Пришло время разделить Сирию на части

Сохранение единого государства не может обеспечить мира в стране

Уничтожение террористической группировки «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Сирии стало нездоровой манией на Западе, где большинство полагает, что его будет достаточно для воцарения мира в стране. Однако это далеко не так, как показал пример Ирака. В связи с этим США необходимо провести тщательный анализ того, как будут развиваться события после поражения боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), в том числе рассмотреть возможность разделения Сирии на несколько государств, пишут Денис Драгович и Ричард Айрон в статье для The National Interest.

Сирия в ее сложившемся понимании мертва, а попытки восстановления довоенного статус-кво являются сизифовым трудом как из-за ограниченности ресурсов международного сообщества, так и из-за геополитических противоречий, глубины враждебности населения друг к другу. Послевоенная стабилизация возможна только тогда, когда достигаются три основных цели — легитимность государства, безопасность народа и удовлетворение основных нужд населения. И на примере Афганистана и Ирака, отмечают авторы, очевидно, что стоящие перед международным сообществом вызовы могут быть преодолены только при перекраивании границ, в рамках которых отдельные нации будут устанавливать собственные администрации.

Авторы призывают не к пересмотру договора Сайкса-Пико и других устанавливающих границы государств на Ближнем Востоке соглашений, а лишь к признанию того, что границы не являются чем-то неизменным, развиваясь вместе с историей, культурой. И если продолжать поддерживать в Сирии статус-кво, вероятность устойчивого мира будет не столь велика. Поэтому наилучшим решением сложившейся ситуации является разделение нынешнего сирийского государства на ряд малых.

Прежде всего, подобное разделение необходимо потому, что добиться стабильности в Сирии в прежних границах не представляется возможным. Более того, едва ли план ООН сможет привести к появлению легитимного правительства в Сирии. Так, для международной организации легитимным является то правительство, которое приходит к власти в результате выборов, результаты которых признали другие страны. Несмотря на то, что в Сирии идет гражданская война, его официальные власти по-прежнему считаются легитимными в глазах членов ООН, признающих границы страны.

Такая легитимность носит внешний, а не внутренний характер. Внешняя легитимность может быть достигнута с помощью международного военного давления на различные воюющие стороны, что тем не менее создает дефицит внутренней легитимности, и чем ее меньше, тем сложнее международному сообществу добиться безопасности в стране.

Тем не менее на фоне возвращения России к активному участию в международных делах и с учетом уставших от воин США, возглавляемых человеком, стремящимся делать как можно меньше внешнеполитических шагов, коллективной приверженности успешному разрешению конфликта в Сирии со стороны международного сообщества окажется недостаточно. Попытка добиться чего-то без нужных ресурсов приведет к тому, что прежние друзья станут врагами, воля международного сообщества идти на шаги в других.

Альтернативой этому станет создание широкой коалиции, которая придет на замену правительству Асада. Такой подход потребует преодоления широкого спектра противоречий, царящих между большим числом различных группировок. При этом эти противоречия носят многосторонний характер, включая в себя историческую враждебность, экономические устремления, попытки создать собственное государство, а также межрелигиозная и межэтническая рознь. Сунниты из исламистских движений не смогут сесть за один стол с алавитами, как и не захотят курды отказаться от своих территориальных приобретений.

Вторым аспектом успешного послевоенного восстановления страны является обеспечение безопасности людей. И в этом вопросе важную роль играет отсутствие внутренней легитимности. Так, после поражения ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) лидеры и сторонники группировки не исчезнут, продолжив террористическую деятельность. Аналогичным образом свержение Асада превозносится в качестве долгосрочного решения сирийского конфликта, однако такой шаг лишь приведет к тому, что местные меньшинства найдут нового «диктатора», который для получения своей и своего народа защиты пойдет на переговоры о поддержке со стороны Ирана и России.

Геополитическая реальность сегодняшнего Ближнего Востока такова, что Сирия — это игра с нулевым результатом. Не существует такого варианта с унитарным государством, при котором борьба между Саудовской Аравией и Ираном за региональное доминирование будет прекращена. Более того, никуда не ушли и призывы к созданию курдского государства. Поэтому после уничтожения ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) страна по-прежнему будет глубоко разделена, а насилие в стране продолжится. Достижение мира в подобных условиях будет сопряжено с большими издержками и политическими сложностями. И изрядная доля миротворческого процесса ляжет на международное сообщество, поскольку ни одна из существующих сторон не будет считаться объективной ее противниками.

Решением проблемы может стать разделение Сирии, в случае которого автономные администрации более эффективно смогут добиться внутреннего мира, чем сборная солянка этнических групп, преследующих собственные интересы и разделяющих различные взгляды. Безусловно, политические противоречия сохранятся, однако они будут разрешаться политическими, а не военными средствами.

И такими новыми государствами могут стать — государство алавитов, сирийский Курдистан, занимающий север нынешней Сирии, тогда как суннитам достанется восток. Возможен также сценарий, по которому курдские Отряды народной самообороны вместе с арабами суннитами и другими силами, входящими в Демократические силы Сирии смогут сформировать единое многоэтническое государство на востоке и севере Сирии.

Новым государствам потребуется собственные вооруженные силы для защиты своих граждан. Если нынешняя армия официального Дамаска и курдские YPG смогут образовать вооруженные силы соответствующих государств, то для создания армии суннитского новообразования потребуется помощь международного сообщества. И здесь ключевую роль могут сыграть такие страны как Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ и Иордания.

При таком развитии событий возможен сценарий, при котором по меньшей мере два государства, которые находятся в яром противостоянии друг другу, получат поддержку от своих спонсоров в лице Саудовской Аравии и Ирана. Они, в свою очередь, захотят использовать эти страны в качестве инструментов в своей борьбе. Поэтому у международного сообщества есть выбор: либо пытаться добиться стабильности в единой Сирии, либо не допускать противостояний между новыми государствами, появившимися после ее разделения. И международное сообщество показало себя более эффективным в установлении мира между государствами.

Наконец, достижение третьего аспекта — удовлетворения основных потребностей населения — также лучше, как отмечают авторы, проводить в рамках отдельных государств. В таком случае каждое отдельное государство будет ответственно за поставки помощи населению.

Тем не менее с перекраиванием границ связан ряд рисков, таких как массовая миграция, уничтожение геополитического баланса в результате появления новых государств, неясность относительно их границ и, наконец, утверждение, что такое разделение сыграет на руку диктаторам и вооруженным группировкам. Авторы признают, что отчасти эти опасения оправданы, однако, указывая, что подобные риски существуют и при нынешнем едином государстве.

Предложение о разделении Сирии звучит не впервые, и осуществляться оно должно в рамках переговоров между сирийскими фракциями под эгидой ООН. Тем не менее любое изменение границ скажется на соседях страны, в частности на Ираке и Турции. Последняя едва ли одобрит такое развитие событий ввиду ее собственной проблемы с курдами.

Таким образом, заключают авторы, перед международным сообществом стоит неудобный выбор — продолжать нынешнюю стратегию, которая едва ли приведет к стабильности в Сирии, или использовать возможность, предоставляемую конфликтом, и перекроить карту Сирии, положив тем самым конец циклу постоянного насилия.
Александр Белов, 26 июня 2017,

Источник — regnum.ru

Вокруг Катара: тринадцать требований и один бакшиш

Александр КУЗНЕЦОВ

Кризис в отношениях между Катаром и разорвавшими с ним дипломатические отношения другими арабскими государствами (Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ, Бахрейн) не исчерпан, но по всем признакам переходит в затяжную стадию. 22 июня названные четыре государства выставили Катару список из 13 требований, выполнение которых объявлено условием восстановления разорванных дипотношений. Катар требования отклонил, однако видимых последствий это пока не повлекло. На выполнение всех требований коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией, отвела Дохе 10 дней.

Состав требований еще раз демонстрирует давнишние противоречия, существующие в регионе не один год, но стоит обратить внимание на то, что резонансная вспышка этих противоречий произошла сразу после майского визита Дональда Трампа в Эр-Рияд. Вместе с тем конфликт, эксплуатирующий соперничество Саудовской Аравии и Катара, вряд ли имеет шанс выйти за некие заранее установленные рамки. И задают эти рамки Соединенные Штаты.

Саудовская Аравия – давний союзник Вашингтона, но и Доха надеется на взаимопонимание с американской администрацией. На территории Катара расположена военная база ВВС США Эль-Удейд с самым многочисленным контингентом американских войск на Ближнем Востоке, а в разгар конфликта с Саудовской Аравией отношения Дохи и Вашингтона скрепил еще и бакшиш в форме покупки Катаром 36 американских военных самолетов на общую сумму 12 миллиардов долларов. О сделке было объявлено 14 июня. «Покупка самолетов на сумму 12 миллиардов долларов дает военно-воздушным силам Катара достаточные возможности и увеличивает сотрудничество в сфере безопасности и оперативное взаимодействие между США и Катаром», — отметил по этому случаю в своем официальном заявлении Пентагон.

Любопытным образом прокомментировал конфликт между Саудовской Аравией и Катаром министр обороны США Джеймс Мэттис (заявление было сделано на слушаниях в сенатском комитете по вооруженным силам). Шефу Пентагона задали вопрос, как согласуются утверждения президента Дональда Трампа о поддержке Катаром терроризма и призывы госсекретаря Рекса Тиллерсона к сдержанности и ослаблению блокады Катара. Дж. Мэттис невозмутимо заявил: «И то и другое правильно». Состоявшиеся затем совместные маневры ВМС США и Катара показали, что и о морской блокаде эмирата, вообще-то, речь не идет.

Среди требований, выдвинутых эмирату, можно выделить те, которые представляются главными с точки зрения происходящего вокруг Катара.

Группа государств в составе Саудовской Аравии, Египта, ОАЭ и Бахрейна, в частности, потребовала: чтобы эмир Катара публично извинился перед правителями других монархий Залива за поддержку враждебных им антиправительственных сил и политические интриги; чтобы Доха разорвала все отношения с египетскими «Братьями-мусульманами», включая высылку их представителей из Катара, прекращение финансовой поддержки, прекращение всех встреч катарских официальных лиц с «братьями» в третьих странах, особенно в таком традиционном месте этих встреч, как Лондон; чтобы Катар закрыл все электронные СМИ, включая канал «Аль-Джазира», а также социальные сети, которые могут нанести ущерб безопасности стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ); чтобы правительство Катара выдало всех оппозиционеров из стран Залива, ведущих политическую деятельность с территории Катара; чтобы Катар прекратил отношения с Ираном как государством, «поддерживающим терроризм»; чтобы Катар разорвал все отношения с организациями ХАМАС и «Хизбалла», закрыв офис ХАМАС в Дохе; чтобы Катар принял на себя обязательство не входить ни в какие политические или военные коалиции, способные нанести ущерб государствам ССАГПЗ, особенно с Ираном и Турцией (на территории Катара находится еще и турецкая военная база).

Принятие этих требований означало бы для эмира Катара потерю лица и признание крупного политического поражения. Уступив раз, придется уступать дальше. Поэтому Катар сопротивляется. «Список требований подтверждает то, о чем Катар говорил с самого начала, — заявил глава департамента по коммуникациям при правительстве эмирата Сейф бен Ахмед ат-Тани, — незаконная блокада не имеет ничего общего с противостоянием терроризму, это ограничение суверенитета Катара и попытка повлиять на его внешнюю политику».

Недавно в Вашингтоне побывал катарский принц Хамад бен Джасем ат-Тани, выполнявший до 2013 года обязанности министра иностранных дел эмирата и сыгравший одну из ключевых ролей на начальном этапе «арабских революций». Хамад бен Джасем был одним из архитекторов свержения Муаммара Каддафи в Ливии, прихода к власти в Египте движения «Братья-мусульмане» и дестабилизации правительства Басада Асада на начальном этапе конфликта в Сирии. После смены власти в Катаре в 2014 году он ушел в тень, возглавив Управление по инвестициям и занявшись выстраиванием финансовой империи Катара. Его первое за три с лишним года появление на публике говорит о том, что катарские власти всерьез обеспокоены развитием конфликта и решили воспользоваться его опытом. Интервью Хамада бен Джасема на американском телеканале PBS с изложением официальной позиции Дохи должно было продемонстрировать единство правящей семьи ат-Тани. Бывший министр иностранных дел Катара признал в этом интервью ошибки прошлых лет в части, касающейся поддержки радикальных исламистских организаций в Сирии, отметив, что те же самые ошибки совершала и Саудовская Аравия. По его словам, сейчас поддержка радикалов бумерангом ударяет по самим государствам Залива. Впрочем, принц говорил только о Сирии, ни словом не упомянув о политике Катара в Ливии и в Египте. Одновременно Хамад бен Джасем предрек распад Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). «Неизвестно, — сказал он долго ли протянет Совет сотрудничества, если его самое большое государство [Саудовская Аравия. – А.К.] будет делать все, что оно хочет, без оглядки на других. То, что произошло с Катаром, может произойти и с другими государствами Залива».

Текущий конфликт носит многослойный характер. Во-первых, это продолжение конфликта между внесистемной исламистской оппозицией, представленной движением «Братья-мусульмане», и авторитарными режимами, стремящимися не допустить у себя повторения «арабской весны», в которой «братья», поддерживаемые Катаром, выступали ударной силой. До некоторой степени здесь находит отражение конфликт между двумя группами американской элиты – теми, кто при администрации Обамы, встроив в свои действия планы Катара, подготовил и поддержал выступления «Братьев-мусульман» на первом этапе «арабских революций», и теми в окружении Трампа, кто сделал ставку на Саудовскую Аравию как флагмана будущего «арабского НАТО» и пытается согласовать политику части арабских государств с политикой Израиля. В-третьих, важнейшей составляющей конфликта является стремление администрации Трампа, играя на застарелой вражде Эр-Рияда и Тегерана, использовать Саудовскую Аравию как инструмент реализации своих целей в геополитической борьбе с Ираном.

В числе последствий происходящего возможны и распад ССАГПЗ с возникновением новых очагов региональных и локальных конфликтов в зоне Персидского залива, и углубление раскола вооруженной сирийской оппозиции по принципу зависимости от тех, кто дает деньги (Катар, Турция или Саудовская Аравия).

Источник — fondsk.ru

Российский «Газпром» продаст свои турецкие активы

Турецкий противоток

Группа «Газпрома» может продать доли в Bosphorus gas и Akfel Holding

Как стало известно «Ъ», Газпромбанк выходит из газового бизнеса в Турции, продавая свою долю в трейдере Akfel Holding, национализированном в конце 2016 года. Учитывая планы «Газпрома» продать другой свой актив в стране — Bosphorus gas, группа уже в этом году может полностью покинуть турецкий рынок. По данным «Ъ», окончательное решение об этом еще не принято. Монополия до сих пор рассматривает варианты реанимации сбытового бизнеса в Турции, несмотря на стагнацию рынка и непростые отношения с властями.

Газпромбанк (ГПБ) находится в завершающей стадии выхода из компании Promak, которой принадлежит контрольная доля (60%) в двух импортерах российского газа в Турцию — Enerco и Avrasya, рассказали «Ъ» источники, знакомые с ситуацией. Банку в Promak принадлежало 40%, остальная доля у Akfel Holding, которая в конце 2016 года была де-факто национализирована (см. «Ъ» от 12 декабря). Сумма сделки, по словам источников «Ъ», могла составить около €40 млн. В ГПБ не предоставили комментариев.

Когда ГПБ и Akfel создавали Promak в 2014 году, внеся в СП свои доли соответственно в Avrasya и Enerco, они договорились о колл-опционе, позволявшем каждой стороне выкупить долю другой в течение двух лет. Тогда представлялось наиболее вероятным, что долю турецких партнеров — контролировавшей Akfel семьи Бальтачи — выкупит российский банк. Параллельно «Газпром» вел переговоры о покупке 50% во входящей в Akfel Holding компании Akfel gas.

Как «Газпром» попал под национализацию в Турции

У Akfel gas контракт с «Газпромом» на поставку 2,25 млрд кубометров газа в год, у Enerco — на 2,5 млрд млрд кубометров, у Avrasya — на 0,5 млрд. У «Газпрома» также есть 71% акций Bosphorus gaz с контрактом на 2,5 млрд кубометров. Получив 50% в Akfel gas, «Газпром» контролировал бы около 16% турецкого рынка газа, обеспечивая при этом примерно 60% импорта газа в страну.

Но турецкий регулятор так и не согласовал сделку с Akfel gas, а в 2015 году обострение политических отношений РФ и Турции поставило под вопрос целесообразность присутствия «Газпрома» на местном рынке. В 2016 году ГПБ решил продать долю в Promak по опциону, получил разрешение регулятора и первый платеж от Akfel Holding. Но в начале декабря Akfel Holding была национализирована турецким госфондом по страхованию вкладов (TMSF) по подозрению в финансировании организации Фетхуллаха Гюлена (признана в Турции террористической). Это притормозило сделку, ее ход возобновлен только весной, говорят источники «Ъ».

Александр Медведев, зампред правления «Газпрома», 6 июня
Фактически полноценного свободного рынка газа в Турции как не было, так и нет

«Газпром» также собирается продать Bosphorus, в начале июня об этом говорил зампред правления монополии Александр Медведев. Покупателем станет местная Sen Group, которой сейчас принадлежат остальные 29% в Bosphorus. Господин Медведев объяснял, что турецкий рынок теряет привлекательность из-за ослабления лиры и регулируемых тарифов, и сослался на «непредсказуемость»: «Мы видим, какие действия предпринимаются турецкой стороной с другими частными компаниями». По словам собеседников «Ъ», важнейшим фактором стали убытки Bosphorus — около €100 млн в 2016 году.

Почему «Газпром» готовился подать иски в арбитраж к частным турецким газовым импортерам

По итогам этих сделок «Газпром» может полностью уйти с внутреннего рынка Турции, оставшись только экспортером. Такая конфигурация может усилить переговорную позицию «Газпрома» в спорах по цене на газ, поскольку компания уже не будет прямо заинтересована в сохранении рентабельности сбытового бизнеса. Сейчас «Газпром» находится в арбитраже абсолютно со всеми турецкими клиентами — как с государственной Botas, так и с частными импортерами. Но, по словам источников «Ъ», окончательное решение об уходе «Газпрома» из Турции еще не принято. Более того, в феврале была создана Gazprom Turkey Enerji A.S., учредителем которой, по словам собеседников «Ъ», выступила Gazprom Schweiz.

Компания также подала заявку на лицензию на импорт и экспорт газа. Ряд собеседников «Ъ» полагает, что компании в будущем может быть передана часть объемов газа, которые ранее покупали другие структуры «Газпрома». Другие источники «Ъ» сомневаются в этом, так как считают, что Анкара не позволит существовать компании, полностью принадлежащей «Газпрому», а монополия с подозрением отнесется к потенциальным турецким партнерам.

Проблема и в том, что турецкий рынок, еще три года назад обещавший стать вторым для «Газпрома» по объему продаж после Германии, перешел фактически к стагнации. При этом позиции газа из РФ на нем все более уязвимы, так как Турция активно работает над другими источниками, увеличивая число СПГ-терминалов, а в генерации газ сталкивается со все большей конкуренцией с углем. По оценке Гульмиры Рзаевой из Оксфордского института энергетических исследований, потребление газа в Турции будет расти весьма умеренно и с нынешнего годового объема в 48 млрд кубометров достигнет 50 млрд кубометров в год только к 2020 году.

Юрий Барсуков
28.06.17

Источник — kommersant.ru

Новая евразийская архитектура

© РИА Новости, Алексей Никольский

Жайме Спицковский (Jaime Spitzcovsky)

В то время как Соединенные Штаты с головой ушли во внутренние споры о правительстве Трампа, а Европейский союз направляет все силы на решение собственных насущных проблем, таких как националистический популизм и Брексит, азиатские державы и Россия заняты созданием новой геополитической архитектуры — разработкой тех структур, которые отразили бы растущую мощь этих стран на региональной и мировой арене.
В нынешнем контексте бесчисленных многосторонних форумов и глобальных проектов значимым событием текущего месяца стало вступление Индии и Пакистана в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), в рамках которой ведется политический, экономический и военный диалог между ее членами во главе с Пекином и Москвой.
Речь идет о первом расширении группы со времен создания в 2001 году, что свидетельствует о серьезном намерении Китая и России активизировать стратегию и расширить зону ее действия, в последние годы ограниченную историческими сферами влияния двух стан.

Давние соперники, Пекин и Москва в начале 21-го века решили создать дипломатический механизм, позволяющий регулировать борьбу за влияние в бывших советских республиках Средней Азии, таких как Казахстан, Узбекистан, Киргизия и Таджикистан.

Так появилась в некотором роде зонтичная организация сотрудничества, куда вошли шесть стран, а Китай, выступивший инициатором ее создания, разместил у себя штаб-квартиру и тем самым еще больше упрочил свои позиции в Азии.
Лозунги, которые легли в основу проекта, призывали к объединению союзных правительств в борьбе с «тремя бичами: терроризмом, экстремизмом, сепаратизмом». Эта риторика намекала на сотрудничество между авторитарными режимами, которые нацелены на противостояние террору или политическим противникам.
ШОС ознаменовала собой стремление Пекина и Москвы к согласованным действиям в стратегическом регионе Центральной Азии, а также к более широкому доступу к природным ресурсам.

В последние десятилетия Китай демонстрирует стремительный рост в регионе в качестве важного покупателя нефти и газа, а также мощного инвестора и экспортера промышленных товаров в те страны, которые ускоренными темпами восстанавливаются после нескольких десятилетий советской экономической катастрофы.
В то время как Пекин сближается с такими соседями, как Казахстан и Киргизия, Россия стремится сохранить с этими республиками исторические связи: в течение десятилетий они находились под ее контролем, который значительно ослаб с распадом СССР.
Заполучив в постоянные члены Индию и Пакистан, Китай и Россия оставляют первоначальную логику ШОС, ориентированную главным образом на решение региональных проблем и избавление от американской конкуренции. Теперь можно говорить о стратегии действий в континентальных масштабах, о дипломатическом пространстве для активизации диалога и сотрудничества между евразийскими гигантами.
Российско-китайская инициатива вызывает интерес у таких стран, как Турция, Иран, Египет и Израиль. Традиционным влиятельным фигурам трансатлантического блока, США и их европейским союзникам, следует уделять повышенное внимание появлению евразийской геополитической архитектуры. Это бесспорная примета 21-го столетия.

http://inosmi.ru/politic/20170627/239679641.html

От Рейгана и Горбачева к Трампу и Путину

© AP Photo, Bob Galbraith

Эдуард Лозанский (Edward Lozansky)

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) недавно заявил: «Отношения между США и Россией скатились в сточную канаву, но мы хотим добиться того, чтобы они не оказались в канализацию».
Мне кажется, что ситуация оказалась еще хуже: не следует сбрасывать со счетов эскалацию конфликта в Сирии, приближение сил НАТО к российским границам, зачастую чуть не сталкивающиеся над Балтийским морем и над Черным морем американские и российские самолеты, а также безостановочную антироссийскую истерию в Конгрессе и в прессе.
В такой атмосфере в любой момент можно ожидать, что две державы вступят в прямую военную конфронтацию с катастрофическими результатами для всего мира.

Однако все могло быть иначе. Начиная со второго срока Рональда Рейгана и времен Джорджа Буша-старшего как российские лидеры, так и российский народ восхищались Америкой, считали ее дружественной страной и собирались совместно с ней строить новое светлое будущее.
И Михаил Горбачев, и Борис Ельцин всеми силами старались убедить Вашингтон, что Россия отказалась от экспансионистской коммунистической идеологии и готова присоединиться к «европейскому дому», приняв базовые западные ценности.

Я наблюдал за этим процессом с октября 1988 года, помогая организовывать множество визитов американских делегаций, в которые входили десятки членов Конгресса, видные эксперты по внешней политике, предприниматели, университетские преподаватели и даже советские изгнанники-диссиденты.
В ходе этих поездок мы проводили бесконечные дискуссии с представителями высших эшелонов российской власти, с членами парламента, интеллигенцией, студентами и журналистами.

Известный вашингтонский инсайдер Пол Вайрих (Paul Weyrich) — основатель Heritage Foundation, имевший прямой доступ к президенту Бушу-старшему — доносил до Овального кабинета содержание этих разговоров. Вайрих убеждал Белый дом срочно разработать план по интеграции России с Западом — нечто вроде Плана Маршалла, который так хорошо сработал в Германии и Японии после Второй мировой войны.
Это был уникальный исторический момент, когда Россия была готова стать частью Запада. Он стал возможным благодаря тяжкому труду Рональда Рейгана и Михаила Горбачева. К сожалению, г-н Буш-старший то ли не обладал дальновидностью Рейгана, то ли не смог справиться с «глубинным государством», которое считает, что Россия полезнее как враг, чем как друг.
Наше предложение было по большей части проигнорировано. Дело ограничилось пустыми обещаниями г-на Буша не расширять НАТО на восток и его же предложениями создать дугу безопасности от Ванкувера до Владивостока.
Команды Джорджа Буша-младшего, Билла Клинтона и Барака Обамы/Хиллари Клинтон продолжали портить дело. Расширение НАТО, ближневосточные войны, «крестовые походы» во имя продвижения демократии, поддержка переворота на Украине и множество других тайных и открытых действий привели нас к тому плачевному состоянию отношений между Россией и США, которое мы видим сейчас.
Многие ожидали, что Дональд Трамп сумеет переломить эту опасную тенденцию и исправить вред, причиненный его предшественниками. По крайней мере, в ходе своей предвыборной кампании он обещал именно это. Однако пока мы видим слишком мало обнадеживающих шагов в этом направлении.
Таким образом, перед нами встает вопрос о том, что же делать. Ответ на него можно найти в недавнем прошлом. Я имею в виду деятельность Рейгана, которого сейчас уважают американцы, придерживающиеся любых политических взглядов, — даже те, кто не поддерживал его в период его президентского правления.
Почему Рейган мог искать общий язык с г-ном Горбачевым и с коммунистическим СССР, а любые предложения г-на Трампа найти общий язык с Владимиром Путиным и с посткоммунистической Россией порождают призывы к импичменту?

© AP Photo, Valentina Petrova
Музей восковых фигур в Софии

К счастью, нам доступны ключевые подробности переговоров между Рейганом и Горбачевым, и вдобавок между нами присутствуют люди из ближайшего окружения Рейгана, с которыми можно проконсультироваться: Джеймс Бейкер (James Baker), Билл Беннетт (Bill Bennett), Пат Бьюкенен (Pat Buchanan), Чез Фриман (Chas Freeman), Сюзанна Масси (Suzanne Massie), Джек Мэтлок (Jack Matlock), Эдвин Миз (Edwin Meese), Дана Рорабакер (Dana Rohrabacher), Джордж Шульц (George Shultz), Дэвид Стокман (David Stockman). Это, разумеется, лишь часть таких людей, и я должен извиниться перед теми, кого здесь не упомянул.
Для того, чтобы разрешить текущий кризис, нам нужны их советы. Они нужны нам как можно скорее.
Г-н Трамп и г-н Путин должны встретиться в кулуарах саммита «Большой двадцатки» в Гамбурге (7-8 июля 2017 года), начало которого стремительно приближается. Хорошая новость заключается в том, что оба президента настроены работать над развитием американо-российских отношений во взаимовыгодном ключе.
Однако необходимо, чтобы мудрецы из окружения Рейгана помогли преодолеть усилия тех, чьи задачи и цели не имеют ничего общего ни с безопасностью Соединенных Штатов, ни с выживанием человечества.
Именно так Рейган отзывался о противниках своей ядерной сделки с г-ном Горбачевым: «Некоторые из тех, кто возражает активнее всего… в сущности, в глубине души уже смирились с неизбежностью войны — осознают они это или нет».
Времени для политических маневров больше не осталось. Г-ну Трампу пора выполнить то, что он обещал, когда поднял во время предвыборной кампании знамя Рейгана.


