Протесты в Армении – следствие коррупции и безработицы эпохи Саргсяна

Встала не только Армения, но и вся армянская диаспора, отмечает вице-президент Форума армянских союзов Европы

Я призываю всю российскую общественность, политиков, телевидение и другие СМИ не упоминать слово «майдан» вообще. Во-первых, в Армении нет востока. Это мононациональное государство. Майдан на Украине был организован определенными западными силами. В Армении же западным силам не нужно ничего организовывать, потому что сегодня у власти как раз и находятся западные силы. Зачем им себе же организовывать этот майдан? Не случайно по армянскому каналу Euronews крутили ролик про митинг, на фоне которого показывают рукопожатие Сержа Саргсяна и Владимира Путина. То есть наоборот идет дискредитация российской власти, а никак не западной. Делаются намеки на то, что Москва поддерживает Саргсяна.

Армянская общественность сейчас пристально следит за российскими новостями. Если мы будем упоминать слово «майдан», то тем самым сыграем на руку американцам и британцам. В таком случае народ разочаруется в России и начнутся крайне серьезные антироссийские настроения. Они уже имеют место. Протесты – следствие накопившихся за десятилетия проблем, особенно в связи с приходом к власти Сержа Саргсяна. Это безработица, высокая степень коррупции, которая затронула абсолютно все стороны жизни современной Армении. Плюс ко всему назначение действующего президента Армена Саркисяна было нелегитимным, поскольку законы республики запрещают назначать президентом человека, который не проживал в Армении последние пять лет. Более того, он имеет гражданство Великобритании. Документы так и не были предоставлены.

Выборы в парламент Армении прошли с большими нарушениями. Все знают, что один голос стоил 10 тысяч драм. Это примерно 1,300 рублей. Сама конституционная реформа была проведена с большими нарушениями. В международных судах подано множество исков на эту тему. Таким образом мы можем констатировать, что действующая власть нелегитимна. Парламент автоматически стал нелегитимным, поскольку назначил президента, нарушив закон. Фактически государственную систему посадили на стул с подпиленными ножками.

Что еще опасно для существования государственности? Чтобы они сегодня ни подписывали на международном уровне (контракты, соглашения, инвестиции и государственные гарантии), любая новая власть, которая придет, может спокойно дезавуировать все эти документы. Потому что все это сегодня в Армении нелегитимно. Встала не только Армения, но и вся армянская диаспора. Это около 10 млн человек. Диаспора взбудоражена по всему миру — влиятельные силы в России, Европе и США. Они будут объяснять международным структурам, что подписывать соглашения с этой властью – крайне опасный путь. Они в любом случае будут признаны ничтожными.

На встрече Серже Саргсяна с Николом Пашиняном, которая состоялась 22 мая, экс-президент допустил большую ошибку. Он напомнил Пашиняну про расстрел демонстрантов 2008 года. Очевидно, Саргсян показал, что знает о роли Пашиняна в событиях 1 марта. Однако народ воспринял его слова как угрозу — на улицы 22 апреля вышли 160 тысяч человек, показав, что не они боятся угроз. Хочу отметить, что речь идет об очень сильной энергии, которая нарастает. Мы будем делать все возможное, чтобы не допустить применения силы, в первую очередь, со стороны властей.

Митингующие показывают своим поведением, что никого не трогают и порядок не нарушают. С каждым днем людей все больше: 23-24 могут выйти до 300 тысяч человек. Ведь 24 апреля — День памяти жертв Геноцида армян. Арест Пашиняна является большой ошибкой властей, хотя их алгоритм понятен, они считают, что митинги сойдут на нет.

Владимир Погосян — вице-президент Форума армянских союзов Европы (ФАСЕ), бывший помощник главного советника президента Армении по национальной безопасности, специально для ИА «Реалист»
Владимир Погосян:

Ереван, 23.04.2018,

Источник — realtribune.ru

Время на часах Сержа Саргсяна отсчитывает обратный ход…

Интервью 1news.az с политологом Тофиком Аббасовым.

— В ходе визита президента Армении Сержа Саргсяна в Республику Кипр, им был озвучен ряд заявлений. К примеру, глава армянского государства возложил на официальную Анкару провал турецко-армянского процесса нормализации отношений. Как Вы прокомментируете данное заявление?

— Ограниченность дипломатических возможностей лидеров армянского государства не вызывает никаких сомнений. По этой причине они и сетуют на отвлеченные причины, дабы обелить себя и никоим образом не признать, что мало что от них зависит. Провал так называемой «футбольной дипломатии» полностью обнажил несостоятельность Еревана, как субъекта международного права.

Во-первых, внутриполитическая напряженность показала, насколько слабы и недееспособны политические и гражданские институты Армении перед лицом глобальных проблем.

