Есть ли у иранского КСИР «красная линия» в борьбе с Америкой?

Николай БОБКИН |

Противостояние США и Ирана все больше похоже на подготовку к войне
После нападений беспилотников на два крупных нефтяных объекта в Саудовской Аравии ситуация снова дает повод говорить о вероятности войны на Ближнем Востоке, способной охватить обширный район от Израиля до Ирана.
В ночь на 14 сентября йеменское движение «Ансар Аллах» (хуситы) нанесло удар десятью беспилотниками по саудовским месторождениям нефти в восточной части страны. Официальный представитель военного командования хуситов генерал Яхья Сареа заявил, что атаки совершены беспилотниками с обычными и реактивными двигателями. Он потребовал от Эр-Рияда прекратить «агрессию и блокаду Йемена», иначе йеменская армия продолжит наносить удары по королевству «где угодно и когда угодно». Иностранцам Яхья Сареа предложил покинуть саудовские нефтеперерабатывающие заводы, ибо они могут быть атакованы «в любой момент».

Это нападение стало самым разрушительным ударом для Саудовской Аравии после начала войны в Йемене более четырех лет назад. В районе Абкайка, по которому нанесен удар, находится крупнейший в мире НПЗ, где перерабатывается около двух третей от общего объема производства Саудовской Аравии. Пожары привели к сокращению поставок нефти примерно на 5,7 миллионf баррелей. Понесенный нефтяной инфраструктурой саудовцев ущерб вызвал повышение мировых цен на нефть на 10 процентов, это самый значительный рост за последние десять лет. Аналитики ожидают дальнейшего повышения, если добыча нефти в Саудовской Аравии не будет восстановлена в ближайшее время. Есть мнение, что на это понадобятся недели.
Несмотря на то, что хуситы взяли ответственность за эти атаки на себя, главные вопросы остаются без ответа: откуда у них мощные ударные беспилотники и как им удалось поразить объекты в глубине территории Саудовской Аравии в 800 километрах от йеменской границы? Асимметрия военных возможностей сторон очевидна. Один из крупнейших в мире потребителей современного оружия оказался беззащитным перед беспилотниками стоимостью менее 1000 долларов и страной, которая бедна, дезорганизована и охвачена гражданской войной.
Саудовская Аравия объявила, что при атаке было использовано иранское оружие. Королевство намерено пригласить специалистов ООН и других международных экспертов для участия в расследовании ситуации. Тем не менее саудиты воздержались от того, чтобы указывать пальцем на Иран, обвинив его в нанесении ударов.
Зато госсекретарь США Майк Помпео сразу заявил, что за этой «беспрецедентной атакой на мировое энергоснабжение» стоит Тегеран. По его мнению, «нет никаких доказательств того, что нападения исходили из Йемена». Президент Трамп высказался сдержаннее. The New York Times предполагает, что Трамп «хотел бы избежать» военного конфликта с Тегераном, подчеркивая свою заинтересованность в дипломатии. Якобы Трамп не желает сужать поле возможных дискуссий с иранским руководством и не отказался от намерения привлечь иранцев к переговорам. «В какой-то момент это сработает», – в очередной раз заявил он. Через несколько дней откроется очередная сессия Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке, которую посетит и президент Ирана Хасан Роухани. Встреча Трампа и Роухани стала бы беспрецедентным событием, но, судя по сообщениям из Тегерана, вероятность ее проведения крайне мала.
Несмотря на то, что умеренные элементы в правительстве Роухани высказываются в пользу диалога, сторонники жесткой линии выступают категорически против. Их позиция поддерживается аятоллой Али Хаменеи. Лидер исламской революции назвал стремление Белого дома к переговорам обманом, подчеркнув, что официальные лица Ирана и США не будут вести переговоры ни в Нью-Йорке, ни где-либо еще. «Американская цель переговоров заключается не в том, чтобы найти справедливое решение, а в том, чтобы навязать свои грубые требования», – заявил аятолла Хаменеи. Он предлагает американцам «покаяться и вернуться к нарушенному ими ядерному договору», присоединившись к остальным участникам соглашения, ведущими диалог с Ираном.
С учетом решающего значения мнения аятоллы Хаменеи вопрос о переговорах Трампа с Роухани можно закрыть. Однако у США могут сработать другие сдерживающие факторы. У Вашингтона будут проблемы с мобилизацией региональной поддержки для военного выступления против Ирана. The Wall Street Journal признает, что атаки на нефтяные объекты королевства – это критическая проверка американо-саудовских отношений, особенно для Трампа и наследного принца Мохаммеда бен Салмана: оба сместили внешнюю политику своих стран в сторону конфронтации с Ираном, но успеха в этом не достигли. Эр-Рияд хотел бы нанести удар по Ирану американскими руками, но военные в США опасаются более широкой вооруженной борьбы.
И такие опасения не лишены оснований. Удары по нефтяным объектам в Саудовской Аравии можно рассматривать как демонстрацию силы иранцев. Корпус стражей исламской революции (КСИР) косвенно продемонстрировал свои боевые возможности с использованием союзников, каковыми в Йемене являются хуситы. КСИР вооружает своих союзников от Ливана до Йемена и обучает их ведению сложной войны с использованием беспилотников. Например, сохраняется возможность нанесения по Саудовской Аравии ударов со стороны Ирака, где местное шиитское ополчение также готово воевать на стороне Ирана. Поскольку признаков отказа Вашингтона от политики «максимального давления» на Иран нет, у Тегерана нет оснований менять стратегию противодействия силой Соединенным Штатам и их союзникам. И трудно оценить, где для КСИР проходит «красная линия» в применении этой силы.