Эдуард Лозанский — президент Американского университета в Москве.

http://inosmi.ru/politic/20170627/239680500.html

Турция поддержала Катар в вопросе требований арабских стран

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что Турция поддерживает позицию Катара в отношении требований, выдвинутых арабскими странами для прекращения дипломатической изоляции этой страны Персидского залива, сообщает турецкое агентство Anadolu.

Турецкий президент заявил, что его страна «уважает и поддерживает» несогласие Катара с 13 требованиями, выдвинутыми ранее Саудовской Аравией, ОАЭ, Египтом и Бахрейном. «Мы считаем эти требования противоречащими международному законодательству. Это нарушение суверенных прав Катара», — сказал Эрдоган.

По словам турецкого президента, требование закрыть турецкую военную базу в Катаре — это проявление неуважения к Турции. Он добавил, что его страна предлагала и Саудовской Аравии разместить турецкую военную базу на своей территории, однако ответа саудовских властей пока не поступало. «Даже несмотря на то, что они все еще нам не ответили, требование вывести войска (из Катара) является неуважительным по отношению к Турции», — добавил президент Турции.

Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ и Бахрейн через посредничество Кувейта передали властям Катара список своих требований, необходимых для прекращения дипломатической изоляции, в которой оказался эмират. Подробности списка требований раскрыли ряд СМИ, в том числе американское агентство Ассошиэйтед Пресс.

Четыре арабских страны требуют от Катара разорвать дипломатические отношения с Ираном, закрыть военную базу Турции на своей территории и спутниковый телеканал «Аль-Джазира». На выполнение всех требований Дохе дается десять дней. Катар назвал эти требования нереалистичными и призвал пересмотреть их.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет 5 июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. Позднее о разрыве дипотношений также заявили Мальдивы, Маврикий, Мавритания.

Иордания и Джибути снизили уровень своих диппредставительств в Катаре. Сенегал, Нигер и Чад объявили об отзыве послов. В итоге к блокаде Катара не стали присоединяться только два государства, входящие в Совет сотрудничества стран Персидского залива, — Кувейт и султанат Оман. Катар все обвинения отверг и заявил, что ответных мер принимать не будет.

РИА Новости https://ria.ru/world/20170625/1497242260.html

То, что внешнеполитическая элита США и ее союзники за рубежом называют либеральным мировым порядком — не более чем современный американский блок, наподобие «Свободного мира» времен холодной войны.

Майкл Линд (Michael Lind)

Если бы Рип ван Винкль лег спать в 1992 году и проснулся в 2017, он, вероятно, был бы поражен множеством вещей и явлений, включая смартфоны и президента Дональда Трампа. Его бы также удивило и то, сколь мало изменилась глубинная структура мировой политики после окончания холодной войны.
НАТО по-прежнему существует, расширившись за счет бывших стран Варшавского договора до самого сердца бывшего Советского Союза. Ван Винкль изумится, обнаружив, что Соединенные Штаты 2017 года занимаются тем, что показалось бы ему новой холодной войной с постсоветской Россией и постмаоистским Китаем. Во время первой холодной войны многие консерваторы обвиняли либералов в том, что те якобы были российскими шпионами и марионетками; в ходе новой холодной войны многие либералы выдвигают обвинения в том, что президент Трамп и его сторонники являются агентами влияния Москвы. Иран — оппонент Америки с момента своего превращения в теократический режим в 1979 году — многие американцы до сих пор считают главным врагом США на Ближнем Востоке. Северная и Южная Кореи по-прежнему разделены и находятся в состоянии вечного конфликта. Если Рип Ван Винкль хочет присутствовать при совершенно другом мировом порядке, ему стоит снова лечь спать, поставив будильник на 2050 или 2100 год.
Степень инерции в геополитике должна вызывать особые затруднения с точки зрения реалистической школы теории международных отношений. Традиционный реализм исходит из того, что союзы являются временным решением в ответ на внешние угрозы, в отсутствии которых их следует ликвидировать или преобразовывать. Когда реалисты переходят от формулировок к установкам, они, как правило, выступают в поддержку того или иного варианта стратегии оффшорного балансирования, при которой США переносят свое влияние на наименее грозную из великих держав многополярного мира. (В своей книге 2006 года The American Way of Strategy я назвал один из таких вариантов «адаптивной стратегией»).

В долгосрочной перспективе реалисты могут оказаться правы. НАТО и союз США-Япония могут выдохнуться; Соединенные Штаты могут урезать расходы и принять политику оффшорного балансирования. Эти события займут, возможно, больше времени. С момента падения Берлинской стены прошло всего 28 лет, а с момента распада СССР — 26.
Но те из нас, кто считает себя реалистами, должны проанализировать то, понимаем ли мы истинное положение дел. Реалисты школы оффшорного балансирования могут быть неправы, в отличие от неоконсервативных и неолиберальных сторонников американской глобальной «империи». Существует более двух вариантов постоянно меняющихся альянсов и американской глобальной гегемонии или империи. Третий вариант — раздел мира между долгосрочными геополитическими блоками.

Блоки знакомы всем. Раздел земного шара блоками, управляемыми супердержавами, был важнейшим фактом холодной войны с конца Второй мировой до 1990-х годов.
Инициированный Америкой блок называют иногда «Свободный мир». Это в лучшем случае эвфемизм, в худшем — оруэлловское искажение реальности. Американский блок времен холодной войны состоял не только из либеральных или демократических стран, но включал также деспотические монархии Персидского залива и проамериканских диктаторов Южной Кореи, Тайваня, Филиппин, Южного Вьетнама (до его завоевания и поглощения коммунистическим Севером в 1975 году) и большинство стран Латинской Америки.
«Свободный мир» был не в большей степени «миром», чем «свободным». Ему противостоял коммунистический блок, чьи лидеры считали себя частью единого марксистско-ленинского движения, даже когда в начале 1950-х годов Мао начал борьбу за лидерство с преемниками Сталина. «Третий мир» не был настоящим блоком — скорее всеобъемлющим понятием, включавшим нейтральные страны вроде Индии и многие другие постколониальные государства в Азии, Африке и на Ближнем Востоке, которые стремились максимизировать свою независимость от двух сверхдержав.
Блоки времен холодной войны были менее интегрированы, чем многие древние или средневековые империи, но гораздо более интегрированы, чем старомодные незаинтересованные союзы независимых государств в борьбе с общей угрозой. Послевоенные Западная Германия и Япония были в лучшем случае «полусуверенными» государствами, лишенными подлинно независимых внешнеполитических курсов и подверженными высокой степени неформального доминирования США. Их можно охарактеризовать как «протектораты» — нечто среднее между имперскими колониями центрального подчинения и по-настоящему независимыми союзниками.
Советский блок в Восточной Европе к традиционной империи был еще ближе. В такой сфере влияния, которая определяется исключительно с военной точки зрения, великая держава может настоять на своем праве вето в отношении иностранных военных союзов со стороны стран внутри данной сферы, позволяя им быть в то же время независимыми. Такова была ситуация в Финляндии периода холодной войны, но в странах Варшавского договора дело так не обстояло с того момента, как Москва создала покорные коммунистические сатрапии на всех своих подконтрольных территориях с 1945 года до конца холодной войны. «Доктрина Брежнева» утвердила право СССР вмешиваться в дела братских народов коммунистического блока. Советский Союз подавил антикоммунистические восстания путем вторжения в 1953 году в Восточную Германию, в 1956 — в Венгрию и в 1968 — в Чехословакию. Еще одно вторжение удалось, вероятно, предотвратить благодаря введению в 1981 году Войцехом Ярузельским военного положения в Польше. Зависимые коммунистические режимы Восточного блока были небезосновательно названы «сателлитами» Москвы.
В странах НАТО к власти никогда не приходило ни одно хоть как-то связанное с Москвой коммунистическое правительство, так что не понятно, какой была бы реакция Запада. Тем не менее, США стремились ослабить коммунистические партии Западной Европы и усилить своих противников посредством скрытых действий в начале послевоенного периода. А в других местах Соединенные Штаты провели серию тайных операций с целью не допустить падения зависимых государств, а также прихода к власти просоветских или нейтральных лидеров. В 1953 году США тайно содействовали свержению правительства Моссадыка в Иране, пытались свергнуть или убить Фиделя Кастро, способствовали переворотам 1954 и 1973 годов в Гватемале и Чили соответственно, вторглись в 1965 году в Доминиканскую республику и в 1983 году — в Гренаду, и это лишь некоторые из множества американских вмешательств в политику других стран. Также во время холодной войны США вели крупные войны на Корейском полуострове и в Индокитае, чтобы сохранить у власти проамериканские, антикоммунистические диктатуры.
Блоки холодной войны представляли собой экономические, культурные, а также военные и идеологические организации. Холодная война была, среди прочего, войной финансового, коммерческого и промышленного истощения коммунистического блока со стороны американского с полувековым применением наиболее строгих экономических санкций. В рамках стратегии холодной войны Соединенные Штаты поощряли экономическую интеграцию Западной Европы и закрывали глаза на меркантилистскую торговую политику своих японских, южнокорейских и тайваньских протекторатов. У Советского Союза во времена холодной войны был свой экономический блок — Совет экономической взаимопомощи (1949-91 гг), известный на Западе как COMECON.
Холодная война велась и на идеологическом фронте. Начиная с захвата коммунистами власти в 1917 году, Советский Союз пытался манипулировать общественным мнением в других странах мира, включая Соединенные Штаты, с помощью местных членов коммунистической партии, шпионов и солидарных, но некоммунистических «сторонников». В период холодной войны Соединенные Штаты, их союзники и протектораты создали свои собственные контркоммунистические пропагандистские сети и институты. Некоторые из них, такие как Радио «Свобода», были публичными. В других случаях антикоммунистическая пропаганда тайно поощрялась правительством США, которое посредством ЦРУ финансировало организацию «Конгресс за свободу культуры» и журнал Encounter.
В некотором смысле блоки периода холодной войны были гораздо более интегрированными, чем старые европейские колониальные империи или династические монархии. Не подлежит сомнению тот факт, что у династических империй были государственные религии, а колониальные империи то и дело утверждали, что являются носителями универсальной идеи — католической контрреформации в случае с Испанией, свободы в случае с Британией и просветительской миссии в случае с Францией. Но сочетание господствующих военных союзов, интегрированных межгосударственных промышленно развитых экономик и постоянной пропаганды военного времени, продолжавшейся в течение полувека, было с точки зрения истории в новинку.
Это считалось временным явлением — по крайней мере, как ожидали многие реалисты (включая и меня). Когда рухнула Берлинская стена, многие из нас считали, что союзы и тип мышления времен холодной войны, как и ее институты, исчезнут или будут радикальным образом преобразованы. В последовавшем «новом нормальном» мире большие и малые государства пересмотрели бы старые союзы исходя из холодного расчета своих национальных интересов.
Это вполне возможно. Но пока что дела обстоят иначе. Филиппины и Турция, бывшие близкие союзники США, афишируют свою независимость от Вашингтона. Но это лишь исключения, подтверждающие правило продолжающегося выживания блока холодной войны в Америке. В 1990-е годы многие опасались, что воссоединившаяся Германия быстро станет великой державой и будет стремиться создать свою собственную Центральную Европу. Вместо этого Соединенные Штаты сохраняли свое господство внутри НАТО, а альянс расширялся на восток, пока не столкнулся с серьезным сопротивлением со стороны постсоветской России в Грузии и на Украине.
Можно сделать вывод, что реалисты в основном правы относительно динамики мировой политики, но необязательно насчет ее крупнейших игроков. Что если главными действующими лицами мировой политики являются — и будут оставаться — не множество независимых государств, а небольшое количество более-менее постоянных иерархических многонациональных блоков, каждый из которых будет возглавляться одним или несколькими доминирующими национальными государствами?
Вера в то, что в индустриальную эпоху мир превращается в одну или несколько военно-экономико-политических агломераций, уходит корнями в девятнадцатое столетие. В конце XIX века эта идея способствовала конкуренции западных держав за иностранные владения. Она стала также основной причиной обеих мировых войн, которые произошли на фоне стремления немецких и японских режимов развивать и консолидировать собственные блоки или империи посредством регионального завоевания.
В книге «Революция управляющих» 1943 года бывший троцкист и ведущий теоретик консерватизма эпохи холодной войны Джеймс Бернхем (James Burnham) предсказал появление трех крупных блоков после Второй мировой войны, ядрами которых станут Соединенные Штаты, Германия и Япония. Его работа повлияла на антиутопическое видение Джорджа Оруэлла в его произведении «1984», затрагивающем постоянный незначительный конфликт между воображаемыми блоками сверхдержав Океании, Евразии и Восточной Азии.
Пророк из Бернхема вышел никудышный. Вторая мировая война уступила место биполярному миропорядку, при котором Соединенные Штаты и Россия — ныне сверхдержавы — стали гегемонами конкурирующих блоков, Япония — сателлитом Америки, Германия была поделена между блоками, а Восточная Азия и другие регионы оспариваются сверхдержавами в войнах через посредников.
Но Бернхем, оставаясь верным марксистской традиции, освободится от которой ему удалось лишь недавно, стремился интегрировать теорию глобальных экономических и социальных изменений в свою теорию геополитики. Это было и остается преимуществом подходов, схожих с подходом Бернхема, основанным на противостоянии современным господствующим на Западе научным концепциям миропорядка, которые изолируют, как правило, всего один фактор и пытаются построить на нем теорию.
С точки зрения теории международных отношений неореализм в чистейшей своей форме изолирует власть, приравниваемую, как правило, к военной мощи. Некоторые его разновидности пытаются объяснить внешнюю политику отдельных государств как реакцию на условия полярности: би-, мульти-, одно- или аполярности. Между тем, с другой точки зрения, обычная неоклассическая экономика игнорирует как национальные государства, так и блоки в качестве самостоятельных экономических субъектов и теоретизирует торговлю с точки зрения отдельных лиц и фирм, специализирующихся на несуществующем идеализированном мировом рынке. Третья точка зрения рассматривает политическую теорию, в том числе теории либеральной демократии, которые, как правило, почти не обращают внимания на реальные события в области национальной безопасности или экономики.
В некоторых направлениях научной деятельности идеализированные модели могут быть полезны, но не способствуют пониманию мировой политики. В этом случае три изолированных подхода теории международных отношений, теоретической экономики и политической философии могут создать гипотетический мир, в котором каждое государство имеет теоретическую возможность присоединиться к одному ряду союзов в целях военной защиты, к другому торговому блоку — ради коммерческих целей и к третьему ряду международных альянсов, объединенных, возможно, политическими убеждениями и социальными ценностями.
В реальном мире такой калейдоскопической сложности нет. Между военной, экономической и политической областями всегда существовало значительное единообразие подходов как во время холодной войны, так и спустя четверть века с момента ее завершения.

В Европе степень параллелизма членства в НАТО и членства в Евросоюзе высока, хоть и несовершенна. На членов как ЕС, так и НАТО оказывается сильное давление с целью соответствия общей либерально-демократической идеологии. Польшу и Венгрию, к примеру, другие члены ЕС и НАТО считают отказывающимися от прежних убеждений «нелиберальными демократиями» за их спорные политические курсы, связанные с общественным телевидением (Польша) и регулированием некоммерческих организаций и иммиграции (Венгрия) — курсы, которые в сравнении с автократическим Китаем или Саудовской Аравией трудно отличить от политики «либеральных» европейских соседей.
В других областях наблюдаются существенное наслаивание членства в военных союзах и членства в торговых блоках. Мегарегиональные торговые соглашения, поддержанные администрациями Буша и Обамы, Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство и Транстихоокеанское партнерство были предназначены отчасти с целью укрепления инициированных США альянсов для обеспечения безопасности в Европе и Восточной Азии. Предлагаемое Китаем всестороннее региональное экономическое партнерство (ВРЭП) было в равной мере геополитическим в своем ярко выраженном намерении, включая многие из тех же азиатских стран, что являются членами Транстихоокеанского партнерства, но исключая Соединенные Штаты. И существуют значительное пересечение между членством в Шанхайской организации сотрудничества — военном альянсе, возглавляемом Китаем и включающем Россию — и новыми экономическими институтами, поддерживаемыми Китаем, включая Новый банк развития БРИКС и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций. Евразийский экономический союз Владимира Путина столь же геополитичен, сколь промышленно важен.
Рассмотрение политики безопасности и торговли как отдельных сфер, каждая из которых имеет собственные внутренние закономерности и не связана с другой, может привести нас в замешательство, совсем как в индийской притче о слепых мудрецах и слоне, в которой мудрецы путались в собственных ощущениях при прикосновении к слону и не могли понять, что и хобот, похожий на змею, и большое плоское ухо, и древоподобные ноги были частью одного и того же животного. В нашем случае такими животными являются блоки.
Ответственный подход к блокам означает отказ от идеи национального интереса как списка разобщенных приоритетов в пользу признания того, что национальные интересы как доминирующей, так и подчиненной держав часто определяются лидерами как сохранение или расширение блока, к которому они принадлежат.
Для господствующей державы, которая направляет блок, последний приумножает национальную военную мощь и богатство путем присоединения к собственным населению и ресурсам иностранных. Учитывая низкие коэффициенты рождаемости и трудности повышения уровня производительности за счет инноваций, самым быстрым и эффективным способом повысить общий ВВП блока является присоединение к нему новых членов.
Блок может даже повысить статус держав второго эшелона. Например, население Евразийского экономического союза, включающего Россию, Беларусь, Казахстан, Киргизию и Армению, составляет 179 миллионов человек, из них 143 миллиона в одной только России.
Само собой разумеется, сила, основанная на территориальной экспансии и внутреннем росте, была стратегией прошлых империй. В условиях современности, основанной на правилах национального самоопределения и народного суверенитета, включение в состав государства дополнительных территорий путем завоевания будет считаться незаконным. Но схожие с неофициальными империями блоки можно создавать с помощью альянсов по обеспечению безопасности и торговых сделок, которые будет трудно отличить от фактического колониализма, когда один из партнеров является слабым протекторатом, а другой — великой державой или сверхдержавой.
На данный момент неоклассические экономисты и либертарианцы (два пересекающихся движения) могут возразить, что на мировом свободном рынке размер экономических блоков значения не имеет. Это правда, но к делу она не относится; безграничный мировой рынок никогда не существовал и существовать не будет в отсутствие мирового правительства. В разделенной между блоками великих держав мировой экономике отрасли промышленности с растущей засчет эффекта масштаба прибылью, такие как сфера производства, будут, скорее всего, наиболее продуктивными и динамичными в блоках с крупнейшими интегрированными рынками, то есть внутренними рынками густонаселенных государств и еще более густонаселенных блоков. Технологическая и коммерческая эффективность, обеспечиваемая масштабами, предоставляет, в свою очередь, возможность более быстрого роста, более высокого дохода на душу населения и увеличения налогов в абсолютном выражении, даже при низких ставках налогообложения — налогов, которые должны быть потрачены, среди прочего, на военные нужды. Это успешная стратеги, использованная более крупным и богатым американским блоком ради банкротства советского блока. В бессмысленном меркантилистском мире конкурирующих блоков так: чем больше блок, тем лучше.
Лидерам относительно слабых и малых стран — то есть большинства стран мира — членство в блоке может быть на руку, даже если соотношение сил внутри блока скорее иерархично, нежели эгалитарно. Экспортерам и импортерам малых стран может быть гарантирован доступ к рынкам и поставщикам блока, а также включение в цепь его поставок. В качестве де-факто протекторатов доминирующих стран блока слабые страны могут стать «иждивенцами», когда речь зайдет об обороне, и затрачивать на военные нужды относительно небольшие средства.
Помимо коллективной безопасности и экономических интересов, членов блока может объединять общая идентичность или ценности. Коммунистические режимы Варшавского пакта и советские республики марксистско-ленинскую идеологию признавали только на словах. Сегодня либеральная демократия не только в абстрактном, но и в более либеральном варианте — характеризующемся поддержкой мультикультурализма и массовой иммиграции — становится чем-то вроде официальной идеологии Евросоюза. Многие члены социальной элиты Европы утверждают, что считают себя в первую очередь «европейцами», а уже потом — британцами, французами, испанцами или греками.
Но современные блоки могут существовать и без этого третьего элемента общего самосознания и ценностей, только на основе единой военной и экономической политик. Саудовская Аравия остается частью блока США, хотя ее ценности вряд ли могут быть еще более несовместимыми с либеральным и демократическим мировоззрением Америки. А подход к международным отношениям правительств Китая и России, включая создание блоков, был охарактеризован «суверенитизмом» — высокой степенью уважения (или равнодушия) к внутренней политике и социальной структуре союзников и зависимых государств.
Критики-реалисты внешней политики США после окончания холодной войны склонны приписывать неодобряемые ими политические курсы к наивному идеализму или утопизму. Это может показаться правдоподобным в свете утопических логических обоснований, на которые ссылаются защитники идеи расширения НАТО («расширение круга рыночных демократий»), войны в Ираке («глобальная демократическая революция») и смены режима в Ливии (концепция «ответственности за защиту»). Но с точки зрения общественного потребления, данные обоснования не всегда целесообразны.
В основе внешней политики обеих партий США лежит убежденность в том, что существование американского блока находится в сфере национальных интересов. Из этой аксиомы следует, что национальным интересам отвечает абсолютно все, что укрепляет американский блок. Блок может расширяться, если это возможно; допускать его сокращения в любом случае нельзя.
Несмотря на то, что интересы блока, сконцентрированного вокруг Америки, совпадают с долгосрочными интересами Соединенных Штатов, следуя данной логике, в краткосрочной перспективе придется, возможно, пожертвовать узконациональными американскими интересами ради обеспечения функциональности блока. И если сохранение многонационального блока потребует жертв со стороны американского народа, так тому и быть. Если кому-то из американских солдат нужно умереть ради демонстрации доверия США к слабым зависимым государствам и тем самым не позволить другим протекторатам потерять веру в Америку как гаранта безопасности, в таком случае цель оправдывает средства. Если какие-то американские предприятия и отрасли промышленности необходимо принести в жертву ради привлечения в блок или сохранения в нем иностранных государств посредством одностороннего доступа для своих экспортеров на рынки США, такую жертву принести следует. Что хорошо для американского блока, хорошо и для Америки.
Транзакционный национализм Дональда Трампа ужасает двухпартийную внешнеполитическую элиту США: по их мнению, президент не осознает, что поддержание блока — не просто одна из нескольких задач, а доминирующая цель стратегии США. С точки зрения элиты, вопрос о том, не прогадали ли американцы, защищая Японию, Южную Корею и богатых союзников по НАТО, равнозначен просьбе проанализировать затраты и результаты защиты федеральным правительством южного или западного побережья США. Большинство членов внешнеполитической элиты могут вообразить Южную Корею или Польшу за пределами военного блока США не более, чем собственные Вирджинию или Калифорнию за пределами территорий Америки. Их тревога может оказаться преждевременной, потому что Трамп, кажется, больше заинтересован в оказании давления на союзников США, чтобы те в большей степени содействовали альянсам под руководством США, чем в их роспуске.
Внешнеполитические круги европейских стран, подобно своим американским коллегам, не находятся во власти бисмарковских реалистов, изо дня в день производящих холодный расчет, не превысят ли расходы членства в НАТО и ЕС сопутствующие выгоды, с точки зрения узко определенных национальных интересов. В ходе кампании, завершившийся прошлым летом голосованием за выход Великобритании из состава ЕС, именно аутсайдеры-популисты приводили доводы в пользу британских (или английских) национальных интересов. Практически вся британская элита против данного шага возражала. Иногда они прагматично утверждали, что стоимость Брекзита будет катастрофически высока. Очевидным было то, что членство как в Евросоюзе, так и в трансатлантической евро-американской системе является важной частью их личностного и профессионального самоопределения. Для верхушки британского общества выход из ЕС мог быть либо шуткой, либо кошмаром.
В таком случае загадка, озадачившая в нашей истории Рипа ван Винкля, решена. Советская угроза стала, возможно, первоначальным стимулом к формированию НАТО и косвенным — единой Европы. Но трансатлантический евро-американский блок настолько интегрирован, так сильно скреплен связями военного сотрудничества, экономической взаимозависимости и общих ценностей и настолько существенен для самоопределения бомонда по обе стороны Атлантики, что выдерживает испытание временем даже в отсутствие реальной угрозы со стороны России как сверхдержавы, сравнивать которую с ограниченным ревизионизмом Путина просто нельзя.
В других регионах, таких как восточная, центральная и южная Азия, а также в Персидском заливе, существует менее глубокая межнациональная интеграция и более традиционные союзы, действующие по принципу незаинтересованности сторон. В современном Евросоюзе нет ничего похожего на присущую марксизму-ленинизму идеологию крестовых походов бывшего коммунистического блока или на доминирующий, если не всеобъемлющий, леволиберальный вариант демократии. В Азии, в отличие от Североатлантического региона, все еще встречается нечто похожее на традиционное реалистическое представление о транзакционной народной дипломатии, основанной на вычислении дискретных интересов государства.
Но даже в самом сердце политического прагматизма XXI века, точка зрения представителей традиционного американского реализма будет, вероятнее всего, опровергнута. Причина заключается в том, что одобренная многими реалистами стратегия оффшорного балансировани, при которой Соединенные Штаты выступают «хранителями баланса» среди нескольких великих держав, будет неактуальна из-за долгосрочного роста благосостояния и мощи Китая, а также, как следствие, его господства в регионе.
Одной из возможностей изменения баланса сил являются более или менее фиксированные географические сферы влияния. И реалисты, и идеалисты, в том числе неоконсерваторы и воинствующие неолибералы, наличие сфер влияния не одобряют. Но в американской истории данное явление является сравнительно молодым. Еще до мировых войн Соединенные Штаты провели Доктрину Монро и определили собственную сферу влияния. Доктрина открытых дверей, выдвинутая Соединенными Штатами и Великобританией более века назад, не противоречила европейским и японским сферам влияния на территории маловлиятельного и разобщенного в то время Китая. Хотя Франклин Рузвельт, скорее всего, предвидел, что названные им «четверо полицейских» — США, Британия, Советский Союз и Китай — будут контролировать свои регионы после Второй мировой войны, холодная война быстро превратилась в соперничество противоборствующих либеральных и коммунистических взглядов за преданность постколониальных стран и «пленных народов» советской Европы. На практике Соединенные Штаты и СССР, конечно же, защищали свои сферы влияния в Восточной Европе, Карибском бассейне и Центральной Америке. Но идея о том, что слабые соседи великой региональной державы или сверхдержавы должны подчиняться местному гегемону, стала неактуальна. И действительно, в ноябре 2013 года госсекретарь Джон Керри провозгласил «эру доктрины Монро» завершенной.
Одно из толкований может заключаться в том, что историческая доктрина Монро потеряла свою актуальность в период после холодной войны, в ходе которого Соединенные Штаты отстаивали свою исключительную сферу влияния в качестве единственной в мире сверхдержавы, причем не только в Америке, но и в Европе, Азии, на Ближнем Востоке и в других регионах. Однако сегодня американский проект преобразования господства в рамках блока времен холодной войны в универсальную гегемонию — превращение всей планеты в единую сферу влияния — рухнул благодаря сопротивлению Китая, России и измученной войной американской общественности. Но внешнеполитическая элита США отказывается признать провал недавней заявки Америки на мировую гегемонию, делая вид, что так называемый «либеральный мировой порядок» находится под неоправданной угрозой со стороны Китая, России, а, возможно, и Ирана. Поскольку Китай и Россия оказывают умеренное сопротивление американскому блоку в Азии и Европе, они считаются угрозой либерализму, верховенству закона и глобальной демократии. Между тем, нелиберальные и антидемократические союзники Америки — Саудовская Аравия и Катар, ответственные за продвижение салафистских джихадистских ставленников в Сирии и других местах — необходимо рассматривать как государства, поддерживающие либеральный мировой порядок. Это лишь своего рода оруэлловская пропаганда. То, что двухпартийная внешнеполитическая элита США и ее союзники за рубежом называют либеральным мировым порядком — не более чем современный американский блок, наподобие «Свободного мира» времен холодной войны.
Текущие конфликты с Китаем и Россией — не просто препятствия на пути к глобальному господству США, а настоящие преграды. Нет ни малейшего шанса на то, что любого рода китайские и российские режимы — какими бы либеральными или демократическими они не были — когда-либо признают постоянное военное присутствие США у своих границ законным. Учитывая невысокие для американской общественности ставки для ведения рискованных войн с великой державой, наиболее вероятным долгосрочным результатом является либо нейтрализация оспариваемых промежуточных областей, таких как Украина и Южно-китайское море, либо создание в этих районах новых, военизированных прикрытий наподобие «железного занавеса» эпохи холодной войны.
В любом случае, кошмарный сценарий, инициированный в качестве предупреждения сторонниками глобальной гегемонии — разделения мира между региональными блоками и сферами влияния — будет осуществлен. Не будет ни устойчивого общепризнанного глобального военного господства США, ни управляемого правилами мирового свободного рынка. Вместо этого — по крайней мере, в краткосрочной перспективе — мы увидим ту версию мирового порядка, что была описана Бернхемом и Оруэллом: возглавляемая Америкой «Океания», некий китайский «восточноазиатский» блок и ориентированная на Россию «Евразия», намного меньше и слабее бывшего СССР. Со временем к Соединенным Штатам и Китаю в качестве ведущей военной и экономической державы могла бы присоединиться Индия, возможно даже со своим собственным блоком, назовем его «южноазиатским». Популистский национализм в Европе обречет любую попытку превратить континент в централизованный независимый блок, который был бы способен выступать на мировой арене как единое целое. В качестве альтернативы, Европа может оставаться протекторатом США, скатиться к нейтралитету, а в худшем случае — стать «зоной дробления», за которую будут снова бороться внешние силы.
В этом анализе ничто не противоречит классическому реализму. Но это говорит о том, что предпочитаемая многими современными американскими реалистами стратегия оффшорной балансировки может быть столь же неактуальна, как и отживающая свой век стратегия мирового господства неоконсерваторов и неолибералов.
Стратегия оффшорного балансирования предполагает относительную легкость вступления в альянсы и выход из них. А также для нее требуется достаточное количество крупных держав, а не две или три. Но мир, состоящий из нескольких колоссальных интегрированных межнациональных блоков не есть мир зыбких, легко аннулируемых союзов на коммерческих началах, в рамках которых конкуренты периодически меняются местами. Можно утверждать, что данный взгляд на мировую политику проецирует устаревшую версию силовой политики континентальной Европы девятнадцатого века на менее изменчивый мировой порядок XXI и XXII веков.
Что если мир будущего больше похож на мир, существовавший на протяжении большей части современной истории — поделенный среди крупных многонациональных империй, таких как китайцы, персы и римляне, которые расширялись до тех пор, пока они не сталкивались друг с другом? В мире военно-промышленных блоков, как и в старой системе аграрных вассальных империй, незначительные столкновения вдоль границ могут продолжаться столетиями, не приводя к конфликтам, перерастающим в войны на уничтожение.
Если я прав, Рип ван Винкль может разочароваться еще больше, если снова уснет и проснется в 2050 или 2100 году. К тому времени политика с позиции силы может измениться до неузнаваемости. Но более вероятным представляется сценарий, при котором великие державы и сферы их влияния ничуть не изменятся. Соединенные Штаты будут по-прежнему занимать господствующее положение в Северной Америке, а, возможно, и в Европе, части Азиатско-тихоокеанской зоны и других регионах. Сферу влияния Китая определить еще предстоит. Будут иметь место вялотекущие очаги напряженности, которые станут точкой пересечения этих и других блоков, поменьше. Фазы холодной войны между блоками будут чередоваться с фазами холодного мира. Степень свободной торговли, инвестиций и миграции внутри блоков может быть высока, но экономические отношения между блоками будут, как правило, конфликтными и руководствующимися принципом стратегического меркантилизма «кто кого».
А что насчет сплоченного мира, состоящего из поистине независимых стран, делящих один глобальный свободный рынок и контролируемых доброжелательными Соединенными Штатами или Советом Безопасности? Рип ван Винкль увидит такое если только во сне.
Майкл Линд
 — политический директор Программы экономического роста Фонда «Новая Америка» и автор работы The American Way of Strategy. Является также пишущим редактором издания National Interest.