Во-вторых, сам ход процессов на турецком фронте обнажил неуверенность команды С. Саргсяна в плане решения приоритетных задач, касающихся примирения с ближайшими соседями.

В-третьих, пребывание в состоянии перманентных ожиданий реакции влиятельных союзников доказала, что Армения все еще находится на пути к оформлению подлинного суверенитета.

В этом смысле мировые и региональные державы вынуждены все время быть на подстраховке своего сателлита, чтобы он не наделал бед, не угодил бы в трясину полного геополитического коллапса. Потому ныне не удивительно, что в довольно камерных условиях С. Саргсян делится своими сокровенными откровениями с аудиторией, которая в состоянии лишь посочувствовать, но никак не оказать действенной поддержки…

— А как Вы прокомментируете заявление Сержа Саргсяна о том, что «насильно прикрепленный к Азербайджану тоталитарным советским режимом Нагорный Карабах никогда не смирялся со своим статусом. У него перед глазами была судьба армян другой насильно прикрепленной территории — Нахичевана, которые, не выдержав давления властей Азербайджана, вынужденно покинули эту землю, на которой жили тысячелетиями»?

— Как мы знаем, законодательные акты прошлого обратной силы не имеют. Утопизм, в котором погрязли армянские политики прошлой и нынешней эпох, говорит об одном очевидном факте — у них выработались генетические проблемы с чувством реальности. Они все время апеллируют к несуществующим фактам, передергивают неоспоримые свидетельства истории, героизируют свое прошлое так, чтобы наработать наступательные активы. К сожалению, они этим противопоставляют себя сообществу, но последнее делает вид, что ничего не происходит. С этим, как говорится, уже ничего не поделать, и Бог им всем судья.

Но вся беда в том, что армяне с багажом заскорузлых национальных болезней рвутся в качественно новое будущее… Им все время мерещится, что Россия, Турция, Грузия, Азербайджан, Иран, да и другие государства их жестоко обобрали. В их представлениях получается, что все армянам задолжали и обязаны платить по счетам. В подобных расчетах кроется, скажу так, характерная армянская хитрость. Художественный плач по мифическим потерям разводится с тем, чтобы оправдать агрессивность, подвести юридическую базу под захват чужих земель, подать заявку под грядущие аннексионистские планы.

То, что это неминуемо приведет армян к фиаско, не вызывает никаких сомнений. Но нельзя не учитывать, что Армения стала воплощением зла, носительницей вызовов и рисков в момент, когда мир перестраивается, уверенно ставит на технологические инновации в упрочении стабильности. Жаль, что определенные силы, раздувая несуществующие угрозы со стороны исламского сообщества, упорно не замечают опасности, исходящие от исторически сложившегося армянского национализма…

— То есть, можно ли говорить о том, что Армения не готова к установлению мира в регионе Южного Кавказа и будет продолжать играть роль главного дестабилизирующего фактора в нашем регионе?

— Об этом и речь. Этого не заметить нельзя. Невзирая на наличие реально существующей опасности, страны западного сообщества, некоторые круги в странах, где имеется армянское лобби, пытаются использовать потенциал армянского экстремизма в своих планах. Мне кажется, что подобного рода расчеты чреваты для будущего мироустройства. Ведь экстремизм, если он реально наличествует, сам по себе не исчезает, не имеет обыкновения расформироваться или распуститься. Он всегда идет на таран, он наступает, даже если ему противостоит более мощная сила. И, как правило, нарушается существующий баланс, подрывается стабильность, воссоздается новый горячий пояс. И если внешние силы с этим не считаются, то значит потакают подрывным силам, активизируют их на новые «подвиги»…

Нынешняя Армения олицетворяет собой реальную опасность. В момент, когда все ее соседи вовлечены в процессы созидательного характера, бездействие этой страны уже становится опасным фактором. И потом, нельзя забывать, что речь идет о голодном, малообеспеченном и недееспособном субъекте, который постепенно скатился к черте, после которой будет идентифицироваться в качестве объекта международного права…

— По своей ли воле руководство Армении играет в эту роль, или, говоря конкретнее, является Армения действительно, а не формально, независимым государством?

— Армения даже в советские годы брала намного больше, чем отдавала. Иждивенчество укоренилось в сознании кругов, которые примерили на себя наряд элиты.

Избалованность сыграла с Арменией злую шутку на крутом вираже истории. И тут винить внешние силы было бы абсолютно неуместно. Такая влиятельная страна, как Россия, все время тянет Армению из трясины бездействия, пытается внушить ей, что инерция «ничегонеделания» гибельна. То же самое пытаются внушить Еревану другие влиятельные, богатые страны. Но все тщетно. Армяне внушили себе богоизбранность и считают, что все обязаны кормить их из своего кармана.

