Военная разведка США следит за Россией и Китаем. Америку пугает альянс Кремля и Пекина

© Фото: Central Intelligence Agency

Ирина Дронина

В американском городе Аспен, штат Колорадо, c 17 по 20 июля 2019 года состоялся 10‑й форум по безопасности США (The 10th Aspen Security Forum). На нем присутствовали высокопоставленные представители НАТО, Пентагона, промышленности, финансового сектора и средств массовой информации. Организатором мероприятия традиционно стал Институт Аспена, считающийся одним из мозговых центров страны.
Форум был создан 10 лет назад и инициировался как площадка для общественных дебатов и дискуссий. Все годы основной темой обсуждений был терроризм, который до сих пор является экзистенциальной проблемой и остается в повестке дня и сегодня. Но текущий год, по словам директора Aspen Strategy Group Николаса Бернса, характеризуется трансформацией глобального баланса сил и серьезными вызовами национальной безопасности Америки со стороны двух великих держав – России и Китая.
Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, открывший форум выступлением с красноречивым названием «НАТО – 70 лет. Альянс в кризисе?», призвал продолжить сдерживание Москвы и Пекина.

Особое место в обсуждениях заняли выступления представителей разведсообщества. Директор Разведывательного управления Министерства обороны (РУМО) США генерал‑лейтенант Роберт Эшли предупредил участников мероприятия о возрастающем противостоянии Вашингтону со стороны двух великих держав – РФ и КНР. Он заявил, что эти страны занимают первую строчку списка угроз безопасности США. Русские оправились после распада Советского Союза и теперь находятся в центре следующего витка конкуренции, характер ее определяется новым оружием и технологиями, считает глава РУМО.
Разведывательное сообщество США с учетом РУМО включает, согласно сведениям официального сайта разведсообщества, 17 ведомств, таких как подчиненное непосредственно президенту Америки Центральное разведывательное управление, Агентство национальной безопасности, Федеральное бюро расследований и др., и все они наблюдают за Россией и Китаем.

Профессиональный разведчик считает, что настоящее время характеризуется как период большой конкуренции, и в условиях гибридной войны Америка, по его мнению, скоро начнет терять пока еще сохраняющееся лидерство. В это же время Китай и Россия демонстрируют способность воздействовать на спутники, имеют радары дальнего обнаружения. Ведется электронная война и разворачивается космическое оружие. Американская разведка сообщает о российском и китайском гиперзвуковом оружии. «Мы будем наблюдать их развертывание в ближайшие два года, – сказал генерал‑лейтенант – Мы следим за их развитием и пытаемся собирать данные о таких системах».
Директор РУМО назвал Россию экзистенциональной угрозой безопасности Америки, полагая, что те, кого загоняют в угол, способны на непредсказуемые поступки. А в российском арсенале несколько тысяч ядерных боеголовок, и в ближайшее время наибольшую опасность представляет именно Россия. Китай же лидирует в сфере экономики и в долгосрочной перспективе тоже представляет серьезную угрозу для США.
При этом генерал‑лейтенант заявил, что ни Иран, ни Китай, ни Россия не хотят войны, и вспомнил слова Эйзенхауэра, что лучший способ выиграть третью мировую войну состоит в том, чтобы ее предотвратить.

Два экс‑начальника разведывательных служб – Джон Маклафлин, бывший исполняющий обязанности и заместитель директора Центрального разведывательного управления США, и Джон Скарлетт, бывший начальник Британской секретной разведывательной службы, подводя итоги форума, подтвердили, что Китай имеет шансы опередить США, а экономики этих стран будут оказывать влияние на весь мир. Кроме того, Поднебесная планирует полностью модернизировать свои вооруженные силы к 2035 году, а к середине текущего столетия выйти на один уровень с Америкой. Россия по уровню экономики находится в другой категории, но в случае оказываемого на нее давления может представлять непосредственную угрозу или вызов, и это понимают в Белом доме и Пентагоне.

Марк Эспер, 24 июля 2019 года официально вступивший в должность министра обороны США, также назвал Россию «стратегическим противником» Америки, заявив, что противостояние можно наблюдать в арктической зоне, Африке и Латинской Америке. Американская газета New York Times (NYT) 23 июля 2019 года написала: «Мировая система и американское влияние в ней встанут с ног на голову, если Москва и Пекин сблизятся еще больше». Это может угрожать Вашингтону, считает NYT и пишет: «Сейчас Китай и Россия сближаются еще больше, а это говорит о том, что постоянная система их взаимоотношений может создать сложные проблемы для Соединенных Штатов». В долгосрочной перспективе обе страны будут представлять еще более серьезную опасность, пишет американское издание.

