В Таджикистане и Узбекистане царит патриархальный национализм

Д.Дагиев: «В Таджикистане и Узбекистане царит патриархальный национализм»
В Лондоне опубликовано исследование таджикского ученого под названием «Переходный режим в Центральной Азии: Государственность, национализм и политические перемены в Таджикистане и Узбекистане».

29.06.2013

Об этом радио Озоди сообщил автор исследования, 40-летний ученый из Таджикистана Дагихудо Дагиев. Доктор политических наук, занимающийся глубокими исследованиями по вопросам Ислама в Центральной Азии и политического устройства региона после распада СССР, считает, что не религия, а национализм в Таджикистане и Узбекистане стали главной идеологической стратегией властей этих стран.

— Национализм заполнил пустующую после распада коммунистического строя идеологическую нишу в этих странах, — говорит ученый в беседе с Озоди из Лондона. – Однако формы национализма, пропагандирющие правительствами этих стран, немного отличаются друг от друга, отталкиваясь от историко-этнических особенностей этих народов.

В результате, говорит он, в Таджикистане и Узбекистане создались условия, где-то схожие, и в корне отличающиеся друг от друга. В качестве общностей он называет движение властей к установлению авторитарного режима и попытки снизить уровень влияния Ислама на общественно-политическом уровне. А в качесте принципиальных различий, Дагиев называет формы идеологии национализма, существующие в каждой из стран. В Таджикистане, уверен он, всегда будут помнить о так называемом топорном разделении 1920-х годов, вследствие чего главные культурно-исторические центры таджиков – Самарканд

Д.Дагиев вместе с супругой Наргисx
Д.Дагиев вместе с супругой Наргис
и Бухара, а также другие территории, населенные раньше таджиками, перешли Узбекистану. Именно поэтому, по его словам, еще долгое время вТаджикистане не сможет быть полноценно реализована идея национального единства, подразумевающего объединение всех таджиков вокруг важного политико-географического центра, которыми некогда служили Самарканд и Бухара.

Попытки объединить всех таджиков мира под лозунгами «единения таджиков», сделанные действующими властями Таджикистана, в корне отличают националистическую идеологию, которую пропагандируют власти Узбекистана, считает ученый. В Узбекистане, находящемся в более выгодном историко-политическом положении, стратегия властей всегда будет направлена на защиту территориальной целостности в рамках существующих границ. Дагиев уверен, что попытки Ташкента не допустить территориальные претензии таджиков на главные исторические центры, шанс на который появился сразу после распада СССР, стали одной из причин вовлечения Узбекистана в вооруженные события 1990-х годов в соседнем Таджикистане. В своем исследовании он, в частности, пишет:

«После распада СССР, политические элиты Таджикистана и Узбекистана разработали своеобразные формы национализма, которые я бы назвал патриархальным национализмом. Это понятие превращает национализм в официальную идеологию властей этих стран, во главе которых стоит основатель некоего современного государства, или отец нации. В результате, влияние этой личности главенствует над правительством и всей структурой власти. Мгновенной реакцией на защиту интересов независимости стало то, что националистические слоганы стали превалировать над всем и глава режима был представлен в качестве национального героя. Такая форма власти и форма правления стали полностью зависимы от власти одного человека. Именно поэтому, в переходный период, национализм, в качестве идеологического инструмента, стал близок к понятию лидера, единственного спасителя нации и государства», пишет он (Dagikhudo Dagiev, «Regime Transition in Central Asia: Stateness, Nationalism and Political Change in Tajikistan and Uzbekistan»).

Вместе с тем, автор уверен, что такая форма правления не могла стать успешной, в силу того, что не упиралась в историко-национальные корни.

— Для Таджикистана важно прийти к национальному единству, однако эта идея не может преследовать цели ради удовлетворения интересов лишь одного режима. У этого процесса должны быть прочные естественные и исторические основы. К сожалению, в той географической форме, которой существует нынешний Таджикистан, добиться реального национального единства не получится. Ведь огромные таджикские общины продолжают находиться за пределами Таджикистана – на территории Узбекистана, Китая, Афганистана и других стран.

Исследование, посвященное проблемам национализма и государственности в Таджикистане и Узбекистане, будет выставлено на продажу в Интернете уже осенью этого года.

Об авторе:

Дагихудо Дагиев родился в 1973 году в селе Егед Дарвазского района ГБАО. Восьмой ребенок в семье мастера и дизайнера Мухмадкадама Дагиева и Маджлис Наврузовой, закончил факультет таджикской филологии Хорогского университета в 1999 году. В тот же год примкнул к программе Khorog English Program, позволившей ему выучить английский язык и участвовать в программе SOAS. При поддержке общества Исмаилитов, закончил магистратуру факультета философии Оксфордского университета (Британия). Защитил докторскую диссертацию на тему «Демократизация в бывших советских республиках Центральной Азии» в Университете Лондонского колледжа. Постоянно проживает в Лондоне. Женат, воспитывают двух дочерей.

Источник — rus.ozodi.org
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1372830060

Отношения с КНР являются неизменным приоритетом внешней политики Душанбе

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон посетил Пекин с первым после мартовской смены руководства КНР визитом. Итогом поездки стал пакет экономических соглашений, которые превращают Китай в ключевого партнера Таджикистана. Пекин стремится воспользоваться осложнениями в отношениях Москвы и Душанбе, чтобы закрепиться в стратегически важном регионе.

Хотя Эмомали Рахмон — не очень редкий гость в китайской столице, нынешний визит стал первым после того, как в марте к власти в КНР пришел тандем председателя Си Цзиньпина и премьера Ли Кэцяна. Фон для поездки оказался весьма удачным. В 2012 году Пекин и Душанбе договорились о передаче Китаю ряда спорных территорий в высокогорных районахТаджикистана в обмен на уступки по долговому вопросу. А в начале мая стало известно, что Пекин ввел на новые территории части Народной освободительной армии Китая.

Новые руководители Китая оказались не менее щедрыми, чем их предшественники. По итогам переговоров подписан обширный пакет документов, который укрепляет китайское присутствие в экономике Таджикистана.

Ключевыми стали соглашения о кредите в $140 млн, который Китай предоставит для наращивания мощностей золотодобывающего предприятия «Зарафшон» на китайско-таджикской границе. Производство планируется нарастить с 1 до 5 тонн золота к 2015 году. Государственный сберегательный банк Таджикистана «Амонатбонк» и Государственный банк развития Китая профинансируют реконструкцию подстанции «Регар». Самым же важным стало соглашение между министерством энергетики и промышленности Таджикистана и китайской компанией Dong Ying Heli о строительстве нефтеперерабатывающего завода на юге страны. Точные сроки возведения НПЗ пока неизвестны, но предполагается, что перерабатываться на нем будет около 1,2 млн тонн нефти в год. Проект будет реализоваться в рамках Национальной программы развития нефтегазовой промышленности до 2030 года, предусматривающей как наращивание объемов добычи углеводородов в Таджикистане, так и повышение качества их переработки. Главная цель — снизить зависимость от импортируемого из России топлива.

Эти соглашения укрепят присутствие Пекина в экономике соседа. Сегодня доля китайских инвестиций составляет порядка 40%. Товарооборот в 2012 году вырос до $2,3 млрд.

Одной экономикой, впрочем, стороны не ограничиваются. По итогам визита были обновлены и расширены соглашения по образовательному обмену между странами, а также о расширении деятельности Институтов Конфуция в Таджикистане. В итоге Эмомали Рахмон заявил, что отношения с КНР являются неизменным приоритетом внешней политики Душанбе и образцом межгосударственных связей.

По словам директора Московского центра Карнеги Дмитрия Тренина, Китай в последние годы эффективно заполняет вакуум, образовавшийся в Центральной Азии после развала СССР. До кризиса Россия пыталась вернуть влияние с помощью кредитов и мегапроектов, но теперь денег в бюджете и у госкомпаний все меньше, зато Пекин с его резервами в $3,4 трлн чувствует себя в бывшей сфере влияния Москвы все более уверенно. Тренин уверен, что России надо смириться с тем, что государства Центральной Азии теперь будут проводить многовекторную внешнюю политику, в которой китайское направление может стать для ряда стран как равноценным, так и более важным, чем российское.

Александр Кондрашин
«Коммерсантъ-Online», 22.05.2013

Источник — Коммерсант
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1369189800

Планы Пентагона в Центральной Азии

Повлияет ли назначение нового министра обороны США на тактику Пентагона в Центральной Азии? Найти ответ на этот вопрос попытался Виталий Волков.

Несмотря на упорное сопротивление в Конгрессе, президенту США Бараку Обаме удалось добиться назначения Чака Хейгела на должность министра обороны страны. По мнению немецкого эксперта по странам Азии Гюнтера Кнабе (Gunter Knabe), это свидетельствует о намерении Вашингтона изменить стратегию борьбы с терроризмом в Афганистане и, как следствие, во всей Центральной Азии.

Гюнтер Кнабе Ветеран вьетнамской кампании Хейгел хорошо знает, что такое воевать против сил, использующих тактику партизанской войны. «Он считается человеком, который видит выход из подобных ситуаций не в военных действиях, а в политике. Кроме того, в настоящий момент в США — большой дефицит бюджета, и это отражается на военных расходах. Назначение Хейгела в этой ситуации — правильное решение», — полагает Кнабе.

По мнению эксперта, Пентагон будет интенсивнее контактировать с талибами, побуждать к этому президента Афганистана Хамида Карзая, а также оказывать нажим на Пакистан, чтобы тот способствовал проведению мирных переговоров. После вывода войск НАТО Пентагон будет содействовать созданию вокруг Афганистана «пояса безопасности», призванного предотвратить распространение исламского экстремизма. «США и их союзники готовы оставить значительную часть военного оборудования в этом регионе. Речь идет о разведывательном оборудовании и даже беспилотных летательных аппаратах (БПЛА)», — рассказал Кнабе.

Новым министром обороны США стал Чак Хейгел. Он ветеран войны во Вьетнаме и противник войны в Ираке. Другие подробности о шефе Пентагона, его взглядах и карьере — в материале DW. (27.02.2013)
США не исключают возможности полного вывода войск из Афганистана
Возможность полного вывода войск из Афганистана к концу 2014 года рассматривают в США. Эта тема станет одной из главных в ходе переговоров президента Афганистана Карзая в Вашингтоне. (09.01.2013)
ОДКБ без Узбекистана: Москва не в обиде, Ташкент не в накладе
На саммите ОДКБ было приостановлено членство Узбекистана в этой организации. Нанесет ли это ущерб системе коллективной безопасности и как повлияет на отношения Ташкента с Россией? (20.12.2012)
Внимание к правозащитной тематике будет ослабевать

«Стратегические контакты с Казахстаном развиваются. Безопасность в регионе невозможно обеспечить и без участия Узбекистана с его центральным географическим положением в регионе и населением около 30 миллионов человек», — говорит американский эксперт. Она считает, что, несмотря на ведущиеся сейчас в США дискуссии, Вашингтон примет решение в пользу продаж вооружений Ташкенту и Астане.

Немецкий специалист по Центральной Азии Михаэль Лаубш (Michael Laubsch) в свою очередь отмечает, что во время президентства Барака Обамы в администрацию США назначаются в основном лица, ориентированные на «реальную политику». Ее отличительной чертой является снижение внимания к правозащитной тематике и выдвижение на передний план конкретных интересов США. «Новый министр обороны не относится к «ястребам», но в то же время Узбекистан будет в достаточной степени оснащен современным вооружением»,- уверен Лаубш.

По его мнению, такой подход представляется Вашингтону более целесообразным, чем военное присутствие в Афганистане. Аналитик напомнил, что 28 февраля в Конгрессе США прошли слушания о степени участия Пентагона в военных поставках Узбекистану. «Курс взят на усиление геополитического влияния в регионе с опорой на Ташкент», — резюмирует Лаубш.

Ставка на Ташкент, но не только

Речь идет о возможной передаче Узбекистану беспилотников и оборудования для управления ими. «За этой формулировкой прослеживается намерение создать в регионе при помощи Ташкента противовес военному влиянию Москвы и Пекина «, — подчеркнул в в интервью DW Михаэль Лаубш.

Михаэль Лаубш По его словам, нынешнее состояние бюджета США делает необходимым выбор приоритетов в военно-политической сфере. «Первый из них — Тихоокеанский регион, и именно Центральная Азия должна сыграть роль «моста» к Китаю, военное присутствие которого на Тихом океане все более усиливается», — делает вывод Лаубш.

При этом все опрошенные DW западные эксперты убеждены, что Пентагон сделает ставку не только на Ташкент. Так, переговоры американских военных с Ашхабадом, которые велись еще со времен Ниязова, продолжатся. Лаубш также напомнил, что делегации из Вашингтона активно посещали Душанбе. С Бишкеком тоже идут переговоры, в том числе о передаче Киргизии части «афганского арсенала» США.

А пока в Вашингтоне ждут решения Бишкека об использовании Пентагоном в Киргизии после 2014 года аэропорта «Манас». В случае отказа американские военные рассматривают возможность создания подобного перевалочного пункта для военных в Узбекистане. «В ближайшее время Хейгелу предстоит взвесить все «за» и «против» сотрудничества с Бишкеком по «Манасу». Но, даже потеряв эту военную базу, Вашингтон будет искать другие каналы военного влияния на Киргизию», — уверен Михаэль Лаубш.

Хейгел и Бреннан — подходящая пара

В свою очередь Гюнтер Кнабе уверен, что новая администрация США попытается свести в единую концепцию проекты Пентагона и ЦРУ. Предполагаемый партнер Хейгела — кандидат на пост главы ЦРУ Джон Бреннан вполне для этого подходит. Хотя, как отмечает эксперт, есть одно «но»: Бреннан — сторонник уничтожения террористов с помощью БПЛА, которыми предполагается оснастить соседние с Афганистаном страны, в первую очередь Узбекистан. По этому вопросу Хейгелу и его возможному партнеру Бреннану еще предстоит преодолеть сильное сопротивление как в США, так и за их пределами, — считает Гюнтер Кнабе.

Дата: 06.03.2013
Автор: Виталий Волков
Редактор: Глеб Гаврик

Источник — Немецкая волна
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1362585180

Будущее Ирана в Центральной Азии и большей части Афганистана

По мере ужесточения санкций Иран смотрит на Центральную Азию как на экономический буфер

В ходе непрерывных азиатских саммитов, которые проводятся в этом месяце, президент Ирана лично занялся тем, чтобы уделить особое внимание Востоку.
На одном из таких саммитов в Азербайджане Махмуд Ахмадинежад напомнил президенту Казахстана о перспективе строительства железной дороги, соединяющей Центральную Азию с иранскими портами. На другой встрече в Кувейте он провел переговоры с лидером Таджикистана по поводу роста торговых связей между государствами.
Как раз в условиях, когда вокруг иранской экономики ужесточаются американские и европейские санкции, чиновники в Тегеране заняты тем, что пытаются заполучить доступ к азиатским рынкам, хватаясь за эту возможность, как за спасательный круг. Многие месяцы продажа иранской нефти таким странам, как Китай и Индия, была центром усилий Запада по сокращению потока как часть санкций в отношении ядерной программы Ирана.
Хотя и меньше, но весьма существенно, экономические пути для Ирана также проходят вдоль древнего Шелкового пути, соединяющего Китай и Ближний Восток. Хотя торговые связи и проекты Ирана в Центральной Азии довольно крошечны по сравнению с продажей нефти крупным мировым державам, такая пропаганда представляет собой для Тегерана очередной способ поиска экономической защиты от санкций в регионе, где Вашингтон имеет относительно ограниченное влияние.
Помимо этого, такая тактика указывает на попытку Ирана диверсифицировать свою экономику от нефти, доходы от продажи которой составляют 80% экспортной выручки, а также развить другие рынка для строительной и технологической индустрии.
«Иранская экономики настолько сильна, что может прожить и без доходов от продажи нефти», — сказал президент Ирана Махмуд Ахмадинежад на паназиатском саммите, состоявшемся на прошлой неделе в Кувейте. «Наш народ может привыкнуть к этому, и я думаю, что положение веще изменится в ближайшем будущем».
Во вторник, выступая на конференции по вопросам энергетики в Дубаи, министр нефтяной промышленности Ирана Ростам Касеми сказал, что у Ирана есть план действий по управлению страной без нефтяной прибыли с использованием инвестиций в солнечную энергию и другие источники возобновляемой энергии.
Хотя Ирану еще далеко до того, чтобы существовать без доходов от нефти, и он, возможно, никогда не достигнет этого, такие заявления отражают реальные амбиции, направленные на то, чтобы превратить Центральную Азию в основной рынок сбыта иранских товаров и технологических знаний, предоставив взамен бывшим советским республикам выход к морю.
В августе автомобилестроительная компания Иран Ходро объявила о планах повышения экспорта своих авто в Казахстан и Туркменистан. В Таджикистане иранские строительные компании являются главными строителями в таких проектах, как гидроэлектростанции и туннель стоимостью в 39 млн. долларов, который соединит столицу Душанбе с северным Таджикистаном.
Но основная идея Исламской Республики (прямая железная дорога через Центральную Азию) оказалась в плену споров и конкуренции 15 лет назад после открытия первой секции между Ираном и соседним Туркменистаном.
В прошлом месяце президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов неожиданно отменил контракт на сумму в 700 млн. долларов с иранской компанией «Pars Energy» по продолжению строительства железнодорожной линии в Казахстан вдоль побережья Каспийского моря. Причины такого решения неизвестны, но Туркменистан пересматривает свои торговые связи с Ираном ввиду расширения западных санкций.
Тем временем, Туркменистан и Узбекистан выразили интерес к вступлению в проект железной дороги из каспийского побережья Азербайджана в восточную зону Карс в Турции. Эта железная дорога будет проходить в обход Ирана, но в то же время предоставит странам Центральной Азии выход к морю.
«У Ирана нет выбора, кроме как обратиться к Азии, что касается торговли» из-за западных санкций, говорит эксперт по экономическим вопросам и руководитель программы ближневосточных исследований в государственном университете Калифорнии Сасан Фаязманеш. «Но это, конечно, не решит проблему продажи нефти, поскольку центрально-азиатские страны в основном не нуждаются в иранской нефти».
Но для Тегерана его увертюры в адрес Центральной Азии означают больше, чем просто ценник. На протяжении многих веков Иран являлся культурным ориентиром в странах бывшего СССР посредством книг, фильмов и традиций, которые берут свое начало в доисламской зороастрийской вере. Главная точка опоры Ирана – Таджикистан — также имеет лингвистические связи, которые дают Ирану важную связь с Китаем и Россией.
Однако слабой связью для Ирана являются расхождения в исламе. Большая часть Центральной Азии относится к суннитам, и правительства этих стран проявляют осторожность, чтобы не спровоцировать конфликт с шиитскими меньшинствами. Такие разделения, в свою очередь, помогают укрепить влияние Ирана в Ираке и некоторых частях Афганистана.
«Будущее Ирана в Центральной Азии и большей части Афганистана ограничивается тем фактом, что правительство Ирана официально является шиитами, а население этих стран являются суннитами», — говорит председатель Института Центральной Азии и Кавказа в университете Джонса Хопкинса Фредерик Старр. «Обе стороны выработали практическое понимание этой проблемы сразу после распада СССР, что эффективно удерживало Иран от продвижения своей религии в регионе», — отмечает он.
В то же самое время Иран все больше и больше опасается того, что Вашингтон может установить крепкие связи с Центральной Азией после запланированного вывода войск НАТО из Афганистана к концу 2014 года. Центральная Азия за последние годы становилась местом визита высокопоставленных американских чиновников. Государственный секретарь США Хиллари Клинтон побывала в Узбекистане год назад, а министр обороны Леон Панетта в марте побывал в Кыргызстане, где США уже имеют авиабазу, которая используется для осуществления дозаправки американских боевых самолетов и отправки войск в Афганистан и обратно.
«Правящая элита Ирана почти единодушно полагает, что объявленный вывод войск из Афганистана — не что иное, как прикрытие для стратегической перегруппировки», — написал эксперт по региональным вопросам из Ближневосточного института в Москве Николай Кожанов. Он также отметил, что растущее внимание к региону предоставило лидерам страны Центральной Азии больше вариантов.
«Эти страны подверглись радикальным изменениям в самосознании за последние 10 лет», — написал он в своем августовском эссе для Института ближневосточной политики в Вашингтоне. «Они больше не считают себя жителями не имеющего выхода к морю, изолированного региона, отношения которого с внешним миром полностью зависят от России или Ирана».

