимского института стратегии и безопасности Давид Вайнберг, администрация президента США Джо Байдена «не намерена дальше продвигать «Соглашения Авраама», считая его достижением «ненавистной администрации Дональда Трампа», предпочитает сухой и уничижительный оборот, называя «Соглашения Авраама» всего лишь «важными договоренностями».

Более того, Вашингтон не отказывается от идеи подписать новое соглашение с Ираном и старается нивелировать некоторые раздражающие Тегеран факторы. Согласно Вайнбергу, США, во всяком случае на публичном уровне, «не поощряют региональные союзы против Ирана». Еще более показательно, что администрация Байдена отложила «на пересмотр» выгоды, обещанные арабским странам, заключающим мир с Израилем: такие как продажа Эмиратам истребителей F-35 и признание США Западной Сахары суверенной марокканской территорией. И не только это. В лексиконе американских политиков возродился термин «оккупированные территории» в отношении Западного берега реки Иордан. Все это наводит на мысль, что США вряд ли будут стимулировать выход «авраамического нарратива» за пределы своих нынешних контуров. К тому же на саммите арабские министры подтвердили позиции своих государств в поддержку решения о создании двух государств — палестинского и израильского — в границах 1967 года и подчеркнули важность продолжения ближневосточного мирного процесса.

Поэтому когда некоторые израильские политики заявляют, что саммит в Негеве «создает новый Ближний Восток», непонятно, о чем все же ведется речь. Факт, что в обстановке, которая была невообразима в первые десятилетия существования Израиля, шесть министров иностранных дел, в том числе четверо из арабских государств, собрались вместе. Это снимает с него комплекс геополитической неполноценности на Ближнем Востоке, но в ситуации, когда США дистанцируются в регионе от прежних союзников и ищут новых партнеров, и Иран — один из них, есть ли повод для успокоения? Так, в одном из своих первых внешнеполитических актов администрация Байдена исключила хуситов из списка иностранных террористических организаций и Специального глобального списка террористов. «Реабилитировать» по аналогичному сценарию могут и иранский Корпус стражей Исламской революции (КСИР). Правда, не исключено, что США подобными намеками пытаются оказывать давление на арабские страны с целью заставить их добывать больше нефти.

Израиль ведет контригру, заявляя, что формируется «альянс сильных государств», которые попытаются справиться с иранской проблемой. Теперь остается дождаться того, насколько нынешнее израильское руководство способно воздействовать на Белый дом, ведь ему многое удавалось при Трампе. Сближение региональных игроков является чрезвычайно сложным процессом, их совместное заявлением по итогам саммита в Негеве пока ни о чем не говорит. Эксперты полагают, что в нынешней ситуации ОАЭ и Саудовская Аравия будут продолжать искать способы договориться с Ираном, чтобы получить гарантии стабильности. Но не исключено, что региональные игроки могут приложить отдельные усилия для того, чтобы доказать американцам: выстраивать архитектуру безопасности можно и без них.

29 марта 2022
Станислав Тарасов

Источник — regnum.ru

Как возникли информационные войны

Foto Google

Валерий Коровин
директор Центра геополитических экспертиз


Мы же все чаще слышим об информационных войнах, а также о войнах гибридных и сетевых. В целом многим уже понятно, что это такое, но есть нюансы.

До определенного момента (традиционное) государство представляло собой некий иерархический комплекс – элиты, как правило, сакральные, традиционные – наверху; народ, массы – внизу. Народ в традиционном государстве – это не механическая сумма всего множества жителей государства, а органическая общность. Традиционные элиты – это либо жреческая каста, клир, либо же, чуть позже, воинственная, мобилизованная аристократическая верхушка.

В такой иерархической системе все находятся на своих местах: клир молится, воины воюют, третье сословие – торгует или пашет. Все вместе это существует, как единое целое – духовно или идеологически, действует синхронно, монолитно, по крайней мере, для внешнего врага. Элита формирует смыслы, идейные основы, которые спускает вниз, в массы, а массы эти смыслы потребляют. Тем самым и достигается мировоззренческое и идеологическое единство государства.

