Россию «уходят» с Каспия

Савин А. С.

Не пора ли России сформулировать свои интересы в прикаспийском регионе и жестко их отстаивать вместо того, чтобы выдавать желаемое за действительное, подписывая незначащие конвенции? Очередное поражение в регионе может крайне негативно повлиять на прикаспийские регионы самой России и Поволжье.

АЛЕКСАНДР САВЕЛЬЕВ

Каспий, еще исторически недавно считавшийся внутренним советско-иранским морем (или даже озером) постепенно, но неуклонно становится морем международным.

После распада СССР прибрежных стран стало не две, а пять (Россия, Иран, Азербайджан, Туркменистан и Казахстан), при этом России достался самый короткий участок береговой линии — 695 км против 2320 км, например, у Казахстана.

Каждое из прикаспийских государств стремится к закреплению своих интересов в регионе с опорой на глобальных игроков, которые, в свою очередь, исходят из соображений глобальной конкуренции.

При этом, несмотря на то, что четыре из пяти прикаспийских государств представляют собой часть постсоветского пространства и входят в СНГ, противоречия между ними достаточно сильны — достаточно сказать, что переговоры по статусу Каспия длились около 20 лет и закончились в 2018 году подписанием Конвенции, которая является скорее протоколом о намерениях, поскольку по важнейшим вопросам содержит отсылки к пока не заключенным двусторонним и многосторонним соглашениям.

Иными словами, стороны договорились договариваться и дальше. И это после двадцатилетних переговоров, при том, что четыре из пяти стран состоят в общем интеграционном объединении — СНГ.

Исключительно богатый запасами углеводородов регион, да еще находящийся на перекрестке торговых путей, транспортных коридоров Восток-Запад и Север-Юг, не мог не привлечь самого серьезного интереса глобальных игроков: США, ЕС и Китая. По формуле Бжезинского «против России и за счет России».

Разумеется, при полном согласии постсоветских государств — членов СНГ.

Первым стартовал Азербайджан. В консорциум по строительству и эксплуатации нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан вошли англичане, американцы, французы, даже японцы, но не российские компании. Это был первый нефтепровод в бывшем СССР, построенный в обход и в конкуренции с Россией. Изначально убыточный, политический проект превратился в экономически оправданный после начала прокачки через нефтепровод казахстанской и туркменской нефти. Примерно в то же время США объявили Каспий зоной своих национальных интересов.

Это был первый пропущенный Россией удар.

По мере возрастания экономической мощи и экспортных амбиций Китая, возрастала его потребность в углеводородах, росло и понимание необходимости альтернативных транспортных коридоров.

Одним из первых приоритетных партнеров Китая еще до объявления инициативы «Пояс и путь» стал богатый минеральными ресурсами и имеющий выход к Каспию Казахстан. Это выглядело достаточно логично, особенно с учетом протяженной сухопутной границы между КНР и Казахстаном. Однако очевидно, что любой проект на постсоветском пространстве без участия России или хотя бы без учета интересов России конкурентен по отношению к России.

Сейчас в Казахстане проходят выступления против «китайской экспансии». Конспирологи говорят, что это — следствие отставки Назарбаева и сложного транзита власти, однако, влияние Китая на Казахстан очевидно и не может ограничиваться только экономическими рамками. Политическое обеспечение значительных инвестиционных проектов не то что неизбежно, а первично.

Не лучше дела в Туркменистане. Эта потенциально богатейшая «закрытая» страна закредитована КНР на более чем 10 млрд долл и поставляет около 80% своего экспорта энергоносителей в Китай. Но сообщений о росте благосостояния населения из этой бывшей советской республики не поступает. Нет и подтвержденной информации о каких-либо прорывных проектах сотрудничества с этим государством (тоже, напомним, постсоветским и членом СНГ).

На днях поступила информация о грандиозной сделке между Китаем и Ираном. Общий объем инвестиций в нефтегазовую отрасль Ирана определяется в 280 млрд долл. Обложенному санкциями Ирану инвестиции нужны как воздух, но не значит ли это, что вскоре Иран будет занимать прокитайскую позицию, в том числе и на Каспии?

Влияя на Иран, прагматичная КНР одновременно резко усиливает свои позиции в регионе, в том числе в прикаспийском, получает дополнительный аргумент в торговой войне с США и ослабляет Индию, свою давнюю соперницу — без Ирана проект Север-Юг гораздо менее эффективен.

А что же в России? Неужели не понимают, что различные глобальные центры силы вытесняют нас из стратегического региона?

