Эрдоган и Путин обсудили Сирию

АА

Состоялся телефонный разговор лидеров Турции и РФ

Abdulrahman Yusupov  

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган провел телефонный разговор с российским коллегой Владимиром Путиным, в ходе которого стороны обсудили ситуацию в Сирии. Об этом говорится в сообщении Управления по связям президента Турции.

Согласно информации, президент Эрдоган подчеркнул, что необходимо незамедлительно обеспечить режим прекращения огня в сирийском Идлибе и снова сосредоточиться на процессе политического урегулирования.

Кроме того, глава турецкого государства указал на важность предотвращения роста числа жертв среди мирного населения Идлиба, а также нейтрализации угрозы массовой миграции к границам Турции в результате атак сирийского режима на юге Идлиба.

Во время беседы президент Эрдоган отметил, что двусторонние отношения между Турцией и Россией развиваются в позитивном русле.

Лидеры условились оценить результаты совместных усилий во время встрече на полях саммита G20 в Японии. 


https://www.aa.com.tr/ru/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D1%8D%D1%80%D0%B4%D0%BE%D0%B3%D0%B0%D0%BD-%D0%B8-%D0%BF%D1%83%D1%82%D0%B8%D0%BD-%D0%BE%D0%B1%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B8%D0%BB%D0%B8-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D1%8E/1493514

Россия удовлетворена уровнем сотрудничества с Турцией

АА

В Кремле проходят переговоры президентов Турции и России

Ramin Abdullayev 

В Кремле проходят переговоры президентов Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и России Владимира Путина.

Предваряя переговоры, Владимир Путин отметил, что Москва удовлетворена развитием связей с Турцией, особенно в экономической сфере.

«Россия и Турция тесно сотрудничают на международной арене, в том числе в деле урегулирования глобальных проблем», — сказал российский лидер.

Президент РФ отметил, что товарооборот между Россией и Турцией достиг 35 млрд долларов.

Высокую оценку турецко-российскому дал и турецкий лидер.

«Совместные шаги, которые Турция предприняла и будет предпринимать с Россией по Сирии, име

В Кремле проходят переговоры президентов Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и России Владимира Путина.

Предваряя переговоры, Владимир Путин отметил, что Москва удовлетворена развитием связей с Турцией, особенно в экономической сфере.

«Россия и Турция тесно сотрудничают на международной арене, в том числе в деле урегулирования глобальных проблем», — сказал российский лидер.

Президент РФ отметил, что товарооборот между Россией и Турцией достиг 35 млрд долларов.

Россия удовлетворена уровнем сотрудничества с Турцией

Москва удовлетворена развитием связей с Турцией, особенно в экономической сфере. Об этом сказал президент России Владимир Путин перед началом переговоров с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом в Кремле. 

«Россия и Турция тесно сотрудничают на международной арене, в том числе в деле урегулирования глобальных проблем», — сказал Путин.  

По его словам, внешнеполитические и оборонные ведомства двух стран поддерживают тесные контакты, и военно-техническое сотрудничество между ними продолжает развиваться и укрепляться. 

Президент напомнил, что примет вместе со своим турецким коллегой участие в восьмом заседании Совета сотрудничества высшего уровня Турция–Россия, после чего они проведут встречу с ведущими представителями деловых кругов двух стран и посетят Большой театр, где примут участие в торжественной церемонии открытия перекрестного Года культуры и туризма 

Товарооборот между Россией и Турцией достиг 35 миллиардов долларов, отметил Путин. 

Президент также сообщил, что завершена укладка труб на морском участке газопровода «Турецкий поток». 

«Строительные работы на суше продолжаются в соответствии с планом. Надеемся, что реализация проекта завершится вовремя», — отметил Путин. 

Турция и Россия предпринимают важные шаги в Сирии

Высокую оценку турецко-российскому дал и турецкий лидер.

«Совместные шаги, которые Турция предприняла и будет предпринимать с Россией по Сирии, имеют важное значение», — сказал Эрдоган.

Еще одним очень важным аспектом турецко-российского сотрудничества Эрдоган назвал совместные усилия по предотвращению терактов в регионе.

ют важное значение», — сказал Эрдоган.

Еще одним очень важным аспектом турецко-российского сотрудничества Эрдоган назвал совместные усилия по предотвращению терактов в регионе.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F-%D1%83%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D1%82%D0%B2%D0%BE%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%B0-%D1%83%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%B5%D0%BC-%D1%81%D0%BE%D1%82%D1%80%D1%83%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B0-%D1%81-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B5%D0%B9/1445396

Эрдоган и Путин проведут третью встречу с начала года

АА

В рамках визита в Москву Эрдоган примет участие в открытии Перекрестного года культуры и туризма Турции и России

Zafer Fatih Beyaz,Ülviyya Amuyeva 

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган восьмого апреля посетит Москву, где встретится с президентом России Владимиром Путиным.

Эта встреча станет третьей по счету с начала года. 

Как сообщает агентство «Анадолу», в рамках визита в Москву глава Турецкого государства примет участие в открытии Перекрестного года культуры и туризма Турции и России и заседании Совета сотрудничества двух стран высокого уровня. 

Перекрестный год культуры и туризма России и Турции откроется показом в Большом театре турецкой оперы «Троя», на котором будут присутствовать Эрдоган и Путин. 

23 января 2019 года Эрдоган совершил однодневный рабочий визит в Москву, где встретился с президентом России Владимиром Путиным.

В рамках визита состоялись переговоры с участием министров и других официальных лиц двух стран. Помимо отношений Турции и России, стороны обсудили актуальные вопросы региональной и международной повестки, главным образом ситуацию в Сирии. 

14 февраля Эрдоган принял участие в четвертом по счету трехстороннем саммите лидеров стран-гарантов перемирия в Сирии. На саммите лидеры Турции, России и Ирана обсудили совместные усилия по политическому урегулированию конфликта в Сирии. 

В 2018 году Эрдоган и Путин провели 18 телефонных разговоров и семь двусторонних встреч.

Третьего апреля 2018 года президент России посетил Турцию. В ходе переговоров лидеров двух стран было принято решение о сокращении сроков поставок Турции российских ЗРК С-400.


https://www.aa.com.tr/ru/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D1%8D%D1%80%D0%B4%D0%BE%D0%B3%D0%B0%D0%BD-%D0%B8-%D0%BF%D1%83%D1%82%D0%B8%D0%BD-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D1%83%D1%82-%D1%82%D1%80%D0%B5%D1%82%D1%8C%D1%8E-%D0%B2%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D1%87%D1%83-%D1%81-%D0%BD%D0%B0%D1%87%D0%B0%D0%BB%D0%B0-%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%B0-/1441115

В Турции выберут глав органов местной власти

В Турции 31 марта пройдут 19-е в истории страны выборы в органы местного самоуправления.

Это первые выборы в Турции после перехода страны на президентскую форму правления.

В ближайшие 4,5 года в стране больше не будет проведено выборов. 

В выборах примут участие кандидаты от 12 политических партий, в том числе возглавляемой президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом правящей Партии справедливости и развития (ПСР), а также независимые кандидаты. 

В первой половине 2018 года ведущие политические партии Турции объединились в два крупных политических блока: “Союз народа” (Cumhur İttifakı) и “Союз нации” (Millet İttifakı).

“Союз народа” был создан 20 февраля 2018 года правящей ПСР и одной из ведущих оппозиционных политических структур — Партией националистического действия (MHP). Это дало возможность двум партиям одержать уверенную победу на парламентских и президентских выборах 24 июня 2018 года.

В противовес этому блоку ведущие оппозиционные Республиканская народная партия (CHP) и İYİ Parti третьего мая 2018 года создали “Союз нации”. В этот же блок вскоре поддержала Партия «Saadet» (Добродетели).  

В пропрезидентском “Союзе народа” утверждают, что “Союз нации” также поддерживает Партия демократии народов (HDP), которую подозревают в связях с террористами.

Ожидается, что основная борьба на выборах 31 марта 2019 года развернется между этими двумя политическими блоками.

В преддверии выборов партии, представленные в “Союзе народа”, согласовали кандидатов на пост глав муниципалитетов в 51 из 81 провинции Турции, в том числе в 30 крупных городах.

В то же время в 27 крупных турецких городах правящая партия поддержит кандидатов не по общему списку.

Президент Эрдоган на протяжении последних двух месяцев выступил на предвыборных митингах в десятках провинций Турции. Турецкий лидер ежедневно выступал в двух-трех провинциях, призывая граждан поддержать на выборах кандидатов от “Союза народа”.

Президент Турции за 48 дней провел митинги в 57 провинциях страны.

Основной акцент ПСР делает на контроле над муниципалитетами трех крупных городов Турции: Стамбула, Анкары и Измира.

Кандидатом от партии Эрдогана на пост главы муниципалитета Стамбула выдвинут экс-премьер-министр, экс-спикер парламента Бинали Йылдырым. В Анкаре ПСР поддерживает кандидатуру заместителя председателя правящей партии Мехмета Озхасеки, в Измире – экс-министра экономики Нихата Зейбекчи.

Опросы подтверждают близость рейтинга кандидатов в особенности в таких крупных городах как Стамбул и Анкара.

Глава Центризбиркома Турции Сади Гювен сообщил, что проголосовать на муниципальных выборах 31 марта смогут 57 миллионов 78 тысяч избирателей. В Турции в целом откроются 194715 избирательных участков. 

Первые муниципальные выборы в истории Турции состоялись в 1930 году

Выборы в органы местного самоуправления проводятся раз в пят лет. В последующий раз голосование на муниципальных выборах состоялось 30 марта 2014 года. 

https://www.aa.com.tr/ru/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D0%B2-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%B2%D1%8B%D0%B1%D0%B5%D1%80%D1%83%D1%82-%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D0%B2-%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2-%D0%BC%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D0%B2%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B8/1432080

Президент вместо партии. Почему Эрдоган теряет собственную партию на местных выборах

Построенная Эрдоганом президентская система не стала для Турции универсальным решением всех проблем. Она не помогла властям выработать внятный план борьбы с экономическим кризисом и прочими проблемами, а только еще больше сконцентрировала всю политическую жизнь на фигуре Эрдогана, обескровив правящую партию и окончательно лишив ее самостоятельности

Местные выборы, особенно в унитарных государствах, редко привлекают много внимания, но те, что пройдут 31 марта в Турции, – явное исключение. Сильная поляризация общественной жизни в сочетании с экономическим кризисом сделали любое массовое голосование в этой стране судьбоносным. Поэтому даже местные выборы, на которых положено обсуждать локальные вопросы городского и муниципального благоустройства, превратились в сегодняшней Турции в полномасштабный плебисцит о политическом курсе президента Эрдогана.

Экономические проблемы и рост влияния националистов заставляют Эрдогана идти в народ и биться за результат: опыт прошлых десятилетий показывает, что потеря правящей партией большинства голосов на муниципальных выборах чревата поражениями и на более высоких уровнях. Но еще до голосования стало понятно, что на этот раз Эрдоган может остаться без своей партии. Она успела потерять и четкую платформу, и понятную социальную базу, и партийную идентичность – все это затмил культ личности президента. Зенит личного могущества Эрдогана оказался закатом для его родной Партии справедливости и развития.

Эрдоган vs экономика

Экономические успехи всегда были главным козырем исламистской Партии справедливости и развития. Рост благосостояния страны с тех пор, как исламисты пришли к власти в 2002 году, означал стабильный уровень политической поддержки. Падение лиры в конце 2018 года и нарастающие проблемы во многих секторах экономики изрядно подпортили имидж партии.

Попытки обратить эту тенденцию пока дают скорее обратные результаты. Например, недавно власти решили бороться с ростом цен на продукты, открывая в Анкаре и Стамбуле киоски, где фрукты и овощи продаются по низким субсидированным ценам. В одни руки вам могут отпустить не больше 3 кг овощей каждого вида, если, конечно, сможете выстоять несколько часов в очереди.

Предлагалось, что дешевые овощи поднимут популярность правящей партии, но эффект оказался противоположным. Вид длинных очередей за базовыми продуктами только подчеркнул экономические проблемы и высокую инфляцию, которая за год перевалила за 30%. Рост цен на топливо и импортные удобрения заставляет турецких фермеров повышать отпускные цены. Но правительство предпочитает обвинять мафию посредников и ретейлеров в искусственном завышении цен. Эрдоган говорит об «овощных террористах» и обещает бороться с ними самыми жесткими методами.

Суровое наказание обещают и тем, кто своими исследованиями разрушает идиллию в банковском секторе Турции. Агентство банковского регулирования и надзора собирается начать расследование против JPMorgan за опубликованный накануне выборов отчет о том, что дефицит бюджета чреват проблемами в турецких госбанках. Также там говорилось, что турецкие власти сами подрывают финансовую стабильность в стране, раздавая перед выборами дешевые кредиты ненадежным компаниям.

Теперь JPMorgan в Турции обвиняют в подрыве репутации местных банков и провоцировании волатильности на финансовом рынке страны. При этом власти удивительным образом оставляют без внимания словесные интервенции президента Эрдогана, которые вредят турецкому финансовому сектору куда сильнее, чем любые международные отчеты. Например, в феврале Эрдоган заявил, что намерен передать Казначейству часть акций Is Bankas?, что тут же обрушило котировки одного из крупнейших частных банков Турции.

Тишина и угрозы

Чтобы сбить волну экономического негатива, турецкие власти пытаются ограничить доступ к объективной информации о ситуации в стране. Первый удар нанесли по иностранным СМИ – их корреспондентам стало намного труднее получить аккредитацию в Турции.

Второй удар пришелся по неправительственным организациям и гражданским активистам, которые и так были в полуживом состоянии. Громкий процесс над известным предпринимателем и меценатом Османом Кавалой, которого обвиняют в попытке свергнуть правительство во время протестов в парке Гези летом 2013 года, должен убавить энтузиазма у всех, кто хочет поактивничать сегодня. Даже если властям не удастся вас закрыть, вы потратите годы за решеткой в ожидании решения суда.

Наконец, под критику Эрдогана попали агентства по исследованию общественного мнения. Призыв президента игнорировать их доклады и соцопросы удивил многих – до недавнего времени Эрдоган и его партия тесно сотрудничали с подобными фирмами и даже учитывали результаты исследований при принятии решений.

Но эта любовь была обречена жить только до тех пор, пока была взаимной. Эрдоган неспроста обвиняет социологические агентства в предвзятости и манипуляции данными – большинство опросов наглядно показывают низкие рейтинги кандидатов от коалиции правящей партии и националистов в крупных городах страны.

Чтобы сбить фокус кампании с экономических проблем, власти пытаются создать в стране атмосферу тревоги и неминуемой катастрофы. Вроде бы выборы всего лишь местные, но они идут под постоянный аккомпанемент из заявлений, что Турция вот-вот распадется и перестанет существовать как независимое государство.

