Османский вкус русских царей

Кремлевская сокровищница получала от имени султана немало драгоценностей в виде дипломатических подарков, причем часто это были работы личных мастеров султана

 «Коммерсантъ»

В Одностолпной палате кремлевского Патриаршего дворца открылась выставка «Искусство Блистательной Порты». Она представляет произведения турецких мастеров XVI-XVII веков, оказавшиеся в собрании русских царей — в основном благодаря дипломатическим контактам с Османской империей (или Блистательной Портой, как ее именовали некогда европейские дипломаты). Проходящую при поддержке Газпромбанка выставку осматривал СЕРГЕЙ Ъ-ХОДНЕВ.

Выставка получилась довольно компактной и дельной: в том, как экспозиция организована и, самое главное, оформлена, «Искусство Блистательной Порты» выигрывает даже вне зависимости от уникальности самих экспонатов. Кроме музеев Кремля вряд ли какой-нибудь из московских музеев способен выставки, посвященные декоративно-прикладному искусству, делать именно так — с безукоризненной дизайнерской режиссурой, первоклассным светом и предельно эффектной демонстрацией самих показываемых вещей.

kremlin-muze.jpg



Хотя в случае «Искусства Порты» у вещей и так немалый запас собственной эффектности. Золото, рубины, бирюза, изумруды в каждой витрине представлены в каких-то гиперболических количествах; главный эстетический посыл выставки — не столько восточная экзотика, сколько парадно-государственное великолепие, возникающее, когда все эти предметы показываются в массе. В этом смысле выставка кажется продолжающей серию «Императорские и королевские сокровищницы мира в Кремле», хотя на самом деле она — исключительно сама по себе. Все показанные вещи — драгоценное оружие, доспехи, детали конского убранства, предметы обихода, сосуды, ткани (показывается, например, золотная парча XVI века, которой были обиты стенки раки царевича Димитрия) — из кремлевской коллекции. Как выясняется, собраний османского искусства такой величины (и такого качества) больше нет нигде в мире, кроме, разумеется, непосредственно Турции.

Не то чтобы это свидетельствовало о каком-то чрезмерном дружелюбии, которое царило между Османской империей и Московским царством в XVI-XVII веках. Несколько посольств — вот, собственно, и все, чем история русско-турецких официальных дипломатических связей может за это время похвалиться. Хотя и в ходе этих контактов кремлевская сокровищница получала от имени султана немало драгоценностей в виде дипломатических подарков, причем часто это были работы не просто стамбульских мастеров, а личных мастеров султана. В придворных мастерах у «царя турского» ходили, надо сказать, не только природные турки, но также греки, армяне, венгры и даже выходцы из Западной Европы. Их репутация в Москве была, по всей вероятности, ничуть не менее высока, чем у хваленых ювелиров Аугсбурга или Нюрнберга: цари не только охотно принимали их работы в подарок, но и покупали, а также, что особенно занятно, сами посылали в Стамбул заказы.

Именно стамбульскими мастеровыми сделаны показываемые на выставке царская держава, драгоценный посох и парадный комплект из колчана и саадака (футляра для лука), изукрашенный не менее тщательно и не менее богато, чем регалии. В обилии драгоценных камней, которыми усыпаны и эти, и другие предметы, есть что-то почти варварское — но при ближайшем рассмотрении вещи впечатляют, напротив, утонченностью орнаментов и изысканным разнообразием применяемых техник. Хотя чему-то османские мастера наверняка учились у европейцев, сам ориентальный колорит этого искусства чрезвычайно стоек: даже когда турецкие ткачи, приноравливаясь к запросам заказчиков, делали ткани для церковных облачений, украшенные христианской символикой (на выставке есть саккос из такой ткани, затканной изображением Богоматери), у них получалось очень по-своему. И тем не менее в московской Руси это отчетливо экзотическое искусство в самом прямом смысле пришлось ко двору: против сочетания туманных воспоминаний о византийском Царьграде с говорящим само за себя богатством этих вещей самодержцам трудно было устоять.

