«Северный поток – 2» и интересы Европы

Фото: nemiga.info.

«Северный поток – 2» и интересы Европы
Среди европейских союзников США «царит ужас»

В Вашингтоне активизируют усилия, направленные на срыв графика сооружения и ввода в эксплуатацию газопровода «Северный поток – 2». Действуют с помощью инициатив в Конгрессе, давления на европейских покупателей СПГ, игр вокруг заключения нового газового соглашения между Россией и Украиной.

В компаниях, отвечающих за сооружение газопровода из России в Германию, пока сохраняют спокойствие. Австрийская компания OMV объявила, например, что первый газ по трубопроводу (который построен почти на 70%) поступит к полуночи 31 декабря 2019 года, несмотря на то что Дания по-прежнему задерживает согласование маршрута в своих водах. «По моему мнению, мы по-прежнему укладываемся в бюджет и сроки», – прокомментировал агентству The Bloomberg ситуацию вокруг проекта «Северный поток – 2» глава OMV Райнер Зеле.

Однако в США, где видят в российском газопроводе смертельного конкурента для поставок в Европу собственного более дорогого СПГ, всеми силами пытаются нарушить согласованный график. Комитет по международным делам Сената США спешно проголосовал за санкции против проекта «Северный поток — 2». Документ предусматривает введение запрета на въезд в США и заморозку активов лиц и компаний, имеющих отношение к строительству газопровода. В частности, санкции могут быть введены против иностранных компаний, которые предоставляют специализированные суда для укладки труб, а также обеспечивают страхование объекта. Авторами законопроекта выступили республиканец от штата Техаса Тед Круз и демократ от штата Нью-Гемпшир Джинн Шейхин. Единственными компаниями, которые могут пострадать от введения таких санкций, окажутся швейцарская Allseas Group SA и итальянская Saipem SpAof.

Одним из критиков законопроекта является сенатор от штата Кентукки Рэнд Пол, заявивший, что среди европейских союзников США «в связи с обсуждаемым предложением царит ужас».

«Очередным витком русофобских мер» назвала законопроект официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

Дания всячески затягивают выдачу разрешения на сооружение газопровода, и, как считает The Financial Times, это может привести к срыву первоначальных сроков, что ударит по европейцам. «Если в следующие несколько недель мы не получим одобрение от датчан, то не сможем уложиться в срок», – отметил в беседе с газетой высокопоставленный источник, близкий к компании Nord Stream AG, оператору проекта. The Financial Times напоминает, что запуск второй нитки российского газопровода по срокам должен совпасть с окончанием действующего контракта на транзит газа через Украину – 31 декабря 2019 года. Любые задержки могут привести к срыву сроков поставок газа в Европу, подчеркивает британское издание.

Компания-оператор проекта «Северный поток – 2» Nord Stream AG уже имеет национальные разрешения во всех юрисдикциях, через которые по проекту проходит газопровод (Россия, Германия, Финляндия, Швеция), кроме Дании. На рассмотрении в Копенгагене находятся три заявки на различные маршруты. Последняя была подана в апреле 2019 года и предполагает прокладку трубы в исключительной экономической зоне Дании, к югу от острова Борнхольм. Именно этот вариант считает наиболее приемлемым датское Энергетическое агентство, если не принимать в расчет политическую составляющую вопроса. Еще две заявки, поданные ранее, предполагают маршрут в территориальных водах Дании к югу от Борнхольма и в ее исключительной экономической зоне к северо-западу от этого острова.

«Спрос на газ в Европе растет постоянно. Германия как самый большой рынок собирается в ближайшие годы отказаться от использования угля и атомной энергии. Только возобновляемых источников энергии для осуществления этого намерения недостаточно, – пишет немецкая Handelsblatt. – Потребность в газе в Германии будет расти. Частично этот рост будет нивелирован усилиями стран Восточной Европы по модернизации их народных хозяйств с помощью финансовой поддержки ЕС, в результате которой они будут потреблять меньше газа, но собственные газовые резервы ЕС в Северном море тают».

В такой ситуации можно ожидать активизации усилий Еврокомиссии с тем, чтобы снизить остроту противостояния вокруг проекта «Северный поток – 2» и не допустить энергетического коллапса Европы в 2020 году. Брюссель делает попытки добиться заключения нового газового соглашения между Россией и Украиной, причем на максимально долгосрочной основе. Заместитель председателя Еврокомиссии по делам Энергетического союза Марош Шефчович предложил России и Украине провести 16 сентября трехсторонние переговоры по условиям транзита и поставок газа с 1 января 2020 года, на которых Брюссель предложит сторонам заключить 10-летний контракт на транзит.