Или полагаются на союз с Арменией, которая действительно является, в силу присутствия там 102-й базы, неким осложняющим контекст элементом? Но новые власти Армении уже доказали свою непредсказуемость. А что может быть хуже непредсказуемого союзника?

Не пора ли России сформулировать свои интересы в прикаспийском регионе и жестко их отстаивать вместо того, чтобы выдавать желаемое за действительное, подписывая незначащие конвенции? Очередное поражение в регионе может крайне негативно повлиять на прикаспийские регионы самой России и Поволжье.

Источник — REGNUM

МИД Ирана бьется за Конвенцию по Каспию

Зариф бьется за Конвенцию по Каспию

Без ратификации парламентами прикаспийских стран подписанной в Актау 12 августа 2018 года Конвенции о правовом статусе Каспийского моря никакие практические действия в этом регионе в новых условиях невозможны. Казахстан, Азербайджан и Туркмения эту процедуру уже выполнили, а в Иране и России она должна быть завершена до конца 2019 года. Но в Иране все непросто, и этот документ подвергается в парламенте жесткой критике со стороны консерваторов и некоторых религиозных деятелей.

Когда министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф во время визита в Норвегию на встрече с представителями иранской диаспоры заявил, что, «пока он жив, никто не посмеет отобрать хоть каплю Каспийского моря у иранцев», уточняя, что «никто не смеет претендовать на иранскую сухопутную и морскую территорию, в том числе на его законную часть Каспийского моря», стал ясно, что он с кем-то остро заочно полемизирует. Но с кем, и кто сейчас замахивается на «иранские сухопутные и морские территории»?
Заявление Зарифа прозвучало после завершившегося недавно в Туркмении Первого Каспийского экономического форума с участием всех прикаспийских стран, после чего во многих СМИ появились победные отчетные реляции. Первоначально казалось, что мы имеем дело с отголосками полемики, вспыхнувшей на этом форуме относительно перспектив реализации Транскаспийского газопровода (TANAP), по которому газ из Туркмении по дну Каспийского моря должен поставляться в Азербайджан, а далее через Турцию в Европу. Россия и Иран выступают против этого проекта, заявляя об экологических угрозах Каспию. Но позже стало ясно, что все нынешние размышления о TANAP — это все равно, что делить шкуру еще не убитого медведя. Ведь без ратификации парламентами прикаспийских стран подписанной в Актау 12 августа 2018 года Конвенции о правовом статусе Каспийского моря никакие практические действия в этом регионе в новых условиях невозможны.

В Казахстане, Азербайджане и Туркмении эта процедура уже состоялась, в Иране и России она должна быть завершена до конца 2019 года. Но в Иране все непросто, и этот документ подвергается в парламенте жесткой критике со стороны консерваторов и некоторых религиозных деятелей. Даже находящийся в эмиграции принц Реза Пехлеви раскритиковал иранское правительство за «каспийскую сделку», архитектором которой называют Зарифа. Его обвиняют чуть ли не в «национальном предательстве», обвиняют в пренебрежении интересами страны, настаивают на 50%, а не определенной 10% части Каспийского моря. И утрясти ситуацию за счет закулисных договоренностей пока не удается. Выступая 29 июля в парламенте, Зариф вынужден был сделать главный акцент на том, что «Иран не поступится своей территорией и будет жестко отстаивать исторически принадлежащие стране воды Каспийского моря».

Однако как долго будет продолжаться этот процесс в Тегеране сказать сложно, хотя бы потому, что иранский министр почему-то не акцентирует внимание на том, какая в итоге доля каспийского пространства будет принадлежать Ирану, станет ли в итоге она составлять 20%, как ранее настаивал Тегеран. Сложность еще и в том, что эта проблема в Иране очень политизирована. Есть силы, которые сравнивают Конвенцию с Туркманчайским договором 1828 года между Персией и царской Россией, в силу которого территория (ханства северного Азербайджана) была присоединена к России. Раздаются призывы не переносить иранско-российский альянс на сирийском направлении на Каспийский регион и т. д. Зариф оказывается в сложном положении. Поскольку его обвиняют в прозападных настроениях, имея в виду активное участие в подготовке с «шестеркой» ядерного соглашения.

Генерал от инфантерии Иван Паскевич и принц Аббас Мирза на подписании мирного договора в Туркманчае. 1828
А заодно утверждают, что на Каспии он следует чуть ли не в фарватере российской политики. При этом за скобки выводится то, что прикаспийским странам давно пора переходить от слов к делу и начинать развивать транспортную систему региона сообща, координируя свои действия на пятисторонней основе. Но проблема в том, как именно исторически и на метальном уровне Иран воспринимает не столько Россию, сколько соседние Туркмению и Азербайджан. С ними у Тегерана существуют определенные проблемы по разработке месторождений каспийского шельфа, расположенных на смежных участках морского дна Каспия. Поэтому парламентская битва в Иране за ратификацию Конвенции больше отражает существующее в стране непростое внутриполитическое противостояние, нежели разные оценки складывающейся геополитической ситуации.

