Олег Кузнецов: «Пашинян заинтересован в мире с Азербайджаном»

google

Об армяно-российских отношениях, урегулировании карабахского конфликта, рассказал Yenicag.Ru российский историк, политолог Олег Кузнецов.

— В последнее время все чаще говорят о возможном урегулировании карабахского конфликта. Насколько это возможно в современных геополитических условиях?

Олег Кузнецов

— Свержение в Армении хунты полевых командиров, незаконных вооруженных формирований армянских сепаратистов Нагорного Карабаха действительно открывает путь для принципиально новых по своему содержанию переговоров по прекращению войны вокруг Нагорного Карабаха и урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Правивший долгие годы в Ереване режим откровенных фашистов и международных террористов в лице Роберта Кочаряна, Сержа Саргсяна и их приверженцев долгие годы откровенно плевал на нормы международного права и позицию международных организаций, что было и не удивительно, так как у власти в Армении последние два десятилетия находились откровенные преступники, которых при режиме Никола Пашиняна ждет скамья подсудимых. Прежние власти Армении были настолько аморальны, что не гнушались преступлениями не только против азербайджанцев, но и против своего народа.

Теперь ситуация в Армении, я надеюсь, качественно изменилась, во главе страны стали политические силы прозападной демократической ориентации, для которых международное право — не пустой звук. Они самим фактом своего прихода к власти обречены на то, что продемонстрировать принципиально новую позицию по нагорно-карабахскому урегулированию, качественно отличающеюся от позиции из предшественников во власти в Ереване. В противном случае они ничем от них отличаться не будут, что повлечет за собой принципиально важные последствия.

Если Пашинян будет продолжать политику Кочеряна и Саргсяна по Нагорному Карабаху, то даст возможность всему миру говорить о том, что не политический режим в Армении, а весь народ является носителем идей фашизма и оголтелого национализма. И тогда Армения, и вообще армяне не смогут в перспективе рассчитывать на ту поддержку, какая у них есть сейчас в мире. Как мне кажется, Пашинян это хорошо понимает.

— Как стоит сейчас расценивать отношения Армении и России? Насколько они доверительны?

— Сегодня отношения России и Армении остаются союзническими, несмотря на то, что из Москвы и Еревана сегодня нередко звучат совершенно иные заявления отдельных политиков и общественных деятелей. Две страны связывают многочисленные межгосударственные соглашения, и ни одно из них за последние месяцы Ереваном не было нарушено. Москва также в одностороннем порядке не отказалась от исполнения ни одного ранее принятого на себя обязательства. Так что ничего нового в отношениях двух стран не случилось.

Другое дело — политические элиты России и Армении, интересы которых, и в первую очередь — финансовые, вследствие произошедших в Армении внутриполитических изменений сильно пострадали. Ни для кого не секрет, что между высокопоставленными чиновниками и олигархами двух стран всегда существовали «неформальные» финансовые отношения, которые в последние месяцы прекратились. Это вызвали истерику у определенных медийных персон России, оставшихся без «армянского приверка».

Именно они начали истерику в российской прессе, дескать, отношения между двумя странами резко ухудшились. И все это происходит на фоне отсутствия реакции со стороны Кремля, который никак не реагирует на эту риторику. А это может означать только одно: смена власти в Армении нанесла ущерб коммерческим интересам определенной части российского политического истеблишмента, тогда как отношения между странами на этом фоне никак не изменились.

— Ожидаете ли вы обострение в зоне карабахского конфликта?

— Нет, не ожидаю, по крайней мере, до следующей весны. По доходящей до меня из окружения Пашиняна информации, источникам которой у меня нет оснований не доверять, глава Армении заинтересован в мире с Азербайджаном. Но сейчас он находится в «подвешенном» состоянии, его власть по большому счету нелегитимна, чтобы окончательно узаконить свое правление, он должен провести досрочные парламентские выборы к осени, что даст его сторонникам возможность кардинально изменить внутриполитическую ситуацию в Армении и случае победы на выборах заложить фундамент переговоров по прекращению войны и нормализации нагорно-карабахского конфликта.

Пока в Армении происходят эти процессы, Азербайджан, также являющийся приверженцем идеи мирного разрешения противоречий между двумя странами, обострять ситуацию вокруг Нагорного Карабаха не будет в надежду на начало мирных переговоров. Даже если этого не случиться, потом наступит зима, а воевать по снегу в горах — занятие не из приятных. Именно поэтому я не жду обострения конфликта до конца этого года.

Анар Гусейнов

https://yenicag.ru/oleg-kuznecov-pashinyan-zainteresova/

Карабах (1990-1991): игра агентур на фоне измены

«Почему именно армяне были выбраны на роль «ликвидаторов»

Сегодня мы продолжаем нашу серию публикаций о развертывании карабахского конфликта в далеких 1990-1991 годах. Их автор главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексей Синицын, который в то время работал в Оргкомитете по Нагорному Карабаху (НКАО).

Толковый аналитик точно знает, что невозможно получить на 100% достоверной информации о грядущих событиях, независимо от надежности и компетентности его источников. Он обязательно споткнется о такой камень преткновения, как «субъективизация», проще говоря, каждый будет видеть явление по-своему. Прямо-таки по известному наблюдению: поручите тридцати хорошим художникам написать один и тот же пейзаж, и вы получите тридцать разных пейзажей.

Но с годами понимаешь, что невозможно составить абсолютно достоверную картину и давно прошедших событий. Мы, к примеру, не можем дать исчерпывающее объяснение причин карабахского конфликта, не ответив на главный вопрос: «Почему распался Советский Союз?». И здесь каждый исследователь будет акцентировать свою версию. Кто-то станет утверждать, что СССР не выдержал гонки вооружений, другой напомнит о резком падении цен на нефть, третий все сведет к «проискам империалистических разведок» и т.д. и т.д. Но все это будет не истиной, а лишь ее частицей и то, отраженной в кривом зеркале собственного восприятия мира.

Я же, вовсе не претендуя на оригинальность, уверен, что отправной точкой распада СССР стала клиническая смерть Генсека ЦК КПСС Леонида Брежнева после тяжелейшего инсульта и инфаркта, которые постигли его в 1976 году. Тогда партийная номенклатура со всеми своими чадами и домочадцами, засевшими в дипломатии и в КГБ, юриспруденции и культуре – в общем, наверху, вдруг увидела перед собой новые перспективы. Элиты почувствовали, что могут быть не просто властью, а властью лично очень богатой, внешне вполне либеральной и для «цивилизованного мира», как говорил классик, «приятной во всех отношениях».  Дверь в этот новое  манящее будущее открывалась на Западе. Туда и рванулся последний Генсек, он же  первый и последний президент СССР Михаил Горбачев.

В прошлой своей публикации я рассказывал о моих личных контактах с Эриком Амфитеатровым, шефом московского бюро «Time Magazine», который имел весьма авторитетные позиции в англосаксонском разведсообществе. Я как-то встретился с ним в канун апрельского (1985 г.) Пленума ЦК КПСС, на котором новый партийный лидер впервые провозгласил курс на «перестройку». Меня тогда поразило, что Эрику известно о каких-то предстоящих активных подвижках в советском обществе. Он весьма возбужденно желал им успеха и даже обещал «скрестить пальцы» на удачу Горбачева («I’ll keep my fingers crossed for Gorbachev»). Этакое милое британское поверье, восходящее к началу нашей эры – так верующие христиане узнавали друг друга во времена гонений.

