Трамп бомбит Сирию, пугая Иран и «Хезболлу»

Вашингтон поставляет оружие аравийским монархиям, чтобы они могли противостоять Тегерану

Между США и Ираном на Ближнем Востоке разгорается негласная война. Уже очевидно, что Иран недоволен новым военным союзом Вашингтона и Эр-Рияда. За несколько часов до прилета в столицу Саудовской Аравии президента США Дональда Трампа поддерживаемые Тегераном хуситы с территории Йемена нанесли удар по Эр-Рияду баллистической ракетой Burkan-2 иранского производства.

В соцсетях отмечалось, что в столице страны наблюдался сильный взрыв, а население запаниковало. Официально же власти утверждают, что ракету хуситов сбили в районе южной провинции в Ар-Рейне к западу от Эр-Рияда. Мол, жертв не было.

Подписав рекордное число оборонных контрактов, в своей совместной декларации Вашингтон и Эр-Рияд заявили, что «намерены укреплять оборонный потенциал аравийских монархий, чтобы они могли противостоять иранскому влиянию». Это еще предстоит сделать. А пока Трамп и его окружение во время визита на Ближний Восток предпринимают беспрецедентные меры безопасности. В частности, в Израиле Трампа поселят в номере-бомбоубежище. Если в Эр-Рияде гостям из США гипотетически угрожали хуситы, то в Израиле американцы панически боятся поддерживаемой Ираном «Хезболлы», организации, которую они считают террористической.

И в США, и в Израиле не замечают, что «Хезболла» в Сирии помогает войскам Башара Асада бороться против боевиков «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) и других отрядов террористов. И самолеты коалиции при случае наносят по «Хезболле» удары. Именно такой удар сил коалиции во главе с США по правительственным силам и шиитским формированиям был нанесен 18 мая в Сирии вблизи границы с Иорданией. Министр обороны США Джеймс Мэттис, оправдывая этот удар, заявил, что силы, наступавшие накануне в направлении пограничного блокпоста Ат-Танф, по всей видимости, были под управлением Ирана. Якобы они действовали «внутри установленной зоны по предотвращению инцидентов и не послушались совета русских уйти оттуда».

Судя по информации сирийских СМИ, глава Пентагона в некотором смысле недалек от истины. Правда, во-первых, там действовали не силы, которые управлялись Ираном, а отряды «Хезболлы» совместно с подразделениями правительственных сирийских войск. Но для Мэттиса, видимо, это одно и то же. Сейчас, как и несколько дней назад, по-прежнему в официальных сирийских сводках боев, которые продолжаются на юге страны вблизи Иордании и введенных американцами «зонах безопасности», фигурируют правительственные войска, которые «совместно с бойцами «Хезболлы» и силами Национальной обороны продолжают операцию на востоке провинции Эс-Сувейда». Во-вторых, почему это вдруг русские должны отговаривать войска Асада и силы, их поддерживающие, от тех или иных действий на собственной территории? Эту территорию, как выясняется, заняли отряды боевиков, которых поддерживают американцы. Эту территорию США объявили бесконфликтной зоной. Но в Дамаске это считают оккупацией. И, конечно, такую «зону» будут освобождать. В том числе и с участием отрядов «Хезболлы», которые являются союзниками сирийских и российских войск, действующих против ИГ и других террористических отрядов на Ближнем Востоке. Сирийские власти говорят, что «намерены полностью взять под свой контроль район южной границы в районе Ат-Танфа, чтобы обезопасить страну от возможной военной интервенции войск США, базирующихся на территории Иордании».

Министр обороны США Джеймс Мэттис продолжает утверждать, что Пентагон поддерживает диалог с Россией по предотвращению инцидентов в Сирии. Якобы «используя открытую линию по деконфликтации», военные из США оповестили российское командование о предстоящем ударе по сирийским войскам и другим поддерживающим их формированиям. Но вот что странно: глава МИД РФ Сергей Лавров уже спустя сутки заявил, что не знал о предупреждении со стороны Пентагона в адрес России «об ударе 18 мая по правительственным силам на юге Сирии». Сложность ситуации понятна. Не случайно в минувшую пятницу этот факт обсуждали члены российского Совбеза на совещании у президента Владимира Путина. И, по словам пресс-секретаря главы РФ Дмитрия Пескова, члены Совбеза РФ отметили «нелегитимность удара американских сил по сирийской территории, который создает сложности в процессе создания зон деэскалации и для внутрисирийского урегулирования».

Американцы позицию РФ и других стран, к примеру, Ирана и Турции, похоже, игнорируют. Скажем, глава объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США Джозеф Данфорд дал понять журналистам, что если в Сирии будут угрозы военнослужащим США, то удары по войскам Асада повторятся.

Сирийские СМИ вчера сообщили, что самолеты коалиции, возглавляемой США, бомбили отряды ополченцев, лояльных Асаду, в провинции Дейр-эз-Зор. Налету авиации подвергся отряд проправительственного формирования иракских шиитских добровольцев, входящих в полк «Сайед аль-Шухада». Инцидент произошел возле пограничного перехода Альбукамаль в провинции Дейр-эз-Зор. Считается, что на эти отряды Иран тоже имеет влияние, а значит, они враги США. Вот и отбомбились силы коалиции по шиитским отрядам. Только эти отряды борются с ИГ. И никакой даже гипотетической угрозы американским военнослужащим не несут.

Об авторе: Владимир Георгиевич Мухин – обозреватель «Независимой газеты».
22 мая 17

Источник — ng.ru

Турция и Россия снимают ограничения на поставки товаров

Россия и Турция подписали сегодня совместное заявление о двустороннем снятии ограничений в торговле — это произошло в рамках визита премьер-министра РФ Дмитрия Медведева в Стамбул для участия в саммите Организации черноморского экономического сотрудничества. Соглашение касается в первую очередь поставок продовольствия, при этом прежние ограничения на импорт в Россию турецких томатов сохранятся.

Совместное заявление было подписано вице-премьерами РФ и Турции Аркадием Дворковичем и Мехметом Шимшеком. Как отметили в администрации премьер-министра Турции, соглашение «стало важным шагом на пути к нормализации двусторонних отношений».

В начале мая Владимир Путин по итогам переговоров с главой Турции Тайипом Эрдоганом сообщил о договоренности по «комплексному решению о снятии ограничительных мер во взаимной торговле». Турецкая сторона пообещала снять введенные ранее ограничения на импорт российской пшеницы. Тогда сторонами было оговорено, что ограничения по поставкам томатов из Турции в Россию сохранятся «еще какое-то время».

Что помешало российским производителям полностью заменить на внутреннем рынке турецкую продукцию

Напомним, Россия ввела эмбарго на поставки из Турции ряда продуктов с 1 января 2016 года в ответ на атаку турецких ВВС на российский Су-24 в Сирии. Под ограничения попали апельсины, мандарины, виноград, яблоки, груши, абрикосы, персики и нектарины, сливы, земляника и клубника. Также запрет затронул томаты, огурцы, цветную капусту и брокколи, репчатый лук, а также замороженные части тушек и субпродуктов индеек и домашних кур и другую продукцию. До введения эмбарго на поставки продовольствия приходилась почти четверть турецкого экспорта в РФ.

Часть ограничений была снята еще прошлой осенью — в октябре правительство РФ приняло решение допустить на российский рынок ряд турецких продуктов — косточковые культуры и цитрусовые, а в марте этого года из списка запрещенных товаров были исключены гвоздики, свежий или охлажденный репчатый лук и лук шалот, свежие или охлажденные цветная капуста и капуста брокколи. Турецкая сторона в свою очередь с марта ввела антидемпинговые пошлины на поставки сельхозпродукции из РФ — пошлина на ввоз пшеницы и кукурузы была установлена на уровне 130%, риса — 45%, шрота подсолнечника — 13,5%, бобовых — 9,7%, подсолнечного масла — в среднем до 36%.

Отдел экономики

Как запрещенные в России турецкие овощи продают через интернет

«Ъ» стала известна новая схема закупки запрещенных в России турецких овощей. Оптовые покупатели могут приобрести, например, томаты за 20-100 руб. за килограмм на интернет-площадке «Агробазар.ру», сервер которой находится в немецком Нюрнберге. На московские прилавки турецкие помидоры попадают под видом марокканских. По оценкам экспертов, на Турцию может приходиться до 50% всего серого импорта томатов в Россию

22.05.2017,

Источник — kommersant.ru

Антииранское турне Трампа

President Donald Trump walks with Saudi King Salman at the Arab Islamic American Summit, at the King Abdulaziz Conference Center, Sunday, May 21, 2017, in Riyadh. (AP Photo/Evan Vucci)

В ходе визита Трампа в Саудовскую Аравию американские корпорации заключили торговых и инвестиционных соглашений на 380 млрд долларов, включая поставки вооружений на 110 млрд. Какие выводы должна сделать для себя в этой связи Россия?

Президент США Дональд Трамп продолжил свое первое зарубежное турне, отправившись из Саудовской Аравии в Израиль. Совершенно очевидно, что одной из главных целей ближневосточного турне Трампа является усиление курса на изоляцию Ирана. Именно поэтому получает столь мощную военную поддержку его главный региональный противник — суннитское королевство Саудитов, которое уже воюет с поддерживаемыми Ираном силами как в Йемене, так и в Сирии. А новая американская администрация уже заявила курс, по крайней мере, на частичный пересмотр соглашений с Ираном, достигнутых при Обаме. Теперь Тегеран вновь обвиняется Америкой в том, что является чуть ли не главным спонсором терроризма на всем Ближнем Востоке. Причем это происходит в те дни, когда там побеждает на перевыборах умеренный президент Роухани, сделавший ставку на восстановление отношений с Западом.

Также Иран играет важную роль в борьбе против джихадистов в Сирии на стороне Башара Асада. И вот, похоже, теперь в Вашингтоне сочли, что дальнейшее укрепление позиций Тегерана на этой почве, в том числе в Сирии более нежелательно. И в этом мнении его всячески поддерживает Израиль, которому окопавшиеся в Сирии и сражающиеся на стороне Асада проиранские силы вроде «Хезболлы» или шиитской милиции совершенно ни к чему в непосредственной близости у своих границ. Достаточно Ливана.

На прошлой неделе ВВС США нанесли удар по военному конвою, как было сказано, проправительственных сил в Сирии. Эти «проправительственные силы», продвигавшиеся против поддерживаемых Западом арабских оппозиционных группировок в сторону места, где близ сирийско-иорданской границы дислоцированы американский и британский спецназ, не кто иные, как вооруженные Ираном международные шиитские формирования. Возможно, включая непосредственно подразделения иранского спецназа или инструкторов из «Стражей исламской революции». Возможно, частично из «Хезболлы». Непосредственным поводом стало то, что якобы эти проиранские силы нарушили или собирались нарушить режим прекращения огня и атаковать прикрываемую в этом районе оппозиционную Асаду группировку под именем «Коммандос революции». Это было первое боестолкновение американцев с проиранскими формированиями в Сирии.

Москва в те дни заявила формальный протест против применения силы в отношении «сирийских вооруженных сил». В то же время он был несравнимо сдержаннее, чем, когда США нанесли удар «томагавками» по базе ВВС Сирии. Скорее всего, в этом случае в конвое не было именно правительственных сирийских войск, а это были представители иностранной шиитской милиции.

Сейчас одним из ключевых вопросов урегулирования в Сирии становится вопрос об участии или неучастии в нем Ирана, который при этом, контролируя напрямую или косвенно определенные территории в восточной Сирии, хотел бы прорубить некий «стратегический коридор» для сообщения со своим союзником в Ливане в лице «Хезболлы». Вашингтон категорически против участия Ирана в сирийском урегулировании, в том числе против участия его представителей в соответствующих переговорах в Астане с участием сирийской оппозиции, а также России и Турции. Израиль, разумеется, в этом с Америкой солидарен. Ему Иран ничем не лучше джихадистов.

Москва до недавних пор настаивала на том, чтобы Тегеран в переговорах в Астане участие принимал. Однако Россия в Сирии, прежде всего, всегда исходила из приоритета своих интересов, а не иранских. Ей ведь тоже не нужно превращение послевоенной Сирии в марионетку Тегерана. Примечательно, что несколько месяцев назад Иран резко выступил против закрепления российского военного присутствия в Сирии в статусе полноценной военной базы. И прежде всего, именно поэтому база в Тартусе юридически осталась в статусе всего лишь пункта материально -технического снабжения ВМФ России. Так что, по некоторым вопросам сирийского урегулирования позиции России, Израиля и США сейчас гораздо ближе, чем могут показаться со стороны.

Георгий Бовт.
23 мая 17

Источник — bfm.ru

Туристов очаровывает самобытный национальный колорит Узбекистана

Узбекистан находится в глубине Центральноазиатского региона, в красивом живописном оазисе. В эту сказочную страну влюбится каждый с первого взгляда. Завораживает ее природа, а именно зелень листвы на фоне белоснежных облаков и синего неба. Удивляет множество древних памятников, ее старинная архитектура: величественные восточные дворцы с устремленными вверх куполами и минаретами. Также туристов очаровывает самобытный национальный колорит: традиции, обычаи, культура, кухня. Никто не останется равнодушным от всего того, что предлагает своим гостям Узбекистан.

Путешественнику, который хоть немного интересовался историей человечества, нет надобности задаваться вопросами: чем привлекателен туризм в Узбекистане и что выделяет его среди других туристических направлений? Так как ответ очевиден. Тем же, чем несколько тысячелетий назад притягивала эта земля Александра Македонского, которую древние греки называли Трансоксианой. Тем же, чем завораживала арабов эта земля, именуемая ими Мавераннахром – край двух значимых центрально азиатских рек – Амударьи и Сырдарьи, великих городов-оазисов, которые населены умелыми ремесленниками и место щедрых полей и садов, которые дарили наполненные солнцем урожаи.

