Турция грозится купить Су-35, если Америка откажет ей в F-16

© AP Photo / Russian Defense Ministry Press Service via AP

Су-35 — тяжелый истребитель с гораздо бóльшим сроком службы, чем у F-16. Он обходит американский самолет практически по всем параметрам, пишет MWM. Турция предупредила США о готовности купить Су-35, если не сможет с ними договориться.

Глава управления оборонной промышленности Турции Исмаил Демир предупредил, что страна рассмотрит возможность приобретения российских истребителей Су-35С, если США откажутся поставлять ей современные F-16. «Если не будет F-16… Мы скажем, что у Турции есть альтернативы. И все они, включая Су-35, обсуждаются», — заявил он 24 сентября. Ранее попытки приобрести новые F-16 столкнулись с мощным противодействием США, причем отношения двух стран ухудшились после неудавшегося военного переворота в Анкаре в 2016 году, в котором многие обвинили Вашингтон. О приобретении Су-35 Турция и Россия ведут переговоры с 2018 года. Как сообщается, они вышли на финишную прямую еще в октябре 2019 года, хотя многие сочли, что Анкарой движет скорее желание надавить на западных поставщиков, чем искренний интерес к самолету.

Су-35 — тяжелый двухмоторный истребитель с гораздо бóльшим сроком службы и эксплуатационными расходами, чем у F-16, он имеет существенные преимущества почти по всем параметрам: от продолжительности полета и маневренности до датчиков и дальности поражения. Его превосходные летные характеристики были продемонстрированы в самой Турции в сентябре 2019 года, и сравнение оказалось отнюдь не в пользу F-16. Истребитель почти вдвое больше F-16, но не совместим с вооружением НАТО — как следствие, включить его в состав ВВС Турции будет гораздо труднее, чем новые F-16. Турция уже производит по лицензии старые варианты F-16, поэтому имеет обширную инфраструктуру и запчасти в изобилии. Кроме того, у нее богатый опыт эксплуатации этого класса — даже при том, что значительная часть офицерского состава ВВС была заключена в тюрьму в 2016 году. Еще один недостаток Су-35 — то, что с его закупкой Турции грозят новые санкции и дальнейшая экономическая война с США, которые в соответствии с принятым законодательством обязаны вводить санкции против всех покупателей российских вооружений.

Турецкие ВВС на сегодняшний день — крупнейший иностранный оператор F-16 и имеют на вооружении порядка 250 самолетов, однако их флот несовременен и использует устаревшие классы боеприпасов 1990-х годов и радары с механическим сканированием, уязвимые для помех. Новый вариант F-16 Block 70/72, который придет на смену стареющим F-4 Phantom времен войны во Вьетнаме, имеет радар с активной фазированной антенной решеткой и современные возможности радиоэлектронной борьбы и совместим с современными боеприпасами — включая ракеты «воздух – воздух» AIM-120D, если Вашингтон даст добро. Недавно приобретенные Сирией и Грецией истребители МиГ-29СМТ и Rafale также имеют радары с электронным сканированием и более мощные ракеты класса «воздух – воздух», чем AIM-120B, стоящие на вооружении турецких F-16. Несмотря на все усовершенствования планер F-16 все чаще считается устаревшим: ВВС США прекратили закупки в 2005 году, а многие крупные операторы, включая Сингапур, Египет и Израиль, постепенно снимают его с вооружения.

Интерес Турции к модернизированным F-16 возник после того, как Анкару исключили из программы разработки преемника пятого поколения, F-35 — в результате ее парк истребителей лишился четкого плана модернизации. Возврат к F-16 в эпоху, когда их закупают в основном клиенты с менее развитой экономикой и небольшим оборонным бюджетом, вплоть до негосударственных субъектов, отражает серьезное понижение амбиций турецких ВВС — тогда как ее соседи, наоборот, приобретают истребители более высокого класса. Например, Израиль закупил F-35 (причем его примеру, возможно, последует Греция), Саудовская Аравия и Катар — F-15SA/QA, Армения — Су-30СМ, а Египет — МиГ-29М и, возможно, Су-35.

Этот российский истребитель обошел американский F-16 | 26.09.2022, ИноСМИ (inosmi.ru)

Балтийское море превратится во внутреннее озеро НАТО с атомными подлодками

© AFP 2022 / Axel Heimken

Эстония поддержала присоединение Финляндии и Швеции в НАТО, так как это позволит превратить Балтийское море в «озеро альянса», пишут авторы статьи для HBL. Однако сами они такому положению дел не рады. По их мнению, членство в НАТО лишь увеличит число угроз.

Леа Лаунокари (Lea Launokari), Антти Сеппянен (Antti Seppänen)

В Британии новый премьер — женщина. Которая, как пишет английская газета The Independent, к тому же готова нажать на красную кнопку.

На августовском слете Консервативной партии в Бирмингеме ведущий спросил Лиз Трасс, сможет ли она, став премьер-министром, приказать капитану подводной лодки запустить ядерные ракеты Trident («Трезубец») — хотя это, по его же признанию, будет означать всемирное уничтожение. Как пишет The Independent, Трасс бесстрастно ответила: «Полагаю, это важная обязанность премьер-министра, и я готова это сделать». И даже повторила: «Да, готова».

В документах Министерства обороны Великобритании можно прочесть, помимо прочего, о том, как подводная служба Королевского флота незаметно, беспрепятственно и непрерывно (365 дней в году) крепит ядерное сдерживание. Это означает, что минимум одна британская атомная подлодка с баллистическими ракетами патрулирует моря незамеченной — причем это продолжается уже более полувека. Согласно документу, это сдерживает наиболее острые угрозы Великобритании и обеспечивает безопасность страны и ее союзников по НАТО.

У Великобритании четыре подводные лодки класса Vanguard («Авангард») в различной степени готовности. Подлодки оснащены 16 американскими ракетами Trident II D-5, каждая из которых имеет до 14 боеголовок мощностью от 7 до 500 килотонн. Более крупная боеголовка может стереть с лица земли даже такой мегаполис как Москва. А представьте, что будет, если запустить все боеголовки сразу? Армагеддон!

В июне министр обороны Эстонии Калле Лаанет ликовал, что с присоединением к НАТО Финляндии и Швеции Балтийское море станет «внутренним озером» альянса. У нас под боком беспрепятственно снуют не только атомные подводные лодки НАТО, но и российские. Став членами НАТО, Финляндия и Швеция ничего с этим поделать не смогут: ни подписать запрет ООН на ядерное оружие, который ратифицировали уже 66 стран, ни потребовать переговоров по ядерному разоружению — практически ничего, чтобы снизить риск ядерного уничтожения.

Призрачной безопасностью, столь поэтически описанную в документах британского министерства обороны, теперь можно сполна насладиться и на Балтике.

По данным Международного комитета Красного Креста (МККК) и Международной федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца (МФКК), ядерный взрыв в населенном пункте или поблизости приведет к массовой гибели жителей и масштабным разрушениям, длительному ущербу для здоровья и благополучия, а также долгосрочному урону окружающей среде и инфраструктуре. Кроме того, это чревато охлаждением атмосферы, сокращением вегетационного периода, нехваткой продовольствия и всемирным голодом.

Ни одно государство или международное агентство не в силах как побороть гуманитарную катастрофу, так и ликвидировать долгосрочные последствия ядерного взрыва в городских условиях.

Каждая подводная лодка с ядерным оружием, которая патрулирует мировые океаны и соседнюю Балтику, каждая необезвреженная и незапрещенная ядерная боеголовка, каждая попытка переговоров о разоружении и запрете, провалившаяся из-за членства в НАТО, — все это представляет собой ежедневную угрозу выживанию всей планеты.

Неужели мы, финны, хотим именно этого?

Леа Лаунокари, «Женщины за мир»

Антти Сеппянен, «Художники за мир»

Балтийское море превратится в озеро НАТО с атомными подлодками | 23.09.2022, ИноСМИ (inosmi.ru)

Рынок нефти сопротивляется «медвежьим сигналам». Опасения по поводу рецессии отражаются в колебании цен на нефть

© РИА Новости Максим Богодвид

Колебания цен отражают опасения по поводу рецессии крупнейших экономик Европы и стагнации в США, сообщает Al-Eqtisadiya. Россия сможет компенсировать убытки, которые понесет ее финансовая система из-за эмбарго ЕС. А Западу остается надеяться на восстановление спроса и возвращение нормальной экономической активности.

Усама Сулейман

Нефтяные котировки выросли, несмотря на ожидания снижения мирового спроса и возможного значительного повышения процентных ставок.

Некоторые страны ОПЕК+ сталкиваются с производственными и операционными трудностями, что привело к увеличению разрыва между целевой и реальной добычей.

Аналитики отмечают, что западные санкции оказали «ограниченное воздействие» на объемы добычи российской нефти с момента начала военных действий на Украине, а Нигерия годами страдает от нехватки инвестиций в нефтяной сектор.

На долю России приходится около 10% мирового производства нефти. После начала специальной военной операции на Украине она столкнулась с беспрецедентным санкционным давлением со стороны западных стран. Тем не менее страны-члены Евросоюза по-прежнему покупают часть российской нефти, но в декабре введут запрет на большую часть импорта сырой нефти марки Urals, а в феврале — запрет на поставки нефтепродуктов.

Роберт Штерер, директор Венского международного института экономических исследований, сказал: «Надежда на восстановление спроса и возвращение нормальной экономической активности появилась после слухов о том, что правительство Китая намерено постепенно снять ограничения на пересечение границы, введенные в связи с пандемией COVID-19».

Риск наступления глобальной рецессии и повышение процентных ставок вызвали негативные настроения на рынке из-за продолжающихся опасений по поводу замедления экономического роста. Страны ОПЕК+ приняли решение снизить квоту по добыче нефти на 100 000 баррелей в сутки в октябре, после того как они отстали от плана нефтедобычи в июле и августе.

Рудольф Хубер, исследователь в области энергетики, подчеркнул, что все зависит от спроса. Ожидается, что планы Федеральной Резервной Системы США (ФРС) и Центробанков различных стран мира по ужесточению денежно-кредитной политики замедлят экономический рост. В то же время ряд показателей финансового рынка свидетельствуют о том, что ожидается рецессия, которая может замедлить рост мирового спроса на нефть.

Мэтью Джонсон, аналитик из международной консалтинговой компании Oxera, заявил: «Несмотря на последовательные колебания цен и сдерживание негативных настроений, связанных с эскалацией российско-европейского противостояния, в ОПЕК, Управлении энергетической информации и Международном энергетическом агентстве ожидают роста мирового спроса на нефть в 2022 и 2023 годах. Спрос на нефть в следующем году может превысить допандемийный уровень».

Рынок нефти в настоящее время сопротивляется «медвежьим сигналам». Колебания цен отражают опасения по поводу замедления экономического роста в Китае, рецессии крупнейших экономик Европы и замедления экономического роста или стагнации в Соединенных Штатах. По словам аналитика, наблюдается заметное снижение открытого интереса к фьючерсным контрактам на нефть. Многие инвесторы покинули рынки сырой нефти из-за высокой волатильности и снижения ликвидности.

На рынке нефти отсутствует стабильность

20.09.2022

Ирви Нахар, специалист по нефтегазовым вопросам в компании «African Leadership», считает, что цены на нефть противостоят негативной атмосфере и связаны с восстановлением мирового спроса во главе с Китаем. Мировая экономика подвергается сильным потрясениям в последние месяцы. Причиной тому является газовый кризис в Европе, резкое повышение процентных ставок и спад на рынке недвижимости в Китае.

Россия сможет найти новых покупателей на половину объемов сырой нефти, от которой в декабре в рамках эмбарго откажутся страны Евросоюза, сообщают аналитики Kpler. Согласно их оценке, предстоящей зимой Индонезия, Пакистан, Бразилия, ЮАР, Шри-Ланка и некоторые страны Ближнего Востока смогут вместе покупать до 1 миллиона баррелей российской нефти в сутки.

Стоимость фьючерсов на нефть марки Brent выросла на 65 центов (0,71%), до $92,00 за баррель, а WTI — на 62 цента (0,73%), до $85,73 за баррель.

