Внешние и внутренние игроки противятся референдуму о независимости Иракского Курдестана

В Иракском Курдистане стартовала агитационная кампания, которая посвящена референдуму об отделении от Ирака, запланированному на 25 сентября. Несмотря на то что курдские политические силы призывают лидера автономии Масуда Барзани отложить голосование, инициированное в обход законодательной власти, он уверен: Ирак уже поделен, и референдум должен лишь поставить в этом процессе точку. Крупные международные и региональные игроки выступают против притязаний Эрбиля на государство.

Высшая независимая комиссия по проведению выборов и референдумов Иракского Курдистана обнародовала образец бюллетеня, который раздадут на избирательных участках. Документ содержит один вопрос: «Вы хотите, чтобы регион Курдистана и районы Курдистана за пределами региона стали независимым государством?»

Бюллетень издан на четырех языках – курдском, арабском, ассирийском и туркменском. У представителей зарубежной диаспоры, обладающих правом голоса, будет возможность ответить на жизненно важный для Эрбиля вопрос 23 сентября – дистанционно.

Идея Барзани окончательно оформить развод с Багдадом не встретила одобрения на международной арене. Так, США пообещали приостановить финансовую помощь пешмерга – курдским военизированным формированиям. В интервью спутниковому телеканалу Al-Hurra официальный представитель Пентагона Эрик Пэхон сообщил о намерении Вашингтона заморозить материальную поддержку курдским бойцам в Ираке. Высокопоставленные чиновники американского оборонного ведомства, которые говорили с журналистами на условиях анонимности, напрямую связали это решение с объявлением о референдуме. Напомним, с 2014 года пешмерга были переданы сотни миллионов долларов со стороны США. Вашингтон вложился в реструктуризацию и модернизацию курд-ских сил и помог им с вооружением.

«В США нет единой позиции по поводу референдума, – пояснил «НГ» начальник Центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилл Семенов. – Есть расхождения по поводу того, как это воспринимать. В Штатах достаточно сильное прокурдское лобби – «Группа друзей Курдистана», другие структуры, которые лоббируют курдские интересы и ищут пути выстраивания отношений, в том числе и с пешмерга после референдума. Пока получается следующая ситуация: Вашингтон не может признать результаты голосования с учетом его отношений с Багдадом. Естественно, на фоне того, что Багдад негативно настроен относительно его проведения и провозглашения независимости, для США признать референдум – это значит полностью порвать связи с Багдадом. Продолжать поддержку пешмерга – это то же самое. Поэтому у американцев нет никакого другого пути, кроме как сверять свои высказывания с позицией Багдада».

Намерение провести референдум об отделении от Ирака положительно повлияло на упрочение связей между ключевыми игроками Ближнего Востока, которые некогда считались заклятыми противниками. Так, анонсированное голосование выявило общность интересов Турции и Ирана. «И Тегеран, и Анкара действительно опасаются того, что следующим этапом может стать тенденция к распространению движений за независимость, что может наметиться новая эскалация на фоне провозглашения независимости в Иракском Курдистане, – считает Семенов. – Это потребует скоордированной политической линии Тегерана и Анкары. Возможно, они будут готовы как-то противостоять этим вызовам, в том числе реагировать на американское вмешательство в эти процессы. Это основополагающий момент, с которого может начаться развитие их более тесного сотрудничества».

Впрочем, есть ряд внутренних противоречий, которые могут обесценить результаты голосования 25 сентября в Иракском Курдистане. В начале этой недели руководство курдских партий «Горан» и «Комаль» провело встречу, по итогам которой было принято совместное заявление с призывом отложить проведение референдума о независимости. По мнению партийных лидеров, вопрос о референдуме должен решать только парламент. «В сам референдум уже заложены те детали, которые могут его сделать фактически недействительным, – признает Семенов. – Он и так не является обязательным, а тут еще нет санкции парламента. «Комаль» и «Горан» считают, что данный референдум без одобрения законодательной власти не может иметь силы, что это один из способов Барзани укрепить собственную власть. Они выступают не против референдума как такового, а против самой его формы».

