Разве Россия мешала американцам в урегулировании нагорно-карбахского конфликта?

 

 

 

 

 

 Матанат Насибова

 

Интервью  АМИ Новости-Азербайджан с Генеральным  директором Центра политической конъюнктуры и Института Каспийского сотрудничества (РФ) Сергеем Михеевым.

— Сравнительно недавно  министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян,  выступая в известном политологическом центре в Лос-Анджелесе, обвинил Азербайджан в милитаризме, заявив, что Ереван, мол, продолжит усилия по карабахскому урегулированию исключительно мирными средствами. Скажите, как воспринимается такая риторика из уст министра страны, на протяжении 20 лет оккупирующей территорию соседнего государства?

— Мне сложно  однозначно оценивать  позицию  любой стороны,  будучи  все же российским  экспертом. Тем не менее,  считаю, что позиция сторон не сопоставима, поскольку они диаметрально противоположны. Очевидно, что  конфликтующие стороны расценивают  друг друга  крайне жестко, политики и эксперты периодически   высказываются  достаточно  резко в адрес друг  друга. Отношения между  Азербайджаном и Арменией находятся в плохом  состоянии, и,  к сожалению,  ничего  нового и позитивного в этом вопросе  не  происходит.

— С   участием  Запада и США могут  произойти   какие-то конструктивные  изменения  в вопросе  урегулирования армяно-азербайджанского конфликта?

— Россия не  против  урегулирования какого- либо  конфликта,  карабахского в том числе, с участием   Европы  или США. Проблема  в том, что ни у кого  на самом деле нет решения  и решимости  в этом   вопросе. Разве  мы   мешали  американцам в урегулировании   конфликта? Нет, не мешали. Европейцы  вообще  в этом вопросе  принимали активнейшее  участие, но,  тем не менее, прошло  уже больше  20 лет, а улучшения в   отношениях не произошло. Если у американцев  есть  какой-то  рецепт  по разрешению  проблемы, то пусть они его предложат. Никто не может  им запретить это, просто  очевидно, что никакого рецепта нет.

— Американский аналитик Дэниель  Гейнора считает, что Армения играет ключевую роль во внешней политике Обамы.  Что вы думаете по поводу  такого  несколько странного предположения? 

—  Я  не согласен с таким предположением, потому что для  Обамы  и Армения,  и Азербайджан,  и нагорно-карабахский конфликт —  это  все  темы  периферийные, так как  внешняя политика  американцев  завязана,  в первую очередь, на вопросах  Ближневосточного урегулирования, а также вокруг Ирана,  Китая,  и частично России. А все  остальные  сюжеты  для них  являются периферийными.

После распада Советского Союза отношение  американцев  относительно   этого пространства  и их  позиция изменились. Они стали  глобальными лидерами, поэтому  их главные  цели — это борьба за  глобальное лидерство.

В этом  смысле отношения между  Арменией и Азербайджаном  в  списке приоритетов американцев находятся,   возможно,  на  16-м, а может и на 26-м  месте. Другое дело, что в Америке достаточно сильное  армянское лобби, как, впрочем, и в Европе, что, так или иначе,  влияет  на информационную картину,  сенаторов,  конгрессменов и так далее.

— Правительство Армении медленно, но уверенно разворачивает  политический корабль в сторону НАТО. Может ли такой разворот  событий привести к качественным изменениям в отношениях Москвы и Еревана, не в пользу последнего?

— Конечно, если вдруг Армения начнет процесс  интеграции  в  НАТО, или что- то  в этом  роде, это охладит  отношения  между Ереваном и Москвой, однозначно. Мы против расширения НАТО на  Восток, против  распространения НАТО на Украину, Грузию, Армению, Азербайджан.  Мы  считаем, что это опасная политика,  и поэтому,  если  что-то подобное случится, то  отношения с Ереваном  будут  заметно осложнены. А пока  что это только предположения. Невозможно  быть одновременно  членом   ОДКБ и вести  процесс интеграции в НАТО.

—  Какую оценку  вы придаете  Азербайджану  в  плане политического и стратегического игрока в регионе Кавказа?  

— В двух словах невозможно  сформулировать значимость Азербайджана  в данном  качестве. Прежде всего,  Азербайджан — крупное  региональное государство, которое обладает  значительными запасами нефти и газа.

Это государство, которое является   активно действующим в регионе Каспийского моря и демонстрирует в последнее время определенные успехи  в развитии    экономики, являясь  ключевым игроком на Южном  Кавказе.

В принципе, на мой взгляд, значимость – это такая палка о двух  концах.  С одной стороны значимость — это хорошо,  с другой  — накладывает    значительную ответственность.

Например,  Азербайджан —  действительно очень значимая страна на Каспии и  одновременно  его  можно рассматривать  как вход на Южный Кавказ,   что  и вызывает к себе    повышенный  и  нездоровый интерес извне, хотя бы на примере того, что Запад   хотел бы втянуть  Азербайджан в кампанию  давления на Иран.

— Как выглядят  сегодня  азербайджано-российские отношения с учетом существующих разногласий в ряде вопросов? 

— Нынешнее состояние азербайджано-российских отношений в целом я бы оценил,  как позитивные  и стабильно развивающиеся. Как минимум,  стабильные отношения между Азербайджаном  и Россией  стали одним из факторов  региональной стабильности на Каспии.  Азербайджан   является   ведущей   державой из всех постсоветских государств, которые имеют  выход к Каспийскому морю. Понимание между Азербайджаном  и Россией  в  ряде  вопросов  является   очень серьезным  фактором  в  плоскости  двустороннего сотрудничества. Уверен, что в будущем роль Каспийского региона  будет только повышаться, и в этом смысле отношения   между  Москвой и Баку   будут  одним из  главных фундаментальных кирпичиков  в ситуации сохранения   стабильности и сотрудничества  в  Каспийском  регионе.

— Что ожидает  Южный Кавказ  в ближайшей перспективе?

— Ситуация на Кавказе не проста. В Грузии есть проблемы  Южной Осетии и Абхазии, которые   будут создавать очаги  напряженности, в то же время не  простая  внутриполитическая ситуация  в  этой стране.  Грузия  стала объектом внимания   со стороны  Запада, Армения и Азербайджан   фактически  находятся в состоянии замороженного конфликта  за  Карабах.

Причем,  Карабах — это такая проблема,  которая  балансирует на грани  между  холодной и горячей войной. Одновременно  через этот  регион должны проходить пути  транспортировки  нефти и газа — по замыслу Запада, с Востока на Запад. Следует отметить  в этом контексте и соседство с Ираном, со всеми  его  проблемами со стороны Запада.

Это  слишком  взрывоопасный регион, в котором  очень  не просто  поддерживать    баланс сил, интересов. Допустим, в случае Грузии,  западные   союзники  в свое время подтолкнули господина Саакашвили на  авантюру, которая  закончилась тем, что ситуация на Южном Кавказе стала  еще сложнее.

Я думаю, что и будущее у этого региона будет очень не простое, в любом случае.  Поэтому  надо подходить к любому шагу  очень взвешенно, не забывать о диалоге  между  соседями, иначе ничего не получится.

Тандем Россия-Турция вместе с ЕС может стать успешным модератором армяно-азербайджанских переговоров

 

 

 

Кямал Али

24-29 сентября делегация Центра стратегических исследований (ЦСИ) при Президенте АР совершила визит в Италию и участвовала в ряде встреч и мероприятий. Одно из таких мероприятий, организованное ведущим мозговым центром Италии — Римским Институтом Международных отношений — было посвящено анализу современного состояния армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта. На этом круглом столе с докладом выступили замдиректора ЦСИ Гюльшан Пашаева и программный менеджер по Европе Фонда евразийского сотрудничества Армении Микаэл Ованисян.

Гюльшан Пашаева ответила на вопросы  агентства Новости-Азербайджан:

— Расскажите о вашем выступлении и значении  встреч в Италии. 

В первую очередь, хотелось бы подчеркнуть, что был большой интерес к самой теме, около 45 экспертов, представителей международных организаций и дипломатического корпуса, включая сотрудников азербайджанского и армянского посольств, аккредитованных в Италии, приняли участие в этой встрече.

Мы попытались оценить современное состояние мирного процесса карабахского урегулирования. Я коснулась тяжелых последствий конфликта, говорила об оккупированных территориях, о миллионе беженцев и вынужденных переселенцев, которые были изгнаны из своих домов в результате этого вооруженного конфликта. Также, подробно остановившись на официальном переговорном процессе и роли посредников, особо отметила, что в силу того, что именно в Риме проходили предварительные переговоры по проведению конференции по Нагорному Карабаху в 1992 году, можно сказать, что Минская Группа ОБСЕ была создана именно в этом городе.

Я также говорила и об усилиях т.н. дипломатии «второго уровня», o деятельности гражданского общества, местных НПО, экспертов, журналистов. Но, к сожалению, без успехов на уровне официальных переговоров работа по достижению мира между различными представителями двух обществ, разделенных конфликтом, пока не приносит реальных плодов. Тем не менее, этот процесс должен быть продолжен, т.к. он необходим для создания благожелательной среды, для достижения доверия между армянским и азербайджанским народами, между представителями армянской и азербайджанской общин Нагорного Карабаха.

Сегодня, на мой взгляд, необходимо усилить роль посредников. В настоящее время Минская группа ОБСЕ не может предложить ничего нового, стороны зашли в тупик.

Мне в Италии был задан вопрос: что вы предлагаете и не надо ли менять переговорный формат?

Я, конечно, сказала, что существующий формат Минской Группы ОБСЕ с тремя сопредседателями, представляющими США, Францию и Российскую Федерацию, должен быть более эффективен, так как  все три страны являются членами Совета Безопасности ООН. У них есть соответствующие рычаги, и они могут повлиять на достижение политического урегулирования конфликта. Азербайджан все еще верит в этот формат.

Однако я также предложила, как альтернативную возможность, усиление роли Евросоюза в процессе урегулирования армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта, тем более что обе страны – и Азербайджан, и Армения – являются членами Совета Европы и последовательно интегрируются в европейские структуры. За эти годы Парламентская Ассамблея Совета Европы и Европарламент, наряду с Советом Безопасности и Генеральной Ассамблеей ООН, приняли ряд резолюций, в которых выражают серьезную озабоченность по поводу оккупации значительной части территории Азербайджана и требуют вывода армянских вооруженных сил со всех оккупированных территорий Азербайджана.

Возможно, будет правильным назначить представителя ЕС по урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта. Это может быть уважаемый обеими сторонами политик. К этому процессу необходимо подключить Россию и Турцию, как соседние страны, заинтересованные в стабильности и мире в регионе. Тандем Россия-Турция вместе с ЕС может стать успешным модератором  переговоров.

Без этого ситуация в регионе может еще более накаляться, а сценарий войны, как самый худший вариант, сохраняется.

— С какими тезисами выступал армянский участник встречи?

— Микаэл Ованисян выступил не радикально, но во время своего выступления он коснулся вопроса Рамиля Сафарова и выразил мнение, что этот инцидент создает дополнительные сложности для нахождения выхода из создавшегося тупика. Он также отметил, что пока наши общества не будут достаточно демократичны, и права человека не будут соблюдены, решать такого рода конфликты очень сложно.

