Ядерные торги Ирана

Саид Джалили постарался убедить Запад в миролюбии Ирана.

Вопреки пессимистичным прогнозам, прошедшая в Казахстане встреча «шестерки» (постоянные члены СБ ООН плюс Германия) и Ирана дала основания надеяться на снижение напряженности вокруг ядерной программы Исламской Республики. По оценкам российских дипломатов, в Алма-Ате сторонам удалось возобновить переговорный процесс, который в последнее время был фактически заморожен. Между тем за рубежом появились новые слухи о наличии у Ирана еще одной ядерной оружейной программы.

«Переговоры возобновлены, процесс восстановлен, и это вызывает удовлетворение», – сказал вчера заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков, возглавлявший российскую делегацию в Алма-Ате. Напомним, переговоры представителей «шестерки» с делегацией ИРИ прошли там во вторник и среду. Державы представили Ирану обновленный пакет предложений. Иранские дипломаты, в свою очередь, заявили, что привезли в Казахстан собственные предложения, однако так и не раскрыли их сути.

«Во второй день заседания в Алма-Ате иранская сторона представила свою первую реакцию и свои соображения в ответ на Багдадский пакет», – рассказал журналистам Рябков. Речь идет о поэтапной отмене международных экономических санкций в обмен на сотрудничество со стороны Ирана. Пока что «шестерка» посредников на встрече в Казахстане предложила Тегерану смягчить действующие санкции и не вводить дополнительные по линии Совбеза ООН, если Исламская Республика приостановит обогащение урана до 20% и заморозит работы на подземном ядерном комплексе в Фордо.

Первая реакция иранских представителей на позицию «шестерки» была положительной. «Некоторые пункты в ответе «шестерки» на предложение Ирана были более реалистичными по сравнению с тем, что они говорили в прошлом. Они постарались сблизить в некоторых моментах свою позицию и позицию Тегерана», – заявил глава иранской делегации секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Саид Джалили.

Он дал понять, что Иран готов к компромиссу с международным сообществом по самому главному вопросу – вопросу обогащения урана. «Мы считаем, что обогащение – это наше право. До 20%, до 5% – это другое дело», – добавил Джалили. При этом глава иранской делегации подчеркнул, что любые предложения должны основываться на признании ядерных прав Тегерана.

Относительно судьбы комплекса Фордо Джалили занял двойственную позицию. С одной стороны, он отметил, что завод полностью находится под контролем МАГАТЭ, а раз так, то нет формальных причин закрывать его. С другой – чиновник намекнул, что ИРИ готова обсуждать свертывание работ по обогащению в обмен на поставки необходимого топлива из-за рубежа. «Иран готов предпринять определенные шаги в сторону сотрудничества. Один из этих шагов касался пункта, о котором три года назад мы в Женеве говорили, что для иранского реактора в Тегеране нам нужно топливо. Мы тогда выразили готовность сотрудничать, чтобы получить это топливо. К сожалению, мы не смогли получить должного ответа, поэтому нам пришлось производить это 20-процентное топливо самим», – сказал Джалили.

В следующий раз иранцы и «шестерка» встретятся 17–18 марта в Стамбуле на уровне экспертов. С любопытным комментарием по поводу встречи выступил вчера Джалили: «Важно, чтобы была взаимность. Один из шагов – это санкции. Снятие санкций нужно, чтобы заручиться доверием. Экспертная встреча в Стамбуле как раз и будет рассматривать эти вопросы, эти шаги и как они будут сбалансированы».

Предполагается, что следующие переговоры на уровне политдиректоров состоятся опять в Алма-Ате 5–6 апреля. Западные СМИ сдержанно оценивают итоги завершившейся вчера встречи и сетуют на отсутствие конкретных результатов, однако на фоне волны жестких заявлений, прозвучавших в Иране накануне, сам позитивный настрой делегации ИРИ внушает оптимизм. Обращает на себя внимание и тот факт, что до следующего раунда диалога пройдет всего около пяти недель, тогда как заседания в Москве и Алма-Ате разделяют целых восемь месяцев.

Тем временем иностранные наблюдатели вновь заговорили о возможном наличии у Ирана второй программы создания атомной бомбы – на основе плутония, а не обогащенного урана. Повод для спекуляций дали снимки, на которых виден пар, выходящий из труб ядерного комплекса в Араке. Это может свидетельствовать о производстве там тяжелой воды, которая, по словам специалистов, необходима для реакторов, способных нарабатывать плутоний. Подозрения усилили отказ допустить на объект инспекторов МАГАТЭ и мощная система ПВО, созданная вокруг него.

2013-02-28 / Николай Сурков

Источник — ng.ru
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1362026160

Шанхайские дебаты призывают лидеров ЕС подумать

Последние комментарии премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана относительно турецко-европейских отношений вызвали бурные дебаты о том, стоит ли Анкаре отказываться от своих притязаний на членство в ЕС.

Обсуждения начались с интересного замечания: «Вместо ЕС мы можем присоединиться к Шанхайской организации сотрудничества (ШОС)». Эти две организации не являются альтернативой друг другу. На самом деле ШОС — это нечто большее, она подобна НАТО. Вот почему не имеет смысла спрашивать, является ли ШОС реальной альтернативой ЕС. Поэтому все пытаются понять, с какой целью было сделано это замечание.

Ведущие члены ШОС — это Россия и Китай. И, как известно, эти страны не особо заботятся о демократии и верховенстве закона. В сущности, основной целью ШОС является развитие сотрудничества в сфере безопасности между ее членами. Заявление о том, что членство в подобной организации является новым направлением внешней политики Турции, предполагает, что Анкара приняла решение отказаться от некоторых общих с ЕС ценностей. Это было бы весьма пугающим для турецких граждан. Однако это замечание было скорее адресовано лидерам ЕС, нежели гражданам Турции. Возможно, премьер-министр просто попытался напомнить некоторым европейским лидерам, что если Турция отвернется от Европы и станет недемократическим авторитарным государством, это будет не в их интересах.

Некоторые из европейских лидеров, возможно, будут довольны, если Турция станет таким «восточным» государством, что даст им прекрасный повод закрыть двери в ЕС. Однако если Турция сделает стратегический выбор в пользу тесного сотрудничества с Россией и Китаем, это радикально сузит зону влияния ЕС. Иными словами, Турция будет способствовать сдерживанию ЕС, серьезно угрожая стабильности региона.

Шанхайские дебаты призывают лидеров ЕС подумать о наихудшем развитии событий. Но тут есть проблема. Процесс вступления в ЕС — это обсуждение условий и переговоры, а не угрозы. Неразумно считать, что Франция или Германия запаникуют и ускорят переговоры только потому, что премьер-министр Турции упомянул ШОС.

Несмотря на все это, в любом случае необходимо задуматься о будущем турецко-европейских отношений. Если Евросоюз на самом деле не собирается принимать Турцию, то Анкара действительно должна думать о том, что делать дальше. Помимо этого, стоит иметь в виду, что европейские державы будут ждать, что Турция сама завершит переговоры по этому вопросу, а они, безусловно, не возьмут на себя подобную инициативу. К счастью, в настоящее время ничто не указывает на то, что Турция собирается принять такое переломное решение. Кроме того, даже если это и не так, то у европейских стран не так много причин для радости, а последствия такого шага будут весьма негативными и для них.

Турция и ЕС теперь играют не в шахматы, а в шашки. Другими словами, нет необходимости придумывать сложные стратегии. Ключевым является вопрос: когда европейские власти в полной мере решатся заблокировать путь Турции в ЕС и возьмут на себя ответственность за закрытие этой двери. Страна, которая будет нести ответственность за прекращение переговоров с Турцией, должна быть страной с обширными способностями к маневрированию, так как она должна продемонстрировать другим европейским странам, что она может предложить ЕС что-то вместо Турции. Я бы очень хотела знать, какая страна добровольно пойдет на это.

Тем не менее в дальнейшем Турции необходима европейская страна, чтобы помочь ей в переговорном процессе. Иными словами, страна, которая проведет Турцию в ЕС. Этой стране сначала придется убедить других и создать постоянный союз с теми государствами — членами ЕС, которые поддерживают вступление Турции. Страной, которая протянет руку помощи Турции, будет та страна, которая извлечет наибольшую пользу из вступления Турции в ЕС.

— See more at: http://mk-turkey.ru/blog/beril-dedeoglu/2013/02/15/turciya-es-novye-debaty.html#sthash.uTW5hqDU.dpuf

Грузия хочет открыть Абхазскую железную дорогу

— Президент Грузии Михаил Саакашвили уже несколько раз высказывался против возобновления работы абхазского участка железной дороги. А на днях он вновь отметил, что возобновление работы железной дороги возможно только параллельно с ее освобождением. Между тем, госминистр по вопросам реинтеграции Грузии Паата Закареишвили считает, что, если речь пойдет о возобновлении работы железной дороги, а не о чем-то другом, то этот процесс может стать частью «освобождения», а не развиваться параллельно. Господин Бердзенишвили, что Вы думаете по поводу этой проблемы?
— Прежде всего, повестку внутренней и внешней политики формирует действующая власть Грузии. Так что, не столь уж важно, что заявляет господин Саакашвили. Период его президентства подходит к концу. Позиция правительства в лице новой коалиции – «Грузинской мечты», премьер-министра, госминистра по вопросам реинтеграции, парламента важнее, чем, практически, частное мнение господина Саакашвили.

С другой стороны, мы не ожидаем, что возобновление работы Абхазской железной дороги – это краткосрочная возможность. Просто мы заявили, что готовы сотрудничать в этом направлении, мы имеем достаточное количество инициатив в отношении Абхазии. Думаю, что главное препятствие в вопросе возобновления работы абхазской железной дороги – не заявления господина Саакашвили, а позиция России, которая, думаю, не столь заинтересована в ее функционировании.

Открытие абхазского участка железной дороги выгодно Армении, что естественно. Выгодно Грузии, так как речь идет о грузино-абхазских отношениях, это дорога, которая связывает Сухуми и Тбилиси, и это невыгодно России. По этой же причине мы вынуждены будем работать и в этом направлении: повысить абхазскую заинтересованность в вопросе возобновления работы абхазской железной дороги, и вообще, чтобы открыть Абхазию. С одной стороны, Абхазия является той частью территории, где доминирует Россия, с другой стороны, абхазы не намерены становиться частью Краснодарского края России. Абхазии необходимо найти внутреннюю и внешнюю опоры с целью усиления минимальной зависимости от России. И потому они (власти России) понимают, что абхазская железная дорога увеличивает возможности Абхазии найти свое место не только на постсоветской территории, но и вне ее. Заинтересованность Евросоюза и Грузии – в открытии Абхазии, заинтересованность Армении – в задействовании абхазской железной дороги. Это факторы одного плана.

С другой стороны, я думаю, что Армения должна вести работу с Россией, так как последняя в данный момент является главным препятствием в вопросе перспективы восстановления функций Абхазской железной дороги.

— На политическом поле Армении широко обсуждаются возможности углубления армяно-грузинских отношений. В частности, во время визита Бидзины Иванишвили в нашу страну Давид Шахназарян (экс-глава Службы национальной безопасности Армении) заявил, что отношения Армении с Грузией должны быть не только добрососедскими и партнерскими, но и должны носить стратегический характер, и что настало время начать между двумя странами «стратегический диалог». Он отметил, что для дальнейшего углубления армяно-грузинских отношений необходимо довести до завершения вопрос демаркации границы между двумя государствами и подписать по этому вопросу соглашение, а также внести в армяно-грузинскую повестку вопрос ликвидации всех контрольно-пропускных пунктов на границе (учитывая, что Армения уже отменила визовый режим для стран Евросоюза). Как Вы думаете, возможно ли осуществление этих положений?
— Да, я согласен с Д. Шахназаряном. Вопрос демаркации границы затянулся. У Грузии нет четких границ с Арменией, как и с Азербайджаном и Россией. Демаркация не завершена, и потому… да, это один из тех вопросов, который мы можем и обязаны решить.

Что касается визового режима, естественно, Грузия не имеет его с Арменией, но чем больше будет облегчен процесс пересечения границы, тем будет лучше. Так что, в этом вопросе я особых проблем не вижу, тем более, что из Армении через Грузию проходит значительная часть товаров, а летом большое число граждан Армении проводят свой отдых в Батуми. Следовательно, наши взаимоотношения, конечно же, нормальные, но могут стать еще более тесными.

— Как известно, президент Грузии Михаил Саакашвили должен был выступить с ежегодным отчетом в Национальной библиотеке Тбилиси. Однако выступление было отложено из-за столкновений. Известно, что это произошло на фоне противоречий, возникших по поводу конституционных поправок, которые предложила «Грузинская мечта», и которые касаются ограничения полномочий и прав президента, а также перевода парламента из Кутаиси в Тбилиси. Господин Бердзенишвили, какова сегодня ситуация на политическом поле Грузии?
— Вечером 8 февраля Саакашвили объявил, что намерен в парламенте отказаться от своего права распускать правительство и формировать новое правительство без одобрения в парламенте. В действующей Конституции Грузии есть статья, согласно которой он не только представляет отставку правительства без ведома парламента, но и назначает новое правительство, которое в течение нескольких месяцев может управлять страной, не имея легитимности. Он отметил, что выступает за отмену этих полномочий. Если бы он придерживался этой позиции 6 февраля, когда в парламенте развернулась дискуссия, то 8 февраля событий вокруг Национальной библиотеки не произошло бы.

В парламенте циркулируют два проекта конституционных изменений. Один – о полномочиях президента, и в этом вопросе, кажется, препятствий больше нет. А другой касается места функционирования парламента. В действующей Конституции закреплено, что парламент действует в Кутаиси. До этого работа парламента не была официально привязана к определенному месту: как правило, парламенты работают в столицах, и я считаю, что этот орган должен работать в столице. По этому вопросу позиции «Грузинской мечты» и «Национального движения» отличаются. Эта тема останется открытой до голосования, которое намечено провести в конце февраля — начале марта. По всей вероятности, по одному вопросу взаимные уступки будут, а по вопросу места функционирования парламента все станет известно после голосования.

Оригинал публикации: Աբխազական երկաթուղու հարցում գլխավոր խոչընդոտը Ռուսաստանն է

Натовская авантюра

Свой первый визит в регион после переизбрания Барак Обама совершит не в Турцию, как это было в 2009 году, а в Израиль. Судя по информации в прессе, в Турцию ехать вновь избранный президент пока не собирается вообще. Экспертное сообщество заговорило о некоем охлаждении в турецко-американских отношениях. Какими причинами оно вызвано?
Своим мнением с «Голосом России» поделился директор Департамента турецких исследований Брукингского института в Вашингтоне профессор Кемаль Киришчи:

«США в настоящее время погружены в свои собственные проблемы. Приоритетным направлением для Обамы является внутренняя политика. Баланс бюджета, налогообложение, медицинское страхование, миграционная политика, контроль за ношением оружия – вот какие вопросы сейчас стоят на высоком месте в системе координат политических ценностей Обамы. Внешняя политика для него сейчас на втором месте.

Но опять-таки, если мы выстроим порядок приоритетов США во внешней политике, то увидим, что на переднем плане находятся ядерная проблема Ирана, безопасность Израиля и оживление палестино-израильского процесса. Сирийский вопрос — достаточно сложный. Похоже на то, что в последнее время в американском политическом истеблишменте возник серьезный раскол. С одной стороны, Пентагон с Госдепартаментом, с другой – Белый дом. И одна сторона – за скорейшую военную поддержку сирийской оппозиции. Другая, а именно администрация Обамы, оказывает этой линии серьезное сопротивление. Именно в этом и кроется причина расхождения между Америкой и Турцией.

— С чем Обама поедет в Израиль?

То, что Обама свой первый визит совершит в Израиль, неудивительно. Сирийский кризис оказывает на турецко-американские отношения предельно негативное воздействие. Я предполагаю, что Турция и дальше будет настаивать на осуществлении вмешательства. Возможно, что своим первым визитом в Израиль Обама дает туркам понять, что они находятся не в той ситуации, чтобы чего-то требовать от Соединенных Штатов».

А вот что думает по поводу текущего состояния турецко-американских отношений вице-президент Центра международных стратегических исследований профессор Камер Касым:

«Мне кажется, что в настоящее время турецко-американские отношения не охлаждаются, а, наоборот, развиваются. Особенно с прибытием ЗРК «Пэтриот». То есть на фоне проблем со всем своим окружением Турция улучшает свои отношения с Соединенными Штатами. Расхождения тоже есть. Америка не желает прямого вмешательства в Сирию без соответствующей санкции Совета Безопасности ООН и предпочитает издалека наблюдать за происходящими в Сирии процессами. Турция же, наоборот, желает еще большего вмешательства в сирийские дела. Но не думаю, что этот вопрос как-то омрачает турецко-американские отношения.

— «Пэтриоты» в Турции — «натовская авантюра»

И Анкара, и Вашингтон заинтересованы в одном – в уходе Асада. Расширяется сотрудничество и взаимопонимание в других областях. Например, по вопросу ядерной программы Ирана тех разногласий, которые существовали совсем недавно между США и Турцией, уже нет. Что касается военного вмешательства в Сирию, то Америка, в принципе, не против. Просто она сейчас опасается реакции международного сообщества и поглощена внутренними проблемами».

На иной аспект турецко-американских отношений указывает бывший руководитель Совета ветеранов Турции, а ныне военный эксперт Билькентского университета Корай Гюрбюз:

«Америка выстраивает свои отношения с другими странами в соответствии со своими интересами. Если сотрудничество с Турцией отвечает ее интересам, то она сохраняет его на хорошем уровне. Но как только снижается ее заинтересованность, то сразу ухудшаются и отношения. То есть ее сотрудничество с нами носит в какой-то степени ситуативный характер.

А сейчас вдобавок у нас появилась серьезная альтернатива в виде курдского государства, которое возглавляет Барзани (Иракский Курдистан — автономное образование в составе Ирака — прим. ред.). Имея такого союзника, как Барзани, США перестают нуждаться в Турции. Мы считаемся стратегическими союзниками с ними. Смешно! О каком сотрудничестве может идти речь, когда американцы не позволяют нам элементарного. За свой счет мы хотим приобрести оружие – Конгресс против. Хотели купить нормальные вертолеты – нам предложили «Кобры» 1986 года выпуска. С пробегом, так сказать, – нового мы не заслужили. Мне непонятна логика этого стратегического партнерства».

Амур Гаджиев 22.02.2013,

Источник — Голос России
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1361564400

Кого спонсирует Саудовская Аравия ?

В настоящее время мир наблюдает своеобразное «второе рождение» исламского терроризма, несколько поутихшего после войны, объявленной ему, фактически, всем миром 11 сентября 2001 года. Значительно «потрепанная» и лишившаяся своего лидера и главной «звезды» Усамы бен Ладана, Аль-Каида, по-видимому, восстановила силы и «отметилась» операциями в Ливии, Йемене, Мали и Сирии.

