«Кипрская война». К покупке С-400 Турцию подтолкнула военная катастрофа 45-летней давности

 Евгений Крутиков

Беспримерный героизм и чудовищные ошибки – все это продемонстрировала война между двумя членами НАТО, начавшаяся ровно 45 лет назад. Речь идет о конфликте Турции и Греции за остров Кипр. Не будет преувеличением сказать, что именно события того времени повлияли на решение Анкары купить комплексы ПВО именно у России, а не у США.

Ровно 45 лет назад, 20 июля 1974 года, в пять утра первая волна турецкого военного десанта высадилась на пляже Пентемили, начав «операцию Аттила» – турецкое вторжение на остров Кипр. И несмотря на то, что за прошедшие почти полвека военные технологии и планирование ушли далеко вперед, основные военные доктрины и турок, и греков продолжают вращаться вокруг Кипра и спорных островов, а в основе их лежит опыт скоротечной войны 1974 года. Опыт для турок в целом печальный, несмотря на вроде бы видимый успех – захват северной части Кипра, этническую чистку и провозглашение там независимой республики.

Начало событий

Строго говоря, война началась на день раньше, когда из порта Мерсин вышла первая ударно-десантная группа турецкого флота (10 тыс. солдат, 15 танков, 12 орудий и 20 БТР). Они успешно совершили вечерне-ночной переход до Кипра, не встретив сопротивления со стороны Греции. Дело в том, что американские самолеты с авианосца «Форрестол» практически блокировали полеты греческих ВВС без объяснения причин. В противном случае турецкая десантная группа просто не доплыла бы до Кипра.

Воздушная блокада Греции американцами привела к тому, что для переброски подкрепления на Кипр греческим летчикам на тяжелых военно-транспортных самолетах пришлось совершить ночной перелет на бреющем над морем, почти задевая волны – так называемый полет самоубийц, вошедший в историю. При этом киприоты не были предупреждены об этом по соображениям безопасности, чтобы американцы не перехватили сообщение и не передали его туркам. В результате киприоты в темноте при посадке в аэропорту Никосии сбили один из транспортов с греческими десантниками подмоги.
На следующий день, 21 июля, пока турецкий десант пробивался к порту Кириния, на море у побережья Киринии случилось фантастическое событие, надолго изменившие сознание турецкого генералитета.

Несколько греческих военных кораблей, находившихся у острова Родос, 20 июля, узнав о вторжении, спешно двинулись в сторону Кипра. Их заметил турецкий разведывательный самолет. Турки предположили, что греческая эскадра идет взять на эскорт транспорт «Лесбос», перевозивший 450 греческих солдат из сменного контингента на острове. Турки считали беззащитный «Лесбос» (корабль, а не остров) хорошей целью для своей бомбардировочной авиации.
450 греческих спецназовцев – это сила (о них ниже), в отличие от киприотов-ополченцев.

Призывные пункты на Кипре были переполнены добровольцами-христианами уже утром 20 июля, но, например, один из батальонов ополчения не смогли сформировать из-за того, что склад с обмундированием для них находился в северной части острова. А она уже была недоступна из-за блокады дорог, устроенной в населенных местными турками селах. У киприотов было критично мало бронетехники, а артиллерией они просто не умели пользоваться. В такой обстановке для турок становилось критично важно перехватывать любые профессиональные подкрепления из континентальной Греции.

Турки были заранее уверены, что греки будут перебрасывать подкрепления по морю, а не по воздуху. Транспорт «Лесбос» считался в таком контексте целью № 1, важнее захвата порта Кириния. Кириния – ближайший и наиболее удобный для греков порт высадки, потому первые две волны турецкого десанта и были направлены против этого города. В результате было отдано два приказа – один ВВС, другой – ВМС: любой ценой уничтожить греческую эскадру, чтобы она не смогла обеспечить охрану греческих транспортов.

«Дружественный огонь» невиданного масштаба

Утром 21 июля три турецких эсминца типа «Гиринг» (бывшие американские «Флетчер», сильно модернизированные) «Адатепе», «Коджатепе» и «Тиназтепе» получили этот приказ, находясь у берегов Киринии и охраняя десант. Беда в том, что ночью турки обычно спят, и потому мониторинг пространства велся только днем. А за ночь греческая эскадра по «неизвестной причине» развернулась обратно на Родос. В итоге турки потеряли греческую эскадру из виду.

