Как Турция стала важной для США в свете вывода американских сил из Сирии

google

Президент США Дональд Трамп проводит политику, которая вновь обеспечивает Турции  главенствующую роль.

Вслед за тем, как президент США Дональд Трамп заявил в своём аккаунте в  Twitter о том, что американские военные будут выведены из Сирии, можно отметить  увеличение  надежд, связанных с важными изменениями в Ближневосточной политике и, в частности, в Сирии.

Трамп  обосновал своё заявление с  телефонным разговором с президентом Турции Эрдоганом,  решительно заверившим его в том, что они уничтожат остатки ДАИШ в Сирии  и выразил уверенность в том, что Турция, являющаяся соседом Сирии, сможет  добиться успехов в этом.

Последовавшее вслед за этим заявление президента Турции Эрдогана  о проведении операции, как против  PKK  так и против ДАИШ, на самом деле дают представление о том, по каким вопросам они могли достигнуть согласия.

Турция координирует свои действия  и с США, и с Россией.

Тот факт, что Турция смогла договориться с США по вопросу плана, которому они будут следовать, является  свидетельством того, что обе страны на первом этапе создадут военную координацию.

То, что Турция сумела договориться с США о совместной координации, вызвало обеспокоенность, как у Асада так и у

 

России и создало неопределённость в вопросе сотрудничества между Турцией и Россией.

Однако визит высокопоставленной турецкой делегации в Россию 29 декабря 2018 года продемонстрировал, что Турция и Россия по многим важным вопросам, касающимся Сирии, придерживаются общего подхода.

Позиция PKK/PYD в отношении России направлена на отказ США от принятого ранее решения.

Турция, начиная с 2013 года заявляла США и России о том, что

для уничтожения террора в Сирии нет надобности в другой террористической организации, какой является PYD/YPG.

Мы можем отметить тот факт, что  попытки России,  длительное время пытавшейся  при помощи YPG-PYD обеспечить контакты с Асадом, прекратились после того, как США приняли решение о выводе своих военных из Сирии.

То, что PYD/YPG теперь после заявления США о выводе американских сил, обращаются за помощью к Асаду и России, не имеет никакого значения.

Потому, что у Турции имеется уверенность в том, что Россия, вот уже длительное время поддерживающая тесные отношения с нашей страной, не пожелает совершить ту ошибку, которую ранее совершали США, оставляя Турцию на пол пути из за

PKK/PYD.

Вывод США из Сирии уменьшит влияние Израиля

Сотрудничество между Турцией и Россией в Сирии является единственным безальтернативным вариантом для процесса обеспечения политического мира. Возникновение противоречия между двумя странами означало бы возобновление войны в Сирии. Кроме того,  тот факт, что Россия  в вопросе Сирии не придерживается чёткой позиции в отношении Израиля, вынудит эту страну к  координации своих действий.

 

Несмотря на то, что премьер-министр Израиля Нетаньяху после заявления США о выводе своих сил из Сирии, указал, что они  продолжат свои операции, направленные против усилий Ирана по размещению в Сирии, мы можем сказать, что в будущем их влияние в регионе значительно уменьшится.

Постоянная конкуренция в Сирии с точки зрения США имеет большие риски.

Следует рассмотреть причину, почему США приняли решение о выводе своего 2 тысячного воинского контингента из Сирии. Что планируют США, намереваясь вывести свои силы из Сирии, в то, время, как продолжается их военное присутствие в таких странах, как Ирак и Афганистан.

Значение Сирии с точки зрения Турции, России, США, Ирана и Израиля является весьма большим. Однако постоянная конкуренция в Сирии с точки зрения США имеет большие риски.

Ранее США придерживались следующей позиции : « Тот, кто контролирует Сирию, контролирует Ближний Восток. Тот, кто контролирует Ближний Восток, тот держит в своих руках ключ от России, а через Шёлковый Путь и Китая».

В настоящее время эта позиция изменилась и теперь звучит так

« Ввязывание в кризис с Турцией из — за Сирии может привести к потери самого главного союзника , а также  к перекрытию ворот, которые открывали для США путь в Чёрное море, Восточную Европу, Среднюю Азию».

 

Политика США по Турции имеет свои планы и свои цели.

Бывший президент США Билл Клинтон в 1999 году  выступил со следующим посылом: « 21 век, в большей степени, будет формироваться  путём определения  сегодняшней и завтрашней роли  Турции». Это заявление было первым признаком  политики США  в новом периоде.

В докладе CIA/NİC  США  было написано, что развитие событий в Турции до 2015 года может сильно отразиться на  Ближнем Востоке,  Западном  мире и  интересах США.

