МОНЕТЫ БАКИНСКОГО ХАНСТВА

bakinskoue-xanstvo-monetiПериод XVIII-XIX  вв. был весьма важным периодом в истории Азербайджана. Феодальные междоусобицы, ослабление экономических отношений, преобладание натурального хозяйства, а также господство феодальной формы землевладения способствовали появлению на территории Азербайджана независимых и полузависимых государств,- ханств, меликств и  султанатств. К середине XVIII  в. местные феодалы образовали ханства в Карабахе, Урмии, Ширване, Гяндже, Баку, Нахичевани, Дербенте, Тебризе, Хое, Ардебиле и Карадаге. Кроме того, существовали более мелкие феодальные владения– Елисуйское, Арешское, Куткашенское, Казахское и Шамшадильское султанатства, а так же меликства в Нагорном Карабахе,- Хаченское, Варандское и др. Султанатства и меликства обычно находились в вассальной зависимости от ханств. Например, куткашенский, арешский и елисуйский султаны были вассалами шекинского хана, а мелики Нагорного Карабаха подчинялись Карабахскому хану. Наиболее сильными из азербайджанских ханств были Кубинское, Карабахское и Шекинское.
Среди этих ханств следует особо выделить Бакинское ханство. Распад государства Надир шаха Авшара способствовало образованию на территории на территории Апшеронского полуострова феодального государства,-  Бакинского ханства. 
Как отмечает Искендерова М.С., к  XVIII в. сухопутные караванные дороги, пролегавшие через Южный Кавказ и Иран, утратили свое былое значение. Наряду с этим постепенно центр восточной торговли перемещается в азербайджанские города, в частности в Баку, имевший наилучший порт на Каспийском море [1, 13]. В исследуемый период в состав Бакинского ханства входили такие селения, как  Гюздек, Кобы, Гокмали, Хырдалан, Хаджи-Хасан, Баладжары, Сараи, Масазыр, Новхана, Джорат, Фатмаи, Бинагада, Горадиль, Кюрдахана, Пиршаги, Маштага, Бильгя, Нардаран, Бузовыа, Шаган, Мардакян, Кала, Зыря, Тюркян, Дига, Амираджан, Сурахана, Бюльбюля, Рамана, Сабунчи, Забрат, Балахана, Кулей Магмут или Ахмедли, Кешла, Кюркент, Гоусан, Зых, Магомеди.
Бакинское ханство являлось типичным феодальным государством во главе с ханом. Во второй половинеXVIII в. престол Бакинского ханства последовательно занимали: Мирза Мухаммед-хан I (1747–1768 гг.); Мелик Мухаммед-хан (1768–1784 гг.); Мирза Мухаммед-хан II (1784–1791 гг.); Мухаммед-Гулу-хан (1791–1792 гг.); Гусейн-Гулу-хан (1792–1806 гг.). Вся административная, финансовая, военная, судебная была сосредоточена  в руках хана. При хане действовал Диван,  который, был совещательным учреждением, и собирался при первой необходимости, где рассматривались взимание податей, вопросы войны, мира и другие важные государственные дела. Хотя слово хана являлось решающим, он нередко считался с мнением беков, составлявших Диван, а также с шариатом и учитывал требования местных обычаев — адатов.
Бакинское ханство было богато наделено такими полезными ископаемыми, как нефть и соль. Основные нефтяные источники Апшеронского полуострова сосредоточивались в селениях Балахана, Сурахана, Бинагада, а в пяти верстах к югу от Баку находилась небольшая, но производительная Биби-Эйбатская нефтяная площадь.
Что касается другой статьи доходов,- соли, то она  добывалась в соляных озерах Масазыр, Зых, Кала, Балахана. Одним из ценных культур разводившихся в Бакинском ханстве был шафран, который использовался в красильном деле, как пряность, приправа, в качестве лекарства и дезинфицирующего средства. Более всего В Бакинском ханстве выращивался также хлопок в деревнях Маштага, Бильгя, Кала и Гоусан, где его посевы в основном орошали искусственным путем  — из колодцев. Иной раз урожай хлопка в Бакинском ханстве достигал 3000 пудов. Хлопок в основном использовался на внутренние нужды, небольшая часть его вывозилась.
