Январская провокация 1990 года в Баку — ее идеологи, спонсоры и исполнители – Часть вторая

Прежде чем перейти непосредственно к вводу Советской Армии в Баку и последовавшим кровавым событиям 19-20 января 1990 года, следует коснуться событий, предопределивших эту преступную акцию, совершенную Михаилом Горбачевым и его окружением.

1 декабря 1989 года Верховный Совет Армянской ССР и Национальный Совет НКАО на совместном заседании принимают постановление «О включении Нагорного Карабаха в состав Армении», что прямо противоречило Конституции СССР и Азербайджанской ССР.

Одновременно из Армении в этот период хлынула новая волна изгоняемых азербайджанцев, которые размещались в Баку и других городах Азербайджана. Антиконституционное решение о присоединении НКАО к Армении и пассивность руководства СССР в этом вопросе привели к массовым волнениям в Азербайджане, обернувшимся исходом армянского населения из республики.

Однако дислоцированные не территории Армянской ССР советские войсковые подразделения не предпринимали практически никаких мер для защиты остававшегося еще там азербайджанского населения. Отметим, что с 1987 года при непосредственном активном участии партийного руководства и правоохранительных органов Армянской ССР началось изгнание азербайджанского населения.

При финансовой поддержке зарубежной армянской диаспоры и руководства Армянской ССР на территорию республики в массовом порядке стали проникать вооруженные боевики и террористические группировки, было налажено поставка различного рода вооружений в Армению. За период до января 1990 годы было зверски убито свыше 200 азербайджанцев, насильственно изгнано почти все 200 000 азербайджанское население.

Обо всем этом прекрасно было осведомлено союзное руководство, но никаких мер для предотвращения этого нацистского шабаша в Армянской ССР со стороны кремлевского руководства не было предпринято. Складывается ощущение, что союзное руководство делало все, чтобы взорвать общественность Азербайджанской ССР и спровоцировать на ответные действия. В декабре 1989 — январе 1990 гг. в Баку и другие крупные города Азербайджана стала прибывать новая волна беженцев из Армении, которые рассказывали страшные вещи о чинимых там насилиях и убийствах азербайджанцев.

В этой ситуации происходят события, которые еще раз подтверждают наличие спланированной провокации со стороны горбачевского руководства в адрес Азербайджанской ССР.

9-11 января 1990 года, когда еще в Баку и других городах и речи не было о беспорядках и столкновениях, позже выданных за «армянские погромы», по тревоге были подняты и начали перебрасываться в Азербайджан различные боевые подразделения советской армии, также резервисты из Ставрополя, Краснодара и других регионов России.

11 января 56-я гвардейская десантно-штурмовая бригада, дислоцированная на территории Туркменской ССР, была поднята по тревоге. Личному составу было объявлено, что бригада будет переброшена для участия в боевых действиях, тогда как еще в Азербайджане не было никаких столкновений. Штурмовая бригада и другие подразделения спецназначения стали перебрасываться на военный аэродром в городе Кюрдамир, а оттуда по воздуху перевозились в Порт-Ильич (ныне Лиман).

Часть этих войск заново перебрасывалась на военный аэродром Кюрдамира: то есть союзное руководство перекидывало войска в разные точки Азербайджана и на всякий случай готовилось обратно вывести их без шума из республики, если не удастся спровоцировать беспорядки.

На этом фоне армянские бандформирования устраивали нападения на азербайджанские села вдоль армяно-азербайджанской границы и в НКАО. Кровь мирного населения потекла рекою. Началось изгнание азербайджанцев из Степанакерта (Ханкенди), из сел оказавшихся в окружении армянских боевиков, а также артобстрелы азербайджанского города Шуша. Но секретно введенные в Азербайджан подразделения советской армии никак не реагировали на все это: значит, у них было совсем иная функция.

Воспользовавшись сложившейся в Азербайджане критической ситуацией, в ночь с 19 на 20 января армянские вооруженные отряды оккупировали село Кярки Нахчыванской Автономной Республики Азербайджанской ССР. Армянские бандформирования также напали и на поселок Садарак в Нахчыване. Среди мирного азербайджанского населения имелись жертвы. Снарядами тяжелой артиллерии и системы массового поражения «Град» регулярно обстреливались другие азербайджанские села Нахчывана. Налицо открытая попытка ввергнуть Азербайджан в хаос, вынудить предпринять ответные меры, в результате чего «доблестная» советская армия начнет спецоперацию против Азербайджанской ССР. К этому моменту в Азербайджане скопилось почти 70 000 ударная группировка из подразделений советской армии.