http://inosmi.ru/politic/20170626/239656610.html

 

Ищет ли Россия замену Асаду?

Вопреки всему, что говорят… Ищет ли сейчас Россия замену Асаду?

Маджид Андура (Majid Andura)
Sasapost, Египет

Россия поддерживает режима Башара Асада уже на протяжении шести лет с момента начала сирийской революции, однако возникает ряд вопросов, на которые до сих пор нет никаких ясных ответов. Чего хочет Россия от Сирии на Ближнем Востоке? Почему она настаивает на сохранении режима, ведущего отчаянную борьбу, которая, кажется, скоро будет вестись простив своего народа? Действительно ли это вмешательство ради Башара Асада или это все ради интересов самой России?

Истоки вмешательства Москвы в сирийскую проблему

Россия начала вмешиваться в дела Сирии со времен начала сирийской революции в 2011 году путем использования своего права вето на резолюцию о санкциях в отношении режима Асада, если он будет продолжать применять насилие к мирным жителям сирийского народа.

Право вето — право пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН (Россия, Китай, Франция, Великобритания и США), которое позволяет каждому из них отклонить любое решение, представленное Советом Безопасности, без объяснения причин. Любая из этих пяти стран может отклонить резолюцию принятую 15 странами-членами, даже если это решение будет одобрено другими 14 государствами.

Право вето, первое для России по вопросу сирийской проблемы, было использовано этим государством восемь раз, большинство из которых было поддержано еще и со стороны Китая.

Использование права вето — это не единственное, что делает Россия для поддержки Башара Асада. Она также играет решающую роль во многих международных резолюциях, направленных против этого режима, всегда защищая и поддерживая его, даже когда он был обвинен в использовании химического оружия.

Осуществив военное вмешательство на территорию Сирии, Москва продолжает поддерживать и оказывать политическую поддержку режиму Башара Асада. Кроме того, до 2015 года Россия поставляла крупные партии своего оружия и системы ПВО войскам правительства, а 30 сентября того же года международное сообщество было удивлено и обескуражено тем, что она под предлогом борьбы с терроризмом направила свои военные самолеты бомбить объекты оппозиции в Сирии. Такие действия государство предприняло без согласования с международной коалицией, возглавляемой США, борющейся с «Исламским государством» (запрещена в РФ — прим. ред.) в течение года и прикладывающей максимальные усилия для того, чтобы остановить военные действия внутри Сирии.

Чем отличается военное вмешательство России?

Военное вмешательство России отличается от подобных операций других стран. Москва предприняла такие действия после ухудшения положения в рядах правительственной армии и боевиков, поддерживающих режим Асада. Кроме того, они потеряли более 70% территории всей Сирии после провального вторжения США, целью которого было устранение ИГИЛ.

Почему Россия вмешалась в дела Сирии именно в это время?

После ухудшения положения сирийской армии и значительного снижения ее боеспособности Москву посетил Касем Сулеймани — командующий спецподразделением Корпуса стражей исламской революции «Эль-Кудс» — с намерением обратить внимание Москвы на опасные изменения в военной обстановке, которые на тот момент происходили в Сирии. После нескольких поездок туда-обратно, большинство из которых были тайными, Сулеймани удалось убедить русских в достоверности своих опасений по поводу возможности свержения Асада.

Это подтверждает иранская газета «Киян»: Сулеймани — архитектор российского вмешательства в Сирию, он же является ключевой фигурой в соглашении о сотрудничестве между Россией, Сирией, Ираком и Ираном.

Вмешательство России в конфликт увеличивалось постепенно: сначала лишь частично признавали этот факт, чтобы проанализировать реакцию мирового сообщества, затем признали полностью, а после и вовсе сознались в том, что Москва имеет свои политические интересы в Сирии.

Сначала заявили о подготовке к постоянному военному присутствию на сирийской территории, а затем объявили о том, что это исполнения военных контрактов, которые прежде были заключены Москвой с режимом Асада.

Режим Асада стал фикцией, а бразды правления приняла Москва

В связи с вмешательством во внутренние дела Сирии большого количества государств, из которых одной из самых значительных является Россия, независимость Сирии выражается на данный момент лишь надписью на карте мира. Так, журнал Foreign Policy пишет: «После того как Дамаск полностью подчинился русским и иранцам, а Вашингтон стал поддерживать вооруженную оппозицию, Сирия перестала существовать, а раздел ее территории стал осязаемой реальностью ввиду отсутствия того, кто бы мог ее объединить».

В своем репортаже из Дамаска журнал говорит следующее: «после шести лет войны понятно, что режим Асада останется. Но он стал фиктивным, у него нет стратегии, как вернуть единство в страну, которую растерзала война.

Этому репортажу вторят те заявления, которые доносятся из России о том, что Дамаск не обладает политической волей и не в состоянии отстоять себя, и что именно Россия сейчас принимает решения по международной и внутренней повестке по Сирии.

Слабость сирийского режима не ограничивается лишь военно-политической сферой, она является всеобъемлющей. Она проявляется даже в неспособности в чем-то не согласиться с русскими. Foreign Policy выпустил статью израильского журналиста с британским гражданством Джонатана Сабайра из израильского центра Герцля, в котором он говорит о Сирии следующее: «Страна подчинена режиму Асада и его союзникам — Ирану и России — в то время, как США вооружают своих союзников, но никто из них по-настоящему не контролирует ситуацию».

Сабайр продолжает: «В последнюю ночь, которую я провел в Дамаске, молодые чиновники из Министерства информации, которые сопровождали делегацию, членом которой был и я, пригласили нас выйти выпить, это было в конце апреля, все заведения были переполнены, дул прохладный ветер, один русский журналист перебрал с выпивкой, его сопровождал человек в российской военной форме, который и привел его в соседнее заведение напротив отеля, где сидели мои коллеги. Они и журналист обменялись парой фраз, а затем вспыхнула словесная перепалка».

В своей статье автор продолжает: «В один момент русский журналист резко выхватил пистолет и направил его на одного из членов делегации, затем зашел в отель и угрожал одному из его сотрудников, человек в форме все это время был рядом с ним и молчал». В заключение Сабайр говорит: «То чем завершилась эта словесная перепалка говорит о том, что на самом деле творится в районах, контролируемых режимом. Когда члены делегации связались с правоохранительными органами, чтобы сообщить о произошедшем, они спросили о гражданстве нападавших, и когда услышали, что русские, то ответили, что не в силах ничего сделать».

Позиция России служит лишь ее интересам, а не асадовским, как это может показаться

Для любого посвященного в сирийскую проблему не является секретом тот факт, что Россия полностью поддерживает режим Асада и делает все для того, чтобы он остался у власти, но некоторые заявления, сделанные официальными лицами, подтвержденные конкретными действиями, свидетельствуют об обратном.

В материал «России сегодня» со ссылкой на австрийскую газету Die Presse и ее автора Мартина Килина говорится о перспективах военного сотрудничества между Россией и Ираном и политического диалога по Сирии после соглашения между Москвой и Анкарой. Как утверждает Килин, «Россия не может долго оставаться участником войны в Сирии, особенно после усложнения отношений с некоторыми странами в регионе, что сделало практически невозможным существование сирийского государства».

Килин также пишет: «Было бы совершенно естественно, если бы Асаду постепенно начали искать замену через соглашение, учитывающее российские интересы с одной стороны, и которое бы снизило напряженность в отношениях между Москвой и странами, которые с опаской относятся к ее роли в Сирии с другой стороны».

По этому же поводу министр иностранных дел России Лавров во время пресс-конференции со своим американским коллегой Джоном Керри и посланником ООН по Сирии Де Мистурой сказал: «Мы в общих чертах обсудили прекращение огня в Сирии, но не пришли к согласию по данному вопросу, мы не согласны с уходом Асада, и Россия считает, что это вправе решать только сами сирийцы».

Эти заявления последовали после нескольких обвинений, часть из которых исходили из Ирана, в частности от командующего Корпусом стражей исламской революции Мохаммада Али Джаафари: «Наш северный товарищ, который недавно пришел в Сирию, чтобы оказать военную поддержку стране, служит лишь своим интересам. Его, в отличие от нас, не интересует Асад и сохранение его власти, но в любом случае в данный момент он здесь и возможно вынужден выступать за Асада по каким-то другим причинам».

Очевидно, что разница в позициях Ирана и России, может заставить Москву предпринять собственные меры для гарантии сохранения уже достигнутых в Сирии результатов. Иран для России — тяжелое бремя в свете ее отношений с остальным миром, а позиции Тегерана не ограничиваются лишь поддержкой Асада, а содержат в себе экспансионистские идеи, основанные на религиозном факторе. Это лишь усугубляет политическую изоляцию Москвы.

В Сирии Россия добилась большинства целей, которые она ставила перед собой. Одна из самых главных — обеспечение безопасности военной базы Хмеймим в провинции Латакия и незыблемость позиций союзников, а также подтверждение эффективности ее оружия, чтобы, к в конечном итоге, это вылилось во что-то похожее на холодную войну с США.

Российские заявление подтверждают нелегитимность режима Асада: он был бы свергнут, если бы не ее вмешательство

Риторика российских должностных лиц изменилась, в ней стали слышны осуждение и даже угрозы в адрес сирийского режима, что вызвало насмешки со стороны врагов Асада.

Так, слова Сергея Лаврова, министра иностранных дел России, вызвали волну шуток со стороны сирийской оппозиции, большая часть которой приняли его слова как признание силы революционных группировок из уст врага. В одной из фраз в своем выступлении Лавров сказал, что сопротивление Дамаска было бы сломлено в течение двух или трех недель, если бы не российское вмешательство. Но со стороны членов иранских ополчений и «Хезболлы» это заявление вызвало волну негатива, так как это можно посчитать непризнанием их усилий в сохранении власти Асада. Рупорами их недовольства стали социальные медиа. Так, журналист Хуссейн Мортада, директор сирийского отделения иранского телеканала Al Alam в своем аккаунте в Twitter таким образом ответил Лаврову: «Если бы не сирийская армия, «Хезболла», силы сопротивления и стойкость Сирии, то Украина захватила бы Москву за несколько дней».

Лавров: если бы не Россия, Дамаск пал бы через две недели

Я: если бы не сирийская армия, «Хезболла» и силы сопротивления, Украина оккупировала бы Москву

А глава комитета по международным делам Константин Косачев, отвечая на заявления представителя США в ООН Ники Хейли, сказал в интервью CNN: «В Сирии нет политического решения, если Асад останется у власти», Асад, по его словам, есть «разрушение».

Это заявление совершенно не соответствует высказываниям Лаврова, оно подтверждает факт того, что Россия и Америка пытаются найти политический выход из кризиса, в котором для Асада нет места. Таким образом, стало необходимым найти замену режиму действующего президента.

Заявления России по Сирии ненадолго исчезли из политического дискурса, но вскоре вновь зазвучали с еще большей ясностью. Сайт «Табнак», который возглавляет генерал Мохсен Резаи, близкий к Корпусу стражей исламской революции, пишет: «Согласно российско-американскому плану, который обсуждали министр иностранных дел США Джон Керри со своим российским коллегой Лавровым, предполагается отстранение от власти президента сирийского режима Башара Асада».

Анализируя слова Лаврова «Табнак» добавляет: «Башар Асад — не наш союзник? Это первый раз, когда Москва подобным образом высказывается о президенте Асаде».

Открытые военные интервенции России в сирийскую землю

Российское военное вторжение в Сирию произошло спустя 5 лет после начала революции, но и до этого Россия поддерживала режим Асада на международной арене. В начале 2015 года российские вооруженные силы открыто вторглись в Сирию проигнорировав операции, которые проводились коалицией против террористов ИГИЛ, а также не поставив вопрос о своем вмешательстве для обсуждения в Совете Безопасности ООН.

Сначала в операциях были задействованы ВКС, базирующиеся на аэродроме Хмеймим, но затем стали проводиться и сухопутные операции в нескольких регионах Сирии.

Первыми провинциями, на землю которых упали русские снаряды 30 сентября 2015 года, были Хомс и Хама, а 7 октября того же года российские корабли на Каспийском море произвели пуск 26 межконтинентальных ракет по целям в Сирии, которые, по словам Москвы, поразили цели на территориях подконтрольных ИГИЛ. В провинции Хомс Россия оборудовала второй аэродром — «Шайрат».

Министр обороны России Сергей Шойгу на авиабазе «Хмеймим»

В Алеппо Россия под прикрытием с воздуха впервые участвовала в операции по зачистке Алеппо от оппозиционных сил совместно с «Хезболлой» и сирийской армией 8 февраля 2016 г.

Но не только в этих районах проводились бомбардировки ВКС РФ, не только по ним запускались межконтинентальные ракеты. Все это было и в сельских районах Идлиба и в Дейр-эз-Зоре.

Район Аль-Ваер в Хомсе стал свидетелем российского вмешательства иного рода, когда при посредничестве России было заключено соглашениями с оппозиционными силами, которое предполагало эвакуацию 30 000 человек — всех тех, кто изъявил желание продвинуться на север в провинцию Идлиб. Сам район отошел под контроль режима, а на его патрулирование вышла российская военная полиция, вооруженная крупно-калиберными пулеметами. Это первое военное вмешательство такого рода в Сирии со стороны России.

После полного перехода всех районов Алеппо под контроль сирийской армии и союзных ей сил Россия развернула батальон военной полиции в Алеппо, по словам Москвы, чтобы поддержать процесс политического урегулирования и мир в регионе. Все эти шаги стали для многих свидетельством того, как Россия превращает режим Асада в фиктивный режим.

Источник — inosmi.ru

США держат курс на столкновение с Сирией и Ираном после падения Ракки

США держат курс на столкновение с Сирией и Ираном после падения фактической столицы ИГИЛ*

«Чиновники администрации Трампа, в ожидании поражения «Исламского государства»* в его фактической сирийской столице Ракке, планируют то, что они воспринимают как следующий этап этой войны, — комплексное сражение, которое приведет их к прямому конфликту с сирийским правительством и иранскими войсками, борющимися за контроль над огромной полосой пустыни в восточной части страны», — сообщают Карен Деянг и Грег Йаффи в The Washington Post.

«В некотором смысле это столкновение уже началось, — говорится в статье. — Беспрецедентные удары США по [сирийскому] режиму и поддерживаемым Ираном силам ополченцев предназначались для того, чтобы предупредить сирийского президента Башара аль-Асада и Тегеран, что им не позволят противостоять или препятствовать американцам и их местным посредническим войскам».

«Пока силы режима и ополчений продвигаются на восток, старшие чиновники Белого дома подталкивают Пентагон к тому, чтобы устроить аванпосты в пустынном регионе с целью предотвратить военное присутствие в нем Сирии или Ирана, которое помешало бы армии США ослабить хватку «Исламского государства»* в долине реки Евфрат, простирающейся к востоку от Ракки и на территорию Ирака. Это малонаселенный регион, в котором боевики могут перегруппироваться и продолжить планировать террористические операции на Западе», — сообщают журналисты.

«Мудрость и необходимость такой стратегии, фактически вводящей Соединенные Штаты в сирийскую гражданскую войну после их многолетних попыток держаться от нее подальше и создающей риск прямой конфронтации с Ираном и Россией, другим основным покровителем Асада, являются темой напряженных споров между Белым домом и Пентагоном», — указывает издание.

«Некоторые в Пентагоне воспротивились этому шагу в связи с опасениями, что он отвлечет силы от кампании против «Исламского государства»* и что американские войска, размещенные на изолированных позициях в Сирии или поблизости от поддерживаемых Ираном ополчений в Ираке, не удастся защитить. Европейские союзники и коалиция по борьбе с «Исламским государством»* также поставили вопрос, будут ли достаточными для успеха численность и боеспособность обучаемых США сирийцев, которых вербуют и обучают для службы в качестве южного наземного авангарда», — говорится в статье.

Председатель Объединенного комитета начальников штабов Джозеф Данфорд «дал понять, что победа над «Исламским государством»* в Ракке и Мосуле, в которых возглавляемая США коалиция ведет последние этапы многомесячного наступления, не будет означать конца войны», передают авторы.

«Ракка — это тактическая [цель]. Мосул — тактическая [цель], — сказал Данфорд. — Нам не следует путать успех в Ракке и Мосуле с чем-то означающим конец войны. Думаю, нам всем нужно подготовиться к долгим боевым действиям».

«В среду Институт изучения войны в докладе со ссылками на источники в разведке и экспертов сообщил, что «Исламское государство»* в Ракке уже переместило «большую часть своего руководства, СМИ, химического оружия и ячеек для подготовки внешних нападений» к югу от города Меядин в провинции Дейр-эз-Зор, — говорится в статье. — Ни возглавляемая США коалиция, ни ее местные союзники, ни то, что институт назвал «российско-иранской коалицией», не могут «легко получить доступ к этой территории, расположенной глубоко в долине реки Евфрат в связи с нынешней расстановкой их сил».

*»Исламское государство» (ИГИЛ) — террористическая группировка, запрещенная в РФ.

22 июня 2017 г.

Карен Деянг, Грег Йаффи | The Washington Post

Источник — inopressa.ru

В ближневосточной колоде все козыри — у Путина

Инженеры нефтегазовой отрасли, совершившие революцию со своей технологией гидроразрыва пласта, вряд ли всерьез задумывались о геополитике, когда превращали США в ведущего производителя углеводородов. Но геополитические последствия этой революции потрясли весь мир. Уничтожены все старые представления об американских интересах на Ближнем Востоке, а этот и без того неспокойный регион превратился в настоящую пороховую бочку.

На военное и дипломатическое вмешательство США на Ближнем Востоке — особенно в районе Персидского залива — когда-то смотрели исключительно через призму американской зависимости от нефти и последствий от ее ценовых взлетов и падений для экономики страны. Сейчас ситуация изменилась, так как американская зависимость от ближневосточной нефти существенно снизилась, а опасные дипломатические вспышки в Персидском заливе, такие как продолжающаяся блокада Катара его соседями, уже не вызывают панику на нефтяных рынках.

В 2006 году импорт нефти в США составлял почти 13 миллионов баррелей в день, и примерно половину из этого количества поставляли страны ОПЕК. В марте текущего года чистый импорт был равен 4,2 миллиона баррелей, и в качестве самого крупного зарубежного поставщика нефти в США выступала Канада.

Это дало американской внешней политике большую степень свободы, но также привело к тому, что США начали отдаляться от ближневосточного региона, несмотря на израильско-палестинские мирные переговоры, которые недавно начал зять президента Дональда Трампа Джаред Кушнер (Jared Kushner) и у которых — далеко не радужные перспективы. Происходящее на Ближнем Востоке уже в меньшей степени беспокоит США, чем раньше, когда они зависели от ближневосточной нефти, дававшей топливо для ее экономики. Конечно, исламский терроризм по-прежнему представляет большую и усиливающуюся угрозу для Америки, но она вряд ли столь же остра и серьезна, как в Европе, где население ощущает ее повседневно. Хотя именно эта угроза привела к блокаде Катара.

США начали уходить с Ближнего Востока еще при прежнем президенте Бараке Обаме, который вывел американские войска из Ирака — пусть несколько тысяч и вернулись туда, чтобы воевать с «Исламским государством» (запрещенной в России террористической организации — прим. перев.) — и отказался от прямого вмешательства в сирийскую гражданскую войну. Так как образовавшийся вакуум заполнила Россия, поддержавшая кровавого властителя Башара аль-Асада, Запад может действовать в Сирии лишь на вторых и третьих ролях, поскольку не хочет идти на риск военного столкновения с Владимиром Путиным. Решение США сбить на этой неделе сирийский боевой самолет — это скорее всего единичный случай, своего рода предупредительный выстрел в сторону асадовского режима, но не прелюдия к масштабной опосредованной войне между Россией и Америкой.

Разрешить сирийский конфликт может только Путин, а российский президент не спешит выступать в роли миротворца. В его интересах — не допускать строительство трубопроводов через территорию Сирии. Газ по ним может пойти из Персидского залива в Европу, из-за чего существенно снизится ее зависимость от России. Само собой разумеется, что пока эту страну разрушает война и терроризм, ни о каких новых трубопроводах на ее территории не может быть и речи.

Россия может также посодействовать разрешению ситуации с Катаром, против которого в этом месяце ввели блокаду Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Египет и Бахрейн. Российских хакеров даже обвинили в том, что они разместили на государственном новостном сайте Катара «фейковые новости» проиранского содержания, которые подтолкнули Эр-Рияд и его союзников к введению эмбарго. Но саудовцам не нужны никакие оправдания, чтобы наказать Катар за его опасный флирт с Ираном, за укрывательство лидеров ХАМАС и «Братьев-мусульман» (запрещенной в России террористической организации — прим.ред.), а также за провокационные репортажи катарского канала Al Jazeera.

Сохранение напряженности между арабскими странами ведет к становлению России в качестве влиятельного игрока в ближневосточном регионе. Она вступила в альянс с суннитской Саудовской Аравией в попытке поддержать нефтяные цены (пока безуспешно), а также с шиитским Ираном, чтобы помочь Асаду. В партнерстве с Катаром и Ираном она разрабатывает общие для двух стран морские газовые месторождения, которые сулят большие объемы добычи. А катарский фонд национального благосостояния вступил в соглашение с Путиным о приобретении доли акций государственной нефтяной компании «Роснефть».