«Фронт» радикальных салафитских организаций усилился и несколькими новоделами, а, кроме того, к нему присоединились уже, как казалось лишь нескольким годами ранее, ставшие музейным экспонатом Братья-мусульмане. Последние не только участвуют в кровопролитной войне против президента Сирии Башара Асада, но и попали в легальное политическое поле в Египте, где они одержали победу на выборах в парламент и провели своего кандидата, Мухаммеда Мурси, в президенты. В чем же причина «бессмертия» радикальных исламистских организаций? Почему мировым «империям», таким, как США, Евросоюз, Россия, не удается полностью уничтожить международный терроризм, «сдобренный» радикальной салафитской проповедью? Одним из основных факторов восстания из пепла, радикальных исламистских организаций является стабильное и не прекращающееся их финансирование извне. Основным спонсором терроризма по всему миру является Саудовская Аравия.

Данный тезис подтверждают и основные «друзья» королевства – американцы. Еще в 2008 году заместитель министра финансов США Стюард Леви заявлял в обращении к одному из сенатских комитетов о том, что именно Саудовская Аравия является главным источником денежных поступлений для «Аль-Каиды», а также ряда других организаций экстремистской направленности. Примечательно, что, несмотря на требования Соединенных Штатов, КСА с завидным упорством воздерживалась от перекрытия финансового потока следовавшего от казны королевства до террористических групп. Уже в 2011 году выводы Леви были подтверждены гораздо более значимым политиком – госсекретарем США Хиллари Клинтон, которая заявила о том, что именно в Саудовской Аравии находятся основные источники финансирования мирового терроризма.

Саудовская Аравия – главный спонсор терроризма в Сирии

Самое, пожалуй, резонансное противостояние в современном арабском мире, война между сирийцами, лояльными президенту Башару Асаду и его противниками, также не обошлась без значительной поддержки Саудовской Аравии. Именно власти королевства в сотрудничестве с террористическими организациями переправляют в Сирию боевиков и вооружение. В частности, в октябре прошлого года журналистами телеканала BBC в лагере сирийских оппозиционеров были обнаружены несколько контейнеров с украинским оружием, предназначавшимся для Саудовской Аравии. Позже солдатами, верными президенту Асаду, был застрелен саудовский офицер Мухаммед Салем аль-Харби, что свидетельствует о том, что помощь, осуществляемая КСА сирийской «фронде» — не ограничивается финансовыми вливаниями.

Впрочем, несмотря на достаточно ясные свидетельства саудовского присутствия в стране, нашлись и свидетели, и даже участники вмешательства Эр-Рияда. В сентябре 2011 года солдатами армии Сирии были задержаны несколько оппозиционных боевиков, которые рассказали о том, что получали деньги от представителей Саудовской Аравии. В частности, один из задержанных преступников, Самир Абдуль Джавад Нашивати, заявил о том, что боевики в его отряде получали саудовские деньги через их командира, Белаля Алкана. По словам пленника, каждый из «бойцов» в день зарабатывал по 25 долларов, не считая дополнительных 400 долларов, которые выплачивались за участие в военных операциях. Сообщения о финансировании Эр-Риядом «Сирийской свободной армии» появлялись в таких известных изданиях, как, например, «Daily Telegraph», которая сообщала о том, что средства КСА идут на обучение боевиков ССА. Речь шла о «миллионах долларов» США.

КСА – основной фактор дестабилизации Афганистана и Пакистана

Однако столь пристальное внимание Саудовской Аравии к событиям вне ее границ, а также стремление вмешаться руками международного терроризма в дела других государств – явление не новое. Впервые данный механизм был, надо признать, с успехом, опробован в Афганистане в 80-е годы прошлого столетия. Саудовские спецслужбы, фонды, а также ряд бизнесменов в частном порядке осуществляли финансирование отрядов моджахедов, сражавшихся советских войск и союзных им бойцов армии Демократической Республики Афганистан. Отправлялись туда и саудовские добровольцы, одним из которых стал небезызвестный Усама бен Ладан… В настоящее время в Афганистан по-прежнему направляются денежные потоки из королевства. На этот раз основными получателями упомянутых средств являются движение «Талибан», а также афганские боевики «Аль-Каиды». По информации уже упомянутой выше Хиллари Клинтон, в их руках ежегодно оказываются миллионы долларов.

Соседний с Афганистаном Пакистан – также является сферой пристального внимания саудовских «жертвователей». Согласно опубликованным сайтом WikiLeaks в мае 2011 года депешам Госдепартамента Соединенных Штатов, только в Пенджаб, самый густонаселенный штат Пакистана, из Саудовской Аравии ежегодно переводится 100 миллионов долларов. Более того, финансовые операции, как правило, проводятся через «миссионерские» и «благотворительные» фонды, которые получают прямую поддержку со стороны правительства КСА. После данного разоблачения представитель Министерства иностранных дел Саудовской Аравии Усама Нугали сделал примечательное заявление, назвав депеши американского Госдепа «сомнительными источниками»…

Между тем, внимание саудовских «жертвователей» к Пакистану и Афганистану, по словам той же Клинтон, угрожает войсками антиталибовской коалиции, а также стабильности этих стран. Однако каких-либо серьезных действий, способных «напугать» и «остановить» подданных «хранителя двух святынь», ни США, ни их союзниками не предпринимается.

«Хранители двух святынь» подпитывали гражданскую войну в Ираке

Между тем, призывы к действиям по «умиротворению» саудовцев звучат с разных сторон на протяжении уже многих лет. Так, в 2008 году, согласно информации Wikileaks, иракский премьер-министр, Нури аль-Малики, в ходе встречи с командующим войсками США в Афганистане Дэвидом Петрэусом и американским послом в Ираке Райаном Крокером заявлял о том, что Саудовская Аравия дестабилизирует обстановку в его стране, финансируя террористические группировки. Более того, по словам аль-Малики, Эр-Рияд втягивал Ирак в гражданскую войну, поддерживал насильственные действия салафитских вооруженных формирований и внедрял «культуру терроризма» в регионе. О какой-либо реакции со стороны США, проявленной в конкретных делах, никто вновь не слышал…

Вместе с тем, беспокойство господина аль-Малики нельзя не признать оправданным. Недавно телеканал NBC опубликовал разведывательную информацию, которая пролила свет на саудовское присутствие в Ираке. Согласно опубликованным данным, подданные королевства составляют 55% от всего числа иностранцев, воюющих на территории этой страны. Именно саудовским «духовным лидерам» принадлежит фетва, по которой уничтожение шиитских святынь в Кербелле и Наджафе является благим делом. Попытки взрывов (иногда успешные) в шиитских мечетях по всему Ираку являются ничем иным, как следствием данного религиозного постановления. Более того, в ходе турне Нури аль-Малики по ближневосточному региону, лидеры Саудовской Аравии отказались принять иракского премьера. По мнению многих специалистов, причины тому были отнюдь не технические, а религиозные: аль-Малики – шиит, то есть представитель ненавидимого саудовскими салафитами течения в исламе.

Саудовские «благотворители» «кормят» террористов по всему миру

Финансовая и организационная активность Саудовской Аравии распространяется отнюдь не только на многострадальные Сирию, Ирак и Афганистан – ряд саудовских организаций ведут «работу» по всему миру. Так, «Международная исламская благотворительная организация», которая является структурным подразделением Всемирной исламской лиги, курируемой правительством КСА, была уличена американским Министерством финансов в оказании помощи Аль-Каиде по всему миру.

Еще в 2002 году следователи НАТО обнаружили интересные моменты деятельности «Саудовской Высшей Комиссии по оказанию помощи Боснии», которую создал принц Сулейман бен Абдель Азиз и активно поддерживал тогдашний король Саудовской Аравии Фахд. К примеру, расследование выявило факты телефонных переговоры сотрудников данной организации с руководством «Аль-Каиды» — Усамой бен Ладаном и Абу Зубайдой. Целью этих бесед было ни что иное, как подготовка атак на посольство США в боснийской столице Сараево. Перед тем, как представители НАТО заблокировали банковские счета комиссии, ее члены успели снять с них 41 миллион долларов. Имеются данные о поддержке Саудовской Аравией салафитских террористов в Йемене и даже о вовлеченности саудовских спецслужб в теракты и военные операции салафитов на территории этой страны. По мнению ряда аналитиков, именно КСА препятствует мирному стабилизации обстановке в Йемене.

Прямое военное вторжение саудовцев в Бахрейн

Иногда Саудовская Аравия не ограничивается финансовой и организационной поддержкой. В случае явного превосходства в силах и уверенности в «победе», Эр-Рияд не против развязать и прямую интервенцию. Одним из ярких проявлений саудовского «отношения к соседям» стало вторжение более 1000 солдат королевства в Бахрейн. Несмотря на то, что правитель данного государства Хамад аль-Халифа, «сам позвал» в свою страну «гостей», бахрейнский народ это обмануть не смогло. Саудовские войска вошли в страну именно для борьбы с этим самым народом — после событий на Жемчужной площади и столкновений демонстрантов с местными полицейскими. Не были введены в заблуждение и соседи Бахрейна. Член парламентской комиссии Ирана по вопросам безопасности Хишматолла Фалахатпише уже вскоре после вторжения саудовских войск, назвал это мероприятие оккупацией. Впрочем, Соединенные Штаты, главный союзник, покровитель и «щит» Саудовской Аравии вновь отказались признать агрессивность деяния королевства — Белый дом распространил заявление, в котором не признал интервенцию в Бахрейн военным вторжением. По мнению американских политиков, оккупация суверенного государства — не что иное, как «ответ на призыв о помощи».

Ваххабитские проповедники – оружие Саудовской Аравии против США

Впрочем, Соединенных Штатов также находится в сфере интересов саудовских чиновников и «благотворителей». Так, КСА активно финансирует проповедь ислама салафитского толка в американских мечетях. Несколько лет назад в ходе открытых слушаний в Государственном департаменте США суфийский богослов, шейх Хишам Каббани заявлял о том, что в 80% мечетей страны обосновались ваххабитские проповедники. Тогда власти не обратили на слова ученого какого-либо серьезного внимания. Однако позже слова Каббани подтвердила правозащитная организация «Freedom House». Ее сотрудники опубликовали 95-страничный доклад, посвященный обстановке в американских мечетях. Активисты «Freedom House» провели мониторинг примерно 20 мечетей страны на территории 6 штатов и федерального округа Колумбия. В каждом религиозно-просветительском учреждении они обнаружили экстремистские материалы – брошюры, пропагандирующие джихад с оружием в руках, содержащие прямые призывы убивать иудеев и христиан. Как установили правозащитники, деньги на проповеди и печатание упомянутой литературы поступают в США из Саудовской Аравии.

Саудовская Аравия – покровитель российских исламских радикалов

К сожалению, пострадала и продолжает испытывать проблемы от деятельности саудовских «жертвователей», организаций и спецслужб и Россия. Такие располагающиеся или располагавшиеся на территории СА структуры, как Фонд «Аль-Харамейн» («Дом двух святынь»), «Национальный коммерческий банк», «Рабитат» аль-Алям Исламий, «FalsalIslamicBankLtd», «Аль-Муассаса ар-Раджихи» и др. «отметились» поддержкой чеченских сепаратистов в ходе двух войн, а также причастностью к организации террористических актов в Российской Федерации. Например, Фонд «Аль-Харамейн» неоднократно перечислял крупные денежные суммы в ваххабитский исламский центр «Кавказ», расположенный в Махачкале, через свой бакинский филиал. В 1997 году фонд оказывал серьезную поддержку дагестанским салафитам, которые поставили себе задачу свержения на территории автономной республики конституционного строя и образования «исламского государства» в границах Дагестана и Чечни с выходом данного образования из состава России. «Домом двух святынь» в 1999-м году был учрежден специальный фонд для поддержки чеченского сопротивления «Foundation Regarding Chechnya». Филиал данной организации действовал на территории Азербайджана. «Операторы» фонда курировали снабжение чеченских боевиков оружием и амуницией.

Огромные средства вкладывает Саудовская Аравия в «образование» российских мусульман. Последнее осуществляется таким образом, что мусульманская молодежь РФ становится на радикальные салафитские позиции. Недавно руководитель Центрального духовного управления мусульман Талгат Таджутдин в открытую обвинил главу другой мусульманской структуры, Совета муфтиев России, Равиля Гайнутдина в получении из КСА миллионов долларов за отправку в королевство на обучение 12-14-летних детей. Гайнутдин, к слову, не отрицал факт отправки молодых людей, однако заявил, что он и его подчиненные постоянно советовали родителям новоиспеченных студентов вначале дать возможность детям получить светское образование в России, и лишь после школы дать детям возможность выбирать свой путь.

Впрочем, саудовские проповедники и «богословы» и сами появляются на территории Российской Федерации. В созданных на деньги упомянутых выше фондов и организаций в медресе, культурных и образовательных центрах, летних лагерях молодых людей не только обучают чтению Корана и арабскому языку, но и прививают им своеобразные ценностные установки, после усвоения которых «ученики» могут легко рекрутироваться в ряды салафитских боевиков. К примеру, выпускники медресе «Йолдыз», располагавшегося в Набережных Челнах, были замечены в составе вооруженных исламистских группировок в Афганистане, Чечне и Таджикистане. После попадания данной информации в правоохранительные органы, «Йолдыз» пришлось закрыть. Сейчас медресе действует лишь в виде религиозной школы для девочек.

Саудовская Аравия поддерживает терроризм лишь за пределами своих границ

Примечательно, что, несмотря на все изложенные факты, руководители Саудовской Аравии в своих официальных явлениях не только отрицают свою причастность к терроризму, но и заявляют о недопустимости подобного метода: «…мы вновь подтверждаем наше намерение уничтожать преступные группировки террористов-убийц и бороться с преступным поведением. В стране Двух Священных Храмов нет места для экстремизма», — заявил в апреле 2008 года король Абдулла бен Абдулазиз. Вторил ему и Великий муфтий Саудовской Аравии шейх Абдулазиз аль-Шейх, отметивший чуть позже, что «Фанатизм не может считаться частью религии, даже если они [экстремисты] ошибочно претендуют на это…».

В чем же секрет столь явных расхождений слов и дел у саудовского религиозного и политического руководства? Ответ прост. На территории самой Саудовской Аравии религиозный экстремизм и терроризм действительно активно преследуются. К примеру, по данным на 2004 год, на спецслужбы, работающие внутри страны, королевство тратило 8,5 миллиарда долларов. В борьбе с терроризмом участвуют силы Министерства внутренних дел, 100-тысячная Национальная гвардия, армейские спецподразделения. Что касается полицейских специальных подразделений, то самое главное среди них, Служба Общей Безопасности (GSS), имеет самый большой бюджет среди всех ведомств, действующих в пределах страны. Кроме того, GSS действует в тесном контакте с американским ФБР, что, вне сомнения, повышает эффективность работы этой структуры.

Однако Саудовская Аравия уже сталкивается с последствиями своей двойственной и лживой политики – террористы, столь щедро подпитываемые этим государством вне его границ, при первом же случае пересекают их. Например, 12 мая 2003 года четыре смертника взорвали себя в Эр-Рияде. В результате погибло 34 человека, среди которых оказалось 7 граждан США и 7 саудовцев. Еще 200 человек получили ранения. Правоохранительные органы королевства отреагировали на данный теракт – к началу 2004 года они смогли разгромить 7 террористических ячеек из 9, действующих на территории королевства, захватить 24 тонны взрывчатки, 300 поясов шахидов, 300 гранатометов, 1020 единиц стрелкового оружия. Однако это вызвало месть со стороны бандитов уже в отношении полиции и спецслужб. 21 апреля 2004 года автомобиль террориста-смертника взорвался рядом со зданием Службы госбезопасности СА. В результате этого теракта 10 человек погибли, а 125 были ранены. Совершались покушения на руководителей саудовских спецслужб – подполковника Ибрагима аль-Далеха и генерал-майора Абдулазиза аль-Хувейрини.

Саудовская Аравия, активно поддерживающая международный терроризм всеми возможными способами, надеялась стать своеобразной «цитаделью» безопасности в пылающим ближневосточном регионе. Однако этого не произошло – финансируемые исламские радикалы при первой же возможности оборачиваются против своих «патронов» и «учителей», демонстрируя то, чему научились, уже на них. Нечистоплотная политика королевства превратилась в один из основных факторов его дестабилизации. Это – хороший пример для тех государств и правительств, которые, поддерживая террористов в Сирии, Ливии и других странах и регионах мира, надеются остаться в стороне от взрывов, покушений и убийств. Международный терроризм – это бумеранг, который непременно вернется к «хозяевам». Вместе с тем, союзникам королевства-самоубийцы не лишним будет проверить активность граждан данного государства на своей территории, так как оно не гнушается самых грязных методов даже в отношении «друзей». Единственное табу для саудовских проповедников, силовиков и бизнесменов – территория их собственного государства. Однако теракты начала 2000-х красноречиво продемонстрировали крах их «схемы».

Сергей Никитин. В рамках проекта «Кипящая Аравия»,
Специально для Иран.ру

20 февраля 2013

Источник — Иран.ру

Уроки СССР

На днях газета The New York Times опубликовала материал, выставляющий Си Цзиньпина своего рода «консерватором в овечьей шкуре». Согласно данным газеты, в ходе того самого визита в Шэньчжэнь, когда Си Цзиньпин объявил о необходимости проведения реформ, на одном из внурипартийных собраний он открыл свое истинное лицо, пообещав, что не повторит ошибок Михаила Горбачева. New York Times удалось с помощью своих источников подтвердить достоверность этой информации, однако как сама статья, так и приведенные в ней рассуждения основаны, по сути, на январской записи китайской журналистки Гао Юй в блоге Seeing red in China. Суть этой записи в кратком и несколько патетическом изложении China Digital Times звучит так: «Оказавшаяся в публичном доступе запись выступления Си Цзиньпина доказывает, что он настроен против реформ».

На данный момент, помимо тех данных, что были приведены в статье New York Times и изначальной записи Гао Юй, по этому вопросу нет больше никакой информации ни на английском, ни на китайском языках.

Однако и Гао Юй, и New York Times пришли к ошибочным выводам. Мы хорошо знаем, как именно лидеры Коммунистической партии Китая вспоминают Советский Союз: для китайцев СССР — отнюдь не пример в пользу достоинств закостенелого марксизма. Напротив, вот уже на протяжении последних 20 лет крушение Советского Союза является важным уроком для всей палитры китайских политических мыслителей, от консерваторов до либералов. Более того, этот опыт интенсивно изучался и анализировался в партийных школах и учреждениях Академии общественных наук КНР, то есть в настоящих оплотах китайского марксизма, и все эти исследователи обычно приходили к одному и тому же выводу: КПК должна разобраться с коррупцией и другими социальными проблемами до того, как ее заставят это сделать извне.

