Нельзя играть с Израилем и прятаться под зонтом России.

Гюльнара Инандж

Динамичная внешняя политика Анкары последних лет внесла некую коррекцию в политику мировых держав. Турция, пытаясь вернуть былую славу Османской Империи, стремится принять участие в новом мироразделе XXI в.

Взгляд из Турции в эксклюзивном интервью представляет профессор департамента международных отношений Университета Джанкири Каратекин (Турция) Реха ЙЫЛМАЗ.

-Турция Россия, США и Израиль ведут борьбу за укрепление влияния на Ближнем Востоке. Турция и Израиль, как региональные государства, имеют определенные привилегии в этом состязании. Какие согласующиеся и не согласующиеся точки соприкосновения имеют Анкара и Иерусалим в региональных вопросах?

Прежде чем ответить на этот вопрос, необходимо рассмотреть курс проводимой Турцией внешней политики. Под влиянием глобализации Турция, выйдя за рамки своих границ и для превращения во влиятельную силу в регионе, начала проводить многостороннюю внешнюю политику. Важным элементом этой политики является Нулевая политика с соседями. Но, говоря соседи, имеются в виду не только приграничные государства. Сюда входят государства, способные напрямую или косвенно повлиять на Турцию. В этих рамках с одной стороны Анкара пытается развивать отношения с Арменией, с другой стороны ищет пути сотрудничества с Йеменом и Сербией. В результате этой политики Турция превратилась во влиятельное государство в регионе. То есть, имеет весомое место в механизме определения и внедрения региональной политики.

Уверенная политика Турции до и после Иракской войны есть тому пример. Также в Ливанском кризисе, Израильско-Сирийской проблеме Турция всегда была одной из стран, занимающей место за столом переговоров. Даже была руководителем, инициатором.

Региональная политика Турции абсолютно отличается от политики США, Израиля и других стран в регионе. Турция стремится к созданию в регионе острова мира. В сирийской, ливанской, иракской и, наконец, в иранской проблемах Турция всегда выступала за мирное разрешение вопроса. Даже в последнее время призывает к объединению стран региона под единой крышей и призывает к совместному разрешению общих проблем. Турецкая региональная политика исключает колонизацию государств.

Рассматривая политику других государств, видим попытку укрепления своей власти путем угроз, войны и насилия. У них нет другой альтернативы, кроме как присвоить природные ресурсы региона и использовать их в собственных национальных интересах. При этом даже не признается их право на жизнь. Итак, в то время как Турция старается внедрять новые методы диалога, мирные инициативы, другие стремятся к уничтожению. Это и есть крупная разница между сторонами, борющимися за сферы влияния.

— Есть мнение, что укрепление своего влияния на Ближнем Востоке Россия проводит посредством продажи Сирии и Ирану оружия и строительства атомных электростанций. Какие последствия может иметь эта политика для безопасности региона?

Россия после развала Советского Союза вновь пытается вернуться на Ближний Восток, что реализует посредством вооружения региона. Это нормально. То, что делали предки человека, он будет повторять, даже заранее зная опасность этого действия. Потому что это переходит генетически и превращается в характер. Россия же повторяет традиционную политику СССР. Но это не способствует снятию напряжения в регионе.

Региональные государства взаимоотношения с Россией должны строить в соответствии с советским периодом. Советы раздували проблему, но в последний момент, когда наступал этап вооруженного столкновения, оставлял своих посредников.

Поэтому, государства региона не должны находить защиту своей национальной безопасности под Российским зонтом. В прошлом примеры Сирии, Ливии, Сербии доказывают сказанное.

Россия для сохранения своего присутствия на Ближнем Востоке в будущем, пользуясь проблемами государств региона, в первую очередь попытается их вооружить.  Даже за кулисами может провоцировать проблемы между странами региона и США. При наличии проблем между странами региона и США, Россия получает возможность возвеличивания собственного значения перед Западом.

— Во время мирораздела после I Мировой Войны Запад, особенно Англия и США, следовали политике —не контролирующий Мосул и Киркук не может править Ближним Востоком.  Сейчас Мосул входит в Курдскую автономию, созданную на севере Ирака, вопрос Киркука еще не решен. Такая ситуация как влияет на Ближневосточную политику не только региональных, но также мировых держав?

— И сегодня мы говорим о проведении нормальной региональной политики Еврейско-Англо-Саксонского Союза. Однако политика последних лет этого союза полностью построена на международном разногласии. Если в одном регионе присутствуют какие-то разногласия, то этот регион легко управляем. Обратите внимание: каждый регион, где присутствует этот Союз, состоит из комка проблем. Одна из разногластвующих сторон управляется США, другая сторона их спутниками. Израиль же под ковром травит их между собой – дает техническую поддержку, собирает разведданные, и в итоге ударяет по самым слабым точкам сторон.

Мосул и Киркук — та важная география, от которой не откажется ни одна влиятельная сила. По этой причине разногласия в этом регионе являются не только разногласием сторон, также путем контролирования заинтересованных в регионе других государств. Сегодня  эти элементы искусно используются к Киркукской проблеме. Просто нужно хорошо знать закулисные игры.

Израиль полностью поддерживает курдов в регионе, их обучает, оснащает разведданными о Турции. Курдские лидеры оснащаются стратегическими навыками в Израиле. Это можно расценивать как естественный союз против арабов. Если эта тактика воспроизводится против Турции, то нужно рассматривать проблему с других аспектов.

Если на Юго-востоке Турции (провинции компактного проживания курдов Г.И.) дети забрасывают камнями турецкие силы правозащитников, то этим, приравнивая с Палестиной, пытаются препятствовать давлению Анкары в Палестинском вопросе.

При таком подходе регион не скоро ощутит мир, наоборот, напряжение нарастет.  Потому что смятение в регионе есть проявление давления на три региональных элемента, воспринимающихся Еврейско-Англо-Саксонским союзом как соперники.

— Азербайджан и Иран не включены в проект Большой Ближний Восток (ББВ). Если это сделано по той причине, что исторически эти страны входили в состав единой империи, то как видятся Азербайджан и Иран в современной региональной политике великих держав?

— Думаю, что бесполезно искать ответа на этот вопрос. Уже не существует проект Большой Ближний Восток. Он существует на бумаге, не располагая силами осуществления. Иракские приключения США завершились. Потому что Иракская операция имела экономическую цель и завершилась успешно. Через Ирак все энергетические резервы региона перешли под контроль Еврейско-Англо-Саксонского Союза.

С одной стороны, иракская нефть распределяется между крупными компаниями этого Союза, с другой стороны, запугивая страны региона планом ББВ, добились передачи энергоресурсов многонациональным концернам Союза на долгий срок, или продлению подписанных контрактов.

С другой стороны, оружейное лобби США все старые модели оружий истратила в Ираке. Американская экономика с еврейским капиталом серьезно вздохнула и активизировалась.

Уже не нужен ни Ирак, ни ББВ. Поэтому произошел быстрый отход войск из Ирака. Отход из Афганистана произойдет после гарантирования транспортировки энергоресурсов Средней Азии через Афганистан и Пакистан в Индийский океан.

До этого военные силы Союза останутся там. Для подчинения местного населения своей воле возрастет гибель среди мирного населения, взрывы бомб, теракты. Психологическое давление будут продолжаться, чтобы вынудить Афганистан бесспорно принять требования Союза.

— Однако, как видится, начался процесс раздела Каспия, или борьба за усиление влияния на Каспии. Иран и Россия за последние столетия соперничают в создании военной флотилии на Каспии.  Азербайджан так же, как влиятельное государство региона, и как вторая по силе военной — морской флотилии прикаспийская страна также включается в это соперничество. Тем временем США также всесильно стремятся занять более крепкие позиции на Каспии. Говорится о возможности размещения новых мобильных радаров на восточном побережье Каспия.

— Уже ни для кого не секрет, что силы Союза хотят разместиться на Кавказе, но это направлено не против России, а спланировано для опережения Ирана. Тем самым отдельно будет предотвращена предполагаемая реализация Объединения Тюркских Государств.

Потому, что силы Союзников во многих вопросах, в том числе в региональных вопросах, легко договариваются с Россией. По сей день нет каких-то политических точек между РФ и США, которые при желании не были бы решены. Эти две страны имеют серьезную экономическую солидарность. То есть, в прошлом неоднократно во взаимовыгодных вопросах эти государства договаривались между собой.

Подозреваю, что Грузия разделена под равной долей влияния между США и РФ. США и их сторонники этим путем решили проблемы сепаратных регионов, препятствующие вхождению Грузии в НАТО.  В результате каждый получил свою долю. Это напоминает раздел Польши между Германией и Россией. После украинской практики, думаю, что Грузия очень скоро войдет в НАТО.

Что касается Азербайджана, то он за трапезой волков пытается вести сбалансированную политику. Но в последнее время этот баланс серьезно перешел в сторону России. Это понятно. Экономическая прибыль 2 млн. азербайджанцев, проживающих в России, бездейственность Запада в нагорно-карабахской проблеме делают Россию привлекательной.

И думается, что Россия способна вылечить внутренние экономические и политические проблемы Азербайджана. Но если Азербайджан приблизится к России больше дозволенного, то за кроткое время может потерять контроль над внутренней и внешней политикой. В такой ситуации очень труден возврат назад.

В сбалансированной политике Азербайджана нельзя давать позитивные привилегии отдельным странам. Стратегическое существование Азербайджана проходит через близкое сотрудничество и влияние общих судеб.  Турция среди этих стран занимает самое важное место. Последние годы Азербайджан развил новый фактор давления. При каждом удобном случае, апеллируя открытием границ с Арменией, оказывает на Турцию различного рода давление. Пользуясь этим, элементы, не стыкующиеся при других условиях, в этом вопросе объединяются.

— На днях азербайджанские СМИ передали якобы в аренду Израилю территории около озера Сарысу в Имишлинском районе, ныне подвергнувшемся наводнению. Очевидно, имеется в виду деятельность программы МАШАВ МИД Израиля в этом регионе. Следует отметить, что данная территория находится на небольшом расстоянии от Парсабада, где расположен военный аэродром Вооруженных сил Ирана.

— Израиль с целью своей самозащиты в разных странах разворачивает подобную деятельность. Например, в регионе Гап Турции подобные организации работают со схожими программами. Расположение этих центров поблизости от границ Сирии открыто показывает нам некоторые вопросы. Как уже говорилось выше, израильтяне собирают информацию, в исследовательских центрах приводят ее в рабочее состояние, деятельность организаций или государств, не отвечающих их интересам, устраняется руками Англо-Саксонского союза.

Здесь хотелось бы открыто сказать, что нельзя играть с Израилем. Сейчас Турция пожинает тяжелые плоды разногласия с Израилем. Серьезно возросла проблема ПКК, есть противодействие против операции Эргенекон. Произраильские СМИ в Турции объявляют руководителей операции изменником родины, продвигают серьезную контролированную и грамотную деятельность для свержения турецких властей.

Не случайно, что все это воспламенилось после кризиса One Minute. Азербайджану, внимательно наблюдая за развитие событий, следует проводить соответствующую политику.

Иначе, если учесть, что Азербайджан является молодым государством и пока не имеет защиты, как Турция, то национальная безопасность страны в будущем может оказаться лицом к лицу с серьезными угрозами.

Источник — http://novosti.az/analytics/20100827/43518928.html

http://www.ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=693


Военная база в Гюмри, как и Габалинская РЛС, не несут угрозу странам региона

К визиту президента России Дмитрия Медведева в Азербайджан известный российский политолог, президент «Ливадийского клуба» Игорь Шатров в эксклюзивном интервью  дал оценку нынешнему уровню российско-азербайджанского сотрудничества и видение того, как в России воспринимают европейский вектор внешней политики Азербайджана.

— Игорь Владимирович, через несколько дней президент России Дмитрий Медведев посетит с визитом Азербайджан. О чем будут говорить президенты, и каких результатов от переговоров стоит ожидать?

— Темы предстоящего визита не являются секретом. О них сообщил министр иностранных дел России Сергей Лавров. Это значит, что и результаты предсказуемы. На мой взгляд, сам факт такого детального раскрытия информации о ходе предстоящих переговоров говорит сам за себя. России и Азербайджану нечего скрывать, они открыты миру, наши страны с уверенностью смотрят в будущее своих отношений. Именно в такой  предсказуемости отношений и кроется их результативность. Действительно, связи между нашими странами уже долгие годы находятся в стабильно хорошем состоянии. Поэтому в ходе очередного визита в Азербайджан Дмитрия Медведева никаких революционных событий не ожидается. В том смысле, что между нашими президентами и правительствами ведется постоянный диалог, а подобные встречи на высшем уровне необходимы для того, чтобы сверить часы и закрепить наработанное, а если это требуется, придать дополнительный политический импульс экономическим отношениям, либо расставить определенные актуальные акценты. Ведь наши президенты общаются и в рамках других международных форматов, а не только в ходе официальных визитов. У них очень интенсивный режим личного общения – встречи происходят несколько  раз в год.

Дело в том, что отношения между Россией и Азербайджаном не развиваются скачкообразно, рывками, они спокойно эволюционируют, и мы можем гордиться такой стабильностью. Тем не менее, как уже сообщил Сергей Лавров, в ходе визита в Баку состоится подписание важного и долгожданного документа, который готовился не один год — Договора о государственной границе. Делимитация границы наконец-то завершена, и подписание Договора  снимет остававшиеся нерешенными вопросы, что, как следствие, позволит поднять наши связи на новый уровень. Это основная тема визита. Потому что очень важным условием в отношениях между соседними странами является отсутствие территориальных споров. В Азербайджане в силу ряда известных причин этот вопрос особо остро ощущается.

Договор о госгранице, как я уже сказал, ценен сам по себе, но, кроме того, принципы, заложенные в его основу, открывают новые возможности для торгово-экономического сотрудничества между странами. В частности, в ходе визита будет подписано и вытекающее из положений Договора Соглашение о рациональном использовании водных ресурсов реки Самур. Оно подразумевает реконструкцию автодорожного моста через реку и совместное использование ее водных ресурсов Россией и Азербайджаном.

Договор о госгранице между нашими странами важен и с точки зрения обеспечения  региональной и международной безопасности. Протяженность российско-азербайджанской сухопутной границы составляет около 350 км. Причем с российской стороны это Дагестан — регион, ситуация в котором сейчас вызывает определенное беспокойство у федерального Центра. В этой связи сотрудничество Москвы и Баку по предотвращению трансграничной международной преступности и терроризма, транзита идей радикального ислама, наркотиков и оружия является важнейшим элементом укрепления безопасности на российском Северном Кавказе и в Кавказском регионе в целом. Насколько я это вижу, по названным вопросам у президента России Дмитрия Медведева присутствует полное взаимопонимание с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым. Россия благодарна азербайджанской стороне за ту работу, которую она проводит на этом направлении.

Но, повторюсь, готовящиеся к подписанию документы способны дать новый импульс и торгово-экономическим отношениям между нашими странами. Именно это должно также стать зримым итогом встреч на высшем уровне в Баку. Экономические связи немного пострадали в период кризиса, и сейчас необходимо вначале их вернуть на докризисный уровень, а затем и поднять на новую ступень. В сфере экономического сотрудничества, полагаю, будет обсуждаться ход выполнения достигнутых нашими президентами в прошлом году договоренностей, в частности, в газовой и электроэнергетической отраслях.

Ну и конечно, на переговорах невозможно обойти гуманитарную сферу, которая всегда была широко представлена в отношениях России и Азербайджана. Это не удивительно. Исторически сложилось, что русская диаспора в Азербайджане и азербайджанская диаспора в России являются весомыми факторами, влияющими на межгосударственные отношения. В центре обсуждения президентов, как сообщил глава российского МИДа, будут вопросы проведения в сентябре 2011 года в Баку II Международного гуманитарного форума. Это мероприятие имеет все шансы превратиться из форума двухстороннего, российско-азербайджанского, каким оно было в текущем году, в авторитетную международную гуманитарную площадку, которой не хватает региону.

— Президенты, наверное, не ограничатся обсуждением проблем двухстороннего сотрудничества. Вероятно, будут затронуты и другие темы, такие, как последствия для Азербайджана достигнутых между Россией и Арменией договоренностей о продлении срока аренды российской военной базы в армянском Гюмри. Некоторые наблюдатели связывают этот вопрос с ситуацией вокруг Нагорного Карабаха.

—  Уверен, что Россия не намерена оказывать военную поддержку Армении силами расквартированных в Гюмри войск в случае возобновления активных боевых действий на линии разделения. Такой вывод следует из любого официального заявления президента Дмитрия Медведева на тему нагорно-карабахского урегулирования. Не знаю, где и когда можно было услышать что-то иное. Российский президент – юрист по образованию, и он весьма аккуратен и юридически точен в высказываниях. И когда он говорит об обязательствах по защите Армении от внешней агрессии, которые возникают у России в результате двухсторонних договоренностей или в рамках взаимодействия в формате ОДКБ, мы должны помнить о том, что территория Нагорного Карабаха не является территорией Армении. При этом важно: данный постулат не подвергается сомнению и в Армении! Я думаю, бесконечные разговоры о российской угрозе могут инициировать только провокаторы, которые не заинтересованы в урегулировании проблемы.

Военная база в Гюмри имеет стратегическое назначение и, на мой взгляд, не может быть использована в локальных конфликтах. В то же время Москва, конечно, рассчитывает на понимание своей  позиции официальным Баку и подразумевает в своих расчетах невозможность попытки военного разрешения территориального спора ни с какой стороны. При самом худшем развитии событий – возобновлении вооруженной стадии армяно-азербайджанского противостояния – военное участие России в урегулировании возможно только на основе международных договоренностей и в составе международных миротворческих сил.

Вообще уже давно ни у кого не вызывает сомнения принадлежность данных территорий. И полагаю, что рано или поздно страны, вовлеченные в переговорный процесс, приступят к обсуждению технических вопросов. Думаю, что взвешенная последовательная позиция, которую занимает Азербайджан, те усилия, которые предпринимают его дипломатические службы, неправительственные организации, в итоге станут образцом деятельности по разрешению подобных конфликтов. Последствия признания Косово стали холодным душем для всего мирового сообщества. Опасность спровоцировать своими необдуманными шагами нежелательные процессы в других регионах планеты сейчас велика как никогда. Не сомневаюсь, что подходы к разрешению подобного рода проблем в скором времени будут пересмотрены и изменены, потому что прежние нормы и правила бесповоротно устарели. Они не учитывают изменившуюся международную конъюнктуру, давно уже отличную от той, которая складывалась в мире после окончания Второй мировой войны. Играть сейчас по правилам, написанным в середине прошлого века, все равно, что в эпоху Интернета и мобильной связи передавать послания от главы государства главе другой страны с посыльным на лошадях в запечатанном сургучом конверте. Это не смешно. Это опасно. Пока твой посланник доскачет из пункта А в пункт Б, ситуация в мире может измениться на прямо противоположную.

Возвращаясь к теме военно-технического сотрудничества России со странами Южного Кавказа, хочу напомнить о том, что на территории Азербайджана также находится стратегический военный объект, который арендует Российская Федерация. Это Габалинская РЛС. Представляет ли она угрозу для Армении? Нет! Считаю, что в той же мере и военное присутствие РФ в Армении не представляет угрозу для Азербайджана. Россия строго придерживается мандата Минской группы ОБСЕ и своей роли сопредседателя на переговорах. Азербайджанское руководство, кстати, занимает по вопросу Гюмри спокойную конструктивную  позицию. Даже больше. Напомню, что в начале августа Кабинет министров Азербайджана совершил шаг доброй воли, списав долг Габалинской РЛС перед энергетиками в размере почти 18 млн. долларов. Задолженность образовалась, как известно, еще до 1992 года, то есть до подписания договора об аренде. Тем не менее, эта проблема технического характера омрачала отношения. Как известно, в 2012 году истекает срок аренды объекта. Думаю, что вопрос пролонгации будет также обсуждаться нашими президентами. Поэтому я бы не стал обращать внимание на попытки ангажированных экспертов спровоцировать на пустом месте конфронтацию, если у высшего руководства наших стран присутствует консенсус по этим вопросам.

— Каким вам видится будущее российско-азербайджанских отношений? Как в России относятся к участию Азербайджана в программе «Восточное партнерство», других европейских и евроатлантических проектах?

— Межгосударственные отношения в полной мере можно считать дружественными, когда по большинству внешнеполитических вопросов у стран присутствует общая или схожая позиция. Это в полной мере относится к сложившимся между Россией и Азербайджаном отношениям, которые можно без каких-либо оговорок назвать отношениями стратегического партнерства. Наличие взаимопонимания по большинству вопросов позволяет нашим странам развивать сотрудничество по всем направлениям – политическому, экономическому, военно-техническому, гуманитарному. Россию и Азербайджан роднит одно общее кредо – последовательность, предсказуемость внешней политики, особенно на оси наших двухсторонних отношений. Поэтому качественное содержание отношений между нашими странами, степень дружбы не зависит от фамилий президентов, возглавляющих оба государства. Гейдар Алиев, Владимир Путин, Дмитрий Медведев, Ильхам Алиев являлись и являются в данном случае исполнителями воли наших народов, которые отношения между нашими странами иными, кроме как добрососедскими, представить не могут.

Азербайджан – региональная держава, связывающая Южный Кавказ в единое целое. На мой взгляд, формат «Восточного партнерства» узок для Азербайджана. Из всей линейки стран, так или иначе задействованных в проектах «Восточного партнерства» (Азербайджан, Грузия, Армения, Молдова, Украина, Беларусь), Азербайджан – единственный экономически сильный и – главное! – политически предсказуемый игрок, который не меняет курс своего движения на протяжении уже многих лет. (Даже Украина в данном случае проигрывает, так как она уже несколько раз за последние годы резко меняла свой внешнеполитический курс). Азербайджан давно перерос такие эрзац-проекты, как «Восточное партнерство». Я думаю, в России поняли бы стремление Азербайджана вступить в ЕС и даже приветствовали бы такую перспективу. Да и ЕС много получил бы от членства Азербайджана. Однако нынешняя конъюнктура, как известно, не предполагает такого развития событий. В ЕС сейчас не лучшие времена, связанные отчасти и с безудержным расширением союза на Восток, поэтому программа расширения приостановлена для всех, кроме балканских стран. При этом некоторые из вступивших в последние годы в ЕС стран явно были меньше готовы к стандартам Евросоюза, чем Азербайджан. Но, думаю, не стоит переживать по этому поводу. Грамотная политика руководства Азербайджана подкрепила естественные позитивные факторы (географическое положение страны, наличие энергетических ресурсов) реальными экономическими успехами. Азербайджан обречен на  роль локомотива Южного Кавказа, ведущего игрока Каспийского региона, что делает его не объектом, а влиятельным актором международной политики. Это всегда учитывали в России!

http://novosti.az/analytics/20100830/43520257.html

Тайные игры Еврейско-Англо-Саксонского союза

Гюльнара Инандж

Динамичная внешняя политика Анкары последних лет внесла некую коррекцию в политику мировых держав. Турция, пытаясь вернуть былую славу Османской Империи, стремится принять участие в новом мироразделе XXI в.

Взгляд из Турции в эксклюзивном интервью представляет профессор департамента международных отношений Университета Чанкыры Каратекин (Турция) Реха ЙЫЛМАЗ:

-Турция Россия, США и Израиль ведут борьбу за укрепление влияния на Ближнем Востоке. Турция и Израиль, как региональные государства, имеют определенные привилегии в этом состязании. Какие согласующиеся и не согласующиеся точки соприкосновения имеют Анкара и Иерусалим в региональных вопросах?

Прежде чем ответить на этот вопрос, необходимо рассмотреть курс проводимой Турцией внешней политики. Под влиянием глобализации Турция, выйдя за рамки своих границ и для превращения во влиятельную силу в регионе, начала проводить «многостороннюю внешнюю политику». Важным элементом этой политики является «Нулевая политика с соседями». Но, говоря «соседи», имеются в виду не только приграничные государства. Сюда входят государства, способные напрямую или косвенно повлиять на Турцию. В этих рамках с одной стороны Анкара пытается развивать отношения с Арменией, с другой стороны ищет пути сотрудничества с Йеменом и Сербией. В результате этой политики Турция превратилась во влиятельное государство в регионе. То есть, имеет весомое место в механизме определения и внедрения региональной политики.

Уверенная политика Турции до и после Иракской войны есть тому пример. Также в Ливанском кризисе, Израильско-Сирийской проблеме Турция всегда была одной из стран, занимающей место за столом переговоров. Даже была руководителем, инициатором.

Региональная политика Турции абсолютно отличается от политики США, Израиля и других стран в регионе. Турция стремится к созданию в регионе острова мира. В сирийской, ливанской, иракской и, наконец, в иранской проблемах Турция всегда выступала за мирное разрешение вопроса. Даже в последнее время призывает к объединению стран региона под единой крышей и призывает к совместному разрешению общих проблем. Турецкая региональная политика исключает колонизацию государств.

Рассматривая политику других государств, видим попытку укрепления своей власти путем угроз, войны и насилия. У них нет другой альтернативы, кроме как присвоить природные ресурсы региона и использовать их в собственных национальных интересах. При этом даже не признается их право на жизнь. Итак, в то время как Турция старается внедрять новые методы диалога, мирные инициативы, другие стремятся к уничтожению. Это и есть крупная разница между сторонами, борющимися за сферы влияния.

— Есть мнение, что укрепление своего влияния на Ближнем Востоке Россия проводит посредством продажи Сирии и Ирану оружия и строительства атомных электростанций. Какие последствия может иметь эта политика для безопасности региона?

Россия после развала Советского Союза вновь пытается вернуться на Ближний Восток, что реализует посредством вооружения региона. Это нормально. То, что делали предки человека, он будет повторять, даже заранее зная опасность этого действия. Потому что это переходит генетически и превращается в характер. Россия же повторяет традиционную политику СССР. Но это не способствует снятию напряжения в регионе.

Региональные государства взаимоотношения с Россией должны строить в соответствии с советским периодом. Советы раздували проблему, но в последний момент, когда наступал этап вооруженного столкновения, оставлял своих посредников.