Пока невежественный Трамп выражает в Twitter поддержку Саудовской Аравии в ее противостоянии с Катаром (похоже, при этом он ставит на одну доску интересы США и свои собственные деловые интересы в регионе), его помощники по вопросам национальной безопасности срочно пытаются разрешить конфликт, угрожающий будущему Совета по сотрудничеству стран Персидского залива (который США поддерживают) и даже важной американской авиабазе в Катаре.

Похоже, что Путин обгоняет их всех на несколько шагов, тщательно продумывая свои ходы.

23.06.2017
The Globe And Mail, Канада
Конрад Якабуски (Konrad Yakabuski)

Источник — inosmi.ru

ВКС России за неделю перехватили у границы 14 самолетов-разведчиков

2933207 10.09.2016 Многоцелевые истребители Су-27 пилотажной группы «Русские Витязи» на международном военно-техническом форуме «Армия-2016». Евгений Биятов/РИА Новости

У границ России было зафиксировано 23 разведывательных полета. Из них 10 вылетов совершили ВВС США, четыре — Норвегия, три — Швеция, по два — Великобритания и Франция, по одному — Португалия и Япония.

Было осуществлено воздушное патрулирование самолетами дальней авиации акватории Балтийского моря. В нем участвовало два Ту-160, один А-50 и шесть Су-27.

Выполнен один наблюдательный полет совместной миссии Италии и США над российской территорией. Выполнены два наблюдательных полета российских экспертов над территориями Великобритании и США. Наблюдательный полет совместной миссии США и Украины над территорией России на американском самолете отменен в связи с неисправностью летательного аппарата.

21 июня над Балтийским морем два польских истребителя попытались сопроводить Ту-154 министра обороны России Сергея Шойгу, следовавший в Калининград, однако, по утверждению российской стороны, были «отогнаны» маневром одного из Су-27 сопровождения.

Может ли расширение военной операции США на юге Сирии угрожать интересам России

Антон Мардасов

Два высокопоставленных чиновника из администрации Дональда Трампа настаивают на расширении военных действий в Сирии, чтобы вступить в противостояние с Ираном и поддерживаемыми Тегераном группировками. Об этом сообщило влиятельное издание Foreign Policy со ссылкой на источники в Белом доме.

Как утверждается, старший директор по разведывательным программам в Совете национальной безопасности Эзра Коэн-Уотник и советник СНБ по Ближнему Востоку Дерек Харви хотят, чтобы США начали наступление в южной части Сирии, где американские военные несколько раз наносили удары по иранским прокси-силам, которые продвигались к аль-Танфу — опорному пункту воюющих против «Исламского государства» * формирований суннитских племен, поддерживаемых спецназом США, Великобритании, Норвегии и Иордании. Однако, по данным издания, министр обороны США Джеймс Мэттис уже неоднократно отвергал подобные идеи.

Помимо Мэттиса подобного развития событий не хотят другие военные и чиновники, в том числе высокопоставленные дипломаты. Они полагают, что это может привести к «опасной конфронтации с Ираном» в регионе. Точку зрения Джеймса Мэттиса также якобы разделяют представители военного командования, убежденные, что за расширением военных действий США может последовать ответный удар по находящимся в Ираке и Сирии американским военным со стороны подконтрольных Тегерану местных и иностранных шиитских отрядов.

Как отмечает Foreign Policy, глава Пентагона, а также председатель объединенного комитета начальников штабов ВС США генерал Джозеф Данфорд и представитель президента США в коалиции против ИГ Бретт Макгерк настаивают, что Вашингтону нужно сфокусироваться на вытеснении боевиков ИГ из их опорных пунктов, в том числе Ракки. «Это та стратегия, которая была одобрена, и к выполнению которой нужно приложить усилия», — отметил один из военных чиновников. В Белом доме никак не прокомментировали информацию.

Однако американские эксперты отмечают, что важно разделять сирийскую и иранскую стратегии США. С одной стороны, Тегеран формирует сухопутный коридор через Ирак, Сирию в Ливан, за счет чего резко усилит позиции в регионе, с другой, как отмечает советник по национальной безопасности бывшего вице-премьера Джо Байдена Колин Каль, радикальные действия могут осложнить отношения Вашингтона с шиитским правительством Ирака. Да и конкуренция с Тегераном в ближайшие месяцы — это явно не первоочередная задача США. И хотя Дональд Трамп избрал жесткую риторику в отношении Ирана, но пока администрация не предпринимала каких-либо реальных действий по ограничению влияния Тегерана в регионе.

Отметим, что «СП» не раз писала о событиях на юге Сирии и о том, что ура-патриотические эксперты в нужном для официальной пропаганды ключе трактуют происходящие события. В реальности альянс оппозиции в Сирийской пустыне состоит из местных суннитских племен, которые до продвижения шиитских интернациональных формирований к иракской границе воевали исключительно против «Исламского государства». А пока публичные эксперты продолжают «подозревать Штаты в поддержке ИГ», от боевиков которого в Сирии и Ираке продолжают гибнуть не только российские, но и американские спецназовцы, Москва и Вашингтон давно инициировали неофициальные переговоры по деконфликтации пространства на юге Сирии.

Руководитель центра исламских исследований Института инновационного развития, эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семенов считает все опасения по поводу американских действий на юге Сирии надуманными, при этом отмечает, что авторы статьи в Foreign Policy, скорее всего, неверно расставили акценты.

— Я сильно сомневаюсь, что американские военные боятся конфликта с Ираном — имеющимися силами они могут запросто эти угрозы минимизировать. У них есть все ресурсы для того, чтобы решить все проблемы с иранскими группировками в том же Ираке. Другое дело, что в условиях приоритета борьбы с ИГ они вряд ли будут обращать внимание на действия Ирана, если, конечно, они не срывают их планы по борьбе с исламистами. Кроме того, американцы смогут снизить активность проиранских шиитских боевиков тем, что их спецназ с опорой на местные силы будет успешно действовать против ИГ. Поэтому абсолютно неверно говорить о том, что американцы делят Сирию или каким-то образом выдавливают из нее Россию — операции на юге Сирии против ИГ с опорой на местные силы они проводили, например, и в 2016 году, но тогда сведения об этом просто не попадали в российские СМИ, а если и попадали, то довольно искаженно.

В настоящее время проиранские группировки вышли к границе с Ираком, формально преградив оппозиции путь для продвижения к контролируемому «Исламским государством» городу Аль-Букамаль в провинции Дейр эз-Зор. Но сейчас проправительственные группы не атакуют повстанцев-суннитов из «Революшн коммандо», поэтому первых не атакуют и американцы, поскольку удары они наносили тогда, когда шиитские боевики вели наступление в сторону аль-Танфа и угрожали оппозиции.

Я думаю, что пока у сторон в нынешних условиях нет конкретного плана наступления на Аль-Букамаль, поскольку американцы и «Революшн коммандо» располагают там сравнительно небольшими силами. Пока их задача — сохранить за настоящей умеренной суннитской оппозицией анклавы в районе аль-Танфа, Сувейды и Каламуна, и пока не будет решен вопрос о прекращении против них боевых действий под надуманными предлогами, никакого наступления на Аль-Букамаль ожидать не стоит. В противном случае, ввязавшись в бои с «Исламским государством», они рискуют получить удар с другого фланга от шиитских группировок.

«СП»: — В настоящее время силы оппозиции могут пройти сквозь блокпосты проправительственных шиитских групп для операции против ИГ в Аль-Букамале?

— На картах, в том числе и российского Генштаба, рисуют сплошные линии контроля территорий иранскими прокси-силами. В реальности речь идет о трех опорных точках в Сирийской пустыне, которые оппозиция и западный спецназ могут запросто миновать, не вступая в боестолкновения с проправительственными группами.

«СП»: — Цель проиранских групп — создание «шиитского коридора» в Ирак или в перспективе они могут начать наступление на ИГ и занять суннитские районы, тем самым спровоцировав дополнительную напряженность по этноконфессиональному признаку? Как мы знаем, в районе сирийско-иракской границы население неоднозначно относится к суннитским радикалам, и именно там, например, они нашли пристанище после войны в Ираке.

— Пока видно, что шиитские группы хотели открыть «коридор» в Ирак и соединиться с преимущественно шиитским иракским ополчением «Хашд аш-Шааби», которое пока воздерживается от продвижения на сирийскую территорию (хотя среди иранских прокси-сил в Сирии воюют иракские отряды из того же шиитского ополчения, но переброшенные туда ранее и другим путем — «СП»).

Если «Хашд аш-Шааби» через эту линию коммуникаций начнет вводить подразделения в Сирию, то это, конечно, осложнит ситуацию и может стать большой проблемой для разрешения конфликта политическим путем. Но входит ли в планы шиитских групп двигаться в сторону Аль-Букамаля — вопрос. Возможно, что туда будут наступать уже подразделения сирийской армии в рамках параллельного продвижения в сторону заблокированного гарнизона войск Асада в Дейр эз-Зоре. В той же Пальмире сейчас помимо шиитских групп, палестинцев есть подразделения 5-го корпуса ВС САР.

Не думаю, что наступление на Дейр эз-Зор, о котором так много говорят, будет осуществляться силами шиитских формирований. Пока у Асада нет сил на крупную операцию, но возможно, что действия в провинции Алеппо в будущем плавно перетекут в наступление на Дейр эз-Зор. Но даже если эти области будут взяты под контроль или сирийской армией, или курдско-арабским альянсом «Демократические силы Сирии», или альянсом «Революшн коммандо», или всеми по чуть-чуть, то у «Исламского государства» будет еще как минимум несколько лет для партизанской войны в районах Сирийской пустыни.

«СП»: — Как подобная ситуация увязывается с интересами России? Способны ли действия американцам угрожать линии Москвы в Сирии?

— На самом деле, на юге страны речь идет о разборках с иранскими группировками, которые пытались пробить «коридор» в Ирак и с помощью которых была остановлена операция оппозиции против «Исламского государства» (хотя правительственные силы с тем же успехом могли двигаться к Дейр эз-Зору от Пальмиры и уже там выдавить оппозицию с каких-либо нефтяных месторождений). Насколько я понимаю, операция была инициирована Дамаском и Тегераном, которые, судя по всему, отказались включать районы Сирийской пустыни в зоны деэскалации, хотя все силы там находящиеся — не джихадисты. Возможно, что тогда Москва пошла на уступки союзникам и сейчас вынуждена вести переговоры с Вашингтоном в той же Иордании для создания другой или других зон деэскалации, где гарантами будут выступать уже Россия и США.

Десятки российских солдат сложили головы. Помнят ли их на Родине?

Что касается переброски США модульных ракетных комплексов HIMARS на юг Сирии, то подобные комплексы уже давно переброшены на север страны и уже несколько раз применялись для ударов по боевикам «Исламского государства». Конечно, можно без конца твердить о том, что американцы нарушают суверенитет Сирии, но надо мыслить адекватно — он уже давно нарушен и зачем об этом постоянно повторять? Мало кого заботит присутствие американцев в Сирийском Курдистане и то, что благодаря их поддержке у ИГ отбиты многие территории. А почему американцы могут поддерживать курдов, арабов и др., входящих в «Демократические силы Сирии», и не могут поддерживать арабов из «Революшн коммандо», нацеленных на борьбу с ИГ, а не силами режима Асада?


* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией и её деятельность в России запрещена.

https://svpressa.ru/war21/article/174814/?cba=1

Греция и Турция намерены реализовать совместный проект с Россией

Премьер-министры Греции Алексис Ципрас и Турции Бинали Йылдырым на переговорах в Афинах обсудили продление газопровода «Турецкий поток» (Turkish Stream). Об этом премьеры сообщили, выступая с совместным заявлением для прессы.
Ципрас сказал, что растет сотрудничество двух стран в областях, имеющих стратегическое значение не только для них, но и для региона, для Европы и для европейско-турецких отношений.
«Так, например, в энергетическом секторе, наше сотрудничество в развитии трубопровода TAP/TANAP является основой для развития так называемого «Южного европейского коридора», с ответвлениями на все Балканы. В то же время, в рамках многомерной энергетической политики, которую мы поддерживаем, обе страны активизировали диалог по продлению трубопровода «Турецкий поток», — сказал греческий премьер.
Ципрас отметил, что Трансадриатический газопровод TAP строится быстрыми темпами.
Премьер Турции подтвердил, что обе страны продолжают сотрудничество в энергетике. «TAP является продолжением газопровода TANAP. TAP идет в направлении Италии и реализует, и мы реализуем совместный проект газопровода с Россией», — сказал Йылдырым.
«Я верю, что с завершением этих проектов трубопроводы, которые пересекут болгарскую и, возможно, греческую территорию, обеспечат безопасность поставок энергоресурсов в страны Евросоюза», — сказал премьер Турции.
«Турецкий поток» — новый экспортный газопровод из России в Турцию через Черное море. Он строится вместо «Южного потока», работы по которому Россия прекратила из-за неконструктивной позиции ЕС. В мае 2017 года «Газпром» приступил к строительству морского участка газопровода «Турецкий поток».
Первая нитка газопровода предназначена для поставок газа турецким потребителям, вторая — для газоснабжения стран Южной и Юго-Восточной Европы. Мощность каждой нитки составит по 15,75 миллиарда кубометров газа в год. Строительство планируется завершить к концу 2019 года. При этом Россия заявляла, что начнет строительство нитки на Европу лишь при гарантии Евросоюза.

Далее: https://news.rambler.ru/economics/37188932/?utm_content=news&utm_medium=read_more&utm_source=copylink

Война, которую никто не замечает

Адриан Боненбергер (ADRIAN BONENBERGER)

На востоке Украины продолжают идти вялотекущие, но жестокие бои, а мир их практически не видит. Для жителей домов, расположенных между позициями каждой из сторон в таких городах, как Марьинка и Авдеевка, этот конфликт стал очень заметной и неизбежной частью повседневной жизни.
Перестрелки начинаются каждое утро между 8 и 9 часами с регулярностью будильника. Щелкают снайперские ружья, винтовки, лают тяжелые пулеметы, а грохот от автоматических гранатометов раздается в смертоносных полях Донбасса. По ночам бои тяжелой артиллерии и танков заставляют жителей не выходить из домов, которые подчас представляют собой не слишком надежное убежище: 13 мая четыре мирных жителя Украины были убиты артиллерийским снарядом на территории Авдеевки, находящейся под контролем украинского правительства. Он был запущен с территории, контролируемой сепаратистами.

 

Дороги и поля усеяны противопехотными минами. Они нужны, чтобы сеять смерть, приводить к постоянным потерям, нагнетать ужас. В конце апреля один американец, работавший медиком в команде гражданских наблюдателей, погиб, а двое других членов команды получили ранения, когда мина уничтожила их автомобиль.
Непрерывные бои особенно тяжело переносят около 800 тысяч мирных жителей, которые до сих пор остаются в своих домах, расположенных у линии фронта или непосредственно на ней. Среди них — около 100 тысяч тех, кто живет в так называемой серой зоне между украинскими позициями и пророссийскими сепаратистами.

«Мы смертельно боимся затишья, — говорит женщина-украинка из Марьинки, живущая на линии фронта. — Это значит, что они готовят силы к какому-то серьезному удару». Окна дома, где живет эта женщина, забиты тяжелыми металлическими листами, чтобы защититься от пуль и шрапнели. В Марьинке живут от пяти до семи тысяч человек. До войны ее население составляло почти 10 тысяч человек.
Когда бывший пророссийский президент Украины Виктор Янукович сбежал в Россию в феврале 2014 года, в разгар ожесточенных антиправительственных протестов, мало кто представлял, что его отъезд может привести к таким последствиям. В течение месяца Россия аннексировала Крым и поддержала украинских сепаратистов, использовавших предоставленное Россией оружие — например, противовоздушные комплексы, с помощью которых, по версии следствия, был сбит рейс Малазийских авиалиний MH17. Украина оказала сопротивление в июне 2014 года, нанеся поражение пророссийским сепаратистам. Отчаянно стремясь ответить на унижение, Россия нанесла ответный удар, развернув свои обычные вооруженные силы и механизированные войска, задержав тем самым украинскую армию в Иловайске и Дебальцеве. С тех пор стороны находились в прямой конфронтации вдоль временной границы, растянувшейся на сотни километров вокруг Луганска и Донецка.

Около 100 тысяч солдат и добровольцев оказались в беспорядочно разбросанных траншеях, бессистемных гарнизонах и импровизированных боевых позициях по обе стороны конфликта, который принято так называть, потому что ни одно правительство еще не объявило войны. Многие украинцы надеялись, что победа Хиллари Клинтон на прошлогодних выборах в США приведет к активному западному вмешательству. Избрание Дональда Трампа на Украине встретили с печалью и пессимизмом: его высказывания во время президентской кампании дали украинцам понять, что он выступает на стороне имперских и территориальных амбиций России. Москва молча собирала на украинской границы вооруженные силы — быть может, чтобы наконец присоединить отбившиеся республики Донбасса. Президент Трамп еще не предложил никаких долгосрочных решений, связанных с этим конфликтом, помимо отправки на Украину скромной финансовой помощи. Его действия похожи на шаги бывшего президента Барака Обамы.
Это молчаливое одобрение существующего положения вещей позволило конфликту набрать силу и обороты. Ранее в этом году пророссийские сепаратисты допустили серию нарушений режима прекращения огня, которая стала самой масштабной с начала 2015 года. К середине марта правительство Украины поддержало спорную и дорогостоящую блокаду границы Донбасса.
Зима 2016-2017 года была трудной, положение усугублялось непрекращающимся конфликтом. Женщина в возрасте почти 80 лет, родившаяся в России и просившая, как и многие другие люди, с которыми я здесь разговаривал, не публиковать ее имени, так как боится мести, живет в квартире с бетонным полом и влажными стенами. Зимой по ночам, когда температура достигает минус 19 градусов по Цельсию, здесь кажется холоднее из-за резких порывов ветра, не встречающих никаких преград на равнинах. Она говорит, что газового отопления здесь не было с 2014 года. Зимой она использует электрические обогреватели. Они обходятся ей в 100 долларов в месяц при пенсии в 35 долларов.
«Я подрабатываю, чтобы мне хватало на жизнь, — рассказала она мне в интервью. — Я подметаю школьный двор, выращиваю овощи». С тех пор как из-за снаряда в комнате загорелся ковер, она держит у окна кувшин с водой.
Многие из тех, кто остался в зоне боевых действий, — пожилые люди, они слишком слабы, слишком бедны или слишком упрямы, чтобы переезжать. Одна женщина в возрасте около 90 лет живет в разрушенной боями Авдеевке. Стены ее дома изрешечены пулями и шрапнелью, обои в гостиной почернели от копоти, балкон сгорел после попадания в него ракеты в 2014 году. Она дошла до того, что живет на милостыню прохожих.
«Эта война — хуже прошлой, — рассказала она мне в прошлом году, говоря о Второй мировой войне, в которой она участвовала, служа в армии Советского Союза. — После трудностей молодости я никогда не думала, что вновь увижу войну, тем более в старости».
Из-за конфликта из региона уехали 2-3,5 миллиона людей. По данным Верховного комиссара по делам беженцев, по меньшей мере 1,6 миллиона украинцев переселились в результате боев на запад, ближе к Киеву. Россия утверждает, что 2,6 миллиона украинских граждан переехали на восток. В докладе, где представлены данные к 12 марта, агентство по делам беженцев также оценило, что с середины апреля 2014 года до середины марта 2017 года по меньшей мере 9940 человек были убиты и 23455 ранены.
Пограничные города, такие как Авдеевка и Марьинка, продолжают держаться. В других местах вдоль границы дела обстоят еще хуже. Год назад, когда я был в Опытном в августе 2016 года, его население составляло 13 человек. Как говорили жители, это — лишь крупица по сравнению со временем до войны. Там было много покинутых домов. В одном из них пахло, как на скотобойне. В бывших муниципальных зданиях в полах и потолках были пробиты дыры. Жизнерадостная настенная роспись с сюжетами деревенской жизни потрескалась и поблекла. Центрифуги в бывшей сельскохозяйственной лаборатории ржвалеи, птицы гнездились в бывшей библиотеке среди гниющих книг и технических руководств. Немногие мирные жители, которых я встретил во время той поездки, отдыхали на улице, пока одна старуха готовила что-то на открытом огне.
В этой «невойне» на востоке Украины Трампу не удалось даже немного улучшить ситуацию, которая сложилась в результате плачевных усилий Обамы в сфере противодействия российскому вторжению на украинскую территорию.
Пока президент Америки отвлечен расследованием о вмешательстве России в выборы 2016 года, которое проводят под руководством специально назначенного прокурора, президент России Владимир Путин оценивает возможности своей страны на Украине. Продолжающееся насилие в сочетании с последней волной убийств и покушений на Украине не сулит региону ничего хорошего в вопросе стабильности. Если Россия вторгнется на Украину, она может спровоцировать более обширный европейский конфликт, и 800 тысяч украинских мирных жителей, тихо стиснувших зубы в перерывах между артиллерийскими обстрелами, могут превратиться в 8 миллионов.

http://inosmi.ru/politic/20170622/239648987.html

 

 

Движения в Дохе за изменения действующего режима

© AFP 2017, Ashraf Shazly

Бассам Абд Ас-Самиу, Ахмад Мурад (Baasam abd As-Samiu, Ahmad Murad)

Один из основателей катарской службы разведки генерал-майор Махмуд Мансур заявил, что новая администрация США во главе с Дональдом Трампом отказалась от политики «управляемого хаоса», которая проводилась в регионе прежней администрацией во главе с бывшим президентом Бараком Обамой, поэтому правящая элита в Катаре под руководством Тамима Аль Тани завершила свою политическую стратегию, которая основывалась на «языке разрушений», и теперь она считает, что должна искать другой путь в сложившейся ситуации, чтобы управлять своими диверсионными операциями.
В тоже время генерал Мансур подчеркнул важность решения, принятого группой арабских и мусульманских стран о разрыве дипломатических отношений с Катаром, отметив, что решение было принято в подходящее время.
Генерал-майор Мансур в специальном интервью для газеты Al Ittihad сообщил, что решение разорвать дипломатические отношения с Катаром было необходимым и обязательным в сложившейся ситуации. В результате этого решения был причинен огромный вред арабскому миру из-за неприемлемого поведения Катара, который усердно поддерживает террористические организации. Махмуд Мансур говорит об неопровержимых доказательствах, таких как документы и сведения разведки, которые указывают на то, что правящий режим в Катаре финансирует террористические организации в различных арабских странах.

Al Ittihad: Этот прецедент является первым в своем роде на региональном уровне стран Залива. Четыре государства Персидского залива объявили о разрыве отношений с Катаром, а затем и другие арабских и мусульманские страны приняли такое же решение. Что вы думаете об этом решении?
Махмуд Мансур: Это решение было необходимым и обязательным в сложившейся ситуации. В результате был причинен огромный вред арабскому и мусульманскому миру из-за неприемлемого поведения Катара, который поддерживал террористические организации, предоставляя им деньги и оружие и другие ресурсы в соответствии с их потребностями. А также протягивал руку помощи террористам и их к террористической деятельности в арабских и мусульманских странах. Я считаю, что решение о разрыве дипломатических отношений окажет значительное давление на правящий режим в Катаре, который в течение нескольких лет поддерживал террористические организации в различных странах мира, а также предоставлял им убежище на своей территории.
— Были ли это решение принято в нужное время?
— Это решение было принято в очень удачное время, когда можно извлечь выгоду от нагнетания ситуации с терроризмом с целью воздействия на арабское, региональное и мировое сознание, представляя терроризм общим врагом. Ситуация с терроризмом находится под контролем, управлением и финансированием со стороны Катара на 100%. Это решение представляет серьезную угрозу для правящего режима в Катаре, особенно после выступления президента Египта Ас-Сиси на арабо-исламо-американском саммите в Эр-Рияде и предоставления серьезных доказательств, полученных службами безопасности в арабском мире, указывающих на то, что террористические организации финансируются Катаром.
Ложные сведения из Дохи
— Через СМИ Катар пытается отвести от себя подозрения международного сообщества. Решение о разрыве дипломатических отношений в первую очередь скажется на населении страны, которое окажется в блокаде и будет вынужден голодать. Как вы можете это прокомментировать?
— Эти утверждения и лживые сведения Доха предоставляет арабскому миру. Катар через через «Аль-Джазиру» всегда пытается показать себя «белым и пушистым», обвиняя других в попытке дискредитации страны из-за ее успехов и достижений. А сейчас открылась правда о правящем режиме в Катаре, которая подтверждается доказательствами, документами и разведывательной информацией о финансировании террористических организаций в различных арабских странах. Я хотел бы отметить, что нынешний кризис развивается не между Катаром (как государство и народ) и арабскими странами, а между арабскими странами и правящим режимом, который поддерживает терроризм и осуществляет заговоры против арабских государств. Эмир Катара Тамим унаследовал это от своего отца Хамада бен Халифа и дяди Хамада бен Джасима. Он думал, что способен создать всемирное государство со столицей в Дохе, занимающее всю территорию земного шара. Поэтому я считаю, что этот конфликт имеет не две стороны, а одну — арабский мир, который должен изменить направление политики одной из своих частей, которая называется государство Катар, чтобы вернуть его в ряд безопасных и заслуживающих доверия стран. Тем более, что Катар ограничен по площади, населению и потенциалу, а все, что у него есть это деньги, которые идут на поддержку террористических организаций.

 

Хамад бен Джасем бен Джабер Аль Тани

Поддержка терроризма
— Какую поддержку оказывает Доха террористам в Египте, Ливии и Сирии?
— Во-первых, Доха использует «Аль-Джазиру» для распространения информации, которая заставляет некоторых людей идти по пути «анархии и революции» по отношению к своему правительству. Во-вторых, она предоставляет убежище террористическим элементам, размещает их в огромных отелях, как в Катаре, так и за границей в любой точке мира, чтобы облегчить прямой контакт боевиков, а также обучает их свержению правительств в арабском мире, а затем предоставляет им значительные денежные средства для формирования террористических организаций в странах, куда Доха поставляет этих наемников. Например, в Турцию, которая является подходящим местом для обучения боевиков. Им предоставляют соответствующее обмундирование, оружие, боеприпасы для любой террористической деятельности, включая установление контроля над местным населением в выбранном Дохой районе, чтобы затем предоставить террористам морской, воздушный и наземный транспорт для боевых действий. Борьба разжигается с помощью щедрого финансирование, которое помогает контролировать новые террористические группы и обеспечивает таким образом лояльность по отношению к Катару. Кроме того, Доха обеспечивает пострадавшим террористам лечение в частных клиниках и в израильских больницах в Сирии и Ираке.
— Может ли Катар отступить от своей политики поддержки терроризма?
— Катар, который мы видели в течение последних 22 лет с тех пор как во главе страны по распоряжению США встал Хамад бен Халифа, закончил свое существование. Новая администрация США во главе с Трампом использует Катар в разрушении арабского и мусульманского мира для достижения «управляемого хаоса». Из-за этого правящая элита в Катаре под руководством эмира Тамима завершила свою политическую стратегию, которая основывалась на «языке разрушений», и теперь считает, что должна искать другой путь в сложившейся ситуации, чтобы управлять своими диверсионными операциями. Несмотря на то, что правящая элита гарантировала полное завершение своей стратегии, пройдет не так много времени до новой смены правящего режима. Поэтому чтобы гарантировать свое выживание, Катар поддерживает врагов и вражду между братскими и соседними государствами. И однажды наступит новое утро в арабском мире, когда Катар вновь станет его частью и придет новый правящий режим в стране, который встанет в один ряд с другими арабскими режимами. Все вышесказанное показывает видение арабского мира и мировых держав в последние несколько дней и теперь мы ждем подходящего момента.