Россия со своей стороны, как сообщил в конце июля глава российского Минэнерго Александр Новак, предложила Украине продлить действующий контракт на год, но в Киеве на это предложение пока не реагируют. Глава украинского «Нафтогаза» Юрий Витренко заявил в июне, что Киев предложил «Газпрому» соглашение, предусматривающее не транзит, а своп газа, при котором российская сторона будет передавать Украине определенный объем газа на границе, а «Нафтогаз» – отправлять этот газ в Евросоюз.

Дальнейшее развитие ситуации с трехсторонними переговорами России, Украины и ЕС будет зависеть не в последнюю очередь от формирования нового правительства в Киеве.

ПЕТР ИСКЕНДЕРОВ

Источник — Фонд Стратегической Культуры

Семь санкций на неделе: рестрикции США не остановят «Северный поток – 2»


https://rg.ru

Allseas и Saipem продолжат строительство газопровода, а инициатива сенаторов может так и не дойти до конгресса

Наталия Портякова

Возможное введение США санкций против швейцарской компании Allseas и итальянской Saipem, участвующих в прокладке российских морских трубопроводов, не скажется на реализации «Северного потока – 2», считают аналитики. Американские сенаторы подготовили законопроект, предполагающий ограничительные меры против лиц, задействованных в строительстве газопровода. Но в Allseas «Известиям» заявили, что все их работы в Штатах завершены, а участие в «Северном потоке – 2» является для компании крупнейшим за всю ее историю. Проект идет по плану, заверили и в пресс-службе компании — оператора Nord Stream 2. А источник «Известий» в одной из американских финансовых структур уверен, что законопроект сенаторов так и не дойдет до голосования в конгрессе.

Нечего терять

Трубовладельческий строй: угрозы не отпугнули участников «Северного потока – 2»
Европейский бизнес подчеркивает значение проекта для внутреннего рынка ЕС

Угрозы в адрес всех, кто тем или иным образом причастен к проекту «Северный поток – 2», раздавались со стороны США так часто, что, казалось, к ним уже давно привыкли. Сначала основной удар американцы грозились нанести по таким компаниям, как немецкие Wintershall и Uniper, австрийская OMV, нидерландско-британская Royal DutchShell и французская Engie. Они участвуют в реализации «Северного потока – 2» финансово. Но на приверженности европейских партнеров совместному с «Газпромом» проекту это никак не сказалось. Против политического давления американцев выступают и заинтересованные в российском газе правительства, прежде всего немецкое.

Тогда США решили взяться за тех, кто помогает реализации трубопровода не деньгами, а услугами, — швейцарскую компанию-трубоукладчика Allseas и итальянскую Saipem. Еще в начале января немецкая Handesblatt сообщала, что двум компаниям был выдвинут ультиматум: если они продолжат работу над «Северным потоком – 2», их ждут санкции и невозможность участвовать в тендерах на американские проекты.

Газ и тормоз: «Северный поток – 2» сэкономит европейцам €8 млрд в год
Дания ставит под вопрос дату запуска СП-2, а Евросоюз — сроки его окупаемости

К нынешней неделе неофициальная угроза оформилась в законопроект. Как сообщило авторитетное американское издание Foreign Policy, уже на будущей неделе в сенат может быть внесен документ, предполагающий санкции против компаний и лиц, которые продают или сдают в аренду суда, участвующие в строительстве «Северного потока – 2». Бизнесменам грозят отказом в выдаче американской визы и заморозкой активов, а самим компаниям — запретом на участие в выгодных проектах в США. Кроме того, ограничения могут быть введены против тех, кто занимается страхованием занятых в строительстве морских судов.

Комментировать последствия вероятных санкций обе компании, в пресс-службы которых обратились «Известия», не стали. Однако официальный представитель Allseas Йерун Хагельштейн отметил: работы по укладке труб в рамках проекта газопровода из США в Мексику Sur de Texas и установке глубоководной платформы Appomattox в Мексиканском заливе компания уже завершила.

— На данный момент у нас нет никаких крупных проектов, — заметил Йерун Хагельштейн. — Кроме «Северного потока – 2» — крупнейшего для нашей компании за всю историю ее существования (общее число проектов, в которых участвовала Allseas, превышает 300. — «Известия»).

Что касается итальянской компании Saipem, то на рынке США скорее представлена не столько она сама, сколько ее главный акционер — нефтегазовая компания ENI. Непосредственно Saipem — поставщик оборудования и услуг для проектов на шельфе и глубоководных разработок — работает более чем в 60 странах мира и тесно сотрудничает с российскими компаниями. К слову, именно она возводила первый «Северный поток» и должна была строить морской участок первой нитки «Южного потока». Из-за остановки последнего проекта «Газпром» расторг контракт с итальянской компанией, и Saipem долго судилась из-за этого. Но в прошлом месяце итальянцы отказались от части исковых требований к «Газпрому». Кроме того, в конце 2018 года Saipem подписала крупный контракт с «Новатэком» по проекту «Арктик СПГ-2».