К тому моменту  я, конечно, знал о несколько странном визите Горбачева в Британию в декабре 1984 года и о том, что Маргарет Тэтчер принимала его в загородной резиденции в Чеккерсе для особо значимых гостей. Но ни мне, ни кому-либо из моих товарищей, мысль в голову не могла придти, что Генсек ЦК КПСС приехал к Тэтчер на поклон, «сдавать в расход» собственное государство. Не знаю, держал ли Горбачев пальцы скрещенными, но предателя в нем «железная леди» безусловно узнала. Сам Александр Яковлев, «идеолог перестройки», гораздо позже рассказал, а «великий Горби» сам подтвердил любопытнейший эпизод их встречи: «Михаил Сергеевич вытащил на стол карту Генштаба со всеми грифами секретности, свидетельствовавшими, что карта подлинная. На ней были изображены направления ракетных ударов по Великобритании… Премьерша рассматривала английские города, к которым подошли стрелы, но пока ещё не ракеты. Затянувшуюся паузу прервал Горбачёв: «Госпожа премьер-министр, со всем этим надо кончать, и как можно скорее». «Да», – ответила несколько растерянная Тэтчер».

Наверное, с этого момента британские спецслужбы, отнюдь не в меньшей  степени чем американцы и немцы, вплотную занялись «демонтажем» СССР. Англичане были особенно активны на восточном направлении. Кавказ, Центральная Азия – это же традиционные площадки «Большой игры» между Россией и Западом, о которой я вскользь упоминал в одной из предыдущих публикаций. И тому, что британская разведка «Secret Intelligence Service» (SIS) так сконцентрировалась на Азербайджане, у меня есть собственная, может быть, даже несколько эмоциональная версия.

Англичане никогда ничего не забывают, и потеря Баку после Первой мировой войны, на который британская корона имела большие виды,– тоже не исключение. Это же о нашем городе  еще до той «Great War» («Великой войны») писала британская газета Economist: «Если нефть – королева мира, Баку – ее трон». Но этот трон Британии не достался, а желания поквитаться за такую неудачу у нее было в избытке.

Многие исследователи считают, что Уинстон Черчилль вел с Москвой свою личную войну, видя в ней продолжение Крымской, в которой участвовали члены его рода герцогов Мальборо. Это очень характерно для британской ментальности, и ею я объясняю непримиримую позицию по отношению к Азербайджану, которую заняли тогда баронесса Кокс, лорд Пирсон и, конечно, бывший директор разведки Ее Величества Колин Маккол. Тоже, кстати, «сэр».

Мальком  Пирсон сыграл свою главную партию в «Большой игре», начав ее в уже объятом войной Карабахе в 1992 году. Он, действительно, рисковал, но англичанам это свойственно. А по возвращению из карабахских гор в Лондон выступил на заседании парламента, с болью в голосе рассказал о «зверствах» азербайджанцев и продемонстрировал фотографии якобы трофейного оружия, захваченного «почти безоружными армянами» у своих мучителей. Причем, оружие это было западных образцов.

В годы войны я провел немало времени непосредственно на линии фронта, побывал в самых разных воинских частях и никакого подобного оружия в глаза не видел. Я хочу спросить у своих боевых товарищей, может быть, они держали в руках бельгийские пулеметы или британские гранатометы? Конечно, ответ будет отрицательным. Но Пирсон не перегнул с этими липовыми «трофеями». Лорд шел на очень тонкую провокацию: он как бы спрашивал своих коллег по парламенту, мол, что это получается – у «плохих парней» (азербайджанцев) натовское оружие, а у хороших парней (армян) только охотничьи ружья и прочая дребедень. Эффект от демарша лорда Пирсон был громким – вновь оживился «воздушный мост» между Европой и Нагорным Карабахом, по которому «гуманитарные грузы» перебрасывались регулярной армянской армии.

С профессиональной точки зрения операция Малькома Пирсона выглядит, нет, не наивной, а достаточно безалаберной. Никакого документального подтверждения тому, что оружие действительно принадлежит азербайджанским военным, да еще захвачено у них с боем, британский лорд не предоставил. И потом Пирсон, «залегендировав» свои пулеметы-гранатометы натовским «происхождением», вошел в явное противоречие с известной разведчикам установкой: «Не надо искать там, где нет того, что хочется найти». Ну, право, как это вооружение, по каким каналам, могло вообще оказаться в Азербайджане?

Однако о логике сэр Мальком особенно не заботился, прекрасно зная, что каждый слышит то, что хочет услышать. Парламентарии и международные СМИ хотели услышать что-то новенькое о «злокозненных азербайджанцах». Так свою долгожданную порцию «дезы» они получили, сами в нее «поверили» и бросились на помощь армянам.

Впрочем, Еревану и без публичных призывов «SOS! Армяне гибнут!» охотно помогали не только агенты западных спецслужб, но и «перестроечные», и «постперестроечные» демократы. Те самые выходцы из элит, которым очень хотелось денег, власти и известности. Зачастую «реформаторы-либералы» и «туземная агентура» (термин британской SIS) оказывались одними и теми же людьми. Видимо, параллельных путей к предательству Родины не бывает – все дороги сливаются в одну. Вот, к примеру, почивший недавно в бозе Владимир Ступишин, доктор наук, дипломат и некогда законспирированный сотрудник Первого главного управления КГБ СССР (внешняя разведка).

Ступишин долгие годы числился советником советских посольств в Камбодже, Марокко и Франции, занимаясь совсем не пыльной работой в соответствующих резидентурах. Можно, конечно, скептически воспринимать политическое руководство собственной страны, иногда это даже полезно делать – меньше разочарований тогда испытаешь. Но, простите, я с презрением буду относиться к бывшему советскому офицеру и дипломату, который потом в таких выражениях опишет в мемуарах свою жизнь, цитирую, «имевшую несчастье случиться в условиях тоталитарного рабства». Это он-то, беспринципный карьерист, обласканный начальством, которое позже назвал «преступной сволочью», жил в «условиях тоталитарного рабства»?

Из разведки Ступишина изгнали на последнем издыхании «перестройки», когда она стремительно катилась к своему закономерному краху. Очевидной стала его связь с западными спецслужбами. Но отдать Ступишина под суд его начальник, умница, генерал-лейтенант Леонид Шебаршин не смог. В качестве ремарки — Шебаршин очень помогал нашему Оргкомитету и Военной Комендатуре, т.к. знал Виктора Поляничко и многих других еще с «афганских времен». Это Леониду Владимировичу принадлежит замечательный афоризм: «Наши реформаторы — это люди, переведённые с английского на ломаный русский». Ступишин был «переводом» с французского, но это мало, что меняло.

