Цели США и интересы ястребов НАТО в Армении далеко не благородные

Рафик Алиев ,

профессор, доктор философских наук Как всегда, она смешанная, и смешная – половина от раба и половина от хозяина

Цели США и интересы ястребов НАТО в Армении далеко не благородные, и никоим образом не содержат в себе какие-то позитивные моменты для решения Карабахской проблемы. Возможности содействовать мирному разрешению этого конфликта лет 20 тому назад у Запада и США, в частности, были более реальными, чем сегодня.

Все эти годы Минская группа ОБСЕ по Карабаху, в связи с оккупацией 20% территории нашего государства агрессивным соседом, имела реальные рычаги для воздействия на агрессора и решения проблемы, как на основе международного права, так конкретных резолюций СБ ООН. Но эта группа не сдвинула проблему с места. ибо Карабах в ее отношениях с нами стал неким элементом политического шантажа, экономического давления на наше руководство. Цели Минской группы ОБСЕ по Карабаху были и остаются почти неизменными – повлиять, в чьих-то геополитических интересах на курс нашей внешней политики, на вектор нашего суверенного развития, с намерением подчинить нас своему великодержавному диктатору.

У США инструментом давления и гипер-критики, как всегда, и как со всеми странами бывшего СССР, перманентно являются надуманными, связанными с пресловутыми мифологемами, типа «права человека», «свобода слова», «религия», и т.д., и т.п… Этими рычагами они пользуются до сих пор, хотя дела со свободой и демократией у них самих далеко не в порядке.

Позиция Франции была менее жесткой, но, тем не менее, и она поддержала претензии США на право «обучать» нас, как следует жить и развиваться по американским лекалам. Но это до сих пор не имеет успеха. Мы идем собственным избранным путем. А это их раздражает, и поэтому они не прилагали и не прилагают усилий для справедливого и объективного разрешения Карабахской проблемы.

Недавние экстраординарные события в Армении, беспорядки, противостояние разных политических сил привели в движение даже Запад, который «обрадовался» возможности расширить зону нестабильности на Южном Кавказе, и тем самым, наряду с Украиной, создать еще больше проблем для России, и воспользоваться ими для усиления своего влияния в этом регионе, в противовес России, Турции и Ирану.

Казалось бы, эти варианты, принятые Западом как ориентир для усиления давления на Россию могли бы воздействовать на Кремль и объективно и активно приступить к решению Карабахского конфликта в русле признанной международным сообществом концепции территориальной целостности нашей страны.
Но, к сожалению, и Россия, как основной игрок в Минской группе ОБСЕ, пока раздумывает, и не проявляет свою волю к сохранению хрупкой стабильности в регионе.

Тут могут быть лишь два варианта объяснения такой позиции:

а) Россия уверена в положительном для нее исходе борьбы за власть в Армении;

б) она может оказать воздействие на Азербайджан и призвать его к сдержанности в такой сложной, невыгодной для Армении ситуации, то есть стремиться не к восстановлению статус-ко и реализации нашей страной ее законного права на возвращение своих оккупированных армянским агрессором территории.

Источники этих вариантов поведения России, как мне видится, — в нестабильной и непонятно хаотической внешней политике США в этом регионе. Мол, усилиями тройки -: Иран, Россия и Турция — могут быть нейтрализованы попытки США расшатать ситуацию в Армении, не дать событиям развиваться по украинскому пути.

Пример Украины не оказался заразительным для стран СНГ из-за последствий майданного кровавого переворота в Киеве. Страна разделена на враждующие политические зоны, каждая из которых кишит радикал-националистами с явными признаками фашизма. К тому же, вне контроля Украины две богатые территории – Донецкая и Луганская, не говоря уже об окончательной потере Крыма.

Что может дать Армении такой пример, не трудно представить. Но дело даже не в этом.

Уход Сержа Саргсяна с политической арены состоялся как под давлением улицы, так и с согласия России. Поэтому приход к власти антироссийских элементов я фактически исключаю — вследствие членства Армении в ОДКБ В его уставе предусмотрено вмешательство стран-членов ОДКБ, в случае угрозы государственности одной из них, в нашем случае – Армении. И, не исключено, что этим могут воспользовать члены этого военного альянса. Как, например, страны-члены НАТО в своем кругу.