 

© AP Photo, Militant website
Боевики террористической группировки «Исламское государство» (ДАИШ)

Катар и «Братья-мусульмане»
— Каковы причины поддержки Катаром «Братьев-мусульман»?
— Катар всего лишь исполнитель иностранных заговоров, направленных на создание кризисов в арабских странах. А вот о поддержке террористической группы «Братья-мусульмане», я говорю: «Братья-мусульмане» делают зло на добро. Катар сделал много полезного для «Братьев-мусульман», но они не поступали и не будут поступать хорошо, насколько бы душевно к ним не относились. На самом деле, Хамад бен Джасим является одним из ведущих участников заговора против арабского мира, который основан на иностранном распоряжении с тех пор, как Хамад бен Халифа отстранил своего отца от власти. С того момента Хамад бен Джасим стал премьер-министром страны, а затем министром иностранных дел Катара, чтобы присутствовать на заседаниях Лиги арабских государств, но не для того, чтобы передавать информацию о событиях из Катара, а для того, чтобы шпионить за арабским миром: он выполнял эту работу в течение последних нескольких лет.
— Но… Хамад бен Джасим был отстранен от власти в Катаре?
— Хамад бен Джасим не вышел из правящих кругов в Катаре. Он останется де-факто правителем Катара пока жив, и эмир Тамим не может помешать ему управлять государственным делами страны или раздавать катарские деньги террористам, которые разрушают арабский мир. Эмир Тамим не сильнее своего отца эмира Хамада, который оставил власть Тамиму, минуя Хамада бен Джасима, тем самым выведя его из правящих кругов. Однако Хамад бен Джасим все еще управляет делами государства и продолжит свою работу в осуществлении своей особой миссии по разрушению арабских государств.

 

Ситуация у мечети Аль-Фатх, где укрылись сторонники «Братьев-мусульман»

 
— Может ли Катар отказаться от «Братьев-мусульман»? Если это возможно, то как?
— Катар сможет отказаться от «Братьев-мусульман» в двух случаях. И один из них будет предшествовать другому. Первый случай будет иметь место, если США изменят свою политику в отношении преступных группировок, которые используют политизированный ислам. И это то, что сейчас начинает происходить в США при президенте Трампе, потому как он считает Америку избалованным ребенком, которого используют для того, чтобы вызвать хаос в арабском мире. США закончили играть эту роль, потому что некоторые арабские страны начали поднимать голову, стремясь перехватить господство у Америки и Западной Европы, а также начали бунтовать против США и Запада. Поэтому Запад решил «переломать кости» этим террористическим группам, которые они создали и ищут недорогие способы для достижения этой цели. А второй случай будет иметь место, если семья Аль Тани сделает попытку избавиться от Хамада бен Джасима.
— Где народ Катара во всем этом?
— Еще несколько лет назад были признаки недовольства. Сейчас не самые лучшие события происходят в каждый арабской стране, и это затрагивает правящий режим в Катаре. Проблема Катара не в американской базе, не в правящей семье, а в одной личности, которая распоряжается казной Катара и вносит хаос в арабский мир.

 

— Предыдущий эмир Катара шейх Хамад бен Халифа Аль Тани пришел к власти в результате государственного переворота в 1995 году, отстранив от власти своего отца. После этого ситуация в Катаре изменилась, а также политика страны претерпела изменения, став враждебной по отношению ко многим арабским странам. В чем причина?
— Сначала я хотел бы отметить, что то, что совершил бывший эмир Катара шейх Хамад бен Халифа Аль Тани, это не государственный переворот. Изменения в системе власти произошли в результате реализации западных указаний, которые были на руку Хамаду бен Джасиму Аль Тани, который был премьер-министром страны, а также министром иностранных дел Катара. В то время Хамад бен Джасим находился в должности министра по делам муниципалитетов, а после занимал пост заместителя министра. Таким образом, политика Катара в отношении арабских стран резко изменилась после 1995 года. До настоящего времени Катар реализовывает иностранные распоряжения, враждебные интересам арабских стран, особенно стран Персидского залива. Я помню, что, когда Великобритания, а затем Соединенные Штаты просили покойного правителя Катара эмира Халифа бен Хамада Аль Тани разрешения на создание военных баз на территории страны, эмир несколько раз давал отрицательный ответ. Западные страны использовали наследного принца Хамада бен Джасима, чтобы отплатить его отцу Хамаду бен Халифу Аль Тани и поспособствовать его отстранению от власти. Это объясняет, почему слухи об этом распространились за пределы Катара и почему начались беспорядки и кризисы в арабских странах. Тот факт, что Катар выступает в качестве исполнителя иностранных распоряжений, не делает его обязанным нести расходы за заговоры против арабских стран и предоставлять убежище для всех финансируемых им террористических группировок.
Роль «Аль-Джазиры»
— Как вы видите роль, которую играет сейчас Аль-Джазира?
— «Аль-Джазира» является инструментом для достижения цели, а не информационным каналом. Это подарок от Запада своему избалованному ребенку Хамаду бен Джасиму, который обладает полным правом собственности на него. Основная деятельность канала направлена на западных экспертов, целью которых является подрывная деятельность в арабском и мусульманском мире.
— Отношения между Египтом и Катаром были очень тесными во время правления бывшего президента Египта Мухаммеда Мурси. Что ждал Катар от правления «Братьев-мусульман» в Египте?
— В начале правления «Братьев-мусульман» в Египет из Катара прибыла делегация. Катарская делегация выразила признание «Братьям-мусульманам» за те усилия, которые они предприняли для создания разведывательной службы Катара, но я обнаружил, что они использовали Катар, чтобы добиться того, о чем они мечтали в Египте. И, возможно, это объясняет, почему хорошие отношения с Египтом в годы правления Мурси отличаются от напряженных отношений в годы правления Мубарака и Ас-Сиси.

 

© AP Photo, Kamran Jebreili
Сотрудник в офисе телекомпании Al Jazeera в Дохе, Катар

Тель-Авив и Доха
— И наконец. Насколько прочны отношения между Катаром и Израилем?
— Отношения между Катаром и Израилем существуют уже давно. Их не стыдятся в Дохе, даже несмотря на то, что они связаны Кэмп-Дэвидскими соглашениями.
Пробелы в комментариях Хамада бен Джасима

 

Бывший министр иностранных дел Катара Хамад бен Джасим вдруг появился в Нью-Йорке в телевизионном интервью на американском канале.
Хамада бен Джасим, отвечая на вопросы Чарли Роуза на канале PBS, рассказал о катарской политике за последние 21 год. Он увиливал от однозначных четких ответов, то отрицая отношения его страны с Ираном, то через час подтверждая существование нормальных отношений, а еще через час, оправдываясь тем, что это нормальные отношения с Ираном не поддерживает правительство.
В сообщение канала Al Arabiya говорится: если мы хотим понять катарскую политику, которая скрывает и показывает только определенные вещи, то мы должны вернуться назад, когда страны Залива не разорвали дипломатические отношения с Дохой и не оказывалось какое-либо давление на страну.
В 2013 году Хамад бен Джасим сказал: «Мы всегда считали, что должны быть в хороших отношениях с Ираном, и я думаю, что не имеет смысла иметь плохие отношения с ним».
Ответы Хамада бен Джасима показывают определенные усилия и намерения Катара расширить отношения с Ираном, даже несмотря на нападение на посольство Саудовской Аравии в Тегеране. Бахрейн и ОАЭ выразили солидарность Королевству, разорвав дипломатические отношения с Ираном, в то время как Катар не поддержал Саудовскую Аравию, которую Бен Джасим описал, как «хребет тела Залива».

 

© AP Photo, Mohamed Abd El Moatey, Egyptian Presidency via AP, File
Президент Египта Аб­дул-Фат­тах Халил Ас-Сиси и король Саудовской Аравии Салман в Каире

Кроме того, интервью Роуза с Хамадом бен Джасимом также коснулось последнего дела с «Братьями-мусульманами» о котором бывший министр иностранных дел сказал: «Мы имели дело с «Братьями-мусульманами», когда их избрал народ Египта. Но тем не менее, Катар был первым государством, которое поддержало правительство президента Абдель Фаттах Ас-Сиси, потому что все это является внутренним делом Египта».
Но даже этот ответ не был убедительным. Катар после падения режима «Братьев-мусульман» действительно начал оказывать денежную, информационную и другую помощь официальному правительству во главе с президентом Абдель Фаттахом Ас-Сиси, продолжая при этом сотрудничать с руководителям и членам «Братьев-мусульман» и предоставляя им убежище.
Хамад бен Джасим оставил много вопросов после своих комментариев в ходе последней встречи, в частности он заявил о том, что его страна находится в «осаде», хотя он прекрасно знает, что это не так. Кроме того бывший катарский министр иностранных дел знает о том, что Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн будут изо всех сил сдерживать Катар, если его позиции будут противоречить решениям ССАГПЗ и о том, что каналы, которые говорят об этом правду прекратили вещание еще когда он занимал пост министра иностранных дел.
«Центр»: «Братья-мусульмане» защищают своего «кормильца» — Катар

 

«Центр идеологической войны» при министерстве обороны Саудовской Аравии опубликовал сообщение на официальной странице в Twitter, в котором говорится о том, что организация «Братья-мусульмане», из числа которой выходят террористы-смертники, начали с помощью своих активистов защищать своего кормильца — Катар.
Центр сообщил: «»Братья-мусульмане» воспламеняют религиозный пыл в мусульманском мире, обещая создать исламский халифат». Радикальные положения Конституции халифата сформулированы на основе идеологии ИГИЛ и «Аль-Каиды» (запрещены в РФ — прим. ред.). В настоящее время «Братья-мусульмане» защищают своего «кормильца» и создают «законные условия» для формирования исламского халифата.
Основная задача Центра при министерстве обороны Саудовской Аравии, который возглавляет заместитель наследного принца Мухаммед бен Салман бен Абдель Азиз, обнаружить ошибки, слухи, подозрения и способы, которые используются для продвижения экстремизма и терроризма. А также разъяснить правильный подход к проблеме экстремизма и терроризма, используя различные идеологические инициативы в Саудовской Аравии и за рубежом, а также инициативы Исламской военной коалиции для идеологической борьбы с терроризмом и экстремизмом.

 

© AFP 2016, Fayez Nureldine
Министр обороны Саудовской Аравии принц Мухаммед бен Салман

Центр работает над тем, чтобы сформировать глубокое понимание проблемы экстремизма с помощью новых методов, а также над определением тех, кто служит мишенью для экстремистских групп. Кроме того, Центр исследует инструменты, применяемые экстремистскими группировками. Центр эффективно сотрудничает со многими учреждениями, идеологическими и информационными организациями, определяет эффективные методы пропаганды умеренности, толерантности, диалога и понимания ценностей в контексте веры в неизбежное мировое разнообразие, не заостряя внимания на абстрактных теоретических тезисах.
В Центре работают специалисты, которые выполняются различные функции, как в Саудовской Аравии, так и за ее пределами.
Австралия требует наказать Катар, который она называет «спонсором терроризма»

 

Австралийская компания ABC News сообщила, что власти обсуждают запрет на «Qatar Airways» и введение экономических санкций против Катара на фоне обвинений в поддержке терроризма.
Лидер австралийской консервативной партии Кори Бернарди заявил, что пришло время для федерального правительства быть более суровым с Катаром и лишить его интересов в регионе.
Через неделю после заявления Бернарди Саудовская Аравия, Бахрейн, ОАЭ, Египет и другие страны разорвали дипломатические и экономические отношения с Катаром, обвинив его в поддержке терроризма и укрывательстве лидеров террористических организаций на своей территории.
Бернарди объявил Катар «спонсором терроризма», в соответствии с утверждениями соседних стран и Фонда Клинтона в Соединенных Штатах.

 

© REUTERS, Stringer
Самолет катарских авиалиний в аэропорту в Дохе

Лидер австралийской консервативной партии поинтересовался: «Почему мы позволяем Катару защищать его продовольственную безопасность, если он подрывает нашу национальную безопасность?» Он указал на катарскую компанию «Hassad Australia», которой принадлежит 300 тыс. гектаров основных сельскохозяйственных земель в Австралии, призывая к необходимости заставить компанию продать эти земли.

 

Кори Бернарди сообщил, что будет уместно потребовать от Катара не вкладывать деньги в Австралию, пока он не прекратит поддерживать терроризм.
Кроме того, сенатор Бернарди заявил, о необходимости закрыть австралийское воздушное пространство для самолетов «Qatar Airways» и запретить Катару спонсировать любые австралийские спортивные команды. «Настало время защитить наши национальные интересы, а это означает перестать игнорировать страны, которые подрывают наши национальные интересы и спонсирует вражескую деятельность», — добавил Бернарди.
Кори Бернарди призвал президента Сената Роберта Брокеншира и министра иностранных дел Австралии Джули Бишоп принять решение по этому вопросу, отметив, что Катар использовал инвестиции в австралийские активы для увеличения денежных средств, которые пошли на финансирование террористической деятельности.

http://inosmi.ru/politic/20170621/239632202.html

Нет ни одной курдской партии, включая РПК, ни одного племенного союза, которые не имели бы связей с американцами и не были бы к ним лояльны.

Создание так называемого «Иракского Курдистана», который нависнет над территорией, контролируемой Багдадом, может разрушить далеко идущие иранские планы.

Референдум о независимости «Иракского Курдистана» назначен на 25 сентября 2017 года. О том, чего ждать от данной ситуации Ближнему Востоку, Sputnik Азербайджан расспросил главного эксперта Американо-азербайджанского фонда содействия прогрессу Алексея Синицына.

— Чем вызвано это решение иракских курдов, на поспешность которого обращают внимание многие эксперты?

— Проведение референдума – это эпизод практической реализации американского плана по кардинальному переформатированию всего Большого Ближнего Востока. Ее началом можно считать афганскую и иракскую военную кампании, которые развернул еще президент Буш-младший.

Но тогда у американцев все как-то не задалось, военные победы обернулись рождением запрещенной радикальной террористической организации «Исламское государство» (ИГ) и других террористических организаций, хаосом «арабской весны», интернационализацией ближневосточных конфликтов. Теперь же администрация Трампа будет пытаться склеить новые государства из разбитой ими посуды в арабской политической лавке. В нашем случае — «Независимый Курдистан». А некоторая поспешность объясняется тем, что сейчас Иран получил (по крайней мере, так думают в Тегеране) уникальную возможность осуществить свой проект создания «Шиитского полумесяца». Этот термин король Иордании Абдалла II ввел в оборот еще в 2004 году, и сейчас под ним понимают политический, идейный, военный, логистический коридор по линии Иран, Ирак, Сирия, Ливан. Иранцы чувствуют себя вполне комфортно в Ираке, а с разгромом ИГ они стремятся взять под контроль арабскую зону сирийско-иракской границы. Именно с этой целью иранский Корпус стражей исламской революции (КСИР) нанес удар баллистическими ракетами по террористам, блокирующим сирийский Дейр-эз-Зор.

Сейчас на границу со стороны Ирака вышла бригада афганских шиитов «Фатемийун». А это, как утверждают патронирующие афганцев офицеры КСИР, 20 тысяч бойцов. Не самые отважные и умелые, но Тегерану преданные. Проасадовские шиитские отряды милиции тоже рвутся к сирийско-иракской границе со стороны Пальмиры и на юго-восточном направлении. Именно по их боевым порядкам наносят удары самолеты проамериканской коалиции. Это ползучее наступление отдельных шиитских отрядов на сирийской территории американцы остановить бомбардировками не могут. Проводить же против них наземную операцию, используя свою арабскую «повстанческую» креатуру, не рискуют. Но вот создание так называемого «Иракского Курдистана», который нависнет над территорией, контролируемой Багдадом, все далеко идущие иранские планы гарантировано разрушит. Тем более, если вслед за иракскими курдами о своей независимости объявят и их сирийские соплеменники, которые контролируют большую часть сирийско-турецкой и северо-восточную зону сирийско-иракской границы.

— Но США должны понимать, что курдский сепаратизм пышным цветом расцветет не только в Сирии и Иране, но и в Турции, одном из самых сильных в военном отношении государств НАТО. Разве не этого так опасаются турецкие власти?

— Конечно, расцветет, хотя и в этом контексте мы сталкиваемся с удивительным парадоксом. В курдском сообществе наиболее убежденным противником независимости так называемого «Иракского Курдистана» является признанная террористической и в Азербайджане Рабочая партия Курдистана, злейший враг Турции.

Ее лидеры одержимы идеями местного самоуправления, мощной коммунальной власти, опирающейся на собрания жителей (прямая демократия) всего Ближнего Востока. Узнаете «старый, добрый» анархизм в формате идей «самоуправления независимых коммун» Михаила Бакунина до «коммунализма» американского радикала Мюррея Букчина? Реализовать эти наивные теории на ближневосточном пространстве абсолютно невозможно. Поэтому рано или поздно курдский национализм окончательно овладеет умами членов РПК, и они перейдут в ряды поборников «Независимого Курдистана», захватывающего земли Ирана, Ирака, Сирии и Турции. Сейчас без всякого энтузиазма к идее референдума о независимости относятся курдская партия Горран и Патриотический союз Курдистана, имеющие весьма тесные связи с Ираном. Но с ними, как говорится, «работают» и думаю, они рано или поздно поддержат инициативу Масуда Барзани.

— Вы считаете, что США окончательно поставили на курдов?

— Никакого единства взглядов по Ближнему Востоку не существует не только в американском истеблишменте, но и в самой администрации Трампа.

Недавно издание Foreign Policy сообщило о столкновении позиций директора Совета национальной безопасности Белого дома по разведке Эзра Коэн-Ватника и советника СНБ по Ближнему Востоку Дерека Харви, которые хотят, чтобы США перешли в наступление на юге Сирии, с министром обороны США Джеймсом Мэттисом, несколько раз отклонившим их предложение. Но по курдской проблематике они солидарны – курды являются самым надежным американским союзником на Ближнем Востоке. На днях США утвердили кредит иракскому правительству, из которого 200 миллионов долларов будут напрямую предоставлены министерству пешмерга (вооруженным силам) «Регионального правительства Курдистана».

«Кредит» — это только эвфемизм безвозмездных поставок американской техники и вооружений. Причем, далеко не первый. И вот что интересно, между курдами нет никакого единства – слишком много племенных, религиозных, политических противоречий. Но не существует ни одной курдской партии, включая РПК, ни одного племенного союза, которые не имели бы связей с американцами и не были бы к ним лояльны.

— Если референдум состоится и его результаты уже предопределены, то какие государства могут признать так называемый «Иракский Курдистан»? В СМИ проскользнула информация, что среди них может быть даже Россия.

— Это частное мнение лишь небольшой группы политологов, которое наиболее откровенно выражает доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ Геворг Мирзаян. Его аргументация, извините, никакой критики не выдерживает – мол, Москва готовится признать независимость «Курдистана», поэтому Роснефти разрешили проводить какие-то сделки с иракскими курдами. Но не только Роснефть имеет свои интересы в «Иракском Курдистане», там давно работают и американские ExxonMobil и Chevron и даже турецкая Genel Energy. Это что значит? Турки признают независимость Эрбиля от Багдада? Позиция Москвы давно определена – Россия категорически выступает против раздела как Сирии, так и Ирака.

Скажу больше, любые итоги подобного референдума вовсе не означают, что независимость «Иракского Курдистана» признают сами США, а вслед за ними Израиль, саудиты и другие. Сейчас почему-то не говорят о том, что подобный референдум уже проводился 12 лет назад, 98% жителей «Курдистана» проголосовали за независимость, но о нем американцы благополучно забыли, увлекшись концепцией «Нового Ближнего Востока», которая уже не подразумевала полную перекройку ближневосточных государств. Сегодня ситуация в Сирии и Ираке меняется с калейдоскопической быстротой – те же поддерживаемые США курдские формирования «Союза демократических сил» забуксовали при штурме столицы «Халифата» сирийской Ракки, а потенциально мощным сирийским игроком становится «Новая сирийская армия», которую США тренируют в районе иорданской границы. К тому же все ощутимее назревает шиитско-суннитское противостояние, главными фигурантами которого должны стать Иран и Саудовская Аравия. Так что, до «курдской независимости» могут руки и не дойти. Но она останется тем «чеховским ружьем», которое может выстрелить в последнем акте. Только каким он будет и когда настанет, предугадать невозможно.

Читать далее: https://ru.sputnik.az/world/20170620/410794440/aleksej-sinicyn-kurdskaja-nezavisimost-ostanetsja-chehovskim-ruzhem.html

Загадочный властитель России

Владимир Путин, новый президент России, заслужил восхищение соотечественников железной властной хваткой. Но затем произошла катастрофа с подлодкой «Курск». Сможет ли загадочный обитатель Кремля обуздать коррупцию и всесилие олигархов, или он снова пробудит к жизни призрак сталинизма?

Морин Орт (Maureen Orth)

В этом грязноватом, замусоренном рабочем районе Санкт-Петербурга вы не найдете потускневших следов былого величия этого города. Но именно здесь, в обветшавшем здании на задворках турбинного завода находится тот самый спортклуб, который во многом сформировал характер Владимира Путина и научил его дисциплине. Пятнадцать лет Анатолий Рахлин — невысокий, жилистый человек с копной седых волос и пронзительными голубыми глазами — тренировал «Володю». Под его руководством тот стал чемпионом по самбо и дзюдо, разъезжал с командой по всему Советскому Союзу. Самбо — русская аббревиатура от «самозащита без оружия» — представляет собой смесь дзюдо и борьбы, этот вид единоборств был популярен в середине шестидесятых, когда Путин был подростком. В самбо особенно важны быстрота, спокойствие, способность не проявлять эмоций и хранить молчание — как бы ни остра была схватка, и какую бы боль ни приходилось испытывать ее участникам. Путин — скупой на слова и самоуглубленный для внешнего мира, но иронично-обаятельный для близких — похоже, хорошо усвоил уроки самбо. В клубе на стене в ряду выцветших фотографий «мастеров спорта» — в России это звание дают за спортивные заслуги — на вас и сегодня смотрит грустноватый подросток Путин.
Конечно, уже тогда, как сейчас, Путин был человеком не только расчетливым, но и рисковым. Хотя его рост не превышает пять футов семь дюймов, и соревновался он в легком весе (до 135 фунтов (61,5 кг)), в 1976 году он стал чемпионом Ленинграда по дзюдо и выходил на татами даже против соперников, весивших вдвое больше. «Он запросто выходил против меня, — рассказывает Слава Окумин (Slava Okumen) (вес 316 фунтов (более 100 кг)), — хоть мы были и в разных категориях». (В те времена Окумин весил всего 246 фунтов (112 кг)). «И бросал меня. Воля к победе у него была невероятная». Некоторые сверстники Путина и сейчас приходят в клуб — попариться в сауне и поболтать в кабинете тренера, заваленном татами, старыми покрышками и ржавым спортивным оборудованием. Тренер Рахлин объясняет: «Володя был не „силовым» борцом, а скорее интеллектуальным — очень хитроумным борцом. Он всегда делал что-то неожиданное, был вынослив, очень силен, и схватка всегда проходила в головокружительном темпе».
Однако больше всего тренеру запомнилось другое качество Путина — преданность. И именно эта лояльность помогала Владимиру Путину подниматься по служебной лестнице — превратиться из безвестного, разочарованного подполковника КГБ, вернувшегося из Германии в 1990 году, в вице-мэра Санкт-Петербурга, а затем занимать один важный пост за другим в коррумпированном ельцинском Кремле. (Сразу вспоминается Роберт Дюваль (Robert Duvall) в роли консильери из «Крестного отца»).

За первые четыре года работы Рахлину пришлось пять раз переезжать в новые помещения для тренировок в разных районах огромного города. Другие дети уходили из секции, но Володя остался, хотя ему приходилось долго добираться до спортзала на троллейбусе. Путин — единственный ребенок в бедной, по словам Рахлина, рабочей семье — не покинул своего тренера и в годы учебы в Ленинградском государственном университете, когда на него давили, чтобы он выступал за команду «родного» ВУЗа, и уже став молодым офицером КГБ, когда ему фактически приказали вступить в спортивное общество этого ведомства. По словам Рахлина, «лучшими борцами становятся даже не самые талантливые, а те, кто больше всего предан спорту. Володя был предан спорту и верен своему тренеру».

© AP Photo, Dmitry Lovetsky
Первый заместитель мэра Санкт-Петербурга Владимир Путин

31 декабря прошлого года Борис Ельцин сделан блестящий тактический ход: он неожиданно подал в отставку и назначил Путина, тогда премьер-министра, исполняющим обязанности главы государства. В результате досрочные президентские выборы в марте этого года стали неизбежными. Путин — одним из первых своих указов в качестве и.о. президента он предоставил Ельцину иммунитет от любого судебного преследования после ухода в отставку (чего тот имел основания опасаться) — получил 52% голосов. Его предвыборная кампания была хитроумно спланирована в виде серии «мачистских» видеороликов, на которых Путин не говорил почти ничего, помимо обещаний установить «диктатуру закона»; тем временем государственные СМИ беспощадно поливали грязью его оппонентов.