Попытки КПК извлечь урок из гибели СССР хорошо описаны в книге Дэвида Шамбо «Коммунистическая партия Китая: атрофия и адаптация», опубликованной в 2009 году. Эту книгу просто необходимо прочитать, если вы пытаетесь понять, как именно партийные лидеры воспринимают реформы. Исследования Шамбо показывают, что на тему реформ в научно-исследовательских кругах КПК велась оживленная дискуссия. Похоже, что к середине правления Ху Цзиньтао, когда в официальной прессе все больше чувствовалось западное влияние и все чаще поднимались темы коррупции, закостенелости мышления и преждевременных политических реформ, сомнения были, по большей части, разрешены. Как показывает в своей книге Шамбо, именно вышеописанные исследования легли в основу теоретической базы для неудачных попыток Ху Цзиньтао бороться с коррупцией посредством улучшения партийной дисциплины.

С точки зрения китайских аналитиков, несвоевременные реформы действительно были одной из ошибок Горбачева, но для них гораздо важнее то, что под его началом партия не смогла ни обеспечить в стране экономический рост, ни предложить эффективной модели управления. Ли Цзинцзе, специалист по СССР в Академии общественных наук КНР, в разговоре с Шамбо сказал, что основной причиной развала Советского союза была его неспособность меняться: «Краху страны предшествовал крах партии. Коммунистические лидеры Союза не понимали экономики и упрямо избегали реформ, слепо веря в живучесть своей модели. КПСС не обновлялась, не пыталась адаптироваться к реалиям нового времени. За семьдесят пять лет существования партии СССР так и не начал идти по пути большего демократизма. Когда же под руководством Горбачева партийные лидеры все же начали проводить демократические реформы, было уже слишком поздно, да и стратегия реформирования была выбрана неправильно. Все это лишь ускорило крах Союза».

Согласно моему личному опыту, даже молодые китайские либералы опасаются идти по стопам России. Крах Советского Союза в Китае вспоминают не как пример торжества демократии, а как пример того, что может случиться, если дать слишком много свободы слишком рано. Для большинства китайцев переход России к демократии ассоциируется, в первую очередь, с огромными территориальными потерями и присвоением массы государственных средств и активов новым классом олигархов, и надо сказать, что у жителей страны, в которой две самые большие провинциии известны своими сепаратистскими движениями, есть все основания воспринимать ситуацию именно так. Гораздо более привлекательным выглядит опыт Кореи и Тайваня, где устойчивый экономический рост и постепенное расширение границ среднего класса позволили осуществить переход к демократии достаточно мирно.

Если держать все это в уме, то тот факт, что Си Цзиньпин обращается в своей речи к опыту СССР, выглядит вовсе не таким зловещим: в речи, адресованной КПК, Советский Союз — напоминание о том, почему Китай нуждается в реформах, и заверение в том, что реформы не поставят под угрозу власть партии, в пользу чего говорит еще и то, что Си Цзиньпин раз за разом напоминает о своей верности базовым идеалам коммунизма. Конечно, в этой речи Си Цзиньпин также отказывается от таких крупных демократических реформ как отмена цензуры или создание профессиональной армии, однако кто мог бы ожидать, что глава страны, избранный с ведома и согласия предыдущих лидеров КПК, может пойти на такое?

Для китайского лидера обращение к советскому наследию – аргумент в пользу тех постепенных реформ, которые действительно могут быть проведены в рамках существующей системы: серьезной борьбы с коррупцией, развитии внутреннего рынка или ограничении засилья государственного сектора в китайской экономике. Это, конечно, не «гласность» эпохи Горбачева, но это все же шаг вперед.

Оригинал публикации: China’s Soviet Lessons

Опубликовано: 19/02/2013

(«The Diplomat», Япония)
Дэвид Коэн (David Cohen)

Источник — inosmi.ru
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?
st=1361337660

Турция за ценой не постоит

 

 

 

Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил в пятницу, что его правительство готово заплатить любую цену, чтобы решить курдский вопрос и раз и навсегда остановить кровопролитие.

«Если это в интересах народа и страны, чтобы кровопролитие и слезы прекратились, то мы, ПСР [Партия справедливости и развития], готовы заплатить любую цену и не колеблясь сделаем это», — заявил премьер во время встречи с лидерами областных отделений партии в штаб-квартире ПСР в Анкаре.

Турецкое правительство ведет переговоры с заключенным лидером террористической организации «Рабочая партия Курдистана» (РПК) Абдуллахом Оджаланом по ее разоружению. Непосредственные переговоры ведет глава Национальной разведывательной организации (MIT) Хакан Фидан.

Оджалан с 1999 года отбывает заключение на острове Имралы в Мраморном море недалеко от Стамбула, но до сих пор пользуется непререкаемым авторитетом среди членов РПК и сочувствующих им. Турецкое правительство надеется, что переговоры приведут к созданию плана вывода террористов за пределы Турции и, в долгосрочной перспективе, к сдаче оружия.

В своей речи Эрдоган также коснулся темы подготовки новой конституции и еще раз подчеркнул решимость правительства написать новую конституцию. С 12 сентября 1980 года Турция живет по конституции, подготовленной военной хунтой. Она неоднократно критиковалась за неспособность реагировать на современные потребности общества и за ограничение прав и свобод граждан страны. В 2011 году из представителей четырех партий, представленных в парламенте, была сформирована Комиссия конституционного примирения для разработки новой конституции.

В прошлом месяце правительство призвало все партии подготовить собственные проекты конституции на тот случай, если Комиссии не удастся достичь консенсуса по тексту совместного проекта. Правительство заявило, что представит парламенту и свой текст конституции и готово вынести его на всенародный референдум.

Турецкий премьер подчеркнул, что переговоры по новой конституции не могут продолжаться бесконечно, и сказал, что правительство ожидает готовые проекты до марта, так как ранее планировалось закончить эту работу до конца 2012 года.

Он также заявил, что оппозиционные партии целенаправленно саботируют этот процесс, чтобы в дальнейшем обвинить в этом правительство ПСР.

«Мы хотим показать этой стране, особенно её молодёжи, что эта страна, этот парламент имеют опыт и решимость написать действительно гражданскую конституцию. Если парламент не сможет этого сделать, мы пойдем к народу, который является хозяином парламента, с теми, кто на нашей стороне в этом вопросе, и представим гражданскую конституцию страны. Те, кто привык к конституциям, к которым принудили страну, или которые были подготовлены наспех, конечно, не примут её», — сказал премьер-министр.

Давние надежды граждан Турции на новую гражданскую конституцию усилились после парламентских выборов 12 июня 2011 года, на которые все партии пришли с лозунгами принятия новой конституции.

МК-Турция

Все тонкости нефтяной игры

В ближневосточном противостоянии не последнюю роль играют цены на нефть, которые становятся инструментом экономического давления с прицелом на получение политических дивидендов. Игра еще далека от своего завершения и даже не вошла в пиковую фазу.

Глобальная политическая и экономическая ситуация становится все более неопределенной, что находит свое отражение в росте опасений по поводу будущего мирового нефтяного рынка и его влияния на целый ряд ключевых геополитических процессов. В этой связи основные взоры сегодня обращены на Ближний Восток — крупнейший нефтедобывающий регион, где производится до 35 млн. баррелей в день при мировом производстве в 89 млн. баррелей.

Противостояние на Ближнем Востоке идет по нескольким линиям. Прежде всего, это противостояние Ирана и США вокруг иранской ядерной программы, которую Вашингтон подозревает в скрытой военной направленности. В это противостояние вовлечены, с одной стороны, Россия и Китай, оказывающие поддержку Тегерану, а с другой — американские союзники в лице стран ЕС, Саудовской Аравии, Катара, курдских группировок и Турции. В настоящее время главное поле битвы сторон — Сирия, где клан Асадов выступает союзником России, Ирана и Китая.

Инструменты сторон

Для Ирана одним из мощных инструментов давления является Ормузский пролив — нефтяная артерия, по которой добываемое в Персидском заливе углеводородное сырье поставляется на азиатские и европейские рынки. Объемы поставок составляют в среднем 16–17 млн. баррелей в день, или до 40% от мировых морских поставок нефти. Тегеран контролирует выход из Ормузского пролива, и в этой связи выглядит вполне закономерным, что он старается использовать угрозу его перекрытия для блокирования маневров США и ЕС, способных нанести ущерб иранской национальной безопасности.

В декабре 2011 года Иран устами вице-президента Мохаммада Реза Рахими уже озвучил возможность блокирования прохода танкеров в ответ на западные санкции против иранской нефтяной отрасли. США, в свою очередь, заявили, что не позволят нанести ущерб экспорту энергоресурсов из Персидского залива. Подобное озвучивание позиций тотчас же отразилось на резком росте нефтяных цен, поднявшихся до 120 долларов за баррель. Как указывают аналитики авторитетного банка Societe Generale, если Иран заблокирует Ормузский пролив, то цены на нефть марки «Brent» могут подскочить до 150–200 за баррель. То, что производители нефти на Ближнем Востоке вполне реально оценивают угрозу перекрытия пролива при возникновении военного конфликта в Персидском заливе, показывают действия ОАЭ. С помощью китайской строительной корпорации China Petroleum Engineering & Construction Company был в кратчайшие сроки построен нефтепровод «Хабшан–Эль-Фуджайра», позволяющий компаниям ОАЭ обойти Ормузский пролив и получить доступ к портам Индийского океана. Протяженность нефтепровода составляет 370 км, а пропускная способность — 2 млн. баррелей в день при общей добыче ОАЭ в 2,4 млн. баррелей.

В свою очередь, США и их партнеры на Ближнем Востоке и в Европе также активно применяют инструменты давления, затрагивающие нефтяную сферу. Однако действия этих инструментов с ценовой точки зрения могут быть разнонаправленными.

На повышение цен действуют постоянно расширяемые Вашингтоном санкции в отношении экспорта иранской нефти. Санкции касаются частных компаний, государственных банков и учреждений всех стран, которые участвуют в торговле нефтью с Ираном. В случае, если иностранные организации будут замечены в операциях с иранской нефтью, то они будут исключены из банковской системы США и американских финансовых учреждений.

Эмбарго уже начинает давать свой эффект и отражается даже на импорте иранской нефти такой влиятельной страной, как Китай, который в I квартале 2012 года сократил закупки на 30% (хотя сокращение может быть и элементом давления для получения дополнительных скидок в цене). Ожидается, что, несмотря на это, США продолжат оказывать давление на китайские государственные организации. С 1 июля также вступили в силу санкции Евросоюза, вводящие запрет на импорт, приобретение и транспортировку иранской нефти и нефтепродуктов и на относящиеся к ним финансовые и страховые операции.

Согласно данным Международного энергетического агентства, иранский экспорт сырой нефти в апреле и мае из-за санкций упал на 1 млн. баррелей в сутки, а с конца 2011 года на 1,5 млн. баррелей в день. Четыре основных покупателя в лице Китая, Японии, Индии и Южной Кореи сократили закупки примерно на 1/5 от 1,45 млн. баррелей в день, которые они покупали год назад до введения санкций.

Игра санкциями

Ужесточение эмбарго, безусловно, окажет серьезное влияние на экономическое состояние Ирана и внешнеполитические позиции поддерживающей Тегеран России и ее энергетических компаний. То, что угроза для них вполне реальная, показывает заявление замминистра иностранных дел РФ Сергея Рябкова: «Российская сторона выступала и выступает против односторонних санкций. Нам, по сути, не столь важно, когда это эмбарго может быть введено. Для нас важно, чтобы ЕС, как и США, отказались от односторонних санкций в целом».

В свою очередь, Иран стремится продемонстрировать оптимизм, за которым все же читаются опасения. В частности, иранские чиновники заявляют о том, что ИРИ планирует к 2015 году нарастить добычу до 5,122 млн. баррелей и экспорт до 3 млн. баррелей в день. Общий объем инвестиций в ТЭК к этому времени должен составить 200 млрд. долларов. Однако осуществимость этих планов находится под большим вопросом. Если американские санкции будут действительно эффективными, то значительные объемы этой нефти не найдут своего покупателя на мировом рынке. Кроме того, вряд ли Иран в подобных условиях сможет найти инвесторов, согласных вложить миллиарды долларов в иранский ТЭК при нынешних высоких политических рисках.

Конечно же, санкции и уход с международного рынка иранского нефтяного экспорта в 2,28 млн. баррелей в день будут действовать на повышение цен и сказываться на традиционных импортерах иранской нефти, в том числе и из Европы. Именно на недопущение роста цен до критической отметки нацелены превентивные меры по наращиванию добычи и экспорту нефти Саудовской Аравией и другими производителями из Персидского залива.

Согласно саудовским источникам, в ходе проходившего в марте текущего года в Кувейте Международного энергетического форума США попросили Эр-Рияд начать компенсировать уход иранской нефти с рынка с 1 июля 2012 года, то есть с момента вступления в силу санкций ЕС.

Впрочем, Саудовская Аравия уже повысила добычу до 10 млн. баррелей в день, обойдя Россию, и обязалась в случае необходимости в течение трех месяцев довести добычу до 12,5 млн. баррелей в день, что сразу же сказалось на снижении цен на нефть до уровня 90–92 долларов за Brent в июне.

Между тем, данные действия идут вразрез с обязательствами Саудовской Аравии в ОПЕК, на что сразу указали официальные представители Ирана. Тегеран осудил превышение квот на добычу Саудовской Аравией, Кувейтом и ОАЭ, приводящее к избытку предложения на рынке и падению цен, и обвинил их в поддержке санкций, введенных западными государствами против Исламской Республики. Министр нефтяной промышленности Р. Касеми обратился с жалобой в ОПЕК на действия трех арабских экспортеров.

Все тонкости плана

В принципе, США продвигают вполне идеальный в теории план. Санкции приводят к блокированию сбыта иранской нефти, что наносит мощный удар по финансово-экономическому потенциалу Тегерана и в среднесрочной перспективе может отразиться на внутриполитической стабильности страны, военной программе и иранским геополитическим возможностям на Ближнем Востоке.

Одновременно этот план затрагивает и Россию — падение цен на нефть скажется на российском бюджете, где заложена цена на текущий год в 115 долларов за баррель, что поставит под сомнение исполнение правительством В. Путина дорогостоящих предвыборных обещаний, включая перевооружение армии, на фоне «болотных» протестов.

Примечательно, что американские санкции синхронизированы с продолжающимися финансово-экономическими проблемами в Европе, способными дать дополнительный толчок снижению потребления энергоресурсов и, как следствие, пагубному для России и Ирана падению цен на них, что, конечно же, принимается во внимание американскими стратегами. Негативными для России факторами являются также активизация союзного американцам Катара на газовом рынке ЕС и увеличение на нем предложения газа по спотовым котировкам, следствием чего стали наблюдаемое снижение доли российского газа в европейском импорте и финансовые потери «Газпрома».

В долгосрочной перспективе санкции могут отрезать Китай от иранской нефти и природного газа, входящих в группу крупнейших в мире запасов. Это, конечно же, скажется на понижении общей энергетической, экономической и военно-политической безопасности КНР, и так весьма зависимой от морских поставок и растущего импорта углеводородного сырья.

В контексте ближневосточной политики данный план может теоретически заставить Иран, Россию и Китай пойти на заметные уступки по вопросу иранской ядерной программы, поддержки власти Башара Асада в Сирии, поставкам различного рода новейших вооружений в регион.

План также может принести определенные выгоды американским союзникам. В первую очередь падение мировых цен на нефть, которую, по некоторым данным, арабские монархии хотят снизить до 60–65 долларов за баррель, будет серьезной помощью экономикам Японии и Европы, находящихся в непростой ситуации и нуждающихся в дешевых энергоресурсах для выхода на новую траекторию роста. При этом им все же придется искать нефть на свободном рынке, где уже наблюдается избыток предложения в 2 млн. баррелей в день.

Геополитические выгоды от участия в плане могут получить арабские монархии и в первую очередь Саудовская Аравия и Катар — на сегодняшний день наиболее мощные региональные игроки на Ближнем Востоке. Не секрет, что Саудовская Аравия выступает геополитическим соперником Ирана, опасаясь, что обретение Тегераном ядерного оружия может изменить региональный баланс сил в пользу иранцев.

Ответные риски

Но, как и любой план, пусть даже претендующий на идеальность, план США и их союзников содержит в себе потенциальные слабости. Прежде всего, возникает вопрос о том, как долго смогут Саудовская Аравия, Кувейт и ОАЭ держать высокий уровень добычи нефти, если Иран проявит устойчивость к давлению в среднесрочной перспективе. Эксперты отмечают, что нефтедобывающая промышленность Саудовской Аравии уже работает на пределе своих возможностей. Также существуют большие сомнения, что королевство сможет в течение трех месяцев нарастить добычу до 12,5 млн. баррелей в день. Согласно Wikileaks, Эр-Рияд сможет выйти на уровень добычи в 12 млн. баррелей только через 10 лет, а планка в 12,5 млн. баррелей в день вряд ли достижима вообще, учитывая, что данные по реальным запасам нефти в Саудовской Аравии могут быть существенно завышены.

Вызывает вопросы и способность Саудовской Аравии самой в длительной перспективе выдержать давление низких цен при параллельном падении мирового потребления в случае скатывания Европы и глобальной экономики в очередную фазу рецессии. Страна сумела пережить кризис 2008–2009 годов и за прошедшие три года улучшить свои финансовые показатели, выйдя благодаря высоким ценам на нефть в профицит 81,6 млрд. долларов, или 14% ВВП. Однако правительство имеет растущие социальные обязательства, что в немалой степени вызвано опасениями перед распространяющейся на Ближнем Востоке «арабской весной».

Согласно королевским указам от 23 февраля 2011 года и 18 марта 2011 года, был принят пакет инициатив на краткосрочную и среднесрочную перспективу, включающий в себя рост заработной платы в государственном секторе, увеличение занятости населения, пособия по безработице и улучшение мер по доступу к жилищному фонду. Общая стоимость — 110 млрд. долларов (19% ВВП 2011 года). Нужно отметить, что в бюджете страны на 2012 год заложена цена на нефть в 95 долларов за баррель, и если верны данные о стремлении арабских экспортеров понизить стоимость нефти до 60–65 долларов, то они столкнуться с дефицитом бюджета, что вынудит их расходовать накопленные средства и наращивать объемы внешних заимствований.

Остается также неясным, как США смогут противодействовать продаже Ираном нефти по «серым схемам». Имеется информация, что Тегеран уже продает свою нефть по скидкам в 10–15% Китаю и Индии, хотя сами иранские официальные лица это отрицают. Если такие скидки действительно имеют место, то в мире найдется достаточно желающих купить дешевую нефть.

На этом фоне весьма интересной выглядит информация о том, что Иран приобрел самый большой нефтяной танкер в мире для транспортировки нефти из месторождений в Персидском заливе. В дополнение в Китае были заказаны еще 12 нефтяных танкеров дедвейтом 2 миллиона баррелей нефти каждый, которые будут поставлены в 2013 году. Это позволит Ирану компенсировать уход с его рынка нескольких международных танкерных компаний и тем самым обойти западное эмбарго.

Вполне вероятно, что введение новых американских санкций против государственных организаций, имеющих дело с иранской нефтью, встретит ответные меры со стороны Китая, России и других стран. Так, заместитель министра иностранных дел Китая Чжай Цзюнь осудил закон, подписанный 31 декабря Бараком Обамой о блокировке платежей за экспорт нефти через ЦБ Ирана, поскольку этим законом законодательство США пытается встать над международными нормами.