Его мгновенно подобрал другой реформатор от дипломатии, ставший скоро главой российского МИД Андрей Козырев, и сразу же повысил, направив послом, как вы догадались, в Армению. Ступишин по-своему привязался к этой стране, на которую действительно много работал. Чтобы вы имели представление об этой личности, я приведу только одну цитату из его мемуаров «Моя миссия в Армении», которые были изданы несколько лет назад: «Москву очень обозлило освобождение карабахцами 9-го мая Шуши, исконно армянского города Нагорного Карабаха, отуреченного (!!!) за годы Советской власти и превращенного в цитадель…» и т.д. и т.д. По-моему, комментарии излишни. Ступишин даже получил от карабахских сепаратистов «Медаль «Признательность» за оказанные НКР ценные услуги», как записано в наградном листе. Но поверьте, не ею, не тутовкой и даже не армянским коньяком оплачивали армяне его «ценные услуги».

А как же без еще одного реформатора Галины Старовойтовой?  Дочь лауреата Ленинской премии, руководителя ВНИИ тяжёлого машиностроения (это серьезнейший элемент военно-промышленного комплекса), не могла не попасть в поле зрения западных спецслужб. Для них не составляло труда установить, что мадам Старовойтова — личность авантюрная, насквозь циничная и патологически алчная. Вербовочные мероприятия в отношении нее были проведены, очевидно, где-то в конце 70-х или начале 80-х годов, когда Галина Старовойтова в качестве этнопсихолога (коим никогда не была) возглавляла зачастившие в СССР международные экспедиции, изучавшие в Абхазии и Нагорном Карабахе «феномен долгожительства».

Когда советская государственность при Горбачеве затрещала по швам, «этнопсихолог», естественно, обратила свои взоры на Армению, этакую «лабораторию» национальных конфликтов на постсоветском пространстве. В мае 1989 года она триумфально была избрана в народные депутаты СССР от этой республики. На этом поприще ее деятельность канализируется по легальному и нелегальному направлению. Первое — «защита угнетенного народа Карабаха» — нам хорошо известно. А, вот, второе…

В июле 1991 года сформировались т.н. «вооружённые силы Конфедерации горских народов», т.е. незаконное вооруженное формирование численностью до трех тысяч человек, полностью оснащенное автоматическим стрелковым оружием. Первый  «командующий» этими «Вооруженными Силами» некий  Иса Арсемиков однажды неосторожно допустил утечку информации, сказав где-то, что создать свою «армию» помогли «товарищи» из Эстонии, Латвии и Грузии, а также некоторые депутаты  Верховного Совета СССР, среди которых Арсемиков назвал Анатолия Собчака и Галину Старовойтову.

Имеются свидетельские показания, что первую партию из 20 крупнокалиберных пулемётов завезли в Чечню представители Межрегиональной группы Верховного Совета СССР, пользуясь депутатской неприкосновенностью. Естественно, что Галина Васильевна была самой активной участницей тех событий. По некоторым данным, поставки оружия в Чечню — автоматов, пулемётов, гранатомётов — курировал Аркадий Вольский, возглавлявший в то время …Комитет особого управления Нагорно-Карабахской автономной области.

Этот Комитет, позже упраздненный, сделал все возможное, чтобы вывести НКАО из подчинения Баку и передать ее Еревану. И еще одна ремарка – люди Вольского даже формально не передали власть нашему Оргкомитету. Они просто куда-то исчезли, бросив область на произвол судьбы. Когда сотрудники Оргкомитета вместе с военным вошли в бывшее здание обкома, где располагалась команда Вольского, то увидели только распахнутые двери кабинетов, опрокинутую мебель, пустые бутылки, открытые сейфы и клочки документов, разлетевшихся по пустынным коридорам.

Наверное, неслучайно в 1995 году Вольский был назначен фактическим руководителем делегации по мирному разрешению конфликта в Чеченской Республике. А ведь к этому времени Аркадий Иванович уже был президентом богатейшего и влиятельнейшего Российского Союза Промышленников и Предпринимателей и имел на Западе прозвище «Kingsmaker» («делатель королей», понимайте — олигархов). Кстати, Вольский, и Старовойтова, хотя и были фигурами совершенно разного калибра, оба пользовались особой благосклонностью западных лидеров.

Пути Вольского и Старовойтовой после 1992 года разошлись. В это трудно поверить, но Ельцин хотел назначить экс-генерала Олега Калугина, позже заочно приговоренного к 15 годам заключения за измену родине, руководителем федеральной контрразведки, а Старовойтову – министром обороны. Можно только представить сколько бед принесла бы эта «сладкая парочка» народу России, а об Азербайджане я даже не говорю. Но, Галина Васильевна, действуя  по собственному плану «агентурных мероприятий», совершила фатальную ошибку.

Она в декабре 1992 года внесла в Верховный Совет Российской Федерации законопроект «О запрете на профессии для проводников политики тоталитарного режима». В нём предлагалось подвергнуть профессиональным ограничениям работников партаппарата КПСС, штатных сотрудников и агентуру советских и российских спецслужб. На это бывшие «партийные бонзы» — Вольский, Гайдар, Бурбулис, даже сам Ельцин — пойти, конечно, не могли, и Старовойтову из кремлевского пула со временем убрали. Она же начала делать деньги как на политическом, так и криминальном поле. Чем это закончилось – хорошо известно.

Боюсь, что читатель уже впал в состояние, которое называется «переизбытком информации», хотя  я рассказал только о двух публичных фигурах, которые строили себе карьеру на «демократической» волне, одновременно работая на чужые спецслужбы. Поверьте, таких людей было значительно больше. Надеюсь, что еще коснусь этой темы в следующей публикации, а заодно попытаюсь ответить, прежде всего, самому себе на ключевой для карабахской истории вопрос: «Почему именно армяне были выбраны на роль «ликвидаторов» столь близкого советским людям понятия «дружба народов» в далекие «перестроечные времена?».

http://vesti.az/news/344132

Этнодемографический облик Иреванского ханства в конце XVIII — начале XIX вв.

Гёзалова Нигяр, кандидат исторических наук

(на основе данных англоязычной историографии).

Цель этой статьи, представить исследование в англоязычной историографии вопроса об этническом составе населения в Иреванском ханстве в конце XVIII — начале XIX вв. В англоязычной исторической, как и во всей псевдонаучной проармянской литературе наблюдается тенденция развивать мысль о существовании армянских земель на территории Южного Кавказа с древних времен, и как следствие этого мы сталкиваемся с определенной искаженностью представлений и ошибочностью взглядов в англоязычной исторической науке на исторические процессы, происходившие на территории Южного Кавказа. Такая точка зрения настолько закрепилась в англоязычной историографии, что мы почти повсеместно встречаем термины Иранская Армения или Восточная Армения (2, 5, 6, 7). При этом выводы некоторых англоязычных исследователей лишены всякой обоснованности фактическими данными, и не выдерживают какой–либо системной аргументации.

Прежде всего, следует указать что никакой Иранской Армении или Восточной Армении не существовало, а все так называемые земли являлись неотъемлемой частью азербайджанских земель. Следует подчеркнуть, что не может быть и речи о существовании Армянского государства на территории Южного Кавказа, так как армяне не имели своего государства здесь вплоть до XX в. Заблуждение англоязычных авторов указывающих на существование так называемой Иранской Армении или Восточной Армении мы склоны объяснять, во-первых удачной фальсификаций армянами исторических фактов в своих интересах; во-вторых, не достаточным знакомством англоязычных авторов со всем комплексом источников и как следствие в их трудах существуют определенные пробелы при исследовании отдельных исторических процессов происходивших на территории Азербайджана, что приводит к ошибочным выводам при критическом освещении этих проблем. Наши доводы нашли подтверждения и в исследованиях известного американского ученого Джастина Маккарти. Он замечает что, несмотря на упорное использование, европейцами этих терминов никогда не существовало ни Османской Армении, ни Иранской Армении как демографически так и территориально (6).