Что же касается российской стороны, то она настаивает на диалоге между курдами и иракскими властями. В интервью телеканалу Rudaw глава МИД РФ Сергей Лавров заявил: «Мы постоянно и последовательно выступаем за то, чтобы Багдад и Эрбиль решали эти и другие вопросы на основе компромисса и взаимоприемлемых договоренностей через политический диалог. Мы исходим из того, что законные устремления курдов, как и других народов, необходимо реализовывать в рамках имеющихся норм международного права. Это касается и того решения о проведении референдума, которое, как мы понимаем, было окончательно принято в Эрбиле».

По словам министра, российская сторона воспринимает идею голосования как проявление чаяний курдского народа. «Рассчитываем, что при принятии окончательных решений будет просчитано все, что касается политических, геополитических, демографических и экономических последствий этого шага, в том числе с учетом того, что курдский вопрос шире границ современного Ирака и затрагивает ситуацию в целом ряде соседних государств, – пояснил Лавров. – Курдский вопрос играет большую роль и занимает ведущее место в процессах урегулирования кризисов, которые сейчас разворачиваются в регионе».
Игорь Субботин

7 сент. 17

Источник — ng.ru

Почему курды проводят референдум именно сейчас

Гела Васадзе
политический аналитик  Кавказского Института Стратегических Исследований (GCSSI), Грузия

Статья написана на платформе   онлайн конференции Международного онлайн аналитического центра «Этноглобус» (ethnoglobus.az)  (Азербайджан) и Американо-турецкого ресурса  «Тюркишньюс» (turkishnews.com) (США) «Референдум в Иракской Курдкой Автономии: реалии и будущее».

 

 У каждого народа есть своя историческая судьба. Сложилось так, что государств меньше, чем народов. Сегодня грубой силой, войной, террором, только одним желанием государства не создаются.
25 сентября в Иракской Курдской Автономии объявлен днем референдума о независимости. Идентичный референдум в автономии проводился  также в 2005 г.
И тогда и сейчас решение о проведении референдума принимали политические партии, а не парламент, так что легитимность прошедшего референдума практически нулевая.
Что изменилось сейчас? За эти годы ситуация в регионе  в корне изменился расклад сил, как регионе, так и в мире.  Появились новые политические силы, война в Сирии переформатировала привычные линии противостояния и создала новые. К власти в Ираке пришли шиитские политические силы. Попытки иракских суннитов сопротивляться им, и создать свой политический проект в виде Исламского государства, потерпели крах под ударами международной коалиции и иракской армии, в рамках которой шиитские парамилитантные формирования играют ключевую роль. Взятие Мосула сняло фактор общего врага для шиитов и курдов. Так что с точки зрения руководства иракского Курдистана момент для объявления независимости более чем удобный.