Много шума и ничего

Париж с возу — Берлину легче: решения по «Северному потоку – 2» остаются за Германией
Европейцы уладили спор вокруг газопровода

В компании — операторе «Северного потока – 2» «Известиям» заметили, что строительство газопровода идет полным ходом, уже проложено более 1200 км труб.

— На настоящий момент практически весь бюджет капитальных затрат проекта в размере €8 млрд уже инвестирован. Это создало тысячи рабочих мест и придало стимул экономическому росту в Европе: более 670 компаний из 25 стран мира вовлечены в проект, — отметили в пресс-службе оператора.

Как считают опрошенные «Известиями» эксперты, кардинальным образом на реализации «Северного потока – 2» обещанные санкции сказаться не могут.

— Когда идет строительство, маловероятно, что получится серьезно повлиять на его ход — для этого санкции надо было вводить намного раньше. Так что сейчас, если меры будут объявлены, эти компании спокойно продолжат прокладку труб, — сказал «Известиям» аналитик нефтегазового рынка Аналитического кредитного рейтингового агентства Василий Танурков.

Есть у резолюции начало: почему Запад опять против «Северного потока»
Вашингтон и Брюссель назвали проект угрозой для безопасности Евросоюза и интересов США

Ранее схожую точку зрения «Известиям» высказывал и директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. По его словам, отстранение от контрактов в США Allseas, которая выполняет уникальные по сложности работы, испортит жизнь прежде всего американскому бизнесу.

Источник «Известий» в одной из американских финансовых структур и вовсе уверен: законом нынешний проект не станет. По его мнению, несмотря на многочисленные угрозы президента Дональда Трампа относительно «Северного потока – 2», угрозы так и не перешли из риторической плоскости в реальную. Но главное, в США внешняя политика — прерогатива администрации, и «любая попытка конгресса узурпировать эти полномочия президенту и его администрации не понравятся». Именно так было в случае с печально известным санкционным законом CAATSA. Трамп назвал его «дефектным» и обвинил конгресс в покушении на конституционные полномочия президента США в части его исключительной компетенции в области внешней политики.

Источник — Известия

Foreign Policy (США): Франция и Германия ссорятся из-за российского трубопровода

Драка из-за российского газопровода продолжается. На этот раз отличилась Франция, поддержав новую директиву, которая может помешать строительству «Северного потока — 2». Аргумент все тот же — не допустить усиления газовой зависимости Европы от России. Однако Москва просто хочет избавиться от ненадежного партнера — Киева. Журнал «Форин полиси» рассказывает о новой директиве Брюсселя.

Берлин очень хочет, чтобы трубопровод был построен, однако Париж встал на сторону ЕС и требует принятия новых правил для сдерживания Москвы.

Соединенные Штаты на протяжении нескольких лет пытаются пустить под откос проект строительства российского газопровода в Европе. Франция только что нашла способ уничтожить его — и в процессе этого вполне может положить конец восстановлению дружественных отношений с Берлином.

В эту пятницу в Брюсселе Совет Европейского Союза проведет голосование по малопонятной и загадочной директиве, которая предусматривает распространение рыночных правил ЕС на энергетические проекты, начинающиеся в третьих странах, такие как прокладываемый из России «Северный поток — 2». Франция, неожиданно сделав разворот на 180 градусов, решила поддержать эту директиву, о чем поспешила сообщить немецкая пресса. Это может вызвать возмущение в Германии, которая очень хочет построить трубопровод совместно с Россией. Это может также поставить крест на данном энергетическом проекте стоимостью 11 миллиардов долларов, который является приоритетным для российского президента Владимира Путина.

Такое изменение правил, обсуждавшееся в той или иной форме более года, может иметь последствия не только для этого проекта. Заставив третьи страны играть по правилам ЕС в энергетической сфере, Брюссель, по всей видимости, взял в перекрестье прицела излюбленную тактику России: посредством энергетического экспорта выкручивать руки своим небольшим соседям, особенно из Центральной и Восточной Европы.

«Если это случится, Россия уже не сможет вести геополитические игры с трубопроводными проектами», — сказал Алан Райли (Alan Riley) из Атлантического совета.

Трубопровод «Северный поток — 2» вызывает большую полемику и разногласия с того момента, когда российский «Газпром» и группа западных компаний в 2015 году объявили о его строительстве.

Москве нравится идея проложить второй прямой маршрут к своему самому главному европейскому потребителю, особенно в связи с тем, что маршрут этот идет в обход Украины. Москва считает ее назойливой соседкой и ненадежным партнером в вопросе газового транзита. Германии как самой крупной европейской экономике нравится этот проект, так как он позволит удвоить объемы дешевого российского газа, перекачиваемого прямиком на ее территорию. Газ ей нужен во все больших количествах, так как она отказывается от угля и атомной энергии. Правда, в начале прошлого года Германия начала задумываться не только о коммерческих, но и о более масштабных геополитических аспектах данного проекта.