Источник — fondsk.ru

КСИР – симбиоз армии, политики и экономики

США включили в список иностранных террористических организаций Корпус стражей исламской революции (КСИР) — элитные части ВС Ирана. Впервые в истории в антитеррористическом списке США оказалась структура признанного государства.

https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/14003

Число террористов в Сирии, на Ближнем Востоке и в мире в целом увеличилось

Обмен заявлениями между Вашингтоном и Тегераном о признании террористическими организациями, соответственно, КСИР Иранa и ВС США резко увеличил число террористов в Сирии, на Ближнем Востоке и в мире в целом.

Как известно,до последнего времени большинством членов мирового сообщества на территории Сирийской Арабской Республики (САР) официально признавались террористическими лишь радикальные исламистские группировки типа ИГИЛ и «Джабга ан-Нусра» (запрещены в РФ).

Кроме этого, Дамаск и Тегеран пытались навесить ярлык террористов на не желающих складывать оружия бойцов сирийской вооруженной оппозиции (ССА) и расценивали вторжение ВС Турции в северные районы Сирии как акты государственного терроризма. Эрдоган, в свою очередь, объявлял режим Асада и сирийских курдов террористами, а Лига арабских государств (ЛАГ) даже исключила асадовскую Сирию из своего состава и внесла в список террористических группировок союзников Дамаска – ливанскую «Хизбаллу». Примерно на таких же позициях были США, НАТО, монархии Персидского залива во главе с Эр-Риядом и Иордания.

Израиль считал террористическими все проиранские шиитские иностранные группировки в Сирии(«Хизбаллу», афганских, пакистанских, палестинских, йеменских, иракских наемников и добровольцев). Соответственно, иранские аятоллы называли Израиль террористическим государством.

Таким образом, после последних взаимных заявлений Вашингтона и Тегерана все участники сирийского вооруженного конфликта, за исключением группировки ВС России, оказались террористами. Эта враждебная риторика не только отодвигает сроки мирного урегулирования сирийского кризиса, но и провоцирует его дальнейшую эскалацию в регионе.

Очевидно, что озвученное в ходе очередного визита Б.Нетаньяху в Москву совместное российско-израильское предложение по созданию международной рабочей группы по нормализации ситуации в Сирии и проработки вопроса об удалении из Сирии иностранных сил было направлено на снижение напряженности в этой стране и вокруг нее.Ясно, что рано или поздно все иностранные войска должны будут покинуть Сирию. Но сроки реализации этого предложения и состав рабочей группы остаются под большим вопросом.