В этой связи иранское издание Alef считает, что Зариф в острой дискуссии с политическими оппонентами должен упор делать на том, что «одно из достоинств подписанного документа — это то, что он не дает странам вне региона права использовать бассейн и акваторию для военного и иного судоходства и запрещает им создавать здесь морские военные базы. Равно как и то, что все пять стран не допускают, чтобы какая-то иная страна использовала бы акваторию, прибрежные зоны, а также небо для агрессии против какой-либо страны Каспийского бассейна». Остальные проблемы, по мнению этого издания, «вполне решаемы на основе двусторонних или трехсторонних соглашений между Ираном, Азербайджаном и Туркменией». Что дальше? Некоторые иранские эксперты полагают, что «сегодня вероятность успешной ратификации иранским парламентом «конституции Каспия» довольно высока».
Но другие считают, что «отдельные общественно-политические силы могут попытаться максимально осложнить и затянуть на неопределенное время процесс ратификации Конвенции». Так что будем ждать дальнейшего хода событий.

24 августа 2019
Станислав Тарасов

Источник — regnum.ru

Каспий тихо становится русским

Итоги первого Каспийского экономического форума показали доминирование именно российской повестки

Александр Запольскис
25 августа 2019

Иран запустил участок международного транспортного коридора «Север – Юг»

Россия и Индия ускорят создание коридора «Север-Юг»
Как Россия незаметно вводит в строй свой «Шелковый путь»
11-12 августа в Туркмении состоялся первый Каспийский экономический форум. В его работе приняли участие делегации пяти ведущих государств региона: России, Казахстана, Туркменистана, Ирана и Азербайджана. Он стал непосредственным результатом подписания Каспийской конвенции и очередным этапом развития механизмов сотрудничества прикаспийских стран.
Однако за обтекаемыми формулировками официальных дипломатических заявлений кроется целый ряд весьма разнообразных моментов. Некоторые из них можно считать позитивными. Например, весьма вялое внимание к саммиту со стороны западной прессы.

Еще каких-то 3-5 лет назад Каспий там преподносился чуть ли не как главный нервный узел планеты и ключевой регион обеспечения Европы углеводородами в ближайшем будущем. Опирающийся на добычу в Каспийской море проект «Южного газового коридора» позиционировался как полная замена российскому газу. Дело оставалось за малым – замкнуть добычу остальных прикаспийских стран на Азербайджан и далее – на трубопровод TANAP.
Требовалось лишь подвинуть Россию и Иран, что тогда подавалось как задача уже практически решенная. Но результат оказался иным. Фактически базовая концепция Каспийской конвенции и итоги форума полностью опираются не на прозападный, а как раз на российско-иранский подход к проблеме. Так что есть все основания считать, что в геополитическом противостоянии в регионе верх одержала Москва, а отсутствие истерики в западных СМИ означает фактическое признание очевидного со стороны наших геополитических конкурентов.

Они обычно истерят лишь когда считают достижимым добиться если не полного, то хотя бы частичного пересмотра результатов. Когда поражение выливается в разгром, они стараются дружно смотреть в другую сторону и не отсвечивать. А тут вроде как важнейший саммит прошел – и тишина. Разве что короткую заметку выпустили на Euronews. Впрочем, оно и понятно – нет у них методов против «Кости Сапрыкина».

В Туркменистане столкнулись два принципиально разных подхода. Казахстан, Туркменистан и Азербайджан, пусть и с некоторыми нюансами, выступали за развитие, в первую очередь, энергетических проектов. Все остальное как бы очень зыбко, а газ уже есть, и его хотят покупать в Европе. Значит главное – труба, а прочие вопросы могут подождать. Сколь угодно долго.

В свою очередь, Москва и Тегеран, в гораздо меньше степени зависящие от каспийских углеводородов, настаивали на комплексном развитии всех возможных отраслей и направлений. В первую очередь, для стимулирования роста взаимной торговли, расширения туризма, развития рыбного промысла в Каспийском море, а также формирования фундаментальных предпосылок для создания логистического коридора «Север-Юг», позволяющего создать надежную эффективную транспортную инфраструктуру от российских портов в Ленинградской области до иранских портов в Оманском заливе.