Россия для сохранения своего присутствия на Ближнем Востоке в будущем, пользуясь проблемами государств региона, в первую очередь попытается их вооружить.  При наличии проблем между странами региона и США, Россия получает возможность возвеличивания собственного значения перед Западом.

Во время мирораздела после I Мировой Войны Запад, особенно Англия и США, следовали политике: «не контролирующий Мосул и Киркук не может править Ближним Востоком».  Сейчас Мосул входит в Курдскую автономию, созданную на севере Ирака, вопрос Киркука еще не решен. Такая ситуация как влияет на Ближневосточную политику не только региональных, но также мировых держав?

— И сегодня мы говорим о проведении нормальной региональной политики Еврейско-Англо-Саксонского Союза. Однако политика последних лет этого союза полностью построена на международном разногласии. Если в одном регионе присутствуют какие-то разногласия, то этот регион легко управляем. Обратите внимание: каждый регион, где присутствует этот Союз, состоит из комка проблем. Одна из разногластвующих сторон управляется США, другая сторона их спутниками. Израиль же под ковром травит их между собой – дает техническую поддержку, собирает разведданные, и в итоге ударяет по самым слабым точкам сторон.

Мосул и Киркук — та важная география, от которой не откажется ни одна влиятельная сила. По этой причине разногласия в этом регионе являются не только разногласием сторон, также путем контролирования заинтересованных в регионе других государств. Сегодня  эти элементы искусно используются к Киркукской проблеме. Просто нужно хорошо знать закулисные игры.

Израиль полностью поддерживает курдов в регионе, их обучает, оснащает разведданными о Турции. Курдские лидеры оснащаются стратегическими навыками в Израиле. Это можно расценивать как естественный союз против арабов. Если эта тактика воспроизводится против Турции, то нужно рассматривать проблему с других аспектов.

Если на Юго-востоке Турции (провинции компактного проживания курдов Г.И.) дети забрасывают камнями турецкие силы правозащитников, то этим, приравнивая с Палестиной, пытаются препятствовать давлению Анкары в Палестинском вопросе.

При таком подходе регион не скоро ощутит мир, наоборот, напряжение нарастет.  Потому что смятение в регионе есть проявление давления на три региональных элемента, воспринимающихся Еврейско-Англо-Саксонским союзом как соперники.

Азербайджан и Иран не включены в проект Большой Ближний Восток (ББВ). Если это сделано по той причине, что исторически эти страны входили в состав единой империи, то как видятся Азербайджан и Иран в современной региональной политике великих держав?

Думаю, что бесполезно искать ответа на этот вопрос. Уже не существует проект Большой Ближний Восток. Он существует на бумаге, не располагая силами осуществления. Иракские приключения США завершились. Потому что Иракская операция имела экономическую цель и завершилась успешно. Через Ирак все энергетические резервы региона перешли под контроль Еврейско-Англо-Саксонского Союза.

С одной стороны, иракская нефть распределяется между крупными компаниями этого Союза, с другой стороны, запугивая страны региона планом ББВ, добились передачи энергоресурсов многонациональным концернам Союза на долгий срок, или продлению подписанных контрактов.

С другой стороны, оружейное лобби США все старые модели оружий истратила в Ираке. Американская экономика с еврейским капиталом серьезно вздохнула и активизировалась.

Уже не нужен ни Ирак, ни ББВ. Поэтому произошел быстрый отход войск из Ирака. Отход из Афганистана произойдет после гарантирования транспортировки энергоресурсов Средней Азии через Афганистан и Пакистан в Индийский океан.

До этого военные силы Союза останутся там. Для подчинения местного населения своей воле возрастет гибель среди мирного населения, взрывы бомб, теракты. Психологическое давление будут продолжаться, чтобы вынудить Афганистан бесспорно принять требования Союза.

Однако, как видится, начался процесс раздела Каспия, или борьба за усиление влияния на Каспии. Иран и Россия за последние столетия соперничают в создании военной флотилии на Каспии.  Азербайджан так же, как влиятельное государство региона, и как вторая по силе военной — морской флотилии прикаспийская страна также включается в это соперничество. Тем временем США также всесильно стремятся занять поле крепкие позиции на Каспии. Говорится о возможности размещения новых мобильных радаров на восточном побережье Каспия.

— Уже ни для кого не секрет, что силы Союза хотят разместиться на Кавказе, но это направлено не против России, а спланировано для опережения Ирана. Тем самым отдельно будет предотвращена предполагаемая реализация Объединения Тюркских Государств.

Потому, что силы Союзников во многих вопросах, в том числе в региональных вопросах, легко договариваются с Россией. По сей день нет каких-то политических точек между РФ и США, которые при желании не были бы решены. Эти две страны имеют серьезную экономическую солидарность. То есть, в прошлом неоднократно во взаимовыгодных вопросах эти государства договаривались между собой.

Сомневаюсь, что Грузия разделена под равной долей влияния между США и РФ. США и их сторонники этим путем решили проблемы сепаратных регионов, препятствующие вхождению Грузии в НАТО.  В результате каждый получил свою долю. Это напоминает раздел Польши между Германией и Россией. После украинской практики, думаю, что Грузия очень скоро войдет в НАТО.

Что касается Азербайджана, то он за трапезой волков пытается вести «сбалансированную политику». Но в последнее время этот баланс серьезно перешел в сторону России. Это понятно. Экономическая прибыль 2 млн. азербайджанцев, проживающих в России, бездейственность Запада в нагорно-карабахской проблеме делают Россию привлекательной.

И думается, что Россия способна вылечить внутренние экономические и политические проблемы Азербайджана. Но если Азербайджан приблизится к России больше дозволенного, то за кроткое время может потерять контроль над внутренней и внешней политикой. В такой ситуации очень труден возврат назад.

В сбалансированной политике Азербайджана нельзя давать позитивные привилегии отдельным странам. Стратегическое существование Азербайджана проходит через близкое сотрудничество и влияние общих судеб.  Турция среди этих стран занимает самое важное место. Последние годы Азербайджан развил новый фактор давления. При каждом удобном случае, апеллируя открытием границ с Арменией, оказывает на Турцию различного рода давление. Пользуясь этим, элементы, не стыкующиеся при других условиях, в этом вопросе объединяются.

На днях азербайджанские СМИ передали якобы в аренду Израилю территории около озера Сарысу в Имишлинском районе, ныне подвергнувшемся наводнению. Очевидно, имеется в виду деятельность программы МАШАВ МИД Израиля в этом регионе. Следует отметить, что данная территория находится на небольшом расстоянии от Парсабада, где расположен военный аэродром Вооруженных сил Ирана.

— Израиль с целью своей самозащиты в разных странах разворачивает подобную деятельность. Например, в регионе Гап Турции подобные организации работают со схожими программами. Расположение этих центров поблизости от границ Сирии открыто показывает нам некоторые вопросы. Как уже говорилось выше, израильтяне собирают информацию, в исследовательских центрах приводят ее в рабочее состояние, деятельность организаций или государств, не отвечающих их интересам, устраняется руками Англо-Саксонского союза.

Здесь хотелось бы открыто сказать, что нельзя играть с Израилем. Сейчас Турция пожинает тяжелые плоды разногласия с Израилем. Серьезно возросла проблема ПКК, есть противодействие против операции «Эргенекон». Произраильские СМИ в Турции объявляют руководителей операции изменником родины, продвигают серьезную контролированную и грамотную деятельность для свержения турецких властей.

Не случайно, что все это воспламенилось после кризиса “One Minute”. Азербайджану, внимательно наблюдая за развитие событий, следует проводить соответствующую политику.

Иначе, если учесть, что Азербайджан является молодым государством и пока не имеет защиты, как Турция, то национальная безопасность страны в будущем может оказаться лицом к лицу с серьезными угрозами.

http://novosti.az/analytics/20100827/43518928.html

Иран — от санкций к войне.

28 июля этого года сенаторы Дж. Кайл (республиканец) и Б. Нелсон (демократ) встретились в Вашингтоне с участниками российско-американского «круглого стола» «Диалог США и России». Из бесед следовало, что если в отношении предстоящей ратификации российско-американского Договора СНВ-3 мнения законодателей могут разойтись, то по иранскому вопросу позиции на Капитолии едины. «Если санкции Совета Безопасности ООН не сработают, нужно военное решение», — сказал сенатор. Это была далеко не самая радикальная реакция на слово «Иран». Несколько ранее палата представителей конгресса приняла необязывающую резолюцию 1553, которую сразу же окрестили как «зеленый свет превентивному удару Израиля по Ирану». С ней в эскалации напряженности вокруг Исламской Республики Иран (ИРИ) был сделан новый заметный шаг. 16 августа экс-полпред США при ООН Джон Болтон заявил, что у Израиля остались считаные дни для удара по иранскому атомному реактору в Бушере, так как на 21 августа намечена загрузка в реактор ядерного топлива, которое должна поставить Москва. Ситуация накалена до предела. Стоит еще раз вспомнить события и детали последних событий, связанных с ИРИ, проанализировать и осмыслить сложившуюся обстановку и подумать, есть ли поводы и причины для начала очередной войны и чем все это может закончиться.

А. П. Чехов говорил: «Если в первом акте драмы на стене висит ружье, оно должно обязательно выстрелить в третьем акте». Сегодня против Ирана концент-рируются такие ресурсы военной силы и проводятся такие приготовления США и Израиля, что по законам драматургии и политтехнологий вопрос о выстреле в третьем акте, очевидно, почти предрешен. Имеется в виду не начать настоящую войну, в кризисные времена вряд ли кто-то может пойти на крупные военные расходы в целях демонстрации силы, а провести несиловую «презентацию военных возможностей»: мол, если недружественное государство не будет вести себя так, как ему велят, его ждет реальное применение военной силы. В американской администрации работают вполне реалистичные люди, которые официально выражают надежду на санкции, но не могут не понимать, что в случае с Ираном, как и в других случаях, ни санкции, ни следующий этап — военные угрозы не подействуют. Директор ЦРУ Леон Панетта в интервью телеканалу ABC News высказался определенно: на вопрос, повлияют ли санкции ООН на иранские ядерные амбиции, ответил: «Наверное, нет». А некоторые политики и политтехнологи говорят прямо — и санкции, и демонстрация военной мощи являются шагами на пути к войне. «Санкции — прекурсор для войны», — заявил еще в декабре прошлого года известный оппозиционный конгрессмен-республиканец Рон Поул. Об этом стоит задуматься всем, кто забыл, как обстояло дело с Ираком.

В России иранскому вопросу уделяется гораздо меньше внимания, чем на Западе. Очень жаль — речь идет о весьма возможной войне в самой непосредственной близости от наших границ с государством-соседом и неплохим партнером. Война может начаться в скором времени и, если она случится, затронет нашу страну очень серьезным и болезненным образом, как, впрочем, и другие государства. Опускаю известные факты нарастающей военной активности вокруг Ирана в 2010 году: небывало масштабное за последние годы постоянное курсирование авианосных, ракетоносных, подвод-ных и других крупных и средних кораблей США в Персидском заливе, военные маневры, установка средств ПРО и ПВО в Кувейте, государствах ОАЭ и др. Стоит отметить, что введенное санкциями СБ ООН право государств требовать «в случае обоснованных подозрений» досмотра иранских судов существенно повышает шансы на возникновение военного конфликта.

ДЕТАЛИ, ЗАСЛУЖИВАЮЩИЕ ОСМЫСЛЕНИЯ

—————————————-
На военную базу США на острове Диего-Гарсия завезены мощные высокоточные крылатые ракеты с тысячекилограммовыми боеголовками-пенетраторами Blu-117 для поражения специально укрепленных объектов. Такие же боеголовки предоставлены Израилю, а самолеты ВВС США приведены в состояние stand-by для выполнения задания по уничтожению в короткий срок объектов на территории Ирана. О готовности ВС Америки к боевым действиям любого масштаба против ИРИ неоднократно заявляли в последние месяцы ведущие американские военачальники.

Известно, что Барак Обама склоняется к тому, чтобы оставить в Ираке американский воинский контингент и далее после объявленного срока их вывода в конце 2011 года, что связывается не только с ситуацией в самой Исламской Республике, но и с использованием войск на случай войны с Ираном. Те же цели может преследовать усиление группировки боевых частей в Афганистане, вывод которых по планам намечено осуществить в 2014-2015 годах. Обсуждаются варианты действий войск США в случае критических ситуаций, в частности возможности применения ядерного оружия при окружении регулярными или нерегулярными иранскими войсками американской воинской части в Иране, Ираке или Афганистане.

В июле этого года на рассмотрение профильного комитета палаты представителей конгресса США внесен законопроект 5741 о введении в стране военного призыва граждан в возрасте 18-42 лет на время войны «для зашиты великой страны в случае угрозы национальной безопасности», то есть на всякий случай — всеобщая мобилизация. Не испытывая оптимизма насчет принятия этой инициативы, обозреватели подчеркивают другое — автор законопроекта конгрессмен Ч. Рейнджел известен как человек, хорошо умеющий улавливать настроения политиков и общественности.

Сообщение о том, что в румынских Карпатах разбился израильский военный вертолет, отрабатывавший методы боевых действий в незнакомой горной местности с прицелом на реальные действия в горах Ирана, прокомментировали палестинские СМИ: энтузиасты выяснили, что среди погибших были весьма опытные израильские офицеры непоследних рангов — участники локальных войн и операций, что говорит об уровне и практическом значении учений в Карпатах.

О серьезности намерений Вашингтона и Тель-Авива свидетельствует и информация о подключении Израиля к планированию военных операций США против Ирана — по сведениям, совместная работа идет в плотном режиме.

Американские войска находятся в десяти странах, граничащих с Ираном или находящихся от него на расстоянии подскока. Это Ирак, Афганистан, Турция, Пакистан, Кувейт, Азербайджан, Армения, Саудовская Аравия, ОАЭ и Туркмения. ИРИ практически окружена войсками янки, которые, если поступит приказ, будут его выполнять. Они и сейчас работают против этой страны: лидер белуджской террористической организации «Джундулла» А. Риги был перехвачен иранской спецслужбой, когда он направлялся на американскую базу «Манас» в Киргизии на встречу со спецпредставителем США по Афганистану и Пакистану Р. Холбруком. Можно представить себе, как будет работать эта инфраструктура в случае войны, какие соглашения о сотрудничестве могут предложить подписать американцы тем же Туркмении, Армении, Азербайджану или (нельзя исключать) ОДКБ!

Ряд экспертов утверждают, что в случае нападения Израиля на Иран и подключения к конфликту США исламская солидарность с Тегераном окажется мифом — в этом направлении уже проведена соответствующая работа. А Саудовская Аравия и ОАЭ дали понять, что при необходимости будут готовы пропустить через свое воздушное пространство израильские самолеты (последовали опровержения саудовцев и представителей эмиратов, но сигнал об их позиции был дан). По информации, самолеты Тель-Авива стали садиться на саудовских аэродромах, спецслужбы двух стран поддерживают связь, хотя дипломатических отношений между Саудовской Аравией и Израилем нет.

Особый вопрос — весьма важная на случай войны позиция Анкары, отношения которой с союзником-Израилем резко ухудшились в последние годы на фоне улучшения отношений Турции (члена НАТО) с Ираном. При нынешнем раскладе турецкие власти вряд ли разрешат чьим-либо ВВС атаковать ИРИ через свое воздушное пространство. Ситуация, однако, может измениться — на днях поступил намек, что в Турции зреет государственный переворот: недовольные промусульманским курсом правительства прозападные турецкие генералы, связанные со спецслужбами США и Израиля, могут сбросить нынешних руководителей и восстановить традиционный курс страны в вопросах внешней политики и безопасности. В контексте военных приготовлений вариант госпереворота в Турецкой Республике выглядит вполне логичным.

Вопрос враждебного окружения, однако, вовсе не прост — Иран не сидит сложа руки и, подчеркивая с одной стороны — миролюбие, с другой — силу, постоянно контактирует на высшем и иных уровнях с Афганистаном, Ираком, Пакистаном, Турцией, Катаром, Оманом и Бахрейном, а также соседними странами СНГ. Много ездит по региону М. Ахмадинежад.

И, наконец, история с продажей Ирану С-300. Поглощенные подсчетами финансовых убытков и политических издержек или выгод российской стороны, многие наблюдатели как-то упустили из виду другой момент — необычную настойчивость израильтян, сделавших все возможное и невозможное, чтобы сделка с Ираном не состоялась. Это, как представляется, говорит о том, что ими придавалось особое значение недопущению эффективной противовоздушной защиты Ирана и ради достижения этой цели они сочли приемлемым пойти в отношениях с Москвой во все тяжкие. Ясно, что если бы нападение на Иран было всего лишь пиаровской угрозой, лоббистская атака на проект С-300 не была бы столь мощной. Надо отдать должное напористости лоббистов — так или иначе задание они выполнили.

СОВЕТЫ, К КОТОРЫМ ПРИСЛУШАЛИСЬ

—————————————-
В разделе «Политическое планирование» привлекают внимание советы Бараку Обаме интеллектуалов — известного американского политолога-международника Д. Пайпса (не путать с Р. Пайпсом), бывшего министра обороны Израиля генерала Э. Снеха, а также американского политолога Р. М. Герехта.

Еще в феврале Пайпс прямо и бесхитростно порекомендовал Обаме начать войну против Ирана примерно так же, как это сделал в Афганистане в 2001 году Дж. Буш. Пайпс уверен, что удар по иранским ядерным объектам позволит Обаме по примеру предшественника поправить свой рейтинг, преобразит политическую сцену, сплотит американцев и заставит их забыть внутренние проблемы. Выигрыши по всем направлениям!

Как бы продолжая, генерал Снех, мнение которого, хоть он и в отставке, по-прежнему имеет вес, сказал в апреле сего года, что «по практическим причинам, в отсутствие по-настоящему действенных санкций (против Ирана) Израиль не сможет ждать до конца зимы, а это означает, что ему придется действовать в сроки, близкие к выборам в конгресс (США), предрешая таким образом судьбу Обамы как президента… Военная акция Израиля против иранских ядерных объектов нанесет серьезный ущерб ядерному проекту этой страны и задержит его развитие на несколько лет. Возмездие против Израиля будет болезненным, но терпимым».

Развивает тему известный неокон Р. М. Герехт (неоконы, затихшие после поражения на выборах Дж. Буша, вновь востребованы и выдвигаются в первые ряды советчиков): «Вполне возможно, что после израильской атаки Хаменеи прибегнет к терроризму против Соединенных Штатов… Со стороны Соединенных Штатов было бы правильно ответить на это убедительной угрозой отмщения. Президент Обама может быть вынужден прибегнуть к такой угрозе сразу после неожиданного налета Израиля». Герехт как истинный неокон полностью откровенен: «Наверное, израильтяне слишком долго ждали случая ударить… Им больше нельзя терять времени… Любой налет Израиля, выводящий из строя значительную часть иранской ядерной программы, изменит внутрииранскую и ближневосточную динамику. Если Израиль не отбомбится (по Ирану), израильтяне в скором времени будут иметь дело с ситуацией, не имеющей исторических параллелей… Если в Тегеране все останется без изменений, Израилю при наилучшем сценарии придется на постоянной основе ходить по краю пропасти наподобие того, как это было во время кубинского ракетного кризиса».

Вот так — война с Ираном, который, по предположениям, разрабатывает ядерное оружие, нужна Израилю для его безопасности, спокойствия и урегулирования отношений с палестинцами и соседними государствами на израильских условиях, полезна американской администрации по внутриполитическим и другим соображениям, начать войну может Тель-Авив перед промежуточными выборами в конгресс США — «по практическим причинам». Просто и ясно.

Судя по всему, к советам прислушались: по итогам июньского 2010 года саммита «Восьмерки» в Онтарио (Канада) премьер-министр Италии С. Берлускони с энтузиазмом заявил: «Члены «Восьмерки» озабочены (иранским ядерным вопросом) и твердо верят, что Израиль, очевидно, будет реагировать в упреждающем порядке». Интересно, согласован ли с Россией тезис о «твердой вере в упреждающий удар» по Ирану, означающий фактическое одобрение войны?

На треке информационно-психологической войны в середине лета оказалось некоторое затишье — и в связи с летними каникулами, и в связи с тем, что в США и Европе демонизация Ирана и его президента М. Ахмадинежада уже состоялась. Особых усилий здесь не требуется — электронные и печатные СМИ свое дело сделали: образ врага сформирован, население Запада к вооруженному конфликту с Ираном психологически подготовлено. Однако мейнстрим и летом не дремлет — в августе выпущен и раскручен голливудский документальный фильм «Отсчет до нуля» (Countdown to Zero) о ядерном разоружении. По мнению экспертов, фильм — мастерский, актуальный агитпроп с сильным зрительным рядом и весьма авторитетными «говорящими головами» — президентами, госсекретарями и
т. д. Основная идея: иметь ядерное оружие — это очень плохо, когда оно в руках Северной Кореи и особенно Ирана, который назван «наконечником копья» и главной проблемой, требующей решения.

ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА

На фоне реальных приготовлений к войне, которая может привести к апокалипсису, по крайней мере региональному, споры по поводу наличия или отсутствия у Ирана военной ядерной программы кажутся просто неадекватными. В течение 8 лет МАГАТЭ сомневается, выполняет ли ИРИ свои обязательства по ДНЯО и другим нераспространенческим соглашениям. За это время администрации и США, и Израиля несколько раз собирались бомбить Иран. В отношениях Тегерана и МАГАТЭ в 2008 году появились проблески, сомнения агентства вроде бы были разрешены, но вскоре оказалось — нет, не разрешены. Обе стороны упорствуют: Иран утверждает, что он дал МАГАТЭ ответы на все вопросы, о чем есть совместный документ, МАГАТЭ утверждает, что ответы Ирана не снимают сомнений. И пока ведется чиновно-бюрократическая переписка, от которой устали все, формальная нерешенность проблемы используется обвинителями для обоснования военно-политических приготовлений по технологиям «Ирак-2003».

Иранцы — непростые партнеры. Они могли бы быть менее жесткими, более энергичными и инициативными в отстаивании своей позиции. С другой стороны, если у них нет бомбы и они, как неоднократно заявлялось, не собираются ее создавать, что можно сделать, если МАГАТЭ не верит ни объяснениям, ни результатам визитов своих инспекторов? Похоже, что в отношении Ирана установлена «презумпция виновности»: докажи, что у тебя нет того, что мы искали и не нашли, докажи, что ты действительно не хочешь делать того, чего, как ты говоришь, не хочешь делать, но мы полагаем, что хочешь, говорят Тегерану. Ведь если бы у сторон в споре или третьих государств, заинтересованных в прояснении истины, была политическая воля, вопрос был бы давно решен. Можно было бы принять, например, предложение Ирана о процедуре рассмотрения претензий, создать группу авторитетных независимых «ядерных мудрецов» с участием бывших генеральных директоров агентства и т. д. — возможностей, если захотеть, достаточно.

Хочу подчеркнуть: вряд ли стоит смотреть на МАГАТЭ как на священную корову. Работать в ней, как и в других международных организациях, непросто — и генеральные директора, и чиновники, и инспектора подвергаются мощному давлению государств, желающих получить от ооновской структуры обоснование своей политики. Именно это давление, на мой взгляд, объясняет тупиковость ситуации. Если Тегеран неуступчив, МАГАТЭ с его ресурсами могла бы предложить развязки, но, как видно, агентство ориентируют в другом направлении и оно упорствует не менее чем Иран. То, что это реальность, показывают интервью и материалы бывших руководителей и сотрудников МАГАТЭ.

Остроту и без того накаленной ситуации добавляет миф об «угрозе Ахмадинежада». В 2005 году президент Ирана произнес фразу: «Имам (Хомейни) сказал, что режим, оккупирующий Кодс (Иерусалим), должен исчезнуть с исторической сцены (сцены времен)», что было переведено как угроза самого Ахмадинежада «стереть с карты мира государство Израиль», истолковано как агрессивные устремления Ирана и спроецировано на иранскую ядерную программу. В искаженном виде эта фраза и сегодня используется в дискурсах, в том числе российскими политиками и экспертами. В 2009 году в Нью-Йорке на встрече с американскими политологами и журналистами во время сессии ГА ООН М. Ахмадинежад дал пояснения, что слова Хомейни следует переводить и толковать не как призыв к уничтожению государства Израиль, а как то, что режим, который не может обеспечить справедливого решения палестинского вопроса, должен уйти с политической сцены. Вариант не из мягких, но все же не угроза стереть силой государство с лица земли: речь идет о смене режима, а это в последнее время вообще стало обычным понятием в международном обиходе. Ведь кто только не говорил о смене режима в Иране! Отмечая продолжающееся хождение неверного перевода, нельзя не сказать, что Тегеран мог бы давно принять меры по разъяснению высказывания президента и минимизации серьезного политического ущерба.

Иран не собирается стирать Израиль с карты мира, у него нет ни ядерного оружия, ни намерения создавать его, заявляет Ахмадинежад. Его не слышат и не хотят слышать. Однако даже если бы у Ирана появилась бомба, вряд ли ей нашлось бы применение — такой акт с военной точки зрения был бы самоубийственным прежде всего для самого Ирана (ответные действия Израиля, США, НАТО). Кроме того, от ядерной бомбардировки пострадали бы не только израильтяне, но и палестинцы, ливанцы, сирийцы и иорданцы. Та же картина, только с другой географией, возникнет, если будет применен реальный ядерный арсенал Израиля. Распространенный тезис о том, что, мол, ИРИ хочет обрести ядерное оружие для того, чтобы удерживать Тель-Авив от силовых акций против палестинцев и его соседей, тоже лукавство. Но тогда зачем угрожать абсолютно нелегитимными с международно-правовой точки зрения упреждающими ударами по ядерным и военным объектам Ирана и готовиться к крупной войне? Не это ли серьезная угроза международному миру и безопасности?

ЕСТЬ ЛИ ПОВОД ДЛЯ ВОЙНЫ?