Брайан Мерфи
«Canadian Press», 24 октября 2012 года

http://ca.news.yahoo.com/iran-looks-central-asia-another-economic-buffer-sanctions-064920127-finance.html

Источник — InoZpress.kg

Независимости Таджикистана – 21 год

 

 

 

 

9 сентября народ Таджикистана с большим воодушевлением отмечает один из знаменательных дат своей страны – День независимости Республики Таджикистан.

 9 сентября 1991 года внеочередная сессия Верховного Совета республики единогласно приняла Постановление «О государственной независимости Республики Таджикистан» и объявила этот день Днём государственной независимости страны. Именно с этой даты начался отсчёт новейшей истории Таджикистана.

Провозглашение политической и государственной независимости стало величайшим событием в многотысячелетней истории таджикского народа, одновременного стал и серьёзным испытанием в деле создания свободного независимого государства и возрождения национальных традиций государственности. Ещё в самом начале достижения суверенитета, недоброжелателям таджикской нации удалось ввергнуть страну в бездну политических противоречий и распрей посредством развязывания внутренних конфликтов и политических интриг, а затем навязать молодому государству гражданскую войну. Гражданская война, привела к тяжелым социально-экономическим, политическим и духовным последствиям, значительным человеческим жертвам, серьезно повлияла на ход внутренней и внешней политики суверенного Таджикистана. Эти годы для республики были судьбоносными, и важнейшей задачей являлось сплочение таджикского общества ради достижения мира, стабильности и национального единства. Благодаря исконной мудрости народа, неустанным усилиям Президента Республики Таджикистан Эмомали Рахмона, удалось спастись от раскола и распада нации. Величайшим достижением в истории страны стало подписание 27 июня 1997 года Общего соглашения о достижении мира и национального согласия, которое обеспечило национальное единство и целостность Отечества.

За годы независимости были определены приоритетные направления политики государства, которые реализовываются в рамках трех стратегических целей, таких как обеспечение энергетической независимости,  защита продовольственной безопасности и вывод Таджикистана из коммуникационной изоляции.

В современных условиях, с ростом развития промышленности и технологий, потребности Таджикистана в электроэнергии и других энергетических и топливных ресурсах постоянно возрастают, и этот процесс требует принятия необходимых мер по развитию отрасли гидроэнергетики и строительству малых и крупных электростанций. Согласно «Долгосрочной программе строительства цикла малых электростанций в период 2009-2020 годов» до 2020 года на территории страны предусмотрено строительство 190 малых гидроэлектростанций. С привлечением иностранных инвестиций была построена и сдана в эксплуатацию ГЭС «Сангтуда-1» — на стадии завершения находятся работы и по возведению ГЭС «Сангтуда-2», идет восстановительные работы на крупнейшей в регионе гидроэлектростанции «Рогун».

Наряду со строительством гидроэлектростанций были построены и сданы в эксплуатацию ряд линий электропередач, в том числе «Юг-Север» (500 кВ) и «Лолазор-Хатлон» (220 кВ), которые обеспечили автономную работу всей энергосистемы республики. Важное значение для республики имеет международный проект «CASA-1000», который предусматривает строительство линии электропередачи (ЛЭП) между странами Центральной и Южной Азии и в дальнейшем позволит экспортировать электроэнергию из Таджикистана и Кыргызстана в Афганистан и Пакистан.  Можно сказать, что меры, осуществленные к настоящему времени, как в области эффективного использования нашего главного национального богатства – гидроэнергетических ресурсов, так и в области создания единой энергетической системы уже приносят хорошие плоды. Таджикистан обладает огромными запасами гидроэнергоресурсов, занимая первое место в мире по их удельным запасам (на душу населения и на единицу территории), а по общей величине – восьмое. Гидроэнергетический потенциал страны оценивается в 527 млрд.кВТ часов в год.

Вывод страны из коммуникационной изоляции и превращение её в транзитную зону, с соответствующей международным стандартам инфраструктурой, считается одной из стратегических целей экономической политики государства на ближайшее будущее. В течение прошедших лет проводилось строительство новых и реконструкция существующих дорог не только республиканского, но и международного значения, а также автомобильных тоннелей.  В целом для развития сферы транспорта ныне реализуется 11 государственных инвестиционных проектов, осуществление которых направлено на улучшение доступа к рынкам, увеличение объёма торговли в регионе, снижение стоимости транспортных услуг и на этой основе – повышение уровня жизни населения.

В последние годы в сфере сельского хозяйства страны осуществлён ряд важных и серьёзных реформ, основной целью которых являются увеличение продукции экспортного предназначения и обеспечение продовольственной безопасности страны. Сельское хозяйство считается одной из важных отраслей экономики страны, является главным источником обеспечения населения продовольствием, промышленных предприятий страны – сырьём и население – занятостью. Особое значение для республики имеет повышение эффективности хлопкового сектора аграрно-промышленного комплекса, который составляет значительную долю его ВВП. С этой целью в стране активно строятся текстильные, прядильные, ткацкие и швейные фабрики.

Важнейшим направлением деятельности правительства Таджикистана является привлечение иностранных инвестиций для экономического развития страны. В этом плане предприняты шаги в формировании благоприятного инвестиционного климата – углубление экономических реформ, укрепление и развитие международных связей и интеграция в мировую экономику, либерализация внешней торговли, цен, валютных операций. Приняты новые Налоговый и Таможенный кодексы страны, отвечающие международным требованиям.  Приоритетными направлениями инвестирования в  таджикскую экономику являются гидроэнергетика, добыча и обработка драгоценных металлов и камней, полиметаллических руд, развитие телекоммуникаций, переработка хлопка и др.видов сельхозпродукции.

Помимо успешно проводимых экономических реформ, проходящие в Таджикистане процессы демократических преобразований позволяют заложить прочный фундамент в построении современного гражданского общества. Хотелось бы отметить, что Европейское Сообщество в области политики и культуры удостоило Президента страны Э.Рахмона звания «Лидер 21 века» за поддержку реализации демократических процессов в стране, в частности прав человека, гарантии свобод и социальной справедливости, а также реализации созидательных программ и достижений социально-политической, экономической и культурной жизни страны.

Таджикистан, глубоко осознавая суть тенденций и преобразований в мире, пользуясь научно-техническими достижениями и передовой технологией, а также созидательными ценностями современной цивилизации, в то же время,  последовательно стремится защищать национальную самобытность и культурные ценности от негативного влияния.

Отрадно отметить, что в 2010 году была принята специальная Резолюция ООН, согласно которой праздник наших предков Навруз приобрел статус международного праздника.

Это является ярким примером признания и уважения древней литературы и культуры таджиков и признания нашей более 5 тысячелетней истории, а также статуса нового Таджикистана,  среди других стран мира.

За короткий промежуток времени Таджикистан стал полноправным субъектом мирового сообщества, и признанным членом многих международных и региональных организаций, в рамках которых в настоящее время активно участвует в решении жизненно важных глобальных и региональных проблем.

Объявленная руководством страны «политика открытых дверей», позволяет Таджикистану установить и успешно развивать взаимовыгодное сотрудничество со многими государствами мира, с влиятельными международными организациями и мировыми финансовыми институтами.

Особую позицию во внешнеполитическом векторе Республики Таджикистан занимают отношения со странами Содружества Независимых Государств и налаживание более тесного сотрудничества в сферах экономической интеграции и региональной безопасности, Таджикистан прилагает все усилия для того, чтобы более эффективно использовались и развивались возможности интеграции в рамках этой организации.

В перспективе, эффективная интеграция стран Центральной Азии, обеспечение свободного перемещения граждан, товаров, инвестиций и услуг, развитие отношений и в этой сфере укрепление регионального сотрудничества являются первоочередными задачами внешней политики Республики Таджикистан.

Сегодня, глядя на развивающийся Таджикистан, можно сказать, какие трудности и лишения остались за плечами таджикского народа. За годы независимости достигнуты заметные результаты, в том числе, в развитии социально-экономических сфер, повышении уровня жизни населения и создания благоприятных условий для устойчивого развития всех сфер общественной жизни. За эти годы сформировался новый общественный строй, отвечающий духу демократии и гражданского общества, развивается рыночная экономика, результаты которых позитивно отражаются в укладе жизни членов общества.

Наряду с этим, ситуация в современном мире обязывает народ Таджикистана не останавливаясь на достигнутых успехах, двигаться в направлении дальнейшего обновления всех сфер жизни, свободного, демократического развития и создания современного и прогрессивного общества. Общество, которое будет привлекательным для жизни, работы и творчества, и самое главное — для полноценного воспитания новых поколений, призванных сохранить и обогатить вековые традиции и ценности своего народа.

Таджикско-азербайджанские отношения

         Таджикистан придает приоритетное значение развитию многопланового сотрудничества с Азербайджаном на основе принципов, заложенных в Договоре о дружбе и сотрудничестве между двумя странами от 15 марта 2007 года.

В настоящее время таджикско-азербайджанские отношения находятся на высоком уровне развития и имеют положительную тенденцию к расширению сотрудничества. Между нашими странами установлен хороший политический контакт, ярким свидетельством этому является, официальный визит Президента Республики Таджикистан Его Превосходительства Эмомали Рахмона в Азербайджанскую Республику в  июле текущего года, который придал дополнительный импульс двустороннему сотрудничеству по всем направлениям. Визит Президента Республики Таджикистан в Азербайджанскую Республику являлся еще один шагом в развитии взаимоотношений двух государств, таджикского и азербайджанского народов, которых связывают вековые узы, дружбы и сотрудничества.

По итогам визита были подписаны пакет востребованных двусторонних документов, которые укрепляют существующую договорно-правовую базу взаимодействия, среди них можно отметить Программу экономического сотрудничества между странами на 2013-2015 годы.

Укрепление двусторонних связей может внести вклад в дело обеспечения долгосрочной стабильности в регионах Южного Кавказа и Средней Азии. Говоря о том, что отношения Азербайджана и Таджикистана имеют большие перспективы, сотрудничества в реализации крупных региональных проектов. Республика Таджикистан и Азербайджанская Республика, являясь членами ООН, ОБСЕ, СНГ, ОЭС, ОИК и ряда других международных и региональных объединений имеют значительные сферы объективно совпадающих интересов, что должно воплощаться в реализации конкретных совместных проектов и программ в областях, где наши возможности взаимодополняют друг друга.

Хотелось бы отметить, что позиция Таджикистана по решению проблемы Нагорного Карабаха остается неизменной. Как страна, на себе испытавшая все тяготы войны, мы придерживаемся принципиальной позиции мирного урегулирования решения проблемы Нагорного-Карабаха и последовательно выступаем за территориальную целостность Азербайджана, который было подтверждено  соответствующей резолюции Генеральной Ассамблеи ООН.

Можно отметить, что Таджикистан и Азербайджан полны решимости использовать имеющийся потенциал для вывода отношений сотрудничества, особенно в торгово-экономической и транспортно-транзитной сферах, на более высокий уровень. Межправительственная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству, заседание которой прошло в марте 2012 года в г.Душанбе, приложит необходимые усилия для эффективного использования богатого потенциала двух стран, для интенсификации и активизации нашего сотрудничества в сферах совпадающих интересов экономического и духовно-культурного характера.

Приоритетными инвестиционными направлениями торгово-экономических отношений между странами комиссия определила сотрудничество в областях: цветной металлургии, агропромышленного комплекса, энергетики, легкой промышленности, транспорта и коммуникации и финансового сектора.

Основная часть объема товарооборота между Таджикистаном и Азербайджаном заполняется производимыми продукциями алюминиевого завода ГУП ТАЛКО, которые транспортируются по азербайджанским морским и железнодорожным путям сообщения в направлении стран Европы. Для производства своей продукции компания ТАЛКО ежегодно закупает большой объем глинозема, кокса и других видов сырья на заводах и предприятиях Гянджи, Сумгаита и Баку.

Культурно-гуманитарное сотрудничество двух стран всегда отличалась взаимным интересом, взаимным уважением. Наши народы близки по культуре, по традициям, по образу жизни, и, конечно, обмен в культурном плане представляет особую важность. Очень близкими являются наши национальные музыкальные творений, как таджикская классическая музыка «Шашмаком» и азербайджанская «Мугам», музыка «Ашыг» и таджикский «Фалак». Свидетельством этого является проведения в июне текущего года в г.Душанбе уникального концерта «Раст Мугам» с участием современных симфонических оркестров Азербайджана и Таджикистана. В ближайшем будущем планируется провести Дней культуры Таджикистана в Азербайджане и Азербайджана в Таджикистане.

Хотелось бы отметить, что отдельного внимания заслуживает сотрудничество в сфере образования. Активно развиваются контакты между высшими учебными заведениями двух стран, основой которых служат соглашения между вузами. Сфера образования является важной составляющей «гуманитарного» моста между молодежью обеих стран.

На высоком уровне поддерживается сотрудничество в сфере спорта. Азербайджанские спортсмены принимают участие в международных турнирах, которые организовываются в Таджикистане, а таджикские, соответственно, принимают участие в соревнованиях, которые проходят в Азербайджане.
В целом, подводя итоги можно констатировать, что таджикско-азербайджанские связи, как в рамках экономического сотрудничества, так и в политической и культурной сферах, будут и впредь поступательно продвигаться по пути всемерного укрепления братства и партнерства между нашими странами, ориентированного на долгосрочную перспективу и отвечающего коренным интересам двух народов и государств.

Посольство Республики Таджикистан

в Азербайджанской Республике

Помощник Госсекретаря США Роберт Блейк — о концепции присутствия США в Центральной Азии

 

 

 

 

 

Роберт О.Блейк-младший, помощник Государственного секретаря США по вопросам Южной и Центральной Азии, выступил в Комитете по иностранным делам Палаты представителей Конгресса сдокладом о концепции присутствия США в Центральной Азии. «Фергана» предлагает вам полный перевод доклада помощника Госсекретаря.

 

* * * 

В начале своего выступления Роберт Блейк поблагодарил председательствующего и членов Комитета за помощь в организациипоездки делегации Конгресса по Центральной Азии, которая, по словам Блейка, оказалась изнурительной, но очень продуктивной. По мнению Блейка, делегацию США принимали в Центральной Азии на высоком уровне, что свидетельствует о «желании центральноазиатских партнеров укреплять отношения с Соединенными Штатами». После чего Р.Блейк перешел к разговору о региональных приоритетах США в Центральной Азии.

Значимость сотрудничества с Центральной Азией

«Центральная Азия становится все важнее для Соединенных Штатов, и мы работаем с каждой страной по широкому кругу политических приоритетов. Обзор, подготовленный администрацией Обамы по ситуации в Центральной Азии, определил ключевые стратегические приоритеты США, начиная с расширенной поддержки экономического развития Афганистана, в том числе и увеличивая присутствие женщин в экономическом секторе. Среди стратегических приоритетов — энергетическое сотрудничество, совместная работа в области прав человека и развития демократии, а также совместная борьба с такими транснациональными угрозами, как незаконный оборот наркотиков и экстремизм. Значение стран Центральной Азии чрезвычайно велико: безопасный и стабильный Афганистан должен быть интегрирован в стабильный, безопасный и процветающий регион. Сокращение численности международных сил, которое происходит сейчас, и вывод войск из Афганистана в 2014 году делает наше сотрудничество со странами Центральной Азии все более значимым.

Через механизм ежегодных двусторонних консультаций — а в случае с Казахстаном мы можем говорить о Стратегическом партнерском диалоге, — мы стремимся активизировать сотрудничество по вопросам региональной безопасности и поддержки Афганистана; добиваться расширения торгово-экономических связей; содействовать прогрессу в области демократии и соблюдения прав человека: мы говорим о борьбе с торговлей людьми, защите свободы вероисповедания, предоставлении большего пространства людям для выражения политических взглядов, о поддержке гражданского общества и расширении сотрудничества в области науки, культуры и образования.

Региональная безопасность: деньги, транзит, «Манас»

Правительства стран Центральной Азии согласны с нами в том, что основная проблема после вывода войск в 2014 году, — это проблема региональной безопасности. Мы рассматриваем нашу помощь этим странам по организации систем безопасности как важный механизм по обеспечению будущей стабильности в Афганистане и у его соседей. В 2011 финансовом году мы предоставили около 170 миллионов долларов, которые были направлены на обеспечение безопасности границ, борьбу с наркотиками, терроризмом, на помощь правоохранительным органам и вооруженным силам. Так, в рамках финансовой помощи вооруженным силам мы предоставили более $6 млн по программе Foreign Military Financing (FMF)и $ 3 млн — в рамках программы International Military Education and Training (IMET) (речь идет о финансовых программах США, которые позволяют выделять денежные гранты иностранным государствам в области военного сотрудничества и безопасности — ред.). Забегая вперед, скажу, что Администрация попросит в 2013 году незначительно повысить уровень оказываемой военной помощи.

Узбекистан, Таджикистан, Кыргызстан и Казахстан играют важную роль в нашей Северной Распределительной Сети (речь идет о так называемом «Северном маршруте» транзита грузов и персонала из Афганистана — ред.). За последний год мы расширили возможности транзита, были заключены соглашения, касающиеся транзита грузов и персонала не только в Афганистан, но и обратно. Таким образом, Северный маршрут продолжает сохранять свою важность, и значение его достигнет пика в 2014 году, — после чего афганские национальные силы возьмут на себя основной контроль над безопасностью, а ответственность Международных Сил Содействия Безопасности пойдет на спад.

Кроме того, хочу отметить, что в Кыргызстане уже больше десятилетия находится Центр транзитных перевозок, в международном аэропорту «Манас». Как вам хорошо известно, Центр транзитных перевозок играет ключевую роль в поддержке операции Несокрушимая свобода, так как является главной перевалочной базой для всех наших войск при входе и выходе в Афганистан, используется в качестве основного хранилища авиатоплива и выполняет другие задачи. В свете недавно подписанного с правительством Афганистана Соглашения о стратегическом партнерстве, мы считаем, что ЦТП необходим США для выполнения наших партнерских обязательств. Мы продолжаем обсуждать судьбу Центра после 2014 года с правительством Кыргызстана, но тут необходимо внести ясность: Соединенные Штаты не стремятся получить какие-либо постоянные базы в Центральной Азии.