Весьма важными примерами того являются события вокруг парка Гези, потом операция 17-25 декабря, затем активизация террора в Юго-восточной Анатолии, и попытка переворота 15 июля 2016 года.

США назвали ориентирование Турции на восток и создание тесных связей с Россией, Ираном и Китаем « Багдадским путём», а зависимость Турции от Запада и следование политике США на Ближнем востоке «Барселонским путём».

Тот факт, что Турция предпочла «Багдадский путь», привело к тому, что против неё стали проводиться операции внутри страны

Турция   нарушила национальную стратегию США.

В  американскому документе от 1998 года « Американская национальная стратегия  для нового столетия»  отмечалась активность на Ближнем Востоке до 2050 года.

Главным игроком, согласно этому документу, являлась Турция. США рассматривали Турцию в качестве посредника по транспортировке каспийской нефти из Турции на Запад, реализатора  проекта реформ Великий Ближний восток, соратника по созданию Курдистана на линии Иран, Турция, Ирак Сирия, а также страну, которая бы не противилась бы плану Израиля по расширению своих границ. То, что Турция выступила против данных проектов, было достаточно для того, чтобы она превратилась в мишень.

Политика, которую США пытались проводить на Ближнем Востоке, несмотря на Турцию, привела к изоляции  США и стала для неё непомерным грузом.

Турция отвергла в 2004 году предложения США  по созданию в портах Трабзона и Самсуна военной базы при посредничества НАТО, а также по созданию морской базы в Искендерунском заливе, предоставлению кораблям НАТО права на проход через пролив Дарданеллы без специального оповещения, а также по созданию морской базы в Измире, которая бы использовалась авианосцами, и это  сыграл свою роль в том, что США,  с тем, чтобы наказать Турцию, стали сотрудничать с PKK-PYD.

Сегодня США, приняв решение о выводе своих войск из Сирии, выступили с прежними требованиями?

Выход США из Сирии может означать и то, что Вашингтон отказался от своих нападок на Турцию.

США, осознав, что Турция не намерена вносить изменения в  свою  независимую политику и точно также, как и Россия, согласилась сесть за стол переговоров на равных условиях.

Теперь мы можем думать, что  США   не будут в своей политике в регионе придерживаться политики, которая бы игнорировала Турцию.

Я бы отметил, что в вопросе проведения операции на востоке Евфрата, между Россией и Турцией имеются некоторые разногласия.

Согласно российской стороне, в рамках Астанинских решений, в случае, если США покинут районы дислокации, то  освободившиеся территории должны перейти под контроль правительства Асада.  Но в данном случае имеется ситуация, не связанная с Астанинскими решениями.

США не желают, чтобы на востоке Евфрата имелся район, находящийся под контролем России и Асада.

Россия не ожидает, что Турция осуществит операцию на всём востоке Евфрата. Россия предпочтёт, чтобы данный район находился под контролем Турции, нежели  контролировался со стороны  PKK/PYD                                                                                                                                                              , находящейся под влиянием США.

Потому, что Трамп не смог бы смириться с тем, что районы, которые покинут США, оказались под влиянием Асада, или же России.

У Трампа и без того достаточно головной боли в связи с расследованием его связей с Россией, которое продолжится в январе этого года. Более того, для Трампа было бы опасно возникновение мнения о том, что США проиграли России и она теперь ведёт активную политику на востоке Евфрата.

Стремление Турции установить контроль на границе Ирака и Сирии с тем, чтобы  избавиться от угрозы, которую представлют

PKK/PYD после выхода США из Сирии, должно быть понято Россией,  потому, что контроль турецкими вооружёнными силами иракской границы положит конец поддержке

PKK со стороны Ирана и Ирака.

Обеспечение Турцией контроля над восточной частью Евфрата является возможностью для обеспечения справедливого мира.

После вывода США из Сирии в Сирии имеется две структуры – одна из них этот Сирия Асада, поддерживаемая со стороны России и Ирана и другая – это Сирия, находящаяся под контролем  оппозиции, поддерживаемой Турцией.

Эта ситуация предоставляет возможность для создания процесса политического мира в Сирии под контролем России и Сирии.

Если благодаря этому восток Евфрата очистится от PKK/PYD и беженцы смогут чувствовать себя в безопасности, то проблема мигрантов, в большей степени будет решена. В случае, если в Сирии будет создана структура, основанная на федерации, и будет написана Конституция, одобренная всеми сторонами, то оппозиционеры тоже должны ощущать себя в безопасности.

Благодаря зачистке востока Евфрата от террора будет обеспечен баланс между зоной сирийской оппозиции и зоной Асада, поддерживаемого Россией и Ираном.