Кандидат в мэры Анкары от правящей партии Мехмет Озхасеки, словно чувствуя, что пространные заявления Эрдогана нуждаются в конкретике, говорит, что угроза Турции исходит от тех, кто хочет поделить турецкое общество вдоль и поперек, географически и политически, на правых и левых, на турок и курдов. Понятно, что он имеет в виду турецкую оппозицию, но на самом деле радикальные заявления, которые больше всего раскалывают турецкое общество, делает президент Эрдоган. Он открыто обвиняет курдскую Партию демократии народов в терроризме, а ее сторонников – в симпатиях к террористической организации, а это более 10% турецких избирателей.

Ситуация в крупных городах для правящей партии особенно тяжелая, что толкает Эрдогана ко все более радикальным методам. В ход идут открытые угрозы кандидатам от оппозиции: курдам обещают снимать избранных глав муниципалитетов, заподозренных в связях с террористическими организациями, и заменять их назначенными из центра управленцами. Еще больше шума наделали угрозы Эрдогана посадить за решетку лидера оппозиционной националистической Хорошей партии Мераль Акшенер, которая смогла отколоть от правящей коалиции значительное количество сторонников. А близкие к властям СМИ призывают повесить лидера главной оппозиционной Народно-республиканской партии.

Турецкая оппозиция извлекла уроки из прошлых выборов. Крупнейшие оппозиционные партии смогли выдвинуть в ряде крупных городов единых кандидатов в рамках Национального альянса. Они сознательно не вступают в войну слов с Эрдоганом, который славится своими ораторскими способностями и может задавить любого, особенно когда на его стороне колоссальный аппарат пропаганды из подконтрольных СМИ. Вместо этого оппозиция последовательно делает главный упор на экономические проблемы, занятость, развитие инфраструктуры и благоустройства.

Затмевая своих

Эрдоган правит Турцией уже много лет, но впервые он настолько активно включился в кампанию перед местными выборами, игнорируя положение Конституции о нейтральности главы государства. Это говорит о том, что от некогда могущественной Партии справедливости и развития, где Эрдоган был лишь одним из лидеров, сейчас мало что осталось. Независимо от того, какими будут результаты местных выборов, избирательная кампания уже показала, что у все более аморфной правящей партии не осталось ни ярких кандидатов, ни привлекательной программы. Солнце Эрдогана затмило движение, благодаря которому он в свое время пришел во власть.

Оппозиционные силы, несмотря на сотрудничество, так и не смогли представить внушающую доверие альтернативу, но у Партии справедливости и развития тоже перестало получаться играть роль инклюзивного всетурецкого движения, способного представлять самые разные социальные слои. Образовавшаяся пустота настолько ощутима, что власти всерьез обеспокоены слухами о том, что бывшие видные деятели правящей партии экс-премьер-министр Ахмет Давутоглу и экс-президент Абдуллах Гюль могут возглавить новую консервативную партию. Оба политика обладают в Турции немалым общественно-политическим весом, поэтому Эрдоган уже завуалированно обвиняет своих бывших соратников в предательстве идеалов и отступничестве.

Построенная Эрдоганом президентская система не стала для Турции универсальным решением всех проблем. Она не помогла властям выработать внятный план борьбы с экономическим кризисом и прочими проблемами, а только еще больше сконцентрировала всю политическую жизнь на фигуре Эрдогана, обескровив правящую партию и окончательно лишив ее самостоятельности.

Тимур Ахметов

Источник — Московский Центр Карнеги

Трудный союз. Смогут ли Россия и Турция договориться по Сирии



Владимир Путин и Реджеп Эрдоган на четырехстороннем саммите по Сирии. Фото: Abaca Press/ТАСС

Турция как партнер по урегулированию в Сирии ценна для России прежде всего тем, что имеет большое влияние на сирийскую оппозицию. Однако ближневосточная политика Турции выстраивается с учетом позиции не только России, но и США. Поэтому Москве придется пойти на дополнительные уступки Анкаре, чтобы Турция не начала слишком усердно защищать американские интересы в Сирии в надежде на какие-то бонусы от Вашингтона

Если судить по заявлениям российских и турецких властей, то сотрудничество двух стран в Сирии идет почти без разногласий. Сторонам удалось подготовить почву для полноценного межсирийского диалога, договориться о прекращении огня и размежевании гражданских лиц и террористов в Идлибе. По словам главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу, Москве и Анкаре «остается решить лишь вопрос о включении в список участников конституционного комитета Сирии нескольких имен».

Однако в реальности между двумя странами по-прежнему хватает противоречий. Турция сейчас пытается вернуть себе те позиции в регионе, которые она растеряла после начала сирийского кризиса в 2011 году. Турецкое руководство понимает, что вступать в открытую борьбу с Россией за влияние в Сирии было бы слишком рискованно, но в то же время президент Эрдоган не оставляет антиасадовскую риторику и угрожает в любой момент напасть на сирийских курдов.

Москва готова к компромиссам с Анкарой, но с учетом ее собственных планов и не ценой сотрудничества с Ираном.Для России важны связи Турции с сирийской оппозицией, которые очень пригодятся для будущего политического урегулирования. Но все это станет актуально, только если Эрдоган оставит свою мантру «Асад – террорист» и не ввяжется в какую-нибудь операцию против курдов, чтобы предъявить турецким избирателям победу накануне предстоящих в марте муниципальных выборов.

Легитимность за разговор с Асадом

Москве нужно, чтобы процесс политического урегулирования в Сирии получил безоговорочное признание мирового сообщества. Но этому могут помешать односторонние действия Турции против сирийских курдов – партии Демократический союз и ее вооруженного крыла Силы народной самообороны (СНС). Турки считают их ответвлением Рабочей партии Курдистана (РПК) и называют террористами.

Турция давно уже чувствует себя довольно свободно на севере Сирии. По словам Анкары, международное законодательство позволяет ей при наличии в соседнем государстве конфликта, угрожающего ее национальной безопасности, принимать меры вплоть до кратковременного вторжения в Сирию. Но по большому счету, действия Турции в Сирии не санкционированы ничем, кроме решений турецкого Совета безопасности и парламента. Поэтому, если Анкара начнет новую операцию на сирийской территории (а к ней уже все готово), Москве понадобятся более веские обоснования турецкого вторжения.

Чтобы найти их, Путин на январской встрече с Эрдоганом напомнил турецкому коллеге об Аданском соглашении о совместной борьбе с терроризмом, которое Анкара и Дамаск подписали в 1998 году. С тех пор к документу добавилось еще несколько протоколов и соглашений из той же области, причем последнее из них было подписано всего за пару месяцев до начала сирийского конфликта – в феврале 2011 года, и действует до сих пор.

Все эти документы фиксировали обязательства сторон по борьбе с Рабочей партией Курдистана. В 1990-х партия активно использовала приграничные территории Сирии – например, там укрывался ее лидер Абдулла Оджалан. Дамаск и Анкара договорились обмениваться информацией и совместно бороться с террористами, а главное – Турция получила право по горячим следам преследовать бойцов РПК на территории Сирии на глубину несколько километров.

То есть, апеллируя к Аданскому соглашению, Москва показывает, что готова попробовать легитимировать переход турками сирийской границы и убедить другие стороны, что турецкие военные находятся в соседнем государстве на основании какой-никакой, но законодательной базы. «Уверен, что это [соглашение] основа, закрывающая массу вопросов. И мы подробно объяснили это на переговорах [с Эрдоганом]», – сказал Путин на пресс-конференции 23 января.

Одновременно Россия предлагает Турции обдумать возможность возобновления контактов с Асадом и его администрацией. Ранее турецкие руководители уже признавали, что контакты с Дамаском у них остались, но либо опосредованные, либо на уровне силовых ведомств и только по наиболее оперативным вопросам.

В последние месяцы если не сам Асад, то члены его администрации все реже становятся мишенью для резкой риторики, звучащей из Анкары. В недавнем интервью турецким СМИ Эрдоган на вопрос о возможном диалоге с Дамаском и вовсе заявил: «Даже если речь идет о враге, нельзя сжигать все мосты».

Возможно, именно эту перемену в настроениях турецкой стороны уловили в Москве. Ведь от отсутствия официальных каналов для диалога с Сирией страдает и сама Турция. Несмотря на антиасадовскую риторику, в Анкаре понимают, что благодаря России ситуация в Сирии необратимо изменилась и сейчас было бы наивно ждать смены режима в Дамаске.

Возобновление диалога Анкары с Дамаском было бы выгодно Москве – это помогло бы улаживать их разногласия и сняло часть претензий Асада к Турции. Также возникла бы возможность найти компромисс по статусу северных областей Сирии. Россия заинтересована в единстве сирийской территории и не хочет появления там ни курдских квазигосударств, ни зон монопольного влияния Турции.

Американский прокси

Однако ближневосточная политика Турции выстраивается с учетом позиции не только России, но и США. Прямо перед недавним визитом Эрдогана в Москву глава его канцелярии Фахреттин Алтун дал интервью катарскому телеканалу «Аль-Джазира», где прямо заявил, что после ухода американских войск Анкара готова взять на себя защиту интересов США в Сирии. Но при условии, что США прекратят поддерживать действующие там отряды курдов. В начале февраля Эрдоган в очередной раз напомнил Вашингтону, что терпение Турции иссякает и если террористы (для турок это курды из СНС) не уйдут из города Манбиджа, то в ближайшие недели там начнется операция турецких войск.

Фактически Турция готова стать своего рода прокси США в Сирии и в таком статусе сотрудничать с Россией по вопросам урегулирования. Для России это может быть неплохим вариантом, потому что она, с одной стороны, не признает легитимным присутствие американских войск в Сирии, но с другой – не может позволить себе совсем не считаться с мнением Вашингтона.

Однако такой вариант также означает, что Москве придется идти на дополнительные уступки Анкаре, чтобы Турция не начала слишком усердно защищать американские интересы в Сирии в надежде на какие-то бонусы от Вашингтона. А риск, что в ближайшее время США будут с новой силой давить на Россию напрямую или через союзников, очень высок. Связано это и с разногласиями по поводу ДРСМД, и с тем, что, выполняя обещание уйти из Сирии, Трамп совсем не хочет терять остающиеся там рычаги влияния.

Стройка для Турции

Туркам, конечно, не требуется публичное разрешение России на военные действия на севере Сирии, но вряд ли операция будет проводиться без консультаций с Москвой. Поэтому в начале февраля глава МИД Турции Чавушоглу обсуждал эти вопросы в Вашингтоне, а 14 февраля ту же тему затронули Путин, Эрдоган и Рухани на саммите в Сочи.

От этой дежурной встречи никто не ждал прорывов, но в череде публичных заявлений Эрдогана про Асада и борьбу с террористами прозвучали два важных момента. Он сам напомнил о словах Путина об Аданском соглашении и заявил, что «смотрит в будущее с учетом этого». То есть дал понять, что прямой диалог между Анкарой и Дамаском возможен.

Также Эрдоган объяснил, как Турция видит зону безопасности на севере Сирии. Цель Анкары – создать условия для возвращения туда беженцев, но «сирийцам нельзя жить в палатках», поэтому надо «создать зону безопасности и построить там дома». Речь, таким образом, идет о турецких строительных проектах в Сирии, для реализации которых из приграничной зоны требуется выгнать курдов.

Трудно сказать, насколько реальную угрозу представляют отряды курдов для Турции, ее границ и суверенитета. То, что все курдские организации региона в той или иной степени связаны друг с другом, очевидно. Но это не означает, что сирийские курды – плоть от плоти РПК.

По большому счету, Турции требуется отодвинуть курдов подальше на юг от своих границ и заполнить эти территории лояльным арабским населением. При этом Анкара рассчитывает, что ее арабские ставленники пригласят турок застраивать жильем и инфраструктурными объектами север Сирии. Ранее сам Эрдоган говорил, что в любую минуту может приступить к возведению микрорайонов в приграничных городах. Однако это возможно лишь при полной стабилизации Сирии, когда Дамаску начнут выделять деньги на восстановление. А это, в свою очередь, требует полного взаимопонимания и четких договоренностей между другими странами-гарантами.

Будущее новой Сирии

Анкара как партнер ценна для Москвы прежде всего тем, что имеет большое влияние как на вооруженную сирийскую оппозицию – Сирийскую свободную армию, так и на «правительство Сирии в изгнании» – действующую в Стамбуле Национальную коалицию оппозиционных и революционных сил Сирии (НКОРС). За последние восемь лет Турция вложила в эту организацию немалые средства в расчете на то, что Оппозиционная коалиция получит места во властных структурах новой Сирии. На последнюю встречу в Астану ездил один из руководителей коалиции Ахмед Тоума, а бывший глава НКОРС Ахмед аль-Джарба был среди организаторов первого раунда межсирийских переговоров в Женеве и поддержал сирийский конгресс в Сочи в 2018 году.

Вооруженные формирования Сирийской свободной армии в их нынешнем виде не могут быть включены в процесс урегулирования, однако Оппозиционная коалиция могла бы стать политической надстройкой, объединяющей разрозненные группы оппозиции. Препятствием, однако, может оказаться слишком пестрый состав коалиции, куда входят представители различных провинций, влиятельных групп и кланов. В интересах Москвы добиться, чтобы Анкара склонила Оппозиционную коалицию к сотрудничеству со странами-гарантами и минимизировала все внутренние разногласия.

Есть и другая проблема. Многие участники Оппозиционной коалиции – сторонники «Братьев-мусульман» и их идеологии. Для Дамаска включение «Братьев» в послевоенную реальность недопустимо. И если Турция и оппозиционеры будут на этом настаивать, то это серьезно усложнит урегулирование, в котором так заинтересована Москва. России не нужны дополнительные трудности в работе Конституционного комитета Сирии и продвижении астанинских и сочинских инициатив. Так что в перспективе вопрос об участии «Братьев-мусульман» в сирийском транзите может поставить под сомнение весь процесс урегулирования.

России и Турции также еще предстоят нелегкие переговоры по поводу местного руководства в сирийских регионах. Рано или поздно, если не произойдет ничего экстраординарного, Турция проведет операцию к востоку от Евфрата и начнет назначать своих ставленников в провинциальные советы, управы и муниципалитеты. Очевидно, что далеко не все турецкие кандидаты понравятся Дамаску и Москве.

От правильного подбора людей на местах будет во многом зависеть успех российско-турецко-иранской стратегии урегулирования. С Ираном у России здесь разногласий меньше, чем с Турцией, которая пока не согласна видеть ни в Дамаске, ни на местах проасадовских функционеров. Соответственно, Москве предстоит убедить Анкару в том, что Сирия пока находится на слишком ранней стадии транзита, чтобы можно было кого-то исключать.

В ожидании полноценных выборов временные места в регионах должны поделить между собой сторонники Асада, оппозиция, протурецкие и проиранские силы. Одновременно Москве придется убедить и Дамаск в том, что Асад не может назначить своих людей во все регионы страны. За время войны на местах появились новые авторитетные лидеры, которые в предвыборный период будут поддерживать своих кандидатов, и с самого начала вступать с ними в конфликт непродуктивно.