Во II половине XVIII в. жители Бакинского ханства разводили марену, посевы которой, занимали небольшую территорию. В основном ее возделывали в некоторых селениях восточной части Апшеронского полуострова. Сбор ее корня, служившего красителем, ежегодно достигал 300 пудов. Марену в основном отправляли в Россию.
Жители некоторых селений Бакинского ханства, особенно селения Бузовна, возделывали кальянный табак. Предметом торговли в Бакинском ханстве было пряное растение  — зира (род аниса), которую вывозили в Россию. Почва  ханства  позволяла жителям  успешно  заниматься виноградарством и садоводством. Почти во всех селениях (исключая Гюздск, Кобы, Гокмали) имелись виноградники и фруктовые сады.
В  селениях, расположенных на побережье Каспийского моря, жители успешно занимались рыболовством. Наряду с ценными породами рыб, далеко за пределами ханства большим спросом пользовалась черная икра. Жители прикаспийских селений занимались промыслом осетровых рыб только для получения высококачественного клея [1, 33].  Икра и клей вывозились в большом количестве в Астрахань, а оттуда в иные российские города.
Ремесло в Азербайджане занимало одно из доминирующих мест и в исследуемый период здесь господствовал кустарный способ производства. В этот период в Бакинском ханстве были известны кузнечное, плотничное, красильное, лудильное, портняжное, башмачное, цирульное, шапошное шерстобитное, сапожное, штукатурное, слесарное, камнедробильное и многие  другие виды ремесел.
Наибольшего расцвета достигло ткачество, особенно ковроткачество. Бакинские ковры отличались своей технической и художественной обработкой. Коврами  особенно славились селения Бюльбюля, Амираджан и Сурахана. Их жители ткали ковры, отличающиеся прочностью и яркостью   красок.   Были   известны   ковры Апшерона,- «Новханы», «Горадиль», «Кала», «Хилабута», «Хилаафшан», «Фатмаи».
Почти во всех селениях Апшерона ткали паласы и переметные сумы. Ежегодно в 200 домах Бакинского ханства выделывали до 600 ковров и паласов разной величины и качества. В селениях Хурдалан и Хаджи-Хасан изготовляли ковровые изделия, применяемые в быту, попоны, чувалы и др.        Селения Апшерона являлись одновременно и сырьевой базой, снабжавшей ремесленников Баку необходимым сырьем. В частности из выращиваемого в близлежащих селениях и за пределами Баку хлопка выделывали бязь, незначительное количество грубого  бумажного холста, а также пряжу для производства хлопчатобумажных тканей, известных под названием «бакинские кумачи».
В свою очередь, развитие ремесел было связано с получением естественных красителей, для чего использовали не только марену и шафран, но и листья винограда, кожуру граната, различные цветы и
растения. Эти красители применялись как для окраски тканей и нитей, так и различных кожаных изделий, поскольку в Баку также занимались выделкой кожи, производством обуви, ремней, пряжек, седел и др.
В Баку занимались также изготовлением разнообразных металлических изделий из олова, железа, стали, которые в основном получали из России.
Развито было ювелирное дело. Большую известность за пределами ханства имели изготовляемые бакинскими мастерами женские золотые и серебряные украшения, браслеты, пояса с застежками, серьги и т.п. Процветало гончарное производство, чему способствовало наличие в окрестностях Баку глины разных сортов горшечной, трубочной, красной и черной, из которой выделывались красивые курительные трубки, производились некоторые виды керамической посуды.
Получило развитие плотничное и деревообделочное ремесла. Так как Бакинское ханство испытывало дефицит в  лесе, то необходимое сырье доставлялось из Талыша и Губы. Из дерева производили различные изделия для бытовых нужд. Во второй половине XVIII в. в городах Азербайджана, в том числе в Баку, ремесленники сосредоточивались в цехах,- аснафах (амкарах), объединявших представителей любою рода занятий.
Географическое положение и наличие удобного порта вызывали острую необходимость в развитии судостроительства. Баку был единственным центром судостройтельства в Азербайджане, которое главным образом базировалось на привозном сырье, в частности из Губы и Талыша. Поэтому в основном строили небольшие суда,- киржимы и сандалы. В связи с незначительной грузоподъемностью (от 50 до 100 человек), они были пригодны только для близкого плавания. Как свидетельствуют источники, большое число судов, принадлежавших бакинскому хану, несомненно, были одним из важнейших источников его доходов.