Последнее особенно важно по целому ряду долгосрочных глобальных причин. Такой транспортный коридор решительно снизит интересность Суэцкого канала и вообще сократит протяженность логистической линии из Индийского океана в Западную Европу, куда традиционно направляются 3/4 грузов. Автоматически изменится и международное значение Ирана. Это сегодня его можно называть страной третьего мира где-то на периферийной границе Ближнего Востока и Центральной Азии. Когда через его порты пойдут упомянутые выше грузы, мнение Тегерана неизбежно станет куда более важным.
Так вот, на первом Каспийском саммите победил российско-иранский подход. В первую очередь, участники решили развивать каспийские порты, совершенствовать дорожную инфраструктуру и формировать условия по облегчению трансграничного движения товаров и услуг. Каспий тихо становится русским. И это хорошо.

Источник — iarex.ru

Вызовы каспийского региона

Каспийский регион с его потенциалом и интеллектуальными возможностями прибрежных народов все громче заявляет о себе, как пространство поступательного процветания. Если еще двадцать лет назад о нем говорили, как о перспективном перекрестке, где сходились интересы мировых держав, то теперь государства Прикаспия уверенно заявляют о верховенстве национальных интересов в контексте международных программ. Их реализация зримо облагораживает социально-экономический ландшафт.

Экономический спурт Азербайджана, Казахстана и соседей стал возможен благодаря мудрости политических элит стран, которых объединяет не только  историческое прошлое, но и сходство стратегических приоритетов и  завоеванные достижения. К их успехам внимательно присматриваются и Туркменистан, и Узбекистан, правящие круги которых заявляют о желании наиболее полно интегрироваться в группу преуспевающих.

В августе 2018 года государства Прикаспия подписали Конвенцию о правовом статусе моря, наступил новый период в истории края с богатейшими сырьевыми ресурсами, транспортно-коммуникационной инфраструктурой и желанием народов осуществить смелые замыслы в программе возрождения. Однако большого продвижения в социально-экономическом развитии страны региона добились благодаря надежной стабильности. Она продолжает оставаться одним из важных составляющих планомерного и осмысленного развития суверенных государств.

Научно-практическую конференцию по теме «Каспийский регион: геополитика и мультикультурализм» в Академии госуправления при Президенте Азербайджана (АГУППА) открыл руководитель Бакинского международного центра мультикультурализма (БМЦМ) Реван Гасанов с вступительным словом, подчеркнув значимость политики мультиукультурализма, которой неизменно придерживаются государства региона. Будучи составной частью государственной политики Азербайджана, Казахстана и других стран, она выступает в качестве универсального сегмента, играющего роль регулятора в межнациональных и межрелигиозных отношениях.

В Азербайджане живут представители более чем пятидесяти наций и народностей, а в Казахстане – 103 народов и этнических групп. Достижение полной гармонии в обществах стало следствием взвешенной политики культурного плюрализма. Обеспечивая запросы и ожидания людей вне зависимости от их культурно-цивилизационной идентичности, она позволила консолидировать духовно-созидательный потенциал, настроить производительные силы на выполнение масштабных задач национального строительства.

Результаты более чем впечатляют, и понятно, почему зона Каспия превратилась в один из цветущих регионов Евразии, привлекая к себе внимание мировой элиты. Р.Гасанов заметил, что Азербайджан и Казахстан уверенно шагнули в глобальное пространство, как успешные субъекты, зарекомендовав себя в качестве дееспособных стран, которым удается развивать глобальный стабилизационный потенциал.

Это объясняет, почему Азербайджан был избран непостоянным членом Совета Безопасности ООН на 2012-2013 годы, а Казахстан впервые занял такую же позицию на 2017-2018 годы. В обоих случаях кандидатуры стран в ходе тайного голосования получили внушительное число голосов, заметно опередив конкурентов. Примечательно, что и Азербайджан, и Казахстан оправдали возложенные на них надежды, проявив высокую компетентность и  инициативность на ответственной позиции.

Региональная интеграция требует новых инициатив от стран-соседей для увеличения совокупного удельного веса региона в мировых показателях. Депутат Милли Меджлиса Фазиль Мустафа, говоря об этом, впервые озвучил новый термин «Тюркский мультиукультурализм», имея в виду важность раскрытия нереализованного потенциала родственных народов. Взаимопонимание между правящими элитами соседей он охарактеризовал в качестве стратегического преимущества, которое предоставляет уникальный карт-бланш новым поколениям активно разрабатывать новые коридоры взаимодействия.