Новый Шелковый путь

Помимо сотрудничества в области безопасности, для существования безопасного, стабильного и процветающего Афганистана необходима региональная экономическая интеграция. Госсекретарь Хилари Клинтон много раз в течение прошедшего года говорила о своем видении экономического сотрудничества в регионе, либерализации торговли и расширении торговых потоков, называя это «Новым Шелковым путем». Этот «новый шелковый путь» предполагает создание сети экономических и транзитных связей, которая бы покрыла Центральную и Южную Азию, и сердцем, центром этой сети стал бы Афганистан. Успех «Нового Шелкового пути», конечно, будет зависеть от желания стран-соседей сотрудничать, и мы тесно работаем с правительствами стран Центральной Азии, чтобы воплотить эту мечту в реальность.

Центральноазиатские страны последовательно оказывают поддержку Афганистану в рамках Стамбульского процесса (региональный процесс по установлению мира и стабильности в Афганистане, названный по месту проведения Международной конференции по Афганистану в ноябре 2011 года. Подробнее — тут — ред.). Страны региона взяли на себя обязательства принять ряд важных мер по укреплению доверия и налаживанию процесса регулярных консультаций. Три из семи направлений сотрудничества, определенных в Стамбуле, касаются экономической сферы, и есть ряд инициатив, которые ведут к расширению торговых отношений с Афганистаном и содействуют общему процветанию. Продвижение экономического сотрудничества Центральной Азии и Афганистана обсуждалось на региональной Конференции по Афганистану, где был одобрен поддерживаемый нами афганский проект региональной интеграции.

Продолжая разговор о «Новом Шелковом пути», я бы хотел подчеркнуть нашу работу по расширению экономических прав и возможностей женщин из Центральной Азии и Афганистана: мы провели Женский Экономический Симпозиум. Первое мероприятие было проведено в Бишкеке (Кыргызстан) в июле 2011 года при полной поддержке правительства Кыргызстана. Женщины-участницы из стран Центральной Азии и Афганистана знакомились, передавали друг другу опыт по управлению предприятиями, налаживали сотрудничество и взаимные связи. Как мы и обещали представителям Комитета по Иностранным делам Палаты представителей, симпозиум стал не просто разовой конференцией, но событием, которое повлекло за собой ряд конкретных шагов. С прошлого года мы внесли более 1,7 миллиона долларов на поддержку рекомендаций симпозиума, и именно Симпозиум стал первопричиной увеличения количества предприятий, принадлежащим женщинам, позволил расширить доступ женщин к кредитам, предоставил женщинам возможность дополнительного обучения и привел к увеличению участия женщин в политике. Я с нетерпением жду возможности обсудить эти важные последствия проведения Симпозиума после того, как мы дадим официальную оценку этой инициативе.

Права человека и расширение сотрудничества

Расширение нашего взаимодействия с правительствами стран Центральной Азии направлено не только на безопасность и экономические вопросы, но неизменно включает в себя откровенные и открытые дискуссии о необходимости политической либерализации, предоставления большей свободы гражданскому обществу, а также о необходимости уважать общепризнанные права человека. Это не всегда легкие разговоры, но наши двусторонние отношения не могут полностью раскрыть свой потенциал без поддержки прав человека и основных свобод. Наше сотрудничество с центральноазиатскими правительствами на всех уровнях включает в себя открытую дискуссию о важности активного гражданского общества, независимых СМИ, демократических реформ и верховенства права. Мы также встречаемся с представителями гражданского общества и неправительственных организаций при каждом удобном случае. Но мы считаем, что путь к достижению прогресса в этих вопросах лежит в расширении взаимодействия с этими государствами, а не в сворачивании этого взаимодействия. Как сказала госсекретарь Клинтон, «стоит лишь однажды указать на проблему, но не помочь решить ее, — и все, вы больше ни на что не влияете».

Казахстан

В знак признательности за углубление и расширение нашего сотрудничества с Казахстаном, Госсекретарь Клинтон возвела наше взаимодействие на уровень стратегического диалога, партнерства. Считается, что в Казахстане лучший инвестиционный климат в центральноазиатском регионе — многочисленные международные компании размещают в Казахстане свои штаб-квартиры. За последние 20 лет американские компании вложили в экономику Казахстана чуть более $16,5 млрд. В настоящее время СП GE-Kazahkstan производит в Казахстане локомотивы, в Алма-Ате успешно работает центр доставки FedEx. Северная Дакота экспортирует в Казахстан крупный рогатый скот в рамках соглашения, которое должно оживить казахстанское животноводство. Boeing заявил о сделках на сумму около 2 млрд долларов только за первый квартал 2012 года. Казахстан поддерживает расширение торговых связей в регионе и инвестировал средства в инфраструктуру Центральноазиатского регионального экономического сотрудничества. Мы решительно поддерживаем намерение Казахстана присоединиться к ВТО и надеемся, что это скоро произойдет.

Соединенные Штаты высоко оценивают приверженность Казахстана принятым в июне во время Стамбульской конференции тезисам и намерение Казахстана помочь в финансировании афганских национальных сил безопасности после 2014 года — речь идет о щедрых программах по обучению тысячи афганских студентов в казахстанских университетах и профессионально-технических училищах. Это прекрасный пример для ближайших соседей Афганистана. Казахстан также является сильным и последовательным партнером в вопросах нераспространения ядерного оружия. В ноябре 2010 года мы завершили длительный и сложный проект по безопасному выводу реактора БН-350 в Актау из рабочего режима, и затем отработанное топливо было упаковано и транспортировано более чем за 2100 миль — в места безопасного хранения в Восточном Казахстане. В 2012 году на саммите по ядерной безопасности в Сеуле Казахстан подтвердил свое желание создать региональный центр ядерной безопасности.

Поскольку Казахстан добился прогресса в выполнении своих обещаний, данных во время председательства в ОБСЕ и на саммите ОБСЕ 2010 года, мы будем продолжать работу с правительством Республики Казахстан, продвигаясь к нашей общей цели — созданию полностью демократической системы и сильного гражданского общества, которые совместно будут защищать права человека. И в этом контексте я бы хотел отметить, что Соединенные Штаты обеспокоены применением огнестрельного оружия против демонстрантов в Жанаозенев декабре прошлого года, — но мы в то же время мы ценим судебный процесс, который привел к осуждению представителей обеих сторон: и протестующих, которые применяли насилие, и полицейских, которые превышали свои полномочия. Однако мы выражаем свою озабоченность по поводу сообщений о пытках и жестоком обращении с задержанными по жанаозенским событиям. Мы призвали правительство расследовать эти заявления и привлечь к ответственности виновных. Говоря шире, в нашем диалоге с Казахстаном мы продолжаем настаивать на поддержке гражданского общества и защите прав человека, в том числе касающихся свободы слова и вероисповедания. В рамках нашего Стратегического диалога будут проведены форумы неправительственных организаций в Астане и Вашингтоне, посвященные развитию демократии и защите прав человека.

Кыргызстан

Поддержка демократического режима в Кыргызстане является краеугольным камнем нашей стратегии в Центральной Азии. Мы поддерживаем народ Кыргызстана в его работе по дальнейшему развитию демократических институтов. США выделили около десяти миллионов долларов на поддержку гражданского общества в Кыргызстане, на работу по обеспечению верховенства закона, соблюдения прав человека и проведение демократических реформ в 2012 финансовом году и как ожидается, в 2013 году. Во время парламентских выборов 2010 года и президентских 2011 года мы профинансировали обучение более 50.000 членов избирательных комиссий по всей стране.

Эта поддержка, а также напряженная работа правительства Кыргызстана и самих избирателей обеспечили конкурентные выборы 2010-го и 2011 годов, что означало значительное продвижение на пути демократизации. В результате выборов 2011 года народ Кыргызстана осуществил мирную и демократическую передачу президентской власти, чего раньше в Центральной Азии не случалось. Это серьезное изменение, которое подтверждает политические права рядовых граждан, а также формирует долгосрочную перспективу тесного партнерства между нашими странами.

Чтобы полнее реализовывать поставленные демократические цели, мы продолжаем призывать Кыргызстан активней работать на национальное примирение. Смысл демократии в том, чтобы права всех граждан Кыргызстана уважались и поддерживались судебной и правоохранительной системами, как того требует Конституция Кыргызстана и международные обязательства государства. США продолжают регулярно получать информацию из Кыргызстана, и мы отчетливо понимаем, что прекращение злоупотреблений при задержаниях возможно, только если будут наказаны виновные, — а значит, в признании верховенства права. Особенно это касается случаев, относящихся к июньским событиям 2010 года.

В следующем месяце я буду возглавлять делегацию США на Ежегодных двусторонних консультациях с Кыргызстаном, которые пройдут в Бишкеке. Кыргызстан продолжает оставаться надежным партнером Международной коалиции в Афганистане, особенное значение имеет Центр транзитных перевозок в международном аэропорту «Манас». Соединенные Штаты рассчитывают на продолжение нашего многолетнего сотрудничества с Кыргызстаном в решении региональных проблем безопасности, связанных с терроризмом и наркотрафиком.

Туркменистан

 

Туркменистан поддерживает Афганистан, поставляя гуманитарную помощь, а так же участвуя в строительстве железнодорожной и энергетической инфраструктуры, что будет способствовать более полной интеграции Афганистана в регионе. Недавнее подписание договоров о продаже газа между Туркменистаном, Пакистаном и Индией позволяет говорить о том, что строительство газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ) становится все ближе к реальности. Этот проект — один из примеров того, как потенциал Туркменистана может вывести его в экономические лидеры региона. Мы призываем Туркменистан выстроить четкие и прозрачные механизмы для инвестиций.

 

Однако чтобы реализовать свои возможности в полной мере, Туркменистану придется сделать значительные шаги по выполнению своих международных обязательств в области прав человека. Соединенные Штаты последовательно, при каждой удобной возможности, высказывают свою обеспокоенность по поводу соблюдения прав человека в Туркменистане, и постоянно предлагают свою помощь в развитии гражданского общества и построении демократической системы.

Таджикистан

Таджикистан остается решительным сторонником оказания помощи Афганистану. Душанбе также сделал вступление в ВТО одним из ключевых приоритетов в наших двусторонних отношениях. США поддерживают Таджикистан в его стремлении наращивать товарооборот. Через посольство США в Душанбе мы оказываем техническую помощь Таджикистану в его стремлении соответствовать требованиям ВТО. Таджикистан также нуждается в развитии сельскохозяйственного сектора и улучшении нормативно-правовой базы, регулирующей иностранные инвестиции.

Мы признаем, что вопросы энергетики и водных ресурсов являются сложными для Центральной Азии и были источником напряженности в отношениях между Таджикистаном и Узбекистаном. Что касается проекта строительства Рогунской ГЭС, США уже давно поддерживает стратегию Всемирного банка в этом вопросе. ВБ финансирует два исследования, которые дадут оценку технических, экономических, экологических и социальных последствий строительства Рогунской ГЭС. Мы продолжаем призывать правительство Таджикистана в полной мере сотрудничать со Всемирным банком, дождаться завершения этих экспертиз и не продвигаться пока в строительстве плотины.

Соединенные Штаты обеспокоены тем, что в Таджикистане продолжают ограничивать права человека, включая свободу вероисповедания и свободу СМИ. Мы признаем стремление правительства обеспечить безопасность и предотвратить распространение экстремизма, но обеспечить долгосрочный мир и стабильность возможно, только уважая права человека, верховенство права, только укрепляя прозрачные и демократические государственные и общественные институты и создавая открытую и свободную медиа-среду. Мы продолжаем призывать Таджикистан защищать свободу религии, а так же уважать свободу СМИ и воздерживаться от вмешательства в политику средств массовой информации.

Узбекистан

В следующем месяце я также возглавлю делегацию США, которая прибудет в Ташкент для участия в ежегодных двусторонних консультациях с Узбекистаном. Узбекистан играет важную роль в региональной поддержке Афганистана, занимаясь строительством железнодорожной линии, соединяющей Афганистан с Центральной Азией. Узбекистан также обеспечивает Афганистан электроэнергией, которая так нужна афганскому народу. Кроме того, Узбекистан играет ключевую роль в Северной распределительной сети, через которую идет транзит большинства поставок через узбекско-афганскую границу (СРС, Северный маршрут, намеченный для вывода американских войск из Афганистана в 2014 году — ред.). Как вы знаете, Госсекретарь обозначила в январе, что в интересах нашей национальной безопасности отказаться отограничений, которые были наложены на обеспечение безопасности в Узбекистане, — и как следствие, мы смогли предоставить Узбекистану оборудование, необходимое для противодействия региональным угрозам со стороны террористических групп и наркотрафика, и обучить персонал (речь идет об отмене ограничений на поставку правительству Узбекистана ряда видов военной техники, которые действовали с 2004 года — ред.).

Во время предстоящих консультаций мы намерены добиваться прогресса в создании благоприятной среды для бизнеса, и тогда американские инвестиции в экономику Узбекистана будут расти. Мы намерены говорить о расширении культурного и образовательного обмена, решении текущих проблем по соблюдению прав человека и укреплении сотрудничества в области безопасности и обороны.

Мы надеемся на расширение сотрудничества с Узбекистаном в различных областях. Мы с удовлетворением отмечаем значительные инвестиции, сделанные в стране компанией General Motors, в том числе в строительство нового автомобильного завода, и надеемся, что Узбекистан примет меры для привлечения большего числа американских компаний, обратив большее внимание на проблемы с конвертацией валюты и коррупцию. Мы постепенно расширяем наше научно-техническое сотрудничество. Министерство сельского хозяйства США сотрудничает с узбекским Институтом Генетики и экспериментальной биологии растений в выведении новых сортов хлопка; Американская ассоциация содействия развитию науки планирует провести конференцию в Ташкенте в сентябре этого года. И хотя длительные процедуры согласования и регистрации тормозят наше сотрудничество, мы надеемся, что Узбекистан позволит расширять наше партнерское взаимодействие. Наконец, мы рады приветствовать узбекских студентов и преподавателей в США, которые приехали по обмену в рамках нескольких образовательных программ, но мы попросили Ташкент подтвердить свои обязательства и позволить нашим студентам и преподавателям приехать в Узбекистан в рамках программы Фулбрайта (государственная программа США, позволяющая выделять образовательные гранты для международного обмена студентами, учеными, преподавателями и художниками — ред.).

Хотя мы прилагаем все усилия для укрепления отношений с Узбекистаном, Соединенные Штаты продолжают призывать правительство Узбекистана улучшить ситуацию с правами человека, и мы последовательно отстаиваем интересы тех, кто ищет возможности для проведения мирных демократических реформ. В частности, мы просим правительство принять меры по ликвидации принудительного труда детей и взрослых во время сбора урожая хлопка и начать судебное преследование тех, кто использует принудительный труд. Наша работа с правительством Узбекистана направлена на расширение свободы вероисповедания: мы имеем в виду чрезмерно строгую политику государства в отношении регистрации религиозных организаций, сообщения о произвольных арестах и задержаниях мирных религиозных лидеров. В этих вопросах мы регулярно взаимодействуем с представителями узбекистанского гражданского общества и представителями диаспор.

Заключение

Мы работаем на будущее, в котором Соединенные Штаты и страны Центральной Азии являются партнерами в интересах мира, безопасности, экономического развития, демократии и процветания. Мы предвидим появление региона, где между странами Центральной и Южной Азии и Афганистаном широко и легко идет обмен товарами и услугами. В Центральной Азии изменения происходят медленно. Тем не менее, наше последовательное взаимодействие с этими странами может быть взаимовыгодным, о чем свидетельствует прогресс, достигнутый за последние несколько лет в сотрудничестве в области безопасности и успех региональных проектов, поддерживающих наше представление о «Новом Шелковом пути». Мы будем продолжать укреплять наши связи с этими важными странами и их народами и тем самым продвигать интересы США в этом стратегически важном регионе».

 

* * * 

На этом помощник Госсекретаря США по вопросам Центральной и Южной Азии Роберт Блейк закончил свое выступление в Комитете по иностранным делам Палаты представителей Конгресса США.

Перевод Марии Яновской

Международное информационное агентство «Фергана»

Нужны ли Центральной Азии военные базы?

То, что киргизские власти намерены увеличить арендную плату за использование трех российских военных баз на своей территории никаким образом не связано с ситуацией, сложившееся у РТ с Россией, также касающийся вопроса оплаты. Кыргызстан «шел» к этому вопросу не один день.

Об этом «Авеста» заявил политолог из Согда Рустам Юсупов, комментируя заявление министра обороны Киргизии генерал-майора Таалайбека Омуралиева в интервью РИА «Новости» сегодня утром.

По мнению политолога, эти два события никак не связаны друг с другом, просто экономическая ситуация двух Центрально-Азиатских стран вынуждает их ставить более или менее жесткие условия официальной Москве.

«Я не думаю, что этот вопрос может повлиять на отношения в целом, это касается как российско-таджикских, так и российско-киргизских отношений» ,- уверен Юсупов.

«То, что Киргизия намерена с 2014 года увеличить арендную плату за использование трех российских военных баз на своей территории — это абсолютно нормально, — считает он. – Сегодня, как известно на территории КР размещены четыре базы, две из которых действуют в рамках ОДКБ.

«Насколько мне известно, недавно Россия выплатила киргизам компенсацию свыше 15 млн. долларов США за размещение своих баз за прошлые годы, — делится далее Юсупов, подчеркивая, что соседи также, как и мы, не в силах содержать базы, опираясь лишь на свою материальную базу».

«В 2014 году в связи с выходом коалиционных сил из Афганистана, из КР будет автоматически выведен так называемый центр транзитных перевозок в Бишкеке, и Россия, безусловно, хочет и в этом плане воспользоваться данной ситуацией, и, тем самым укрепить свое геополитическое присутствие», — подчеркнул эксперт

«Когда официальный Душанбе поставил вопрос об арендной плате, я считаю, это был политически правильный шаг. Ведь не секрет, что страна на территории которой размещается чья-то военная база, несет определенные расходы. Кыргызстан только за коммунальные услуги авиабазы «Кант» платит сам, и ежегодная плата составляет более 300 миллионов сомов в год», — рассказал Юсупов.

«Сейчас, как мне кажется, у РФ с КР будут определенные трения, но это вопрос цены и времени, не думаю, что эта проблема как-то «ярко» отразится на отношениях двух стран», — продолжил он.

По словам политолога, Таджикистан и Кыргызстан испытывают сейчас экономический кризис, и оба государства «просто вынуждены ставить перед Кремлем подобные вопросы ребром».

«Россия пойдет на условия Кыргызстана, ей просто некуда деваться. Ведь у этой сверхдержавы свой геополитический интерес в Центральной Азии. Накануне вывода сил НАТО из Афганистана стоит вопрос изменения обстановки. Понятно, что здесь играет роль размещения своих военных баз в регионах ЦА. Не последнюю роль играет и экономический интерес — это и реализация проектов, и водно-энергетический интерес», — заявил политолог.

Фарход Джураев, эксперт по вопросам терроризма и экстремизма в СМИ из Худжанда добавил, что размещение военных баз, как в РТ, так и в КР необходимо обеим сторонам, «так, как, здесь налицо обоюдный интерес.