Контакты РФ и КНР президент России Владимир Путин высоко оценил в Послании Федеральному собранию в феврале 2019 года и сказал, что связи с Китаем будут «содействовать укреплению безопасности и благополучия России». Глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров подчеркнул, что между Россией и Китаем «выстроено крепкое политическое взаимодоверие».
Некоторые эксперты выражали опасения по поводу роста потенциала китайской армии вблизи сибирских и дальневосточных рубежей РФ. Была проведена системная оценка рисков сближения и партнерства с КНР, включая военно‑техническое сотрудничество, и их определили как значительно меньшие, чем считали ранее. Москва решилась даже на продажу комплексов ПВО С‑400 и истребителей Су‑35.

Россия, после распада СССР опираясь на китайские заказы, сохранила свою оборонную промышленность. Китайская Народная Республика благодаря военно‑техническому сотрудничеству с РФ смогла радикально преобразовать свои вооруженные силы. В настоящее время Китай является основным российским торговым партнером, занимая первое место, а в китайском рейтинге импортеров наша страна находится на 10‑м месте, поставляя топливно‑энергетические товары, металлы, древесину и изделия из нее, удобрения и продукцию агропромышленного комплекса. На российский рынок идут китайские текстильные изделия, машины и оборудование, транспортные средства и электроника. Между странами увеличиваются объемы расчетов в рублях и юанях, взаимный интерес представляют «золотые» соглашения с золотопромышленными корпорациями. В будущем Россия может стать одним из мировых лидеров транзита на пути между Европой и Азией. Строительство морской транспортной инфраструктуры в Арктике, научные экспедиции, совместные проекты в сфере добычи углеводородов, например проект «Ямал СПГ», способствуют освоению арктических районов и укреплению связей между двумя странами. В ООН оба государства выступают за сохранение права вето за пятью постоянными членами Совета Безопасности ООН, стремятся к развитию и расширению состава Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), углублению деятельности БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР).

Проблемы доверия, о которых говорят эксперты, при благоприятных условиях взаимовыгодного сотрудничества могут нивелироваться. По информации комитета Совета Федерации по обороне и безопасности РФ, соглашение о военном сотрудничестве, которое планирует заключить Москва и Пекин, может касаться обмена технологиями и использования Китаем элементов систем ПВО РФ на Дальнем Востоке, что свидетельствует о высокой степени взаимодоверия.

Источник — nvo.ng.ru

Тьерри Мейсан: «ЦРУ использует Турцию для оказания давления на Китай»

Для борьбы с экономическим кризисом Турция экономически сближается с Китаем, тем не менее, она публично осудила репрессии уйгуров, основываясь на ложной информации.
Дмитрий Перетолчин

Для борьбы с экономическим кризисом Турция экономически сближается с Китаем, тем не менее, она публично осудила репрессии уйгуров, основываясь на ложной информации. Пекин на это почти никак не отреагировал. Все происходит так, словно после ликвидации ИГИЛ в Сирии и Ираке, Анкара возобновляет совместно с ЦРУ тайные операции, но на этот раз в китайской провинции Синьцзян.

Последние несколько недель турецкая пресса не перестает обсуждать положение уйгуров в Китае. Уйгуры – это туркоговорящие мусульмане, проживающие на территории Китая. Оппозиционные политические партии, включая кемалистов, осуждают, стараясь друг друга перещеголять, якобы имеющие место репрессии уйгуров и их религии ханьцами.
Этот шум поднят после:

— доклада Джеймстаунского фонда по 73 китайским секретным центам содержания заключенных;
— кампании Radio Free Asia, которая распространяла многочисленные интервью с бывшими узниками китайских лагерей и дошла до утверждений о том, что Китай запретил Коран;
— кампании, начатой Соединенными Штатами и их союзниками 13 ноября 2018 г. в Совете по правам человека в Женеве против репрессий, якобы проводимых в Китае против ислама;
— слушаний, проводившихся 28 ноября 2018 г. в Вашингтоне сенатором Марко Рубио и членом Палаты представителей Кризом Смитом в Совместной комиссии Конгресса и правительства США по Китаю (Congressional-Executive Commission on China — CECC) о «Репрессиях Коммунистической партией Китая в отношении религий». Из доклада следует, что от одного до четырех миллионов уйгуров были подвергнуты пыткам электрическим током в исправительных лагерях.

Эти обвинения были подхвачены НКО «Международная амнистия» и «Хьюман Райтс Вотч».

В этот же ряд следует поставить и заявление пресс-секретаря министерства иностранных дел Турции Хами Аксоя, опубликованное 9 февраля 2109 г. и официально осуждающее «китаизацию … этнической, религиозной и культурной идентичности турецких уйгуров» и обвиняющее власти в смерти поэта Абдурахима Хейита, который, якобы, отбывал в тюрьме восьмилетний срок за «одну из своих песен» [5].

Для Анкары и Пекина произошедшее подобно грому среди ясного неба: после того, как президент Трамп прекратил поддерживать турецкую экономику, Турция повернулась к Китаю и теперь не может без него жить.