Есть надежда, что Путин и Эрдоган найдут компромисс по Сирии. Два президента доказали, что способны договариваться даже после серьезнейших кризисов, грозивших разрывом дипотношений. Сейчас для них наступил этап напряженной торговли по-восточному. Им предстоит договориться о масштабах турецкого вторжения на север Сирии – будет ли там создана широкая зона безопасности (около 30–35 км), как предлагают Эрдогану США, или полоса с минимальным углублением, гарантирующая безопасность Турции, а также под чьим контролем будет эта зона.

Также надо определиться с Идлибом, где Турция, судя по оперативной обстановке, не справляется со своими обязательствами по обеспечению режима прекращения огня. Не исключено, что дело кончится тем, что Турция отдаст партнерам по Астане право разобраться с боевиками «Хайят Тахрир аш-Шам» в Идлибе в зоне своей ответственности, а взамен получит большую свободу действий на севере Сирии.

https://carnegie.ru/commentary/78405

К чему Россия пытается склонить Турцию в сирийском вопросе: восток Евфрата взамен на Идлиб?

Анализ профессора университета им. Йылдырыма Беязыта и главы Института российских исследований Салиха Йылмаза

Решение президента США Дональда Трампа о выводе американских войск из Сирии положило начало новому процессу в сирийском урегулировании. Активные участники конфликта идут на изменения своей политики и пытаются укрепить свои позиции. Россия, с 2015 г. играющая активную роль в гражданской войне в Сирии и поддерживающая режим Асада, также готовится пересмотреть свою политику.

Ни США, ни Россия не выйдут из Сирии

Заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков, выразив сомнение в том, что американцы выйдут из Сирии, подал первый сигнал о перемене политики. Россия в сложившейся ситуации не верит, что США полностью покинут Сирию. Сама Россия до этого тоже утверждала, что выйдет из Сирии и даже поделилась с прессой материалами о выводе некоторых самолетов и танков из этой страны. Однако Россия из Сирии не только не вышла, но еще больше укрепила свое военное присутствие в стране.

Подготовка Турции к операции и решение США о выводе войск на данном этапе вызывают у России колебания. Первая цель Москвы – уговорить Турцию сесть за стол переговоров с Асадом и взамен на это предложить поддержку в борьбе с террористической организацией PKK-PYD. Если этот план не сработает, то Россия будет добиваться ограничения военных действий Турции и потребует дислоцирования в освобожденных США районах сил Асада.

Условие «восток Евфрата взамен на Идлиб» может создать риски для астанинского процесса

Россия с одной стороны поддерживает Турцию в ее борьбе с PKK-PYD, с другой стороны стремится сохранить актуальность договоренностей по Идлибу, достигнутых между странами в Сочи. Если сотрудничество по Идлибу не даст ожидаемых результатов, Россия может не поддержать возможную операцию Турции на востоке реки Евфрат. Россия хотя и не будет мешать проведению операции, но она может выдвинуть определенные условия.

Россия, таким образом, стремится увязать операцию против PKK-PYD с процессом по Идлибу. Руководство Москвы может допустить проведение операции ВС Турции на востоке Евфрата с тем условием, что будут нейтрализованы иностранные боевики в Идлибе. Почему же это так важно для России? Потому что именно эти боевики представляют наибольшую угрозу союзу Россия-Асад и господству России в Сирии.

Следует также отметить, что Россия напрямую не выступает против операции Турции на востоке Евфрата прежде всего потому, что она беспокоится за судьбу астанинского процесса. Любые военные действия России в регионе, контроль над которым Турция пытается перенять от США, или же поддержка, которая может быть оказана террористической организации PKK-PYD, не только разрушат отношения России с Турцией, но и подорвут астанинские переговоры.

Контроль США над воздушным пространством Сирии связывает руки России и Ирану

Основные игроки нового процесса в Сирии – Турция и США. А попытки России примкнуть к процессу могут вызвать новые кризисы. В регионах, подконтрольных США, ни Россия, ни Иран не смогут дислоцировать свои силы. Если США передадут подконтрольные им территории под управление Турции, то настаивания Россия по поводу Идлиба могут подорвать доверие между двумя странами. Кроме того, США, выводя войска из региона, оставляют за собой право контролировать воздушное пространство над Сирией. Попытка российской группы «Вагнер» и войск Асада в Дейр-эз-Зоре установить господство в воздухе потерпела большой провал. Россия, пользуясь создавшейся ситуацией, пытается провести политику по передаче Идлиба силам Асада взамен на восток Ефрата.

Путин, подняв вопрос Аданского соглашения, дал понять, что Турция может провести в регионе операцию без разрешения США

На переговорах лидеров Турции и России Эрдогана и Путина 23 января 2019 г. в Москве на повестке дня стояло соглашение, подписанное между Турцией и Сирией в 1998 г. в Адане. Россия, вынося это соглашение на повестку дня, выступила с альтернативой плану США по созданию на севере Сирии буферной зоны. Это выгодное для Турции положение. Конкуренция между США и Россией по сотрудничеству с Турцией в любом случае — на пользу Турции.

Можно также отметить, что Путин таким образом призвал Турцию осуществить вмешательство в регион без согласования этого вопроса с США, так как Анкара ожидает для начала операции одобрения США. Если Аданское соглашение остается в силе, то Турция может продвинуться на 50 км вглубь сирийской территории.

Так как Россия не может знать всех деталей планов США, то она пытается прояснить для себя ситуацию, укрепляя диалог с Турцией. Россия считает, что США сохранят свое военное присутствие на границе Ирака, в Иордании и на израильской границе.

Россия требует возращения беженцев на родину до проведения в Сирии выборов

Приоритетными для России вопросами являются на данный момент составление новой сирийской конституции, возращение беженцев на родину, организация выборов, способных вернуть руководству Асада его легитимность, обеспечение финансовой поддержки для восстановления страны и собственное участие в этом процессе. Очевидно, что Россия нуждается в Турции в процессе составления новой конституции. Роль Турции в возвращении беженцев также неоспорима. Россия до выборов в Сирии желает вернуть беженцев, чтобы они могли принять участие в голосовании.

Москва считает, что, живя в других странах, беженцы окажутся под влиянием третьих сил. Ведь и Идлиб и восток Евфрата имеют для России такое большое значение потому, что на возможных выборах население этих регионов составят 60% избирателей. В случае, если России не удастся заручиться доверием электората в этих регионах, то переизбрание Асада станет невозможным. Россия рассчитывает в первую очередь развивать отношения со странами Персидского залива, добиться признания ими легитимности Асада, что, согласно ее ожиданиям, отразится и на настроениях населения Сирии.

Россия благодаря присутствию в Сирии создала зависимость от себя у таких стран, как Египет, государства Персидского залива, Иран и Израиль

Россия пытается устранить разногласия с Турцией, идя на взаимно допустимые уступки. То, чего достигла Россия в Сирии с 2015 г. и по сей день, превысило все ожидания. Когда принималось решение о вмешательстве в Сирию, Россия пыталась выйти из изоляции, в которую ее ввергли страны Запада. Кроме того, Россия стремилась поддержать руководство Асада и уничтожить угрожавшие ей террористические организации. Все эти задачи были успешно выполнены. Кроме того, Россия благодаря присутствию в Сирии сумела создать зависимость от себя у таких стран, как Египет, Персидского залива, Иран и Израиль. Последствием этого стали выгодные поставки оружия и сельхозпродукции в перечисленные страны.

Законопроект, принятый 24 января 2019 г. Палатой представителей США, нацелен против России

Мы видим, что США параллельно с развитием сирийской политики России разрабатывает новые стратегии. Например, тот факт, что Палата представителей США 24 января 2019 г. единогласно приняла законопроект о санкциях против режима Асада и тех, кто с ним сотрудничает, может поставить Россию в трудное положение. Законопроект предусматривает введение санкций против всех, кто сотрудничает с режимом Асада, силами безопасности и Центробанком Сирии. Кроме того, санкции охватывают и всех, кто реализует строительные проекты в Сирии, работает с аэропортом, подконтрольным Асаду, а также с компаниями энергетической промышленности. Заявление председателя Комитета Палаты представителей по иностранным делам Элиота Энгеля о том, что после утверждения законопроекта нельзя сидеть и ждать, когда Россия и Иран разрушат Сирию, может заставить Москву согласиться на план, исключающий Асада, в процессе восстановления Сирии.

Для России лучше всего поддерживать Турцию в процессе вывода американских войск и борьбе Анкары против PKK-PYD

Россия считает, что Турция, пока она не признает легитимность Асада, не добьется успеха ни на переговорах с оппозицией Сирии, ни на международной арене. Поэтому Россия пытается убедить Турцию в необходимости создания диалога с Асадом и применяет политику принуждения, в том числе в Идлибе. При этом Россия, столкнувшись с отказом Турции, особо не настаивает на своих требованиях.

Россия пытается извлечь наибольшую пользу из тех условий, которые ею же созданы в Сирии. Поэтому она и Турцию пытается склонить к принятию своей политики. Однако нельзя забыть и роль поддержки Турции в усилении позиций России в Сирии. Если Россия, забыв об этом, предпримет неверные шаги, то Турция может задуматься над альтернативными планами. Для России лучше всего поддерживать Турцию в процессе вывода американских войск и борьбе Анкары против PKK-PYD

http://www.trt.net.tr/russian/programmy/2019/01/31/k-chiemu-rossiia-pytaietsia-sklonit-turtsiiu-v-siriiskom-voprosie-vostok-ievfrata-vzamien-na-idlib-1136453?fbclid=IwAR2xW1dyHzT8KJVE3nw8RZQDEoRMJ1lWoKxsn5I1BjlmDLxQ5DLQZTVFo5k

Турция обсуждает с США и Россией операцию на востоке Сирии

АА

Турция в ближайшее время обеспечит мир, безопасность и стабильность и в районах Сирии к востоку от реки Евфрат, также как сделала это в других сирийских районах, сказал президент Реджеп Тайип Эрдоган на заседании гуманитарных структур стран-членов Организации исламского сотрудничества (ОИС) в Стамбуле. 

По его словам, Турция продолжает обсуждать тему антитеррористической операции на востоке Сирии с США, Россией и другими странами, военные которых дислоцированы на сирийских землях.

«Переговоры с российской и американской сторонами прошли весьма продуктивно. Помимо дипломатических усилий, мы завершили подготовку к новой операции в Сирии», — сообщил президент.

Эрдоган отметил, что целью Турции является не только защита нацбезопасности, но и гарантирование целостности Сирии.

Турецкий лидер заверил, что Анкара уничтожит также отряды террористов ДЕАШ, которых «специально оставили в регионе для создания угрозы безопасности Турции». Также будут уничтожены террористы, обученные для борьбы с Турцией, подчеркнул президент.

Эрдоган привлек внимание к статистике ООН, согласно которой Турция до сегодняшнего дня потратила 35 миллиардов долларов на нужны беженцев, в том числе четырех миллионов сирийцев, находящихся на турецкой территории.

Президент отметил, что у истоков многих проблем современного мира лежит не недостаток финансовых средств, а дефицит сострадания и милосердия.

Эрдоган подчеркнул, что Турция делает все возможное не только для уничтожения террористических организаций, но и ликвидации последствий гуманитарных кризисов, возникших в результате вооруженных столкновений.

По словам турецкого лидера, за последние 2,5 года исламский мир столкнулся с кризисными событиями.

«Мусульманские страны в большинстве случаев не смогли эффективно и успешно бороться с кризисами», — сказал Эрдоган, отметив, из всех уголков исламского мира слышны призывы о помощи.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BE%D0%B1%D1%81%D1%83%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D0%B5%D1%82-%D1%81-%D1%81%D1%88%D0%B0-%D0%B8-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B5%D0%B9-%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8E-%D0%BD%D0%B0-%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%BA%D0%B5-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8/1376790

Анкара настаивает на выполнении Асадом соглашения по PKK

АА

Анкара настаивает на сохранении действия турецко-сирийского соглашения, предусматривающего отказ Дамаска от сотрудничества с антитурецкими группировками.

Соглашение, заключенное между Анкарой и Дамаском 20 октября 1998 года в


турецкой Адане, обязывает власти Сирии предотвращать любую террористическую угрозу Турции, исходящую с сирийской территории.

Президент России Владимир Путин на совместной пресс-конференции по итогам переговоров с турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом 23 января в Москве заявил, что реализация соглашения 1998 года отвечает интересам Турции и может внести вклад в борьбу с терроризмом.

Глава Турецкого государства накануне также подчеркнул значимость турецко-сирийского договора от 20 октября 1998 года.

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу в эфире телеканала A Haber не исключил возможности того, что российский президент напомнил о соглашении 1998 года с точки зрения “возможного военного вмешательства Турции в ситуацию в Сирии”.

По его словам, если Дамаск не примет меры против угроз в отношении национальной безопасности Турции, Анкара получит право на военную операцию в Сирии.

В соответствии с соглашением, подписанным в Адане, сирийские власти в свое время передали Турции большое число террористов PKK, однако после 2011 года этот процесс прекратился, сказал глава ведомства.

События, предварившие подписание соглашения в Адане, привели в итоге к захвату главаря PKK Абдуллы Оджалана, которому режим Хафеза Асада покровительствовал в 1979-1998 годах.

24 июля 1998 года состоялось заседание Совета нацбезопасности Турции, на котором обсуждалась тема угрозы террористов PKK с территории Сирии. На заседании была подчеркнута решимость к борьбе с террористами в Сирии.

16 сентября 1998 года генерал Атилла Атеш, занимавший тогда пост командующего сухопутными войсками Турции, заявил в провинции Хатай, что терпение Анкары иссякло. «Если Дамаск не примет меры, то Турция оставляет за собой право на активные действия», — предупредил Атеш.

Турецкий генерал дал понять режиму Асада, что поддержка главаря PKK является достаточным основанием для войны в регионе.

В том же месяце 1998 года состоялось еще одно заседание Совета нацбезопасности Турции, по итогам которого было заявлено о решимости Анкары начать военную операцию в Сирии в случае отказа Дамаска депортировать Оджалана.

На фоне роста напряженности между Анкарой и Дамаском при посредничестве президента Египта Хосни Мубарака в Адане стартовали турецко-сирийские переговоры. Соглашение было подписано 20 октября 1998 года.

На фоне заключения соглашения главарь террористов PKK Абдулла Оджалан девятого октября 1998 года бежал из Сирии.

Террорист пытался получить убежище в Греции, России и Италии, а в 1999 году был схвачен в Кении.

В разделе соглашения, где оговариваются обязательства сторон, сирийская сторона обязуется принять необходимые меры по противодействию угрозам Турции и добиться конкретных результатов.