Не исключено, что будут задействованы различные инструменты давления для недопущения чрезмерного падения нефтяных цен и их удержания на приемлемом для экспортеров уровне. Здесь, конечно же, может использоваться уже упоминавшийся выше механизм поддержания в разогретом состоянии ситуации вокруг Ормузского пролива.

Таким образом, можно констатировать, что в настоящее время стороны обозначили свои позиции и в частности США и их союзники уже осуществили мощный комбинированный ход по оказанию экономического давления на Иран. Теперь остается ждать, к каким результатам это может привести и какие меры противодействия будут применены Ираном, Россией и Китаем. Между тем, нужно отметить, что пока данная нефтяная борьба еще далека от своего завершения и даже не вошла в пиковую фазу, однако ее значимость такова, что от исхода противостояния будет во многом зависеть будущий расклад сил на Ближнем Востоке и в мире в целом.

14/02/2013

(«Экономическое обозрение», Узбекистан)
Рустам Махмудов

Источник — Экономическое обозрение
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1360853820

Ислам и Ближний Восток. Часть 1

Очевидно, ни для кого не станет откровением, что свергнутые в ходе т.н. «арабской весны» политические режимы, в общем и целом, относились к Соединенным Штатам весьма лояльно, в т.ч. и режим полковника Каддафи. Возможно, в прошлом он и являлся воплощением инфернального зла, но в последние годы отношения Ливии и западных стран изрядно потеплели. Полковник инвестировал в западную экономику и был желанным гостем многих европейских столиц. Известно, по меньшей мере, о $200 млрд., замороженных на счетах банков США в ходе событий в Ливии.

Президент Египта Хосни Мубарак правил страной 30 лет и был верным другом вашингтонской администрации. Президент Обама решил, что Мубарак не достоин управлять Египтом и должен уйти с занимаемого поста. Мухаммад эль-Бельтаги, глава исламистского движения «Братья-мусульмане», добавил, что отставка – единственное, что может и должен сделать сегодня Хосни Мубарак. Единодушие лидера исламских террористов и администрации Белого дома по некоторым политическим вопросам неслучайно. Но это вовсе не потому, что Обама такой же террорист, как и эль-Бельтаги.

Хосни Мубарак держал в западных банках $70 млрд. и был богаче Билла Гейтса. Кто сейчас владеет этими средствами, точно сказать нельзя. Президент Обама, выступая во время «арабской весны» с речью в Белом доме, похвалил стремление египтян к демократии и пообещал списать Египту долг в $1 млрд.

Что касается «Братьев-мусульман», то их деятельность особенно хорошо известна в Сирии. С 1976 по 1982 гг. эту страну захлестнула волна терроризма, которая переросла в вооруженные столкновения с подразделениями полиции и вооруженных сил. Движущей силой мятежа были «Братья-мусульмане». Сегодня боевики данной организации вновь воюют в Сирии и они, несомненно, полностью сходятся с президентом Обамой во мнении, что Асад должен уйти.

В Ливии «Братья-мусульмане» создали политическую партию под названием «Партия справедливости и развития» (ПСР). По словам ее представителя, Мохаммеда Гааира, она имеет представительства в более чем 18 городах страны. В ходе прошедших летом 2012 г. парламентских выборов в Ливии ПСР набрала 10.27%, что обеспечило ей статус второй по величине парламентской фракции.

Как только режим полковника Каддафи был свергнут, так тут же в стране восторжествовала «демократия» и было создано «правовое» государство. Представитель Переходного национального совета (ПНС) Ливии Мустафа Абдель Джалиль заявил в октябре 2011 г., что в основу юридической системы будут положены законы шариата. По словам мистера Мустафы, Ливия — мусульманская страна, «поэтому любой закон, противоречащий принципам ислама, отменяется».

Если президент Обама, потребовавший от Каддафи уйти в отставку, не хотел превратить Ливию в исламский халифат, то что же он тогда хотел?

В Египте сегодня происходит очередная революция, и «Братья-мусульмане» являются ее главной движущей силой. Почему так? Нынешний президент Египта Мухаммед Мурси является представителем этой организации и бывшим председателем «Партии свободы и справедливости», созданной «Братьями-мусульманами». Чего же хотят протестующие, кроме еды, конечно же?

Дело в том, что основной организующей силой в политике и экономике Египта до сих пор является армия. Армейское командование при Мубараке контролировало, по меньшей мере, треть всей экономики страны. Армейские предприятия занимались строительством жилья, производством продовольствия и были освобождены от налогов. Эта система до сих пор осталась без изменений.

Политолог Александр Игнатенко в интервью газете «Взгляд» говорит так: «Мурси начал эту борьбу. Но не для того, чтобы вернуть «награбленное» египетскому народу. А для того, чтобы отнять то, что принадлежит военным, и передать «Братьям-мусульманам». Т.е. речь идет о банальном переделе собственности под демократическим флагом или же исламским, кому как больше нравится.

А что же произошло в Тунисе, с которого фактически и началась «арабская весна»? Неужели и там в ходе «цветочной» революции пришли к власти исламисты? Именно так оно и есть. В ходе состоявшихся после революции парламентских выборов 40% голосов получила исламская партия «Ан-Нахда» во главе с исламским революционером Рашидом аль-Ганнуши. Президент США Барак Обама поздравил народ Туниса с успешным проведением выборов.

Интересны некоторые детали биографии лидера партии «Ан-Нахда».

Во время учебы на философском факультете Дамасского университета в 60-х гг. прошлого века Ганнуши познакомился с сирийскими «Братьями-мусульманами», отказался от идей арабского национализма и решил, что единственной силой, способной объединить арабов и мусульман в целом, является ислам. После окончания учебы в Дамаске Ганнуши отправился учиться во французскую Сорбонну, где стал активистом международного исламистского движения «Джамаат ат-Таблиг». Кстати, любопытно, что в Сорбонне получал образование и лидер кампучийских коммунистов Пол Пот, который в 1952 г. вступил во Французскую Коммунистическую партию. Но это так, к слову.

В 1972 г. Ганнуши создает в Тунисе подпольную организацию, целью которой являлось создание «справедливого демократического государства» на основе Корана. Почему бы и нет? В конце концов, в СССР тоже существовала демократия, хотя и социалистическая, отчего же Ганнуши было не создать демократию шариатскую.

Сегодня в Тунисе опять неспокойно.

6 февраля здесь подожгли штаб-квартиру партии «Ан-Нахда». Это случилось сразу после известия об убийстве оппозиционного лидера Чокри Белаида, смерть которого вызвала массовые акции протеста в городе Сиди-Бузиде, известном как «колыбель арабской весны». По информации France 24, полиция разгоняла демонстрантов, применяя слезоточивый газ. Брат убитого оппозиционера обвинил Ганнуши в смерти Белаида. Сам Ганнуши заявил, что он и его сторонники не причастны к убийству лидера оппозиции. Как следует понимать, в Тунисе все-таки построили демократию, но забыли построить «правовое государство», т.е. не основанное на законах джунглей.

Как известно, у всякой революции есть начало, но иногда не бывает конца. Социальный хаос, посеянный в какой-либо стране, стремится достичь крайнего своего состояния, т.е. гражданской войны. Результатом последней зачастую является установление беспощадной тирании и уничтожение революционеров. Здесь можно напомнить диктатуры Кромвеля, Наполеона, Гитлера и пр. Законы революций еще никто не смог отменить. Вполне возможно, что новые режимы, установленные в арабских странах, в конечном итоге приобретут крайний антизападный характер, в первую очередь из-за столкновения экономических интересов. Никто не знает, удастся ли Вашингтону сдержать на цепи своих франкенштейнов, почувствовавших вкус власти.

Итак, Тунис, Ливия, Египет, Сирия и т.д. — все это страны, в которых в результате «арабской весны» к власти пришли исламисты, причем радикального толка, охотно и широко применяющие террор как метод политической борьбы. Любому непредвзятому наблюдателю совершенно ясно, что цели исламистов и Вашингтона во время революционной волны в арабском мире полностью совпадали и, очевидно, продолжают совпадать. Возможно, это случайность. Возможно, также, что администрация США просто-напросто использует исламистов для слома государственности арабских стран. Ради чего?

Слабое государство, не построенное на основе национальных интересов, даже в том виде как их понимал Хосни Мубарак, является превосходным объектом эксплуатации и грабежа природных ресурсов. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на экономическое состояние народов, подвергшихся американо-исламистской «демократизации».

Продолжение следует

Пензев Константин Александрович, писатель-историк, обозреватель Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

14.02.203

Источник — Новое Восточное Обозрение
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1360787820

Арабские монархи настороженно наблюдают

Новый виток налаживания отношений

В политике, как известно, нет ни вечных друзей, ни вечных врагов. И ныне мы являемся свидетелями того, как, казалось бы, до недавнего времени непримиримые ближневосточные соперники — Египет и Иран — похоже, постепенно преодолевают стену непонимания в своих двусторонних отношениях после свержения в Иране в 1979 г. дружественной Египту монархии и установления «исламского правления». Последующая за этим бурная ссора конца 70-х — начала 80-х гг. прошлого века закончилась разрывом дипломатических отношений между двумя «ключевыми» государствами региона.

И вот 5 февраля впервые за последние 34 года с трехдневным визитом в Каир прибыл лидер Ирана.

Показательно, что хотя официально иранский президент Махмуд Ахмадинежад посетил египетскую столицу для участия в Х саммите Организации исламского сотрудничества, встречен он был своим коллегой из страны пирамид как лучший друг и желанный гость.

Президент АРЕ М.Мурси лично приветствовал высокого иранского гостя на постеленной на взлетно-посадочной полосе каирского аэропорта красной ковровой дорожке. Там же был выстроен почетный караул. М.Мурси и М.Ахмадинежад пожали друг другу руки и, что особо смаковали региональные СМИ, обменялись двукратным поцелуем в щеки.

После этой показательной демонстрации дружеских отношений лидеры Египта и Ирана приступили к обсуждению, пожалуй, наиболее чувствительного на сегодняшний день вопроса в отношениях между двумя странами — поиску путей преодоления нынешнего сирийского кризиса.

Впрочем, судя по всему, не только сирийский вопрос был на повестке дня во время встречи двух президентов. Очевидно, что Тегеран, пытаясь максимально сгладить противоречия по сирийской теме, налаживал мосты с Каиром и по другим вопросам. Разумеется, в первую очередь, это палестино-израильская тема. Вспомним, как накануне своего визита в египетскую столицу М.Ахмадинежад заявлял, что геополитика региона изменится, если Иран и Египет займут общую позицию по палестинскому вопросу.

История вопроса

Вне всякого сомнения, в свете периодически появляющейся угрозы нанесения израильской авиацией ударов по иранским ядерным объектам, Египет является «ключевым» государством для Ирана. И не мудрено, что высокие представители иранского внешнеполитического ведомства в последние годы регулярно заявляли о намерении открыть новую страницу в отношениях с Каиром.

Фактически сразу после египетской «революции» января-февраля 2011 г. министр иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи акцентировал внимание на том, что Иран и Египет являются «двумя главными столпами исламского мира», добавляя при этом, что Тегеран готов возобновить дипломатические отношения с Каиром «в любой момент», а в случае получения приглашения посетить с визитом египетскую столицу, он сам лично непременно этим воспользуется.

Еще более колоритно выразился в ходе встречи с египетской делегацией богословов, общественных и политических деятелей, посетившей Тегеран в 2011 г., президент Ирана М.Ахмадинежад, заявив, в своем стиле, что западные державы опасаются восстановления египетско-иранских отношений, а также, что сообща Египет и Иран смогут «бросить вызов сионистскому режиму». М.Ахмадинежад также отметил, что его страна готова поделиться накопленным опытом с «египетскими братьями» во всех отраслях государственного строительства.

Очевидно, что Иран сейчас будет максимально благоволить Каиру. Тем более, в Тегеране вполне обоснованно надеются, что ситуация на египетском направлении может развиться как раз в их пользу. Ведь в отличие от, скажем, Саудовской Аравии, египетские мусульмане в целом толерантны к шиизму, а исламское духовенство АРЕ признает шиитов как абсолютно допустимое религиозное течение.

Кроме того, в египетском социуме все большее распространение получают антиизраильские настроения. Уж эту тенденцию Тегеран наверняка будет «подогревать», используя, в первую очередь, палестинскую проблематику.

К тому же, для Ирана важно максимально вывести Египет из-под влияния арабских монархий Персидского залива. Разумеется, прекрасно понимают это и в упомянутых столицах Залива. Посему и стараются сыграть на опережение, используя свой главный рычаг — финансовую зависимость Каира.

Отсюда, судя по всему, и недавнее заявление премьер-министра Катара Хамада бен Джасема Ат-Тани после состоявшихся в начале января его переговоров с президентом Египта М.Мурси о том, что в ближайшие 5 лет Доха намерена инвестировать в экономику Египта $18 млрд. Кроме того, Катар обещает выделить $2,5 млрд., из которых $0,5 млрд. будет предоставлено в виде гранта, а $2 млрд. — в виде депозитов.

К тому же, у Дохи вместе с ее союзниками по Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива появился и еще один серьезный повод подсуетиться. Это возможное потепление отношений между Тегераном и западням миром, в первую очередь, Вашингтоном.

Используя фактор неопределенности

В последнее время арабские монархии Персидского залива с большой настороженностью наблюдают за развитием ситуации между Ираном и Западом. И небезосновательно. В данной связи можно вспомнить и заявление вице-президента США Джо Байдена на 49-й международной Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности о готовности Белого дома встретиться с иранскими лидерами на двусторонней основе, и моментальную положительную реакцию на такое предложение со стороны главы внешнеполитического ведомства Ирана Али Акбара Салехи.

Безусловно, не прибавляет оптимизма «заливникам» и недавние решения Европейского суда общей юрисдикции о том, что Евросоюз предоставил недостаточно доказательств относительно причастности к иранской ядерной программе одного из крупнейших на Ближнем Востоке иранского банка «Садерат», а также аннулирование неделей раньше санкции в отношении другого крупнейшего банка Ирана — «Меллат».

Разумеется, все это еще далеко не показатели поворота в отношениях Иран-Запад. В конце концов, Дж.Байден в недавнем интервью французской газете Le Figaro вновь начал использовать в адрес Ирана «ястребиную» риторику. Похожую линию поведения во время упомянутой конференции избрал также и французский лидер Франсуа Олланд.

Однако бесспорным является то обстоятельство, что в канун намеченных на 26 февраля в Алма-Ате переговоров Тегерана с «шестеркой» международных посредников по проблеме иранской ядерной программы, переговорное поле между Ираном и западнями странами заметно расширилось.

Судя по всему, хитрый египетский лидер М.Мурси прочувствовал наметившееся потенциальное изменение региональных акцентов. Для страны, главной заботой которой нынче является максимальное привлечение доноров в находящуюся в катастрофическом положении египетскую экономику, намеки на потепление отношений между США и Ираном создают дополнительные опции для маневра.

А еще это способ подразнить главных спонсоров «постреволюционного» Египта – Катар и Саудовскую Аравию.

В общем, Каир полностью возвращается к своей излюбленной еще со времен Х.Мубарака внешнеполитической забаве – балансирование между «сильними мира сего». Правда, нынешний режим М.Мурси, в связи с плачевным состоянием египетской экономики, сейчас, похоже, вынужден еще и опуститься до балансирования между «ключевыми» региональными игроками – Ираном и арабскими монархиями Персидского залива.

Виталий Николаевич Билан — кандидат исторических наук, эксперт по Ближнему Востоку, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

14.02.2013

Источник — Новое Восточное Обозрение
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1360786740

Франция поможет Турции

 

Правительство Франции заявило, что оно поможет Турции в открытии первой из пяти глав для вступления в ЕС, которые были ранее заблокированы Парижем во время переговоров в турецкой столице.

После встречи глав внешнеполитических ведомств Франции и Турции Ахмета Давутоглу и Лорана Фабиуса стало известно, что Франция поможет Турции открыть 22-ю статью «Региональная политика и координация структурных инструментов».

Фабиус заявил, что французская сторона достигла консенсуса по укреплению дружественных отношений с Турцией.

Эти заявления были сделаны в рамках проходящей в Париже Международной конференции по вопросам Ливии, на которой присутствуют министры иностранных дел 14 государств, включая Турцию. Пять глав были в одностороннем порядке заблокированы Францией во время президентства Николя Саркози, но позиция Парижа по вопросу вступления Турции в ЕС смягчилась после избрания главой государства социалиста Франсуа Олланда.

Ахмет Давутоглу также подтвердил информацию о том, что Франция способствует скорейшему присоединению Турции к Евросоюзу. «Мы получили четкий сигнал, что Франция снимет вето. Мы также обсудили, как членство Турции будет способствовать развитию ситуации в средиземноморском вопросе. Можно сказать, что в отношениях Турция-ЕС будет преодолено важное препятствие», — заявил глава турецкого МИД.

Турецкий министр по вопросам Евросоюза Эгемен Багыш во время официального визита в Лондон заявил, что Турция, наконец, получила хорошие новости, и напомнил, что обсуждение главы, посвященной региональной политике, пройдет во время председательства в ЕС Ирландии и должно закончиться до 30 июня текущего года.

МК-Турция

http://mk-turkey.ru/politics/2013/02/13/franciya-pomozhet-turcii-otkryt-novyj-etap-peregovorov-po-vstupleniyu-v-es.html

Протурецкий Обама

 

 

Один американский политик, определяя значимость Турции ее способностью влиять на ряд проблем и территорий, заметил, что, не считая Китая, Турция является самым важным государством в мировой политике.

Хотя это и не отражает в полной мере отношения американской общественности к Турции, нет сомнений в том, что президент США Барак Обама и Хиллари Клинтон, занимавшая в течение его первого президентского срока пост госсекретаря США, придерживались именно такого подхода к Турции. Определяющее значение для этого имело решение Турции разрешить НАТО установку РЛС в Кюреджике. Это решение оказалось столь значимым, что на смену разговорам о переориентации Турции на запад пришли разговоры о золотой эре в турецко-американских отношениях.

По мнению одного турецкого эксперта в Вашингтоне, тот факт, что Обама назначил на ключевые посты протурецки настроенные политические фигуры, является исторической возможностью. «Сомневаюсь, что Турции когда-либо ещё выпадет подобная золотая эра. Однако смогли ли мы использовать существующий конструктивный подход в сфере дипломатических и экономических отношений – вопрос спорный», — заявил эксперт.

В настоящее время США представляет собой мировую державу, которая борется с рядом серьёзных внутренних проблем и в то же время вынуждена обращать внимание на международные вопросы. В отличие от некоторых спорных тем, Турция не является в Вашингтоне постоянным предметом для обсуждения. Антиамериканские настроения в Турции не претерпели особых изменений с тех пор, как Обама стал президентом, а имидж Турции в глазах американской общественности и СМИ, к сожалению, все так же не очень положителен. Мысль о том, что Турция движется в направлении авторитарного исламского режима, привлекает всё большее внимание. Нападение на американское посольство в Анкаре, хоть оно и было организовано маргинальной левой организацией, также могло поспособствовать формированию негативного образа Турции в Америке.