Кому это пришло в голову – до сих пор очень охраняемая в Греции тайна, как и большая часть всего «Досье Кипр». Но случилось так, что радиостанция греческой разведки на Пафосе передала в открытый эфир «благодарность» греческим военно-морским силам за «своевременное прибытие» на защиту Киринии. Наследники Сулеймана Великолепного купились как дети малые. Они решили, что потерянная ими греческая эскадра уже подошла вместе с «Лесбосом» к Киринии и сейчас опрокинет первую волну десанта обратно в Средиземное море.

С аэродрома Эскишехира поднялись 28 бомбардировщиков F-100Ds, а с базы Мюртед (той самой, куда прилетают сейчас по частям российские С-400) еще 16 F-104Gs. Одновременно три турецких эсминца получили приказ следовать на Пафос, чтобы «приступить к уничтожению» мифического греческого флота.

Эти одиночества встретились в 14.35 в водах северо-восточнее Кипра. Следующие несколько часов турецкая авиация самозабвенно бомбила собственный флот. Потом они говорили, что греческие корабли были такой же американской постройки, что и турецкие, и «сверху не видно». И неважно, что на кораблях развевались турецкие флаги.

В «Коджатепе» прямым попаданием бомбы была снесена боевая рубка. Затем на эсминце взорвалось хранилище боеприпасов, и примерно в 22.00 он затонул. Погибло 78 турецких моряков, включая капитана. Выживших подобрало израильское судно и эвакуировало в Хайфу. С наступлением темноты оставшиеся сильно поврежденные два эсминца вышли из боя и поковыляли к турецкому берегу. Ковыляли они долго, потому на следующее утро все турецкие СМИ успели выйти с сообщениями о «разгроме греческого флота у Пафоса». Впоследствии эти газеты пришлось изымать по всей стране.
Еще бы. С точки зрения военной истории это – крупнейший после окончания Второй мировой войны случай так называемого дружественного огня.

Подвиги без награды

Важнейшие события происходили не только на воде и воздухе, но и на земле. Тем более что для греков скоротечная война 1974 года носила характер, близкий к священной, и отсылала в глубины истории. В результате на турецкие предложения сдаться с греческих позиций звучало «Молон лабе!» («приди и возьми» – ответ царя Леонида персам перед битвой при Фермопилах). В ряде случаев греки демонстрировали просто чудеса героизма. И надо понимать, что турецкие силы вторжения в итоге, после третьей волны высадки, насчитывали более 40 тыс. человек и 200 танков против 12 тыс. киприотов и двух тысяч греков с 32 танками Т-34.

Например, 14 августа турки предприняли очередную попытку штурма аэродрома Никосии. К этому моменту уже формально действовало соглашение о прекращении огня, но турки упорно пытались «улучшить ситуацию». Им донельзя был нужен аэропорт и собственно столица Никосия.

Небольшое греческое село Айос Деметиос закрывало туркам путь к полному окружению кипрской столицы. Позиции оборонял «первый эскадрон спецназа» ЭЛДИК, десантники из континентальной Греции, находившиеся там официально по специальному международному соглашению после провозглашения независимости острова (тот самый транспорт «Лесбос», проводивший ротацию ЭЛДИКа). Турки бросили на Айос Деметиос две роты танков М48-А2 и до батальона пехоты. Греки получили приказ рассеяться и отступить, после чего спецназовцы разбились на пары, поскольку соотношение сил было катастрофическим, да к тому же турки вели беспрерывный артиллерийский обстрел.

На эту тему

В Греции оценили возможность войны с Турцией
Турецкая армия гораздо слабее, чем хочет казаться
Греция готовится к отражению «турецкой агрессии»
В суматохе молоденький рядовой Манолис Бикакис потерял своего напарника, у которого была рация и таким образом не услышал приказа об отступлении. Он закрепился в доме на окраине села, имея лишь гранатомет с восемью выстрелами (по другим данным, у него была «шайтан-труба» – советский огнемет «Шмель»). На него клином шли сразу шесть турецких танков. С дистанции 270 метров он подбил первый, сменил позицию и сжег второй. С 200 метров он уничтожил третий танк, и пока турки в панике маневрировали (они, видимо, решили, что против них стоит целый взвод огнеметчиков), подбил четвертый. Оставшиеся два танка стали отступать на предельной скорости, но рядовой Бикакис последовательно сжег и их. Последний танк он подбил с 700 метров, добившись 100% попаданий.
Турецкая пехота в ужасе забилась в четырехэтажное здание «Технической школы Григориу». Подойдя к зданию, Бикакис запустил остававшиеся у него два огнеметных выстрела в первый и третий этажи, похоронив там чуть ли не роту турок (точные потери Анкара засекретила). Собрав трофейные пулеметы, Бикакис еще четыре дня (!) в одиночку оборонял село без пищи. Правда, масштабных наступлений турки уже не предпринимали, пока греческие спецназовцы не вернулись в Айос Деметиос и не обнаружили там истощенного Бикакиса.