Комментируя заявления о том, что Тегеран может иметь намерения создать ядерное оружие, бывший генеральный директор МАГАТЭ Х. Бликс заметил, что такого оружия у Ирана нет, а предполагаемое намерение не повод для бомбардировок. Ветеран МАГАТЭ попал в точку: в картине недостает, казалось бы, небольшого, но важного элемента — конкретного события как законного повода к войне. «Ядерная программа Ирана» такого повода определенно не дает.

В этой ситуации эксперты не исключают применения многократно опробованного выхода из положения — false flag attack: «нападение под чужим флагом» или провокация, следы которой должны столь же «убедительно», как это было в случае с найденным в развалинах Торгового центра в Нью-Йорке после теракта 11 сентября 2001 года слегка обгоревшим паспортом террориста из «Аль-Каиды», указать на виновника в новом контексте — на Иран.

Аналитик У. Тарпли пишет, что «возможность нового подстроенного инцидента вроде столкновения в Тонкинском заливе или теракта «под чужим флагом»… вина за который была бы возложена на Иран или его союзников, резко возрастает». Тарпли напоминает об эпизоде с шестью «потерявшимися» ядерными боеголовками, которые в августе 2007-го без чьего-либо ведома были загружены в самолет ВВС США на одной базе и перевезены через всю Америку на другую так, что об этом никто не знал (операция «неформальных помощников» вице-президента
Р. Чейни). Акция проходила незадолго до авианалета израильских ВВС на Сирию и имела целью доставить на Ближний Восток ядерный заряд, который мог бы быть использован в ходе «нападения под чужим флагом» — иранским («месть за Сирию»), после чего последовал бы удар по иранским ядерным объектам и скорее всего началась бы большая война. Тогда она не состоялась — группа экспертов, в числе которых был и Тарпли, «обнаружила пропажу» и 24-25 августа 2007 года опубликовала нашумевшее «Кеннебанкпортское предупреждение», после которого дальнейшие передвижения боеголовок стали невозможными.

Повторится ли такое сегодня? Не хочу сказать, что спецслужбы США или Израиля будут организовывать «нападение под чужим флагом»: этим могут заняться квалифицированные общественники-энтузиасты, желающие подтолкнуть лидеров своих стран к решительным действиям. Не исключено, что добровольцы уже действуют. Впрочем, это, вероятно, и не понадобится — в накаленной атмосфере в регионе, особенно в Персидском заливе, может по недоразумению произойти крупный роковой инцидент и тогда развитие событий будет трудно остановить. По имеющейся информации, в ряде случаев в связи с возникавшими в Заливе практическими проблемами имели место контакты между командирами кораблей американских и иранских ВВС, общение было вполне корректным. Однако если будет отдан боевой приказ, от морской дружбы не останется и следа.

ПОДЛИННАЯ ПРИЧИНА ДЛЯ НАЧАЛА БИТВЫ

Последний вопрос — реальная причина приготовлений к войне. С высокой степенью вероятности это традиционный фактор — финансовый интерес. Речь идет не о заработках корпораций ВПК или компаний, обслуживающих войну, — уровень и параметры интереса высших финансовых кругов несравненно более масштабны. В обстановке продолжающегося кризиса и перспектив новых финансовых осложнений, которые могут угрожать доллару как мировой валюте, серьезный конфликт в Персидском заливе, то есть война с Ираном с повышением цены на нефть (называются уровни до 300 и более долларов за баррель), вызовет астрономический рост спроса на доллар как основное средство расчетов за энергоресурсы, что позволит поглотить непомерно выросшую массу денежных знаков, ценных бумаг и деривативов, выпущенных в предкризисные и кризисные годы, и спасти в очередной раз мировую валюту и всю систему финансовых и политических взаимосвязей. А пока идет война, можно сделать следующие шаги в строительстве «нового мирового порядка», в частности окончательно узаконить пытки и упреждающие и превентивные удары. Сценарий с упреждающим ударом Израиля, ответным ударом Ирана, вовлечением в конфликт США и союзников и затяжной войны в районе Залива и других частях света, таким образом, изначально встроен в схему выхода из финансово-экономического кризиса. Мне кажется, что эти оценки достаточно реалистично указывают на подлинную причину раскрутки «иранского ядерного досье» и начавшихся приготовлений к войне с Ираном.

ОСТАНОВИТЬ КАТАСТРОФУ ЕЩЕ МОЖНО

В опубликованном 4 августа письме руководителей американской НПО «Профессиональные ветераны разведки за здравый смысл» (Veteran Intelligence Professionals for Sanity) на имя Барака Обамы говорится следующее: «Мы пишем с целью предупредить вас, что, возможно, Израиль нападет на Иран уже в этом месяце. Это может привести к более масштабной войне. Израильские лидеры рассчитывают, что коль скоро завяжется война, с вашей стороны будет просто невозможным сделать что-либо иное, кроме как оказать решительную поддержку Израилю вне зависимости от того, каким образом началась эта война, и в этих целях направить (в район боевых действий) неограниченное количество американских войск и вооружений. Расширение войны может в конечном итоге привести к разрушению государства Израиль… Вряд ли когда-либо ставки могут быть выше, чем сейчас. Если спустить с поводков псов войны, это будет иметь огромные последствия… И если США втянутся в войну, спровоцированную Израилем, нет абсолютно никаких гарантий, что все хорошо кончится… Мы не испытываем никакого удовлетворения от того, что в свое время оказались правы по Ираку… А сейчас мы полагаем, что можем оказаться правыми еще по одной грядущей катастрофе, связанной с Ираном, насчет которой уже другой президент, то есть вы, не получает правильных советов от узкого круга своих советников. Они, вероятно, говорят вам, что поскольку вы приватно посоветовали премьер-министру (Израиля) Нетаньяху не нападать на Иран, то он и не станет делать этого. Эти разговоры, однако, могут быть проявлением известной склонности говорить президенту то, что, как они полагают, он хочет услышать. Устройте советникам испытание, скажите им, что, по мнению других людей, они, советники, смертельно ошибаются насчет Нетаньяху. Во всем этом деле есть один позитив — это вы, потому что вы и только вы можете не допустить нападения Израиля на Иран».

Итак, ход событий и их последствия, в том числе для России, — в руках Барака Обамы? Если так, то надеяться на позитив вряд ли стоит — факты не дают оснований для надежд. Но может, попробовать облегчить неагрессивному по природе Обаме нелегкое бремя решений, укрепить его в нежелании брать ответственность за назревающую войну? Помочь сойти с поезда, следующего по маршруту Санкции — Война, предложить другой маршрут? Возможность такая, безусловно, есть. А может быть, это уже нереально: отказаться от купленных билетов нельзя, остановок в пути не будет и поезд поедет только туда, куда приведут хорошо уложенные рельсы?

Дмитрий РЮРИКОВ, ведущий научный сотрудник Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИДа РФ, посол РФ

Источник — Военно-промышленный курьер
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1282769280

Влияние урбанизации на этнокультурные процессы

Алиага Мамедли

Динамично изменяющиеся социально-исторические условия существования азербайджанского этноса оказывают серьезное воздействие на способы его жизнедеятельности. Одним из важных факторов, оказывающих значительное воздействие на этническую культуру, является процесс урбанизации [14, 54].

Среди ученых, занимающихся в той или иной мере проблемами урбанизации, существуют различные точки зрения по поводу определения этого процесса. В этом обилии мнений довольно отчетливо выделяются два направления. Первое из них, господствовавшее до недавнего времени, связано с трактовкой урбанизации как механического роста городов и городского населения, повышения его доли в стране или регионе. Однако этот показатель не является уже столь важным, для характеристики современного процесса урбанизации как в наиболее урбанизированных странах, так и в странах с низким уровнем урбанизации. По существу, в урбанизированных странах (большинство европейских стран, США, Канада, Япония), как правило, все население оказывается в сфере влияния городского образа жизни, городской культуры, новых ценностных ориентаций и т.д. Поэтому развитие урбанизации продолжается не столько вширь (вовлечение новых районов и слоев населения), сколько вглубь — по пути внутренней дифференциации [35, 34]. В то же время трудно назвать урбанизированными подавляющее большинство развивающихся стран, где вследствие демографического взрыва и миграции сельского населения в города население их растет быстрыми темпами.

Наряду с количественным толкованием урбанизации, когда в качестве объекта изучения выступала эволюция форм городского расселения, существует и другое, так называемое расширительное толкование урбанизации как многогранного социально-экономического процесса, в результате которого изменяются не только прежние формы расселения, но и социальная структура, образ жизни, тип культуры и т. п. и развивается урбанизированная культура, которая охватывает все общество, оказывая при этом существенное влияние на этническую культуру [13, 26-27]. Вызывая специфические изменения в типе культуры, урбанизация воздействует на изменения в образе жизни, социальной психологии. Таким образом, речь идет об урбанизации человека, урбанизации общества.

Для Азербайджана в последние десятилетия были характерны оба указанных направления. Увеличивались в количественном отношении размеры городов и численность их населения и в то же время происходили изменения в формах и характере деятельности азербайджанцев в различных сферах жизни. В целом если все население Азербайджана в период 1959-1999 гг. увеличилось в 2,1 раза, то за этот же период жителей городов стало больше в 2,3 раза [38, 19]. Это означает, что если в 1959 г, 47% всего населения республики жило в городах, то в 1999 г, их было уже 51%. При этом следует отметить, что значительный рост наблюдался в новых городах. На начало 1999 г. в Азербайджане насчитывалось 69 городов, из которых в 8 проживало более 50 тыс. человек, а в трех население превышало 200 тыс. чел. (Баку, Гянджа, Сумгайыт) [38, 15-17]. Наряду с количественными изменениями в структуре населения наблюдалось и становление его нового качественного состояния. Прежде всего, это касалось систем межличностных отношений, норм поведения и в целом традиционных форм жизнедеятельности. Новые условия жизни обусловливали трансформацию производственного и семейного быта, культурных потребностей и т. п. [1, 183]

Существенные изменения, которым подвергается все общество под воздействием процесса урбанизации, не обходят стороной село и культуру сельского населения. В научной литературе появилось даже выражение урбанизация села [6, 48], под которым подразумевают процесс приобщения сельского населения к городскому образу жизни, городским стандартам. Проникновение урбанистической культуры в сельские районы происходит в различных сферах- территориальной, экономической, социальной, культурной и др.

В сфере территориальной организации это связано с начавшимися со второй половины шестидесятых годов процессами концентрации сельскохозяйственного производства, с все большей специализацией отдельных регионов Азербайджана. Сейчас эти процессы характеризуются формированием сельских агломераций вокруг крупного центра местного значения с тесными связями экономического, социального и культурного характера. Достаточно привести следующие данные- если в 1939 г. в Азербайджане насчитывалось более 7,4 тыс. сельских поселений, то по переписи 1999 г. таковых было уже 4,2 тыс. [38, 12]. Сокращение сельских населенных пунктов почти в 1,8 раза произошло: во-первых, за счет исчезновения большинства временных, сезонных поселений, которые заселялись на период сельскохозяйственных работ; во-вторых, самоликвидировалась некоторая часть малых деревушек, особенно в горной части республики; в-третьих, во многих местах проводилось переселение жителей малых и неудобно расположенных деревень и поселков в центральные поселки совхозов и колхозов; в-четвертых, небольшая часть сельских населенных пунктов была преобразована в городские или слилась с ними в результате территориального роста городов. Увеличение размеров поселений и рост населения в них во многом способствовали разрушению традиционного сельского образа жизни с преобладанием физического труда невысокой квалификации, ограниченной сферой обслуживания и культурными потребностями, с развитым родственным и соседским характером общения.

В условиях урбанизации важнейшим аспектом происходящих изменений в культуре является процесс интеграции в культуру этноса элементов общемировой индустриально-городской культуры. Этот процесс происходит в основном по двум направлениям — как за счет модернизации собственной культуры, так и восприятия инонациональных культурных элементов.

Рассматривая тенденции и перспективы влияния урбанизационных процессов в Азербайджане на этническую культуру, необходимо отметить, что здесь налицо двойственность и противоречивость. С одной стороны, эти процессы способствуют консолидации этнической культуры, стиранию различий между регионами страны и, наконец, формируют унифицированную, урбанизированную этническую культуру азербайджанского народа. С другой стороны, эти же процессы разрушают традиционный уклад жизни, выступавший в качестве хранителя доиндустриальных этнических норм, особенностей и специфики каждого историко-культурного района страны.

Другим не менее важным фактором, также влияющим на этническую культуру, является миграция. Азербайджан за последние годы столкнулся с интенсивными миграционными процессами. При чем, если в 20-е – 60-е годы прошлого столетия для Азербайджана была больше характерна иммиграция, то за последние годы значительно усилились эмиграционные тенденции. Так, согласно данным этносоциологических исследований, 53,5% опрошенных респондентов в сельских регионах страны сообщали о том, что среди их родственников есть мигрировавшие за пределы Азербайджана. При этом 79,2% из этих респондентов называли основной причиной отъезда своих родственников желание улучшения своего материального положения. Перемещение части населения с одного места жительства на другое, помимо демографических и экономических, имеет и этнокультурные последствия. Оказываясь в иной социально-культурной и этнической среде, люди проходят длительный процесс адаптации, в результате которого происходит взаимопроникновение определенных форм жизнедеятельности местного и пришлого населения [22, 201-202].

По направленности, характеру и причинам миграции обычно выделяются внутренние и внешние, внутриэтнические и межэтнические, социально-экономические и военно-политические и т. д. Под внутренними понимается перемещение населения внутри одной страны, в частности Азербайджана, в основном в направлении село — город. Как уже отмечалось, этот вид миграции во многом способствовал росту городского населения страны. В особенности это касается таких городов, как Сумгайыт, Али-Байрамлы (ныне Ширван), Мингячевир [1, 59].

Интенсивный отток трудовых ресурсов из сельской местности, наблюдаемый в последние десятилетия, прежде всего наиболее образованной и трудоспособной части населения, в города создал значительные экономические и социальные проблемы не только для села, но и для города. Очевидно, что основная причина избыточной миграции сельского населения в города страны и за ее пределы – существующие социально-экономические и культурно-бытовые различия между городом и деревней. В связи с этим следует отметить, что одним из обобщающих показателей воздействия различных факторов на миграционное поведение сельского населения следует считать степень его удовлетворенности состоянием экономической, социальной и культурно-бытовой сферы жизнедеятельности в местах проживания. Согласно данным этносоциологических опросов в сельских регионах страны (октябрь 2007 г.), не удовлетворены существующими возможностями трудоустройства 83% респондентов, не довольны бытовыми условиями 67.7% респондентов, культурной жизнью – 61.5%.

На характер миграции сельских жителей Азербайджана в город значительное влияние продолжают оказывать земляческие и родственные связи и отношения. Как правило, к ранее прибывшим в город землякам приезжают родственники и знакомые, используя их опыт, приобретенные навыки и контакты, и тоже закрепляются в городе. Так образуется канал миграции, действующий как бы по принципу цепной реакции.

Значительное число сельских мигрантов за последние годы обосновалось в Баку, Гяндже и других крупных городах. В результате подобной миграционной подвижности сельского населения в городах создалась противоречивая ситуация совмещения городских форм жизнедеятельности и сохранившегося у большинства новоявленных горожан сельского бытового уклада. При этом значительное ослабление сельско-общинного социального контроля обусловливало постепенное сужение сферы действия традиционных норм поведения.

Внешние миграции предполагают передвижение групп населения между государствами. В этом отношении для Азербайджана в последние десятилетия было характерно в основном отрицательное сальдо, поскольку выезд из страны постоянно превышал въезд. Такое положение определялось, прежде всего, возникшим избытком трудовых ресурсов, особенно в сельской местности. Так, если в целом по СССР показатель уровня миграционной подвижности за период 1970-1979 гг. увеличился в 1,35 раза, то у азербайджанцев — в 2-3 раза. Только в России еще до провозглашения независимости численность азербайджанцев за период 1979-1989 гг. увеличилась более чем в 2 раза, а, учитывая, что за этот же период азербайджанское население СССР выросло на 24%, можно прийти к выводу о больших масштабах миграции из страны [29]. В последовавшие после провозглашения независимости годы масштабы миграции из страны еще больше возросли. По данным общероссийской переписи населения 2002 года только численность азербайджанцев, граждан Российской Федерации составила более 620 тыс. человек [23], что в чуть ли не в 20 раз больше, чем по переписи 1989 года. Согласно же неофициальным данным численность азербайджанцев только в Российской Федерации колеблется в пределах 1,5 – 2 млн. человек. Учитывая, что подавляющее большинство мигрантов из страны — мужчины, нетрудно предположить значительный урон демографической структуре населения, а также таким показателям, как брачность, рождаемость и т. д., что, в свою очередь, обусловливает определенные изменения в этнической культуре, в частности в нормах поведения. Вследствие половой диспропорции нарушается брачная структура населения, часть женщин остается вне брака, что ведет к ухудшению демографической ситуации, особенно в сельских районах. Так, для примера можно привести такой показатель, как число детей, рожденных вне брака, что исторически было редким явлением для Азербайджана и выходило за пределы поведенческих норм в традиционном азербайджанском обществе. Согласно данным Госкомстата, в 2004 году рост числа таких детей, по сравнению с 1990 годом составил 5,5 раза. При этом если в городах этот рост составил 3,5 раза, то в селах число таких детей возросло в 9,1 раза. [37, 52].

Существенное воздействие на состояние этнической культуры оказывают перемещения населения, имеющие внутри этнический характер. При этом имеются в виду миграции представителей азербайджанского этноса в страну из-за рубежа. Каждая из этих групп азербайджанцев, сформировавшись на определенной территории в локальную общность, имеет свои особенности быта, материальной и духовной культуры. Оседая на новом месте жительства, мигранты, приспосабливаясь к новой среде, вносят в нее специфические особенности своей группы, что инициирует появление новых форм и элементов в этнической культуре азербайджанцев.

Что касается межэтнических миграций, а именно перемещения в Азербайджан и из него групп инонационального населения, то следует отметить хронологическую удаленность двух противоположно направленных тенденций. Если для первых десятилетий советской власти, а также послевоенного времени была характерна активная миграция в страну русских, украинцев и представителей других народов СССР, что во многом было связано со строительством новых индустриальных центров, а в целом ассимиляторской политикой советского режима, то после восстановления независимости мы наблюдаем совершенно иную картину. Наметился рост миграционного оттока представителей неазербайджанского населения, обусловленный социально-экономическими и культурными проблемами.

В последние годы Азербайджан столкнулся с проблемой вынужденной миграции, связанной с агрессией со стороны Армении. Более 200 тыс. азербайджанцев вынуждено было переселиться в страну из-за угрозы насилия и убийств. Кроме того, сотни тысяч людей вынуждены были покинуть свои земли, оккупированные армянскими вооруженными силами. Переселяясь на новые места, эти люди оставляли не только свою историческую территорию, но и привычную природную и социально-культурную среду, а также определенный уклад жизни. Вынужденная смена места жительства влечет за собой и значительные изменения в мироощущении переселенцев, традиционных формах поведения и общения и, в конечном счете, способствует существенным структурным трансформациям в этнической культуре.

Подавляющее большинство беженцев являются сельскими жителями. Для размещенных в городах беженцев это создает трудности для нахождения постоянной работы. В то же время, данная категория беженцев, особенно размещенная в Баку и его пригородах, обладает большими возможностями для добывания средств к существованию посредством случайных заработков. Для беженцев размещенных в сельской местности основными источниками существования остаются пособия и всякого рода гуманитарная помощь. В связи с аграрной реформой и повсеместным созданием фермерских хозяйств, у них появляются возможности для работы в этих хозяйствах в качестве наемных рабочих. При этом неизбежно будет возникать проблема социальной защиты и соблюдения прав нанимаемых работников.

Положение беженца или вынужденного переселенца ограничивает возможности для полноценного доступа и к образованию. Во многих палаточных лагерях отсутствуют школы. В местах дислокации вынужденных переселенцев, где организованы школы, уровень преподавания остается на низком уровне. Часть детей вообще не посещают школы, поскольку заняты добыванием средств к существованию. Таким образом, определенная часть молодого поколения азербайджанцев вступают в стадию совершеннолетия, имея низкий образовательный и культурный уровень. Вступая в трудоспособный возраст, дети вынужденных переселенцев не имеют условий для профессиональной подготовки и, таким образом, пополняют ряды безработных. Это обстоятельство создает угрозу их люмпенизации, что является питательной почвой для всякого рода криминальных структур и радикальных организаций.

Хотя условия жизни для всех беженцев остаются тяжелыми, существует определенная дифференциация между отдельными их группами. Первая волна беженцев из Армении ввиду продолжительного времени пребывания на территории Азербайджана более других групп продвинулась в адаптационных процессах. Значительная часть вынужденных переселенцев из Нагорного Карабаха и других оккупированных территорий, продолжают проживать в общежитиях, палаточных лагерях, неприспособленных помещениях, что создает сложности для адаптации. В последние годы правительством страны предпринимаются активные шаги по строительству благоустроенных поселков для вынужденных переселенцев, что создает благоприятные условия для их социальной и культурной адаптации к новым условиях проживания.

Каждый из регионов Азербайджана обладает своеобразием материальной и духовной культуры. Синтез этих особенностей в целом и составляет этническую культуру азербайджанцев. Особенности в культуре жителей карабахской зоны составляют неотъемлемую часть культуры азербайджанского этноса. Вырванные из привычной культурно-географической среды, беженцы и вынужденные переселенцы постепенно теряют историко-культурную самобытность. Утрата этого пласта традиционной культуры ввиду определенных жизненных условий его носителей несет в себе угрозу невосполнимого урона всей азербайджанской культуре.

Примечания

1. Аббасов А.А. Образ жизни в новых городах Азербайджана. Баку. 1987.

2. Аббасов А. Ислам в современном Азербайджане: образы и реалии / Азербайджан и Россия: общества и государства. М. 2001.

3. Аббасов А. Ислам в современном Азербайджане- образы и реалии / Азербайджан и Россия- общества и государства. М. 2001; Юнусов А. Ислам в Азербайджане. Баку, 2004 и др.

4. Арутюнов С.А. Народы и культуры. Развитие и взаимодействие. М. 1989.

5. Балаев А. Особенности политики азербайджанского правительства в национально-языковой сфере после обретения независимости / Актуальные проблемы этносоциологических исследований в Азербайджане. Баку 2007.

6. Беленький В., Польский С. Урбанизация села и мобильность населения / Рост городов и система расселения. М. 1975.

7. Гаджизаде Х. Новая идентичность для нового Азербайджана // http:\\www.comminique.se\cac\journal\12.1997.

8. Губогло М.Н. Современные этноязыковые процессы в СССР. М.1984.

9. Губогло М.Н. Язык и этническая мобилизация / Семинар Этнический фактор в федерализации России 18 января 2000 г. http://kominarod.narod.ru/articles/articles14.html

10. Гумилев Л.Н. Древние тюрки. М. 1967.

11. Данилевич И.В. Дискуссия Национальный вопрос- опыт социал-демократии // Политические исследования, 1991, №2.

12. Ерасов Б. Глобализация подрывает жизнеспособность незападных цивилизационных структур // Независимая газета, 2001, 14 марта.

13. Карлов В.В. О воздействии процессов урбанизации на этническую структуру / Этнокультурные процессы в современном мире. Элиста. 1981.

14. Карлов В.В. Введение в этнографию народов СССР. Стадиальные закономерности и локально-исторические особенности этнокультурных процессов. 1920-1980-е годы. Ч.2. М: 1992.

15. Кессиди Ф. Глобализация и культурная идентичность // Русский Журнал. www.russ.ru/politics/20021223-kes.html

16. Кешкюль, 1891, №22.

17. Кулиев Э. Социально-философские аспекты влияния глобализации на молодежь Азербайджана // Кавказ&Глобализация. 2007, том 1 (5).

18. Лурье С. Метаморфозы традиционного сознания. (Опыт разработки теоретических основ этнопсихологии и их применения к анализу исторического и этнографического материала). СПб. 1994.

19. Маккихен И., Кэмпбелл Р. Межнациональные конфликты в Советской Армии // Социологические исследования, 1992, №1.

20. Малашенко А. Мусульманский мир СНГ. М. 1996.

21. Мамедов А. О социологическом изучении бытования традиционной культуры в азербайджанском селе / Труды научной конференции, посвященной Дню восстановления Азербайджанской государственности. Баку, 1991.

22. Моисеенко В.М. Внутренняя миграция. М. 2001.

23.Общероссийская перепись населения 2002 года. www.gks.ru/PEREPIS/t5.htm

24. Полонский А. Ислам в контексте общественной жизни современного Азербайджана // http://his.1september.ru/articlef.php?ID=199902802

25. Пужоль Ж. Глобализация и самобытность // Журнал Казанский федералист 2002, №1. www.kazanfed.ru

26. Сатаров М. О пережитках ислама. Баку. 1967.

27. Смит М. Память об утратах и азербайджанское общество / Азербайджан и Россия- общества и государства. М: 2001. http://www.sakharov-center.ru/publications/azrus/az_010.htm

28. Современные этнические процессы в СССР. М: 1977; Бромлей Ю.В. Современные проблемы этнографии. М: 1981; Куличенко М.И. Нация и социальный прогресс. М: 1983; Социально-культурный облик советских наций (по материалам социологического исследования). М: 1986 и др.

29. Субботина И.А. Миграции и изменение национального состава населения союзных республик / Расы и народы, 1986, вып.15.

30. Франция глазами французских социологов. М. 1990.

31. Чистов К.В. Традиционные и вторичные формы культуры / Расы и народы. 1975, вып.5.

32. Эванс-Придчард Э.Э. Нуэры. М. 1985.

33. Юнусов А. Азербайджан в постсоветский период- проблемы и возможные пути развития. // Мировая экономика и международные отношения, 2002, №1; Гулиев Г. Архетипы азери- лики менталитета. Баку: 2002; Sidikov B. New or Traditional? Clans‘, Regional Groupings, and State in Post-Soviet Azerbaijan. – Berliner Osteuropa Info, 2003.

34. Цит. по книге- Юнусов А. Ислам в Азербайджане. Баку. 2004.