Кроме того, после выхода США из региона, контроль Турции над регионом рассматривается Западом в качестве гаранта.

Если в регионе расширится район, контролируемый Ираном, или Россией, то Запад, или США не смогут принять этого.  России и Ирану в этом процессе следует действовать, как можно более толерантно и проводить политику, направленную на поддержку Турции. Потому, что объединение Женевского и Астанинского процессов, зависит от обеспечения Турцией контроля над регионом.

http://www.trt.net.tr/russian/turietsko-rossiiskiie-otnoshieniia-2019-gh/2019/01/10/kak-turtsiia-stala-vazhnoi-dlia-ssha-v-svietie-vyvoda-amierikanskikh-sil-iz-sirii-1122867?fbclid=IwAR3V815HCaghqg9bXXjb4UVJgAh4tlPRjeuqsUU7uxiyyI-9U-S9XHFCu7M

Россия и Турция — бывшие враги становятся друзьями

Аккую, Турция. – Россия и Турция, враги во времена холодной войны, нашли общий язык в вопросах энергетики, несмотря на продолжающиеся дипломатические споры.

Турция дала свое согласие на то, чтобы российский газопровод «Южный Поток» проходил через ее территориальные воды, а Россия собирается инвестировать 20 миллиардов долларов в строительство первой атомной станции в Турции.

Эти соглашения были заключены, несмотря на то, что Турция критикует Россию за ее поддержку сирийского президента Башара Асада и решительный протест против размещения в Турции системы раннего обнаружения НАТО.

«Двум нашим странам удалось разграничить их разногласия», — заявил бывший турецкий дипломат Синан Ульген (Sinan Ulgen), председатель Центра изучения экономики и внешней политики в Стамбуле. «Отношениями между двумя странами движет взаимная экономическая выгода», — отметил он.

Будучи газовым и нефтяным гигантом, Россия заручилась поддержкой Турции в вопросе строительства газопровода «Южный поток», необходимого для увеличения точек доступа к европейским рынкам.

Как у одной из самых быстро развивающихся экономик, у Турции есть потребность в энергии. Согласно некоторым прогнозам, энергетические потребности этой страны, большинство населения которой составляют мусульмане, удвоятся уже к 2023 году.

Однако Турция не может справиться с растущими энергетическими потребностями в одиночку, поэтому она стала искать международных партнеров, которые могли бы помочь ей построить и эксплуатировать атомную электростанцию.

Россия вызвалась помочь Турции и теперь ведет работы по строительству атомной станции «Аккую» на побережье Средиземного моря недалеко от города Мерсин. Согласно проекту станции, в 2019 в эксплуатацию будут введены четыре блока с реакторами ВВЭР-1200.

Строительство атомной станции стоимостью 20 миллиардов долларов будет полностью профинансировано из средств дочерней компании «Росатома», российской государственной корпорации по атомной энергии.

Беспрецедентное сотрудничество

Российская компания согласилась построить, стать собственником и управлять работой станции на протяжении всего периода ее эксплуатации, а также направлять использованное топливо в Россию на переработку. Эта договоренность свидетельствует о достижении беспрецедентного уровня сотрудничества между прежними врагами.

«Россия и Турция — ближайшие соседи, и поэтому мы должны друг другу доверять, — говорит Рауф Касумов, представитель российской компании Akkuyu NGS, которая будет владеть и управлять станцией. — Если рассуждать логически, Турции это необходимо. В настоящий момент она превратилась в одну из самых быстро развивающихся экономик в мире, именно поэтому атомная энергия туркам крайне необходима».

Пока остаются нерешенными вопросы утилизации отработанного реакторного топлива — эта проблема всегда возникает там, где речь заходит о строительстве атомной станции.
«Турецкая республика и Российская Федерация примут решение по этому вопросу позже», — уточнил Касумов.

Согласно условиям договора, подписанного в 2010 году, вывод станции из эксплуатации будет профинансирован из отчислений по 1,5 цента с одного киловатт/час, которые будут взиматься в течение 60-летнего срока ее рентабельной эксплуатации.

По мнению критиков, в том числе профессора Бахчесехирского университета в Стамбуле Эрхан Кула (Erhan Kula), все это основано на смутных предложениях о том, какими могут быть затраты в долгосрочной перспективе.

«Самым важным в отношении атомной энергии является вопрос вывода реакторов из эксплуатации и хранение высоко токсичных отходов, — утверждает Кула. — А в отчете по оценке фонового состояния окружающей среды об этом есть всего два предложения. Это уму непостижимо».