Периодически по плодородным землям и городам проходили арабы, македонцы, монголы, каждый раз образовывая вечные империи. Но их империи, разбросаные ветрами времени, распались и засыпаны песком, а народы этого края – умелые, мастеровитые, искусные, предприимчивые, гостеприимные и открытые также восторгались щедрому солнцу и каждому новому гостю.

Туризм в Узбекистане обычно ассоциируется с городами-объектами Всемирного наследия ЮНЕСКО – Бухарой, Самаркандом и Хивой. Их история уходит вглубь веков, когда древние стены крепостных валов помнят Александра Македонского, армию Чингисхана и боевые распоряжения воинов Тамерлана. В священной Бухаре, где минарет Калян настолько удивил монголов, что его не разрешил разрушать даже бессердечный Темуджин. В самаркандском Афрасиабе посетителям покажут место древнего дворца. Хива – это уникальный город-музей под открытым небом, который сохранился для потомков почти в первозданном виде.

Но не только города-объекты Всемирного наследия ЮНЕСКО притягивают тысячи туристов. Каждый город Узбекистана предоставляет сотни причин, чтобы посетить его. Такие города как Ташкент, Андижан, Коканд, Шахрисабз позволяют окунуться гостям в современную восточную сказку.

Самого требовательного гурмана способен удивить изысканный ташкентский плов. Интересным сувениром будет нож-пичак, который выкован потомственными кузнецами в Шахрихане. Воображение любого человека удивят миллионы стежков шахрисабзской ручной старинной традиционной вышивки стилей «басма» и «ироки». Также у туристов вызывает интерес ферганская резьба по дереву, андижанские керамические блюда и многие другое.

Удивительная природа Узбекистана – от горнолыжных трасс Чимгана и Бельдерсая до жарких песков пустыни Каракум – впечатлит любого путешественника, который впервые посещает невероятный мир Центральной Азии. Большие просторы страны занимают пустыни Кызылкум и Каракум. А в когда-то Голодной степи на бахче созревают медовые дыни. Уникальная красота плато Устюрт напомнит гостям космические снимки далеких планет. Горы Узбекистана не такие высокие, как Альпы или Гималаи – высота пика Хазрет-Султан достигает 4643 метра над уровнем моря, – но и тут можно побывать в увлекательном походе.

В различных частях страны можно встретить наскальные рисунки-петроглифы позднего каменного века – творчество доисторических людей, дошедшее до настоящего периода сквозь толщу времени десятков тысяч лет.

При этом в течение всего путешествия по Узбекистану у туристов будет возможность ощутить гостеприимство и дружелюбие жителей страны, у которых уважение и радушие к гостям в крови. В долинах рек, которые издавна являются центрами земледелия Узбекистана, путешественники познакомятся с сельской жизнью народов страны.

О самых вкусных в мире натуральных фруктах и овощах, которыми так известен Узбекистан, туристы будут помнить долгое время. Отдых в этой стране будет интересным и яркие впечатления гарантированы.

К развитию туризма в Хиве подойдут комплексно

К развитию туризма в Хиве подойдут комплексно. Утверждена Программа комплексного развития туристского потенциала города Хивы и Хорезмской области на 2017−2021 годы. В результате ее реализации планируется увеличить объемы экспорта туристских услуг в 2,3 раза, а количество туристов – в 2,1 раза.

Будут предприняты меры по продвижению турпотенциала Хорезма и бренда Хивы как одного из древнейших историко-культурных центров человеческой цивилизации. Запланировано проведение широкой рекламной кампании на центральных телерадиоканалах стран СНГ, ведущих зарубежных телеканалах, в социальных сетях и на других интернет-ресурсах, с организацией информационных туров для представителей зарубежных СМИ и туроператоров.

Программой предусмотрены развитие инфраструктуры туризма Хивы и Хорезма с учетом современных требований и создание дополнительных благоприятных условий для постоянного приема туристов. Это будет достигнуто за счет строительства железнодорожной линии, связывающей основные туристские центры республики (Ташкент–Самарканд–Бухара–Хива), организации чартерных рейсов и увеличения количества регулярных авиарейсов из стран Европы, Азии и СНГ, внедрения на отдельных объектах маршрута Ургенч–Хива организованных перевозок автобусами туристского класса повышенной комфортабельности.

Запланировано совершенствование туристских маршрутов и качества предоставляемых услуг, способствующих увеличению потока туристов и срока их пребывания в регионе, в том числе путем внедрения новых видов экзотического туризма в прибрежной зоне реки Амударьи. Намечено улучшение состояния и укрепление материально-технической базы объектов сопутствующей инфраструктуры по обслуживанию туристов.

Для развития внутреннего туризма планируется проработать вопрос открытия внутренних авиарейсов Самарканд–Ургенч, Бухара–Ургенч и Фергана–Ургенч.

Отдельным пунктом значится совершенствование системы подготовки, переподготовки и повышения квалификации специалистов в сфере туризма, в частности, путем организации в учебных заведениях краткосрочных курсов по подготовке специалистов со знанием иностранных языков для нужд гостиничной и туроператорской деятельности.

Брюссель заинтересовался строительством Рогунской ГЭС

Таджикская электроэнергия поможет сменить род деятельности тысячам афганцев

Глава МИД Таджикистана Сироджиддин Аслов в Брюсселе по приглашению Совета по сотрудничеству между Душанбе и Евросоюзом дал пояснения по строительству Рогунской ГЭС и убеждал парламентариев в необходимости завершения проекта. Интерес европейцев не праздный. Уже две компании из Италии и Франции вовлечены в реализацию неоднозначного таджикского проекта. В следующем году ожидается запуск первой турбины ГЭС. Внешних помех для сдачи объекта в эксплуатацию нет – создававший препоны категорическими выступлениями против возведения гигантской плотины станции соседний Узбекистан занял выжидательную позицию и происходящее пока не комментирует.

В бельгийской столице Сироджиддин Аслов на встрече c генеральным секретарем Европейской службы внешних действий ЕС Хельгой Шмид и генеральным секретарем Энергетической Хартии Урбаном Руснаком обсудил вопрос строительства Рогунской ГЭС. Он вновь стал актуальным после того, как Душанбе возобновил строительные работы. Полгода назад специалисты перекрыли русло реки Вахш. А президент Эмомали Рахмон лично принимал участие в работах, управляя грейдером. На минувшей неделе глава государства вновь осмотрел работы по возведению плотины. Он выразил надежду на скорое завершение этого долгостроя, подчеркнув, что выполнена значительная работа по строительству шлюза. Глава государства также распорядился начать подготовительные работы по затоплению. «В этом процессе должна быть ускорена работа по переселению населения и созданию для них необходимых условий жизни на новых местах», – сказал Рахмон.

Международная организация Human Rights Watch (HRW) подвергла критике реализацию проекта. По мнению ее представителей, многие семьи, проживающие в районе строительства, столкнутся с жилищными проблемами, сложностями в доступе к продовольствию, воде и образованию после того, как правительство переселит их в другие районы.

Сироджиддин Аслов заверил европейских парламентариев, что нарушений при строительстве Рогунской ГЭС нет. «Душанбе всегда принимал во внимание население и интересы соседних государств, включая Узбекистан», – сказал Аслов. По его словам, «водных ресурсов в Центральной Азии хватит на все пять стран региона – Таджикистан, Узбекистан, Киргизию, Туркменистан и Казахстан». Единственная проблема в использовании воды – ее иррациональное расходование. «Мы должны приложить совместные усилия для сохранения водных ресурсов в каждой из стран региона, и я надеюсь, что все страны ЦА осознают важность этих мер», – сказал он.

Как сказал «НГ» директор Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана Худоберды Холикназаров, ничего удивительного в том, что на вопросы Брюсселя отвечал министр иностранных дел Таджикистана, нет. «Сироджиддин Аслов еще и хороший специалист в вопросах энергетики. Несколько лет подряд он представлял Таджикистан в Фонде Арала. Поэтому он смог доступно объяснить значение Рогунской ГЭС для республики. Что же касается переселения людей, то районы их будущего проживания определены давно, и уже построены равноценные дома в близлежащем Файзабадском районе, а также в Дангаринском районе. Переселять их будут за счет государства. Беспокоиться нет причин», – сказал Холикназаров.

Вчера Аслов уже в Люксембурге встретился с вице-президентом Европейского инвестиционного банка Вазилом Худаком, с которым также обсудил вопросы национальных проектов, в том числе энергетический CASA-1000 – проект перенаправления электроэнергии из Таджикистана в Афганистан и, возможно, в Пакистан. У Кабула свои ожидания, связанные с Рогуном. Из-за нехватки электроэнергии зависли афганские проекты по разработке меднорудного месторождения Айнак и железорудного месторождения Хаджикег в Бамиане. Если Айнак достался китайцам, то Хаджикег приобрела Индия. Она, к слову, выиграла и тендер на реализацию энергетического проекта CASA-1000. «Окончательное подписание соглашения по проекту состоится в Душанбе на ближайшей встрече стран– участниц проекта», – сообщил глава афганского энергохолдинга «Брешна» Кудратулла Делавари. В Афганистане и в соседних странах надеются: если пойдет электричество, заработают энергоемкие комбинаты, то афганцы отложат мотыги для производства мака и оружие.

Виктория Панфилова
Обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья «Независимой газеты»

Иран колеблется между опросами

Соперник действующего президента неожиданно оказался фаворитом выборов

В Иране сегодня пройдут президентские выборы, которые фактически станут референдумом о доверии к курсу реформ и нормализации отношений с Западом, провозглашенному четыре года назад действующим главой государства Хасаном Роухани. Добивающемуся переизбрания президенту противостоит экс-генпрокурор Эбрахим Раиси, возглавивший консерваторов и, по данным последнего опроса агентства Fars, лидирующий с небольшим отрывом. Эбрахим Раиси рассчитывает сыграть на широком недовольстве политикой своего оппонента. Консерваторы обвиняют Хасана Роухани в неспособности решать острейшие социально-экономические проблемы, главной из которых остается высокий уровень безработицы и инфляции, и в неготовности противостоять растущему внешнему давлению на Иран, в котором задает тон новый президент США Дональд Трамп.

Гонка на выбывание

Вчерашний день — последний перед президентскими выборами 19 мая — стал для Ирана днем тишины. Обратившийся накануне к нации духовный лидер Исламской Республики аятолла Али Хаменеи напомнил, что «Иран находится в неспокойном регионе», однако, по его словам, это не должно нарушить ход голосования. «День выборов должен стать по-настоящему праздничным»,- заявил аятолла Хаменеи, стоящий над президентом, на вершине пирамиды власти в Исламской Республике, созданной в 1979 году.

Президентские выборы в Иране станут кульминацией большого избирательного сезона 2017 года: в эту пятницу в стране также пройдут выборы в местные советы. О беспрецедентном интересе к президентским выборам свидетельствует тот факт, что принять участие в них попыталось рекордное в истории Исламской Республики число претендентов — 1636 (1499 мужчин и 137 женщин). Подавляющее большинство из них, впрочем, так и не прошло через фильтр наблюдательного совета, состоящего из влиятельных шиитских богословов и юристов (этот орган проверяет претендентов на предмет их компетентности и благонадежности).

В итоге в бюллетени для голосования были внесены имена шести финалистов: Хасан Роухани, бывший генпрокурор Эбрахим Раиси, мэр Тегерана Мохаммад Багер Галибаф, первый вице-президент Эсхак Джахангири, экс-министр культуры Мостафа Мирсалим и бывший министр промышленности Мостафа Хашеми Таба. При этом реальные шансы бороться за президентское кресло были лишь у «большой тройки» — Роухани, Раиси, Галибаф.

Замеры общественного мнения показывали: маятник симпатий колеблется. Так, проведенный 7-8 мая опрос иранской социологической службы ISPA выявил лидерство Хасана Роухани, о поддержке которого заявили 42% избирателей. Как следует из этого опроса, Эбрахим Раиси может рассчитывать на 27% голосов, в то время как Мохаммад Багер Галибаф — на 25%.

Другой опрос International Perspectives on Public Opinion (IPPO), проведенный спустя несколько дней, отдал Роухани 29%, Галибафу — 12% и Раиси — 11% (при более чем 20% неопределившихся). Если ни один из кандидатов не наберет более 50% голосов, будет назначен второй тур.

Однако самый последний опрос агентства Fars, обнародованный во вторник, показал совершенно другую картину электоральных предпочтений. Впервые за все время кампании вперед вырвался Эбрахим Раиси — у него 47,9% голосов. По данным Fars, Хасана Роухани поддержат 44,8% избирателей.

Ситуация в президентской гонке предельно обострилась после того, как в понедельник один из тройки лидеров мэр Тегерана Мохаммад Багер Галибаф объявил, что снимает свою кандидатуру в пользу Эбрахима Раиси. Это означает, что, получив его голоса, Эбрахим Раиси может существенно увеличить свой электорат и вырвать победу (вероятность такого сценария и подтвердил рейтинг агентства Fars).

У Хасана Роухани нет ресурса для увеличения числа своих сторонников. Вслед за Мохаммадом Багером Галибафом о снятии своей кандидатуры — уже в пользу действующего президента — заявил во вторник первый вице-президент Эсхак Джахангири. Однако учитывая, что его рейтинг составляет менее 3%, это не может радикально переломить ситуацию в пользу Хасана Роухани.