Не отрицая важность соблюдения прав человека, я, тем не менее, подчеркнула, что сепаратизм не всегда  соотносится с тем, насколько страны демократичны или нет. Например, внутри многих европейских стран были и все еще остаются неразрешенные территориальные споры. В Азербайджане же уже 20 лет около миллиона человек, лишенных элементарных прав, ждут разрешения этого конфликта. Их нужно вернуть в свои дома, чтобы они могли обрести свои права и жить нормальной жизнью, трудиться.

Касаясь вопроса Р.Сафарова, я отметила, что этот случай является следствием, того, что  армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт до сих пор не нашел своего урегулирования. Сравнивая карабахскую оккупацию с войной в Боснии, завершившуюся созданием Международного Уголовного Трибунала по бывшей Югославии, который вынес вердикт военным преступникам, я отметила, в случае с армяно-азербайджанским нагорно-карабахским конфликтом, этот шаг еще не был сделан. Таким образом, надо смотреть на события гораздо шире. В условиях сложившейся безнаказанности, когда преступники не наказаны, а права многих нарушены, такие люди, как Сафаров, принимаются вершить свое правосудие.

— Было ли принято общее решение в результате проведенных в Италии дискуссий?

Решений и резолюций по итогам наших обсуждений принято не было. Каждый мог принять  участие в этих обсуждениях, и мы старались придерживаться международных стандартов ведения дискуссий.

Наша встреча была первой после экстрадиции Р.Сафарова, но обмен мнениями прошел в благожелательном духе, и поскольку на мое возражение по поводу Сафарова не последовало ответа, думаю, мне удалось довести позицию азербайджанской стороны, как до армянской стороны, так и до международного сообщества.

Россия не будет признавать суверенитет Нагорного Карабаха

 

 

 

 

 

Интервью 1news.az с директором Центра стратегической этнографии, главой комитета по межэтническому взаимодействию Общественной палаты Санкт-Петербурга, российским политологом Виталием Трофимовым-Трофимовым.

— В виду известных событий в последнее время резко обострились и без того не простые отношения между Баку и Ереваном. Сообщается, что на линии фронта ситуация также осложнилась. Хотелось бы узнать ваше мнение на этот счет.

— Каким бы ни был инцидент, связанный с Рамилем Сафаровым, этого недостаточно для развязывания войны за возвращение занятых армянами карабахских территорий. Издержки от войны будут значительно выше. Конечно, в истории есть случаи, когда этнические конфликты начинались с неоплаченного в автобусе билета, как это было в Шри-Ланке Можно смело говорить о том, что началась новая фаза пограничного противостояния, о сотнях нарушений режима прекращения огня. Возможно, даже последуют довольно серьезные бои на линии соприкосновения. Но по-настоящему серьезная война, ведущая к территориальным изменениям, все еще не так вероятна. Операции по силовому разрешению этнополитического конфликта требуют длительной подготовки, мобилизации личного состава и обеспечения.   Конечно, в истории есть случаи, когда этнические конфликты начинались с неоплаченного в автобусе билета, как это было в Шри-Ланке. Но ситуация на линии фронта это не этнические погромы. Это управляемая ситуация, требующая с обеих сторон напряженного планирования и подготовки, а лидеры Азербайджана и Армении – это очень ответственные лидеры государств.

— В случае, если война все же будет иметь место, интересно, как поведет в этой ситуации себя РФ?

— Если война действительно случится, от России не придется ждать чего-то нового. Основная тактика российского руководства – замораживание конфликта до тех пор, пока не будет найдено решение, устраивающее всех. И во время острой фазы конфликта эта позиция вряд ли изменится. Учитывающее превосходство азербайджанских вооруженных сил, скорее всего, Россия пропорционально усилит 102-ю российскую военную базу в Гюмри, причем сделает упор на техническое превосходство, что сведет к минимуму шансы на успешное военное разрешение конфликта вокруг Нагорного Карабаха в пользу Азербайджана. К этому ее обязывают и двусторонние договоренности с Арменией. И партнерство по ОДКБ. Другими словами, будет навязывать возвращение к доконфликтному состоянию – такому, какое есть сейчас. Абсолютно точно Россия не будет признавать суверенитет Нагорного Карабаха. Модель его урегулирования принципиально отличается от ситуации с Абхазией и Южной Осетией. За исключением Армении его независимость никому не выгодна, и только повредит региональной безопасности. Не только Азербайджану, но и другим странам региона, которые получат опосредованный ущерб от подобного варианта.

— Как Вы считаете, почему РФ до сих пор не стала вести ту активную посредническую политику, какую она вела до выборов президента в марте? И стоит ли в ближайшее время ожидать изменения ситуации?

— Я так понимаю, что после казанской встречи лидеров трех государств пришло осознание, что форсирование в разрешении конфликта не работает. Какими бы насыщенными ни были переговоры, и сколь жесткими не были бы пункты соглашения, исполнение договоренностей будет зависеть от тех рычагов, которыми обладают посредники из Минской группы. Возможно, именно поэтому сейчас президент сконцентрировался на поисках новых форм интеграции в Евразии

– Таможенный союз, Евразийский союз, прикаспийское сотрудничество – которые бы заинтересовали Азербайджан. Имея достаточное влияние на Армению, Россия не имеет достаточных действенных методов воздействия Азербайджан. Многие отмечают, что, принимая участие в строительстве Евразийского союза, Азербайджан бы выиграл карабахскую партию. В этом есть свой смысл. И возможно, отход от формата трехсторонних встреч это свидетельство смены стратегии, а не охлаждения интереса к замороженному конфликту.

— Складывается ощущение, что не только Армению, но и посредников в лице США, РФ и Франции — действительно устраивает нынешний статус-кво. Вы с этим согласны?

— Да, сегодняшнее состояние устраивает практически всех членов Минской группы ОБСЕ. Ситуация видится не идеальной, но значительно более выгодной, чем возможные альтернативы. Существует понимание, что разрешение конфликта так или иначе будет сопровождаться теми или иными компромиссами. Есть очень интересные варианты, выдвигаемые и профессиональными дипломатами, и общественными активистами. Но любые попытки обсуждения наталкиваются на нервную реакцию армянской и азербайджанской общественности, и поэтому их скорее избегают, чем стимулируют. Конфликты такого рода могут тлеть очень долго. Если пресекать насилие, со временем может смениться внешнеполитический контекст — сложится ситуация, при которой стороны окажутся сговорчивее. И это будет удачный тактический момент для поиска новой формулы разрешения ситуации с Нагорным Карабахом. Так что да, затягивать конфликт многим выгодно, включая Россию.

— С Вашего позволения, перейдем к ближневосточным конфликтам. Как долго еще, по-вашему, протянет Асад в Сирии? И что ждет эту страну в целом в ближайшее время?

— США рассматривает возможность своего участия в сирийском внутреннем конфликте. Прежде всего, это связано с получением нового принципиально важного плацдарма для давления на Иран. И некоторые признаки позволяют говорить о том, что это участие может быть гораздо более активным, чем в Ливии. В частности, на позапрошлой неделе мы слышали «последнее американское предупреждение» сирийскому руководству из уст президента США. Однако администрация Обамы не торопится поучаствовать в еще одном локальном конфликте. Президентская кампания действующего президента пацифистская: он выводил войска из Ирака, говорил о «перезагрузках» отношений с Россией и Китаем, 7 сентября осадил Ромни, заявив, что мыслить категориями «холодной войны» недопустимо.

Пацифизм Обамы подтверждается успехами по стабилизации экономики и другими успехами президента-демократа. И избирателям это нравится. Имея достаточное влияние на Армению, Россия не имеет достаточных действенных методов воздействия Азербайджан Если предвыборный период будет развиваться ровно, и в экономике не возникнет проблем, США ограничатся дипломатическими мерами, а гражданский конфликт в Сирии будет продолжаться с переменным успехом и закончится победой действующей власти. Если же успехи в экономике США будут перечеркнуты какими-то событиями, это позволит «орлам» продвинуть своего кандидата-республиканца, который забудет о том, что сирийская оппозиция подпадает по определению ЦРУ и ФБР под категорию «международный терроризм», и будет активно искать в Сирии «неконвенционное оружие» чтобы вмешаться в конфликт на стороне «борцов за свободу». Но это менее вероятный сценарий.

— Каковыми будут последствия для Азербайджана и России ракетно-бомбовые удары Запада по Ирану?

— Каким бы ни был стратегический план США и союзников по ведению военных действий против Ирана, следствием этих действий будет вакуум власти либо в стране в целом (ливийский вариант), либо в отдельных этнических окраинах (иракский вариант), и конечно же, в Южном Азербайджане. Приход к власти радикальных этнически группировок в провинциях будет сопровождаться насилием и общей деградацией социальных отношений, потоком беженцев на север. Это главное следствие возможной агрессии Запада против Ирана.

Вторая угроза – появление полунезависимых или полностью независимых от нового правительства территорий, населенных этническими меньшинствами, в непосредственной близости от Кавказа. Прежде всего это гилянцы, мазандаранцы, курды, талыши. Пока США разбирается в хитросплетениях иранской элитологии, они смогут сформировать свои вооруженные силы и искать способы заработка, далекие от международно-одобряемых. Прежде всего, это наркотики.

Третья принципиальная угроза – это экологические проблемы. Применяемый американцами обедненный уран, который уже привел к росту раковых заболеваний у сербов и иракцев, белый фосфор, опасный и сильный мутаген, разрушение ядерных объектов Ирана или крупнейшего химического завода Shahid Tondgoyan – далеко не полный перечень угроз экологического порядка, с которым столкнутся страны каспийского региона в случае бомбардировок иранской территории.

 

Гамид Гамидов

Подробности: http://www.1news.az/interview/20120912110800564.html#page999

Сближение России, Турции и Ирана создаст хорошие условия для решения Карабахской проблемы

 

 

 

Пожалуй, не ошибемся, если скажем, что в последнее время одной из наиболее актуальных политических тем мирового масштаба является напряженные отношения между Турцией и Израилем. Некоторые эксперты полагают, что Израиль «перегнул» палку, совершив нападение на Флотилию мира, в результате которого погибли 9 граждан Турции. Но и есть и такие, которые считают, что Турция предъявляет Израилю необоснованные претензии. Свой взгляд на данную проблему в беседе с Vesti.Az изложил руководитель Центра стратегического планирования и эксперт по вопросам миграции Ахмед Ширинов.

— В чем причина нынешней напряженности в отношениях Израиля и Турции?

-Я думаю, что на этот раз Израиль совершил серьезную ошибку, решив «показать мускулы» не тому государству. Дело в том, что, к сожалению, исторически Израиль «был избалован» тем, что все его самостоятельные карательные операции, которые зачастую нарушали все нормы международного права, оставались безнаказанными, вследствие того, что мировое еврейское лобби имеет огромное влияние на основных мировых политических лидеров в лице США и Великобритании.

Так было и при проведении операции «Опера» против суверенного Ирака 6 июня 1981-го года и при проведении операции «Бустан» против Сирии 5 сентября 2007-го года в Сирии и т.д.

Однако на этот раз спецслужбы Израиля просчитались. Нападение на Турецкое судно с гражданскими лицами да и еще в международных водах, в результате которого погибли 9 человек, не могло остаться безнаказанным. К сожалению, влияние израильских покровителей в ООН, которое обеспечило «чистый доклад» спецкомиссии, еще более накалило обстановку. Я думаю что такая «интерпретация» действий Израиля против «Флотилии свободы» оказало «медвежью услугу» Израилю.