7 мая, когда проходила инаугурация Путина, Анатолия Рахлина не было в Москве — он присутствовал на соревнованиях, но на следующий день, едва он зарегистрировался в одной из столичных гостиниц, тренера разыскали кремлевские чиновники. За Рахлиным прислали машину и, как он был, в спортивном костюме, доставили в святая святых Кремля на обед со смертельно усталым президентом России в его личной столовой: «Мы с ним 15 лет были вместе. Его мать умерла, отец тоже. Я — его второй отец».
Рахлин пытался помочь Путину расслабиться, «говоря ни о чем. Я рассказывал ему, как он должен следить за коленями». Затем Рахлин попросил фото президента с дарственной надписью, но у Путина ни одного снимка под рукой не оказалось, и они поехали в здание правительства: Путин еще не успел перевезти вещи из своего премьерского кабинета. Рахлин получил снимок Путина в кимоно дзюдоиста; теперь он висит у него в спортклубе. Позднее Рахлина попросили сообщать секретарю президента обо всех предложениях дать интервью. Но мы к тому времени уже успели побеседовать.
По словам тренера, Путин признался ему: самая тяжелая из президентских обязанностей для него — встречаться с огромным количеством «простых людей» в ходе поездок по стране. «Он рассказывал, что они только жалуются или плачут, потому что жизнь у них — очень тяжелая, — вспоминает Рахлин. — Они не могут поверить, что перед ними живой президент, и надеются, что он сможет улучшить их нищенскую жизнь. Это его смущает».
В июле, на Окинавском саммите «большой восьмерки» Путин увенчал свой впечатляющий «дебют» в компании глав ведущих промышленно развитых государств мира (среди прочего он предложил им переписываться по электронной почте) визитом в японский дзюдоистский клуб, где он выбрал для спарринга подростка, и предложил ему бросить себя на татами. Журналистам он рассказал, что его любимый прием дзюдо — это дзаси-бараи: быстрая атака и подсечка.
Путин, к необычайному удивлению кремлевских имиджмейкеров, моментально завоевал популярность прошлой осенью, когда он, став третьим по счету премьером за последние два года, взял на себя ответственность за начало кровавой и жестокой войны в Чечне, в результате которой была стерта с лица земли столица республики Грозный, а жертвы среди гражданского населения исчисляются многими тысячами. Путин расценивает конфликт в Чечне как мятеж, инспирированный террористами, и называет «чеченских бандитов» передовым отрядом исламских фундаменталистов, стремящихся отобрать у Российской Федерации значительную часть ее территории. Его усилиям по «демонизации» чеченцев способствовала убежденность многих москвичей в том, что весь центр столицы контролирует чеченская мафия. После весьма подозрительных взрывов жилых домов «чеченскими террористами» прошлой осенью, в результате которых погибло до 300 гражданских лиц, рейтинг Путина взлетел до небес — хотя доказательства того, что взрывы действительно были делом рук чеченцев, весьма скудны. «Раньше военные действия на Кавказе неизменно снижали рейтинги популярности, — рассказывает консультант Кремля, политтехнолог-манипулятор Глеб Павловский. — Путину удалось совершить чудо. Мы этого никак не ожидали!»
Путин, которого Ельцин, по словам Павловского, «испытывал», стал настоящей находкой. Коррумпированная ельцинская «семья», стремившаяся держать под контролем процесс передачи власти и остаться у руля, начала готовиться к «послеельцинской» эпохе чуть ли не с того дня, когда президент в 1996 году был переизбран на второй срок (Павловский называет это «своего рода Манхэттенским проектом»). Они втайне проводили социологические исследования, пытаясь определить, какого рода личность российский народ воспримет как своего «героя». И вдруг до них дошло: вот он, прямо под носом — Путин: живой Штирлиц, выдуманный герой популярного старого фильма о разведчике из КГБ, внедренном в СС во время второй мировой войны, воплощавший в себе идеалы россиян. Они тут же запустили кампанию по созданию образа Путина-Штирлица. Они создали деидеологизированную политическую партию под названием «Единство», и та заняла на парламентских выборах второе место после коммунистов, получив 24% голосов.

© AFP 2016,
Милиция перед зданием КГБ на Лубянской полощади в Москве

«Штирлицевская» кампания подсказала Павловскому, как Путин может преодолеть два изъяна в своем имидже — принадлежность к КГБ (организации, вряд ли ассоциирующейся с демократическими реформами) и тот факт, что его подобрал в преемники крайне непопулярный Ельцин. «Но он же офицер разведки — а значит все очень просто. У него есть алиби: он сохранял „легенду», втайне ожидая приказа… Принимал ли он участие в реформах? Да, но он же Штирлиц, который в фильме носит эсэсовский мундир, но на самом деле не эсэсовец. Видели ли его на демонстрациях? Нет, конечно! Он же Штирлиц, и не мог там „светиться»». «И это подводит нас к главному парадоксу, — продолжает Павловский. — Преемником его выбрал Ельцин, а Ельцина ненавидела вся страна. Но опять же: Путин — это Штирлиц, и он сумел настолько искусно войти в доверие к Ельцину, что даже Ельцин на него рассчитывает! Такой вот получился многослойный механизм». При этом, добавляет Павловский, «власть, конечно, должна сохранять ореол загадочности, магии. Особенно в России. И Путин идеально отвечает этой потребности».
Свою лепту, пусть неосознанно, внесла и оппозиция. По словам Павловского, «они полностью сосредоточились на антиельцинской кампании. Они начали верить собственной пропаганде, считая Ельцина каким-то сумасшедшим, который меняет премьеров чуть ли не для развлечения, а не решает вполне разумную задачу подбора преемника. Мы надеялись на то, что они воспримут выбор Путина как очередную фатальную ошибку Ельцина». Так и случилось. «Путин был сверхпопулярен, а они объявили его своим врагом — верх идиотизма!» Кремлевская тактика сработала превосходно. «Когда мы поняли, что все думают так, как мы хотим, в психологическом плане мы начали «открывать шампанское», — с восторгом вспоминает Павловский.
После парламентских выборов 19 декабря, «а по сути — президентских выборов, поскольку люди голосовали за Путина, мы поняли, что больше „прятать» Путина нельзя». Если бы Ельцин вскоре после этого не ушел со сцены, «Путину пришлось бы озвучить свою позицию в отношении Ельцина и ельцинского прошлого». Но после того, как Ельцин 31 декабря ушел в отставку, «мы поняли: у нас есть один-два месяца на то, чтобы Путин набрал силу в качестве главы исполнительной власти».
И имиджмейкеры расстарались: россиянам показывали, как на Новый год Путин дарит охотничьи ножи солдатам на чеченском фронте, как он грубо, на тюремном жаргоне, дает понять, что намерен круто «разобраться» с чеченскими партизанами («В туалете поймаем — мы и в сортире их замочим, в конце концов»), как Путин сидит за штурвалом двухместного реактивного истребителя. «Путин все время показывал: он может не только говорить, но и делать, — поясняет Павловский. — Он продемонстрировал, что как бывший офицер разведки умеет обращаться с оружием — даже пилотировать истребитель». Население России, униженное поражением в первой чеченской войне в 1996 году и утратой их страной сверхдержавного статуса, измученное всепроникающей коррупцией в госаппарате и экономическим спадом, тосковало по молодому, энергичному лидеру, которым можно было бы гордиться — человеку, который восстановит законность и порядок, покажет, кто в стране главный. Демократия по сути волновала людей во вторую очередь.
До трагической гибели атомной подлодки «Курск» и 118 человек ее экипажа, когда Путин не прервал отпуск на Черном море, чтобы взять на себя руководство в этой кризисной ситуации, новый президент укреплял свою власть головокружительными темпами. Он запугал или оскорбил многих представителей элиты, но при этом сохранил высокий рейтинг популярности. Он договорился с коммунистами в Думе, что те разделят контроль над нижней палатой парламента с его собственной партией «Единство», и в целом, похоже, добивается всего, чего хочет. Сейчас он по сути создает в стране двухпартийную систему: ее составят «Единство» и коммунисты. Еще важнее, впрочем, другое: он разделил страну на семь федеральных округов, возглавляемых его представителями. Этот шаг призван приструнить избираемых всенародно губернаторов 89 российских регионов, многие из которых заключают коррупционные сделки в обход федеральных властей. Многих наблюдателей, как в самой России, так и за рубежом, однако, встревожил тот факт, что пять из семи округов возглавили отставные генералы из вооруженных сил или спецслужб. Озвучивая опасения о возрастающей роли спецслужб в жизни страны, правозащитница Елена Боннэр, вдова знаменитого диссидента Андрея Сахарова, отмечает: «На мой взгляд, КГБ никогда и никому не позволяет покинуть зону своего воздействия. Формально можно уволиться из этой организации, но в психологическом и профессиональном плане Путин всегда будет находиться под ее влиянием».

Путин добился принятия акта, упраздняющего систему автоматического членства губернаторов в верхней палате парламента, и позволяющего снимать их в должности, если глав регионов уличат в нарушении закона. Теперь регионы должны перечислять в федеральный бюджет куда большую долю своих налоговых поступлений. Парламент еще больше ослабит создание «государственного совета», к которому, по прогнозу, должен перейти ряд важных полномочий верхней палаты.
Кроме того, Путин и его команда экономистов-либералов приступили к реализации нового плана, стимулирующего развитие российской экономики, включающий и радикальную налоговую реформу, призванную привлечь западных инвесторов. Ее краеугольный камень — упрощение подоходного налога за счет введения единой ставки в 13%; это должно побудить зажиточных россиян хоть что-то платить в казну. Однако это сопровождается повышением акцизов на бензин, водку, и сигареты; худшее, впрочем, судя по всему еще впереди — нынешней осенью власти намереваются сократить субсидирование коммунальных услуг. Однако после гибели «Курска» и взрыва бомбы в оживленном подземном переходе в центре Москвы на первый план вышли серьезнейшие проблемы с безопасностью в России и состоянием ее вооруженных сил.
Российская пресса отреагировала на эти события энергичнее, чем когда-либо раньше, а общественное мнение вдруг в полный голос заявило, что с ним следует считаться, но Путин — вместо того, чтобы проявить интуицию опытного политика, сплотив вокруг себя страну в решающий момент — повел себя как робкий, помешанный на секретности советский бюрократ. Четыре дня он отказывался принять иностранную помощь для спасения экипажа «Курска», и ничем не препятствовал распространению командованием ВМФ дезинформации о катастрофе. Долгосрочное воздействие истории с «Курском» на способность Путина держать в руках бразды правления можно будет оценить лишь через несколько месяцев.
До «Курска» самым неоднозначным шагом Путина стали репрессии против оппозиционных СМИ — арест одного из влиятельнейших российских олигархов, Владимира Гусинского, владельца империи «Медиа-Мост», включающей влиятельный телеканал НТВ, по обвинению в финансовых махинациях. Гусинский утверждает, что обвинения в его адрес беспочвенны, хотя эксперт по России Дмитрий Саймс (Dimitri Simes) в эфире передачи The NewsHour, отвечая на вопрос ведущего Джима Лерера (Jim Lehrer) заметил: этот медиамагнат «больше напоминает Меира Лански, чем подлинного демократа». По словам властей, он получил контрольный пакет высокоприбыльного телеканала всего за пять тысяч долларов, якобы выплатив чиновнику, отвечавшему за продажу акций, миллионную взятку.
В июле, после сильной негативной реакции внутри страны и за рубежом, обвинения против Гусинского были неожиданно сняты: поползли слухи о некоей сделке, предусматривающей продажу «Медиа-Моста» и его переход в руки государства, но представители НТВ это отрицают. Игорь Малашенко — «второе лицо» в руководстве «Медиа-Моста» — предостерегает: «Путинская концепция консолидации власти проста: все взять под контроль. Он не верит в систему сдержек и противовесов. Любые сдержки и противовесы для него — лишь помеха». Похоже, этими действиями путинская администрация дает понять другим: непокорные элементы будут приведены к повиновению.
Случай с Гусинским — крайность, но он далеко не единичен. Свобода печати остается весьма «чувствительным» вопросом. Прошедшей зимой Путин подвергся резкой критике за то, что он оправдывал российских военных, похитивших корреспондента Радио «Свобода» Андрея Бабицкого — известного противника Чеченской войны. Павел Фельгенгауэр, обозреватель Moscow Times и ведущий на Радио Москвы, утверждает: «Я знаю ситуацию изнутри и могу сказать — свободной прессы у нас нет. Материалы журналистов либо искажают, либо не публикуют, либо им говорят, что следует написать».
В российской прессе и интернете пышным цветом цветет «компромат» (компрометирующие материалы«): его, как правило, покупают у низкооплачиваемых сотрудников спецслужб или отставников, занимающихся «прослушкой», перехватом электронной почты и наружным наблюдением. Считается, что прослушивание телефонов сегодня распространено даже шире, чем в советские времена. Кстати, Гусинского, среди прочего, обвиняли в том, что его служба безопасности (она есть у всех олигархов) широко практиковала «прослушку» — действительно, сбором и анализом информации в «Медиа-Мосте» занимается отставной генерал КГБ Филипп Бобков.
Большинство олигархов даже не считает нужным отрицать, что их баснословные состояния сколочены неправедным путем, и Путин ополчился против нескольких таких магнатов, заявляя: «Все должны быть равноудалены от власти». Подкрепит ли он свои угрозы делом, использует их как рычаг давления, или речь идет просто о пиаровском трюке на потребу масс, пока неясно. В июле Путин заверил группу занервничавших было воротил большого бизнеса, что не станет пересматривать итоги сомнительной приватизации государственных предприятий. В то же время он заметил: «Вы сами и в значительной степени через подконтрольные вам политические и околополитические структуры формировали это государство. Поэтому меньше всего нужно кивать на зеркало».
«Представьте себе тюрьму, — объяснял мне Александр Старков, один из крупнейших застройщиков в Москве. — В тюрьме нельзя жить по тем же законам, что и на воле — жить приходится по тюремным законам. И все мы здесь, в России, живем в одной огромной тюрьме».

Путин и Блэр на пресс-конференции, 2002 год

Кроме того, Путин развил бешеную дипломатическую активность в отношениях с Ватиканом, Китаем, Северной Кореей, а его широко освещавшихся в прессе визиты к Тони Блэру (Tony Blair) в Великобританию и Герхарду Шредеру (Gerhard Schroeder) в Германию четко демонстрируют, что он стремится к сближению России с Европой, а не с Соединенными Штатами. После инаугурации Путин дважды встречался с президентом Клинтоном — на американо-российских переговорах на высшем уровне в Москве в июне и на саммите «восьмерки» на Окинаве в июле. В этом месяце они снова должны встретиться — на ооновском «Саммите миллениума» в Нью-Йорке.
Во время московского саммита, на церемонии подписания соглашений в недавно отреставрированном Георгиевском зале Кремля, я сидела в первом ряду, наблюдая, как Путин, — его лицо, как обычно, имело желтовато-землистый оттенок — сгорбившись в кресле, рассеяно барабанит пальцами по столу, пока Клинтон (вид у его был усталый) читал по бумажке заявление о том, что встреча прошла «успешно», и стороны договорились утилизировать по 34 тонны оружейного плутония. Журналистам — а их в зале было несколько сотен — разрешили задать всего четыре вопроса; они сидели как статисты на киносъемке. Сам Путин выступал без бумажки, но, в отличие от Клинтона, Ельцина или Горбачева, обладающих явной харизмой, его бы ни один наблюдатель не назвал прирожденным лидером.
Несколькими часами раньше я видела, как Путин встречал американскую делегацию перед началом переговоров. Он вручил букет цветов послу США Джеймсу Коллинзу (James Collins) — у того был день рождения — и приветствовал Клинтона по-английски. Первый заместитель госсекретаря Строуб Тэлботт (Strobe Talbott) — он учился в Оксфорде в качестве Родсовского стипендиата одновременно с Клинтоном и после избрания своего друга президентом «курировал» американо-российские отношения — прихрамывал после операции, и опирался на тросточку. Клинтон указал на брошку в виде трех обезьянок, украшавшую лацкан госсекретаря Мадлен Олбрайт (Madeleine Albright), и пошутил: «Не вижу зла, не слышу зла, не ведаю зла — вот вся внешняя политика Мадлен». Путин вежливо улыбнулся. Это, как небо от земли отличалось от взаимоотношений «друга Бориса» с «другом Биллом», весело толкавших друг друга под ребра, обмениваясь очередными шутками.
Екатерининский зал, где проходило заседание, сверкал имперским блеском. Но роскошь Большого кремлевского дворца напоминала и о скандале с фирмой «Мабетекс» — швейцарским подрядчиком, которому была поручена его реставрация. Фирму обвиняют в подкупе ельцинской «семьи», в частности, за счет выдачи ее членам кредитных карточек на большие суммы. Юрий Скуратов, занимавший с 1995 по 1999 годы пост генерального прокурора России, и выступавший в качестве кандидата на последних президентских выборах, договорился с властями Швейцарии, что те проведут обыск в штаб-квартире фирмы; это, по его собственным словам, стоило ему должности. «Семья» запаниковала, опасаясь, что швейцарцы — дотошно собиравшие улики — доберутся до ее тайных банковских счетов. Вскоре по государственному телевидению показали видеоролик, на котором мужчина и две женщины занимались любовью — утверждалось, что это Скуратов с двумя проститутками. Сам прокурор отрицал, что на кадрах изображен он.

Генеральный прокурор РФ Юрий Скуратов, 1999 год

Путин — тогда он возглавлял Федеральную службу безопасности (ФСБ), преемницу КГБ — скрестил шпаги со Скуратовым еще в 1996 году, когда тот возбудил дело против его бывшего начальника, петербургского мэра Анатолия Собчака, по обвинению в коррупции. Собчак тогда укрылся в Париже. Скуратов рассказывает, что Путин присутствовал в больничной палате, куда недужный Ельцин вызвал прокурора, чтобы потребовать от него заявления об отставке; тот, по его собственным словам, поначалу отказался. В беседе со мной Скуратов заметил: «Я весьма пессимистически смотрю на перспективы верховенства закона в России — потому что я знаком с реальным положением дел. Уважение к закону никогда не было характерно для нашей страны». Скуратов расценивает как «очень важный символ» тот факт, что один из первых путинских указов — об иммунитете для Ельцина — «противоречит действующему федеральному законодательству и конституции».
На московском саммите Путин заявил: «Соединенные Штаты — один из наших основных партнеров. Нам хочется надеяться, что самое худшее в наших отношениях уже давно позади». Тем не менее, сейчас он старается извлечь выгоду из одного спорного вопроса: планов Вашингтона относительно обновленного варианта провалившейся в свое время программы «Звездных войн» — создания, в нарушение Договора по ПРО 1972 года, нового противоракетного «щита» для защиты от так называемых «стран-изгоев». Джордж У. Буш поддерживает эту идею; Клинтон заявил, что осенью этого года примет решение, стоит ли продолжать испытания в рамках предлагаемого плана. После того, как США проигнорировали его предложение о создании системы ПРО совместными усилиями, Путин — порадовавший официальный Вашингтон тем, что он наконец добился ратификации Думой договора СНВ-II — возглавил оппозицию американскому плану. На саммите «восьмерки» его анализ итогов визита в Северную Корею и переговоров с ее лидером Ким Чен Иром (Kim Jong Il) — тот предложил отказаться от планов создания баллистических ракет с ядерными боеголовками, если другие страны помогут Пхеньяну с запуском спутников — несколько глав государств, считающих, что реализация американского плана запустит новую гонку вооружений, назвали «блестящим» и «впечатляющим». Месяцем позже, однако, непостоянный Ким заявил в интервью южнокорейским СМИ, что его предложение было «шуткой».
Простые россияне, непривычные к тому, что их глава государства пьет не водку, а диетическую «Колу», и каждый день занимается спортом, а уж тем более удостаивается восторженных отзывов других мировых лидеров, в большинстве своем аплодируют Путину. Тем не менее своими быстрыми и неожиданными действиями президент держит и друзей и врагов в недоумении относительно своих реальных намерений. Спасет ли загадочный «мистер Путин» слабое российско6н государство, став новым Пиночетом? До какой степени он останется заложником кремлевской «семьи» — тех самых людей, что заключили «фаустовский пакт» с олигархами, отдав им немалую часть богатств страны в обмен на помощь в переизбрании Ельцина в 1996 году? Не пробудит ли он к жизни признаков сталинского прошлого, вдохнув новую энергию в органы госбезопасности?
Если Путину не удастся добиться успеха, Россия, и без того едва держащаяся на ногах в моральном, экономическом и демографическом плане, рискует оказаться в нокауте. «Реальная угроза заключается в том, что Россия просто рухнет, — заметил в разговоре со мной Малашенко. — Правительство не в состоянии собирать налоги и поддерживать боеготовность вооруженных сил — все просто разваливается на части». В то же время в стране нагнетается националистический угар. По словам Малашенко, «они хотят вернуть России величие в военной сфере, они не понимают, насколько плоха ситуация. Они не понимают, что Россия, возможно, превращается в недееспособное государство».
Чтобы спасти ее, одного владения дзюдо Путину мало. Здесь потребуется магия — ни больше, ни меньше.

Две трети мужчин в России умирают пьяными. Независимо от непосредственной причины — инфаркт, несчастный случай, убийство или самоубийство — в момент смерти они пьяны (особенно много таких случаев бывает по понедельникам, после запоя в выходные). Средняя продолжительность жизни у мужчин составляет 58,8 лет; у женщин — 71,7. (В нашей стране аналогичные показатели для мужчин — 72,9 лет, а для женщин — 79,6). Только 10-15 % детей в России рождается здоровыми. Примерно две трети беременностей в стране прерывается абортами, у 75% женщин беременность протекает с серьезными патологиями. «Это просто ужасно, — говорит Мюррей Фешбах (Murray Feshbach), почетный профессор Джорджтаунского университета (Georgetown University) и ведущий американский специалист по демографическим проблемам в России. — Случаев анемии при беременности за последние 10 лет стало в пять раз больше. Уровень заболеваемости сифилисом у девочек в возрасте 10-14 лет вырос по сравнению с 1990 годом в 40 раз — на деле это означает, что десяти-четырнадцатилетние дети принимают наркотики и вступают в половые контакты. Из мужчин в возрасте 15-17 лет лишь у 10-30% нет хронических заболеваний». Фешбах также приводит ошеломляющие данные о состоянии экологии в сегодняшней России. По его словам, недавно министр здравоохранения «распространил список из 13 российских городов, где населению рекомендуется как можно реже выходить на улицу». А Путин, тем временем упразднил Госкомитет по экологии.
За последние два года в России произошел взрывной рост употребления героина. Афганский героин стоит дешевле марихуаны. В результате по темпам распространения ВИЧ-инфекции Россия занимает одно из первых мест в мире — с 1998 по 1999 годы ее масштаб увеличился на 350%; в основном болезнь распространяется из-за грязных шприцев. По оценкам число ВИЧ-инфицированных составляет от 300 до 500 тысяч, и развалившаяся система здравоохранения не в состоянии обеспечить им медицинскую помощь. В мае английская Guardian сообщила, что лишь 13% юношей, подлежащих призыву в российскую армию, являются в военкоматы, а количество самоубийств в вооруженных силах, по данным правозащитной организации Комитет солдатских матерей, достигает 1000. Денежное довольствие солдата составляет два доллара в месяц. Больше половины россиян живет за чертой бедности — их доходы по сравнению с 1991 годом снизились на 40%. «Если речь идет о России, то для восстановления чувства национальной гордости думать следует о таких практических вещах, как возможность жить по-человечески, — заметил в разговоре со мной бывший премьер Сергей Степашин, возглавляющий сейчас Государственную счетную палату. — Средний размер пенсии в стране — 25 долларов в месяц».
«Нам реально грозит стать дряхлеющей нацией, — без обиняков заявил Путин в своем первом послании Федеральному собранию, с которым он выступил в июле. — Трудно жить. Нас, граждан России, из года в год становится все меньше и меньше. Если нынешняя тенденция сохранится, выживаемость нации окажется под угрозой». Это был первый случай, когда кто-либо из высшего руководства России публично высказался на эту тему. На деле в России ежегодно умирает примерно на 800 тысяч человек больше, чем рождается. Один из членов думского Комитета по здравоохранению мрачно спрогнозировал: к 2025 году население страны должно сократиться с нынешних 146 до 100 миллионов. «Ситуация просто апокалиптическая», — отмечает Фешбах.
В то же время, неправедно разбогатевшие россияне швыряются деньгами в самых шикарных уголках Европы настолько безудержно, что уже превзошли арабских шейхов. За последние десять лет, по оценкам, от 300 до 500 миллиардов долларов было переправлено из России в офшоры и зарубежные банки. Вот один пример: летом 1999 года российский телеведущий Владимир Познер видел, как «юный миллиардер» — тридцатишестилетний Владимир Потанин — прибыл в Ниццу на собственной яхте длиной в 250 футов (76 метров), «в сопровождении самых красивых российских манекенщиц, и деньги лились рекой, как шампанское». «Российский народ был бы в восторге, если бы этих ребят кто-нибудь прищучил», — добавляет Познер. И олигархи это тоже понимают. Когда путинская налоговая полиция арестовала Гусинского, 18 богатейших магнатов обратились к президенту с открытым письмом: «Мы не сомневаемся, что у правоохранительных органов могли возникнуть серьезные вопросы в связи с его деятельностью, но эта ситуация может возникнуть с любым крупным и успешным российским бизнесменом». Действительно, того же Потанина государство обвиняет, что в ходе приватизации гиганта «Норильский никель» он недоплатил в казну 140 миллионов долларов.
«Как мне объяснить читателям, — спросила я видного олигарха, тридцатишестилетнего миллиардера Михаила Ходорковского, возглавляющего вторую по величине нефтяную компанию в России, — каким образом горстке людей в вашей стране достались 30% седьмой части общемировых ресурсов?» В прошлом Ходорковский был председателем совета директоров обанкротившегося банка «Менатеп», чьи вкладчики потеряли сотни миллионов долларов после обвала рубля в августе 1998 года. Он также упоминается в недавно вышедшей книге Роберта Фридмена (Robert I. Friedman) «Красная мафия» (Red Mafiya) — в связи с тем, что в 1995 году ЦРУ заявило: Ходорковского «контролирует один из самых мощных преступных кланов Москвы», а «Менатеп» «занимается незаконными банковскими операциями в Вашингтоне», создав масштабную систему отмывания денег, связанную с оффшорными компаниями на Карибах. Ходорковский эти обвинения отрицает.

Председатель ООО «Юкос-Москва» Михаил Ходорковский, 2001 год

Мой собеседник, не моргнув глазом, сравнил ситуацию в России с тем, как фирмам из Кремниевой долины приходится нанимать квалифицированных менеджеров из Индии: «Скорее всего, вы не найдете специалистов на ту зарплату, которую считаете оправданной. На этом рынке условия диктует продавец». Он объяснил: «В России менеджеров практически нет, поэтому каждый, кто обладает нужной квалификацией, может сам выбирать компанию, в которой он хочет работать». В его изложении вся история выглядит так, будто это он оказал государству услугу, избавив его от бремени забот о нефтяной компании с объемом добычи в два миллиона баррелей в сутки. Сообщается, однако, что счетная палата обвиняет «Менатеп» в нецелевом использовании отданных ему на хранение государственных средств, которые должны были идти на выплату зарплаты рабочим, а были истрачены на покупку «ЮКОСа» в ходе отнюдь не прозрачного аукциона.
Подобные сделки были элементом печально знаменитой схемы залоговых аукционов, призванных помочь нуждающемуся в средствах российскому государству расплачиваться по долгам и ускорить приватизацию. В середине девяностых частным российским банкам под залог кредитов предоставлялись акции государственных предприятий. Эти акции передавались в доверительное управление, а если — или когда — они выставлялись на продажу, банки могли приобретать их на аукционах. Многие из этих аукционов сопровождались вопиющими подтасовками.
«Залоговые аукционы проводились по тем же принципам клановости и блата, что царили в России в советские времена, — отмечал Мэтт Таибби (Matt Taibbi) на страницах The eXile, беспощадно острой „альтернативной» англоязычной газеты, выходящей в Москве. — Единственная разница заключалась в том, что экономический ущерб от этой схемы для простых россиян был намного сильнее, чем все, что делала советская система… К 1997 году уже не считалось чем-то из ряда вон выходящим, если работникам компаний вроде „Норникеля» не выплачивали их скудную зарплату полгода или год, а то и больше. В российских газетах даже сообщалось, что люди на улицах заводских поселков падали в голодные обмороки». Выгоду от этих аукционов, отмечает Таибби, естественно, получали принадлежавшие олигархам банки.
В феврале, когда Путин был исполняющим обязанности президента, трое олигархов, близких к «семье» — Роман Абрамович, главный владелец «Сибнефти», медиамагнат Борис Березовский, действовавший через свою фирму «Логоваз», и один крупный бизнесмен из Сибири — получили контроль над 60% российской алюминиевой промышленности (предприятиями, стоящими многие миллиарды долларов) в результате сомнительного слияния, в котором тем не менее власти не усмотрели нарушений антимонопольного законодательства. Березовский — любимый «тираннозавр-олигарх» ельцинской «семьи»: загадочный, бойкий, хитрый, политик до мозга костей. Он ставит себе в заслугу переизбрание Ельцина в 1996 году, утверждая, что именно он убедил других олигархов раскошелиться на миллионы долларов, чтобы не допустить победы кандидата от коммунистов Геннадия Зюганова, и за победу Путина на выборах 2000 года — за счет дискредитации его оппонентов государственным каналом ОРТ, где Березовский владеет миноритарным пакетом акций. По словам его соперника Игоря Малашенко, Березовский исходит из простого принципа: «Если у нас есть полный контроль над телевидением и неограниченные финансовые ресурсы, мы можем провести в президенты кого угодно». Так, мэра Москвы Юрия Лужкова, также претендовавшего на президентский пост, государственное телевидение вывело из борьбы, изобразив коррупционером и убийцей. В какой-то момент потерявший самообладание Лужков воскликнул: «Березовский — сатана!»