По словам собеседника, вывод коалиционных сил из Афганистана может напрямую повлиять на ситуацию во всем Центрально-Азиатском регионе. «Поэтому нахождение российских военных баз на их территориях, выгодно не только отдельно взятым государствам, но и всем постсоветским странам», — считает он.

«Нельзя исключать тот факт, что российские военные базы играют сдерживающий фактор между Афганистаном и регионами ЦА. Не надо думать, что без России мы сумеем выдержать то влияние, которое несомненно будет идти «из-за бугра» после вывода коалиционных сил . А такое шевеление безусловно будет», — уверен Джураев.
| 11.07.2012 |

Источник — Avesta.Tj
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1342165320

Таджикистан остался в стороне от планов НАТО?

 

 

 

 

Руководство НАТО заявило о достигнутых договоренностях с тремя странами Центральной Азии по поводу транзита военного транспорта и другой техники, вывозимой из Афганистана через территорию этих стран. Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен заявил в Брюсселе во вторник о том, что такая договоренность достигнута с правительствами Узбекистана, Казахстана и Кыргызстана по итогам нескольких недель переговоров. Он заявил:

— Мы также достигли соглашения по обратному транзиту из Афганистана с тремя центрально-азиатскими партнерами — Казахстаном, Кыргызстаном и Узбекистаном. Эти соглашения предоставят нам широкие возможности для здравой и гибкой транспортной сети, в которой мы нуждаемся, — заявил он.

НАТО планирует передать контроль над безопасностью в Афганистане национальным силам этой страны к концу 2013 года, и к 2014 году полностью вывести коалиционные войска из территории этого государства.

В заявлениях генсека НАТО до сих пор — ни в начале переговоров по данной теме в Чикаго (на саммите НАТО в мае этого года), ни сегодня так и не прозвучало имя Таджикистана в качестве страны, используемой в транзитных перевозках грузов альянса. Эта республику, имеющую более чем 1300-километровую границу с Афганистаном, соединяют и транспортные мосты через реку Пяндж, по которым регулярно перевозятся военно-транспортные грузы.
На вопрос о том, с чем это связано решение о не включении Таджикистана в процесс помощи НАТО, пресс-секретарь штаб-квартиры Северо-Атлантического Альянса в Бельгии заявила о том, что это еще неокончательное решение. Оана Ланджеску так прокомментировала этот вопрос в телефонном интервью радио Озоди из Брюсселя:

— Мы пока занимаемся решением административных вопросов. Когда эти вопросы будут решены, мы продолжим привлечение соседей Афганистана в этот процесс как можно шире, чтобы в результате, обеспечить политическую стабильность в регионе.

Об этом говорит и официальный Таджикистан. Рустам Солиев, представитель Душанбе в НАТО, находящийся в Брюсселе сообщил, что переговоры продолжаются:

— Конечно же, Таджикистан имеет все необходимые возможности для участия в этом процессе и вполне может предоставить свои автомобильные, авиа и железнодорожные сообщения. Действительно, сейчас переговоры продолжаются, и я вполне уверен, что Таджикистан внесет свою лепту в этот процесс, — сказал Солиев.

Однако ряд независимых экспертов уверены в том, что решение не включать Таджикистан в планы НАТО носят «объективный» характер. Выбор трех соседей Таджикистана таджикский эксперт Рашид Гани объясняет «выгодной инфраструктурой» этих государств в отличие от горного ландшафта Таджикистана:

— В этих трех республиках (Узбекистана, Казахстана и Кыргызстана) еще издавна существовала развитая инфраструктура. Заявление генсека НАТО означает то, что Таджикистан был исключен из планов альянса по выводу техники из Афганистана. В Душанбе дислоцируются французские военные. В этом случае, лишь военнослужащие этой страны могут покинуть Афганистан через территорию Таджикистана, — сказал он.

Необходимость использования северных путей Афганистана для вывода транспортных средств альянса из территории этой страны в 2014 году возникла после того, как в конце 2011 года отношения Запада и Пакистана – ближайшего соседа Афганистана и давнего стратегического партнера, чьи секретные службы подозреваются в «крышевании» Талибан, серьезно пошатнулись.

В ноябре прошлого года, когда силы коалиции в ходе авиаударов по пакистанским пограничным территориям уничтожили 24 пакистанских солдат, Исламабад отказался от дальнейшей помощи Вашингтону в борьбе с Талибан в Афганистане и в регионе в целом. Еще больше отношения двух стран усугубились год назад после поимка и уничтожения главы террористической сети Аль-Каида Усамы Бин Ладена, который, как выяснилось в итоге, долгие годы прятался в доме городка Абботабад на территории Пакистана. Этот факт вызвал серьезные вопросы по поводу лояльности властей и спецслужб Исламабада по отношению к Западу.

Соглашение НАТО с центрально-азиатскими странами позволит силам альянса в обход Пакистана вывести необходимую военную технику из территории Афганистана. Необходимая транспортная договоренность существует и с Россией. Москва также предложила создать транзитный центр на территории авиабазы в Ульяновске, в 900 км восточнее Москвы.

Нурмухаммад Холзода,
05.06.2012
Источник — радио Озоди
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1338971460

Таджикистан — Иран — Афганистан. Персоязычный союз в действии

 

 

 

 

 

Ведь отношения Таджикистана с государствами, близкими по культурному и географическому пространству, гармонично вписываются в концепцию его многовекторной политики. Этому способствовало и совместное стремление персоязычных государств к искоренению такого позорного явления, как терроризм, во всех его проявлениях, отрицание применения двойных стандартов и дискредитация ислама под предлогом борьбы с терроризмом. По общему мнению сторон, многогранное сотрудничество трех братских народов способствует стабильности в регионе и отвечает высшим интересам наших государств. Сотрудничество между нашими странами строится по принципу взаимной дополняемости: у каждой из них есть нечто, что жизненно важно для всех остальных. Данный союз стал региональным геополитическим интеграционным проектом. Президент РТ Э.Рахмон ни один раз называл Таджикистан, Иран и Афганистан «тремя братскими странами», у которых основными общими интересами выступают «мир, стабильность и многостороннее региональное сотрудничество».

Ровно четыре года назад, в такие же мартовские дни, в Душанбе началась активная подготовка к трехсторонним переговорам президентов РТ, ИРИ и ИРА, которые успешно завершилась подписанием Соглашения о создании Экономического совета персоязычного союза.

В подготовленном тогда совместном заявлении основной упор был сделан на экономические вопросы сотрудничества. Были рассмотрены вопросы строительства двух железных дорог из Ирана через Афганистан в Таджикистан. Одна из них пойдет через афганский Герат и Шерхонбандар, вторая — от Айнака через Кабул, Кундуз, Нижний Пяндж и до Душанбе, а далее вдоль реки Вахш в Олой (Кыргызстан) и Кашгар (Китай). В области энергетических проектов было решено провести линии электропередачи от границы Ирана, через Герат, Мазари-Шариф и до границ Таджикистана. Для этого стороны договорились построить гидроэлектростанцию на территории РТ.

В совместном заявлении были также отражены вопросы сотрудничества в сфере образования, здравоохранения, науки, культуры и т.д. Была озвучена идея создания единого телеканала персоязычных стран, его центральный ТВ-офис планируется разместить в Душанбе. Учреждение трехстороннего Экономического совета Э.Рахмон назвал «одним из основных средств реализации благоприятных совместных возможностей». Экономический национальный координационный совет был призван регулировать реализацию принятых договоренностей.

Создание персоязычного альянса можно было расценивать как противовес набирающему силы тюрко-язычному союзу.

Таджикистан

Инициаторами создания персоязычного альянса являются Таджикистан, Иран и Афганистан. Но, наибольшую активность проявляет Таджикистан, который озаботился этой идеей отчасти не от хорошей жизни. Ведь он является страной, которая ограничена от России рядом государств, которые, хотя формально и близки к Таджикистану, но с ними у РТ достаточно напряженные отношения. Союзников таджикистанцы пытаются найти в формате союза трех персоязычных государств. Оказавшись в энергетической и транспортной изоляции, Душанбе усиленно ищет выходы: проложена дорога в Китай, идут поиски пути в Иран. Таджикистан, расположен в стратегически важном месте — на перекрестке всех дорог в Азии. Помимо Афганистана, в число соседей Таджикистана входят Китай, Киргизия и Узбекистан. Кроме того, лишь отрезок в несколько десятков километров отделяет Таджикистан от Индии и Пакистана.

Иран

Большему сближению Таджикистана с Ираном способствовало завершение внутритаджикского конфликта и эффективное участие братской ИРИ в реализации стратегических и экономических проектов РТ. Сегодня Иран воспринимается как эффективный партнер Таджикистана на международной арене.

В частности, глава ИРИ Махмуд Ахмадинежад подтвердил намерения построить железную дорогу из Таджикистана в Иран через Афганистан на иранские деньги, пообещал ускорить темпы строительства Сангтудинской ГЭС-2 и соорудить еще одну на реке Вахш – Шуробскую, построить в Душанбе современный кардиохирургический центр. Э.Рахмон не раз подчеркивал, что «в последние годы Иран превратился в одного из главных стратегических союзников Таджикистана», и заверил, что наша страна приложит все усилия для того, чтобы Иран приняли в полноправные ы Шанхайской организации сотрудничества.

Развитие сотрудничества с Ираном несколько подтолкнуло, углубило и развитие отношений РТ и Россией, так как, возникла некоторая конкуренция и столкновение интересов РФ и ИРИ в Таджикистане.

За прошедшие годы между РТ и ИРИ было подписано более ста соглашений и договоров о совместном сотрудничестве в различных областях политики, экономики и культуры. Сегодня на территории Таджикистана успешно развиваются и работают около 160 иранских компаний различного профиля. В перспективе – открытие еще нескольких совместных предприятий и проектов. Товарооборот между двумя странами за прошлый год превысил 180 млн. долларов. Иран является одним из лидеров в общем объеме товарооборота РТ.

Инженеры и строители из Ирана активно участвуют в совместных проектах: в строительстве Сангтудинской ГЭС-2; ГЭС «Шуроб» на реке Вахш и ГЭС «Айни» на реке Зарафшон; в возведении ЛЭП Сангтуда-Мишхед; строительстве тоннеля «Истиклол». Иранские компании участвуют в строительстве энергетических и сельскохозяйственных объектов, дорог и мостов, модернизации систем водоснабжения и связи. Изучается возможность выделения дополнительных средств на реализацию совместных проектов по борьбе с наркотрафиком, в рамках которых также предусматривается сооружение и обустройство пограничных пунктов на ирано-афганской границе. Иранские инвесторы намерены создать в Таджикистане совместные предприятия по производству ковров, добыче драгоценных металлов, переработке сельхозпродукции.

Изучение языка фарси активно внедряется в таджикскую систему школьного образования. Оказывается большая помощь учебной литературой, организуются программы повышения квалификации преподавателей, стажировки студентов-иранистов. На иранские деньги построено несколько крупных библиотек, оборудованы иранские культурные центры с курсами изучения фарси. Один из них расположен в Душанбе (это Иранский культурный центр, который действует при поддержке Всемирного благотворительного комитета имени имама Хомейни «Имдод» и Организации Ага Хана IV), второй — на севере страны – в Худжанде. Большое внимание уделяется бесплатному изучению основ Корана. ИРИ предоставляет квоты для обучения таджикских студентов в иранских вузах. Сейчас в Иране только по официальным данным обучаются более 400 граждан Таджикистана. В связи с этим, таджикская сторона просила иранцев зачислять таджикских студентов, прежде всего, в вузы со светской направленностью. Хороший вариант, если учесть, что достижениями иранской медицины пользуются во всем мире, как и услугами иранских строителей-инженеров. Тем более, что светским, утилитарным профессиям таджикистанской молодежи, в силу географических, экономических, этнических (менталитет), языковых причин легче и удобнее обучаться в ИРИ, чем в Европе и США.

Таджикистан и Иран выступают за мир без ядерного оружия, а также поддерживают создание безъядерных зон в различных точках мира, в том числе — на Среднем Востоке. Вместе с тем, главы государств считают законным право каждой страны на использование атомной энергии в мирных целях: Таджикистан поддерживает намерения Ирана использовать атомную энергию в созидательных целях. Так, в ходе январского визита М.Ахмадинежада в Душанбе, еще в 2010 году Э.Рахмон открыто заявил, что Таджикистан «поддерживает создание мирной ядерной программы Ирана». Кроме того, таджикский президент назвал Иран «устойчивым стратегическим партнером, и главная задача сейчас – создание устойчивой экономической составляющей двухсторонних отношений». В свою очередь президент Ирана называет двухсторонние отношения между странами устойчивыми и перспективными. В частности, М.Ахмадинежад заявил, что «Иран и Таджикистан договорились, что будут совместно предотвращать вызовы безопасности региона, так как обе страны хотят здесь мира и стабильности, поэтому уделяют особое внимание ситуации в Афганистане и Пакистане».

Летом 2010 года иранская сторона поддержала Таджикистан в транспортно-грузовом конфликте с РУ, ультимативно ограничив транзит узбекских грузов по своей территории до нормализации ситуации с задержкой узбеками грузов таджикских.

Афганистан

У Афганистана в персоязычном альянсе свои интересы. Президенту Хамиду Карзаю необходимо выводить свою страну из фактической многолетней изоляции, и такой региональный альянс может стать важным шагом в этом направлении.

По словам Президента Э.Рахмона, Республика Таджикистан всегда выражала свою заинтересованность в восстановлении мира и стабильности в Афганистане, возрождении различных сфер жизни в этой стране. Оставаясь искренними сторонниками прочного мира и спокойствия в этой дружественной, братской стране, говорящей с нами на одном языке и имеющей общую культуру, выражаем уверенность в том, что прочность мира и стабильности в Центральной Азии имеет неразрывную связь с ситуацией в Афганистане. Сегодня, с устойчивым восстановлением позиции государственных органов Афганистана и с постепенным предоставлением правительственным силам обеспечения безопасности, появится больше возможностей для решения экономических проблем. Поэтому, Таджикистан всесторонне поддерживает международную всеобъемлющую стратегию реализации обеспечения нормализации мира и послевоенного восстановления Афганистана, а также, придерживается того мнения, что необходимо уделять более пристальное внимание к социально-экономическому аспекту данного вопроса.

Неразвитость инфраструктуры Афганистана представляет серьезную проблему для устойчивого экономического развития страны, интеграции ее в мировые и региональные экономические связи. Поэтому, странам-партнерам необходимо сосредоточить внимание на восстановлении и развитии экономического потенциала Афганистана, путем согласования и реализации ряда краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных инфраструктурных проектов. Существующие барьеры в региональном развитии могут быть преодолены посредством инженерных решений: возведением новых мостов и иных коммуникаций; поощрением инвестиций; упрощением процедур торговли; улучшением управления границами; созданием транспортных коридоров в пограничных районах Афганистана с соседними странами Центральной Азии, а также, с Ираном и Пакистаном.

Большое внимание совместному решению афганских проблем, при активном участии всех сторон Персоязычного союза, уделил Президент РТ Э.Рахмон в выступлении на конференции регионального экономического сотрудничества по Афганистану (RECCA V), прошедшей в Душанбе 26 марта с.г. Он подчеркнул, что на протяжение последних лет для решения проблем Афганистана на различных уровнях было проведено множество международных и региональных саммитов. «На этих встречах было озвучено множество созидательных предложений и рекомендаций, а также приняты сотни полезных документов. Но, к сожалению, процесс реализации достигнутых договоренностей неудовлетворителен‚ и сейчас настала необходимость создания совершенного механизма для их реализации…до сих пор остаются нерешенными вопросы необходимости все большей координации этих договоренностей и привлечения мировой общественности к реализации проектов и конкретных программ по Афганистану». Но, ключ к решению проблем Афганистана находится, прежде всего, в руках самого афганского народа и правительства этой страны, как ее законного представителя. Таджикистан поддерживает шаги и инициативы нынешнего правительства Афганистана на пути достижения перемирия и обеспечения устойчивого мира и стабильности в стране. Но, поддержка этих инициатив со стороны мирового сообщества на нынешнем этапе должна быть более действенной.

Также, глава таджикского государства предложил создать многопрофильный профессионально-технический центр по подготовке кадров для афганской экономики, который может стать реальным и эффективным шагом в решении многих проблем. Восстановление ирригационной системы Афганистана, строительство сети гидроэлектростанций и водохранилищ в наших странах, в качестве источников водных запасов и дешевой энергии‚ могут стать основными факторами для освоения залежных афганских земель и возрождения всего сельского хозяйства ИРА. Э.Рахмон также высказался по некоторым аспектам включения Афганистана в процесс регионального взаимодействия посредством укрепления торгово-экономических отношений с соседними странами. Так, маршрут железной дороги Таджикистан-Афганистан с присоединением к железнодорожной ветке Туркменистан-Афганистан в будущем будет соединен с Кыргызстаном и Китаем‚ и тогда, в качестве региональной транзитной линии за счет многократного увеличения товарооборота между странами‚ ежегодный бюджет Афганистана также увеличится. Проект CASA-1000 позволит решить проблему дефицита электроэнергии в Афганистане и Пакистане за счет ее поставки из Таджикистана и Кыргызстана; строительство по проекту ТАПИ из Туркменистана в Пакистан и Индию через Афганистан сможет обеспечить страны региона природным газом. Рациональное использование аграрных возможностей Афганистана сможет способствовать обеспечению внутренних потребностей в сельскохозяйственной продукции‚ налаживанию этим путем ее экспорта на региональные рынки‚ возрождению данной сферы и частично решить проблему безработицы в этой стране. Процесс восстановления мира и стабильности в Афганистане на нынешнем этапе особо нуждается в развитии человеческого фактора. Поэтому, налаживание регионального сотрудничества в целях обеспечения необходимыми специалистами различных отраслей национальной экономики Афганистана должно стать одним из ключевых направлений деятельности международных партнеров: в рамках этих масштабных планов и посредством дальнейшей их реализации будут осуществлены десятки других проектов‚ тысячи людей не только в Афганистане‚ но и в других регионах будут обеспечены работой.

Важной помощью в борьбе против терроризма, экстремизма, организованной преступности и в совершенствовании кадрового состава военных подразделений и правоохранительных органов Афганистана‚ наряду с техническим оснащением‚ была названа готовность Таджикистана более широко предоставлять возможности своих учебных центров для подготовки пограничников и военных. Для достижения мира и стабильности в этой стране необходимо подготовить и реализовать программы и планы, которые создали бы основу для ликвидации социальных и экономических корней терроризма, экстремизма и других видов преступности. Для достижения этой цели, одной из первостепенных задач международных партнеров является реализация программы совместной борьбы с культивированием и незаконным оборотом наркотических средств. По словам Э.Рахмона, в ходе реализации этой цели, вопрос привлечения афганских земледельцев к этому процессу должен быть в числе первоочередных мер, когда решающую роль сыграет не только замена наркотических растений другими сельхозкультурами, но и категорическое предотвращение ввоза прекурсоров в Афганистан.

Прошедший саммит, собравший участников более чем из 50-ти стран, явился новой страницей в деле по возрождению Афганистана, соответствующий новым политическим и экономическим реалиям. Только реализация всеобъемлющих и взвешенных взаимоотношений‚ связанных с ситуацией в Афганистане‚ позволят обеспечить региональное устойчивое развитие‚ безопасность, мир и стабильность.