Поэтому приход к власти Пашиняна, как креатуры Запада, мало вероятно или, если такое все же случится, то это будет сугубо оговорено с Россией, и с ее согласия.

Скорее, премьер-министром Армении станет нынешний заместитель премьера, а Пашинян может, в лучшем случае, стать вице-премьером. Большинство в Парламенте Армении у правящей партии, и оно кровно заинтересовано в сохранении своего влияния и места во властных структурах. Иначе их ждет мрачное будущее, а Парламент не сможет принимать серьезные, влияющие на армяно-российские отношения, решения. Кроме того, не стоит сбрасывать со счетов того факта, что вся экономика этой страны в руках российских компаний, и фактически основные отрасли обеспечения спокойного(???) уровня жизни населения Армении — подконтрольны России.

Таким образом, я полагаю, что ждать существенных изменений в политике нынешней Армении не стоит, и она обречена остаться форпостом России на этом стратегическом направлении. А Запад, включая Евросоюз, вряд ли смогут повредить интересам России или критиковать ее за удушение демократии по-армянски. Пример Испанской Каталонии слишком серьезно ударил по позициям евродемократов, демонстрируя, что никакая демократия не является преградой, когда речь идет о судьбе государственности.

Что касается соседей Армении, то никто из них (кроме Грузии) не заинтересован в реализации в Армении украинского варианта и в появлении серьезного вооруженного конфликта или кровавой гражданской войны. У каждого из соседей, как в отдельности, так и вместе, достаточно объективных причин так думать и поступать.

Да и общие интересы России, Ирана и Турции на Большом Ближнем Востоке — серьезная причина для сохранения относительной стабильности в Армении.

Значит, ждать армянского чуда, как прогнозируют некоторые политологи, по моему мнению, похоже на стремление выдать желаемое за действительное, что часто присутствует в их политическом меню и лексиконе.

Впрочем, скоро мы увидим, и убедимся, насколько реальны или ошибочны озвученные прогнозы о событиях в Армении.

В завершение изложенных выше оценок и прогнозов нынешней ситуации в Армении, приведем заголовок настоящей публикации – «Начинка «революции» в Армении (Как всегда, она смешанная, и смешная – половина от раба и половина от хозяина)». Этот заголовок более, чем объективен. Для подтверждения сошлюсь на великого русского поэта А.С.Пушкина, в поэме которого «ТАЗИТ» есть такие строки: «Ты трус, ты раб, ты армянин!»

Такая вот «начинка»!

Почему Путин не помешал армянской революции?

google

Почему Путин не помешал армянской революции? Руки коротки

В апреле месяце Серж Саргсян, прорусский армянский президент-автократ, столкнулся с массовыми протестами оппозиции, напомнившими о волне «цветных революций», что прокатились по восточной Европе в 2000-х. Подобно бескровным революциям в Сербии в 2000-м, Грузии в 2003-м и Украине в 2004-м, армянские протесты развернулись в столице, полагаясь главным образом на поддержку разочарованной молодежи и прибегая к юмору для высмеивания элит с их въевшимся аристократизмом.

Демонстранты под руководством бывшего журналиста и узника совести Никола Пашиняна требовали отставки Саргсяна и его Республиканской партии (РПА), господствовавших в армянской политике последних десятилетий. Саргсян впервые стал президентом в 2008 году, сменив на этом посту Роберта Кочаряна, управлявшего страной с 1998 года. Для того, чтобы обойти конституционные ограничения, в РПА условились о переходе с президентской системы на парламентскую — и место премьера в ней отводилось Саргсяну. Однако формальное избрание Саргсяна на эту должность 17 апреля всколыхнуло народные протесты: на улицы высыпали десятки тысяч недовольных.

Эти протесты, очевидно, пришлись весьма не по нутру российскому лидеру Владимиру Путину. Путин в ужасе от роста протестных настроений против диктатуры в собственной стране и не сводит глаз с угрозы «цветных революций» на постсоветском пространстве. По этой причине он не раз вставал на защиту автократов в соседних с Россией государствах. Так, Путин пришел на выручку украинскому автократу Виктору Януковичу, свергнутому в результате уличных протестов, развернувшихся в 2013-14 годах. Кроме этого, он не раз вмешивался в исход выборов на территории бывшего СССР — например, в Белоруссии в 2006 году и на Украине в 2004 и 2014. И уж само собой разумеется, что Путин недавно пытался подорвать демократический процесс в США и Западной Европе.