35. Яницкий О.Н. Социальные аспекты урбанизации в условиях НТР / Проблемы современной урбанизации. М., 1972

36. Azərbaycan Respublikasında İnsan İnkişafı Haqqında Hesabat. 2003. UNDP Azerbaijan, 2004.

37. Azərbaycanda ailələr (statistik məcmuə) / Azərbaycan Respublikası Dövlət statistika komitəsi. Bakı. 2005.

38. Azərbaycan Respublikası əhalisinin siyahıya alınması. 1999-cu il. 1 hissə. Bakı. 2000.

39. Nesibli N. Azerbaycanda milli kimlik sorumu // Avrasiya dosyasi. Ilkbahar 2001 Fasikul. 23. Cilt 7, sayi 1.

40. Rəsulzadə M.Ə. Öyrədən bir müsibət // Odlar yurdu, 1927, 27 aprel , №3.

41. Eisenstadt S. N. Tradition, Change, and Modernity. New York, Sydney, Toronto: John Wiley, 1973; Shils E. Centre and Periphery / The Logic of Personal Knowledge. Essays. London, Ronthedge and Kegen Paul, 1961.

42. Eisenstadt S. N. Tradition, Change, and Modernity. New York, Sydney, Toronto: John Wiley, 1973.

43. Featherstoune M. Global Culture/ Global Culture. Nationalism, Globalization and Modernity. L. Sage, 1990.

44. Robertson R. Globalization- Social Theory and Global Culture. L., Sage, 1992.

45. Ocampo K.A., Bernal M.E., Knight G.P., Gender, race, and ethnicity: the sequencing of social constancies / Ethnic identity: Formation and transmission among Hispanics and other minorities. Albany- State University of New York, 1993.

46. De Vos, G. Role of Ethnicity in Social History / Ethnic Identity. Cultural Continuities and Change. Palo Alto, Calif. Mayfield Publishing Company, 1973.

47. Young Yun Kim. Communication and Cross-Cultural Adaptation. An Interpretative Theory. Clarendon – Philadelphia, Multilingual Matters, 1988.

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=690

Турецкая Республика Северного Кипра и Государство Израиль


Р.Сулейманов

Турецкая Республика Северного Кипра на политической карте мира возникла не в результате стремления турецкого населения Кипра к созданию национального государства, а как следствие этнополитического конфликта 1960-1970-х годов между двумя другими государствами – Грецией и Турцией. Кипр, получив независимость от Великобритании в 1960 году, казалось бы, мог сформироваться как двунациональное государство, став примером мирного сосуществования двух разных по культуре народов для Восточного Средиземноморья. Однако греко-турецкие отношения на острове привели в итоге к его вооруженному территориальному разделу: в 1963 году турецко-греческое правительство распалось, а начавшийся межобщинный конфликт привел к откровенным кровавым столкновениям; в 1974 году на Кипре был совершенипереворот, когда власть на острове при поддержке Греции захватил Никос Сампсон, выступавший за объединение Кипра с Грецией. Этого не хотела допустить Турция, которая ввела на остров войска, оккупировав северную его часть. В итоге Кипр был разделен на греческую и турецкую часть и произошел насильственный трансфер населения с обеих частей острова. В 1975 году было заключено мирное соглашение между греками и турками Кипра, по которому формой будущего устройства по-прежнему единого государства должна стать федерация. Именно тогда было провозглашено Турецкое Федеративное Государство Северного Кипра, которое турки-киприоты рассматривали как часть будущей общекипрской федерации. Республику Кипр (греческий Южный Кипр) это не устраивало, поэтому спустя восемь лет бесплодных переговоров турки-киприоты провозгласили Турецкую Республику Северного Кипра, которая была признана только Турцией.

С этого момента Турецкая Республика Северного Кипра оказалась в числе тех стран, которые принято называть не признанными. Хотя Турция и признала это государство, дальше этого Турецкая Республика Северного Кипра в своем международном положении за последние годы не продвинулась. Тем не менее, это не мешает ей открывать свои представительства, неимеющие дипломатического статуса, во многих странах мира. В основном, эти представительства находятся под вывеской туристических и торговых офисов.

История греко-турецкого конфликта на Кипре в чем-то напоминает палестино-израильское противостояние. Межнациональный конфликт как в Палестине, так и на Кипре, является наследием политики Великобритании. Идея двунационального государства в обоих регионах была не реализована и оказалась безуспешной. В ходе военных действий турецкую часть Кипра оккупировала этнически родственная страна, как и в случае с палестинцами в 1948-1949 гг. Западный берег реки Иордан и сектор Газа были заняты арабскими государствами Иорданией и Египтом. Такие же параллелии напрашиваются и при взгляде на города, которые считаются столицами: и турки, и греки на Кипре таковой считают Никосию (по-турецки Лефкоша); евреи и палестинцы таковым считают Иерусалим (по-арабски аль-Кудс). Впрочем, такие аналогии интересны больше как любопытные факты, которые в целом не влияют на отношение Израиля к Турецкой Республике Северного Кипра, у которой, кстати, имеется своя «еврейская» история. В г. Марго с 1897 года существовала еврейская колония «Ахават Цион» поселенцев из Российской империи (в поселении насчитывалось 189 человек), которая прекратила свое существование в 1948 года, когда все ее члены репатриировались в Израиль после обретения им независимости. В г. Фамагуста (Газимагуза) в 1946-1948 гг. британцы, в то время имевшие Палестину под своим мандатным управлением, устроили концлагерь для еврейских беженцев, стремившихся нелегально попасть в ишув из Европы. В лагере содержалось 53 тысячи евреев. Сегодня на территории ТРСК в г.Гирна (Кирения) существует еврейская община и Центр ХАБАДа (раввином является Хаим Азимов, выходец из Белоруссии, говорящий по-русски). Численность еврейской общины составляет около 100 человек. Большинство из них составляют из израильтяне, евреи из Англии (потомки тех, кто переехал на Кипр в период его нахождения под контролем Великобритании до 1959 года) и Турции (1).

В Израиле, государстве, которое само является не полностью признанным своими соседями, первоначально отношения с ТРСК выстраивались по принципу непризнания. Отношения с Республикой Кипр – греческой частью острова – имеют давнюю историю, особенно на фоне сложившейся индустрии регистации браков для израильтян, неимеющих возможности заключить их в своей стране.

События в 1974 году на Кипре и последовавшая за ними неурегулированная кипрская проблема, по мнению историков, напоминала арабо-израильские противоречия и нерешенность палестинской проблемы (2). Израиль воздерживался в своем отношении к турецко-греческому конфликту на Кипре и не склоняется ни на одну сторону, считая это делом Афин и Анкары.

К концу 1980-х годов в Восточном Средиземноморье сложился треугольник Анкара-Иерусалим-Афины, который мог бы стать для Израиля тем полем, где еврейское государство могло взять на себя функции посредника в решение турецко-греческих противоречий (3). У этого международного треугольника, как отмечают исследователи, был большой потенциал, который устраивал всех: Турция, имея в 1990-е годы с Израилем военно-стратегические отношения, могла через него решать ряд «щекотливых» вопросов с Грецией, с которой Иерусалим установил стратегические связи еще в период военной хунты в этой балканской стране (4). И этот козырь Израиль может использовать и в решении кипрской проблемы, в отношении которой в Иерусалиме нет четкой позиции, кроме как расплывчатой ссылки на необходимость урегулирования турецко-греческих противоречий на основе решений ООН (стандартная формулировка правительства любой страны, когда нет своей четкой позиции или просто при нежелании вмешиваться в чужие дела).

XXI век стал временем окончания индифферентного отношения Израиля к ситуации на Кипре. Остров явно становился не только местом заключения браков граждан еврейского государства. Для поворота в отношении к Кипру, в том числе к его северной части, необходима была воля политического руководства Израиля.

Лоббированием открытия представительством ТРСК в Израиле активно занималось окружение Ариэля Шарона. Переговоры по этому вопросу начались еще в период каденции Шарона, однако кровоизлияние в мозг у последнего 4 января 2006 года привело к «замораживанию» этого вопроса. В период правления Эхуда Ольмерта этот вопрос не поднимался, однако смена политического руководства в Израиле в 2009 году и приход в Министерство иностранных дел Авигдора Либермана привела к началу многовекторности внешней политики страны. Либерман, который за 2009 год сумел дать новый толчок отношениям Израиля и со странами Балканского полуострова, Восточной Африки, Закавказьем и Центральной Азии, на наш взгляд стремится отойти от односторонности израильской внешнеполитической ориентации в любом ее направлении, в том числе и в отношении Кипра.

Отношения между Израилем и Турецкой Республикой Северного Кипра стали выстраиваться по принципу неофициального признания. В апреле 2009 года в Тель-Авиве было открыто Представительство Турецкой Республикой Северного Кипра в сфере туризма и торговли (возглавляет Исмет Каракоглу), которое фактически выполняет (опять же неофициально) функции посольства. Учитывая, что открытие состоялось в период нахождения Авигдора Либермана на посту главы Министерства иностранных дел Израиля, Исмет Каракоглу стремится заручиться поддержкой русскоязычных израильтян, видя в них влиятельную политическую силу: «Если выходцы из СССР, имея огромный экономический, туристический и культурный потенциал, захотят приехать к нам или инвестировать в турецкий Кипр, то мы встретим их с распростёртыми объятиями» (5).

Исмет Каракоглу в своем личном интервью автору рассказал, что открытие Представительства ТРСК в Израиле произошло потому, что новое правительства Нетаниягу было заинтересовано в улучшении отношений с Анкарой. Произошедшая на экономическом форуме в Давосе в начале 2009 года словесная перепалка между президентом Израиля Шимоном Пересом и премьер-министром Турции Реджепом Эрдоганом в связи с военной операцией ЦАХАЛа «Литой свинец» в Секторе Газа не самым лучшим способом сказалась на турецко-израильских отношений. Чтобы как-то сгладить эту ситуацию и улучшить отношение Турции к Израилю, в особенности к новому правительству Биньямина Нетаниягу, Авигдор Либерман пошел на такой дипломатический жест как открытие Представительство ТРСК в Израиле (6).

Официальное название Представительства ТРСК в Израиле — North Cyprus tourism and trade Office. В названии формально нет упоминания о Турецкой Республики Северного Кипра. Это вызвано тем, что Греция весьма болезненно реагирует на появление подобных «посольств» ТРСК. И чтобы не портить отношения ни с Грецией, ни с Республикой Кипр, в названии Представительства нет словосочетания «Турецкая Республика». Такой компромисс устраивал всех: и турок-киприотов, и греков-киприотов, и Анкару, и Афины, хотя определенное возмущение со стороны Греции и Республики Кипр было. Так, в частности, переговоры об открытии прямого авиасообщения между ТРСК и Израилем были прерваны израильской стороной после протестов греков-киприотов (7).

В экономическом отношении ТРСК может предложить израильтянам следующий ряд опций. Во-первых, северокипрские пляжи – это богатый и пока что до конца не используемый потенциал для израильского инвестора. Дешевизна аренды таких пляжей на длительный срок, равно как и строительство на них гостиниц, может стать привлекательным и заманчивым делом для израильских бизнесменов в сфере туризма. Во-вторых, на севере Кипра хождение имеет турецкая лира (в Республике Кипр – евро), что значительно снижает цены на товары и услуги. В-третьих, и об этом не стоит забывать, ТРСК как непризнанное государство является удачным местом для «отмыва» денег, и банки Северного Кипра фактически предоставляют такие возможности.

Однако все эти бонусы, которые может сулить ТРСК Израилю, не достаточны для того, чтобы отношения могли перейти в плоскость большого торгово-экономического товарооборота. Как отмечают туркологи, в силу неурегулированности своего политического статуса ТРСК не может развивать индустрию туристических услуг и привлекать иностранных инвесторов. Все внешнеторговые сделки северокипрские фирмы осуществляют через Турцию, что приводит к накруткам и на импорт, и на экспорт. Но самый болезненный момент для турок-киприотов – это запрет на осуществление прямых авиарейсов в ТРСК, которые могут совершаться только с территории Турции. Все это является следствием экономического эмбарго, наложенного Европейским союзом на непризнанную республику (8). А это в свою очередь, накладывает и отпечаток на отношения Израиля к ТРСК. Хотя ряд исследователей и отмечают, что Израиль может стать для Турции проводником в ЕС, поскольку на Ближнем Востоке Брюссель имеет с Иерусалимом куда более тесные стратегические связи, чем с Анкарой, позволяющие считать Израиль самым европейским государством в регионе (9), на наш взгляд, для решения проблем Северного Кипра Иерусалим пока не готов идти на какие-то разговоры с Европой.

Достаточно «теплые» отношения между Израилем и ТРСК в 2009-2010 гг., которые стоит рассматривать как период установления реальных отношений между странами при соблюдении обеими формата непризнания могут смениться охлаждением после 18 апреля 2010 года, когда в ТРСК прошли президентские выборы. Проигравший на них теперь уже бывший президент ТРСК Мехмет Али Талат (2005-2010), при котором отношения между Иерусалимом и Лефкошей за всю историю существования ТРСК фактически как независимого государства достигли своего пика взаимосотрудничества на уровне неофициальной дипломатии, может оказаться в ситуации, когда его политика по сближению с Израилем канет в Лету. Новый президент ТРСК Дервиш Эроглу не стремиться к решению кипрской проблемы путем создания некой федерации или конфедерации, как пытался сделать это его предшественник. Куда более ориентированный в сторону Турции и в последнее время осознавшей, что путь в ЕС для ТРСК закрыт, Эроглу провозгласил новый путь решения кипрского вопроса: создание на острове двух независимых государств. Учитывая, что сегодня отношения между Анкарой и Иерусалимом после событий 31 мая 2010 года, связанных с турецким кораблем «Мави Мармара», который в составе так называемой «Флотилии свободы» пытался прорвать морскую блокаду Сектора Газа и был захвачен израильскими военными, находятся в ужасном состоянии, то и отношения между ТРСК и Израилем волей-неволей оказались в состоянии «охлаждения». Пока, конечно, свое представительство в Тель-Авиве ТРСК закрывать не торопиться, и Исмет Каракоглу по-прежнему его возглавляет, но кризис в турецко-израильских отношениях накладывает свой отпечаток на отношения Израиля и ТРСК. Учитывая, что со стороны израильской общественности высказывались весьма радикальные предложения отправить некий аналогичный турецкой «Флотилии свободы» морскую флотилию, состоящий из личных яхт Товарищества бывших военнослужащих ВМС ЦАХАЛа, в поддержку Армении и курдского национально-освободительного движения (10), то нетрудно понять, что отношения между ТРСК и Израилем, только начинающие свою историю, могут оказаться под вопросом, тем более, что в последнее время в мировом еврейском сообществе стали подыматься вопросы относительно политики Турции на северокипрском направлении, которые в состоянии только испортить хрупкие связи Иерусалима и Лефкоши. Так, в среде еврейской общественности впервые активно стали обсуждаться этнические чистки на севере острова в отношении греков со стороны турецкой армии, при этом еврейские авторы в отношении политики Анкары на Кипре стали употреблять точно такую же обвинительную фразеологию, какую традиционно используют антиизраильски настроенные авторы против еврейского государства, осуждая его за действия на палестинских территориях. К примеру, профессор Хайфского университета Стивен Плаут сравнивает методы работы израильской армии в Газе с

действиями турецкой армии в северокипрском греческом городе Фамагуста, который в 1974 году был турецкой армией «очищен» от греков – основного населения этого города, и до сегодняшнего дня Фамагуста остается заброшенным населенным пунктом, окруженном колючей проволокой, напоминая город-призрак: «Когда Израиль вторгся в сектор Газа, чтобы положить конец ракетным обстрелам своих граждан со стороны ХАМАСа, турецкий премьер-министр Эрдоган обвинил Израиль в том, что он «уничтожил невинных женщин и детей». Он обвинял Израиль в «массовом убийстве» в секторе Газа, разглагольствуя подробно о том, как Израиль превратил сектор Газа в «открытую тюрьму». Но фактически наибольшая продолжающаяся «открытая площадка» нарушений в области прав человека и преступления против человечества является опутанный колючей проволокой заброшенный город Фамагуста». (11). Его коллега, эксперт по проблемам современного Ближнего Востока, руководитель американской исследовательской организации «Ближневосточный Форум» Даниэль Пайпс на страницах «The Washington Times» продолжает такого же рода сравнение, задаваясь вопросом: действует ли Израиль в Газе хуже, чем Турция на Кипре? По его мнению, «Турция на Кипре совершила этническую чистку, изгнав всех греков с северного Кипра (Израиль, если и осуществил в секторе Газа этническую чистку, то только в отношении евреев, выселив всех их до одного из сектора Газа в 2005 году в ходе размежевания), при этом Анкара переселила на остров 160 тысяч турок из Малой Азии (Израиль не оставил ни одного своего населенного пункта, разрушив все еврейские поселения), при этом Турция полностью управляет внутренней жизнью ТРСК (сектор Газа контролируется ХАМАСом – заклятым врагом Израиля)». В итоге Даниэль Пайпс делает вывод, что «в то время как Анкара, ханжески гордясь собой, читает морали по поводу Газы, она притесняет меньшинства значительно более деспотически» (12).

На фоне таких антитурецких выпадов и обвинений в израильском и мировом еврейском сообществе (равно как и начавшейся антиизраильских в Турции) хрупкие связи между ТРСК и Израилем могут быть испорчены. Бурной реакции со стороны руководства ТРСК относительно этого морского инцидента не последовало. Новый президент Дервиш Эроглу, которого можно назвать не просто протурецким (собственно таковыми были все руководители ТРСК), а проэрдогановским политиком, пока не делает каких-то резких шагов на израильском векторе внешне политики ТРСК. Скорее всего, потому, что у власти он находиться недавно.

На наш взгляд, отношения между Анкарой и Иерусалимом не дойдут до абсолютного разрыва, несмотря на имеющийся сегодня кризис между Турцией и Израилем. Всё-таки здравая логика турецких неоосманистов возьмет вверх над чисто тактическими победами в информационной войне за сердца исламского мира, приведших к росту симпатий к эрдогановской Турции в зарубежных странах и к еще большей популярности в самой стране к правительству исламистов. И хотя пока турецко-израильские отношения переживают не самые лучшие времена, и в Анкаре, и в Иерусалиме рушить до основания то здание более чем шестидесятилетней турецко-израильской дипломатии, которое так успешно сушествовало и позволяло говорить о стратегическом сотрудничестве между двумя государствами Ближнего Востока, никто не собирается. Подтверждением этого тезиса можно считать произошедшую 30 июня с.г. встречу министра промышленности и торговли Израиля Биньямина Бен-Элиэзера и министра иностранных дел Турции Ахмета Давутоглу (13). Точно также не пойдут на ломку закладывающегося последние два года фундамента отношений между Израилем и ТРСК в Лефкоше. Не будем забывать и такой факт, как отмечают исследователи, что «географическое расположение острова, позволяющее контролировать поставки оружия, так называемым, «государствам-изгоям» и террористическими группировками, оказало значительное влияние на повышение заинтересованности к Кипру со стороны Соединенных Штатов» (14), т.е. Вашингтон как негласный патрон и Израиля, и Турции, и, в какой-то степени и ТРСК, не заинтересован в том, чтобы между этими игроками восточно-средиземноморской политики было полное отчуждение. Исследователи отметили и такой факт, что США «предпочитают видеть Кипр разделенным, т.к. это соответствует их национальным интересам, поскольку в этом случае, благодаря сотрудничеству с турками (т.е. с Турцией. – Р.С.) было бы легче использовать Северный Кипр в качестве важной военной базы» (15).

Поэтому, на наш взгляд, неофициальное признание со стороны одной из региональных держав Ближнего Востока, коим является Израилем, для Турецкой Республики Северного Кипра гораздо важнее и ценнее, чем сиюминутные эмоциональные провокации анкарского руководства, которое стоит воспринимать как явление временное и проходящее.

Справка:

Исмет Каракоглу (род. в 1950 г.) окончил экономический факультет Университета Северного Кипра. В Мармарском университете (Турция) получил вторую степень по европейскому праву. В Министерстве иностранных дел ТРСК работает с 1999 года. С 2009 года возглавляет Представительство Турецкой Республики Северного Кипра в сфере туризма и торговли (North Cyprus tourism and trade Office) в Тель-Авиве. Женат. Имеет дочь.

Примечания:

1. Бриман Ш. «Русский» раввин благословил президента Турецкой республики Северного Кипра // http://izrus.co.il/dvuhstoronka/article/2009-07-21/5434.html

2. David Kushner, The Turkish-Greek Conflict: Lessons for Israel // The Jerusalem Quarterly. — № 31. – Spring 1984

3. Amikam Nachmani, Israel, Turkey and Greece: Uneasy Relations in the East Mediterranean. – London: Frank Cass, 1987

4. Amikam Nachmani, A Triangular Relationship: Turkish-Israeli cooperation and its implications for Greece // Cahiers d’etudes sur la Mediterranee orientale et le monde turco-iranien. — №28, juin-decembre 1999

5. Бриман Ш. Турецкий Кипр заинтересован в «русском» Израиле // http://izrus.co.il/tourism/article/2009-06-12/4933.html

6. «Турецкая Республика Северного Кипра открыта для Израиля». Интервью с руководителем Представительства Турецкой Республики Северного Кипра в Израиле Исметом Каракоглу // Евразийские горизонты (Казань). – 2010. — №6 (июнь)

7. Бриман Ш. Северный Кипр – мост для Израиля в Турцию и Азербайджан // http://izrus.co.il/dvuhstoronka/article/2009-07-26/5543.html

8. Кудряшова Ю.С. Турция и Европейский Союз: история, проблемы и перспективы взаимодействия. – М.: Институт Ближнего Востока, 2010. – С.211

9. Oded Eran, Turkey and the European Union: An Israeli Perspective // Israel Journal of Foreign Affairs. — Vol. II. — №2 (2008). – P.65-71

10. Израильская флотилия напомнит Турции о геноциде армян // www.izrus.co.il, 8.06.2010

11. Steven Plaut, The Illegal Occupation that must end // The Jewish Press. — July 14, 2010

12. Daniel Pipes, Turkey in Cyprus vs. Israel in Gaza // The Washington Times. – July 20, 2010

13. Гаджиев А.Г. Встреча между А.Давутоглу и Б.Бен-Элиэзером – поиски путей турецко-израильского сближения? // Институт Ближнего Востока, 5.07.2010

14. Гаджиев А.Г. Итоги президентских выборов в ТРСК и роль Кипрской проблемы во взаимоотношениях между Турцией и ЕС // Институт Ближнего Востока, 7.05.2010

15. Силаева З.В. «Большая игра»: основные геополитические игроки в решении кипрской проблемы // Политика в изменяющемся мире: конфликты, решения, инновации: Материалы всероссийской научной конференции, посвященной 20-летию кафедры политологии Казанского (Приволжского) федерального университета, г.Набережные Челны, 29-30 июня 2010 г. / науч. ред.: М.Х.Фарукшин, В.И.Зазнаев, А.Г.Большаков. – Казань: Казанский (Приволжский) федеральный университет, 2010. – С.222

США продвигаются на Каспий

Гюльнара Инандж

Эксклюзивное интервью с экспертом «Lider-TV» Тофиком Аббасовым:

— Международное экспертное сообщество относит зону Каспийского моря к нестабильным регионам. Считаете ли вы, что причиной этому является нерешенность юридического статуса моря?

— Статус Каспия все еще остается в подвешенном состоянии. Но его нерешенность не помешала странам региона реализовать планы по размещению интересов. В их ряду значатся также и военные приготовления. И это тоже свидетельствует о том, что вокруг Каспия наличествует пояс напряженности. Каждая страна укрепляет пограничные силы, создаются флотилии. Если посмотреть на хронику последних лет после падения Советского Союза, нерешенностью статуса Каспия воспользовались фактически все страны. В первую очередь это касается реализации энергетических проектов, усиления торговых флотов, совместного использования биоресурсов. Собственно говоря, отсутствие юридического статуса, по крайней мере, не мешает. Но в будущем этим пробелом могут воспользоваться сторонние силы, для которых присутствие в морской акватории является неотложной целью.

— Азербайджан, как известно, находится на второй позиции по мощи военно-морской флотилии, и она будет развиваться и укрепляться. И как это повлияет на геополитическую позицию страны?

— Когда произошел бракоразводный процесс, Каспийская флотилия в основном была разделена между Россией и Азербайджаном. Но Россия отхватила лучший кусок, считая, что у нее на это больше прав. Дележка в принципе прошла не на объективной основе. До 70 % современных и хорошо оснащенных кораблей Каспийской военно-морской флотилии остались за РФ, Азербайджану же достались 4 архаичных сторожевых корабля,  и пара единиц наступательных судов. Но за годы независимости Баку сумел воссоздать свою флотилию, обновить всю береговую инфраструктуру, идет процесс обновления и реконструкции портов базирования.

Данный процесс не следует рассматривать в зеркале милитаристских приготовлений. У Азербайджана в морской акватории сосредоточены достаточно рельефные экономические интересы, в море добываются нефть и газ, ведутся геолого-разведывательные работы, осуществляется не менее важный транзит и грузоперевозки. Все это и предписывает стране надежно обеспечивать безопасность дорогостоящей инфраструктуры и думать о неприкосновенности морских рубежей.

— Какие притязания в разделе сферы влияния на Каспии имеют великие державы?

— Присутствие здесь стран, не имеющих доступа к водной акватории, видится странным.  Приход сюда чужаков, скажем так, лишь прибавит напряженности. Обратите внимание на ситуацию на Черном море. Долгое время США добивались присутствия в его акватории. Этому всячески препятствовали Россия и Турция, хотя последняя является и союзницей Вашингтона, и членом НАТО. Две страны за долгие годы договорились о разграничении интересов на паритетной основе.

После юго-осетинской войны господин Саакашвили раздобыл военно-политический коридор для прихода в Черное море американских военных судов. Это стало очень сильным фактором раздражения для многих стран региона и, в первую очередь, для Москвы и Анкары. Они всерьез задумались о восстановлении статус-кво. Почему? Чтобы не допустить нарушения баланса, сложившегося за все предыдущие годы.