В ночь с 19 на 20 января в Баку введены эти крупные подразделения Советской Армии, которые безжалостно расстреливали и давили танками гражданское население столицы Азербайджана. Эта кровавая акция, названная Черным Январем, привела к многочисленным жертвам среди гражданского населения Баку, пытавшегося помешать вводу войск. В результате ввода войск в Баку погибло 133-137 и ранено более 800 жителей.

Войска вводятся именно тогда, когда в городе кончились беспорядки, и своими силами удалось взять под контроль ситуацию. Однако это, видимо, не входило в планы Кремля, который дал команду «пойти на Баку» и убивать своих же — советских граждан.

Общеизвестно, что «беспорядки в Баку происходили с 13-го по 19 января 1990 года», — об этом писали сами же армянские СМИ. Однако, несмотря на то, что беспорядки кончились, в Баку вводятся подразделения войск, переброшенные в Азербайджан еще 9-11 января. Но если беспорядки в Баку начались 13-го, то как же военное командование СССР могло заранее узнать о них?

Все эти факты показывают, что руководство СССР и КГБ спланировало беспорядки в Баку и никак иначе.

Любопытно, что после кровавого ввода войск в Баку 56-я гвардейская десантно-штурмовая бригада, которая дислоцировалась в Баку, в феврале 1990 года была переброшена в Мегринский район Армянской ССР, где они должны были защищать оставшееся немногочисленное азербайджанское население, которое там в осадном положении держали армянские бандформирования. Однако тут уже практически не осталось азербайджанцев и местное армянское партийное руководство уговорило советский генералитет вывести войска и «не мешать» завершению полного изгнания азербайджанского населения Армянской ССР.

Подведя итоги, можно только констатировать, что, несомненно, налицо сговор против Азербайджанской ССР со стороны руководства СССР и партийных лидеров Армянской ССР. Иначе никак не понять, почему союзное руководство «ослепло и оглохло» в 1987-1989 гг., когда из Армянской ССР при непосредственном участии партийного руководства были изгнаны почти 200 тысяч азербайджанцев. А «проснулось» союзное руководство только в январе 1990 года, когда в Азербайджане, наводненном сотнями тысяч беженцев из Армении и НКАО, сложилась критическая ситуация. И «проснулось» союзное руководство не для того, чтобы помочь Азербайджанской ССР, а для того, чтобы потопить азербайджанский народ в крови, прекрасно зная, что подобная несправедливость приведет к горячей фазе армяно-азербайджанского, Нагорно-Карабахского конфликта.

Ризван Гусейнов
http://www.1news.az/analytics/20110203050108274.html

Именно Эдуард Григорян бил сестер Межлумян и насиловал их

Эксклюзивное интервью 1news.Az с известным адвокатом, автором книги «Сумгайыт – начало распада СССР» Асланом Исмаиловым (часть 3-я).

С предыдущими частями данного интервью можно ознакомиться здесь:

http://www.1news.az/articles.php?sec_id=7&item_id=20110119100252798
http://1news.az/interview/20110122102736004.html

— Чем мог угрожать Эдуард Григорян иным обвиняемым по делу о сумгайытских событиях?

— В обвинительном заключении уголовного дела № 18/55461-88 четко указано, что Эдуард Григорян в угрожающей форме советовал иным, проходящим по делу о сумгайытских событиях не указывать, где они были и что видели 28 февраля 1988 года, иначе у него есть много знакомых в колониях по всему бывшему СССР, с помощью которых он грозился достать и убить тех, кто отказывался выполнять его наказы. Кроме того, 22 июня 1988 года во время очной ставки, проведенной с помощью видеозаписи, Э.Р. Григорян крикнул на изобличавшего его А.И. Исаева: «Зачем я тебя кормил? Шакал никогда не станет человеком. Лучше змею пригреть на груди, чем тебя, перса».

На это обвиняемый А.И.Исаев ответил Э.Р.Григоряну: «Ты сам мне говорил, что события 28 фераля – это для тебя дар Божий. Как будто бы к тебе пришла сама удача». В этих показаниях, Григорян, возможно, в первый раз теряет хладнокровие и открыто проявляет ненависть, которую испытывает к азербайджанцам. Пользуясь возможностью, хочу рассказать еще об одном случае. Уверенность Григоряна в себе настолько окрепла, что он угрожал другим обвиняемым не только на очных ставках, но и в открытой форме на судебном процессе.