Что там говорить? Создание государственности, необузданная помощь сторонних сил, подачки диаспоры, которая все время состояла на службе иностранных разведок и международных финансовых бандитов, возымели логический результат.

С другой стороны агрессивность Еревана, разбой в отношении Азербайджана тоже сыграли деструктивную роль в том, что Армения чахнет. Она неминуемо движется к критической черте. Ей нужно пересмотреть свои идеологически приоритеты, и только после этого она сможет вырулить на полосу стабильности.

И такая страна, как Азербайджан при определенном раскладе сможет протянуть ей спасительную руку помощи. Думаю, не стоит уточнять, — что для этого должна сделать сама Армения…

— Есть ли вероятность того, что, в случае если мировые супердержавы примут решение о необходимости торжества международного права и возвращения оккупированных Арменией территорий Азербайджана, официальный Ереван даже не пикнет, а безропотно подчинится этому решению?

— Полагаю, первым делом влиятельные силы в самой Армении должны подумать и предпринять конкретные меры для того, чтобы изменить положение в сторону оздоровления. У этих внутренних сил есть одна трудноизлечимая болезнь — все они подвержены внешним влияниям, они необузданно космополитичны. По части здорового патриотизма наличествует острый дефицит, и все, кто доходит до кормушки власти, сразу поворачивается спиной к народу и превращаются в орудие внешних сил.

В условиях, когда про-французы, про-американцы, про-европейцы и так далее начинают выяснять между собой отношения, им не до насущных проблем сограждан. Ожесточенная грызня за внутренние рынки, за хилый экспорт, за дележку подачек диаспоры и помощи извне воссоздала в Армении невыносимую атмосферу. И в таких условиях Карабахский вопрос превратился в орудие внутреннего шантажа между непримиримыми силами. К тому же, на оккупированных территориях также налажено преступное производство, с помощью которого власть имущие и их сподвижники набивают карманы, поставляют на внешние рынки контрафактную продукцию, наркотики, оружие.

В этих условиях напор международных сил, их активность в решении Карабахской проблемы не достаточно убедительны. К тому же, по-настоящему патриотично настроенных сил на главной арене Еревана пока не видно. Вот если они смогут превратиться в самодостаточную силу, смогут внушить гражданам, что путь к возрождению лежит через мир и согласие с соседними Азербайджаном, Турцией и другими странами, то тогда, думаю, над Арменией сможет взойти солнце надежды.

— Можно ли говорить о том, что озвучивая яро анти-азербайджанские и анти-турецкие заявления в той части Земли, в которую его занесет, президент Армении пытается отключить внимание собственных сограждан от их все углубляющихся социально-экономических проблем?

— Дело именно так и обстоит. Анти-тюркская риторика С. Саргсяна и его приближенных — это палочка-выручалочка в условиях острой социально-экономической неустроенности абсолютного большинства. Но на такой аргументации далеко не поехать. В условиях, когда сегодня доход на душу населения в Азербайджане более, чем в 10 раз превышает аналогичный показатель Армении, когда эта страна занимает одно из последних мест в списке стран, где 80% населения живет ниже черты бедности, социальный взрыв неизбежен.

Да, в эту страну поступает помощь извне, но она, в основном, идет на поддержание обороны, ибо Ереван изнывает под бременем военных расходов. О причинах массового голода, дефицита, отсутствии механизмов социальной поддержки неимущих слоев большинство граждан информировано. Это говорит о том, что сохранение этого статуса-кво уже в ближайшее время станет очень проблемной статьей для партии власти…

— В этих условиях уместно спросить о том, как Вы прокомментируете публикации в армянских СМИ о том, что Сержа Саргсяна вполне может ожидать участь президента Туниса Бен Али?

— Проводить аналогии очень даже уместно. Разница лишь в том, что Тунис при Бен-Али не был вовлечен во внешний конфликт. По части привилегированности клана власти, оболванивания граждан, затягивания поясов среди обездоленных я бы даже сказал, что команда С.Саргсяна перещеголяла тунисского экс-президента.

Но армянскому президенту пока еще удается манипулировать фактором войны за «исторические земли». То есть война против собственного народа вуалируется войной внешней против Азербайджана. Однако в сопоставимости определяющих параметров двух кампаний усугубляется критический разрыв. Стремительно редеет ресурс, предопределяющий судьбу конечного результата во внешнем противостоянии.

Потому есть все основания говорить о том, что С.Саргсян не сможет повторить показатели политического долголетия Бен-Али во власти. Я более, чем убежден, что время на часах армянского руководителя отсчитывает обратный ход…

Акпер Гасанов