Растущая военная эскалация на Каспии лишь может поставить вверх дном многое. И потом, учитывая то, что Исламская Республика Иран имеет напряженные отношения с США, а Израиль испытывает большой интерес к региону, думаю, что физически ощутимое появление здесь не каспийских стран лишь прибавит новых рисков.

Благо на состоявшихся ранее Прикаспийских гуманитарных форумах уже звучали призывы относительно создания благоприятной почвы сотрудничества. Но думаю, что магистральную линию в этом вопросе должны утвердить политические лидеры каспийской пятерки. Пора бы собраться очередному саммиту глав прикаспийских стран. Он сможет разрядить атмосферу вокруг региональных проблем, и это не позволит сторонним силам воспользоваться создавшимися пустотами.

—  Израиль и США хотят выйти к иранским границам с каспийской акватории, не для проведения военных действий, а с целью ужесточения контроля над Ираном?

—  Периметр Каспийского моря гармонично ложится на линию противостояния Западного и Восточного полюсов. Генералитет НАТО бесконечно твердит о проблемах безопасности и под этим соусом хочет продвинуться на Восток. Это не может не беспокоить такие страны, как Россия и Иран. Именно они настаивают на решении всех проблем усилиями региональных государств.  Грузия, скажем, думает о вступлении в НАТО. Этого еще не произошло, но это и не  помешало США утвердиться на Южном Кавказе. И теперь на повестке дня у НАТО планы о дальнейшем продвижении на Восток.

Россия усиливает свои позиции в Армении, дает знать, что ее присутствие в регионе рассчитано на долгую перспективу. Пролонгация договора о ее присутствии в Гюмри на 49 лет говорит о том, что Москва настраивается на укрепление защитной оси, которая проходит вдоль Каспия и отгораживает Центральную Азию от Европы.

Это не значит, что НАТО И США вместе со своими союзниками перестают работать в этом направлении. Они ищут пути прорыва. И потом, в этой активно развивающейся зоне размещены стратегические интересы таких ведущих стран, как США, Великобритания, Италия и других.

Их капитал реально изменил социально-экономическую панораму каспийского бассейна. Посему их устремления  видятся обоснованными и логичными. Но только ли экономические интересы в тактической плоскости ими двигают? Полагаю, что нет.

В будущем, если ирано-израильские, ирано-американские отношения перейдут в плоскость военного противостояния, то могут последовать необратимые процессы.
Дабы этого не произошло, страны региона всеми силами пытаются сохранить статус-кво.

— В сентябре прошлого года израильский ресурс ДЕБКА распространил информацию о намерениях США разместить мобильные радары слежения в Израиле и Азербайджане. Под этим имелось ввиду размещение дополнительных мобильных радарных систем (2 уже размещены в Дивичинском и Астаринском районах) на восточном побережье Каспия, не так?

— Для нападения на Иран имеются мощные силы в Персидском Заливе, системы электронного слежения (СЭС) имеют цель предупредить планы, над которыми работает ИРИ. Эта страна живет под ожесточенными санкциями, она окольцована СЭС для того, чтобы не дать Тегерану возможности совершенствовать свой военный потенциал.
В таких условиях  усиление Ираном ракетных технологий становится вынужденной ответной мерой. Иран практически окружен со всех сторон, исключая северо-восток, я имею в виду границу с Азербайджаном. В Омане, Саудовской Аравии, Бахрейне, Кувейте, Катаре, Ираке, Афганистане размещены американские СЭС, военные базы с современным вооружением, плюс системы космического мониторинга.

Потенциальные противники Ирана — Великобритания и Франция, Израиль, арабские соседи тоже готовы, в случае необходимости, включится в военную коалицию.
Это ведь еще и имеет психологическое значение, дабы вынудить Тегеран смягчить позицию, стать более сговорчивым. Но Иран капитулировать не собирается.
Хочу напомнить о взрывах в мечетях на юго-востоке Ирана в провинции Систан-Белуджистан. Иран обвинил США и Израиль в этих терактах и своеобразно ответил на эти вызовы столкновениями и взрывами в суннитских кварталах иракских городов. Это говорит о том, что война между противниками идет на чужих территориях и без непосредственного контакта. И в интересах таких стран, как Азербайджан, только одно – недопущение военной эскалации, способствование планам мирного разрешения обозначившегося кризиса.

— Если в Азербайджане есть интересы США и Израиля, о чем заявляют официальные представители этих стран, то получается, что в случае войны с Ираном и Азербайджан вовлечется в орбиту силового противостояния?

— В Азербайджане присутствует американский капитал. А там, где задействованы вещественные интересы, присутствует естественное желание их защитить. Это желание западных держав понятно и объяснимо. С другой стороны Азербайджан не может дистанцироваться от соседей, с которыми сложились самодостаточные экономические, культурные, гуманитарные отношения. В условиях, когда создается конфигурация многовекторных связей, не во всем дополняющих, а скорее взаимоисключающих друг друга, приходится работать над созданием механизмов страховки собственных интересов. Мы живем в мире ассиметричных теорий, алогичных измерений. В этом плане ни одна страна, включая те же США, не может сказать, что полностью чувствует себя в безопасности.

Потому в подобных ситуациях необходимы целенаправленные действия для усиления миротворческого потенциала.  Тегерану незачем портить отношения с Баку. Тем более что Азербайджан недвусмысленно заявил о своем нейтралитете касательно американо-иранского кризиса.  Азербайджану угрожает только Армения, которая лязгает не только своим, но и чужим, я имею в виду российским оружием. Армения реальный враг, чего нельзя сказать об Иране, Туркмении или какой-либо другой стране. И если враг, да еще и агрессор, не сдается, то его обезвреживают. С Ираном же у Азербайджана нет ни территориальных, ни иных споров, а есть устойчиво развивающийся диалог. И это является гарантией того, что отношения развиваются на доверительной основе.

http://novosti.az/analytics/20100820/43513887.html

Как скоро рзрешиться нагорно-карабахский вопрос?

Кямал Али. Завершился визит президента России в Армению и 3 сентября он  прибудет с официальным визитом в Азербайджан.  Эти события прокомментировал политолог Мубариз Ахмедоглу.

Заключение нового договора о военной базе России в Армении были воспринято в Баку как угроза безопасности Азербайджана.  Как вы расцениваете такую оценку российско-армянского договора о военной базе?

— Продление российско-армянского военного договора до 2044 года и возможная продажа российских сугубо оборонительных систем С-300 Азербайджану объясняется официальной  Россией  как укрепление безопасности  на Кавказе. Тут важно отметить следующее – если Армения превратилась в российскую провинцию, по примеру Калининградской области, и находящиеся в Армении С-300 принадлежат России, то те же ракетные системы, которые проданы или будут проданы  Азербайджану,  принадлежат только нам .  Факт в том, что Азербайджан для России – это независимый игрок на Кавказе, Армения же – не более чем одна из российских губерний. Это совсем не та картина, которую хотят преподнести миру в Ереване. Речь скорее идет о серьезном желании   Москвы обеспечить безопасность на Кавказе.

— Угрожает ли российская военная база в Армении безопасности населения Азербайджана?

— Панические действия С.Саргсяна навлекли беды на его страну. В итоге свою безопасность армяне увязали с политикой антииранизма, которую они ведут с разрешения США. Все американские системы слежения за иранской территорией размещены в Армении, в том числе собранные в Туркменистане и ОАЭ сведения об Иране также передаются на американские аналитические системы в Армении. Таков план США, которые заставили Ереван просить  Россию поручить ей обеспечение безопасности Армении. Однажды в Тегеране обязательно поймут, что вскормленные Ираном армяне стали угрозой для Ирана, и будет принято решение о наказании продажного соседа.  Я не считаю российскую военную базу в Гюмри угрозой для Азербайджана. Эта база нацелена против Ирана.

Мало того, если просмотреть распространенное Кремлем позавчерашнее заявление и слова министра ИД Лаврова сказанные в Ереване, обнаружится, что второй задачей визита Медведева в Армению является подготовка армян к урегулированию карабахского конфликта. Причем этот план не соответствует устремлениям армян и армянским интересам.  Представьте себе, что в дни пребывания Медведева в Ереване лидер карабахских сепаратистов был в Ливане и просил там о помощи. То есть они не надеются на русских, а просят содействия у армян, живущих в арабских странах.

— 3 сентября президент  РФ Дм. Медведев совершит визит в нашу страну. Можно ли это событие считать продолжением российской политики по Карабаху?

— Обобществляя ереван ский визит президента России, можно сказать, что Медведев в Ереване нотариально заверил приватизацию Армении. Экономика, военная сфера и политика Армении целиком подчинена Кремлю, и только культура остается сугубо армянской. Теперь, готовясь к визиту в Баку, Медведев намерен вынести на торг с Азербайджаном приватизированную Москвой Армению.

Русские  выступили в Москве с двумя важными заявлениями. Министр ИД С.Лавров сказал о возможности обсуждения карабахского вопроса в Совете безопасности ООН, а Дм. Медведев высказался за экономическое трехстороннее сотрудничество в нашем регионе. Тут мне вспоминается предложение С.Саргсяна азербайджанской стороне о размещении в Армении азербайджанских инвестиций, сделанное им в интервью BBC.  Не будут же армяне вкладывать деньги в Азербайджане. Армения может быть только донором, получающим помощь из России или Азербайджана. Ни Иран, ни Турция вкладывать деньги в Армению не будут.

Трехстороннее сотрудничество может реализоваться при условии открытия железной дороги Баку-Нахчыван-Ереван, это единственная возможная коммуникация для приватизации Россией Армении. А открытие этой дороги возможно лишь при удовлетворении национальных интересов Азербайджана. Об этом – обсуждении «купчей» приватизации  Армении, и будет вести беседу в Баку президент Медведев.

Конечно, часть заявления Медведева по Нагорному Карабаху, сделанного им в Ереване, вызвало в Баку настороженность, но последующие события показали, что все происходящее делается для скорейшего и эффективного  разрешения карабахского конфликта. Эти положения содержатся в обновленных Мадридских принципах, и предусматривают не применение силы, соблюдение территориальной целостности Азербайджана, а также принцип равенства народов и право народов на самоопределение.

http://novosti.az/exclusive/20100823/43515143.html

Карабах: История одной агрессии. Азербайджан в составе Российской импери

Учитывая то, что в СМИ и в Интернете в последнее время появилась огромная масса лживых армянских материалов об истории, причинах армяно-азербайджанского конфликта, 1news.az решил дать старт новой рубрике.

В рамках этой рубрики будут печататься материалы на основе фактов и трудов зарубежных, в том числе и армянских ученых, в которых повествуется о том, как переселенные на Кавказ армяне «ковали» себе новую историю и культуру, выдав ее затем за летопись «древней великой Армении».

Надеемся, что собранные нами факты вызовут большой интерес у интернет-пользователей, поскольку основной целью проекта является в сжатой и удобной для Интернет-юзеров форме передать как можно большее количество полезной фактологической информации. Рубрика под названием «Карабах: История одной агрессии» будет выходить отдельными тематическими частями, удобными для чтения и использования.

Несмотря на успешное окончание русско-персидской войны (1826-1828), Россия не спешила с заключением мирного договора с Персией. Так, для получения как можно больших выгод Николай I инструктировал генерала И.Ф.Паскевича о том, что «по первом востребовании персиян изъявите о согласии войти с ними в объяснения о мире»; однако одновременно император писал: «доколе не овладеете Эриванской крепостью и не поставите себя за Араксом (река Араз – Р.Г.) на твердой ноге, вы можете вступать с ними в переговоры, но продолжать военные действия также. Когда уже приобретете все вышеуказанные выгоды, склонитесь на перемирие до окончания переговоров о мире». Более того, как доверенное лицо Российской империи на переговорах с Персией — А.С.Грибоедов представил договор о мире, согласно которому Иреванское и Нахчыванское ханства отходили к России. 10 февраля 1828 года между Российской империей и Персидским государством был подписан Туркменчайский мир. По его условиям, Азербайджан оказался разделен на две части – Северный и Южный, а река Араз была определена как демаркационная линия.

Особое место занимала статья 15-ая Туркменчайского договора, которая давала «всем жителям и чиновникам Азербайджанской области годичный срок для свободного перехода со своими семействами из персидских областей в российские». В первую очередь, она касалась «персидских армян». Немаловажную роль в составлении текста этой статьи сыграл А.С.Грибоедов. Большую активность в организации переселения армян из Персии в Северный Азербайджан проявил полковник русской армии, армянин Х.Е.Лазарев, который предлагал «особый проект, в котором говорилось о создании автономной армянской государственности в пределах исторической территории Северной Армении» (т.е. на исконно азербайджанских землях). В исполнение этого плана был принят «высочайший указ» Российского Сената от 21 марта 1828 года, в котором говорилось: «Силою трактата с Персией, заключенного 10 февраля 1828 года, присоединенные к России — Ханство Эриванское и Ханство Нахичеванское повелеваем во всех делах именовать отныне областью Армянской». Таким образом, был заложен фундамент будущей армянской государственности на Кавказе.

Переселяя армян из Персии на Южный Кавказ, Россия тем самым решала главную задачу колониальной политики империи: создание на завоеванной враждебной территории опоры для своей власти, которая будет играть роль буфера между российскими владениями на Кавказе и двумя мусульманскими государствами — Персией и Османской империей. Не случайно в российских документах того времени говорится: «Вообще соглашать христиан, дабы они следовали в Нахичеванскую и Эриванскую области, где предполагается увеличить, сколько можно, народонаселение христианами». С этой целью был создан Комитет по переселению, который контролировал миграционный процессы, обустраивая переселенных армян на новых местах таким образом, чтобы жители созданных поселений не входили в контакт с уже существующими азербайджанскими селами. Эриванское временное правление инструктировало Комитет: «избегать всячески, дабы селения христиан не были перемешиваемы с мусульманскими, но стараться составить из христиан отдельные округи или магалы».

Приход Царской России на Кавказ поставил последнюю точку в многовековом поглощении албанской культуры со стороны армян. Как отмечает в книге «Кавказская Албания и албаны» Фарида Мамедова, смертным приговором для албан, явился указ 1836 года об упразднении Афтокефальной Албанской церкви, ее слиянии и подчинении Армяно-григорианской Церкви с ликвидацией сана албанского католикоса. Слияние албанской церкви с армянской, переход на церковную службу для албан на армянском языке, передача практически всех исторических документов, церковно-религиозных книг в руки Армянской церкви, поставили точку на многовековой культуре Кавказской Албании.

Не успевая обустраивать огромный поток переселенцев в Иреванской губернии, Кавказская администрация решает уговорить большую часть армян-переселенцев, особенно беднейших, устроиться в Карабахе. О целесообразности их размещения в Гарабагской провинции писал в докладной записке И.Ф. Паскевичу полковник Х.Е.Лазарев: «Более 1000 семейств армян из окрестностей Мараги и Тавриза (Персия) тронулись с мест и частью достигли провинции Нахичеванской, и почти все христиане из Урмии, Салмаса и Хоя (Персия) готовятся к переселению. Наиболее нуждающихся направлять в Карабаг, где могут быть до нового урожая продовольствованы до 3 000 семейств». В результате массового переселения армян из Персии в 1828-1829 годах в Северный Азербайджан здесь оказалось 35 560 мигрантов. Из них 2 558 семей или 10 000 чел. разместили в Нахичеванской провинции. В Гарабагской провинции разместили примерно 15 тыс. чел. В течение 1828-1829 годов в Иреванской провинции были обустроены 1458 армянских семей (около 5 тыс. чел.). Ц.П.Агаян привел данные за 1832 год: тогда в Армянской области имелось 164 450 жителей, из коих армян 82 317 (50%), остальные — азербайджанцы, курды и новоассирийцы. Причем, как отметил Цатур Агаян, из указанного количества местных армян было 25 151 (15%) от численности всех жителей, а остальные являлись переселенцами из Персии – 35 560 (22%), и Османской империи – 21 600 (13%).

В общем, в результате Туркменчайского договора в течение нескольких месяцев из Персии в Азербайджан переселилось 40 тысяч армянских семей. Затем, опираясь на договор с Османской империей, в 1830 году Россия переселила из Малой Азии на Кавказ ещё 12 655 армянских семей. В итоге, в 1828-30 годах империя переселила 84600 семей из Турции на Кавказ и разместила их на самых хороших землях Карабаха, Иревана, Борчалы, Ахалкана и Ахалтахисина. Армяне переселились не только на Карабахские земли, но и на территории, расположенные от озера Гейча (Севан) в горных территориях, сначала официально приблизительно 12400 семей, а в дальнейшем, по не официальным данным, ещё больше. В период 1828-39 гг. в горные части Карабаха было переселено 200 тысяч армян. В 1877-79 годах во время русско-турецкой войны на юг Кавказа были переселены еще 185 тысяч армян. В результате, в Северном Азербайджане произошли значительные демографические изменения, которые еще более усилились вследствие ухода коренного населения, с территорий, заселяемых армянами. Эти встречные потоки носили вполне «законный» характер, так как официальные русские власти, переселяя армян в Северный Азербайджан, не препятствовали уходу отсюда тюрков-азери в иранские и османские пределы. Так, в 1827-1828 годах в Нахчыванском ханстве из общего числа 4 600 семей, азербайджанцы составляли 4 170, то есть более 90%. Но в процессе переселенческой кампании эту землю покинули почти 1 400 семей азербайджанцев, и в 1832 году осталось примерно 2 791 семей, то есть 60% от общего числа жителей.

Самое большое переселение было в 1893-94 годах. Уже в 1896 году число пришедших армян достигало 900 тысяч. Из-за переселения в 1908 году в Закавказье число армян достигало 1 миллиона 300 тысяч человек, 1 миллион из которых был переселён царской властью из зарубежных стран. За счёт этого в 1921 году в Закавказье появилось Армянское государство. Профессор В.А.Парсамян в «Истории Армянского народа-Аястан 1801-1900 гг.» пишет: «До соединения с Россией население Восточной Армении (Иреванского ханства) составляло 169 155 человек из них 57 305 (33,8%) армян, 84 089 (49,7%) мусульман, 26 911 (16%) курды и 850 (0,5%) другие национальности». После взятия Карской области Армянской Дашнакской Республики (1918 год) число населения возросло до 1 млн. 510 тысяч человек. Из них были 795 тысяч армян, 575 тысяч азербайджанцев, 140 тысяч были представителями других национальностей».

К концу XIX века наступила новая фаза активизации армянства, связанная с национальным пробуждением народов, феноменом, перекочевавшим из Европы в Азию. В 1878 году под влиянием политических событий того времени среди османских армян Малой Азии возникла мысль о возможности образования самостоятельного армянского государства; выразителем этой идеи явился армянин Партугамян, проживавший в городе Ване. Он объединил группу людей, составивших центр и основу будущей партии «Арменистов», которая ставила своей целью достижение более «свободного существования и прав» османских армян, а средством для реализации идеи рекомендовалось «вооруженное сопротивление турецкому правительству». В 1896-1897 годах их деятельность сосредоточилась главным образом в России, и была посвящена сбору денег и покупке оружия. Идею образования «самостоятельного армянского государства» поддержала и приняла на вооружение партия «Гнчак» («Колокол»), созданная осенью 1887 года и ставшая первой армянской политической организацией. Другая партия — «Дашнакцутюн» («Союз»), основанная в 1890 году и действующая по сей день, в 1892 году заявила, что будет «Требовать свободу для шести турецких армянских вилайетов и равные права для всех, без различия религии и национальности; как защитник интересов рабочей массы, партия принимает интернациональный социалистический великий принцип». В 1902 году в программе партии было записано: «Приобретение автономии и политических прав — только часть наших трудов».Великие державы отнеслись к этим событиям равнодушно. «Минутная» заинтересованность Британии в армянах прошла. Проводившая в этот момент политику русификации на Южном Кавказе, Россия тоже открыто выступала против идеи «образования в Азии территории, где армяне пользовались бы исключительным преимуществом». Представители российского императорского двора открыто говорили: «Нам нужна Армения (Турецкая), а не армяне», то есть часть Османской империи, а не тамошнее армянское население. Таким образом, Российскую империю армяне интересовали лишь как политическая карта в игре великих держав.

Продолжение следует…

Ризван Гусейнов

http://www.1news.az/analytics/20100821121230787.html

Урок урановедения.

Пришедшие вчера из Тегерана новости в очередной раз доказали, что правы те дипломаты и эксперты, которые уверены: президент Ирана далеко не самостоятельная политическая фигура. Вполне миролюбивое заявление Махмуда Ахмадинежада было запросто аннулировано.

Духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи публично говорит редко. Поэтому внутри страны его слова ценят «на вес золота». А за иранскими границами заявления аятоллы считаются «высшей волей иранского народа». При этом очевидно, что у Али Хаменеи есть достаточно времени, чтобы семь раз отмерить и только один отрезать. В четверг «порез» оказался очень глубоким и, возможно, с далеко идущими геополитическими последствиями.

В своем коротком заявлении иранский духовный лидер, с одной стороны, напомнил Ахмадинежаду, кто в Тегеране главный «хозяин», с другой — дал понять Западу и Израилю, что Иран не станет уклоняться от прямого военного столкновения. «Если это произойдет, то противостояние с иранским народом распространится далеко за пределы нашего региона», — пригрозил Али Хаменеи. И тут он явно попал в точку, поскольку не секрет, что западных политиков на данный момент больше пугает не военная мощь Тегерана, а реальная возможность перерастания вооруженных действий на территории Ирана в третью мировую войну.

Что же касается Ахмадинежада, то духовный лидер публично отчитал президента за слишком большое желание найти общий язык с Вашингтоном. Али Хаменеи прямо заявил, что Иран не будет вести каких-либо переговоров с США по иранской ядерной программе. «Причина в том, — пояснил аятолла свою позицию, — что они (американцы. — «РГ») не смогут выступать в роли нормальных переговорщиков. Для этого им следует прекратить играть в сверхдержаву, отказаться от угроз и отменить санкции».

На фоне глобальных природных катаклизмов последнего месяца почти незамеченной осталась дипломатическая, и не только, активность Тегерана и его оппонентов. На самом же деле произошло достаточно много неординарных событий. Сначала 2 августа Ахмадинежад предложил своему американскому коллеге Бараку Обаме провести дискуссию «лицом к лицу». Лучшим место для проведения подобной встречи могла бы стать штаб-квартира ООН в Нью-Йорке, где во второй половине сентября откроется очередная Генеральная ассамблея, на которую, как правило, приезжают десятки глав государств.

Правда, своим предложением Ахмадинежад никого не удивил. С подобной инициативой он выступает каждый год последние несколько лет накануне открытия Генассамблеи. А вот последовавший спустя 10 дней ответ Вашингтона можно с полным правом отнести к разряду топ-новостей. Советник президента США по вопросам национальной безопасности Джеймс Джонс заявил, что Обама может согласиться на встречу с Ахмадинежадом, но только если иранцы возобновят полноформатные переговоры с МАГАТЭ. Ранее Белый дом в категоричной форме отказывался от прямых переговоров с иранским президентом.

Следующие несколько дней стороны, очевидно, пытались найти взаимоприемлемую повестку дня переговоров на высшем уровне. Но у них явно ничего не вышло. На официальном уровне Вашингтон своего разочарования не высказал. Однако 17 августа экс-постпред США в ООН Джон Болтон вдруг в откровенно провокационной форме посоветовал Израилю в течение следующих 7 дней разбомбить иранские ядерные объекты. В том числе и АЭС в Бушере, на которой в ближайшие дни будет запущен реактор.

Заявление аятоллы Хаменеи стало прямым ответом на совет Болтона. С другой стороны, упущена реальная возможность вернуть Иран за стол переговоров. В выигрыше от этого остался только Тегеран, который медленно, но верно продолжает наращивать свой ядерный потенциал. То есть готовиться к войне.

Владислав Воробьев
Источник — Российская газета
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1282301520

Об этногенезе азербайджанцев

Кемал Алиев,

доктор исторических наук, главный научный сотрудник НАН Азербайджана,

Азербайджан тесно примыкал странам древнего Востока и все вопросы, связанные с ономастикой, прямо или косвенно переплетаются с их историей. Относительно Азербайджана для глубокой древности речь в источниках идет главным образом о кашши (касситы), кути (кутии) и лулуме (луллубеи).

В начале I тыс. до н.э. здесь прослеживаются племена гильзанцев (Гильзан) и андийцев(Андиа), обитавших к востоку от озера Урмия вплот до юго-западного Каспия, а во времена Саргона II (721-705 гг. до н.э.) – страна маннеев, Зикерту и Андиа , потом Гизильбунда в верховьях реки Кызыл –Узен, Тармакиса (предоложительно Тебриз) вместе с племенами далийев, а затем и Сангибуту к северу от озера Урмия.упоминаются и мехранцы. 1 Отсюда было рукой подать до бывших центров распространения древних агглютинативных языков. Терриориально, а может быть, и этнически далийцы примыкали к племенам, которых античные авторы именовали кадусиями. Страна Сангибуту является северной окраиной будущей Атропатены, непосредственно гранича с территорией, где несколько позднее античные авторы помещали Кавказскую Албанию. В надписи Русы I (730-714 гг.до н.э.) говорится о захвате Манатваии, Ариани, Замани, Элиани, Алзирани, Уидуани, Эриани и других областей и стран, которые находились по ту сторону озера в горах высоких .2 По видимому , урартский царь имел в виду горные долины Малого Кавказа на Восток от Севана (Гёчка), хотя обращает на себя внимание, что урартская ономастика не сходится с ассирийской.