Соглашение, подписанное в Адане, было впоследствии расширено путем подписания 21 декабря 2010 нового турецко-сирийского договора “О сотрудничестве против терроризма и террористических организаций». Соглашение из 23 пунктов предусматривало совместную борьбу с террористическими организациями, главным образом PKK и ее ответвлениями.

https://www.aa.com.tr/ru/t%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D0%B0%D0%BD%D0%BA%D0%B0%D1%80%D0%B0-%D0%BD%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D0%B5%D1%82-%D0%BD%D0%B0-%D0%B2%D1%8B%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B8-%D0%B0%D1%81%D0%B0%D0%B4%D0%BE%D0%BC-%D1%81%D0%BE%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%BF%D0%BE-pkk/1374790

Москва поможет Эрдогану создать анти-курдскую буферную зону

Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган (слева направо) (Фото: Михаил Метцель / ТАСС)

Курды и Дамаск выступают против усиления турецкого влияния в стране

В среду в Москве должна пройти встреча президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана с главой РФ Владимиром Путиным. Как сообщили в Кремле, во время переговоров стороны обсудят «проблематику урегулирования в Сирии, а также ключевые аспекты двустороннего сотрудничества в торгово-экономической и культурно-гуманитарной сферах».

Помощник президента России Юрий Ушаков уточнил: «В последний период количество провокаций со стороны террористов увеличилось, они даже усилили свой контроль в зоне деэскалации. Поэтому возникла необходимость провести новый обмен мнениями с турецким руководством». Ушаков также добавил, что лидеры обсудят и другие аспекты сирийского урегулирования – запуск работы конституционного комитета и ситуацию в Идлибе. Между тем, по мнению турецкой стороны, главная тема переговоров будет связана с созданием на границе с Сирией так называемой буферной зоны. Накануне визита в Москву Эрдоган сообщил: «Мы с Путиным проведем переговоры и дадим оценку последним событиям в Сирии. Мы обсудим освобожденные от террористов районы, рассмотрим и вопрос создания зоны безопасности». Турецкий президент отметил, что Анкара «никогда не допустит создания такой буферной зоны на севере Сирии, которая бы превратилась в болото, подобное тому, что сейчас есть на севере Ирака», где сосредоточены формирования Рабочей партии Курдистана. О готовности турецкой армии к новой военной операции по созданию буферной зоны заявил 21 января министр национальной обороны Турции Хулуси Акар. Как сообщило агентство Anadolu, по мнению Акара, «текущими проблемными зонами в Сирии являются Манбидж и восток Евфрата», где действуют курдские отряды вооруженной коалиции «Силы демократической Сирии» (SDF).

Заметим, что район Манбиджа совместно с силами SDF патрулируют сегодня подразделения военной полиции Вооруженных сил РФ. Никаких проблемных вопросов там не возникает. Хотя накануне своего визита в Москву Эрдоган в очередной раз заявил, что «Манбидж будет возвращен его хозяевам» (то есть протурецким вооруженным формированиям. – «НГ»).

Как выясняется, ни Россия, ни США, да и другие страны не разделяют точку зрения Анкары, которая считает силы SDF террористическими. Это, к примеру, было подчеркнуто 21 января во время телефонного разговора госсекретаря США Майкла Помпео с министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу. Как сообщили в Белом доме, Помпео обозначил «важность обеспечения безопасности курдских формирований SDF», которые выступают в Сирии в качестве союзников США в ходе борьбы с «Исламским государством» (ИГ – террористическая организация, запрещенная в РФ). В то же время США, похоже, поддерживают позицию Турции по созданию на территории Сирии 32-километровой буферной зоны. По крайней мере переговоры на этот счет, по данным турецких источников, ведутся уже более двух недель. Как ранее сообщал Эрдоган после переговоров с президентом США Дональдом Трампом 15 января, в буферной зоне «Анкара готова обеспечивать безопасность на земле, а американская сторона – в воздушном пространстве». При этом, как отметил позднее официальный представитель президента Турции Ибрагим Калын, в случае создания буферной зоны контроль над ней будет осуществляться Турцией.

Глава МИД РФ Сергей Лавров на прошлой неделе сделал заявление, из которого следует, что Москва не против идеи создания в Сирии 20-мильной буферной зоны. Отметив, что «все это надо рассматривать в перспективе, в том числе в перспективе, которая предполагает необходимость скорейшего восстановления контроля центральных властей Сирии над своей территорией». Лавров подчеркнул, что «этот вопрос, конечно же, будет обсуждаться, когда президент Эрдоган приедет на очередной раунд переговоров с президентом Путиным».

«Мне не до конца понятна позиция России по вопросу создания Анкарой на севере Сирии так называемой буферной зоны. Год назад Москва уже дала Турции возможность оккупировать курдский кантон Африн. Мне не хотелось бы, чтобы подобное случилось с Манбиджем и другими территориями, где сейчас действуют силы SDF», – сказал «НГ» военный эксперт генерал-лейтенант Юрий Неткачев. Он обратил внимание на то, что партия «Демократический союз» (PYD) из опасений, что она будет атакована Турцией после выхода США из Сирии, обратилась к российским официальным лицам с просьбой стать гарантом ее примирения с властями Дамаска. «И сейчас при посредничестве Москвы идут непростые переговоры представителей PYD с режимом Башара Асада о том, чтобы курды на правах автономии вошли в состав Сирии, – отмечает генерал. – И тут, конечно, не место турецким войскам и приближенным к ним боевикам. Ни о каких буферных зонах в Сирии речь не должна идти. В Дамаске, если вспомнить, не раз звучали требования о выводе всех турецких, американских и французских войск из страны. И Россия должна поддержать эти требования, а не вести переговоры с Анкарой о дальнейшей оккупации Сирии».

Эксперт обращает внимание на то, что 22 января в городе Камышлы состоялись митинги мирного населения против формирования «безопасной зоны» в Северной Сирии. Согласно сведениям агентства новостей Al Masdar News, жители обеспокоены тем, что буферная зона может быть использована для дальнейшей оккупации данных территорий Вооруженными силами Турции.

22.01.2019
Владимир Мухин
Обозреватель «Независимой газеты»

Источник — независимая газета

Президент Турции 23 января посетит Россию с однодневным рабочим визитом

АА

Завтра, 23 января в Москве пройдет первая в 2019 году встреча президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и президента России Владимира Путина.

Глава Турецкого государства посетит Россию с однодневным рабочим визитом. В рамках визита запланированы переговоры турецкой и российской делегаций с участием руководителей министерств и других официальных лиц.

Президенты Турции и России обсудят актуальные вопросы двусторонних отношений, обменяются мнениями по региональной и международной проблематике, главным образом по ситуации в Сирии.

На прошлой неделе в российской газете «КоммерсантЪ» была опубликована статья президента Эрдогана «Сотрудничество России и Турции имеет решающее значение для урегулирования сирийского кризиса».

Автор материала рассказал о последствиях вывода американских войск из Сирии.

«Мы не собираемся спрашивать кого бы то ни было о том, как поступать с террористами, и оставляем за собой право, когда для этого возникнут подходящие условия, преследовать террористов, которые угрожают Турции с сирийской территории», — пишет Эрдоган.

В статье подчеркивается, что у Турции нет никаких проблем с сирийскими курдами или какими-либо другими этническими группами, проживающими на территории Сирии.

По мнению автора материала, ликвидировать нестабильность на южной границе Турции можно лишь при условии сотрудничества и совместных действий с друзьями и союзниками.

В статье также приветствуется решение США о выводе американских войск из Сирии.

«Уход США из Сирии — это шаг в правильном направлении, потому что сирийский кризис может быть урегулирован только теми странами, которым заживление ран Сирии принесет пользу, а их углубление — вред», — пишет Эрдоган.

По данным агентства «Анадолу», в 2018 году Эрдоган и Путин обсудили множество разных вопросов, в том числе сирийский кризис.

Лидеры Турции и России в прошлом году в целом провели 25 переговоров, в том числе семь – в формате «один на один», и 18 телефонных бесед. Кроме того, Эрдоган и Путин встречались на полях шести саммитов.

Помимо этого, лидеры двух стран провели неформальную беседу в Париже, куда прибыли по случаю 100-летия со дня окончания Первой мировой войны.

Закупка ЗРК С-400 стала одним из важных аспектов российско-турецких отношений, так как в 2018 году были достигнуты значительные подвижки по этому вопросу.

Несмотря на то, что США на протяжении долгого периода времени настаивали на аннулировании российско-турецкого контракта по ЗРК С-400, Турция заявила, что реализация соглашения не может быть поставлена под сомнение.

Ранее президент России Владимир Путин в Анкаре заявил о решении РФ сократить сроки поставок С-400 Турции.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%BF%D1%83%D1%82%D0%B8%D0%BD-%D0%B8-%D1%8D%D1%80%D0%B4%D0%BE%D0%B3%D0%B0%D0%BD-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D0%BB%D0%B6%D0%B0%D1%8E%D1%82-%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80%D1%8B/1371343

Что объединяет Путина и Эрдогана

«Не было бы счастья, да несчастье помогло!» Это — известная пословица.

В.В.Путин и Р.Т.Эрдоган шли «наверх» почти схожими путями. Первый – продолжатель эксцентричного Б.Н.Ельцина, второй – ставленник последователя Саида Нурси, религиозного проповедника Ф.Гюлена, уже более 30 лет проживающего в штате Пенсильвания (США). В.В.Путин раньше, чем Р.Т.Эрдоган, успел приспособиться к тяжелейшим условиям жизни под диктатом советников из США, а потом, после ухода Б.Ельцина, с большим трудом, но профессионально освобождал страну, сначала от пагубного наследия самого главного  современной разрушителя современной России Б.Ельцина, а потом, постепенно, и от многочисленных советников и приспешников Америки по развалу и расчленению уже России, как великой когда-то империи. 

Но, к сожалению, немалая часть тех, кто распродавал   советско-российскую промышленность, разбазаривал богатства СССР и самой России, и до сих пор сохраняют свои теплые местечки, но,ради справедливости скажем, под строгим запретом “не играть в политику!”

Итак, пока США расслаблялись и ликвидировали несколько важных, работавших по Советскому Союзу подразделений ЦРУ, оставив без особого внимания и достаточного финансирования некоторых мастистых советологов, которые отправились в «свободное плавание», случилось непоправимое. Запад в целом, будучи уверенным в том, что СССР уже окончательно и бесповоротно повержен, и остается только, образно говоря, проглотить  и переварить съеденное, совершенно не позаботился даже в ближайшей перспективе, позабыв горькие для Европы и всего мира в целом исторические события, т.е. поражения  Наполеона в 1812 году и Гитлера в 1945 году, и — возрождение СССР после Второй Мировой войны с огромным арсеналом атомного оружия. Они даже не  допускали мысли о грядущем потенциальном противостоянии возрождающейся, как птица феникс из пепла, России, как сильного государства, на которое  ныне ополчился весь Западный мир со всеми своими ресурсами, в том числе средствами массовой информации… Все это свидетельствует,что внезапное “озарение” ошарашило западных лидеров, как гром и молния среди ясного неба.

Самоуверенность в собственной силе и подвела главного врага России, США. Россия начала подниматься с колен, пока Запад, нарушив «джентльменскую» договоренность с М.Горбачевым (хотя, я думаю, что М.Горбачеву никто и ничего не обещал) занимался тем, что прибирал к рукам страны Восточной Европы, уничтожал Югославию, вводил свои войска в Афганистан, и путем кровавой, бессмысленной, бесчеловечной войны пытался полностью присвоить богатства Ирака и Ливии, чуть было не развалив 85-миллионную крупнейшую арабскую страну – Египет. Общими усилиями Запад давил санкциями на Иран, а Америка  вместе с Германией решили строго наказать Турцию за непослушание Р.Т.Эрдогана указаниям Ф.Гюлена из Пенсильвании и дерзость в своих высказываниях по отношению к Евросоюзу.

Однако, как нередко бывает, оказалось, что воистину, «пути господни неисповедимы!» Россия, уже в который раз в своей истории, воспряла духом за счет мобилизации собственных внутренних ресурсов, в данном случае, опираясь на силу духа народа, цены на нефть и газ, включив православие и православную культуру в свой политический ресурс, одолела существующие со времен Б.Ельцина преграды для развития по всему спектору, стала дружить с Китаем, делая реверансы и некоторые послабления относительно территориальных притязаний Пекина на северные земли, заключив с ним всеобъемлющий договор стратегического партнерства. Кроме того, она, конечно, совершила и научно-технологический прорыв в производстве высокоточного оружия, и многое другое.

И постепенно, но с нарастающей скоростью, Россия превратилась в головную боль США. Слабость предыдущего, 44-го президента США Б.Обамы, как политика и главы государства, ослабление позиции ЕС из-за расширившегося состава (было 17,стало 27) сыграли на руку набиравшему все больший политический вес и управленческий опыт В.В.Путину, которому чуть было не пришлось передать власть оппозиции из-за позиции Д.Медведева, как политика, действительно взявшего на себя роль либерального лидера в бытность его президентом Российской Федерации, (он все-таки производственник, и нынешнее его положение вполне его устраивает). В отличие от В.Путина, он на самом деле верил в порядочность западных политиков, не допуская наличие большой грязи в большой политике.

И за короткий период, как запасной вариант, настало для В.Путина включить вариант Б- обратиться к партии «Единая Россия»,которая поспешно   выдвинула кандидатуру В.В.Путина в президенты РФ…Был,на всякий случай создан всероссийский Народный Фронт.Д.Медведеву не оставалось ничего другого, как объединиться с ним и вести труднейшую борьбу за повторное избрание В.В.Путина президентом РФ. Повторился путь возврата в большую политику Гейдара Алиева в 1993 году.

Тандем «Путин-Медведев» сохранился. И, конечно, за счет мудрости и дальновидности, прагматизма В.В.Путина, которому был выгоден на посту главы правительства РФ именно такой человек, как Д.Медведев: не имеющий большого авторитета у российской политической элиты. Так был создан не только баланс, но и существенный рост влияния его партии и реальная поддержка общества и церкви в целом… А назначение С.Шойгу министром обороны стало мощным фактором укрепления и, фактически, военного усиления России, и ее появления в «шеренге» крупнейших мировых держав. В.В.Путин мог спокойно довериться способностям своего друга С.Шойгу, положиться на него. И он не ошибся! В итоге, Россия, ведя непростую войну за пределами своих границ в Сирии и фактически одержав победу, вышла на первое место по качеству вооружения и его применения в боевых условиях…

А США, хотели они этого или нет, пришлось считаться с ситуацией в Сирии, потеряв при этом свой былой контроль на Ближнем и Среднем Востоке, в мусульманском мире в целом. Уход США из этого богатейшего природными ресурсами региона ослабил и без того непоследовательную политику Евросоюза в столь стратегически и экономически важном пространстве. ЕС сам начал разлагаться изнутри.

В то смутное время Турция еще была в раздумье, находилась на перекрестке дорог… .ФГюлен, фактически, вычеркнул Р.Т.Эрдогана из списка своих верных последователей, и начал готовить военный переворот, взяв в помощники самых близких сторонников, которые окружали Эрдогана со всех сторон. Заручившись поддержкой и прямым участием США и ЕС, они начали подготовку военного переворота, закончившегося не только неудачей, но и самым серьезным провалом политики США .