Ряд российских комментаторов высказывал опасения, будто армянские протесты — часть западного заговора, чтобы разжечь студенческий бунт у российского порога. Опасались также, что оппозиция развернет Армению против России. Саргсян же — давний союзник России. В 2015 году под давлением России он ввел Армению в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), где первую скрипку играет Москва. Со своей стороны, Россия давно помогает армянскому правительству, предоставляя стране газ по льготным ценам и оказывая военную поддержку в застарелом конфликте с Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха — который тлеет уже три десятилетия. На базах на территории Армении размещено пять тысяч российских солдат, которые также помогают патрулировать границу с Турцией. Учитывая, насколько Россия уже вложилась в армянский режим и принимая во внимание ту легкость, с которой Москва вмешивается в чужие дела, логично было бы ожидать, что Путин грудью встанет на защиту Саргсяна и РПА. И в самом деле, вскоре после того, как всенародные протесты вынудили Саргсяна подать в отставку 23 апреля, Россия попыталась организовать тихую передачу власти Карену Карапетяну, бывшему главе армянского отделения Газпрома. Пророссийские СМИ даже шили протестам бирку «очередного майдана», поставленного по западному сценарию.

Однако когда РПА не смогла утвердить Карапетяна в должности в связи с беспорядками, Путин неожиданно для всех замолчал. Российские СМИ свернули свою очернительскую кампанию против Пашиняна, а российские власти не стали выкручивать Еревану руки, чтобы там разогнали протесты силой — по образцу и подобию Украины в начале 2014 года. Когда Пашинян 7 мая был избран премьером при поддержке 13 депутатов-перебежчиков из РПА, Путин поздравил его одним из первых, хотя обычно всяких заговорщиков и бывших политических заключенных не жалует, а работать предпочитает с людьми совсем другого сорта. Почему же Россия смирилась со свежей революцией на евразийском пространстве?

Чтобы понять и уяснить себе поведение Путина, необходимо исправить ряд заблуждений вокруг внешней политики России и ее якобы влияния на регион. Во-первых, вопреки своей репутации поборника автократии, Путин больше озабочен сохранением геополитического баланса. А перейдут ли при этом российские соседи к демократии или останутся странами авторитарными — его волнует куда меньше. Вследствие этого, он переменчив и чрезвычайно непоследователен в своей поддержке автократов за пределами России. Что при этом происходит во внутрироссийской политике — вопрос другой.

В странах вроде Украины, где сильны антироссийские силы, Россия работала на подрыв демократии. В 2004-м году Путин поддерживал пророссийского диктатора Леонида Кучму, в 2013-2014-м — уже упомянутого Януковича, в 2009-м — молдавского лидера Владимира Воронина, помогая им одержать победу над антироссийски настроенными противниками. Однако не менее охотно Путин поддерживает и соревновательные выборы и даже протесты — при условии, если они направлены против антироссийских властей. Когда киргизский деспот Курманбек Бакиев в 2009 году отказался исполнять свое обещание перекрыть для США доступ к военно-воздушной базе Манас, российские СМИ по наущению правительства принялись распускать о нем нелестные истории. Кроме того, Москва взвинтила цены на энергопоставки — что привело к протестам и свержению Бакиева в апреле 2010 года. На смену ему пришли Роза Отунбаева и Алмазбек Атамбаев, президенты куда более демократические — и Россию это более чем устраивало. Наряду с этим Путин буквально лез из кожи вон, чтобы сбросить авторитарного и антироссийского лидера Грузии Михаила Саакашвили, приветствуя демократическую передачу власти Георгию Маргвелашвили в 2013 году. Очевидно, пламенным сторонником демократии Путина не назовешь, и дай ему выбор, он бы предпочел иметь дела с такими же диктаторами как и он сам. И все же нет никаких свидетельство того, чтобы он сознательно шел на риск создания тиранических режимов.

