Рассекречено дело боевика «Хезболлы» из Нью-Джерси

Свидетельством того, что ливанская группировка «Хезболла» окапывается в США и располагает возможностью организовывать террористические нападения, стал обвинительный акт против жителя Нью-Джерси Алексея Сааба. В документе, опубликованном на официальном сайте американского Минюста, говорится, что задержанный в 2019 году 42-летний мужчина не только проходил тренировку в лагерях «партии Аллаха», но и планировал нападения в США.

Сааб проходит по девяти пунктам обвинения. Органы правопорядка считают, что американец закончил подготовку в военных лагерях «Хезболлы» еще в 1990-х годах. Вступив в так называемое «Подразделение 910» – рассчитанное на нападения за рубежом соединение «Хезболлы», – Сааб эмигрировал. В 2000 году он прибыл в Соединенные Штаты, имея при себе ливанский паспорт, а в 2008 году стал натурализованным гражданином Америки. В обвинительном заключении утверждается, что Сааб в то же время путешествовал по всему миру и даже заглядывал в родной Ливан для того, чтобы продолжить тренировку. Он обвиняется в попытках покушения на убийство во время пребывания за границей.
«Утверждается, что, проживая в Соединенных Штатах, Сааб выполнял роль боевика «Хезболлы» и вел наблюдение за потенциальными целями, чтобы помочь иностранной террористической организации в перспективе подготовиться к возможным нападениям на Соединенные Штаты, – говорится в заявлении помощника генпрокурора США Джона Демерса. – Подобные скрытые действия, которые проводятся на американской территории, представляют собой явную угрозу для нашей национальной безопасности. Я приветствую агентов, аналитиков и прокуроров, в чьей ответственности находится это расследование».

Представители обвинения уверены: Сааб посещал крупные американские города, в том числе Нью-Йорк и Бостон, чтобы подобрать популярные среди туристов общественные места для потенциальных нападений. Всю собранную информацию он якобы передавал представителям «партии Аллаха». Сотрудникам Федерального бюро расследований (ФБР), как сообщается, удалось найти в телефоне Сааба материалы, которые это подтверждают. Американский Минюст считает, что предполагаемый член «Подразделения 910» также выполнял поручения ливанской группировки в Израиле и Турции. Впрочем, подробностей этих вылазок на Ближний Восток не приводится.

Сам Сааб находится под стражей в США. Ему предъявили обвинения еще в июле, но материалы дела были рассекречены только сейчас. Если вина мужчины будет доказана, ему грозит около 30 лет тюремного заключения.
Издание Washington Examiner обращает внимание на то, что досье Сааба может стать иллюстрацией «внешней» стратегии «Хезболлы», одним из важных элементов которой, очевидно, является приобретение оперативниками второго гражданства в странах-мишенях. Арест американца подпитывает опасения местных силовых ведомств, что «партия Аллаха» располагает спящими ячейками в Северной Америке. Тревожные сигналы на этот счет появились после задержания в 2017 году оперативника «Хезболлы» Али Курани, который, как свидетельствуют материалы дела, изучал инфраструктуру аэропортов Нью-Йорка и Торонто, а также следил за объектами военного и разведывательного назначения на американской территории.
Курани предъявили обвинение в организации терактов. Израильское издание Haaretz публиковано отрывки его разговора с дознавателями из ФБР, в ходе которого подозреваемый признался в принадлежности к «зарубежному» боевому крылу ливанской группировки. Во время беседы с сотрудниками спецслужбы Курани, в частности, сказал, что «Подразделение 910» находится в личном подчинении генсека «Хезболлы» Хасана Насраллы, но приоритетное значение, конечно, имеют приказы военной элиты Ирана. Вероятно, имелся в виду элитный Корпус стражей исламской революции. Курани, как свидетельствуют его признательные показания, являлся членом спящей ячейки в США. «Будут определенные сценарии, которые потребуют действий со стороны тех, кто принадлежал к ячейке», – говорил он. Однако число и ресурсы этих «американских» ячеек пока неизвестны.
Если эмиссары шиитской группировки, которая считается инструментом иранской военной политики, для Северной Америки – новинка, для Южной они стали частью криминальной повседневности. Активность «партии Аллаха» давно фиксируется в пограничном треугольнике между Бразилией, Аргентиной и Парагваем. По данным местных властей, «легальные» агенты ливанской группировки вместе с представителями местной арабской диаспоры занимаются торговлей наркотиками и контрабандой оружия. Бывший американский постпред при Организации американских государств Роджер Норьега, выступая перед Конгрессом США в 2011 году, говорил, что у Ирана есть «свои люди» в как минимум 12 латиноамериканских странах. Косвенными доказательствами присутствия «партии Аллаха» в Западном полушарии нередко считаются теракты, которые потрясли Аргентину в 1990-х. И как кажется, вопрос угрозы подобных нападений в Америке не закрыт.

