Туркменистан в центре внимания мировой общественности

Туркменистан между двух огней

После событий в арабском мире президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов оказался в сложном положении. Сегодня его режим остался между двух огней. Чтобы уйти от постоянного преследования со стороны Москвы и Тегерана, Г.Бердымухамедов желает скорее вступить в ряды друзей Запада. И его понять не трудно. Ввиду особенностей своего географического положения богатый энергоресурсами Туркменистан лишен выхода в Европу и стремительно развивающиеся рынки Азии.

При этом более 70% ВВП страны формируется за счет экспорта нефти и газа. Во благо Москвы единственным каналом сбыта главного товара Туркменистана остается советской постройки газопровод «Средняя Азия – Центр». А активно поддерживаемое ЕС строительство Транскаспийского газопровода вызывает крайне негативную реакцию «Газпрома». Опасаясь мести со стороны Кремля, как это случалось с его предшественником, Г.Бердымухамедов демонстрирует стремление ограничить участие западных инвесторов посредническими сделками. А на днях Туркменбаши-2 предложил создать агентство по контролю деятельности иностранных кампаний.

В ближайшее время Туркменистан может оказаться в центре внимания мировой общественности, а точнее говоря, на пике борьбы за новый передел мира. На фоне заявлений официальных израильских лиц о грядущей войне с Ираном особую значимость приобретает позиция властей страны, невольно становящейся как решающим плацдармом для наступления, так и надежным тылом для обороны. Экономические и политические взаимоотношения Туркменистана с Израилем имеют глубокие корни. Одним из краеугольных камней этого сотрудничества является компания «Мерхав», принадлежащая Иосифу Майману. Достаточное влияние на президента Г.Бердымухамедова оказывают еще ряд бизнесменов еврейского происхождения. Их имена хорошо известны высокопоставленным лицам Тель-Авива, которым так и не терпится назначить резидента «Моссада» в СНГ Рэувена Динэля послом в Туркменистане. А присутствие американских вооруженных сил под Ашгабадом и в Мары, по мнению израильтян, несомненно, вынудит Г.Бердымухамедова определиться в выборе в случае военной операции против Ирана.

Для Тегерана это не является сенсационным известием. Недавно член комиссии по национальной безопасности и внешней политике иранского парламента Зохре Элахиан заявила о том, что Туркменистан служит региональным форпостом израильской секретной службы «Моссад», а также спецслужб США и Великобритании. По ее словам, на территории страны действуют базы по координации террористических групп, а также проведению операций по сбору разведывательной информации и саботажу против Исламской республики.

По всей очевидности, активные экономические контакты Туркменистана и Ирана оказались недостаточным фактором для преломления данной тенденции. Как утверждают западные аналитики, этот выбор за президента Бердымухамедова сделала сама история, расставив международные силы с очевидным преимуществом в пользу США и Израиля. По мнению военных наблюдателей, остается без ответа лишь вопрос о степени участия Туркменистана в грядущей операции.

Но это, опять-таки зависит от ее характера: будет ли операция затяжной и направленной на изменение государственного строя в исламской республике, или локальной и завершится после ударов по ядерным объектам Ирана.

Шемшат Дурдыев

Источник — ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1356687360

Арабские страны осудили Иран

Совет по сотрудничеству стран Персидского залива раскритиковал Иран за вмешательство в дела стран региона

На саммите в Манаме шесть государств Персидского залива потребовали от своего соседа прекратить вмешательство в их внутренние дела.
Шесть государств Персидского залива раскритиковали Иран, а также потребовали, чтобы он немедленно прекратил «вмешательство» в их внутренние дела и настоятельно призвали международное сообщество принять меры, чтобы положить конец массовым убийствам и нарушениям международного права в Сирии.

В заключение двухдневного саммита в Манаме члены Совета по сотрудничеству стран Персидского залива высказались в поддержку Бахрейна. Также члены Совета раскритиковали Тегеран и обвинили в разжигании шиитского восстания, которое произошло в прошлом году.
Во вторник в совместном заявлении по итогам саммита было сказано: «Совет выразил свое неприятие и осудил продолжающееся вмешательство Ирана в дела государств Совета по сотрудничеству стран Персидского залива, а также призвал Иран прекратить подобные действия».
Совет заявляет, что члены-государства «отвергают и осуждают продолжающееся вмешательство» Ирана «в их внутренние дела, что со своей стороны усиливает региональную напряженность и угрожает безопасности и стабильности всего региона».

Саудовская Аравия, Катар, Бахрейн, Кувейт, Оман и Объединенные Арабские Эмираты осудили Иран и обвинили эту страну в «оккупации трех островов Эмиратов». По их словам, Иран пытается оккупировать острова Абу-Муса, Большой и Малый Томб, которые расположены на входе в стратегический Ормузский пролив.
В дополнение к спору по поводу островов, отношения между Ираном и большей частью государств-членов Совета по сотрудничеству стран Персидского залива оказались еще больше напряжены после того, как в прошлом году войска государств Персидского залива вошли в Бахрейн, чтобы помочь подавить акции протеста.

«Нависшая» угроза

 

 
Министр иностранных дел Бахрейна Шейх Халид бин Ахмед аль-Халифа заявил: «Иран представляет очень серьезную и разноплановую угрозу. Существует политическая угроза, и как вы уже сказали, Иран чрезмерно вмешивается в дела стран Персидского залива. Нашему региону грозит экологическая угроза. Технологии, которые используются на некоторых ядерных объектах Ирана, представляют серьезную угрозу для региона. И, конечно, над нашим регионом нависла ядерная угроза, поскольку из-за ядерной программы Ирана в любой момент может вспыхнуть конфликт. Таким образом, уровень угрозы достаточно высок».

Также Совет по сотрудничеству стран Персидского залива затронул конфликт в Сирии. Генеральный секретарь Совета Абдулатиф аль-Зайяни заявил: «Мы просим международное сообщество принять серьезные и незамедлительные меры, чтобы положить конец убийствам и тяжелым преступлениям в Сирии».

Лидеры Совета по сотрудничеству стран Персидского залива выразили «глубокую печаль по поводу продолжающегося кровопролития в Сирии, разрушения городов и инфраструктуры этой страны». Также лидеры Совета попросили международное сообщество реализовать незамедлительные меры, которые помогли бы осуществить смену руководства страны.

Также государства-члены Совета по сотрудничеству стран Персидского залива подтвердили свою поддержку вновь сформированной Национальной коалиции Сирии и признали ее «в качестве законного представителя сирийского народа».
Саммит открылся в понедельник с призыва к более тесной экономической интеграции и единству на фоне потрясений, которые охватили большую часть Ближнего Востока и Северной Африки.

«Al Jazeera», 26 декабря 2012 года
Перевод –

Оригинал статьи на английском:
http://www.aljazeera.com/news/middleeast/2012/12/20121225233041666942.html

Источник — InoZpress.kg
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1356687900

Ташкент не подвергает сомнению отношения с Россией

Что означает второй выход Узбекистана из ОДКБ?

Последний московский саммит ОДКБ называют не техническим только потому, что на нем рассматривался вопрос о приостановлении членства Узбекистана в этой военно-политической организации. Но сенсации не получилось: подача Узбекистаном ноты о приостановлении своего членства стала достоянием гласности еще в конце июня с.г. Были, разумеется, бурные обсуждения, споры. Но со временем эта тема приелась и поутихла, если не сошлись на нет.

Теперь дело оставалось за малым – принятием решения по этому поводу советом глав государств–членов ОДКБ. Процесс рассмотрения тоже остался бы едва замеченным или же сугубо протокольным делом, если бы не ехидное заявление Лукашенко с его тягой к эпатажности о недопустимости послаблений.

Он заявил, что при возобновлении Узбекистаном членства ему придется «выполнить все требования, принять все документы и ратифицировать их, чтобы они стали законами». Для батьки полутонов не существует – привык резать правду-матку. Но правда-то не его собственная была: как передает радиостанция «Немецкая волна» со слов неназванного высокопоставленного российского представителя в ОДКБ, «принимать решения в ОДКБ будет гораздо легче без Ташкента, чем вместе с ним».

Кому-кому, г-ну Лукашенко в прагматичности не откажешь. Каждое его слово на вес золота. Как выяснилось спустя несколько дней, взамен этой «батькиной услуги» он попросил у России «небольшой кредит» в размере 2 млрд. долларов.

С другой стороны, было на том же саммите решено оставить дверь организации приоткрытой с тем, чтобы Узбекистан мог вернуться в нее в любой момент.

В этой связи следует отметить, что никто ни в МИД России, ни тем более в Кремле не сделал каких-либо резких заявлений по поводу приостановления Узбекистаном членства в ОДКБ. Воздух сотрясают только чиновники из ОДКБ и, естественно, батька. Хотя если чуть глубже копнуть, то можно увидеть, что все они выражают точку зрения Кремля. Но в большой политике или геополитике такой нюанс означает многое.

Во-первых, Россия не хочет упустить Узбекистан из сферы своего влияния в Центральной Азии, где в связи с объявленным выводом войск США и коалиции из Афганистана до конца 2014 году, геополитическая борьба между великими державами вновь разгорается. Кроме США, Китая и России поспешил сюда скрестить шпагу с конкурентами и Евросоюз, заметно отстававший до сих пор от них.

Во-вторых, экономическая экспансия Китая в страны Южной и Центральной Азии и все более возрастающее влияние, связанное с ним, дает ему хорошие рычаги геополитического давления на развитие военно-политических тенденций в регионе. В том числе на Афганистан и Пакистан. Это не может не вызывать опасений Москвы и толкает ее на выстраивание более прагматичных отношений со странами Центральной Азии. Она пошла на обременительный шаг по бесплатному вооружению армий Кыргызстана и Таджикистана лишь для того чтобы удержать их в орбите своего влияния.