Примириться с Пашиняном Путину помогло и то обстоятельство, что тот, в отличие от украинской оппозиции в 2013-14 годах, сразу же заявил, что хотел бы сохранить статус-кво — и это несмотря на то, что его блок «Елк» ранее призывал к более тесным связям с Европой. Демонстранты не размахивали ни флагами Евросоюза, ни какими-либо другими символами, хоть как-нибудь оспаривающими региональное господство России. Более того, вследствие уязвимости страны на международной арене и сильной зависимости от военной поддержки России, выход Армении из российский орбиты стал бы поистине дорогим удовольствием. Это еще одна причина, почему Россия сохраняла спокойствие. Денежные переводы армян, уехавших в Россию на заработки, составляют значительную часть армянского ВВП. Российские компании распоряжаются львиной долей армянской энергии. Стремясь подчеркнуть, к насколько далеко идущим последствиям приведет смена политической ориентации, российские власти недавно заявили, что импорт фруктов и овощей из Армении может оборваться в любой момент.

Чтобы понять поведение Кремля, надо избавиться от еще одного заблуждения о российской внешней политике: что Путин якобы гроссмейстер, которому под силу повлиять на исход политической борьбы в странах ближнего и даже дальнего зарубежья, вроде США. На самом же деле, Путин мог одобрить кандидатуру Пашиняна еще и потому, что попросту осознал, что всякие попытки спасти РПА обречены на провал. В конце концов, эффективность российского вмешательства на постсоветском пространстве исторически крайне низка. Со времен распада СССР ставленники Кремля проиграли семь из одиннадцати выборов, где была зафиксирована рука Москвы. Так, например, в 2005 году Россия пыталась помешать переизбранию Коммунистической партии в Молдавии — и потерпела фиаско. А в 2009 году, когда в Москве передумали и решили, наконец, поставить на молдавских коммунистов, разразились беспорядки, и коммунисты власть потеряли.

Еще показательнее ситуация на Украине. В 2004 году Путин потратил огромные средства и пожертвовал личным престижем в поддержку президентской кампании тогдашнего премьера Януковича. Его действия, однако, привели к обратному эффекту: разгорелась Оранжевая революция, и Янукович оказался повержен. Спустя всего десятилетие смирить яростные антироссийские силы не смогла даже массированная российская интервенция. Даром что Путин заполучил Крым, российское вторжение обрекло на провал любые дальнейшие попытки интеграции с Украиной, превратив пророссийские партии, в прошлом гегемона украинской политики, в маргиналов. После 2014 года украинская поддержка ЕАЭС сошла на нет. В свете печального опыта на Украине, Путин мог воздержаться от поддержки нелюбимого в народе режима из опасений, как бы украинский сценарий не повторился.

Демократия при российской гегемонии

Могут ли недавние события в Армении стать предвестником демократизации в условиях российской гегемонии? Даже небольшие и откровенно зависимые страны формата Армении могут проводить демократизацию, не боясь вмешательства, если не идти на откровенный конфликт с Россией. Еще одним примером может служить относительно демократическая, но при этом остающаяся пророссийской Киргизия, где последняя передача власти состоялась в конце 2017 года на соревновательной основе. Разумеется, такой курс лишает государства их законного права самим избирать себе союзников. Но все же это лучше, чем когда у тебя нет ни внешней автономии, ни внутренней демократии.

В конце концов, судьба армянской демократии больше зависит от внутриполитических факторов, чем от действий России. В самом деле, причины, почему потерпела крах демократия в странах «русского мира», следует искать в самих странах, а не в российском вмешательстве. Пока что неясно, поведет ли Пашинян Армению к демократии или продолжит деспотические традиции прежней партии власти. Но некоторые положительные сдвиги уже наметились. Во-первых, Пашинян — бывший оппозиционный журналист, а это значит, что на постсоветском пространстве, где лидерами оппозиции обычно становятся перебежчики из поверженного лагеря автократов, его можно считать аутсайдером. Во-вторых, Пашинян практически не задействован в партийных структурах, и, значит, столкнется с нешуточным сопротивлением, если попытается подмять всю власть под себя. В-последних и самых важных, бывшая партия власти РПА пообещала выйти из правительства и перейти в оппозицию. Пока еще не решено, исполнит ли партия свое обещание или пополнит ряды новой власти. Однако армянская демократия только выиграет, если РПА поведет внятную оппозиционную политику, служа противовесом новому правительству.

Вообще, Армении и ее соседям по постсоветскому пространству мало что по силам предпринять, дабы полностью избавиться от Путина или свести на нет военное и экономическое господство России. Но это вовсе не значит, что демократия внутри собственных границ недостижима.

Лукан Ахмад Уэй (Lucan Ahmad Way)
Foreign Affairs, США
17 мая 18

Источник — inosmi.ru