15 августа, на следующий день после начала обороны села Айос Дементиос рядовым Бикакисом, турки начали наступление на населенный пункт Скилура с той же целью окружения и захвата столицы Кипра. На село наступали опять же две роты танков М47 при поддержке двух батальонов парашютистов, высаженных с вертолетов.
Греческий гарнизон Скилуры состоял из пяти рот пехоты. У греков катастрофически не хватало бронетехники, потому они цеплялись за каждый трофей. 1 августа грекам удалось захватить турецкий М47. Его подлатали, завели и поставили в одиночку оборонять Скилуру под командованием сержанта Константиноса Дрососа. За несколько часов боя до наступления темноты один танк Дрососа уничтожил семь турецких танков и еще один был подбит из безоткатного орудия. Турецкие парашютисты после этого просто разбежались. Уже пожилой отставной сержант Дросос получил заслуженную награду за этот бой только в 2015 году. Сейчас он видный деятель Коммунистической партии Греции.

После свержения «черных полковников», последовавшего за поражением на Кипре, прогрессивная общественность Европы лет десять измывалась над греческим самосознанием примерно так, как сейчас измывается над национальной гордостью сербов. Именно Афины были объявлены «зачинщиками войны», поскольку греки – националисты, религиозные фанатики, расисты и милитаристы, носятся со своим «энозисом» (идеей присоединения Кипра к континентальной Греции) как частью шовинистической «Великой Идеи» («Мегали идэа» – теория восстановления Византии за счет турецкой Восточной Анатолии и Фракии) и помешаны на исторической мести туркам за четыре столетия издевательств. А интервенты турки в этой системе координат оказались чуть ли не в разряде пострадавших.
После 1974 года практически никто из греков не получил на родине никаких наград, признания или повышения по службе. Их скопом зачислили в «пособники фашистского режима» и в «участники предательского переворота против архиепископа Макариоса». Это было негласной частью сделки нового правительства в Афинах с европейскими властями, США и ООН. Ну примерно, как современные требования ЕС выдать в Гаагу сербских офицеров. Лишь в конце 1990-х на стеле памятника Неизвестному солдату в Афинах выбили надпись «Кипр», а погибшим в этой войне солдатам и офицерам стали отдавать почести.

Послевоенные выводы

Сразу после окончания этого конфликта между двумя странами НАТО – Турцией и Грецией – началась асимметричная гонка вооружений. Обе страны сделали из событий 1974 года прямо противоположные выводы.
Греки решили, что в целом идея переброски на Кипр подкрепления по воздуху была замечательной, только помешали американцы. Потому наращивание авиации и десантных подразделений шло опережающими темпами. На флоте также росло число десантных средств (были даже слухи о возможных закупках БДК в России), но в целом концепция воздушного контроля и воздушного же вторжения победила.

Вопрос о Кипре заключен только в том, кто быстрее и с меньшими потерями перебросит на остров подкрепления и сможет их снабжать. Поняв это, в Анкаре почему-то сочли морскую десантную операцию в целом удачной и сосредоточились на концепции, прямо противоположной греческой – наращивать флот и десантные средства вторжения.

Кроме того, турецкий генштаб озаботился поиском эффективных средств ПВО. Даже туркам стало ясно, что их силы вторжения, сколь многочисленны они не были бы, греки просто потопят с воздуха. А поставленные в Турцию западные средства ПВО никуда не годятся, потому что они не являются собственностью турецкой армии. Они отданы в лизинг и управляются не турецкими, а американскими и до недавнего времени немецкими расчетами. Их статус – защищать не Турцию и ее интересы, а только базы НАТО в случае «большой» войны. И нет никаких оснований полагать, что в случае ограниченного конфликта в Восточном Средиземноморье (скажем прямо – с Грецией) эти ЗРК будут использованы по назначению. Американцы и немцы могут не рискнуть сбивать греческие самолеты, а зачем тогда нужна такая ПВО?

Без эффективного прикрытия с воздуха все монструозные военные доктрины Турции (в основном антигреческие) идут прахом. Вовремя проявившийся конфликт вокруг разработки шельфового газа только подчеркнул эту военно-стратегическую проблему. Сколько там газа, есть ли он вообще – еще наукой не доказано, а конфликт с греками вечен.