Игорь Субботин
Обозреватель-международник при главном редакторе НГ
26.09.19

Источник — ng.ru

США ввели санкции против сторонников «Хезболлах»

Под ограничительные меры попали депутаты парламента Ливана

Hakan Çopur,Abdulrahman Yusupov

Министерство финансов США включило в санкционные списки одного высокопоставленного представителя движения «Хезболлах», а также двух депутатов парламента Ливана, которых поддерживает движение. Об этом говорится в распространенном во вторник сообщении ведомства.

Согласно информации, под ограничительные меры попали представитель службы безопасности «Хезболлах» Сафа Вафик, депутат ливанского парламента Мухаммад Раад, избранный в законодательный орган при поддержке группировки, а также политик Амин Шерри, который ранее также был представлял в парламенте «Хезболлах».

«Хезболлах» посредством своего политического влияния эксплуатирует финансовые ресурсы и систему безопасности Ливана, используя в своих интересах демократическую систему и ценности страны», — говорится в заявлении Минфина.

В ведомстве добавили также, что движение использует свои возможности в Ливане «для поддержки злонамеренной деятельности Ирана».

Начиная с 2017 года США внесли в санкционный список более 50 представителей движения «Хезболлах».

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%81%D1%88%D0%B0-%D0%B2%D0%B2%D0%B5%D0%BB%D0%B8-%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%BA%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2-%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2-%D1%85%D0%B5%D0%B7%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D0%BB%D0%B0%D1%85-/1527319

Иран и Израиль на грани войны?

© AP Photo, J. Scott Applewhite

, Ашиш Кумар Сен (Ashish Kumar Sen)

Утром 9 апреля ракеты поразили сирийскую авиабазу Тияс (Т-4) (провинция Хомс, северо-восток от Дамаска). Помимо сирийских сил, на базе присутствовали россияне и иранцы, члены Корпуса стражей исламской революции Ирана (IRGC) Силы Кудса. Несколько иранцев погибли.

Сирия, Россия и Иран обвинили Израиль в нападении на Т-4. Последний не подтвердил и не опроверг свою причастность.

Двумя месяцами ранее, 10 февраля, Израиль сбил иранский беспилотник. Как сообщается, он вышел за пределы Т-4 и проник в северное воздушное пространство Израиля. В тот же день израильские силы ударили по сирийским и иранским объектам в Сирии. Это произошло после того, как израильский самолет-истребитель F-16 был сбит сирийским зенитным орудием над северным Израилем.

30 апреля несколько иранцев были убиты в результате ракетного удара по военной базе вблизи сирийского города Хама. Взрыв был настолько большим, что сейсмографы зарегистрировали землетрясение в 2,6 баллов. В этом нападении тоже подозревают Израиль.

Последние несколько месяцев такие инциденты происходят все чаще. В результате, некоторые официальные лица США предположили, что Израиль готовится к войне с Ираном. В отличие от предыдущих эти нападения ставят Израиль в условия прямого противостояния с Ираном: многие из убитых (предположительно — Израилем) принадлежат к IRGC. И это помимо убитых со стороны иранской марионетки — «Хезболлы».