Цены на нефть резко выросли в 2022 году. Стоимость нефти марки Brent в марте приблизилась к своему историческому максимуму —147 долларов за баррель. Причиной тому является угроза возможных перебоев с поставками из-за конфликта на Украине. Позже цены на нефть упали на фоне опасений по поводу более слабого экономического роста и спроса.

Отмечается, что угроза сокращения поставок российской нефти сдерживала падение цен.

«Рынок все еще ощущает последствия от европейских санкций в отношении экспорта российской нефти», — отмечают аналитики ANZ.

По мнению экспертов, ослабление ограничений, введенных для борьбы с COVID-19 в Китае и ухудшивших перспективы спроса со стороны второго по величине потребителя энергии в мире, также вселяет определенный оптимизм.

Сообщается, что цена нефтяной «корзины» ОПЕК снизилась в пятницу, 16 сентября, до 95,70 доллара за баррель, тогда как днем ранее она составляла 97,30 доллара за баррель.

«Корзина» ОПЕК — это средний арифметический показатель физических цен всех сортов нефти, добываемых 13 странами, входящими в организацию. Согласно отчету, ее цена снизилась третий раз подряд. «Корзина» прибавила менее одного доллара по сравнению с тем же днем ​​на прошлой неделе, когда она зафиксировала цену в 95,2 доллара за баррель.

Цены на нефть растут. Запад оказался на грани экономического коллапса | 21.09.2022, ИноСМИ (inosmi.ru)

НАТО объявляет «битву за Арктику»

© РИА Новости Павел Львов

Дмитрий Добров

Мировые СМИ активно комментируют требование руководства НАТО – усилить присутствие стран Запада в арктическом регионе – «ввиду его растущего стратегического значения» на фоне таяния льдов и глобального потепления. Генсек НАТО Йенс Столтенберг сделал соответствующее заявление в ходе посещения базы ВВС Канады в Колд-Лейке. Он заявил, в частности, что военная операция России на Украине повысила требования к евро-атлантической безопасности, в том числе в арктическом регионе. Столтенберг подчеркнул, что после вступления Финляндии и Швеции в НАТО за исключением России семь из восьми арктических государств (США, Канада, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия и Швеция) являются членами Североатлантического альянса. Одновременно Столтенберг обвинил Россию в расконсервации военных баз в Арктике, оставшихся со времен Советского Союза, а также размещении на них нового современного оружия, в том числе гиперзвуковых ракет.

Катарский информационный канал Al Jazeera отмечает, что страны Запада опасаются также растущих амбиций Китая в Арктике. КНР позиционирует себя в качестве «околоарктической» державы и уже заявляет о намерении проложить «полярный шелковый путь». Кроме того, Китай заинтересован в нефтегазовых, редкоземельных и рыбных богатствах региона. Наблюдатели напоминают, что Китай приобрел 20% в проекте «Ямал СПГ». Особенно привлекателен для китайцев Северный морской путь в Европу, который дает возможность сократить маршрут на 2-3 недели и позволяет обойти нестабильные зоны Южной Азии и Ближнего Востока.

Столтенберг напомнил в этой связи, что Пекин планирует строительство крупнейшего в мире ледокольного флота. Генсек НАТО заявил: «Пекин и Москва договорились об углублении стратегического сотрудничества в Арктике. Это бросает вызов интересам и ценностям Запада, создает угрозу его безопасности». По словам Столтенберга, усиление экономического и военного присутствия НАТО в Арктике особенно необходимо в условиях климатических изменений и ускоренного таяния льдов. К тому же, напомнил генсек НАТО, кратчайший путь к США и Канаде для российских ракет и бомбардировщиков лежит через Северный полюс. Это делает необходимым усиление NORAD – Командования воздушно-космической обороны Северной Америки.

О далекоидущих планах США в Арктике свидетельствует намерение Госдепа и лично президента Байдена создать должность специального посла по арктическому региону, который будет отчитываться перед американским Сенатом. До сих пор США располагали дипломатом более низкого уровня – им был координатор по Арктике Джим Дехарт.

Россия подвергла резкой критике планы НАТО по наращиванию присутствия в Арктике. Немецкая Handelsblatt приводит слова пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова, который заявил, что планы НАТО говорят о намерении противостоять интересам России. Арктика, отметил Песков, это зона российской экономической и хозяйственной деятельности, зона по обеспечению безопасности России, сфера ее жизненных интересов. Газета отмечает, что Россия претендует на 1,2 млн квадратных километров арктической территории, в том числе на шельф, где находятся значительные запасы нефти и газа.

С целью «расширения присутствия» в Арктике США и их союзникам предстоит решить непростую задачу – создать практически с нуля ледокольный флот. Согласно американскому изданию militarytimes.com, у США в данное время имеется только два действующих дизельных ледокола – Polar Star (который на 10 лет превысил 30-летний срок эксплуатации) и Healy (у которого сгорела электропроводка в 2020 году). В США есть еще два ледокола, но один из них в частной собственности, а другой используется университетом Аляски.

Для сравнения, Китай имеет два ледокола и строит третий (атомный), а у России не менее 46 (!) ледоколов, в числе которых 3 атомных (по российским данным – 6). Предполагается, что Россия активно строит новые корабли, в том числе ледоколы и СПГ-танкеры ледового класса. Еще в 2018 году танкер-газовоз «Эдуард Толль» стал первым танкером, прошедшим по Севморпути без сопровождения ледокола, поскольку сам способен разбивать льды толщиной до двух метров. Головным судном этой серии является газовоз «Кристоф де Маржери», который был построен в ноябре 2016 года, а всего в России должно быть спущено на воду 15 СПГ-танкеров ледового класса.

Союзники США по НАТО, такие как Норвегия, Финляндия и Канада, также имеют по 6-7 ледоколов, но ни один из них не является атомным или хотя бы тяжелым. Норвежский ледокольный флот выполняет задачу территориальной обороны ввиду «агрессивных действий России». Канадский флот состоит из небольших судов, занятых научной и спасательной деятельностью.

Американские эксперты считают, что союзники по НАТО не в состоянии оказывать США существенную помощь в случае обострения ситуации в Арктике. Их вывод таков: практическое отсутствие у США и их союзников ледокольного флота, в том числе атомного, является крупнейшим упущением в американской доктрине стратегической безопасности. Эту задачу необходимо в кратчайшее время решать.

В этой связи Конгресс США уже подготовил программу строительства шести новых арктических судов, в том числе трех тяжелых ледоколов и еще трех ледоколов средних габаритов. Пока что Конгресс обеспечил финансированием строительство лишь четырех ледоколов. Аналитики считают, что на сегодняшний день Россия и Китай сумели перехватить инициативу в Арктике, в то время как страны Запада во главе с США серьезно отстают.

Наблюдатели обращают внимание на тот факт, что правовой статус Арктики до сих пор не определен. Многие государства, в первую очередь Россия, выдвигают претензии на новые участки арктической зоны. Свои притязания на дополнительные акватории и шельф Северного Ледовитого океана готовы выставить не только Россия, но также Канада, Дания (Гренландия), США и Норвегия. Однако РФ наиболее активно настаивает на расширении границ своего континентального шельфа в Арктике за счет присоединения подводного хребта Ломоносова, соответствующая заявка подана в специализированный комитет ООН.

НАТО объявила «битву за Арктику». Но биться нечем – ледоколы игрушечные | 08.09.2022, ИноСМИ (inosmi.ru)

Любовный-нелюбовный треугольник: Иран, Россия, США торгуются за персидскую нефть

Пойдет ли Вашингтон на ядерную сделку с Тегераном, который стал для них меньшим злом, чем Москва
Ирина Гусева

Материал комментируют:
Елена Телегина Николай Подлевских Сергей Пикин

Договоренность о восстановлении Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по ядерной программе Ирана может быть достигнута в ближайшее время, считает постоянный представитель РФ при международных организациях в Вене Михаил Ульянов.

«Мое ощущение, что договоренность о восстановлении статуса кво по состоянию на 2016 год может быть достигнута буквально в ближайшие дни», — заявил он в ходе пресс-конференции 19 августа 2022 года.

Ульянов отметил, что переговоры пока продолжаются, но уже подготовлен проект решения совместной комиссии по СВПД, в котором, в частности, говорится и об отмене антииранских санкций, введенных США. По его словам, иранцы рассмотрели проект, представили свои замечания и сейчас «мяч на стороне американцев». В США приветствовали решение Ирана отказаться от ряда требований и изучают предложения иранской стороны, сообщили в Госдепе.

«Если договоренность по СВПД будет достигнута до 1 сентября, то реально мы вернемся к прежнему состоянию только в середине февраля», — полагает российский дипломат, не исключая, однако, подвижек по срокам.

В 2015 году Россия, США, Великобритания, Германия, Китай, Франция и Иран заключили ядерную сделку, предполагающую снятие санкций в обмен на ограничение ядерной программы Ирана. В мае 2018 года США при Дональде Трампе вышли из нее и восстановили санкции против Тегерана. Иран, в свою очередь, заявил о поэтапном сокращении своих обязательств в рамках соглашения. В последствии переговоры возобновились.

Как сообщает телеканал «Аль-Джазира», проект соглашения включает несколько этапов и предусматривает снятие санкций с 17 иранских банков и 150 компаний сразу после подписания документа. Если в ближайшее время стороны придут к согласию, то американские санкции, мешающие нефтяному экспорту Ирана, будут сняты.

«В течение 120 дней с момента подписания соглашения Иран будет экспортировать 50 миллионов баррелей нефти в рамках механизма проверки», — сообщает телеканал со ссылкой на свои источники.

Как информирует агентство Mehr со ссылкой на исполнительного директора Национальной иранской нефтяной компании (NIOC) Мохсена Ходжастемехра, к 20 марта 2023 года (конец года по иранскому календарю) нефтяные производственные мощности Ирана могут превысить четыре миллиона баррелей в день.

Декан факультета международного энергетического бизнеса РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина Елена Телегина отмечает, что в случае заключения СВПД теоретически на рынок выйдет больше нефти и это снизит цены, однако пока не ясно будет сделка или нет. При этом она не ждет сокращения объемов добычи странами ОПЕК+.

— В условиях отказа Евросоюза от российской нефти и относительного роста спроса зимой вряд ли. Думаю, мощности сохранятся, потому что Иран не сможет сразу много нефти выбросить на рынок.

По мнению независимого эксперта Николая Подлевских, пока сохраняется большая интрига.

— Иран долго на рынок не допоставлял до своих возможностей, и всякий раз, когда проходило заседание ОПЕК+, Иран выводили за скобку. Если ограничения, которые по инициативе США были наложены на продажу иранской нефти будут сняты, то Иран, скорее всего, будет наращивать объемы добычи и объемы поставок. Это не мгновенно произойдет, и это будет происходить, и это будет давить на рынок.

Особенно больших новых поставок ждать не стоит. Это будут величины, вероятно, меньше 1 млн. баррелей в день, хотя это то же весьма значительная величина. Это произойдет, повторюсь, не сразу, а в течение какого-то времени, потому что инвестиционная отрасль имеет длительные горизонты. Даже при краткосрочных сокращениях объемов добычи, чтобы раскачаться, выйти на новые уровни требуется время.

«СП»: — Сейчас Россия переориентировала поставки в Азию и эта нефть достаточно дешева. В случае выхода на рынок иранской нефти, это отразится на российских поставках?

— Конечно. У нас существенная часть доходов — это поставки нефти. В ситуации с Ираном это отразится на нашей внешней торговле, поступлениях от продажи нефти.

Тут замешано достаточно много политики: как по ядерной сделке — состоится, не состоится — мы эту песню слышим уже много лет. Кроме того, Иран достаточно плотно связан с Россией, в том числе экономическими связями. Возможно, какие-то новые соглашения будут делаться с учетом интересов России.

«СП»: — В случае выхода иранской нефти на рынок США продолжат продавливать потолок нефтяных цен для российской нефти?

— В последнее время такое ощущение, что в этой санкционной политике, в этих нерыночных мерах нет ничего невозможного. Могут и продавить, тем более при увеличении объемов предложения.