Таким образом, получая С-400, Турция обеспечивает себе сохранность неба в Восточном Средиземноморье, практически исключая из региона греческие ВВС.
Кипрская война 1974 года незаслуженно забыта, в первую очередь по политическим соображениям. Европейское идейно-воспитательное давление на Грецию до самого последнего времени заставляло греков принижать значение этого события. На Турцию все эти десятилетия оказывалось похожее давление с целью отказаться от каких-либо действий вокруг Кипра. Кроме того, туркам крайне неудобно вспоминать все выше описанные обстоятельства войны.
Но несмотря на то, что со времен кампании 1974 года прошло уже 45 лет, память о ней жива не только в надгробиях и воспоминаниях. Было бы просто отбросить старый опыт за ненадобностью: вокруг одни беспилотники и цифровые технологии. Но, как показал опыт, новейшие технологии в чистом виде – лишь вишенки на торте. Стратегически такие вечные конфликты все равно протекают с использованием одних и тех же схем, которые продиктованы географией и почти не меняющейся психологией. А новые технологии меняют совсем немногое.

Источник — vz.ru

Греки-киприоты отказались добывать ресурсы совместно с турками-киприотами

Греки-киприоты отказались добывать ресурсы совместно с турками-киприотами

Лидеры политических партий греческой общины Кипра отвергли предложение турецкой общины острова о создании совместной комиссии по разработке углеводородных месторождений шельфа острова.

Глава греческой общины Кипра Никос Анастасиадис проинформировал лидеров политических партий о предложении Турецкой Республики Северного Кипра. Переговоры между Анастасиадисом и лидерами партий длились около трех часов, после чего представитель Анастасиадиса Василис Палмас обнародовал совместное заявление. 

Согласно заявлению, лидеры политических партий отвергли предложение турецкой общины, как «не отвечающее интересам» греческой общины Кипра, сообщает турецкое агентство Anadolu со ссылкой на местную прессу.

Напомним, предложение по созданию совместной комиссии по разработке энергоресурсов Кипра лидеру греческой общины острова направил глава Турецкой Республики Северного Кипра Мустафа Акынджи. Письмо было передано греческой стороне через представительство Организации Объединенных Наций на Кипре.

Акынджи предложил превратить «энергоресурсы в зону сотрудничества, а не напряженности и противостояния». Инициатива турецкой общины острова предполагает равное число делегатов общин Кипра в комиссии. Структура должна действовать под эгидой ООН. Согласно инициативе, стороны сформируют фонд, где будут аккумулироваться доходы от энергоресурсов.

В настоящее время 

Турецкая Республика Северного Кипра (ТРСК) выдала компаниям из Турции лицензии на добычу углеводородов у берегов острова. Однако мировое сообщество не признает суверенитет ТРСК, в связи с чем греческие власти Кипра («Республика Кипр», которую в свою очередь, не признает Турция), а также Греция и Евросоюз ставят под сомнение законность деятельности турецких добывающих компаний в регионе. Ранее «обеспокоенность» намерением Турции начать бурение на Кипре выразили и Соединенные Штаты.

Турки-киприоты предложили грекам-киприотам совместно добывать ресурсы

https://www.greece-maps.ne

Глава греческой общины Кипра Никос Анастасиадис получил письмо с предложением от Турецкой Республики Северного Кипра о создании совместной комиссии по разработке углеводородных месторождений, сообщает греческая пресса со ссылкой на источники в руководстве греческой общины Кипра. 

По сведениям журналистов, Анастасиадис 16 июля собирается провести встречу с политическими партиями, чтобы обсудить предложение.

Предложение по созданию совместной комиссии по разработке энергоресурсов Кипра лидеру греческой общины острова направил глава Турецкой Республики Северного Кипра Мустафа Акынджи. Письмо передано греческой стороне через представительство Организации Объединенных Наций на Кипре.

Акынджи предложил превратить «энергоресурсы в зону сотрудничества, а не напряженности и противостояния».

Инициатива турецкой общины острова предполагает равное число делегатов общин Кипра в комиссии. Структура будет действовать под эгидой ООН. За ее работой смогут наблюдать и представители Евросоюза.

Турецкая Республика Северного Кипра предложила утвердить состав, цели и принципы работы новой комиссии, а также сформировать фонд, где будут аккумулироваться доходы от энергоресурсов.