Все начало меняться в Новое время. Революции, начавшиеся в Европе, разрушали этот традиционный порядок и приводили к перемешиванию сословий в атомарную гражданскую массу искусственных политических наций. С появлением государства-нации на месте традиционного государства-империи на смену органической общности народа пришла концепция гражданского общества, представляющего собой сумму атомарных индивидуумов, граждан: каждый со своими интересами. Здесь и открылась возможность использовать эту атомарность, эту индивидуализацию, раздробленность общества для того, чтобы воздействовать на него, минуя обращение к элитам, то есть через их голову. Ибо общество, гражданские массы, сами объявляются субъектом, источником власти, а элиты лишь избраны, или даже наняты ими для исполнения служебных функций. То есть формально как бы зависимы от гражданских масс, которые номинально и есть власть. Причем сами элиты избираются как бы, опять-таки, номинально, из рядов самих масс, то есть формально от них ничем не отличаются.

Такое низвержение элит до уровня масс, навязываемое Европой и Западом всему остальному человечеству, соответственно низвергает и сакральные, жреческие, героические, аристократические функции элит. Элиты нового типа уже не имеют преимущества держателей не только власти, но и смыслов и идей. Идеи в таком перемешанном обществе идут как будто тоже из самих масс и через институт политических партий и их политической конкуренции, вроде как поднимаются наверх, становясь правящими идеологиями, политически реализуемыми самими партиями.

Я делаю постоянные оговорки – «вроде как», «как бы», «как будто» – по той причине, что все это лишь западный концепт гражданского, республиканского, демократического, буржуазного, как ни назови, устройства. Но так четко и упорядоченно оно воспринимается лишь на Западе, и то не везде, а лишь в элитах. Все остальное человечество продолжает жить в традиционных обществах, лишь номинально и очень поверхностно использующих или имитирующих использование западной структуры государственно-политического устройства. Но как-то криво-косо, худо-бедно это установлено почти везде.

Именно такая система гражданско-политического устройства и открывает возможность обращения напрямую к массам, как правило, чтобы воздействуя на них, управлять происходящими в государстве процессами извне. Это и есть основа, подоплека, среда для ведения информационных войн. Нет никакого непререкаемого источника смыслов, не говоря уже о сакральности. Все рассыпано, перемешано и заново слеплено в искусственную политическую общность, где все как бы равны. Если же такие непререкаемые источники сакральности или философской онтологии где-то сохраняются или появляются, то гражданское общество с ними начинает бороться, набрасываясь со всей решительностью и нетерпимостью к тому, что представлениям этого гражданского, десакрализованного, а значит бессмысленного (смыслы запрещены, так как тоталитарны) общества противоречит.

Иными словами, главных по смыслам нет, монополии на идеи и сакральности нет, все равны, все одинаково бессмысленны, а если кто-то пытается свои смыслы навязать остальным – это тоталитаризм. Правда, если у власти либералы, то им можно навязывать свои смыслы, ибо это они придумали эту систему – а значит, их смыслы и идеи не подвергаются сомнению. Остальное запрещено. В такой системе воздействовать разрешено только на массы тех государств, которые еще недостаточно либеральны, то есть где есть либо идеология (не либеральная), либо своя философия (это уже фашизм, как фашистом с либеральной точки зрения является, например, Платон), либо, не дай б-г (с маленькой буквы, их, либеральный б-г), какая-то сакральность.

В таких нелиберальных обществах можно делать все, ибо они по умолчанию тоталитарные, фашистские и плохие. Например, любыми средствами, воздействуя на массы, обращаясь к ним через голову элит, тем самым воздействовать на сами элиты, на принятые ими решения. Ведь элиты в национальном государстве обращаются к массам с опросами, постоянно запрашивают обратную связь, проводят статистические замеры, тем самым пытаясь понять, что в головах у масс, чтобы, исходя из этого, принимать какие-то решения на уровне государства. А у масс в головах то, что вкладывают им элиты. И если элиты ничего не вкладывают (кроме разрешенного либерализма), то им вкладывают это извне – разрешенный по умолчанию либерализм. То есть если воздействовать на массы, подумали теоретики новых подходов ведения войны, то можно, формируя общественное мнение, заставить элиты подчиняться воле внешнего игрока, который, обращаясь к массам, тем самым воздействует на элиты. Это и есть исходная предпосылка информационной войны.