В результате Турция, как член НАТО с огромным военным потенциалом, стала постепенно отходить от основных принципов этого крупнейшего военно-политического альянса. Поэтому все это стало всерьез трясти НАТО. Почти возник вопрос о возможности выхода Турции из этого альянса. Это означало бы развал Североатлантического альянса, монстра, пожирающего миллиарды долларов стран-членов этого военного союза. Турки не только начали договариваться с Россией по некоторым серьезным экономическим проектам, но и проявили невиданную в рядах НАТО смелость – стали покупать российское оружие (речь идет о противоракетной технике – С-400), расширять военно-техническое сотрудничество с РФ.

Если кто не знает, то скажем, что продажа оружия такого типа не заканчивается только фактом его приобретения, следом открывается путь по обслуживанию столь сложного технического вооружения, а также дорога для появления в стране-покупателе военных специалистов, которые будут заниматься обучением армии покупателя, поставкой запчастей, боеприпасов… А далее… Все, что хотите, может иметь место… Ибо это – комплексное мероприятие, связывающее две стороны необходимостью заботиться друг о друге. А это больше, чем простая торговая сделка. Купил помидоры, съел и свободен?! Нет! Тут намного сложнее… Это хорошо понимают как на Западе, так и на Востоке. Но… птичка вылетела из своей клетки. Теперь ее надобно попытаться поймать и вновь посадить в прежнюю клетку. А это уже проблематично…

Возвращаясь к теме этой статьи, скажем откровенно, что своим чудесным спасением Р.Т.Эрдоган был обязан В.В.Путину и, конечно, он больше не мог довериться ни США, ни Евросоюзу, ни, тем более, преследовавшим его нурсистам… Что случилось дальше, уже известно всем… Драма нурсистов в Турции и Ф.Гюлена в Пенсильвании еще не завершилась. Но, как мне кажется, она может иметь плачевные последствия для Ф.Гюлена. Не секрет, что в этом мире ныне все продается и покупается. Остается договориться о цене сделки… А сегодня искать джентльменов в рядах политиков мирового уровня стало уже делом почти безнадежным. И это – плохая примета.

В конце концов, Р.Т.Эрдоган совершил резкий поворот в сторону России, причем это — второй по счету в истории Турции.. Первый исторический шаг был сделан Ататюрком еще в конце Первой Мировой войны, когда этот лидер новой Турции установил позитивные контакты с В.И.Лениным, который всеми возможными способами, в том числе поставками оружия, уступкой турецкой стороне части территории проигравшей в Первой Мировой войне Греции, назначением К.Е.Ворошилова военным советником Ататюрка помогал созданию светской Турецкой Республики.

Стоит отметить и тот важный для нас факт, что события тех лет — военное поражение Османской империи и трудности становления нового турецкого государства на ее руинах — лишили нас поддержки со стороны братского турецкого народа, его новой власти. Судьба Азербайджанской Демократической Республики через 23 месяца после ее создания, в то сложное время стала 28 апреля 1920 года жертвой политической сделки В.Ленина с К.Ататюрком. Она стала кровавой жертвой (а быть может, компенсацией?!) большевистской России… Но это – уже прошлое… Лучше туда не возвращаться. Ничего нового, хорошего уже не найдем…

В заключение хочу резюмировать, что Путина и Эрдогана сблизила ненависть к США. Она же привела к созданию уже хорошо известного треугольника, альянса  «Россия-Турция-Иран». Это было как для США, так и для всего Запада, громом среди ясного неба! И стало самым знаковым событием последних 200 лет в этой части земного шара!

Итак, эра единоличного господства США и Запада в целом на Ближнем и Среднем Востоке почти закончилась, и закончилась небывалым провалом, и невиданным позором! Роль России, Турции, Ирана в этом историческом процессе должна быть оценена очень высоко. Мы, Азербайджан, находимся в центре этого треугольника, значит, мы тоже можем рассчитывать на политические и экономические дивиденды…

Рафик Алиев,

доктор философских наук, профессор

http://ru.azadinform.az/news/a-124893.html?fbclid=IwAR3XACPyTLELr_KlQzjKU5ZriBtSJx28FNUqjgPoN8UKUU8KTLAtklnqZZk

Эпоха Атлантизма завершилась и мир вступает в эпоху Евразийства.

Интервью турецкого эксперта, приглашенного профессора Института стран Азии и Африки при МГУ, лидер Турецкого Евразийского Движения Мэхмет Перинчек.

— На повестке стоит очередная операция ВС Турции на севере Сирии, на этот раз на восточном берегу Евфрата. После первого сигнала об операции Соединенные Штаты, поддерживающие курдских террористов, объявили об уходе из зоны, где Анкара собирается провести операцию. С одной стороны США поддерживают незаконные вооруженные группировки, представлявших угрозу безопасности Турции, с другой стороны, в самый последний момент неожиданно меняя свою тактику, оставляя курдов на поле сражения, уходят из региона. В каком состоянии американо-турецкие отношения на данный момент? Какова главная цель Вашингтона на Ближнем Востоке?

— Решение об уходе из Сирии — это не выбор самих США, это необходимость и у них нет другого выбора. США проиграли войну, которую начали в 1991 году с вторжения в Ирак. А самое главное, теперь полностью рассеян миф о непобедимости Америки. С другой стороны четко видим, что пришел конец глобализации и однополярному мироустройству. В этом контексте решение Вашингтона об уходе из Сирии является главным признаком этих процессов. Это решение и процессы, которые пойдут после него, не только повлияют на региональные процессы, это решение приведет к серьезным изменениям в геополитической обстановке во всем мире. Если коротко охарактеризовать ситуацию, то можно сказать, что эпоха Атлантизма завершилась и мир вступает в эпоху Евразийства.

В корне решения США об уходе из Сирии лежат два фактора: Главное из них — это отчаянное, героическое сопротивление сирийского народа во главе с Башаром Асадом. Асад и его народ, оказывая сопротивление США и различным террористическим группировкам, заставили их отступать. Второй важный фактор — это консенсус, достигнутый между Турцией, Россией и Ираном в сирийском вопросе. Эти страны объединили свои усилия в борьбе с глобальным и региональным террором, который ставил под угрозу безопасность всех стран региона. Объединив свои усилия Анкара, Москва и Тегеран разрушили все планы Соединенных Штатов потому, что и ИГИЛ и террористическая сеть PKK-PYD-YPG находятся под крышей Вашингтона. В Сирии США сперва использовали ИГИЛ, потом начали делать ставки на PKK-PYD-YPG, поставляя террористам данных группировок самые современные виды вооружения, даже летальное, включая ракетные комплексы. На первом этапе ИГИЛ потерпел поражение, потом США пытались «подсунуть» всему миру террористов PKK-PYD-YPG, как борцов с ИГИЛ, пропагандировали их и пытались узаконить их деятельность. Но вскоре сорвалась маска, и все региональные игроки поняли истинные намерения американцев. США обещали PKK-PYD-YPG помочь создать курдское государство в регионе. Но как мы знаем, эта идея является утопией. Хоть даже за террористами PKK-PYD-YPG стоят США, все равно Турция, Иран, Ирак и Сирия никогда никому не позволят посягнуть на их территориальную целостность и аннексировать часть своих территорий. Самое важное, в прошлом году попытки Барзани провести референдум на севере Ирака и объявить независимое курдское государство потерпели фиаско. Но, несмотря на все это, Вашингтон продолжает вооружать курдских террористов, поддерживать их, обучать их боевиков и натравливать на все соседние страны. А теперь США бросают их на произвол судьбы и уходят из региона. Мы тут видим типичный пример политики империалистов «используй и выброси». Подобную политику империалистские силы применили в отношении армян после Первой мировой войны. Сперва их вооружили, обещали поддержку и натравили на турок, устроили теракты, гражданскую войну в некоторых провинциях Турции, потом бросили на произвол судьбы и ушли из региона. Сегодня такую же политику проводят в отношении курдов, используя их против всех региональных государств. Мы видим, как террористы и главари PKK-PYD-YPG умоляют США, чтобы те их не бросили. В самом деле, они оказались в очень плохом, сложном положении. Это позор и стыд для них. Естественно, решение США об уходе из Сирии больше всего шокировало их инструменты, превратившие регион в кровавую лужу. Теперь у террористов PKK-PYD-YPG есть один единственный выбор — это сложить американское оружие и сдаться.

Одним из главных факторов ухода США из Сирии является беспощадная внутренняя политическая борьба в самой Америке. Мы четко и ясно видим эту борьбу, войну интересов крупного капитала. Особенно после победы Трампа на выборах это противостояние перестало быть скрытым и всплыло на поверхность, на страницы СМИ. В своей предвыборной кампании Трамп обещал, что Америка перестанет заниматься проблемами всего мира, что если он станет президентом, то займется проблемами американского народа и Америки. Несмотря на то, что Трамп одержал победу и стал президентом, толком не смог собрать бразды правления государством в свои руки. Решение об уходе из Сирии может быть и является единственным решением, которое принял сам Трамп с момента своего президентства. Это решение тоже повлечет за собой бурю негодований внутри США и только усилит внутреннюю борьбу. А в целом решение Трампа об уходе из Сирии — это очевидное поражение США.

— Госдеп США отменил эмбарго на поставки ЗРК «Патриот» Турции. Теперь Турция свободно, без каких-либо формальностей и бюрократических препятствий сможет приобрести эти системы у США. Как повлияет такой шаг Вашингтона на договоренность между Анкарой и Москвой по поставкам С-400 Турции? Улучшение отношений между США и Турцией в целом как повлияет на отношения России с Турцией?

— Нужно особо подчеркнуть одну очень важную деталь. Уход от Атлантического блока и присоединение к Евразийскому блоку, это историческая нужда для Турции. Развитие отношений с Россией тоже необходимость для Турции. Потому, что Турция с целью сбалансировать, предотвратить угрозу, исходящую от Запада, чтобы сохранить свою территориальную целостность, вынуждена развивать свои отношения со странами Евразии, в том числе и с Россией. Эта необходимость есть и по сей день. Решение США об уходе из Сирии не значит, что все проблемы уже решены. Даже если Америка уйдет из Сирии, то никогда не откажется от своих планов по порабощению региона и не свернет их ни в коем случае. Отступая, США продолжает натравливать различные группировки на Турцию, попытаются нанести максимум ущерб Турции, и её интересам в регионе, настолько, насколько это возможно. С другой стороны, недоразумение, противоречие между Турцией и США — это стратегический спор, неразбериха, и сегодня Запад больше всего боится турецко-российского союза. Чтобы помешать сближению России и Турции, разрушить наложенные отношения между двумя государствами, будут устраивать различные провокации. Но сегодня поссорить Турцию с Россией практически невозможно потому, что обе страны нуждаются друг в друге. Тут речь идет о взаимной нужде без привилегий одного или другого государства. Турция нуждается в России в той степени, в которой нуждается Россия в Турции. Главное, после сближения позиций двух стран были достигнуты большие успехи в политической и экономической сферах. Совместная работа двух стран в Сирии тому доказательство. В будущем российско-турецкая дружба и сотрудничество получат более высокий статус и станут стратегическими. В этом вопросе покупка ЗРК Патриот Турцией никак не повлияет на отношения Анкары с Москвой. Ни в коем случае Турция не откажется от покупки российских С-400. В будущем году политические и экономические отношения между нашими странами продолжат развиваться и укрепляться.

— Для того, чтобы разрушить российско-турецкое сотрудничество в руках США имеются много рычагов. Например, если какая-нибудь американская компания предложит Турции построить АЭС за более привлекательную цену, как поступит Анкара? А то в Белом доме очень серьезно настроены, чтобы не потерять Турцию, не уступить её России…

— И сегодня, и в прошлом основная стратегия Запада состояла в том, чтобы столкнуть Турцию с Россией. Каждый раз, когда Россия и Турция воевали между собой, это приводило к трагическим последствиям для обеих держав. Каждый раз, когда Россия и Турция сближали свои позиции, начинали сотрудничать, была снята угроза войны над всем регионом, в Черном море и на Кавказе, где в основном пересекаются интересы двух государств. Теперь мы видим плоды российско-турецкого сотрудничества, в итоге которого США проиграли и продолжают проигрывать. Отныне в руках у США и Запада уже нет больших ресурсов. Основные запасы энергоносителей и других природных ресурсов находятся в недрах Евразии, в странах этого материка. Особо хочу подчеркнуть сотрудничество Турции и России в сфере энергетики. Грандиозный проект «Турецкий поток», осуществлению которого всячески пытались препятствовать США и под дудкой Вашингтона Украина, все равно успешно завершен. Теперь газопровод «Турецкий поток», как важная артерия связывает две страны и их экономики. Тут есть очень важный вопрос: страны Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС) в 2017 году передали председательство в энергетическом клубе Турции. Турция уже сотрудничает со странами Евразии в экономическом плане, конкретно в энергетическом. С другой стороны хочу отметить, что работы по строительству первой в Турции АЭС (Аккую) давно идут и отменить этот проект просто невозможно. Завершится строительство АЭС и станет очередным символом дружбы и сотрудничества между Турцией и Россией. Отдельно хочу отметить, что никто из западных партнеров Турции во главе с США никогда бы не стал помогать Турции строить свою атомную электростанцию. США во все периоды нашего сотрудничества создали искусственные препятствия на продажу Турции высоких технологий, выдвигая различные претензии и находя различные поводы. В этом плане Россия предлагает Турции более выгодную сделку, а почему не сотрудничать, если это в наших интересах? Уверен, что и в будущем российско-турецкие отношения будут только развиваться, что в интересах не только обеих стран, а в интересах всех стран региона. Сегодня ни США, ни какая-нибудь другая страна просто не способна помешать сотрудничеству наших стран.

— Сближению отношений между Турцией и Россией больше всех радовались в Азербайджане. Но несмотря не развитие отношений между Анкарой и Москвой, ожидания Азербайджана в решении Карабахского конфликта не оправдались. Для затягивания конфликта Россия оказывает всестороннюю помощь Армении, политическую, экономическую и военную. Россия, начиная с 1827-го года, с момента захвата нашего исторического города Ираван, стремительно продолжает арменизировать наши земли. Сегодня, спустя почти 200 лет Москва такую же политику применяет и в Карабахе. По-вашему, имеется ли у Турции конкретная стратегия по данному вопросу? По-вашему против кого направлены российские военные базы, расположенные в Армении, боевые самолеты и ракеты на этих базах?

— В карабахском вопросе Россия всегда была за сохранение статус-кво, то есть за существующий режим. Потому, что Москва всегда боялась, что в случае начала очередной азербайджано-армянской войны США могут вторгнуться в регион. Россия боялась, что под этим предлогом США могут создать военный форпост на Южном Кавказе. Сегодня результат многолетних переговоров по урегулированию карабахского конфликта равен нулю. Минская группа ОБСЕ не смогла достичь ни малейших успехов в решении данной проблемы. Тут главный вопрос в том, что в Москве четко видят, как Армения ползает в сторону США. Особенно после смены власти и прихода Пашиняна Россия серьезно сомневается в лояльности Иравана к себе. Пашинян — сторонник западной интеграции и американист, что с каждым днем прекрасно понимают в Кремле, и не случайно, что самый многочисленный дипкорпус и самое крупное посольство США в Европе тоже расположены именно в Армении. Американцы в Армении очень активно работают против России и её влияния во всем регионе, и натравливают армян против русских. Естественно, эта ситуация дает хорошие возможности Азербайджану и Турции расположить к себе Россию в карабахском вопросе. Эта возможность должна быть оценена Баку и Анкарой.