Турецкая Республика Северного Кипра (ТРСК) выдала компаниям из Турции лицензии на добычу углеводородов у берегов острова. Однако мировое сообщество не признает суверенитет ТРСК, в связи с чем греческие власти Кипра («Республика Кипр», которую в свою очередь, не признает Турция), а также Греция и Евросоюз ставят под сомнение законность деятельности турецких добывающих компаний в регионе. Ранее «обеспокоенность» намерением Турции начать бурение на Кипре выразили и Соединенные Штаты.

https://www.turantoday.com/2019/07/cyprus.html

Афины и греческий Кипр дестабилизируют Восточное Средиземноморье

В МИД Турции прокомментировали ситуацию с бурением на шельфе Кипра

Hicran İsmayılova 

Греция, поддерживаемая Европой, и греческая община Кипра дестабилизируют ситуацию в регионе Восточного Средиземноморья на протяжении многих лет. Об этом говорится в сообщении МИД Турции. 

Турецкие суда «Фатих» и «Явуз» продолжают бурение в Восточном Средиземноморье на основе лицензии, выданной Турецкой Республикой Северного Кипра (ТРСК), и эта деятельность не противоречит международному праву, как утверждает глава МИД Греции Никос Дендиас, говорится в сообщении. 

В сообщении отмечается, что Греция и греческая община Кипра, входящая в состав ЕС, на протяжении многих лет в нарушение международного права дестабилизируют  ситуацию в регионе Восточного Средиземноморья. 

Тот факт, что греческая часть Кипра входит в ЕС, якобы представляя интересы острова, не дает ей права ущемлять законные права и интересы турок-киприотов, отмечается в сообщении. 

Исходя из этого, Анкара отвергает заявления, сделанные МИД Греции и должностными лицами ЕС, в которых буровые работы Турции на шельфе Кипра называются незаконными, говорится в сообщении. 

«Заставляет задуматься и тот факт, что в этих заявлениях не упоминаются турки-киприоты, права которых попираются с 1963 года», — подчеркивается в сообщении. 

Представители Греции и ЕС игнорируют присутствие турок-киприотов на острове, говорится в сообщении. 

В сообщении отмечается, что ООН является участником игр, которые ведут Греция и греческая община Кипра, стремясь ущемить права турок-киприотов. 

Таким образом, становится ясно, что ООН не будет играть беспристрастную посредническую роль в урегулировании кипрского вопроса, говорится в документе. 

«До тех пор, пока греческая община Кипра не вовлечет турок-киприотов в механизмы принятия решений, включая распределение доходов, и не гарантирует их права на углеводородные ресурсы, Турция продолжит отстаивать права турок-киприотов на ресурсы шельфа острова, так же как она защищает свои права на континентальный шельф в Восточном Средиземноморье», — подчеркивается в заявлении. 

https://www.aa.com.tr/ru/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BD%D1%8B-%D0%B8-%D0%B3%D1%80%D0%B5%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%BA%D0%B8%D0%BF%D1%80-%D0%B4%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B1%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D1%80%D1%83%D1%8E%D1%82-%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%87%D0%BD%D0%BE%D0%B5-%D1%81%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%B7%D0%B5%D0%BC%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%BE%D1%80%D1%8C%D0%B5-/1527554

Турция берет кипрский шельф силой. Анкара направила к острову второе буровое судно

Фото: Reuters

Буровое судно Yavuz сопровождает один из главных фрегатов ВМС Турции – Barbaros.
На этой неделе второе турецкое буровое судно Yavuz должно достичь берегов Кипра – того района, который Никосия считает своей исключительной экономической зоной. Таким образом Анкара повышает ставки в конфликте вокруг спорных газовых месторождений, обнаруженных вблизи острова и ставших едва ли не главной угрозой ее совместному с Россией проекту «Турецкий поток». Разделяющая с Кипром общие интересы в сфере энергетики Греция не раз высказывала опасения, что подобное расширение турецкой деятельности в Восточном Средиземноморье может привести к «вооруженному эпизоду».

Готовность Турции к любым «военным эпизодам» со своими соседями хорошо иллюстрирует то, что Yavuz сопровождает один из главных фрегатов ВМС республики Barbaros, названный так в честь одного из османских флотоводцев.

О том, что буровое судно скоро достигнет берегов Кипра, сообщило Министерство энергетики Турции. Оборонное ведомство страны не осталось в стороне и распространило фотографии самолетов F-16, также сопровождающих Yavuz на пути к тому району, на который претендует как Анкара, так и Никосия. Известно, что сейчас в районе находится буровое судно Fatih, которое уже занимается исследованиями. На арест ее экипажа власти Кипра выдали соответствующие ордеры. Сама же Турецкая Республика говорит, что действует в этом районе в соответствии с международными нормами. Любые действия в отношении Fatih повлекут за собой ответные меры, предупреждали в Анкаре.