Такое открытие и стало некой отправной точкой возникновения революционного (во всех смыслах) подхода к пересмотру ведения военных действий как таковых. На этой же основе возникли такие концепции, как, например, концепция ведения войны «изнутри наружу» Джона Уордена, которая рассматривалась сначала исключительно в военном аспекте: то есть сначала поражение военно-промышленной инфраструктуры (военные заводы, фабрики, ремонтные мастерские) с помощью нанесения точечных ракетных ударов; затем поражение коммуникаций. Все вместе это лишает армию поддержки, внутренней подпитки. В результате слабеющая армия неспособна оказывать сопротивление. И только после этого – столкновение с ослабленной и обескровленной армией, как финальная, завершающая стадия.

Эта же концепция ведения войны «изнутри наружу» чуть позже была переложена и на информационно-смысловую сферу. Возникла логичная идея, что точно так же, но только смысловым, идеологическим образом можно поразить сначала национальные, государственные элиты, затем обслуживающие их научные и интеллектуальные круги, затем экспертное сообщество, потом медиапространство. А медиапространство уже влияет на массы, население, которое и составляет основу и источник рекрутирования армии. Так можно разложить не только само государство, его элиты, науку, образование, культуру, медиа, но и армию. Ничего не напоминает?

Самое главное – это разложение происходит на уровне смыслов, на уровне идей. Новая методика ведения войны, одним из проявлений которой и является информационная война, делает акцент на идею, на идеологию, на «захват воображения», как выражаются теоретики «большой перезагрузки». Тем самым захватывается общество, которое, соответственно, влияет на армию как производную от этого общества.

Таким образом, государство может быть захвачено исключительно через сферу идей, посредством идеологического воздействия, через формирование идеологем, без использования обычных вооружений. Но в информационной войне важно не только иметь инструментарий ведения войны – сети, СМИ, коммуникации. Самое главное – что через них транслировать, какие идеи, какие смыслы прокачивать? С помощью идей и смыслов общество захватывается и без горячей войны. А дальше делай с ним что хочешь.

Источник — vz.ru

А.Грозин: «США в ЦентрАзии: Новый этап программы развертывания влияния»

https://internationalwealth.info/

Андрей Грозин: «Ситуация вокруг центральноазиатского региона требует совершенствования новых механизмов парирования вероятных угроз с Запада»

Старший научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН проанализировал возможные направления воздействия Запада на страны региона.

На фоне мировой пандемии и геополитических трансформаций, которые происходят во всем мире, начиная от обвального ухода США и их союзников из Афганистана прошлым летом, ситуация в Центральной Азии несколько отдалилась из центра внимания, но мы понимаем, что она остается актуальной, обозначил Андрей Грозин, выступая на экспертной панели «НАТО, Россия и страны Центральной Азии на фоне новой геополитической реальности», организованной АНО «Институт исследований Центральной Азии». По мнению эксперта, вызовы и угрозы, которые связаны с этим регионом, будут только возрастать.

Остаться в стороне от американо-китайского конфликта не удастся

«Год, начавшийся с неудавшейся попытки мятежа в Казахстане, демонстрации эффективности работы ОДКБ и стартовавшей 24 февраля специальной операции вооруженных сил России в Украине, наглядно демонстрирует справедливость данного вывода. Очевидно, что давление внешних акторов на регион Центральной Азии создает новое поле угроз и для Российской Федерации и для самих этих государств. Остаться в стороне от нарастающего из года в год американо-китайского конфликта для любого игрока на международной арене будет непросто, тем более это относится к центральноазиатским государствам. В таких обстоятельствах регион становится одной из ключевых после Азиатско-Тихоокеанского региона площадок для противостояния между КНР и США», — убежден аналитик.