Формально, ВС РФ, КСИР Ирана и его иностранные шиитские сателлиты находятся в САР легитимно, по приглашению официальных властей. ВС Турции, США, Великобритании, Франции, Германии действуют без разрешения Дамаска и после завершения операции по разгрому основных сил ИГИЛ и «Джабга ан-Нусра» должны были покинуть страну. И хотя в условиях продолжающейся гражданской войны легитимность обеих сторон конфликта и позиция пока нейтральных курдов многими внешними игроками подвергаются сомнению, все же международное право на стороне Дамаска.

Американо-иранская чехарда со взаимными обвинениями в терроризме сводит на нет все предыдущие усилия по мирному урегулированию сирийского кризиса. Вряд ли в условиях нарастающей конфронтации и, по сути, гибридной или прокси-войны между США, Израилем, Турцией и Саудовской Аравией, с одной стороны, и Ираном, — с другой, можно найти компромисс по будущему государственному устройству Сирии. Скорее всего, эта страна надолго останется полигоном вооруженного противостояния вышеуказанных внешних сил.Фактический распад ее на три анклава (проиранский, протурецкий и курдско-американский)сохранится на неопределенное время. Вашингтон и Тегеран своими агрессивными действиями лишь загнали сирийскую проблему вглубь. В результате, все попытки мирных инициатив ООН и РФ в Женеве, Астане, Сочи или на других возможных площадках по Сирии пока не имеют никаких перспектив.

Ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Иванов Станислав Михайлович

http://ethnoglobus.az/index.php/vse-novosti/item/3526-%D1%87%D0%B8%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C-%D1%82%D0%B5%D1%80%D1%80%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B2-%D0%B2-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8-%D0%B8-%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B5-%D1%80%D0%B5%D0%B7%D0%BA%D0%BE-%D0%B2%D0%BE%D0%B7%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%B0

Хезболла и Латинская Америка

 

Кристина Фернандес де Киршнер

Федеральный суд Аргентины обратился в местный Сенат с просьбой рассмотреть вопрос о лишении неприкосновенности и последующем аресте экс-президента, а ныне сенатора Кристины Фернандес де Киршнер. Ей предъявлен ряд обвинений, одно из которых — сокрытие роли Ирана в теракте в Еврейском центре Буэнос-Айреса, произошедшем в 1994 году.

В рамках этого же дела санкционировано задержание бывшего помощника Киршнер Карлоса Дзанни, общественного активиста Луиса д`Элиа, а также помещение под домашний арест бывшего министра иностранных дел Аргентины Эктора Тимермана.

Экс-президента Кристину де Киршнер обвиняют также в коррупции, мошенничестве и отмывании денег. Но для Латинской Америки финансовые вольности высокопоставленных чиновников — скучные будни. А вот «сокрытие роли Ирана в организации теракта», в котором погибло 85 человек, а еще более 300 получили ранения — та самая «вишенка на торте», которая сделает процесс увлекательным. И, кроме того, снимет нынешних властей страны подозрения в том, что они пытаются расправиться с одним из главных своих политических оппонентов.

Для аргентинской разведки CIDE расследование двух громких терактов — взрыва автомобиля перед зданием израильского посольства в Буэнос-Айресе 17 марта 1992 года и самоподрыв смертника 18 июля 1994 года в здании Аргентинского еврейского культурного центра — не составило особых проблем. К октябрю 1995 было получено достаточно убедительных доказательств, что организатором атак была местная агентура Хизбаллы.

теракт в Буэнос-Айресе, 1994 год

Более того, параллельное расследование вел и израильский Моссад, который — через завербованного к этому времени высокопоставленного оперативника Хизбаллы — достаточно быстро установил всех причастных к этим терактам лиц. После чего приступил к их планомерной физической ликвидации. Так, в частности, одной — пусть и не главной — причиной устранение в 2008 году «неизвестными» руководителя спецслужбы Хизбаллы Имада Мугние послужило и то, что он был одним из организаторов взрывов в Буэнос-Айресе.

Хотя, по сложившейся традиции, Моссад не взял на себя ответственность за смерть Мугние — в этом не было никакой необходимости, поскольку данная операция относилась к тем «секретам» — кто убил и за что конкретно — о которых в узких кругах быстро становится широко известно.