Афганские и американские политики не раз признавались в том, что Пакистан имеет решающее влияние на движение «Талибан» и без поддержки из Исламабада оно не имело бы той мощи, которой сейчас обладает в противостоянии силам коалиции. Значит, Китай может сыграть одну из главных ролей в стабилизации ситуации в Афганистане, оказывая давление Пакистану.

В-третьих, использование Россией внешних угроз и вызовов, связанных с развитием событий в Афганистане, в целях форсирования постсоветской интеграции, где будет превалировать только ее интересы, может дать временный эффект. Но когда угрозы пойдут на убыль, эта интеграция, поставленная с ног на голову, затрещит по швам по той простой причине, что сегодня в мире в процессе интеграции превалируют экономические составляющие, нежели военно-политические. Вряд ли интегрируемые долго будут идти на поводу у интегрирующей без учета собственных интересов.

Шум вокруг выхода Узбекистана из ОДКБ временно затмил другие проблемы этой организации. Там и без Узбекистана разногласий и спорных вопросов хватает, так как элиты других стран–членов не желают принести собственные интересы в жертву в угоду кому-то. Они смотрят на эту военно-политическую структуру через призму этих интересов. Например, президента Армении не устраивает то «что коллеги по организации не слишком спешат отстаивать позицию Еревана в конфликте с Азербайджаном». Но как можно отстаивать абсурдную позицию Еревана, если он не защищает свою, а оккупирует чужую территорию?

У других партнеров тоже есть определенные претензии, но в силу ряда причин они не слишком афишируются.

Что касается непосредственно причины приостановления Узбекистаном членства в ОДКБ, то она не кроется в каком-то его «дрейфе» в сторону Запада или еще куда-то. Он начинает все более дистанцироваться от блокового мышления и позиционировать себя одним из игроков на геополитическом поле вопреки мнению политолога З.Бжезинского о том, что якобы страны Центрально-азиатского региона могут быть только объектами этой игры. Поэтому позицию Узбекистана нельзя назвать ни прозападной, ни пророссийской. Ответ на этот вопрос можно найти в недавно принятой Концепции внешней политики: «Узбекистан оставляет за собой право заключать союзы, входить в содружества и другие межгосударственные образования, а также выходить из них, руководствуясь высшими интересами государства, народа, его благосостояния и безопасности».

Несмотря на особую позицию Узбекистана в региональных структурах, которая воспринималась неоднозначно партнерами, официальный Ташкент никогда не подвергал сомнению двусторонние отношения с Россией и всегда их ставил во главу угла и они развиваются динамично.

Не зря министр иностранных дел РФ С.Лавров в ходе декабрьского визита в Ташкент заявил, что, несмотря на приостановление Узбекистаном членства в ОДКБ, он остается союзником России. Более того, стороны готовят соглашение о поставках российского оружия до 2020г. И мнение некоторых российских экспертов о том, что Узбекистан возобновил свое членство в ОДКБ лишь ради того, чтобы получать дешевое оружие из России, нельзя считать основательными.

Фахриддин Низамов, эксперт

Источник — ЦентрАзия

Иванишвили намерен умилить Азербайджан

 

 

 

 

 

Сазонтова Лейла, эксперт, Москва

 

Новое правительство Республики Грузия пытается кардинально менять позиции относительно взаимодействия со странами-соседями. Не исключено, что в скором времени шаги в сторону восстановления дипломатических отношений с Россией принесут видимые результаты.
Вместе с тем команда Иванишвили прекрасно осознает, что для укрепления позиций в мире ей необходимо упрочить отношения и с другими странами, в том числе с Азербайджаном. Так, новый грузинский госминистр по реинтеграции Паата Закареишвили предпринял попытки обсуждения возобновления сквозного железнодорожного движения через Абхазию, которое остается невостребованным с 1992 года. Попытки, явно не продуманные на предмет возможной реакции со стороны упомянутой Азербайджанской Республики.

Безусловно, негативная реакция азербайджанской стороны прежде всего связана с опасениями официального Баку по поводу дальнейшего решения карабахского вопроса. Как заявил профессор университета «Кавказ» Фархад Мехтиев, восстановление сквозного движения через Абхазию выгодно Армении, которая получит отнюдь не только экономические дивиденды, но и усиление военных позиций.
Как подчеркнул эксперт, «несомненно, это послужило бы и усилению безопасности Армении, которая дислоцирует у себя 102-ю российскую военную базу. Пока неизвестно, какой режим перевозок может предоставить Грузия товарам, следующим из России в Армению, однако возможны варианты, при которых Россия сможет перевозить и военные грузы — например, тяжёлые боеприпасы и ракеты, которые трудно доставлять воздушным путем».
Более того, в Баку многие считают, что восстановление прямого железнодорожного сообщения существенно повысит уровень поддержки Еревана со стороны Российской Федерации. Так, специалист исследовательского центра «Толерантность» Азер Рашидоглу в интервью информационному агентству REGNUM отметил: «Давно известно, что Россия поддерживает Армению, вооружает сепаратистов в Карабахе и защищает интересы своей военной базы в Гюмри».
При этом необходимо особо подчеркнуть: Азербайджан настроен до такой степени негативно относительно восстановления железной дороги, что даже готов оказать открытую помощь Сухуми и Цхинвали. В частности, как официально заявил депутат парламента Азербайджанской Республики Муса Гасымлы: «Баку может в данном контексте оказать поддержку сепаратистским режимам в Абхазии и Южной Осетии!..».
А это уже совершенно конкретный сигнал для нового грузинского руководства!
В то же время, даже несмотря на резкость высказываний представителей азербайджанской стороны, в Грузии по-прежнему стараются придерживаться позитивного настроя и сохранять нейтралитет.
Так, по словам Пааты Закареишвили, «Тбилиси никогда не примет решения, которое может навредить стратегическим отношениям между Грузией и Азербайджаном». Министр также добавил: «У Азербайджана нет никаких оснований для беспокойства. Он является нашим стратегическим партнером, и исключены такие наши шаги, которые могут бросить тень на эти отношения».
Что ж, такие заявления одного из первых чиновников нового правительства РГ могут свидетельствовать о том, что Тбилиси остро ощущает свою зависимость от кабинета Ильхама Алиева по целому ряду позиций.

Во-первых, грузинский бюджет в значительной степени формируется за счёт транзита через территорию республики огромных объемов азербайджанских углеводородов (нефть и газ).
Во-вторых, от позиции Баку зависит налаживание командой Иванишвили отношений с той же самой Россией.
В-третьих, между Азербайджаном и РГ довольно развит товарооборот, который по итогам января-сентября 2012 года составил более 512 миллионов долларов.
Поэтому вовсе неудивительно, что в ходе встречи с послом АР Азером Гусейном член парламента Грузии Губаз Саникидзе громкогласно заявил: «Мы готовы вместе решить проблемы этнических азербайджанцев – граждан Грузии. Нашей дружбе и стратегическому партнерству ничто не угрожает. Не существует силы, которая смогла бы поколебать отношения между Азербайджаном и Грузией».
Сам же новый грузинский премьер в начале октября после посещения офиса Госнефтекомпании Азербайджанской Республики SOCAR и личной беседы с президентом концерна Ровнагом Абдуллаевым сообщил, что «у Грузии и Азербайджана хорошие и примерные отношения».
Как подчеркнул Иванишвили в интервью для СМИ: «Мы говорили о наших отношениях, которые очень хорошие и примерные, о том, как мы должны относиться к соседней стране… Речь шла и о предстоящих встречах на высшем уровне, в частности, с президентом Ильхамом Алиевым…».
Впрочем, когда состоится данная встреча, и будет ли на ней решен животрепещущий вопрос об открытии железнодорожного сообщения – до сих пор остается неизвестно.
Как бы то ни было, но предложения со стороны представителей нового грузинского правительства в очередной раз подтвердили старое правило: на Кавказе практически ни один вопрос невозможно разрешить, не затрагивая смежных проблемных узлов. Так и г-н Закареишвили: предлагая России начать с разблокирования сообщения через Абхазию, министр не смог обойти стороной закоренелую проблему армяно-азербайджанского противостояния.
И Азербайджан в свою очередь тоже прав.

Потенциально открытие дороги способно не только придать импульс российско-грузинским экономическим отношениям, но и минимизировать региональную замкнутость Армении. Если железнодорожная ветка начнет действовать, то Ереван получит через Грузию пусть и опосредованную, но дополнительную связь с Москвой. А данный факт становится очень весомым, если вспомнить, что Республика Армения является не только главным политическим противником Азербайджана, но и членом Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и главным политическим партнером Кремля в регионе. И ни для кого не секрет: любое укрепление замкнутости армянской стороны (т.н. «территориально-экономической блокады») является в последние два десятилетия для официального Баку стратегической целью!
Таким образом, очевидно, что сегодня внешнеполитический курс нового грузинского руководства зависит от многих составляющих. Вот только одно остается непонятным: каким образом Тбилиси собирается изменить нынешнее положение вещей? В силу сложившихся экономических, транспортных и энергетических обстоятельств сделать это, не обостряя отношения с Баку, будет крайне тяжело.

источник — http://fairway-info.com/?p=1242

Не понятна ситуация с будущим Евразийского Союза

 

 

 

 

Нармина Али

Интервью АМИ Новости-Азербайджан  с Директором Института демографии, миграции и регионального развития (РФ) Наданой  Фридрихсон:

— Какую оценку прошедшей 20 декабря пресс-конференции В.Путина Вы можете дать?