Пока основными акторами текущего этапа противостояния остаются три ведущих мировых центра силы: коллективный Запад, Российская Федерация и КНР. А основным аспектом является информационная борьба. Прозападные неправительственные организации и СМИ, спонсируемые западной стороной в регионе, активно ведут системную антикитайскую кампанию, также системно ими ведется критика России и российских интеграционных проектов.

«После 24 февраля, очевидно, накал этого информационного давления будет только нарастать. Параллельно страны Запада стараются продемонстрировать, что они сохраняют заинтересованность в расширении своего влияния, в том числе и на сферу безопасности региона. Естественное беспокойство в данной связи вызывают возможности непродуманных практических шагов США в Центральной Азии, которые могли бы привести к формированию обширных зон нестабильности возле пока еще слабо защищенных южных рубежей Российской Федерации», — подчеркнул Грозин.

США необходима кооперация с Центральной Азией

На фоне деградации традиционных американских партнерств в Южной Азии обозначается насущная необходимость для США кооперации с ключевыми странами Центральной Азии в области управления и глобальным энергетическим рынком, и контроля мировых торговых маршрутов. Кроме того, необходимы опорные точки для поддержания присутствия США в Ираке, в Сирии, которые пока еще сохраняются, и, шире, на Ближнем Востоке. По мере прогрессирования сужения возможностей военного базирования в Ираке и странах Персидского залива Вашингтону вновь необходимы некие военные точки опоры в Центральной Азии, с которых можно было бы осуществлять контроль и за самим регионом, и за прилегающими к нему пространствами.

«Как утверждается в последней американской стратегии по Центральной Азии, которая была принята при предыдущей администрации Дональда Трампа и не была опровергнута или модернизирована новой администрацией Байдена, США уже вложили 9 млрд долларов в регион прямой помощи на государственном уровне, а это цифры трехгодичной давности, 31 млрд частных инвестиций и более 50 млрд в виде кредитов и технической помощи от международных структур с американским участием: Всемирный банк, МВФ и так далее. Отдельно в этой стратегии отмечалось, что США вложили более 90 млн долларов в укрепление границ государств Центральной Азии, провели около 200 военных учений и повысили квалификацию, как тогда указывалось более, чем 2500 центральноазиатских пограничников. При этом в стратегии ничего не сказано, но все знают, что самую серьезную тревогу вызывает военно-биологические объекты США в регионе, в частности те, которые расположены в Казахстане и Узбекистане», — напомнил эксперт РАН.

Очевидным является то, что Соединенные Штаты при помощи перечисленных проектов и договоренностей и некоторых других, касающихся сферы безопасности, хотят закрепиться в регионе для сдерживания Китая, России и в меньшей степени Ирана. Центральноазиатский регион в данном случае находится в сложном положении, в силу своих геополитических констант Центральная Азия сейчас испытывает серьезное и усиливающееся давление со стороны глобальных центров силы, оставаясь при этом достаточно уязвимой перед внешним давлением. А давление заключается в том, что каждый из ведущих мировых игроков все настойчивее приглашает страны региона к приоритетному сотрудничеству именно с ним. Ясно, что государствам Центральной Азии такая определенность совершенно не нужна по множеству объективных и субъективных причин, считает Андрей Грозин.

Новый этап программы развертывания влияния

«После вывода войск из Афганистана американцы, очевидно, начинают новый этап своей программы в Центральной Азии с сократившимися возможностями проекции своего физического присутствия. И главное острие этой программы направлено, конечно же, против России, но с перспективной основной мишенью игры в Центральной Азии, которой, на мой взгляд, является все-таки не Россия, а именно Китайская народная республика, — заметил аналитик. — Раунд этой игры, очевидно, связан с пониманием того, что, придя на Украину, раньше или позже Российская Федерация выведет данную территорию или большую часть данной территории из-под ранее имевшегося прямого контроля Запада. Поэтому, по всей видимости, коллективный Запад рассчитывает, что Россия увязнет своими основными воинскими силами на Украине, а Запад, в свою очередь, постарается растянуть гибель украинского государства в том виде, в каком оно сейчас существует до максимально возможных пределов. И в такой ситуации открывать против России второй фронт в Центральной Азии — это не просто логично, но, по сути дела с каждой неделей становится просто насущной необходимостью».