Астанинский процесс тоже очень важный пример. Роль, которую он сыграл в разрешении сирийского кризиса, как модель может быть также применен и в решении карабахской проблемы. Турция, Россия и Иран — три крупных государства региона совместно смогут решить эту проблему. Будет возможной изоляция Армении. С точки зрения России, если в Москве задумаются над вопросом «Азербайджан и Турция для России более выгодные и близкие партнеры, или Армения?», несомненно, на фоне улучшения отношений с Турцией и укрепления отношений с Азербайджаном Москва займет сторону Баку и Анкары в карабахском вопросе. Но для этого и необходимо избавиться от стереотипов, от остатков идеологической мысли о том, что «Россия всегда поддерживала и будет поддерживать Армению». Обратите внимание, в годы войны за независимость Турции Ленин и Ататюрк договорились. Тогда красная армия вместе с турецкой армией участвовала в уничтожении армянских террористов в Анадолу, которым обещали «армению» на наших землях. Исходя из этого, можно сделать такой вывод, что когда речь идет о совместных интересах, о сотрудничестве на взаимовыгодных основах, то мы видим, что все наоборот, Россия думает о своих интересах и в отдельные периоды истории дружила и с Турцией, и с Азербайджаном. Даже до каких-то 2-3 лет все думали, что террористическая сеть PKK-PYD-YPG поддерживается русскими. А теперь, что мы видим на севере Сирии? Россия и Турция совместно проводят операции против террористов в Сирии. Идлиб находится под контролем России и Турции. Там безопасность обеспечивают турецкие и российские силы безопасности. Если бы на самом деле за PKK-PYD-YPG стояла Россия, две страны не смогли бы договориться по Сирии. Поэтому, очень важно избавиться от этих стереотипов и работать над тезисами, которые усилят сближение России с Азербайджаном и Турцией. Для этого сближения есть очень благоприятная почва. Сближение Армении с США дает огромные возможности Анкаре и Баку решить карабахскую проблему в рамках территориальной целостности Азербайджана.

— Под предводительством США Запад применил санкции против России. Эти санкции и ограничения способные полностью разрушить Россию? Ведь таким же образом и методами совсем недавно Запад добился распада СССР. Усиление санкций создали серьезные проблемы в экономике РФ. Сколько ещё продержится Москва?

— Мы должны осознать одну реальность, что центр мировой экономики переносится из Атлантики в Пацифик. Этот естественный процесс не отрицают даже сами американские экономисты. Китай уже превращается в мирового экономического гиганта. За последние несколько лет Китай лидирует в мире по росту ВВП. По прогнозам престижных аналитических центров спустя 10-15 лет Китай станет лидером планеты в экономическом плане. Повторяю, самые богатые природные ресурсы мира находятся в недрах евразийской земли. В Азии возникла новая экономическая сила, мощь. С одной стороны, примененные против России санкции сильно бьют по экономике европейских стран, в чем признаются и сами страны ЕС и многие недовольные антироссийской политикой Вашингтона. Даже многие европейские политические силы считают, что это эмбарго на самом деле направлено против России и Европы, дабы уничтожить и ту, и другую. С другой стороны, Россия имеет мощных союзников для выхода из экономического кризиса и для развития национальной экономики. Главным союзником России является Китай и остальные страны БРИКС. Если добавить туда и стран ЕС, которые желают наладить хорошие экономические отношения с Россией, то для Москвы не составляет особого труда предотвратить экономические удары со стороны США. Тут для России главной угрозой являются не внешние факторы, а сугубо внутренняя экономическая политика. Сегодня главным тормозом развития российской экономики является ущербная либеральная экономическая политика. Если Москва продолжит применить эту политику, то дефолт неизбежен. Смотрите, «желтые жилеты» превратили Францию в поле сражения. Это результат либеральной экономической политики. События во Франции ещё раз доказывают, что либеральная экономика сгнила даже в самой Европе. Решающую роль в распаде СССР тоже играли либеральные тенденции в экономике этой державы. Для восстановления экономической мощи Россия должна вести протекционистскую экономическую политику.

— Насколько реальна идея осуществления евразийства — тюрко-славянского союза, который желает создать Россия на фоне продолжения своей имперской политике в отношении Кавказа и Центральной Азии? На фоне такой политики Москвы процесс создания данного геополитического центра мира затягивается и страны, которые РФ пытается собрать под крышу «Евразийства», все больше дистанцируются от нее. Это истинная цель правителей России или обманный маневр, чтобы пережить тяжелый период экономической войны с Западом, из которой Россия с помощью бывших постсоветских стран пытается выйти с минимальным ущербом для себя?

— Мы должны хорошо помнить эту деталь, что «Евразийство» — это не чисто российская стратегия. Евразийство — это стратегия всех стран Евразии. С целью превратить угрозу со стороны США и Запада, обеспечить свою безопасность, сохранить свою территориальную целостность, Евразийский союз нужен всем странам, которые находятся под прицелом Вашингтона. Источник угрозы слишком велик и силен. Противостоять этой угрозе одному государству практически не под силу. Тут союз нескольких стран тоже не поможет. Тут нужна глобальная сеть союзов, целых стран. Вот идея о создании Евразийского союза возникла на фоне данной глобальной угрозы. Тут все страны Евразии нуждаются друг в друге, и о доминировании России в этом блоке не может быть и речи. В данный момент евразийство России нужно не для экспансии, а для того, чтобы защититься от глобальной атаки США. Евразийство предусматривает уважение суверенитета всех стран и не приемлет вмешательство во внутренние дела стран, которые войдут в этот союз. Россия с момента распада СССР, с 19991-го года уже не в состоянии вести экспансивную политику. До 1990-го года в мире были два гегемона: США и СССР, которые делили мир на зоны своих интересов. Теперь после распада СССР Россия оказалась в списке стран, которых пытаются разрушить и разделить на части. Поэтому все страны Евразии просто вынуждены объединиться и быть вместе перед лицом глобальной угрозы, которая направлена на уничтожение всех. В этом контексте создание Евразийского союза не только в интересах России, а в интересах всех стран материка. С точки зрения Турции, что мы видим? Кто поддерживает террористическую сеть PKK-PYD-YPG против нашего государства? Ответ: не Россия, а США. Кто пытается разрушить экономику Турции? Ответ: не Россия, а США. Сейчас мы четко видим, что угроза против Турции и против России исходит от одного и того же источника. Значит, два государства должны объединить свои усилия по предотвращению этой опасности. В том числе и Азербайджан, для восстановления своей территориальной целостности должен стремиться к Евразии и эта стратегия может сыграть решающую роль в решении главной проблемы вашего государства.

Беседовал: Кавказ Омаров

https://yenicag.ru/myekhmet-perinchek-rossiya-ne-vechnyy-vra/

Турция и США нормализуют отношения до конца года

AA

Турция и США намерены нормализовать отношения до конца нынешнего года, что также способствует развитию двустороннего сотрудничества.

Отношения между двумя странами начали ухудшаться посте того, как в Вашингтоне проигнорировали требования турецкой стороны прекратить поддержку террористов YPG/PKK в Сирии и оказать содействие в борьбе с террористическим течением Фетуллаха Гюлена (FETÖ) в США.

Реакция администрации Дональда Трампа на арест в Турции американского пастора Эндрю Крейга Брансона, обвиняемого в связях с террористическими организациями, привела к кризису в отношениях между Анкарой и Вашингтоном.

Суд города Измир приговорил Брансона к 3 годам и 45 дням тюрьмы. Запрет на выезд из Турции и домашний арест пастора были отменены. Учитывая срок, который гражданин США уже провел в заключении и под домашним арестом в Турции, Брансон был освобожден из зала суда.

После этого Турция и США сняли взаимные санкции.

Еще одним шагом на пути нормализации двусторонних отношений стало начало совместного патрулирования в сирийском Мюнбиче и назначение Вашингтоном награды за любую информацию о главарях РКК.

Все это говорит о том, что к концу года на повестке дня окажется ряд вопросов, которые приведут к укреплению отношений Турции и США.

После визита Рекса Тиллерсона в Анкару в бытность его госсекретарем США в феврале нынешнего года были созданы три рабочие группы для нормализации турецко-американских отношений.

Первая встреча рабочих групп состоялась восьмого марта. Главными темами обсуждений на встрече были присутствие YPG/PKK в Сирии, борьба с FETÖ, открытие консульств, совместная борьба с РКК. Однако после кризиса в отношениях встречи больше не проводились.

По информации турецких официальных лиц, стороны намерены возобновить переговоры рабочих групп до конца года.

Турция неоднократно заявляла, что открыта для сотрудничества с США по вопросу приобретения систем противовоздушной обороны, но с учетом выполнения условий турецкой стороны.

США также готовили предложение о продаже Турции ЗРК Patriot. Власти Турции в настоящий момент ожидают, что Пентагон потребует у Конгресса США наделить его полномочиями по вопросу поставок Patriot. Пентагон также будет уполномочен обслуживать переданные Турции системы. Ожидается, что Конгресс передаст полномочия Пентагону по поставкам Patriot в декабре текущего года.

Главным шагом на пути к нормализации отношений с Анкарой является снятие Трампом ограничений на импорт из Турции.

Угрозы президента США об экономических санкциях в отношении Турции и введение пошлин на импорт стали в ответ на арест пастора Брансона также нанесли удар по турецко-американским отношениям.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%B8-%D1%81%D1%88%D0%B0-%D0%BD%D0%BE%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D1%83%D1%8E%D1%82-%D0%BE%D1%82%D0%BD%D0%BE%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B4%D0%BE-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%86%D0%B0-%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%B0-/1311173

«Курдистана» не будет: Россия, Германия и Франция солидарны с Турцией

Kayhan Ozer/Pool via REUTERS

Российские эксперты выразили свое отношение к прошедшему в Стамбуле саммиту по сирийскому урегулированию, на котором сторонам удалось достигнуть некоторых договоренностей.

Александра Зуева. В ходе стамбульского саммита по сирийскому урегулированию стороны переговоров подтвердили территориальную целостность Сирии, сказал Sputnik Азербайджан руководитель экспертно-аналитической сети PolitRUS Виталий Арьков.

 

В Стамбуле 27 октября прошел саммит лидеров России, Турции, Франции и Германии – президентов Владимира Путина, Реджепа Тайипа Эрдогана, Эммануэля Макрона и канцлера Ангелы Меркель – в ходе которого были обсуждены пути урегулирования сирийского кризиса.

Предмет торга

Одним из ключевых итогов стамбульского саммита является подтверждение его участниками территориальной целостности Сирии. А это значит, что Россия, Германия и Франция солидарны с Турцией, выступающей категорически против создания суверенного «Курдистана», считает Арьков.

Данный проект, как известно, активно продвигают США, однако его практическая реализация неминуемо приведет к разрушению исторически сложившихся государственных границ и к еще большей дестабилизации в регионе, объяснил эксперт. При этом он указал и на то, что в последнем крайне заинтересованы Вашингтон и Эр-Рияд, несмотря на все их заявления о приверженности миру и стабильности.

К сожалению, заметил собеседник Sputnik, Вашингтон по-прежнему располагает достаточным числом эффективных рычагов давления на Берлин и Париж. Поэтому весьма сомнительным представляется хотя бы уменьшение его влияния на ситуацию в САР, не говоря уже о выдавливании из региона, о чем мечтают все участники саммита в Стамбуле – не только Москва и Анкара.

«Не стал бы исключать такого развития сценария, при котором и территориальная целостность Сирии, и признание справедливости интересов, разгромивших запрещенную радикальную террористическую организацию «Исламское государство» (ИГ) России и Турции, станут предметом торга Германии и Франции с США», — подчеркнул Арьков, заметив, что подобное в мировой истории, даже в новейшей, случалось уже не единожды.

По его мнению, вероятен и непосредственный торг Вашингтона (заодно и Эр-Рияда) с Москвой и Анкарой: признание их интересов в САР и регионе в целом (разумеется, с оговорками и условиями) в обмен на сворачивание совместных проектов с Тегераном и поддержку нового пакета антииранских санкций.

Важно отметить, что транслируемые Белым домом позиции и по Сирии, и по Ирану (равно как и по России, и по Турции) не отражают мнения всех группировок даже внутри самой Республиканской партии. Говорить о солидарной позиции всей политической элиты США не приходится. На месте Москвы и Анкары ошибкой было бы этим не воспользоваться, заключил Арьков.

Серьезнейший импульс

Итоги саммита в Стамбуле, те положения, которые попали в выступления лидеров и документы встречи свидетельствуют, что здравый смысл, к которому так долго призывала Россия, постепенно возвращается и в головы других участников внешнего контура сирийского урегулирования, считает заместитель директора, координатор ближневосточных исследований Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Дмитрий Егорченков.

Курдестан

По итогам переговоров недвусмысленно признан суверенитет Сирии, право сирийского народа самостоятельно определять свою судьбу. Подтверждено стремление к окончательному решению вопроса террористического интернационала в провинции Идлиб, в том числе зарезервирована возможность делать это силовыми средствами, если все прочие покажут свою неэффективность, напомнил эксперт. Он также добавил: отдельно отмечено, что исправление гуманитарной ситуации возможно только в комплексе, а не отдельными разовыми акциями.

«А значит, необходимо полноценно восстанавливать инфраструктуру страны, снимать искусственные санкционные ограничения на медицинскую помощь и так далее», — отметил собеседник Sputnik.

Если все заявленные позиции удастся воплотить в жизнь, то сирийскому урегулированию будет придан серьезнейший импульс, а многие сюжеты – от миграционной проблемы до подготовки новой конституции страны – сделают несколько ощутимых шагов вперед, заключил Егорченков.

Читать далее: https://ru.sputnik.az/expert/20181029/417632463/russia-turkey-germany-france-sammit-syria.html

Эрдоган летит в Иран за решением сирийского вопроса

AA

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган посетит седьмого сентября Тегеран для участия во встрече с лидерами России и Ирана по Сирии.

По итогам переговоров Реджепа Тайипа Эрдогана, Владимира Путина и Хасана Рухани состоится совместная пресс-конференция.

Ожидается, что лидеры стран-гарантов астанинских договоренностей обсудят широкий спектр вопросов, связанных с Сирией, в частности тему ситуации в Идлибе.

Кроме того, состоится обмен мнениями по шагам в сфере политического урегулирования в Сирии.

В рамках саммита в Тегеране запланирована встреча Эрдогана и Путина.

В то же время спецпредставитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура заявил, что для выхода из кризиса в Идлибе необходимы переговоры между Турцией и Россией. «Встреча Эрдогана и Путина в Тегеране может изменить ситуацию», — считает де Мистура.

Первая трехсторонняя встреча лидеров Турции, России и Ирана состоялась 22 ноября 2017 года в Сочи, вторая – четвертого апреля 2018 года в Анкаре.