Начале этого же тысячелетия, обитавшие между Черным морем и каспием скифские племена манда, гимира и ишкуза в поисках добычи и новых пастбищ совершали набеги на страны, находившиеся южнее главного Кавказского хребта. Два последних известны грекам как кимеры и скифы (скаты или скюты).3 Дальнейшее продвижение кочевников связано с племенами саков. Плацдармом для скотоводов служила территория, простиравшаяся от северно-восточной Анатолии вплоть до юго-восточного Кавказа, включая бассейн озера Урмия, где была расположена Манна. Это ускорило разрушение могущественных держав Ассирии, Урарту, Вавилонии. Одновременно стирались не только политические, но и этнические границы. 4

Следующий этап изучения связан с античными источниками, более реально отражавшими ономастику древнего Азербайджана. При сравнении названий, упоминаемых в клинописных источниках, с названиями, приведенными античными авторами, в большинстве случаев отсутствует этнонимическая или топонимическая преемственность. В источниках впервые более или менее подробно о населении страны, впоследствии носящей название Малой Мидии или Мидии Атропатены, упоминается у Геродота. Отец истории говорит о матианах, непосредственных соседях армян (I. 102; V,49;50). Более поздними авторами упоминается Симбака, Газака (летняя столица), Вера (зимняя столица), в 2400 стадиях (одна стадия около185 м.) от реки Аракса; горы Загор и Нифат; Гирканское море, озеро Капавта или Спавта (Урмия), Аракс и Кура, отмечается река Ус. По видимому, кура восходит к кавказскому кюр со значением река, водный бассейн, а Ус к прототюркскому юз со значением река, как , например, гидрониме Кызыл –Узен. Отмечаются этнонимы кадусиев, амардов (или мардов), тапиров и куртиев. Отдельные иранские имена Мидии и Атропатены говорят о распространении ираноязычного населения, но не могут служить основанием для выводов о повсеместной иранизации. На древних языках анариаков, каспиев и других аборигенов говорили многие столетия.

Более известно об албанах. Сличение антропологического материала и данных письменных источников дает возможность утверждать, что древние албаны относились к европесидам, из разговорным языком был именно албанский, отличающийся от соседних языков – армянского и иберского, а также от языка каспиев. Албания — местное географическое название и попытка представить его как иноназвание, видимо, не оправдана. По Албани упоминается Каспиана, Кавказа, Камбисена, Кераунские горы, река Алазони (у грузин — Алазани, у азербайджанцев — Ганык) и др.

Если упоминаемых на территории Албании легов и удинов можно отнести к хуррито-урартскому кругу населения, то каспии не имели к им отношения, восходя к древним аборигенам края.

И в последние века, предшествовавшие нашей эре, скотоводы продолжали занимать бассейны Куры и Аракса. Еще Птоломей отмечает в Албании топоним Гагара. Канкар тюркский этноним, известный как в средневековье, так и в наши дни. Птоломей также отмечает здесь Кабалу, Нигу, Смехию; Плиний говорит о Кабалаке. Эти названия аналогичны Гэбэлэ, Нуха, Шемахи Азербайджане и этнонимам капал, нука и шамак в Туркмении. Упоминаются в источниках и гаргары. Как известно, можно из подразделений эрсари носит название каркар, а племенное ответвление сакаров, как и одно из племен казахов в Семиречье называется албан. 5 Позднее создается алфавит именно для гаргаров; ни один древний автор не говорит об алфавите для удинов, легов или каспиев. Значит, или гаргары входили в состав албанов, возглавив население Агванк лишь в раннем средневековье, или больше связаны с очередным большим потоком населения. В любом случае бросается в глаза значение гаргаров в жизни восточного Кавказа. В дальнейшем албанские названия упоминаются армянскими авторами. К ним относятся главным образом Шакаен, страна Ути, равнина гаргаров, Камбечан, область Кабалы, Каспиана. Наряду с ними упоминаются географические названия, отсутствующие у античных авторов. Из их числа можно упомянуть Шаки Партав, Тертер и др.6 Древнеармянские историки отмечали название Чога, Халхал, Тертер, которые аналогичны соответствующим этнонимам на территории Туркмении. 7

Значительная часть современной топонимики демонстрирует особенности населения Азербайджана. К ней относятся Тебриз, Ардебиль, Марага, Астара, Джулфа, Маку, Герми, а также Гянджа, Баку, Тавуз (Тауз), Казах, Халадж, Шамкир (Шемкир) и другие топонимы, с одной стороны, и Каракоюнлу, Отузикилер, Кенгерли, Ацплы, Гарасаккал, Джелаир, Дюгерли и другие — с другой. Отголоском иранской топонимической номенклатуры являются хоронимы Аран, Апшерон, Автапар, Хуан, Муган, Ширван, Салиан, Ленкоран, Миль и другие. Ряд топонимов Азербайджана также перекликаются со среднеазиатскими. Так топонимы Ялама, Ковлар, Джаир, Казах, Дуванлы, Хыныслы представляют собой наименования, связанные с салорами, эрсари, скарами, ата. Таким образом, уточняя этническую принадлежность, либо следует согласиться с тем, что носители среднеазиатских этнонимов не являются тюрками, либо же признать, что топонимы древнего и средневекового Азербайджана восходят к тюркам.

Показателен Апшеронский полуостров, изобилующий иранскими названиями Гюрган, Шювалан, Мардакян, Хырдалан, Тюркан, а также Кюрдеханы, Балаханы, Сураханы, Новханы, где ханы – водоем, водохранилище, источник воды. 8 Эти топонимы близки к географическим названиям Ирана и свидетельствуют о том, что весь этот регион был населен ираноязычным населением. Однако на Апшероне встречаются и другие названия. К ним относится и название так называемой девичьей Башки, или Гыз галасы. Такие башни имеются в Ярдымлинском, Кедабекском, Шемахиснком и других раойнах Азербайджана. Девичьи башни известны в иранском Азербайджане. Слова гыздевушка, гызармагкраснеть, гыздырмаг лихорадить относятся к одному и тому же гнежду слов с корнем гыз (имеется соответствие с чувашским – xer калиться, закалиться, накалиться, xerüжар, жара, xerülenсделаться горячим, xerдочь), восходящему в конечном счете к древней форме гырогонь. Таким образом, гыз галасы означает, по-видимому , сигнальную башню. Девичьи башни, как известно, вытянуты в линию – поднявшись на одну, можно увидеть другую; если цепочка прерывается, то, значит, следует искать остатки башни под землей. Цепочка башен тянется от северных границ Азербайджана до Ирана и далее на юг. Иногда она начинается у моря, как это получилось с бакинской Гыз галасы.

В этом отношении показательны названия съедобной зелени, овощей, фруктов, варенья, сельскохозяйственных орудий труда. К ним относятся ряд названий, принятый на Апшероне и районах Азербайджана шому – испанах (шпинат), туршенг-гузу гулагы (шавель), везери – аджи тере (кирсалат), чугундур –пазы (бурак, свекла), хулу –шафталы (персик), агджагенед-мильчек(комар), шибхар-данадиши (медведка), парабузенг –учуч (божья коровка), дошаб-бекмез (вареный виноградный сок), ченг-дырмых (грабли) и т.д. Сразу нужно сказать — апшеронская фитонимика и зоонимика находится под сильным влиянием иранского субстрата.

Античные авторы упоминают несколько имен Мидии Атропатены и Албании. Это или цари, или знатные люди. К ним в первую очередь относятся Атропат (от арт- огонь, может быть, владыка огня), 9Ариобарзан, Дарий, Кобар, Тирида и др. имена. Из источников также известно албанское Ороис (варианты – Оройдз, Ород и т.д.) Привлекает аналогия с парфянским антропонимом Орозом. Это имя зафиксировано в форме Уруз в Китабе –Деде Коркуд. 10 Еще и теперь у азербайджанцев бытует имя Оруз. К албанским именам относятся Косис-брат Ороиса – и Зобер (Дзобер), идентифицируемый с Заберганом, встречающимся 5 веков спустя после гуннов-котригуров. 11 Сравнение дает основание предполагать, что Забер античных албанов и Заберган (возможно, вторая часть антропонима – хан или каган) гуннов-котригуров являются идентичными именами, восходящими к одному и тому же корню. 12

Атропатеновские и албанские антропонимы приводятся и в более поздних источниках. Так, древнеармянским авторами упоминаются Аран, Урнайр, Ваче, Вачаган, Сато, Арсваген и др. имена, в основном не имеющие аналогий с немногими именами атропатенов с иранской этимологией 13 и именами албанов, приведенными в античных источниках. Средневековье ознаменовано проникновением в Азербайджан арабских антропонимов, сохранивших удельный вес и по наше время.

Примечания

1. Дъяконов И.М. История Мидии от древнейших времен до конца IV в. до н.э. М.; изд-во

АН СССР, 1956,с. 98-139 и др. ;Алиев К.Г. Топонимика и этнонимика об этногенезе на территории Азербайджанской ССР. В кн. Материалы докладов II научной конференции, посвященной изучении топонимии Азербайджанской ССР. Баку. Изд-во Эль, 1981. с. 31-33.; Алиев К.Г. Этюды о населения древнего Азербайджана. в кн. К проблеме этногенеза азербайджанского народа. Баку. Издво Элм, 1984. с.40-68;Diakonoff I.M., Kashkai S.M. Geographikal names according to urartian texts. Wiesbaden-dr.Ludwig Reichter Verlag, 1981, p.127.

2.Меликишвили Г.А. Наири-Урату /древневосточные материалы по истории народ Закавказья/. Тбилиси, 1954, с.69; В Этиуни выделяется суффикс –иу, который , отождествляется с суффиксом иб в Гуниб, Арчиб, Кахиб и т.д., а Эриани связывается с эрами грузинских источников; говорится также об однородности населения Албании и приурмийского района. См. Меликишвили Г.А. Новая урартуйская надпись из иранского Азербайджана . ВДИ, 1960, 3, с. 9-11.

3.В таком случае в основе скют проглядывается сак и ит или ют или просто т как в этнониме массагет. См. показатель множественного числа в монгольском Санжеев Г.Д. Совеременный монгольский язык. М. Изд-во Восточной литературы, 1960, с.41.

4.Алиев К.Г. Ж.Е.Еримеев. Этногенез турок… Советская тюркология, 1972, 2,с. 108.

5.Винников Я.Р. Родоплеменной этнический состав населения Чарджоуской области туркменской ССР и его расселение. В кн. Труды института Истории , археологии и этнографии, т.6, серия этнографии. Ашхабад. Изд-во АН Туркменской ССР, 1962, с.42 и др.

6. Алиев К.Г. К вопросу об источниках и литературе по истории древней Кавказской Албании. В кн. Вопросы истории Кавказской Албании, Баку. Изд-во. АН Азерб. ССР, 1962, с.18.

7.Алиев К.Г. Историческая топонимика, Известия АН Азерб.ССР, серия истории, философии и права, 1969, 4, с.121; о тюркизации Азербайджана см. Алиев К.Г. К вопросу о племенах Кавказской Албании. Москва, Изд-во Наука, 1964, с.1-8; Юзбашев Р.М., Алиев К.Г., Саадев Ш.М. Географические названия Азербайджана (очерки), Баку, изд-во Маариф, 1972, с.71-89.

8. Юзбашев Р.М. и др, Географические названия, с.78

9. Дъяконов И.М. История Мидии, с.443

10. Китаби – Деде Коркуд. Баку, Азербайджанское государственное изд-во, 1962, с.29 и др.

11. Агафий Миринейский . О царствовании Юстиниана . М.; Л., 1953,с.219 /V,II, 12,20,23,24/.

12. Алиев К.Г. Албаны –кочевники и басилевс Зобер. Известия АН ССР, серия общественных наук, 1962, 8, с.26.

13.Алиев К.Г. Античные источники о истории Азербайджана. Издание второе, стереотипное. Баку. Изд-во Элм, 1987, с.3 и др.

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=684

Тест на невозгораемость.

Может ли «революционный пожар» с соседнего Кыргызстана перекинуться на Казахстан? Мнение наших сограждан на эту тему изучил Центр социальных и политических исследований «Стратегия».

Как оказалось, романтический флер революционности в глазах казахстанцев весьма поблек, за любыми событиями они всегда ищут заинтересованные силы – кому выгодно? Народные массы, вопреки ленинской теории о «движущей силе революции», трактовались респондентами как «пушечное мясо» или «инструмент» в чьих-то руках.
Соответственно лишь каждый пятый опрошенный определил происходящее в Кыргызстане, как «народно-демократическую революцию». Чаще всего кыргызские события оценивались как «борьба политических кланов за власть в стране» – 35 процентов – или «очередной виток политического кризиса» – 32 процента ответов.
Казахстанцы не приемлют цену, заплаченную за кыргызские политические реформы, – жертвы и разрушения, – и осознают их несоизмеримость с достигнутым результатом. Просматривая телевизионные сюжеты из Кыргызстана, наши сограждане испытали эмоциональный шок. Более трети респондентов дополнили картину, представленную СМИ, самостоятельно разыскивая информацию в Интернете – свидетельства очевидцев, видеозаписи беспорядков. Жители южного Казахстана оказались намного лучше информированными, чем северяне. Если последние при опросе часто использовали выражения типа «говорят, что…», то южане более категорично судили о событиях по собственным впечатлениям или свидетельствам близких людей.
Информация о беспорядках в Ошской и Джалал-Абадской областях имеет более отрывочный характер. В своих оценках респонденты во главу угла ставят экономическую отсталость и низкий уровень жизни населения (39 процентов ответов) и слабость официальных властей, их неспособность контролировать ситуацию (38 процентов). Происки клана Бакиевых отмечает лишь каждый пятый, а в неразрешимые межэтнические противоречия верят и вовсе только 13 процентов казахстанцев.
Введение в Кыргызстане парламентской формы правления не впечатлило казахстанцев: «какая разница, кто у власти, лишь бы власть была сильной». В Казахстане, по мнению большинства респондентов, повторения кыргызских событий быть не может. Были названы пять факторов, способствующих «невоспламеняемости» республики:
– абсолютно иные, нежели в Кыргызстане, географические условия;
– большая территория, низкая плотность населения;
– наличие сильной президентской власти;
– дееспособные и быстро реагирующие на события силовые структуры;
– специфические ментальные особенности жителей Казахстана, в их числе терпеливость, сдержанность, толерантность;
– более благоприятные социаль-но-экономические условия жизни в Казахстане, гораздо лучшее по сравнению с Кыргызстаном материальное положение граждан.

Александр КАМИНСКИЙ, Алматы Источник — Экcпресс-К
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1282125600

Топливо для Бушера

Согласно сообщению Wall Street Journal, в субботу 21 августа Москва начнет загрузку топлива на первой в Иране атомной электростанции в городе Бушере. Москва также гарантировала поставку топлива для реактора сроком на 10 лет.

С того самого момента, как будет загружена первая капля этого топлива, АЭС будет считаться объектом ядерной энергетики в соответствии с определением МАГАТЭ. И как говорят эксперты, у аятолл появится возможность для производства плутония, необходимого для атомной бомбы.

Кроме того, «Бушер дает Ирану предлог для заявлений о необходимости ядерного обогащения», говорит эксперт по ядерной энергетике из фонда Heritage Джек Спенсер (Jack Spencer). Вот его оценка:

Без Бушера у аятолл нет никаких оснований для создания мощностей по обогащению. Второй их реактор — IR40, находящийся в Араке, это реактор на тяжелой воде, в котором используется природный уран. Поэтому там обогащать нечего. С другой стороны, если они ищут более легкий способ для создания оружия на базе плутония, то Арак это то самое место. Реакторы на тяжелой воде производят гораздо больше плутония, подходящего для создания оружия. Использовать Бушер для производства плутония просто не имеет смысла. Этот реактор для урана.

Однако для бедного, но имеющего богатые запасы газа Ирана также не имеет смысла тратить десятки миллиардов долларов на выработку электроэнергии на гражданских АЭС.

Чтобы ввести Бушерскую АЭС в эксплуатацию, понадобится еще два месяца. Электростанция будет работать под руководством Корпуса стражей исламской революции, который защищает правящий режим, а также обучает и оказывает поддержку террористическим организациям.

Это по сути явное нарушение тех санкций, которые в июне текущего года были введены против Ирана Советом Безопасности Организации Объединенных Наций – санкций, принятых при поддержке России (и Китая). Хотя Москва осмотрительно договорилась об исключении Бушера из режима санкций ООН, своими действиями она наносит пощечину администрации Обамы с ее политикой «перезагрузки» в отношениях с Россией.

Иранские клерикалы используют запуск Бушерской АЭС для активизации исламистской пропаганды в смеси с персидским национализмом. Это весьма взрывоопасная смесь для той пороховой бочки, какой является Ближний Восток. В результате Тегеран обретает мощное преимущество над местными критиками, поскольку может теперь заявлять, что западные санкции дали нулевой результат, а у Ирана светлое будущее.

Соединенные Штаты Америки всегда выступали против предоставления Ирану доступа к ядерной энергии, если он не докажет, что не пытается создать ядерное оружие, а действует в соответствии с требованиями Дополнительного протокола МАГАТЭ, предусматривающего проведение тщательных проверок по требованию. Конечно, аятоллам есть что скрывать, поскольку выполнять эти требования они отказываются. Кроме того, как правильно заявляют США, поскольку Иран получил достаточное количество топлива от России, ему не нужны собственные мощности по ядерному обогащению, которые к тому же можно использовать для обогащения урана до оружейной концентрации.

МАГАТЭ неоднократно выясняло, что Иран нарушает свои международные обязательства по нераспространению. Последним доказательством стал обнаруженный возле Кума секретный ядерный объект. Примеры Ирака и Ливии наглядно показывают, что если режим твердо решил обмануть контрольное ядерное ведомство ООН, то сделать это он может очень легко. Попросту говоря, обещания Тегерана эксплуатировать реактор под международным контролем на фоне его многочисленных нарушений правил МАГАТЭ стоят не больше, чем кофейная гуща в чашке на персидском базаре.

Загрузка топлива в АЭС также имеет военные последствия. Когда топливо будет загружено, реактор станет практически неуязвимым для авиационных ударов из-за опасности распространения радиации в воздухе и вокруг реактора. Возможен только высокоточный удар, который выведет объект из строя, не повредив при этом защитную оболочку реактора.

Это была долгая и мучительная история для государственного российского гиганта атомной энергетики «Росатома». Контракт на строительство реактора корпорация получила еще в 1995 году. В прошлом Москва использовала строительство АЭС для того, чтобы призывать Иран откровенно рассказать о своей программе создания атомного оружия, иметь рычаг давления на Тегеран и отстаивать в этой стране свои экономические интересы. «Росатом» считает себя ключевым игроком на высокодоходном мировом ядерном рынке.

Однако последние действия Москвы однозначно говорят о том, что появившиеся недавно сообщения об ухудшении российско-иранских отношений могут оказаться преждевременными. Несмотря на широко разрекламированную политику «перезагрузки» президента Обамы в отношениях с Россией, несмотря на значительные уступки США Москве, Кремль предоставил в распоряжение деспотичного режима мощное средство для игнорирования санкций ООН и для получения плутония в целях создания бомбы. Таким образом, Россия вручила Ирану важную политическую победу.

Оригинал публикации: Fueling Bushehr: Did Russia Light Iran’s Nuclear Fuse?

(«The Heritage Foundation», США)
Ариэль Коэн (Ariel Cohen) Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1282162560

Киргизы и узбеки побьются об доклад.

Международная правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) обнародовала вчера первый доклад об июньской бойне на юге Киргизии. Вина за ее начало возложена на узбеков, но главный упор сделан на участие в резне милиции и армии, а также на зверства силовиков при подавлении бунта и расследовании тех событий. Упреков в докладе заслужила и Россия, которую HRW обвиняет в саботаже помощи Киргизии. По мнению экспертов, доклад может сильно подорвать позиции киргизских силовиков, многие из которых идут в октябре на выборы.

Представленный вчера в Бишкеке доклад HRW под названием «Где правосудие?» стал первым обнародованным расследованием июньской резни на юге Киргизии, которое провела международная организация. 96-страничный документ основывается на более чем 200 интервью с участниками и жертвами событий, местными правозащитниками и представителями силовых структур. Главный вывод расследования гласит: «Органы власти способствовали нападениям на узбеков, а местные правоохранительные органы не смогли адекватно защитить узбекское население». Еще жестче высказался вчера один из авторов доклада Оле Солванг: «Мы обнаружили, что некоторые силовики не только не способствовали решению конфликта, но сами превратились в проблему».

По мнению HRW, причиной межэтнических столкновений, захлестнувших юг Киргизии, стали давние противоречия между киргизами и узбекским меньшинством. Отношения резко обострились после свержения Курманбека Бакиева: важную роль в победе новой власти на юге сыграли именно узбеки во главе с бизнесменом Кадыржаном Батыровым, которые затем начали выдвигать политические требования. HRW приходит к выводу, что в событиях, послуживших толчком к резне в Оше, первыми силу применили именно узбеки: «Большая часть нападений в ночь на 11 июня была осуществлена узбеками против киргизов. В ход шли кулаки, ножи, дубины и иногда огнестрельное оружие».

Авторы доклада подробно исследуют и куда менее известную сторону трагедии — поведение киргизских силовиков в дни резни. HRW делает вывод, что они не только не защищали узбекские кварталы, но и помогали погромщикам. «Сначала люди в форме въезжали в кварталы, снося воздвигнутые узбеками баррикады. За ними шли вооруженные люди, которые ловили и расстреливали жителей и расчищали дорогу погромщикам»,- говорится в докладе. Авторы отвергают объяснения киргизских милиционеров, согласно которым оружие у них отбирала толпа: «Возникают вопросы, почему военные отдали оружие, которое оказалось в руках людей, громивших узбекские кварталы».

Не менее подробно в докладе проанализированы зверства силовиков в ходе объявленного Бишкеком расследования событий в Оше. Так, по данным HRW, милиция и армия проводили жесткие зачистки узбекских кварталов и сел, мало отличающиеся от погромов. Так, в ходе зачистки в селе Нариман, где узбеки в дни резни оборонялись особенно яростно, военные и милиция избивали жителей, отбирали ценности и жгли документы. По итогам проверок два узбека были забиты до смерти прикладами автоматов, еще 39 человек были ранены. Описаны многочисленные случаи, когда милиция задерживала узбекских мужчин и возвращала их родственникам за выкуп, размер которого колебался от $100 до $10 тыс., а в камерах многих задержанных узбеков подвергали пыткам. «Хотя власти утверждают, что расследуют преступления обеих сторон, силовики в основном концентрируют свои действия на узбеках»,- утверждает доклад.

В докладе HRW содержится и критика в адрес РФ. Авторы упрекают Россию в том, что она не откликнулась на просьбу властей Киргизии предоставить военную помощь, а затем и вовсе пыталась заблокировать отправку в страну полицейской миссии ОБСЕ. В Москве эти упреки отвергают. «Столкновения — это внутреннее дело Киргизии, поэтому Россия и ОДКБ не имели права вмешиваться,- говорит собеседник «Ъ» в МИД РФ.- Мы и так больше других предоставляли гуманитарную и финансовую помощь. А отправку полицейских ОБСЕ мы поддерживаем».

Киргизские эксперты отмечают достоверность доклада HRW. «Во время конфликта я была в Оше и Джалал-Абаде, так что оценки и выводы выглядят правдоподобно»,- заявила «Ъ» глава правозащитной организации «Адилет» Чолпон Джакупова. «Чем больше международных комиссий примет участие в поиске причин конфликта, тем лучше. Нельзя опираться только на данные национальной комиссии, ей все равно половина участников конфликта не поверит»,- заявил «Ъ» политолог Марс Сариев.

Между тем, по словам Чолпон Джакуповой, киргизские политики будут использовать выводы доклада для дискредитации оппонентов в развернувшейся борьбе накануне выборов в парламент, которые пройдут 10 октября. Главной мишенью критики наверняка станут генералы, руководившие действиями силовиков в ходе волнений на юге. Многие из них, например руководивший УВД Ошской области генерал-майор Омурбек Суваналиев (в настоящее время один из лидеров партии «Содружество»), отказались комментировать «Ъ» содержание доклада. А экс-секретарь совбеза Мирослав Ниязов, возглавлявший отряд по наведению порядка в Джалал-Абадской области, вину за хаос на юге возложил на временное правительство во главе с Розой Отунбаевой. «Никто из наших вождей не брал на себя ответственность за происходящее. Это относится и к временному правительству, потерявшему контроль над страной,- заявил он «Ъ».- Когда на юге стреляли, новая власть писала конституцию. Но основным законом сегодня не руководствуется даже президент Отунбаева».

Эксперты убеждены, что публикация доклада вряд ли поможет наказать виновных в резне, зато наверняка раскалит и без того напряженную обстановку. «Все мы сидим на пороховой бочке, а ситуацию подогревают неопределенность власти и начавшаяся предвыборная гонка»,- заявила «Ъ» Чолпон Джакупова.

Кабай Карабеков, Бишкек; Александр Габуев

Источник — Газета «Коммерсантъ»
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1282108800

Продаст ли Россия Азербайджану комплексы ПВО С-300?

Зенитно-ракетные комплексы С-300 на военном параде 9 мая 2009 на Красной Площади в Москве. Предполагаемая закупка двух таких систем Азербайджаном может позволить этому закавказскому государству обезопасить свои стратегические объекты, такие как нефтяные платформы, терминалы и трубопроводы, от возможных ракетных ударов. (Фото президентской пресс-службы РФ)

Предполагаемая продажа Азербайджану Россией двух зенитно-ракетных комплексов С-300 ПМУ-2 «Фаворит» воспринимается в Баку как дело уже решенное. Местные аналитики высказывают мнение, что комплексы сослужат хорошую службу по защите многочисленных нефтегазовых объектов и системы трубопроводов страны.

Сначала информация о предполагаемой поставке этих комплексов «Рособоронэкспортом», специализирующимся на продаже российских вооружений, появилась в конце июля в российской газете «Ведомости». Затем некий неназванный источник в российском оборонном ведомстве сообщил «Независимой газете», что сделка «обговаривается, но принципиальное решение на этот счет уже принято [российским] правительством». По оценке «Ведомостей», предполагаемая сумма контракта в 300 млн. долларов является самой крупной единовременной закупкой вооружений какой-либо из бывших советских республик помимо самой России.

Нет особых сомнений в том, что богатый энергоресурсами Баку располагает средствами для подобного приобретения. Как заявил 24 июня, по сообщению информагентств, президент Азербайджана Ильхам Алиев, за последние семь лет военные расходы государства выросли более чем в 13 раз и составили 2,15 млрд. долларов.