«Президентские выборы в Иране не раз заканчивались с непредсказуемым результатом. Так было на предыдущих выборах 2013 года, когда сенсационную победу одержал единственный реформатор Хасан Роухани, и в 2005 году, когда никто не ждал успеха консерватора Махмуда Ахмадинежада. А 20 лет назад, в 1997 году, произошла еще одна сенсация — приход к власти реформатора Мохаммада Хатами»,- пояснила «Ъ» старший научный сотрудник Центра изучения Ближнего Востока Института востоковедения РАН Лана Раванди-Фадаи. По ее словам, многое будет зависеть от позиции неопределившихся, на которую в последний момент может повлиять целый ряд факторов — даже пятничная молитва, когда избиратели получат последнее неформальное напутствие в мечетях.

Решение имеющего репутацию одного из лидеров консервативного лагеря Мохаммада Багера Галибафа поддержать Эбрахима Раиси стало примером того, на какие неожиданные шаги готовы пойти иранские противники реформ, чтобы привести в президентское кресло своего кандидата. Господин Галибаф принимал участие и в предыдущей кампании 2013 года и даже считался фаворитом той гонки, в которой победил Хасан Роухани. Однако спустя четыре года консерваторы приняли решение объединиться уже вокруг другой фигуры — экс-генпрокурора Раиси.

По иранской политической традиции последних десятилетий президенты находятся у власти два срока. Между тем уже в первой половине первого президентского срока Хасана Роухани его оппоненты открыто заявили, что будут добиваться ограничения его правления четырьмя годами.

Несмотря на то что именно Хасан Роухани стал одним из архитекторов ядерного соглашения с шестеркой международных посредников, достигнутого летом 2015 года и начавшего процесс снятия международных санкций с Ирана, консерваторы считают правление президента-реформатора провалом.

Состоявшиеся 12 мая третьи, финальные теледебаты кандидатов показали, на что делают главный упор критики реформ. Оппоненты возложили на президента вину за сложную социально-экономическую ситуацию в стране, выражающуюся в высоком уровне безработицы, инфляции и коррупции и низком уровне жизни. «Дерево, которое четыре года не приносит плодов, не будет плодоносить. Страна переживает острый кризис, а правительство не может помочь народу»,- заявил в ходе дебатов Мохаммад Багер Галибаф, на тот момент еще не снявший свою кандидатуру. Он также обвинил Хасана Роухани и его соратника Эсхака Джахангири в покупке земли за бесценок, призвав конкурентов обнародовать свои налоговые декларации.

«Сложная социально-экономическая ситуация — главный аргумент против правительства реформаторов. Иранский средний класс и малоимущие слои пока не ощутили плодов возращения экономики Исламской Республики в мировое хозяйство и притока иностранных инвестиций. При этом сама экономическая модель, представляющая собой причудливое сочетание элементов многоукладности, социалистического хозяйствования с преобладанием госсектора и так называемой исламской экономики, остается неэффективной»,- пояснил «Ъ» старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Владимир Сотников.

В 80-миллионном Иране, по официальной статистике, насчитывается 7,5 млн безработных, 60% из них — представители молодого поколения, на предыдущих выборах голосовавшие за Хасана Роухани. За 2015-2016 финансовый год число иранцев, живущих за чертой бедности, увеличилось почти на миллион по сравнению с 2013 годом, когда господин Роухани пришел к власти.

Еще одним аргументом консерваторов становится растущее внешнее давление на Иран, в котором задает тон новый президент США Дональд Трамп, обвиняющий Тегеран в поддержке терроризма и дестабилизации ситуации в регионе. В формирующуюся новую широкую коалицию против Ирана готовы войти Израиль, Саудовская Аравия и другие монархии Персидского залива, а также Турция. В этой ситуации консерваторы настаивают: стране нужна сильная рука, способная сплотить ее против внешней угрозы, и этой рукой должен стать Эбрахим Раиси.

Сергей Строкань
19 мая 17

Источник — Коммерсантъ

Строительство «Турецкого потока» отразится на перспективах «Транскаспийского трубопровода»

Строительство газопровода «Турецкий поток», предназначенного для транспортировки российского газа в Турцию и далее в Европу, отрицательно отразится на перспективах реализации «Транскаспийского трубопровода», считает сотрудник британского Университета Глазго, эксперт по Центральной Азии Лука Анчески (Luca Anceschi).

«Транскаспийский трубопровод» предполагалось проложить по дну Каспийского моря — от Туркменистана до побережья Азербайджана, куда посредством этого трубопровода можно было бы поставлять газ из Центральной Азии, в частности из Туркменистана, занимающего четвертое место в мире по запасам газа. Далее, по имеющейся инфраструктуре газ мог бы быть прокачан в Европу, тем самым, снизив зависимость ЕС от российских энергопоставок. «Любой прогресс в «Турецком потоке» изменит структуру спроса на каспийский газ, сделав «Транскаспийский трубопровод» неуместным», — сообщил Trend Анчески по электронной почте в среду.

Строительство морского участка «Турецкого потока» стартовало в начале мая.

Эксперт отметил, что скептически оценивает перспективы строительства «Транскаспийского трубопровода», поскольку существует много вопросов относительно транскаспийского энергетического сотрудничества в целом.
По словам Анчески, было бы неплохо, если бы в условиях нынешнего кризиса элиты в Ашхабаде пересмотрели свою энергетическую политику и заинтересовались малыми транзитными проектами объемом 7-8 миллиардов кубических метров. По словам эксперта, такой сценарий был бы идеален для расширения транскаспийского сотрудничества.

«Однако этот сценарий еще предстоит оформить», — сказал Анчески.

Проект «Транскаспийского трубопровода» считается оптимальным вариантом для доставки туркменских энергоресурсов на европейский рынок.

Строительство «Транскаспийского трубопровода» могло бы быть реализовано в рамках крупного проекта «Южный газовый коридор», который предполагает поставки газа из Прикаспийского региона, в частности азербайджанского газа, в Европу.
Переговоры по «Транскаспийскому газопроводу» между ЕС, Азербайджаном и Туркменистаном начались в сентябре 2011 года.
(Автор: Елена Косолапова)

http://www.trend.az/other/commentary/2756073.html

Продаст ли Россия С-400 Турции?

С 1985 года Турция начала активно вкладывать деньги в разработку военных технологий, с целью развития соответствующих отраслей промышленности, а также для того, чтобы удовлетворить потребности страны в обороне.

Во время правления «Партии справедливости и развития» произошел огромный скачок в развитии этой области. Особенно он стал заметен в последние десятилетия, когда Анкара сделала акцент на развитие отечественной промышленности с целью расширения ее возможностей и усиления ее потенциала. Однако когда власти Турции поняли, что, по техническим или, возможно, финансовым причинам, мощностей для развития собственного военно-промышленного комплекса не хватает, Анкара предпочла заключать соглашения о разработке совместных продуктов с другими партнерами и странами. Если это не представлялось возможным, то Турция была готова совместно производить товар или же получить лицензию на совместное производство.

К 2023 года Турция планирует полностью отказаться от импорта военной техники. Согласно имеющимся данным, до 2002 года страна импортировала около 80% всей военной техники. Однако вскоре эта цифра уменьшилась, и в настоящий момент уже 50% ее потребностей в военно-технической сфере обеспечивается за счет внутреннего производства.

В последнее время наибольшее внимание уделялось производству бронетехники, беспилотных самолетов, оружия, вертолетов, учебных летательных аппаратов, а также управляемых ракет и систем противовоздушной обороны малой дальности. Именно поэтому страна осталась без систем противовоздушной обороны большой дальности, независимой от поддержки НАТО, что отрицательно сказывается на защите ее национальных интересов, а также не позволяет Турции достичь полной независимости в области противовоздушной обороны.

Изменение режима безопасности

Ранее Турция не испытывала острой необходимости в получении этой системы. В то время положение страны давало много преимуществ, особенно в военном плане. Кроме того, Анкара сокращала финансовые затраты и старалась экономить. Однако после распада Советского Союза политическая обстановка изменилась, и неожиданно произошли быстрые изменения, угрожающие национальной безопасности страны.

Все это сопровождалось снижением значения Турции для НАТО, особенно после того, как Анкара отказала войскам НАТО воспользоваться своей территорией для вторжения в Ирак. После этого последовало развитие огромных ракетных арсеналов со стороны соседей Турции, особенно в Иране, Ираке, Сирии и России.

Турция стремилась создать систему противовоздушной обороны большой дальности, именно поэтому был проведен тендер, в котором приняли участие крупные военные компании из ряда развитых стран в области оборонной промышленности, а именно:

• Соединенные Штаты: система обороны Патриот компаний Lockheed Martin Corporation и Raytheon.

• Китай: система обороны FD-200 — модифицированная версия китайской системы HQ-9.

• Европейская коалиция (Италия и Франция): система обороны Aster-30, представленная компанией Eurosam.

• Россия: система обороны С-300 от компании Рособоронэкспорт.

26 сентября 2012 года исполнительный комитет оборонной промышленности Турции (SSIK), возглавляемый в то время премьером-министром Реджепом Тайипом Эрдоганом, объявил, что китайская компания CPMIEC выиграла тендер на основании того, что предложила создать систему противоракетной обороны за 3,44 миллиарда долларов США.

Однако эта сделка подверглась жестокой критике со стороны НАТО и США. Турецкая сторона пыталась улучшить предложения американских и европейских компаний, используя китайское предложение, однако этот шаг не увенчался успехом. Все эти события сопровождались колебаниями в вопросах безопасности и политической приверженности НАТО к Турции, особенно после обострения сирийского кризиса, а также неспособностью защитить Турцию от России. Именно это вынудило Анкару отменить тендеры, однако не сам проект.

Серьезные переговоры или маневр?

С момента восстановления отношений между Россией и Турцией в 2016 году снова начались разговоры о проекте по обеспечению страны системой противоракетной обороны большой дальности. На этот раз турецкая сторона начала переговоры с российскими оборонными компаниями. После нарастающего напряжения в отношениях между Анкарой и администрацией Обамы, а также Европейским союзом в конце 2016 стало ясно, что на совместном российско-турецком заседании министерской комиссии будет обсуждаться вопрос поставки Анкаре ракетной системы противовоздушной обороны России С-400. В марте же 2017 года министр обороны Турции Фикри Ышик заявил, что переговоры по этому вопросу между официальными представителями двух стран находятся на заключительной стадии. Некоторые источники указали на то, что этот вопрос будет обсуждаться во время визита президента Эрдогана в Россию, который был совершен несколько дней назад. Однако в заключительном заявлении двух лидеров стран нет никаких ссылок на данную тему. Именно поэтому это вызвало много подозрений и обсуждений о серьезности этого вопроса. Действительно ли Москва станет продавать гордость своего оборонного сектора С-400 Анкаре или же этот вопрос — не более, чем новый турецкий маневр?

Оптимисты уверяют, что намерения сторон довольно серьезные, и что Турция нуждается в такого рода оборонительной системе. Более того, это возможность для российской стороны, как в плане укрепления политических отношений с Турцией, так и с точки зрения усиления ее стратегической позиции. Эта сделка. безусловно, принесет пользу Москве в плане нейтрализации и/или отдаления Анкары от США, Европы и НАТО. Более того, России представится возможность открыть новые беспрецедентные рынки для военной промышленности.

Турция действительно прикладывает огромные усилия, чтобы совершить новый толчок к ее независимости в оборонной промышленности. Особенно это заметно стало в последние годы, когда Анкара стала производить оружия для авиации, для сухопутных и морских войск. Однако Турция не может достичь своих целей без независимой системы противовоздушной обороны. Учитывая тот факт, что позиция НАТО уже ни раз колебалась, нужно сказать, что в этом контексте, склонность к Москве кажется вполне логичной.

Оптимисты также утверждают, что недавнее сближение Турции и России, особенно в сфере отношений стратегических проектов, связанных с транспортировкой нефти, газа или АЭС «Аккую», является показателем того, что Москва вряд ли предпримет такой шаг. Однако все будет проще, если Россия предоставит необходимые турецкой стороне кредиты для совершения сделки.

Препятствия на пути к сделке

Существует и противоположное мнение. Некоторые уверены, что трудно принять даже мысль о том, что Москва будет продавать систему обороны С-400 Турции, особенно потому, что она является членом НАТО. Более того, абсурдно говорить, что продажа такого вида системы возможна, лишь для того, чтобы улучшить и поднять политические отношения на уровень стратегического партнерства. Ведь, безусловно, такие виды сделок происходят лишь между стратегическими партнерами, а Анкара, в свою очередь, еще не достигла такого уровня отношений с Москвой, особенно учитывая тот факт, что Россия не продавала эту систему никому, кроме Китая. Кроме того, основным преимуществом этого вида оружия является борьба с противниками с воздуха, будь то стратегические самолеты, бомбардировщики, истребители, баллистические или крылатые ракеты, или же любые другие виды вооружений, которые могут поставить под угрозу национальную безопасность Турции. Нужно подчеркнуть, что любые опасности для Анкары могут исходить со стороны стран, использующих прямо или косвенно оружие России.

Другими словами, баллистические ракеты, которые могли бы угрожать национальной безопасности Турции, в основном принадлежат союзникам России в регионе (Иран, Сирия и даже раньше Ирак). Более того, группировки, которые могут использовать эту систему или обладают знаниями, касающимися ее эксплуатации, связаны и придерживаются стороны этих дружественных для Москвы стран.

Даже если мы предположим, что Москва решила продать эту систему обороны Турции, то, безусловно, последняя будет вынуждена не внедрять ее в НАТО. Есть те, кто считает, что Турция не станет тратить много ресурсов на несколько различных несовместимых друг с другом систем. Ведь цель состоит в приобретении нескольких комплексов для защиты определенных районов стратегической важности.

Кроме того, продажа такой системы государствам-членам НАТО всегда сопряжена с риском информирования этой группировки о технологиях России и, возможной, апробации этого вида оружия на практике. Именно поэтому, существует мнение, что Москва не согласится передать С-400 Турции.