Январские события в Казахстане были своеобразной разведкой боем, поскольку именно Казахстан остается важнейшим региональным ресурсом для расшатывания ситуации и в России, и в Китае. Ни одна другая республика Центральной Азии, при всем уважении, в силу множества объективных причин не имеет возможности влиять на Россию так, как это возможно, используя казахстанскую площадку, отметил Грозин.

«Коллективный Запад любит подходить к решению любой проблемы комплексно, поэтому на одной встрече с министрами иностранных дел, как мы видим по достаточно скупым коммюнике, обсуждался широчайший круг тем от Украины до Афганистана, и, как говорят многие источники в разных государствах, в том числе обсуждалась возможность возвращения в регион американских военных объектов. При этом необязательно речь идет о постоянном базировании. Это может быть центр обучения, центр транзита, это могут быть складские помещения, центр тренировки служебных собак — как это будет называться, для США пока непринципиально», — отметил старший научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН.

Глава Госдепартамента Энтони Блинкен на этой встрече неслучайно отметил поддержку Соединенными Штатами суверенитета, независимости, территориальной целостности стран Центральной Азии, продолжил эксперт. Это многолетний тренд американской политики, который отдельно подчеркивается во всех программных документах США, касающихся Центральной Азии. Суверенитет и независимость центральноазиатских государств всегда упоминается в контексте некой иногда называемой, иногда подразумеваемой угрозы, которую якобы несут сотрудничество с русскими и китайцами.

«В целом видно, что на фоне усиления дальнейшего противостояния с Россией и Китаем Соединенные Штаты хотели бы пересмотреть свою региональную стратегию, нарастить политическое влияние, экономическое партнерство с ведущими странами региона — Казахстаном и Узбекистаном. Но новых серьезных экономических, энергетических, логистических предложений не появляется, а старые все уже давно реализованы. И, если американцы не предложат странам региона новые значительные проекты и, главное, крупные инвестиции под эти проекты, то ничего с точки зрения американского влияния в Центральной Азии принципиально не изменится. Как без новых масштабных денежных вливаний США планируют активизировать политику в регионе лично для меня остается неясным», — задался вопросом аналитик.

Пряник не пройдет, каким будет кнут?

Очевидно, что, если пряник использовать не предполагается, либо возможность его задействования затруднена и ограничена, то можно использовать давление, кнут. А что может выступать в качестве такого жесткого принуждения к сотрудничеству? В первую очередь, это проблемные зоны в регионе, которых достаточно много. Это и вся граница Центральной Азии с Афганистаном, это и горный Бадахшан, это и Ферганская долина, это киргизо-таджикская граница, это отчасти Каракалпакия.

«На территории Казахстана, как мне лично представляется, после января 2022 года игра Запада отнюдь не закончена. Скорее всего, она будет идти и далее. Возможно, не в таких брутальных формах, как мы наблюдали 5-6 января, но что-то подобное я бы не исключал. — добавил Грозин. — Для форсирования роста конфликтного потенциала может быть использован Афганистан. С афганской территории легко можно организовать волны беженцев, спасающихся от войны, голода, эпидемий, среди которых могут затеряться боевики различных международных террористических организаций».

По мнению эксперта, нужно понимать, что дестабилизация ситуации в любой из указанных зон опасна для региона тем, что она отразится на всех странах Центральной Азии, спустя какое-то время на приграничных территориях России и в Синцзяне, что создаст и России, и Китаю серьезные проблемы, а также будет традиционным имперским инструментом англо-саксов — воевать чужими руками. Сейчас общее внимание приковано к операции вооруженных сил России на украинской территории, но, как продемонстрировал казахстанский кризис начала года в Центральной Азии ситуация может накалиться весьма быстро и неожиданно для большинства экспертов и наблюдателей.