Другое дело, есть ли с нашей стороны контригра? Можно думать о расширении географии поставок. Известно, что мы стали больше поставлять в Китай, Индию, еще какие-то страны. Даже Саудовская Аравия покупает российскую нефть. Большинство стран стремятся получить выгоду.

Глава Фонда энергетического развития Сергей Пикин напомнил, что министр энергетики Саудовской Аравии, комментируя планы Ирана по выпуску на рынок 1 млн. баррелей в сутки, сообщил о планах заключить новую сделку ОПЕК+, по которой вполне возможно сокращение добычи нефти в зависимости от складывающихся на рынке факторов.

— Он имел в виду, в первую очередь, фактор сделки с Ираном.

Придется балансировать рынок, потому что на рынке нет места этому 1 млн. баррелей. В противном случае это приведет к снижению цены.

Насколько долго будет сделка (СВПД — ред.), не придет ли все в обратное состояние то же непонятно, потому что Иран от своей ядерной программы не отказывается, требует также гарантий безопасности, но пока их никто особо не дает. Но Иран Запад рассматривает как меньшее из зол по сравнению с Россией. Такой парадокс.

Источник — svpressa.ru

Таджикистан, Афганистан и американские маневры

Багдасаров оценил военные учения с участием США в Таджикистане
«Подождите, это – только начало. Все еще впереди»

В Душанбе под командованием американцев стартовали военные учения Regional Cooperation – 22 («Региональное сотрудничество»), которые продлятся до 20 августа. На них военнослужащим США – страны НАТО, предстоит отработать боевые задачи по «укреплению региональной безопасности и стабильности» с военными Таджикистана, Казахстана и Киргизии – стран, вместе с Россией входящих в Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Как следует расценивать военное сотрудничество стран бывшего СССР с нашим главным военно-политическим противником? Что «забыли» США в регионе традиционного влияния России? На эти вопросы «МК» ответил российский политолог, историк, эксперт по проблемам стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров.

– Эти учения проводятся под руководством командования Вооруженных Сил США, — говорит эксперт. – Точнее его, так называемого, Центрального командования, штаб которого находится в окрестностях города Доха в Катаре. Зоной его ответственности является ближний Восток и Центральная Азия.

– Как получилось, что страны ОДКБ проводят военные учения под командованием страны–члена НАТО?

– И не просто страны, а под эгидой нашего главного врага – Соединенных Штатов. При этом на территории Таджикистана находится наша крупнейшая 201-я военная база и авиационная группировка. Возникает вопрос: кто, если возникнет такая ситуация, будет там воевать за «укрепление региональной безопасности»?

Все страны, что сейчас проводят там учения, во время гражданской войны в Таджикистане, сразу дали оттуда деру. В Таджикистане воевали мы! Думаете, если теперь что случиться, кроме нас там из них кто-то будет воевать? Не надейтесь.

Нас сейчас втягивают в серьезный конфликт. Это происходит буквально на глазах. При этом наши структуры, молчат, делая вид, что все так и должно быть. Я считаю это позором!

– О каком конфликте речь?

– Нас втягивают в конфликт на афгано-таджикской границе. Я удивляюсь, что здесь, у нас в стране, люди, которые за это должны отвечать, не понимают сути происходящего. Видимо снова хотят, чтобы рядовой Иванов, сержант Петров и лейтенант Сидоров исправляли политические ошибки наших больших руководителей.

Леонков предупредил о головной боли, которую вызовет покупка турецких беспилотников

– Американцы все активней ведут себя в Таджикистане?

– Недавно туда приезжал командующий Центрального командования Вооруженных Сил США генерал Майкл Курилла. Его лично принимал президент Таджикистана Эмомали Раҳмон – президент страны, входящей в ОДКБ!

– Афганистан, кстати, выразил протест по поводу проведения этих учений.

– Правильно сделал. Кому понравится, что у твоих границ проводят какие-то учения? Да еще под эгидой США, которые 20 лет воевали в Афганистане, и где убили кучу народу. А как еще афганцы должны были реагировать?

Подождите, это – только начало. Все еще впереди. Зреет конфликт. Американцы воевать там не будут. Ну, может, будет воевать какой-нибудь спецназ типа «Дельты», или, может, еще какие-то небольшие силы. По-настоящему воевать придется русскому Ивану, когда в этот конфликт втянут Россию.

Ольга Божьева

Источник — mk.ru

Усиливается ли Китай в ЦАзии?

Воспользуется ли Пекин возможностями увеличить свое влияние в Центральной Азии, которую рассматривают как «мягкое подбрюшье» России, пока Москва воюет в Украине?

Становятся ли пять «станов» зоной ожесточенного соперничества между Западом, Россией и Китаем? Азаттык поговорил об этом с Рафаээло Пантуччи, старшим научным сотрудником Школы международных исследований имени Раджаратнама при Наньянском технологическом университете в Сингапуре, исследователем Королевского объединенного института оборонных исследований в Лондоне.

Министр иностранных дел Китая Ван И в ходе недавнего центральноазиатского турне говорил о планах Пекина углублять сотрудничество с соседями, развивать с постсоветскими республиками региона стратегическое партнерство и создавать с ними «сообщество с единой судьбой». Китайский дипломат провел встречи с высокопоставленными лицами в Ташкенте, Бишкеке и Душанбе. В июне Ван И побывал в Нур-Султане, где призвал страны Центральной Азии держаться подальше от геополитических конфликтов и подтвердил экономические интересы Китая. Он заявил, что регион должен противостоять попыткам внешних сил втянуть его в конфликты крупных держав и заставить его принять чью-либо сторону. За несколько месяцев до визита Ван И казахстанскую столицу посетил министр национальной обороны Китая Вэй Фэнхэ, который выразил заинтересованность в военном сотрудничестве.

Пытается ли Китай усилить свои позиции в Центральной Азии и расширить присутствие? Азаттык побеседовал с исследователем Рафаээло Пантуччи, соавтором книги «Синостан».

ПОСЛЕ ВТОРЖЕНИЯ В УКРАИНУ: КАЗАХСТАН И ВНЕШНИЕ ИГРОКИ

Азаттык: Некоторые эксперты считают, что российское вторжение в Украину изменило отношения между Казахстаном и Россией. Есть мнения, что это открывает возможности для других игроков. Видите ли вы какие-либо признаки того, что вторжение придало смелости Китаю бросить вызов господству России в регионе?

Рафаэлло Пантуччи: Коротко говоря, нет. Я считаю, что Китай и до этого действовал в Казахстане в своих интересах с молчаливого одобрения России. Китай хочет от Казахстана не некоего абстрактного геополитического влияния, а более приземленных вещей, таких как природные ресурсы, доступ к рынкам, инфраструктурные проекты. Китаю хочется также, чтобы Казахстан поддерживал его на международной арене. Все это необязательно должно осуществляться в ущерб России. Россия не стремится покупать природные ресурсы Казахстана: они ей просто не нужны, у нее много своих ресурсов. Россия заинтересована в доступе к казахстанским рынкам и, если сможет, будет конкурировать на них с китайскими игроками. Но это довольно сложно сделать, учитывая высокую конкурентоспособность китайских компаний. Так что в некотором смысле это не тот случай, когда влияние России ослабевает, а влияние Китая возрастает, поскольку я не уверен, что взаимовлияние Китая и России в принципе функционирует таким образом. Обе эти страны хорошо знают позиции друг друга в Казахстане и рады действовать параллельно.

Ситуация с российским влиянием [в Казахстане] очень интересная. С одной стороны, мы совершенно ясно наблюдаем эскалацию напряженности после вторжения России в Украину. Но с другой стороны, если бы в Казахстане случился хаос — подобный тому, который был в начале года, — я думаю, что президент Токаев, вероятно, в первую очередь обратился бы за помощью в стабилизации ситуации к Москве, а не к кому-то другому, поскольку Москва в конечном счете имеет здесь личную заинтересованность и является важной стороной, несмотря на разногласия по поводу Украины.

Азаттык: Но западные эксперты и СМИ утверждают, что Казахстан отдаляется от России. Видите ли вы признаки дистанцирования?

Рафаэлло Пантуччи: У Казахстана есть веские причины желать дистанцирования от Москвы. На севере страны проживают этнические русские, которые составляют примерно пятую часть населения и которые настроены достаточно пророссийски. Государство в последние несколько лет предпринимает попытки дерусификации, продвигая усиление использования казахского языка, отказываясь от кириллицы, распространяя идею идентификации Казахстана как независимой нации. Кроме того, мы видим недавние заявления, откровенно осуждающие действия Москвы в Украине.

Вы можете посмотреть на все эти моменты и с легкостью нарисовать очень схожую с Украиной картину. Вспомните заявления президента России Путина о том, что Казахстан до относительно недавнего времени не был настоящим государством, взгляните на некоторых воинственно настроенных российских комментаторов, которые говорят о возможном вторжении и в Казахстан. Очень похоже на то, что мы видели в Украине. Но ключевое отличие заключается в том, какова альтернатива для Казахстана?

Если говорить об Украине, то она находится в ситуации, когда у нее есть выбор: попытаться вступить в Европейский союз, в НАТО. Она может смотреть в западном направлении. Казахстан может тоже попытаться, но де-факто не получится, он всегда будет обязан Китаю, России. У Казахстана есть два варианта — Китай и Россия, и в настоящее время эти две возможности очень тесно связаны друг с другом. Китай в конечном счете заинтересован не в конкуренции с Россией, а в гармоничных отношениях с ней, ему важнее всего иметь Россию в качестве геополитического партнера в его более широкой конфронтации с Западом.

Безусловно, верно то, что Казахстан попытался немного дистанцироваться от того, что Россия делает в Украине. Но в то же время эта дистанция не приближает его к другому партнеру, который поддержит его против России.

РАСШИРЯЕТ ЛИ КИТАЙ ПРИСУТСТВИЕ В ВОЕННОЙ СФЕРЕ?

Азаттык: Вы упомянули, что Китай заинтересован больше в природных ресурсах Казахстана. Эксперты считают, что в течение многих лет между Москвой и Пекином существовало негласное разделение сфер влияния в Центральной Азии: Россия отвечала за безопасность, а Китай вкладывался в экономику. В конце апреля министр национальной обороны Китая Вэй Фэнхэ посетил Казахстан и встретился с президентом Токаевым. Пекин сообщил, что стороны подписали соглашение об укреплении военного сотрудничества. Означает ли это, что Китай стал уделять внимание надзору за безопасностью?

Рафаэлло Пантуччи: Нарратив о том, что Россия занимается безопасностью, а Китай — экономикой, довольно удобен, но слишком упрощен в том смысле, что у России тоже есть экономические интересы в Центральной Азии. Создание Евразийского экономического союза было отчасти попыткой восстановить влияние России на регион в целом и на Казахстан в частности.

Я думаю, другая сторона медали заключается в том, что при наличии тесных отношений между Россией и Китаем стороны все же не очень доверяют друг другу. Если рассуждать о безопасности в Центральной Азии с точки зрения Китая, то тут в фокусе внимания будет озабоченность Поднебесной в отношении боевиков-сепаратистов, использующих Центральную Азию в качестве базы для разжигания конфликтов в самом Китае. Силы безопасности Китая уже много лет взаимодействуют с коллегами в Центральной Азии.

Китай направляет инвестиции в регион, в который прибывают его граждане, и некоторые из них попадают под удар. Китай полагался на местные силы безопасности, но они, как оказалось, не справляются. Поэтому он счел необходимым усилить свое присутствие в сфере безопасности. Все эти моменты — это то, что Китай хотел бы контролировать сам и не хотел бы отдавать на откуп России. Так что у Китая всегда был скрытый интерес. Сейчас интерес становится более заметным. Я думаю, ситуация в Афганистане (в прошлом году к власти там пришло радикальное движение «Талибан». — Ред.) стала большим стимулом для этого. Нападение на посольство Китая в Бишкеке в 2016 году тоже вызвало беспокойство. Растущее число атак на китайские представительства в Пакистане высветило потенциальные угрозы. Именно поэтому мы видим рост внимания к вопросам безопасности. Но я, опять же, не считаю, что это нанесет ущерб России, поскольку Китай не собирается отправлять в регион своих людей, чтобы вытолкнуть оттуда Россию. Китай говорит: «Мы немного обеспокоены этим, мы собираемся направить наших людей, чтобы с этим разобраться».