В любом случае, очевидно, что в настоящее время Турция остро нуждается в независимой системе противоракетной обороны большой дальности. Турецкое руководство осознает важность вопроса, особенно из-за растущих трансграничных рисков для национальной безопасности, а также конкуренции между региональными и национальными силами в соседних странах. Кроме того, почти полная зависимость от поддержки НАТО является огромным препятствием для сохранения своей национальной безопасности и защиты региональных интересов страны.

Al Qabas, Кувейт
7 мая 17

Источник — inopressa.ru

Россия не даст курдам оружие.

Коды сигнала Путина о PYD
Ситуация на Ближнем Востоке

Президент России Путин сказал ясно: «Оружия Партии «Демократический союз» (PYD) не будет». Он также очертил рамки отношений с PYD и подчеркнул, что они ограничиваются рабочими контактами. Что значит это заявление?

Через день после того, как ВС Турции ударили по Рабочей партии Курдистана (РПК) в иракском Шенгале и террористам PYD в сирийском регионе Карачок, появились некоторые фотоснимки.

Террористы PYD, по которым ВС Турции нанесли тяжелые удары, укрылись за американскими военными в Тель-Абьяде и российскими военными в Африне.

После появления этих фотографий США приняли решение об отправке оружия напрямую PYD. Тогда все внимание обратилось к России. Неужели Москва тоже будет помогать PYD оружием?

Русских по сравнению с американцами связывают более давние отношения с РПК-PYD, но не такие тесные.

Ни РПК, ни PYD Россия не квалифицирует в качестве террористической организации.

США называют РПК «террористической организацией», а ее ответвление — PYD — нет.

После уничтожения российского самолета, нарушившего турецкую границу 24 ноября 2015 года, Россия поставляла оружие PYD. В дальнейшем в Москве было открыто представительство PYD.

Когда Турция и Россия начали процесс нормализации отношений после июня 2016 года, Россия не прекратила отношений с PYD, но и не развивала их.

Флирт между русскими и PYD вызывал некоторое беспокойство в период администрации Обамы. Америка была против того, чтобы он продолжался и заходил еще дальше.

С взятием Эль-Баба в феврале 2017 года после операции «Щит Евфрата» внимание переключилось на Манбидж. В этот период русские пошли на локальное сотрудничество с PYD в Африне.

После операции ВС Турции в регионе Карачок снова появились фотографии, на которых российские военные были изображены рука об руку с террористами PYD в Африне.

3 мая президент Эрдоган в ходе своего визита в Сочи показал эти фотографии российскому лидеру Путину, и тот сказал: «Я не знаю, я выясню». В конце прошлой недели Путин встретился с президентом Эрдоганом, на этот раз в Китае. Путин, очевидно, изучил снимки террористов PYD с российскими военными и дал какое-то объяснение.

Потому что, когда президент Эрдоган, покинув Китай, направлялся в Вашингтон, Путин сделал заявление о PYD в Пекине.

Американцы вооружают PYD, и Путин тоже пойдет по этому пути?

«Нет, — сказал Путин. — Мы не будем поставлять оружие PYD, Анкара не должна беспокоиться по этому поводу». Россия преследует четкую политику в отношении PYD. Она не исключает PYD из сирийского уравнения, но и не так настойчива, как США.

Путин очертил рамки взаимодействия с PYD, подчеркнул, что отношения между ними ограничиваются рабочими контактами и в таком ключе будут продолжаться.

Путин также рассказал, что обсуждал вопрос о PYD с президентом Эрдоганом. И добавил: «Турции не нужно беспокоиться по поводу этой нашей политики». Одним словом, в вопросе о PYD США не делают шага назад. Но даже если и сделают, еще неизвестно, насколько большим будет этот шаг. Тем не менее Россия занимает совершенно другую позицию.

Россия, что называется, не сжигает все одеяло из-за одной блохи. Когда с одной стороны — Турция, а с другой стороны — террористическая организация, Россия, если нужно сделать выбор, не колеблясь, говорит «Турция».

16.05.2017

Haber7, Турция

Таха Даглы (Taha Dağlı)

Источник — inosmi.ru

Эрдоган не будет ждать, когда Трамп даст «добро» по Сирии

Turkey’s President Recep Tayyip Erdogan (L) shakes hands with U.S President Donald Trump as they give statements to reporters in the Roosevelt Room of the White House in Washington, U.S. May 16, 2017. REUTERS/Kevin Lamarque

Анкара планирует перейти к новому этапу борьбы с ИГИЛ вместе с Москвой

Российско-турецкие отношения вышли из состояния кризиса. Окончательно все разрешила встреча двух президентов, которая состоялась третьего мая в Сочи. Реджеп Тайип Эрдоган и Владимир Путин договорились развивать российско-турецкое сотрудничество, и в качестве доказательства своих намерений постановили снять наложенные ранее взаимные ограничения.

Кстати, Россия стала первой страной, которую посетил турецкий лидер после конституционного референдума. Это стало своего рода ознаменованием нового направления в политике Анкары — потепление в отношениях с Москвой происходит на фоне конфликта с Европейским союзом. По всей видимости, сближаться с Брюсселем Эрдоган пока точно не намеревается. Плюс ко всему сейчас он озабочен еще одним серьезным вопросом. На днях стало известно, что Соединенные Штаты Америки организуют поставки вооружения сирийским курдам, входящим, в так называемые отряды народной самообороны. У Анкары очень напряженные отношения с этими группировками, так как они, по предположению турецких чиновников, имеют плотные связи с Рабочей партией Курдистана. Таким образом, Вашингтон официально одобрил вооружение противников Турции. Впрочем, речь идет лишь об ограниченных поставках, требуемых для освобождения сирийской Ракки. Однако этого вполне хватило, чтобы Реджеп Эрдоган заявил об угрозе для турецко-американских отношений. По его мнению, США совершают ошибку, укрепляя сотрудничество с курдскими военизированными организациями.

16 мая турецкий лидер отправится в Вашингтон для встречи с Дональдом Трампом, который выступил инициатором переговоров. Каких результатов следует ждать от переговоров, мы поинтересовались у турецкого военного эксперта и писателя Эндера Имрека.

«СП»: — Чего следует ждать от встречи президента США с Реджепом Тайипом Эрдоганом?

— Это будет как раз та встреча, где обе стороны будут выдвигать требования. Американский президент плохо осведомлен в том, что происходит рядом с границами Турции, потому он будет полностью полагаться на советы своих помощников. Его решения и высказывания подтверждают это. Сейчас трудно знать, чего он хочет. Возможно, под давлением Германии он поднимет тему членства Турции в Европейском союзе. Попросит выполнять требования. Сейчас много разговоров о смертной казни. Трамп может попросить не проводить референдум о введении смертной казни. Ему до этого нет дела, но его советники считают, что лучше всего сдерживать Турцию через Европу.

«СП»: — Что значит «сдерживать»?

— Это значит не позволять быть Турции слишком самостоятельной. Именно такой пытается сделать Турцию Эрдоган. Он избрал совершено неожиданную для ЕС политику. В 2010 году ему удалось под предлогом требований ЕС ограничить влияние армии на политику (в 2010 году состоялся референдум, по результатам которого в Конституцию был внесен ряд серьезных изменений — Авт.). Тогда его поддерживала вся Европа, но никто не ждал, что в 2017 году будет другой референдум. Теперь Турция может стать совершенно иной, в том числе благодаря требованиям Европейского союза изменить закон. Сейчас в Брюсселе понимают крах своей политики. Все что им остается — звать на помощь США.

«СП»: — То есть Дональд Трамп пригласил Эрдогана только по просьбе Европы?

— Нет, но это — одна из причин. У США есть и свои интересы, но, как я говорил, их сложно предсказать. Например, Вашингтон не может потребовать от Эрдогана заключить союз с курдскими террористами. Это невозможно. В окружении Трампа это всем известно. Но этот вопрос нельзя будет обойти.

«СП»: — А какие цели преследует Эрдоган?

— Уверен, что вопрос освобождения Ракки будет первым. Ишик(министр обороны Турции — Авт.) сразу заявил, что участие YPD (курдские отряды народной самообороны — Авт.) недопустимо. Давать оружие террористам действительно опасно. Завтра они атакуют турецких военных, если захотят. Президент сказал, что неправильно бороться с террористами при помощи других террористов. На встрече с Трампом он попытается убедить его в своей правоте. Но я сомневаюсь, что у него получится.

«СП»: — Почему?

— В США говорят, что YPD являются союзниками. Их считают эффективной силой в борьбе с ИГИЛ *. Поэтому их финансируют, а теперь и поставляют серьезное вооружение. В США подписаны все документы, и эта операция уже началась.

«СП»: — О чем еще будет говорить Эрдоган?

— По его словам, он потребует выдачи Гюлена(Фетхуллах Гюлен — известный турецкий богослов и оппозиционер, взгляды которого пользуются большой популярностью в Турции, проживает в США — Авт.). Трамп, наверное, даже не знает, кто этот человек. Он бы его отдал, потому что он ему не нужен, но окружение Трампа не позволит сделать это. Также Эрдоган заинтересован в расширении турецкого присутствия в Сирии. Без согласования с США это сложно сделать. Я уверен, что сейчас Белый дом в этом не заинтересован. Это доказывает тот факт, что курды получат вооружение.

«СП»: — Получается, Эрдоган ничего не добьется от Трампа?

— Он может добиться каких-то обещаний, но с отложенным исполнением. Но я думаю, он не этого хочет. После встречи с Трампом Эрдоган скажет, что все прошло хорошо, но по приезде в Турцию он продолжить делать то, что делал. В его интересы входит обезопасить турецкие границы. Для этого надо бороться с ИГИЛ и курдскими террористами. Делать самостоятельно все это нельзя, нужно опираться на поддержку участвующих сторон. С США Турция действует в рамках Коалиции, но у нас есть и свои интересы. Например, операция «Щит Евфрата». Большие территории были зачищены от террористов. После того, как был достигнут успех, начались переговоры по созданию зон деэскалации. В этом вопросе Турция полагалась в первую очередь на свои связи с Россией. Благодаря взаимодействию с Россией удалось достигнуть этих результатов. Это превосходит многие прошлые достижения. В этом вопросе Турция самостоятельна и не нуждается в советах союзников по Коалиции. Намного эффективнее вести переговоры с Россией.

«СП»: — Каковы перспективы дальнейшего сотрудничества с Россией?

— Если я не ошибаюсь, то Эрдоган общался с Путиным в Китае (на форуме «Один пояс — один путь» — Авт.). Там собралось много людей из разных стран, но мне кажется, что ключевых фигур всего лишь три — Владимир Путин, Реджеп Эрдоган, Си Цзиньпин. Один турецкий экономист назвал встречу в Китае «саммитом трех». По некоторым сведениям, лидеры трех стран обсуждали вопросы расчета в национальных валютах.

«СП»: — Следует ли ждать каких-либо продвижений в сирийском вопросе?

— Эта наиболее обсуждаемая тема. Так что ждать продвижений надо всегда. Успех турецко-российского взаимодействия очевиден. Теперь стороны будут больше согласовывать друг с другом свои действия. Сейчас, насколько мне известно, турецкое руководство разрабатывает план сухопутной операции в Сирии. Пока я не могу сказать, что это будет, но вряд ли этого удастся избежать. Уже сейчас идут переговоры с российской стороной, которая тоже заинтересована в сотрудничестве с турецкой армией. Конечно, еще рано говорить о полноценной российско-турецкой операции, но такие перспективы реальны. Раньше мы видели, как российские бомбардировщики вместе с турецкими истребителями атакуют позиции ИГИЛ. Возможно, совсем скоро вместе с авиацией к совестным действиям подключатся сухопутные турецкие войска.

* «Исламское государство» (ИГИЛ) — террористическая группировка, деятельность которой на территории России запрещена решением Верховного суда РФ от 29.12.2014.

Заур Караев
16 мая 17

Источник — svpressa.ru

Иран вытесняет американцев из Грузии и берет ее под контроль?

Грузинская сага о Суркове

Вчера грузинская газета «Хроника+» вышла с пространной статьей о мерцающих следах российского влияния на местную политику. Там сообщалось о встрече бывшего премьер-министра Ираклия Гарибашвили с Владиславом Сурковым незадолго до его отставки полтора года назад.

Согласно версии редактора газеты Элисо Киладзе, в закулисных контактах участвует бывший первый секретарь Компартии Грузии Нугзар Попхадзе. Если верить опубликованному, то Гарибашвили хочет вернуться в политику на гребне противления попыткам узаконить ЛГБТ в Грузии. Молодой политик действительно зарекомендовал себя традиционалистом, стремящимся к укреплению консервативных устоев. При том, что некоторые грузинские политики пытаются укрепить позиции в Западной Европе и США посредством поддержки чаяний ЛГБТ.

«Хроника+» утверждает, что план возвращения в большую политику Гарибашвили после полутора лет просиживания на скамье для запасных был дезавуирован и сорван. И все по причине якобы прочных связей с Москвой. В кулуарах уже второй день говорят о том, что Гарибашвили якобы регулярно контактировал с Владиславом Сурковым и его приближенными.

Это пример конспирологии, направленной на срыв восстановления дружественных уз между Россией и Грузией. Ушедший недавно из жизни Евгений Евтушенко писал: «О Грузии забыв неосторожно, в России быть поэтом невозможно». Даже в самом кошмарном сне он не мог себе вообразить, когда писал это, что Россия и Грузия окажутся в состоянии разрыва дипломатических отношений. Даже при нынешней власти в Грузии слухи о контактах с Российским государством могут стать причиной ослабления позиций того или иного политика.