«Насколько я могу судить, январский кризис в Казахстане не предсказывал никто, в том числе и казахстанские коллеги. Еще 31 декабря ничто, по большому счету не говорило о том, что через неделю там понадобится вмешательство ОДКБ. Это говорит о том, что конфликт может развиваться быстро, стремительно и втягивать в свою орбиту значительное количество участников с самыми непредсказуемыми последствиями. И проблема в том, что дестабилизация обстановки в том или ином государстве, в той или иной проблемной зоне наверняка будет сопровождаться применением различных новых широкомасштабных технологий и методик и практического свойства, и с использованием информационно-коммуникативных возможностей — методик, с которыми власти Центральной Азии еще не сталкивались и не имеют опыта их адекватного парирования», — обозначил проблему аналитик.

Инструменты США эффективны?

Если говорить о практическом содержании того ресурса, на который Запад может опереться, есть три инструмента. Во-первых, это работа по интеграции политических и бизнес-элит в западно-экономическое пространство. Во-вторых — создание либерально-демократического поля, так называемого гражданского общества. И, в-третьих — активная поддержка и пропаганда пантюркизма и исламизма как прямого оружия против Российской Федерации и Китайской Народной Республики.

«По первому направлению работа в регионе была наиболее эффективна из всех трех. В наибольшей мере эта эффективность проявляется в Казахстане, в наименьшей — в республиках Центральной Азии, слабо интегрированных в мировую экономику. Создание демократического поля во всех республиках региона не дало серьезно ощутимого эффекта. Даже в наиболее успешных киргизском и казахском вариантах успех носит во многом имитационный характер. Либеральное движение есть, но его электоральный и мобилизационный потенциал практически ничтожен, что наглядно демонстрируют итоги любых серьезных кризисов в этих государствах. Ставка же на оппозиционных лидеров либерально-демократической ориентации традиционно не срабатывает в силу их маргинальности. Третье направление панисламистской и пантюркистской пропаганды активно шло через Турцию, пока Реджеп Тайип Эрдоган серьезно не испортил отношения с коллективным Западом и не начал в регионе в значительной степени собственную игру с опорой на неоосманистские ценности и идеи», — пояснил Грозин.

Но, тем не менее, несмотря на то, что Турция сейчас решает в регионе свои вопросы и использует собственные ресурсы так, как она считает нужным и приемлемым для себя, долгосрочная работа прозападных региональных медиа, а также сетевого пространства по усилению националистической исламистской пропаганды для формирования антироссийских и антикитайских настроений продолжается, идет по нарастающей.

«Мне кажется, что массового эффекта пока не наблюдается, но курс на попытки напичкать страны Центральной Азии радикальными исламистскими идеями, тесно связанными, в том числе, и с организованной преступностью и частью правящей элиты и имеющими сильный мобилизационный потенциал, носит стратегический характер и будет продолжен. Подводя черту, я считаю, что Москву, судя по ее последним действиям практического свойства, не слишком заботит и беспокоит риторика многочисленных американских документов, партнерств и того, что она предлагает странам региона. Но естественное беспокойство вызывают возможные практические шаги Соединенных Штатов, которые могут привести к неожиданным результатам, в том числе, и касающихся инициации серьезных конфликтов и попыток раскачать региональную стабильность. Таким образом, в ближайшие годы, очевидно, в регионе будут напряженными в плане отражения разнообразных угроз безопасности и внутренних, и, возможно, внешних. Ситуация, безусловно, потребует и от России, и от ОДКБ, и от регионального антитеррористического центра ШОС контроля, разработки и дальнейшего совершенствования механизмов парирования вероятных угроз с Запада на данном направлении», — резюмировал Андрей Грозин.

Алина Искандерова,
АНО «Институт исследований Центральной Азии»

Источник — ЦентрАзия

La Vanguardia (Испания): может ли венесуэльская нефть заменить российскую?

Недавно Вашингтон обратился к Каракасу в попытках получить нефть. Однако государственная нефтяная компания Венесуэлы находится в запущенном состоянии. Кроме того, черное золото из венесуэльского месторождения не отличается качеством. На этом фоне автор La Vanguardia задался вопросом, может ли венесуэльская нефть заменить российскую.