Принимая во внимание существующие критически важные вопросы внешней политики, Анкара возлагает большие надежды на администрацию Обамы. Однако Вашингтон сейчас предпочитает сконцентрироваться на внутренней политике. По мнению американского политика, хорошо знакомого в том числе и с двусторонними отношениями, в ближайшие полгода внимание Обамы будет сконцентрировано на следующих трех проблемах: бюджет, иммиграция и контроль над оружием. Только в том случае, если ему удастся достичь успеха в этих трёх сферах, Обама сможет уделить больше внимания вопросам внешней политики. Но даже в этом случае не стоит забывать, что наиболее приоритетным регионом для администрации Обамы является скорее азиатско-тихоокеанский, нежели ближневосточный. В настоящее время на Ближнем Востоке существуют три проблемы, занимающие второе место во внешнеполитической повестке дня: Иран, Сирия и Египет. По мнению многих экспертов, в этом году наиболее важной проблемой является Сирия. Однако такой подход всё же не подразумевает непосредственного вмешательства США.

Несмотря на конструктивную атмосферу отношений и частые контакты на всех уровнях, появляются некоторые сигналы, поднимающие вопрос о качестве связи между властями двух стран. Анкара ожидала, что после президентских выборов администрация Обамы предпримет серьёзные меры в отношении сирийской проблемы. Но Вашингтон, похоже, не намерен предпринимать шагов в этом направлении. Разумеется, эти различия во взглядах и подходах имеют далеко идущие гуманитарные и стратегические последствия.

В Анкаре также надеялись, что после переизбрания Обама проявит большую инициативу в деле разрешения палестинской проблемы и примет на себя роль посредника в турецко-израильских отношениях, переживающих период разлада. Проблемы, имевшие место в отношениях между Обамой и Нетаньяху, не отражали традиционную модель отношений между Израилем и США. Позиция Обамы во время бомбардировок в Газе и голосования по Палестине вызвала разочарование. Разве не являются недавние ремарки американского посланника в Анкаре Фрэнсиса Рикардоне относительно судебной системы Турции наглядным примером того, что между властями двух стран существует взаимное непонимание? Резюмируя, можно сказать, что атмосфера, потенциал и частота контактов между двумя странами говорят о том, что отношения между США и Турцией вполне конструктивны. Однако было бы очень полезно проверить качество контактов между Анкарой и Вашингтоном, в то время как ряд проблем, таких как кризисы в Сирии, Ираке и Иране, требуют своего разрешения.
Абдульхамит Билиджи | ZAMAN

http://mk-turkey.ru/blog/abdulhamit-bilici/2013/02/11/kachestvo-svyazi-mezhdu-turciej-i-ssha.html

Счастье в каждом доме -сделано в Узбекистане

Алексей Романов,

Елена Южная, Ташкент

 

 

 

Наступивший 2013-й объявлен в нашей стране Годом благополучия и процветания. Согласитесь, два невероятно широчайших понятия. Ведь счастье человеческое отнюдь не заключается только лишь в материальном благосостоянии. Не быть ему полным без семейного тепла и любви, радостных улыбок детей, в которых твое будущее продолжение. Без возможности видеть родителей здоровыми и почитаемыми, заниматься любимым делом и приносить пользу окружающим людям. И, конечно, без мира и согласия в родном краю, судьба которого с твоей неразделима. Оглядываясь в прошлое, мы видим, что предшествующие государственные программы в полной мере охватывали каждый из этих аспектов. Прокладывали дорогу к тому, чтобы мы, узбекистанцы, могли с уверенностью вступить в Год благополучия и процветания.

В нашем материале нашло отражение эта многолетняя созидательная работа. И им открываем новую рубрику, в которой будем рассказывать о реализации в стране актуальных задач, направленных на обеспечение интересов народа во всех сферах, дальнейшее благоустройство городов и сел.

Масштабные программы и поэтапные преобразования — основа благополучия и процветания народа

Проводы старого и встреча нового года — всегда повод оглянуться назад, вспомнить о том, что и как было. И куда яснее спустя время становятся многие вещи, отчетливее видится дорога, которой идешь. Так и со страной. Сегодня мы лучше понимаем, что стояло за теми или иными идеями, которые начали воплощаться с обретением независимости. Ясен размах преобразований и общий курс, по которому движется Узбекистан все это время, и особенно отчетливо прослеживаются главные векторы политики руководства республики по тем названиям, которые носил каждый из минувших годов. Логически вытекая одно из другого, каждое из них позволяло направить все усилия государства и общества на решение конкретных задач. И каждый сорванный листок календаря в летописи новейшей истории Родины позволяет нам ощущать результаты этой серьезной работы — день за днем, год за годом.

Год молодежи-2008

В результате реализации Инвестиционной программы введены в эксплуатацию 423 производственных объекта с вводом основных фондов почти на 250 млрд сумов.

Приняты Государственная программа по укреплению материально-технической базы существующих и строительству новых детских музыкальных школ и школ искусства в 2009-2014 годах, а также правительственное постановление о дальнейшем стимулировании одаренной молодежи.

Свыше 734 млрд сумов направлено на строительство и реконструкцию более двух тысяч школ, колледжей и лицеев.

В столице сдан Дворец творчества молодежи, в Андижане и Джизаке — молодежные центры.

В рамках проектов «Укрепление здоровья женщин и детей» и «Здоровье-2» медицинские учреждения оснащены оборудованием на 3,5 млн долларов.

Год развития и благоустройства села-2009

Начата реализация долгосрочной целенаправленной работы по коренному переустройству и обновлению облика села на современной архитектурной и индустриальной основе, строительству жилья, социальных и коммунальных объектов и коммуникаций. Все эти меры были призваны в корне повысить уровень жизни на селе и приблизить ее к городским условиям. За счет всех источников финансирования на эти цели только в 2009 году было направлено свыше 2 триллионов 600 миллиардов сумов.

Центральные больницы всех сельских районов обеспечены медицинским оборудованием, а также 44 санитарными и 280 специализированными машинами «скорой помощи» на общую сумму более 12 миллионов долларов.

Завершена реализация Государственной общенациональной программы развития школьного образования. Построены и реконструированы больше 2200 школ, колледжей и лицеев, из которых почти 1800 — в сельской местности.

Повышены оклады научных работников, и стартовала Программа оснащения (дооснащения) научным, технологическим и лабораторным оборудованием научных, научно-исследовательских учреждений и организаций Академии наук, Министерства сельского и водного хозяйства, Министерства здравоохранения и Министерства высшего и среднего специального образования Республики Узбекистан на 2009-2012 годы с общим объемом финансирования более 10 миллионов долларов.

Год гармонично развитого поколения-2010

Промышленными предприятиями освоено свыше 160 новых видов товаров и продукции, в том числе легковой автомобиль «Спарк» на базе абсолютно новой технологической платформы, начато производство большегрузных автомобилей «МАН», энергосберегающих ламп, сборка холодильников всемирно известной марки «ЭлДжи», производство калийных удобрений и другие.

Объем кредитов, выделенных субъектам малого бизнеса, составил 2,7 триллиона сумов, в том числе микрокредитов — свыше 485 миллиардов сумов.

Финансирование здравоохранения увеличено на 30 процентов — до 1 триллиона 700 миллиардов сумов. Региональным офисом ЮНИСЕФ по странам Восточной Европы, Балтии и СНГ Узбекистан признан региональной моделью по внедрению программ в области охраны материнства и детства.

Унифицированы 50 направлений бакалавриата и 74 специальности магистратуры, введены новые классификаторы направлений и специальностей среднего специального, профессионального и высшего образования. Открыт Туринский политехнический университет в Ташкенте.

Более 12 тысяч образовательных, научных и культурно-просветительских учреждений страны подключены к образовательной сети ZiyoNET, которая содержит свыше 25 тысяч учебно-образовательных материалов и ресурсов.

Год малого бизнеса и частного предпринимательства-2011

Введены 1006 новых производственных мощностей, завершена реализация 144 крупных инвестиционных проектов.

Проведенная в рамках государственной программы работа по формированию максимально благоприятной деловой среды для развития малого бизнеса и частного предпринимательства способствовала увеличению его доли в валовом внутреннем продукте страны до 54 процентов.

В рамках Программы создания рабочих мест и повышения занятости населения организовано около 1 миллиона рабочих мест, из них более 68 процентов приходится на сельскую местность.

Утверждена Программа модернизации материально-технической базы высших образовательных учреждений и кардинального улучшения качества подготовки специалистов на 2011-2016 годы с объемом финансирования более 277 млрд сумов. Введена в строй национальная сеть «Электронное образование», объединившая более 80 учреждений сферы.

В столице сдан Центр просвещения, вобравший в себя Дворец симпозиумов и Национальную библиотеку Узбекистана имени Алишера Навои.

Открыт новый внебюджетный Фонд реконструкции, капитального ремонта и оснащения образовательных и медицинских учреждений.

Год семьи-2012

Приняты законы «О гарантиях свободы предпринимательской деятельности», «О семейном предпринимательстве», «О защите частной собственности и гарантиях прав собственников». В рамках этих нормативно-правовых актов на развитие частного предпринимательства и семейного бизнеса выделено кредитов на 905 миллиардов сумов, в том числе 450 миллиардов для активного вовлечения женщин в эту сферу.

Благодаря созданию малых предприятий и микрофирм организовано свыше 204 тысяч рабочих мест для женщин.

В связи с предоставлением налоговых льгот частным предпринимателям в сфере услуг и сервиса в сельской местности работу получили около 40 тысяч жителей.

Международная конференция «Подготовка образованного и интеллектуально развитого поколения — как важнейшее условие устойчивого развития и модернизации страны» прошла в столице. Во всех регионах окончательно завершен переход на 12-летнее образование по схеме 9+3.

Начал работу проект Министерства здравоохранения Узбекистана и Международной ассоциации развития Всемирного банка «Здоровье-3», который в течение пяти лет охватит около 300 лечебных учреждений по всей стране.

В Ташкенте открыт Кардиохирургический комплекс Республиканского специализированного центра хирургии имени академика В.Вахидова.

Сделано в Узбекистане

Чтобы продемонстрировать экономический прогресс страны, специалисты обратятся к сложным формулам, диаграммам и графикам. А для простого человека нагляднее другое. Сегодня, пожалуй, многие с трудом вспоминают время, когда, зайдя в магазин или на рынок, можно было увидеть полупустые полки и длинные очереди за дефицитом. Будь то продукты питания, одежда или вещи хозяйственного назначения. Спустя годы масштабных экономических реформ картина совершенно иная. Товары — в широчайшем ассортименте и на любой вкус. Марка «Сделано в Узбекистане», известная не только в нашей стране, но и за рубежом, — теперь символ высочайшего стандарта качества при доступной цене. Поддерживать своего производителя для каждого из нас стало престижно, естественно и выгодно.

Не это ли экономическое чудо?! И правда, мыслимо ли за столь короткий срок перенастроить работу гипертрофированной, отсталой командно-административной системы, где не было перерабатывающих производств, на лад рыночных отношений? Однако лишь на первый взгляд успех может показаться неожиданным и необъяснимым. Направление исторического вектора определено глубоко продуманными и выверенными решениями лидера страны — Президента Ислама Каримова. И первые — конституционное закрепление приоритета частной собственности и освобождение экономики от идеологических оков в новом суверенном государстве. А в последующие годы нормы Основного Закона нашли продолжение в целом ряде нормативно-правовых документов, отразивших сильные правовые гарантии свободы предпринимательства.

Законодательное слово на практике подкрепляется крупными инвестициями, направляемыми на становление частного предпринимательства и малого бизнеса, их техническое и технологическое оснащение, чтобы превратить в действительно структурообразующий и лидирующий сектор экономики. Это как прямые иностранные, так и в виде льготных банковских кредитов. Комфортную бизнес-среду формируют многочисленные налоговые льготы и преференции, упрощение процедур создания и регистрации субъектов и сокращение разрешительных, а также плановых проверок, совершенствование системы отчетности, программы развития производственной, социальной и коммуникационно-транспортной инфраструктуры в регионах, организация для них выставок, встреч и бизнес-форумов. С 2005-го только ставка единого налогового платежа для микрофирм и малых предприятий была снижена более чем в 2,5 раза — с 13 до 5 процентов от оборота. Запущены такие уникальные проекты, как свободная индустриально-экономическая зона «Навои» и свободная индустриальная зона «Ангрен». Словом, мощнейшая многоуровневая государственная поддержка. Даже на местном уровне предпринимательским инициативам не дают затеряться. Эта задача возложена на органы самоуправления граждан, что нашло подтверждение в программе Года махалли в 2003-м.

Если на заре независимости среднего класса собственников фактически не существовало, то к 2000 году они производят около тридцати процентов валового внутреннего продукта, а спустя еще десять лет — более половины. А ныне свыше 90 процентов всех хозяйствующих субъектов представлены малым бизнесом. С успехом освоив практически все сферы — тяжелую и легкую промышленность, сельское хозяйство, сервис и услуги, теперь они являются важным фактором занятости населения и роста доходов людей. Так, в 2005-2011 годы они обеспечивали более 60 процентов создаваемых в республике новых рабочих мест. А сейчас здесь трудоустроены свыше 75 процентов населения. Более того, когда во всем мире бушует финансово-экономический кризис, именно мобильный и маневренный малый бизнес, которому была определена ключевая роль в Антикризисной программе мер, оберегает Узбекистан от его негативных влияний и служит мощным локомотивом динамичного развития, модернизации и диверсификации экономики. Ежегодный рост ВВП составляет не менее 8,2 процента.

Таким образом, объявление 2011-го Годом малого бизнеса и частного предпринимательства и принятие соответствующей программы стало, с одной стороны, первым промежуточным подведением итогов многолетней созидательной работы, а с другой — определением на этой основе дальнейших актуальных задач и направлений. Об обоснованности и мудрости такого решения можно судить уже потому, что в прошлом году в Ташкенте прошла Международная конференция «О роли и значении малого бизнеса и частного предпринимательства в реализации социально-экономической политики в Узбекистане», в ходе которой эксперты из самых разных стран с большим интересом изучали национальный опыт в этой сфере. Тогда же приняты указы Президента «О мерах по кардинальному сокращению статистической, налоговой, финансовой отчетности, лицензируемых видов деятельности и разрешительных процедур» и «О мерах по дальнейшему кардинальному улучшению деловой среды и предоставлению большей свободы предпринимательству», придавшие новое ускорение реформам.

Крепкий средний класс сформировался не только в городах, но и в селах, став надежной опорой государства. И с каждым годом все больше предпринимателей в глубинке, подлинных хозяев земли. Примечательно, что практически все фермерские хозяйства носят имена своих владельцев. Это, пожалуй, лучшее доказательство того, как таланты человека с деловой жилкой поддерживаются в Узбекистане. И какие результаты! В 1990 году 82 процента зерна, более 50 — мяса и мясной продукции, 60 — молока и продуктов из него, 50 процентов картофеля были привозными. Сегодня же 98 процентов сельскохозяйственной продукции — от местных предприятий малого бизнеса. В кишлаках появились цехи по производству соков и джемов, переработке мяса и молока, работающие на экспорт. Одновременно совершенствуется социальная инфраструктура. Подходя к 2009-му, ставшему Годом развития и благоустройства села, мы уже имели все возможности и ресурсы, чтобы углубить русло начавшихся положительных перемен, связанных с мелиоративным улучшением земель, строительством жилья, обеспечением природным газом, питьевой водой, электроэнергией, улучшением состояния дорог, транспортных и коммуникационных услуг, оформить в целостную программу благие намерения, направленные на повышение качества жизни на селе. И каждая из таких программ принимается исходя из требований времени, которые возникают перед государством и обществом.

Счастье в каждом доме

Одним из первых «именных» стал в 1997-м Год интересов человека, после которого абсолютное большинство годов носило ярко выраженный социальный характер. И это закономерно — Президент Ислам Каримов с первых лет провозгласил высшей ценностью именно интересы народа, повышение его благосостояния. Сильная социальная политика входит в число пяти фундаментальных принципов «узбекской модели» развития. Это внимание ко всем слоям общества стало очевидным уже с начала 90-х годов прошлого века. Взгляните на говорящие сами за себя указы главы государства тех лет: один за другим приняты документы о дополнительных мерах по обеспечению сельчан продовольственным зерном, о мерах по социальной защите населения в связи с либерализацией цен и по поддержанию жизненного уровня населения, находящегося на государственном обеспечении. Особо позаботились о «бюджетниках» и уязвимых категориях — повысили зарплаты учителям и научным работникам, увеличили пособия многодетным матерям, сохранили льготное общественное питание для школьников, а также приняли меры для социальной защиты одиноких пенсионеров, инвалидов, участников войны и семей погибших военнослужащих. Весьма символично, что в это же время принимается решение о праздновании 550-летия со дня рождения Алишера Навои, ведь не хлебом единым жив человек. И это в столь непростую эпоху полной политической, экономической и общественной трансформации.

С каждой новой вехой, преодолевая все сложности переходного периода, страна лишь увеличивала долю вливаний в социальную сферу. Взять хотя бы последние лет пять. Поднимая редакционную подшивку, мы видим: те замыслы, которые возникали в первые дни независимости, с тех пор не просто полностью сформировались, но и во многом воплотились и продолжают воплощаться. Скажем, в Год молодежи уже 11 лет исполнилось принятой по инициативе Ислама Каримова Национальной программе по подготовке кадров и 10 лет — Государственной программе реформирования здравоохранения, благодаря которым кардинально изменились системы образования и медицины — ключевые для сегодняшнего и завтрашнего благополучия народа.

Прежде большинство учебных и медицинских заведений находились в старых зданиях, не располагая ни персоналом соответствующей квалификации, ни новым оборудованием, ни современными методиками работы. Выпускники школ не знали, куда устроиться на работу, ведь в вузы поступала от силы десятая их часть, а у остальных не было никакой профессии. А в 2008-м большая часть ребят уже получала образование в учреждениях нового типа — тысяче с лишним академических лицеях и профессиональных колледжах, на выходе из которых мы получаем специалистов самых востребованных направлений. К тому времени уже два года как действовала усовершенствованная система оплаты труда учителей, чья месячная зарплата в годовом исчислении возросла, не считая ежегодной индексации в среднем в 1,6 раза, а в Год молодежи аналогичные изменения затронули наставников среднего специального и высшего звеньев. В 2008 году Ташкент впервые принял Международную Менделеевскую олимпиаду по химии, где наши юные дарования завоевали первое место с 13 медалями. А в нынешнем году столица Узбекистана примет этот представительный десант талантов уже во второй раз.