— Первое, что хочется отметить, это предельную сосредоточенность Президента при ответах на вопросы, несмотря на ряд шутливых моментов. При этом я соглашусь с мнением некоторых экспертов, что имела место быть некая усталость главы российского государства. Однако это не было отражением неудовлетворенности от полученных с начала нулевых результатов. Думаю, готовясь к пресс-конференции, В.Путин понимал, что во многом она будет носить оправдательный характер. Так и вышло. В основном вопросы были вокруг законопроекта «Димы Яковлева», затрагивали проблему заключенных и щекотливую плоскость российско-грузинских отношений.

И, несмотря на то, что в целом пресс-конференция получилась содержательной, в большей степени главу государства пытались как бы «уличить» в огрехах решения властей.
Тем не менее, Владимир Путин по многим вопросам дал содержательные ответы. Думаю, экспертному сообществу будет, с чем работать, моделируя дальнейшее бытие России, как в вопросах внутриполитического характера, так и на международной арене.

— Большое внимание было уделено российско-американским отношениям. Один из журналистов сформулировал такой вопрос: не приведет ли нынешнее ухудшение отношений к необходимости перезагрузки уже существующей перезагрузки? Согласны ли Вы с этим мнением?

— Российско-американские отношения сейчас переживают ряд проблем, что не удивительно. Во многом этому способствует внешнеполитическая обстановка. США стремятся усилить свое влияние на постсоветском пространстве – Центральная Азия, Южный Кавказ. При этом, говоря о последнем, важно помнить, что в 2013 году государства этого региона вступят в выборный период, что, безусловно вызывает озабоченность в Кремле.

Не понятна ситуация и с будущим Евразийского Союза. На сегодняшний день нет практических шагов, которые отобразили бы реальные контуры будущего формирования, при этом заметна активность Турции, которая является членом НАТО.

Кроме того, не решен вопрос с Ираном, что крайне беспокоит Россию, и все эти обстоятельства (и ряд других) создают условия, при которых общий фон российско-американских отношений просто не может быть абсолютно положительным.

Президент Российской Федерации достаточно четко сформулировал позицию страны в данном вопросе – со стороны Вашингтона есть антироссийские выпады, и есть соответствующая реакция. Это важный момент, ведь российское общество озвучивало желание, чтобы власть доступно объясняла свою позицию по острым вопросам. Так и вышло. Россия не будет агрессором, но в ответ на пощёчины не будет подставлять вторую щеку.

Думаю, реакции в Вашингтоне не будет, а если будет, то исключительно по частным заявлениям. Сейчас действительно идет перестройка позиции США в отношении России, и будут новые вызовы, однако Россия дала понять, что готова к таковым.

— Полагаете, что Соединенные Штаты будут менять свою позицию к российско-американским отношениям?

— Думаю, да. На то есть ряд причин – как я уже сказала, это конкуренция за влияние на постсоветском пространстве (и последнее заявление Х. Клинтон о ресоветизации тому пример), и в этом контексте большое внимание привлекает сейчас Грузия, где разворачивается нешуточное противостояние, исход которого может многое изменить. Кроме того, не стоит забывать вопрос с Афганистаном, нерешенность каспийской проблемы.

Соединенные Штаты никогда не клялись России в вечной дружбе. Был период взаимовыгодной паузы в конфронтации, и то весьма условной. Сейчас это время закончилось.
В 2013 году мы будем свидетелями «незримого присутствия» Вашингтона в ключевых для России регионах и проблемах. Например, на фоне предстоящего противостояния в Грузии, будет обострена ситуация в Дагестане. Будут трансформации в центрально-азиатском регионе, на Россию будет отказываться давление по вопросу Сирии.

— По итогам пресс-конференции некоторые эксперты отметили нацеленность главы государства в большей степени решать внутренние вопросы, поскольку на внешнеполитической арене Россия уступает Америке. Вы согласны с таким мнением?

— И да, и нет. В 2013 году будет проведен ряд преобразований во внутриполитической действительности страны. Думаю, еще предстоят кадровые перестановки, будут выделены новые субсидии в некоторые регионы, на повестку дня выйдут вопросы, которые до сих пор не нашли своего решения, в т.ч. национальный вопрос. Однако это не означает, что Россия сдает свои позиции на внешнеполитической арене.

Безусловно, сегодня Вашингтон по многим показателям опережает Россию. Я сама не раз говорила, что на примере Южного Кавказа видно, что позиция Москвы не сформулирована, в то время как присутствие США там более последовательно. Однако, на мой взгляд, пресс-конференция продемонстрировала нацеленность российского руководства менять сложившуюся ситуацию.

И достаточно в скором времени станет понятно, насколько это так на примере Грузии. Кремль сейчас намерен выстроить свою стратегию в отношении этой страны, и не думаю, что нацеленность ограничится только Грузией. Южный Кавказ – это важная геополитическая точка, с которой необходимо работать.

— В ходе пресс-конференции не был затронут вопрос о будущем российско-азербайджанских отношений, которые сейчас требуют особого внимания. При этом был сюжет, когда передавали микрофон одному из журналистов, В.Путин решил, что речь пойдет о Нагорном Карабахе. Как вы оцениваете сложившуюся ситуацию?

— Я видела, в зале были представители от азербайджанской стороны, которые, как мне видится, могли задать насущные вопросы – о статусе Нагорного Карабаха, о ситуации вокруг Ирана, о взаимодействии российских регионов с Азербайджаном и многие другие. И тот факт, что вопросы не были заданы, обусловлен лишь тем, что не хватило времени.

Однако В.Путин был готов отвечать на такие вопросы, и та оговорка, если можно так сказать, которую Вы упомянули – свидетельствует об этом. Вместе с тем, как я сказала в самом начале, та готовность «оправдываться» за содеянное, и в особенности за не содеянное, была видна.

Отношения России и Азербайджана длительное время носили продуктивный характер. Сейчас заметно охлаждение, которое, на мой взгляд, вызвано тем, что Москва не проявила себя как посредник в вопросе Нагорного Карабаха, не сформулировала свою позицию в регионе, и достаточно поспешно стала настойчиво предлагать евразийскую интеграцию.

Думаю, выводы в Кремле сделали, и в 2013 году мы увидим продвижения.

«Тактическая пауза» России

 

 

 

Интервью Vesti.Az с известным российским политологом, директором информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве МГУ Алексеем Власовым.

— Накануне, на 19-ом заседании СМИД ОБСЕ в Дублине, главы делегаций стран-сопредседателей Минской группы приняли заявление по Карабахскому вопросу, которая ничем не отличалась от прошлых…

— Да, действительно так и есть. Последнее заявление ничем принципиально не отличается от предыдущих. Пока каких-то серьезных изменений нет, и вряд ли они произойдут до момента завершения избирательного цикла в Армении и Азербайджане. Так что до конца 2013 года на резкие движения не пойдут ни в Баку, ни в Ереване. Что будет дальше, покажет время.

— Есть ли какие-либо предпосылки, которые позволили бы судить о намерении сторон решить конфликт в 2013 году?

— Их не так много, особых изменений в 2013 году пока не предвидится.

— Каких шагов будет ждать официальный Баку от Кремля в следующем году? 

— Думаю, как и прежде — давления на Ереван в вопросе уступок на переговорах. Большинство других вопросов не являются «корневыми» в двухстороннем диалоге.

— А пойдет ли на этот шаг Россия? 

— Ни противоборствующие стороны, ни посредники резких действий, скорее всего, делать не будут. В период посредничества Медведева, я думаю, определенное давление оказывалось. Сейчас же Владимир Путин еще не определил собственный формат участия в переговорном процессе вокруг Карабаха.

— Примечательно, что и азербайджано-российские отношения, согласно последним оценкам, оставляют желать лучшего. Речь зашла даже о похолодании отношений…

— Это не похолодание, а «тактическая пауза». Многое изменится после встречи между Алиевым и Путиным. Телефонный разговор между двумя президентами уже состоялся. Теперь необходимо подготовить пакет документов для встречи в верхах. Уверен, что многие вопросы будут сняты.

— И Габалинский вопрос? 

— Судя по последней информации, шансов на компромисс становится больше. Но все равно — ситуация 50 на 50.

— Но считается, что затягивание решения о продлении срока аренды РЛС, является отражением политических претензий Баку к Москве…

— Думаю, это слишком громко сказано. Речь идет об определенных противоречиях по вполне конкретным вопросам. Историю «конфликта» чрезмерно раздувают СМИ.

— Проявит ли официальный Киев принципиальность в урегулировании Карабахского конфликта за год председательства в ОБСЕ? 

— Активность — да. Принципиальность? Смотря, что понимать под этим термином. Хорошо быть активным, когда есть четкие правила игры. В карабахском урегулировании есть мадридские принципы, но нет понимания, как добиться того, чтобы они выполнялись. Да и возможности ОБСЕ не стоит преувеличивать.

— Оживленные дискуссии вызывает сценарий развития иранского вопроса и роль Азербайджана в этом сценарии…

— В 2013 году, возможен силовой сценарий решения иранской проблемы. Это большие риски и для Москвы и для Баку. Азербайджан не стремится к участию в антииранских акциях, но сложно сказать, удастся ли остаться в стороне, если США или Израиль все-таки нанесут удар по Тегерану.

— А может ли Баку воспользоваться сложившейся ситуацией и вернуть Карабах?

— Это гипотетический расклад. Никто не может точно просчитать последствия возможной войны против Ирана.

— Как будут развиваться события в плане урегулирования вопроса правового статуса Каспия? 

— Полагаю, что процесс милитаризации каспийского региона продолжится в любом случае. Да и подписание Конвенции в случае обострения иранской проблемы может быть отложено на неопределенный срок. Война, еще раз подчеркну, взорвет весь регион.

В.Гасанов

Кто заменит Россию в Габале?

 

 

 

Новости-Азербайджан,

Кямал Али.