Власти в Баку не отрицают возможности выделения бюджетных средств на приобретение двух С-300 ПМУ-2 «Фаворит».

«Азербайджан укрепляет свои вооруженные силы и, следовательно, закупает различные типы новых вооружений. И этот процесс будет продолжаться», – сказал EurasiaNet.org заместитель начальника пресс-службы минобороны Азербайджана Теймур Абдуллаев, не вдаваясь в дальнейшие подробности.

По мнению военного аналитика Джасура Сумеринли, учредителя и главного редактора электронного военного бюллетеня «MilAz», подобные комментарии свидетельствуют о том, что Баку «действительно готов приобрести комплексы С-300». Вооруженные силы Азербайджана на девяносто процентов укомплектованы вооружением, произведенным главным образом в России, Украине и Беларуси, добавил он.

Москва же, по мнению одного политического аналитика, преследует свой интерес в демонстрации подобных намерений давнему недругу Азербайджана, Армении. Появление 29 июля статьи в «Ведомостях» о предполагаемой продаже систем С-300 примерно совпало со временем с информацией об ожидаемом заключении 19 августа соглашения с Арменией об аренде Россией базы Гюмри сроком на 49 лет.

«Обе эти темы появились одновременно, и у меня нет сомнений, что они взаимосвязаны», – отмечает соучредитель оппозиционного объединения «Республиканская альтернатива» Ильгар Мамедов.

«В Армении есть силы, критикующие и возражающие против этих планов. Поэтому, чтобы заставить общественность Армении согласиться на это соглашение, Кремль организовал утечку информации о планах продажи Азербайджану средств ПВО и, в целом, об укреплении своего военного сотрудничества с Баку», – говорит он.

Информация о других странах, располагающих системами С-300, разнится. Так, в одном из репортажей 2005 года в «Военно-промышленном курьере» говорилось, что на вооружении Армении находится зенитно-ракетный комплекс С-300 ПС, являющийся предыдущей версией системы из семейства ЗРК С-300. А недавно российские военные заявили о размещении комплекса С-300 в сепаратистской республике Абхазия, независимость которой от Грузии была официально признана Москвой.

Укрепление военного потенциала Азербайджана системами С-300 ПМУ-2 «Фаворит» можно приветствовать, отмечают военные аналитики.

«Несмотря на серьезную модернизацию вооруженных сил в последнее время, азербайджанской армии по-прежнему недостает современных средств ПВО. Почти все, что имеется у нас на вооружении на данный момент, было произведено еще при советской власти», – говорит полковник в отставке Хаджи Асадов.

Комплекс С-300, предназначенный для отражения авиударов, а также ударов баллистических и крылатых ракет, представляет собой «современную, высокотехнологичную и сравнительно недорогую по сравнению со своими западными аналогами систему», добавляет Асадов. Примерным аналогом комплекса является американская система ПВО «Патриот».

На взгляд местных военных экспертов, комплекс С-300 позволит Азербайджану обезопасить от возможных ракетных ударов свои стратегические объекты, включая нефтяные платформы, терминалы и трубопроводы – сценарий, обычно связываемый с Арменией.

«Они не сыграют большой роли в случае локальных военных действий на территории Нагорного Карабаха и вокруг него, – подчеркивает Сумеренли. – Однако они важны на случай серьезного риска ракетного удара по стратегическим объектам страны».

Как сообщил 2 августа «Независимой газете» некий источник в российском оборонном ведомстве, курс обучения азербайджанских курсантов в военной академии воздушно-космической обороны в Твери включает изучение ЗРК С-300.

Посол же РФ в Баку Владимир Дорохин сообщил информагентству «Туран», что Москва «передает ООН и другим организациям информацию о продаже оружия», и «если такое событие [продажа ЗРК С-300] имело место, мы их проинформируем».

От редактора:
Шахин Аббасов является независимым бакинским журналистом и членом правления Института «Открытое Общество» – Азербайджан.
| Источник
— Еurasianet.org
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1282101960

Монте Мелконян на коленях просил пощадить его жизнь

Эксклюзивное интервью  с кавалером ордена «Азербайджанского Знамени», командиром диверсионно-разведывательного отряда Ибадом Гусейновым.

После того как мы опубликовали материал, повествующий о смерти известного международного армянского террориста Монте Мелконяна, к нам обратились участники операции по его ликвидации.

Выяснилось, что долгие годы от широкой общественности в целях безопасности скрывались истинные подробности уничтожения национального героя Армении Монте Мелконяна – ученика всемирно известного террориста Рамироса «Шакала». Необходимо отметить, что профессиональный террорист Мелконян, являвшийся одним из лидеров террористической армянской организации АСАЛА, совершил десятки терактов, приведших к гибели турецких дипломатов в разных странах мира. Мелконян в течение многих лет воевал в различных «горячих точках», в частности против Израиля в Ливане, в долине Бекаа и был неуловим для израильских спецслужб.

— Где вы встретили начало Карабахской войны?

— Когда начались первые боевые столкновения с армянскими оккупантами в Карабахе, я служил в Советской армии в одной из частей на Амуре. Именно здесь до нас дошла весть о том, что советская армия вторглась в январе 1990 года в Баку и пролила кровь сотен мирных граждан. Я вместе с другими военнослужащими из Азербайджана начал бессрочную голодовку с требованием отпустить нас на Родину. Несмотря на все давление со стороны командования мы не прекратили голодовку и в итоге руководство части пошло на беспрецедентный шаг – нас уволили в запас до завершения срока службы и я смог спешно вернуться в объятый пламенем Азербайджан.

— Куда вы направились после возвращения на Родину?

— По прибытии в Азербайджан в 1990 году я направился в свой родной Мартунинский — ныне Ходжавендский район и пытался организовать сопротивление нападениям армянских боевиков на наши села и мирное азербайджанское население. Именно в этот период началась горячая фаза Нагорно-Карабахского конфликта и в регион боевых действий стали проникать международные армянские террористические группы, отличавшиеся невиданной жестокостью к мирному населению. У армян было всевозможное вооружение и оснащение, которое они получали из-за рубежа и покупали из советских войсковых частей, дислоцированных в регионе. У нас не было возможности ни купить, ни получить оружие – еще было советское время и нам просто неоткуда было достать все необходимое.

Тогда я создал первый диверсионно-разведывательный отряд, который совершал вылазки, уничтожал армянских «фидаинов» и отбирал у них оружие. Также мы нападали на те советские войсковые подразделения, которые в открытую продавали армянам оружие и военную технику. Таким образом, в прямом смысле голыми руками мы начали борьбу с армянскими оккупантами, всесторонне обеспечиваемыми извне и изнутри. Никакой поддержки со стороны властей у нас не было, и мы полагались только на свою смелость и взаимовыручку.

Однажды радиоперехват переговоров армянской стороны выявил, что командовать армянскими подразделениями в Мартунинском (Агдам-Ходжавендском) направлении прибыл известный полевой командир по кличке Аво.

— Вам тогда стало известно, что это международный террорист Монте Мелконян?

— Мы не знали, что это один из известнейших своей дерзостью и безжалостностью международных террористов по имени Монте Мелконян. Мы знали его как Аво, слышали, что армяне его уважают. Он был знатоком подрывного дела, террора и захвата заложников, участвовал в ряде войн на Ближнем Востоке, был организатором террористических актов в разных странах мира. Всего этого мы – простые азербайджанские воины-добровольцы — тогда не знали.

— Какие задания выполнял назначенный в Ходжавенде полевым командиром Монте Мелконян?

— Агдам-Ходжавендское направление было одним из стратегически важных в период Карабахской войны, поэтому здесь проходили кровопролитнейшие боевые действия между армянским и азербайджанскими войсками. В конце 1991 начале 1992 года ситуация в этом направлении линии фронта ухудшилась. Анархия и беспорядок, царившие в Баку, в тогдашнем руководстве страны создавали дополнительные благоприятные условия для армянских оккупантов. Непосредственно под руководством Монте Мелконяна был разработан план по захвату одного из самых больших азербайджанских сел – Гарадаглы. Однако благодаря нашему смелому плану армянским оккупантам в тот раз не удалось захватить Гарадаглы. Возглавляемый мною малочисленный отряд, с целью отвлечь внимание противника от села Гарадаглы, дважды нанес удар по оккупированному армянами райцентру Мартуни (Ходжавенд). Мы освободили от отрядов Мелконяна сам райцентр и почти 70% территории района. Таким образом, нам удалось отбросить врага, вывезти и спасти значительную часть мирного населения Гарадаглы. Однако нас было мало и подкрепления из Баку не стоило ожидать и армянские отряды Арабо и Арамо все-таки захватили Гарадаглы и учинили там геноцид мирного населения. Армянами были захвачены в плен, жестоко убиты и заживо сожжены около 100 жителей Гарадаглы.

Спустя некоторое время армянские отряды Арабо совершили геноцид мирного населения Ходжалы, в котором принимали участие Монте Мелконян, Серж Саркисян (нынешний президент Армении), Сейран Оганян (ныне министр обороны Армении) и другие армянские головорезы. Эти изверги убили свыше 600 женщин, детей, стариков и гражданского населения. Около 1300 ходжалинцев были пленены и свыше 1000 стали инвалидами.

— Чем ответил ваш отряд на бесчеловечные акции армянских бандитов в Гарадаглы и Ходжалы?

— Зверства, совершенные армянскими бандитами в Гарадаглы и Ходжалы,  оказали сильное влияние на меня. После этого я поместил свою фотографию на доске Шехидов и теперь уходил на разведзадания как в последний свой бой, чтобы самому стать шехидом. Проводимые мною разведоперации преследовали три основные цели: пресечь планируемые противником боевые задачи, уберечь азербайджанские позиции от вражеского огня и обеспечить командование достоверной информацией о дислокации и передвижениях противника. В этот период, возглавляемый мной диверсионно-разведывательный отряд провел большое количество операций в тылу противника. Мы в любой нужный момент проникали и свободно передвигались на территории, контролируемой отрядами Аво (Монте Мелконяна). Во время этих операций нами были уничтожены сотни армянских боевиков.

Я преследовал цель найти и уничтожить армянского командира Аво (Монте Мелконяна), и тем самым отомстить за пролитую им кровь мирного азербайджанского населения Гарадаглы, Ходжалы и других населенных пунктов. Мною собиралась и отслеживалась вся информация о передвижениях и операциях Аво. У меня было специальное поручение ко всем ребятам – если где-нибудь увидите Аво, не стреляйте в него, а дайте мне знать об этом. Я хотел встретиться с ним лицом к лицу и посмотреть в его глаза.

— Ваши боевые товарищи говорят, что вы ни на минуту не сомневались в том, что рано или поздно встретите Аво…

— Да, меня не покидало такое чувство, что я обязательно увижу Аво. В июне 1993 года на всей линии Карабахского фронта сложилась тяжелая обстановка – Баку сотрясали политические страсти, войска Сурета Гусейнова с одной стороны и находящиеся у власти народофронтовцы — с другой стороны вступили в кровопролитную схватку за власть в Азербайджане. В этой ситуации приход к власти Гейдара Алиева смог бы остановить гражданскую войну, однако армянские оккупанты, воспользовавшись политическими сложностями и безвластием в Азербайджане, замыслили перейти в наступление в Ходжавендском направлении. Армяне планировали захватить стратегически важные пункты Агджабеди, Тахтакерпю, Бейлаганского, Физулинского направлений и другие пути, ведущие в центр страны и столицу Азербайджана. Осуществить эти планы армянское руководство поручило Аво. Наши разведданные показывали, что армянская сторона усиленно готовится к большой операции в Ходжавендском направлении и собирает здесь большую ударную группировку войск и техники.

— Расскажите, при каких обстоятельствах вам удалось уничтожить Монте  Мелконяна?

— Возглавляемому мною отряду было поручено проникнуть на сторону противника, изучить дислокацию сил врага, его количество и передвижение. Отрядом из 14 человек мы проникли на вражескую сторону, и в течение двух суток собрали всю необходимую информацию. В ночь с 11 на 12 июня я с отрядом вошел в родное село Муганлы, находящееся под контролем армянских ВС. На рассвете мы посетили могилы родных на сельском кладбище, после чего я пошел в свой родной дом, опустошенный и сожженный армянами. Затем взяв с собой четырех воинов, я направился вглубь армянских позиций. Мы увидели, как со стороны райцентра Ходжавенд и села Куропаткино едет один УАЗ в направлении села Муганлы. Через некоторое время УАЗ застрял в горной речке Хонашен и из него вышел человек в военной форме – он приказал двум другим оставаться на месте, а сам направился в сторону Муганлы. Один из моих ребят посмотрел в бинокль и сказал: «Кажется, это Аво!». Я сказал: «Он — Аво, а я Ибад – это мой бой» и направился вслед за Аво.

Мы столкнулись с Аво лицом к лицу во дворе сельской школы, в которой я когда-тоучился. Мы молча, смотрели друг на друга, при этом каждый нацелил оружие. Я тихо сказал: «Бросай оружие!». Я хотел взять его живым. Аво начал молить меня, чтобы я не стрелял в него. Но я вижу, как его рука тянется к курку автомата. Я выстрелил в него, и Аво, уронив автомат, упал на землю, но он вновь сделал рывок, чтобы подняться и выстрелить в меня. Я сделал еще выстрел, Аво упал и на коленях пытался на турецком языке молить не убивать его. Именно в этот момент я увидел в глазах Аво разочарование и сожаление, что он встретил смерть на чужой для него земле, на которой он безнаказанно проливал кровь невинных людей. Однако я повалил Аво навзничь и обезглавил его, чтобы потом армяне навсегда запомнили, что Мелконян умер от руки азербайджанского воина. Его погубила неоправданная самоуверенность – Аво был  убийцей-профессионалом и не ожидал, что его давно ищут. Аво и не подозревал, что его уничтожит 22-летний азербайджанский воин. Там же я забрал документы, блокнот, фотки, оружие Аво и затем, собрав своих ребят, двинулся далее вглубь армянских позиций (подробнее об уничтожении Монте Мелконяна, можно узнать на личном сайте Ибада Гусейнова).

— Армяне долго искали своего командира Аво?

— Через несколько часов после гибели Аво армяне стали его лихорадочно искать. В Муганлы прибыло несколько грузовиков, набитых армянскими боевиками, а также четыре единицы бронетехники, которые и стали прочесывать село. Армянские подразделения рассыпались цепью и с криками «Аво!Аво!» прочесывали село Муганлы. Мой отряд наблюдал за всем этим из укрытия, мы понимали, что после того как армяне найдут труп Аво, оцепят всю линию фронта. Тогда я принял дерзкое решение и двинул свой отряд в противоположном направлении – в сторону оккупированного армянами райцентра Ходжавенд. Мы заняли позицию буквально в нескольких шагах от армянского блокпоста, и видели, какой хаос царит в связи с гибелью Аво. Затем под покровом ночи в течение двух дней, сделав большой крюк в тылу армянских позиций, наш отряд вышел на третий день к азербайджанским позициям у села Марзили Агдамского района.

— Вы знаете, что армяне не хотят признавать, при каких обстоятельствах погиб Монте Мелконян и стараются героизировать сцену его смерти, придумывая различные мифы о последнем моменте жизни Аво?

— Я горжусь тем, что уничтожил Аво именно в моем родном селе Муганлы, что именно здесь нашел свою смерть один из жесточайших убийц – международный террорист Монте Аво Мелконян.

Небольшая часть бывшего НКАО в Ходжавендском районе освобождена от армянских оккупантов и удерживалась в период Карабахской войны благодаря отваге нашего небольшого отряда. Эти освобожденные 18 тыс. га Ходжавендского района являются ныне опорным пунктом, откуда по приказу нашего верховного главнокомандующего мы вновь ринемся в бой и вышвырнем армянских оккупантов со всех оккупированных азербайджанских территорий. Несмотря на мои ранения, я готов в любой момент отдать жизнь за суверенитет Азербайджана.

— Говорят, с вами случилось настоящее чудо – получив смертельное ранение в Карабахской войне, вы смогли вопреки всему выжить?

— Почти за три года боевых действий в период Карабахской войны у меня не было и одной царапины, что мои боевые товарищи считали чем-то сверхъестественным. Но в декабре 1993 года я был тяжело ранен, подорвавшись на мине. Осколки проникли мне в череп, руку и ноги и я впал в кому. После 28-дневной комы у врачей пропала надежда спасти меня. Как-то из Москвы прибыл известный хирург, который, увидев мое безнадежное положение, попросил разрешения у родственников вскрыть мой череп, чтобы выяснить причины моей комы – в чисто медицинских, исследовательских целях. Он сказал, что делает это ради науки, и нет никаких гарантий, что я останусь жив. Вскрыв мой череп, он обнаружил большое внутренне кровоизлияние, которое и не позволяло нормально функционировать головному мозгу и телу. Удалив эту внутреннюю гематому, врач опять-таки не надеялся, что я выживу. Но я вышел из комы и вернулся к полноценной жизни, несмотря на диагнозы врачей, говоривших, что останусь на всю жизнь инвалидом. Прямо с больничной койки, на костылях я вернулся в расположение своей воинской части на линии фронта, где желание биться с врагом подняло меня на ноги.

Я и сейчас в строю и жду того часа, когда снова буду громить оккупанта, освобожу свое родное село Муганлы, где нашел свою смерть Монте Мелконян, освобожу все наши земли. Эта мысль вдохновляет меня и многих азербайджанских воинов, готовых на все ради того, чтобы отомстить врагу и восстановить суверенитет Азербайджана.

Ризван Гусейнов

http://www.1news.az/interview/20100817095722303.html

Влияние России в Туркмении все более ослабевает.

Влияние России в Туркмении все более ослабевает. Газпром теряет свои позиции на нефтегазовом рынке одной из самых ресурсных стран Азии. Российский газовый гигант остается не у дел в разработке богатых газовых месторождений Туркмении, где уже свое влияние укрепил вездесущий Китай. Также Поднебесная может обойтись и без участия российской стороны в поставках газа, начав работать напрямую с туркменской стороной.

На сегодняшний день туркменский газ в Китай поставляет Россия. Но все может круто изменится, так как Туркмения может начать поставлять газ напрямую в Китай без посредничества Газпрома.

Недавно стало известно, что Китай выделит деньги Туркмении на разработку крупного газового месторождения Южный Йолотань. Более 4 млрд долл. получит Ашхабад на первый этап разработки. Это уже не первый кредит, который Китай выделяет Туркмении. Президент Туркмении уже поручил руководителям нефтегазовой отрасли страны провести переговоры с Государственным банком развития Китая о получении льготного кредита. Средства пойдут на первый этап разработки Южного Йолотаня – его объем равняется 16-ти триллионам кубометров природного газа. Тендер на участие в разработках уже выигран компанией из Китая.

Однако, несмотря на то, что отношения между Москвой и Ашхабадом все более усугубляются, причем как в политических вопросах, так и в нефтегазовых, Туркменистан все же остается для нашей страны практически безальтернативным и стратегически важным поставщиком газа. Обладая значительными запасами «голубого топлива», Туркменистан является единственной страной на постсоветском пространстве, которая может экспортировать большую часть (почти 3/4) добываемого газа. Сам же Ашхабад перестает видеть в лице России и ее газового гиганта Газпрома стратегического партнера. Туркмения взяла ориентир на Китай и Америку.

Компании из США Chevron, TX Oil и ConocoPhillips выиграли тендер на разработку туркменской части каспийского шельфа, который славится своими значительными запасами нефти. Весьма активно работает на азиатских рынках Китай, участвуя в разработках природного сырья, инвестируя в нефтегазовые отрасли колоссальные суммы. Российские же компании пока никак не могут пробиться на туркменский рынок.

Перспективы дальнейшего развития российско-туркменских нефтегазовых отношений представляются неясными по причине активно проводимой Ашхабадом политики диверсификации своих внешних связей и балансирования между потребителями углеводородов. Как заявил «Веку» генеральный директор Фонда эффективной политики Кирилл Танаев, политика многовекторности присуща для стран Средней Азии. Этим самым они создают давление на заинтересованные стороны, чтобы добиться более выгодных для себя условий. Также Туркмения стремится кардинально снизить зависимость от России, особенно в плане маршрутов транспортировки газа. В последние годы Туркменистан все более склонен рассматривать Китай в качестве главного и стратегического партнера в нефтегазовой отрасли.

Как отмечают эксперты, нежелание Туркмении сотрудничать с Россией в нефтегазовой отрасли произошло вследствие того, что «наши компании слишком политизированы». Так, по мнению партнера консалтинговой компании RusEnergy Михаила Куртихина которое он озвучил «Веку», негативно повлиял на отношения между странами конфликт связанный со строительством газопровода «Восток-Запад», где Газпром лоббировал интересы государства. Первоначально предполагалось, что строительство будет вестись совместно, но позже Ашхабад заявил о проведении международного тендера по данному проекту.

Также некоторые аналитики утверждают, что в настоящее время мало надежд на то, что российские нефтегазовые компании будут заниматься вопросами глубокой переработки газа и нефти в Туркменистане. Причиной этому служит не всегда дальновидная экономическая политики России, преобладание коммерческих и узко-корпоративных интересов над государственными, ориентацией РФ преимущественно на экспорт сырьевых ресурсов на внешние рынки. В связи с этим позиции России в нефтегазовой отрасли Туркменистана существенно ослабнут.

Илья Снемак Источник — «Век»
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1282019160

Правила для газопровода.

В Азербайджан вчера с двухдневным визитом прибыл президент Турции Абдуллах Гюль. Не прошло и часа после приземления его самолета в Бакинском аэропорту, как началась встреча гостя с глазу на глаз с азербайджанским коллегой Ильхамом Алиевым, а затем переговоры делегаций в расширенном составе. Обсуждались новые соглашения, которые послужат дальнейшему развитию двустороннего взаимодействия. Главный документ был подписан лидерами двух государств уже вчера — это договор о стратегическом партнерстве и взаимной помощи между Турцией и Азербайджаном.

Важное место заняла карабахская тема. Абдуллах Гюль особо подчеркнул, что замороженные долгосрочные конфликты, одним из которых является конфликт вокруг Нагорного Карабаха, могут неожиданно превратиться в большую проблему, а потому ее справедливое разрешение «пойдет на пользу всем». Гость подтвердил желание Турции добиться мира и стабильности на Южном Кавказе в целом: «Этот вопрос — главный для региона».

Гостя сопровождает представительная делегация, в которую входит министр энергетики и природных ресурсов, сопредседатель межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству Турции и Азербайджана Танер Йылдыз, а также высокопоставленные чиновники промышленных министерств, бизнесмены, ученые и журналисты. На этот раз президент Турции не взял с собой супругу, что указывает на сугубо деловой характер состоявшихся переговоров, в центре которых было сотрудничество в сфере энергетики.

Азербайджанскому информагентству Туран удалось выяснить, что два президента тет-а-тет говорили о транспортировке азербайджанского газа в Турцию по газопроводу «Набукко». Этот проект получил одобрение Евросоюза, а сама труба, как известно, должна идти в обход России. Но Турция пытается навязать ЕС свои правила, в частности хочет иметь решающий голос в вопросах ценообразования, объемов транспортировки и конечных пунктов назначения в Европе. Кроме того, Турция ищет пути, чтобы обойти санкции международного сообщества против Ирана и включить его газ в проект «Набукко». Такая позиция Анкары вызывает раздражение Вашингтона, недовольного ее стремлением играть роль первой скрипки в регионе, пользуясь при этом скрытой поддержкой Москвы в энергетических вопросах.

Однако для реализации этих устремлений Турции без Азербайджана не обойтись. В последнее время Запад достиг существенного прогресса в переговорах с Туркменией о строительстве Транскаспийского газопровода — составной части «Набукко». Теперь остается усадить за стол переговоров Баку и Ашхабад, чтобы снять спорные вопросы. А это порождает уже у самого Азербайджана желание последовать турецкому примеру и тоже диктовать свои условия. Он делал это уже не раз, демонстративно продавая газ России и Ирану, вместо того чтобы продвигать «Набукко». Анкара и Баку руководствуются одними и теми же мотивами: если Запад хочет осуществить этот проект, то пусть поддерживает политические режимы Турции и Азербайджана. Можно с большой долей вероятности предположить, что Абдуллах Гюль и Ильхам Алиев посвятили большую часть переговоров согласованию именно этих моментов.

В беседе со «Временем новостей» бакинский экономист-аналитик Вюгар Байрамов подтвердил, что визит Абдуллаха Гюля в Азербайджан проходит на фоне первых конкретных шагов по реализации проекта «Набукко», протежируемого Евросоюзом и отвечающего энергетическим планам Турции. Дело в том, что до конца августа в Анкаре участием министров энергетики Австрии, Болгарии, Венгрии, Румынии и Турции должно состояться подписание меморандума по поддержке этого проекта. СМИ Азербайджана и Турции сообщают, что акционеры «Набукко» озадачены вопросами обеспечения газопровода сырьем. А также тем, что по новым прикидкам протяженность газопровода составит не 3,3 тыс. км, как первоначально планировалось, а 4 тыс. км, а это приведет к удорожанию проекта на 10% и «соответственно требует увеличения финансирования».

Такие вопросы решают на высшем уровне. Вчера Абдуллах Гюль уже встретился со спикером парламента Азербайджана Октаем Асадовым и премьером Артуром Раси-заде. Плотный график визита не позволил президенту Турции полюбоваться многими новыми достопримечательностями Баку, в том числе построенными турецкими бизнесменами. Но сегодня высокий гость и сопровождающие его лица увидят ряд объектов, созданных с помощью соседней страны в Закатальском и Шекинском районах, откуда они отбудут на родину.

Ирада АЛЕКПЕРОВА, Баку
Источник — Время новостей
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1282018800

Америка предъявила Турции ультиматум по продаже оружия

США в ультимативной форме потребовали от Турции изменить политический курс в отношении Израиля и Ирана, пригрозив в противном случае лишить Анкару запрашиваемого ею американского оружия. Об этом, как сообщила 16 августа Financial Times. Согласно изданию, ультиматум премьер-министру Турции Реджепу Тайипу Эрдогану выставил лично президент США Барак Обама.