Другого вероятного кандидата — Евгения Примакова (ему 71 год), хотевшего в свою бытность премьером в 1998 году посадить Березовского за решетку — СМИ изобразили немощным старцем на последнем издыхании. «Не надо путать политику с правозащитной деятельностью», — объясняет Березовский; в разговоре со мной он с готовностью признал, что методы, использованные против Примакова, были «аморальны, но не противоречили закону. В защите прав человека аморальные действия недопустимы, в политике же они позволительны». «Действия команды, в которую я входил, полностью соответствовали логике в рамках закона», — добавляет он. «Так что же, цель оправдывает средства?» — спросила я. «Да, если эти средства законны», — ответил Березовский.
Швейцарская прокуратура заморозила активы Березовского в швейцарских банках; его обвиняют в незаконном присвоении 700 миллионов долларов, принадлежащих крупнейшей российской авиакомпании «Аэрофлот». Поначалу мало кто верил, что российская прокуратура начнет уголовное преследование Березовского, но в последнее время над ним стали сгущаться тучи. Путин считает, что он слишком много болтает, и к тому же у Березовского возникли разногласия с президентом из-за планов последнего по усилению контроля федеральной власти над губернаторами, часть которых, по словам Владимира Познера, «у него в кармане». По всей видимости, государство начало охоту на акции Березовского в телекомпании ОРТ. Кроме того, оно может использовать свое влияние в деле «Аэрофлота», чтобы заключить сделку. 54-летний Березовский, одно время работавший математиком, ушел со своего поста в Государственной Думе, дававшего ему иммунитет от судебного преследования, и заговорил о формировании партии, которая будет находиться в оппозиции к Путину.
«Мы, олигархи, верим в Россию», — заверяет меня Березовский, сидя в своем «клубе». Это хорошо охраняемый московский особняк, где есть все: белый рояль, псевдофранцузская мебель, бар и камеры наблюдения. «А почему же тогда так много миллиардов выведено из России?» — спрашиваю я. «Потому что сегодня в России нет законов, защищающих капитал», — отвечает он. «А Путин издаст эти законы?» «Думаю, что да». Он улыбается. «Это не сказка, что Примаков хотел посадить меня в тюрьму, но сказка то, что это сделает Путин».
Во многом Березовский вторит Ходорковскому, когда заявляет, что заслужил свое богатство, так как в отличие от коллег он в первые дни перестройки был готов рисковать. «У русского народа рабский менталитет, — заявляет Березовский. — Он не верит в новшества. А мы [олигархи] рациональны; мы тратим меньше энергии и получаем больше прибыли. И если государство сформулирует другие правила, мы будем их соблюдать…. Но правовая система несовершенна и не соответствует реалиям бизнеса».
Мне интересно знать, насколько Березовский понимает, как его оценивают другие. «На Западе вас воспринимают как карикатуру на олигарха, как вора и клоуна, — информирую я его. — Хотели бы вы для себя такую репутацию?»
«Есть две причины, по которым не только у меня, но и у российского бизнеса плохая репутация, — отвечает Березовский. — Во-первых, те революционные преобразования, которые пережил российский бизнес, породили колоссальную коррупцию и стали причиной невиданного в истории перераспределения богатства. В 1990 году все принадлежало государству. А к 1997 году почти 75% собственности находилось в частных руках. Перераспределением собственности занимались чиновники, у которых зарплата была 100, 200 долларов в месяц. И одной подписью…» Он замолкает, а потом продолжает: «Я уверен, что в Америке нет коррумпированных чиновников. Но в такой ситуации найдется очень мало бюрократов, которые откажутся от взяток».
«Многие миллионы людей пострадали от того курса, который вы проводите, — говорю я. — Вы не чувствуете себя неловко из-за этого?»
«Я не ощущаю никакой неловкости, хотя не могу сказать, что мне комфортно, — заявляет Березовский. — Россия решала задачу по превращению в новую экономическую и политическую систему. По любым меркам это назвали бы революцией, а в основе таких преобразований всегда лежит перераспределение собственности… Это было сделано без гражданской войны. Судить об успехе или неудаче преобразований можно по тому, была у вас или не было гражданской войны».

Борис Березовский, 2000 год

Совершенно очевидно, что Березовский и второй самый ненавистный человек в стране — экономист и главный архитектор программы «акции в обмен на займы» Анатолий Чубайс — не переносят друг друга. Перед встречей с Чубайсом в Вашингтоне я побеседовала в Москве с одним из его главных помощников Леонидом Гозманом, который рассказал мне, что масштабная приватизация была единственным способом спасти оказавшееся в тяжелом положении государство от возврата к коммунизму. «Егор Гайдар [видный экономист и бывший премьер-министр] и Чубайс спасли страну. У нас не было хлеба и колбасы. Мы все теряли». Ведущий эксперт по России Дэвид Джонсон (David Johnson), издающий обширный ежедневный дайджест российских новостей Johnson’s Russia List, не согласен с Гозманом. «Советский Союз был мертв, а население продолжало жить; но им был нужен жупел, чтобы узаконить свои претензии на власть, — сказал он. — Гозман говорил мне, что конечно, в России система просто фантастически подвержена коррупции, однако в Америке на раннем этапе капитализма были свои бароны-разбойники, такие как Карнеги».
Всякий раз, когда я слышу этот аргумент, я думаю о показаниях бывшего резидента ЦРУ в России Ричарда Палмера (Richard Palmer), который после ухода в отставку работал консультантом в российских банках. Эти показания он давал в 1999 году в комитете палаты представителей по банковским и финансовым услугам. Палмер, который руководит компанией Cachet, занимающейся комплексной юридической оценкой фирм и возвратом активов, десять лет изучал финансовую и организованную преступность России. Вот его устрашающий анализ того, с чем сталкивается Путин, пытаясь установить «диктатуру закона».
Чтобы Соединенные Штаты стали как сегодняшняя Россия, там должна быть масштабная коррупция среди большинства членов конгресса, а также в Министерстве юстиции и финансов, среди сотрудников ФБР, ЦРУ, РУМО, Федеральной налоговой службы, Федеральной службы исполнения наказаний и судебных приставов, пограничной службы, полиции штатов и местной полиции, Федерального резервного банка, судей Верховного суда, судей окружных судов, руководства компаний, входящих в список Fortune 500, как минимум в половине американских банков и на Нью-Йоркской бирже. Затем эта клика должна захватить золотой запас в Форт-Ноксе и федеральные активы, вложенные по всей банковской системе. Этой клике пришлось бы взять под свой контроль ключевые отрасли, такие как добыча нефти и газа, горнодобывающая промышленность, добыча драгоценных и полудрагоценных металлов, лесное хозяйство, хлопчатобумажная промышленность, строительство, страховые компании и банки, а затем объявить все это своей частной собственностью. Правовой системе пришлось бы отменить большинство законов против коррупции, конфликта интересов, преступных сговоров, отмывания денег, экономического мошенничества, а также ослабить законы против уклонения от уплаты налогов. Затем всему этому нечестивому альянсу пришлось бы потратить около 50% своих миллиардных прибылей на взятки чиновникам, оставшимся в органах власти, и оказывать основную поддержку всем политическим кандидатам. После этого большую часть украденных средств, сверхприбылей и взяток они должны были бы перевести на хранение в офшорные банки.
Но даже сегодня, когда Россия страдает от своей бартерной в основном экономики, в которой средняя зарплата недавно увеличилась до 82 долларов в месяц, Анатолий Чубайс остается «золотым мальчиком» для Вашингтона и Гарварда. Чубайс, обретший в России если не огромное состояние, то статус олигарха за свои манипуляции с американской помощью и с миллиардами из МВФ, человек крепкий, добродушный, хорошо владеющий английским языком. Сейчас он возглавляет РАО «ЕЭС России», которая является огромной энергетической компанией с более чем 700 тысячами сотрудников, и на 34% принадлежит иностранным акционерам, которые недавно воспротивились его руководству. Чубайс, Егор Гайдар, профессора Гарварда Джеффри Сакс (Jeffrey D. Sachs) и Андрей Шлейфер (Andrei Shleifer), а также помощник Сакса Андерс Ослунд (Anders Aslund) стали главной движущей силой российско-американской программы помощи, выступали за «шоковую терапию» и за создание рыночной экономики в России. Чубайс был вхож в Кремль и в Белый дом Клинтона, где выпускник Гарвардского университета вице-президент Эл Гор руководил политикой в отношении России. Наставником этой группы был министр финансов Ларри Саммерс (Larry Summers), который преподавал экономику в Гарварде и работал главным экономистом во Всемирном банке. «Вся идеология российской приватизации была разработана на основе американских расчетов», — сказал мне Юрий Скуратов.

Анатолий Борисович Чубайс, 2000 год

Роль Чубайса в программе американской помощи России внимательно изучила профессор Питтсбургского университета Джанин Ведель (Janine Wedel), написавшая вызвавшую острую полемику статью, которая была опубликована в The National Interest. Она пишет: «Идеология радикальной приватизации и маркетизации, которая в данном случае была одним махом применена в обществе, не имеющем реального опыта ни в первом, ни во втором, хорошо известна. Но гораздо меньше известно о том, как давались советы, и как распределялась помощь». В июне 1997 года Агентство США по международному развитию прекратило финансирование главного канала американской помощи Гарвардского института международного развития (Harvard Institute for International Development), потому что его руководителей Джонатана Хея (Jonathan Hay) и Андрея Шлейфера обвинили в использовании инсайдерской информации и в спекуляциях на российском фондовом рынке через подругу Хея и жену Шлейфера. До того момента, утверждает Ведель, американской помощью России заправляла небольшая клика сотрудников Гарвардского института международного развития и группа россиян во главе с Чубайсом, который их вполне устраивал. В распоряжении Гарвардского института международного развития было примерно 350 миллионов долларов, и он, по словам Ведель, оказался в уникальном положении, поскольку давал США рекомендации по вопросам оказания помощи и в то же время сам получал основную часть этой помощи. Члены этой клики часто менялись местами, американцы помогали составлять российские предложения и наоборот, и в результате возникли затруднения и большой конфуз.
«Очень маленькая группа людей, которые действовали заодно, могла использовать находившиеся в их распоряжении институты, такие как американское правительство, российское правительство и даже МВФ, для осуществления своих собственных планов, — рассказала мне Ведель. — Из-за такой стратегии американская программа экономической помощи закончилась катастрофой». Критики Ведель утверждают, что она дает слишком резкие оценки, и что шоковая терапия дала положительные результаты в Польше. Но не в России.
«Не давайте нам больше никаких экономических рекомендаций, — сказал председатель московского Совета по внешней и оборонной политике Сергей Караганов, выступая в Вашингтоне на организованном Гарвардом семинаре незадолго до избрания Путина. — Они будут забракованы».
«Я знаю общее представление, бытующее здесь, в США, о том, что представляет собой Россия, — сказал мне Чубайс на обеде в Фонде Карнеги, который организовал профессор Стэнфордского университета и старший научный сотрудник фонда Майкл Макфол. — Россия это коррупция, взятки, олигархи, мафия, убийства. Я совершенно с этим не согласен. Это крайне поверхностное представление о тех силах перемен, которые лежат в основе революции. Если копнуть глубже, то станет ясно, что основополагающие институты, которых раньше в моей стране вообще никогда не было, сегодня нашли всеобщее признание». Он перечислил свободу слова, разделение властей, демократические выборы, частную собственность и российскую конституцию. «Тот факт, что сейчас выплачиваются зарплаты и пенсии, является наглядной позитивной тенденцией в российской экономике и в политической жизни». В своем предвыборном манифесте «Россия на рубеже тысячелетий» Путин заявил: «Для того чтобы достичь душевого производства ВВП на уровне современных Португалии или Испании — стран, не относящихся к лидерам мировой экономики, — нам понадобится примерно 15 лет при темпах прироста ВВП не менее 8% в год». (Это само по себе довольно утопическое представление.)
Когда Володя Путин учил химию в старших классах ленинградской школы в 1970 году, он уже знал, что хочет быть разведчиком. Юноша решил поступать на юридический факультет Ленинградского государственного университета, который открывал ему двери в КГБ, а также пошел на дополнительные курсы по коммунистической идеологии. Когда один из учителей объявил, что коммунизм будет построен к 1980 году, Володя даже подскочил. «Это невозможно. Это неправда. Никто в это не верит. Давайте проголосуем, ребята. Кто в это верит?» Руку не поднял никто«. Об этом рассказала одна из его учительниц по имени Раиса Сергеевна. Эта подвижная женщина живет в крохотной квартирке недалеко от школы на 20-долларовую пенсию. Она вытащила старую папку и показала, что Володя по прилежанию в учебе занимал второе место в школе.
«Отец Володи был с ним очень строг, но Володя никогда с ним не спорил», — говорит близкий друг Путина и крестный отец его старшей дочери Сергей Ролдугин. Ролдугин виолончелист симфонического оркестра Мариинского театра; он рассказывал Путину о классической музыке и давал его дочерям первые уроки игры на пианино и скрипке. По словам Ролдугина, отец Путина был заводским рабочим и сыном одного из сталинских поваров. Он прошел суровую школу войны и был членом партии, твердо верящим в нее. «Он ненавидел демократию», — говорит Ролдугин. Володя появился на свет, когда его отец был уже в возрасте. До этого у его родителей умерли два сына, и поэтому, по словам путинского одноклассника Александра Матвеева, «Володя был для них как свет в окошке». Когда он выиграл в лотерею автомобиль, семья могла продать его и жить на эти деньги несколько лет. Но они не продали, и Путин стал единственным студентом в университете, у кого была машина.

Студент Ленинградского государственного университета Путин в свои 18 лет был моложе многих своих сокурсников, отслуживших в армии. Спорт отнимал у него много времени, но он не стал членом университетской команды и отказался от привилегий, оставшись у тренера Рахлина. Путин был человеком целеустремленным, дисциплинированным, спокойным, но с развитым чувством юмора. Вспоминает его друг, прямолинейный сын советского генерала и любитель пианино Леонид Полохов: «Он сказал мне, что хочет быть разведчиком, и конечно же, я пытался отговорить его от этого». Но Путин был непреклонен. «У нас было довольно закрытое общество, — говорит другой близкий друг Путина и бывший заместитель премьер-министра Николай Егоров, работающий в юридической фирме „Егоров, Пугинский, Афанасьев и Маркс», — и поэтому в глазах многих россиян того времени КГБ был очень авторитетной организацией, попасть в которую было очень трудно и считалось большой честью». Однокашник, а позднее коллега Путина Павел Кошелев говорит: «Мы пришли в КГБ, чтобы служить государству».
По словам путинского сослуживца Валерия Голубева, работа Путина в Ленинграде заключалась в «сборе информации у русских, которые контактировали с иностранцами». «Нас учили быть скрытными, — говорит Кошелев. — Нельзя было показывать свои подлинные эмоции». Сергей Ролдугин как-то спросил Путина, чем он на самом деле занимается. Тот ответил: «Я специалист по человеческим отношениям, по людям. Такова моя профессия». «Он никогда не рассказывал о КГБ», — заметил Ролдугин. «Цель заключалась в налаживании связей с людьми, когда они приезжали в российские города», — сказал Голубев. Он поделился со мной тем, что учебная группа Путина в КГБ изучала книгу Дейла Карнеги «Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей».
По словам Полохова, прослужив несколько лет в КГБ, Путин начал проявлять беспокойство и захотел поехать за границу. К 1985 году, когда его отправили в командировку в Восточную Германию в город Дрезден, где он вербовал людей из «Штази» (тайная полиция ГДР) и следил за политическими деятелями из числа немецких коммунистов, Путин провел немало времени на учебе в Москве. Он также женился на стюардессе из самого западного российского города Калининграда, которую звали Людмила Александровна. В 1985 году у них родилась первая дочь Маша, а в 1986-м в Дрездене появилась на свет Катя. Немецкий стал для дочерей Путина первым языком.
Людмила летала на свидания в Ленинград. Эта прямолинейная и энергичная женщина посвятила себя дому, создавая комфортные условия для мужа, который был так занят, что не обращал внимания на время. Путин работал допоздна. Егоров рассказал мне, что как-то раз он был у них дома, когда пришел Путин. Людмила спросила его: «Ты обедал?» «Не помню», — ответил он. «А есть хочешь?» «Не знаю». «Но кушать-то надо?» «Да, наверное так».
«Женщины любят его, — говорит Ролдугин. — В нем есть какая-то загадка. Он знает, как обращаться с женщинами, как заботиться о них».
Когда в 1989 году пала Берлинская стена, а Россия никак этому не помешала, Путин, как и многие его коллеги, с изумлением увидел, что вокруг них рушится все то, ради чего они так упорно работали. «Каждое утро идти на работу и слышать, как тебя называют предателем, — говорит Павел Кошелев. — Это было хуже, чем крушение идеалов и ценностей. У нас было такое чувство, что нас предали лично». Путин был не особо заметен на своей работе, однако европейская пресса сообщает, что вскоре после его возвращения в Ленинград один из его агентов, бывший детектив «Штази», передал германской контрразведке сведения о 15 разведчиках из Восточной Германии, уничтожив тем самым многие результаты путинского труда и бросив тень на него лично. В своей книге «От первого лица», которая является его биографией, Путин рассказывает, что он отказался от престижной должности в Москве и решил вернуться в Ленинград. Там он, будучи подполковником КГБ и находясь в «действующем резерве», занял должность помощника ректора университета по международным связям. Там же он начал писать кандидатскую диссертацию по международному праву.
Через Егорова Путин познакомился с бывшим преподавателем права ЛГУ колоритным Анатолием Собчаком, который стал заметным политиком-демократом и руководителем Ленинградского городского совета. Собчак стал первым мэром города в посткоммунистическую эпоху. Когда он в 1990 году предложил Путину работать у него, тот признался, что служит в КГБ. «Вначале мой муж остолбенел, — вспоминает вдова Собчака Людмила. — Но офицеров спецслужб считали очень надежными людьми. Поэтому он сказал: „Черт с ним, все нормально»».
Он пошел на риск, и это принесло свои плоды. В качестве руководителя комитета по внешнеэкономическим связям Путин вскоре стал незаменимым человеком, поскольку был проницателен, практичен и прекрасно разбирался в деталях. По словам бывшего председателя городского совета Алексея Беляева, «он стал настоящим теневым мэром, потому что подписывал все указы, когда Собчак отсутствовал, а Собчак уезжал очень часто». Путин всячески избегал средств массовой информации, но его все равно вскоре прозвали «серым кардиналом». Без его ведома не делалось ничего. «Санкт-Петербург был очень открытым городом для приезжавших туда американских предпринимателей, — говорит юрист из Филадельфии Джером Шестак (Jerome Shestack), одно время работавший там. — В основном всех их Путин отбирал заранее. Здесь пригодилась его подготовка в КГБ». Были и другие визитеры, который встречал Путин, начиная с королевы Елизаветы II и кончая Тедом Тернером и Джейн Фондой. Он не раз переводил Борису Ельцину, когда тот встречался в Санкт-Петербурге с высокопоставленными немцами. В 1996 году Путин участвовал в предвыборной кампании, агитируя за Ельцина.
Одна из обязанностей Путина заключалась в том, чтобы присматривать за энергичной женой Собчака, которую он дважды сопровождал в поездках в США. Как-то раз они были в Монако и ехали в маленьком лифте вместе с престарелым родственником князя Ренье. Собчак дрожала от холода в своем платье с вырезом на спине. «Я знаю точки на теле, которые надо трогать, чтобы согреть человека», — заявил похотливый аристократ. «А потом он укусил меня за шею», — вспоминает Людмила Собчак. Путин прошептал на русском языке: «Знаете, Людмила, я пропал. Я должен защищать вашу честь, но не могу его бить, потому что он родственник князя». В этот момент дверь лифта, слава Богу, открылась.
Путин пришел в политику в благоприятный момент. Людям вскружили голову идеи демократии и капитализма, но большинство россиян не знали, как жить и что делать. Ролдугин рассказывает, что в какой-то момент Путин хотел пригласить в Санкт-Петербург Аугусто Пиночета, чтобы расспросить его о том, как он сотворил «экономическое чудо» в Чили, но потом отказался от этой затеи. Собчаку и Путину надо было кормить голодный город без поддержки со стороны Советского Союза, который распался в 1991 году. «Иногда он допускал ошибки в оценке людей, — говорит главный советник Собчака и депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Ватаньяр Ягья, который восхищается Путиным. — Вместе с честными, талантливыми и конструктивными людьми пришли люди с низменными, аморальными интересами…. Появились новые возможности брать взятки и заниматься коррупцией».
Самый известный скандал, в котором был замешан Путин, относится к бартерной сделке по продаже нефти, древесины и металлов в обмен на продовольствие, которая была заключена в начале 1992 года. Из Санкт-Петербурга ушло материалов на 92 миллиона долларов, а поступило всего несколько бутылок растительного масла. И не только это. Контракты заключались лишь на малую долю тех денег, которые можно было получить от продажи этих ресурсов на мировом рынке. Эту схему ранее использовал КГБ, чтобы в первые дни перестройки выводить из страны деньги для руководителей коммунистической партии. Началось расследование, и главным фигурантом в этом деле стал Путин. Проводила его депутат горсовета Марина Салье, у которой есть документы, показывающие, что Путин подписал два необычных контракта. Его вызвали в горсовет в качестве свидетеля и обвинили, как говорится в отчете о следствии, в «полной некомпетентности», но не в извлечении личной выгоды. Совет хотел отправить его в отставку, однако Собчак отказался. Одна из проблем, говорит Беляев, заключалась в том, что не было конкурентных предложений. В этой ситуации он повел себя как человек КГБ — одно лицо перед одним человеком, другое перед другим. Беляев не верит, что Путин брал взятки, однако признает: «Это было самое начало системной коррупции». Сегодня Санкт-Петербург считается самым криминальным городом в России.
В 1996 году Собчака не переизбрали. Путин отказался работать с его преемником Владимиром Яковлевым, который прежде был одним из заместителей Собчака. «Он сказал, что лучше быть повешенным как изменник, чем предать [моего мужа]», — говорит Людмила Собчак. Три месяца Путин и Собчак проводили время вместе на даче Собчака и горевали. Затем через свои санкт-петербургские связи Путин получил должность в Москве в президентской администрации. Его поставили курировать юридическое управление, и он начал заниматься приватизацией российской собственности за рубежом стоимостью сотни миллионов долларов.
Между тем, у Собчака начались серьезные проблемы из-за нарушений при приватизации жилья в Санкт-Петербурге. Его жена называет это «клеветой». Когда федеральная прокуратура допрашивала Собчака, ведя при этом видеозапись, Людмила ворвалась в комнату и сказала: «Анатолий, у тебя больное сердце». Собчак немедленно заявил, что ему плохо, и вызвал скорую. Укрывшись на несколько недель в больнице, он бежал в Париж на частном самолете. Путин регулярно звонил ему. Когда Ельцин назначил Путина главой правительства, тот добился, чтобы Собчак мог вернуться в Россию, и чтобы никто не предъявлял ему никаких обвинений. А в феврале он не скрываясь плакал на похоронах Собчака. Ельцинская «семья» заметила все эти проявления преданности.
Российские журналисты сообщают и о других скандалах, связанных с именем Путина, однако президентская пресс-служба их игнорирует. Если новости не показывают по телевидению, они не считаются и не имеют никакого значения. Самым интригующим примером предполагаемой противозаконной деятельности было то, что Путин давал деньги на восстановление православного женского монастыря в Израиле из «фонда непредвиденных расходов» мэра Санкт-Петербурга. Журналиста Владимира Иванидзе, который вместе со своей женой Агатой Дюпарк (Agathe Duparc) вскрыл скандал с фирмой Mabetex, облили грязью в местной санкт-петербургской газете лишь за то, что он задавал обычные вопросы о банке, работавшем в городской мэрии, и о строительной компании, с которой был связан Путин.