 

10 декабря Россия представила Азербайджану Ноту в связи с приостановлением эксплуатации Габалинской РЛС. В сообщении отмечается, что между АР и РФ были проведены интенсивные переговоры. Азербайджан демонстрировал готовность продолжения сотрудничества с российской стороной с целью продления срока эксплуатации Габалинской РЛС Москвой. Однако сторонам не удалось прийти к соглашению в вопросе, касающемся арендной стоимости указанной станции.

«Не могу не отметить свое удовольствие принципиальной позицией Азербайджана в вопросе аренды российским министерством обороны Габалинской РЛС. Баку поступил правильно, не поддавшись нажиму и не отказавшись от желания повысить стоимость аренды до 300 милиионов долларов в год», — заявил политолог Эльхан Шаиноглу.

По его словам, Азербайджану РЛС не нужна. Но после прекращения работы Габалинской РЛС следует быть готовыми противостоять растущему давлению России.

«Владимир Путин потерял российскую военную базу, вновь став президентом РФ, и будет стараться отомстить Азербайджану в другой плоскости», — считает он.

С ним солидарен журналист Сарван Ризванов. Он поддерживает политику Баку, направленную на ликвидацию российских военных объектов в Азербайджане. Вместе с тем Ризванов подчеркивает, что закрытие РЛС, которая «всегда использовалась для политического нажима России на Азербайджан»,  станет поводом России усугубить напряженность на фронтах с Арменией.

«Некоторые СМИ пишут, что участятся антиазербайджанские провокации. Но это мы видели ежедневно и до прекращения работы РЛС», — добавил он.
Заместитель председателя  «Центра помощи экономическим инициативам»  Ровшан Агаев не до конца уверен в том, что прекращение работы РЛС вызвано нерешенностью спора о размере аренды. Он считает, что для страны с федеральным бюджетом в 400 млрд. долларов стоимости аренды в 50-60 млн. и даже 150-200 млн. долларов, с которыми мог бы согласиться Азербайджан, не могут быть проблемой.

«Не верю также, что российское и азербайджанское руководство, между которыми много общего, не могут договориться не только в стратегических, но и в тактических вопросах. За историей закрытия РЛС кроются совсем другие причины», — предположил эксперт.

Член комитета Милли Меджлиса по безопасности и обороне Захид Орудж в интервью АПА отметил, что официальный Баку в вопросе о Габалинской РЛС полностью защитил интересы Азербайджана. Все предложения Баку по оплате за аренду станции были обоснованы по всем параметрам: «Думаю, что, в первую очередь, военно-промышленные круги России постараются использовать этот момент против Азербайджана. С другой стороны, Армения использует данную ситуацию против Азербайджана».

По словам депутата, нет необходимости понимать решение России об отказе как «военный ультиматум» и преувеличивать данный вопрос: «Думаю, что этот вопрос не затронет двусторонние военные связи. Отношения между странами в других сферах будут продолжены на более высоком уровне».

Российский политолог Сергей Михеев в интервью тому же агентству сказала, что «в усугублении ситуации не было необходимости, можно было найти компромисс».
По словам Михеева, приостановление эксплуатации Габалинской РЛС не создаст для России серьезные проблемы: «У нас была аналогичная ситуация с Украиной. В ситуации с Грузией мы нашли альтернативу. Конечно, на эту альтернативу ушли деньги, время, усилия, но мы нашли замену. Но, к сожалению, отношениям был нанесен определенный урон. Безусловно, это не смертельный урон, происходящие события не могут усугубить ситуацию радикальным образом».

Бывший министр обороны Азербайджана, генерал-майор в запасе Дадаш Рзаев заявил, что приостановление Россией эксплуатации Габалинской РЛС не окажет какое-либо негативное влияние на двусторонние военные и военно-технические отношения. По словам экс-министра, Габалинская РЛС является всего лишь одним компонентом в военных связях: «Между Азербайджаном и Россией военные и военно-технические связи находятся на высоком уровне. Россия на данный момент выполняет крупные военные заказы Азербайджана».

Генерал подчеркнул, что сумма, предлагаемая Азербайджаном за эксплуатацию Габалинской РЛС, не может считаться большой для такого государства как Россия: «Азербайджан выдвигает эти предложения обоснованно».

Единственная трудность, которая возникает из-за потери Габалинской РЛС, — это проблема следующего арендатора станции. Новым партнером могут стать США или Турция. Ранее США, обсуждая возможность совместного с Россией использования Габалинской РЛС, хвалили «прекрасное расположение радара» станции.

Неуступчивость Азербайджана в вопросе аренды РЛС эксперты связывают с теми помехами, которые создает Россия для Баку, планирующего строительство газопровода по дну Каспийского моря. Этот проект угрожает конкуренцией трубопроводу «Южный поток», лоббируемому «Газпромом». Москва разрушила эти планы, заявив, что статус Каспийского моря до сих пор не определен, поэтому строительство невозможно без согласия всех прибрежных стран, отмечает портал Newsru.com.

10 декабря российская сторона представила Ноту о приостановлении эксплуатации станции в связи с потерявшим 9 декабря 2012 года силу «Соглашением между правительствами Азербайджанской Республики и Российской Федерации о статусе, принципах и условиях использования Габалинской РЛС».

Габалинская РЛС — радиолокационная станция типа «Дарьял», составная часть российской системы предупреждения о ракетном нападении. Находится неподалеку от города Габала в Азербайджане. На боевое дежурство РЛС поставлена в 1985 году. Эффективный радиус работы станции — около 8 тыс. км. Может засекать запуски ракет с акватории Индийского океана. В поле зрения РЛС полностью попадают территории Турции, Ирака, Ирана, Индии и всех государств Ближнего Востока. Объект позволяет отслеживать и траекторию запускаемых ракет, что дает возможность использовать противоракеты для нейтрализации угрозы.

Срок действия нынешнего соглашение об аренде истекает 24 декабря 2012 г. Согласно прежнему договору об аренде, министерство обороны РФ ежегодно платило Азербайджану 7 млн. долларов, не считая счета за электричество, воду и коммунальные расходы. Ранее Минобороны РФ сообщало о проведении переговоров с Азербайджаном по продлению аренды Габалинской РЛС до 2025 года.

В настоящее время РЛС в Габале не имеет для России другой альтернативы. Новая РЛС  типа «Воронеж» должна быть поставлена на боевое дежурство в Армавире в первом квартале 2013 года, передавало  РИА «Новости» со ссылкой на командующего войсками воздушно-космической обороны генерала-полковника Олега Остапенко. Минобороны РФ планирует, что РЛС в Армавире на территории Краснодарского края «перекроет» зону ответственности Габалинской РЛС. Согласно планам министерства, станция в Армавире должна по параметрам превзойти Габалинскую, она будет решать более сложные задачи. Ранее командующий командующего войсками воздушно-космической обороны говорил, что РЛС в Армавире заступит на дежурство еще до конца 2012 года.

Россия рассчитывала завершить переговоры по Габалинской РЛС до июня 2012 года, так как согласно правилам,  новое соглашение должно быть заключено не позднее, чем за шесть месяцев до истечения срока действия старого договора. Но в 2012 году Баку неожиданно потребовал в новом арендном соглашении исходить из цены 15 млн. долларов, затем 300 млн. долларов в год.  По мнению аналитиков, этот шаг Баку стал ответом на нежелание России заставить Армению вывести свои войска из Карабаха.  В начале лета этого года стало известно о том, что Минобороны РФ вывело из Азербайджана семьи офицеров Габалинской РЛС, так как в Москве решили уменьшить площадь арендуемой территории для экономии средств, поэтому закрыли  школу и детский садик, в котором учились офицерские дети. В настоящее время РЛС в Габале не эксплуатируется.

Против эксплуатации Габалинской РЛС выступали все азербайджанские общественные экологические организации. О вредном влиянии РЛС на природу и здоровье жителей Габалинского района сообщали также государственные ведомства АР.

Мобилизация революций в России

Николай Розов, доктор философских наук, профессор
Новосибирск,  НГУ, Философский факультет

www.nsu.ru/filf/rozov/

Здесь будет представлена основная модель и объяснение «колеи» российских циклов, кратко охарактеризована текущая социально-политическую ситуация в России в рамках этой модели, охарактеризованы основные направления внешней политики Кремля, проанализированы условия и перспективы разрешения конфликтов в постсоветском пространстве.

В моделях долгих циклов мобилизации и революций служилого класса (как начал Грозненского, Петровского и Сталинского циклов в России) реконструируется циклически меняющаяся переменная, которую назовем государственным успехом (расширение территории, высокой престиж могущества на внешней арене, легитимность власти и режима, внутренняя стабильность).

Циклически меняющаяся переменная в моделях кратких циклов реформ-контрреформ .— это свобода как мера защищенности личности и собственности, а также участия в управлении.

Российская история проявляет крайнюю «размашистость» динамики от триумфов — к провалам и смутам, от либеральных надежд, проектов, реформ — к антигосударственному и государственному террору, репрессиям и тоталитаризму. При всех этих раскачиваниях общая картина оказывается не хаотичной, но весьма стереотипной, повторяющейся[1].

Такт 1. «Успешная мобилизация». Государственный и эмоциональный подъем, резкое увеличение служивого класса, завоевания, рост могущества. Внутренняя фронда, недовольство подавлены. Экспансия всегда имеет предел и обычно переходит к такту 2.

Такт 2. «Стабильность-Стагнация». Иногда относительно спокойная, иногда турбулентная с быстрой деградацией элит и режима, обычно завершается тактом 3.

Такт 3. «Социально-политический кризис». Крупные бунты, мятежи, крестьянские и гражданские войны, наиболее глубокие и опасные внешние вторжения. Для «Кризиса» характерны бифуркационные развилки, метания между попытками осуществить такты 4 или 5.