Израиль не позволит Ирану закрепиться в Сирии. Израиль нанес несколько ударов по Сирии, часть из них была направлены на «Хезболлу», которой Иран помогает наращивать свое могущество вдоль сирийско-израильской границы.

По словам обозревателя «Нью-Йорк таймс» (The New York Times) Томаса Фридмана, израильский министр обороны Авигдор Либерман недавно обратился к израильским солдатам: «Мы столкнулись с новой реальностью. Ливанская армия в сотрудничестве с «Хезболлой», сирийской армией, шиитскими ополчениями в Сирии, под руководством Ирана становятся единым фронтом против Израиля».

В «Атлантик консул» (Atlantic Council) задали несколько вопросов об эскалации между Израилем и Ираном Рейчел Бранденбург, главе Инициативы по безопасности на Ближнем Востоке Atlantic Council.

Бранденбург: Я действительно думаю, что Иран и Израиль предпочли бы его избежать. В течение некоторого времени израильские представители публично говорили о возможной «северной войне» — противостоянии с иранскими силами, которое развернётся как в Ливане, так и в Сирии.

Министр обороны Израиля Авигдор Либерман неоднократно заявлял, что Израиль не позволит Ирану закрепиться в Сирии. И мы видели, что Израиль придерживается этих позиций при выборе целей для ударов в Сирии: в последнее время они был направлены против иранской стороны. Иран публично предупредил Израиль о предстоящем возмездии. Однако обе стороны также заявили, что предпочли бы избежать войны.

И Израиль, и Иран признают, что цена войны для каждой страны будет высокой. В случае Ирана — и для его подконтрольных сил в Сирии и Ливане. Я ожидаю, что обе стороны предпочтут избежать такого развития событий: это, своего рода, взаимное сдерживание. Однако, это не означает, что столкновения, которые мы наблюдаем последние месяцы, прекратятся или будут менее рискованными. Израиль продолжит следить за иранскими военными силами и объектами в Сирии. Иран может найти асимметричные способы отмщения Израилю: будь то через Газу или другие территории. Напряженность продолжает расти. И это все в условиях полной неопределенности. Возможность того, что обе стороны сделают ошибки, остается невероятно высокой.

В отличие от предыдущих случаев, когда Израиль боролся с «Хезболлой», на этот раз противостояние прямое — между Израилем и Ираном. Повышает ли этот факт риск войны между Израилем и Ираном?

Бранденбург: Премьер-министр Нетаньяху и министр обороны Либерман неоднократно публично заявляли, что Израиль давно придерживается политики предотвращения вооружения «Хезболлы» инновационным оружием в Сирии. Они также против военного присутствия Ирана в регионе. В прошлом Израиль преследовал поставки оружия в «Хезболлу».
Но совсем недавно и «Хезболла», и Иран стали мишенями для Израиля. Это объясняется ростом иранской военной инфраструктуры в Сирии: оружие стало идти не только в Хезболлу, но и в иранские руки. Кажется, обе стороны прощупывают почву: насколько далеко можно зайти в этом конфликте. Но обе также стараются быть осторожными.

Израиль должен наносить удары с хирургической точностью. Нам еще предстоит увидеть, как Иран оспаривает ответные меры. Возможно, Иран все еще определяется, где и как это сделать максимально эффективно. Или, возможно, они стратегически терпеливы и ждут решения президента Трампа в отношении JCPOA 12 мая, и только тогда определятся с дальнейшими шагами.

Может ли Россия, которая не только учувствует в сирийском конфликте, но и имеет хорошие отношения как с Ираном, так и с Израилем, способствовать деэсклации ситуации?