Газета «Коммерсантъ»

Kaynak: Османский вкус русских царей

В Турции чтут память султана Абдулхамита II

АА

В Турции чтут 101-ю годовщину кончины 34-го правителя Османского государства султана Абдулхамита II.

Абдулхамит II родился 21 сентября 1842 года, был вторым сыном султана Абдулмеджида I. Мать Абдулхамида — Тиримюжган Кадын-эфенди.

С детства Абдулхамит II изучал фарси, арабский и французский языки, а также музыку и прочие науки. Вместе с родным дядей султаном Адбульазизом I, Абдулхамит II посетил Египет и страны Европы.

Абдулхамит II взошел на престол 31 августа 1876 после череды переворотов, лишивших власти султана Адбульазиза I, а затем и его брата султана Мурада V.

Спустя некоторое время, а именно 23 декабря 1876 года Абдулхамит II объявил о принятии первой конституции Османского государства.

Султан Абдулхамит II столкнулся также с рядом проблем во внешней политике.

После категорического отказа султана Абдульхамита II подписать предложенный Россией Лондонский протокол в ходе конференции 24 апреля 1877 года, Россия объявила войну Османскому государству.

Однако даже успехи войск, возглавляемых Осман-пашой при Плевне и Ахмет Мухтар-пашой на восточном фронте, османской армии пришлось отступить. На фоне отвода войск в Стамбул и Анатолию бежали десятки тысяч мусульман.

13 февраля 1878 года султан Абдулхамит II, в соответствии с полномочиями, предоставленными конституцией, закрыл на неограниченный срок парламент Османского государства. Однако султан не заявил о прекращении действия конституции.

3 марта 1878 года между Османским государством и Россией был заключен договор в Айос-Стефанос.

4 июня 1878 года султану Абдулхамит II пришлось подписать соглашение, согласно которому Кипр был передан Великобритании.

В ходе Берлинского конгресса 13 июля 1878 года султану также пришлось уступить ряд территорий Османского государства в пользу России и согласиться на выплату контрибуции российской стороне.

Султан Абдулхамит II при поддержке ряда государственных деятелей собрал правительство во дворце Йылдыз. Султан создал сильную разведывательную службу.

Трудности, с которыми столкнулся султан во внешней политике, в частности вмешательство внешних сил во внутренние дела страны, вынудили султана ужесточить режим правления в стране. Только так можно было уберечь государство от внутриполитических беспорядков, контролировать политическую деятельность различных групп.

Со дня восшествия на престол и в течении 33 лет правления (31 августа 1876 года — 27 апреля 1909 года) султан Абдулхамит II не позволял вовлечь себя в различные интриги. Правитель, в частности, ввел строгую цензуру на публикуемую в Европе критические статьи в адрес Османского государства.

В воскресенье, 10 февраля — в 101-ю годовщину кончины 34-го правителя Османского государства, у могилы Абдулхамита II в районе Чемберлиташ в Стамбуле состоялась церемония поминовения.

https://www.aa.com.tr/ru/o%D0%B1%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE/%D0%B2-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D1%87%D1%82%D1%83%D1%82-%D0%BF%D0%B0%D0%BC%D1%8F%D1%82%D1%8C-%D1%81%D1%83%D0%BB%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B0-%D0%B0%D0%B1%D0%B4%D1%83%D0%BB%D1%85%D0%B0%D0%BC%D0%B8%D1%82%D0%B0-ii/1388749

Хиджазская железная дорога

В попытке нарушить планы колониальных держав по ослаблению Османского государства султан Абдулхамид II 100 лет назад реализовал проект строительства ж/д между столицей Стамбулом и Ближним Востоком

https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/12270

Богос Нубар – соавтор кровавого плана по переселению и «геноциду» армян в Османской Турции

1news.az
Недавнее назначение Левана Джагаряна послом России в Иране, вновь напомнило об армянском факторе во внешней политике различных государств мира.