Тенденция рассматривать исконно азербайджанские земли как армянские в зарубежной историографии, несомненно, заслуга армянской пропагандистской машины. В особую группу следует выделить англоязычные труды, посвященные истории Азербайджана, написанные армянскими учеными. Среди них на наш взгляд достойны внимания лишь исследования Д.Борнотьяна (1, 3, 4), занимающегося исследованием данного периода. В целом, начиная с конца средних веков, вся армянская историография, пытается утвердить в исторической науке мысль о существовании армянского государства на территории Кавказа с древнейших времен. Следует отметить заметную активизацию армянской пропагандистской машины в связи с возникновением армяно-азербайджанского конфликта в конце 80-х г. XX в.

В период заката Сефевидского государства вся территория Азербайджана входила в состав четырех бейлярбейств: Ширванского, Гарабахского, Чухур-Саадского, Тебризского, объединенные в единую провинцию Азербайджан (8, p.100-102; 11, ст.87-89). По точному замечанию Л.Локкарта, территория Азербайджана тогда была намного больше сегодняшней территории, в связи с тем, что земли Азербайджана были разделены между Ираном и Россией в начале XIX в. Перечисляя важные населенные центры Азербайджана, Л.Локкарт называет Иревань, Гянджу и Ардебиль, замечая, что Иревань, столица Чухурсаадского бейлярбейства. Далее автор замечает, что резиденция бейлярбея находилась в Иревани, а затем, что это главный город персидских армян (5, p. 4-5). А.Мюрел разделяет весь южный Кавказ на три пограничные зоны это — Грузия, Иранская Армения (Гянджа, Гарабаг, Иревань и Нахичевань) и наследие Ширванского государства (Ширван, Шеки, Дербенд-Губа и Баку) (2, p.10, 11).

При Надир Шахе Афшаре (1736-1747 гг.) Чухурсаадское бейлербейство было разделено на две административные единицы- Иревань и Нахичевань. В период правления Надир шаха власть в регионе была непосредственно подчинена шаху, однако в последние годы его правления центральная власть на Южном Кавказе значительно ослабла, и уже с 1747 г. Иреванское ханство существует как независимое владение. В результате русско-иранских войн начала XIX в., Россия установила полной контроль на Южном Кавказе, в том числе и над Иреванским ханством. С этого времени северный Азербайджан превратился в подлинный полигон Российской империи для осуществления ее захватнической политики. Проводимая Российской империей политика заключалась в том, чтобы, опираясь на христианское население (армян и грузин), вытеснить мусульманское (азербайджанцев), рассматривая их как ненадежный элемент, тем самым, манипулируя историей целого народа. Так, например, Г.А.Потемкин, разработал целую программу, которая заключалась в разделе азербайджанских земель между Восточной Грузией и восточным Армянским царством. По этому плану эти два христианских государства стали бы буферами против мусульманских соседей, и способствовали бы усилению влияния России на Кавказе, а также обеспечивали бы безопасность ее восточных границ. С этой целью царским правительством велась активная политика, направленная на изменение этнодемографической ситуации в регионе.

В соответствии с Туркменчайским договором (статья 15) и Адрианопольским мирным (этот договор завершил русско-турецкую войну 1828-1829 гг.) армянам, жившим в Иране и Османской империи, предоставлялась возможность на льготных условиях переселяться в русские владения. По утверждению русского историка и этнографа Н.Н.Шаврова за два года было переселено около 124.000 тысяч армян- Нашу колонизационную деятельность мы начали не с водворения в Закавказье русских людей, а с водворения инородцев… После окончания войны в 1826-1828 гг., в продолжение двух лет, с 1828 по 1830 г. мы переселили в Закавказье свыше 40.000 персидских и 84.000 турецких армян и водворили их на лучших казенных землях в губерниях Елисаветпольской и Эриванской, где армянское население было ничтожно, и в Тифлисской… Необходимо иметь ввиду, что за 124.000 армян, официально переселенных, переселилось и множество неофициальных, так, что общее число переселившихся значительно превышает 124.000 человек. После Крымской кампании опять вселяется некоторое число армян, в точности не зарегистрированное (13, ст. 59).

Попытки создания армянского государства под покровительством России, а также переселение армян из Ирана и Османской империи на завоеванные Россией земли было не случайным событием, а закономерным итогом армяно-русских отношений, начало которым было положено ещё при Петре I. Основу этих отношений составляла враждебная позиция России в отношении мусульманских стран Востока, особенно Османской империи. Таким образом, главным направлением российской имперской политики на Южном Кавказе в течении XVIII- XIX вв. было создание буферной зоны, с целью создания военной базы для противостояния доминирующим в регионе соседним государствам- Османской империи и Ирана. Тем не менее, проводимая Российской империей политика основывалась на ее собственных интересах, которые лишь совпадали с интересами Кавказских христиан (2, p.30) (грузин) а также армян. В результате главной жертвой проводимой Россией политики на Южном Кавказе стал, несомненно, азербайджанский народ.

Главным источником для определения численности населения в Иреванском ханстве в конце XVIII начале XIX вв., является составленное И.И.Шопеном (в 1829-1832 гг.) по поручению российского правительства Камеральное Описание. Население Иреванской провинции по данным 1832 г. составляло 115,155 тысяч ч-к., из которых армян 65,280, мусульман (азербайджанцев) было 49,875 и 7,813 курдов. Среди армянского населения 20,073 ч-к. были местными уроженцами, а 45,207 – переселенцами. (14, ст. 635-642). Д.Борнотьян ссылаясь на данные И.И.Шопена, отмечает, что армянское население Иреванского ханства накануне российского завоевания не превышало 20% (20,000) (4, ст.59). Чтобы определить реальное число азербайджанского населения в ханстве накануне российского завоевания мы должны учитывать тот факт, что только в Иреванском ханстве из 521 селений в 153 не указанно мусульманское (азербайджанское) население. На наш взгляд азербайджанское население этих селений или погибло в ходе военных действий или же вынуждено было эмигрировать из ханства, после российского завоевания. Если мы предположим, что в каждом из этих селений проживало в среднем по 25 семейств, по 5 человек в каждой, то это составит примерно 19,125 ч-к. Согласно данным нашего главного источника Исторический памятник состояния… (опорожныя) селений (14, ст. 509-517). Несомненно, что жителями этих 310 селений были азербайджанцы вынужденные покинуть свои селения или же насильственно выселенные из них. Если предположить что в каждом селении было в среднем 25 семей с 5 членами семьи, это составит 125 человек в одном селении, а во всех 310 селениях число населения составит примерно 38,750 ч-к. Таким образом, реальное число азербайджанского населения в Иреванском ханстве накануне российского завоевания составляло примерно 107,750 ч-к. Численность армянского населения накануне российского завоевания не превышало 18% от общего числа населения. Таким образом, регион, где большая часть населения не были армянами, стал центром искусственно созданной Россией Армянской области в 1828 г., с последующим значительным переселением сюда армянского населения.