Бранденбург: У России в Сирии сейчас интересная балансирующая роль. Это единственное государство, у которого есть дипломатические отношения со всеми другими сторонами сирийского конфликта. По официальной версии, когда в феврале иранский беспилотник был сбит над израильским воздушным пространством, а после реакции Израиля, их F-16 также был сбит, Путин был среди немногих лидеров, кто учувствовал в обсуждении ситуации с Израилем, Сирией, Ираном и США. Это важно. И хотя Россия даже комментировала израильские обстрелы в Сирии, но никаких военных действий по их предотвращению не было.

Возможно, у России есть правильные каналы коммуникации, благодаря которым она могла бы способствовать де-эскалации между Израилем, Ираном и Сирией. Но чтобы действия были эффективны, нужны другие рычаги влияния. Я скептично отношусь к тому, что они у России есть. Тем более, если мы говорим о такой важной роли.

Недавно премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху заявил, что у него есть доказательства лжи Ирана о ядерной программе. Во-первых, было ли что-то новое для предъявления претензий? А, во-вторых, представил ли Нетаньяху какие-либо доказательства того, что Иран нарушил ядерную сделку?

Бранденбург: Специалистам по анализу разведданных придется тщательно изучить документы, предоставленные Израилем, и определить, есть ли в них новые подробности об иранской ядерной программе. Это закрытое расследование должно предшествовать и быть причиной любых действий, связанных с этим вопросом. Оно не должно быть следствием действий.

Нетаньяху подтвердил, что многие знали или предполагали, что Иран и ранее лгал о своей ядерной программе. Он подчеркнул необходимость создать все условия, чтобы Иран не смог получить ядерное оружие, даже если ему этого захочется. Однако именно из-за того, что Иран обманывал, и были введены санкции, а приоритетом администрации Обамы стало создание строгого режима контроля. То, что Иран лгал или будет лгать дальше — не новость.

В настоящее время JCPOA предлагает инструменты, с помощью которых Соединенные Штаты и их партнеры могут проверять, не лжет ли Иран снова. И если бы это было так, как предложили европейские партнеры, в том числе и президент Франции Эммануэль Макрон, можно было бы усилить и расширить режим контроля. Партнеры — Израиль, Соединенные Штаты, Европейский союз и страны Совета по сотрудничеству в Персидском заливе (ССЗ) — могут объединить свои усилия и силы, чтобы контролировать количество иранских баллистических ракет у Ирана, а также ослабить его дестабилизирующую деятельности на Ближнем Востоке.

Однако, если Трамп выйдет из JCPOA, не позволяя Ирану возобновить свою ядерную программу, эта проблема станет приоритетной, отвлекающей от упомянутых, возможно, даже более насущных взаимных угроз.

Риторика между Израилем и Ираном накаляется. Ситуация в Сирии становится еще более неопределенной. Кажется, все важные меры, которые можно принять в этих условиях, загнаны в угол обстоятельствами.

https://inosmi.ru/politic/20180508/242167883.html

 

Тылы «Хезболлы». Иран приближается к границам США

Проблемы безопасности в ключевых странах Ближнего Востока нарастают, несмотря на снижение до минимума угрозы со стороны «Исламского государства» (запрещенного в РФ) благодаря действиям ВКС России и их союзников в САР и возглавляемой США коалиции в Ираке. Напряженная ситуация сохраняется в Ливии, Йемене, Афганистане, Сомали и в АРЕ, Сирии и Ираке.

Нарастает противостояние Ирана и Израиля, КСА и США, в том числе в Латинской Америке, где действуют местные ячейки «Хезболлы». Настоящая статья подготовлена на основе материалов эксперта ИБВ Ю. Щегловина.

Силовая ротация

Неожиданное увольнение главы Управления общей разведки (Мухабарата) АРЕ Х. Фаузи в середине января и замена его генералом А. Камелем символизирует окончание борьбы египетских военных и глав спецслужб. Фаузи уволили по ряду причин, но отметим главную. Согласно секретному докладу посольской резидентуры ОАЭ в Каире смещение главы УОР – результат коллективной петиции президенту А. Ф. ас-Сиси главы его личной канцелярии генерала А. Камеля, министров обороны и внутренних дел С. Субхи и М. Абдель Гаффара. Суть высказанных обвинений – неспособность руководителя УОР справиться с террором на Синае.