Однако многие страны в Центральной и Восточной Европе, не говоря уже о США, возненавидели его с самого начала, опасаясь, что он приведет к усилению европейской зависимости от России, которая поставляет энергоресурсы в Европу на фоне роста напряженности между Москвой и Западом.

В частности, Украина видит в «Северном потоке» угрозу своему существованию, поскольку он буквально отрежет ее от российского экспорта, из-за чего она может остаться и без газа, и без остро необходимой ей платы за транзит. Другие восточноевропейские страны тоже опасаются, что «Северный поток» даст России новые возможности манипулировать газовыми поставками в Европу, что она уже неоднократно делала в последние годы.

«Польша рассматривает „Северный поток — 2″ как существенную угрозу миру и безопасности на европейском континенте, поскольку он усилит зависимость европейских стран от российских энергоресурсов и может привести к эскалации российской агрессии против Украины», — заявил недавно министр иностранных дел Польши Яцек Чапутович (Jacek Czaputowicz).

Вашингтон выступает против этого проекта со времен администрации Обамы. Его противодействие еще больше усилилось, когда к власти пришел Дональд Трамп, который под давлением конгресса склонен наказать Россию за вторжение на Украину и за вмешательство в американские выборы в 2016 году.

В 2017 году американский конгресс принял новые жесткие санкции, из-за которых российские энергетические проекты впервые оказались под угрозой экономических репрессий США. Это значительная опасность для страны, которая львиную долю доходов получает за счет экспорта нефти и газа. С тех пор американские руководители неоднократно предупреждали западные энергетические фирмы, которые вместе с «Газпромом» строят этот газопровод, что они тоже рискуют подвергнуться санкциям. В январе американский посол в Германии Ричард Гренелл (Richard Grenell) предостерег немецкие фирмы, что если они продолжат реализацию проекта, против них могут быть введены санкции.

Но несмотря на американские угрозы и европейское противодействие, строительство трубопровода, по которому сибирский газ планируется перекачивать через Балтийское море в Германию, продолжается, и «Газпром» заявляет, что оно может быть завершено в этом году.

Именно поэтому так важна радикальная смена позиции Франции, которая прежде занимала сторону Германии и некторых стран поменьше, выступая против новых правил ЕС, а теперь решительно их поддержала. (Франция заявляет, что работает с Германией над пересмотром формулировок этой новой директивы, так что в последний момент она может пойти на компромисс или несколько поменять свою позицию.)

Данная директива распространяется на ту часть трубопровода, которая выходит на берег Германии, но не на весь проект; однако новых правил будет достаточно для того, чтобы создать неопределенность для всего трубопровода, говорит Катя Яфимава (Katja Yafimava) из Оксфордского института энергетических исследований (Oxford Institute for Energy Studies).

Соблюдение новых рыночных правил ЕС, согласно которым операторы трубопроводов должны предоставлять свою инфраструктуру другим поставщикам, не имеет никакого смысла для «Северного потока — 2», потому что другого газа для закачки в его трубы нет, а есть только тот, который «Газпром» добывает в Западной Сибири. Россия может попытаться добиться для себя исключения из этих правил, однако последнее слово всегда будет за Брюсселем, и он сможет установить пределы по объемам продаваемого Россией газа. В то же время, говорит Яфимава, если действие новой директивы будет распространено на трубопровод, строительство которого началось в прошлом году, это гарантирует острую судебную тяжбу.

Новая директива ЕС подвергается критике. Многие считают, что Брюссель таким способом неправомерно политизирует свои нормативно-правовые полномочия, поскольку новые правила совершенно очевидно направлены почти исключительно против российского трубопровода, не распространяясь на действующие трубопроводы, проложенные в Европу из Северной Африки.

«Это предельно понятный признак политизации европейских норм и правил, которая может подорвать доверие инвесторов», — говорит Яфимава. Консалтинговая компания «Артур Д. Литл» (Arthur D. Little) отмечает, что последняя версия новой директивы лишь «увеличивает бюрократию, неопределенность и затраты», и в итоге ведет к чрезмерной концентрации власти в Брюсселе в ущерб национальным правительствам.

Эксперты по энергетике не могут однозначно сказать, необходим ли «Северный поток — 2» для обеспечения поставок недорогих энергоресурсов в Европу. А может, это геополитическая ловушка, имеющая целью усилить российское влияние? Спрос на газ в Германии растет, особенно в связи с тем, что она отказывается от угля и атомных электростанций.