Торговля в Бакинском ханстве велась двумя путями  — сухопутно и морем. По караванным путям сюда привозили товары из Гянджи, Шеки, Шемахи, Губы, Сальяна, Тебриза и других городов Азербайджана, а отсюда отвозили их в самые отдаленные области Южного Кавказа и Ирана.
Удобные сухопутные торговые пути соединяли Баку также с Россией, Тифлисом, Ереваном и остальными городами Южного Кавказа. Кроме того, проживавшие в Баку русские, грузинские и армянские купцы вели активную торговлю как с азербайджанскими городами, так и с Россией, и с другими странами.
Как было отмечено, особое значение в азербайджано-русской торговле имел шелк-сырец. В Россию азербайджанский шелк вывозился в основном через Баку, куда он поступал из Шекинского, Шемахинского и других ханств, связанных с Баку сухопутными дорогами. Если Баку с Шеки, Шемахой, Гянджой соединяли сухопутные пути, то между Баку и Сальяном шла не только оживленная сухопутная торговля, но и торговля по водному пути на киржимах.
Большое количество каравансараев и овданов на территории Бакинского ханства могут служить доказательством обширной караванной торговли. Каравансараи представляли интерес и тем, что здесь наряду с торговыми операциями осуществлялись разного рода сделки купцов: понижение и повышение цен на товары и т.п.
В бакинской крепости и по сей день сохранились каравансараи, носившие название стран, откуда приезжали купцы: индийский Мултани, бухарский, лезгинский, армянский и другие. Так как в Баку был большой наплыв русских купцов, им в тесной бакинской крепости была отведена целая улица. Не случайно две улицы в крепости до сих пор сохранили название Большая Тверская и Малая Тверская.
Водный торговый путь в отличие от караванного был более выгодным и дешевым. Известно, что феодальные междоусобицы, многочисленные таможенные пошлины, грабежи и разбои препятствовали ведению спокойной сухопутной торговли и не раз были причиной периодического закрытия указанных путей. И хотя эти караванные дороги продолжали играть важную роль в торгово-экономических взаимоотношениях Бакинского ханства, бакинцы и приезжие купцы отдавали предпочтение морской перевозке товаров.
Бакинская гавань, была лучшей по своей безопасности на всем западном побережье Каспийского моря и не имела здесь себе равной. Доступная в любое время года, обширная и глубокая, она давала возможность помещаться здесь большому количеству судов.
Именно преимущество данного порта позволяли многим утверждать, что «Баку есть как бы самою природою указанный исходный пункт для морского сообщения чрез Каспийское море». Начиная с середины XVIII в. в связи с развитием русской морской техники, расширением русско-восточной торговли и активизацией русской флотилии в Каспийском море заметно возросла роль Баку, и в области транзитной торговли этот город занял одно из первых мест. Как справедливо отмечается в источнике, «главнейшая Российская в Персии торговля производится в городе Баке…». Перспективные прогнозы о развитии Баку даются в другом источнике: «…в каком бы положении морская каспийская торговля ни находилась, центром ея будет всегда Баку» [1, 58].
В торгово-экономических связях России с Азербайджаном и, в частности, с Бакинским ханством важную роль играла Астрахань, находившаяся на пересечении двух торговых путей. Это был необходимый узловой центр, посредством которого Бакинское ханство могло бы торговать с другими странами и городами как Востока, так и России. Несмотря на то, что астраханский порт замерзал в зимнее время, а сухопутная дорога, проходившая через Кизляр и соединявшая Астрахань с Баку и другими городами Азербайджана, действовала постоянно, купцы отдавали предпочтение морскому пути. Проходя по более дешевому, безопасному и выгодному волжско-каспийскому пути из Астрахани морские корабли доставляли в Баку за короткое время огромное количество разнообразных товаров.
В Баку привозилось из Астрахани больше товаров, чем в Дербент, а отсюда они развозились не только сухопутно в Шемаху, Шеки, Гянджу, Гарабах, Тифлис, но и на российских судах в Гилян и Мазандаран. Широкая торговля в Баку привлекала многочисленных купцов, разнородных по своему национальному составу.