Российские обозреватели обычно объясняют это явление американским давлением на грузинских лидеров. При том, что фактов такого рода шантажа никто никогда не приводил. Сами американцы всегда отрицали, что мешают грузинскому руководству договариваться с северным соседом. Конспирологические слухи о внешних помехах подогревались обычно грузинскими политиками. Дескать, они уже сами готовы к конструктивному диалогу, однако главный стратегический партнер не поймет их.

Однако при изучении реального положения дел мы убедимся, что «растленное влияние Запада» сильно преувеличено, когда речь идет о причинах антироссийского затворничества со стороны Тбилиси. (Оглашаемый порой довод о том, что диалог с Россией невозможен по причине невозврата Грузии ее утерянных территорий, — не может быть воспринят всерьез. Если Грузия бы рьяно стремилась к возвращению беженцев и возвращению ее территорий, то она бы как раз вела активный диалог с Россией, ибо только таким путем она могла бы вернуть себе утраченные позиции.)

Вся многослойность грузинской политики проявилась в ходе недавнего визита премьер-министра Георгия Квирикашвили в Тегеран. Он полетел туда с делегацией, в которую вошли вице-премьер, министр энергетики Грузии Каха Каладзе, министр экономики и устойчивого развития Георгий Гахария, глава министерства защиты окружающей среды и природных ресурсов Гигла Абулашвили, министр сельского хозяйства Леван Давиташвили, министр спорта и по делам молодежи Тариэл Хечикашвили, а также советник премьера по внешним политике Тедо Джапаридзе.

Этому царственному визиту со знатной свитой предшествовало посещение Грузии министром иностранных дел Ирана Мохаммадом Джавадом Зарифом 18 апреля. Он предложил тогда Тбилиси важную роль в иранском проекте, соединяющем Персидский залив с Черным морем.

В ходе переговоров в Иране был достигнут прогресс в вопросе реализации планов по совместной эксплуатации грузинской железной дороги. Речь идет о путях из Ирана в Турцию через Азербайджан и Грузию, а также через Армению и Грузию. Более того, премьер-министр проговорился недавно, что для улучшения экономического положения Грузии он готов продать 25% акций железных дорог страны. Таким образом, Иран сможет взять под частичный контроль важнейший стратегический ресурс страны. Уже говорят о поставках газа из Ирана и широком спектре возможностей для совместного сотрудничества.

А как на это смотрит администрация Трампа? Как отнесутся к этому те, кто якобы был главным препятствием для восстановления грузино-российской оси?

Не надо быть экспертом по США со стажем, чтобы представить себе немало скривленных носов в Вашингтоне при виде грузинского премьера, рассуждающего вслух о многовековом союзе Грузии с Ираном. Однако вмешательства не будет. Американский интерес к Грузии простыл и сменился равнодушием. Вашингтон сокращает свою экономическую помощь и теряет интерес к политическому сотрудничеству с Тбилиси. Поэтому роман с Ираном не вызывает никакой серьезной озабоченности.

А российским экспертам урок. Нет, не дурная воля США была причиной конфликта с Грузией. Для понимания того, что свершилось, и для нахождения подходящего снадобья следует начать с обновленного и углубленного взгляда. Может, грузинская диаспора сможет построить долгожданный мост? Хочется верить, что усталый пессимизм в адрес Грузии в Вашингтоне не внедрится в вельможные кабинеты в Москве.

Авигдор Эскин
11 мая 17

Источник — regnum.ru

Турция не пустила немецких депутатов на базу НАТО Инджирлик

Амалия Затари, Игорь Крючков

Германия снова задумалась о выводе своих военных с турецкой авиабазы Инджирлик, которую силы международной коалиции во главе с США используют в операции против террористов из «Исламского государства». Такое решение связано с очередным запретом Анкары на посещение военного объекта немецкими парламентариями. Наиболее вероятным вариантом нового размещения бундесвера является база в Иордании, также рассматриваются базы на Кипре и в Кувейте.

Министерство иностранных дел Германии назвало «абсолютно неприемлемым» запрет Турции на посещение немецкой делегацией военно-воздушной базы Инджирлик, которую используют силы международной коалиции по борьбе с организацией «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России). Канцлер Германии Ангела Меркель назвала позицию Анкары «неудачной» и заявила, что Германия рассмотрит возможность перемещения своих подразделений в другую страну.

«Мы будем продолжать переговоры с Турцией, но параллельно с этим нам придется искать другие способы выполнения наших задач. Это значит, что нам нужно искать альтернативы Инджирлику, и одна из таких альтернатив — Иордания», — цитирует заявление Меркель Reuters.

Как пояснили в минобороны Германии, немецкая сторона также рассматривала в качестве вариантов для размещения своих военнослужащих Кипр и Кувейт, однако условия, которые предложила Иордания, были более выгодны. На каких именно условиях Амман предложил разместить на своей территории немецких военнослужащих, в немецком военном ведомстве не уточнили.

Анкара разрешила международной коалиции, возглавляемой США, использовать авиабазу Инджирлик на юге Турции для нанесения авиаударов по позициям ИГ еще летом 2015 года. В конце 2015-го немецкий бундестаг одобрил участие бундесвера в операции коалиционных сил против ИГ. Сейчас на базе дислоцируются, по разным данным, 250–260 немецких военнослужащих. Они выполняют полеты над Сирией на немецких самолета-разведчиках Tornado, а также занимаются заправкой самолетов стран – партнеров по НАТО.

В сентябре 2016 года Der Spiegel сообщил о планах немецкого правительства вложить в авиабазу Инджирлик €58 млн. По данным издания, эти средства планировалось потратить на строительство отдельного аэродрома для немецких самолетов, на объекты для квартирования военных, а также на создание мобильного командного пункта, который немецкая сторона будет вправе разобрать в случае возникновения разногласий с Анкарой.

В прошлом году Турция также отказалась пустить на базу немецких парламентариев. Тогда это было связано с принятой бундестагом резолюцией о признании геноцида армян в Османской империи в 1915 году. В этот раз, как предположили в немецком МИДе, отказ Анкары в посещении базы для немецких парламентариев связан с тем, что Германия после неудавшейся попытки переворота в Турции в июле прошлого года предоставила политическое убежище некоторым турецким военным чиновникам.

Как уточняет Reuters, для предотвращения злоупотребления властью бундесвер контролирует не правительство, а немецкий парламент.

Поэтому законодатели имеют право проверять деятельность военнослужащих в том числе и за пределами Германии, пишет агентство.

В августе 2016 года Der Spiegel уже писал о том, что Германия рассматривает возможность вывода немецкого военного контингента с турецкой авиабазы и его последующую переброску в другую страну. Обсуждение возможного вывода бундесвера из Инджирлика тогда также было связано с запретом Анкары на посещение базы немецкими парламентариями.

Тогда издание уже упоминало базы в Иордании и на Кипре в качестве вариантов размещения бундесвера, однако отмечало, что обе базы имеют «множество недостатков». Кроме того, в случае смены дислокации войск Германия будет вынуждена прервать свое участие в операции коалиции против ИГ на несколько месяцев — именно столько времени может занять переезд с одной базы на другую, отмечал Der Spiegel. Помимо этого, переместившись на иорданскую или кипрскую базу немцы окажутся фактически отделены от американцев — лидеров коалиции, а обслуживание самолетов Tornado и самих солдат в обеих этих странах выйдет намного дороже и сложнее, чем в Турции, писало издание.

«Определяющим фактором, на мой взгляд, стала неоднозначная реакция Европы на легитимность проведенного в Турции референдума об изменении конституции, считает Александр Кирпичев, директор Центра региональной безопасности на Ближнем Востоке. — Турция взяла курс на расширение круга своих союзников, вместо того чтобы сосредоточиться, как говорил Эрдоган, на «загнивающей Европе». Среди последствий можно отметить еще большее сближение Турции с Россией и Китаем».

Дмитрий Данилов, заведующий отделом Европейской безопасности Института Европы РАН, считает, что непосредственной причиной инцидента в Инджирлике стал мартовский скандал. Тогда власти Германии отказали во въезде турецким политикам, которые хотели принять участие в маршах диаспоры в поддержку конституционного референдума в Турции. По мнению собеседника «Газеты.Ru», сейчас Анкара решила пойти на политический конфликт вокруг базы, поскольку хочет выработать новый баланс в отношениях с Германией и Евросоюзом в целом. Именно поэтому турецкие власти решили пойти на конфликт с немецкими депутатами, подчеркнул он.

«Турции невыгодно парламентское взаимодействие с Германией, поскольку именно отсюда идет усиленная критика в адрес официальной Анкары, — считает Данилов. — Эрдоган не хочет выступать в роли обвиняемого, поэтому он сокращает поле взаимодействия с Германией».

Эрдоган демонстрирует, что база Инджирлик на востоке страны находится все-таки под патронажем Анкары, а США и другие ее партнеры являются тут лишь гостями, считает Александр Кирпичев.

«Предполагаю, что данное решение было связанно и с накалившимися отношениями между Турцией и США, — говорит собеседник «Газеты.Ru». — Вашингтон не обращает внимание на требования Турции прекратить поставки оружия боевому крылу курдской партии «Демократический союз», которую Анкара считает террористической организацией».

Германия с очень большой вероятностью не откажется от базы Инджирлик, тем более в пользу Иордании, добавил Кирпичев. «Во-первых, Иордания не так выгодна географически и стратегически. Во-вторых, договоренности между Турцией и Германией по поводу мигрантов парализуют ФРГ. Чем меньше общего у Германии с Турцией, тем больше оснований у Эрдогана не выполнять эти договоренности».

Дмитрий Данилов в свою очередь считает, что и у Турции нет веских причин разрывать отношения с Германией как страной – членом НАТО. «Анкара завязана с Североатлантическим альянсом и США целым спектром интересов, и Германия это тоже хорошо понимает», — добавил эксперт.

https://www.gazeta.ru/army/2017/05/15/10674941.shtml#page3

Россияне поверили в Турцию

Граждане РФ перестали воспринимать Турцию как враждебное государство и выступают за восстановление двусторонних контактов во всех сферах. Такие данные приводит Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ). По данным социологов, если в 2016 году 70% респондентов оценивали российско-турецкие отношения как «напряженные» или «враждебные», то сейчас с такими оценками согласны лишь 28% граждан. По мнению экспертов, во многом на улучшение имиджа Турции в глазах россиян повлияли последние встречи лидеров двух стран.
Согласно ежедневному опросу «ВЦИОМ-Спутник», количество респондентов, оценивающих российско-турецкие отношения как враждебные, за год снизилось с 23 до 4%. При этом как «напряженные» их сейчас характеризуют лишь 24% — в прошлом году эта цифра составляла 47%. В то же время, согласно социологическим данным, доля положительных оценок российско-турецких отношений (8% — «добрососедские», 6% — «дружеские», 5% — «довольно теплые») в общей сумме по-прежнему уступает количеству отрицательных ответов.
По данным ВЦИОМа, несмотря на высокий процент негативных оценок, перелом в общественном сознании всё же произошел: уже 49% россиян согласны с тем, что даже при наличии противоречий РФ следует поддерживать и развивать сотрудничество с Турцией (в начале 2016 года этой позиции придерживались 19%). Одновременно с 35 до 12% сократилась и доля радикально настроенных граждан, выступающих за политику изоляции по отношению к Турции.
Как отметил глава департамента исследований ВЦИОМа Степан Львов, возобновление между лидерами двух стран диалога о сложнейших проблемах — сирийском конфликте, строительстве газопровода «Турецкий поток», продовольственном эмбарго — позволяет россиянам надеяться на скорое исправление ситуации.
— Попытки руководства обеих стран развязать сложные узлы создают условия для позитивного поворота российского общественного мнения по «турецкому вопросу», — сказал он.
Первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров считает изменения, произошедшие в сознании россиян в отношении Турции, «закономерными и естественными».
— Мы знаем, что в последнее время наши страны сделали ряд шагов навстречу друг другу. Особый успех имела последняя встреча президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана, когда турецкий лидер заметил, что он «перелетел Черное море и попал к другу», — напомнил сенатор. — Думаю, что нормализация наших отношений, снятие ограничений и восстановление авиасообщения не могли не сказаться положительно на имидже Турции в глазах россиян. Тем более это — любимое место отдыха многих наших граждан.
По словам сенатора, резкое ухудшение отношения к Турции в конце 2015 года — после инцидента с российским военным самолетом в Сирии — стало «нормальной реакцией любого здорового патриотического общества».
Директор Центра изучения современной Турции Амур Гаджиев уверен, что улучшению имиджа Турции в глазах россиян способствовала в том числе активизация контактов между странами на высшем уровне.
— Были сделаны достаточно положительные заявления в плане двустороннего взаимодействия. Кроме того, наметилась положительная динамика и в рамках совместных действий в плане урегулирования сирийского кризиса, — пояснил «Известиям» эксперт, добавив, что начинают разрешаться и разногласия двух стран в торгово-экономической сфере.
Амур Гаджиев заметил также, что и в Турции всё чаще высказываются за развитие евразийского вектора в турецкой внешней политике.
— Мы видим, что и в российских, и в турецких СМИ уже нет прошлогодних жестких, резких высказываний по отношению друг к другу. Всё это способствует тому, что и в Турции у России складывается достаточно положительный имидж, и в России начинает укрепляться позитивное восприятие Турции, — подчеркнул эксперт.
Контакты России и Турции во многих сферах были прерваны после того, как турецкие ВВС сбили российский самолет в небе над Сирией в ноябре 2015 года. После этого Москва ввела ряд ограничительных мер в торгово-экономических отношениях с Анкарой.
Нормализация отношений началась в конце июня 2016-го после телефонного разговора президентов двух стран. В этом году турецкий лидер дважды приезжал в Россию. По итогам недавней встречи главы государств констатировали, что отношения России и Турции постепенно восстанавливаются в полном объеме.
​​​​​​​ Далее: https://news.rambler.ru/lifestyle/36868807/?utm_content=news&utm_medium=read_more&utm_source=copylink

Предложенная Китаем инициатива «Один пояс — один путь» представляет собой новую модель глобализации

Предложенная Китаем инициатива «Один пояс — один путь» представляет собой новую модель глобализации, основанную на свободном доступе к ресурсам и рынкам, сказала Sputnik Азербайджан заместитель директора российского Института политических исследований Дарья Гревцова.