Вопреки тому, что первоначально большинство экспертов оценивали перспективы и шансы альянса персоязычных очень скептически, считали, что создать полномасштабный союз между тремя государствами, скорее всего, не получится — их пессимистичные прогнозы не оправдались. Время показало, что сегодня задача выполнена, пускай пока — частично. Хотя, казалось бы, гораздо перспективнее выглядит чисто двустороннее сближение Таджикистана и Ирана, или РТ с ИРА. Но, трио из персоязычных стран успешно состоялось.

В эти же дни в Душанбе состоялась четырехсторонняя встреча глав государств Таджикистана, Пакистана, Ирана и Афганистана. Лидеры обсудили широкий круг вопросов регионального сотрудничества в области политики, безопасности, борьбы с современными угрозами, вопросы торгово-экономического сотрудничества, вложения инвестиций. Э.Рахмон назвал важным развивающееся в последние годы сотрудничество стран региона и его роль в международной политике. Было подчеркнуто, что Таджикистан, Пакистан, Иран и Афганистан должны расширять сотрудничество с целью создания современных систем передачи электроэнергии, питьевой воды, строительства автомобильных дорог и железнодорожных путей, новых гидроэлектростанций в Таджикистане, способных производить недорогое электричество с целью импорта в соседние страны. Была также подчеркнута необходимость в создании новой железной дороги, соединяющей Китай-Кыргызстан-Таджикистан-Афганистан, с его последующим выходом на Иран и Пакистан. Для решения проблем Э.Рахмон предложил образовать форум сотрудничества четырех стран по вопросам развития отношений в сферах экономики, торговли, культуры и безопасности.

Данное предложение было поддержано президентами Афганистана, Ирана и Пакистана.

Подобные встречи глав государств, в каких бы форматах не проводились (двустороннем, трехстороннем или четырехстороннем), но если они отвечают делу мира, стабильности и безопасности в регионе — еще раз доказывают правильный выбор политической, экономической тактики и стратегии наших персоговорящих стран. Строить отношения стоит, прежде всего, с братскими народами. Что, в очередной раз, доказал политический демарш американской делегации на мартовском саммите в Душанбе, который подтвердил справедливые слова Р.Киплинга о том, что запад — есть запад, восток — есть восток, и им никогда не быть вместе.

Эрадж Багбан, этнический иранец, гражданин РТ

03 апреля 2012
Источник — maxala.org
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1333472460

Баку может стать «модератором» евразийской интеграции

Гюльнара Инандж.

Эксклюзивное интервью агентства «Новости-Азербайджан» с экспертом Государственной Думы РФ, политологом Виталием Трофимовым-Трофимовым:

— С чем связано ускорение процессов с подачи Владимира Путина по созданию единого экономического пространства в Евразии?

— Геополитические вызовы, которые стоят перед Россией, Белоруссией и Казахстаном, не ограничиваются границами этих стран и выходят далеко за их пределы. И эти вызовы носят трансграничный характер: центрально-азиатская наркоторговля, усиление проникновения США в Среднюю Азию, глобализация миграции, исламисты, отставание ряда стран в экономическом и технологическом развитии, и связанные с этим угрозы, и многое другое.

Поэтому вполне закономерно, что три государства создали «скелет» будущей организации, который оброс новыми участниками. Интеграция, так или иначе, давно назрела, и другие страны уже давно готовы к более плотной кооперации с Россией и Казахстаном в таком широком формате.

В России можно объяснить предстоящими выборами, однако евразийская интеграция не настолько «спасительная» тема для Владимира Путина – он и так станет президентом, слишком велика поддержка и перевес в потенциальных голосах по сравнению с другими кандидатами.

Если посмотреть результаты российской внешней политики в Средней Азии и меморандумы встреч глав этих государств с российскими лидерами, то очевидно, что евразийские государства давно говорили на одном языке. Теперь начинают действовать в одном направлении. Поэтому можно рассматривать процесс не как торопливость, а как неторможение.

Также надо отметить, что провозглашение курса на интеграцию и реальная интеграция – разные процессы. Пройдет не один год, прежде чем такой евразийский союз станет полноценным интегрированным блоком стран.

— Тем временем, Турция обратилась в ШОС для получения статуса страны наблюдателя. Это совпадение, или Анкара пытается воспользоваться разногласием между Россией и Китаем в рамках ШОС?

— Возможно, Турция считает, что с появлением нового союза пантюркистская тема полностью будет курироваться Казахстаном, и не желает отдавать такой идеологический актив просто так. В любом случае, ее участие в этих процессах можно только приветствовать.

Если есть какие-то выгоды Турции от российско-китайских разногласий, то они на данном этапе не вполне очевидны.

— Создание Евразийского экономического союза (ЕЭС) базируется в основном на славяно-тюркском союзе (если конечно в нем будут участвовать Азербайджан, Туркменистан и Узбекистан), что подкрепляется историческими, языковыми, этнопсихологическими и многими другими факторами. Последние годы евразийство представляется как некий противовес западному влиянию.

— Евразийские мотивы, безусловно, присутствуют в идеологическом поле интеграции, однако они не озвучены прямо. Идеологи евразийства, такие, как Трубецкой, Гумилев, прямо говорили о славяно-тюркском союзе, и этот идеологический посыл будет востребован, если будет правильно переведен на современный политологический язык. Наследие евразийцев не является строго научным, в нем много поэтических моментов и субъективизма, а Владимир Путин, Нурсултан Назарбаев и другие лидеры стран-участниц – прагматики, их поэтические формулы не очень прельщают.

Если удастся славяно-тюркский союз наполнить конкретными экономическими проектами, и проектами в области безопасности, это сделает евразийство политически актуальным, и о нем заговорят прямо как об альтернативе западной концепции атлантизма и либеральному фундаментализму.

— 20-21 октября с.г. в г. Алматы прошел саммит Совета сотрудничества тюркоязычных стран (ССТС), с участием президентов Казахстана, Азербайджана, Киргизии и вице-премьера Турции, где было подписано Соглашение о создании Делового совета тюркоязычных стран (ДСТС). Перед ДСТС стоят две основные задачи – устранение существующих таможенных преград, а также разработка новых проектов для сотрудничества. Как видится, Турция также активно пытается не уступать позиции в тюркоязычном пространстве?

— Мне кажется, пантюркизм и евразийская интеграция – это не параллельные процессы, а взаимодополняющие. По сути, Турция выполняет евразийскую миссию среди тюркских народов, и выполняет эту интеграционную миссию весьма достойно. Белоруссия может выполнять такую же миссию среди стран с нелиберальной экономикой и славян Прибалтики, Россия и Украина – среди славянских государств. По сути, это все разные задачи одного дела. Я уверен, официальный Баку может стать «модератором» евразийской интеграции среди шиитов и азербайджанцев за пределами собственно Азербайджана, если решит участвовать в этом проекте. Для Азербайджана в евразийском проекте всегда есть место.

— Россию с многочисленным тюркоязычным населением безусловно беспокоит возможность экономического и политического объединения тюркских государств. Точнее, создавая ЕЭС, Москва использует возможности для углубления трещин, препятствующих объединению тюркских государств.

— Не думаю, что Москва рассматривает ЕЭС именно под таким углом. Это может быть побочное следствие, которое может возникать только одновременно и при усилении интеграции и при попустительстве Турции. К тому же препятствовать экономическому и культурному объединению просто не в российских традициях. В России распространяются «карты поляка» — возможность получать полякам России некоторые блага от польского правительства, на территории России действуют панисламские организации. Россия сохраняет позитивные имперские практики, среди которых в том числе и реальная возможность для культурных и экономических проектов сторонних государств.

Пока какое-нибудь такое объединение не призывает к сепаратизму или борьбе с центральным правительством, против него Москва ничего не имеет. Например, некоторые турецкие фонды активно действовали в Татарстане. До тех пор, пока татары не начали заявлять о своей непримиримой позиции по отношению к России в целом и к русским в частности, эти фонды не имели принципиальных проблем с местными властями и Москвой. Любая пантюркистская интеграция народов России, признающая территориальную целостность России, не разжигающая межэтнические конфликты и конфессиональный раздор, всегда приветствовалась и будет приветствоваться Москвой.

Непонятно, что будет с Центральной Азией после вывода войск США из Афганистана

Смутные времена для соседей Афганистана

Регион опасается Китая, России и того, что США сворачивают войну.
Ош, Кыргызстан. В Кыргызстане есть такое чувство, что Соединенные Штаты скоро уйдут из страны. Это тревожная перспектива, если учитывать, что почти пятая часть валового внутреннего продукта идет со стороны «транзитного центра» США, расположенного в аэропорту «Манас», находящегося за пределами Бишкека. На этом фоне в прошлом месяце госсекретарь США Хиллари Клинтон совершила визит в соседний Таджикистан и Узбекистан, чтобы осветить стратегию США для региона после вывода войск из Афганистана. Освещение стратегии именно в данный момент имеет важное значение, если Соединенные Штаты не хотят оставить вакуум, который позволит бедному региону падать дальше в недовольство и экономическую неопределенность.
Разговоры с кыргызами и другими в Бишкеке и Оше — втором по величине городе страны — показали сильное ощущение того, что интересы Америки в регионе не распространяются дальше 2014 года — даты вывода войск США из Афганистана. В недавнем опросе, проведенном Международным республиканским институтом (МРИ), говорится, несмотря на то, что Соединенные Штаты по-прежнему играют важную роль в регионе, Америка заняла третье место в плане позитивного восприятия людьми мировых держав после Китая и России. Кыргызы считают Россию самой популярной страной, а их остаточные языковые и культурные связи и поездки молодых кыргызов в Россию означают, что общественность в значительной степени отдает приоритет Москве. Политические лидеры признают это. Они регулярно совершают паломничества в Москву до и после любых выборов, и используют свои связи с Россией для решения своих дел.
Но, как это показалось нам в Бишкеке, Россия – «незрелая» сила, которая, кажется, хочет просто утвердить свою региональную власть, чтобы компенсировать утраченную империю. Это отмечают кыргызы. Они также с озабоченностью отмечают их почти полную экономическую зависимость от Китая. Чиновники и аналитики в Бишкеке мрачно намекают на потенциальные рычаги Пекина, хотя никто не может указать на их множественные проявления. Соединенные Штаты, напротив, воспринимаются как непостоянная держава, чьи интересы вращаются вокруг операций в Афганистане и могут угаснуть так же быстро, как только придет крайний срок вывода войск, намеченный на 2014 год.
Таким образом, США готовят почву для вывода своих войск, и когда Америка уйдет, бедный регион опять останется в нестабильности. Россия будет продолжать играть важную роль, но Китай станет средним звеном. Это не та роль, к которой стремится Китай, но он примет ее по умолчанию при отсутствии Америки в регионе и продолжающейся попытке России вернуть себе предыдущую славу. Китай уже готов играть эту роль. Признавая важность наличия какого-то культурного следа, он создал институты Конфуция в четырех из пяти государств Центральной Азии. Посольство Китая в Бишкеке возвышается над американским посольством, но пустует, поскольку Китай оставляет возможность дальнейшего расширения своего дипломатического присутствия.
Полуофициальные аналитики, с которыми мы говорили в Пекине, подчеркнули важность стабильности и развития в Центральной Азии для обеспечения стабильности в беспокойной китайской провинции Синьцзян. Это, пожалуй, наиболее важный сигнал о будущей роли Китая в регионе: если влияние в Центральной Азии является ключевым для внутренней стабильности для Пекина, вполне вероятно, что значимость этой роли будет расти.
После поездки в регион, стратегия Клинтон по Центральной Азии на период после выхода из Афганистана, похоже, будет состоять из трех основных элементов: прямых инвестиций, таких как строительство нового завода компании «General Motors» в Узбекистане, региональной экономической интеграции на основе нового «Шелкового пути» для создания транспортных связей со странами Южной Азии через Афганистан, и навязывания диктаторам региона соблюдения прав человека. Вышеуказанные элементы стратегии являются желанными показателями американского пути, но Вашингтон должен будет продемонстрировать свою приверженность к ней. Если это случится, то вывод американских войск из Афганистана в 2014 году может дать Китаю нежелательную роль альтернативы России в регионе.
(Раффаелло Пантучи является приглашенным ученым Шанхайской академии общественных наук, а Александрос Петерсен является автором книги «Мировой остров: евразийская геополитика и судьба Запада»).

Раффаелло Пантучи и Александрос Петерсен
«Washington Times», 10 ноября 2011 года
Перевод – «InoZpress.kg»

Источник — zpress.kg
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1321082580

Горящая Ливия — приз для Китая?

В Ливии практически началась гражданская война, власти активно защищают свои позиции. Тем временем нестабильность в этой стране привела к повышению цен на нефть, что обострило конкуренцию главных энергетических импортеров в регионе — Китая и США.
Между тем, по мнению Ариэля Коэна, ведущего эксперта фонда «Наследие» по России, Евразии и международной энергетической политике, все эти события в будущем приведут к соревнованию между Китаем и Россией за Центральную Азию. В таком соревновании выиграет Китай, уверен американский эксперт

— Господин Коэн, насколько такой сценарий развития нынешних событий на Ближнем Востоке был ожидаем или неожидан для Соединенных Штатов Америки?
— События на Ближнем Востоке были полным сюрпризом как для Вашингтона, так и для самих режимов. Они говорят о том, что разведки, дипломатические службы были не готовы к правильной оценке взрывного потенциала нестабильности, потому что спецслужбы зачастую дают ту информацию, которую хотят услышать в правительстве.
И у дипломатов, и у американского разведсообщества не хватало на местах потенциала агентурных сетей. Меня это не удивляет, потому что американская разведка полагается на местные силы безопасности.
— А как Вы считаете, почему часть российских аналитиков и, я думаю, вообще российская сторона очень настойчиво говорит о том, что за всеми этими событиями на Ближнем Востоке опять видится рука Запада?
— Российская сторона говорит это по двум причинам. Первая — потому что они пытаются оправдать недовольство у себя дома. И, кстати, это не только российская позиция. Почти все постсоветские страны пытаются списать недовольство у себя дома на «происки врагов» и тем самым из людей, имеющих реальные политические претензии и жалобы, делают агентов иностранных разведок. Это еще при Сталине практиковалось. Правда, тогда даже совсем невинных бросали в ГУЛАГ как японских или польских шпионов.
Второй момент — это паранойя, которая осталась еще с Советского Союза, подпитываемая некоторыми профессиональными антиамериканскими пропагандистами. Мы их часто видим «в ящике», но «если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно», то есть кто-то этим рупорам платит, кто-то вставляет в сетку вещания.
С одной стороны — это пережиток, оставшийся с советских времен, а с другой — это попытка создать образ внешнего врага для того, чтобы сплотить вокруг себя население. Кроме того, это попытка облить черной краской всех политических противников.
— Выходит, что реальной «перезагрузки» отношений между Россией и США не произошло? И холодная война, по сути, продолжается?
— Со времен Горбачева люди забывают, какой бывает та, настоящая холодная война. Сегодня это уже не та холодная война, когда друг на друга были нацелены ракеты с ядерными боеголовками и кризисом, который разразился во время кубинских событий 1962 года. До такой степени, что война могла начаться практически в течение двух-трех часов, одна политическая ошибка могла привести к запуску ракет.
Такого нет.
Но есть глубокое недоверие и геополитическое соревнование.
Говорить о том, что Америке выгодны события на Ближнем Востоке, может либо человек, катастрофически не разбирающийся в происходящем в экономике и геополитике, либо человек, сугубо заангажированный.
Потому что Америка зависит от нефти, и Америка — импортер нефти. Повышение цен на нефть, которое продолжается из-за событий на Ближнем Востоке, очень плохо для роста американской экономики. Ведь она только сейчас со скрипом стала выходить из кризиса.
Америка потеряла уже своего близкого союзника там — Хосни Мубарака. У Америки проблемы в Бахрейне и Омане. В Бахрейне стоит пятый американский флот. И последний момент — вся эта катавасия выгодна Ирану. Иран — это сегодня главный региональный конкурент Соединенных Штатов в Персидском заливе и на Ближнем Востоке.
— И по поводу перезагрузки, которую обе стороны торжественно презентовали в прошлом году…
— Перезагрузка могла двигаться, только пока Обама шел на односторонние уступки, и она покупается только ценой односторонних уступок.
Соглашение СНВ по ракетам — это уступки Америки по отношению к России. Прекращение или ослабление американского присутствия в Средней Азии, на Кавказе, Украине — это односторонние уступки. Перезагрузка реально дала для Америки и НАТО канал снабжения на Афганистан, но это опять же в интересах России.
Есть односторонние уступки. И есть совпадение интересов. Совпадение интересов — это Афганистан.

Война и мир на Ближнем Востоке
— Ощущается ли на Ближнем Востоке соперничество между США и Китаем как главными мировыми импортерами энергоресурсов, и как оно, на Ваш взгляд, будет дальше развиваться?

— Есть соперничество между США и Китаем в Тихоокеанском регионе. Чем больше растет экономическая мощь Китая, тем больше у него ресурсов для укрепления военной мощи. Когда укрепляется военная мощь, то, соответственно, начинаются трения вокруг Тайваня, Южко-Китайского моря. Китай недостаточно давит на Северную Корею, чтобы она держала себя в рамках, не развивала ядерную программу. Но Северная Корея оттягивает на себя внимание США, развязывает Китаю руки в других регионах.
По океанской периферии от Кореи до Филиппин у Пекина уже есть какие-то трения с Вашингтоном. Программа вооружения Китая говорит о том, что он хочет усиливать свою военно-морскую и военно-воздушную мощь.
В долгосрочном измерении экономический рост Китая приведет и к росту совокупной государственной мощи. И когда это произойдет, начнутся трения и с Россией (и Россия это понимает), будут трения и в Центральной Азии, потому что на Центральную Азию претендуют как Пекин, так и Москва. Будет соревнование между Китаем и Россией в Центральной Азии. В таком соревновании выиграет, конечно, Китай.

Ботагоз Сейдахметова
11.03.2011

Источник — Новое поколение
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1299966420

Таджикистан обеспокоен Иранским экспортом

С момента обретения независимости Таджикистан установил с Исламской Республикой Иран особые отношения. Президент светской Республики Таджикистан Эмомали Рахмон неоднократно называл Иран стратегическим партнером, готовым всегда помочь своему младшему брату. Несколько раз в год наши президенты встречались, крепко обнимали друг друга, говорили о высоком уровне сотрудничества между двумя странами.

Однако на фоне всех этих рукопожатий, сладких речей и комплиментов происходит нечто страшное, на что таджикские власти не обращают, или не хотят обращать должного внимания. Речь идет о том, что в последнее время определенные заинтересованные круги Ирана активно распространяют идеи шиизма на территории нашей страны.

Особую активность проявляет посольство Ирана в Душанбе, заметно расширившее круг своей деятельности с мая 2010 года. Неспроста в Душанбе, Кулябе, Курган-Тюбе и различных городах Согдийской области культурный центр иранского посольства успело провести несколько религиозных мероприятий. Любопытно, что все это происходит на фоне стараний таджикского руководства нормализовать религиозную ситуацию в стране. Выходит, наш «братский Иран» дает нам подножку в решении религиозных проблем, обостряя тем самым и без того сложную внутриполитическую ситуацию в Таджикистане.