Американские представители неоднократно призывали Германию и прочие европейские страны покупать газ в США, что позволило бы им снизить зависимость от Москвы. Но основная часть американского газового экспорта идет танкерами в Азию, а не в Европу. Кроме того, танкерный сжиженный газ намного дороже трубопроводного, далеко не у всех стран есть доступ к береговым газовым терминалам. Другие источники газовых поставок либо незначительны по объемам, либо слишком далеки, скажем, газ с Кавказа; или же эти запасы недостаточно освоены, скажем, газовые месторождения в восточном Средиземноморье.

Многие считают «Северный поток» исключительно важным по следующей причине: газодобыча в Европе резко сокращается, а континенту нужно все больше газа. Российский газ рядом, его много, и он дешев.

«На мой взгляд, „Северный поток — 2″ реально необходим для обеспечения европейской (а не только германской) газовой безопасности, — говорит Яфимава. — Таким образом, Европа сама себе ставит подножку».

Решение Франции поддержать новые правила, о котором ликующе закричали СМИ по всей Европе, наверняка будет иметь последствия далеко за пределами энергетической сферы. Всего несколько недель тому назад Франция и Германия закрепили возобновленное партнерство, решив совместно играть ведущую роль в Европе. Они заключили «Ахенский договор» об углублении двустороннего сотрудничества по целому ряду направлений, включая внешнюю политику, оборону и торговлю.

Поддержав противников «Северного потока» из Центральной и Восточной Европы, Париж вполне может усилить свое влияние в этих европейских странах, но его действия наверняка приведут к росту напряженности в отношениях с Германией, которые и без того подверглись серьезным испытаниям из-за разногласий в вопросах торговли.

Можно сказать, что эта напряженность уже возникла. За несколько часов до французского поворота кругом немецкие средства массовой информации сообщили, что президент Франции Эммануэль Макрон отменил свою поездку на Мюнхенскую конференцию по безопасности, где он должен был выступить совместно с канцлером Германии Ангелой Меркель.

https://inosmi.ru/politic/20190208/244538387.html

«Северный поток-2» будет построен, несмотря на усилия Украины по остановке его строительства

google

«Северный поток-2» будет построен, несмотря на усилия Украины по остановке его строительства, так как немецкое правительство и бизнес поддерживают проект. В связи с этим «Нафтогаз» Украины приступил к реализации «плана Б». Об этом заявил главный исполнительный директор украинской компании Юрий Витренко в эфире телеканала ZIK.

По словам Витренко, существует вероятность того, что транзит газа через территорию Украины при таком развитии событий полностью остановится.

«Во-первых, мы пытаемся компенсировать финансовые убытки. Мы уже инициировали новый арбитраж, который, фактически, уже начался, где мы требуем более $ 12 млрд, из которых десять — это, фактически, компенсация за то, что не будет транзита через территорию Украины после 2019 года. Мы это сейчас уже делаем. Но просто компенсация финансовых убытков — это, во-первых, резервный вариант, всё-таки первый вариант — „план А“ — это сохранить транзит», — заявил представитель «Нафтогаза».

https://eadaily.com/ru/news/2018/11/04/ukraina-pristupila-k-realizacii-plana-b-iz-za-severnogo-potoka-2

Eastwest (Италия): Трамп, газпромовское российско-германское лобби и «Северный поток — 2»

google

Решать, так ли необходимо строительство «Северного потока — 2», будет Киев, утверждает Данило Элиа в Eastwest. По его мнению, Украине достаточно модернизировать заводы и снизить тарифы, чтобы Европа окончательно предпочла ее инфраструктуру газопроводам на Балтике. Вдобавок США нацелились на кусок европейского рынка. Отстоит ли Россия «Северный поток — 2»?

Данило Элиа (Danilo Elia)

С появлением «Северного потока — 2» поставки российского газа в Европу могут увеличиться вдвое. Но это бесполезное творение, утверждает Немецкий институт экономических исследований (Diw). Основание для его появления — это геополитика. Москва хочет отрезать путь Киеву. ЕС колеблется. И на арену выходят США, стремясь отхватить себе кусок европейского энергетического рынка.

«Северный поток — 2» — это бесполезный проект, выгодный только газпромовскому российско-германскому лобби. И говорит об этом вовсе не группка местных жителей, протестующих против строительства газопровода, а серьезный, престижный исследовательский Немецкий институт экономических исследований (Deutsches Institut für Wirtschaftsforschung) в подробном докладе, который был недавно опубликован.

В своем анализе безопасности газовых поставок в Германию и Европу НИЭИ пришел к этому выводу, основываясь на трех основных положениях, а именно на том, что проект строится на устаревших данных, что спрос на природный газ в Европе все более диверсифицирован и все большую роль играет импорт сжиженного газа, и, наконец, что строительство «Северного потока — 2» не будет прибыльным вложением.