Не секрет, что армянские политики, дипломаты и чиновники, находящиеся на высокопоставленных постах в первую очередь служат не интересам своих государств и развитию отношений с другими, странами, а продвигают интересы мирового армянства и служат идее создания «Великой Армении».

В частности, не так давно, посол Египта в Армении Мухаммад Алаа ад-Дин Сад Эль-Лейти, в своем интервью армянским СМИ утверждал, что «отношения между Египтом и Арменией являются не только результатом последних 20 лет, но и идут вглубь веков, начиная со времен фараонов до исламского государства и Османской империи».

Такое ощущение, что египетский дипломат не особо знаком с историей нашего региона, армяно-египетских отношений и просто ради «красного словца» раздает комплименты армянским СМИ. К тому же дипломат лукавит, когда утверждает о древних армяно-египетских отношениях, поскольку в древности Армения как государство существовало в Малой Азии всего несколько десятков лет, и нигде в источниках нет упоминания о ее отношениях с Египтом.

Затем египетский посол в своем интервью упоминает, что: «Мухаммед Али, который известен как основатель современного Египта, воспользовался некоторым опытом Армении в 19 веке для создания законов современного Египта. В то время Нубар-паша был министром иностранных дел, а потом долгое время был премьер-министром».

Опять-таки или мы имеем дело с некомпетентностью египетского дипломата, или же его слова переврали армянские СМИ. Ведь в 19 веке не существовало никакой Армении, как государства, чтобы Египет воспользовался каким-то ее опытом в законодательной или иных сферах. А если речь идет о египетском политике Богос Нубар-паше, то он родился и вырос в Османской империи, являлся ее верноподданным и переехал оттуда жить в Египет. То есть Нубар-паша не был гражданином государства Армения, потому что оно появилось намного позже после его смерти, и он никак не мог задним числом стать ее гражданином.

Вообще фигура, политическая деятельность Богос Нубар-паши и его одноименного сына требуют отдельного рассмотрения, поскольку они сыграли неоднозначную роль в событиях вокруг Османской империи в 19-20 вв., а также событиях 1915 года. Тем более, что как станет видно из нашего материала, сын Нубар-паша, в прямом смысле переплюнул своего отца в умении строить козни и плести интриги. В частности мало, кто знает, что именно младший Нубар-паша является одним из авторов идеи армянского бунта в Османской Турции, который по его мнению вынудит османские власти начать переселение армянского населения из регионов ставших театром военных действий в Первую Мировую.

Но начнем по порядку, и сперва коснемся жизни и деятельности Нубар-паши старшего.
Богос (Нубарян) Нубар-паша, (1825-1899 гг.), египетский общественно-политический деятель. Родился в городе Измире Османской империи, где и окончил армянскую школу, затем переехал в Египет. Далее продолжил свое образование в Париже, где выучил французский язык и науки. По возвращении в Египет, поступил на государственную службу, выдвинулся в число видных государственных деятелей. Занимал посты министра иностранных дел, затем трижды был премьер-министром Египта. В интересах в первую очередь армянской торгово-купеческой прослойки Египта осуществил ряд реформ в различных областях государственной жизни, торговли и экономики.

Нубар Паша играл большую роль в жизни не только армянской общины Египта, но и всей армянской диаспоры. Особое место в его деятельности занимал вопрос создания армянского государства на землях Османской Турции. С этой целью Нубар-паша активно использовал свою высокую должность и полномочия в египетском государстве, от имени которого, на встречах с политиками европейских стран, продвигал «армянский вопрос» и идею создания армянского государства. То есть должность премьера Египта позволяли ему, в интересах армянской диаспоры, активно вмешиваться в противостояние Европы и России с Османской Турцией в конце 19 века. Русско-турецкая война 1877—1878 годов закончилась поражением Турции, которая потеряла часть своих территорий и вынуждена была пойти на невыгодные мирные условия на Берлинском конгрессе.