Турция добивается, в частности, предоставления ей беспилотных самолетов — дронов, оснащенных ракетами «Рипер», для борьбы с курдскими сепаратистами, обосновавшимися в горах к северу от Ирака. Глава Белого дома сказал Эрдогану, что «некоторые из шагов Турции вызвали сомнения у Конгресса в отношении надежности Анкары как союзника», — пишет газета.

По ее данным, Вашингтон был сильно разочарован, тем что в июне турецкая делегация голосовала против санкций СБ ООН в отношении Ирана. Турция «должна показать, что самым серьезным образом учитывает национальные интересы США в области безопасности», — приводит издание слова одного из представителей американской администрации.

Скорее всего, ставшие известными сейчас указанные заявления относятся ко времени недавних переговоров премьер-министра Турции Эрдогана и Обамы, предполагает газета.

Отметим, Госсекретарь США Хиллари Клинтон провела 13 августа специальное заседание, в котором помимо сотрудников внешнеполитического ведомства приняли участие высокопоставленные представители Совета национальной безопасности. На совещании обсуждалось будущее американо-турецких отношений в свете кризиса отношений Анкары и Тель-Авива, но главным образом — в свете ужесточения Советом безопасности ООН санкций в отношении Ирана, против которых выступила Турция.

Нынешнюю позицию Анкары не одобряют многие американские сенаторы-республиканцы. В частности, они отказались одобрить назначение нового посла США в Турции — должность, на которую была предложена кандидатура Фрэнка Рикадрионе. Один из сенаторов, Сэм Браунбек, направил соответствующее письмо с просьбой отменить назначение Рикадрионе. В ближайшее время он намерен представить госсекретарю Клинтон объяснение по поводу своего поступка. Известно, что некоторые сенаторы собираются последовать его примеру.

Основной аргумент Браунбека — Рикадрионе не подходит для этой должности. Он «слишком сочувствует» странам Ближнего Востока, в которых ему доводилось работать, таковы впечатления от его службы в Египте, Афганистане, Ираке и той же Турции. А в нынешней ситуации это не самый лучший подход, пишут американские СМИ.

Источник — ИА REGNUM
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1281988860

Психология толерантности в Азербайджане (Часть III)

Таир Фарадов

В ходе социологического исследования 1998-1999 годов нами изучались вопросы о гранях этнической идентификации, функциональной роли родного языка, а также роли средств массовой информации в возрождении этнического самосознания. Кроме того, нами задавались специальные вопросы с целью определить у населения степень знания элементов традиционной национальной культуры, являющихся важнейшим признаком идентификации.

Судя по результатам исследования, этническая самоидентификация граждан достаточно устойчива и носит позитивную направленность. Так, 77,7% опрошенных сельских жителей придают значение своей национальной принадлежности (считаю это очень важным для себя) и только 13,5% составила доля, не придающих значения своей национальной принадлежности; 8,8% респондентов затруднились дать ответ. Среди горожан аналогичные показатели составили соответственно- 78,7%, 7,6% и 13,7%.

Обнаружено превышение доли лиц, отдающих предпочтение этнокультурным и психологическим критериям идентификации в сравнении с этническими. Если только 6,8% опрошенных полагали, что национальность следует определять по желанию самого человека, 5,5% — по родному языку, то для четырех из пяти опрошенных (81,5%) первостепенное значение имело происхождение, то есть национальность родителей (национальность отца — 67,4%, национальность матери — 6,2%, национальность отца и матери — 7,9%). Как видим, на уровне обыденного сознания абсолютное большинство идентифицируют личность по национальности родителей. Лишь 5,4% респондентов увязывают определение национальности с гражданством, а 0,8% обращают внимание на анкетные данные.

Для определения того, как понимают свою национальность опрашиваемые, предлагалось несколько высказываний, отражающих содержание национальности. Ответы распределились следующим образом- каждый человек должен гордиться своей национальностью — 30,7%; национальность дана человеку от рождения и менять ее нельзя — 24,9%; национальность — это то, что объединяет людей, позволяет им добиваться общих целей — 23,7%; благодаря национальной принадлежности у людей сохраняется историческая память — 9,3%; человек вправе сам выбирать свою национальность — 5,6%; национальность — это то, что разъединяет людей, противопоставляет их друг другу — 4,3%; сейчас понятие национальности в значительной мере устарело — 1,5%.

А вот распределение ответов почти на аналогичный вопрос- я никогда не забываю о своей национальной принадлежности (90,8%) и для меня не имеет особого значения моя национальная принадлежность (9,2%); человеку необходимо чувствовать себя представителем какой-то нации (84,5%) и современному человеку не обязательно чувствовать себя представителем какой-то нации (15,5%); при общении с людьми я обязательно обращаю внимание на их национальность (48,3%) и при общении с людьми я не обращаю особого внимания на их национальность (51,7%). Как следует из этих данных, национальность представляется безусловно позитивной ценностью подавляющему большинству опрошенных.

Узы, связывающие наших респондентов со своей национальной группой, довольно крепки. В их представлении, наиболее важным и ценным, что сближает, роднит их со своим народом, являются- территория проживания, родная земля (68,4%), обычаи и традиции (59,3%), общее историческое прошлое (55,1%), национальность родителей (42,0%), материальные и духовные ценности нации (34,8%).

Важны также следующие черты для их этнической принадлежности, для ощущения себя представителем данной, конкретной нации — единство национальных интересов (29,5%), национальный характер и психология (19,7%), религия (16,3%), внешность (8,9%). И в принципе они согласны с бытующим мнением, согласно которому знание родного, национального языка можно считать единственным и основным критерием национальной принадлежности (28,6%).

Этнодифференцирующие признаки идентичности — это как бы обратная сторона собственной самоидентификации. Сквозь призму различения ее критериев проступает восприятие не-нас и самоидентификация народа. Так, 29,8% опрошенных, проживающих в сельской местности, полагают, что народы различаются языком общения. Не менее значимыми критериями различения являются для них народные традиции и обычаи (23,4%) и религия (20,2%). Менее важными оказались историческое прошлое (8,5%), внешность (6,4%), особенности национального характера (4,5%) и государство, в котором живем (4,3%). Особенности поведения играют минимальную роль — 3,2%.

Результаты опроса горожан несколько отличаются. Так, для них наиболее значимым фактором, различающим людей по национальному признаку, является язык — 28,1%. Далее были названы традиции и обычаи (23,6%), на третьем месте — особенности национального характера (20,7%). Весьма существенными критериями дифференциации они считают, в отличие от сельских респондентов, внешность (14,0%) и особенности поведения (11,6%). Зато такой фактор, как конфессиональное единство, значим лишь для двух процентов городских жителей.

Исследование подтвердило значимость средств массовой информации в процессе становления и возрождения национального самосознания. Оказалось, что 22,2% городских и 21,5% сельских респондентов постоянно слушают радиопередачи на азербайджанском языке, а иногда, соответственно, — 45,5% и 43,2%. Также читают: художественную литературу на азербайджанском языке постоянно и иногда — 66,3% горожан и 55,9% селян; газеты на том же языке — соответственно 58,7% и 46,6%.

Респонденты, проживающие в деревнях, чаще, чем городские смотрят телевизионные передачи на азербайджанском языке (61,5% против 40,5%). Ответивших, что не смотрят телевизионные передачи, не слушают радиопередачи, не читают газеты и художественную литературу на азербайджанском языке, просили указать, с чем это связано. Выяснилось, что основной причиной является плохое знание или незнание родного языка.

Национальная принадлежность человека в нашей стране, в их коллективе, по мнению респондентов, практически не влияет на его взаимоотношения с товарищами по работе (58,8%), продвижение по служебной лестнице (46,3%), улучшение жилищных условий (30,4%), назначение на руководящие должности (18,7%), получение социальных благ (15,9%), избрание в органы власти (10,6%). То есть, социальная карьера и мобильность не определяются фактором национальности.

Согласно взглядам опрошенных, все национальности, проживающие в Азербайджане, могли бы объединить следующие идеи, интересы и ценности- желание жить в едином, целостном сильном и процветающем государстве (68,9%), осознание Азербайджана как общей Родины, общего дома для всех (64,6%), забота о территориальной целостности и суверенитете страны (58,8%), отпор агрессорам извне, борьба против общего врага (47,3%), общие заботы, проблемы, жизненные трудности (36,0%), общность исторических судеб (18,4%), общие черты в культуре, образе жизни (17,6%). И лишь не более 6% полагают, что ничто не может объединить, так как у всех разные интересы, устремления.

Общественное восприятие многонациональности нашей страны, представлено следующей гаммой суждений и мнений — это нормально, так как это исторически сложившееся явление (38,4%), это хорошо, так как способствует обогащению культур, делает жизнь интереснее и разнообразнее, это наше богатство, наше достояние (35,6%), это плохо, так как приводит к разным конфликтам, разногласиям и противоречиям на национальной почве (5,4%), ведет к сепаратизму (5,0%), это не имеет принципиального значения, так как все зависит от самих людей и их отношений (15,6%).

Можно сказать, что представителей национальных меньшинств проблема утраты национальной идентичности, национального своеобразия и самобытности практически не беспокоит. По мнению абсолютного большинства (94,6%) представителей национальных меньшинств, проживающих в сельской местности, для них не существует реальной опасности утраты своей национальной самобытности и идентичности (считаю, что такой проблемы вовсе нет). Среди горожан так считают 89,2% опрошенных. Лишь небольшой процент горожан и деревенских жителей полагает, что такая опасность существует, но не стоит ее преувеличивать (есть некоторые основания для беспокойства).

И только один из ста респондентов утверждает, что их национальной группе указанная опасность грозит (да, очень волнует эта проблема). Были и такие респонденты, кого эта проблема в принципе не интересует. Подавляющее большинство представителей национальных меньшинств считает Азербайджан своей Родиной (88,3%), чувствуют и считают себя полноправными гражданами страны (79,6%). При этом, они гордятся своим народом, его достижениями, культурой и историей (81,7%).

В процессе изучения общественного мнения Ф. Мамедовым была получена интересная информация о таком компоненте национальной культуры, как национальное самосознание. Его рост в стране обусловлен рядом объективных факторов, среди которых демократизация общества (31,7%), возрождение самобытных национально-культурных традиций, преданных забвению в советский период развития (57,7%), возвращение к религиозно-гуманистическим ценностям Ислама (44,4%), обретение национального суверенитета (3,9%), рост патриотических настроений, связанных с военной агрессией со стороны Армении (1,8%) и другие факторы.

Вместе с тем, значительная часть опрошенных (29,2%) считает, что в настоящее время рост национального самосознания не наблюдается в связи с падением культурно-образовательного уровня, обусловленного такими факторами, как низкая степень материального благосостояния общества, отсутствие эффективного просвещения и культурной политики, бюрократизм и коррупция.

Важнейшим направлением культурной политики является культура междунациональных отношений. Традиционно Азербайджан являлся и является образцом высокой этики межнациональных и межконфессиональных отношений. Показателем высокой толерантности азербайджанцев является мирное сосуществование и свободное, нестесненное развитие в стране представителей множества народов, наций, этносов и религий.

Учитывая диалектические особенности и трудности переходного периода, новая культурная политика, используя возможности культурного просвещения и культурного плюрализма, должна сохранять преемственность этих гуманистических традиций высокой культуры, способствовать дальнейшей гармонизации разных культур в стране, развитию и обогащению этого позитивного опыта. В рамках новой культурной политики предстоит многое сделать и для развития религиозной культуры, в том числе культуры межконфессиональных отношений, гармонизации и взаимодействия религий в интересах развития культуры гражданского общества. [4, 510-514]

Определенный интерес представляет также выяснение вопроса относительно показателей этнической идентификации среди представителей русскоязычного населения нашей страны.

Так, в частности, интересные результаты были получены в ходе исследования, проведенного нами в 1994 году совместно с А. Мамедовым и Ф. Гаджиевым среди представителей русскоязычной азербайджанской интеллигенции.

Самыми главными индикаторами при определении национальности человека эта категория населения считает, прежде всего национальность родителей (46,3%), язык (41,2%), знание, соблюдение национальных обычаев и традиций (38,3%), черты национального характера (22,4%), гражданство (18,5%), религию (11,7%), привязанность к родной земле (8,3%) и внешность (5,7%). Представителей русскоязычной интеллигенции связывает с Азербайджаном, его народом и культурой, прежде всего образ жизни (62,8%), общая историческая судьба (59,4%), традиции (49,8%), культура, искусство и литература (44,3%), образ мышления (30,7%), язык (24,6%) и религия (14,6%).

Несмотря на то, что они являются интегральной частью азербайджанской нации, и это наглядно проявлялось по их достаточно сильно выраженному национальному самосознанию, у этих людей возникали некоторые проблемы и сложности в связи с их русскоязычием: сложности в общении с коллегами по работе (35,9%), трудности в получении необходимой информации из азербайджанских источников (28,7%), отсутствие продвижения по служебной лестнице (17,3%), трудности бытового общения (16,8%), невозможность углубления знаний об истории и культуре Азербайджана (14,2%). У большинства же никаких особых проблем не возникало в этой связи.

А вот как они описывали свое психологическое состояние, когда находились, оказывались в азербайджаноязычной среде — испытывали чувство дискомфорта (36,8%), испытывали отсутствие взаимопонимания (26,4%), стыдились своего незнания языка (19,8%), чувствовали негативное отношение, презрение, высокомерие со стороны окружающих (8,3%).

Уже тогда решение этих проблем они видели в том, чтобы изучать более углубленно азербайджанский язык, историю и культуру Азербайджана (42,8%), интенсифицировать общение с азербайджаноязычными людьми (35,6%), ограничить общение с азербайджаноязычными людьми (6,3%) или же, в крайнем случае, выехать за пределы страны» (5,4%). В то же время, довольно немалая часть из них чувствовала себя нормально, комфортно в данной ситуации, так как знают в некоторой степени язык и могут достаточно активно участвовать в беседе.

Респонденты безусловно считают себя полноправными, полновесными представителями азербайджанской культуры (73,8%), в некоторой степени (17,5%), не считают себя таковыми всего 8,7%. На вопрос, какую роль сыграла азербайджанская культура в их становлении, указали, что определяющую — 22,4%, основную — 28,6%, второстепенную — 34,8%, никакую — 14,2%. Они оценивают свое знание культуры Азербайджана на отлично (28,3%), хорошо (39,5%), слабо, плохо (22,2%).

Свою задачу как русскоязычной интеллигенции они видят в основном в развитии азербайджанской культуры, в содействии обмену духовными ценностями между азербайджанской и другими культурами, чтобы способствовать широкому межнациональному, международному общению, быть своеобразным культурным мостом между Востоком и Западом. Некоторые указали на то, что свою миссию видят в том, чтобы достойно представлять нашу страну, наш народ на различных международных форумах.

Они считают, что своей профессиональной деятельностью вносят значительный (35,3%) или определенный (47,8%) вклад в развитие азербайджанской национальной культуры, который осуществляется посредством написания книг, статей, монографий, создания произведений искусства и литературы. Обогащение азербайджанской культуры происходит также в форме педагогической, научной и творческой деятельности. Некоторые же отметили, что не вносят никакого вклада (16,7%) или же не задумывались над этим (5,6%).

Чувствуют ли они отчужденность от азербайджанской культуры? Опрос показал, что в очень сильной степени чувствуют свою отчужденность 19,8%, а в некоторой степени — 25,9%. Надо сказать, что, несмотря на некоторые элементы отчуждения, они достаточно хорошо осведомлены об основных, ключевых событиях в нашей истории, очень высоко отзываются об основных чертах характера, присущего азербайджанцам, высоко оценивают историческое прошлое нашего народа.

Таким образом, в полиэтнической стране, которой является Азербайджан, взаимодействуют культуры разных этносов, и происходит, с одной стороны, общение представителей данных культур, а с другой, у них не наблюдается утрата этнической идентификации и отсутствует угроза подобной утраты.

Строительство нового независимого государства вовсе не подразумевает отказа от своей национальной самобытности. Современная этносфера нашей страны характеризуется динамичными процессами роста этнического самосознания, интереса к национальным истокам, языку, обычаям и традициям. Этническая идентичность, пока что в результате разумной этнополитики, проводимой государством, не противоречит гражданской идентичности. Азербайджанская модель этнополитики базируется на этническом многообразии, самобытности всех этносов Азербайджана, при одновременном укреплении гражданской идентичности, азербайджанского патриотизма, идеологии азербайджанизма.

Кстати сказать, при нашем непосредственном участии еще в 1994 году Азербайджанским Институтом Государственного Строительства и Международных Отношений был проведен опрос общественного мнения по теме, касающейся проблем необходимости выработки, формирования национальной идеологии. Анализ результатов проведенного исследования показал, что 55% опрашиваемых проявляли большой интерес к данным проблемам, 35% опрошенных интересовались данными проблемами в некоторой степени и лишь 5% отметили, что проблемы национальной идеологии их совершенно не интересуют.

На вопрос Считаете ли Вы проблему национальной идеологии одной из важнейших для нашей республики? подавляющее большинство респондентов (80%) ответили да, так как без идеологии нет государства и от решения этой проблемы во многом зависит будущее нашей страны. Также, 15 процентов опрошенных заявили, что есть более важные проблемы и 5% ответили, что этот вопрос вообще не имеет никакого значения. На вопрос Для чего в первую очередь должна быть создана национальная идеология? было получено следующее распределение- наибольший процент горожан (65%) считал, что для укрепления государственности, суверенитета и независимости Азербайджана.

Далее по численности следовали ответы- для формирования жизненных ориентиров и идеалов у населения — 25%; для утверждения национального мира и гражданского согласия — 25%; по 20 процентов — для сплочения всего народа республики и для духовного обновления людей; по 10 процентов респондентов ответили, что идеология нужна для возрождения азербайджанского народа и для возможности проведения социально-экономических реформ. Таким образом, несмотря на неоднозначность термина национальная идеология, проблемы, связанные с ней, волновали общество в тот период. Люди не только хотели разобраться в этих вопросах, но и связывали их решение с надеждами на позитивные изменения.[5]

Наверное, можно в основном согласиться с Г. Салимовым в том, что новой основой для национального единства являются международные стандарты в области прав человека. Политические, социальные, экономические и культурные права, гарантируемые каждому, позволили бы человеку сосуществовать в едином государстве, не забывая своего этнического происхождения и самобытности. [6]

В таком контексте представляется вполне оправданным, например, призыв ряда этнологов, социологов, философов (В. Тишкова, Г. Гусейнова) о сознательном переходе к новой доктрине национальной солидарности, связанной с созданием нации на основе двойной, традиционно-культурной и гражданской, идентичности. В этом случае понятие азербайджанской нации будет иметь помимо собственно этнического значения, и гражданское, политическое значение.

Представляется важным, что общеазербайджанская идентичность — не только проект, но уже отчасти и реальность- по данным нашего исследования 1997 года 89,7% респондентов идентифицировали себя как гражданина Азербайджана при одновременном осознании себя как представителя своей национальности (84,5%). Тем не менее, очевидно, что процесс перевода национальной идеологии с этнических на гражданские рельсы требует необходимого общественного консенсуса, долгого времени и целенаправленных идейно-политических и пропагандистских усилий.

Со временем стало ясно, что все-таки необходима система позиций, принципов, целей, которая должна объединять общество. Такой объединяющей системой может стать гражданственность — политико-нравственная позиция, выражающаяся в чувстве долга и ответственности человека перед гражданским сообществом, к которому он принадлежит, в чувстве своего национального достоинства, в готовности отстаивать и защищать от всяких посягательств на его права и интересы, в правильном определении и понимании национальных приоритетов.

Надо сделать так, чтобы процессы развития азербайджанской идентичности, стремление к защите азербайджанских ценностей, эта волна возрождения своей национальной культуры и языка, не вызывали бы опасений у представителей национальных меньшинств, которые также не менее заинтересованы в сохранении, приумножении и защите своей национальной самобытности и иногда могут воспринимать эти процессы как проявления национализма.

Подобные настроения могут привести к тому, что они останутся в стороне от происходящих событий по построению новых общественных отношений, основ демократического общества. Ответной реакцией на подобную ситуацию может также стать стихийное создание национальных организаций, цели которых будут идти вразрез с объединительными, интегративными тенденциями, подлинными социально-культурными интересами национальных групп.

Сегодня все больше людей начинает осознавать вред национальной отчужденности, ограниченности и изоляции, признавать полиэтничность как основу государства, стремиться к знаниям о других народах и их культурах. Как отметил один из интервьюируемых экспертов, величие народа заключается в умении осознать свою сущность и самобытность, оценить богатые возможности своей нации, в желании ее защитить, а также в верности своей культуре и национальному менталитету. Прогресс заключается не в отречении от своего национального я, а наоборот, перенимая достижения европейской, в том числе русской цивилизации, мы стремились к развитию своей национальной культуры. А вот мнения других специалистов — именно критерии преемственности и солидарности формируют образ мышления, нормы и ценности каждой нации, защищают ее от опасности исчезновения со сцены истории и возвышают ее в глазах мирового сообщества, азербайджанский народ всегда отличался верностью своим историческим корням, национальным нравственным нормам и традициям.

Национальное самосознание неразрывно связано с патриотизмом, содействующим мобилизации сил общества на решение возникших перед ним задач, облегчающим преодоление трудностей и испытаний. Говорят, что настоящий гражданин-патриот должен любить свою Родину, но что такое Родина? Ведь вокруг так много проблем- безработица, нищета, высокие цены, неуважение к закону, отсутствие профессионализма, межнациональный конфликт, беженцы. Это тоже любить, это тоже Родина? Это сложные, неоднозначные вопросы, во многом зависящие от личного выбора человека. Нельзя любить негативные факты нашей действительности. Но истинный гражданин, видя и критикуя недостатки, переживает за будущее своей Родины, стремится к исправлению положения. Конечно, патриотические слова о Родине патетически произносить гораздо легче, чем вносить конкретный вклад в процесс национального развития и консолидации, тем более чем-то пожертвовать во имя этого. Как с горечью указывали некоторые респонденты, у нас патриотизм только на словах, сейчас можно услышать огромное количество ура-патриотической фразеологии, не подкрепленной реальными практическими делами. А по мнению одного из экспертов, любовь к своей нации должна не ослеплять людей, а оставлять простор для критической оценки недостатков общественного развития, не мешать реалистическому осмыслению причин имеющихся трудностей и неудач. Патриотически настроенные граждане не изощряются в демонстрации лояльности собственной нации, а живут по правде, занимают активную гражданскую позицию по всем важнейшим и острым проблемам национального развития, не избегают бремени ответственности за все хорошее и плохое в своей стране.

Думается, что чувство национального самосознания, а его подъем является неизбежным ответом на крупные социально-политические потрясения последнего времени, и чувство любви к своей стране должны быть воспитаны в человеке семьей и школой. Гражданственность — это единство правовой, политической и нравственной культуры. Содержание всех школьных предметов должно быть нацелено на формирование гражданина, патриота. Но особенно велика в этом роль гуманитарных предметов, прежде всего обществознания, истории, литературы, географии. Большие возможности для гражданского образования школьников заложены в содержании большинства учебных предметов. Незаменимую роль играет в школе специальный курс граждановедение, который решает те задачи гражданского образования, которые не могут решить другие предметы. Этот курс содержит сведения о государстве, законах, правах и обязанностях человека, о его культуре, о гражданских ценностях. Таким образом, при соответствующей организации учебного и воспитательного процесса, возможно воспитание у молодого поколения чувства патриотизма, гражданственности, формирование национального самосознания, уважения к историческому и культурному наследию всех народов Азербайджана, к человеческой личности, правам человека.

Надо сказать, что культура межнационального общения входит в научное познание как малоисследованная, многоаспектная и внутренне сложная проблема. Научная и практическая значимость ее проблемного исследования растет по мере усложнения и модернизации межнациональных и внутринациональных отношений в различных странах и регионах мира.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Г. Солдатова. Психологическое исследование этнической идентичности. В кн. Национальное самосознание и национализм в Российской Федерации начала 90-х годов, М., 1994.

2. О. Волкогонова, И. Татаренко. Этническая идентификация и искушение национализмом — Мир России, № 2, 2001.

3. М. М. Кучуков. Нация и социальная жизнь, Нальчик, 1996.

4. Ф. Мамедов. Культурология. Баку, 2002.

5. Государство и идеология. Баку, № 8 (8638), 12 марта 1994 года.

6. Г. Салимов. Этнонационализм и этнополитическая ситуация в Азербайджане — Центральная Азия и Кавказ, № 15, 1998.

7. Данный опрос был осуществлен в рамках международного исследовательского проекта Переосмысление гражданственности на Южном Кавказе- выявление динамики и противоречий между формальными концепциями и неформальной практикой/Reinventing Citizenship in the South CaucasusExploring the Dynamic and Contradictions Between Formal Conceptions and Informal Practices совместно с Женевским Университетом и организацией CIMERA в Швейцарии при финансовой поддержке Швейцарского Национального Научного Фонда — Swiss National Science Foundation/SCOPES Program, 2001-2002 гг.

8. Р. Мусабеков. Наш общий дом — Азербайджан!, — Мусават, № 12, 2003.

9. Этничность, конфликт и согласие. Москва, 2003.

10. Л. Н. Гумилев. География этноса в исторический период. Л., 1990.

11. Э. Геллнер. Пришествие национализма. Мифы нации и класса, Д. Бройи Подходы к исследованию национализма — В кн. Нации и национализм, М., 2002.

12. L. Greenfeld. Nationalism: Five Roads to Modernity. Cambridge, 1985.

13. R. Mustafayev. Azərbaycan dövlətçiliyi- özümüzü və dünyani dərketmə yolunda, Baki, 1995; N. Cəfərov. Azərbaycanşünasliq məsələləri, Baki, 2001; Ü. Şəfiev. Azərbaycanli və Azərbaycançilig tarixi — Dirçəliş — XXI əsr, № 65, İyul, 2003.

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=681