Кроме того, работники дипломатического представительства Ирана организовали курсы по изучению иностранных языков и навыкам по использованию сети Интернет. На этих курсах они охотно занимаются поэтапной идеологической обработкой нашей молодежи. С этой целью учащимся курсов под предлогом изучения иранского языка бесплатно выдается шиитская литература. Впрочем, с недавних пор такая литература, по инициативе вездесущего посольства Ирана, широко распространяется на всей территории Таджикистана.

Однако дела не ограничиваются только этим. Иран все более активно использует нашу молодежь в достижении своих корыстных целей. Жаль, что сами молодые таджики с удовольствием идут у них на поводу. Ярким примером тому может служить тот факт, что в 2010-2011 учебный год функционирующим в Душанбе иранским религиозным колледжем принято на учебу 70 таджикских подростков в возрасте от 14 до 16 лет. Ранее в это учебное заведение ежегодно поступало около 40-50 таджикских граждан. Большинство этих подростков, по окончании учебы направляются в различные религиозные учебные заведения Ирана. Можно только догадываться о том, чему их будут там учить.

Не отстает от иранских колледжей и медресе, расположенное рядом со зданием «Козиети Калон» (духовного управления), созданное при поддержке посольства Ирана. Более 10% преподавателей этого учебного заведения являются гражданами исламской республики. В медресе обучаются более 200 детей и подростков, окончивших средние школы. Ежегодно 4-5 его выпускников направляются для дальнейшего получения образования в теологические центры Ирана.

Ведь только в одном иранском городе Захедан и его окрестностях действуют десятки медресе, где проходят обучение таджикские студенты. Многие из них в дальнейшем переправляются в лагеря боевиков «Аль-Каиды», расположенных на территории соседнего Пакистана. В то время, когда возвратившиеся на родину выпускники станут удобными инструментами в распространении идей шиизма в Таджикистане. Примеров такого печального явления масса. Например, бывший имам мечети «Ташбеги» Истаравшанского района Согдийской области мулло Рахим в настоящее время активно занимается обучением молодежи в духе шиизма. Он ранее учился в одном из религиозных теологических центров Ирана и в последнее время периодически получает финансовую поддержку и литературу от спонсоров в исламской республике.

Иран проводит особо активную религиозную экспансию буквально под носом у президента Э.Рахмона — в столице, где идеологическим центром по распространению шиизма является мечеть «Хаджа Абдурашид». Многие духовные работники мечети, ранее обучавшиеся в религиозных заведениях Ирана, и по сей день поддерживают очень тесные контакты с посольством исламской республики. Сотрудники иранского дипломатического представительства без особых трудностей подкупают наших коррумпированных религиозных деятелей. Недавно власти арестовали одного из них за распространение среди прихожан религиозно-экстремистских идей. Им оказался имам одной из мечетей города Душанбе Н.Сирожиддин, который постоянно получал материальную помощь от сотрудников посольства Ирана за пропаганду шиитских идей среди прихожан мечети.

Сегодня Иран является инициатором и спонсором экстремистских организаций шиитского толка в ближневосточных странах. Например, таких, как «Хезболлах». Ведь в известных религиозных учебных центрах городов Тегеран и Кум в массовом порядке готовят «перспективных студентов», многие из которых рано или поздно становятся тайными членами «Хезболлах». А в Ираке Иран открыто оказывает всяческую помощь шиитским группировкам, осуществляющим террористические акции по всей стране.

Совершенно ясно, что Иран может использовать подобный сценарий и в Таджикистане, в случае, если власти республики не будут плясать под его дудку. Трудно себе представить, какой может возникнуть «пожар» и в без того нестабильном Таджикистане.

Сегодня официальному Душанбе необходимо серьезно пересмотреть свои отношения с Ираном. Эмомали Рахмону следовало бы учиться на горьком опыте ближневосточных стран, дабы его страну не постигла учесть Ливана или Ирака.

МИХАИЛ КАЛАНТАРОВ

Источник — ЦентрАзия

ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ – ЗОНА, СВОБОДНОЙ ОТ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Появление ядерного оружия в ХХ веке имело и позитивное и негативное значение. Позитивную роль ядерного оружия можно увидеть его сдерживающим потенциале. «Единственная мыслимая функция ядерного оружия заключается в сдерживании потенциальных противников от массированной атаки. Таким образом, если страна обзавелась таким оружием, то ей не обойтись без противника, «достойного» ядерного устрашения. Для России таковым остаются в первую очередь США, и наоборот». [1]

В 1946 году Сталин заложил основы официальной доктрины: «Атомные бомбы предназначены для того, чтобы пугать слабонервных, но они не могут решить исхода войны…». [2]

И если бы не произошло принципиальных изменений в средствах ведения войны, то, скорее всего, через несколько лет после окончания Второй мировой войны произошло бы новое военное столкновение, если не глобального масштаба, то по крайней мере охватывающее Европейский и Азиатский континенты.

Однако такое развитие событий было предотвращено появлением ядерного оружия. Колоссальная разрушительная сила новых вооружений вызывала все большие сомнения в целесообразности применения военной силы в отношениях между двумя ведущими центрами силы — СССР и США и возглавляемыми ими военно-политическими блоками. Опасение, что прямое военное столкновение двух сверхдержав приведет к ядерной войне, последствия которой могли иметь катастрофический характер, стало мощным средством, сдерживавшим развитие военного противоборства НАТО и ОВД. [3]

По мнению Ю.В.Фетисова (кандидат философских наук, Омский государственный технический университет, старший преподаватель кафедры «Государственное и муниципальное управление». Участница томских летних школ по ядерному нераспространению 2006 –2008 гг.) ядерное оружие в структуре культуры национальной безопасности ХХ века – прежде всего, для ведущих стран мира, оказавшихся способными произвести такое оружие, – приобрело статус несомненной и приоритетной ценности. Причем если изначально ядерные боеприпасы рассматривались как средство наращивания огневой мощи войск на поле боя и достижения стратегических и военно-политических целей в ядерной войне, то впоследствии было доказано, что ядерным оружием вообще нельзя воспользоваться в боевых целях и что оно может быть только лишь инструментом предотвращения войны и сдерживания агрессии. Поэтому ядерным вооружениям была отведена особая роль в структуре культуры национальной безопасности – роль фактора сдерживания. [4]

Но один из апологетов безъядерного мира, профессор В.И. Слипченко, подчеркивает, что «твердость убеждений в необходимости ядерных вооружений для сохранения «ядерного мира» – скорее инерция мышления, чем окружающая нас реальность. Ядерное оружие по объективным причинам вообще не может быть фактором сдерживания, ибо «позитивные свойства ядерного сдерживания принципиально не могут быть реализованы без его применения вне риска всеобщей катастрофы» и «главный смысл и истинная суть сдерживания – … в самосдерживании ядерного оружия». [5]

Исходя из вышеприведенных мнении можно утверждать в общем смысле так, что в идеале ядерное сдерживание означает, что ЯО – это не средство ведения войны, а политический инструмент, прежде всего гарантирующий, что ядерное оружие не будет применено на практике: ни в контексте преднамеренного нападения, никак результат эскалации неядерного конфликта между ядерными державами.

Некоторых государствах, обладающих ядерном оружием нестабильность политической среды и вероятность приход к власти радикальных сил возрастает риски использования ядерного оружия против «врага» и в этом заключается негативное значение данного оружия.

Между тем, очевидно, что новые острые вызовы и угрозы второго ядерного века – прежде всего, такие, как терроризм и экстремизм, – не могут быть сдержаны с помощью ядерного оружия. Так, непонятно, каким образом ядерное сдерживание может помочь избежать ракетно-ядерного удара с авантюристическими или провокационными целями со стороны стран-экстремистов. Но абсолютно понятно то, что ставка на ядерное оружие выгодна ракетно-ядерным военно-промышленным комплексам, в то время как фактически каждое новое обоснование «полезности» ядерного оружия ведет ко все большим расходам и становится скорее экономической и экологической обузой для ядерных государств, чем благом, учитывая, что ЯО сегодня уже не может являться гарантом безопасности перед лицом новых вызовов и угроз.

Таким образом для того, чтобы предотвратить ядерного столкновения и ядерной войны был заключен ДНЯО, создана МАГАТЭ и была выдвинута идеи Зоны, свободной от ядерного оружия.

РЕГИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД К НЕРАСПРОСТРАНЕНИЮ – ЗОНЫ, СВОБОДНЫЕ ОТ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ ВАЖНЕЙШИЙ ФАКТОР В СИСТЕМЕ ЯДЕРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Одним из важнейших проблем международной безопасности является проблема нераспространение ядреного оружия и разоружения. Эта проблема возникла после того, как СССР, Великобритания и Франция стали обладателями ядерного оружия, США стали добиваться заключения международного соглашения о предотвращении его дальнейшего распространения. Советский Союз с самого начала поддержал эту идею, опасаясь появления ядерного оружия в Европе. Таким образом, в глобальном масштабе появлялась необходимость контроля над распространением ядерного оружия с помощью международных договоров и организации, такими как, Ирландская резолюция.[6] ГА ООН, Договор о нераспространении ядерного оружия от 12 июня 1968 г. МАГАТЭ и.т.д.

Параллельно с процессом глобального решения задачи ядерного распространения с середины 50-х годов получила развитие идея регионального подхода к нераспространению, выразившаяся в усилиях отдельных стран и регионов по образованию зон, свободных от ядерного оружия. Идея ЗСЯО с начала была в виде предложении. Например, в 1956 году бывший Советский Союз предложил идею безъядерной зоны в Европе, видя в этом цель недопущения размещения американского ядерного оружия на подступах к границам стран, входящих в Варшавский Договор. В 1957 году министр иностранных дел Польской Народной Республики Адам Рапацкий выдвинул на Генеральной Ассамблее ООН предложение о создании зоны, свободной от ядерного оружия в Центральной Европе, охватывающей территории ФРГ, ГДР, Польши и Чехословакии (План Рапацкого). Президент Финляндии Урхо Калеви Кекконен 28 мая 1963 г. предложил объявить безатомной зоной Север Европы («план Кекконена»). Несмотря на практическое не воплощение в жизнь, эти идеи играли определенную роль в становлении концепции безъядерных зон как важной меры по нераспространению.

Практическая реализация идеи ЗСЯО начала с заключением в 1968 году Договора о нераспространении ядерного оружия, так как статья VII гласит: «Никакое положение настоящего Договора не затрагивает право какой-либо группы государств заключать региональные договоры с целью обеспечения полного отсутствия ядерного оружия на их соответствующих территориях». [7]

Создание зон, свободных от ядерного оружия (ЗСЯО) является региональный подход к укреплению глобального ядерного нераспространения и разоружения консолидировать международные усилия в направлении мира и безопасности.

Обобщая определения ЗСЯО, приведенные в разных аналитических источниках и официальных документах можно определить ЗСЯО так:

ЗСЯО эта та зона, в котором страны или отдельно взятая страна обязаться не производить, не приобретать, не испытывать и не обладать ядерным оружием.

Ныне в мире существует пять регионов, свободных от ядерного оружия. Условия создания каждой зоны во всех случаях различаются, однако все из них запрещают разработку, производство, владение, испытание, приобретение и принятие ядерных вооружений. Первая в мире безъядерная зона была создана в Латинской Америке (Договор Тлателолко), затем последовало подписание Договора Раротонга, объявившего безъядерной зоной южную часть Тихого океана, Бангкокского договора о создании

безъядерной зоны в Юго-Восточной Азии, Договора Пелиндаба о безъядерной зоне в Африке и, наконец, Договора о безъядерной зоне в Центральной Азии. Эти зоны создались в региональном масштабе. Такие зоны существует и в национальном уровне. [8]

Национальные безъядерные зоны создаются путем принятия деклараций или внесения соответствующих изменений в законодательства отдельных государств. Впервые по этому пути пошло государство Палау, расположенное в Тихом океане, которое в 1982

году внесло подобное положение в свою конституцию. Некоторые страны, такие как Монголия и Австрия, объявили о своем неядерном статусе, не заключая дополнительных соглашений с другими государствами, Новая Зеландия и Филиппины сначала присоединились к региональному международному соглашению, а после этого объявили о создании безъядерных зон на своей территории.

Австрия и Монголия декларировали свой безъядерный статус, введя особый закон, запретивший производство, хранение, транспортировку и испытания ядерного оружия. Монголия дополнительно ввела запрет на транспортировку и хранение ядерных отходов. Новозеландское законодательство пополнилось нормой, которая запрещает заход в территориальные воды страны любого судна, имеющего ядерную энергетическую установку или оснащенного ядерным оружием. Новая Зеландия также запрещает приземляться на своих аэродромах самолетам, несущим ядерное оружие. Филиппины дополнили национальную конституцию соответствующей статьей.

Ныне существующие зоны, свободные от ядерного оружия охватывают почти 50% существующих государств в политической карте мира. Еще недавно секретариат ООН получил от постоянного представительства Ирака сообщение от 2 сентября 2010 года, к которому прилагается текст документа с изложением позиции, озаглавленный «Создание на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного оружия». [9] Это утверждает тот факт, что роль ЗСЯО в обеспечении национальной и международной безопасности возрастает. Но ЗСЯО не должны препятствовать использованию ядерной науки и технологии в мирных целях и может также способствовать, если это предусмотрено в договорах о создании таких зон, двустороннем, региональном и международном сотрудничестве в области мирного использования ядерной энергии в зоне, в поддержку социально-экономического, научного и технологического развития государств-участников. Президент Казахстана Н.Назарбаев утверждает, что предпринимая законные и жизненно важные для всего человечества меры контроля в сфере ядерной безопасности, международное сообщество не должно игнорировать глобальные тренды в области энергетики и высоких технологий. Поэтому необходим разумный баланс между глобальными усилиями в сфере борьбы с ядерным терроризмом и легитимными с точки зрения международного права ядерными программами. [10]

В обеспечении международной ядерной безопасности ЗСЯО играет положительную роль и является самым оптимальным вариантам предотвращения ядерного распространения и вооружения. Как региональный подход к нераспространению, ЗСЯО в конце концов должны приведет к глобальной разоружении, как сказал Президент Узбекистана И.Каримов: «…путь к глобальной безопасности лежит через обеспечение региональной безопасности, иначе говоря, путь к глобализму — через регионализм». [11]Но как сказал Н.Назарбаев в этой области есть некоторые проблемы. По его мнению безъядерным зонам приходится годами дожидаться признания со стороны официальных ядерных государств и принятия соответствующих протоколов. И все это на фоне неоднократных заявлений глобальных держав об их искреннем стремлении к безъядерному миру. Он предлагает незамедлительно обсудить вопрос о международно-правовом статусе безъядерных зон, предусматривающем как гарантии безопасности, так и соответствующие преференции государствам-участникам. [12]

ЗОНА, СВОБДНОЙ ОТ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ – ВКЛАД В ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАНОГО И УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ

Создание в Центральной Азии зона, свободной от ядерного оружия было выдвинуто Президентом Республики Узбекистан И.Каримовым на 48-й сессии ГА ООН 28 сентября 1993 года. «…Реалии современного мира таковы, что безопасность одной страны не может быть обеспечена за счет другого государства, региональную безопасность нельзя рассматривать в отрыве от проблем всемирной безопасности. Исходя из этого Узбекистан выступает за полную ликвидацию ядерного оружия, за эффективное действие и продление без срока Договора о нераспространении ядерного оружия. Наша республика активно будет участвовать в подготовительных переговорах к Конференции по продлению действия этого Договора. Узбекистан является убежденным сторонником объявления Центральноазиатского региона безъядерной зоной.

Мы также намерены ответственно провести необходимые переговоры о присоединении к Конвенции по запрещению химического оружия и по проблемам запрещения бактериологического оружия. Узбекистан считает, что необходим международный контроль за распространением в Центральноазиатском регионе химического и бактериологического оружия». [13]

Президент Узбекистана 1996 году на встрече государств-членов ОБСЕ в Лиссабоне еще раз подтвердил значимость создания а ЦА ЗСЯО. «Мы просим поддержать инициативу Узбекистана, с которой мы обратились с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН. Речь идет об объявлении безъядерной зоной Центральноазиатского региона, где соседствуют отдельные государства, которые не скрывают своих планов приобщиться к ядерному оружию». [14]

Инициатива Республики Узбекистан была полностью поддержана нашими соседями — Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном и Туркменистаном на основе Алма-Атинской декларации, принятой в феврале 1997г. Этот документ создал атмосферу политического доверия в области ядерного нераспространения.

Значительным событием на пути создания безъядерной зоны явилось проведение 15 сентября 1997г. в г.Ташкенте Международной конференции «Центральная Азия — зона, свободная от ядерного оружия», в ходе которой были высказаны позитивные оценки усилиям государств региона, стремящимся расширить районы планеты, где ядерное оружие, ядерные взрывные устройства будут запрещены навсегда. По итогам конференции была создана Региональная экспертная группа (РЭГ) для подготовки соответствующего договора.

С 1997 по 2002 гг. при активном содействии Департамента ООН по вопросам разоружения и экспертов МАГАТЭ проведен ряд рабочих встреч группы в городах Женева, Ашгабад, Ташкент, дважды — в Саппоро и в Самарканде. В ходе последней встречи 27 сентября 2002г. в г.Самарканде была достигнута договоренность о проведении церемонии подписания Договора в г.Семипалатинске. Во второй половине 2002г. в штаб-квартире ООН были проведены две консультативные встречи с экспертами «ядерной пятерки» (Великобритании, Китая, России, США и Франции), по итогам которых в проект документа были внесены существенные поправки и предложения.

7-9 февраля 2005г. в г.Ташкенте была проведена седьмая встреча РЭГ, в ходе которой была согласована общая позиция стран Центральной Азии по тексту Договора с учетом предложений и комментариев стран «ядерной пятерки», МАГАТЭ и Департамента по правовым вопросам ООН.

В результате ряда встреч этой группы при активном содействии и под эгидой ООН был подготовлен Договор о создании в Центральной Азии такой зоны. 8 августа 2006 года в Семипалатинске (Казахстан) Договор был подписан пятью государствами.

В соответствии с Договором, государства-участники взяли на себя обязательства по запрету производства, приобретения и размещения ядерного оружия и его компонентов или других ядерных взрывных устройств на своих территориях. Вместе с тем, Договором не запрещается использование энергии в мирных целях. Новая безъядерная зона имеет особенности: это первая такая зона в Северном полушарии, она имеет общую продолжительную границу с двумя государствами, обладающими ядерным оружием – Россией и Китаем, на территории одного из участников Договора – Казахстана в течение 40 лет – с 1949 по 1989 годы – действовал Семипалатинский ядерный полигон, на котором в общей сложности было произведено около 500 испытательных ядерных взрывов.