В 1878 году Нубар Паша разработал и направил Берлинскому конгрессу свою программу «улучшения положения армян Османской империи», но она не была тогда представлена конгрессу. Программа Нубар Паши, направленная европейским странам, занятым, как раз разделом Турции, исходила из того, что якобы армяне не претендуют на политическую независимость, но должны иметь свою автономию или иное политическое устройство в Османской Турции.

Нубар-паша ни много, ни мало предлагал, чтобы армяне были назначены инспекторами и высокопоставленными чиновниками, надзирающими и контролирующими проведение реформ в Османской Турции.

Для обеспечения успеха реформ Нубар Паша считал необходимым иметь пост общего правителя, который должен занимать армянин, утверждаемый турецким султаном и пользующийся покровительством европейских держав. То есть фактически он предлагал создать пост армянского надзирателя над Османской Турцией, подчиненного европейским державам, что является еще одним классическим примером армянского прислуживания иностранным интересам во вред стране своего проживания – в данном случае Турции.
Реформы предполагалось осуществить в трех сферах: создание военизированного охранного отряда «для защиты армян», а фактически армянской вооруженной банды; судебная реформа; изменение налоговой системы — часть налогов должна была назначаться в целях получения средств на содержание армянских школ, церковных учреждений и т.д.

То есть Нубар-паша, будучи опытным политиком, предлагал изнутри руками армян разрушить систему государственного управления Османской Турции и сделать ее послушной как интересам европейских держав, так и удобоваримой для армянских аппетитов, нацеленных на турецкие территории.

Всю свою последующую политическую деятельность, Нубар-паша посвятил протекции и поддержке армянских претензий к Турции на международной арене. В 1895 году он вышел на пенсию, но продолжил активную деятельность в этом направлении, затем с этой целью переехал в Париж, где и умер в 1899 году.

Дело и активную политическую деятельность Богос Нубар-паши с целью осуществления армянских экспансионистских планов продолжил его сын и тезка — Богос Нубар-паша, который тоже родился в Турции (в Константинополе) в 1851 году и также умер в Париже в 1930 году. Он учился в Швейцарии и во Франции. Получив диплом Центральной школы в 1873 году, он возвращается в Египет. Не без помощи и протекции своего отца, он назначен управляющим египетских железных дорог в 1878-79 гг., а затем вновь с 1891 по 1898 гг. также принимает участие в различных государственных строительных и коммерческих проектах в Египте.
Нубар-паша являлся основателем и первым президентом Армянского благотворительного общего союза AGBU с 1906 года до своей смерти. Одной из основных целей AGBU является под прикрытием гуманитарных проектов, готовить в Турции и других регионах военизированные армянские отряды, деятельность которых координируется с единого центра и подчиняется интересам западных держав.

В 1912-1914 гг. Нубар-паша живет в Париже, где выполняя поручение армянской диаспоры, делает все, чтобы убедить французские власти в необходимости реформ в пользу армян Османской империи и прямого вмешательства в ее дела. С 1914 года Богос Нубар окончательно селится в Париже, где в период Первой Мировой войны делает все, чтобы обеспечить французскую поддержку для вооруженного восстания армян в Османской Турции. С 1915 года он объявляет подписку и сбор денег в пользу армян Турции. Поставленный во главе армянской национальной делегации, он стремится заручиться поддержкой у европейских союзников в случае их победы над Турцией, создания и включения Армении в международное соглашение в качестве государственного образования.

Это по его инициативе в 1916 году из армян был создан Восточный легион, который некоторое время спустя именуется Армянским легионом и воюя на стороне европейских держав пролил немало крови мусульманских народов в странах Востока. Нубар-паша умер в Париже в 1930 году.