.
В настоящее время основные игроки в регионе это Иран и Турция. Иран не может вмешаться в процессы в курдском вопросе, так как Тегеран увяз в Сирии и два коридора пробиваемые там стратегически важны.
У Турции сложились хорошие отношения с Курдской Автономией Ирака. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган имеет дружеские отношения с Масудом Барзани. У Турции и Курдской автономии общие бизнес интересы, соответственно весьма вероятно, что Анкара лояльно отнесется к результатам референдума в Иракской курдской автономии. Анкара борется с ПКК и туркам выгодно, чтобы в курдском мире был один авторитет-это Барзани.
Референдум еще не означает, что курды Ирака сразу получат признание. Барзани необходимо договариваться с Западом и прежде всего с США.  Если М.Барзани не сможет договорится с Западом, ни о каком признании даже в перспективе не может быть и речи. Более того, здесь может появится желание создания курдского государства на территории совсем  другого государства, речь идет о Сирии.  А это совсем не устраивает Турцию. Понятно почему Барзани очень спешит и обеспокоен. Сейчас сирийские курды, которые раньше контролировались спецслужбами  Советского Союза, а потом России, весьма дальновидно переходят под крыло американцев. В этих условиях Барзани нужно играть на опережение.
Еще один важный момент: борьба за сферу влияния между Джалалом Талабани и Масудом Барзани, вернее между могущественными кланами, которые они представляют, никуда не делась и по всей вероятности будет обостряться. В этих условиях, если будет объявлена независимость , то Барзани станет центром этого процесса, это серьезно поднимет его авторитет. Не исключено, что дело может дойти и до прямых военных столкновений как между курдскими кланами, также между шиитами, которые контролируют большую часть страны и суннитами, каковыми являются в том числе основная часть курдов. Кроме того, центральным властям Ирака вряд ли захочется навсегда проститься с Киркуком, точнее с нефтяными месторождениями вокруг него. И это может стать ещё одним поводом для войны.
В этой борьбе Турция будет поддерживать Барзани, ну а Талабани будет искать поддержки в противоположном лагере, то есть или у шиитов, которых не устраивает независимый Курдистан, или у тех же американцев. Что было бы логично, хотя и не совсем комфортно с политической точки зрения. Впрочем исключать то, что Барзани и Талабани сумеют все же договорится, встав над меж клановыми противоречиями. совсем нельзя. Это маловероятно, но всё-таки возможно, так как реально политически выгодно, как им обоим, так и иракским курдам в целом.
Сейчас курды Ирака муссируют заявления высокопоставленных разных стран и структур, дабы о дальнейшем признании независимости иракских курдов, дабы создать фон легитимности референдума. Например, с большей вероятностью Россия не признает независимость курдов, не желая испортить отношения с Ираном. Это было бы возможно, если бы Москва желала иметь военное присутствие в Ираке, но это не нужно России, так как в Ираке ситуация очень сложная, а решение послать военный контингент в ещё одну страну Ближнего Востока, кроме того, что ляжет тяжелым бременем на бюджет страны, ещё и наверняка вызовет весьма болезненную реакцию Запада.
Правда некоторые эксперты ссылаются по аналогии  на признание Москвой Абхазии и так называемой Южной Осетии, но в это совсем другой случай.  Кремль оккупировал два региона Грузии и признал их “независимость”, лишь для того, чтобы оставить там свои войска, которые согласно соглашению Медведев-Саакашвили-Саркози должны были быть выведены из Грузии. Сегодня Россия использует присутствие своих войск в  Абхазии и Цхинвальском регионе как инструмент  давления на ситуацию в Южном Кавказе. Так что данный пример совсем не в тему.

Есть другой пример, Косово. Но даже Косово частично признанное государство. Но между Косово и Курдской Автономией Ирака большая геополитическая разница. Косово признали США и все европейские страны. А Ирак находится очень далеко и  США  нет никаких стратегических причин признать независимость курдов.  Кроме того, нет консенсуса между Москвой и Вашингтоном о судьбе курдов.

Очень сомневаюсь, что ведущие мировые державы  признают независимость курдов от Ирака, но они вряд ли будут противодействовать объявлению этой независимости. Это абсолютно разные подходы. Иракские курды играют роль сдерживания на Ближнем Востоке. Поле военных действий в Ираке и Сирии слились в единый театр боевых действий  с одними и теми же игроками. Курдский фактор в процессах возрос и играет одну из ключевую позицию. И да, если США не признают независимость курдов Ирака, ни одно государство этого не сделает. Но если Барзани удастся добиться того, что Штаты, пусть и неофициально поддержат эту независимость, без признания, то это будет совсем другой расклад.
Курдским лидерам это хорошо известно, но им нужно предпринять шаги против иракских шиитов, которые  разобравшись с ИГИЛ, вполне могут приняться восстанавливать контроль и на Иракским Курдистаном. Так что особого выбора у руководства  Курдской Автономии Ирака сегодня не наблюдается, а момент выбран более чем удобный.