Приезжали в Баку также индийские купцы, торговавшие как русскими и европейским товарами, так и ситцами, одеялами, медикаментами, шелковыми и шерстяными тканями из Индии и других стран Востока. В свою очередь, они вывозили в Индию шелк-сырец, белую нефть и другие товары. Богатые индийские купцы помогали деньгами и продуктами индийцам-огнепоклонникам, проживавшим в селении Сурахана, давали средства на постройку келий и храма на месте «вечных огней» — Атешгях. Удобное географическое расположение Бакинского ханства отражалось и на занятии его жителей, большая часть которых занималась торговлей. Значительный доход приносила внешняя торговля, в связи с чем крупное бакинское купечество владело большими капиталами.
Бакинское ханство из-за плохих почвенно-климатических условий не могло удовлетворить собственные нужды сельскохозяйственными продуктами, поэтому вынуждено было ввозить их в основном из Губинского и Талышского ханств, которые поставляли масло, сыр, муку, пшеницу, ячмень и др. Особое значение имела торговля Бакинского ханства с Шемахинским ханством, богатым шелком-сырцом. Удобное географическое положение Шемахи в центре северо-восточных областей Азербайджана позволяло купцам из разных мест вести здесь широкую торговлю.
Даже в условиях феодальной раздробленности в Азербайджанских ханствах чеканились серебряные  и медные монеты. По мнению Синициной Е.А., метрологическое строение денежной системы Азербайджанских ханств во второй половине XVIII в., осуществлялась по формуле n+ 1 1/ 4 данга иранского мискаля, где под числом n подразумевается определенное количество весовых стандартов номинала шахи, заключенного в монете, отмеченной местом и временем выпуска одного из этих ханств [2, 10].
В Бакинском ханстве существовал свой монетный двор, где чеканились монеты. Но, по данным Сейфедини М.А. и Байрамова Р.Ф., серебряных монет Бакинского ханского монетного двора до сих пор не обнаружено [3, 109]. Хотя в архивных материалах указывается, что Бакинский монетный двор выпускал анонимные аббаси, чеканившие из чистого серебряного рубля по 10–12 номиналов с примесью лигатуры.
Но возрастающая потребность в монете обусловила выпуск в конце XVIII в.- начале XIX в. в Бакинском монетном дворе медного фулуса  с чеканом «Бадкубе». Пахомовым Е.А. приводится образцы медного чекана, обнаруженного  на территории Дворца Ширваншахов и в селении Бузовна. В основном эти медные анонимные монеты обнаружены на территории Баку и Апшерона и чеканенны в Бакинском ханстве. Эти монетные находки, описаны в 9-ти томных выпусках монетных кладов Азербайджана и других республик, краев и областей Кавказа, под номерами 1489 и 2134 и 2135. Метрологическое исследование единичных экземпляров показывает, что вес Бакинского фулуса по сравнению с медными выпусками других ханств был наименьшим. Причиной тому была нехватка металла, необходимой для чеканки, что было характерно для всех ханств Азербайджана. Поэтому в Бакинском ханстве широкое хождение получили монеты других ханств Азербайджана.
Среди обнаруженного на территории Баку и Апшерона монетных кладов исследуемого периода имеются серебряные и медные монеты Гянджинского, Карабахского и Шемахинского ханств. В выпусках монетных кладов Е.А. Пахомова приводятся монеты чекана ханов Шемахи, найденных на территории Баку (№1210, №1215). Все это свидетельствует о наличии политических и торговых связей между ханствами. Монеты  других ханств  Азербайджана попадая на территорию Бакинского ханства могли впоследствии использоваться в качестве платежного средства.
Литература 
1. Искендерова М.С. Бакинское ханство. Баку: Çaşioglu, 1999, 212 с.
2. Синицина Е.А. Денежное обращение Азербайджана (Гянджинского, Карабахского, Шекинского, Бакинского, Дербендского и Кубинского ханств) во второй половине XVIII в.- первой четверти XIX в. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Специальность: 07.77.06.- Археология. Москва: МГУ им. Ломоносова М.В., 1992, 26 с.
3. Сейфедини М.А., Байрамов Р.Ф. Денежное обращение и монетное дело в Азербайджане XVI– XIX в. В 5-ти томах. Т. 5. Баку: Elm, 2001, 178 c.

Теймур Кулиев (кандидат исторических наук)

научный сотрудник сектора Нумизматики Института Археологии и Этнографии НАНА

Пентагон