Проект подразумевает строительство двух параллельных газопроводов, которые протянутся на 1200 километров по дну Балтийского моря рядом с уже существующими, напрямую соединяя газоперерабатывающий завод Усть-Луга в России, который еще должен быть построен, с уже имеющимся терминалом Грайфсвальд в Германии.

Стоимость оценивается в 14 миллиардов евро. Как только проект будет завершен, его пропускная способность составит 55 миллиардов кубометров в год, то есть в два раза больше существующей, и это на 20 миллиардов кубометров превысит потребность Германии в газе в целом. Излишек газа будет перепродаваться в Австрию, Чешскую республику и Польшу.

Единственный акционер «Северного потока — 2» — российский государственный гигант Газпром. Фактически это ответвление Кремля с практически неистощимыми экономическими ресурсами и целями, не выходящими за пределы коммерческих интересов.

Слишком много газа

Экономические причины, по данным НИЭИ, действительно остаются на втором плане. Потребление природного газа в Европе до 2030 года должно остаться примерно на существующем уровне, то есть около 400 миллионов тонн сырья, что намного меньше 650 миллионов, требовавшихся в начале 2000-х годов. Уже сегодня по сравнению с прогнозом 2003 года мы потребляем по крайней мере на 100 миллионов тонн меньше, чем ожидалось.

Далее существует вопрос диверсификации, в котором после газового кризиса между Россией и Украиной в 2006 году произошли значительные сдвиги. Уже в 2017 году, несмотря на то, что Россия осталась основным поставщиком газа в Европейский союз с долей 23%, более двух третей потребностей удовлетворяются потоками из Норвегии, 21% — из Северной Африки, с Ближнего Востока, из Каспийского региона и Южной Америки, а также более 30% внутреннего производства.

Италия — среди стран с наилучшей диверсификацией. Сегодня полуостров приобретает газ, помимо России, у Алжира, Ливии, Голландии и Катара. Когда будет завершен проект Трансадриатического газопровода, Каспийский регион, по оценкам того же НИЭИ, сыграет свою роль, увеличив экспорт в Европу до 38 миллиардов кубометров в год в 2035 году по сравнению с нынешними шестью миллиардами.

Цифры доказывают, что при помощи «Северного потока — 2» разыгрывается главным образом политическая партия.

Газовая геополитика

Давно не новость, что Россия угрожает Украине полностью отрезать Киев от газовых поставок. Соглашение о транзите «голубого золота» между двумя странами истекает в следующем году. Расчет на увеличение вдвое объема балтийского газа представляет собой вполне конкретную, актуальную и легко реализуемую угрозу, не затрагивающую при этом отношений с европейскими клиентами. Украина — это основной определяющий критерий. Европейский союз занял четкую позицию в отношении этого государства как главного центра российского газа, направляющегося в Европу, а также в отношении энергетической независимости Киева от России, облегчая импорт газа из ЕС благодаря «обратному потоку» газа на границе со Словакией и Венгрией. Позиция Европы расходится с удвоением Северного потока.

Этот вопрос выходит за рамки континента. Когда газовый рынок становится более гибким во всех отношениях и глобальным, а также при буме американского производства сланцевого газа, Соединенные Штаты хотят отхватить свой кусок в Европе.

Трамп уже неоднократно демонстрировал свое несогласие с «Северным потоком — 2». «Германия не может требовать от нас защиты от России, когда она подписывает с Москвой миллиардные контракты на строительство газопровода. Вы должны покупать наш сжиженный газ», — заявил он Ангеле Меркель в ходе своего визита в Европу.

Спустя несколько дней во время саммита в Хельсинки Путин, однако, успокоил Трампа, заверив его, что российский газ продолжит поставляться по украинским газопроводам.

Соединенные Штаты уже давно нацелены забрать кусок европейского энергетического рынка, расширив поставки сжиженного газа в Старый свет. До сих пор объем его незначителен, но он может вырасти до 25 миллиардов кубометров в 2035 году. «Мы составим конкуренцию вашим газопроводам и, думаю, преуспеем», — сказал Трамп Путину.

Напрямую заинтересованному государству, однако, остается лишь наблюдать. Украина — действующее лицо, которое может потерять больше всех в розыгрыше партии «Северный поток — 2». Поступления, которые Киев получает от транзита газа, составляют около двух-трех миллиардов долларов в год, это приблизительно 3% ее ВВП. Лишившись этих денег, экономика страны получит тяжелый удар. И это не говоря о роли, которую играют газопроводы в неразрешенном конфликте с Россией.