Война в Сирии началась в марте 2011 года, когда мирные демонстрации протеста переросли в вооруженный конфликт после того, как военные открыли огонь по демонстрантам. По данным ООН, в ходе конфликта погибло более 400 тысяч человек, свыше 10 миллионов были вынуждены покинуть свои дома. 4,8 миллиона человек нашли убежище за пределами страны.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D1%8D%D1%80%D0%B4%D0%BE%D0%B3%D0%B0%D0%BD-%D0%BB%D0%B5%D1%82%D0%B8%D1%82-%D0%B2-%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BD-%D0%B7%D0%B0-%D1%80%D0%B5%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5%D0%BC-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%B2%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%B0-/1247506

Развитие отношений с РФ — в приоритете президента Эрдогана

AA

28 августа исполняется ровно четыре года с того дня, как Реджеп Тайип Эрдоган стал президентом Турции, сообщает агентство «Анадолу».

В этот день в 2014 году Эрдоган стал 12-м по счету и в то же время первым всенародно избранным президентом Турции.

21 октября 2007 года в Турции прошел референдум по конституционной реформе, предусматривающей введение в стране прямых президентских выборов.
Поправки в Конституцию предусматривают выборы президента на срок пять лет. Ранее президента в Турции каждые семь лет избирал парламент.

24 июня 2018 года в Турции прошли досрочные парламентские и президентские выборы, на которых Реджеп Тайип Эрдоган набрал 26 миллионов 330 тысяч 823 голоса избирателей. Таким образом, Эрдоган одержал победу на выборах и стал первым главой президентской Турции.

За четыре года нахождения на посту главы государства (2014-2018 годы) Эрдоган совершил немало визитов как в провинции Турции, так и в другие страны.
За последний год глава государства совершил 30 зарубежных визитов, в том числе два раза посетил Азербайджан и два раза — Россию.
Свой первый зарубежный визит президент Эрдоган совершил в Казахстан.

В дальнейшем глава Турецкого государства также совершил визиты в такие страны, как США, Иран, Украина, Сербия, Польша, Азербайджан, Россия, Кувейт, Греция, Катар, Судан, Чад, Тунис, Франция, Ватикан, Италия, Алжир, Мавритания, Сенегал, Мали, Болгария, Узбекистан, Южная Корея, Великобритания, Босния и Герцеговина, Турецкая Республика Северного Кипра (ТРСК), Бельгия, ЮАР и Замбия. В большинстве своем эти визиты носили характер официальных.

Кроме того, президент Эрдоган принял участие в первом саммите Организации исламского сотрудничества (ОИС) по науке и технологиям в Казахстане и 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в США.

В ходе визита в Азербайджан президент Эрдоган принял участие в церемонии ввода в эксплуатацию железнодорожной магистрали Баку-Тбилиси-Карс, а в Россию — в трехстороннем саммите Турция-Россия-Иран, на котором обсудил с коллегами ситуацию в Сирии.

После переизбрания на пост президента Турции Эрдоган совершил первые зарубежные визиты в Азербайджан и ТРСК, после чего принял участие в саммите НАТО в Брюсселе.

Президент Турции также принял участие в 10-м саммите глав государств и правительств стран-участниц БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южно-Африканская Республика) в ЮАР. Участие президента Эрдогана в саммите стало первым контактом на высоком уровне между Турцией и БРИКС.

28 июля президент Турции по завершении визита в ЮАР отбыл в Замбию. Визит Эрдогана в Замбию стал первым на уровне главы Турецкого государства.

Также в Стамбуле под председательством президента Эрдогана состоялся внеочередной саммит глав государств и правительств стран-участниц ОИС.

Важнейшим в историческом отношении зарубежным визитом Эрдогана за четыре года стал визит в Грецию.

Четвертый год президентства Реджепа Тайипа Эрдогана стал очень важным и с точки зрения реализации крупных международных проектов.

12 июня в районе Сейит Гази турецкой провинции Эскишехир состоялась церемония ввода в эксплуатацию Трансанатолийского газопровода (TANAP), по которому азербайджанский газ будет через Турцию поставляться в Европу.
В церемонии также приняли участие президент Азербайджана Ильхам Алиев, президент Сербии Александр Вучич, президент Украины Петр Порошенко и президент ТРСК Мустафа Акынджи.

Кроме того, Эрдоган вместе с российским коллегой Владимиром Путиным в ходе видеоконференции дал старт началу строительства АЭС «Аккую» в Турции.

На четвертый год своего президентства Эрдоган провел множество телефонных разговоров и двусторонних встреч с коллегами. Больше всего телефонных разговоров глава Турецкого государства провел с президентом России.

Помимо зарубежных визитов, Эрдоган принимал в Турции высоких гостей — глав правительств и президентов других стран. В их числе — президент Палестины Махмуд Аббас, президент России Владимир Путин, президент Венесуэлы Николас Мадуро, президент Нигерии Мохаммаду Бухари, президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, король Иордании Абдалла II, президент Хорватии Колинда Грабар-Китарович, президент Гамбии Адам Бэрроу, президент Македонии Георге Иванов, президент Ирана Хасан Рухани, президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков, президент Азербайджана Ильхам Алиев, президент Сербии Александр Вучич.

В то же время глава Турецкого государства три раза проводил встречи с президентом России Владимиром Путиным в Турции.

Может ли падающая лира потянуть за собой Эрдогана

Google

Тимур Ахметов

Многие годы популярность Эрдогана держалась на экономических успехах его правления. Теперь эти времена закончились, но готовы ли турки отвернуться от лидера, который успел стать для многих символом благополучия и процветания? Скорее наоборот, нарастающая неопределенность в экономике заставит турок стремиться сохранить определенность хотя бы там, где это еще возможно, то есть в политике

Турция ведет войну. Экономическую и обязательно победоносную. С таким заявлением обратился к народу президент Эрдоган на одном из своих многочисленных митингов в провинциальном городе Байбурте. Если верить Эрдогану, турецкая нация обречена на победу в противостоянии со своим давним союзником – США. Цена победы над американским давлением для каждого сознательного турецкого патриота на первый взляд не особенно велика: принести и обменять на турецкие лиры все свои накопления в золоте и долларах. Проправительственные газеты обращаются к примерам национальной истории: турки выстояли в борьбе с империалистами в войне 1923 года – выстоят и сегодня.

Громкие заявления турецких властей, вроде призыва бойкотировать американскую электронику, пользуются определенной популярностью — iPhone все равно слишком дорог для рядового турка. Немало граждан с энтузиазмом подключаются и к другим инициативам правительства: в новостях появляются кадры с очередями перед обменниками – кто-то готов разменять сто долларов, а кто-то и все пятьсот. Некоторые даже жгут долларовые купюры под камеру. Но хватает и тех, кто не верит, что такие действия могут повлиять на курс турецкой лиры, упавший за несколько дней с пяти до почти семь лир за доллар. Многие интересуются, обменяли ли свои доллары крупные компании, годами получавшие от властей налоговые преференции на строительство дорог, аэропортов и прочей инфраструктуры в рамках государственных тендеров.

Поиск предателей, и без того ставший в Турции почти национальным спортом, в последние дни получил еще большее распространение. Опять же необходимо слушать президента, он всегда может указать, кто есть кто. Слова Эрдогана предельно ясны: экономическая ситуация в Турции стабильная, стабильной она и останется, а те, кто распускает слухи о крахе банковской системы, – экономические террористы. В СМИ появилась информация о том, что Управление по борьбе с экономическими преступлениями начало отслеживать людей и организации, распространяющие ложные сведения о финансовой ситуации в стране.

Реакция властей понятна. Стоит панике распространиться, и турецкому правительству будет уже не до айфонов и соцсетей. Учитывая значительный внешний долг, Турция может очень быстро вернуться в подзабытые времена финансовых потрясений девяностых. Отсюда военная риторика, кампании патриотической мобилизации, и даже неизбежный рост цен уже объясняют предпраздничным ажиотажем перед Курбан-байрамом.

Проблемы внешние и внутренние

Старт острой фазе финансового кризиса дали санкции и дополнительные пошлины, которые США ввели против Турции за арест американского пастора Брансона. Поэтому Анкара держит каналы связи с Белым домом открытыми: 13 августа посол Турции в США Сердар Кылыч встретился с советником Трампа по нацбезопасности Джоном Болтоном, а на следующий день поверенный в делах США в Турции смог посетить пастора Брансона, находящегося под домашним арестом.

Но в целом Турция пока не демонстрирует готовности идти на серьезные уступки Вашингтону, а Эрдоган только повышает градус рупорной дипломатии. По мнению турецкого президента, такие действия союзника по НАТО – это удар в спину, а ультимативные требования освободить американского пастора адресованы не той стране: Турция – не банановая республика. Пока Брансон и еще несколько граждан США остаются под арестом, Вашингтон говорит о возможности введения новых антитурецких санкций.

Конфликт Анкары и Вашингтона, скорее всего, будет разгораться и дальше, потому что сейчас не только турецкие власти, но и турецкая оппозиция признают, что, даже если Турция выдаст США сотню пасторов, проблемы в экономике от этого не прекратятся. Шоковый эффект, который решения Трампа произвели на турецкие финансы, оказался возможным лишь потому, что это вывело наружу проблемы, которые давно копились в экономике Турции.

Многолетняя практика бесконтрольных заимствований частного сектора за рубежом при отрицательном торговом балансе делала Турцию все более уязвимой перед колебаниями на мировых рынках.

Ситуацию также усугубляли топорные подходы Эрдогана в вопросах управления экономикой. Так, в мае 2018 года, несмотря на ожидания инвесторов и рекомендации собственных экономических советников, турецкий президент в интервью Bloomberg заявил, что Центральный банк не должен самостоятельно принимать решения по процентной ставке. Уже тогда это заявление стоило лире 8% стоимости.

За эмоциональными речами Эрдогана по-прежнему не просматривается готовности Турции вернуться к более сдержанной и профессиональной экономической политике. Зять президента и по совместительству министр финансов Берат Албайрак в начале недели презентовал среднесрочный план правительства по экономическому развитию. Главные акценты: независимость Центрального банка при определении процентной ставки, решительная борьба с инфляцией, сокращение бюджетных расходов. Но отсутствие в программе конкретных предложений не дало успокоить инвесторов, после презентации министра лира потеряла еще несколько пунктов.

Остановить падение курса лиры мешает и то, что у турецкой экономики не так много источников поступления иностранной валюты. Помимо туристической индустрии, в стране вроде бы есть огромный экспортный сектор, но он сам слишком зависим от импорта. В среднем на производство условных $100 экспорта Турция импортирует сырья и комплектующих на $65. Экономике нужен качественный прорыв в повышении доли турецких компаний в добавленной стоимости экспортируемых товаров. Сейчас доля хай-тека в турецком экспорте составляет примерно 2%.

Тревоги добавляет кризис в сфере жилищного строительства, которое было локомотивом турецкой экономики. Особая любовь Эрдогана к низкой процентной ставке объясняется как раз тем, что при ней банки охотнее раздают кредиты населению. Кредиты, в свою очередь, конвертируются в более высокий уровень потребления, в голоса за власть на выборах и в бум на рынке жилищного строительства. Но теперь с падением лиры строительные компании лишились доступа к дешевому кредитованию, а население стало рассматривать доллары и золото как более привлекательные направления для инвестиций, чем недвижимость. Власти понимают всю опасность возможного краха строительной отрасли и обещают дешевые ипотечные кредиты, чтобы стимулировать людей снова вкладываться в недвижимость, но быстрые результаты тут вряд ли возможны.

Судьба Эрдогана

Главный политический вопрос нынешнего экономического кризиса в Турции – что теперь будет с Эрдоганом? Ведь это именно Эрдоган пользовался в последние два года абсолютной властью. С июля 2016 по апрель 2018 года, пока действовал режим ЧП, введенный после попытки военного переворота, полномочия президента были практически ничем не ограничены. С помощью президентских указов Эрдогану удалось зачистить бюрократию и вооруженные силы от всех, кто показался недостаточно лояльным, вплоть до того, что министром финансов стал президентский зять.

Многие годы популярность Эрдогана держалась на экономических успехах его правления. Люди реально чувствовали рост благосостояния, привыкали к относительной экономической стабильности после финансовых потрясений девяностых. В каждый дом по холодильнику – вот какой была формула успеха Эрдогана. Даже те турки, кому претит социальный консерватизм Эрдогана, часто отдавали ему голоса именно за его достижения в развитии турецкой экономики. Про обратную сторону экономического благополучия – растущие зарубежные долги компаний и банков – старались не вспоминать.

Теперь экономический подъем закончился, но готовы ли турки отвернуться от лидера, который успел стать для многих символом благополучия и процветания? Скорее наоборот, нарастающая неопределенность в экономике заставит турок стремиться сохранить определенность хотя бы там, где это еще возможно, то есть в политике. Экономический кризис, да еще и поданный как внешний заговор, только сплотит сторонников турецкого президента.

К тому же в Турции не осталось привлекательной оппозиции, которая могла бы предложить убедительную альтернативную программу экономического развития. Оппозиционные политики сейчас боятся особенно критиковать власть, за которой стоят миллионы оптимистично настроенных и наивных граждан. Им совсем не хочется заработать себе клеймо врага народа, которые сегодня так щедро раздают правительственные СМИ.

Острая фаза финансового кризиса не может длиться вечно. Ситуация так или иначе стабилизируется, а турецкое общество постепенно свыкнется с мыслью, что былых темпов роста благосостояния уже не будет. За 15 лет правления Эрдоган преодолел немало кризисов – вносил необходимые поправки в общий курс, но оставался у руля страны. Скорее всего, то же самое произойдет и сейчас. Турки настолько привыкли к своему лидеру, что уже не поверят, что кто-то, кроме Эрдогана, сможет вернуть в страну экономическую стабильность.

Источник — Московский Центр Карнеги

Эрдоган строит второй Босфор. Зачем Турции «новый пролив»

ERA/UPG

Эрдоган строит второй Босфор

Зачем Турции «новый пролив», а России – мост на Сахалин
Анатолий Комраков

Турция готова приступить к масштабному проекту строительства канала «Стамбул», который станет альтернативой перегруженному проливу Босфор, заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в субботу на съезде Партии справедливости и развития в Анкаре. Эксперты видят параллели мегапроектов у Владимира Путина и Эрдогана. Россия готовится влить миллиарды долларов в мост на Сахалин. А Турция мечтает загрузить свой стройкомплекс рытьем нового Босфора.

«Протяженность новой водной артерии составит 43 км. По обеим сторонам канала будут построены два новых города. Это самый крупный проект в истории Турции, представляющий стратегическое значение для страны. Мы готовы к его реализации», – заявил Эрдоган.