Д.Перри ссылаясь на данные источников, отмечает, что в годы правления Керим хана Зенда (1751-1779 г.г.), население города Иревани составляло 20,000 (7, p.230, table 1). Д.Борнотьян приводя интересные сведения различных источников начала XIX в., отмечает, что численность населения города (в 1812-1818 г.г.) колебалась между 13,000 и 15,000 ч-к. Затем Борнотьян отмечает, что, так как все источники указывают на увеличении численности населения города, накануне российского завоевания, возможно к 1827 г. это число достигло 20,000 ч-к. (4, p.49). А. Мюрел отмечает, что Иревань был самым населенным городом Южного Кавказа, с более 100.000 мусульманским и армянским населением, далее замечая, что армяне составляли около пятую часть населения Иревани (2, p. 12). Цифры, приводимые Д.Перри и Д.Борнотьян, кажутся нам более достоверными, а данные А.Мюрел по-видимому сильно преувеличенны, возможно она путает цифры с численностью населения всего ханства. Согласно данным Шопена после российского завоевания (1832 г.) численность населения города Иревани составляла лишь 11,463.

Д.Борнотьян в своих публикациях указывает на значительное переселение армянского населения в Иреванское ханство после российского завоевания, а также изменение исконно азербайджанских названий местностей Иреванского ханства на армянские (4, p.59) и т.д. Кроме того, Д.Борнотьян, заключает, что в Иреванском ханстве Армяне никогда не составляли не только большинство или даже одинаковое число с мусульманами. Нет никаких свидетельств о преобладающем числе армянского населения в годы персидского правления (4, p.60.). Только после эмиграции тысяч мусульман (примерно 38,750) и прибытия примерно 45,207 (по данным 1832 г.) и 57,226 (14, ст. 540) (по данным 1840 г.) армян из Персии и Османской империи (после российского завоевания этого региона), христианское (армянское) население значительно увеличилось. Подтверждение многочисленного переселения армян из Ирана и Османской империи мы находим в многочисленных источниках, так А.С. Грибоедов замечает в одном из своих писем- …Армянский архиепископ Нерсес, прибывший из Эчмиадзина, говорил мне много насчет переселения 8000 семейств армян, которые пришли из-за р. Аракс, чтобы поселиться в наших провинциях, письмо датируется от 26 июля 1828 г. (10, с. 104). По мнению Джастина Маккарти после завоевания Южного Кавказа Россией, с 1828 по 1920 приблизительно 560 000 армян было переселено в северный Азербайджан (6).

Основной причиной вынужденной миграции азербайджанского населения как из Иреванского ханства, так и из других регионов северного Азербайджана, были невыносимые условия, созданные царской администрацией. Причем, русское правительство не только не стремилось удерживать азербайджанцев, а наоборот, провоцировало их к переселению. Переселенческая политика русского правительства привела к сокращению этнического состава азербайджанцев на своих исторических землях. В результате массового переселения армян значительно снизилась численность азербайджанцев в северной и центральной части Иреванской провинции. В апреле 1828 г. главнокомандующий российскими войсками на Кавказе И.Паскевичем был издан приказ, о запрещении возвращаться в русские пределы мусульманским переселенцам (9, №438, ст. 490).

В результате переселения армян этнический состав населения Иреванского как и других регионов Азербайджана претерпел ощутимые изменения. Если до завоевания Россией в Иреванском ханстве армяне составляли менее 18%, то к 1832-1835 гг. эта цифра составила более 50% (12, с.121). Процесс целенаправленного размещения армян на землях северного Азербайджана продолжался в течение всего XIX в. и в последующем. С увеличением численности переселившихся на земли Азербайджана армян, начались претензии переселенцев на земли и собственность местного азербайджанского.

В результате жестокой политики истребления местного азербайджанского населения, этнодемографический облик Иреванского ханства был искусственно изменен; из-за вынужденной многочисленной миграции азербайджанского населения в южный Азербайджан после российского завоевания и наоборот многочисленного переселения армян и расселении их в основном на землях Иреванского ханства.

Как замечает Джастин Маккарти, трудно избежать политической пристрастности при определении численности населения того, что называлось Армения. Если бы Армения была создана (в регионе Шести Вилаетов и на Южном Кавказе- Г.Н.) то это поневоле было бы государством, в котором определенное меньшинство управляло бы над большинством, или государством в котором большинство было бы изгнано. Или же могло быть создано небольшое государство, в котором были бы размешены армяне из других регионов (6). К сожалению, это произошло, сначала созданием Российской империей Армянской области, а затем независимого Армянского государства за счет исконно азербайджанских земель. При этом было не только ликвидировано азербайджанское население, веками проживавшее на этих землях, но и полностью разрушены архитектурные памятники нашего народа, название местностей были изменены на армянские, зачем это было делать … если только армяне не пытаются скрыть историческую действительность.

В заключении хотим заметить, что на основе источников ясно продемонстрировано, что азербайджанцы имели подавляющие большинство населения в Иреванском ханстве накануне российского завоевания. В начале XIX в. азербайджанцы, превратились в безгласных гостей на своих исторических землях Иреванского ханства, подвергавшихся дискриминации и были депортированы, чтобы освободить место для армянских переселенцев. Армяне реализовали свое право на родину за счет Азербайджанских земель, под непосредственным командованием российского правительства.

Выступление с проармянских позиций в зарубежной историография, является на наш взгляд нежеланием историков самим детально ознакомиться с источниками, на наш взгляд надо отходить от навязанных клеше. Мы призываем ученых, особенно европейских и американских к независимому и беспристрастному изучению истории. Наша обязанность историков попытаться не допускать утверждению ложных домыслов в исторической науке, при этом мы призываем к сотрудничеству историков готовых объективно исследовать проблему.

Источники.

1.

A History of Qarabagh. An annotated translation of Mirza Jamal Javanshir Qarabaghi’s Tarikh-e Qarabagh by George A. Bournoutian. Costa Mesa: Mazda Publishers, 1994.
2.

Atkin Muriel Russia and Iran 1780-1828. Minneapolis, 1980.
3.

Bournoutian G.A. The ethnic composition and the socioeconomic condition of Eastern Armenia in the first half of the nineteenth century // Transcaucasia, Nationalism and Social change. 1996, p. 69-86.
4.

Bournoutian G.A. The khanate of Erevan under Qajar rule 1795-1828, California and New York, 1992.
5.

Lockhart L. The fall of the Safavi dynasty and the afghan occupation of Persia. Cambridge, 1958.
6.

McCarthy Justin The population of the ottoman Armenians, The Armenıans in the Late Ottoman Period, Ankara, 2001 , p.65-86.
7.

Perry J.P. Karim Khan Zand (1747-1779). Chicago and London, 1979.
8.

Tadhkirat al-Muluk: A manual of Safavid administration. Translated and explained by Minorsky V., London, 1949.
9.

Акты, собранные Кавказской археологической комиссией. Архив Главного управления наместники кавказского. Тифлис, 1878, том VII, №437, №438.
10.