Сфера, в которой действительно есть конкуренция, — это торговля оружием. Есть некоторые доказательства того, что Китай обходит Россию в некоторых оружейных контрактах. В частности, подписано несколько довольно крупных контрактов с Казахстаном на поставку вооружения, касающихся беспилотных летательных аппаратов, ракетных систем и даже транспортных самолетов, где альтернативной второй стороной, вероятно, могла бы быть Россия.

«ОДИН ПОЯС — ОДИН ПУТЬ» И РИСКИ ОКАЗАТЬСЯ В ДОЛГОВОЙ ЛОВУШКЕ

Азаттык: Недавно министр иностранных дел Китая Ван И завершил турне по Центральной Азии, в ходе которого он посетил Узбекистан, Кыргызстан и Таджикистан. Он встретился с министром иностранных дел Казахстана Мухтаром Тлеуберди на полях заседания Совета министров иностранных дел стран Шанхайской организации сотрудничества в Ташкенте, где Ван И заявил, что Китай готов «углублять» сотрудничество и назвал основной задачей в этом направлении качественное строительство в рамках инициативы «Один пояс — один путь» (ОПОП). Означает ли это, что Китай переориентирует сухопутную часть «Одного пояса — одного пути» на Центральную Азию? Связано ли это с той же войной в Украине и санкциями против Москвы?

Рафаэлло Пантуччи: Я думаю, что Центральная Азия всегда была ключевым регионом для ОПОП. Впервые об этой инициативе было объявлено именно в Казахстане. Так что этот регион всегда был критически важным.

В последнее время возникла идея попытаться укрепить некоторые маршруты, которые проходят не через Россию. И это, на мой взгляд, прямая реакция на войну в Украине и на тот факт, что санкции постепенно исключат Россию из мировой экономической системы. И китайским трейдерам не хочется с этим сталкиваться. Как и европейским трейдерам, которые хотят торговать с Китаем. Так что есть своего рода взаимный интерес в строительстве альтернативных маршрутов. Думаю, что это коммерческое решение, а не геостратегическое, поэтому я бы не стал интерпретировать это как пощечину России.

Азаттык: Но как на это реагирует Россия?

Рафаэлло Пантуччи: А что она может сделать? Не думаю, что у России здесь есть какой-то выбор. И кстати, строительство таких путей далеко не ново. Всегда были маршруты, которые Китай строил в регионе и которые огибали Россию. Я думаю, что, с китайской точки зрения, идея всегда заключалась в том, что инициатива «Пояс и путь» по своей концепции должна стать своего рода паутиной, соединяющей всю Евразию, которая будет тянуться повсюду, а не охватывать только через Россию.

Самым интересным, что я заметил по этому поводу, были комментарии президента Кыргызстана Жапарова, который заявил, что говорил с Путиным и последний сказал ему, что не против строительства железнодорожной линии [Китай — Кыргызстан — Узбекистан]. Это первое признание того, что Кыргызстану нужно получить одобрение от России. Раньше я такого не видел. Но лично я не думаю, что Россия в состоянии заблокировать строительство.

Все о проекте железной дороги Китай — Кыргызстан — Узбекистан: почему она важна для стран Центральной Азии

Все о проекте железной дороги Китай — Кыргызстан — Узбекистан: почему она важна для стран Центральной Азии
Азаттык: По некоторым оценкам, Китай сокращает финансирование ОПОП, по крайней мере для некоторых проектов. Как вы думаете, будет ли Пекин реально инвестировать в центральноазиатскую часть проекта?

Рафаэлло Пантуччи: Да, пока будет. Сокращение финансирования ОПОП было связано с несколькими моментами, в том числе с экономическим спадом. Денег стало меньше, у Китая есть свои внутренние проблемы. С другой стороны, за последние несколько лет стало понятно, что многие проекты инициативы «Один пояс — один путь» стоят миллиарды долларов, и при этом не работают. Китай провел своего рода оптимизацию, признав, что он инвестировал в некоторые очень рискованные проекты, шансов вернуть деньги из которых довольно мало. Пекин не ведет бизнес по раздаче денег. Он нацелен на их зарабатывание. Так что я думаю, что мы наблюдаем скорее оптимизацию, а не сокращение ОПОП.

Азаттык: В Центральной Азии нередко говорят о долговой ловушке. Обязательства Бишкека перед государственным Экспортно-импортным банком Китая, более известным как Эксимбанк, составляют почти 1,8 миллиарда долларов. Из 3,3 миллиарда долларов, которые Душанбе задолжал международным кредиторам на начало 2022 года, 60 процентов, то есть 1,98 миллиарда, приходится на Эксимбанк. Каковы же риски того, что страны региона задолжают огромные суммы Китаю и не смогут их погасить?

Рафаэлло Пантуччи: Это извечная дилемма. Я не верю в нарратив о долговой ловушке, поскольку видел крайне мало свидетельств того, что китайские кредиторы преследуют цель кого-то разорить, чтобы потом что-то вернуть. Я видел, как китайцы ведут проекты, в которых требуют залога, говоря: «Мы собираемся предложить вам кредит на строительство железной дороги, вы должны будете пользоваться услугами нашей компании и должны будете вернуть долг на конкретных условиях. И если вы не в состоянии будете расплатиться с нами, то вы предоставляете нам концессии на добычу полезных ископаемых в качестве честного бартера». Мне это кажется разумным, если говорить откровенно. Теперь вопрос, думаю, заключается в том, не берут ли Кыргызстан и Таджикистан больше, чем могут унести? И это правильный вопрос, в большей степени применимый к Таджикистану, чем к Кыргызстану, поскольку в случае Таджикистана мы имеем дело с полной непрозрачностью сделок. В Кыргызстане, по крайней мере, существует определенный уровень открытости, что подразумевает наличие обсуждений и понимания происходящих событий.

Хотелось бы отметить, что я не наблюдал свидетельств того, что китайцы требуют что-то взамен, когда условия сделки не соблюдались. Они, как правило, пытаются реструктурировать кредит или найти способ его пролонгации. Обычно они не хотят, чтобы все рухнуло в одночасье, ведь если это случится, они никогда не вернут свои деньги.

Азаттык: А применительно к Казахстану вы таких рисков не видите?

Рафаэлло Пантуччи: Казахстан — богатая страна, у которой есть деньги, ресурсы. Казахстан всегда очень осмотрительно относился к китайским инвестициям. И он на этом выиграл. Лучшим примером является [нефтяное месторождение] Кашаган. Когда в 2003 году компания BG выдвинула свое предложение о продаже, пожелав выйти из проекта, китайцы были очень заинтересованы в покупке, однако правительство Казахстана, «КазМунайГаз» заблокировали, не допустили их до участия в сделке.

Я хочу сказать, что Казахстан контролирует, кого он будет пускать в проекты, и он может это делать, потому что имеет хорошие позиции. Мне трудно представить, что Казахстан может попасть в такую ситуацию, что не вернет долг. У него есть деньги.

ПОДДЕРЖКА НАРРАТИВА МЕСТНЫХ ПРАВИТЕЛЬСТВ И «КАМЕНЬ В ОГОРОД» США

Азаттык: Во время визита в Узбекистан Ван И заявил, что Пекин решительно поддерживает усилия Узбекистана по сохранению национального суверенитета и стабильности. Это было неявным намеком на кровопролитие в Каракалпакстане. Также после январских событий Си Цзиньпин поддержал заявление Токаева о внешних силах. Что показывает этот подход?

Рафаэлло Пантуччи: Китай был удивлен тем, что произошло, и я не думаю, что он этого ожидал. Китай был застигнут врасплох, события в Казахстане его очень удивили. Пекин всегда будут поддерживать местное правительство, что бы оно ни говорило. И это, я думаю, именно то, что мы наблюдали. Си Цзиньпин поддержал нарратив Токаева, а Ван И поддержал нарратив о событиях в Каракалпакстане. Меня это не удивляет. У Китая нет никакого интереса идти против того, что говорит местное правительство.

Азаттык: В июне Ван И посетил Казахстан и встретился с Токаевым. Китайская сторона написала после встречи с Токаевым, что Пекин предостерег Центральную Азию от втягивания в геополитические игры. Ван И также сказал, что Китай никогда не посягал на территориальную целостность своих соседей и не втягивал их в конфронтационные действия. Выглядит как намек на то, что кто-то кого-то втягивает. Что имела в виду китайская сторона?

Рафаэлло Пантуччи: Это камень в огород США. Я думаю, что на самом деле речь идет о Казахстане, поскольку за последние несколько месяцев Китаю стало совершенно очевидно, что Соединенные Штаты наращивают свои усилия в Центральной Азии, которые я считаю весьма успешными. Заместитель госсекретаря посетила регион. США усилили [взаимодействие в формате] «С5+один». В Центральной Азии побывал глава Центрального командования США [генерал Майкл Эрик Курилла]. Обсуждалось повышение уровня безопасности, укрепление сотрудничества по борьбе с терроризмом. США остаются основным инвестором в регионе. США усиливают дипломатические усилия потому, что у них давние отношения с регионом, а также, вероятно, потому, что они видят, что этот регион является тылом России и в какой-то степени Китая. Поэтому я полагаю, что китайцы сделали предупредительный выстрел, попытавшись сказать центральноазиатским странам: «Мы понимаем, что вы играете в то, что Центральная Азия называет многовекторной внешней политикой. И очевидно, что американцы — часть этой игры. Будьте осторожны с тем, как далеко вы позволите этому зайти». Думаю, что это был такой сигнал.

Азаттык: Выходит, конкуренции между Россией и Китаем в регионе нет, но она есть между США и Китаем?

Рафаэлло Пантуччи: Это сложная конкуренция, ведь Соединенные Штаты в конечном счете не являются региональным игроком в такой степени, как Китай и Россия. Кроме того, Центральная Азия — это регион, полностью окруженный странами, которые так или иначе находятся под санкциями США. Так что Соединенным Штатам довольно трудно оказывать такое же влияние и иметь такие же связи. То, что делают США и что я лично считаю очень разумным, — это попытки наладить связи, нарастить свое влияние, сосредоточиться на конкретных проблемах, вызывающих озабоченность. Все эти действия показывают региону, что «мы здесь, чтобы поддержать вас и работать с вами». Так что это можно истолковать как конкуренцию. Я думаю, что сидящие в Пекине или Москве, вероятно, так и интерпретируют это. Но реальность такова, что динамика на местах по-прежнему благоприятствует Китаю и России.

Казахская служба РСЕ/РС

Источник — rus.ozodi.org

Когда Китай вернет Тайвань? 

Фото:Иван Шилов, ИА Регнум

Умение выжидать и нападать — главное умение китайцев. Они не полезут на рожон и лица от этого не потеряют. Импичмента Си Цзиньпину от визита Пелоси и прочих англичан на Тайвань не будет. Как не будет и тотального удушения Тайваня, и его блокады, и острого кризиса в отношениях Китая и Запада. Будет то, что есть сейчас — перетягивание каната с переменным успехом тех или других.


АЛЕКСАНДР ХАЛДЕЙ

Материковый Китай известен как КНР, возникшая в 1949 году в результате победы коммунистов под предводительством Мао Цзедуна в гражданской войне с буржуазно-националистической партией Гоминьдан под руководством Чан Кайши. После поражения 2 миллиона сторонников Чан Кайши бежали на остров Тайвань, на тот момент бывший ничейной территорией и где кроме местных аборигенов проживало 4 миллиона китайцев.

Так как Чан Кайши был на тот момент главой государства Китай, а КНР не существовало, да и с признанием коммунистов буржуазный Запад не спешил, то до начала 70-х Тайвань и был для всего Запада Китаем. Он так и назывался — Китайская Республика, и даже имел место в составе Совета Безопасности ООН. КНР была мятежной провинцией, несмотря на то, что она заняла главную часть материкового Китая.


Тайвань был в составе Китая во времена господства маньчжурской династии Цин, а после ее изгнания в 1911 году стал принадлежать Японии, которая отказалась от Тайваня после поражения в 1945 году. Важным было то, что она отказалась от Тайваня не в чью-либо пользу, а просто отказалась, что впоследствии превратило его в яблоко раздора. С тех пор и началась история борьбы КНР за возвращение исторических территорий в состав единого Китая, куда кроме КНР входили еще и Гонконг, Макао, Сингапур и Тайвань.