Такт 4. «Либерализация». Иногда осуществляемая «сверху», иногда стихийная «снизу», но, как правило, не приводящая к успеху. Либо возвращает к такту 3 «Кризис», либо сразу ведет к такту 5 «Откат».

Такт 5. «Авторитарный откат». Нередко выводит из «Кризиса» и возвращает к «Стабильности-Стагнации», иногда приводит к «Успешной мобилизации», но при определенных условиях может вести к углублению «Кризиса» и такту 6 «Государственному распаду».

Такт 6. «Государственный распад» может пониматься как крайняя степень разрушительных тенденций «Кризиса». При восстановлении государственности новая власть обычно достаточно слаба и поэтому либеральна, опирается на широкий круг акторов, но впоследствии непременно наступает «Авторитарный откат» и возвращение к привычным принудительным порядкам.

Представим последовательность тактов посредством модели фазовых переходов в нашем параметрическом пространстве (рис.1).

 

Рис.1. Основные такты и межтактовые переходы в циклической динамике истории России. Контур заштрихованных блоков и стрелок – кольцевая динамика наиболее частых переходов. Контур между «Либерализацией», «Государственным распадом» и «Успешной мобилизацией» — маятниковая динамика.

 

 

Сейчас, после авторитарного отката 2003-2006 гг.  Россия по-прежнему находится в большом такте «Стагнация» с мини-тактами: недавней потешной «модернизацией», нынешними попытками власти перейти в«авторитарный откат», а в мечтах и к «успешной мобилизации» (стать «новым полюсом мировой политики», колонизовать Луну и проч.).

В больших «откатах» (ближайшие — брежневский неосталинизм 1970-х гг., сталинский «большой террор» 1930‑х гг. и ленинско-троцкистский «военный коммунизм» 1918-1921 гг.) авторитарной власти удавалось почти полностью сломить сопротивление, утвердить политическую, экономическую и идеологическую монополию, закрыть страну от внешних влияний. Сегодняшние обстоятельства позволяют усомниться в «успехе» таких начинаний. Более вероятно обострение и расширение конфликтов, соскальзывание страны к очередному политическому «кризису» — такту, который всегда в российской истории следовал за «стагнацией».

«Кризис», как хорошо видно на схеме, является точкой бифуркации — расхождения путей. Три наиболее вероятных варианта развития событий согласно колее российских циклов таковы:

1. «Авторитарный откат» — появление новой «гвардии» приспешников, готовых «служить» (а не присваивать, как прежние), эффективные волны репрессий и восстановление авторитарного «порядка».

2. Эскалация вооруженного противостояния, скатывание к смуте и гражданской войне, вряд ли большого (как в 1603-1612 и 1918-1922 гг.), но, возможно, малого (как в 1905 и 1993 гг.) масштаба.

3. Относительно мирная очередная «Либерализация» («сверху» или «снизу») с закономерным последующим провалом и новой реакцией («третья оттепель» или «вторая перестройка»).

Исторические обобщения позволяют определить главные условия, от которых зависит выбор пути по тому или иному руслу.

При сохранении фарта нефтяных цен, сплоченности властных элит, лояльности и готовности силовых структур к репрессиям и насилию, при обычной пассивности большинства населения, при расколотости, неумелых и непопулярных действиях оппозиции нынешняя «подморозка» как новая волна авторитарного отката (после прежней 2003-2005 гг.) еще на несколько лет продлит существование режима. Протест, поставленный в положение вне закона, будет радикализоваться, что послужит оправданием новых репрессий «ради стабильности». При таком развитии событий стагнация и прогрессирующая деградация России, жестокое отставание на международной арене, внутренние и внешние провалы, последующие кризисы неизбежны. Когда именно откроются новые возможности для мирной революции и демонтажа режима — будет зависеть от соотношения, с одной стороны, силы процессов разложения режима, делегитимации правящей группы и консолидации протеста, с другой стороны — силы накопленных факторов защиты «стабильности».

При схождении неблагоприятных для режима обстоятельств (от финансового кризиса до серии бедствий, волны протестов уже по всей стране при утере лояльности региональных элит и части репрессивного аппарата) политический кризис может наступить уже в ближайшие два-три года. Для правящей группы сохранение полноты власти — это необходимое условие не только сохранения собственности, но и гарантия защиты от уголовного преследования. Поэтому следует ожидать отчаянных попыток сохранить власть любыми средствами, а в этом плане непомерно разросшиеся внутренние войска, ОМОН и спецслужбы — фактор, угрожающий масштабным насилием.

Если глубокому политическому кризису будет сопутствовать обширная дискредитация режима и власти, произойдет реальный раскол элит, а аппарат насилия ясно продемонстрирует отказ от репрессий (от ареста лидеров, разгона демонстраций и проч.), то могут сбыться мечты оппозиции о «круглом столе», передаче власти, новых выборах по новым правилам.

Здесь победившую коалицию будут поджидать опасности со всех сторон: обманутые ожидания населения (уровень жизни если не упадет, то и расти ощутимо в первые месяцы и годы не будет), возможные новые волны глобального экономического кризиса с ощутимыми ударами по все еще уязвимой сырьевой экономике России, междоусобная борьба (острейшими станут идеологические противоречия среди победителей), реванш «бывших» (весьма сплоченных и опытных, которых вряд ли остановит люстрация), вероятные сепаратистские движения на окраинах, делегитимирующие новых лидеров, фронда привыкших к авторитаризму региональных элит и т. д.

До сих пор все значимые периоды «либерализации» в России либо вскоре обрывались, либо приводили к углублению кризиса, обычно завершаясь откатами к авторитаризму. В этом и состоит колея российских циклов, которую следует преодолеть. Без понимания устойчивых внутренних причин такой динамики не удастся найти выхода, выскользнуть из представленных выше инерционных сценариев.

Колея российских циклов порочна. Даже «успешная мобилизация» как предел кремлевских мечтаний (впрочем, уже принципиально неосуществимых) не вывела бы из колеи, но с жесткой закономерностью возвратила бы вновь к «стагнации», а затем и к новому «кризису».

Надежды на успешную «окончательную» или хотя бы устойчивую, эффективную  либерализацию и демократизацию России, весьма призрачны. Поэтому следует говорить о внешней политике России, сходя из нынешних и ожидаемых реалий.

Какие же внешнеполитические стратегии, главным образом, предпринимает Кремль в последние годы?

  • Попытки хотя бы в риторическом, виртуальном плане вернуть утраченный с распадом СССР статус «сверхдержавы». Сюда относятся обиды, нападки на США и Запад в целом в «Мюнхенской речи» В.В.Путина, демонстративные военные вояжи в Южную Америку, угрозы разместить «Искандеры» в Калининградской области, попытка расправы с «режимом Саакашвили» по образцу американской расправы с «режимом Саддама», возврат к переговорам о ядерном оружии в брежневских традициях.
  • Попытки хотя бы символического восстановления империи и ставка на лояльность лидеров Ближнего Зарубежья (экспорт дешевого сырья, немалые субсидии в обмен на символическое признание «величия» России, демонстративные, но малоуспешные попытки создать в рамках СНГ военный союз «не хуже НАТО»); систематический результат такой стратегии — обман российского руководства «ближнезарубежными» лидерами, кроме того, в2008 г. четко определился вектор «отмежевания» постсоветских стран от роли послушных сателлитов;
  • Попытки наказывать «отступников» (Украина, Грузия, Молдова, Беларусь) ни в одном случае не привели к желаемой покорности; напротив, в результате таких попыток отношения этих стран с Россией неуклонно становились более отчужденными, их стремление сблизиться с другими центрами влияния только росло;
  •  Попытки проводить «многовекторную» политику, — с одной стороны, организация ШОС, поддержка отношений с предвоенным Ираком, позже – с Ираном, Индией, Китаем, Венесуэлой, Кубой, причем зачастую не для ясной собственной выгоды, а «в пику» Америке, с другой стороны, спорадические уверения Запада в своей «европейскости» и «демократичности».

В отношении перспектив мирного разрешения конфликтов на постсоветском пространстве такие стратегии Кремля не особенно вдохновляют. Главными мотивами видятся поддержание реноме «верховной силы» в этой «зоне особых интересов», стремление не пускать сюда других акторов (зачастую напрасные и только раздражающие), политика типа «разделяй и властвуй». Поэтому конфликтующим сторонам следовало бы не столько рассчитывать на активную помощь от России, сколько стараться договариваться самим со своими противниками. Россию же можно и нужно включать в качестве гаранта достигнутых соглашений, возможно в качестве поставщика миротворческих сил, которые будут способствовать выполнению договоренностей сторонами конфликта.

Не следует также надеяться на скорую и долговременную «либерализацию» России. Нынешний режим может быть сменен только в результате глубокого политического кризиса. Выход из этого кризиса пока не поддается прогнозированию (см. выше), но с учетом весьма низкой популярности либералов среди силовых структур, чиновничества и основной массы населения, вряд ли можно рассчитывать на победу сторонников либерализма.

К тому же, при внутреннем кризисе российским политикам будет не до конфликтов за пределами собственных границ. Соответствующий вакуум могущества в регионах, где status quo поддерживается российским военным присутствием, скорее, породит соблазн наиболее агрессивно настроенным и подготовленным силам начать активные военные действия, что при быстром и уверенном успехе (что сомнительно) может привести к существенному изменению политической карты на постсоветском пространстве, а с большей вероятностью приведет к новому периоду нестабильности, эскалации насилия, вплоть до рецидивов геноцида, чисток и массового исхода беженцев.

Какие черты постсоветского мышления  мешают скорейшему и мирному разрешению конфликтов в Евразийском пространстве? Можно указать на характерные черты советского и постсоветского менталитета,[2] действительно препятствующие поиску мирных компромиссов.