Примером сказанному могут послужить искренние переживания, которые испытывал Галиб Мамедов во время выступления на суде. В то время, когда Галиб Мамедов давал показания, Григорян, никого не стесняясь, со словами: «Ты не думаешь о том, что будет после завершения процесса?» — открыто угрожал ему. Подобные угрозы часто звучали также и в адрес других подсудимых.

— Какими еще, помимо основанного на страхе авторитете среди иных осужденных, качествами и характеристиками обладал Э.Григорян?

— В характеристике по поводу Григоряна говорится, что с 10 лет он рос без отца, его воспитанием занималась мать, в средней школе он учился плохо. Но это вовсе не говорит об отсутствии у него ума. Если во время судебных слушаний на задавае¬мые мною перекрестные вопросы обвиняемые порой терялись и вынуждены были говорить правду, то Григоряна подобными вопро¬сами запутать было невозможно. Когда я задавал ему вопросы, он, будто бы, читая мои мысли, после 3-4 вопросов знал, что у него спросят. Ответы даже на самые неожиданные вопросы он тщательно продумывал, анализировал и только потом их озвучивал. В течение судебного процесса я ни разу не увидел, чтобы на вопрос он отвечал немедленно. Если же не находил, с его точки зрения, подходящий ответ на поставленный вопрос, то переходил на оскорбления, или же, посмеиваясь, заученно говорил, что «не отвечать — это его право». Возможно, он не имел высокого образования, но одно можно сказать точно: он был гораздо умнее всех остальных обвиняемых вместе взятых. Складывалось впечатление, что он прошел специальную подготовку.

— Возможно ли, что именно благодаря этой специальной подготовке, Э.Григорян столь умело манипулировал участниками сумгайытских событий?

— Безусловно. Но, помимо этого, причины кажущейся невменяемости участни¬ков беспорядков выясняются в их показаниях, из которых становится ясно, что подобный эффект у участников беспорядков воз¬ник после того, как Э. Григорян раздал им таблетки. На судебном процессе были продемонстрированы видеозаписи показаний, под¬тверждающие сказанное. Некоторые заметки по поводу этих виде¬озаписей я сделал в своей записной книжке. В одной из этих виде¬озаписей была зафиксирована очная ставка обвиняемого Исаева с Гусейновым. Исаев показал следующее: «Эдик раздал всем таблетки, после употребления которых, почувствовал прилив сил».

Как видим, Э.Григорян раздавал таблетки участникам сумгайытских событий именно с целью вызвать у них прилив сил, эйфорию. Все обвиняемые признались, что после принятия таблеток почувствовали прилив сил, стали более смелыми и решительными. Кроме того, особо хочу отметить, что из материалов очных ставок становится очевидным, что именно он и был главарем: он руководил всеми обвиняемыми, давал им указания, именно у него имелся список армянских семей. Из видеокассет видно, что следственные действия проводятся совершенно свободно, участ¬ники беспорядков разоблачают друг друга, пытаются замести следы злодеяний, стараясь выгородить себя, нередко оскорбляют друг друга. В этих эпизодах Григорян угрожает всем, он напоминает потерпевшим армянам, которые его разоблачают, что сам тоже является армянином.

— А разве они, потерпевшие армянской национальности, не знали ранее, что Э.Григорян является армянином?

— Как известно, спустя некоторое время после сумгайытских событий, часть пострадавших в их результате армян переехала в Ереван. С целью ознакомления потерпевших с материалами дела, группа во главе с чле¬ном следственной бригады прокуратуры СССР В. Калиниченко отвезли в Ереван видеозаписи всех арестованных в Сумгайыте. На опознании в прокуратуре Армении сестрам Межлумян , которые являлись потерпевшими в деле о сумгайытских событиях, по одному демонстрировали каждого арестованного. В процессе опознания они реагировали по-разному: в одних случаях, говорили, что «этот был», в других, — «этот не был», в третьих, — «возможно, он был, а, возможно — не был».

Но как только очередь дошла до Григоряна, сестры, не скрывая волнения и негодования, тотчас опознали его, указав, что он был основной фигурой. В томе 2, листы дела 83-103, содержатся показания Л. Межлумян: «Хорошо увидела Григоряна. Он был бледный. Я подумала, что он лезгин. На руке было написано «Рима» или «Рита». Действительно, Э.Григорян внешне совершенно не похож на армянина, что также видно из представленной в книге «Сумгайыт: начало распада СССР» фотографии. Его можно было принять за русского или лезгина. Поэтому, за исключением особо приближенных, все в его окружении принимали Григоряна за лезгина. Кроме того, Э.Григорян чисто говорил по-азербайджански, что также наводило на мысль о том, что он – не армянин.