Пьерджорджо Сандри (Piergiorgio M. Sandri)

Конфликт на Украине заставил США нарушить табу. Вашингтон вновь попытался вести дела с тем, кто до недавнего времени был его заклятым врагом: с Венесуэлой. Впервые с 1990 года делегация Белого дома отправилась в Каракас с экономическим предложением. Американцы хотят хотя бы частично заменить российскую нефть (от 5 до 8% импорта) венесуэльской.

Но возможно ли это?

На бумаге Венесуэла обладает крупнейшими запасами нефти. У нее их даже больше, чем у Саудовской Аравии. Но ее доля в мировой добыче и экспорте в настоящее время очень мала. Всему виной международные санкции против режима Николаса Мадуро, а также нехватка инвестиций, коррупция и запущенное состояние государственной нефтяной компании PDVSA, в котором она находится на протяжении многих лет.

Данные говорят о беспрецедентном падении добычи нефти, а ведь речь идет о компании, которую не затронули ни войны, ни истощение месторождений. До 2013 года она занимала пятое место в рейтинге самых влиятельных нефтяных компаний по версии PetroleumWeekly Report. Прибыль составляла около 12 миллиардов долларов, а активы — 231 миллиардов.

Но в период с 2014 по 2022 добыча упала на 2,4 миллиона баррелей в день. По сравнению с предыдущими производственными мощностями, спад составил 84%. Сейчас Венесуэла производит от 600 тысяч до 700 тысяч баррелей в день и явно отстает от 3,3 миллионов, которые она добывала при президенте Уго Чавесе.

Поэтому Хорхе Пиньон (Jorge Piñón), аналитик Международного центра политики и энергетики Техасского университета в Остине, заявил каналу CNN, что попытка США получить венесуэльскую нефть «говорит об отчаянии американских властей».

«Не думаю, что Венесуэла сможет внести существенный вклад в балансировку рынка нефти», — сказал агентству Efe бывший венесуэльский министр нефти Рафаэль Рамирес (Rafael Ramírez), эмигрировавший за рубеж. «Ошибочно полагать, что PDVSA возьмет и откроет кран», — рассказал изданию Financial Times Райан Берг (Ryan Berg) из Центра стратегических и международных исследований.

Несмотря на огромные природные ресурсы, венесуэльцы не имеют авторитета на нефтяном рынке еще и потому, что их нефть не всегда отличается высоким качеством, особенно если сравнивать с саудовской.

Пояс Ориноко — огромное месторождение, но его коммерческая ценность не так велика, как кажется. Нефть после добычи нужно обработать и разбавить, чтобы она котировалась на рынке, а это дополнительные расходы.

Последние недели на рынке наблюдаются высокие цены — более 100 долларов за баррель, что может послужить стимулом для восстановления добычи черного золота в Венесуэле. Но есть ли у PDVSA технические условия для увеличения производства? И вообще, с экономической точки зрения, имеет ли смысл заменять российскую нефть на венесуэльскую?

Венесуэльский экономист Анхель Гарсия (Ángel García) из консалтинговой компании Econométrica считает, что есть «определенная возможность наращивания добычи нефти в Венесуэле». По мнению эксперта, «если США предоставят продукты для разбавления и обработки нефти, то можно было бы получить до 500 тысяч баррелей в день, а потом их обработать на венесуэльских НПЗ».

Однако эксперт отмечает, что это может произойти нескоро. Это связано с юридическими и политическими вопросами. «Чтобы использовать потенциал по максимуму, правительство Каракаса должно позволить частным компаниям участвовать в добыче. Но это означало бы потерю контроля над стратегическим активом страны, который, с другой стороны, все эти годы подпитывал затяжную фазу коррупции и неэффективности». В 2016 году правительство Каракаса перестало публиковать аудиторские отчеты PDVSA и не показывает результаты деятельности ни публике, ни инвесторам, ни Национальной ассамблее (законодательный орган – прим. ИноСМИ).