В отличие от других зон, сохранение ЦА в качестве зоны, свободной от ядерного оружия имеет актуальное значение. Это, в частности, связано со следующими обстоятельствами:

Регион непосредственно граничит с двумя ядерными державами;

Существование вокруг региона нестабильных ядерных государств и государств, стремящихся к обладанию ОМУ, а также активизации в нем террористических и экстремистиских группировок. «Наш регион практически со всех сторон окружен государствами, обладающими ядерным оружием. Центральная Азия уязвима для ядерной угрозы», — подтверждает Президент И.Каримов. [15]

Милитаризация ЦА (иностранные военные базы) и геополитическая борьба великих держав. Кандидат политических наук, доцент Национального Университета Узбекистана Ф.Ф.Толипов подчеркивает: «Сегодня мы можем с уверенностью утверждать, что являемся свидетелями, условно говоря, третьей Большой игры после первой – между Россией и Великобртанией в начале ХХ века и второй – между Россией/Советским Союзом и США в 1979-1989 гг. в Афганистане».[16]

В обеспечении эффективности сохранения ЦА в качестве ЗСЯО, следовало бы обратится внимания на следующее:

Создание региональных институциональных механизмов. «Необходимо признать, что технология создания зоны, свободной от ядерного оружия, сама по себе не решит задачу обеспечения безопасности региона. Должен быть сформирован такой механизм, который мог бы задействовать все функциональные возможности зоны для предотвращения угрозы распространения», — утверждал Президент И.Каримов.[17]

Экспортный контроль. По этому поводу предлагается идей о создании Международного учебного центра по ядерной безопасности. В рамках предполагаемого центра можно было бы проводить все необходимые полевые занятия и теоретические семинары. Центр усилил бы потенциал Центральной Азии в области совершенствования систем экспортного и внутригосударственного контроля, учета и физической защиты ядерного материала. [18]

Добиться официальных гарантий от ядерной пятерки к государствам ЗСЯО.

Ядерное оружие больше не является фактором стабильности, а угрозой международной безопасности, ввиду появления террористических и экстремистских группировок. Для государств ядерное оружие может быть фактором сдерживания противника. Государства стремятся обладать ядерном оружием со следующими соображениями:

Обеспечение внешней безопасности, т.е. защититься от внешнего нападения противника;

Престиж на мировой арене;

Популярность внутри своих стран или получения внешнеполитических уступок от других держав;

Но для террористических группировок – это предпочтительное оружие. То есть применения ядерного оружия является самым эффективным и разрушительным способом в достижении своих корыстных целей. В условиях активизации террористических и экстремистских группировок вокруг региона сохранение в ЦА зоны свободной от ядерного оружия приобретает все больше значения.

Примечания:

1) Михаил Троицкий. Уйти от сдерживания // http://www.globalaffairs.ru/number/Uiti-ot-sderzhivaniya-15014

2) Генри Киссенджер. Дипломатия. М: «Ладомир», 1997. С – 445.

3) Современные международные отношения. Учебник / Под. ред. А.В.
Торкунова. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1999.

4) Актуальные вопросы ядерной безопасности. Изд-во «Иван Федоров». Томск 2010 С. 139.

5) Слипченко В.И. Ядерное сдерживание – миф ХХI века // Безопасность: Информационный сборник фонда национальной и международной безопасности.2001, № 56. С. 14 — 17.

6) Ирландская резолюция была одобрено ГА ООН в декабре 1961 г. Эта резолюция была первым официальным выражением интереса великих держав к достижению ядерного нераспространения. Ирландская резолюция призывала к заключению соглашения о нераспространение ядерного оружия, согласно которой ядерные державы должны были взять на себя обязательство не передавать контроль над своим ядерным оружием и не передавать технологическую информацию, в то время как неядерные государства обязуются не предпринимать усилий для производства или обретения контроля над ядерным оружием каким-либо другим способом.

7) Договор о нераспространении ядерного оружия // www.armscontrol.ru/start/rus/docs/npt.htm

8) Ядерное оружие и национальная безопасность. Институт стратегической стабильности. М.: 2008. с. — 163.

9) Текст сообщения от 2 сентября 2010 года, полученного от постоянного представительства республики Ирак // IAEA. Атом для мира. GC(54)/INF/11 16 сентября 2010 года

10) Назарбаев Н. Глобальный мир и ядерная безопасность // http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1270206120

11) Выступление на специальном торжественном заседании Генеральной Ассамблеи по случаю пятидесятой годовщины Организации Объединенных Наций, Нью-Йорк, 24 октября 1995 г.

12) Назарбаев Н. Глобальный мир и ядерная безопасность // http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1270206120

13) Выступление на 48-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Нью-Йорк, 28 сентября 1993 г.

14) Выступление на встрече глав государств-членов ОБСЕ. 3 декабря 1996 г.

15) Речь Президента Узбекистана И.Каримова на совместной сессии палат нового парламента 28 января 2005 г.

16) Толипов Ф. Большая стратегия Узбекистана в контексте геополитической
и идеологической трансформации Центральной Азии. Т.: Фан. 2005. С. — 53.

17) За безопасность и устойчивое развитие. Выступление на Международной
конференции «Центральная Азия — зона, свободная от ядерного оружия»,
15 сентября 1997 г.

18) Назарбаев Н. Глобальный мир и ядерная безопасность // http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1270206120

___________________________________

Ботир Бахадиров, студент IV курса
Национального Университета
имени Мирзо Улугбека,
факультета философии,
направления политологии

Источник — ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1292329020

Внешние силы расшатывают Таджикистан

Становится все яснее, что экстремисты нашли новое убежище по соседству с Афганистаном

Мириам Элдер (Miriam Elder)
Примечание редактора: в октябре московский корреспондент Global Post Мириам Элдер совершила путешествие в Таджикистан, где изучила вопрос нарастающей нестабильность в этом бывшем советском сателлите. В этой статье она пишет об эскалации насилия с участием загадочных внешних сил

Гарм — Одинокий вертолет завис над полупустыми улицами Гарма — поселка в середине долины реки Рашт в Таджикистане. Немногочисленные жители, стоящие по углам улиц, не обращают внимания на громкий свист лопастей. За месяц они успели к нему привыкнуть.

Федеральные войска начали стекаться в долину реки Рашт, лежащую на востоке Таджикистана, среди гор высотою в небо, в начале сентября. Они прибывали сотнями, может быть, тысячами. У них были танки и тяжелая артиллерия. Их точное количество — государственная тайна. А с кем они воюют — узнать еще труднее.

Сообщения официальных источников крайне скудны, по сути дела введена информационная блокада, и узнать правду стало крайне трудно. Точно известно только то, что уже много лет в Таджикистане (нищей среднеазиатской стране, имеющей протяженную общую границу с Афганистаном) не было такого беспокойного времени. К югу отсюда, в Афганистане, войска НАТО сражаются с талибами, а лагеря подготовки экстремистов на границе Афганистана с Пакистаном, где подготовили исполнителей террористического акта 11 сентября 2001 года, возможно, теперь будут перемещены на север, из-за чего нестабильность в Таджикистане возрастет.

Насилие в Таджикистане нарастает и принимает новый характер. В стране бесконтрольно растущая безработица, по данным Всемирного банка 47% населения живет за чертой бедности, а по данным ООН 10% населения регулярно испытывает трудности с получением пищи.

В начале сентября в Таджикистан попытались проникнуть сорок членов движения «Талибан» и Исламского движения Узбекистана, о чем сообщили из пограничной службы. Завязавшаяся перестрелка продлилась целый день; семеро нарушителей погибло, а остальные отступили обратно в Афганистан.

«Обстановка опять стала неопределенной, — сказал редактор самой уважаемой в Таджикистане газеты «Азия-плюс» Марат Мамадшоев. — А когда обстановка нестабильная, начинаются болезни вроде фундаментализма».

Помимо перестрелки на границе, осенью в стране произошло бегство заключенных из тюрьмы, нападение на федеральные войска и бой в горах Рашта, а также первое в истории страны (3 сентября) появление террориста-самоубийцы, врезавшегося на начиненной взрывчаткой машине в милицейскую заставу в городе Худжанде на севере страны, из-за чего погибло двое милициоеров.

«Все эти события не связаны друг с другом, но говорят о движении в определенном направлении, — считает политолог Абдугани Мамадазимов из Душанбе. — Здесь опять хотят построить базу».

Мир обратил внимание на происходящее 22 августа, когда из тюрьмы в центре столицы Душанбе сбежало двадцать пять заключенных. Стены тюрьмы высятся буквально в нескольких шагах от резиденции Эмомали Рахмона, много лет занимающего пост президента страны.

Заключенные, по данным представителя Министерства внутренних дел Махмадулло Асадуллоева, были «особо опасными преступниками», среди них были боевики оппозиции и террористы-исламисты. Один из них был пойман в Афганистане и сидел в тюрьме в Гуантанамо.

Через несколько дней после этого в долину Рашта, в ста двенадцати милях от столицы, стали стекаться конвои федеральных войск. 19 сентября в районе Комаробского ущелья в двадцати пяти милях от Гарма на один из этих конвоев было совершено нападение. Два грузовика, без вооружений и перевозившие солдат, призванных на службу весной того же года, изрешетили пулями; в итоге, зверски убиты двадцать пять солдат и офицеров.

«Мимо шел человек в чапане (то есть традиционном таджикском халате), кто-то из солдат сказал — «Это не наш!». Тогда он трижды крикнул: «Аллаху акбар!» — распахнул халат и начал стрелять. Были и другие боевики», — рассказал один житель Гарма, вспоминая об одном из многочисленных слухов, расползшихся по долине, когда оказалось, что государство ничего не сообщит об этом событии.

На сайте YouTube был выложен отснятый на сотовый телефон видеоролик с жалкими обескровленными солдатскими телами, безжизненно валяющимися в кузове грузовика и на каменистой земле рядом с ним.

Государство немедленно отреагировало, введя во всей долине комендантский час в ночное время и полностью отключив сотовую связь. На дороге, связывающей Душанбе с Гармом, установлены заставы, а журналистов (как местных, так и иностранных) туда не пускали — я приехала в долину с юго-востока, после двух дней езды вдоль афганской границы и через горы.

Долгие годы эта долина, отделенная от Душанбе многокилометровыми зловещими горами, была неразрывно связана с сопротивлением. В ней издавна жили и продолжают жить бывшие боевики, которые сражались против войск Рахмона и проиграли им в гражданской войне 1992-97 гг. В рамках мирного договора, положившего конец кровопролитной войне, многие командиры оппозиции получили должности в правительстве. Но с тех пор многих из них систематически «отправляли на пенсию», то есть или увольняли, или арестовывали, или убивали.

«Некоторые говорили Рахмону — ты как фараон, можешь делать все что хочешь, ты принес нам мир», — вспоминает Хикматулло Сайфулозода, член Партии исламского сопротивления — ведущей оппозиционной организации в стране, сформировавшейся на основе вооруженной оппозиции времен гражданской войны, но теперь пользующейся мирными методами борьбы за власть.

Государство возлагает вину за недавние волнения на троих деятелей оппозиции и обвиняет в предоставлении поддержки боевиков Исламского движения Узбекистана, просочившихся сквозь протяженную и плохо охраняемую границу с Афганистаном.

«Коалиционные войска начали активно штурмовать приграничные с Пакистаном районы на юго-востоке Афганистана. Экстремистские силы в Афганистане, пытаясь найти себе более спокойное место, переместились на север, к границе с Таджикистаном, — сказал, выступая недавно на пресс-конференции в Душанбе, министр иностранных дел Хамрохон Зарифи. — Нынешняя ситуация связана с двумя-тремя террористическими группировками, которые воспользовались ситуацией на севере Афганистана и попытались повлиять на внутриполитическую обстановку в стране».

Исламское движение Узбекистана давно ведет борьбу за создание исламского халифата во всей Средней Азии — регионе, где во всех странах, в том числе и в Таджикистане, после падения Советского Союза восторжествовали коррупция и авторитаризм. Но в конце 2001 года харизматический лидер движения Джума Намангани был убит в Афганистане в столкновении с силами США, и движению был нанесен сильный удар. В августе было объявлено, что новый лидер движения Тахир Юлдашев в прошлом году погиб под бомбовым ударом в Пакистане, хотя несколько месяцев это отрицалось, и появился новый лидер — Абу Усман Адиль. Некоторые аналитики полагают, что он теперь пытается доказать свое лидерство.

Причастность к происходящему иностранных террористических группировок местные жители подтверждают, но оппозиционеры не воспринимают это всерьез, утверждая, что государство хочет прикрыть этим очередной удар по оппозиции.

«Там определенно были какие-то неизвестные, — сказал один местный житель, имея в виду горы, где шли бои, пока что не затронувшие долину. — Они не отсюда и они вообще не таджики».

По словам местного жителя, разговаривавшего с работавшим на месте происшествия врачом, из пяти убитых боевиков, привезенных в больницу в Гарме две недели назад, двое были русскими, а один — афганцем. Государство утверждает, что это все правда, что начиная с сентября, когда началась операция, ими убиты представители преимущественно исламских регионов России (Чечня, Дагестан, Татарстан) и несколько афганцев. Иногда они ссылаются при этом на паспортные данные, а иногда, как в случае с Асадуллоевым из МВД, просто говорят — «По виду понятно».

Асадуллоев отказался уточнить, сколько боевиков, по его мнению, скрывается в горах, а также сколько военных отправлено на их розыски. Он сказал, что уже уничтожено «два-три» лагеря подготовки. Также он сказал, что недавно полиция уничтожила террористическую ячейку из десяти человек в Согдийском районе на севере страны.

«Мы захватили огромное количество взрывчатых веществ, литературы и планов нанесения ударов по Таджикистану», — сказал Асадуллоев. — «В Душанбе?» — спросили его. — «В Таджикистане», — ответил он и улыбнулся золотыми зубами, как бы говоря, что государство отказывается сообщать подробности, причем практически любые.

Высоко в горах под Гармом бои продолжаются, хотя государство не говорит об этом почти ничего. Они даже придумали себе своего собственного Усаму бен Ладена, как говорят критически и скептически мыслящие люди. Это мулло Абдулло, который, как говорят, вернулся из Афганистана, провоевав там почти десять лет, хотя никто никогда его не видел.

«Он как бен Ладен — такое привидение», — сказал аналитик Мамадазимов.

«Этот человек сеет смерть везде, где появляется, — сказал представитель пограничной службы Таджикистана Хушнуд Рахматуллаев. — В Раште все было спокойно, пока не появился он».

Многие местные жители и противники правительства не уверены в существовании Абдулло. Они уверены в существовании коррумпированного правительства, которое неспособно бороться с нарастающими угрозами для безопасности страны.

«Совершенно нет подготовленности к такому уровню насилия, как там», — сказал один местный житель и показал на юг, в сторону Афганистана.

Оригинал публикации: Outsiders destabilize Tajikstan

(«Global Post», США)

Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1291367460

Ирану дорога в ШОС заказана

Почему Китай и Россия не хотят видеть Иран в ШОС? Ядерное досье? Нет, просто не хотят брать на себя обязательства в отношении Ирана на случай нападения Соединенных Штатов и Израиля. Да и вообще перед Вашингтоном в любом случае будет как-то неловко.

Ирану, похоже, членом ШОС уже не стать. Для Ирана это, возможно, и к лучшему. На состоявшемся в конце ноября заседании Совета глав правительств Шанхайской организации сотрудничества Иран вновь не смог вступить в это региональное центральноазиатское объединение. На этот раз ему было отказано под тем предлогом, что членом ШОС не может стать государство, находящееся под санкциями ООН. Интересно, что это необычное и странное условие членства появилось всего два года назад на саммите в Ташкенте с подачи России и Китая — специально для того, чтобы не допустить вступление Ирана в это объединение. Известно также, что в Астане близкий союзник Ирана Таджикистан пытался настоять, чтобы пункт о санкциях был изъят из итогового варианта положения о членстве в ШОС, однако ему не удалось этого добиться.

Таким образом, Иран, крупнейшая страна региона, в результате этой запретительной отговорки, которую Москва и Пекин продвинули, чтобы угодить Евросоюзу и США, не сможет практически никогда стать членом ШОС. Причем Иран нужен Шанхайской организации даже в большей степени, так как эта страна находится на важном перекрестке торговых путей Центральной Азии, обладает огромными запасами полезных ископаемых и финансовыми ресурсами, которых нет у многих членов шанхайской «шестерки», а также развитой и быстрорастущей экономикой. В результате значительно больше шансов на членство в ШОС появляется у Пакистана, разрываемого межплеменными и межконфессиональными конфликтами, на чью территорию вот-вот перекинется из Афганистана агрессия НАТО.

Шанхайская организация сотрудничества была основана в 2001 году лидерами Китая, России, Казахстана, Таджикистана, Киргизии и Узбекистана и является крупнейшим региональным объединением в мире наряду с АТЭС, ЕС и НАФТА. Население ШОС составляет почти 1,5 миллиарда человек – это четверть всего населения земного шар, а территория — 30 млн км², то есть 60 % площади Евразии. Четыре азиатских государства – Иран, Пакистан, Индия и Монголия – имеют в ШОС статус наблюдателей, а Белоруссия и Шри-Ланка с конца апреля этого года стали «партнерами по диалогу», хотя мало кто из аналитиков всерьез понимает, что значит этот статус в ШОС. Страны Шанхайской организации сотрудничества производят 15% мирового ВВП. По официальным данным, за январь-август 2010 года товарооборот между государствами-членами ШОС вырос по
сравнению с аналогичным периодом прошлого года более чем на 40%.

Иран пытался вступить в ШОС практически с самого начала ее существования, считая это экономически и политически выгодным для себя. По мнению Тегерана, полноценное участие в ШОС позволило бы ему получить рынок сбыта для своей нефти и природного газа, легковых автомобилей, а также сельхозпродукции. Причем в середине «нулевых» годов руководители главных стран ШОС — России и Китая — активно поощряли это желание Ирана, заявляя о заинтересованности Шанхайской организации иметь в своем составе все крупные государства Центральной Азии. В 2008 году в Ташкенте президент России Дмитрий Медведев заявлял, что расширение состава организации за счет крупных держав «отвечало бы интересам ШОС и укрепило бы ее авторитет». Причем считалось, что наибольшие шансы на вступление из стран-членов имели Пакистан и Иран.

Однако по мере продвижению к возможному расширению ШОС все более усиливалась скрытая геополитическая конфронтация и углубление противоречий между интересами ШОС и НАТО, ШОС и США. И в этом геополитическом раскладе возможное включение в организацию Ирана вызывало в Вашингтоне чрезвычайно резкую эмоциональную реакцию в отношении шанхайской «шестерки», хотя и без практического ее воплощения. Поэтому по мере нарастания давления на Иран со стороны США и одновременно все более заметного дрейфа российского руководства в сторону Запада и НАТО, заявления кремлевских лидеров о возможности вступления Ирана в ШОС стали все более расплывчатыми и все менее понятными. А после того, как летом 2010 года президент России Дмитрий Медведев заявил об отказе поставлять Тегерану зенитно-ракетные комплексы С-300, стало ясно, что членство в ШОС Ирану вообще «не светит», несмотря на его экономическую мощь и удачное географическое положение. То есть Москва сделала свой выбор, согласившись стать помощницей Соединенных Штатов в их борьбе с единственной страной Средней Азии, не подчиняющейся диктату Вашингтона, проводящей независимую внешнюю и внутреннюю политику и не позволяющую американским компаниям грабить ее природные ресурсы.

На последний саммит ШОС президент Ирана Махмуд Ахмадинежад даже не был приглашен из опасений, что его обвинения в адрес агрессивной политики США могут придать саммиту антиамериканский оттенок. Перед встречей в Ташкенте в 2008 году Тегеран специально разослал всем государствам Шанхайской «шестерки» ноты о желании президента участвовать в работе этого саммита. В Ташкенте Ахмадинежаду хотелось получить поддержку соседей перед опасностью все более серьезных санкций, а заодно еще раз желании Ирана войти в ШОС.