— Есть ли у армянских фальсификаторов возможность опровергнуть данные факты?

— Практика показывает, что армянские фальсификаторы готовы оспаривать все, даже то, что два умножить на два равняется четырем. Но, все дело в том, что имеются показания Л.Межлумян, из которых следует, что именно Э.Григорян бил сестер Межлумян, насиловал их, громил в комнате, разбил стекло. Здесь нужно обратить внимание на один очень важный момент: сестры Межлумян узнают Григоряна на опознании, проведенном в прокуратуре Армянской ССР, в городе Ереване, с участием армян¬ских следователей и руководства прокуратуры СССР.

Следует особо отметить: утверждение, что группу преступников возглав¬лял Григорян, было высказано именно пострадавшими армянами в Армении, а данное опознание проводили не азербайджанцы, а именно члены следственной группы, состоящие из русских и армян. Именно на этом опознании Григорян говорит, что он тоже армянин, и умоляет не называть его имени…

Продолжение следует…

Акпер Гасанов

Январская провокация 1990 года в Баку — ее идеологи, спонсоры и исполнители

Уже 21 год, как январские события 1990 года в Баку, ввод крупного контингента Советской Армии в столицу Азербайджана и последовавшее кровопролитие остаются одной из скорбных, но вместе с тем знаменательных дат новейшей истории нашей Родины.

В конце 1980-х гг., на фоне бездарной национальной и внутренней политики советского руководства во главе с Михаилом Горбачевым и затянувшегося социально-экономического кризиса, в разных республиках СССР началось национально-освободительное движение за независимость. Советский режим всеми силами, методом репрессий пытался остановить подъем национального движения в союзных республиках, но ничего кроме еще большего углубления кризиса не достиг.

В Азербайджане подъем национально-освободительного движения начался на фоне разгоравшегося армяно-азербайджанского Нагорно-Карабахского конфликта, инициаторами которого стали армянские сепаратисты в НКАО, их покровители в союзном руководстве и зарубежная армянская диаспора. Советское руководство во главе с М.Горбачевым, изначально приняло проармянскую позицию относительно Карабахского вопроса и тем более по поводу зарождавшегося национально-освободительного движения в Азербайджане.

Если подобные движения в других республиках, особенно национал-шовинистическое в Армянской ССР, воспринимались со стороны союзного центра как «нужный элемент перестройки, демократизации и гласности», то относительно азербайджанского движения сразу были выдвинуты клише «пантюркисты», «панисламисты», «националисты» и др.

Влиятельные научные и общественные армянские деятели (писатель националист Зорий Балаян, историк Сергей Микоян и др.) активно лоббировали карабахский вопрос за границей. В ноябре 1987 года в поддержку идеи переподчинения Карабаха Армении высказался советник Михаила Горбачёва Абел Аганбегян, председатель Экономического бюро Совета Министров СССР. И в Азербайджане, и в Армении это было воспринято как свидетельство поддержки Горбачёвым армянской кампании.

Сигналом к массовым депортациям азербайджанцев стали митинги в Ереване осенью 1987 года. Тогда же осенью 1987 года в Азербайджане стали появляться беженцы, в основном из Кафанского и Мегринского районов Армении. В ноябре 1987 года на железнодорожный вокзал Баку прибыли два товарных вагона с азербайджанцами, вынужденными бежать с юга Армении, из деревень компактного проживания азербайджанцев в Мегринском и Кафанском районах. 25 января 1988 года в Баку прибыло четыре автобуса с азербайджанскими беженцами из Кафанского района Армении.

В итоге к концу февраля 1988 года в Азербайджане находилось свыше 4 тысяч беженцев из Армении, которые размещались в Баку, Сумгайыте, Гяндже и других городах. Эти люди стали легкой мишенью армянских провокаторов и советских спецслужб заполонивших Азербайджан.

В итоге 28 февраля 1988 года происходят сумгайытские события, во время которых погибли армяне, азербайджанцы и представители других народов. Толпу погромщиков возглавил сумгайытский армянин Эдуард Григорян, лично убивший и изнасиловавший несколько армян, что дополнительно подтверждает наличие в этих событиях руки армянских эмиссаров, националистов и зарубежной диаспоры.