С 2005 года — Года здоровья — подросли и оклады медицинских работников, успешно реализовывавших уже второй этап реформ в своей сфере. К 2012-му объемы инвестиций в здравоохранение превысили 750 млн долларов, а по всей стране действует обновленная сеть лечебных учреждений, оснащенных по последнему слову техники. Причем фундаментом ее служат появившиеся повсюду сельские врачебные пункты — первичное звено оказания высококвалифицированной помощи. В результате за прошедшую декаду показатели заболеваемости, особенно по опасным инфекциям, шли только вниз. Вовсе не встречаются такие недуги, как дифтерия, паратиф, полиомиелит, малярия. А отличные результаты реформ в области охраны материнства и детства, начавшихся в 1999-2001-м — годах женщин, здорового поколения и матери и ребенка, — уже в 2011-м по достоинству оценили участники международного симпозиума «Национальная модель охраны здоровья матери и ребенка в Узбекистане: «Здоровая мать — здоровый ребенок».

Когда есть знания и силы, вам открыт весь рынок труда. Если есть работа, а стало быть, уверенность в завтрашнем дне, то уже рукой подать до появления своей семьи и дома. Потому столько усилий руководство страны прикладывает для решения вопросов моральной и материальной поддержки молодых семей, обеспечения их занятости и жильем. Пять лет назад по республике было создано больше 661 тысячи новых рабочих мест, а в каждый из последних трех лет — уже около миллиона. При этом в целом за десять лет рост доходов населения составил 8,1 раза, а разрыв между самыми высокими и низкими сократился втрое. На заре независимости на минимальную зарплату можно было купить товаров и услуг только на восемь процентов от стоимости потребительской корзины, а два десятилетия спустя — в 15 раз больше.

Именно в Год молодежи стартовало строительство жилья для молодых семей — за год возвели больше 60 многоквартирных домов на 2,5 тысячи пар. С тех пор программа наращивает обороты — в 2012-2013-м намечено сдать в общей сложности 200 домов почти на пять тысяч семей. А в Год развития и благоустройства села на картах всех регионов стали появляться новые массивы домов повышенной комфортности, построенных по типовым проектам. В 2010-м их было 7630, а к концу 2012-го ключи от благоустроенного жилья получили уже 23 тысячи семей, которые справедливо связывают новоселье с новым счастьем.

Конечно, в рамках государственной политики защиты интересов человека сделано намного больше, чем это можно описать в одном материале, все радостные изменения не перечислить. Красноречивее всего говорят цифры — только в ушедшем Году семьи на социальную сферу было направлено около 60 процентов всех расходов бюджета — и факты — растущее благосостояние узбекистанцев.

Как можно проследить, каждый год был для независимого Узбекистана шагом вперед, да и каким шагом — семимильным! Масштабные преобразования в политике, экономике, общественной и культурной жизни каждое по-своему подстегивало перемены в смежных сферах и придавало положительный заряд всему процессу реформ. В результате в 2013 год наша Родина вошла совсем не той страной, какой была еще двадцать лет назад. Уверенно идя по пути обновления, демократизации и либерализации, республика добилась огромных успехов во всех сферах. И новый Год благополучия и процветания призван закрепить достигнутое и продолжить движение вверх. Главные задачи на следующие 12 месяцев определены Президентом Исламом Каримовым в его докладе на торжественном заседании, посвященном 20-летию Конституции:

Сохранение и укрепление мира, безопасности, гражданского и межнационального согласия

Повышение благосостояния населения, его реальных доходов, решение вопросов занятости, развитие малого бизнеса, частного предпринимательства и фермерского движения

Охрана здоровья народа, обеспечение системы здравоохранения самыми современными лекарственными средствами, техникой и технологиями, усиление профилактической работы, а также стимулирование почетного труда специалистов сферы

Улучшение качества и уровня жизни народа, в том числе благодаря вводу в строй нового жилья, современных дорог и сетей коммуникаций, обеспечению населенных пунктов водой и решению проблем коммунальной службы

Совершенствование систем самоуправления и социальной защиты граждан, усиление роли и значения махалли в социально-экономической жизни, придание ей новых прав и полномочий

Повышение статуса женщин в обществе, их социальной активности, достойная оценка достижений прекрасной половины в разных направлениях, облегчение условий труда домохозяек.

«Cвоя игра» влиятельных держав

Сложнейшая ситуация на Ближнем Востоке и «своя игра» таких влиятельных держав, как Иран и Израиль привели к тому, что сегодня Турция оказалась запутавшейся в узле противоречий, который едва ли удастся распутать, если стремиться к превращению страны в доминирующий региональный центр силы, используя в качестве рычага сирийский кризис.

Турецкое руководство сделало все, чтобы связать сирийских мятежников обязательствами на будущее, рассчитывая превратить их со временем в костяк управляемого режима. При этом в самой Турции политический режим ужесточается. Не прекращаются преследования армейских офицеров по делу «Эргенекон», начатому еще в 2008 году. 330 офицеров и генералов брошены в тюрьмы по обвинениям в подготовке государственного переворота. Продолжаются преследования СМИ. Базирующийся в Нью-Йорке «Комитет по защите журналистов» сообщает: «Анкара ведет одну из самых масштабных в новейшей истории кампаний преследования прессы. В турецких тюрьмах находится больше журналистов, чем в любой другой стране мира…»

На этом фоне призывы официальной Анкары к вмешательству в Сирии все чаще наталкиваются на протест. Намерения Р. Эрдогана использовать хаос, вызванный «арабской весной», для выдвижения Турции на господствующие позиции в регионе не находят должного отклика в обществе.

Еще не так давно отношения с Сирией были ядром ближневосточной политики Турции. Бурно росла двусторонняя торговля, был отменен визовый режим, Р. Эрдоган и Б.Асад вместе проводили отпуск. А в 2011 г. Анкара резко отошла от этой линии под давлением авторов проекта «Большой Ближний Восток».

Сегодня все происходящее в Сирии ложится на Турцию все более тяжким бременем. Помимо больших расходов на поддержку мятежников турецкие власти вынуждены были принять на своей территории более 100 тыс. сирийских беженцев, что уже обошлось им в 300 млн. долларов. Однако и это не самое страшное.

Главное – не имеющий пока ответа вопрос о том, куда направит острие своего удара террористический интернационал, который сегодня орудует в Сирии, перекочевав туда в основном из Северной Африки. У политиков в Анкаре есть все основания испытывать беспокойство по поводу того, что может произойти с их страной после завершения кризиса в Сирии. Ведь размещение в Турции натовских ракет «Пэтриот» — дополнительная «красная тряпка» для «слуг Аллаха».

Сейчас проблема размещения на турецкой территории систем «Пэтриот» поворачивается новой стороной. В начале февраля у посольства США в Анкаре произошел террористический акт, ответственность за который взяла на себя левоэкстремистская организация «Революционный народный фронт — Партия освобождения». Эта организация заявляет о своей поддержке Б.Асада, и взрыв у турецкого посольства — уже не первая ее акция. На этот раз при взрыве погиб охранник посольства и были ранены несколько случайных прохожих, но на теле смертника находилось столько взрывчатки, что можно было взорвать трехэтажный дом.

Бывший посол США в Турции Росс Вильсон считает, что организаторы террористического акта 1 февраля выразили протест против турецко-американской политики в отношении Сирии. «Успешная атака на американское посольство должна была застать врасплох турецкое правительство и силы безопасности и скомпрометировать США, которые, по распространенному мнению, манипулируют Эрдоганом и его правительством в борьбе против Башара Асада», — пишет Росс Вильсон.

Можно также вспомнить, что в моменты обострения ситуации в Сирии тысячи турецких граждан выходили на улицы, протестуя против политики своего правительства. В октябре 2012 года, когда турецкий парламент санкционировал военные операции против соседней страны, Стамбул захлестнули антивоенные демонстрации. Антинатовские и антиамериканские настроения, вне всяких сомнений, заявят о себе с новой силой, как только масса перетекающих в Турцию из Сирии экстремистских элементов достигнет критической величины, смешиваясь с курдскими боевиками и создавая разрушительный для государства «террористический коктейль».

Ситуацию еще больше обострит выступление турецких алавитов, которых, по оценкам, в Турции 15-20 миллионов, то есть примерно четверть населения. В отличие от курдов, алавитская община Турции не имеет планов строительства собственного государства, требуя лишь равноправия с суннитским большинством. Однако турецкие алавиты не утратили чувства кровной связи с сирийскими алавитами и вмешаться в политические планы турецкого правительства вполне способны. При новом обострении ситуации в этой среде найдутся силы, готовые выступить на стороне Дамаска.

А самой главной заботой Анкары остается рост вооруженной активности Рабочей партии Курдистана — ведущей и организующей силы курдов Ближнего Востока. Вдохновляющим примером для турецких курдов стал отказ Дамаска от централизованного контроля над территориями сирийских курдов. Сирийская армия ушла из курдских населенных пунктов, предоставляя им права полного самоуправления и формирования собственных структур безопасности.

Курды восприняли это как шаг к созданию собственного государства совместно с иракскими курдами. Радикализация турецкой части Курдистана в этих условиях неизбежна, и она уже происходит. Курдские боевики систематически нападают на турецких военнослужащих, чиновников, захватывают представителей судебной системы. Растет влияние среди турецких курдов Партии демократического союза, имеющей базу в Сирии и являющейся ответвлением Рабочей партии Курдистана.

* * *

Стабильность Ближнего Востока всегда была неотделима от межконфессионального и межэтнического мира в этом регионе. Установлению здесь всеобщего порядка и игра Анкары на стороне радикально-экстремистских сил «арабской весны» несовместимы.

Раздутый с помощью Турции мятеж в Сирии не может ограничиться территорией одной страны, он в состоянии дестабилизировать и саму Турцию. Сегодня Анкара действует заодно с «ручными» королевствами Персидского залива, накрепко привязанными к внешнеполитическому курсу Вашингтона. Однако международная ответственность Турции как системообразующего в геополитике Западной Азии государства куда больше, чем у нефтяных монархий Залива. Будет ли Турция в состоянии соответствовать этому своему положению?

Дмитрий СЕДОВ | 08.02.2013 |

Источник — Фонд стратегической культуры
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1360556280

Три проблемы ЕС

Какую политику должен преследовать Европейский Союз после арабских революций? Какова политика ЕС на Ближнем Востоке? Ответы на эти и другие вопросы мы старались найти на двухдневной конференции на тему: «ЕС и арабский мир», состоявшейся в итальянском городе Болонья. Наряду с научными деятелями из Египта, Туниса, Ливии и Ливана, большинство участников — американские и европейские эксперты. В конце встречи участники пришли к единому мнению по трем вопросам.

Во-первых, все еще сохраняет свою актуальность замечание Генри Киссинджера: «Дайте мне телефонный номер, по которому я могу узнать позицию Европы». В большинстве случаев Франция, Великобритания, Германия, Италия не могут прийти к согласию и выработать единую внешнюю политику.

Этим вопросом занимается Верховный представитель ЕС по вопросам общей внешней политики Кэтрин Эштон, однако на международных платформах продолжается борьба внутри союза, находящегося под тяжелым экономическим грузом. Отсутствие единой военной структуры и неуклюжесть механизма принятия решений обрекают ЕС на жизнь в тени НАТО.

Второй вопрос, по которому на конференции наблюдалось единодушие, был связан с тем, что в силу экономического кризиса для эффективной реализации внешней политики у ЕС отсутствует достаточное количество времени и финансовых ресурсов. В преддверии экономического кризиса в 2007 году политика ЕС в Средиземноморье требовала серьезных преобразований. Арабские революции и финансовый кризис ЕС единовременно совпали в 2011 году. Погрузившись в собственные проблемы, Европа перестала уделять внимание своей политике в Средиземноморье. С другой стороны, продолжала существовать проблема разобщенности. Например, в ливийском вопросе Германия и НАТО не смогли достичь согласия. Когда Франция и Германия были не в силах прийти к договоренности по вопросу Ливии, в рамках ЕС снова возник разлад.

Как известно, на передний план в Ливии вышел не ЕС, а НАТО. Поддержка США в очередной раз стала определяющим фактором для Франции и Великобритании. И по сирийскому вопросу сегодня ЕС продолжает безмолвствовать. Если и планируется принятие какой-либо инициативы, то она непременно будет иметь место в рамках НАТО. Когда Франция в одиночку начала действовать в Мали, стало снова очевидно, что ЕС в этом смысле не выполняет какой-либо функции.

Третий вопрос, который однозначно оценивался арабскими, европейскими и американскими участниками, касался недостаточно дальновидной политики ЕС по отношению к Турции. Все участники справедливо отмечали, что, изолировав Турцию, Европа не будет восприниматься всерьез на Ближнем Востоке. Если рассматривать вопрос с этой точки зрения, то Турция – важнейший тест для внешней политики ЕС. В отношении внешней политики союза США обвиняют ЕС в недостаточности стратегического видения, однако, на мой взгляд, проблема заключается вовсе не в этом. ЕС, заручившись поддержкой такой силы, как Турция, несомненно, приобретет большую мощь на международной платформе.

Проблема для союза состоит в разобщенности Европы относительно взгляда на Турцию. В действительности, за исключением Германии, Франции, Австрии и греческого Кипра практически все члены ЕС относятся положительно к вступлению Турции в союз. Однако Франция и Германия продолжают довольствоваться подрезанием крыльев серьезных центров тяжести и сил в составе ЕС. Как всегда, Европа становится жертвой собственного раскола в вопросе о членстве Турции.

Таким образом, для Европы в Болонье была представлена достаточно пессимистичная картина. Если ЕС не сможет справиться со своими проблемами, то продолжит оставаться простым зрителем событий на Ближнем Востоке.

Оригинал публикации: Arap devrimleri ve Avrupa Birliği

Опубликовано: 11/02/2013

(«Sabah», Турция)
Омер Ташпынар (Ömer Taşpınar)

Источник — inosmi.ru
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1360681440

Турция и соседи в 2013 г.

 

 

2013 – год начала одного из важных поворотных пунктов республиканского периода Турции. 

Будет ли в этом году введена новая конституция, призванная обеспечить переход от парламентской системы к президентской? Важно будет оценить последствия. На повестке дня обсуждение вопроса о прекращении огня Рабочей партией Курдистана (РПК). После местных выборов в марте 2014 года будут проведены президентские и парламентские выборы. В этой связи можно утверждать, что 2013 – закулисный год во внутриполитической жизни страны. Ожидается, что, начиная с 2013 года, экономический рост будет держаться на уровне 4%, и наступивший год станет периодом, в котором сохранится экономическая и политическая стабильность.

Можно прогнозировать продолжение последовательных взлетов и падений в отношениях Турции с Европейским Союзом, в котором не прекращается политический и экономический кризис. Предстоит год, когда замороженные в силу председательства в ЕС греческих властей Южного Кипра отношения станут постепенно оттаивать. За последние 7 лет в переговорах о вступлении Турции в ЕС были открыты 13 из 33 разделов, и некоторые из них были заблокированы. Наибольшие препятствия для Турции возникли со стороны Франции и греческих властей Южного Кипра. 8 пунктов были заморожены в соответствии с Дополнительным протоколом.

В 2013 году продолжится веяние ветров «арабской весны». С устранением светского арабского национализма режима БААС на Ближнем Востоке арабский национализм, опирающийся на исламские ценности, продолжит превращаться в официальную идеологию арабских государств – от Египта до Ирака.

В 2013 году к Таможенному Союзу, образованному Российской Федерацией, Белоруссией и Казахстаном, присоединится Киргизия. 18 февраля в Армении пройдут выборы президента. Вслед за заявлениями сильных оппозиционных лидеров о том, что они не будут выставлять свои кандидатуры на выборах, Серж Саркисян остался без соперников. Во второй президентский срок Саркисяна не ожидается принятие позитивных шагов в отношениях в треугольнике Турция – Азербайджан – Армения…

(«Turkiye gazetesi», Hasan Kanbolat)

inosmi.ru

Ни Восток, ни Запад — Исламская республика

Исламская революция в Иране проходила при участии не только носителей революционного исламского духа, но и значительного количества либеральной и марксистской интеллигенции, а также значительной части прозападно ориентированной буржуазии, которая по тем или иным причинам также отвергала шахский режим и «белую революцию». Длительное время они были попутчиками, когда вопрос стоял о совместной борьбе против Пехлеви. Однако, после того как Имам Хомейни вернулся на родину, а шах бежал, стал ребром вопрос о сущности и духе совершающейся революции.

Суть стояния у Джамарана

Вполне очевидно, что либералы не могли допустить, чтобы Иранская республика после победы над монархическим режимом носила исламский характер. Но идти в лоб на духовенство и огромные народные силы, которые поддерживали курс Имама, было бы, во-первых, чревато разжиганием открытой гражданской войны с непредсказуемым количеством жертв в противостоящих лагерях, во-вторых, очевидной глупостью, потому что либералы в силу узости их социальной базы, неизбежно эту бы войну проиграли. Поэтому они придумали другую стратагему. В определенный момент они большими массами направились к дому Имама в Джамаран, неся портреты Имама и скандируя лозунгами «Хомейни — наш лидер!». Они не понимали сущности этой фигуры, точно так же, как не понимал ее Запад. Они полагали, что Имам Хомейни — это кто-то вроде Махатмы Ганди: оторванный от жизни, пожилой клерикал, страдающий тщеславием… Достаточно объявить его «вождем» — и он будет оторван от своей опоры и нейтрализован!

Однако либералы просчитались. Когда они подошли к Джамарану, оказалось, что улицы, ведущие к дому Хомейни, перекрыты цепями и входы охраняются вооруженными революционными студентами. Имам Хомейни легко разгадал замысел антиисламских бывших попутчиков: превратить его в «знаковую фигуру» именно для либеральной части антишахского движения, и, тем самым, маргинализовать, оторвать от народных масс.

Это можно считать одной из тех модельных акций, тех архетипов, которыми так богата история Исламской революции, и, говоря шире, история Ирана. У закрытого входа в Джамаран сошлись две противостоящие друг другу силы. Одни выражали в лице Исламской революции сам дух и сокровенную суть Ирана, другие, возможно, из субъективно лучших намерений хотели эту сокровенную суть разменять на банальную судьбу сателлита Запада, превратив Иран в часть «мирового порядка», сатанинскую сущность которого либералы не способны увидеть, сохранить курс Пехлеви на создание «общества потребления», но уже без шаха. Главным ударным отрядом либерального класса в Иране является особая прослойка технократов, традиционно получающих высшее образование на Западе уже не в одном поколении. Как правило, английский язык является для них вторым родным. Они ощущают себя некой кастой избранных и мгновенно распознают друг друга. Их жизненная философия сводится к очень простой идее: ни в чем себе не отказывать, хорошая, сладкая жизнь в этом мире. Ни в какие идеальные ценности, исламскую религию, иранский патриотизм — они не верят.

Представители этой касты работают практически во всех министерствах и ведомствах, но особенно плотно они концентрированы в министерстве нефти, кровеносной артерии Исламской Республики. Через этих технократов Запад пытается вести свою политическую игру в Иране, использует их как свои глаза и уши. По некоторым сведениям каждый из них имеет индивидуальный секретный контракт с крупнейшими западными нефтяными компаниями и является агентом этих компаний в недрах этого важнейшего министерства.