Вероятно, решать, так ли необходимо строительство «Северного потока — 2», будет именно Киев: если он не сделает свой газовый рынок более конкурентоспособным и заслуживающим доверия, не снизит тарифы и не модернизирует заводы с 1 января 2020 года, когда истечет срок соглашений о транзите, поводов предпочитать Украину Балтике не останется.

https://inosmi.ru/politic/20180823/243067135.html

«Северный поток-2» — политический проект для раскола Европы

google

«Северный поток-2» является политическим проектом, нацеленным на подрыв единства Евросоюза. Об этом заявил президент Украины Петр Порошенко на пресс-конференции по итогам переговоров со своим германским коллегой Франком-Вальтером Штайнмайером в Киеве.

«Сегодня Украина прилагает максимум усилий для того, чтобы убедить, в том числе и отдельных европейских партнеров, в том, что это абсолютно политический, а не экономический проект, направленный на то, чтобы расколоть единство ЕС, направленный для того, чтобы нанести вред Украине и значительно снизить уровень безопасности всего региона, а не просто конкурентную способность европейской экономики», — подчеркнул Петр Порошенко.

Франк-Вальтер Штайнмайер, в свою очередь, заверил, что даже во время переговоров по «Северному потоку-2» Германия всегда держит в поле зрения Украину.

«Мы говорим также о будущем и безопасности Украины», — отметил президент ФРГ.

«И вы видели, надеюсь, Украина следит за этим, что в Германии есть усилия обеспечить транзит природного газа через Украину. Для этого ведутся переговоры — не только между Германией и Украиной, но также и с ЕС. И я надеюсь также, что эти переговоры будут приносить и результаты в ближайшем будущем», — сказал Штайнмайер.

Канцлер Германии Ангела Меркель по окончании переговоров с президентом РФ Владимиром Путиным в Сочи заявила, что Берлин рассматривает газопровод «Северный поток — 2» в качестве сугубо экономического проекта.

«Северный поток-2» -проект газопровода стоимостью 9,5 миллиардов евро, по которому будут осуществляться поставки российского газа в Германию по дну Балтийского моря. Мощность проекта оценивается в 55 миллиардов кубометров газа в год.

Реализация проекта «Северный поток-2»осуществляется российской энергетической компанией «Газпром».

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/-%D1%81%D0%B5%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%BF%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%BA-2-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B5%D0%BA%D1%82-%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0-%D0%B5%D0%B2%D1%80%D0%BE%D0%BF%D1%8B/1160078

«Северный поток — 2» — это взятка за лояльность»

© Nord Stream AG

На протяжение всей беседы в киевском президентском дворце Петр Порошенко перебирает четки. К визиту в Берлин во вторник у него подготовлены две просьбы к правительству Германии.

«Хандельсблатт»: Господин президент, надеетесь ли вы еще на то, что война на Восточной Украине прекратится?

Петр Порошенко: Я вижу себя президентом мира. И я абсолютно убежден, что мир там срочно необходим Украине, Европе и мировому сообществу. А если вы спросите украинцев, то больше всего мира хотят те из них, кто живет близко к линии фронта. Поэтому мы хотим, чтобы там сейчас начал действовать миротворческий контингент «голубых касок».

— Когда, по-вашему мнению, их можно будет там разместить?

— Прогресс есть: когда я в 2015 году впервые потребовал размещения там миссии «голубых касок» ООН, то все были против. Сомневались даже наши американские и европейские друзья. Во время моей встречи с президентом Трампом в 2017 году он заверил меня в том, что поддержит такую миссию ООН, чтобы выдворить из захваченной части Украины российские оккупационные войска. И я очень благодарен Германии и ее канцлеру.

— За что?

— Сейчас — за то, что в коалиционный договор нового правительства Германии специально включена статья по Украине с поддержкой операции миссии «голубых касок» ООН на Восточной Украине. Это важный символ.

— Что вы ожидаете теперь от канцлера и ее нового министра иностранных дел?

— Больше всего нам необходим сильный и единый Европейский союз и его солидарность с Украиной. А теперь прежде всего миссия «голубых касок» ООН на Восточной Украине.

— Но и Кремль тоже хочет этого.

— Здесь есть огромная разница: сначала Россия хотела размещения «голубых касок» вдоль линии соприкосновения конфликтующих сторон, чтобы они не мешали оккупационным силам. Это неприемлемо. Затем Россия согласилась на то, чтобы они были размещены по всей территории, но привлекались лишь для сопровождения наблюдателей ОБСЕ в районах боевых действий. А мы хотим, чтобы «голубые каски» разоружили нелегальные вооруженные группировки, защищали там население и охраняли боевое оружие. И конечно, они должны обезопасить неконтролируемую до сих пор часть российско-украинской границы.

— Почему?

— Если Россия после размещения «голубых касок» сможет и дальше поставлять в Донбасс войска, горючее и оружие, то нет никакого смысла в этой миссии. Это происходит до сегодняшнего дня по приказу российского президента.

— Что должны сделать теперь Берлин и Брюссель?