Ениколопов И.К. Письмо А. С. Грибоедова к К.В. Нессельроду // Известия АН Армянской ССР. Общественные науки, 1963, № 5.с. 101—107.
11.

Рахмани А.А. Азербайджан в конце XVI и в XVII веке (1590-1700 годы). Баку, 1981.
12.

Сафаров Р.Ф.Динамика этнического состава населения Иреванской Губернии в XIX- начале XX века. //Известия Национальной Академии Наук Азербайджана, Серия истории, философии, и права, 2004, №4, с. 111-133.
13.

Шавров Н.Н. Новая угроза русскому делу в Закавказье. СПб., 1911.
14.

Шопен. И. Исторический памятник состояния Армянской области в эпоху ее присоединения к Российской империи. СПб., 1852.

 По словам Д.Борнотьяна к Восточной Армении относились земли Нахичеванского, Гянджинского, Гарабахского, а также Иреванского ханства. (1, p. 17)

 Этот термин впервые встречается в дарственной на землю XV века (1428г.), A.C.M., file 29, Persian Collection, folder 1z, doc.1004 (4, p. 2).

 Г.А.Потемкин был фаворитом Российской императрицы Екатерины II (1762-1796). В 80-х годах XVIII в. фактическое руководство государством и его внешней политикой находилось в руках Г.А.Потемкина.

 Русско-иранские войны (1804-1813, 1826-1828 гг.), завершились заключением Гюлистанского (1813 г.) и Туркманчайского (1828г.) мирных договоров, по условиям которых Азербайджанские земли оказались разделенным на две части между Ираном и Российской империей, граница прошла по реке Аракс. Царским указом от 21 марта 1828 г. Нахичеванское и Иреванское ханства были объединены и стали называться Армянской Областью. (9,№437,ст.487).

 Шопен Иван Иванович (1798-1870) — около 1825 г. прибыл в Россию, долго служил на Кавказе и потом состоял при министерстве государственных имуществ. По поручению кавказского наместника Паскевича И.Ф. составил описание края, позднее включенные в труд «Исторический памятник состояния Армянской области в эпоху ее присоединения к Российской империи» (СПб., 1852).

 Как отмечает Д.Борнотьян, такое обстоятельство кажется невероятным в годы персидского правления. (4, p.38.)

 Это примерное число населения, которое покинуло только Иреванское ханство после 1828 г. по 1832 г.

 Население всех пятнадцати магалов Иреванского ханства, составляло 115,155 ч-к. (14, ст. 635-638).

 Число жителей города Иревани составляло из 7,331 мусульман (азербайджанцев), и лишь 4,132 армян, из которых 1,763 армян были переселенцами. (14, ст. 543-546).

 По подсчетам Д.Борнотьяна примерно 35,000 мусульман эмигрировало из Восточной Армении после российского завоевания. (3, p.78).

 Речь идет о регионе Шести Вилаетов Османской империи.

источник- http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=828

Этнодемографический облик Иреванского ханства в конце XVIII — начале XIX вв.

Гёзалова Нигяр, кандидат исторических наук

(на основе данных англоязычной историографии).

Цель этой статьи, представить исследование в англоязычной историографии вопроса об этническом составе населения в Иреванском ханстве в конце XVIII — начале XIX вв. В англоязычной исторической, как и во всей псевдонаучной проармянской литературе наблюдается тенденция развивать мысль о существовании армянских земель на территории Южного Кавказа с древних времен, и как следствие этого мы сталкиваемся с определенной искаженностью представлений и ошибочностью взглядов в англоязычной исторической науке на исторические процессы, происходившие на территории Южного Кавказа. Такая точка зрения настолько закрепилась в англоязычной историографии, что мы почти повсеместно встречаем термины Иранская Армения или Восточная Армения (2, 5, 6, 7). При этом выводы некоторых англоязычных исследователей лишены всякой обоснованности фактическими данными, и не выдерживают какой–либо системной аргументации.

Прежде всего, следует указать что никакой Иранской Армении или Восточной Армении не существовало, а все так называемые земли являлись неотъемлемой частью азербайджанских земель. Следует подчеркнуть, что не может быть и речи о существовании Армянского государства на территории Южного Кавказа, так как армяне не имели своего государства здесь вплоть до XX в. Заблуждение англоязычных авторов указывающих на существование так называемой Иранской Армении или Восточной Армении мы склоны объяснять, во-первых удачной фальсификаций армянами исторических фактов в своих интересах; во-вторых, не достаточным знакомством англоязычных авторов со всем комплексом источников и как следствие в их трудах существуют определенные пробелы при исследовании отдельных исторических процессов происходивших на территории Азербайджана, что приводит к ошибочным выводам при критическом освещении этих проблем. Наши доводы нашли подтверждения и в исследованиях известного американского ученого Джастина Маккарти. Он замечает что, несмотря на упорное использование, европейцами этих терминов никогда не существовало ни Османской Армении, ни Иранской Армении как демографически так и территориально (6).

Тенденция рассматривать исконно азербайджанские земли как армянские в зарубежной историографии, несомненно, заслуга армянской пропагандистской машины. В особую группу следует выделить англоязычные труды, посвященные истории Азербайджана, написанные армянскими учеными. Среди них на наш взгляд достойны внимания лишь исследования Д.Борнотьяна (1, 3, 4), занимающегося исследованием данного периода. В целом, начиная с конца средних веков, вся армянская историография, пытается утвердить в исторической науке мысль о существовании армянского государства на территории Кавказа с древнейших времен. Следует отметить заметную активизацию армянской пропагандистской машины в связи с возникновением армяно-азербайджанского конфликта в конце 80-х г. XX в.

В период заката Сефевидского государства вся территория Азербайджана входила в состав четырех бейлярбейств: Ширванского, Гарабахского, Чухур-Саадского, Тебризского, объединенные в единую провинцию Азербайджан (8, p.100-102; 11, ст.87-89). По точному замечанию Л.Локкарта, территория Азербайджана тогда была намного больше сегодняшней территории, в связи с тем, что земли Азербайджана были разделены между Ираном и Россией в начале XIX в. Перечисляя важные населенные центры Азербайджана, Л.Локкарт называет Иревань, Гянджу и Ардебиль, замечая, что Иревань, столица Чухурсаадского бейлярбейства. Далее автор замечает, что резиденция бейлярбея находилась в Иревани, а затем, что это главный город персидских армян (5, p. 4-5). А.Мюрел разделяет весь южный Кавказ на три пограничные зоны это — Грузия, Иранская Армения (Гянджа, Гарабаг, Иревань и Нахичевань) и наследие Ширванского государства (Ширван, Шеки, Дербенд-Губа и Баку) (2, p.10, 11).