Россия и Турция поддержали проект «Один пояс — один путь» в Китае и намерены принимать в нем активное участие.  По словам Гревцовой, эта инициатива важна не только с экономической, но и с геополитической точки зрения. Она отметила, что Китай создает коалицию в условиях жесткого противостояния с Западом. Эксперт считает, что страны будут заинтересованы в совместном сотрудничестве, поскольку оно станет выгодным. Но Китай, по мнению собеседницы Sputnik, предлагает не проект и не программу, а лишь инициативу. В эту инициативу входят страны со своими предложениями и конкретными проектами, носящими инфраструктурный характер. Россия, напомнила Гревцова, выступила с 50 проектами, которые предполагают интеграцию Евразийского экономического союза и инициативу Китая «Один пояс — один путь». «Поэтому правильно, чтобы Россия и Турция вместе выступили с общими объединенными проектами. Россия в этой инициативе для Китая по силе партнер номер один», — считает она. Эксперт отметила, что пока в рамках этой инициативы Пекин обсуждает очень небольшое количество проектов, и они очень специфические.

По ее словам, суть заключается в том, что Китай строит на свои деньги на территории другой страны проект и сам всем этим владеет. Маленькие бедные страны, например Кыргызстан, на это, возможно, согласятся. Но большие и крупные страны, такие как Россия, Турция, а также Азербайджан, такой подход не поддержат. «И они должны обговаривать с Китаем другие условия — совместного владения и управления этими конкретными проектами», — считает она. Собеседница Sputnik подчеркнула, что Россия и Турция находятся в рамках одного «северного» пути инициативы «Один пояс — один путь». По ее словам, там, по сути, два пути – «южный», который идет через Юго-Восточную Азию и Африку и Суэцкий канал, через Афины в Европу и «северный», который идет через Среднюю Азию, Турцию, Россию на север Европы. Поэтому, отметила Гревцова, будет соревнование между «южным» морским и «северным» сухопутным путем. И получается, что Россия, Турция и Азербайджан в одной команде и должны усиливать друг друга. Участие в этом проекте России и Турции выгодно для Азербайджана с политической и с экономической точки зрения. Китайские инвестиции при выгодных условиях будут способствовать развитию инфраструктуры страны, заключила собеседница Sputnik.

Читать далее: https://ru.sputnik.az/expert/20170516/410285770/shelkovyj-put-azerbajdzhan-turcija-rossija.html

«Накба» -катастрофа, исход палестинцев

Тасним Фахид (Tasnim Fahid)

Каждый год 15 мая по еврейскому календарю, ранним утром израильтяне выходят из своих домов для того, чтобы отметить национальный день оккупационного государства, или, как он наиболее известен, День независимости Израиля (йом ха-Ацмаут), провозглашенный в честь годовщины создания государства Израиль, а также принятия декларации о независимости, и, соответственно, окончания британского мандата в Палестине.
Эта годовщина, которую мы, арабы, помним под названием «Накба» (катастрофа, исход палестинцев), случившаяся в последние часы 14 мая 1948 года по григорианскому календарю.
Во время Накбы совершалась массовая резня и убийства, что в конечном итоге привело к разрушению палестинских деревень. Тысячи жителей были лишены крова и были вынуждены переселяться на новые места внутри страны или за ее пределами. Все это было сделано для того, чтобы создать еврейское государство, известное под названием Израиль, однако история его создания включает в себя события Накбы, оккупацию сионистским движением большей части палестинских территорий, а также изгнание более 750 тысяч палестинцев из страны и получение ими статуса беженцев.

Термин «Накба» также включает в себе десятки массовых убийств, зверств, геноцида, грабежа, совершенных в отношении палестинцев, а также уничтожение более чем 500 деревень, разрушение основных палестинских городов, и их превращение в новые еврейские поселения. Целью этих действий является уничтожение палестинской идентичности, для того чтобы получить право утверждать, что на этой земле никогда не проживал этот народ.

Кроме того, «Накба» также подразумевает стирание арабских географических названий и их замену на иврите, уничтожение и разрушение первоначальной природы арабских стран, с целью создания экзотического европейского природного ландшафта в арабском регионе.
Их независимость в день нашей Накбы
День ха-Ацмаут или День независимости — это государственный праздник в Израиле, который, как мы уже ранее упомянули, отмечается 5 мая по еврейскому календарю. Однако если этот день выпадает на пятницу или субботу, то празднование переносится на предыдущий четверг.
Праздничные торжества начинаются у могилы основателя израильского государства Теодора Герцля на одноименной горе в Иерусалиме. Представитель Кнессета символично зажигает огонь, а затем еще 12 огней, символизирующих «двенадцать колен Израилевых», что ознаменует начало празднования. Затем появляются факелоносцы, и начинаются военные парады, а после спортивные торжества и танцевальные церемонии.
В этот день присуждаются государственные награды, а заканчивается празднование стрельбой из пушек, количество залпов которой равно количеству лет независимости/оккупации.

Совсем недавно, начиная с 1998 года, каждый год в день ха-Ацмаут палестинцы, проживающие на внутренних территориях, начали вспоминать события «Накбы», а также поднимать лозунги и плакаты «День вашей независимости — день нашей Накбы». Тысячи палестинцев и «арабов-48» (арабы, проживающие на территории Израиля — прим. ред.) направляются в одну из разрушенных деревень, на месте которой был воздвигнут израильский город. Они устраивают шествие под названием «марш возвращения», во время которого поднимают палестинские флаги, ключи от снесенных домов. В первых рядах несут на своих плечах старейшин и пожилых людей, ставших свидетелями Накбы. Ведь именно они были насильственно изгнаны из своих домов и деревень, которые впоследствии были разрушены для того, чтобы построить на их месте сионистские учреждения, а после отправить послание бывшим жителям о том, что вопрос об их возвращении не является предметом переговоров.

 

© AP Photo, Majdi Mohammed
День «Накба» или «день катастрофы» в городе Рамалла, Палестина

В последние годы израильское правительство изо всех сил пытается препятствовать палестинцам и израильским арабам проводить 5 мая каждого года собрания в память о Накбе, потому что это событие имеет особое значение для израильского народа. Однако из-за большого количества участников, особенно представителей нынешнего поколения и детей, все попытки терпят неудачу.
Семь лет назад Израиль утвердил закон, налагающий денежные штрафы на каждое государственное учреждение, которое попытается финансировать какую-либо деятельность, связанную с памятью о «Накбе». Однако этот закон не стал преградой для палестинцев, ведь ожидалось, что представители правых сил в Кнессете потребуют расширения своей деятельности.
Марш возвращения в Аль-Кабри
Согласно еврейскому календарю 5 мая — 2 мая по григорианскому календарю. Торжества и празднования в Израиле начались во второй половине дня 1 мая (4). Ассоциация по защите прав эмигрантов и Высший комитет призывали палестинцев и арабов, проживающих на оккупированных территориях —160 тысяч палестинцев, не покинувших свою родину после создания государства Израиль и составляющих около 20% от общей численности населения этой страны — принять участия в марше возвращения в деревне Аль-Кабри, расположенной в районе Акко. Ведь именно на ее руинах был построен еврейской город, носящий такое же название.
Эмиграция деревни произошла 21 мая 1948 года после того, как сионистские силы напали, убили и уничтожили огромную часть ее жителей, другая же часть была изгнана из своей родины. Общее число пострадавших от их рук составило 6218 человек. Все дома деревни, количество которых приближалось к 1477, были полностью разрушены, а земля «изнасилована» для того, чтобы создать на ее руинах киббуц Кабри.
По данным ежедневной израильской газеты Haaretz, организаторы марша направились в полицию для того, чтобы получить необходимые для проведения этого мероприятия разрешения. Однако полиция отказалась сделать это.
Организаторы заявили, что отказ полиции выдавать разрешение был обусловлен политическими причинами, в то время как представили полиции сказали: «Этот день совпадает с празднованием дня независимости Израиля. Причины отказа — профессионального рода. Ведь в это время организовываются памятные мероприятия, а, следовательно, полиция в этот день следит за безопасностью миллионов гуляющих в Израиле».
Также представители полиции в интервью газете Haaretz добавили, что «такой марш, в котором принимают участие около 25 000 демонстрантов, требует огромных усилий со стороны полиции, а в этот день таких ресурсов нет». Марш возвращения проводился в течение последних 18 лет в тот же самый день, когда Израиль празднует день своей независимости. Ранее полиция никогда не отказывала в выдаче необходимых разрешений для его проведения по причине «полной занятости всех сотрудников полиции в обеспечении безопасности во время празднований дня независимости государства Израиль».

 

© AP Photo, Nasser Nasser
Палестинский беженец у граффити палестинского писателя Гассан Канафани в день «Накба»

 
Юристы, представляющие интересы организации, занимающейся проведением «марша возвращения», отметили, что «решение полиции является политическим, а не профессиональным решением, поскольку в течение 18 последних лет шествие проводится в тот же день, когда и Израиль празднует свою независимость». Газета Haaretz также указала на то, что правозащитная организация «Справедливость» обратилась в полицию для того, чтобы та предоставила необходимые для проведения марша разрешения. Адвокат также подтвердил, что есть «подозрения, что отказ полиции имеет политическую подоплеку». Однако в прошлую субботу израильская полиция все же разрешила шествие в ответ на требования организаторов «марша возвращения».
Ровно в два часа дня по Иерусалиму тысячи палестинцев, проживающих на оккупированных территориях, собрались вместе и в три часа дня отправились в направлении деревни Аль-Кабри, подняв палестинские флаги, фотографии заключенных в тюрьмах сионистского врага, а также фотографии детей, заключенных в лагерях деревни Аль-Кабри, которые не смогли присутствовать в тот день на шествии. Они отстаивают свое право возвратится на родину. Демонстранты остановились в том районе, который был выбран в качестве места проведения политического и культурного фестиваля. Именно здесь организовываются различные мероприятия, упрочивающие право на возвращение и национальную идентичность.
Забастовки заключенных в израильских тюрьмах находят свое отражение в марше возвращения

В этом году годовщина Накбы совпала с объявлением голодовки отважными и заключенными в тюрьмах сионистского врага, продлившейся 16 дней, с целью защитить свои законные права на свободу и оказание сопротивления врагу.
1500 заключенных, включая Марвана Баргути, полностью отказались от каких либо укрепляющих средств, как раствор глюкозы или молочные продукты, и употребляли лишь воду и соль для того, чтобы не допустить заражения. Чтобы предотвратить распространение забастовки израильские власти запретили употребление соли. Именно поэтому, такие заключенные не могут быть забыты. Люди, принявшие участие в марше, поднимали фотографии заключенных, а также установили палатки и шатры для поддержки непоколебимости и стойкости заключенных.
Беженцы и плакаты разрушенных палестинских деревень в ходе марша возвращения
Организаторы «марша возвращения» стремились провести мероприятия в месте организации культурного и политического фестивалей, тем самым утвердить свою палестинскую идентичность, напевая палестинский национальный гимн, и вспоминая истории предков, вынужденных покинуть свою родину, а также то, что произошло накануне 14 мая 1948 года. Все эти мероприятия должны стать напоминанием детям, внукам и новым поколениям, участвующим в марше для того, чтобы в их сознании укоренился тот факт, что у них есть право на сопротивление и возвращение, и ничто не сможет заменить их палестинскую идентичность.

Дети также приняли участие в некоторых мероприятиях, поднимающих палестинское самосознание. Фотографии заключенных были подняты в шатрах фестиваля, в дополнение к возвышающимся баннерам с именами разрушенных палестинских деревень, на развалинах которых были построены израильские киббуцы. 

Следует также упомянуть об участии большого количества еврейских активистов, выступающих на стороне палестинцев и отвергающих массовые убийства палестинского народа, совершенные сионистским государством. В ходе «марша возвращения» они старались почтить память «Накбы», поэтому поднимали плакаты с надписями о поддержке прав палестинцев, а также восхищались мужеством заключенных, оказывающих сопротивление в израильских тюрьмах. Более того, они подчеркнули, что палестинцы имеют право на возвращение и сопротивление.

http://inosmi.ru/politic/20170515/239328179.html

На Ближнем Востоке халифат могут сменить другие геополитические проекты

Бьют по Ирану – попадают по Азербайджану

На днях бакинская газета Yeni Müsavat со ссылкой на неназванные «находящиеся за рубежом медиа-органы, действующие против властей Ирана», опубликовала следующее сообщение. Цитата: «Консервативные круги Ирана и организация SEPAH (структуры военной разведки и вооруженной организации Ирана — С.Т.) следят за азербайджанскими активистами на северо-западе страны якобы из-за усиления «сепаратистских» тенденций, а также стараются использовать все возможные средства для их нейтрализации. К провинциям, где проживают азербайджанцы, в частности граничащим с Азербайджаном регионам, проявляется повышенное внимание, организовываются работы для подрыва авторитета активистов с помощью серьезной пропаганды. Среди «необходимых мероприятий предусматривается ускорение создания «Фонда азербайджанского языка и культуры» и передача его под контроль радикальных исламистов, а также проведение агитации об отсутствии интереса у азербайджанцев к турецкому языку и литературе. Даже фанатов футбольного клуба Traktor настраивают против азербайджанских активистов. Кроме того, сообщается о создании специальных СМИ для подрыва авторитета азербайджанских активистов».