Под угрозой задержания находятся 25 членов команды Fatih, в числе которых не только экипаж бурового судна, но и специалисты в области энергетики. «Если греческая община попробует реализовать данное решение (арестовать экипаж Fatih. – «НГ»), то столкнется с жесткой реакцией Анкары», – цитирует пресс-секретаря МИД Турции Хами Аксоя издание Daily Sabah. По словам дипломата, Турецкая Республика внимательно отслеживает сообщения о действиях греческой общины Кипра в рамках энергетического спора между Анкарой и Никосией. «Усилия греческой общины, направленные на игнорирование законных прав турок-киприотов и предотвращение буровых работ на континентальном шельфе Турции, обречены на провал. Разведывательные и буровые работы (в Восточном Средиземноморье. – «НГ») будут продолжены в соответствии с утвержденным графиком», – пообещали в турецком дипломатическом ведомстве.

Гендиректор государственной нефтяной компании Turkish Petroleum Corporation (TPAO) Мелих Хан Бильгин накануне сообщил, что его компания, которая владеет Yavuz, начнет бурение в июле. «После определения локации для проведения работ в июле мы начнем бурение. Будет пройдено тысяча метров воды и три тысячи метров грунта. По окончании этого этапа мы переведем судно на следующий участок», – заявил он. Глава TPAO добавил, что «цели работы судна исключительно научные» и являются «продолжением начатых 5–6 лет назад сейсмических исследований» на шельфе Кипра. По его словам, его компанию «не волнуют действия другой стороны».

Ситуацию усложняет то, что Греция и Кипр недавно добились от ЕС обещания ввести антитурецкие санкции, если Анкара продолжит буровые работы в том районе, который Никосия считает своей исключительной экономической зоной. Главы государств и правительств ЕС уже поручили Еврокомиссии подготовить точечные меры в отношении Турции. «Евросовет сожалеет о том, что Анкара до сих пор не ответила на неоднократные призывы прекратить эту деятельность, – говорится в заявлении лидеров государств Еврообъединения. – ЕС будет продолжать внимательно следить за развитием событий и готов реагировать адекватно и в полной солидарности с Кипром». Вопрос, кроме того, активно обсуждался и на прошедшей в конце июня встрече министров обороны НАТО в Брюсселе. Министр национальной обороны Греции Эвангелос Апостолакис заявил своему турецкому коллеге Хулуси Акару, что его страна будет защищать безопасность региона.

Греция предупреждала о вероятности «вооруженного эпизода» в том случае, если Турция продолжит свои действия в отношении спорных территорий. Но решать вопрос вокруг Кипра теперь придется новому греческому премьер-министру. В результате прошедших в минувшие выходные в Греции выборов ведущая оппозиционная правоцентристская партия «Новая демократия» (НД) во главе с Кириакосом Мицотакисом одержала уверенную победу, получив 39,83% голосов. Подсчет Министерства внутренних дел показал, что НД по итогам голосования будет иметь 158 мест в 300-местном однопалатном парламенте. Это дает партии возможность самостоятельно сформировать правительство. Что же касается коалиции радикальных левых сил (СИРИЗА), которую возглавлял премьер Алексис Ципрас, то она получила 31,55% голосов (86 мест). Теперь Мицотакису предстоит заниматься всеми теми проблемами, которые достались ему от предшественника.

Греция вместе с Кипром и Израилем составляет «газовый треугольник» государств, которые ведут совместную разработку месторождений в Восточном Средиземноморье. Споры между Анкарой и Никосией касаются прежде всего месторождения «Афродита», которое было открыто у берегов острова консорциумом во главе с Noble Energy в 2011 году. Объявивший участок частью своей исключительной экономической зоны Кипр уже выдал лицензии на разработку нескольким иностранным компаниям. Экспорт газа с «Афродиты», богатство которой оценивается примерно в 140 млрд куб. м, уже согласован с европейскими столицами. Голубое топливо, по задумке, должно идти через средиземноморский подводный магистральный газопровод, проект которого получил название EastMed. Это создает прямой конфликт интересов с российско-турецким проектом «Турецкий поток», который также рассчитан на Европу.