Нубар-паша запомнился тем, что, спустя много лет после своей смерти, невольно стал основным источником, подтверждающим надуманность «геноцида» армян в Османской Турции в 1915 году. Дело в том, что Богос Нубар Паша будучи главой армянской делегации на Парижской мирной конференции 1919 года по итогам Первой Мировой войны, привел многочисленные факты и цифры, которые полностью противоречат выдвинутому ныне мифу о «геноциде» армян.

Во-первых, на Парижской мирной конференции Нубар-паша ясно заявил, что они — армяне были воюющей против Османской Турции стороной, и «внесли жизненно важный вклад в разгром Османской империи». То есть из его слов становится ясно, что армяне, будучи подданными Османской империи, предали её и воевали против османов на стороне западных держав и России еще до событий 1915 года. Иначе как изменой и предательством Родины этот акт назвать нельзя, именно поэтому об этом нюансе стараются не упоминать, сегодня защитники мифа о «геноциде» армян.

Богос Нубар Паша в ходе Парижской мирной конференции в частности сделал следующее заявление: «… В начале войны турецкое правительство предложило армянам автономию, попросив от них взамен поднять Кавказ против России. Армяне отказались от этого предложения и стали без колебаний на сторону держав Антанты, от которой они ждали освобождения. Армяне воевали на стороне союзников с самых первых дней войны (то есть с 1914 года – за год до т.н. «геноцида» армян – Р.Г.) и до подписания перемирия на всех фронтах… Наш военный вклад был официально и с благодарностью оценен союзными правительствами, и мне нет нужды углубляться в эту тему дальше».

О том, что армяне являются «воюющей стороной» Нубар-паша отмечает и в своем письме от 3 декабря 1918 года министру иностранных дел Франции Стефану Пишону.
Также в письме Нубар-паши в лондонскую газету «Times», датированном 30 января 1919, он открыто признает, что армяне своими стараниями добились того, что их сотрудничество с союзниками привело к потере доверия к армянам у османского правительства.

Это полностью опровергает выдвигаемую ныне армянским лобби и его прислужниками ложную мысль о том, что «армяне не были на поле боя и не восставали против османов, все убитые в тот период были гражданскими лицами». Однако становится ясно, что в 1919 году, как европейские политики, так и армянские воспринимали армян как воюющую против Османской империи сторону – воюющую против своей страны.

Богос Нубар-паша на Парижской конференции признавал факт создания армянских войск (численностью более 150 тысяч), воевавших против Османской Турции, что по его словам и привело к ухудшению отношения к армянам. К армянским отрядам во главе с Андраником, он причислял 50 тысяч турецких армян. Богос Нубар отмечал, что все это делалось в надежде на то, что с помощью Европы или России удастся добиться для Армении права на независимость, как «воюющей» на стороне Антанты.

Нубар-паша в другом письме министру иностранных дел Франции объясняет, почему турки, сражающиеся одновременно на пяти фронтах, столкнувшись с армянскими мятежниками внутри страны, вынуждены будут защищаться, предоставив армянскому населению «новое жилье». Это письмо было получено в Ке д’Орсей 3 декабря 1918 года. То есть Нубар-паша фактически является автором дьявольского плана, который путем пролития крови армян Османской Турции, имел целью вынудить османов начать переселение армян из региона, что привело к еще большим потерям среди армян и дало повод много лет спустя создать миф о «геноциде» армян.

Во-вторых, Богос Нубар Паша полностью опровергает нынешние армянские обвинения о полном изгнании и истреблении армянского населения Турции в 1915 году. Он говорит, что в 1919 году (4 года спустя после событий 1915) армяне превосходят по численности турок в некоторых частях Анатолии: «Так как турецкое население понесло, по меньшей мере, такие же тяжелые потери, как и армяне, то армяне составляют там такое же большинство, как и перед войной».