При Надир Шахе Афшаре (1736-1747 гг.) Чухурсаадское бейлербейство было разделено на две административные единицы- Иревань и Нахичевань. В период правления Надир шаха власть в регионе была непосредственно подчинена шаху, однако в последние годы его правления центральная власть на Южном Кавказе значительно ослабла, и уже с 1747 г. Иреванское ханство существует как независимое владение. В результате русско-иранских войн начала XIX в., Россия установила полной контроль на Южном Кавказе, в том числе и над Иреванским ханством. С этого времени северный Азербайджан превратился в подлинный полигон Российской империи для осуществления ее захватнической политики. Проводимая Российской империей политика заключалась в том, чтобы, опираясь на христианское население (армян и грузин), вытеснить мусульманское (азербайджанцев), рассматривая их как ненадежный элемент, тем самым, манипулируя историей целого народа. Так, например, Г.А.Потемкин, разработал целую программу, которая заключалась в разделе азербайджанских земель между Восточной Грузией и восточным Армянским царством. По этому плану эти два христианских государства стали бы буферами против мусульманских соседей, и способствовали бы усилению влияния России на Кавказе, а также обеспечивали бы безопасность ее восточных границ. С этой целью царским правительством велась активная политика, направленная на изменение этнодемографической ситуации в регионе.

В соответствии с Туркменчайским договором (статья 15) и Адрианопольским мирным (этот договор завершил русско-турецкую войну 1828-1829 гг.) армянам, жившим в Иране и Османской империи, предоставлялась возможность на льготных условиях переселяться в русские владения. По утверждению русского историка и этнографа Н.Н.Шаврова за два года было переселено около 124.000 тысяч армян- Нашу колонизационную деятельность мы начали не с водворения в Закавказье русских людей, а с водворения инородцев… После окончания войны в 1826-1828 гг., в продолжение двух лет, с 1828 по 1830 г. мы переселили в Закавказье свыше 40.000 персидских и 84.000 турецких армян и водворили их на лучших казенных землях в губерниях Елисаветпольской и Эриванской, где армянское население было ничтожно, и в Тифлисской… Необходимо иметь ввиду, что за 124.000 армян, официально переселенных, переселилось и множество неофициальных, так, что общее число переселившихся значительно превышает 124.000 человек. После Крымской кампании опять вселяется некоторое число армян, в точности не зарегистрированное (13, ст. 59).

Попытки создания армянского государства под покровительством России, а также переселение армян из Ирана и Османской империи на завоеванные Россией земли было не случайным событием, а закономерным итогом армяно-русских отношений, начало которым было положено ещё при Петре I. Основу этих отношений составляла враждебная позиция России в отношении мусульманских стран Востока, особенно Османской империи. Таким образом, главным направлением российской имперской политики на Южном Кавказе в течении XVIII- XIX вв. было создание буферной зоны, с целью создания военной базы для противостояния доминирующим в регионе соседним государствам- Османской империи и Ирана. Тем не менее, проводимая Российской империей политика основывалась на ее собственных интересах, которые лишь совпадали с интересами Кавказских христиан (2, p.30) (грузин) а также армян. В результате главной жертвой проводимой Россией политики на Южном Кавказе стал, несомненно, азербайджанский народ.

Главным источником для определения численности населения в Иреванском ханстве в конце XVIII начале XIX вв., является составленное И.И.Шопеном (в 1829-1832 гг.) по поручению российского правительства Камеральное Описание. Население Иреванской провинции по данным 1832 г. составляло 115,155 тысяч ч-к., из которых армян 65,280, мусульман (азербайджанцев) было 49,875 и 7,813 курдов. Среди армянского населения 20,073 ч-к. были местными уроженцами, а 45,207 – переселенцами. (14, ст. 635-642). Д.Борнотьян ссылаясь на данные И.И.Шопена, отмечает, что армянское население Иреванского ханства накануне российского завоевания не превышало 20% (20,000) (4, ст.59). Чтобы определить реальное число азербайджанского населения в ханстве накануне российского завоевания мы должны учитывать тот факт, что только в Иреванском ханстве из 521 селений в 153 не указанно мусульманское (азербайджанское) население. На наш взгляд азербайджанское население этих селений или погибло в ходе военных действий или же вынуждено было эмигрировать из ханства, после российского завоевания. Если мы предположим, что в каждом из этих селений проживало в среднем по 25 семейств, по 5 человек в каждой, то это составит примерно 19,125 ч-к. Согласно данным нашего главного источника Исторический памятник состояния… (опорожныя) селений (14, ст. 509-517). Несомненно, что жителями этих 310 селений были азербайджанцы вынужденные покинуть свои селения или же насильственно выселенные из них. Если предположить что в каждом селении было в среднем 25 семей с 5 членами семьи, это составит 125 человек в одном селении, а во всех 310 селениях число населения составит примерно 38,750 ч-к. Таким образом, реальное число азербайджанского населения в Иреванском ханстве накануне российского завоевания составляло примерно 107,750 ч-к. Численность армянского населения накануне российского завоевания не превышало 18% от общего числа населения. Таким образом, регион, где большая часть населения не были армянами, стал центром искусственно созданной Россией Армянской области в 1828 г., с последующим значительным переселением сюда армянского населения.

Д.Перри ссылаясь на данные источников, отмечает, что в годы правления Керим хана Зенда (1751-1779 г.г.), население города Иревани составляло 20,000 (7, p.230, table 1). Д.Борнотьян приводя интересные сведения различных источников начала XIX в., отмечает, что численность населения города (в 1812-1818 г.г.) колебалась между 13,000 и 15,000 ч-к. Затем Борнотьян отмечает, что, так как все источники указывают на увеличении численности населения города, накануне российского завоевания, возможно к 1827 г. это число достигло 20,000 ч-к. (4, p.49). А. Мюрел отмечает, что Иревань был самым населенным городом Южного Кавказа, с более 100.000 мусульманским и армянским населением, далее замечая, что армяне составляли около пятую часть населения Иревани (2, p. 12). Цифры, приводимые Д.Перри и Д.Борнотьян, кажутся нам более достоверными, а данные А.Мюрел по-видимому сильно преувеличенны, возможно она путает цифры с численностью населения всего ханства. Согласно данным Шопена после российского завоевания (1832 г.) численность населения города Иревани составляла лишь 11,463.

Д.Борнотьян в своих публикациях указывает на значительное переселение армянского населения в Иреванское ханство после российского завоевания, а также изменение исконно азербайджанских названий местностей Иреванского ханства на армянские (4, p.59) и т.д. Кроме того, Д.Борнотьян, заключает, что в Иреванском ханстве Армяне никогда не составляли не только большинство или даже одинаковое число с мусульманами. Нет никаких свидетельств о преобладающем числе армянского населения в годы персидского правления (4, p.60.). Только после эмиграции тысяч мусульман (примерно 38,750) и прибытия примерно 45,207 (по данным 1832 г.) и 57,226 (14, ст. 540) (по данным 1840 г.) армян из Персии и Османской империи (после российского завоевания этого региона), христианское (армянское) население значительно увеличилось. Подтверждение многочисленного переселения армян из Ирана и Османской империи мы находим в многочисленных источниках, так А.С. Грибоедов замечает в одном из своих писем- …Армянский архиепископ Нерсес, прибывший из Эчмиадзина, говорил мне много насчет переселения 8000 семейств армян, которые пришли из-за р. Аракс, чтобы поселиться в наших провинциях, письмо датируется от 26 июля 1828 г. (10, с. 104). По мнению Джастина Маккарти после завоевания Южного Кавказа Россией, с 1828 по 1920 приблизительно 560 000 армян было переселено в северный Азербайджан (6).