» Операция «Синай-2018″ проводится не для искоренения терроризма, а ради демонстрации эффективности египетского руководства »

В обращении говорилось: отсутствие надлежащего уровня координации привело к резонансному теракту в мечети на Северном Синае, где погибли 305 человек. Более всего генералов обидело, что обстреляли вертолет, на котором в аэропорт «Эль-Ариша» 19 декабря 2017 года прилетели Субхи и Гаффар. Они, «между строк», обвинили бывшего коллегу в организации покушения на них через агентуру среди синайских бедуинов.

За две недели до этого Фаузи направил президенту рапорт, в котором обвинил Субхи в том, что подчиненные тому сотрудники службы военной безопасности вмешиваются в его сферу компетенции при организации борьбы с террористами на Синае и в крупных городах. Последней каплей для ас-Сиси стала информация в «Нью-Йорк таймс» о том, что ряд высокопоставленных офицеров Мухабарата в частных беседах поддерживали решение Д. Трампа о переносе посольства США в Иерусалим. Тогда египетские власти объявили о расследовании и об отсутствии подтверждения этого. На деле же указанные американским изданием факты оказались достоверными, что дало повод египетскому президенту обвинить Фаузи в том, что он плохо контролирует сотрудников.

Ас-Сиси заподозрил главу Мухабарата в организации компрометирующей комбинации накануне выборов. Этим воспользовался Камель, в последнее время значительно усиливший позиции во властной иерархии. Сначала он как глава канцелярии президента подмял под себя весь комплекс неформальной дипломатии договоренностей по деликатным вопросам с зарубежными партнерами. В частности, он несколько раз в 2017 году совершал вояжи в Рим на переговоры с итальянскими коллегами о ливийском досье. Затем на фоне борьбы между основными силовиками убедил ас-Сиси создать надзорное суперведомство, которое контролировало бы и Мухабарат, и армию. В августе 2017-го была создана National Security Organisation, подчиненная напрямую президенту. Теперь он стал еще и главой Мухабарата. При этом, по мнению экспертов из ОАЭ, успокаиваться министрам обороны и внутренних дел рано. Скорее всего следующими в ходе ротации в иерархии спецслужб будут они. Сейчас обсуждается назначение главой военного ведомства двоюродного брата президента, начальника Генштаба М. Хегази.

Что до Гаффара, того давно обвиняют в некомпетентности. Так, резидентура ЦРУ США в Каире несколько раз жаловалась президенту на блокирование министром внутренних дел их инициатив и замораживание каналов обмена информацией. Организованные Гаффаром постоянные проверки личного состава на предмет инфильтрации сторонников «Братьев-мусульман» сорвали деятельность МВД в борьбе с террором.

Наметилась активизация франко-египетского сотрудничества в сфере безопасности. Глава французской DGSE Б. Эми 22 января посетил Каир, где встречался с Камелем. Обсуждались положение в Ливии и интенсификация сотрудничества там между французами и египтянами с подключением эмиратовцев в поддержке Х. Хафтара на юге страны и борьбе с исламистами в Дерне. В том числе направлением в Ливию по линии французской DRM (Direction du Renseignement Militaire) спецназа и вертолетного крыла. Обсуждалось также увеличение поставок военной техники и аппаратуры для перехвата и мониторинга радиоэфира фирмы Nexa Technologies. По оценке, данной в ОАЭ, Франция готовит условия для превращения в основного партнера АРЕ в ВТС на фоне остановки прямой военной помощи Каиру американцами

Антитеррор в песках Синая

Евгений Сатановский

Начавшаяся в АРЕ всеобъемлющая операция «Синай-2018» проводится на севере и в центре Синая, в дельте Нила и в пустыне на западе страны «с целью уничтожения очагов терроризма и криминальных банд». В ней участвуют полевые армейские подразделения, полицейские, пограничники, ВВС и ВМС. Мобилизовано максимум сил и средств, включая подразделение Unit 888, которое до сего времени в операциях против террористов не использовали, поскольку оно предназначено для диверсий в тылу врага. От прошедших ранее мероприятий это отличается тем, что зачистка экстремистов проводится одновременно в нескольких стратегических регионах, где укрываются боевики: в первую очередь на Синае и на пустынных территориях центральной части страны.