Таково жесткое разделение на «своих» и «чужих» с оправданием любых степеней принуждения и насилия к «чужим», если они слабы («если враг не сдается, его уничтожают», «не можешь – научим, не хочешь – заставим» и т.д.).

Такова обычная ставка на авторитарную власть, «вертикаль», принуждение, а не на горизонтальные связи, требующие умения договариваться, склейка «порядка» с «сильной рукой».

Соответственно, каждая сторона конфликта обычно считает приемлемым для себя только то его решение, когда противник подавлен, унижен и изгнан, для чего надеется самой взять на себя такую роль «грозного властителя», либо (при слабых ресурсах) призвать на помощь сильную державу (например, Россию, США, Турцию) в той же роли, но только на своей стороне.

Рассмотрим более общие вопросы соотношения либерализма и территориальных конфликтов. Грубо говоря, неуспех мирного разрешения конфликтов определяется не столько дефицитом либеральной идеологии среди основных участников (правящих групп в сторонах конфликта) и населения, сколько жесткими структурными ситуациями выбора стратегий, глубинными убеждениями участников конфликта, сложившимися комплексами прошлых агрессивных стратегий, когда любые мирные компромиссные ходы грозят обрушить легитимность и саму власть правящих групп.

Возможно ли разрешение противоречия между национализмом и либерализмом?

Данное противоречие отнюдь не обязательно. Множество американцев, британцев, немцев, французов, русских одновременно являются националистами (считают приоритетными интересы своей страны и народа) и либералами (выступают за свободы и толерантность).

Национализму прямо противостоят, с одной стороны, этнический сепаратизм (угрожающий целостности национальной территории), с другой стороны, чужие имперские амбиции (угрожающие суверенитету нации), с третьей стороны, собственные имперские амбиции (поскольку включение новых провинций и этносов, принудительное удержание этнических меньшинств, провинций, которые упорно не желают вливаться в единую нацию, угрожает ее политической, социальной, культурной и гражданской однородности и стабильному, мирному существованию и развитию страны).

Либерализму прямо противостоят идеологии, продвигающие, оправдывающие тиранию, деспотизм, тоталитаризм, режимы с политическими репрессиями.

Таким образом, если национализм не продвигает и не оправдывает такие режимы, то он вполне может сочетаться с либерализмом.

При всем этом, какой вклад может внести либеральная идеология в мирное разрешение конфликтов? Достаточно понятно, что либеральная идеология для любых задействованных в конфликте участников, сторонних сил окажет существенное влияние лишь тогда, когда будет не только принята на уровне деклараций, но войдет в установки и глубинные установки, убеждения.

В картинах мира «исконных и злобных врагов» должны заменить «люди с интересами, противоречащими нашим интересам, но имеющие свое достоинство и свои права, которые надо уважать и учитывать».

Ценности уважения к чужому достоинству, свободам, правам, идеалы и принципы равенства, справедливости должны стать хотя бы рядоположенными по значимости с символами «собственных национальных интересов» и стремлениями удержать власть.

Наряду с национальными, этническими и конфессиональными идентичностями должны появиться и космополитические идентичности: «мы – представители своего народа, в принципиальных моментах равные другим представителям другого, столь же достойного народа».

Поведенческие стереотипы (практики и стратегии) подавления, победы, унижения и уничтожения противника должны быть замещены направленностью на мирные переговоры, компромиссы, обсуждение обоюдных уступок.

Такое изменение габитусов необходимо, прежде всего, для главных участников – правящих групп в сторонах конфликта, но также среди влиятельных оппозиций в обеих сторонах, поскольку в противном случае любые уступки и компромиссы будут восприняты внутри конфликтующей стороны как «предательство».

Как можно на практике осуществить эти подходы? Изменение глубинных убеждений и установок происходит не при чтении благонамеренных статей и книг, не на лекциях и проповедях, а только в эмоционально насыщенных действах, ярких, внушительных событиях, когда прежние символы и картины мира драматически рушатся, а новые оказываются приемлемыми и более предпочтительными в плане повышения престижа, группового членства и социальных перспектив.

Кроме того, такое изменение глубинных установок должно положительно подкрепляться: стратегии и практики, решения и действия, предпринятые на основе новых принципов должны приводить не к разочарованиям, а к успеху и обещать новые успехи.

В конечном счете, многое упирается в то, появится ли у участников конфликта пресловутая «добрая воля»: признание противника равным, достойным, имеющим право на свои интересы, а также готовность вместе искать взаимоприе


[1] Более детально о природе и внутреннем порождающем механизме этих циклов см. в книге: Колея и перевал: макросоциологические основания стратегий России в XXI веке. М.: РОССПЭН, 2011. http://www.nsu.ru/filf/rozov/publ/kol-per.htm

[2] Розов Н.С. Российский менталитет: наиболее конструктивные концепции и их критика // Мир России, 2011, №1. http://www.nsu.ru/filf/rozov/publ/rus-mentality.htm

 

Москва поставила задачу развития отношений Северного Кавказа с Азербайджаном

 

 

 

Гюльнара Инандж, директор Международного онлайн информационно-аналитического центра «Этноглобус», представитель Центра «Льва Гумилева» в Азербайджане

 

 

15 ноября во время официального визита в Баку президента Чечни Российской Федерации Рамзана Кадырова в Баку наряду с другими вопросами, также обсуждалось капиталовложение в экономику этой республики. Чечня одна из северокавказских республик приглашающий Азербайджан для инвестирования.

 

Северный Кавказ, граничащий двумя региональными государствами Азербайджан и Грузия, является стратегически важной опорной точкой России.  Для создания мира на юге страны, федеральный центр наряду с силовыми операциями проводит экономические реформы, которые должны служить появлению новых рабочих мест, росту социальных условий населения и сокращения миграции.

 

Слабая экономика и низкий социальный уровень на приграничных районах со стратегически важным положением  является серьезной опасностью для государственной целостности России.

 

Ведь одной из причин примыкания граждан, особенно молодых людей на юге России к радикальным исламским группировкам  является бедность и безработица. Устранение же этих факторов должны оттолкнуть людей от радикализма и вернуть в лоно нормальной гражданской жизни.

 

 

Российское правительство, последние годы, целясь на устранения данной опасности начало планомерное развитие региона с привлечением инвесторов, в том числе зарубежных. Но при этом, учитывая стремления иностранных мироразделяющих сил отделить юг страны, в том числе Северный Кавказ от России Кремль настороженно относится к иностранным инвесторам, не допуская их в экономику региона.  В частности, из региона были выдворены турецкие инвесторы, не создаются условия черкесским мухаджирам ныне проживающим за рубежом для инвестирования на историческую родину.

 

При этом отсутствие геополитических амбиций на Северном Кавказе и нежелание стать инструментом чужих игр в регионе превращает Азербайджан в удачный и доверенный источник капиталовложения в экономику юга России.  Этому способствуют многие факторы, в том числе  экономический потенциал, схожесть ментальных особенностей, природная инфраструктура, крупный рынок и.т.д.

 

Договор, о государственной границе  подписанный в 2010 году между Баку  и Москвой сопутствовал открытию северокавказского экономического поля  для азербайджанского бизнеса.

 

Летом2011 г. в Баку для обсуждения этой темы приезжал заместитель Председателя Правительства России, специальный представитель Президента России в Северокавказском Федеральном Округе (СКФО) А.Г.Хлопонин во главе делегации руководителей всех северокавказских республик. Сразу же после этого министр экономического развития Азербайджана Ш.Мустафаев посетил семь республик Северного Кавказа, состоялись бизнес форумы, встречи бизнесменов.(1)

 

Уделяя особое внимание к экономическому сотрудничеству с Азербайджаном, полпредство президента России в СКФО создаёт специальный совет для контроля над исполнением решений, касающихся субъектов федерации в регионе, также планирует открытие представительства полпреда СКФО в Азербайджане.

 

Как выразился заместитель полпреда в СКФО Сергей Субботин «Перед руководителями СКФО поставлена задача развития отношений с Азербайджаном, и уже пришло время для контроля эффективности поставленных задач. Эффективное решение всех задач зависит в первую очередь от эффективного контроля».(2)

 

Участие азербайджанского бизнеса особо чувствуется в крупном Ставропольском и Краснодарском регионах России.

Например, по итогам 2009 года Азербайджан занял 3 место по объему внешней торговли со Ставропольским краем –  $ 123,3 млн. США, что составляет 8,7% от всего внешнеторгового оборота края, а товарооборот с  Краснодарским краем – $ 71,4 млн.  США.

Национальная компания «Azersun Holding» в 2010 году сдала в эксплуатацию чаеразвесочную фабрику в городе Белореченске (Краснодарский край) с общим объемом более $ 3 млн. США и приступила к строительству консервного завода на аналогичную сумму. Всего упомянутая компания инвестировала в развитие инфраструктуры Краснодарского края $ 22 млн. США.

 

Азербайджанская компания «Матанат-А» в сентябре 2011 года приступило к строительству завода стройматериалов в Успенском районе Краснодарского края (проект стоимостью 30 млн. евро).

 

Дагестан возглавляет этот список с  товарооборотом – 171,5 млн. долл. США, но пока вклад азербайджанского бизнеса в соседнюю республику находится на стадии обсуждений и проектов.

После подписания межправительственного соглашения о сотрудничестве в области рационального использования и охраны водных ресурсов трансграничной реки Самур, подписанного в2010 г. построение на нем ГЭС позволило бы развитию инфраструктуры Дагестана и приграничных азербайджанских районов.