Вечером следующего дня Китай показал 26-секундную видеозапись с выступлением «умершего» поэта. Последний сказал: «Я – Абдурахим Хейит. Сегодня 10 февраля 2019 г. В настоящее время я подвергнут процедуре допроса как подозреваемый в нарушении действующего законодательства. Я в добром здравии и никакому насилию никогда не подвергался».

На следующий день пресс-секретарь министерства иностранных дел Китая Хуа Чуньян выступил с жесткой критикой «ошибок» и «безответственности» Турции.
Однако, если, по меньшей мере, 10 000 уйгуров действительно осуждены и отбывают наказания за террористические действия, то упомянутые от 1 до 3 миллионов узников никак не подтверждены.

Ранее, 1 июня 2017 г. и 13 декабря 2018 г. китайское правительство обнародовало два документа: один о «Соблюдении прав человека в Синьцзяне», а другой о «Защите Культуры и Развитии Синьцзяна».

Тем не менее, китайские коммунисты не очень хорошо понимают, как им справиться с политическим исламом. К этому вопросу подходят с позиций культурной революции, когда был запрещен не только ислам, но и все другие религии. После того, когда была введена свобода вероисповедания, появились организации Гражданской войны и участились случаи террористических актов. 1 февраля 2018 г. КПК начала проводить новую религиозную политику, направленную на ассимиляцию ислама, и некоторые религиозные обычаи были отменены. Так, члены партии должны показывать пример и отказаться от халяльной еды. Тем не менее, в провинции Синьцзян, в которой проживает 14 миллионов мусульман, действуют 24 400 мечетей.

В течение последних двадцати пяти лет различные уйгурские организации выступают с требованием создания независимого государства, раньше светского, а теперь «исламского» (в политическом смысле, а не в религиозном, как у Братьев-мусульман) – Восточного Туркестана (согласно средневековому названию Синьцзяна). Их сразу стало поддерживать ЦРУ, наперекор Пекину.

— В 1997 г. создается Исламское движение Восточный Туркестан, которое распространяется и на территорию Афганистана, где поддерживается талибами и некоторыми группировками Аль-Каиды. Оно представляет собой политический ислам и финансируется ЦРУ.

— В сентябре 2004 г. в Вашингтоне создается «Правительство Восточного Туркестана в изгнании», возглавляемое Анваром Юсуфом Турани. Оно восстанавливает альянс Гоминдана с Далай Ламой и Тайванем для продолжения гражданской войны в Китае (1927-1950 г.г.).

— В ноябре того же года в Мюнхене создается Всемирный уйгурский конгресс, председателем которого становится Ребия Кадеер. Его главная задача состоит в продвижении этнического сепаратизма.

Две последние организации финансируются Национальным фондом демократии, агентством «Пять глаз». Сначала в феврале 1997 г., а затем в июле 2009 г. в Синьцзяне разразились крупные восстания. Митингующие выступали за независимость уйгуров, гоминдановский антикоммунизм и политический ислам. Пекин разрядил ситуацию, пообещав уйгурам ряд привилегий, отменив для них, в частности, политику «одна семья – один ребенок» (сегодня отменена).

Американская кампания против репрессий уйгуров, на первый взгляд, противоречит работе Эрика Принса, основателя ЧВК «Блеквотер», на власти Синьцзяна. Однако Принс не просто бизнесмен, специализирующийся на создании частных армий, он также брат министра образования у Дональда Трампа. Не исключено, что агенты его спецслужб работают на «Бингтаун» – ханьские вооруженные формирования на территории Синьцзяна.

Стало известно, что в 90-х годах действующий президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, когда он возглавлял «Милли Герюс» и был мэром Стамбула, обеспечивал тыловые базы различным исламистским террористическим организациям, будь то чеченским, татарским или уйгурским.

Возникает вопрос: заявления Турции о репрессиях ханей в отношении уйгуров служат для внутреннего потребления и чтобы не дать оппозиции слишком разгуляться или это новая политическая линия, соответствующая прежним связям президента Эрдогана с террористическим механизмом ЦРУ? Исламское движение «Восточный Туркестан» особенно проявило себя во время войны против Сирии, когда его поддерживали турецкие спецслужбы, в частности, Национальная разведывательная организация Турции. В течение нескольких месяцев 18 000 уйгуров, в числе которых, по меньшей мере, 5000 вооруженных джихадистов, живут сегодня изолированно в Аль Замбари – сирийском городе, расположенном в провинции Идлиб, на границе с Турцией. Они пользуются поддержкой сил специального назначения Германии и Франции. Создается впечатление, что пока президент Трамп ведет торговую войну с Пекином, между Турцией и ЦРУ достигнута договоренность о проведении против Китая спецопераций.

Перевод: Эдуард Феоктистов

Источник — voltairenet.org