По словам Кула, 4,8 тысячи мегаватт энергии от четырех реакторов смогут обеспечить только 5% энергетических потребностей Турции. При этом существующая энергосистема теряет более 14% своей эффективности из-за хищений.

«Если мы остановим это, в строительстве атомной станции не будет никакой необходимости»,- делает вывод Кула.

Однако Берил Тугрул (A. Beril Tugrul), директор Института энергетики Стамбульского технического университета, утверждает, что потребности Турции в энергии растут, а атомная энергия при всех существующих рисках является крайне необходимой альтернативой сжиганию горючего топлива.

«Мне кажется, что большинство проблем, связанных с выводом станции из эксплуатации, можно будет решить, а может быть — нет, — говорит Тугрул. — Но не только атомная энергия может сулить нам проблемы. Все станции сейчас сталкиваются с проблемами с выделением в атмосферу диоксида углерода и других парниковых газов».

Даже Центр изучения экономики и внешней политики, чье исследование подтвердило, что соглашение между Россией и Турцией может оказаться выгодным для турецкой стороны, предупреждает, что Анкаре не удалось заложить основу для надлежащего надзора за производством атомной энергии.

«Турция спешит по направлению к производству атомной энергии, — отмечает Ульген. — Однако у Турции в настоящее время нет регулятивной базы, необходимой для минимизации рисков, заложенных в атомной энергетике».

Чиновники Министерства энергетики и природных ресурсов Турции отказались прокомментировать ситуацию.

Турки боятся атомной энергии

Турецкие чиновники рассматривали возможность строительства атомной станции в Аккую с 1970-х годов, но только в последние несколько лет этот проект обрел форму.

Вопрос развития атомной энергетики в Турции не вызывает практически никаких споров, однако проведенное недавно исследование показало, что общество относится к этому с сомнением.

Воспоминания о чернобыльской катастрофе 1986 года, когда часть турецких территориальных вод в Черном море оказалась зараженной, возможно, могут объяснить, почему из 2,4 тысячи человек, принявших участие в опросе, более 62,5% высказались против строительства АЭС, назвав атомную энергию вторым после угля наименее предпочтительным источником энергии.»Если бы власти прислушивались к тому, что говорит народ, они бы не начали строительство атомной станции. Турки очень боятся атомной энергии», — добавил Кула. По его словам, этот опрос был проведен в 2007 году, авария на японской станции «Фукусима» в прошлом году еще больше испортила репутацию атомной энергетики.

Тем не менее, проект строительства не встретил практически никакой организованной оппозиции. На стройплощадке пока не ведутся активные работы, но подъезд к ней через скалистые утесы, нависающие над Средиземным морем, уже готов.

Этим летом активисты поставили небольшой палаточный лагерь в знак протеста против строительства станции, а общественные группы обращаются с исками в суды.

Представители оппозиционных групп, поддерживаемые главной оппозиционной «Республиканской народной партией», утверждают, что в этом месте пересекаются активные тектонические линии. Оппозиция подала в суд прошение о пересмотре проекта, но правительство не стало останавливать строительство.

«Мы собираемся, с одной стороны, судиться с правительством, с другой — привлекать внимание общественности путем активных действий», — заявил один из лидеров протестного движения Сабахат Аслан.

Тем временем эксперты нашли еще одно место на берегу Черного моря для строительства второй станции. Но в этом случае турецкому правительству не удалось заручиться поддержкой международных партнеров, готовых ее построить. Турция вела переговоры с Китаем, Канадой, Южной Кореей и Японией, чтобы заключить договор, подобный договору с Россией.
Касумов, глава Akkuyu NGS, считает, что кроме России вряд ли какая-то другая страна захочет вложить такие большие деньги в строительство станции.

«Я действительно сомневаюсь, что какое-либо государство сможет себе позволить профинансировать такой проект. На это требуется очень много средств», — добавил он.

По мнению общественности, Россия твердо намерена реализовать этот проект, однако, поскольку цифры в прогнозах размера затрат растут, турецкая пресса начала высказывать сомнения относительно готовности Москвы потратить настолько значительную сумму.

Будущее этого проекта по большей части зависит от доброй воли российского правительства, а также от его доверия к Турции, как к своему стратегическому партнеру в сфере энергетики. «Им действительно придется заплатить 20 миллиардов долларов, — подчеркнул Ульген из Центра изучения экономики и внешней политики, — и в соглашении не прописаны никакие штрафы на случай, если они этого не сделают».

Оригинал публикации: New energy between Cold War foes Turkey, Russia

Опубликовано: 03/09/2012

(«The Washington Times», США)
Джейкоб Реснек (Jacob Resneck)

Источник — inosmi.ru
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1346827920