Хотя операции будут в значительной степени сосредоточены на Синайском полуострове, заявленная цель состоит в том, чтобы искоренить террористические опорные пункты по всему Египту, прежде всего в Западной пустыне (где силовикам противостоят джихадистские группировки, связанные, по официальной версии, с «Аль-Каидой») и в дельте Нила (там действует «Хасм»). На деле идет борьба с одним и тем же противником, пусть в разных ипостасях. У этих групп один источник поддержки – прокатарское подполье «Братьев-мусульман». «Хасм» создали для городской герильи, а бандгруппы в Западной пустыне и на Синае – для сельской. Это классическая тактика катарцев по «разделению труда». «Братья-мусульмане» как структура и политическая партия выводятся в мирные форматы протестов, что позволяет сохранить их в международном правовом поле, а террор отдают специально созданным салафитским группам типа «Бейт Ансар аль-Макдис» или «Хасм».

В конце ноября 2017-го президент АРЕ после крупнейшего теракта в суфийской мечети на Северном Синае дал силовикам три месяца для восстановления безопасности в регионе. Срок истекает к марту, за три недели до президентских выборов. Военный успех операции важен для ас-Сиси, поскольку вопрос безопасности наряду с экономикой для него ключевой. Отсюда выбор в пользу этой операции, судя по масштабам освещения в СМИ проводимой не с целью искоренения терроризма, а ради демонстрации эффективности руководства. Одновременно предпринимается попытка минимизировать возможные теракты в период голосования. Политическая сфера на выборах президентом Египта зачищена, пришла очередь безопасности.

Подкрепление для Африна

В конце января оппозиционная коалиция «Силы демократической Сирии» (СДС), которую поддерживают США, заявила о намерении направить подкрепление в Африн, где действует турецкая армия. Туда прибыли порядка двух тысяч бойцов из Манбиджа и Хасеке через подконтрольную сирийским правительственным силам территорию. Колонна прошла организованно, не боясь налетов авиации турок. Часть курдских отрядов представляют Рабочую партию Курдистана и прибыли из иракского Синджара. Анкара несколько раз в 2017 году шантажировала Багдад угрозой проведения операции в этом районе, но Иран взял его под опеку. Решение об этом принимал лично командующий спецподразделением «Кудс» иранского КСИР К. Сулеймани. Тогда для предотвращения турецкой агрессии в Синджар вошли отряды шиитской иракской милиции «Аль-Хашд аш-Шааби» и курдов-езидов.

Эксперты полагают, что переброска подкрепления в Африн стала совместной операцией Ирана, РФ и САР как ответ Анкаре на сбитый российский самолет. Это подтверждается тем, что по линии соприкосновения сирийских правительственных сил с административной границей кантона Африн после гибели штурмовика Су-25 было дислоцировано несколько групп ПВО на базе «Панцирей», что свело к нулю рейды турецкой авиации в Африне. Турецкие ВВС испытывают дефицит боеприпасов и топлива, так что дополнительное давление в виде размещения «сирийских ПВО» сработало: турки боятся ответа в отношении своей авиации. Причем не сколько со стороны сирийцев, сколько от ПЗРК курдов.