Собственно, так до конца и нераскрытым в рамках расследования остался только один вопрос – о причастности к взрыву генерал-майора Ахмад Шаха Шераги, более известного под другим именем – Ахмад Вахиди. Который в 1981 году – в возрасте 23 лет — был назначен заместителем командующего Корпусом стражей исламской революции (КСИР) Мохсена Резаи по разведке, а в 1983 – перешел на работу в легендарный Аль-Кодс, отвечавший за проведение операций КСИР за пределами Ирана.

слева Ахмад Вахиди

Генерал Вахиди был одной из ключевых фигур операции по созданию движения Хизбалла, которая в том же году, когда Ахмад Шах получил назначение в Аль-Кодс, осуществила одну из наиболее известных своих операций – подрыв в Бейруте заминированного грузовика возле казармы морской пехоты США, в результате чего погибли 241 американских и 58 французских военнослужащих. Именно эта акция на долгое время стала визитной карточкой Хизбаллы. И, одновременно – оглушающе громким сообщением о том, что на Ближнем Востоке появился еще один серьезный игрок.

Но Вахиди занимался не только Левантом и Хизбаллой. В начале 90-х разведка Исламской республики начала активное проникновение в Латинскую Америку, и в первую очередь – в Аргентину. Казалось бы, где Тегеран, только начинавший приходить в себя после войны с Ираком — а где Буэнос-Айрес? Но Иран интересовали не политические секреты страны, а доступ к новейшим разработкам ее военно-промышленного комплекса, с 50-х годов бывшего безусловным лидером в этой сфере среди латиноамериканских стран.

Создание иранской агентурной сети изначально осуществлялось с привлечением оперативных возможностей Хизбаллы, поскольку к этому времени в Аргентине появилось немало эмигрантов из Ливана. Впрочем, вскоре в Тегеране поняли, что публика это не совсем надежна, а часть ее и вовсе склонна к тому, что все разведки мира считают главным грехом агентуры – несанкционированой активности, когда из каких-то личных или идеологических соображений агент совершает действия, которые резидент или курирующий офицер ему не поручали.

Буквально за пару лет иранцы получили в Аргентине весьма неплохие оперативные позиции и организация терактов им была совершенно без надобности. Наоборот, им нужна была «тишина», поскольку в местных политических и деловых кругах у них появились весьма перспективные контакты.

Но их агенты из местной подпольной ячейки Хизбаллы считали иначе. И вполне самостоятельно «заявили о себе» — с кровью, массовыми жертвами и последующей полной зачисткой спецслужбами – причем, в прямом смысле – всех, связанных с подпольем. «Эскадроны смерти» — команды ликвидаторов из полиции и спецслужб – давняя латиноамериканская технология, отработанная до мелочей…

Итак, причастность местной ячейки Хизбаллы к взрывам в Буэнос-Айресе не только была очевидной – ее никто никогда особо-то и не отрицал. Однако, на тот момент следствию, отрабатывавшему «иранскую причастность» к терактам, удалось установить лишь то, что руководство подполья действительно имели контакты с представителями иранской разведки, в том числе – пару раз встречалось с Вахиди во время его посещений Аргентины. Ни о какой причастности генерала КСИР к организации и осуществлению терактов ни тогда, ни сейчас доказано не было.

Все изменилось, когда в 2005 году, в период президентского срока Махмуда Ахмадинежада он стал заместителем, а с 2009 – и министром обороны Ирана. Именно после 2005 года вновь начали муссироваться слухи о его личной причастности к организации взрывов в Буэнос-Айресе. В 2007 году по заявке аргентинских властей, которые получили соответствующую информацию из Израиля, его объявил в международный розыск Интерпол. А в 2010 он был внесен в «черный список» США, как представитель иранского правительства, причастный к созданию «ядерного оружия Ирана». Что интересно – именно в это же время в интернета стала гулять версия о том, что Ахмадинежад был в числе студентов, захвативших в Тегеране посольство США. То есть, дискредитация иранских лидеров через «привязку» их к «международному терроризму» шла полным ходом.

Нужно отметить – не без успеха. В 2011 году власти Боливии выдворили Вахиди из страны, где министр обороны Ирана находился по приглашению местного военного ведомства. Публично сообщив, что оно оказывается, не согласовало с ним визит генерала. Ну и выразив надежду, что «случившееся не повлияет на отношения с Аргентиной».