К тому же в Париж на мирную конференцию, армяне отправили сразу две делегации: одной из них руководил Нубар-паша, вторая же была официальной делегацией Армянской Республики, которая своим существованием была обязана Турции, подписавшей 28 мая 1918 года Бакинский договор.

Обе делегации объединились и выдвинули требование о создании Армении в Восточной Анатолии, а затем и вовсе дошли до того, что потребовали 6 турецких вилайетов — территории, простирающиеся от Черного моря с портом Трабзон до Киликии у Средиземноморья.
И это несмотря на то, что по последней османской переписи 1914 года, армянское население так называемой «Великой Армении» составляло примерно 20% населения всего региона. Более того, даже если собрать все армянское население мира в Восточной Анатолии, невозможно достичь здесь армянского большинства.

Армяне требовали не только «шесть вилайетов» — Ван, Битлис, Диярбекир, Харпут, Сивас и Эрзурум, но и Трабзон, а также на Южном Кавказе: азербайджанские земли в Карабахе, Зангезуре и большие территории в Грузии. И это несмотря на то, что армяне не являлись коренными жителями этих земель и были переселены сюда Российской империей в 19-20 вв. из Турции, Персии и Ближнего Востока.

Сохранилось письмо Богос Нубар-паши от 12 декабря 1918 года, адресованное министру иностранных дел Франции (оригинал в архиве МИД Франции, Серия Восток, Армения, том 2, фолио 47). Это письмо опровергает еще один миф о 1,5-2 млн. армян, якобы истребленных в Османской Турции.

Вот что пишет Нубар паша: «Общее число депортированных оценено от 600.000 до 700.000 душ. Цифры, которые я вам привожу, отражают лишь уцелевших, находящихся сейчас на территории, завоеванной союзными войсками. Что касается оставшейся части депортированных, разбросанных еще в пустынях, у нас до сих пор нет никакой информации на их счет».

Это письмо написано 12 декабря 1918 года, тогда как по утверждению армянских и ряда западных историков «геноцид армян» начался в 1915 году, и после этого армян почти не осталось в Турции. Согласно письму Нубара-паши в МИД Франции, становится ясно, что в Османской империи в 1918 году еще живет 600-700 тысяч армян плюс те, которые, по выражению Богос Нубар паши, «разбросаны по пустыне».

Можно еще долго приводить факты и документы, опровергающие миф о «геноциде» армян и раскрывающие истинное лицо армянских политиканов вроде отца и сына Богос Нубар-паши. По этой теме, мы приводили подробные статистические данные того периода и источники, в том числе и армянские, с которыми можно ознакомиться в материале «24 апреля 1915 года. Факты, домыслы и правда».

Однако нашей целью являлось показать, что посол Египта в Армении, говоря в своем интервью об армяно-египетских отношениях лишь на примере Богос Нубар-паши и его сына, тем самым невольно наносит вред отношениям Египта с Турцией и Азербайджаном. Дело в том, что эти «богосы» нанесли немалый вред тюркским народам и стали причиной кровопролития в результате, которого в начале 20 века погибло большое количество людей в Малой Азии и на Южном Кавказе, в том числе и армян, ставших разменной монетой в руках европейских держав и своей армянской диаспоры.

Ризван Гусейнов

В лице Турции может возродиться Османская империя

Следующая ближневосточная дилемма

Турция демонстрирует силу. Вскоре перед нами может предстать возродившаяся Османская империя.
Соперники-республиканцы и президент, которого они желают сменить, все же пришли к согласию по одному вопросу: США следует сократить свое военное присутствие в Большом Ближнем Востоке. Предпочтительными аргументами в пользу этого являются то, что Америка не может позволить себе участвовать в военных операциях в дальних странах, и то, что такие операции в любом случае бесполезны.

Вопрос, на который никто не хочет отвечать – что будет после ухода США? Самый благополучный сценарий — когда страны по очереди внедрят у себя западную демократию. Самый ужасный сценарий – или гражданская война, или исламистская революция. Но третьим возможным сценарием может стать возродившаяся Османская империя.