Насколько можно судить, Анкара сигнал услышала: отсюда затишье в боевой активности, усиление антиамериканской риторики и заявление о том, что турки пойдут на Идлиб. Кульминацией «борьбы нервов» станет очередной раунд переговоров в Астане. Каким там будет представительство протурецких делегатов и какие последуют итоги – продемонстрирует, готовы ли турки начать искоренение «Джебхат ан-Нусры» в Идлибе и влиять в нужном ключе на подконтрольные им группы. Другими словами, закончилось ли противостояние между Анкарой и Тегераном и Дамаском, проявившееся после начала наступления армии САР и ВКС РФ в Идлибе и Восточной Гуте.

Кровь иракской войны

ВС Ирака начали наведение порядка на севере страны. Идет зачистка нефтеносных районов близ города Туз-Хурмату в провинции Салах-эд-Дин. Руководство Ирака ведет подготовку перед началом транспортировки сырья из провинции Киркук на НПЗ в иранский Керманшах.

По данным шиитского ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби», в северных иракских провинциях могут скрываться от 200 до 500 боевиков ИГ и «Ар-Райят аль-Бейда» («Белые знамена»). Операция проходит при участии авиакрыла и восьми бригад из бойцов «Аль-Хашд аш-Шааби», иракской армии и спецназа федеральной полиции. Иракским федералам удалось установить контроль над пятью нефтяными скважинами и обезвредить несколько десятков СВУ.

Группировка «Белые знамена» появилась в конце 2017 года и очень усилилась именно в районе Туз-Хурмату. После неудачного референдума в Иракском Курдистане, последовавшей за этим зачистки Киркука и ухода оттуда курдских пешмерга образовался вакуум власти. Этим воспользовались местные элементы, не примыкавшие на тот момент ни к одной из сил или дезертировавшие из иракской армии, ИГ и пешмерга. На территории Киркука всегда проживало множество суннитов, шиитов и курдов, и создание «Белых знамен» стало инициативой местного арабско-суннитского и курдского сообществ в попытке воспользоваться ситуацией и обогатиться в том числе рэкетом операторов нефтяных скважин. Кроме них образовалось несколько подобных банд. Пришла пора нейтрализовать эту вольницу. «Белые знамена» выдвигаются в сообщениях на первый план из-за их численности в 500–600 бойцов.

Интерес иракских федералов к этой банде связан с ее агрессивностью: с начала года группа ответственна за большинство случаев мародерства, грабежей, нападений на грузовые автокараваны и киднеппинга для получения выкупа. Она не имеет отношения ни к одному из существующих в Сирии и Ираке центров силы. Активность федерального центра в Киркуке обусловлена необходимостью обеспечить стабильность, бесперебойность нефтедобычи и экспорта углеводородов. «Белые знамена» стали угрожать нефтяной инфраструктуре, поэтому в Багдаде и Тегеране подписали им приговор. Без «нефтяного фактора» эта и другие банды могли бы действовать еще долго.

Нефтяные ресурсы полей Восточного Туз-Хурмату обрели стратегическое значение. С закрытием экспортного нефтепровода в Турцию и консультациями между Багдадом и Эрбилем о совместном использовании инфраструктуры для экспорта нефти в Киркуке федеральное иракское правительство пошло на подписание однолетнего соглашения с Ираном о нефтяных свопах. Ирак планирует доставить от 30 тысяч до 60 тысяч баррелей в день из Киркука в иранский Керманшах в автоцистернах. Но каждая может перевозить от 150 до 300 баррелей. Если Ирак достигнет половины показателя добычи в 30 тысяч баррелей в сутки, то придется отправлять от 75 до 100 караванов каждый день. Присутствие на их маршрутах неуправляемых банд увеличивало издержки и риски срыва поставок. Отсюда решимость Багдада и Тегерана навести порядок.

В планах Багдада – серьезно нарастить добычу и переработку нефти в этом районе. Миннефти Ирака заключило соглашение с местной компанией о строительстве НПЗ в провинции Киркук стоимостью 500 миллионов долларов. Согласно договоренности его мощность составит 70 тысяч баррелей в сутки. Обсуждаются с Ираном и планы строительства трубопровода. Нефтяные залежи в Киркуке считаются одними из крупнейших в мире и оцениваются приблизительно в 13 миллиардов баррелей или порядка 12 процентов общего объема запасов нефти в Ираке. Ранее специалисты Миннефти Ирака говорили о планах нарастить объем производства в Киркуке до миллиона баррелей в сутки.