 

Не менее интересен проект строительства Транссамурской магистрали (Дербент-Ахты-Рутул, через Багосский перевал по тоннелю — строящаяся аваро-кахетинская дорога-Ботлих-Буйнакск-Махачкала) для обеспечения нужд Южного Дагестана и Азербайджана. Кольцевая дорога позволит Южному и Нагорному Дагестану открыть маршруты Ахты-Шеки, Ахты-Закаталы, Рутул-Белоканы, обеспечив выход к Тляратинскому, Цунтинскому, Цумадинскому, Ботлихскому, Шамильскому, Гунибскому, Хунзахскому и другим районам. (3)

 

Азербайджанский капитал участвует также в сельскохозяйственном  и строительном секторе СКФО. Ставропольская компания по производству почвообрабатывающей техники, состоящая из 17 предприятий ООО НПХ «Реста» заключила договоренность в Минсельзом Азербайджана об участии в тендере по поставке сельхозтехники в Азербайджан из края.

 

 

Отдельным пунктом проходит сотрудничество в области туризма и курортов. Так как северокавказский регион сохраняет центры отдыха известные еще досоветских времен, азербайджанским бизнесменам остается только довериться и возродить их.

Федеральный центр весьма заинтересованный в развитии региона создает максимальные условия для капиталовложения.

«В округе применяются самые передовые инструменты стимулирования инвестиций и развития – государственные гарантии, а также страхование инвестиций, не существующее больше ни в одном регионе России. Создана Корпорация развития Северного Кавказа», — сказал полномочный представитель президента России в СКФО А.Хлопонин, приглашая азербайджанских инвесторов в регион. (4)

 

Здесь нужно отметить необходимость создания зоны свободной торговли в регионе, что должно упразднить перемещение между Азербайджаном и Россией, способствовать взаимовыгодной торговли и сближению и более тесных контактов общественности двух стран, привлечь азербайджанских инвесторов. Это также должно сопровождаться   созданию условий для  трудовой миграции между Азербайджаном и в южных регионах России.

 

Российская сторона старается вывести экономические отношения между Азербайджаном и СКФО из рамок торговых связей, в сторону  развития промышленности и современных технологий и инноваций.  Примечательно, что чему свидетельствуют вышеприведенные примеры, участием азербайджанского бизнеса на юге России серьезно заинтересованы в Москве. Главное, Россия доверяет свой южный фланг Азербайджану.

 

 

 

 

Источники:

  1. http://www.expertsm.com/ru/useful-information/news

2. Fineko/abc.az.

3. http://www.turkishnews.com/ru/content/2012/11/06/%D0%90%D0%B7%D0%B5%D1%80%D0%B1%D0%B0%D0%B9%D0%B4%D0%B6%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%B1%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D0%B5%D1%81-%D0%BD%D0%B0-%D0%A1%D0%B5%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%BE%D0%BC-%D0%9A/

4. Fineko/abc.az.

 

 

Источник : ADA Biweekly Newsletter

Египет превращается в региональную силу

 

 

 

 

Роман Темников

 

Эксклюзивное интервью АМИ Новости-Азербайджан с известным американским политологом Александром Муринсоном:

— Какова Ваша оценка недавно проведенной Израилем в Газе операции «Облачный столп»?

— Были выполнены две основные задачи. Первая – уничтожение лидеров военного крыла ХАМАС и ряда военных руководителей среднего звена. Эта акция преследовала политическую цель – дать понять руководству ХАМАС, что они находятся под прицелом Израиля, и если будут себя плохо вести, то будут наказаны. Операция показала, что израильские военные прекрасно осведомлены о местонахождении всех лидеров ХАМАС. В частности, была разрушена штаб-квартира ХАМАС, что стало прямым посланием руководству ХАМАС.

Кроме того, был ювелирно поражен офис отдела пропаганды ХАМАС, располагавшийся на пятом этаже многоэтажного здания. При этом не пострадали соседние офисы, в том числе и российское информационное агентство, расположенное в том же здании на седьмом этаже.

Вторая задача была более практической – уничтожение запасов ракет, в том числе «Фаджр-5», которыми ХАМАС обстреливал территорию Израиля. При том, что эти ракеты не просто поставляются Ираном ХАМАС, но уже налажено их местное производство. В итоге основная масса ракет и заводов по их производству была уничтожена.

Помимо этого, одной из целей операции была явная демонстрация Ирану, что его региональные куклы в лице ХАМАС и Хезболла будут жестко наказываться, если будут себя плохо вести.

Еще одна задача операции была дать понять руководству ХАМАС, чтобы он держал все имеющиеся группировки в секторе Газа под контролем, так как именно ХАМАС отвечает за безопасность в Газе.

Кроме этого, важным достижением данной операции было то, что Израиль полностью выиграл и информационную войну. Дело в том, что различные силы в Европе и Азии не смогли развернуть большую волну, касающуюся того, что Израиль, якобы, убивает невинных детей, стариков и женщин.

Безусловно, случайные жертвы среди мирного населения были, но они произошли по вине именно ХАМАС, применявшего в этой операции тактику «живого щита». То есть, пусковые установки ракет устанавливались в школах, детсадах, больницах, рядом с мечетями. Таким образом, они подставляли под удар стариков, женщин и детей.

К тому же, Израиль провел операцию очень быстро, и информационная война против Израиля не успела набрать свои обороты.

— Еще в самый разгар операции много говорили и писали о высокой вероятности того, что Израиль начнет и наземную операцию. Почему все же Израиль отказался от нее?

— Израиль был готов к наземной операции: войска были полностью подготовлены и только ждали приказа. Но приказ так и не поступил, что даже вызвало некоторое разочарование среди части солдат и офицеров израильской армии.

Но если говорить практически, то Израиль, безусловно, мог бы, фактически без потерь провести наземную операцию, очистить Газу от боевиков ХАМАС, навести там порядок. Но зачем это нужно Израилю? Наземная операция неминуемо привела бы к росту числа жертв среди мирного населения. К тому же, Израилю пришлось бы остаться на некоторое время в Газе, чтобы править этой территорией, населенной людьми, которые ненавидят израильтян. А также подвергаться ежедневным провокациям, нападениям, подрывам, что привело бы к потерям в рядах израильской армии. Это – цена, которую Израиль просто не захотел платить.

— Повлияла ли операция в Газе на расклад сил в регионе?

— Безусловно, повлияла. Во-первых, она показала президента Египта Мурси как влиятельного и достойного политика, хорошего дипломата.

Во-вторых, операция показала, что Турция в регионе играет второстепенную или даже третьестепенную роль, несмотря на ее имперские амбиции.

В-третьих, операция в региональном плане показала высокую эффективность новых технологий системы ПРО, созданной Израилем – «Железный купол». В итоге, Индия изъявила желание закупить для себя эту систему.

Просто специфика нашего региона такова, что если в Европе любят порассуждать о том, что сегодня на завтрак ел или пил тот или иной высокопоставленный политик, то в нашем регионе обсуждают, у кого больше и лучше пистолет.

— В последние годы наблюдается все более активное и тесное сотрудничество трех стран – Азербайджана, Грузии и Турции. Насколько это сотрудничество носит стратегический характер?

— Это сотрудничество не является новым, оно планировалось уже много лет назад. Новым стало лишь то, что это сотрудничество из стадии планирования переходит в стадию исполнения.

Это сотрудничество в первую очередь показывает желание Турции усилить свое присутствие на Кавказе не только на уровне дипломатии, но и на уровне баланса сил, соревнуясь здесь с Россией.

Безусловно, Россия будет стремиться сохранить свои позиции на Кавказе. Тем более что у нового премьер-министра Грузии много формальных и неформальных связей с Россией.

К тому же, в Турции среди экспертов продолжает бытовать мнение, что правительство Азербайджана до сих пор находится в кармане у Москвы. По крайней мере, об этом мне говорили турки.

Таким образом, это сотрудничество станет своеобразной проверкой для Грузии и Азербайджана, насколько они собираются реально проводить независимую, многовекторную политику, как эти страны видят себя в регионе и т.д.

Армяне грозятся оглушительным шквалом антитурецких акций

 

 

 

Кямал Али

 В 2015 году мировое армянство с показным шумом проведет серию громких мероприятий, для привлечения внимания мира к столетию событий, называемых ими «геноцидом».  Депортацию преступной части армянского населения за то, что в годы первой мировой войны они уничтожали турок и курдов в тылу войск Антанты, захватившей в то время часть территории Турции, армяне называют «геноцидом».

Армяне грозятся накрыть турок оглушительным шквалом антитурецких акций, и уверены, что мир заставит Анкару заплатить армянам гигантские деньги, извиниться и передать Армении часть турецкой территории.  В Азербайджане, где журналисты читают армянские русскоязычные, и даже армяноязычные сайты, о ведущейся в соседней стране подготовке знают. Но на  турецком телевидении и в прессе упоминание об армянах, причем не только в отрицательном  контексте, можно встретить в лучшем случае один раз в день, на всю турецкую  прессу и ТВ.

В Баку гостил  известный турецкий политолог,  генеральный директор Группы Мармара Фонда Стратегических и Социальных  Исследований Турции Аккан Суджер, принимавший участие в сессии ПАЧЭС, проводившейся в столице Азербайджана.

Аккан Суджер ответил на вопросы агентства Новости-Азербайджан:

— Как могло случиться, что часть населения Турции, ставшей жертвой армянского национализма, изменила своей истории и вышла на митинги под лозунгом «Все мы армяне, все мы – Гранты Динки»?  (Грант Динк – редактор армянской газеты в Турции, был убит террористом, впоследствии осужденным турецким судом-ред.).  

— Я понимаю справедливость вашего вопроса. Но нужно учитывать, что в Турции проживает 75 млн. населения, часть которого может быть обманутой местными проармянскими силами, и выйти на митинг с требованием признания Турцией армянской версии событий столетней давности. Я хорошо знаю этих людей – они не оппозиция. Оппозиционеры критикуют политику правящей силы, в этом их миссия, и это нормально. Но турки, вдруг ставшие называть себя «армянами»,  просто негативисты.  Им не нравится  в Турции все, что бы власть не делала.