Отметим, что уже тогда в феврале 1988 года, армянские эмиссары планировали на фоне огромного притока азербайджанских беженцев в Баку устроить беспорядки в столице Азербайджана и затем кричать на весь мир о «геноциде многострадального армянского народа». Однако тогда им это в Баку сделать не удалось, и были инициированы беспорядки в Сумгайыте, которые сразу стали мишенью антиазербайджанской пропаганды, устроенной армянскими националистами и диаспорой на всех уровнях, куда доставали их руки. После инициированных советскими спецслужбами и эмиссарами из Армении в феврале 1988 года сумгайытских событий, началась открытая антиазербайджанская кампания в советской печати и телевидении.

Тем временем, зарвавшиеся армянские националисты вместе с руководством Армении приступили к полному насильственному изгнанию азербайджанцев. Чего стоит, например, выступление Р.Казаряна, члена-корреспондента АН Армении, на митинге в Ереване 4 ноября 1988 года, где он прямо призывал «с помощью отрядов», которые заранее были созданы «всячески обеспечить эмиграцию. Впервые за эти десятилетия нам предоставлена уникальная возможность очистить Армению. Я считаю это самым большим достижением нашей борьбы за эти десять месяцев», — взывал Казарян на митинге с участием партийного руководства Армении. (сб. «Армения: двадцать месяцев борьбы». Ереван, изд. АОД,1989, с.15).

27 ноября 1988 года. Масис. Армения. В селении Захмет армянскими бандитами зверски убиты 10-летняя девочка, 60-летняя женщина и трое молодых азербайджанцев. Казни совершались с целью устрашения мирного населения. В том же райцентре Масис была предана огню мусульманская мечеть. В Ереване сожжена мечеть, азербайджанская школа им. М.Ф. Ахундова и Азербайджанский драматический театр. Армянскими вандалами полностью разрушено азербайджанское кладбище.

В то же день в Гугарке (Армения) по свидетельствам очевидцев, в селении Шаумян армянскими бандитами совершены кровавые преступления, в результат которых зверски убиты и насмерть замучены свыше 10 азербайджанцев.

25-28 ноября 1988 года председателем исполкома Гугаркского района Гамлетом Саркисяном и председателем совхоза «Шаумян» Жорой Аракеляном было организовано убийство азербайджанцев. По этому случаю было возбуждено уголовное дело в Прокуратуре СССР и Армянской ССР.

В ноябре 1988 года в городе Спитак первый секретарь Спитакского городского комитета Коммунистической партии Норайр Мурадян, первый секретарь районного исполнительного комитета Коммунистической партии Ф.Абучян, главврач района Р.Багдарян, судья Э.Назарян, начальник милиции В.Саркисян, прокурор Аракисян в сопровождении нескольких вооруженных бородачей учинили расправу над азербайджанскими семьями.В итоге 36 человек, не выдержав изощренных пыток, погибли. 70 детей в возрасте от 5 до 12 лет были на глазах у родителей живыми замурованы в заранее заготовленной трубе длиной 20 метров и диаметром 1,5 метра. Еще 27 азербайджанских детей увезено в неизвестном направлении.

27-28 ноября 1988 года первый секретарь Спитакского райкома партии Норайр Мурадян якобы организовал вывоз азербайджанцев из Армении. Людей посадили в грузовые машины, но до места назначения они так и не доехали. Между русскими селами Лермонтово и Фиолетово эти невинные люди были заживо сожжены. В грузовиках находились дети, женщины, старики. Случайно оставшиеся в живых в течение 5 суток добирались через снежные перевалы Больших Кавказских гор до Казахского района Азербайджана», — рассказывает Сенубер Сараллы («Геноцид. Аннотация районов. Список погибших и жестоко убитых в Западном Азербайджане в 1987-1992 гг.»).

По рассказам выжившего 60-летнего Алиева Магеррама Абдул оглы мы узнаем об ужасающих актах насилия имевших место во время изгнания азербайджанцев из района Веди (Араратский район) Армении в 1988 году.

Вот свидетельские показания М. Алиева: «Пять вооружённых дашнаков насильно посадили меня в машину УАЗ и закрыв глаза увезли в неизвестном направлении. Приблизительно через 30 минут открыли мои завязанные глаза и приказали выйти из машины. Когда я вышел перед моими глазами на деревьях висели три женщины и четверо мужчин. Я не знал, где нахожусь, только понял, что на виселицах висели азербайджанцы. Потом мне приказали идти к речке, и тогда я понял, что это река Зянги, у которой лежали три трупа. Они заставили меня открыть лица этих трупов. Это была молодая беременная азербайджанка убитая с неродившимся младенцем. А рядом с ее трупом лежали её две малолетние дочери.