Среди возможных частных участников промелькнула американская Chevron, которая якобы начала задумываться о возможности стать частью коммерческой группы чтобы добывать и продавать венесуэльскую нефть, в том числе с совместными с PDVSA предприятиями.

Но, как показали последние новости, США временно отказались от проекта, в том числе из-за политической цены, которую им придется заплатить за возобновление переговоров с таким противоречивым персонажем, как Николас Мадуро, поскольку это предполагало бы снятие торговых санкций против Венесуэлы.

Источник — ИноСМИ

Ливийская нефть — карта в борьбе РФ и Запада за энергоресурсы

Ливия — страна с крупнейшими запасами нефти на африканском континенте, как ожидается, окажется в эпицентре глобального противостояния

Mustapha Dalaa, Mahmut Geldi, Olga Keskin   АНАЛИТИКА - Ливийская нефть - карта в борьбе РФ и Запада за энергоресурсы

СТАМБУЛ

Существуют опасения, что Ливия будучи страной-экспортером нефти, может стать частью большого конфликта между Россией и западными странами в украинском кризисе.

На фоне ввода санаций США против энергетического сектора России 9 марта 2022 года, стоимость барреля нефти марки Brent достигла исторического максимума — 140 долларов.

Стало очевидным, что с целью предотвращения роста цен на «черное золото» вашингтонская администрация обратилась за помощью к своим союзникам-производителям, и даже пошла на сближение со своим очевидном врагом, таким как Венесуэла.

Ливия — страна с крупнейшими запасами нефти на африканском континенте, как ожидается, окажется также вовлечения в череду глобальных противоречий.

Ливия с момента создания правительства национального единства в 2021 году увеличила суточную добычу нефти до 1,1 млн баррелей, заняв таким образом первое место в рейтинге стран Средиземноморского бассейна и второе на Африканском континенте, обогнав Алжир и Анголу.

Инициативы по расколу Ливии и попытки ряда кругов приостановить добычу и экспорт нефти угрожают стратегическим интересам США и их европейских союзников, однако «на руку» России, которая осуществляет свое военное присутствие в регионе посредством наемников из ЧВК «Вагнер».

Существуют опасения, что ситуация с ростом цен на нефть, спровоцированная противоборством интересов великих держав, вновь спровоцирует конфликт между ливийцами и погрузить страну в «темный тоннель».

Россия, воспользовавшись кризисом в Ливии в 2019 году, осуществила попытки взять по контроль нефтяной сектор страны, прибегнув в поддержке сирийских и африканских наемников, а также ЧВК «Вагнер».

Аналогичным образом Россия в 2020 году стала демонстрировать свое присутствие в регионе «нефтяного полумесяца» и ряде нефтяных районов на востоке.

Наемники ЧВК «Вагнер» проникли на нефтяные месторождения «Аш-Шарара» и «Аль-Филь», расположенные приблизительно в 900 км к юго-западу от столицы Триполи, и оставили эти участки только после протеста Ливийской национальной нефтяной корпорации (NOC), а также реакции со стороны западных стран, чьи компании работают на юге этой африканской страны.

Недовольство действиями наемников ЧВК «Вагнер» в 2020 году выразил президент NOC Мустафа Саналлах. «Мы не позволим наемникам из ЧВК «Вагнер» играть роль в ливийском национальном нефтяном секторе», — сказал Саналлах.

Однако вопреки выводу наемников ЧВК «Вагнер» и возобновлению нефтяных операций в регионе Россия продолжила свое влияние в регионе.

В свою очередь Вашингтон, озабоченный поставками ливийской нефти на мировые рынки, прилагает все усилия для того, чтобы положить конец политическому расколу в стране. И с этой целью США стремится путем диалога примирить правительства премьер-министров Ливии Абдулхамид Дибейбе и Фатхи Башаги.

И в этой связи Соединенные Штаты и их европейские союзники продолжают поддерживать инициативу специального посланника ООН по Ливии Стефани Уильямс, предложенную ливийцам.

АНАЛИТИКА — Ливийская нефть — карта в борьбе РФ и Запада за энергоресурсы (aa.com.tr)