Буэнос-Айрес всегда без особого энтузиазма относился к попыткам втянуть его в антииранскую кампанию и не особо усердствовал в отработке «иранского следа». Что, естественно, совершенно не устраивало Израиль, посол которого в Аргентине даже упрекал их в бездействии. Дело было даже не в том, что Кристина Киршнер как-то препятствовала расследованию. Наоборот, именно по ее инициативе в январе 2013 года на встрече в Эфиопии министров иностранных дел Аргентины и Ирана — Эктора Тимермана и Али Акбара Салехи – было подписано соглашение о создании независимой комиссии по расследованию обстоятельств теракта 1994 года.

Что удивительно, но это решение вызвало волну возмущения в Израиле, власти которого заявили, что ранее просили Аргентину «не попасть в ловушку, которую иранцы для них построили [этим соглашением – И.П.]». Поскольку, дескать, оно «приведет к улучшению отношений между двумя странами, но при этом теракт не будет по-настоящему расследован». Власти Аргентины тогда резко посоветовали израильской стороне не вмешиваться во внутренние дела другой страны.

Так и тянулась бы эта история до бесконечности, возможно – так и была бы похоронена в архивах, если бы не нашелся человек, решивший сделать на ней карьеру — прокурор Альберто Нисман. Именно он стал автором 500-страничного доклада, в котором утверждалось, что спецслужбы Ирана – Министерство разведки и национальной безопасности и КСИР — организовали в Аргентине, Бразилии, Парагвае, Уругвае, Чили, Колумбии, Гайане, Суринаме и Тринидаде и Тобаго сеть резидентур, главной целью которых является не сбор разведывательных данных, а именно подготовка и осуществление террористических нападений.

прокурор Альберто Нисман

Словом – масштабный заговор коварного Тегерана против Латинской Америки, не меньше. В 2009 году Нисман обвинил в косвенной причастности к взрыву 1994 года даже бывшего президента Аргентины Карлоса Менема, имеющего сирийские корни, – он якобы старался отвести внимание следствия от участия в теракте своего друга-бизнесмена, также сирийца по происхождению, Альберто Кануре Эдулы.

Вполне допускаю, что даже активность Нисмана закончилась бы ничем, если бы не три обстоятельства. Во-первых, в январе 2015 года в самом расцвете сил (51 год для мужчины не возраст) прокурор погибает при загадочных обстоятельствах. Власти Аргентины объявляют произошедшее самоубийством, что мало похоже на правду. Поскольку если принять эту версию, то придется признать, что покойный перед тем, как выстрелить себе в голову сначала сломал себе нос, отбил почку и несколько раз ударился об стену затылком.

А поэтому практически сразу появляется версия о том, что смерть федерального прокурора тесно связана с расследованием им «иранского заговора». При том, что в это же время Нисман вел расследование о коррупции в высших эшелонах власти, причем – в весьма деликатной сфере распределения государственных оборонных заказов.

Во-вторых, в этом же, 2015 году начинается атака политических противников на президента Кристину Киршнер, у которой заканчивается второй срок полномочий. Которая продолжается до сих пор и сотрясает Аргентину уже два года.

С обвинениями в коррупции, мошенничестве и прочем в отношении нее не очень пока срастается, и потому вновь извлечена из архивов история с «иранским следом» во взрывах 1992 и 1994 года.

Ну и, наконец, обвинять Иран в поддержке международного терроризма – тренд, переживающий сейчас, с подачи Израиля и саудитов, второе рождение. Причем, убедительных доказательств здесь и не требуется. Ни в Аргентине, ни в Вашингтоне, ни где-то еще. Поскольку все перешло уже в стадию «да помилуйте, все же об этом знают», и любая неясность, запутанность и неопределенность толкуются сейчас исключительно не в пользу Тегерана. Которому даже оправдываться нет смысла – он назначен виновным за все и везде. И ему остается сейчас утешаться тем, что хоть в извержении вулканов на Бали, Курилах и в Исландии его пока не обвиняют.

https://haqqin.az/news/118236