К сожалению, наши поиски зарубежных медиа, упомянутых Yeni Müsavat, не увенчались успехом. Но ясно, что эта публикация неслучайна. Она приурочена к намеченным на 19 мая президентским выборам в Иране, в которых участвуют 6 кандидатов, включая нынешнего президента Хасана Рухани. При этом издание от себя добавляет: «Одно можно сказать с уверенностью — после этих выборов отношение официального Тегерана к Южному (Иранскому) Азербайджану и проблемам наших южных соотечественников не изменится». По сути, это призыв к иранским азербайджанцам бойкотировать выборы. А дальше? Напомним, что в феврале нынешнего года так называемая Национальная организация сопротивления Азербайджана (ANRO) обратилась к президенту США Дональду Трампу с призывом не считать иранских азербайджанцев иранцами.

«Хотелось бы сообщить вам, что иранский режим занял наши исконные земли при помощи силы и жестокости, — говорится в письме. — Мы, жители Южного Азербайджана, заявляем, что Южный Азербайджан — это не Иран. Долгие годы мы проводим мирную борьбу за свободу и окончательное освобождение от господства и угнетения иранского режима. В связи с этим в последние десятилетия многие активисты Южного Азербайджана были вынуждены покинуть родные места и искать убежище в странах Европы и США. На протяжении всего прошлого тысячелетия большинство правителей, которые правили Ираном, были тюрками. Так было до свержения азербайджанской династии Каджаров в 1925 году, после чего персидский национализм стал доминирующим, а арабофобия, антитюркизм и антиисламизм стали основой для формирования современного иранского государства. Новая власть стала проводить политику ликвидации всего нефарсидского культурно-исторического наследия, стирая все азербайджанское. Мы твердо убеждены в том, что все необходимые условия для самоопределения азербайджанцев в Южном Азербайджане должны быть выполнены, и что самоопределение для нашего народа является законным правом».

Итак, если оценивать ситуацию с официальной точки зрения, то Тегеран и Баку активно наращивают тесное сотрудничество в самых разных сферах деятельности. Но если анализировать ее в контексте наличия в Иране многомиллионного населения, идентифицирующего себя как азербайджанцы, которые представляют собой вторую по величине этническую группу (по разным оценкам, от 16% до 25% после персов — С.Т.), то отношения между двумя соседними странами содержат в себе элементы серьезного кризиса. К этому можно добавить вызывающие у Тегерана раздражение союзнические отношения Азербайджана с Турцией и светский характер азербайджанского режима. Многое, если почти не все тут предопределено историей.

До начала XIX века территория (ханства), на которых формировался современный Азербайджан, входила в состав Персидской империи. Потом ханства, расположенные севернее реки Араз (Аракс), отошли России. В советское время, в 1945−46 годы, на севере Ирана была создана Азербайджанская демократическая республика, которая в перспективе должна была соединится с советским Азербайджаном. Но Сталин отказался от этого геополитического проекта. Однако среди иранских азербайджанцев были посеяны зерна потенциального сепаратизма. Пока что они прорастают в виде стремления к автономии в составе Ирана. В этой связи многие эксперты отмечают, что такие зерна при определенных условиях могут дать свои всходы, поскольку Тегеран выстраивал свою внутреннюю политику на основе конфессиональной, а не этнической общегражданской идентичности.

А после развала СССР стали давать о себе сразу несколько направлений. Во-первых, в Иране появились силы, выступающие за возврат бывших северных ханств в состав государства. Во-вторых, в Азербайджане негласно реанимировали проект «Большого Азербайджана», объединяющего Северную («русскую») и Южную («иранскую») часть. В-третьих, в условиях противостояния Ирана с Западом из-за осуществления им ядерной программы США стали серьезно изучать и рассматривать возможность распада Ирана по примеру Сирии и Ирака, после чего неизбежно встанет вопрос о будущем не только азербайджанских провинций.

Активизация курдской проблемы на Ближнем Востоке привела в движение и иранских курдов, которые проживают в ряде провинций Ирана, неофициально называемых Иранским или Восточным Курдистаном, куда входят западная и южная части провинции Западный Азербайджан — провинции Курдистан, Керманшах и Илам. Напомним, что Курдское государство под управлением Симко, курдского вождя племени Шакак, существовало в Ираке с 1918 по 1922 годы. Во время Второй мировой войны в Западном Иране попытался создать свое государство и другой курдский шейх Хама Рашид. Сегодня амбиции курдской иранской элиты сводятся к стремлению создать образование по образцу Иракского Курдистана. А в юго-восточной части Ирана о своих интересах заявляют белуджи — один из крупнейших ираноязычных народов, населяющий также сопредельные районы Пакистана и Афганистана. Причем в отличие от основной части населения Ирана, белуджи исповедуют ислам суннитского толка.

В-четвертых, становится заметным появление проекта «Туркман-Али»: объединение в единое государство Северного Ирана, кусочка Северо-Западного Афганистана, населенного туркменами, и нынешней Туркмении целиком. Одним словом, сепаратизм — вполне реальная угроза для Ирана. Набив руку на «арабской весне», американские стратеги и их партнеры при принятии антииранского курса на Ближнем Востоке могут активно разыгрывать, и уже, похоже, стали разыгрывать, карту раскола территориальной целостности Иранского государства с вариантами превращения районов проживания национальных меньшинств в плацдарм возможной гражданской войны. Кстати, именно так начинался кризис в Сирии.

Каким бы невероятным не казался наш прогноз, полагаем, что публикация Yeni Müsavat свидетельствует о том, что нужно быть готовыми к неожиданным событиям, прежде всего, в азербайджанских провинциях Ирана, где начинает обозначаться новая региональная болевая точка. И еще. Ныне покойный политолог Гейдар Джемаль, комментируя географическую карту конгрессмена США Дана Рорабахера с обозначением объединенного Азербайджана с населением около 40 миллионов человек, предупреждал, что «идея расчленения Ирана и объединения «двух Азербайджанов» несет в себе опасность для стабильности Азербайджанской Республики.

Станислав Тарасов
13 мая 17

Источник — regnum.ru

Выборы в Иране: Может ли новый президент сменить курс на сближение с Арменией?

До президентских выборов в Иране остается чуть более недели и, несмотря на то, что президент в Исламской республике является вторым лицом в государстве после духовного лидера, от их результатов в большой степени зависит дальнейший расклад интересов в регионе.

Помимо претендующего на второй срок действующего президента Хасана Роухани, занять высокое кресло по итогам назначенных на 19 мая выборов, рассчитывают бывший генпрокурор Ибрахим Раиси, первый вице-президент Исхак Джахангири, мэр Тегерана Мохаммад Багер Галибаф, экс-министр культуры и исламской ориентации Мостафа Ага Мирсалим и экс-министр промышленности Мостафа Хашеми Таба.

Экс-президент Ирана (2005-2013) Махмуд Ахмадинежад и его близкий помощник, бывший вице-президент и глава Иранской организации культурного наследия, ремесел и туризма Хамид Бакаи от участия в избирательной гонке были отстранены.

Интрига

Как уже отмечалось, в Иране президент не является главой государства — верховная власть в стране принадлежит рахбару —  духовному лидеру, в настоящее время это аятолла Али Хаменеи.

Высший руководитель, помимо прочего, является также верховным главнокомандующим, которому напрямую подчиняется элитное военно-политическое формирование в составе вооруженных сил Ирана — Корпус стражей исламской революции (КСИР).

Однако было бы неверно называть президента Ирана чисто номинальной фигурой, — координируя политику государства, он фактически исполняет функции премьер-министра – должности, которой в Исламской республике нет.

Что касается непосредственно президентских выборов, то в Иране это, прежде всего, соперничество консервативного и реформистского политических лагерей.

Соперники

По мнению наблюдателей, кандидатами, между которыми развернется основная борьба, станут действующий президент Хасан Роухани, кандидатуру которого поддерживают умеренные и реформистские партии и консерватор Ибрахим Раиси, ставку на которого сделали иранские силовики, в том числе, КСИР.

И если Хасан Роухани, главным достижением правления которого стало заключение в 2015 году ядерной сделки с шестеркой международных посредников и последовавшее за этим снятие «западных санкций», и который как умеренный реформатор вольно или невольно успел продемонстрировать лояльность к европейским ценностям — чего стоит одна только фотография на фоне новогодней елки, то его главный оппонент Ибрахим Раиси придерживается более радикальных взглядов, резко критикуя и ядерное соглашение, и нынешнее положение Ирана в целом. В упрек действующему президенту ставится в частности то, что ставка на ожидаемый с заключением ядерной сделки рост иранской экономики себя не оправдала.

Фото: Хасан Роухани

Консерваторы все еще сохраняют сильные позиции во власти, несмотря на большую популярность в последние годы реформистов, а Раиси, который начисто лишен каких бы то ни было симпатий к Западу, и которого эксперты называют одним из фаворитов нынешней предвыборной гонки, выражает именно общеконсервативную позицию.

Фото: Эбрахим Раиси

57-летний Раиси в настоящее время является хранителем святыни Разави — организации, управляющей делами мавзолее Имама Резы, восьмого шиитского имама, в городе Мешхед. Он уже занимал пост главы наблюдательного совета на радио и телевидении, генерального прокурора страны, генпрокурора по делам богословов, члена ассоциации богословов-ветеранов в Тегеране и председательствующего члена Ассамблеи экспертов.

Но и победа Раиси вовсе не предопределена, поскольку, когда речь идет о выборах в Иране, интрига сохраняется до конца, причем не последнюю роль здесь играет мнение духовного лидера Али Хаменеи.

Фото: Али Хаменеи

Ряд аналитиков считают высокой вероятность проведения второго тура, в который выйдут два кандидата, набравшие большее число голосов, но не преодолевшие планку 50%+1 голос.

Экспертный прогноз

О предвыборном раскладе, шансах кандидатов и прогнозе итогов предстоящих в Иране выборов, а также о том, как они могут повлиять на ситуацию в регионе и мире, мы попросили рассказать известного азербайджанского политолога Тофик Аббасова:

«Расклад сил в Иране я бы назвал уже устоявшимся – там есть уже сложившееся противостояние между так называемыми умеренными – реформаторами, правыми радикалами, которые придерживаются непримиримой позиции в плане внутренних реформ, продвижения экономики сопротивления в отношениях с Западом и остальным миром, и теми, которые являются сторонниками рахбара — верховного лидера исламской революции Али Хаменеи.

Но надо сказать и то, что это несколько поверхностная оценка сил, которые представлены в политическом спектре сегодняшнего Ирана. Там даже радикалы подразделяются на три категории: крайне непримиримые, средне непримиримые и более-менее склонные к корректированию своей позиции с учетом интересов страны и хода региональных процессов. Точно так же и среди прагматиков есть два-три крыла, которые позиционируются как, если можно так выразиться, «удобоваримые» для внешних сил категории национальной элиты. Тем не менее, в момент таких избирательных кампаний они, как правило, консолидируются.

Конечно, шансы Хасана Роухани высоки, если учесть и то, что он воспринимается как человек, который склонен к проведению внутренних реформ – и в экономике, и в плане просвещения, и в вопросе реализации норм и правил исламского поведения и т.д.

С другой стороны, Роухани очень мобильный и маневренный политик, с той точки зрения, что он учитывает внутреннюю конъюнктуру в контексте глобальных рисков и мировых трендов. Кроме того, он умеет успешно подискутировать и на внешних широтах, когда по тому или иному вопросу проглядываются резкие коллизии, непримиримая борьба, как, например, при заключении «ядерного соглашения».

То есть, в любом случае, Роухани человек, умеющий слушать оппонента, и в этом плане он политик из плеяды, которую в свое время представляли и покойный президент Рафсанджани, и бывший президент Хатами.

С другой стороны, иранская религиозная школа несколько разношерстная. К примеру, опыт президентства Махмуда Ахмадинежада оставил в истории современного Ирана, я бы сказал, не очень удобоваримый след.

Фото: Махмуд Ахмадинежад

И поэтому многие, в том числе, сторонники непримиримости в отношениях с Западом, понимают, что «ставка на табу» себя не оправдывает и большей частью оборачивается имиджевыми потерями для Исламской республики.

Вследствие этого, надо учитывать и внешние реалии, когда тот или иной кандидат, та или иная сила, подвергаются обструкции или непримиримой критике. Здесь надо иметь в виду, что если речь идет об Иране, то он находится в очень неудобном для себя окружении (с одной стороны, фактор исламских радикалов из стран Залива, с другой — сложные, я бы сказал даже, несостоявшиеся, отношения с Саудовской Аравией, непростые отношения с Турцией, те же Афганистан и Пакистан, представляющие для него фактор постоянного риска).

Кроме того, есть полюсы на Ближнем Востоке, Среднем Востоке, которые все время пытаются «столкнуть лбами» Иран и другие страны. С учетом всех этих перипетий даже самые радикально настроенные, но прагматично мыслящие иранские политики понимают, что не во всем надо идти до конца – нужно учитывать и позицию оппонентов, и вырабатывать какие-то концептуальные конфигурации для того чтобы, как говорится, «и волки были сыты, и овцы остались целы».

Если говорить о шансах кандидатов, то по прогнозам иранского экспертного сообщества, политологов, судьбу выборов решат голоса, отданные за Хасана Роухани и Ибрахима Раиси.

Политическая система в Иране очень сложная, но в целом состоявшаяся и, скажем так, объективно-демократическая.