Увидев такое зверство, я потерял сознание. Когда пришел в себя, я увидел, что они привязали большими камнями семерых повешанных и убитую женщину с ее тремя детьми и бросили в реку Зянги. Один из дашнаков подошел ко мне и сказал: «Смотри турок, пока на земле живут армяне, везде и всегда с турками будем так поступать, а тебя не убиваем ради того что ты все это увидел и не забудешь до конца своих дней и передашь всем тюркам, что мы армяне будем мстить за своих бабушек и дедушек. Наш армянский народ всегда будет мстить: кровь за кровь».

Советское руководство и СМИ, молчавшие, когда армянские националисты, начиная с 1987 года, изгоняли азербайджанцев из Армении и Нагорного Карабаха, вдруг «очнулось» и подняло истерию по поводу «армянских погромов» в Азербайджане. Однако союзное руководство бездействовало, когда в течение 1987-1989 гг., из Армении при активном участии местных руководящих, партийных и правоохранительных органов, армянскими националистами насильно были изгнано 200 000 азербайджанцев. Согласно уточненным данным в результате депортации азербайджанцев из Армении в 1987-1989 гг. погибло 214 азербайджанцев, значительная часть которых были зверски убиты и замучены до смерти.

В декабре 1989 года в Армении отмечались празднества под лозунгом «Армения без турок!».

Тем временем, на фоне стекавшихся в Баку азербайджанских беженцев, армянские эмиссары готовили опять же по «сумгайытскому сценарию» почву для беспорядков Армянские идеологи национализма прекрасно знали, что рассказы прибывавших азербайджанских беженцев об ужасных бесчинствах, происходивших в Армении, станут причиной народного недовольства и возмущения в Азербайджане. Ситуацию также напрягало начатое армянскими националистами изгнание азербайджанцев из НКАО, которую армянские сепаратисты силой хотели присоединить к Армянской ССР.

Всего этого руководство СССР якобы «не видело», к тому же бездействовало, когда сотни тысяч обездоленных азербайджанских беженцев хлынули в Азербайджанскую ССР, что обернулось серьезным социальным кризисом, перешедшим затем в неуправляемую фазу. Вот тут уже союзное руководство открыто приняло позицию Армении, и стремилось во всем обвинить Азербайджан. Основной мишенью кремлевских властей стало растущее национально-освободительное движение азербайджанского народа. Ни в Москве, ни тем более в Ереване никто не говорил о причинах, приведших к критической ситуации сложившейся в Баку и других городах Азербайджана. СМИ и телеканалы, союзное руководство и особенно в Армении все говорили только о последствиях этой ситуации для армянского населения Азербайджана. Казалось союзная пресса и руководство «ослепли» поскольку ничего не говорили о насильственной депортации азербайджанцев, и все события армяно-азербайджанского конфликта видели в цветах раскрашенных армянскими националистами.

Вот, что пишут по поводу ситуации сложившейся в Баку в январе 1990 года руководитель управления «З» КГБ СССР Владимир Луценко и начальник отдела Валерий Хмелев пишут: «Вокруг Спитака в горных районах Армении жили азербайджанцы. Их начали выкидывать из домов, часто забирая вещи. И вот эта масса народу двинулась в Баку. Стихийно. А там их никто и не ждал. Дошли не все (были убиты или замерзли в горах), но многие. В Баку-то и началось самое ужасное: бездомные люди, да еще обиженные, начали вымещать свое зло на бакинских армянах».

Армянские авторы этой многоходовой провокации, начиная ее, вне всякого сомнения, ясно себе представляли всю цепь дальнейших событий. Судьба бакинских армян их совершенно не волновала — они им были нужны только как живой человеческий материал для всемирного черного пиара. С тех пор по нынешний день армянская пропагандистская машина неустанно использует «сумгайытские события», «бакинские события» как обоснование причин армянской агрессии против азербайджанских земель. Поставив факты и хронологию событий «с ног на голову» армянские агитаторы в течение 20 с лишним лет «греют руки и карманы» на армяно-азербайджанском конфликте.

Последовавшие затем в Баку кровавые события 19-20 января 1990 года четко проявили лицо армянского национализма, его идеологов, спонсоров и исполнителей — всех тех, кто повинен в разжигании армяно-азербайджанского конфликта. Но об этом подробнее позже…

Продолжение следует

Ризван Гусейнов

http://www.1news.az/analytics/20110118031931431.html