Гонконг был под властью англичан, а Макао — португальцев. Сейчас обе территории возвращены в состав Китая в виде специальных административных районов с принципом «одна страна — две системы». Это автономные районы со своими законами, деньгами, таможней и правом участия в международных организациях. Уходя, Запад так вернул территории Китаю, чтобы вернуть по минимуму, формально. Пока только Гонконг интегрируется в состав КНР, все прочие территории независимы.

Если учесть историческое формирование Китая как совокупности веками складывавшихся субэтносов, то КНР является федерацией с элементами конфедерации для Гонконга и Макао. Гонконгу лишь сейчас придается статус федеративной территории, Макао остается в конфедерации, а Сингапур и Тайвань вовсе вне КНР. Тем не менее это осколки исторического Китая, и КНР не успокоится, пока не втянет их в свою орбиту, сколько бы веков для этого ни потребовалось. Спешить Китаю некуда. Получится или нет — другой вопрос.

Существование независимого от КНР Тайваня принципиально для США, и они будут реально всеми военными средствами защищать его от КНР. Это большая геополитика — плацдарм, угрожающий КНР и лишающий ее контроля над главным проливом, через который проходит морская торговля Азии с Западом.

Переход Тайваня под контроль КНР автоматически означает конец мировой гегемонии США, так как они уступают контроль над главной торговой артерией Китаю.

Есть у Китая еще одна особенность: это вековой внутренний конфликт между его Севером и Югом. Именно этот конфликт лежит в основе внутриэлитных интриг в КНР. Южан представляют выходцы из китайского комсомола, северян — сторонники армии, есть арбитражные группы центра Китая, но всех их интегрирует и приводит к консенсусу КПК, в которой есть разные крылья.

Так сложилось, что со времен опиумных войн южане (на Юге все порты) стали коллаборантами с англичанами, и их местные элиты интегрированы в глобалистские теневые и легальные финансовые институты. Северяне стали врагами англичан и коллаборантов-южан.

Все проамериканское лобби Китая — выходцы с Юга. Все сторонники суверенитета — выходцы с Севера и Центра. Юг и Север — это не просто территории, это, по сути, разные народы, имеющие традицию разной государственности и разные языки (диалекты). Поэтому силовая победа в борьбе между «армейцами» и «комсомольцами» означает гражданскую войну в Китае и его распад. Удержать страну от этого сможет лишь сложный арбитраж ЦК КПК, за расклад сил в которой всегда идет скрытая ожесточенная борьба.

Китайский национализм, лежащий в основе всех китайских социальных доктрин, как MS DOS лежит в основе всех более новых языков программирования, играет определяющую роль в мотивации китайских элит, и его значение лишь возрастает. Это может быть имперский или региональный национализм, они могут сталкиваться в борьбе за проекты будущего Китая, но именно национализм, а не социализм или либерализм характеризует парадигму поведения и мышления китайцев.

Именно на почве общих взглядов на национализм тайваньский Гоминьдан сейчас поддерживает КПК в стремлении объединить территории для возвращения Великого Китая. Социализм осознан как временная и поверхностная доктрина, в глубине которой лежит именно китайский национализм. Именно на нем КПК строит общекитайскую идентичность для диалога с отколовшимися территориями.

Именно по этому маркеру бьют англо-американцы, и пока весьма успешно. Если истинные китайцы — это материковая КНР, то жители Гонконга, Тайваня, Сингапура и Макао объявляют себя некитайцами. Они утверждают другую национальную идентичность, как многие украинцы и белорусы в отношении русских. В Индии сипаи не считают себя индийцами. Много стран, где нацменьшинства не считают себя идентичными с титульной нацией. Китай лишь одна из многих таких стран.

В политическом плане китайский национализм не является проблемой для его соседей, будь он внутренним делом самих китайцев. Но КНР имеет острые конфликты со всеми своими соседями, прежде всего потому, что почти ко всем ним он предъявляет какие-то территориальные претензии.

Так, территориальные споры у Китая есть с Тайванем, Японией, Южной Кореей (поддержка КНДР), Индией, Вьетнамом, Тибетом, Внутренней Монголией, Филиппинами, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном. Только Россия уладила с КНР территориальные споры, уступив Китаю в вопросе демаркации границы по реке Амур. Другие государства пока пребывают с Китаем в состоянии пограничных споров.

Это позволяет США и Англии легко формировать в Азии широкие антикитайские коалиции. В них идут не потому, что любят США и их либеральную демократию, куплены американскими ТНК и не имеют к англосаксам исторических претензий, а потому, что боятся Китая и ищут опоры в противостоянии его территориальным претензиям. Ведь любая попытка уступок грозит местным правительствам утратой власти. Опора на американцев у антикитайских альянсов вынужденная.

В военном плане США намного сильнее КНР на море. Совокупная сила американских союзников тоже выше ВМФ Китая. Все вместе они тем более превосходят возможности Китая в Южно-Китайском море. Несмотря на то, что КНР к 2030 году сравняется с возможностями США, американское превосходство в ядерном подводном флоте сохранится. Развивается не только Китай, но и его противники. В обозримом будущем прогнозировать изменение расклада сил на море в пользу Китая не приходится.

Кроме того, сохраняется зависимость КНР от американских и японских микрочипов. Основные рынки сбыта Китая — США и Европа. КНР стремится к 2025–2027 годам создать независимость от внешних поставок микрочипов. Однако технологический отрыв от Запада пока Китаю недоступен, и все прогнозы о сроках его наступления пока лишь гипотезы.

То есть США способны блокировать все китайские рычаги влияния в Юго-Восточной Азии и сдержать его экспансию. Мотивация национальной солидарности китайцев успешно блокируется англосаксами переформатированием местного населения в антикитайском духе, военные рычаги в руках Запада, экономическая мотивация пока тоже в пользу Запада. Процессы технологического суверенитета Китая и ослабления Запада относительны, абсолютное превосходство Запада пока определенно остается и сохранится в будущем. Миф о терминальной стадии Запада — опасная иллюзия.

Именно поэтому, здраво оценивая ситуацию, Си Цзиньпин делает ставку на эволюцию. Просто потому, что у Китая нет сил победить Запад в военном и экономическом столкновении. Именно потому реакция на визит Пелоси в Тайвань была дипломатической, а не военной и не экономической. Китай знает, что проблема Тайваня есть, она возникла не вчера и будет решена не завтра.

Даже надежды на то, что в 2024 году на Тайване к власти придет внук Чан Кайши и мирным способом вернет Тайвань в Китай, тоже очень гипотетичны. Запад имеет все возможности или блокировать его избрание, или не дать ему реализовать замысел, если он возникнет. Не факт, что Тайвань вернется в состав КНР к 2030 году, и не факт, что к тому времени КНР обгонит США и Запад по всем параметрам.

Такие прогнозы делались на том основании, что сохранятся прежние тенденции. Но Запад способен сделать все, чтобы они не сохранились. Обычный бой: все меняется по ходу потому, что противник сопротивляется и старается сам навязать инициативу. Планы на бой никогда не реализуются в чистом виде.

Те, кто считает, что Си Цзиньпин потерял лицо и потому теперь потеряет власть, ошибаются. Китайская теория лица отличается от японской. Это у самурая после неотвеченного оскорбления идут и делают харакири. Это в японском каратэ жесткие блоки потому, что мягкие ставить неприлично для воина.

Вообще вход в азиатскую культуру повсюду совершается через их традиционные воинские искусства. Именно там квинтэссенция их философии и культуры. Так вот, это в Японии не принято отступать перед лицом явно превосходящей силы. В Китае это тысячи лет считается не трусостью, а мудростью, правильной военной тактикой. Глупо лезть в бой, где нет шансов выиграть у явно превосходящего врага.

Лучше убежать, увернуться, уклониться, выжить, накопить силы и потом вернуться и победить. Весь китайский эпос построен на этом. Отступление — такой же военный маневр, как и наступление. Грамотно отступить — это такое же почетное искусство военачальника, как и грамотно наступать. Только в Китае самые смертоносные стили боевых искусств — мягкие, а не жесткие.

«Во всем нужна сноровка, закалка, тренировка,

Умейте выжидать, умейте нападать,

При каждой неудаче давать умейте сдачи,

Иначе вам удачи не видать!»

— пелось в старом советском кинофильме о боксе «Первая перчатка».

Умение выжидать и нападать — главное умение китайцев. Они не полезут на рожон и лица от этого не потеряют. Импичмента Си Цзиньпину от визита Пелоси и прочих англичан на Тайвань не будет. Как не будет и тотального удушения Тайваня, и его блокады, и острого кризиса в отношениях Китая и Запада. Будет то, что есть сейчас — перетягивание каната с переменным успехом тех или других.

Запад умело использует слабости Китая, он знает их и пользуется этим. В одном можно быть твердо уверенным: резких изменений в политике Китая не произойдет. Он продолжит расползаться по планете, формировать свои союзы и выстраивать там свои экономические отношения, как сейчас в ШОС и БРИКС.

Это задача как минимум еще на три десятилетия — проблема в том, что страны ШОС зависимы от Запада. Можно сказать так: пока страны ШОС не решат проблему технологического и финансового суверенитета, Тайвань останется там, где он есть сейчас. Горячей войны из-за него не будет.

Источник — regnum.ru

США пытаются снизить риски в территориальном споре Израиля и Ливана

Фото:google

Игорь Субботин
Обозреватель-международник при главном редакторе НГ

Старший советник Госдепартамента по глобальной энергетической безопасности Амос Хохштейн пытается решить в Ливане сложную задачу.
В Бейрут прибыл старший советник Госдепартамента по глобальной энергетической безопасности Амос Хохштейн, чтобы обсудить противоречия Ливана и Израиля вокруг морской границы. За последние месяцы спор соседей успел выйти за рамки обычного дипломатического конфликта: группировка «Хезболла» продемонстрировала свою решимость использовать силовой сценарий. Делимитация и демаркация рубежей имеют прямое значение для энергетической безопасности Европы, которая в поисках замены российскому газу выразила намерение закупать израильский уже со следующего года.

Американский дипломат представил в Бейруте израильскую инициативу по урегулированию территориальных противоречий, сообщили по итогам переговоров с ним ливанские официальные лица. В ней есть «позитивные идеи», подчеркивают они. «Конструктивный настрой обеих сторон позволяет надеяться на скорое решение пограничной проблемы», – подчеркнул сам Хохштейн в публичных выступлениях. По его оценкам, оно может быть найдено до конца этого лета.

Ливан и Израиль, которые де-юре с 1948 года находятся в состоянии войны, оспаривают друг у друга отрезок шельфа в 856 кв. км. При этом каждая из сторон называет его частью собственной исключительной экономической зоны (ИЭЗ) в Восточном Средиземноморье. Ситуацию усугубляет то, что вызывающий противоречия участок расположен на стыке между ливанским газовым полем «Кана» и израильским месторождением «Кариш». Выдвигаемые до этого с американской стороны инициативы предусматривали, что Бейрут получит в полное распоряжение месторождение «Кана» в обмен на передачу еврейскому государству абсолютных прав на «Кариш». Несмотря на то что подавляющая часть ливанской политической элиты встретила такие предложения с видимым одобрением, препятствием оставалась позиция шиитских политических сил, в том числе представителей «Хезболлы».

«Партия Аллаха» придерживается «ястребиной» позиции в том, что касается определения морских границ. Ее лидер Хасан Насралла заявил 20 июля, что «силы сопротивления» не хотят, «чтобы принадлежащие Ливану природные ресурсы ускользнули из его рук». «Наше желание состоит не в том, чтобы открыть фронт. Нам нужны только наши права», – подчеркнул он, добавив, что сухопутная и морская инфраструктура Израиля находится в зоне ракетной досягаемости.

Решимость действовать силой «партия Аллаха» доказала в последние месяцы, направляя в сторону месторождения Кариш беспилотники. Это заставило Армию обороны Израиля (ЦАХАЛ) отрабатывать сценарии отражения нападений (в том числе – ракетных обстрелов) на объекты энергетической инфраструктуры.