Энергетический потенциал острова даже заставил США пересмотреть свою восточносредиземноморскую стратегию и поддержать энергетическое сотрудничество Греции, Израиля и Кипра. Сенаторы разработали соответствующий законопроект под названием «Закон о безопасности и партнерстве в Восточном Средиземноморье». В документе прописаны важнейшие для Никосии пункты – отмена введенного в 1987 году оружейного эмбарго, финансирование кипрского сектора безопасности, поддержка энергетического сотрудничества между Кипром, Грецией и Израилем. Правда, с подачи сенатора-демократа и одного из разработчиков инициативы Роберта Менендеса в билль были внесены изменения, которые имеют прямое отношение к России. Так, от американской администрации законопроект требует ежегодного отчета о том, что «власти Кипра приняли и продолжают принимать все требующиеся меры для прекращения практики предоставления российским военным судам возможности использовать кипрские порты для заправки и обслуживания».

8.07.2019

Игорь Субботин

Источник — ng.ru

Турция продолжит защищать права турок-киприотов

Президент Эрдоган прокомментировал ситуацию в Восточном Средиземноморье

Abdulrahman Yusupov

Анкара и впредь будет защищать права и интересы турок-киприотов в Восточном Средиземноморье, заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

«Мы никому не позволим попирать права и интересы наших братьев на Северном Кипре», — подчеркнул турецкий лидер.

Комментируя тему приобретения Турцией российских ЗРК С-400 Эрдоган подтвердил, что Анкара не намерена отказываться от контракта на поставки этих систем ПВО. «Это завершенное дело для нас, в скором времени мы получим наш заказ», — сказал президент Турции.

Президент Эрдоган вновь заявил о бесперспективности определенных кругов оказать давление на Турцию. «Единственной целью операций, которые ведутся с различных площадок и различными игроками, являются интересы Турции и независимость ее народа», — пояснил он.

По словам турецкого лидера, этим силам «не нужна Турция, защищающая угнетенных. Им нужна Турция, как и прежде просящая в долг, стоящая с протянутой рукой у дверей МВФ». 

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D0%BB%D0%B6%D0%B8%D1%82-%D0%B7%D0%B0%D1%89%D0%B8%D1%89%D0%B0%D1%82%D1%8C-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B0-%D1%82%D1%83%D1%80%D0%BE%D0%BA-%D0%BA%D0%B8%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%B2/1508247

Тахсин Эртугрулоглу: Кипрский вопрос должен быть решен на основе добрососедских отношений двух государств

Кипрский вопрос один из немногих нерешенных конфликтов в Европе. На данный момент на острове существуют два государства это республика Кипр и Турецкая Республика Северного Кипра. В начале этого месяца в Швейцарии провалился очередной этап переговоров по Кипру. Чтобы внести ясность в ситуацию мы побеседовали с министром иностранных дел ТРСК, господином Тахсином Эртугрулоглу. Предлагаем вашему вниманию интервью с ним.

После провала переговоров по Кипрскому вопросу в Швейцарии, некоторые эксперты и политики поспешили заявить, что более не будет такой площадки и возможности для нахождения решения. Каково Ваше видение этого вопроса? Считаете ли Вы, что решение кипрского вопроса отложено на дальнюю полку? 

К сожалению, в вопросе решения кипрского кризиса, мы все еще находимся на отметке 1963 года. Республика Кипр, созданная в 1960 году, как страна греков и турок киприотов, смогла просуществовать всего 3 года, так как греки киприоты никогда не считали турок киприотов равной стороной. Греки киприоты сначала вооруженным путем устранили турок киприотов от управления государством, а затем создав нечеловеческие условия для жизни, вынудили жить турок киприотов под постоянным страхом и в условиях блокады, побудив тем самым турок киприотов к массовому оттоку с острова. Спустя 11 лет, в 1974 году, греческая сторона вознамерилась окончательно решить вопрос уничтожив все еще остававшихся на острове турок киприотов. Они были спасены благодаря турецкому вмешательству. Так как Турция, воспользовавшись правами страны гарантера закрепленными договорами 1960 года, смогла спасти турецкое население, и именно тогда фактически на острове воцарился мир.

Переговоры для достижения прочного и взаимно удовлетворяющего мира на острове продолжаются с 1968 года по сей день. Переговорный процесс, который продолжался около 50 лет, продолжился 1-ой кипрской конференцией, открывшейся 12 января 2017 года в Женеве,и окончился второй конференцией, продолжавшейся с 28 июня по 7 июля в Кран-Монтане (Швейцария).  По традиции кипрские конференции были безуспешны, так как греки киприоты не смогли продемонстрировать волю и решимость в вопросах разделения власти. Такие результаты не были сюрпризом.

На сегодняшний день, мы становимся свидетелями того, что греки киприоты все еще рассматривают вопрос с призмы 1963 года. Греки киприоты после того, как захватили власть в стране в 1963 году все еще не отошли от идеи править островом единолично, более того они хотят распространить свою власть и на ту часть острова которая неподконтрольна им.