Однако в результате консультаций между ключевыми игроками шанхайской «шестерки» и председательствующим тогда в ОБСЕ Казахстаном Ахмадинежад получил вежливый отказ, так что на саммите от этой страны присутствовал глава МИДа Манучехр Моттаки.

На последней встрече глав правительств в Душанбе присутствовал 1-й вице-президент Ирана Мохаммад Реза Рахими, который еще раз высказал желание своей страны стать членом ШОС. Более того, комментируя намеченные на ближайшие годы планы этой организации развивать экономические связи и транспортную инфраструктуру региона, Рахими заявил, что без участия его страны реализация большинства совместных проектов ШОС, в частности в вопросах транзита грузов, будет нереальна. «Поэтому на следующем саммите в Москве мы намерены поставить вопрос о принятии Ирана в члены ШОС. Если нам будет отказано в этом вопросе, то мы сделаем соответствующие выводы», — заявил Рахими.

В последнее время Шанхайская организация стала все более заметно утрачивать свою ведущую роль и притягательность в глазах многих азиатских государств. Несмотря на высокий торговый и транспортный потенциал, из-за нерешительности России и особой позиции Китая этот потенциал на протяжении почти десяти лет остается практически неиспользованным. Непростые отношения и внутренние противоречия между странами-членами ШОС не позволяют им не только выработать новые способы сотрудничества, но и воплощать в жизнь даже те решения, которые были приняты ранее. Так что в этом смысле, оставаясь вне рамок ШОС, Иран ничего не проиграл, а может быть, даже и выиграл, поскольку имеет возможность торговать и развивать двусторонние экономические связи со всеми странами региона, не задумываясь о том, являются ли они членами ШОС или нет.

Да и все государства-члены шанхайской «шестерки» нередко забывают о возможностях многостороннего сотрудничества в рамках своего объединения и развивают, в основном, двусторонние отношения. Китай сотрудничает по отдельности с Таджикистаном и Киргизией, а Казахстан с Таджикистаном. Однако Китай также активно развивает торговлю и с Ираном. Не обращая внимания на санкции ООН, Китай использует отсутствие конкуренции на иранском рынке, который из-за санкций покинули многие европейские и азиатские страны.

Да и сами страны-члены ШОС в последние годы накопили друг к другу множество взаимных претензий – территориальных, ресурсных и торговых. Например, Таджикистан и Узбекистан не только никак между собой не сотрудничают, но наоборот, стремятся подорвать взаимные усилия в развитии своих экономик. В последние месяцы отношения Душанбе и Ташкента вообще скатились до уровня чуть ли не «холодной войны», чему никак не мешает их членство в ШОС . Узбекистан почти что автоматически выступает против всех водно-энергетических проектов Таджикистана и строительства крупных ГЭС в этой стране, а заодно в Киргизии. Особенно активно противятся узбекские руководители завершению строительства Рогунской ГЭС на реке Вахш в Таджикистане, поскольку считают, что ее пуск вызовет нехватку воды и серьезные экологические и экономические проблемы в низовьях этой реки – в Узбекистане, Казахстане и Туркменистане. В то же время для Душанбе запуск энергоблоков Рогунской ГЭС, которую начали строить еще в 70-е годы, позволит не только решить проблемы энергоснабжения республики, но и начать активную продажу энергии в Афганистан, Пакистан, Индию и Китай.

По разным сведениям, вопрос Рогунской ГЭС обсуждался и на последней встрече глав правительств ШОС в Душанбе, но так и не был решен. В конце прошлого года Узбекистан в знак протеста против планов Таджикистана достроить ГЭС на реке Вахш вообще покинул объединенную энергосистему Центральной Азии. В результате прошлой осенью и зимой Таджикистан испытывал жестокий дефицит энергии и был вынужден импортировать ее у соседей, поскольку из-за позиции Узбекистана транзит энергии в Таджикистан из Туркмении стал невозможным.

В последнее время на первые позиции в ШОС начинает все активнее выдвигаться, вытесняя Россию, Китай. Он быстро набирает экономический вес и выходит на второе место среди мировых экономик, заменив Японию. Недавно Пекин выделил для фонда экономических проектов ШОС 10 млрд. долларов, чего не может позволить себе никакая другая страна региона, включая Россию. Пекин также предложил Киргизии 3 млрд. долларов за то, чтобы она закрыла находящуюся в стране американскую военную базу, которая называется Центром транзитных перевозок и обслуживает натовскую группировку войск в Афганистане. Кроме этого, Китай активно сотрудничает с каждой страной шанхайской «шестерки» в отдельности, а также развивает военно-техническое сотрудничество с Ираном.

Да и вообще следует признать, что само понятие ШОС становится все более аморфным. Государства-члены не отличается особой внутриорганизационной дисциплиной. Так что членство в этой организации не мешает им торговать с кем угодно, в том числе и с Ираном. Например, Таджикистан, находящийся в жестком противостоянии с Узбекистаном активно строит вместе с Ираном вторую очередь Сангтудинской ГЭС и готов привлечь иранцев к участию в проектах возведения Шуробской и Даштиджумской ГЭС. Таджикистан также вовлекает Иран в создание единой электроэнергетической системы с участием Пакистана. Иранские компании в Таджикистане строят железнодорожные и автомобильные дорог, участвуют в создании свободных экономических зон, инвестиционных и бизнеспроектах. Иранские бизнесмены, объявили о готовности инвестировать в строительство завода в Таджикистане по производству цемента, предприятия по добыче и обработке драгоценных и полудрагоценных камней.

Причем отчетливое сближение Таджикистана и Ирана идет на фоне все более заметного охлаждения отношений Душанбе с Москвой, несмотря на то, что между странами имеются тысячи нитей глубокой взаимосвязи политического и торгово-экономического характера. Только одни денежные переводы из России достигают по объему треть валового внутреннего продукта Таджикистана. И дело тут не только в культурной, языковой, религиозной и исторической близости таджиков и персов, но и в том, что российские лидеры своей прозападной политикой отталкивают от себя государства Центральной Азии.

Так что сегодня становится ясно, что Иран, оставаясь вне рамок Шанхайской организации сотрудничества, имеет значительно большую свободу действий. По крайней мере, экономически он волен выбирать себе партнеров из значительно большего числа возможных кандидатов, и на условиях, которые устраивают только его. А, имея в числе партнеров Китай, одного из экономических гигантов 21-го века, он оказывается даже в более выигрышной позиции, чем, если бы развивал сотрудничество с Россией. Хотя бы потому, что китайские лидеры не подвержены влиянию США и НАТО.

Иран.ру

Казахстан постоянно равняется на другие страны

В своих недавних посланиях народу Казахстана глава государства Нурсултан Назарбаев уделил особое внимание индустриализации. На XII съезде партии «Нур Отан» он представил новую государственную программу форсированного индустриально-инновационного развития.
Перед правительством опять встали вопросы: как разместить производства? за что браться? что выпускать? Опять, потому что это уже было. Со дня провозглашения независимости Казахстан пытался перенять лучшее из того, что можно взять у других государств. Но раз за разом случались осечки. Все-таки местные условия так или иначе предполагают выбор собственного пути. Однако сейчас мы опять смотрим вокруг, думая, кого скопировать. Что это? Старые грабли? Или продуманная стратегия?

Интересно выглядит эволюция Казахстана на протяжении последних двух десятков лет. Сначала мы взяли за основу опыт арабских стран, чтобы поднять сырьевой сектор. Затем опыт некоторых восточноевропейских государств (например, Финляндии) для развития финансового сектора. Сейчас пытаемся перенять опыт Сингапура в сфере наукоемких производств. Но вот ведь, что интересно, ни один из этих опытов не был идеально спроецирован внутри страны. Везде корректировки вносили местные особенности: где-то недостатки личностного порядка некоторых региональных руководителей, где-то несовершенство самой системы государственного управления.

Сырье

Когда-то, в далеких девяностых, мы начали свой путь с того, что, равняясь на арабские экономики и страны Океании, решили привлечь в совершенно обнищавшую страну западные инвестиции. Тогда для нас был один приоритет – выиграть время за счет внутренних ресурсов, поднять страну.
Безусловно, мы можем без особых усилий обскакать на сырьевом рынке всех. Казахстан страна с очень большим экономическим потенциалом в этом плане, который до сих пор был реализован в очень малой степени. У нас есть большие ресурсы нефти, газа и урана, и мы можем в ближайшие 10–15 лет стать одним из крупнейших в мире поставщиков энергоносителей. Но и по другим видам сырья Казахстан очень богат. Залежи меди составляют 10 процентов от мировых запасов, свинца – 19, цинка – 13, железа – 10, марганца – 25, а хромовых руд – 30 процентов.
Тогда была проведена приватизационная кампания. Она была в Казахстане быстрой, даже сверхбыстрой, и многие крупные предприятия передавались иностранцам без накопившихся долгов. При этом была проведена и массовая смена директоров, многие из которых начали прибирать к рукам подчиненные им заводы, фабрики, рудники, заботясь не об эффективности производства и работниках, а о собственном обогащении. Но так бывает всегда на руинах империи. Со временем такие хозяева понимают, что работать выгоднее либо что работать так или иначе придется.
И действительно к миллениуму Казахстан завоевал прочные экспортные позиции на рынках сырья. Будучи богаты нефтью, металлами, мы стали продавать их довольно бойко. Однако последний кризис показал, что всегда зависеть от сырья опасно. К примеру, год назад, когда спрос на него снизился до минимума с 1998 года, это негативно отразилось на бюджете страны, да и на самочувствии граждан.
А потому опыт арабских стран с их сырьевой экономикой если на первом этапе и сыграл свою положительную роль, то на перспективу нам совершенно не подходит. Риски колебаний цен на рынке энергоресурсов провоцируют уязвимость нашей экономики. А потому арабский опыт в данном случае становится плохим примером для подражания. Чем, по сути, они там занимаются? Они просто-напросто заколачивают деньги. Кстати, избыток ликвидности, спровоцированный производителями энергоресурсов, как раз и привел мировую экономику к кризису, вслед за которым появился финансовый дисбаланс. Поэтому было принято решение диверсифицировать экономику. Но как?
На самом деле поползновения в плане развития индустрии ежегодно предпринимались все последнее десятилетие, после того как Казахстан прочно встал на «сырьевые» ноги. Однако пользы было мало. Большинство производств так и не было достроено. Те, что достроили, многократно проходили реструктуризацию и перепроверки, а это несовместимо с ведением успешного бизнеса. Из более чем пятидесяти проектов до логического финала дошли единицы, их можно по пальцам одной руки пересчитать.
Кризис заставил отнестись к индустриализации более серьезно. Стало ясно: быть сырьевым придатком не только непрестижно, но и опасно. Поэтому в своих «кризисных» посланиях народу Казахстана глава государства Нурсултан Назарбаев посвятил огромные блоки индустриальному прогрессу. А на XII съезде партии «Нур Отан» представил новую государственную программу форсированного индустриально-инновационного развития. Перед правительством опять встали вопросы: как разместить производства? за что браться? что выпускать?
Если брать за основу еще ту, старую «диверсификационную» карту, то новые производства в Казахстане почти пять лет назад распределились вполне адекватно потенциалу регионов. Посему решили ее попросту усилить. Но на этот раз приоритеты расставить в пользу высокотехнологичных производств и аграрного сектора. И здесь, разумеется, не обошлось без «подражания».

Нанотехнологии

Большинство специалистов сходятся во мнении, что в отношении новых технологий нам первоочередно нужно развивать сектор биотехнологий и химию. Это достаточно перспективные, мощные сектора, подкрепленные сырьевой базой. Они связаны с фармацевтикой, со здоровьем. Да и рынок сам по себе привлекательный. Эти наукоемкие отрасли в свою очередь могут потянуть за собой другие в лице тех же IT-сектора, нанотехнологий или биотехнологий и т.д.
За основу, как водится, берется опыт Сингапура. В конце восьмидесятых это государство было сходно с Казахстаном полдесятка лет спустя: разруха, бедность… Только у него сырья никогда не было и не будет. Потому-то ему ничего не оставалось, как сделать ставку на новые технологии. И, пожалуйста, сейчас Сингапур – одна из ведущих экономических держав мира.
Но путь такой скользок и предполагает наличие значительного научного потенциала. Нет, никто не говорит, что у нас его нет. Однако напрочь разрушенная в 90-х годах система взаимодействия производства и науки по сей день не восстановлена. Причем проблема в принципе определена. Уже не раз приступали к ее решению. Однако результаты, даже спустя десяток лет, никакие. Как было производство оторвано от науки, так и по сей день ни на шаг они не сблизились.
По-хорошему следовало бы либо поставить крест на этом направлении, либо провести грандиозную реформу, которая бы перевернула научное и промышленное сообщества с ног на голову. Однако это тема для отдельного материала.
Такие вот «палки в колеса» часто и мешают Казахстану уверенно двигаться вперед. Так или иначе любой опыт, который мы пытаемся у себя применить, разбивается о бетонную стену отечественной неопытности. К примеру, если взять первый опыт – нефтяной, здесь мы переборщили с доступом к недрам. В итоге 85 процентов нефти в стране ныне добывают иностранцы. И очень тяжело дается Казахстану вернуться в эту отрасль самому. В случае с финансовым сектором погорели, правда, не только мы. Сам образец – Финляндия – «посыпалась» первая, с ее колоссальными внешними задолженностями в банковском секторе. Что и стало первым звоночком для нас. В пучину кризиса мы нырнули спустя почти полгода после них. О ситуации с опытом Сингапура мы уже писали выше.

Сельхозка

Чем еще может похвастать Казахстан помимо богатых запасов полезных ископаемых? Западные эксперты в один голос твердят: земля. Так оно и есть. Государство занимает девятое место в мире по площади. Причем земли со времен освоения целины считаются весьма плодородными. Здесь тебе и пастбища, и посевы не в пример Китаю… Там плодородных земель намного меньше. Почти две трети страны – местность гористая либо пустынная, одним словом, для сельского хозяйства не приспособленная. Но даже это китайцев не остановило. А потому сейчас специалисты в один голос рекомендуют на примере Китая развивать аграрный сектор.
Его опыт в аграрной отрасли можно считать поистине уникальным. Китаю ныне пророчат первое место по ВВП в мире. Но начиналось-то все, простите, с банального огорода, а точнее, с «земельной реформы». Это когда крестьянство фактически самозахватом переделило все плодородные земли, государству пришлось признать законность этого раздела и отдать участки в долгосрочную аренду. Как известно, земля в Китае находится в государственной или коллективной собственности.
Указанные меры положили начало квазикапиталистическим реформам в деревне – народ наконец-то смог зарабатывать своим трудом, что создало условия для повышения платежеспособного спроса и уровня жизни населения. Накопление капитала на селе и в деревне привело к стремительному росту сельского хозяйства, его модернизации и подготовило серьезную платформу для развития экономики в целом.
Повышение благосостояния на селе способствовало развитию мелкого деревенского ростовщичества как канала финансирования и развития местного бизнеса, так и финансирования переселения и открытия бизнеса в городах. Все сказанное еще раз подтверждает тезис о том, что развитие нормального рынка всегда начинается с реформ на селе.
За счет этого сначала произошло расширение сельскохозяйственного производства, продукция которого стала активно экспортироваться. Следующим шагом было освоение рынков трудоемкого ширпотреба – изделий из кожи, производства одежды и обуви. В городах и сельской местности появились несложные трудоемкие производства.
Можно было бы провести подобные реформы и в Казахстане. Однако сегодняшнее положение нашей страны сильно отличается от Китая 1980-х годов. Это очередная наша особенность, которая, как видится, вновь помешает спроецировать успешный опыт другой страны в Казахстане.
В нашей стране сегодня наблюдается сильный контраст по уровню благосостояния населения. Пять процентов казахстанцев имеют сверхдоходы, около пятнадцати процентов – доходы выше среднего, 20 процентов – средние, треть населения – выживает, остальные находятся за чертой бедности. В Китае агрореформа начиналась, когда почти 80 процентов были за чертой бедности.
То есть о саморазвитии в данном случае даже заикаться не приходится. Нужна существенная поддержка государства. И здесь уже впору применить опыт США, где сельское хозяйство снабжается такими грандиозными субсидиями, что иному казахстанцу показалось бы, что достаточно купить плуг и объявить себя фермером, чтобы сесть на полное государственное содержание.
Другое дело, сколько это будет нам стоить. Когда приходят иностранцы и развивают, как-то не очень заметны денежные траты. Сейчас Казахстану, пожалуй впервые, предстоит действовать самостоятельно. Суммы велики. Дадут ли они приплод? Правильно ли мы действуем? Вот несколько примеров.
В Костанае, где полным ходом идет строительство промышленных предприятий животноводческого комплекса, уже сегодня сомневаются, кто будет обитать в многочисленных откормочных площадках, где брать коров, где брать племя, что с кормами. Таков далеко не полный перечень вопросов, вставших перед аграриями.
В Алматинской области ситуация и вовсе казусная сложилась. В кои-то веки фермеры получили сверхурожай овощей, надеясь на построенные недавно консервные заводы. Но вот ведь незадача – заводы оказались неплатежеспособными. И такие примеры можно привести применительно к любому региону страны.
То есть фактически, как водится, «планов громадье» оказалось недодуманным. Фигурально выражаясь, получается так, что на кирпич для стройки смету составили, а на то, как этот кирпич потом использовать – позабыли.

Алексей ХРАМКОВ, Алматы

комментарии

Гульмира Курганбаева, директор департамента развития АРД «РФЦА»:

– На развитие перерабатывающей отрасли, чтобы ее поставить на ноги, требуется 5–7 лет. На нано- и биотехнологии – 10 лет. Эти отрасли, безусловно, себя оправдают. С точки зрения инвестора за нано- и биотехнологиями будущее. Материалы на основе этих технологий будут иметь большой спрос в течение ближайших десятилетий. Но сейчас они нуждаются в государственной поддержке.
Бахыт Кайракбай, консультант Института национальных экономических стратегий Центральной Азии:
– Нужно пытаться развивать нашу несырьевую отрасль, к примеру аграрный комплекс. Для этого надо просто поощрять государственное инвестирование. Одновременно, поскольку у нас человеческий потенциал слабоват, надо массированно инвестировать в человеческий капитал, чтобы подготовить почву для восприимчивости к новым технологиям, которые планируется развивать.

Кайрат Келимбетов, глава госхолдинга «Самрук-Казына»:

– Нужно жить так, как будто у нас нет нефти. Но ожидать, что это произойдет в одночасье, было бы по крайней мере наивно. Нужно учитывать, что в ближайшие годы «фактор нефти» будет увеличиваться, соответственно, в разы должны расти и наши усилия по диверсификации и индустриализации. А для этого всем надо работать больше и умнее, опережая конкурентов, потому как и геоэкономическое пространство вокруг нас стремительно меняется, бросая новые вызовы.

Бен Слэй, директор регионального центра Программы развития ООН:

– В Казахстане есть несколько отраслей, где видна необходимость улучшения потенциала переработки, в частности пищевая промышленность. Казахстан производит очень большое количество пшеницы, но, с другой стороны, импортирует много товаров из зерна. Необходимо развивать пищевую промышленность, она не требует больших капиталовложений. А пока здесь нет конкурентоспособных компаний, которые могли бы снабжать всю страну.

Источник — Литер
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1290929880