Вашингтон пытается усилить международное давление на «Хезболлу». В конце июля комитет по иностранным делам Палаты представителей Конгресса выступил с резолюцией, призывающий ЕС признать «партию Аллаха» полностью террористической группировкой. В числе предложенных мер давления – облегченный механизм выдачи ордеров на арест членов движения, заморозка его активов и запрет на сбор средств в его пользу.

Несмотря на то что Вашингтон годами был занят выработкой ограничительных мер против «Хезболлы» как против одного из иранских сателлитов, Европа выступала с более умеренных позиций. Прежде всего это касалось Франции, которая является одним из наиболее активных посредников в контексте ливанского урегулирования. Критику не раз вызывало то, что Елисейский дворец привык делать различие между военным и политическим подразделениями «Хезболлы».

Шиитская группировка также не намерена дистанцироваться от ЕС. Неделей ранее Насралла заявил, что его стране «представился исторический шанс, потому что Европа в экстренно ищет альтернативу российским нефти и газу». «Именно за этим на Ближний Восток приезжал президент США Джозеф Байден. Однако увеличение добычи Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами не покроет всех потребностей», – подчеркнул он.

Генсек «Хезболлы» заявил, что нежелание администрации президента США развязывать вооруженную конфронтацию в регионе дает Ливану уникальную возможность использовать это для давления на Израиль. «Дело уже не только в приграничных месторождениях «Кариш» и «Кана», а в разграблении Израилем запасов энергоносителей оккупированной Палестины», – подчеркнул Насралла.

Израиль является одним из ключевых элементов западного плана по замещению российских энергоносителей. В июне стало известно, что Израиль, Египет и ЕС заключили соглашение об экспорте газа через североафриканскую территорию. Договор о поставках израильских углеводородов в Европу через Египет будет действовать в три года, после чего документ автоматически продлится еще на два года.

По предположениям европейских политиков, экспорт газа из Израиля может начаться со следующего года. Сжатые сроки заставляют Запад форсировать процесс урегулирования территориальных противоречий между еврейским государством и Ливаном. Но фактор «Хезболлы» остается препятствием для любого посредничества.

«У меня есть ощущение, что расчеты Насраллы больше сосредоточены на укреплении положения «Хезболлы» внутри Ливана, – заявил «НГ» политический директор правозащитной организации «Объединенные против ядерного Ирана» (UANI) Джейсон Бродский. – Вот откуда исходят угрозы. Если будет заключена сделка между Израилем и Ливаном по поводу морской границы, он может претендовать на признание своих заслуг через «вынужденный» компромисс».

По словам аналитика, такая ситуация также помогает «Хезболле», активно влияющей на политику Бейрута, переключить общественное внимание на соседнее государство и снять с себя вину за нарастание экономического кризиса в Ливане. Однако Израиль является «естественным вариантом для ЕС с точки зрения газа», и выступления Насраллы вряд ли серьезно подорвут эти планы, подытожил Бродский.

Источник — НГ

Турция вертела НАТО. Анкара шантажирует шведов и финнов

Генсек НАТО Йенс Столтенберг во вторник дал старт процедуре ратификации документов о вступлении Швеции и Финляндии в альянс. Он выразил надежду на то, что этот процесс займет не больше года. Между тем окончательное слово в этом вопросе по-прежнему должна сказать Турция, которая ждет от кандидатов в НАТО выдачи десятков членов радикальных курдских группировок и соратников проповедника Фетхуллаха Гюлена. В Хельсинки и Стокгольме тем временем заверяют: никаких согласованных с Анкарой списков нет, а решение об экстрадиции будут принимать суды. И не факт, что эти решения устроят Анкару.

«Сегодня мы официально подписываем протокол о вступлении и запускаем процедуру ратификации. Дверь НАТО открыта для всех европейских демократий. Это хороший день для Финляндии и Швеции и НАТО, мы станем сильнее с 32 странами-членами, а наши народы будут чувствовать себя еще безопаснее, когда мы переживаем крупнейший кризис безопасности за десятилетия»,- заявил, открывая церемонию, генсек НАТО Йенс Столтенберг. Он также выразил надежду на то, что этот процесс не займет много времени: «Последний раз при расширении НАТО (когда в альянс вступала Северная Македония.- «Ъ») процесс ратификации протоколов занял около 12 месяцев, примерно год. Мы надеемся, что в случае Финляндии и Швеции это произойдет быстрее, поскольку этого требует ситуация».

При этом президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, выступая 1 июля, дал понять, что ратификация этого документа турецким парламентом зависит от вполне конкретного условия. «Швеция из 73 террористов, выдачи которых мы потребовали, экстрадировала трех-четырех, но этого недостаточно,- сказал президент Эрдоган журналистам после возвращения с саммита НАТО в Мадриде.- Наши министры юстиции и иностранных дел, а также руководитель Национальной разведывательной организации будут внимательно следить за процессом и требовать выдачи террористов. Это все, что мы сейчас требуем, и, если выдача не состоится, мы сделаем все, что потребуется». Стоит отметить, что несколькими днями ранее министр юстиции Турции Бекир Боздаг называл куда меньшую цифру — 33 человека на обе страны. Господин Боздаг также отметил, что в списке Анкары — члены Рабочей партии Курдистана (РПК) и FETO — организации Фетхуллаха Гюлена, которого турецкие власти считают организатором попытки военного переворота в 2016 году.

В свою очередь, власти Швеции и Финляндии утверждают, что никаких конкретных списков людей, которых Анкара рассчитывает получить, нет.

«Мы не обсуждали в Мадриде каких-либо лиц или какие-либо списки с Турцией»,- ответил турецкому президенту министр иностранных дел Финляндии Пекка Хаависто. «Что касается вопроса экстрадиции, нет никаких скрытых протоколов к тому меморандуму, который мы подписали с Турцией. Конкретных соглашений с Турцией об экстрадиции нет»,- добавил он. Напомним, что подписанный на саммите НАТО меморандум включает в себя, в частности, гарантии поддержки курса Анкары по борьбе с организациями, которые она считает угрозой для себя.

Как прошел саммит НАТО в Мадриде в конце июня
Ту же самую мысль выразила и глава МИД Швеции Анн Линде. «Мы будем полностью выполнять условия меморандума, но в нем нет никаких списков или чего-то подобного,- заявила она на церемонии подписания протоколов.- В меморандуме мы заверили Турцию, что будем серьезно относиться к борьбе с терроризмом и все запросы на экстрадицию будут проходить процедуру согласно порядку, прописанному в нашем законодательстве. Верховный суд будет принимать окончательные решения. Иных путей не будет». Отметим, что 1 июля, уже после завершения саммита, госпожа Линде приняла делегацию правительства Иракского Курдистана, «обсудив опасения курдской диаспоры в Швеции после недавнего соглашения северных стран с Турцией».

Турецкий политолог, профессор Университета Анкары Тогрул Исмаил убежден: все попытки финских и шведских чиновников заверить, что никаких обязательств перед Анкарой у них нет, не более чем заигрывание с электоратом.

«В меморандуме все очень четко сказано, хотя министры, конечно, могут лукавить перед избирателями,- сказал он «Ъ».- Швеция и Финляндия присоединились к мерам, которые Турция считает для себя необходимыми. Если же они будут что-то искажать и не выполнять, в Анкаре примут соответствующие решения».

Директор Центра изучения современной Турции Амур Гаджиев, в свою очередь, предположил: в течение нескольких месяцев, пока другие страны будут ратифицировать документы, Анкара будет анализировать поведение Швеции и Финляндии — и в результате сделает соответствующий вывод. «Турция может отправить в Стокгольм и Хельсинки пробный запрос на экстрадицию, и, если он не будет удовлетворен, она обвинит кандидатов в невыполнении обязательств. И тогда их вступление в НАТО будет заморожено»,- считает господин Гаджиев.

Кирилл Кривошеев
Газета «Коммерсантъ» №119 от 06.07.2022, стр. 6

Источник — Газета «Коммерсантъ»

Украина и возвращение многополярного мира

© AFP 2022 / FADEL SENNA

Украина – наглядный пример того, как сферы влияния работают на практике, пишет TNI. Конфликт там знаменует линию раздела между периодом, когда США считали своей сферой влияния всю планету, и новым миром, в котором мощь Америки стеснена и ограничена.

Эмма Эшфорд (Emma Ashford)

В декабре 2021 года госсекретарь Энтони Блинкен высказался насчет масштабного наращивания российских войск у границ Украины и повторил, что США не намерены обсуждать обеспокоенность Москвы насчет членства Киева в НАТО. «Ни одна страна не имеет права на сферу влияния. Этому понятию место на свалке истории», – заявил он тогда. На Мюнхенской конференции всего за несколько дней до начала российской спецоперации его поддержал целый ряд политиков во главе с министром иностранных дел Германии Анналеной Бербок. Она заявила, что Европа стоит перед жестким выбором: «Хельсинки или Ялта… Иными словами, выбор стоит между системой совместной ответственности за безопасность и мир и системой силового соперничества и сфер влияния».

Поэтому нетрудно понять, почему конфликт на Украине (и неожиданные успехи украинских вооруженных сил на начальном этапе российского наступления) многие приветствовали: они увидели в нем отказ от сфер влияния в мировых делах и восстановление либерального миропорядка под руководством США, где нормы и ценности превыше силы и мощи.

Но едва ли найдется ошибка грубее. Сферы влияния не закреплены международном правом, и это не то, что одно государство уступает другому из вежливости или жалости. Все гораздо проще: это место, где одна великая держава не желает или не может выделить достаточно ресурсов, чтобы подчинить своей воле другую. И в этом плане Украина – не столько отказ от сфер влияния, сколько наглядный пример, как они работают на практике. Украина одновременно четко высветила пределы глобальной сферы влияния Америки после окончания холодной войны и продемонстрировала готовность России защищать свою региональную сферу влияния. Таким образом, конфликт на Украине знаменует собой не продолжение однополярного момента, а линию раздела между периодом, когда США считали своей сферой влияния всю планету, и новым, более многополярным миром, в котором мощь Америки стеснена и ограничена.

Иными словами, конфликт на Украине подчеркнул три особенности стремительно меняющейся расстановки мировых сил. Во-первых, хотя Америка все еще может претендовать на глобальную сферу влияния, на деле она не желает рисковать ядерной войной с Россией ради Украины. Американское оружие, разведка и финансы, несомненно, склонили чашу весов в этом конфликте, но американские войска в нем участвовать не будут. Во-вторых, сферы влияния редко бывают бесспорными, и Россия по-прежнему не смогла ни навязать Украине свою волю, ни достичь своих целей, будь то главных или второстепенных. Таким образом, потенциальная российская сфера влияния на практике может быть гораздо меньше, чем предполагалось до 24 февраля. И вполне может ограничиваться самой Россией – и только.

В-третьих, хотя конфликт на Украине как правило освещается и подается в двуполярном ключе – как борьба между Россией и Западом, – но реакция мировой общественности оказалась куда менее однозначной. Большинство государств за пределами Европы подошли к кризису гораздо тоньше.

Африканские и азиатские государства победнее резолюцию ООН с осуждением в адрес России подписали, однако санкций не поддержали. Индия не стала занимать ничью сторону, причем это решение отчасти продиктовано ее зависимостью от российского военного экспорта, а отчасти российской нефтью по льготным ценам. Государства Персидского залива тщательно культивируют нейтралитет и отказываются не только наращивать добычу нефти, но даже называть конфликт «войной». Пекин осторожничает с поддержкой Москвы, но при этом сопротивляется и более обширному политическому или экономическому вмешательству.

Ничто из этого не предвещает ни возврата к однополярному моменту после окончания холодной войны, ни нового противостояния в том же ключе с Россией – или даже с Россией и Китаем одновременно. Наоборот, это говорит о том, что мир превращается во все более сложную и многополярную среду, где Америка рискует перенапрячься и надорваться из-за своего внешнеполитического авантюризма и перегибов. При всем триумфальном внешнеполитическом дискурсе Вашингтона насчет Украины было бы глупо полагать, что этот конфликт – защита либерального порядка или, тем более, отказ от силовой политики и сфер влияния. Скорее, напрашивается вывод, что нам придется ориентироваться в мире уже не черно-белом, а состоящем из множества оттенков серого.