Переговоры,приводящиеся в рамках Миссии Доброй воли ООН, предполагающие нахождение решения для создания федерации с условием соблюдения прав, свобод и политического равноправия двух общин,соответствующим параметрам ООН, провалились. По сей день все действия предпринятые для достижения консенсуса остались безрезультатными. Провал последних попыток показал невозможность достижения каких-либо решений в этом формате. Нереалистично достичь какого-либо результата идя одними и теми же путями. Исходя из ситуации считаю бесполезным настаивать на формате, Миссии Доброй Воли и на параметрах ООН. У турок киприотов нет еще 50 лет для их потери. Полагаю, что сложившаяся ситуация дает хороший шанс для обсуждения, сосуществования на Кипре двух государств, двух народов, и добрососедские отношения между ними в более реалистичном ключе.

Если греческая сторона не отступится от своих требований есть ли у ТРСК план касательно каких-либо контртребований?

Посредством 50 летнего переговорного процесса стало окончательно ясно, что позиции и видения сторон диаметрально противоположны. В то время, как турки киприоты, являясь одним из двух народов населяющих остров, искренне пытались найти приемлемое решение для обоих народов, греческая сторона действовала исходя из того, что «Кипр это эллинистский остров», придерживаясь собственнической позиции, выступала против предоставления туркам киприотам равных прав. Совершенно ясно, что такой подход греческой стороны, противоречит правовым и юридическим аспектам. Мы не ожидаем изменений в подходе греческой стороны после провала в Кран-Монтане.

География побуждает нас жить в мире и добрососедстве, решать проблемы путем взаимопонимания., так как попытки обеспечить мир и сосуществование путем создания федерации потерпели крах, мы должны направить свои усилия на изыскание иных путей для мирного соседства, основанного на взаимопонимании и на взаимном уважении. Это и наше видение и наша ответственность перед будущими поколениями.

В то время как проходили переговоры в Швейцарии, греческая сторона слила некоторые данные прессе. На самом деле это часть информационной войны, которую проводят греки киприоты и их лобби против Турции и ТРСК. Каковы планы ТРСК и Турции против таких действий?

Турки киприоты не безальтернативны. Турецкая Республика Северного Кипра продолжает свои консультации с Турцией. Исходя из этих процессов принимались и будут приниматься меры по обеспечению интересов как ТРСК, так и Турции. Турки киприоты, являясь неотъемлемой частью большой турецкой нации, продолжат свой путь с Турцией, с которой мы объединили свои судьбы.

В течение 50 летнего процесса переговоров, греческая сторона не продемонстрировала искренность. Греки киприоты использовали все пути и возможности для усиления своей силы и влияния, с целью навязать туркам киприотам свое видения решения проблемы. Международному сообществу пора обратить на это внимание.

Эта последняя попытка открыла новую эпоху. Следует начать строить будущее на Кипре исходя из всем известных реалий. Начиная с 1974 года на Кипре воцарились мир и спокойствие. Эта обстановка помогла развиваться и грекам киприотам и туркам киприотам. На острове существует два разных народа, две страны и две демократии. Продолжение процесса развития и процветания зависит от нахождения решения по вопросам сосуществования двух государств. Полагаем, что мы в рамках принципов добрососедства можем плодотворно сотрудничать по целому ряду вопросов.

Как вы помните, когда проводился референдум по плану Аннана (2004 й год), Комиссар Евросоюза, ответственный за вопросы расширения, Гюнтер Ферхойген обещал, что изоляция Северного Кипра будет ослаблена. Однако, это обещание быстро забыли. Сейчас, после того, как греки киприоты де-факто саботировали переговоры, есть ли у Вас намерения напомнить ЕС об этом обещании?

Еще одно доказательство неискренности греческой стороны это то, что они всячески пытаются изолировать от мира турок киприотов. Турецкий народ Кипра десятилетиями вынужден жить в условиях изоляции на международном уровне.

Эта политика изоляции, противоречащая всем нормам права, в том числе, и правам человека, является одной из преград в деле нормализации отношений между двумя народами и продолжает подпитывать взаимное недоверие.

На плечи международного сообщества ложится важная миссия, по скорейшему устранению изоляции. В этом вопросе мы ждем от международного сообщества, в первую очередь от ЕС, исполнения их человеческого и морально-этического долга.

Тахсин Эртугрулоглу: Кипрский вопрос должен быть решен на основе добрососедских отношений двух государств