Морские суда, идущие из Черного в Средиземное море, проходят пролив Босфор, на берегах которого расположилась бывшая столица Турции – Стамбул. Этот пролив длиной около 30 км и шириной в некоторых местах 750 м уже с трудом справляется с современными объемами международного судоходства. Через него ежегодно проходят 53 тыс. судов, в том числе и российские с экспортным зерном и нефтью. Новый канал в помощь естественному хотят построить в 100 км к западу от Стамбула. Предполагается, что искусственный водный путь шириной 400–500 м и глубиной до 30 м сможет пропускать около 160 судов в день, то есть около 58 тыс. в год.

Причем размеры канала позволят проходить через него огромным танкерам, водоизмещением в два раза больше, чем те, что сейчас могут пройти через Босфор.

По примеру древнего Стамбула на берегах канала планируется построить город-сад, в котором из 453 млн кв. м его общей площади треть отдадут под парки и сады. Жить в этом рае будут 7,5 млн человек. В прожектах – 10 мостов через канал и 3 насыпных острова. На севере и на юге новой транспортной артерии будут построены порты класса люкс для яхт, которые будут приносить прибыль.

Канал «Стамбул» называют одним из наиболее амбициозных и масштабных инфраструктурных проектов страны. Эрдоган называет его своей мечтой. Так же как многие другие проекты, рытье канала хотят закончить в 2023 году, к 100-летию образования Турецкой Республики. Впервые идею озвучили еще в 2011 году,

В конце 2017 года был представлен очередной проект, по которому после реализации строительства одноименного канала агломерация Стамбул окажется поделена на три связанных мостами крупных региона, один из которых продолжит оставаться в Азии, а вместо одного европейского станет два. Центральная часть с историческим районом Султанахмет и деловыми кварталами станет, по сути, островом. В начале января Эрдоган говорил, что в течение 2018 года будет проведен конкурс на строительство канала.

Эксперты, однако, сомневаются, что разразившийся в стране финансовый кризис, введенные Соединенными Штатами санкции и достаточно большая долговая нагрузка страны позволят планам строительства канала реализоваться в намеченные сроки. Объем инвестиций в проект оценивается в диапазоне от 20 до 100 млрд долл. Турция, конечно, это мощная экономика, она входит в G20, но страна в последнее время реализовала большое количество инвестпроектов, что, однако не помогло избежать кризиса.

173-4-4_t.jpg
Реджеп Тайип Эрдоган мечтает построить новый
«Стамбул» несмотря на трудности в экономике.
Фото Reuters
Возможно, президент Эрдоган настаивает на начале реализации нового супермегапроекта в качестве демонстрации устойчивости экономики к внешним вызовам, другая версия – он может исходить из необходимости старта воплощения своей мечты как вливания в экономику, которое остановит негативные тенденции, а может, и повернет события вспять.

Эта версия перекликается с событиями в России, где власти за счет мегапроектов вроде космодрома, олимпийских и футбольных объектов, моста в Крым пытаются подстегнуть стагнирующую экономику. В этом же ключе рассматривается проект моста на Сахалин, проработать который президент Владимир Путин поручил правительству в конце июля. По предварительной версии, стоимость сооружения к 2030 году моста на остров оценивается приблизительно в 540 млрд руб.

Вернемся, однако, в Турцию. В пятницу курс турецкой лиры достиг рекордного минимума на уровне 6,2 лиры за доллар, а всего за последний год местная валюта подешевела на 40%. По оценке аналитика QBF Дениса Иконникова, у Турции наблюдается высокая зависимость от внешнего финансирования: запасы валюты покрывают лишь 17% внешнего долга страны, который составляет 466 млрд долл.

В Московском центре Карнеги отмечают, что у турецкой экономики не так много источников поступления иностранной валюты. Помимо туриндустрии в стране есть огромный экспортный сектор, однако он сам слишком зависим от импорта: в среднем на производство условных 100 долл. экспорта Турция импортирует сырья и комплектующих на 65 долл. Однако эксперты центра призывают не забывать, что у президента Турции огромный опыт преодоления кризисов за 15 лет правления страной. «Эрдоган преодолел немало кризисов – вносил необходимые поправки в общий курс, но оставался у руля страны. Скорее всего то же самое произойдет и сейчас. Турки настолько привыкли к своему лидеру, что уже не поверят, что кто-то, кроме Эрдогана, сможет вернуть в страну экономическую стабильность», – пишет Тимур Ахметов из Центра Карнеги.

«Теоретически любой большой проект, который предполагает крупные инвестиции, может помочь экономике, – сказал «НГ» доцент Академии при президенте (РАНХиГС) Сергей Хестанов. – Однако мост на Сахалин – это чистейшей воды утопия, так как там нет и не предвидится такого количества грузоотправителей, которые смогли бы обеспечить грузооборот, достаточный, чтобы экономически оправдать инвестиции в это сооружение».

По мнению эксперта, канал «Стамбул» гораздо более перспективный с этой точки зрения проект. «Только суда, зарегистрированные в черноморских странах, могут проходить Босфор бесплатно, проход остальных приносит Турции значительную выручку. Босфор явно перегружен, суда стоят там в очереди. Так что рациональное зерно в строительстве параллельного прохода между Средиземным и Черным морями, безусловно, есть. Но вряд ли этот проект будет реализован в обозримой перспективе. Проект масштабный, долгосрочный и требующий огромных инвестиций. Но в нынешней международной обстановке, когда страна втянута в военный конфликт в Сирии, тем более в ситуации, когда страна оказалась под санкциями США, вряд ли кто-то предоставит Турции необходимые средства. Деньги есть у Китая, он мог бы проигнорировать санкции, у него есть интерес к подобным проектам – Никарагуанскому каналу, например, параллельному Панамскому, но у КНР нет экономических интересов в Черноморском бассейне, поэтому и вкладываться в «Стамбул» он вряд ли будет», – говорит Хестанов. Кроме того, он подчеркивает, что даже если предположить малореализуемый сценарий, инвестиции в такой проект вряд ли помогут погасить нарастающий кризис в экономике. «Этот проект быстрой отдачи не даст. Эффект будет, но очень нескоро», – говорит Хестанов.

Источник — ng.ru

Турция против США — торговая война перерастает в валютную?

© РИА Новости, Наталья Селиверстова

Эрдоган выдвинул гипотезу о «политическом заговоре» против его страны после рекордного обвала курса турецкой лиры

Интервью с Реми Буржо (Rémi Bourgeot), экономистом, сотрудником Института международных и стратегических исследований, специалистом по финансовым рынкам

«Атлантико»: 10 августа Дональд Трамп дал новый толчок торговой войне, подняв ввозные пошлины на алюминий (20%) и сталь (50%), что повлекло за собой обвал курса турецкой лиры. Торговая война влечет за собой и валютную войну со стороны развивающихся стран?

Реми Буржо: Существует путаница насчет характера валютного режима, в котором мы живем. Валютную политику разных стран, как развитых, так и развивающихся, зачастую интерпретируют как часть валютной войны, которая призвана улучшить их торговый баланс. На самом деле речь идет о достаточно относительном понятии. В большинстве стран,за исключением Азии, существует (иногда очень серьезно) завышенный обменный курс, который отличается большой нестабильностью, но создает временную иллюзию богатства в плане доступа на международные рынки. Только вот формирующееся в результате давление на экономическую деятельность и финансы страны ускоряет коррекцию, причем нередко весьма жесткую.

Таким образом, мы видим повторяющуюся схему валютных кризисов в значительной части развивающихся стран, а также в государствах еврозоны, где вариации курса исчезли в связи с появлением единой валюты. В 2000-х годах упразднение этих вариаций повлекло за собой расхождения в плане реального курса: у южных стран была гораздо более высокая структурная инфляция, чем у северных.

В развивающихся странах стремление к переоцененности валюты является достаточно распространенным явлением, однако здесь все же стоит отметить расхождения между ключевыми регионами. Если в Латинской Америке и на Ближнем Востоке наблюдается ярко выраженная склонность к завышению курсов, в Азии просматривается противоположная тенденция после кризиса конца 1990-х годов. Помимо формирования значительных валютных резервов ключевую роль в решениях большинства азиатских стран по обменному курсу играют интересы промышленности.

На протяжение 1980-х и 1990-х годов в Латинской Америке существовала политика фиксированного официального обменного курса по отношению к доллару, однако из-за разницы в показателях инфляции по отношению к США все это вело к резкому росту реального курса (и повышению цен на товары), а также торговому и финансовому дисбалансу. Пусть даже развивающиеся страны больше не привязывают свою валюту к внешнему ориентиру, они все равно подвержены мировому финансовому циклу, который опирается на схему биполярных инвестиций, эйфории в оценке перспектив этих стран и представляемых ими финансовых возможностей, и, наконец, утечки капиталов. Это означает, что за периодом переоцененности следует резкий спад, а затем валюта долгое время держится на низком уровне, пока не наступает новая фаза эйфории.

У Турции за плечами долгая история завышенного курса и хронического торгового дефицита. В этом плане заявления Дональда Трампа о том, что страна намеренно занижает свой обменный курс, не имеют под собой экономического основания. На самом деле все наоборот. Турецкая лира страдает от систематической переоцененности, пока ситуация не становится попросту невыносимой. Все это ведет к углублению торгового и финансового дисбаланса, а также целой горе частных долгов в валюте до того момента, как лира внезапно не ощущает на себе внешнее давление.

Дело в том, что так уже было во время турецкого кризиса 2011 года на фоне целой череды кризисных ситуаций в развивающихся странах, от Азии до Латинской Америки. То же самое наблюдалось и в 2013 году, когда Федеральная резервная система нормализовала регулирование доллара, что перекрыло приток капиталов и поставило в трудное положение страны, которые зависели от него в финансировании дефицита внешней торговли. С 2013 года Турции удалось значительно сократить этот дефицит. Как бы то ни было, долги в валюте, которые доходили в некоторые годы до 10% ВВП, подрывают стабильность страны, в том числе с точки зрения политики кредитования подъема экономики. Накопленные долги в долларах и евро становятся причиной спада курса валюты, который еще больше обострили заявления Дональда Трампа.

Рост турецкой экономики за последние годы опирался на кредиты и пузырь в недвижимости. В отличие от ряда других государств (прежде всего, в Юго-Восточной Азии), чьи центробанки предвидели спад интереса и недоверие мировых рынков по отношению к развивающимся странам в результате укрепления доллара и подъема американских ставок, в Турции реакция была запоздалой и, скорее, оборонительной, что связано с нежизнеспособной стратегией подъема экономики и большими долгами предприятий в иностранной валюте. В ситуации валютного кризиса центробанку не стоит гнаться за рынком капиталов с резкими, но запоздалыми повышениями ставок или пожертвованием недостаточного объема валютных резервов. Если валютный кризис уже начался, эти стратегии зачастую не дают результатов.

— Как понимать действия ряда развивающихся стран во главе с Турцией, которые стремятся к девальвации их валюты?

— В первые годы после начала мирового финансового кризиса появилась любопытная теория о разрыве между оказавшимися в тяжелом положении развитыми государствами и развивающимися странами, чьи высокие показатели роста тогда словно бросали вызов кризису. Как бы то ни было, ситуация быстро развернулась в обратную сторону после того, как положение дел в Китае ухудшилось, а шедшие в сторону развивающихся стран огромные волны капитала начали иссякать. Китай очень активно манипулировал своим обменным курсом с начала 1990-х годов до 2005 года, однако затем провел переоценку под давлением американского Конгресса. Последние пять лет давление рынка на юань подталкивает его не к повышению, а к понижению. Китайские власти же пытались ограничить спад курса валюты и утечку капиталов. В то же время за последние несколько месяцев тенденция к снижению курса стала инструментом в торговом конфликте с США: китайские власти дают понять, что могут легко позволить юаню упасть в цене, дав волю силам рынка в отчет на таможенные меры.

© REUTERS, Murad Sezer
Турецкие лиры

Отношение к обменному курсу чаще всего связано с политическим весом интересов производственной отрасли. Они играют большую роль для таких государств, как Китай, однако для многих других развивающихся стран их значение куда ниже. Так, в странах-экспортерах нефти и газа это влияние обычно равно нулю, и отношение к обменному курсу мало принимает во внимание промышленное развитие. Так, например, обстоят дела в России, где курс рубля до 2014 года тормозил промышленное развитие страны, несмотря на ее большой научный потенциал. В таких случаях отношение к обменному курсу полагается на баланс торговых (прежде всего, энергетических), бюджетных и финансовых аспектов с небольшим вниманием к промышленному вопросу.

Бразилия представляет собой своего рода промежуточный случай, поскольку является экспортером сырья, однако промышленный сектор обычно играет в ней очень важную роль. Там сформировались очень эффективные отрасли промышленности, о чем свидетельствует в частности успех «Эмбраэр» в авиастроении.

Отношение к политической игре заметно изменилось за последние 30 лет, и страны-экспортеры обычно очень рады завышенному обменному курсу по отношению к возможностям их промышленности или, по крайней мере, не возражают против него.

Интересно также, что эта логика касается стран, которые лишены энергетических ресурсов. В частности Турции. Турецкая экономика опирается на очень динамичное потребление, которое подталкивается вперед активным использованием кредитов городским населением (сформировалось в результате массового переселения из деревень за последние десятилетия). Структура турецкой экономики сконцентрирована на массовом потреблении, направленных на крупные инфраструктурные проекты инвестициях и пузыре на рынке недвижимости. Некоторые из этих элементов прослеживались во время испанского кризиса, пусть и при несколько других обстоятельствах. В турецкой экономике наблюдаются интересные показатели производительности, в частности в том, что касается субподряда для крупных международных предприятий (прежде всего, в автомобилестроении), однако ей не удается сформировать собственные бренды в промышленности, если не считать текстиля и бытовой техники.

— Нет ли здесь парадокса, если учитывать, что другие валюты вроде евро и йены тоже существенно сдали позиции по отношению к доллару за последние годы? Не является ли наше восприятие этих валютных колебаний парадоксальным или, как минимум, неполным? О чем оно говорит?

— В развитых странах действуют примерно те же тенденции, что и в развивающихся. Речь идет о фазах очень серьезного валютного дисбаланса, которые корректируют массовые движения валюты в том или ином направлении на протяжение периода в 5-10 лет. Так, например, в еврозоне курс пошел вниз только с 2014 года, когда ЕЦБ, наконец, изменил валютную политику через семь лет с начала кризиса. На доллар давила политика ФРС, однако затем его позиции упрочились после того, как другие центробанки пошли на снижение ставок. На фоне снижения курса мы видим, что еврозона развивается в сторону модели активного экспорта, пусть даже расположенные на ее юге государства концентрируются на экспорте среднего и нижнего уровня.

Наблюдателям свойственно рассматривать формирующие статус-кво параметры как некую константу. На самом деле они меняются, хотя и могут оставаться в одном положении определенное количество лет. Перекрестное развитие валютной политики в США и еврозоне не может сохраняться естественным путем в силу существующего серьезного дисбаланса, который только усиливается. Кроме того, мы наблюдаем в еврозоне логику, которая в экономическом и политическом плане близка к логике формирования золотого стандарта в конце XIX века (взамен более тонким договоренностям о хождении серебра) или введения фиксированного обменного курса по отношению к доллару в латиноамериканских странах в 1980-1990-х годах.