Основной причиной вынужденной миграции азербайджанского населения как из Иреванского ханства, так и из других регионов северного Азербайджана, были невыносимые условия, созданные царской администрацией. Причем, русское правительство не только не стремилось удерживать азербайджанцев, а наоборот, провоцировало их к переселению. Переселенческая политика русского правительства привела к сокращению этнического состава азербайджанцев на своих исторических землях. В результате массового переселения армян значительно снизилась численность азербайджанцев в северной и центральной части Иреванской провинции. В апреле 1828 г. главнокомандующий российскими войсками на Кавказе И.Паскевичем был издан приказ, о запрещении возвращаться в русские пределы мусульманским переселенцам (9, №438, ст. 490).

В результате переселения армян этнический состав населения Иреванского как и других регионов Азербайджана претерпел ощутимые изменения. Если до завоевания Россией в Иреванском ханстве армяне составляли менее 18%, то к 1832-1835 гг. эта цифра составила более 50% (12, с.121). Процесс целенаправленного размещения армян на землях северного Азербайджана продолжался в течение всего XIX в. и в последующем. С увеличением численности переселившихся на земли Азербайджана армян, начались претензии переселенцев на земли и собственность местного азербайджанского.

В результате жестокой политики истребления местного азербайджанского населения, этнодемографический облик Иреванского ханства был искусственно изменен; из-за вынужденной многочисленной миграции азербайджанского населения в южный Азербайджан после российского завоевания и наоборот многочисленного переселения армян и расселении их в основном на землях Иреванского ханства.

Как замечает Джастин Маккарти, трудно избежать политической пристрастности при определении численности населения того, что называлось Армения. Если бы Армения была создана (в регионе Шести Вилаетов и на Южном Кавказе- Г.Н.) то это поневоле было бы государством, в котором определенное меньшинство управляло бы над большинством, или государством в котором большинство было бы изгнано. Или же могло быть создано небольшое государство, в котором были бы размешены армяне из других регионов (6). К сожалению, это произошло, сначала созданием Российской империей Армянской области, а затем независимого Армянского государства за счет исконно азербайджанских земель. При этом было не только ликвидировано азербайджанское население, веками проживавшее на этих землях, но и полностью разрушены архитектурные памятники нашего народа, название местностей были изменены на армянские, зачем это было делать … если только армяне не пытаются скрыть историческую действительность.

В заключении хотим заметить, что на основе источников ясно продемонстрировано, что азербайджанцы имели подавляющие большинство населения в Иреванском ханстве накануне российского завоевания. В начале XIX в. азербайджанцы, превратились в безгласных гостей на своих исторических землях Иреванского ханства, подвергавшихся дискриминации и были депортированы, чтобы освободить место для армянских переселенцев. Армяне реализовали свое право на родину за счет Азербайджанских земель, под непосредственным командованием российского правительства.

Выступление с проармянских позиций в зарубежной историография, является на наш взгляд нежеланием историков самим детально ознакомиться с источниками, на наш взгляд надо отходить от навязанных клеше. Мы призываем ученых, особенно европейских и американских к независимому и беспристрастному изучению истории. Наша обязанность историков попытаться не допускать утверждению ложных домыслов в исторической науке, при этом мы призываем к сотрудничеству историков готовых объективно исследовать проблему.

Источники.

1.

A History of Qarabagh. An annotated translation of Mirza Jamal Javanshir Qarabaghi’s Tarikh-e Qarabagh by George A. Bournoutian. Costa Mesa: Mazda Publishers, 1994.
2.

Atkin Muriel Russia and Iran 1780-1828. Minneapolis, 1980.
3.

Bournoutian G.A. The ethnic composition and the socioeconomic condition of Eastern Armenia in the first half of the nineteenth century // Transcaucasia, Nationalism and Social change. 1996, p. 69-86.
4.

Bournoutian G.A. The khanate of Erevan under Qajar rule 1795-1828, California and New York, 1992.
5.

Lockhart L. The fall of the Safavi dynasty and the afghan occupation of Persia. Cambridge, 1958.
6.

McCarthy Justin The population of the ottoman Armenians, The Armenıans in the Late Ottoman Period, Ankara, 2001 , p.65-86.
7.

Perry J.P. Karim Khan Zand (1747-1779). Chicago and London, 1979.
8.

Tadhkirat al-Muluk: A manual of Safavid administration. Translated and explained by Minorsky V., London, 1949.
9.

Акты, собранные Кавказской археологической комиссией. Архив Главного управления наместники кавказского. Тифлис, 1878, том VII, №437, №438.
10.

Ениколопов И.К. Письмо А. С. Грибоедова к К.В. Нессельроду // Известия АН Армянской ССР. Общественные науки, 1963, № 5.с. 101—107.
11.

Рахмани А.А. Азербайджан в конце XVI и в XVII веке (1590-1700 годы). Баку, 1981.
12.

Сафаров Р.Ф.Динамика этнического состава населения Иреванской Губернии в XIX- начале XX века. //Известия Национальной Академии Наук Азербайджана, Серия истории, философии, и права, 2004, №4, с. 111-133.
13.

Шавров Н.Н. Новая угроза русскому делу в Закавказье. СПб., 1911.
14.

Шопен. И. Исторический памятник состояния Армянской области в эпоху ее присоединения к Российской империи. СПб., 1852.

 По словам Д.Борнотьяна к Восточной Армении относились земли Нахичеванского, Гянджинского, Гарабахского, а также Иреванского ханства. (1, p. 17)

 Этот термин впервые встречается в дарственной на землю XV века (1428г.), A.C.M., file 29, Persian Collection, folder 1z, doc.1004 (4, p. 2).

 Г.А.Потемкин был фаворитом Российской императрицы Екатерины II (1762-1796). В 80-х годах XVIII в. фактическое руководство государством и его внешней политикой находилось в руках Г.А.Потемкина.

 Русско-иранские войны (1804-1813, 1826-1828 гг.), завершились заключением Гюлистанского (1813 г.) и Туркманчайского (1828г.) мирных договоров, по условиям которых Азербайджанские земли оказались разделенным на две части между Ираном и Российской империей, граница прошла по реке Аракс. Царским указом от 21 марта 1828 г. Нахичеванское и Иреванское ханства были объединены и стали называться Армянской Областью. (9,№437,ст.487).

 Шопен Иван Иванович (1798-1870) — около 1825 г. прибыл в Россию, долго служил на Кавказе и потом состоял при министерстве государственных имуществ. По поручению кавказского наместника Паскевича И.Ф. составил описание края, позднее включенные в труд «Исторический памятник состояния Армянской области в эпоху ее присоединения к Российской империи» (СПб., 1852).

 Как отмечает Д.Борнотьян, такое обстоятельство кажется невероятным в годы персидского правления. (4, p.38.)

 Это примерное число населения, которое покинуло только Иреванское ханство после 1828 г. по 1832 г.

 Население всех пятнадцати магалов Иреванского ханства, составляло 115,155 ч-к. (14, ст. 635-638).

 Число жителей города Иревани составляло из 7,331 мусульман (азербайджанцев), и лишь 4,132 армян, из которых 1,763 армян были переселенцами. (14, ст. 543-546).

 По подсчетам Д.Борнотьяна примерно 35,000 мусульман эмигрировало из Восточной Армении после российского завоевания. (3, p.78).

 Речь идет о регионе Шести Вилаетов Османской империи.