Либеральные технократы мечтают о крахе исламского режима и возвращение Ирана под контроль Запада. С виду, однако, их трудно отличить от нормальных иранцев: они говорят все необходимые правильные слова, ходят в мечеть и мотивируют каждый свой шаг интересами государства и заботой о сохранении государственных средств. Именно эти получившие западное образование чиновники саботируют крупные межгосударственные контракты и соглашения с Россией и Китаем, например, в нефтяной, энергетической и других высокотехнологичных сферах. Они стремятся не допустить отрыва Ирана от западных технологий, поскольку рассматривают в качестве желательного и вероятного восстановление западного господства в стране.

2500 лет противостояния и рождение «светильника Смысла»

Противостояние Ирана с Западом насчитывает 2500 лет. Следует понимать, что в данном случае, понятие «Запад» шире, чем обычно принятое. Древний Вавилон тоже был «Западом» в метафизическом смысле, и Иран начал свою историю, разгромив Вавилонскую империю и освободив из плена единственных на тот момент носителей монотеизма — Бану Исраиль.

Противостояние языческой Элладе также было этапом борьбы Ирана против Запада. И тогда уже был дан пример того, чем может обернуться для уникальной цивилизации в центре евразийского материка мечта либералов о включении Ирана в мировой порядок. Александр Македонский захватил страну и сделал ее частью эллинистического пространства, в котором были растворены все уникальные особенности тогдашних цивилизаций, а сакральные культуры были втиснуты в единый общий язык, которым говорили Платон и учитель Македонского Аристотель.

Но Иран и Запад принадлежат к двум разным полюсам человеческой истории. Запад во всех своих проявлениях есть цивилизация Силы, что особенно ярко воплотила в себе Римская империя, в кульминации своего развития сформировавшая Pax Romana. Иран — это цивилизация Смысла. Даже в доисламскую эпоху главным вопросом иранского сознания была сверхзадача мирового процесса: победа Света над Тьмой, освобождение Света из плена во Тьме. Приход Ислама явился той благодетельной силой, которая привела национальную душу Ирана к тому совершенному идеалу, в поисках которого она изначально находилась. Мусульманский Иран обрел свою подлинную совершенную природу. Однако противостояние Ирана с Западом не прекращалось ни на минуту. Особую ожесточенность это противостояние приобрело с момента оформления Восточной Римской империи. Византия, бесспорно, стала специфической цивилизацией, в которой осуществилась наиболее очевидная и наиболее дерзкая фальсификация монотеизма, обращенного в простой инструмент служения империи, то есть принципу Силы.

Согласно провиденциальному замыслу Всевышнего (с&т) история исламского мира не была простым и ясным раскрытием изначально данной Истины; она оказалась очень сложным процессом, в ходе которого возникли различные интерпретации этой Истины, и где разные народы, принявшие Ислам, стали играть роль, которая не всегда совпадала со статусом исламского субъекта.

Так, в частности, арабы и турки (Османы) в Средние века и в Новое время оказались, будучи мусульманскими народами, вместе с тем и клиентами Запада, частью западного проекта. В этом статусе они также выступали против Ирана, который всегда оставался «вещью-в-себе», вне контекста бурного процесса, перекраивавшего лицо планеты. Запад создавал колониальные империи и вел борьбу с очагами независимости, которые еще сохранились в исламском мире. Малая Азия сумела сохранить государственный суверенитет лишь демонстративно отказавшись от Ислама. Единственной значимой страной, находившейся под колоссальным давлением мировых исламофобских империй, которая сохранила свой суверенитет и при этом не пошла на отказ от своей исламской сущности, был Иран.

В значительной степени это достижение связано с духовной и политической независимостью шиитского духовенства от власти. Если Османский халифат дал истории негативный пример «государственного Ислама», сводящегося к бюрократическим учреждениям муфтията, кадиев и т. д., которые были, как само собой разумеющееся, на содержании султанского государства (этим примером, кстати, воспользовалась Российская империя при организации мусульманских духовных управлений), то в Иране все было иначе. Шиитское духовенство, благодаря институту «хумса», учрежденного самим Пророком (с.а.с.), никогда материально не зависело от государства, к которому на протяжении почти всей истории находилось в более или менее активной оппозиции. Именно поэтому ахунды были столь авторитетны для угнетенного народа. Известно, что даже за самым уважаемым алимом переставали вставать на молитву, если распространялся слух, что он принял хоть малейший подарок от власти.

Современным наследником Рима являются США. Они унаследовали от римской традиции всю клиентуру Запада — в первую очередь, сохранившиеся языческие цивилизации. К сожалению, под влиянием США оказались также и мусульманские регионы, которые были клиентами «Большого Рима» со времен Средневековья.

Иран совершил парадоксальный шаг именно в тот момент, когда Запад в лице США и его сателлитов находился на пике своего могущества, когда цивилизация Силы была в зените, а все, кто претендовал на смысл в каком бы то ни было виде альтернативный западному мировосприятию, заколебались и стали склоняться к капитуляции. Именно в этот момент Иран в одиночку реализует освобождение от путы мирового порядка, совершает Исламскую революцию, вызывая шок не только у господствующего Запада, но и у увядающего Востока. Первым основополагающим лозунгом Имама Хомейни, который носил не только политический, но и глубоко метафизический характер, стал «Ни Восток, ни Запад — Исламская республика». В этом тезисе Имам Хомейни уподобляет Иран кораническому образу оливкового дерева, дающего то масло, над которым поднимается Свет Аллаха. Таким образом, этот тезис возвращает нас через кораническую ассоциацию к вечной миссии Ирана быть светильником Смысла.

Без преувеличения можно сказать, что Исламская революция освободила Иран от вплетенности в геополитические комбинации, которые продолжают довлеть над его соседями. Именно поэтому Турция и другие страны исламского Запада до сих пор не стали исламскими субъектами, а ИРИ таковым является, вызывая крайнее раздражение адептов про-омейядского арабизма, камуфлирующегося в религиозные одежды.

О политическом капитале и американской биографии

Поскольку Иран сегодня — единственная вполне идеологическая цивилизация, цивилизация Смысла, постольку и натиск Запада на него приобрел тотальный всесторонний характер. Те силы в самом Иране, которые хотели «маргинализовать» Имама Хомейни, рядясь в личины его последователей, никуда не исчезли. Более того, они породили второе и третье поколение внутренней оппозиции, которая не понимает миссии собственной страны или в силу каких-то личных деформаций понимает, но ненавидит и отвергает ее. Политический капитал для этих сил основывается на том, что когда-то они тоже участвовали в противостоянии режиму Резы Пехлеви. Парадоксальным образом они при этом получали и поддержку со стороны того самого Запада, сателлитом которого был шах.

Впрочем, здесь нет ничего удивительного: Соединенные Штаты и Великобритания всегда вели такую двойственную политику, используя своих марионеток в качестве инструментов контроля в регионах мира, но при этом поддерживая в той или иной мере силы внутреннего протеста, выступающие против этих марионеток в их странах. Запад понимает, что режимы, как бы они ни опирались на фактор силы, являются временным феноменом и связь с оппозицией — это важная предосторожность в технологиях обеспечения своего господства в будущем.

Именно поэтому очень многие диссиденты из либерального крыла антишахской оппозиции нашли убежище в США еще до Исламской революции. Они получали там гранты, их принимали в качестве преподавателей на кафедры иранистики в престижных университетах, они завели полезные связи в американском истеблишменте. Когда произошла Исламская революция, многие из них отнюдь не торопились возвращаться в освобожденный от шахской диктатуры Иран. Масштабный процесс возвращения этих диссидентов на родину начался после 1985 года, когда Имам Хомейни уже не мог по состоянию здоровья осуществлять такой зоркий контроль над всеми политическими процессами и тенденциями как раньше. Именно в конце войны против Саддама Хуссейна в Иран вернулось очень много людей, проведших ряд лет в Америке с пользой как для себя, так, видимо, и для американских политических кругов.

Эти кадры стали приходить в администрацию страны в период президентства Хашеми-Рафсанджани. В какой-то мере их укоренению в бюрократической почве иранского государства способствовало и то, что не все старые кадры шахского аппарата были вычищены сразу после революции. В особенности, это касалось МИДа, о двусмысленной функции которого предупреждал еще Имам Хомейни в своем «Политическом завещании» (так, группа друзей Ирана в Италии, решив передать важные материалы о замыслах НАТО в иранское посольство в Риме, обнаружила, что тогдашний посол ИРИ находился на своем посту больше двадцати лет, то есть, был кадровым шахским дипломатом!).

Продвинувшись во властные структуры с начала 90-х годов, либералы с американской страницей в своих политических биографиях к настоящему моменту вырастили свою смену уже во втором и третьих поколениях. Именно этим объясняется непонятные для стороннего наблюдателя промедления в принятии определенных решений или «пробуксовки» в их исполнении, которые ставят Иран в невыгодную ситуацию в ходе его борьбы за полную независимость от внешнего диктата. Понятно, что такая вещь как санкции Запада против ИРИ — это очень ненадежная система с множеством дыр и лазеек, которые не так сложно найти и использовать. Эти санкции не работали бы вовсе и не оказывали бы того негативного впечатления на иранскую экономику, если бы в самом Иране не было людей, которые втайне убеждены, что они должны «вернуть» свою страну в шеренги «мирового порядка».

«Диалог цивилизаций» как стимул для «зеленых»

С приходом ходжат уль-ислама Хатами на пост президента ИРИ либералы получили шанс попытаться серьезно воздействовать на политику Исламской республики. Именно в этот период была сформулирована и выдвинута концепция «диалога цивилизаций», которая, по сути дела, представляла собой простой перевертыш формулы Хантингтона о «столкновении цивилизаций». Уже сам факт вторичности этого лозунга ставил иранскую политическую элиту в проигрышное положение относительно Запада, поскольку заменял уникальный тезис имама Хомейни «ни Восток, ни Запад…» на обратное клише, снятое с идеологемы врагов.

Однако у концепции Хатами о «диалоге цивилизаций» был и другой, гораздо более серьезный минус. Фактически это была калька со старой советской доктрины «мирного сосуществования» и конвергенции систем. Нет нужды напоминать, что именно политика мирного сосуществования привела СССР и весь социалистический лагерь к позорной капитуляции в конце 80-х годов, что, кстати, было проанализировано Имамом Хомейни и высказано им в специальном послании к Горбачеву в виде предупреждения. Доктрина «мирного сосуществования» была изобретением некомпетентного Политбюро Советского Союза в 70-х годах прошлого столетия, в то время когда СССР имел «все козыри на руках».

«Диалог цивилизаций» также появился как тезис именно в тот момент, когда Исламская республика стала мощно набирать очки в международной политике, а экономический рост выводил ее на уровень регионального лидера. В это же время США со своей стороны начали «крестовый поход» против Ближнего Востока, организовав для этого в качестве предлога «11 сентября 2001 года». Таким образом, лозунг Хатами разоружал Иран в условиях масштабного наступления Запада, который на практике приступил к реализации хантингтоновского концепта «столкновения цивилизаций».

Внутри Ирана тезис о «диалоге цивилизаций» возродил надежды либеральных технократов о возвращении Ирана в лоно Запада. Более того, эпоха Хатами дала оппозиции возможность организовать некое подобие «движения», бросившего вызов конституционному порядку Исламской республики. Речь идет о так называемом «Зеленом движении» мусавистов, которые пытались оспорить результаты президентских выборов 2009 года. Это была вторая попытка либералов прикрыться в целях маскировки исламом, как они уже это однажды пытались делать, отправляясь к Джамарану под портретами аятоллы Хомейни. Только тот факт, что подавляющее большинство иранского народа обладает здоровым инстинктом «вечного Ирана» и предано подлинным исламским ценностям, не позволили тогда Западу воспользоваться той относительной дестабилизацией, которую усердно создавали сторонники Мусави

Человеческая слабость «пятой колонны»

Субъективно эти фигуры — не предатели. Сознательных предателей среди иранцев нет в силу особой генетической формации и уникальности иранского менталитета. С виду их трудно отличить от нормальных иранцев: они говорят все необходимые правильные слова, ходят в мечеть и мотивируют каждый свой шаг интересами государства и заботой о сохранении государственных средств. Просто это те люди, которые благодаря своей личной поверхностности не способны стать служителями цивилизации Смысла, исторически воплощенной в «вечном Иране». Они мыслят в терминах ближней жизни: прогресса, индивидуального благополучия и прочих вещей, которые на фоне фундаментальных метафизических истин являются детскими погремушками. Однако заблуждения этих людей опасны, поскольку они находятся на тех постах, от которых зависит принятие и исполнение решений. Одним из примеров саботажа, который практикуют эти чиновники, может служить скандал, организованный их усилиями вокруг российских лайнеров ТУ-154. Несколько лет назад два самолета этой модели, эксплуатировавшиеся в Иране по лизингу, один за другим потерпели крушение. Не дожидаясь результатов расследования катастрофы, прозападное технократическое лобби запустило в прессе кампанию очернения российской техники. Началась масштабная дискредитация всего, что имеет отношение к российскому технологическому потенциалу. Либеральные технократы нанесли сокрушительный удар по имиджу российской технологии, призывали вообще отказаться от всего российского, хотя элементарная статистика показывает, что Боинги и Эйрбасы падают чаще самолетов российского производства. Целью этой прослойки было, выполняя указания Запада, максимально затруднить технологическое сотрудничество между Ираном и Россией. Это могущественное либеральное лобби за очень короткий срок объединило на антироссийской платформе всю либеральную прессу, профессуру, известных экспертов и даже некоторых членов иранского парламента. Через несколько лет благодаря Викиликсу из распечатки секретных донесений западных дипломатов стало известно, что на эту антироссийскую кампанию Запад потратил более 10 млн долларов. Многие подозревают, что за западным заказом на антироссийский скандал вокруг Туполевых стоял международный менеджмент, связанный с американскими и европейскими авиастроительными корпорациями.

Именно это прозападное проплаченное технократическое лобби при каждом удобном случае пытается доказать нецелесообразность серьезного сотрудничества с Россией. В последнее время их излюбленным примером стала многострадальная Бушерская АЭС. Между тем, до сих пор в мировой практике не было того, чтобы строительство АЭС начала одна компания со своей технологией, а затем ту же АЭС продолжила строить другая компания с совершенно иной технологической философией.

В 1995 году, когда был подписан контракт о достройке Бушерской АЭС, атомная промышленность России после распада СССР находилась на грани полного исчезновения. Из-за отсутствия заказов сотни российских предприятий отрасли закрывались. Уникальные специалисты-атомщики уходили в бизнес. России в то время нужен был любой контракт, чтобы сохранить специалистов, хотя бы часть своей промышленности. И она пошла на беспрецедентное решение, согласившись с требованием иранской стороны. В результате, на этот долгострой было потрачено 14 лет, Россия на этом проекте практически ничего не заработала, наоборот, потратила десятки миллионов долларов из собственных средств, фактически ради спасения своего имиджа, чтобы довести проект до конца выступила соинвенсторов Бушерской АЭС. Подобные станции в России строятся в среднем за 3-4 года и построены уже десятки таких АЭС…

Что же произошло на самом деле с Бушерской АЭС? Многие называют три причины: Первая — абсолютная некомпетентность ответственных лиц Ирана, которые настаивали на продолжении строительства на базе существующего, уже смонтированного оборудования от компании Siemens. Мало кто помнит, что Россия с самого начала предлагала построить Бушерскую АЭС с нуля, при увеличении стоимости проекта всего на 20% (которые предполагалось потратить на снос старого оборудования Siemens и подготовка площадки под строительства АЭС) и за четыре года. Вторая причина — патологическая жадность чиновников, которые считали, что на покупку оборудования и само строительство Бушерской АЭС при шахе было уже потрачено 1,5 млдр долларов и надо максимально использовать оборудование от компании Siemens, ржавевшее на стройке более десяти лет. И третья, самая главная – та самая прослойка, т.е. прозападные технократы из министерства энергетики точно знали, что вскоре перед российскими специалистами станут невероятные по сложности инженерные и технологические проблемы, и надеялись, что россияне, в конечном итоге, откажутся от дальнейшего строительства этого объекта. Так что — Бушерская АЭС является самым ярким примером эффективной деятельности «пятой колонны» в Иране.

Человек с ленточкой – это агент Запада

Сейчас в противостоянии Ирана и Запада наступает момент истины. Для врагов Исламской республики это последний шанс раскачать лодку и добиться политического кризиса в стране. У врагов Ирана мало времени: Соединенные Штаты приступают к программе сворачивания своей вооруженной экспансии на Ближнем Востоке. В перспективе — смена ориентиров, на которую вынужден пойти Вашингтон, оказавшийся в тяжелом финансовом и внутриполитическом положении. В администрации США идет ожесточенная подковерная борьба между различными командами: на место произраильской команды, связанной с Хиллари Клинтон, приходят люди, которые дистанцируются от израильского лобби и не хотят вооруженной конфронтации с Ираном. Если этот процесс в конечном счете осуществится в полном масштабе, то Белый дом приступит к пересмотру своей стратегии на Ближнем Востоке.

Однако израильское лобби все еще очень сильно и готово пойти на крайние меры, прежде чем уступить поле битвы своим оппонентам. Поэтому следует ожидать, что перед президентскими выборами в Иране будет применен полный набор методов и технологий «цветных революций». Зеленые ленточки, шарфы и нарукавные повязки, безобидно звучащие, но рассчитанные на мобилизацию незрелой молодежи лозунги, новые эмблемы, распространение слухов с помощью законспирированной агентуры — все эти технологии западные спецслужбы хорошо отработали и намерены масштабно применить против Исламской республики, именно сейчас.

Иранский народ должен знать, что когда он видит какую-то новую ленточку на рукаве или автомобильной антенне своего соотечественника — он имеет дело не с патриотом, выражающим свои особые взгляды на путь развития страны, а с врагом, который получает от западных служб деньги за саботаж иранского государства. Таким образом, в глазах каждого иранца применение любых технологий мобилизации и консолидации либерального протеста должно однозначно превратиться в саморазоблачение врага, который себя помечает для того, чтобы патриоты могли его нейтрализовать.

На развал Ирана сегодня брошено самое эффективное, что имеется в арсенале врага. От высоких технологий до зомбирования молодежи через интернет и зеленые ленточки мусавистов. Умелое использование твиттера, фейсбука, социальных сетей, мобильной связи, интернет–ТВ, «черные» политтехнологии стали обычной практикой информационной войны, ведение которой невозможно без активного участия пятой колонны. Сочетание кибервойны с интернет-технологиями также будет применяться, чтобы создать эффект присутствия либералов на улице.

В преддверии президентских выборов в Исламской Республике Иран правящий слой этой страны должен быть как никогда единым и помнить, что его миссия — не принадлежать ни Востоку, ни Западу, но быть тем светильником, который посреди сегодняшней космической тьмы сияет для всего человечества.

Гейдар Джемаль,
Специально для Иран.ру

08 февраля 2013

Источник — Иран.ру
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1360341300

Кто украл революцию в Египте?