Дело в том, что, наверное, ни в США, ни в других произраильских государствах, возможно, до конца не осознали, что Эрдоган кардинально изменил систему власти в Турции и в настоящее время политические решения в стране принимаются не традиционно прозападным военным командованием Турецкой Армии, а всенародно избранными политическими лидерами, которые прошли хорошую закалку. И усиление роли Турции в мировом масштабе в последние годы подтверждает это.

 

 

Поэтому, как возможно, ожидали на Западе, «простым сожалением» о случившемся тут не ограничилось. Турция — сильное государство с огромным влиянием в регионе. Турция -член НАТО и исторически являлась единственным абсолютно надежным партнером Запада в исламском мире в отличии от арабских государств и Персии. Турция и ее исторические предшественники были единственными мусульманскими странами, которые никогда не были колонизированы ни одной западной державой. С таким государством придется считаться, как Израилю, так и ее покровителям.

— Может ли дальнейшее развитие событий привести к войне между двумя государствами?

— Информационная война уже началась. Причем начал ее Израиль. Наверное, читателям будет интересно узнать, что мировые информагенства находятся под полным контролем еврейского лобби.

Вот некоторые из них: Вольф Блитцер (CNN); Барбара Уотерс (ABC News); Юджин Мейер («Вашингтон пост»); Генри Грюнвальд (журнал «Time»); Кэтрин Грэхем («Вашингтон пост»); Джозеф Лелийелд («Нью Йорк Таймс»); Максим Франкель («Нью Йорк Таймс») и т.д. Я думаю, что в дополнительных комментариях нужды нет.

Что касается прямого военного конфликта, то думаю, что США через свое влияние в ООН сделают все, чтобы избежать такого развития событий. Как это будет сделано? Тут есть несколько вариантов. Для начала, конечно, необходимо выиграть время, чтобы успокоить накал страстей. Поэтому, скорее всего, ООН «примет» решение о повторном рассмотрении всех обстоятельств событий вокруг «флотилии свободы», который, наверное сделает немножко другой вывод, что «создаст» предпосылки для выражения израильской стороной извинений Турции.

То есть Израиль извинится, не потому что боится Турции, а потому что это было «рекомендовано» ООН.

Как я уже отметил выше Израиль «не справится» с Турцией. Турция — это не Ирак, не Сирия и даже не всеми «ненавистный» Иран. Турция обладает самой мошной армией в регионе. И все уже начавшиеся попытки Израиля «напугать» Турцию наличием ядерного оружия через верные им средства массовой информации вызывают только чувство искреннего сострадания и лишний раз доказывают «беспокойство» израильской стороны таким развитием событий.

— Какие политические шаги против Турции может предпринять Израиль?

— А какой народ обычно используют в регионе как «разменную карту»? Конечно же, армян с их «раскрученным» по лучшим законам шоу-бизнеса вопросом «геноцида». Израиль уже намекнул, что даст поручение своему лобби в США объединиться с армянским лобби и пробить признание «геноцида» американцами. Одним словом, американцам придется выбирать между «избалованным родственником» и совершенно надежным другом. При том, что этот родственник в принципе не очень то дорожит родственными отношениями с американцами. Внизу я привожу цитату из одного очень интересного письма направленного одним из бывших премьер-министров Израиля Менахемом Бегином в ответ на критику действий этой страны со стороны Соединенных Штатов:

«Еврейский народ прожил 3700 лет без договора с Америкой и продолжит жить еще 3700 лет…». Так что выбор у американцев будет непростой, и безусловно, от этого выбора будет зависеть дальнейшее развитие событий не только в регионе, но и в мире в целом.

Другим, хоть и менее сильным рычагом в руках Израиля может стать курдский вопрос. Но я не думаю, что Израиль решиться оказывать прямую военную помощь курдским сепаратистам. Не будем забывать, что Курдская Рабочая Партия официально признана международным сообществом как террористическая организация. Кроме этого, бойцы ПКК в основном проходят подготовку в арабских военных лагерях. Так что такая поддержка может рано или поздно ударить по самому Израилю.

 

 
— Каковы могут быть ответные шаги Турции?

-Тут ответ очевиден. Турция незамедлительно ответит сближением с «мировым злом №1» в современном мире (опять же по версии США и Израиля) – Ираном. Кто от этого выиграет и кто проиграет? Турция точно не проиграет. А Иран, наконец, обретет сильного, а самое главное, верного партнера на мировой арене, как в борьбе с Западом, так и в борьбе со своими историческими противниками в лице арабских стран. При таком раскладе Западу будет очень тяжело усиливать давление на Иран. Но, разумеется, от Ирана тоже многое будет зависеть. Турция будет ожидать от Ирана ответных дружественных действий, поддержки в борьбе с курдскими сепаратистами.

А сближение Турции и Ирана в регионе невозможно без обязательного участия России. Таким образом, события ускоряют неизбежность сближения этих трех государств, которое может охватить все сферы – от экономического до военно-политического. Для России это будет исторический шанс для восстановления своего ранее почти полностью утраченного безоговорочного влияния в регионе.

В свою очередь, сближение этих трех стран создаст благоприятные условия также для решения, как проблемы Карабаха, так и вопроса статуса Каспия. Я просто уверен, что ради такого очевидного антиамериканского стратегического сотрудничества Россия будет готова пожертвовать практически бесполезной Арменией, которая и так уже превратилась в обузу. Смогла же Россия пожертвовать вековой дружбой с Грузией и многолетним партнерством с Ираком? Кстати, я думаю, что Азербайджан уже мог бы начать консультации с этими странами о возможном проведении их первого официального саммита в Баку, что показало бы, что Азербайджан более не является фигурой в чужой игре, а может инициировать свои собственные проекты.

— Что, если все-таки ООН не сможет принять решения о повторном рассмотрении дела «Флотилии свободы»? Если ли еще какой-либо политический выход?

— Каким бы не был выход из данной ситуации, он в обязательном порядке будет исходить от Израиля. Турция не нарушала никаких норм международного права и никогда не предавала интересов Израиля. Так что ей уступать нечего. Что касается Израиля, то, скорее всего, в конечном счете под давлением США, нынешнее правительство уйдет в отставку и решение вопроса будет поручено менее самоуверенному и гордому руководству.

Я думаю такой вариант устроит «упрямого» Нетаньяху. Дело в том, что Биньямин Нетаньху является младшим братом национального героя Израиля Йонатана Нетаньяху, который погиб при проведении одной из самых известных в истории операций по спасению еврейских заложников под кодовым названием «Энтеббе» 4 июля 1976 года. И поэтому для него сам факт принесения извинений является своего рода демонстрацией слабости.

Но в тоже время он понимает что, «мчась» навстречу Турции на полных парах может серьезно навредить своей стране. Поэтому, думаю, если ему предложат, то он с удовольствием уйдет в отставку и предоставит обязанности «принесения» извинений кому- нибудь менее известному.

Но в любом случае извинения Израиля будут носить характер известной фразы Ломоносова: «Я извиняюсь, но не изменяюсь»… Таковы уж реалии современной мировой политики.

— Какую позицию должен занимать в этом конфликте Азербайджан?

-Я думаю, что позиция Азербайджана в поддержку Турции уже была заявлена на самом высоком уровне и думаю, что эта позиция сильна и неизменна.

Рамелла Ибрагимхалилова

источник -vesti.az

http://vesti.az/news/92961/C2ABD0A1D0B1D0BBD0B8D0B6D0B5D0BDD0B8D0B5_D0A0D0BED181D181D0B8D0B82C_D0A2D183D180D186D0B8D0B8_D0B8_D098D180D0B0D0BDD0B0__D181D0BED0B7D0B4D0B0D181D182_D185D0BED180D0BED188D0B8D0B5_D183D181D0BBD0BED0B2D0B8D18F_D0B4D0BBD18F_D180D0B5D188D0B5D0BDD0B8D18F_D09AD0B0D180D0B0D0B1D0B0D185D181D0BAD0BED0B9_D0BFD180D0BED0B1D0BBD0B5D0BCD18BC2BB_-_D098D09DD0A2D095D0A0D092D0ACD0AE

Друзья Азербайджана — это те, кто стал частью нашей жизни

Карабахский конфликт, разразившийся на исходе двадцатого века, как и Черный январь (20 января 1990 года), прервавший десятки молодых и немолодых жизней, стали чертой водораздела в судьбах многих граждан нашей страны. Незатухающий и поныне очаг армяно-азербайджанского противостояния продолжает тлеть, отравляя своим смардным дымом не только настоящее, но и будущее жителей региона. В огне Карабаха, в трагических событиях Ходжалы и других его страшных последствиях погибли тысячи молодых, так и не успевших повзрослеть. Возможно, кто-то из них стал бы спасителем человечества, найдя лекарство от смертельных болезней, а кто-то смог бы расширить границы познания, открыв пути в новые измерения… Считается, что и случайность есть проявление закономерности и что ничего не происходит просто так. Отсюда поражающая порой взаимосвязь дат и событий. В человеческих судьбах эти переплетения, на первый взгляд, незаметны, и лишь по прошествии времени обнаруживается их глубинный смысл.

Элеонора АБАСКУЛИЕВА

У Черного января разные лики. Для меня это фигурка молодой женщины, потерянно бродившей на следующий после 20 января день с девочкой лет шести-семи по мрачным коридорам издательства «Коммунист» (так называлось в советские времена издательство «Азербайджан»). Это была врач «Скорой помощи» Гюльтекин Аскерова, на чье дежурство пришелся трагический для азербайджанского народа день. Она пришла к нам в редакцию газеты «Бакинский рабочий», чтобы рассказать о том, что ей, человеку, родившемуся и выросшему в советской стране, казалось чудовищным: советские солдаты стреляли в советских же людей. Она требовала, чтобы мы написали об этом. Мы дали ей несколько листов бумаги, ручку и попросили изложить все, что случилось с ней той ночью.
Гюльтекин рассказала о том, как в первом часу ночи на станцию «Скорой помощи» поступил вызов. Сообщалось (видимо, звонил кто-то из жителей соседних домов) о том, что возле гостиницы «Нахчыван» (сегодня «Хаят-Редженси») слышны стрельба и крики. Медики поехали на вызов. Увиденное показалось ей настоящим Апокалипсисом: стоны раненых, лязг гусениц танка, ведущего прицельный огонь по бегущим людям. Она услышала крик и бросилась туда, откуда он шел. Добежав, поняла, что опоздала. Вокруг лежали одни мертвые. Гюльтекин растерянно оглядывалась, в сознании никак не укладывалось увиденное. Врач «скорой» стала по одному проверять, жив ли хоть один из тех, кто не шевелился. И вдруг почувствовала озноб, морозом охвативший ее тело. Мальчишеский голос кричал кому-то: «Не стреляй! Это «скорая». Потом она поняла, что чудом осталась жива. Это первое свидетельское показание о событиях Черного января в газетах опубликовано не было. С вводом чрезвычайного положения газеты были закрыты, а после того, как они стали выходить, военная цензура материал к печати не допустила. Больше мы с Гюльтекин не встретились. Тем, кто помнит конец 80-х и начало страшных 90-х, не надо рассказывать, почему.