Как-то раз Сергей Ролдугин спросил Путина напрямик: «У тебя нет где-нибудь маленького свечного заводика?» Путин ответил: «Знаешь, у меня нет ничего». Но Ролдугин не сдавался. «Чиновники существуют для того, чтобы брать взятки, и не может быть, чтобы ты ничего не брал». По словам музыканта, Путин тогда ответил более твердо: «Знаешь, Сергей, я и без этого проживу». «Но он знает цены, знает суммы, которые берут окружающие его люди, — продолжил Ролдугин. — Он сказал мне: „Если бы я брал взятки, то сейчас я был бы очень богат… Я бы ничего не делал, а только передавал информацию, и люди предлагали бы мне за это деньги. Но я этого не делал, и поэтому сейчас я очень дорого стою»».
В Кремле Путин работал у Павла Бородина, который был начальником Управления делами президента. Швейцария предъявила ему обвинение за причастность к скандалу с Mabetex. Начиная с 1996 года, Путин ежегодно получал новое, более высокое назначение. Сначала он курировал регионы, потом возглавил ФСБ, после этого стал секретарем Совета безопасности, а в августе 1999 года был назначен премьер-министром. Естественно, возникает вопрос: как можно работать на стольких людей, замешанных в скандалах, и самому оставаться непричастным?
«В России нет незапятнанных политиков», — сказал мне политолог Вячеслав Никонов. Путин, может, и не стал богатым, но он продвинулся вперед. «Ельцин использовал его в качестве „смотрящего»», — заявил Никонов. И Путин снова и снова доказывал свою преданность, особенно в 1998 и 1999 годах, когда Дума хотела объявить Ельцину импичмент. Один работающий в Москве американский обозреватель сказал мне: «Всякий раз, когда Ельцин попадал в серьезную передрягу в Думе, вмешивался Путин и ФСБ. ФСБ запаслась информацией на ельцинских врагов, и пользовалась ею».
Теперь, оказавшись у власти, Путин якобы чувствует себя иначе. Объясняя, что Путин имел в виду под «диктатурой закона», Егоров говорит об уверенности своего друга в том, что чиновники не имеют никакого права оборачивать закон в свою пользу. «Он очень умен, являясь частью нового поколения, которое мы прежде не видели, — говорит глава Всемирного банка Джеймс Вулфенсон (James Wolfensohn), который во время избрания Путина провел с ним девять часов в его кремлевских апартаментах. — Для российского лидера он довольно честен. Все, с кем я встречался, говорят, что лучше его сейчас не найти».
«Шпион должен быть очаровательным», — сказал мне Эднан Агаев, который участвовал в переговорах по сокращению вооружений как член советской делегации. Но есть более важная вещь, чем ухаживания за западными инвесторами и ведение переговоров о списании долгов. Путин должен убедить россиян, что они могут снова верить в свою Родину. Они должны соблюдать закон, платить налоги и доверять государству. «Историческая миссия Ельцина заключалась в ненасильственном разрушении коммунизма, в том, чтобы поставить Россию на новые рельсы, а затем открыть двери в будущее, — говорит Агаев. — А задача Путина — пройти через эти двери».
«Многие люди из окружения Путина настроены решительно против Америки. Может быть, это результат [натовских бомбардировок] Косово. Сейчас между Россией и США совершенно иные отношения, — говорит корреспондент газеты „Коммерсант» Наталия Геворкян. — В этом нет ничего хорошего». Геворкян была старшей в группе корреспондентов, отобранных для проведения интервью с Путиным при написании книги «От первого лица». Ей кажется, что Билл Клинтон нравится Путину как человек. Но избрание Путина и ноябрьские президентские выборы в США ознаменовали новую эру в российско-американских отношениях. В докладе Специальной рабочей группы конгресса, который выйдет в этом месяце, республиканцы наверняка подвергнут критике Эла Гора за ту существенную роль, которую он в последние восемь лет играет в российско-американской политике. А Ричард Чейни использовал свое влияние в компании Halliburton на посту ее руководителя для ведения лоббистской деятельности в конгрессе и Госдепартаменте. Там он пытался добиться отмены запрета Госдепа на выдачу подозрительной нефтяной компании из России кредита на 490 миллионов долларов, из которых почти 300 миллионов должны были отойти Halliburton.
«Десять лет мы были посмешищем для всего мира, заявлявшего, что мы ничего не можем производить, ничего не можем правильно делать. Это вызвало мощную негативную реакцию, — говорит Павел Фельгенгауэр. — А теперь США думают, что к власти придет какой-нибудь лощеный прозападный либерал? Вряд ли!»
«Путин не демократ, — говорит Валерий Голубев, несколько лет проработавший с ним в одном кабинете на четверых человек. — Что означает слово „демократ»? В российских условиях это в определенной степени ругательство».
«Демократия в России стала бранным словом, — сказал мне Владимир Познер. — Если написать „дерьмократ», это будет игра слов в русском языке. Власть дерьма. За последние 10 лет из-за всего того, что случилось, для многих людей демократия стала дерьмом, потому что она разрушила их источники существования, их культуру. Кроме того, существуют специфические антизападные, особенно антиамериканские настроения, и в этом заключается подлинная проблема. Сначала демократия их очаровала. Но в итоге она принесла многим россиянам страдания и невзгоды». Работающий в Москве шведский журналист Ян Бломгрен (Jan Blomgren) сказал мне: «Я уверен, Путин не подходит для демократии, но он подходит для России. Демократия сегодня далеко не высший идеал».
«Даже самая антироссийская администрация в Вашингтоне не нанесет большего вреда нашей стране, чем „истинные друзья России» из команды Клинтона, — сказал один российский политический комментатор. — Усиление изоляционистских тенденций в США станет подарком судьбы».
«На самом деле, вопрос стоит так: можно ли установить закон и порядок, и соблюдать конституцию, как она написана?— говорит Познер. — Путин пользуется поддержкой большинства населения, которое говорит: давайте пока ограничим демократию, а потом вернемся к ней». Более того, продолжает Познер, Путин испытывает «мощное давление со стороны различных группировок. У него есть нравственные обязательства перед олигархами, которые привели его к власти. Не думаю, что на него давят либералы — у них нет никакой власти и влияния. Но мне кажется, что он испытывает давление со стороны военных и наиболее националистических сил страны, которые считают, что Россия должна вновь стать сверхдержавой». Как сказал магнат из 90-х Константин Боровой, «Россия важна только тогда, когда ее боятся. Если ты не можешь решить старые проблемы, ты создаешь новые».
«Расширение НАТО было невероятной пощечиной, или по крайней мере, сигналом тревоги, указывающим на то, что Россия должна снова обратить внимание на интересы и потребности своей безопасности», — говорит Клиффорд Гэдди (Clifford Gaddy) из Института Брукингса, внимательно следящий за действиями Путина. Польша, Чехия, Венгрия — все стали членами Североатлантического альянса, а Россию демонстративно туда не пускают.
Теперь Путину наверняка придется умерить свои мечты о новом превращении России в сверхдержаву. Когда затонула лодка «Курск», губернатор Курской области Александр Руцкой сказал, что Россия «потеряла не подводную лодку — она потеряла национальную идею». Перед Владимиром Путиным стоит тяжелейшая задача: сохранить надежду не только для страны, но и для себя самого.

 

Статья опубликована в октябре 2000 года.
Морин Орт — специальный корреспондент Vanity Fair и лауреат премии National Magazine Award.

http://inosmi.ru/politic/20170620/239624274.html

США должны избежать войны с Ираном в восточной Сирии

В последние недели в Сирии открылся новый фронт. Восточная пустыня, удерживаемая ИГИЛ (запрещена в России), на границе с Ираком и городом  Дейр-эз-Зор, отошедшая на второй план, так как воюющие стороны были сосредоточены на западном направлении, теперь стала широким стратегическим фронтом, где сирийские войска, поддерживаемые Ираном, сталкиваются с американскими военными. Уже произошло три прямых столкновения.

Как пишет European Council в статье US must avoid a war with Iran in eastern Syria, частично эта конфронтация вращается вокруг предполагаемых попыток Тегерана обеспечить наземный коридор из Ирана к Средиземному морю. Некоторые в Вашингтоне надеются, что США, при новой администрации, все более сосредоточенной на снижении регионального влияния Ирана, могут претендовать на восточную Сирию, чтобы заблокировать этот маршрут. Тем не менее Иран уже взял инициативу в свои руки, окружив военную базу США, расположенную на сирийско-иорданской границе в Аль-Танфе, чтобы обеспечить прямой доступ к сирийско-иракской границе на севере.

На этом фоне европейские государства должны повлиять на администрацию Трампа, чтобы заставить ее сосредоточить свои ресурсы в других местах. Борьба против Ирана в восточной Сирии, скорее всего, обречена на провал и отвлечет внимание от других важных районов страны. Она также рискует спровоцировать более широкий американо-иранский конфликт, который значительно осложнит усилия, прилагаемые для победы над ИГИЛ и обеспечения мира не только в Сирии, но и в соседнем Ираке.

Если США захотят усилить свое присутствие в Сирии, их нужно поощрять делать это в южных и северных нерегулируемых зонах, вместо того чтобы позволить более широким геополитическим амбициям привлечь их на восток.

Для Башара Асада контроль над экономически важным востоком направлен на  снижение влияния оппозиции в направлении север-юг, которое рассматривается как возможная прелюдия к разделению страны и долгосрочная стратегическая угроза. Для ключевого сторонника Асада, Ирана, контроль над сирийско-иракским пограничным регионом необходим для обеспечения прямого наземного маршрута из Тегерана к Средиземному морю. Эта линия стала более выраженной, учитывая жесткую антииранскую позицию администрации Трампа. Асад и его сторонники опасаются, что США собираются наступать на восток посредством комбинированного удара с юга под руководством курдских Демократических сил Сирии (СДС) и продвижения арабских сил оппозиции из Иордании на север.

Хотя Вашингтон в целом занял антииранскую позицию, администрация Трампа, по-видимому, все еще сомневается в своей стратегии. За последние недели поддерживаемые режимом ополченцы попали под огонь США вблизи Аль-Танфа, но американские военные ясно дали понять, что эти удары касаются обороны и не означают открытие более широкого фронта. Более того, американские военные не пытались остановить те же силы, которые окружили их, чтобы обеспечить контроль над границей к северу от Аль-Танфа. В то время как американские силы незначительно продвинулись к северо-востоку от Аль-Танфа, открыв, по некоторым сведениям, новую базу в Аль-Закфе, а также разместив новую ракетную систему в этом районе, они не предприняли значительных шагов, чтобы остановить продвижение правительственных сил.

Продвижение США на восток Сирии почти наверняка закончится неудачей, учитывая силы Астада и желание Ирана обеспечить безопасность этого района. Любое продвижение войск, поддерживаемых Западом, будет сдержано проиранскими силами, готовыми остановить любое наступление. США вряд ли привлекут ресурсы, чтобы получить шанс на долгосрочный успех, в том числе это касается и подготовки жизнеспособной местной силы, поскольку неудачи на этом фронте  продолжаются.

По сути, это рецепт бесконечной войны на Востоке, у которой есть потенциал разжечь более широкую геополитическую конфронтацию, подталкивая США и Иран к прямому конфликту с риском перехода в Ирак и втягивания России. Эта битва также может отвлечь от главных целей. Вместо того чтобы вкладывать средства в военную борьбу на востоке, правительства США и Европы должны  уделять первоочередное внимание ресурсам для обеспечения успеха и стабильности нерегулируемых районов на юге и севере страны, в том числе с точки зрения продвижения критически необходимых действий для стабилизации ситуации в Ракке после вытеснения ИГИЛ.

В этом ключе база в Аль-Танфе  и связанные с ней оппозиционные войска могут быть использованы для укрепления контролируемых оппозицией зон вдоль иорданской и израильской границ. Российское предложение о разделении влияния между южной зоной, поддерживаемой США, и восточной зоной, поддерживаемой РФ, выглядит как разумный шаг вперед.

Борьба с ИГИЛ в Дейр-эз-Зоре остается важной задачей, но было бы разумнее позволить Асаду управлять этим фронтом вместе с Россией, ведь усиление геополитического соперничества с точки зрения иранско-американской борьбы за влияние только усложнит борьбу и предоставит больше возможностей для ИГИЛ.

Наркоситуация в Республике Узбекистан в 2016 году

В 2016 году была продолжена работа в сфере сокращения спроса и предложения на наркотики в соответствии с антинаркотической стратегией, определённой Программой комплексных мер по противодействию злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2016-2020 гг.

В результате принятых организационно-практических и оперативно-профилактических мер,  правоохранительными органами республики в 2016 году выявлено 6646 фактов преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

Из незаконного оборота изъято 3 тонны 542,4 кг наркотических средств, в том числе 107,76 кг героина, 1 т 446,82 кг опия, 883,23 кг марихуаны, 241,15 кг гашиша, 862,84 кг кукнара, 579,1 гр. новых психоактивных веществ (НПВ) и других синтетических наркотиков, а также 19 тыс. 277 таблеток психотропных веществ.

В 2016 году за совершение преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков на территории Республики Узбекистан задержано 110 (138) граждан иностранных государств. Большую часть лиц составляют граждане, Афганистана – 24 (33), Таджикистана – 27 (27) России – 19 (24), Казахстана – 14 (9), Кыргызстана – 9 (8). Изъято 340 (364) кг наркотических средств или 10% (14,5%) от его общего количества изъятий наркотиков по республике. Кроме того конфисковано 2461 (1422) таблеток психотропных веществ и 45,8 гр. (7800 л. и 89,8 гр.) прекурсоров.

В целях выявления и пресечения фактов незаконного культивирования наркосодержащих растений и пресечения каналов поступления наркотиков в республику из соседних государств, правоохранительными органами проведена двухэтапная комплексная широкомасштабная операция «Чёрный мак-2016».

В результате проведенных организационно-профилактических и оперативно-розыскных мероприятий выявлено 1070 фактов незаконного культивирования наркосодержащих растений. Уничтожены незаконные посевы общей площадью 4933 кв.м.

В ходе проведения операции возбуждено 2659 уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков, изъято 1 т 321 кг наркотических средств, в том числе 3,4 кг героина, 49,3 кг опия, 45,9 кг гашиша, 462,2 кг марихуаны, 760 кг кукнара.

В рамках организации месячника, посвященного 26 июня – Международному дню борьбы с наркотиками с приглашением представителей дипкорпуса, общественности и СМИ организовано мероприятие по сжиганию наркотических средств, изъятых правоохранительными органами республики из незаконного оборота. В печах уничтожено 1 т 438 кг наркотических средств, в том числе 145 кг героина, 655 кг опия, 496 кг марихуаны, 115 кг гашиша, 27 кг кукнара, а также большое количество наркотических средств в виде таблеток и растворов.

Согласно данным наркологической службы Министерства здравоохранения за последние 10 лет в республике наблюдается положительная динамика развития наркологической ситуации по основным её показателям.

Так, количество больных наркоманией, состоящих на диспансерном учёте за период 2007-2016 гг. сократилось с 19868 до 10505.

Продолжалось уменьшение числа зависимых от наркотических средств опийной группы – 5420 (2015 г. – 7977) или 51,6% (60,3%) от общего числа состоящих на учёте. Заметно сократился показатель числа зависимых от героина – 4063 (6554) или 38,7% (49,6%).

Анализ половозрастной характеристики наркозависимых свидетельствует о нарастании численности больных в возрасте 40 лет и старше – 58% (56,1%), доля лиц в возрастной группе 20-39 лет – 42% (43,9%).

 

В 2016 году наблюдалось уменьшение числа наркозависимых, прошедших специализированное лечение в наркологических учреждениях республики – 2220.

Уменьшилась доля лиц, зависимых от опиатов среди больных, пролеченных в стационарных условиях – 60,2% (71,4%), при росте доли зависимых от каннабиноидов – 23,3% (15%).

По данным Республиканского центра по борьбе со СПИДом в 2016 году выявлено 3983 (4171) новых случаев ВИЧ-инфицирования, из них 209 (260) среди потребителей инъекционных наркотиков.

В рамках первичной профилактики наркопотребления врачами-наркологами лечебно-профилактических учреждений республики в различных группах населения прочитано 7117 лекций, проведено 2213 семинаров, осуществлено 579 выходов в СМИ (газеты, телевидение, радио).

В системе народного образования совместно с органами здравоохранения проведено 4,3 тыс. лекций по предупреждению наркопотребления, 4,1 тыс. – табакокурения и 6 тыс. – алкоголизма.

В рамках международного сотрудничества Министерством народного образования проводилась работа по реализации программы «Крепкая семья» по проекту УНП ООН GLOK01 «Профилактика злоупотребления психоактивными веществами, ВИЧ/СПИДа и преступности среди молодежи посредством программ обучения навыкам жизни в семье».

Программа направлена на профилактику поведенческих проблем в подростковом возрасте, включая злоупотребление психоактивными веществами, а также укрепление родительских навыков и семейных отношений.

В 2016 году при координации Национального информационно-аналитического центра по контролю за наркотиками (НИАЦКН) проведена работа в рамках договорно-правовой базы двухстороннего и многостороннего сотрудничества в сфере контроля за наркотиками.

Реализованы мероприятия по дальнейшему укреплению материально-технической базы компетентных органов республики в рамках исполнения Поправок к узбекско-американскому межправительственному Соглашению в области контроля за наркотиками и правоприменению от 2001г.

При содействии Посольства Италии в Узбекистане и Регионального представительства УНП ООН в Центральной Азии 11-15 апреля 2016г. в г.Ташкенте организован учебный курс «Борьба с наркотиками в Интернет-пространстве» для представителей МВД и ГТК республики.

В соответствии с Соглашением о сотрудничестве между НИАЦКН и Представительством Фонда им. К.Аденауэра в Узбекистане в августе и сентябре 2016г. проведены учебные мероприятия в Италии и Германии на тему «Германо-Центральноазиатский диалог по вопросам политики безопасности и борьбы с организованной преступностью».

В рамках председательства Узбекистана в ШОС в феврале, марте и апреле 2016г. в г.Пекине организованы заседания Рабочих групп экспертов Совещания руководителей компетентных органов государств-членов ШОС, наделенных полномочиями по борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

В ходе указанных экспертных встреч подготовлены к подписанию разработанные узбекской стороной проекты Антинаркотической стратегии ШОС на 2017-2022 годы и Программы действий по ее выполнению.

По линии взаимодействия с ЦАРИКЦ, директор и начальник международного отдела НИАЦКН 30 марта 2016г. в г.Алматы приняли участие в заседании Совета национальных координаторов государств-участников ЦАРИКЦ, в ходе которого рассмотрены текущие вопросы организации деятельности Центра.

В целях повышения материально-технического и экспертного потенциала компетентных министерств и ведомств республики реализован ряд международных проектов УНП ООН и ОБСЕ, направленных на содействие в противодействии незаконному обороту наркотиков и профилактики их злоупотребления.

Правоохранительным органам и другим ведомствам переданы технические средства и оборудование на сумму более 200 тыс. долл. США в ходе реализации проекта УНП ООН «Борьба с незаконным оборотом афганских опиатов через северный маршрут путем укрепления потенциала основных пограничных пунктов и создания офисов пограничного взаимодействия» — ХАС/К22 и «Глобальной программы УНП ООН и Всемирной таможенной организации по контролю за контейнерными перевозками» — GLOG-80.

В 2016г. совместно с УНП ООН и Посольством Японии проработан вопрос реализации нового проекта «Борьба с контрабандой афганских наркотиков в Узбекистане путем создания межведомственных мобильных групп» в рамках Программы УНП ООН для государств Центральной Азии на 2015-2019гг. с бюджетом 2,5 млн. долл. США.

Для повышения квалификации сотрудников уполномоченных органов Узбекистана в рамках проектов организованы учебные курсы, семинары и тренинги. В 2016 году 204 сотрудника соответствующих министерств и ведомств республики приняли участие на тренингах, курсах и семинарах по вопросам борьбы с незаконным оборотом наркотиков, профилактики и лечения наркомании.

Турция из-за Катара грозит еще больше испортить отношения с США

С момента публикации новости о том, что Украина и Турция подписали совместное соглашение о возможности въезда в страну без заграничных паспортов, количество проданных билетов на Украину выросло в несколько раз. На основном турецком портале по продаже авиабилетов Enuygun.com продажи увеличились втрое. Самыми популярными городами у турецких туристов стали Киев, Львов и Одесса. Начиная с 1 июня 2017 года граждане обеих стран могут совершать путешествия, имея при себе только свое удостоверение личности.

Что сказали бывшие офицеры НАТО

Старшие офицеры НАТО, вызванные во время попытки государственного переворота 15 июля 2016 года в Турцию, но оставшиеся в Бельгии, дали интервью для Vocal Europe. Они отметили, что после путча 15 июля им бы пришлось служить в армии, руководимой экстремистски настроенными офицерами. Бывшие военные НАТО так прокомментировали ситуацию об операциях против курдов как после неудавшегося переворота, так и после выборов 7 июня: «По причине ошибок, совершенных государством в процессе решения курдского вопроса, погибло очень много людей. Многие генералы и офицеры, уволенные после 15 июля, относились к курдскому вопросу довольно либерально, предпочитая демократическое решение военному».

Офицеры НАТО заявили, что итогом закончившегося периода попытки установления мира и решения курдского вопроса, стало появление ненависти к курдам не только в самом обществе, но и в армии. «Самой главной причиной того стали события, которые произошли уже после окончания периода решения проблемы», «Насколько я помню, ныне находящийся в тюрьме и подвергающийся пыткам генерал Сур увидел, что во время бомбардировки города погибло очень много мирных жителей и заявил о том, что нужно прекратить огонь. Этот генерал был уволен. К сожалению, позже генералы, близкие к Эрдогану, приняли управление операциями в Диярбакыре и Ширнаке», «В результате изменений, произошедших после попытки переворота, турецкие вооруженные силы подвергаются огромному риску. Существует большой риск политизации армии, и эта опасность будет еще долго нависать над турецкой армией», «Турецкое правительство всего спустя несколько недель после 15 июля начало борьбу с Сирией, заявив, что «у нас очень сильная армия». На самом деле это было сделано напоказ для того, чтобы народ поверил в военную мощь страны. Военные транспортные средства, материалы и оборудование перешли в руки других групп. Операция под названием «Щит Ефрата» была представлена СМИ как крупный успех Эрдогана. Но в действительности генералы Эрдогана руководили операцией без какого-либо плана или четкой стратегии. В результате вышел беспорядок», — рассказали они.

2
Реджеп Тайип Эрдоган

Иван Шилов © ИА REGNUM

Катар стал новым кризисом в отношениях с США?

Если Эрдоган с той же скоростью продолжит поддерживать Катар и жестко выступать против некоторых стран Персидского залива, близких к Трампу, и до того непрочные отношения между Турцией и США могут войти в фазу очередного кризиса. Президент Трамп, выступая перед журналистами в парке Белого дома под названием «Розовый сад», поставил Катару ультиматум в неожиданно жестком тоне. «Катарская нация с давних пор поддерживает терроризм на высоком уровне. На международной конференции в Эр-Рияде было принято решение бороться с подобным поведением Катара… Я не буду сейчас называть имена других стран. Эта проблема еще не решена. Но мы справимся. У нас нет выбора», — заявил президент. Трамп, похоже, уверен, что Катар станет его первой победой на Ближнем Востоке. Для этого потребуется или свержение правительства, или же крутые перемены в политике страны. Тот факт, что Трамп уже провел переговоры с ОАЭ, Египтом и Саудовской Аравией, но до сих пор не встретился с Эрдоганом, заставляет задуматься. «Я ручаюсь за катарские фонды и окажу поддержку по всем вопросам», — заявил Эрдоган.

Катарский кризис напоминает государственный переворот в Египте и поддержку Эрдоганом кандидата от «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Мухаммеда Мурси. Но с тех пор отношения Эрдогана с другими странами изменились. Теперь он совсем один. Турцию теперь знают не как «инструмент» или «предводителя игры», а как того, кто этой игре мешает. Кроме встреч на саммитах стран НАТО или G20 Эрдоган не наносит визиты в зарубежные столицы. Дипломатические источники сообщают, что решение о высылке турецких войск и даже некоторых турецких военных самолетов в Катар представляется за рубежом как «повышение давления». Белый Дом считает, что какая бы страна не направила свои войска и технику в Катар, это было бы неправильно. По этой причине возможно ухудшение отношений между США и Турцией.

3
Турецкие солдаты

Иллюстрация: U.S. Army

Телеканал Аль-Арабия назвала президента Эрдогана «радикальным исламистом»

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет опубликовали совместное заявление о том, что в Катаре находится 59 человек и 12 организаций, «связанных с терроризмом». Как сообщает телеканал Аль-Арабия, участники Совета сотрудничества стран Персидского залива будут со всей серьезностью бороться с группами, имеющими отношение к террористическим организациям. «Отношения между Эрдоганом, Рашидом Ганнуши и Гульбеддином Хекматияром показывают связи радикально настроенных военных правителей», — гласил заголовок новости в Аль-Арабии. Не так давно общественности снова предстала старая фотография, на которой запечатлены турецкий и тунисский радикальные лидеры, сидящие перед бывшим лидером афганской войны Гульбеддином Хекматияром. По данным египетского журналиста Мухаммеда Аттия, «фотография показывает нам период конца 1970-х годов, когда молодежь вступала на путь радикального ислама».

Найдены секретные документы, принадлежащие «Братьям-мусульманам» и Партии справедливости и развития

Согласно прессе Саудовской Аравии и в особенности египетским СМИ, в Турции состоялась встреча турецких и катарских членов ассоциации «Братья-мусульмане» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Как сообщается, в результате переговоров было принято решение об устранении вмешательства во внутренние дела арабских стран. На встрече, в которой принимали участие высшие чины ПСР, было решено «отправить в свои страны представителей «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) из Турции, Судана, Англии и Малайзии, базирующихся в Катаре, для того, чтобы продолжить провокационную политику в отношении Египта и снизить давление на Катар».

Связи зятя Эрдогана с Катаром

Депутат Республиканско-народной партии в Стамбуле и член Международной комиссии Эрен Эрдем своим скандальным заявлением по поводу кризиса в Катаре положил начало новым спорам в турецком меджлисе. Эрдем задал неоднозначные вопросы по поводу того, сколько беспилотников продала Катару фирма «Baykar Makina», принадлежащая зятю Эрдогана, о связи некоторых учебных учреждений Турецкого фонда молодежи и обучения с катарскими СМИ, а также о 45 млрд в иностранной валюте, которые появились в турецкой казне в период проведения референдума 16 апреля из неизвестного источника. Также Эрдем вынес на повестку дня вопрос о том, почему премьер-министр Йылдырым запретил обсуждение катарского кризиса, а также вопроса о создании в Катаре военной базы на общественном и политическом уровне.

Члены Свободной армии Сирии вошли в состав Отряда народной самообороны

60 человек из Свободной армии Сирии, члены которой проходили обучение во время турецкой операции «Щит Ефрата» вступили в объединение Демократических сил Сирии, в состав которой входит и Отряд народной самообороны, признанный Турцией как правая рука Рабочей партии Курдистана. Представитель Демократических сил Сирии заявил о том, что 35 человек вступили в сирийскую армию, а 25 — в Демократические силы.

Решение об аресте депутата от РНП

Депутат РНП Энис Берберглу был задержан и осужден на 25 лет по делу об обнародованных видеозаписях, на которых грузовики Национальной разведывательной организации перевозят в Сирию оружие. На тайном заседании без каких-либо гостей в зале было объявлено решение суда. Депутат был осужден за «разглашение государственной тайны в целях политического и военного шпионажа» и приговорен к пожизненному заключению, которое позже было снижено до 25 лет тюремного заключения. Таким образом после попытки государственного переворота аресты депутатов, начавшиеся с Демократической партии народов, перешли к РНП.

Арест 189 адвокатов

С каждым днем в Турции увеличивается число арестов. В 8 городах округа Стамбул во время проведения операций по делу о путче и программе для обмена сообщений Bylock было задержано 189 адвокатов. В среду очередное решение об аресте коснулось еще 101 учителя и руководителя школ в Стамбуле. В пятницу утром Турция вновь проснулась вместе с новостью об операции по делу о задержании 78 высших должностных лиц банка «Asya». После попытки переворота 15 июля десятки тысяч людей были уволены из государственных учреждений в результате введения режима чрезвычайного положения. Тысячи были арестованы. В качестве улик для задержаний и увольнений был представлен факт пользования программой для обмена сообщениями на мобильном телефоне ByLock, а также денежные вклады в созданный в рамках правового государства и управления пятый по величине турецкий банк «Asya».

Турецкие военные выходят с Кипра?

После принятия решения о вводе турецких войск в Катар на повестке дня возник еще один вопрос, касающийся турецкой армии на Кипре. На прошедшей в январе этого года встрече двух стран было решено сократить на 80% количество военных на острове. Кипрские СМИ опубликовали серию предположений о том, что перед началом Второго саммита Кипрских поручителей, который пройдет в Женеве в конце этого месяца, страны-гаранты Турция и Греция вместе с греческим правительством и Северным Кипром направили в ЕС письменные официальные данные по поводу военных. На последнем этапе саммита стран-поручителей 28 июня будет обсуждаться кипрский вопрос, в частности то, каким образом будет обеспечиваться гарантия безопасности на острове после объединения Северного Кипра и кипрского правительства под одной крышей федерации.

Подробности: https://regnum.ru/news/polit/2289486.html