Ливанцы надевают сомбреро

Латинская Америка, казалось бы, не имеет отношения к Ближнему Востоку. На фоне введения США дополнительных санкций против КСИР и связанных с ним структур американские эксперты проанализировали вероятность атаки «стражей» и спящих ячеек «Хезболлы» с южноамериканского направления. Там с начала 80-х годов тыловая база операций ливанской «Хезболлы». За это время создана разветвленная сеть финансовой и материально-технической поддержки, которую использовали для организации терактов в Аргентине в 90-е. В теракте 1992 года против израильского посольства в Буэнос-Айресе погибли 29 человек и 242 получили ранения. При взрыве в 1994-м в здании Ассоциации еврейской общины Аргентины в Буэнос-Айресе погибли 85 и ранены более 300 человек. С тех пор «Хезболла» отошла от террористической деятельности и сконцентрировалась на установлении контроля над местным и международным криминалом. Организация активно вовлечена в оборот наркотиков, главным образом кокаина и героина. До недавнего времени это касалось ливанской долины Бекаа, крупного центра выращивания мака, марихуаны, а также производства героина из сырья, поступающего из Афганистана и «Золотого треугольника» ЮВА, что приносит миллиард долларов в год. Большая часть гашиша и героина из долины Бекаа прибывает в Европу, где «Хезболла» создала сеть контрабанды, угона автомобилей и торговли контрафактом. С недавних пор аналогичная деятельность ведется и в Америке. Сегодня ячейки «Хезболлы» присутствуют в приграничье Парагвая, Аргентины и Бразилии, где зарабатывают десятки миллионов долларов в год на легальной и незаконной коммерческой деятельности, в основном торговле контрафактом. Появились данные о кооперации оперативников «Хезболлы» и латиноамериканских наркокартелей при контрабанде кокаина в Европу. Отмечено появление шиитских молельных центров в Перу. Власти Венесуэлы поддерживают с руководством «Хезболлы» официальные отношения. Деятельности США по выявлению и нейтрализации ячеек организации в Латинской Америки препятствует то, что ни одна страна континента не признает ее террористической.

В последние годы «Хезболла» активизировалась в Центральной Америке и Мексике. При этом мексиканские власти не обладают контрразведывательным потенциалом для работы в этом направлении да и не считают такое противодействие приоритетом правоохранительной системы. Ливанцы легко адаптируются в Мексике, женятся на местных и принимают испанские имена. В стране большая и влиятельная ливанская община христиан-маронитов, но и шииты здесь за последние десятилетия усилили присутствие и влияние. Они составляют примерно половину от всей численности ливанской диаспоры в Мексике. «Хезболла» и иранцы основали несколько исламских центров в мексиканских городах Торреон, Чихуахуа и Монтеррей, молельни в приграничных с США районах и по ту сторону границы. По данным американских экспертов, эта сеть используется для координации трансграничной деятельности контрабандистов и боевиков.

Американцы указывают, что служащие таможенных и пограничных органов США не в состоянии идентифицировать и отличить этнического ливанца от мексиканца, что облегчает приезжим инфильтрацию на американскую территорию. Хотя шиитская община в Мексике малочисленна, географическое положение этой страны и либеральный погранрежим делают ее одной из главных площадок для оседания оперативников «Хезболлы» и организации там «спящих ячеек». КСИР и «Хезболла» периодически демонстрируют организацию наблюдения за целями США в странах Южной Америки. Они показывают американцам свои возможности при совершении терактов в случае необходимости, но до самих терактов дело может дойти только при прямом военном конфликте США и Ирана.

Евгений Сатановский,
президент Института Ближнего Востока

№ 6 (719) за 13 февраля 2018

Источник — vpk-news.ru