Разделенное с другим горе —
вдвое меньше

Литовский журналист Ричардас Лапайтис — человек в нашей стране известный. Дотошного газетчика в Азербайджан привело качество, без которого не стоит выбирать эту профессию — стремление самому разобраться в том, что кажется непонятным. Ему, изъездившему Советский Союз вдоль и поперек, побывавшему на севере России, Урале, Дальнем Востоке, в Чечне в самый разгар войны и за рубежом — в Англии, Шотландии, Ирландии, не поддающейся объяснению казалась патологическая ненависть жителей Армении к своим соседям — азербайджанцам. Она проявлялась всюду, с кем бы он ни общался. Любой рассказ об истории Армении или прогулка по столице превращались в обличение «вероломных» соседей — турок и азербайджанцев. Ричард внимательно слушал хозяев, но про себя решил, что обязательно съездит в Азербайджан, чтобы посмотреть, что же это за люди, к которым с такой ненавистью относится другой народ. Да и жившие в то время в Вильнюсе армяне с ювелирной точностью вводили в литовское общественное сознание идею неполноценности соседей, их неразвитости и отсталости. Ехать в Баку журналист побаивался, но характер и профессионализм взяли свое. Такая возможность появилась только в феврале 1992 года. Вместе с несколькими журналистами в те страшные зимние дни ему удалось побывать в Агдаме, куда свозили трупы погибших из Ходжалы — раненых, истерзанных, изувеченных. Среди погибших были не только военные, но и женщины, дети, старики. Вернувшись в Баку, Лапайтис зашел в издательство «Азербайджан», познакомился с журналистами республиканских газет, рассказал о том, что видел на карабахском фронте, где побывал.
В Азербайджан он приезжал еще пять-шесть раз — в Ходжалы, Садарак, Нахчыван, встречался с Гейдаром Алиевым, возглавлявшим в то время Верховный меджлис Автономной Республики. После каждой из поездок ему с трудом, но все же удавалось напечатать статьи и снимки о том, что он видел, в тогдашних литовских изданиях «Нямунас», «Швитурис», «Республика», «Лиетувос ритас». Давление, по словам Лапайтиса, на некоторых редакторов оказывалось огромное. Второй раз в одной и той же газете опубликовать что-то о реалиях карабахского противостояния, основанных на фактах, увиденных им самим во время фронтовых поездок, не удавалось. Ричард оказался единственным, кому удалось опубликовать в прессе правду о том, что армяне, пытаясь захватить Садарак, применили химическое оружие, запрещенное международными конвенциями. 19 мая прошлого года Лапайтис написал в азербайджанские СМИ: «Здравствуйте! Это первая статья в истории Литвы о химическом оружии, до этого времени слышал лишь отказ! Это официальная газета Литвы (дается ссылка на газету «Литовас Зиниос», где опубликована статья. — Авт.). Я рад, что, наконец, люди узнали правду о химическом оружии. 18 лет никто не хотел печатать эту статью. Конечно, она очень опоздала, но, наверное, в мире что-то изменилось, если пресса Литвы осмелилась это напечатать. Оккупация Азербайджана должна быть прекращена».
Последний раз мы виделись с ним недавно, на третьем Съезде азербайджанцев мира, проходившем в Баку в начале июля. Каждый раз приезжая, он поражается тому, как хорошеет полюбившаяся ему страна, восхищается новостройками и Приморским бульваром, куда мечтает привезти свою семью — жену Довиле и полуторагодовалого сынишку. На одну из встреч его привез глава пресс-службы Центра стратегических исследований Анар Гусейнов, с которым он тоже подружился за эти годы. Похоже, встреча с Анаром навела Ричарда на тему азербайджанского гостеприимства. Во время прогулки по городу он рассказывал о том, как каждый раз, будь то в Баку или в регионах, поражается не только всем тонкостям этого, как ему кажется, священнодействия, но и абсолютной искренности проявляемых людьми чувств. Так всплыли воспоминания о студенте художественного училища им. Азима Азимзаде, который в тяжелые 90-е годы приютил его у себя в съемной квартирке. Потом они виделись во время приезда литовского журналиста в Нахчыванскую Автономную Республику. После интервью с главой нахчыванского парламента Гейдаром Алиевым общенациональный лидер спросил: «Что я могу сделать для вас?» «И тогда, — рассказывает Ричард, — я попросил, чтобы меня, если можно, отвезли в Ордубад, к моему другу — художнику. Просьбу, конечно, исполнили, но потом, к сожалению, я потерял с ним связь, о чем жалею доныне». Так я впервые услышала о Шахине Бабаеве, художнике из Ордубада.
На прогулке у меня не было с собой ни диктофона, ни блокнота, но не сохранить в памяти то, что рассказывал Ричард, было невозможно. Так случилось, что первый приезд в Баку для него начался не лучшим образом — литовского журналиста ограбили: отобрали деньги, вещи, фотоаппарат грабителей не прельстил. Наверное, понимали, что в Баку, потрясенном кровавой январской расправой над мирными жителями, враз обедневшем из-за гигантской инфляции, потерявшем веру и надежду в страну, на благо которой жили и трудились десятки лет, вряд ли найдутся желающие приобрести этот предмет роскоши по тем временам. Он уже не помнит, как оказался возле мечети Тезе пир. А увидев, конечно, остановился. Потом достал фотоаппарат. Подбежал кто-то из служителей и начал говорить, что снимать запрещено. Ричард не стал настаивать и закрыл объектив. Стоящая недалеко группа ребят что-то стала говорить молле на азербайджанском языке, после чего он ушел, недовольно ворча. В той группе был и Шахин, который подошел к иностранцу и на ломаном русском спросил, откуда тот. Так и познакомились. Ребята пригласили гостя погулять с ними по Приморскому бульвару.
Шахин спросил Ричарда, где он остановился, и, узнав про его нерадостную историю, пригласил к себе, на квартиру, которую он снимал один после гибели брата. Так они прожили несколько дней с литовским гостем на шахиновскую стипендию. Шахин показался журналисту подавленным, говорил мало, и не из-за плохого русского, а из-за горя, которое рвало ему душу. Ричарду даже показалось, что новый друг может покончить собой. Он рассматривал его картины — виды родного Шахину Ордубада, ученические этюды будущего художника, наброски, как мог пытался отвлечь парня, которого полюбил — за негромкую доброту, а еще больше за то, что Шахин, как и Ричард, пытался во всем дойти до сути. После 20 января ему, как и всем его соотечественникам, необходимо было разобраться во многом. Уезжая, Ричард спросил: «Не мог бы ты продать мне одну твою картину?» и показал на полотно с изображением Иисуса Христа. Шахин ответил: «Нет, продать не могу, а вот подарить могу».
А потом Шахин Бабаев получил письмо: «Шахин, большое спасибо тебе за все. Ты такой человек, каких мне редко приходилось встречать. Благодарю судьбу, что она меня свела с тобой. Не знаю, что я бы делал, если бы не ты. Трудно сказать, когда мы снова встретимся. Но когда буду смотреть на твою картину, я всегда буду вспоминать гостеприимную азербайджанскую землю, своих друзей и странные совпадения. Ради этого стоит жить. А сейчас прощаюсь с тобой и желаю тебе удачи. Жизнь прекрасна, если будешь искать красоту. Не мучай себя вопросом, кто я был такой. Это не так важно. Я всего лишь человек, но ужасно любящий мир!!! До свидания, Шахин! Твой друг Ричард. 1992.03.18. Баку–Вильнюс».
Все эти годы картина находится в доме литовского журналиста. Он вопреки своим жизненным установкам даже не пытается понять, почему ему так спокойно, когда он смотрит на Иисуса Христа, изображенного Шахином. Об этом же говорят его гости и домочадцы. Ричард уверен, что после появления в его жизни этой картины изменилось многое и в его судьбе — ребенок, о котором он мечтал долгие годы, он строит дом, такой, который ему раньше грезился в мечтах, и многое другое, о чем он не говорит вслух. Он был в командировке, когда квартиру журналиста, уже в Вильнюсе, ограбили. Когда родные сообщили ему об этом по телефону, он только спросил: «Картину забрали?» Услышав отрицательный ответ, успокоил: «Ничего. Все будет хорошо».
В прошлом году азербайджанские СМИ получили от Ричарда Лапайтиса письмо, в котором он извещал о том, что на четырех языках — азербайджанском, литовском, русском и английском открыт информационный сайт www.azeri.lt, посвященный азербайджанцам Литвы. Учредитель — наш соотечественник Кямал Зулфиев, живущий в Вильнюсе, а главный редактор Ричардас Лапайтис. Сегодня этот сайт, завоевавший доверие посетителей Всемирной паутины, — еще одно информационное окно в мир для Азербайджана. И одновременно — нить, объединяющая литовский и азербайджанский народы.
И С Ричардом, и с Шахином мы не раз говорили о том, как важны такие вот человеческие контакты, мозаика которых превращается в широкое полотно межгосударственных связей. При всей значимости больших мероприятий, проводящихся на международном уровне, прочность им придают человеческие взаимоотношения, вносящие в них элементы искренности и доверительности. Тем более это нужно сейчас, когда мы живем в новых независимых государствах, и порой проблем у каждой страны хватает, поэтому мало интересуемся друг другом. Да и с помощью высоких технологий — Интернета с его социальными сетями легко создать неверное представление о том или ином народе, внося сумятицу в умы. Личные контакты, даже в XXI веке, ничто не заменит.