— Срочно помочь нам получить решение Совета безопасности ООН. И перемирие. Потому что при непрекращающихся боях «голубые каски» не смогут там продвинуться. А наши западные партнеры должны и дальше доказывать, что санкции — это чрезвычайно эффективный инструмент. Только из-за них Путин постоянно возвращается к столу переговоров. Если же российская агрессия будет продолжаться, то санкции должны быть усилены.

— Москва называет конфликт в Донбассе украинским внутренним спором. Так ли это?

— На востоке Украины нет никакой внутриукраинской борьбы за власть или замороженного конфликта — это военная агрессия России против Украины. Это и не замороженный конфликт, хотя одно решение постоянно отодвигалось: сначала до Нового года, затем — до российских выборов. Теперь Путин должен нам объяснить, почему он до сих пор не допускает размещения «голубых касок», которые, наконец, должны принести мир.
— Вы говорите о российской газовой войне против Украины. Почему?

— Газпром с 2015 года больше не поставляет нам газ. Сейчас мы все импортируем из ЕС. И даже когда мы выиграли в Стокгольмском арбитраже, Газпром отказался перевести причитающиеся Украине 4,6 миллиарда долларов. И мы больше не получаем никакого газа, несмотря на предоплату. Для Газпрома это бомба замедленного действия.

— Это почему?

— Поскольку российские договоры с энергетическими фирмами ЕС о поставках газа содержат такие же арбитражные оговорки, как и в нашем соглашении. Сейчас многие спрашивают, почему Газпром не переводит Украине присужденные по суду деньги. Потому что Газпром не хочет этого делать и считает приговор суда неправильным. Однако в связи с этим среди поставщиков газа в ЕС возникает вопрос, не будет ли Газпром в случае конфликта обходиться и с ними точно так же. Это лишь доказывает, что Россия — крайне ненадежный партнер, также и в энергетическом секторе.

— Но почему же тогда европейские фирмы хотят вместе с Газпромом строить второй балтийский трубопровод «Северный поток — 2»?

— Немецким политикам и фирмам следует об этом хорошенько подумать. «Северный поток — 2» — это чисто политический проект, который финансирует Россия. Простите за жесткие слова: но «Северный поток — 2» — это политическая взятка за лояльность к России, чтобы объявить Украине экономическую и энергетическую блокаду и сильно навредить нам. У этого проекта нет никакой экономически оправданной основы.

— Почему же нет?

— Существует украинский транзитный трубопровод, который гораздо дешевле. Его можно легко и недорого модернизировать. Сегодня по нему можно поставлять в год до 100 миллиардов кубометров природного газа. В 2017 году это были 95 миллиардов, что говорит о росте газового транзита на 15%. Мы могли бы легко его увеличить.

— Но многим Украина представляется слишком небезопасной страной для транзита.

— Мы охотно готовы предложить нашим европейским партнерам участвовать в руководстве нашими трубопроводами. И мы сделаем все, чтобы продемонстрировать надежность Украины. Когда Россия в начале марта снова перекрыла нам газовый кран, то я как президент призвал мой народ к экономии энергии. С тем, чтобы транзит газа в Европу осуществлялся в полном объеме и чтобы ничего не отбиралось для нас. Мы держим наши обещания, мы — абсолютно надежные партнеры.

— Однако некоторые фирмы говорят, что транзит по «Северному потоку — 2» обойдется дешевле.

— Можно значительно расширить транзитные трубопроводы через Украину и без огромных инвестиций. Просто спросите нас, вместо того чтобы инвестировать десять миллиардов долларов в «Северный поток − 2». Ведь эти деньги в конечном счете кто-то должен будет платить.

— Не только энергетическим фирмам трудно с Украиной. Как вы оцениваете инвестиционный климат?

— Мы решительно взялись за реформы, чтобы значительно улучшить инвестиционный климат. Но Всемирный банк оценил ситуацию гораздо более убедительно, чем я. В его рейтинге комфортности ведения бизнеса (Doing Business Ranking) Украина с 137-го места до моего назначения в 2013 году поднялась в прошлом году до 76 места. Так сильно не поднялась ни одна другая страна. Мы делаем все, чтобы быть среди первых 50 стран.

— И все же ЕС и США сетуют на медленный темп проведения реформ.

— Мы осуществили фундаментальную налоговую реформу. Мы также основательно реформировали такие секторы, как здравоохранение, образование, обеспечение по старости и энергетический сектор, а также правила раздачи госзаказов и процедуру приватизации. Кроме того, мы провели революционную банковскую реформу.

Все это очень непопулярные, но необходимые шаги. Мы осуществили децентрализацию, приравняли стандарты наших вооруженных сил к стандартам НАТО и основательно обновили правовую систему. Сейчас важнее всего мнение инвесторов. На Украину уже пришли или вернулись многие известные фирмы.

https://inosmi.ru/politic/20180410/241942404.html