Эмма Эшфорд – старший научный сотрудник Новой американской программы взаимодействия при Центре стратегии и безопасности имени Скоукрофта

Конфликт на Украине – не то, чем он кажется. США рискуют надорваться | 05.07.2022, ИноСМИ (inosmi.ru)

Дальневосточная экспансия НАТО оформляется противостоянием Китаю

Illustration Shutterstock

Владимир Павленко

В новой Стратегической концепции НАТО Китай провозглашен «угрозой» не потому, что ею действительно является, а в силу расширения и «глобализации» самой НАТО, которая негласно распространяется на Тихий океан. Не Китай «двинулся» в Европу и столкнулся там с НАТО, а НАТО распространила свои амбиции на океаническое подбрюшье Китая, сыграв заодно на поддержке антикитайских сепаратистов на Тайване.

В Мадриде открывается очередной саммит НАТО, куда закоперщики альянса — так называемые «мировые лидеры» Запада во главе с президентом США Джо Байденом — прибывают из Баварии, где только что провели на редкость бессодержательный саммит «Большой семерки». Внимание к натовской встрече на высшем уровне в основном подогревалось запущенным процессом приема в блок Швеции и Финляндии. Но после того как Турция в преддверии Мадрида отказалась снимать свои возражения против скандинавского членства и стало ясно, что прием откладывается, на передний план мировые СМИ вывели тему новой Стратегической концепции НАТО. До этого данный программный документ не обновлялся более десяти лет, и последняя редакция относится к далекому 2010 году, к совершенно другой геополитической обстановке, когда только обозначились первые признаки нынешнего мирового раскола на Запад и Восток.

Быстрые изменения на международной арене руководство альянса попыталось учесть в 2020 году, когда выпустило доклад под названием «НАТО-2030». В нем по итогам консультаций глав МИД стран — членов блока был сделан вывод, что Россия уже не «стратегический партнер», как записано в концепции-2010, а уже «главная военная угроза», каковой останется как минимум все 2020-е годы. Но при этом в отношении Москвы, как рекомендовано в докладе, необходимо проводить политику «мирного сосуществования». Эта риторика до боли знакома представителям старшего поколения, и она однозначно ассоциируется с Холодной войной между разными мировыми социально-политическими системами — капитализмом и социализмом. А по сути — между США и СССР. Но уже два года назад, помимо России, альянс обратил внимание и на Китай, поставив его на второе место в перечне потенциальных угроз. На третье был выведен «международный терроризм», при этом стыдливо умалчивалась роль, сыгранная в его становлении западными спецслужбами и бизнесом.

К Мадриду в НАТО, наконец, окончательно определились с приоритетами. По итогам рижского саммита глав МИД и экспертного обсуждения в формате «Перспективы НАТО до 2030 года», состоявшегося в прошлогоднем декабре, генсек альянса Йенс Столтенберг подчеркнул, что готовящаяся Стратконцепция — это «больше, чем про Россию». Это «про весь комплекс вызовов», включая Китай, по которому он потребовал от участников блока «четких формулировок». Главными приоритетами новой Стратегической концепции Столтенберг назвал «защиту демократии и ценностей альянса», а также «усиление его военной мощи перед лицом «авторитарных режимов» — России и Китая». И обозначил основные элементы такой политики, включив в них также «общественную консолидацию», «институциональный аспект» НАТО и его развитие в качестве «соединительного звена между Европой и Северной Америкой».

После начала российской военной операции на Украине лидеры НАТО в конце марта собрались на еще один, внеочередной, саммит, посвященный осуждению России и помощи Украине. С тех пор это неизменный контекст всей натовской деятельности, включая политику антироссийских санкций и поставок киевскому режиму тяжелых систем вооружений. Одновременно внутри альянса, по сути, если не закончились, то оказались приглушенными споры в отношении Китая. Если до российской операции между двумя берегами Атлантики наблюдались сильные разногласия, то в мартовском Брюсселе Байдену удалось «нажать» на сателлитов таким образом, чтобы убедить их в занятии более агрессивной линии и в отношении Пекина.

Что же записано в проекте новой Стратконцепции, который, назовем вещим своими именами, через два дня станет главным официальным документом блока?

Чтобы своими руками не объединять против себя Россию и Китай, натовские стратеги сделали все, чтобы «развести» мотивационные оценки противостояния нашим странам. Если Россия — «главная (непосредственная) угроза», понятно, что из-за ситуации на Украине, но не только, то Китай — «системный вызов для ценностей и безопасности НАТО». В кулуарах подчеркивается, что «потенциальным противником» Китай, в отличие от России, не считается, но тем не менее натовцы собираются предъявить Пекину целый ряд претензий: «распространение дезинформации», «угрозы кибербезопасности», неготовность «соблюдать порядок, основанный на правилах».

«Мы должны учитывать последствия крупных инвестиций Китая в военный потенциал, ядерное оружие большой дальности и попытки взять под контроль нашу критически важную инфраструктуру», — считает Столтенберг.

И понятно, что он из кожи лезет вон, чтобы угодить Байдену, которому, надо полагать, лично обязан нежданной и негаданной пролонгацией своих генсековских полномочий на целый год вперед, до сентября 2023 года.

Невооруженным глазом видно, что основания для включения Китая в перечень «недружественных» НАТО стран, мягко говоря, натянутые, если не сказать липовые. «Дезинформацию» (здесь, разумеется, имеется в виду тема ковида) продвигают сами США и их сателлиты, пытаясь обвинениями Пекина скрыть роль в распространении коронавируса из своих лабораторий. О масштабах «кибервойны», которую американское АНБ ведет против всей планеты, включая натовских сателлитов, в свое время подробно рассказал Эдвард Сноуден. «Порядок на правилах», ставший притчей во языцех, не имеет никакого отношения к международному праву, базирующемуся на Уставе ООН, стало быть, его продвижение в обход мирового сообщества — претензия не Пекину, а самому Вашингтону. «Военный потенциал» Китая растет пропорционально увеличению военных приготовлений, в том числе с участием НАТО, в регионе Дальнего Востока.

Только за полтора байденовских года у власти миру предъявлены два новых тихоокеанских военных альянса — AUKUS и PBP — и экономический — IPEF, а также планы размещения ядерных вооружений средней дальности в акваториях, прилегающих к берегам Евразии. Поэтому какие вопросы к Китаю? Он что, должен взирать на создание ему целой системы угроз, в том числе ядерных, с «олимпийским» спокойствием? Ну а тезисом про «критически важную инфраструктуру» НАТО попросту эпатирует мир, ибо речь, безусловно, идет о китайском проекте «Пояса и пути», которому Запад уже как минимум раз пять пытался создать альтернативу, только вот как-то ничего не выходит. И с каких это пор инфраструктура Южной Азии, Ближнего и Среднего Востока и других регионов, страны которых вовлечены в «Пояс и путь», стала западной? Да еще и «критически важной»?

Однако что здесь самое главное, скрывающееся за привычным западным словоблудием? Главное то, что Китай в Стратконцепции вообще впервые появился, ибо в редакции 2010 года упоминания о нем не было. Почему это так важно? Нападками на Поднебесную лидеры НАТО, во-первых, реализуют свой комплекс неполноценности перед стремительно укрепляющимся взаимодействием Москвы и Пекина, «не допускать» которого их в свое время заклинал еще покойный ныне Бжезинский. Во-вторых, и это основное: где НАТО, а где, извините, Китай? Если НАТО остается альянсом, сфера ответственности которого ограничена регионом Северной Атлантики (или Евро-Атлантики), то какие у него могут быть «опасения» ситуацией в АТР, или, на новый пентагоновский манер, ИТР — Индо-Тихоокеанском регионе (который в Москве и Пекине считают симулякром)?

А коль такие «опасения» возникли, то совсем не случайно. И виноват в этом не Китай, а сам Запад с его амбициями, которые, этого никто даже не скрывает, с определенного момента вышли за атлантические географические рамки. Китай становится «угрозой» Америке и НАТО не потому, что ею действительно является, а в силу расширения и «глобализации» самой НАТО, которая негласно распространяется на Тихий океан. Не Китай «двинулся» в Европу и столкнулся там с НАТО, а НАТО распространила свои амбиции на океаническое подбрюшье Китая, сыграв заодно на поддержке антикитайских сепаратистов на Тайване. Отдельный вопрос, почему НАТО так себя повела? Очень просто: коль скоро взят курс на «мир на правилах», размывающий международное сообщество выделением из него «группы поддержки» США в виде «саммита демократий», которому противопоставляются все остальные, то экспансия НАТО на Восток («nach Osten») претендует закрепить за альянсом роль мирового жандарма. Но в формате уже не ООН, а нового «демосаммита».

В пользу дальнейшей экспансии Запада, в том числе в регионах, приближенных к Китаю, свидетельствует и еще одно положение проекта Стратконцепции — о «защите суверенитета и территориальной целостности стран-союзников как основной миссии организации». Формально ни к чему не придерешься: скажут, что речь идет о членах НАТО и 5-й статье Вашингтонского договора 1949 года. А на деле? Мы давно уже привыкли, что все инициативы НАТО трактуются строго в расширительном ключе. И поскольку в мадридском саммите примут участие Южная Корея и Япония, которые не являются членами НАТО, но входят в число «стран-союзников» США и Великобритании по AUKUS и PBP, а также по Quad, то при возникновении напряженности у этих стран с Китаем НАТО, возможно, будет готова вмешаться. Есть и еще один деликатный момент, связанный с обещанием нынешнего японского премьера Фумио Кисиды поддержать США в «защите» тайваньского сепаратистского режима.

В НАТО, стараясь обеспечить себе свободу рук, всячески замалчивают и собираются замалчивать дальше вопрос о реакции блока, скажем, на такую провокацию, как провозглашение островными сепаратистскими властями «независимости», которое будет означать переход «красной черты» в отношениях Тайваня с материком.

Разве трудно представить ситуацию, когда Япония (по «тихой» команде из Вашингтона) «впрягается» за островных демосепаратистов, а потом криком кричит о том, что Китай ей угрожает? Как поведет себя НАТО со своей новой Стратконцепцией в этом случае? А в случае, если вслед за Токио за Тайбэй впряжется и сам Вашингтон? Как ни крути, а излюбленное Белым домом и Пентагоном «широкое толкование» любых международных документов и обязательств может привести к прямой конфронтации с Китаем и европейских сателлитов Америки. Хотя они всячески этого избегают, но отсутствие собственного суверенитета, переданного на откуп Вашингтону, не позволяет этим странам не только выступить против такого двусмысленного положения принимаемой концепции, но даже и отважиться на то, чтобы попросить у США официальных разъяснений.

В этом материале мы специально не сосредотачиваем внимания на тех положениях новой Стратконцепции, которые прямо направлены против России, ибо касаются так называемого «восточного фланга» НАТО, на котором, как все виднее с каждым днем, все идет к полномасштабной гонке вооружений, в том числе ядерных. Не будем распыляться, как и в отношении «южного фланга», который политическое руководство блока связывает с Апеннинами и Пиренеями. Между тем сам факт появления этого пункта недвусмысленно указывает на подготовку «глубинным государством», стоящим за плечами властей американской Демпартии, масштабного кризиса в Северной Африке, который может привести к новой волне беженцев в Европу.

Словом, констатируем: перемены в видении натовским блоком геополитической ситуации и мировых раскладов за двенадцать лет произошли колоссальные. Откинув «фиговый листок» борьбы за «высокие» идеалы, НАТО в новой редакции Стратегической концепции — 2022 предстает перед миром вооруженной дубинкой «мирового гегемона». И он ни при каких обстоятельствах, невзирая на меняющийся баланс сил в мире, не собирается сдавать глобально-диктаторских полномочий без большой войны, к которой изо всех сил готовится. И в материальном плане, и с точки зрения идеологически-концептуальной и организационно-политической стороны вопроса. Натовское острие, направленное на Китай, несмотря на все стыдливые полуоговорки, что Пекин-де «не считается противником», никого не может ввести в заблуждение. Как и американско-натовское лицемерие.