Брат шехида

Шахин, как и Ричард, не мог найти друга, потому что у обоих поменялись адреса. Шахин теперь живет в Москве, а Ричард в новом доме. Шахина Бабаева мы нашли с помощью постпредства Нахчыванской Автономной Республики в Баку. Он брат шехида Рагима Бабаева — двадцатилетнего студента АзИНЕФТЕХИМа — Азербайджанского института нефти и химии (так в те времена называлась нынешняя Азербайджанская государственная нефтяная академия). Я прошу младшего брата рассказать о старшем, навечно оставшемся молодым.
«У нас была обычная семья: отец — радиоинженер, мать работала в детской больнице. Мы с Рагимом поступили учиться: он — в АзНЕФТЕХИМ, я — в училище им. А.Азимзаде. Сняли комнату на тогдашней улице Димитрова, 38. Ну а дальше карабахские события. Брат был общественником по натуре. У него было много друзей, они постоянно собирались, обсуждали все события, без конца спорили, а потом приходили к единому мнению. Его друзья и сейчас поддерживают со мной отношения. Рагим вместе с ними решил создать отряд обороны и поехать защищать жителей Карабаха от распоясавшихся армян. За несколько дней до январских событий брат простудился — кашлял, чихал, я ему травы заваривал. Даже не помню, как он ушел в ту ночь. По улицам ехали машины, кто-то кого-то звал. Он ушел. И больше не вернулся. Мы с ребятами искали его до 24 января, обошли все больницы, морги. Не нашли. Родителям не сообщал, все думал, что найду, раненого, но живого. 24 января один из врачей больницы имени Семашко, наш знакомый, сообщил, что его труп привезли солдаты из военного госпиталя. При нем ничего не было, хотя он всегда носил с собой документы и ключи. Потом его товарищ Бахаддин рассказал, что они были возле Сальянских казарм вместе с другими ребятами, когда танки начали по ним стрелять, Рагим присел, чтобы Бахаддин, взобравшись на него, перелез через стену. Но сам уйти не успел. Своего первенца я назвал Рагимом. А больше ничего для брата сделать не смог». Он горестно замолкает, и я понимаю, каким его увидел Ричард после этой страшной трагедии. И не могу спросить, были ли у него мысли о самоубийстве. Спрашиваю о Ричарде. И Шахин рассказывает историю знакомства, которую я уже знаю.
— Чем вам так понравился Ричард?- спрашиваю я и уточняю: «Вы пригласили незнакомого человека в дом, иностранца к тому же, да и времена тогда были такие, что не до гостеприимства». Похоже, мои уточнения он мысленно отметает как несущественные или просто они кажутся ему не заслуживающими внимания, поскольку аргументы выглядят неубедительными, и сразу переходит к ответу на вопрос.
— Меня Ричард расположил к себе тем, как он воспринимал чужое мнение — выслушивал внимательно, сравнивал с тем, как представлял сам или что говорят об этом предмете другие люди. Думал, не торопился с выводами. Мы с ребятами как-то пошли в Тезе пир на пятничную молитву, тогда я его и встретил. В мечеть ходили не потому, что были глубоко религиозны. Наверное, после того, что произошло в январе, искали точку опоры в вечном. Я рассказывал ему об исламе, о котором он, как и большинство западных людей, имел превратное представление, объяснял, как понимал сам, причины исламофобии, говорили об искусстве. У нас с ребятами было нечто вроде кружка, в котором мы изучали то, что раньше было закрыто для нас, — старинные народные ремесла, суфизм и многое другое. Я мало видел людей, которые умели так слушать, как Ричард, и так понимать другого. Он блестяще умел анализировать представленные факты. И еще мне нравилось, что он очень открыт людям, миру, очень восприимчив. Это тоже не каждому дано. При этих словах Шахина мне вспомнилась строчка из e-mail Ричарда: «Я думаю, что счастье прячется в душе человека, и если она открыта, свет в нее попадает легко…».
— А почему вы нарисовали портрет Иисуса Христа, а потом подарили его Ричарду?
— Время было такое, что в душе все перевернулось, чувства разные, гибель брата. Я много думал, размышлял. В учении пророка Исы меня затронула его идея о необходимости прощать. Так родилась эта картина. Отнес ее в училище, показал. Никогда у моих работ не было столько народу. А потом подарил ее Ричарду.
— Над чем вы сейчас работаете?
— Я перестал рисовать с тех пор. Поступил на исторический факультет БГУ, хотелось по-настоящему разобраться в том, что произошло со страной, с народом, всеми нами. Узнать о причинах, найти корни, понять, куда ведет путь, на который мы вступили, и оглянуться на тот, что у нас за спиной. Теперь понимаю, что это было правильное решение. Хотя историей тоже не занимаюсь. Поработал немного в школе в Ордубаде, не зацепило, ушел. Работаю вместе с товарищами в Москве, в торговле, бухгалтером, есть у нас и в Украине, в городе Николаеве, отделение — там я занимаюсь кадрами. Раз в год с семьей приезжаю в Ордубад повидать родителей, сестру. Так что вы меня удачно застали. А картины не пишу. Только фотографирую. Говорят, получается. Несколько моих работ с видами родного города даже поместили в изданной в Москве книге, посвященной Ордубаду.
— Как вам живется на чужбине?
— Вы знаете, сейчас полегче. Раньше отношение к нам, азербайджанцам, и в России, и в Украине было, прямо скажем, не очень хорошее. Результат работы наших соседей — армян. Но мы тоже многому научились за эти годы. В Николаеве есть наша диаспорская организация, лидер которой Эльшан Абдулла много делает для того, чтобы жители это города, да и другие люди, скажем, в социальных сетях узнали правду о нас. Армяне распространяли чудовищную ложь про Ходжалы, вплоть до того, что показывали фотографии зверств, которые там творились, и говорили, что это жертвы азербайджанских бандитов. Но сейчас положение сильно изменилось. Мы рассказываем тем, кто рядом с нами, о нашей культуре, истории, обычаях, искусстве, о соотечественниках, которыми гордимся. А таких немало. Но их надо знать нам самим. Не надо только ругать армян и стараться, чтобы все остальные их ненавидели. Это невозможно. Но сделать так, чтобы уважали тебя, твой народ, твоих талантливых земляков, — зависит только от нас. Для того, чтобы добиться такого отношения к себе, нужно ни много ни мало быть образованными современными людьми. Мне так кажется.
И второе, что удивляет всех, кто бывал в нашей стране или сталкивался с нашими соотечественниками по работе или еще где, — терпимость, уважение к друг другу, кем бы ты ни был по национальности или религии. Вот Эльшан — талыш, но он ощущает себя, да и является в действительности азербайджанцем, гражданином Азербайджана, и все его так воспринимают. Ну а те, кто побывал в Баку или в регионах, поражаются, что у нас на двух соседних улицах можно увидеть и мечеть, и синагогу, и православный храм. Я не просто как человек, который бывал в других странах, но и как историк хорошо знаю, что такую обстановку встретишь далеко не в каждом обществе. Недавно я был в Иране (отцу делали операцию) и поразился тому, что очень много наших соотечественников заняты там, как говорится, на черных работах, нет школ на азербайджанском языке, Тебриз по ухоженности и архитектурной застройке сильно уступает Баку. Поэтому я всегда стараюсь объяснить своим собеседникам, откуда это в нашем менталитете, и всегда рассказываю о ценностях ислама, о том, что наша религия с уважением относится к другим конфессиям, не случайно ведь в исламе признаются и пророк Иса, и другие пророки. Ричард, когда я рассказал ему об этих особенностях, понял, почему я написал картину, на которой изобразил Иисуса Христа.

Аскер — значит воин

В 1992 году Ричард Лапайтис, вернувшись с карабахского фронта, зашел в редакцию «Бакинского рабочего», где я тогда работала. Говорили о том, что происходило в политике и, конечно, на фронте. Обычно не очень веселый в те времена Ричард на этой встрече выглядел особенно подавленным. Я спросила, что случилось, и он рассказал о том, как армяне на его глазах из гранатомета практически сожгли женщину-врача, пытавшуюся вытащить с нейтральной полосы раненого. Представилось, как на белом снегу лежит маленькая фигурка. Говорить не хотелось. Ричард попрощался и ушел. И вдруг меня пронзило, что я не спросила ни имени, ни фамилии этой девушки. Лапайтиса я догнала у лифта (к счастью, лифты в издательстве приходилось ждать). «Как ее фамилия?» — выдохнула я. — Гюльтекин Аскерова, — сказал Ричард и, не проронив ни слова, уехал.
Национальный герой Азербайджана Гюльтекин Аскерова погибла в возрасте чуть больше 30 лет, а ее дочери Амине было тогда девять. Кстати, обе женщины, ставшие Национальными героями Азербайджана, носят фамилию Аскерова. Вторая — наша коллега Салатын, расстрелянная армянскими боевиками при выполнении редакционного задания. Весьма знаковая у женщин — Национальных героев и фамилия. Аскер — значит воин.

Время на часах Сержа Саргсяна отсчитывает обратный ход…

Интервью 1news.az с политологом Тофиком Аббасовым.

— В ходе визита президента Армении Сержа Саргсяна в Республику Кипр, им был озвучен ряд заявлений. К примеру, глава армянского государства возложил на официальную Анкару провал турецко-армянского процесса нормализации отношений. Как Вы прокомментируете данное заявление?

— Ограниченность дипломатических возможностей лидеров армянского государства не вызывает никаких сомнений. По этой причине они и сетуют на отвлеченные причины, дабы обелить себя и никоим образом не признать, что мало что от них зависит. Провал так называемой «футбольной дипломатии» полностью обнажил несостоятельность Еревана, как субъекта международного права.

Во-первых, внутриполитическая напряженность показала, насколько слабы и недееспособны политические и гражданские институты Армении перед лицом глобальных проблем.

Во-вторых, сам ход процессов на турецком фронте обнажил неуверенность команды С. Саргсяна в плане решения приоритетных задач, касающихся примирения с ближайшими соседями.

В-третьих, пребывание в состоянии перманентных ожиданий реакции влиятельных союзников доказала, что Армения все еще находится на пути к оформлению подлинного суверенитета.

В этом смысле мировые и региональные державы вынуждены все время быть на подстраховке своего сателлита, чтобы он не наделал бед, не угодил бы в трясину полного геополитического коллапса. Потому ныне не удивительно, что в довольно камерных условиях С. Саргсян делится своими сокровенными откровениями с аудиторией, которая в состоянии лишь посочувствовать, но никак не оказать действенной поддержки…

— А как Вы прокомментируете заявление Сержа Саргсяна о том, что «насильно прикрепленный к Азербайджану тоталитарным советским режимом Нагорный Карабах никогда не смирялся со своим статусом. У него перед глазами была судьба армян другой насильно прикрепленной территории — Нахичевана, которые, не выдержав давления властей Азербайджана, вынужденно покинули эту землю, на которой жили тысячелетиями»?

— Как мы знаем, законодательные акты прошлого обратной силы не имеют. Утопизм, в котором погрязли армянские политики прошлой и нынешней эпох, говорит об одном очевидном факте — у них выработались генетические проблемы с чувством реальности. Они все время апеллируют к несуществующим фактам, передергивают неоспоримые свидетельства истории, героизируют свое прошлое так, чтобы наработать наступательные активы. К сожалению, они этим противопоставляют себя сообществу, но последнее делает вид, что ничего не происходит. С этим, как говорится, уже ничего не поделать, и Бог им всем судья.

Но вся беда в том, что армяне с багажом заскорузлых национальных болезней рвутся в качественно новое будущее… Им все время мерещится, что Россия, Турция, Грузия, Азербайджан, Иран, да и другие государства их жестоко обобрали. В их представлениях получается, что все армянам задолжали и обязаны платить по счетам. В подобных расчетах кроется, скажу так, характерная армянская хитрость. Художественный плач по мифическим потерям разводится с тем, чтобы оправдать агрессивность, подвести юридическую базу под захват чужих земель, подать заявку под грядущие аннексионистские планы.

То, что это неминуемо приведет армян к фиаско, не вызывает никаких сомнений. Но нельзя не учитывать, что Армения стала воплощением зла, носительницей вызовов и рисков в момент, когда мир перестраивается, уверенно ставит на технологические инновации в упрочении стабильности. Жаль, что определенные силы, раздувая несуществующие угрозы со стороны исламского сообщества, упорно не замечают опасности, исходящие от исторически сложившегося армянского национализма…

— То есть, можно ли говорить о том, что Армения не готова к установлению мира в регионе Южного Кавказа и будет продолжать играть роль главного дестабилизирующего фактора в нашем регионе?

— Об этом и речь. Этого не заметить нельзя. Невзирая на наличие реально существующей опасности, страны западного сообщества, некоторые круги в странах, где имеется армянское лобби, пытаются использовать потенциал армянского экстремизма в своих планах. Мне кажется, что подобного рода расчеты чреваты для будущего мироустройства. Ведь экстремизм, если он реально наличествует, сам по себе не исчезает, не имеет обыкновения расформироваться или распуститься. Он всегда идет на таран, он наступает, даже если ему противостоит более мощная сила. И, как правило, нарушается существующий баланс, подрывается стабильность, воссоздается новый горячий пояс. И если внешние силы с этим не считаются, то значит потакают подрывным силам, активизируют их на новые «подвиги»…

Нынешняя Армения олицетворяет собой реальную опасность. В момент, когда все ее соседи вовлечены в процессы созидательного характера, бездействие этой страны уже становится опасным фактором. И потом, нельзя забывать, что речь идет о голодном, малообеспеченном и недееспособном субъекте, который постепенно скатился к черте, после которой будет идентифицироваться в качестве объекта международного права…

— По своей ли воле руководство Армении играет в эту роль, или, говоря конкретнее, является Армения действительно, а не формально, независимым государством?