Например, в нынешних выборах было подано несколько тысяч (!) заявок от претендентов на пост президента. При таком количестве, конечно же, должны быть какие-то институты, какие-то совещательные органы, которые должны отсеивать и применять определенные критерии для того, чтобы оправдать претензии тех или иных людей на участие в выборах.

Сейчас ситуация в целом непростая, поскольку в США произошла смена администрации, и Трамп абсолютно далек от намерения «миндальничать» или проявлять ту самую эффективность, которой отличился Барак Обама, которого склоняли к проведению военной кампании. Но опять-таки вопрос не в том, будет ли военная кампания, а в том, что рано или поздно, отношения должны войти в русло нормализации. Опять же, это можно произойти только в случае, если американцы сумеют перебороть в себе «комплекс неполноценности», который возник после захвата американского посольства в Тегеране, долгого удержания заложников и т.д.

С тех пор они никак не могут простить, и с другой стороны, не хотят смягчить отношения через снятие санкций. Не произошло и обещанного размораживания части иранских финансовых авуаров — то есть, здесь все идет по принципу «по чайной ложке». И поэтому напряженность в ирано-американских отношениях продолжает сохраняться.

Какими же будут отношения нового иранского президента с Западом, и с теми же США? Думаю, так или иначе, но их интересы пересекутся – в регионе, в крупных проектах, программах. Поэтому для того, чтобы  сохранить свое лицо и не навредить национальным интересам, новый руководитель Ирана должен будет учитывать все «за» и «против» — там действительно очень сложная ситуация, когда он постоянно находится под огнем критики парламента, с одной стороны, и религиозных школ, которые тоже имеют отношение к внешним вопросам — с другой.

И, учитывая то непростое положение, в котором оказывается президент как лицо исполнительное (поскольку политические решения всегда принимает рахбар), ему надо всегда «смотреть в оба и держать нос по ветру», чтобы, как говорится, не «накосячить» во внешнем секторе, и защитить свое лицо и свою позицию, показав, что он действовал в интересах государства. Вот такая непростая ситуация.

Я все же думаю, что победит на выборах Роухани. Хотя при нем и не реализовалось многое из того, что было обещано, но он добился большого прорыва по ядерной программе. Помимо этого, сейчас мы видим, что на площадках ООН, МАГАТЭ и других международных организаций Иран постоянно актуализирует вопрос демилитаризации Израиля, обнародует его ядерные программы и т.д. То есть, Иран не всегда придерживается оборонительной позиции – у него есть еще и атакующая тактика, поэтому, считаю, что нахождение на посту президента такого человека, как Роухани, будет отвечать интересам страны с тем, чтобы она не увеличивала число своих недругов, но превратила бы имеющихся противников если и не в друзей, то хотя бы в нейтральных игроков.

Что касается возможности привнесения новым президентом корректив в политику Тегерана в отношении Армении, то это не является вопросом одного человека. Это – годами выработанная линия государственной политики Ирана.

Да, мы можем быть недовольны тем, что Иран расширяет программу взаимодействия с Арменией. Но главное – Иран признает территориальную целостность Азербайджана, о чем постоянно говорит и на двусторонней, и на международной площадке.

Тут надо принимать во внимание еще и то обстоятельство, что вопрос оказания Армении помощи со стороны ИРИ является одним из краеугольных камней в повестке взаимодействия Тегерана с Брюсселем и Вашингтоном, которые всегда ставят вопрос «о тяжелом положении зажатой» Азербайджаном и Турцией Армении, ввиду чего «ей надо помогать».

Так что данный вопрос актуализируют еще и западные партнеры Армении, все время пекущиеся о безопасности страны, которая фактически является агрессором.

Поэтому, хотя я бы и не назвал иранскую позицию равноудаленной, но, тем не менее, отношения с Азербайджаном для Тегерана более выгодны.

Азербайджан в состоянии дать Ирану больше, и наши двусторонние проекты намного более эффективные и презентабельные, чем те, которые он планирует реализовать вместе с Арменией. Как раз таки там больше разговоров, чем реалистичного материала».

Ф.Багирова

В БАКУ СОСТОЯЛОСЬ МЕРОПРИЯТИЕ, ПРИУРОЧЕННОЕ 105- ЛЕТНЕМУ ЮБИЛЕЮ ГУМИЛЕВА

11   мая состоялась научная конференция , посвященная 105 летнему юбилею великого ученого, историка-этнографа Льва Николаевича Гумилева.

Организаторами мероприятия выступили  «Дом ученых» НАН Азербайджана и Институт Языкознания  НАН Азербайджана им. Насими.

Открыла мероприятие  директор «Дома ученых» Нурида Гулиева, которая отметила значение мероприятия для азербайджанских ученых.

Вице-президент НАНА , академик Иса Габиббейли рассказал о вкладе Льва Гумилева в мировую науку, о его новаторстве. Академик отметил исследования Л.Гумилева об Азербайджане и азербайджанского этногенеза.

Директор Центра Льва Гумилева исследователь и этнограф Павел Зарифуллин выразил глубокую благодарность азербайджанским ученым за их интерес и вовлеченность в исследования Льва Гумилева.

«Л.Гумилев вопреки гонениям и тюремным заключениям не писал, а творил свои научные книги. Он привнес науке термин пассионарности. Лев Николаевич особо указывал на историческую и генетическую связь между славянскими и тюркскими народами. Он будущее мира видел в единении этих двух этносов», -подчеркнул Зарифуллин.

Далее профессор Московского университета Зейдулла Юзбеков отметил любовь и симпатию народов Дагестана к Азербайджану, к азербайджанской культуре.

На конференции также выступили директор Института Языкознания НАН Азербайджана, академик  Мохсун Нагисоглу, директор московского центра «Оджаг», писатель Тофик Керимли,

Заместитель Института Философии НАН Азербайджана Эйнулла Мадатли, доктор философии по филологии Агаверди Халилов и другие.

Программу завершили учащиеся Образовательного комплекса  № 132-134, которые прочли стихи Льва Николаевича Гумилева.

ТАК С КЕМ ЖЕ ИЗРАИЛЬ ВОЮЕТ В СИРИИ?

Интервью журналиста портала Yencicag.Ru  Ниджата Гаджиева с Алексеем Синицыным, главным экспертом Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу.  

Ниджат Гаджиев: — Израиль нанес удары по Дамаску по складам Хизбаллы. В тот же день Сергей Лавров заявил о том, что Россия не считает Хизбаллу террористической организацией.

Как понять политику России в Сирии? Почему не работает ПВО? Почему никакой реакции российской стороны нет?

Алексей Синицын: — Внешнеполитическая стратегия Израиля — это нечто удивительно гибкое и динамичное, способное к немедленным трансформациям. Незыблемым в ней остается только твердое убеждение, что Иран — это экзистенциальный враг Израиля. Сирия — это звено в шиитской «Оси сопротивления» во главе с Ираном, западным флангом которой является ливанская Хизбалла. А она — единственная военная сила, вступавшая в серьезные боестолкновения с израильской армией в последние десятилетия.

Для израильтян подлинным кошмаром представляется только одна мысль, что боевики Хизбаллы могут получить современное вооружение из российских поставок и, тем более, оказаться вместе с этим оружием на Голанских высотах. Поэтому в ходе сирийской войны израильские военные не раз атаковали армейские объекты Сирии — позиции ПВО, базы хранения противокорабельных ракет и ракет класса «земля-земля».

Но, пожалуй, эта атака будет иметь наибольший резонанс. Мы знаем о пяти ударах по складам боеприпасов, в том числе, на территории военного аэропорта аль-Мезза. Но каким-то образом оказался задет и международный аэропорт Дамаска. Там  в результате бомбардировки загорелись хранилища горючего и есть данные, что на момент удара в аэропорту находились три транспортных самолета иранских авиакомпаний Qeshm Fars Air, Pouya Air, и Mahan Air. А это уже очень серьезно.

Министр транспорта и разведки Израиля Исраэль Кац в интервью радио Армии Обороны Израиля еще раз подчеркнул, что для израильтян своеобразной «красной чертой» является попытка передачи стратегических вооружений  ливанской Хизбалле. «В тот момент, когда Израиль получает достоверную информацию об этом — он наносит удар», — сказал Кац.

Эта позиция еврейского государства прекрасно известна российскому руководству. Да, Москва не признает Хизбаллу террористической организацией, но «белой и пушистой» ее тоже никто не считает. Мне вспоминается ликвидация командира спецназа Хизбаллы в Сирии Али Файяда, который погиб в сирийском Ханасире от попадания израильской крылатой ракеты. В Иране и Сирии тогда не было предела возмущению коварством израильтян.

Но в России, в целом, к этому факту отнеслись достаточно сдержанно. Я думаю, что в Москве вспомнили, что  Али Файяд был известен как «Али Боснийский», и он в свое время крайне жестоко воевал в Боснии против сербов. Это я к тому, что Москва выступает против того, чтобы современное вооружение, передаваемое Сирийской Арабской Армии, попадало в руки ливанских шиитов, отношение к которым у российского руководства весьма сложное.

Поэтому россияне официально не вмешиваются в ситуации, когда Израиль наносит удары по складам вооружений и боеприпасов, которые могут быть переданы Хизбалле. В конце концов, русские, хотя и не поставили сирийцам ЗРК С-300, модернизировали их комплексы С-200, которые сейчас вполне способны оказать сопротивление израильским ВВС. И если этого не происходит, то вопросы возникают по самой организации боевого дежурства, которое несут сирийские ПВО. Ведь Москва не брала на себя обязательство прикрывать сирийское небо. Российские С-300 и С-400 прикрывают только собственные Военно-Космические Силы.

Ниджат Гаджиев: — Как после этого удара будет реагировать Хизбалла и Иран на политику Израиля? Можно ли ожидать войну между Ираном и Израилем, если Израиль еще раз нанесет удар?

Алексей Синицын: — Я же говорю, что особенной новизны в этой атаке израильтян нет. Вот, дерзость явно присутствует, но я объясняю ее еще и эмоциональным фоном, на котором развернулась эта операция израильских ВВС. Она практически совпала с Днем солидарности с народом Палестины, известном как «День аль-Кудс». Он очень широко отмечался в Сирии, и, думаю, несложно догадаться какие проклятия неслись в адрес Израиля.

К тому же накануне в Израиле состоялась репетиция воздушного парада, посвященного  69-ой годовщине независимости еврейского государства. И в этом параде впервые приняли участие самолеты пятого поколения  F-35i «Адир». А это тоже импульс показать, кто хозяин в ближневосточном доме.

Но войны между Ираном и Израилем, конечно, не будет. Ракетная или, как еще говорят, «баллистическая программа» Тегерана далеко не завершена, а, значит, атаковать израильтян нечем.  Вот, если она будет реализована, то для Израиля возникнет, куда более серьезная угроза, чем вся «ядерная программа» Ирана. Израиль не видно на карте мира и, если по его территории будет нанесен удар баллистическими ракетами даже не в ядерном снаряжении, то для крохотного еврейского государства это может стать подлинной катастрофой.

Совсем другое дело — опосредованная война. Все годы сирийского конфликта израильтяне испытывали очень большой соблазн взять под свой полный контроль все Голанские высоты. Поэтому они весьма активно помогали антиасадовской оппозиции. Я имею в виду не только таких «умеренных» оппонентов режима, как сирийские друзы, но и откровенных радикалов, для которых даже были открыты двери израильских полевых госпиталей. Впрочем, эту помощь можно с натяжкой считать гуманитарной, а израильтяне в своем протежировании фундаменталистов уходили порой далеко за пределы их несколько своеобразного понимания гуманизма.

Сейчас ситуация кардинально изменилась. Мировая общественность как-то не заметила события, которые произошли на юго-западе Сирии, на границе с Ливаном. Весьма обширная по местным меркам территория, на которой формирования «оппозиционеров» хозяйничали несколько лет, практически без боя перешла под контроль Дамаска.

Основная часть боевиков, по договоренности с правительственными силами,  покинула зону от Дамаска до Голанских высот и ливанской границы и отбыла, как легко догадаться, в Идлиб. Именно в этой провинции концентрируется сейчас как «непримиримая», так и «умеренная» оппозиция. А, вот, юго-западный антиасадовский фронт практически прекратил существование — на этом направлении угроза силам режима сохраняется только вокруг города Дераа и в ряде черкесских сел на Голанских высотах.

Теперь представьте, как прореагируют израильтяне, если на Голанских высотах неожиданно появятся подразделения Хизбаллы, организации, которая позиционирует себя победительницей в последней ливано-израильской войне 2006-го года? Да еще и вооруженные современной боевой техникой иранского, а частично и российского производства. Поэтому я прогнозирую серьезные операции израильтян против ливанских шиитов, которые, надо понимать, тоже не собираются сидеть сложа руки.

Ниджат Гаджиев: — Как вы считаете, может такая сдержанная в отношении Израиля политика России внести разногласия в союз Москва-Тегеран?

Алексей Синицын: — Иранцам сейчас не до российско-израильских отношений. Перед ними, буквально, на глазах вырастает угроза войны с США. И, поверьте, израильтяне сделают все, чтобы непосредственное участие в ней не принимать. Хватит и одних американцев. Но возможное противостояние Вашингтона и Тегерана — это тема отдельного большого разговора.

Одно можно сказать совершенно точно — кто бы не победил на президентских выборах в Иране — либерал или консерватор — он будет искать сближения с Москвой. Особенно, в контексте военно-технического сотрудничества и продажи Ирану современных вооружений, среди которых, готов на любое пари, Тегерану наверняка приглянутся прекрасные российские противокорабельные комплексы. Вот почему  я никоим образом  не ожидаю охлаждения реального отношений между Москвой и Тегераном.

Аналитический отдел

NET-FAX — NET-ФАКС