Анатолийская династия образовалась на руинах Византийской империи, представители Османской империи были знаменосцами ислама после завоевания Константинополя (ныне Стамбул) в 1453 году. Их империя расширилась в Центральную Европу, в том числе Болгарию, Сербию и Венгрию.
Установив османское правление от Багдада до Басры, от Кавказа до устья Красного Моря, а также вдоль Варварского берега, Сулейман Великолепный заявил: «Я – султан султанов, повелитель повелителей…тень Бога над Землей». В XVII веке экспансия Османской империи распространилась до Крита и даже западной Украины.

Однако в последующие два века империя стала «больным человеком Европы» (прим. «InoZpress»; как и любое европейское государство, испытывающее экономические трудности), потеряв большую часть своих владений на Балканах и в Северной Африке. Первая мировая война оказалась фатальной; лишь центральная часть анатолийского государства стала впоследствии Турецкой Республикой. Остальные земли, завоеванные Османской империей, были разделены между Великобританией и Францией.
И это оказалось концом Османской империи. До недавнего времени единственным вопросом, которые люди задавали о Турции, был вопрос о том, станет ли (или когда станет) страна членом Европейского Союза. Поддерживая Америку во время «холодной войны», турки, похоже, пристально смотрели на Запад, как и предполагал основатель республики Кемаль Ататюрк.
Однако с 2003 года, когда премьер-министром был избран Реджеп Тайип Эрдоган, положение дел изменилось. Основатель Партии справедливости и развития (ПСР) Эрдоган – притягательная личность. Для многих он является олицетворением умеренного исламизма. Он управлял страной в период беспрецедентного экономического роста. Он стремился уменьшить влияние военных. Не было случайностью и то, что одной из первых заграничных поездок президента Обамы была поездка в Стамбул. Ни для кого не было сюрпризом, когда ПСР выиграла третий срок в ходе парламентских выборов, состоявшихся в этом месяце.
И все же нам необходимо внимательнее посмотреть на Эрдогана. Поскольку есть серьезное основание полагать, что он мечтает превратить Турцию в страну, достойную восхищения самого Сулеймана Великолепного.

В годы своей ранней карьеры на посту мэра Стамбула Эрдоган оказался в тюрьме за то, что публично процитировал слова пантюркистского поэта ХХ столетия: «Мечети – это наши бараки, купола — наши шлемы, минареты – наши штыки, а вера – это наши солдаты». Его амбиции и цели, как очевидно – возвращение к эпохе до Ататюрка, когда Турция являлась не только единственной воинственной мусульманской страной, но и региональной супердержавой.
Это и объясняет его длительную кампанию по изменению турецкой Конституции таким образом, чтобы укрепить и усилить собственную власть за счет судебной системы, прессы и военных властей, которые являются бастионами светского государства. Это объясняет его резкую критику в отношении «государственного терроризма» Израиля в Газе, куда в прошлом году пропалестинские активисты отправили флотилию. И прежде всего, это объясняет его ловкие маневры по использованию возможностей, представленных «арабской весной» — а именно, суровую критику в адрес Сирии, стремление проверить Иран, предложение себя в качестве образца для подражания.
«Сегодня вместе со Стамбулом победил и Сараево», — заявил он в своей победной речи. «Вместе с Измиром победил Бейрут; вместе с Анкарой победил Дамаск; вместе с Диярбакиром одержали победу Рамалла, Наблус, Дженин, Западный берег реки Иордан и Иерусалим».
Однажды лидер Турции сравнил демократию с трамваем: «Когда вы приезжаете на свою остановку, вы выходите». Нас ждет большое удивление, если пунктом прибытия при его руководстве окажется новая мусульманская империя на Ближнем Востоке.

Ниалл Фергюсон
«Newsweek», 19 июня 2011 года
Перевод –

Источник — Zpress.kg
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=130916484