— Армения даже в советские годы брала намного больше, чем отдавала. Иждивенчество укоренилось в сознании кругов, которые примерили на себя наряд элиты.

Избалованность сыграла с Арменией злую шутку на крутом вираже истории. И тут винить внешние силы было бы абсолютно неуместно. Такая влиятельная страна, как Россия, все время тянет Армению из трясины бездействия, пытается внушить ей, что инерция «ничегонеделания» гибельна. То же самое пытаются внушить Еревану другие влиятельные, богатые страны. Но все тщетно. Армяне внушили себе богоизбранность и считают, что все обязаны кормить их из своего кармана.

Что там говорить? Создание государственности, необузданная помощь сторонних сил, подачки диаспоры, которая все время состояла на службе иностранных разведок и международных финансовых бандитов, возымели логический результат.

С другой стороны агрессивность Еревана, разбой в отношении Азербайджана тоже сыграли деструктивную роль в том, что Армения чахнет. Она неминуемо движется к критической черте. Ей нужно пересмотреть свои идеологически приоритеты, и только после этого она сможет вырулить на полосу стабильности.

И такая страна, как Азербайджан при определенном раскладе сможет протянуть ей спасительную руку помощи. Думаю, не стоит уточнять, — что для этого должна сделать сама Армения…

— Есть ли вероятность того, что, в случае если мировые супердержавы примут решение о необходимости торжества международного права и возвращения оккупированных Арменией территорий Азербайджана, официальный Ереван даже не пикнет, а безропотно подчинится этому решению?

— Полагаю, первым делом влиятельные силы в самой Армении должны подумать и предпринять конкретные меры для того, чтобы изменить положение в сторону оздоровления. У этих внутренних сил есть одна трудноизлечимая болезнь — все они подвержены внешним влияниям, они необузданно космополитичны. По части здорового патриотизма наличествует острый дефицит, и все, кто доходит до кормушки власти, сразу поворачивается спиной к народу и превращаются в орудие внешних сил.

В условиях, когда про-французы, про-американцы, про-европейцы и так далее начинают выяснять между собой отношения, им не до насущных проблем сограждан. Ожесточенная грызня за внутренние рынки, за хилый экспорт, за дележку подачек диаспоры и помощи извне воссоздала в Армении невыносимую атмосферу. И в таких условиях Карабахский вопрос превратился в орудие внутреннего шантажа между непримиримыми силами. К тому же, на оккупированных территориях также налажено преступное производство, с помощью которого власть имущие и их сподвижники набивают карманы, поставляют на внешние рынки контрафактную продукцию, наркотики, оружие.

В этих условиях напор международных сил, их активность в решении Карабахской проблемы не достаточно убедительны. К тому же, по-настоящему патриотично настроенных сил на главной арене Еревана пока не видно. Вот если они смогут превратиться в самодостаточную силу, смогут внушить гражданам, что путь к возрождению лежит через мир и согласие с соседними Азербайджаном, Турцией и другими странами, то тогда, думаю, над Арменией сможет взойти солнце надежды.

— Можно ли говорить о том, что озвучивая яро анти-азербайджанские и анти-турецкие заявления в той части Земли, в которую его занесет, президент Армении пытается отключить внимание собственных сограждан от их все углубляющихся социально-экономических проблем?

— Дело именно так и обстоит. Анти-тюркская риторика С. Саргсяна и его приближенных — это палочка-выручалочка в условиях острой социально-экономической неустроенности абсолютного большинства. Но на такой аргументации далеко не поехать. В условиях, когда сегодня доход на душу населения в Азербайджане более, чем в 10 раз превышает аналогичный показатель Армении, когда эта страна занимает одно из последних мест в списке стран, где 80% населения живет ниже черты бедности, социальный взрыв неизбежен.

Да, в эту страну поступает помощь извне, но она, в основном, идет на поддержание обороны, ибо Ереван изнывает под бременем военных расходов. О причинах массового голода, дефицита, отсутствии механизмов социальной поддержки неимущих слоев большинство граждан информировано. Это говорит о том, что сохранение этого статуса-кво уже в ближайшее время станет очень проблемной статьей для партии власти…

— В этих условиях уместно спросить о том, как Вы прокомментируете публикации в армянских СМИ о том, что Сержа Саргсяна вполне может ожидать участь президента Туниса Бен Али?

— Проводить аналогии очень даже уместно. Разница лишь в том, что Тунис при Бен-Али не был вовлечен во внешний конфликт. По части привилегированности клана власти, оболванивания граждан, затягивания поясов среди обездоленных я бы даже сказал, что команда С.Саргсяна перещеголяла тунисского экс-президента.

Но армянскому президенту пока еще удается манипулировать фактором войны за «исторические земли». То есть война против собственного народа вуалируется войной внешней против Азербайджана. Однако в сопоставимости определяющих параметров двух кампаний усугубляется критический разрыв. Стремительно редеет ресурс, предопределяющий судьбу конечного результата во внешнем противостоянии.

Потому есть все основания говорить о том, что С.Саргсян не сможет повторить показатели политического долголетия Бен-Али во власти. Я более, чем убежден, что время на часах армянского руководителя отсчитывает обратный ход…

Акпер Гасанов

Для нас информационная война — это национальная идея, для армян же генетическая неприязнь

Интервью 1news.az с заведующим отделом политического анализа и информационного обеспечения Администрации Президента Азербайджана Эльнуром Аслановым.

— Переговорный процесс, от которого многие ждали прорыва в 2010 году, по причине неконструктивной позиции Армении пребывает в подвешенном отношении. Накануне ожидаемой 24 января трехсторонней встречи на уровне глав МИД РФ, Азербайджана и Армении, президент Саргсян вновь выступил с рядом резких заявлений относительно Нагорного Карабаха. С чем Вы связываете подобную позицию Саргсяна и чего можно ждать в ближайшее время от переговорного процесса?

— Позиция Армении связана с постепенным, но все еще труднопризнаваемым, осознанием “тупиковости” ситуации в которую они сами себя загнали. С одной стороны Президент Саргсян понимает, что страна находится в крайне сложном экономическом и политическом положении. Внешний долг Армении составляет 50% от ВВП страны и продолжает расти, заработные платы на самом низком на Южном Кавказе уровне, постоянный отток граждан страны, который ведет к значительному сокращению населения страны, олигархический беспредел, беззакония в армии – все это лишь краткий перечень проблем с которыми сталкивается сегодня Армения.

Что остается в такой ситуации? Безусловно – сваливать все на внешнего врага, это лучшая возможность для армянского руководства переложить все с больной головы на здоровую. Однако проблема в том, что эффективного развития Армении не видать до тех пор, пока продолжается оккупация азербайджанских земель и демонстрация крайне близорукой внешней политики. Иррационализм руководства Армении заключается в том, что она отказывается от возможности мирным путем решить сложившуюся ситуацию, урегулировать конфликт, и таким образом способствовать экономическому развитию Армении. Вся риторика Саргсяна направлена на то, чтобы отвлечь внимание армянского общества от внутренних проблем и сконцентрировать на Карабахской проблеме. Таким образом, так называемый карабахский клан в руководстве Армении, пытается растянуть период своего пребывания у руля власти, хотя вполне очевидно, что армянское общество уже с трудом выдерживает политику экономического и политического прессинга нынешнего руководства.

— Армянская сторона постоянно стремится провести аналогию между Нагорным Карабахом и прочими проблемными регионами. К примеру, ранее армянское руководство многократно стремилось добиться признания аналогии между Косово и Нагорным Карабахом. Тем не менее, практически все ведущие мировые державы и международные организации указали на невозможность рассмотрения косовского сценария в качестве прецедента в Нагорно-Карабахском конфликте. Теперь армяне все чаще пытаются проводить аналогии между Южным Суданом и Нагорным Карабахом. Насколько обоснованны данные претензии армян?

— Армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт возник вследствие оккупации территории Азербайджана со стороны соседней Армении. Это историческая территория Азербайджана, на которой испокон веков проживали азербайджанцы. Веками эта территория принадлежала исключительно азербайджанцам, и только политика царской России изменила соотношение населения в данном регионе. По итогам Гюлистанского, Туркменчайского и Адрианопольского договоров более двухсот тысяч армян были переселены в Азербайджан из Персии и Турции, и в частности, на территорию Нагорного Карабаха. Естественно, это имело под собой важное геополитическое значение. Таким образом, царская Россия пыталась добиться двух основных целей. Первое – создание буферных территорий с христианским населением между Ираном и Азербайджаном и Турцией и Азербайджаном. Во-вторых, пыталось изменить в свою пользу соотношение христианского и мусульманского населения на Южном Кавказе. События апреля 1920 года показали, что планы царской России были позже реализованы советской Россией. В итоге, периодическими депортациями была создана мононациональная Армения. Изначальная суть армяно-азербайджанского конфликта лежит в данной исторической парадигме.

Ситуация в Косово и Судане в корне отличается от той, что мы наблюдаем в армяно-азербайджанском конфликте. Это совершенно разные случаи, как с исторической, так и правовой точек зрения. В Судане динкаязычное население Южного Судана самоопределяется. Для не имеющей государственности этнической единицы, группы и т.д. это вполне приемлемый правовой прецедент. Армяне же как нация уже самоопределились в государстве Армения.

Во-вторых, налицо реальное религиозное противостояние, и неприятие одной стороной жесткой политики, реализуемой другой. Как мы знаем, юг Судана столкнулся с проблемой исламизации. В нашем случае, во время начала конфликта в 1988 году о каком-либо религиозном противостоянии речи идти не могло, ибо отношение страны Советов к религии было однозначным. Хотя при этом факт наличия в центре Баку действующей Армянской церкви, армянского поселка, и даже так называемого «армянского базара» уже говорил о толерантности в данном вопросе. Даже сегодня несмотря на наличие конфликта в Азербайджане проживают 20 000 армян, функционирует информационное агентство на армянском языке, есть передачи на телевизионном канале. Может ли Армения представить что-нибудь аналогичное?

В-третьих, в ходе конфликта между Хартумом и Джубой погибло около 2 миллионов южан, многие из которых пострадали от засухи, голода и депортаций. В армяно-азербайджанском конфликте без крова, крыши над головой и нормальных условий проживания долгое время оставались более миллиона азербайджанских граждан насильственно изгнанных из Армении, Карабаха и семи прилегающих районов. Такому отношению подверглись не армяне, а азербайджанцы, которых жестко и бесчеловечно убивали в Ходжалы и других городах Азербайджана. Именно армянские террористические организации организовывали и проводили в Баку террористические акты в общественном транспорте.

Наконец, референдум в Судане проводится со стороны центрального правительства, а не преступной группировки, инициировавший сецессию и с этой целью развязавшей этносеператизм. Конфликт в Судане не идет между государствами, это внутригосударственное противостояние этнических групп Севера и Юга. Конфликт же вокруг Нагорного Карабаха идет между Азербайджаном и Арменией, которая оккупировала 20% территории Азербайджана.