Каирским торговцам хочется, чтобы эта революция никогда не кончалась

Юрий Мацарский и Михаил Фомичев из Каира, где им удалось присутствовать при попытке госпереворота

— Мубарак — хорошо. Мурси плохо, — усатый каирский таксист расплывается в улыбке, когда произносит фамилию прежнего президента и строит кислую рожу при имени второго. – Мубарак был очень-очень хороший.

Почему – объяснить не может, только тычет вверх большим пальцем. Но Мурси не любит не только усатый таксист.

С утра пятницы у президентской резиденции собирается небольшая толпа. Стоят на давно заржавевших трамвайных путях и смотрят на пятерых полицейских, охраняющих ворота дворца. Пока никто не кричит и, тем более, не пытается прорваться внутрь. Просто сморят на мужчин в шлемах и с пластиковыми щитами, застывших за кольцами колючей проволоки.

Пока на улице светло, центром революционной активности остается площадь Тахрир. Полиция сюда не суется уже несколько недель, отряды стоят в отдалении, защищенные высоким бетонным забором какого-то из административных зданий. За происходящим на Тахрире полисмены следят через дырку в плитах.

Но там уже много дней ничего не меняется: несколько сотен человек, живущих в палатках, активисты с флагами и мегафонами, зеваки и торговцы. Последних даже больше, чем носителей революционной идеи. Продают массу всего: жареные семечки, чай, печеную на передвижных буржуйках картошку. Но больше всего продавцов революционной символики. На лотках разложены маски-балаклавы с символикой местных футбольных клубов, наклейки с воззваниями к перевороту, национальные флаги и маски с белым усатым лицом Гая Фокса из фильма «В – значит вендетта».

— Мурси – предатель. Он украл у нас революцию, — вещает с сооруженной на краю площади сцены мусульманский священнослужитель. – И нам нужна новая революция.

Удивительно, но среди верующих мусульман очень многие недовольны исламистом Мухаммедом Мурси.

— Потому что он – предал ислам, — объясняет пожилой Мустафа, пришедший на пятничный митинг вместе с внуком. У него аккуратная бородка, вязаная шапочка и рубашка до щиколоток. Так обычно одеваются очень верующие люди. – Ислам учит нас, что люди равны перед богом, неважно, мусульмане они, христиане или евреи. А Мурси строит свою так называемую демократию только для мусульман. Он гневит Аллаха и злит людей.

Мустафа перечисляет русских писателей, из книг которых он почерпнул революционные идеи: Пастернак, Толстой, Бакунин.

— А еще я восхищаюсь Горбачевым. Этот человек знал, что демократия не может быть для кого-то, только для всех сразу. Он – мой любимый русский. Ну, если не считать дочери вашего последнего царя — Анастасии, — неожиданно заканчивает он свой перечень.

Демонстрации в городе идут почти на каждой площади. И на всех правят бал противники президента.

— Должна была быть большая акция его сторонников, но ее отменили. Опасно, — по секрету сообщает работник аппарата родной для Мурси «Партии свободы и справедливости» по имени Ахмед.

Ахмеду на вид лет 19-20, но партия уже поручает ему серьезные дела. Постоянно находясь рядом с журналистами, он фотографирует на свою зеркалку самых активных из демонстрантов, чтобы полиция потом могла опознать и найти их.

К вечеру протест перетекает к резиденции Мурси – комплексу дворцовых зданий, окруженных высоким забором. Место сбора – те самые ворота, у которых утром дежурила молчаливая пятерка полицейских. Сейчас их уже нет, караул сняли, не дожидаясь прихода толпы.

Демонстранты идут под бой барабанов, многие – с уже закрытыми лицами. Идут с безопасной стороны, противоположной той, где в преддверии акции собирается полицейский спецназ.

Но еще раньше революционеров сюда переместились торговцы символикой и прочий площадный люд, развлекающий толпу танцами или проездами на заднем колесе раздолбанного мотоцикла.

До наступления темноты протестная активность ограничивается скандированием речевок с требованием немедленной отставки Мурси и разворачиванием плакатов с похожими лозунгами. Полицейских поблизости нет.

Только солнце заходит, и через забор летят булыжники и петарды. Чуть позже, когда боеприпасы заканчиваются, демонстранты вырывают облицовочные плиты с клумб, разбивают их на удобно ложащиеся в руку куски и продолжают обстрел.

В толпе у дворца несколько тысяч человек, но видимую активность проявляют едва ли две сотни. Остальные либо молча наблюдают, либо толпятся у лотков с кукурузой и бананами.

Группа подростков в майках с надписью «Ultras» на футболках и черных масках на лицах, среди которых, судя по фигурам, две девушки, криками останавливают обстрел. Выбрав из толпы нескольких человек, они отправляют их распутывать колючую проволоку и разбирать металлические заграждения у ворот.

И то и другое оттаскивают в сторону и перекрывают дорогу, по которой должны пройти полицейские. Обстрел возобновляется. Но теперь к камням и петардам присоединяются фейерверки и коктейли Молотова. Из толпы зелеными лазерными указками пытаются ослепить камеры наблюдения за забором. В дыму лучи кажутся выпущенными из бластером зарядами.

— «Звездные войны» пошли, — шутят журналисты.

Но скоро становится не до шуток. В лицо одному из местных репортеров прилетает булыжник, у его российского коллеги вытаскивают из кармана кошелек и паспорт. Вора замечает активист-Ахмед и поднимает крик. Вора тут же хватают. Деньги и документы возвращаются журналисту, воришка скрывается в толпе.

— Нормальные люди его бы полиции сдали, но тут все мошенники и все друг друга покрывают, — заключает Ахмед.

С пятой или шестой попытки метателям горючей смеси удается поджечь ворота. С той стороны их начинают поливать водой. Чуть позже шланги появляются и над забором. Но холодный душ не успокаивает демонстрантов, интенсивность град камней лишь нарастает. Полицейским, рискнувшим подняться над стеной, приходится не сладко. У одного камень сбивает с головы шлем. Другому булыжник влетает прямо в лицо.

— Полиция, полиция. Смываемся, — громкий крик обращает толпу в бегство.

Баррикады из позаимствованных у резиденции заслонов и колючки одним ударом сметает бронированный грузовик с бульдозерным ножом. Из бойницы на крыше показывается полицейский с ружьем огромного калибра.

— Газ, быстро, респираторы на лица и бегом, — знающие полицейских в деле местные журналисты подталкивают иностранных коллег.

Бежать по замусоренной, пересеченной ржавыми рельсами дороге очень непросто. Особенно в толпе. Гранаты падают прямо под ноги, шипят и выплевывают едкий дым. Респиратор не спасает, дышать тяжело, глаза болезненно слезятся, дороги почти не разобрать. Но останавливаться нельзя. За полицейскими с ружьями-гранатометами следуют их коллеги с полутораметровыми деревянными дубинками. Сечение у дубинок – квадратное или треугольное. Удар – болезненней, чем у самого тяжелого резинового «демократизатора». А за этими ребятами идут еще и вооруженные винтовками с резиновыми пулями. Поэтому сцепить зубы и бежать, одной рукой удерживая спадающий респиратор, другой – смахивая слезы.

— Давно пора, чего они вообще ждали?, – вполголоса переговариваются скрывшиеся в безопасном переулке западные репортеры. – В любой другой стране их бы уже по камерам рассовали.

Улица у президентского дворца очищается от митингующих в считанные минуты. Демонстранты стоят метрах в ста от оперативно выставленных полицейских заслонов. Но ближе подойти не решаются. Камень – плохой оппонент резиновой пуле, да еще и выпущенной через бойницу броневика.

— На Тахрир, на Тахрир, продолжать революцию, — несется вскоре над толпой и демонстранты пускаются в путь почти через пол-Каира.

Идут с танцами и песнями, с барабанами и флагами. Шустрые торговцы успевают к их ночному приходу перетащить свои лотки к Тахриру. Им, наверное, хочется, чтобы нынешняя революция никогда не кончалась.

9.02.2013

Источник — izvestia.ru
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1360482960

Новый Шелковый Путь

 

 

США как конкурент России в Азии

Тема экономико-политической конкуренции России и США на постсоветском пространстве актуальна все последние двадцать с лишним лет. А после того, как в декабре 2012 года госсекретарь США Хиллари Клинтон в своем выступлении в Дублине назвала усилия России по развитию интеграции в Евразии «попыткой ресоветизации региона», пообещав выработать «эффективные шаги по замедлению или предотвращению этого процесса», она получила новое звучание.
Нет сомнений, интеграционные инициативы Москвы и раньше вызывали недовольство Запада, однако впервые об этом было заявлено так определенно, что, впрочем, изначально прогнозировалось многими российскими экспертами, обсуждавшими идею новой экономической кооперации еще в 90-е годы. К числу регионов, где столкновение экономических интересов России и США может иметь тенденцию к обострению, относится Центральная Азия. Здесь сразу два государства изучают потенциальную возможность присоединения к Таможенному союзу (Киргизия и Таджикистан)

Америка в Азии
Анализ американской политики показывает: будучи глобальным экономическим игроком, Вашингтон преследует в ЦА две общие цели — ослабление стратегических соперников в лице Москвы и Пекина и получение доступа к каспийским углеводородам.
В 1990-е годы XX века, действуя как через мировые финансовые институты, так и на двусторонней основе, Соединенные Штаты навязали некоторым местным правительствам подчас механическое заимствование либеральных рыночных моделей. В ряде случаев (в частности, в ходе приватизации в Киргизии) это ускорило процесс разрушения реальной экономики и утрату экономического влияния Москвы, последовавшую за распадом народнохозяйственного комплекса СССР.
Тогда льготные кредиты Запада заменили практику дотаций союзного центра, открыв возможность, с доминирующей ролью США, определять направления монетарной и фискальной политики в странах региона. Растущая кредитная зависимость наиболее слабых в экономическом отношении государств ЦА стала использоваться в качестве рычага давления на них по политическим и военным вопросам.
Параллельно с разрушением кооперационных связей с Россией Белый дом приступил к освоению энергоресурсов ЦА. А ведь там доказанные запасы нефти, по текущим оценкам BP, составляют около 2,5-3 процентов общемировых, а газа — 12-13 процентов. Как и в соседних регионах, американские корпорации («Шеврон», «ЭксонМобил», «КонокоФилипс») прежде всего интересовал доступ к нефтяным месторождениям. Их инвестиции в нефтяной сектор Казахстана (29 миллиардов долларов. в течение 1993-2009 годов) значительно превышают вложения США во все другие страны и отрасли ЦА вместе взятые (на следующий по списку Узбекистан к 2009 году пришлось только 500 миллионов долларов).
Хотя углеводородные запасы Центральной Азии существенно меньше, чем Персидского залива, ресурсное истощение планеты, по прогнозам, будет подталкивать Америку наращивать активность в регионе. Декларируемые планы американских ТНК предусматривают еще более внушительные капиталовложения в расширение добычи на казахстанских месторождениях (с учетом средств инвесторов из других стран верхний потолок затрат для «Тенгиза» обсуждается на уровне 20 миллиардов, а для «Кашагана» — рекордных 187 миллиардов долларов).

И на Каспии
Американская экспансия в каспийский сырьевой сектор предполагает преодоление ряда текущих ограничителей.
Так, ситуацию вокруг добычи сырья для Вашингтона осложняет позиция политического руководства Казахстана, на который приходится 96 процентов доказанных запасов центральноазиатской нефти, и Туркмении, аккумулирующей основную часть газа. Авторитарный Ашхабад не допускает западные кампании к перспективным месторождениям на суше. Астана же взяла курс на повышение собственной доли в нефтяных проектах, ранее на льготных условиях, переданных западным концессионерам, а также все шире открывает рынок Китаю.

Серьезной проблемой остается географическая замкнутость ЦА, когда для транспортировки сырья на западные рынки приходится использовать трубопроводную систему России. Решение проблемы Вашингтон видит в прокладке трубопроводов по дну Каспия на Кавказ в обход российской территории. Однако этому мешает противодействие Москвы, Пекина и Тегерана, апеллирующих к неурегулированному статусу Каспийского моря, а также конкуренция кавказских и центральноазиатских поставщиков углеводородов между собой.
По мнению американских экспертов, преодоление вышеназванных геополитических и географических препятствий потребует для США длительного времени и привлечения серьезных административных, дипломатических и экономических ресурсов.

Пойти по Новому
Шелковому пути?

Дополнительные мотивы в экономическую политику США привнесла администрация Барака Обамы, летом 2011 года обнародовавшая концепцию Нового Шелкового пути. Концепция предполагает создание инфраструктуры, связывающей Центральную и Южную Азию через Афганистан и либерализацию торговли между ними. Вероятно, это должно ослабить экономическую ориентацию ЦА на Россию и КНР, сделать правительство Хамида Карзая в Кабуле экономически более устойчивым, снизить его потребность во внешних дотациях.

Хотя в рамках Нового Шелкового пути Соединенные Штаты добились успехов в продвижении ряда локальных проектов (строительство нескольких автодорог, мостов, электрических линий и железнодорожной ветки на Мазари — Шариф между ИРА и сопредельными республиками), перспективы масштабных проектов, таких как газопровод TAPI и ЛЭП CASA-1000, пока выглядят туманными. Их «воплощение в металле» тормозят небезопасный маршрут через Афганистан, дороговизна (TAPI, например, оценивается в 8-12 миллиардов долларов), неопределенность вокруг сырьевой базы, напряженные отношения потенциальных покупателей и транзитеров сырья, а также альтернативные предложения Ирана и КНР.
Тем не менее Белый дом, вероятно, продолжит лоббирование указанных проектов, поскольку их реализация сулит снижение российского и китайского влияния в Центральной Азии, дальнейшую изоляцию Ирана и открытие доступа к газовым ресурсам Каспийского региона.
Новый Шелковый путь выступает пока эфемерным, но все-таки потенциальным конкурентом Евразийского союза. Последний в Вашингтоне однозначно оценивают как механизм укрепления позиций Кремля на постсоветском пространстве. А значит, он будет подвергаться возрастающей дискредитации со стороны Запада. Не исключено, что в качестве противовеса американцы постараются форсировать процесс вступления стран региона в ВТО на условиях, осложняющих их последующее присоединение к правовой базе ТС и ЕЭП. Первым по этому сценарию в начале 2013 года в ВТО вошел Таджикистан.

Выстраивая свою экономическую стратегию вокруг нефти и южной инфраструктуры, в другие сферы американцы предпочитают не инвестировать. Вместо этого они выделяют странам ЦА так называемую «помощь», которая идет в основном на поддержку лояльных общественно-политических сил. Ее объемы только по линии Госдепартамента и USAID (без учета сопоставимых средств частных американских фондов, Пентагона и других ведомств США) с 1992 по 2012 год превысили 5,84 миллиарда долларов. Особенно значительно они выросли после вторжения американцев в Афганистан в 2001 году, когда достигли четверти от затрат США на все страны СНГ. Самый высокий уровень «помощи» на душу населения в ЦА приходится на Киргизию — как результат, именно здесь в 2005 году произошла «цветная революция».
Финансирование лишь частично направляется напрямую центральноазиатским правительствам. Его значительная часть распределяется по нисходящей через трехуровневую сеть НПО. Высшее звено в системе образуют государственные и окологосударственные американские агентства и фонды (USAID, NED), выделяющие гранты на нижестоящий уровень, представленный крупными западными неправительственными организациями (NDI, IRI, Freedom House и др.). Те, в свою очередь, спонсируют многочисленные центральноазиатские НПО, в массе состоящие каждая лишь из нескольких человек. Насыщенность ими республик региона варьируется от нынешних 99 в Туркмении до 6 тысяч в Киргизии накануне «тюльпановой революции». Это хорошо отражает возможности США по манипулированию внутриполитическими процессами в том или ином государстве.

На фоне широкомасштабной коррупции в некоммерческом секторе и проблем в американской экономике поддерживать финансирование этой системы в прежнем объеме становится несколько сложнее. Поэтому Госдепартамент, по мнению многих экспертов, предпринимает меры к повышению эффективности расходов, в том числе путем более интенсивного применения для усиления своего влияния возможностей интернета.

Дмитрий Попов, руководитель Уральского центра РИСИ (Екатеринбург), для «РИА Новости»

Источник — РИА Новости
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1360072200

Иранская нефть за американские деньги

Специальная генеральная инспекция по реконструкции Афганистана – надзорный орган американского правительства – подозревает, что в этом бензовозе американской армии может быть топливо, купленное в Иране в обход санкций. 

Согласно новому отчету правительства США, в поставки топлива для сил безопасности в Афганистане, закупаемого на американские деньги, может входить иранская нефть в нарушение санкций Соединенных Штатов, а виновником этого, как следует из доклада, может быть Туркменистан.

Документ подготовлен Специальной генеральной инспекцией по реконструкции Афганистана – надзорным органом американского правительства, занимающимся вопросами возможного нецелевого использования финансовых средств США в Афганистане. Хотя немалая часть топлива в Афганистан поставляется из соседнего Ирана, имея дело с топливом, закупаемым США – в том числе и для сил безопасности – поставщики должны руководствоваться американскими правилами, запрещающими коммерческие взаимоотношения с Ираном. Компании, закупающие топливо, находятся в афганской собственности, большая часть топлива поступает из Казахстана и Туркменистана, меньшие объемы – из России и Узбекистана. Но, как отмечается в докладе, зачастую поставщики смешивают топливо из разных источников, а механизмы контроля, обеспечивающие отсутствие в партии иранской нефти, очень слабы.

Тот факт, что такой контроль отсутствует, вряд ли удивителен, а доказательств, свидетельствующих о том, что США на самом деле закупают иранскую нефть, особо нет. И все же в докладе отмечается факт наличия определенных подозрений, и относятся они к Туркменистану:

«Согласно следователям Специальной генеральной инспекции по реконструкции Афганистана, по утверждению продавца топлива из Афганистана, расположенные к западу сопредельные с Афганистаном государства, возможно, экспортируют смесь топлива из различных источников, в том числе из Ирана…

В ответ на проект данного доклада посольство США в Кабуле заявило, что если смешивание происходит на территории Туркменистана, то оно и может содержать определенный процент иранской нефти; однако крайне маловероятно, что топливо, поставляемое с НПЗ в России и транспортируемое транзитом по территории Казахстана и Узбекистана, будет смешиваться с иранским до его поступления в Афганистан».

Трудно знать, что происходит в Туркменистане, даже работающим в Ашхабаде дипломатам, так что туркменские компании определенно могут вводить американцев в заблуждение. Пентагон, судя по всему, не дрогнув, заявил, что за последний год им израсходовано в Туркменистане более 800 млн долларов, вероятнее всего, именно на топливо. Сколько в этом топливе могло быть поставленного Ираном? Возможно, этого мы никогда не узнаем.

От редактора:
Джошуа Кучера является независимым вашингтонским журналистом, специализирующимся на освещении проблем безопасности в Центральной Азии, на Кавказе и Ближнем Востоке, а также автором блога «The Bug Pit» на сайте EurasiaNet.
Пятница, 1 февраля, 2013

Источник — EurasiaNet
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1360131720