Наши недруги обвиняют Турцию в «геноциде», который наши деды, якобы, проводили против армян. На самом деле, и у нас достаточно доказывающих это архивных фактов, массовые убийства по этническому признаку проводили армяне, чтобы очистить землю от коренного населения, для строительства своего государства, в тылу российских войск. Но турецкая армия под командованием Кямала Ататюрка прогнала оккупантов, а потом, после обсуждений, было решено выдворить нацию предателей из Турции. Были жертвы, но в ходе войны умирали от выстрелов, голода и болезней люди всех национальностей.

В Европе  постоянно обвиняют Турцию в расизме, неприятии армян. Но в нашей стране постоянно проживает 20 тысяч армян – граждан Турции. Живут хорошо, они законопослушные граждане и никогда не выступают с антигосударственных позиций. Кроме местных армян, в Турции проживает и работает около 70 тысяч граждан Армении, не имея законных прав. Государство знает об этом, но не мешает им жить в Турции, понимая, что они переехали из Армении, чтобы спастись от нищеты. Эти люди – не врачи и не адвокаты, они трудятся в сфере обслуживания, выполняют тяжелую и непрестижную работу, потому что вынуждены это делать, не имея средств существования в Армении. Турецкое государство депортирует только тех армян, которые нарушают законы – в основном это проститутки и уголовники.

Я не впервые в Баку, и знаю, что азербайджанцы, как и турки – чрезвычайно толерантный народ. Я  встречался с Папой Римским Бенедиктом,  который особо отмечал заслуги Папы Иоанна Павла II, десять лет тому назад посетившего Баку. Как известно, в вашем городе, по указанию Гейдара Алиева, был построен новый католический костел, этот факт был высоко оценен Бенедиктом.

— Вы руководите турецкой неправительственной организацией. Каково значение турецких НПО в реализации государственной политики вашей страны?

— К сожалению, турецкий неправительственный сектор уступает соперникам по многим позициям. Обратите внимание: диаспоры маленьких стран —  Израиля и Греции диктуют миру негативное отношение к мусульманам. В Армении всего 2 млн. жителей, но турецкие зарубежные организации уступают армянской диаспоре, не могут сравниться в давлении на США и другие страны. В США проживают 315 тысяч турок и 300 тыс. армян, но почему-то наши работают в торговле, армяне же занимают видные посты в руководящих структурах.
В этом надо искать причину двойных стандартов, проявляемых Европой и США в отношении Турции и Азербайджана. Почему карабахские события 20-летней давности, убийство невинных азербайджанцев в Ходжалы забыты, а о событиях столетней давности в Турции говорят так, как будто они произошли вчера?

Но, думаю, что мы перенимаем опыт наших противников, в этом нет ничего зазорного. Председатель ПАСЕ Мовлут Чавушоглу, многие другие турецкие политики в парламентах европейских стран усиливают свою активность, и это внушает оптимизм.

Я был в Израиле, вместе с председателем Государственного комитета по работе с диаспорой Азербайджана Назимом Ибрагимовым.  В Израиле активно действует политик, выходец из Баку Иосиф Шагал. На одну из встреч с нами он привел четырех  израильских министров.

Думаете, проведенный в Баку конкурс «Евровидение» не имел большого значения в пропаганде азербайджанских ценностей? Весь мир был прикован к телеэкранам и узнал много хорошего о вашей стране, а когда победительница предыдущего конкурса Нигяр Джамал выбежала на сцену с турецким флагом, вся Турция встала на ноги.

— Не кажется ли вам, что мир вновь скатывается к религиозным войнам?

— Мы обсуждали эту проблему в нашем Фонде исследований, проводили по этому поводу конференции.  Религиозное противостояние наблюдается не только между христианами и мусульманами, иудеями и мусульманами, но и в среде одной конфессии. Шииты враждуют с суннитами, православные не могут договориться с католиками. Мы же предлагаем договариваться не сторонникам разных конфессий, а религиозным людям всего мира. Все мы верим в одного бога, и все конфессии призывают прихожан к миру.

В Европе, кичащейся своей толерантностью, обсуждают планы сноса мечетей. В Македонии поставлен гигантский, светящийся крест. В ответ местные мусульмане перед крестом намерены построить такую же высокую мечеть. Я им говорил: не лучше было бы потратить эти средства на строительство школ?

Шансы на особый статус у «Южного потока» невысока

Владимир Путин решает проблемы с турецкими партнерами

Турецкий премьер Тайип Эрдоган и президент Владимир Путин попытаются решить существующие противоречия.

На сегодня запланирован визит президента Владимира Путина в Стамбул, а в пятницу должна состояться церемония начала строительства «Южного потока». Напомним, что Турция дала разрешение на его прокладку, но ее участие в строительстве не планируется. Москва продолжает добиваться от ЕС предоставления «Южному потоку» статуса трансграничной европейской сети (Trans European Network, TEN). Этот статус выведет газпромовскую трубу из-под антимонопольных норм ЕС.

Накануне поездки Путина в Стамбул наблюдатели отмечают, что российско-турецкие отношения далеки от идеала. Разногласия, в частности, наметились в отношении нефтепровода Самсун–Джейхан, соглашение о строительстве которого было подписано в 2009-м.

Судя по субботним заявлениям главы Минэнерго Александра Новака, его реализация до сих пор находится в подвешенном состоянии. «Российские компании в 2011 году направили турецкой стороне предложения по улучшению экономики проекта строительства нефтепровода Самсун–Джейхан протяженностью 550 км, ответ пока не получен», – посетовал он.

Напомним, что нефтепровод планируется проложить от турецкого черноморского города Самсун до средиземноморского порта Джейхан. Проект изначально был рассчитан на прокачку в год 60–70 млн. тонн нефти в год и должен был позволить транспортировать ее в обход загруженных проливов Босфор и Дарданеллы.

Новак отметил, что существует разногласие между сторонами о тарифе на транспортировку нефти. «В тех расчетах, которые были в 2011 году, использовались цифры порядка 55 долларов за тонну. Насколько мне известно, те расчеты, которые делались турецкой стороной, составляют примерно 77 долларов за тонну», – сказал министр. «Я не очень понимаю, почему проект нефтепровода заглох. Он выгоден обеим сторонам – и России, и Турции, – недоумевает руководитель отдела инвестиционного анализа компании «Универ» Дмитрий Александров. – При этом у России позиция более сильная – если турки не согласятся на наши условия, то мы ничего не потеряем. Хотя проект интересный, поскольку Джейхан – очень крупный порт, способный принимать в том числе и танкеры. Так что для реализации идеи создания в Турции некоего нефтегазового хаба – пункта распределения углеводородных потоков для всей Европы – это было бы далеко нелишне».

С этим мнением согласен и аналитик Sberbank Investment Research Валерий Нестеров. «Мне представляется, что Турция более заинтересована в нефтепроводе Самсун–Джейхан, – полагает эксперт. – Все-таки пролив Босфор не резиновый. Тогда как у России большой необходимости в нем пока нет. Он интересен опять же Турции и Казахстану, чья нефть и ищет выхода на зарубежных потребителей».

В свою очередь, для России важен «Южный поток» – куда более труднореализуемый и амбициозный проект, у которого сохраняются серьезные экономические проблемы. Россия, в частности, до сих пор не добилась от Еврокомиссии особого статуса трансграничной европейской сети (Trans European Network, TEN) для «Южного потока». «Мы считаем, что этот проект должен получить статус TEN, поскольку является стратегическим и проходит по территории многих государств и должен обеспечивать после завершения строительства и ввода в эксплуатацию поставки 63 миллиардов кубометров газа европейским потребителям», – заявил Новак на встрече с представителями СМИ Турции накануне визита Путина в Стамбул.

Министр отметил, что в настоящее время многие страны, по территории которых будет проходить газопровод, принимают решения о придании этому проекту статуса национального. «Мы считаем, что это должно стать дополнительным фактором, позволяющим получить статус TEN в Еврокомиссии», – уточнил он.

Напомним, что первой из стран ЕС в конце прошлого года «Южному потоку» предоставила статус проекта национального значения Болгария. В июне этого года правительство Республики Сербской в составе Боснии и Герцеговины (БиГ) предоставило ему статус национального проекта и объявило его реализацию стратегической целью. Аналогичный статус в декабре может предоставить и Сербия, сообщил в середине ноября министр природных ресурсов республики Милан Бачевич.

Статус трансграничной европейской сети позволил бы вывести «Южный поток» из-под действия третьего энергопакета ЕС, требующего предоставлять доступ к трубе третьим лицам. Сегодня статус TEN имеют два трубопроводных проекта «Газпрома» – «Северный поток» и «Ямал–Европа», а также проект «Набукко», который называют конкурентом «Южному потоку».

Между тем шансы на особый статус у «Южного потока» эксперты оценивают невысоко. «Вероятность получения статуса есть. Но это – вопрос времени, и пока нет смысла торопиться», – считает Александров.

В свою очередь, Нестеров отмечает, что с «Южным потоком» все идет непросто. «Его запуск, намеченный на 7 декабря, будет чисто символическим, – говорит он. – Настоящая реализация проекта начнется лишь в 2014 году. И сегодня говорить о шансах получения статуса пока сложно. Евросоюз вроде бы и не против, но при этом настаивает на том, что незагруженные мощности «Южного потока» должны быть общедоступными. Без политического решения здесь, похоже, не обойтись – тем более что анонсированы и конкурирующие проекты без участия России. Но нужно помнить, что у Европы сегодня нет особой заинтересованности в расширении газовой инфраструктуры: потребление газа снижается, да и рынок насыщен. Так что все пожелания «Газпрома» могут быть и не удовлетворены».

2012-12-03 / Сергей Куликов

Источник — Независимая газета
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1354511040