Вот краткий список того каким образом эти конфликты как с исторической, так и с правовой точек зрения в корне отличаются друг от друга.

— В последнее время, в связи с известными событиями, ряд политических и религиозных деятелей Исламской Республики Иран принялся активно комментировать сугубо внутренние дела Азербайджанской Республики. Как Вы прокомментируете данные заявления?

— Взаимоотношения Ирана и Азербайджана формируются с учетом истории двух народов, которых связывают исторические, религиозные, культурные, и в какой-то мере языковые узы. На протяжении веков территории исторического Ирана и Азербайджана входили в состав единого государства, и наши народы разделяли общие ценности, воевали против общих врагов, оборонялись от общих неприятелей. Азербайджанские и иранские династии сменяли друг друга во главе таковых государств. В начале XX века, когда Каджары признав независимость АДР, создали с ним дипломатические отношения, Иран подтвердил тот факт, что Азербайджан и Иран – это два независимых государства. Ныне каждая из стран избрала собственный путь развития.

Порой приходится слышать речи некоторых неофициальных представителей Ирана о тех или иных процессах, касающихся Азербайджана. Естественно, до тех пор пока эти заявления звучат из уст отдельных людей или религиозных деятелей, не представляющих официальный Тегеран, все это может рассматриваться как плюрализм мнений. Хотя не всегда даже это отвечает тому духу исторических взаимоотношений и сотрудничества, который должен наличествовать между нашими государствами.

Отношения Азербайджана и Ирана в существенной степени формируются благодаря также и отношениям глав государств. Президент Ирана неоднократно высоко отзывался как о личности Президента Ильхама Алиева, так и о проводимой им политике.

Сегодня Азербайджан реализует не только многовекторную внешнюю политику, но и открытую, предсказуемую политику в отношении своих соседей. Это важный сегмент международных отношений. В свою очередь Азербайджан всегда ожидает от соседей аналогичного подхода к себе.

— Американская неправительственная организация Freedom House недавно опубликовала очередной отчет «о свободе в мире». Чем можно объяснить столь предвзятое отношение данного НПО к Азербайджану?

— Обсуждать деятельность тех, кого специально оплачивают для того, что издавать заготовленные по заказам доклады не считаю для себя необходимым. Я неоднократно говорил про эту структуру. Мнения своего я не изменил, и даже еще больше утвердился в нем. Деятельность Freedom House себя дискредитировала. Они живут категориями «холодной войны», ну и пусть живут. Если им так легче зарабатывать на жизнь, обеспечивать пропитание своих семей, так пусть критикуют сколько хотят. Зарабатывать –то им чем-то ведь надо.

Конечно, это не говорит о том, что мы привыкли к этим сотрясаниям воздуха. Но из года в год не видеть тех изменений, которые происходят в Азербайджане, явно говорит о меркантильных интересах, которые превалируют в деятельности этой организации. Их методология полностью ошибочна и не работает в нынешних условиях. Всем уже понятно, что эта организация критикует по заказу и только тех, кто ведет эффективную и независимую политику. До недавнего времени целый ряд стран, которые устраивали различных западных доноров, считались так называемыми «свободными», а после выборов и смены руководства, не успели и чернила высохнуть на избирательных бюллетенях, как они перестали таковыми быть.

— В том же отчете Freedom House Нагорный Карабах представлен в качестве спорной территории, что, несомненно, является неуважением к территориальной целостности Азербайджана. И, тем не менее, в отличие от прошлых лет в этом году оценка Freedom House изменилась. Из разряда «частично свободных» стран данное образование было перемещено в разряд «несвободных»… С чем по-Вашему связано подобное изменение мнения данной организации?

— Во-первых, Нагорный Карабах это не спорная территория. Это оккупированная территория. Это историческая земля Азербайджана. Президент Ильхам Алиев ведет мирные переговоры с целью возвращения всех оккупированных территорий под юрисдикцию, суверенитет Азербайджана. Таким образом, такой подход Freedom House уже в корне ошибочен.

Во-вторых, кто сегодня живет в Карабахе – военные, да старики. О каких категориях можно говорить в условиях, которые контролируются исключительно военными? Какие могут быть условия на территории, где правит преступный режим кучки управляемых из Еревана сепаратистов, преступников? О чем можно говорить, если эта зона все больше превращается в зону транспортировки наркотиков в Европу через Армению и далее? Freedom House просто констатировал то, о чем долгие годы Азербайджан громкогласно говорил на всех уровнях. Заказчики Freedom House где-то начали понимать, что завтра этими наркотиками будут пичкать их детей.

С другой стороны, выглядит странным изменение мнения в течение одного года. Однако, в контексте методов работы этой организации становится очевидно, что долгосрочные военно-политические договоры, подписанные в регионе в прошлом году стали основной причиной «несвободности» ереванских представителей в Карабахе.

— На днях Баку с официальным визитом посетил президент Еврокомиссии Ж.М. Баррозу. В ходе визита был подписан меморандум по энергетическому Южному Коридору, открывающий путь каспийскому газу на европейские рынки. Как Вы оцениваете результаты данного визита для Азербайджана?

— Визит Баррозу имел крайне важное значение. Во-первых, это отражение значимой роли и места Азербайджана как регионального актора, активно участвующего в обеспечении энергетической безопасности Европейского пространства.

Во-вторых, политика диверсификации энергетических путей, инициированная Президентом Ильхамом Алиевым открывает новые перспективы для Азербайджана как в экономическом, так и политическом аспектах. Азербайджан уже не просто мост, связывающий Восток и Запад, это центр региональной политики. Без учета мнения, позиции и политики Азербайджана реализовывать инициативы в регионе невозможно. Высокопоставленные чиновники ЕС эту истину осознают.

В-третьих, Азербайджан ускоряет интеграцию во взаимоотношениях с ЕС в рамках «Восточного партнерства». И этот визит будет служить дополнительным импульсом для реализации пунктов партнерства.

В-четвертых, Европейский Парламент, и лично Ж.М. Баррозу во время визита в Баку дважды четко отметил приоритетность принципа территориальной целостности Азербайджана в процессе урегулирования армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта. Должен буду огорчить армянские СМИ, которые уже пару дней муссируют этот вопрос и напомнить на будущее, что территориальная целостность Азербайджана признается всем мировым сообществом, несмотря вопли армянских «грифонов от аналитики».

— Сразу после обнародования содержания итогов переговоров в ряде оппозиционных и западных СМИ появились публикации, критикующие дружественную позицию ЕС по отношению к Азербайджану. Помнится, накануне визита Х.Клинтон в Азербайджан именно те же СМИ пестрели материалами аналогичного характера. Как, по вашему мнению, кто стоит за подобными публикациями и чего добиваются данные силы?

— Кто бы, чего бы не пытался добиться, Азербайджан идет по пути строительства открытого, демократического общества. Экономическая политика Президента Ильхама Алиева способствует тому, что уровень благосостояния граждан страны существенно изменился за последние годы. Меняется облик городов и районов. Открываются новые рабочие места. Градостроительство и новые инфраструктурные объекты обуславливают новые экономические показатели: в сфере туризма, услуг, информационно-коммуникационных технологий, промышленного производства, сельского хозяйств…

Образ жизни людей постепенно меняется, появляются новые стандарты, новые социокультурные факторы. Все это порой незаметно для привыкшего глаза, но при глубоком анализе отдельных частей нашей социальной действительности и соединении в единое целое можно осознать всю масштабность реализуемых в стране инициатив: начиная от экологических проектов вплоть до промышленных и геоэкономических инициатив. Поэтому если кто-то что-то пишет, так это всего лишь еще одно яркое свидетельство того, что реализуемая Президентом политика верна и демократическое развитие Азербайджана день ото дня совершенствуется. Демократия требует плюрализма, как политического, так и медийного. Он в стране на должном уровне. Хотя мы понимаем, что к сожалению, порой за такими публикациями стоят силы, которые не могут себе уяснить, что Азербайджан в своей независимости не отступит ни на йоту.

— В одном из своих выступлений Президент Ильхам Алиев особо отметил, что Азербайджан сегодня «переигрывает» Армению в информационной войне благодаря успешной наступательной дипломатии и активности диаспоры и азербайджанских медиа. Как Вы оцениваете текущее состояние в данном вопросе и какие на Ваш взгляд приоритетные направления необходимо развивать азербайджанской стороне, дабы еще более укрепить свое преимущество в информационной войне?

— За последние годы азербайджанской дипломатии удалось добиться перевеса в вопросе доведения истины об армяно-азербайджанском нагорно-карабахском конфликте. Это ежедневная, кропотливая работа, нацеленная на доведение истины. Мы ведем информационную войну за освобождение собственных территорий, армянский дипломат или чиновник, изначально работает на дезинформацию и ложь. Армянские представители в последние годы сталкиваются с массой нелицеприятных вопросов, которые им задают иностранные журналисты и официальные лица. Армения крепко закрепляется в сознании зарубежных коллег в качестве страны агрессора, где элементы независимости приведены в жертву внутренней узурпации власти, где олигархия перешла все мыслимые границы.

Успех информационной войны в том, что азербайджанское общество развивается, армянское полностью в регрессе. Мы концентрируем все свои силы, армянское общество же все больше испытывает внутренний разнобой. Мы повышаем благосостояние своих граждан, из Армении убегают еженедельно десятки семей, некоторые убегают даже в Азербайджан.

Наступательная внешняя политика, обозначенная Президентом Ильхамом Алиевым, уже дает свои результаты. Только за последние год открыты десятки интернет-ресурсов, которые раскрывают суть армяно-азербайджанского конфликта. Завершены съемки с зарубежными режиссерами фильма о трагедии в Ходжалы, и в скором времени пройдут презентации в европейских городах. Это история жизни беженца из Ходжалы, который сумел выжить. Это жизнь мальчишки, который выжил, выстоял и идет по жизни с одной целью – вернуться домой. Очень большая работа проводится генеральным координатором молодежного форума ОИК Лейлой Алиевой в рамках кампании «Справедливость Ходжалам». За последние годы эта стало общенациональным движением, в котором участвует вся азербайджанская молодежь.

За последние годы проведены десятки международных конференций по теме армяно-азербайджанского конфликта, изданы большое количество книг, и работа в этом направлении будет продолжена. В информационной войне против Армении участвует каждый азербайджанец, вне зависимости, гражданином какого государства он является, потому как для нас это национальная идея, для армян же генетическая неприязнь.

1news.az

Январская провокация 1990 года в Баку — ее идеологи, спонсоры и исполнители

Уже 21 год, как январские события 1990 года в Баку, ввод крупного контингента Советской Армии в столицу Азербайджана и последовавшее кровопролитие остаются одной из скорбных, но вместе с тем знаменательных дат новейшей истории нашей Родины.

В конце 1980-х гг., на фоне бездарной национальной и внутренней политики советского руководства во главе с Михаилом Горбачевым и затянувшегося социально-экономического кризиса, в разных республиках СССР началось национально-освободительное движение за независимость. Советский режим всеми силами, методом репрессий пытался остановить подъем национального движения в союзных республиках, но ничего кроме еще большего углубления кризиса не достиг.