Обратим внимание: в перечне «обвинений», предъявляемых Китаю, много пунктов. Но двусмысленно отсутствует главный, собирательный, из которого, как из пальца, все эти претензии высосаны. Речь идет, подчеркнем это еще раз, о движении Пекина навстречу Москве и о тесной координации двух стран в различных сферах двусторонних отношений, включая военно-политические вопросы. Именно это вкупе с расширением НАТО в АТР является главной причиной антикитайского тренда, оформляемого в Северной Атлантике. И это сигнализирует о готовности элит коллективного Запада не к мирному урегулированию споров путем переговоров, а к осуществлению диктата с позиции силы.

Мы, конечно, подождем итогов саммита в Мадриде. Но, по большому счету, в них все уже ясно и предрешено. Жребий — брошен, и новая Холодная война коллективного Запада против коллективного Востока окончательно оформляется в реальность современности.

Источник — СвободнаяПресса

На пути к новой геополитике на Ближнем Востоке

Предстоящее ближневосточное турне президента США сулит смену расклада сил в регионе

Mehmet Rakipoğlu, Elmira Ekberova  

АНАЛИТИКА - На пути к новой геополитике на Ближнем Востоке

    

АНКАРА

Президент США Джо Байден в июле совершит традиционное для глав Белого дома ближневосточное турне, в рамках которого посетит Израиль и Саудовскую Аравию.

Американский лидер примет участие в заседании лидеров Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), который в нынешнем году будет организован в Эр-Рияде. На саммит ССАГПЗ приглашены также представители Ирака, Египта и Иордании, что вызвало волну дискуссий о возможности формирования на Ближнем Востоке новой системы, поддерживаемой США.

Важной составляющей нового расклада сил в регионе является сбалансированная политика Турции.

Стоит признать, что планы Анкары по проведению пятой антитеррористической операции в Сирии, вызывают неоднозначную реакцию в мировых столицах.

Военная инициатива Турции нацелена на полное разрушение плана создания на севере Сирии зоны, подконтрольной террористам PKK/PYD. Этот план пользовался поддержкой США, а также частично одобрением России и режима Башара Асада. Критические заявления российской стороны по новой турецкой операции в Сирии, звучат не так уверенно, и в основном на уровне второстепенных должностных лиц.

В Москве также «учитывают» критическую позицию турецкой стороны по заявкам Финляндии и Швеции в НАТО.

Вместе с тем, стоит учитывать наблюдаемое в последний период сближение Анкары и Вашингтона на фоне украинского кризиса. Оценки последующих планов Кремля на период после войны в Украине и настойчивость Белого дома в вопросе членства Швеции и Финляндии в НАТО привели к потеплению в отношениях Турции и США.

По поступающим сведениям, президент США Джо Байден относится позитивно к поставкам Турции деталей самолетов F-16.

В сложившейся ситуации вполне вероятно, что в ответ на негласное согласие Вашингтона на операцию Турции в Сирии, Анкары может поддержать заявки Стокгольма и Хельсинки в НАТО.

Собственно говоря, после четырехсторонней встречи лидеров Турции, Финляндии, Швеции и генсека НАТО, состоявшемся на полях саммита НАТО 28 июня, был подписан трехсторонний меморандум между Анкарой, Хельсинки и Стокгольмом. Этот документ является неким свидетельством смягчения диалога Турции и США.

Авторитетное американской издание Foreign Affairs 22 июня распространило статью под заголовком «Почему Запад должен сейчас мириться с Эрдоганом?», что также говорит о том, что определенные круги в США выступают за более тесное сотрудничество с Турцией.

[Мехмет Ракипоглу, научный исследователь Ближневосточного института Университета Сакарья]

АНАЛИТИКА — На пути к новой геополитике на Ближнем Востоке (aa.com.tr)

Кто владеет Луной (и её полезными ископаемыми), … тот владеет миром?

Поверхность Луны

© NASA

Перейти в фотобанк

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ

Читать inosmi.ru в

Космическая гонка возрождается, пишет ABC. В этом году запланировано восемь непилотируемых миссий на Луну, и дальше их будет только больше. Автор статьи признает, что страны заинтересованы в добыче ископаемых на спутнике, поэтому каждой из них так важно добраться туда первой.

Карлос Мануэль Санчес (Carlos Manuel Sánchez)

До конца года запланировано восемь миссий на Луну. Это беспрецедентная цифра в истории космонавтики: три американских миссии, две японских и по одной из России, Индии и Южной Кореи. Все они непилотируемые. А в 2025 году, как ожидается, человек вновь ступит на поверхность Луны. К этому времени к миссиям подключатся больше стран. Это будет не просто маленький шаг для человечества, у женщин появится ещё одна возможность оставить свой след.

Желающих завоевать спутник Земли немало как среди правительств, так и среди частных компаний, но никто не строит иллюзий. Во вторую космическую гонку, как и во времена холодной войны, вступили две сверхдержавы: США и, вместо СССР, Китай.

Это будет битва богинь. Миссия НАСА носит имя сестры Аполлона — Артемиды. Американское агентство потратит на неё около 90 миллиардов евро. Китайскую миссию назвали именем богини Чанъэ, живущей в лунном дворце с нефритовым зайцем. Никто не знает, сколько потратит Китай, но в прошлом году азиатский гигант показал, что настроен серьёзно. Тогда китайский зонд доставил образцы лунной поверхности во время своей первой возвратной миссии на спутник. Новая космическая гонка началась после того, как директор НАСА Билл Нельсон (Bill Nelson) заявил во время выступления в Палате представителей, что все эти прорывные технологии, с помощью которых китайский аппарат совершил посадку на Марсе с первой попытки, а также схожесть китайских космических кораблей с американскими говорят о промышленном шпионаже. «Да, красть у них получается, — пожаловался он. — Мы должны очень серьёзно отнестись к кибербезопасности».

Цель номер 1: выстроить Землю, Луну и Солнце в одну линию

Напряжение можно хоть ножом резать. Увидев, как на китайской космической станции используется новое поколение ионных двигателей, которые по своим характеристикам превосходят американские двигатели на химическом топливе, НАСА отложило первый этап «Артемиды» из-за плохо отрегулированного клапана и несвоевременной грозы. Первая возможность предоставится с 26 июля до 10 августа. Всего будет 13 шансов для запуска, и звёзды должны сойтись в буквальном смысле… Земля, Луна и Солнце должны сойтись как шестерёнки часов. Нужно воспользоваться ретроградной орбитой (чтобы планета и спутник двигались в противоположном направлении). Это даст гравитационный толчок кораблю «Орион» (который должен отстыковаться от ракеты «Артемида») и позволит сэкономить на топливе — сверххолодном жидком кислороде и водороде. Траектория должна быть такой, чтобы «Орион» не оставался в темноте больше 90 минут, иначе солнечные панели не будут работать. Угол наклона при возвращении на Землю должен быть таким, чтобы экипаж (в первом полёте будет манекен) не сгорел. Если всё получится, то на втором этапе (2024) четыре астронавта облетят Луну на борту капсулы, прежде чем вернутся на Землю. И, наконец, на третьем этапе (2025) два астронавта — мужчина и женщина — ступят на лунную поверность. Такого не случалось с 1972 года, когда США отменили программу «Аполлон», чтобы направить больше ресурсов на войну во Вьетнаме.

Цель номер 2: колонизация Луны

Обратный отсчёт вот-вот начнётся. В этот раз цель миссии — не только доставить людей на Луну, но и заложить основы для устойчивого присутствия. Почему именно сейчас? На то есть три причины.

Во-первых, технологии и сотрудничество между правительствами и частным сектором позволили снизить затраты на полёт. Транспортировка килограмма снаряжения в космос стоит около 55 тысяч евро, в то время как в начале века на это надо было потратить миллион, а благодаря многоразовым ракетам, которые SpaceX уже тестирует это обойдётся в две тысячи.

Во-вторых, остались ещё научные загадки, которые нужно разгадать. Например, происхождение замёрзшей воды в кратерах лунных полюсов.

В-третьих, это будет огромный бизнес. Именно поэтому Дональд Трамп снял запрет на добычу полезных ископаемых в космосе, несмотря на нерушимый международный статус Луны. На Земле не хватает микрочипов, редкоземельных элементов и лития, поэтому Луну воспринимают как новый Эльдорадо.

На нашем спутнике есть месторождения титана и алюминия, а также драгоценных металлов и полудрагоценных камней. Также есть запасы гелия-3 и тория, которые могут служить в качестве топлива для ядерных реакторов. Раньше, для того чтобы разрабатывать такие месторождения, надо было устранить Договор о космосе, который запрещает предъявлять претензии на космические тела. Договор был подписан 109 странами в 1967 году. В 2020 году Трамп ввёл Соглашения Артемиды, которые позволяют подписантам завладевать лунными ресурсами под предлогом научных исследований. Как во времена золотой лихорадки, кто первый придёт, тот и будет заниматься добычей ресурсов. Поэтому 17 стран уже подписали эти соглашения. Кто последний, тот — дурак… И хотя устанавливать суверенитет над какой-либо конкретной территорией запрещено, можно обозначить зоны временной безопасности или даже зоны, представляющие исторический интерес, как, например, сделали с местом, где остались следы ботинок Нила Армстронга. Некоторые юристы сомневаются в действительности соглашений, но некоторые отмечают, что, поскольку большинство-стран участников пока единственные, кто может добраться до Луны, они фактически установят свои собственные нормы, и будет примерно как в эпоху колониализма.

Все хотят ухватить свой кусок пирога. Консалтинговая компания Emergen Research прогнозирует, что рынок освоения космоса (Луна станет трамплином для Марса, астероидов и других направлений) достигнет оборота в 630 миллиардов долларов к концу этого десятилетия. В свою очередь, аналитики Northern Sky опубликовали отчёт о развитии лунного рынка, в котором говорится, что к 2031 году планируется совершить 70 коммерческих (частных) миссий на Луну. Компания Lonestarхочет установить на Луне центры данных, потому что так дешевле охлаждать системы. Другие хотят использовать реголит в строительстве (в сочетании с магнием он приобретает свойства бетона). Эта технология в будущем позволила бы строить лунные поселения с помощью 3Dпринтеров…

НАСА уже превратило трюм «Артемиды» в некоторое подобие грузового прицепа, в котором множество разных компаний за деньги транспортируют роботов, луноходы, кабины и всякий хлам, чтобы потом протестировать на лунной поверхности. Япония займётся тренировкой точной посадки, а Индия постарается сделать так, чтобы её модуль не взорвался, как в прошлый раз. Арабы и евреи идут под руку (Израиль и ОАЭ готовятся к совместной миссии), в то время как Европейское космическое агентство оборвало связи с Россией из-за Украины, и теперь появилась возможность сотрудничества россиян с китайцами.

Цель номер 3: господствовать над миром

Китай уже обмолвился, что тот, кто господствует в космосе, господствует над миром. Все делают ставку на южный полюс Луны, её скрытую часть, как на подходящее место, чтобы разместиться. Лёд в лунных недрах можно было бы использовать в качестве топлива для полёта на Марс.

Правительства, инвесторы и учёные пребывают в состоянии эйфории. Но осталось придумать, как заразить этой идеей публику. В 60-х был президент Джон Кеннеди. Может, в этот раз Илон Маск (SpaceX) или Джефф Безос (Blue Origin) заразят мечтой? По мнению опрошенных в США, космические исследования должны быть больше сосредоточены на изменении климата и изучении астероидов, которые могут столкнуться с Землёй. Только 8% считают, что приоритетом должна быть отправка астронавтов на Луну. Журнал The Atlantic отмечает: «НАСА годами старалось убедить американцев поддержать освоение космоса и представило „Аполлон” как результат национального единства. Но это было не так. Лунная программа не пользовалась популярностью, если не брать в счёт опрос, который провели сразу после посадки „Аполлона-11” на Луне». Другие считают, что рано или поздно технологический прогресс доберётся до всего общества. Историк Чарльз Фишман (CharlesFishman) вспоминает: «Первым клиентом Кремниевой долины было НАСА, агентство раскупило все единицы нового изобретения: микрочипа».

Космический Эльдорадо: почему люди так стремятся на Луну | 18.06.2022, ИноСМИ (inosmi.ru)