В Азербайджане подъем национально-освободительного движения начался на фоне разгоравшегося армяно-азербайджанского Нагорно-Карабахского конфликта, инициаторами которого стали армянские сепаратисты в НКАО, их покровители в союзном руководстве и зарубежная армянская диаспора. Советское руководство во главе с М.Горбачевым, изначально приняло проармянскую позицию относительно Карабахского вопроса и тем более по поводу зарождавшегося национально-освободительного движения в Азербайджане.

Если подобные движения в других республиках, особенно национал-шовинистическое в Армянской ССР, воспринимались со стороны союзного центра как «нужный элемент перестройки, демократизации и гласности», то относительно азербайджанского движения сразу были выдвинуты клише «пантюркисты», «панисламисты», «националисты» и др.

Влиятельные научные и общественные армянские деятели (писатель националист Зорий Балаян, историк Сергей Микоян и др.) активно лоббировали карабахский вопрос за границей. В ноябре 1987 года в поддержку идеи переподчинения Карабаха Армении высказался советник Михаила Горбачёва Абел Аганбегян, председатель Экономического бюро Совета Министров СССР. И в Азербайджане, и в Армении это было воспринято как свидетельство поддержки Горбачёвым армянской кампании.

Сигналом к массовым депортациям азербайджанцев стали митинги в Ереване осенью 1987 года. Тогда же осенью 1987 года в Азербайджане стали появляться беженцы, в основном из Кафанского и Мегринского районов Армении. В ноябре 1987 года на железнодорожный вокзал Баку прибыли два товарных вагона с азербайджанцами, вынужденными бежать с юга Армении, из деревень компактного проживания азербайджанцев в Мегринском и Кафанском районах. 25 января 1988 года в Баку прибыло четыре автобуса с азербайджанскими беженцами из Кафанского района Армении.

В итоге к концу февраля 1988 года в Азербайджане находилось свыше 4 тысяч беженцев из Армении, которые размещались в Баку, Сумгайыте, Гяндже и других городах. Эти люди стали легкой мишенью армянских провокаторов и советских спецслужб заполонивших Азербайджан.

В итоге 28 февраля 1988 года происходят сумгайытские события, во время которых погибли армяне, азербайджанцы и представители других народов. Толпу погромщиков возглавил сумгайытский армянин Эдуард Григорян, лично убивший и изнасиловавший несколько армян, что дополнительно подтверждает наличие в этих событиях руки армянских эмиссаров, националистов и зарубежной диаспоры.

Отметим, что уже тогда в феврале 1988 года, армянские эмиссары планировали на фоне огромного притока азербайджанских беженцев в Баку устроить беспорядки в столице Азербайджана и затем кричать на весь мир о «геноциде многострадального армянского народа». Однако тогда им это в Баку сделать не удалось, и были инициированы беспорядки в Сумгайыте, которые сразу стали мишенью антиазербайджанской пропаганды, устроенной армянскими националистами и диаспорой на всех уровнях, куда доставали их руки. После инициированных советскими спецслужбами и эмиссарами из Армении в феврале 1988 года сумгайытских событий, началась открытая антиазербайджанская кампания в советской печати и телевидении.

Тем временем, зарвавшиеся армянские националисты вместе с руководством Армении приступили к полному насильственному изгнанию азербайджанцев. Чего стоит, например, выступление Р.Казаряна, члена-корреспондента АН Армении, на митинге в Ереване 4 ноября 1988 года, где он прямо призывал «с помощью отрядов», которые заранее были созданы «всячески обеспечить эмиграцию. Впервые за эти десятилетия нам предоставлена уникальная возможность очистить Армению. Я считаю это самым большим достижением нашей борьбы за эти десять месяцев», — взывал Казарян на митинге с участием партийного руководства Армении. (сб. «Армения: двадцать месяцев борьбы». Ереван, изд. АОД,1989, с.15).

27 ноября 1988 года. Масис. Армения. В селении Захмет армянскими бандитами зверски убиты 10-летняя девочка, 60-летняя женщина и трое молодых азербайджанцев. Казни совершались с целью устрашения мирного населения. В том же райцентре Масис была предана огню мусульманская мечеть. В Ереване сожжена мечеть, азербайджанская школа им. М.Ф. Ахундова и Азербайджанский драматический театр. Армянскими вандалами полностью разрушено азербайджанское кладбище.

В то же день в Гугарке (Армения) по свидетельствам очевидцев, в селении Шаумян армянскими бандитами совершены кровавые преступления, в результат которых зверски убиты и насмерть замучены свыше 10 азербайджанцев.

25-28 ноября 1988 года председателем исполкома Гугаркского района Гамлетом Саркисяном и председателем совхоза «Шаумян» Жорой Аракеляном было организовано убийство азербайджанцев. По этому случаю было возбуждено уголовное дело в Прокуратуре СССР и Армянской ССР.

В ноябре 1988 года в городе Спитак первый секретарь Спитакского городского комитета Коммунистической партии Норайр Мурадян, первый секретарь районного исполнительного комитета Коммунистической партии Ф.Абучян, главврач района Р.Багдарян, судья Э.Назарян, начальник милиции В.Саркисян, прокурор Аракисян в сопровождении нескольких вооруженных бородачей учинили расправу над азербайджанскими семьями.В итоге 36 человек, не выдержав изощренных пыток, погибли. 70 детей в возрасте от 5 до 12 лет были на глазах у родителей живыми замурованы в заранее заготовленной трубе длиной 20 метров и диаметром 1,5 метра. Еще 27 азербайджанских детей увезено в неизвестном направлении.

27-28 ноября 1988 года первый секретарь Спитакского райкома партии Норайр Мурадян якобы организовал вывоз азербайджанцев из Армении. Людей посадили в грузовые машины, но до места назначения они так и не доехали. Между русскими селами Лермонтово и Фиолетово эти невинные люди были заживо сожжены. В грузовиках находились дети, женщины, старики. Случайно оставшиеся в живых в течение 5 суток добирались через снежные перевалы Больших Кавказских гор до Казахского района Азербайджана», — рассказывает Сенубер Сараллы («Геноцид. Аннотация районов. Список погибших и жестоко убитых в Западном Азербайджане в 1987-1992 гг.»).

По рассказам выжившего 60-летнего Алиева Магеррама Абдул оглы мы узнаем об ужасающих актах насилия имевших место во время изгнания азербайджанцев из района Веди (Араратский район) Армении в 1988 году.

Вот свидетельские показания М. Алиева: «Пять вооружённых дашнаков насильно посадили меня в машину УАЗ и закрыв глаза увезли в неизвестном направлении. Приблизительно через 30 минут открыли мои завязанные глаза и приказали выйти из машины. Когда я вышел перед моими глазами на деревьях висели три женщины и четверо мужчин. Я не знал, где нахожусь, только понял, что на виселицах висели азербайджанцы. Потом мне приказали идти к речке, и тогда я понял, что это река Зянги, у которой лежали три трупа. Они заставили меня открыть лица этих трупов. Это была молодая беременная азербайджанка убитая с неродившимся младенцем. А рядом с ее трупом лежали её две малолетние дочери.

Увидев такое зверство, я потерял сознание. Когда пришел в себя, я увидел, что они привязали большими камнями семерых повешанных и убитую женщину с ее тремя детьми и бросили в реку Зянги. Один из дашнаков подошел ко мне и сказал: «Смотри турок, пока на земле живут армяне, везде и всегда с турками будем так поступать, а тебя не убиваем ради того что ты все это увидел и не забудешь до конца своих дней и передашь всем тюркам, что мы армяне будем мстить за своих бабушек и дедушек. Наш армянский народ всегда будет мстить: кровь за кровь».

Советское руководство и СМИ, молчавшие, когда армянские националисты, начиная с 1987 года, изгоняли азербайджанцев из Армении и Нагорного Карабаха, вдруг «очнулось» и подняло истерию по поводу «армянских погромов» в Азербайджане. Однако союзное руководство бездействовало, когда в течение 1987-1989 гг., из Армении при активном участии местных руководящих, партийных и правоохранительных органов, армянскими националистами насильно были изгнано 200 000 азербайджанцев. Согласно уточненным данным в результате депортации азербайджанцев из Армении в 1987-1989 гг. погибло 214 азербайджанцев, значительная часть которых были зверски убиты и замучены до смерти.

В декабре 1989 года в Армении отмечались празднества под лозунгом «Армения без турок!».

Тем временем, на фоне стекавшихся в Баку азербайджанских беженцев, армянские эмиссары готовили опять же по «сумгайытскому сценарию» почву для беспорядков Армянские идеологи национализма прекрасно знали, что рассказы прибывавших азербайджанских беженцев об ужасных бесчинствах, происходивших в Армении, станут причиной народного недовольства и возмущения в Азербайджане. Ситуацию также напрягало начатое армянскими националистами изгнание азербайджанцев из НКАО, которую армянские сепаратисты силой хотели присоединить к Армянской ССР.

Всего этого руководство СССР якобы «не видело», к тому же бездействовало, когда сотни тысяч обездоленных азербайджанских беженцев хлынули в Азербайджанскую ССР, что обернулось серьезным социальным кризисом, перешедшим затем в неуправляемую фазу. Вот тут уже союзное руководство открыто приняло позицию Армении, и стремилось во всем обвинить Азербайджан. Основной мишенью кремлевских властей стало растущее национально-освободительное движение азербайджанского народа. Ни в Москве, ни тем более в Ереване никто не говорил о причинах, приведших к критической ситуации сложившейся в Баку и других городах Азербайджана. СМИ и телеканалы, союзное руководство и особенно в Армении все говорили только о последствиях этой ситуации для армянского населения Азербайджана. Казалось союзная пресса и руководство «ослепли» поскольку ничего не говорили о насильственной депортации азербайджанцев, и все события армяно-азербайджанского конфликта видели в цветах раскрашенных армянскими националистами.

Вот, что пишут по поводу ситуации сложившейся в Баку в январе 1990 года руководитель управления «З» КГБ СССР Владимир Луценко и начальник отдела Валерий Хмелев пишут: «Вокруг Спитака в горных районах Армении жили азербайджанцы. Их начали выкидывать из домов, часто забирая вещи. И вот эта масса народу двинулась в Баку. Стихийно. А там их никто и не ждал. Дошли не все (были убиты или замерзли в горах), но многие. В Баку-то и началось самое ужасное: бездомные люди, да еще обиженные, начали вымещать свое зло на бакинских армянах».

Армянские авторы этой многоходовой провокации, начиная ее, вне всякого сомнения, ясно себе представляли всю цепь дальнейших событий. Судьба бакинских армян их совершенно не волновала — они им были нужны только как живой человеческий материал для всемирного черного пиара. С тех пор по нынешний день армянская пропагандистская машина неустанно использует «сумгайытские события», «бакинские события» как обоснование причин армянской агрессии против азербайджанских земель. Поставив факты и хронологию событий «с ног на голову» армянские агитаторы в течение 20 с лишним лет «греют руки и карманы» на армяно-азербайджанском конфликте.

Последовавшие затем в Баку кровавые события 19-20 января 1990 года четко проявили лицо армянского национализма, его идеологов, спонсоров и исполнителей — всех тех, кто повинен в разжигании армяно-азербайджанского конфликта. Но об этом подробнее позже…

Продолжение следует

Ризван Гусейнов

http://www.1news.az/analytics/20110118031931431.html