Ф.Мустафа заметил, что сам факт отстаивания позиции Азербайджана в ОДКБ казахстанским лидером Нурсултаном Назарбаевым свидетельствует о высоком уровне взаимопонимания между странами и той доверительности, которая играет роль камертона для всех субъектов тюркского мира. По его мнению, совпадение политических и культурно-цивилизационных границ являет собой непреходящее благо, оно же настраивает народы на постоянный поиск новых связующих начал.

Депутат высоко отозвался об инициативе Нурсултана Назарбаева по поддержке национального киноискусства в своей стране, с помощью которого мир узнает много полезного и важного об истории тюрков, их вкладе в мировую сокровищницу достижений. Это еще один важный вклад в политику проникающего в тонкую ткань обществ мультикультурализма. На той платформе две страны могут совместно воспроизвести на свет новый остро востребованный совместный творческий продукт.

Член Милли Меджлиса Эльман Насиров сказал, что слагаемыми больших возможностей каспийских народов являются не столько энергоносители, сколько их приверженность к уникальным культурным ценностям и вера в силу мултикультурного образа жизни, который напрочь отвергает ксенофобию, все формы радикализма и возводит в ранг нормы уважение к человеческому достоинству. Сославшись на высказывания президента Илхама Алиева, он напомнил, что в Европе набирают силы экстремистские течения, кооперирующиеся с правыми политическими силами. Он сказал, что только приоритет культурного разнообразия способен перебороть риски, связанные с разгулом человеконенавистничества.

Наступательный стиль в экономике, гуманитарной сфере, на рыночных площадках с верховенством парадигмы доверия и взаимовыручки способна настроить новые поколения на заполнение вакуумов. Это и объясняет благосклонность президентов Ильхама Алиева, Нурсултана Назарбаева к активизации двустороннего взаимодействия, в результате чего диверсифицируются возможности извлечения рациональных результатов.

Старший консультант Отдела по межнациональным вопросам, вопросам мультикультурализма и религии Анар Ализаде, касаясь нынешней региональной конъюнктуры, подчеркнул, что взаимоотношения соседей должны строиться на верховенстве принципов мира, дружбы и взаимопонимания. Это позволяет создавать надежную платформу наступательного и продуктивного регионального содружества. На этой же базе можно рассчитывать на успех в борьбе с мировым террором с участием ключевых региональных игроков. Не случайно во всем, что касается добрых и эффективных инициатив, Азербайджан, его самодостаточные партнеры  фигурируют в качестве депозитариев конструктивных международных программ.

Участники конференции ответственный работник Фонда «Знание» при Президенте Азербайджана Исахан Велиев, замдекана кафедры политического управления АГУППА Сарханбей Худуев, генеральный директор Международного информационно-аналитического центра «Этноглобус» Гюльнара Инандж и другие заметили, что в силу созидательного напора местных элит, зона Прикаспия превратилась в мощный центр притяжения сил. Здесь идет диверсификация инновационных идей и замыслов, на базе которых множатся реализованные инфраструктурные и институциональные проекты. Так, Азербайджан в точном соответствии с видениями президента Ильхама Алиева превратился в удобный и функциональный транспортно-коммуникационный хаб на пересечении важных континентов и коридоров.

А в Казахстане усилиями главы государства Нурсултана Назарбаева удалось создать Международный финансовый центр «Астана». По замыслу автора это профильный хаб, который имеет шансы превратиться в ведущий финансовый центр Евразии. Темпы создания новых подразделений большого бизнеса и торговли превращают Каспийский регион в новый экономически полюс между развитыми Европой и Юго-Восточной Азией.

Символично, что лидеры региона Азербайджан и Казахстан имеют устойчивую репутацию в мировом рейтинге Doing business по защите миноритарных инвесторов.

За годы независимости в регион хлынули огромные инвестиционные потоки. С их помощью подтянулись национальные экономики, удалось создать разветвленную инфраструктуру, стимулировать защиту культурного наследия и многое другое. Будучи пионером в разработке каспийского шельфа, Азербайджан смог освоить инвестиции в национальную экономику в объеме более 30 миллиардов долларов. А из более чем 300 млрд. долларовых инвестиций в страны Центральной Азии на долю Казахстана пришлись порядка 70% от общего объема.

Реформенная программ государств Каспийского региона с инновационным ядром позволила странам выйти на новую волну модернизации, что немаловажно в непростых условиях со множеством рисков и вызовов. Политические лидеры, воздавая должное политике мультикультурализма, смогли настроить общества на единственно правильную волну осмысления собственной роли во времени и с нейтрализацией опасных тенденций. Это признает сообщество, справедливо рассматривая Каспийское пространство в виде устойчивого полюса активности и развития.

http://ethnoglobus.az/index.php/vse-novosti/item/3302-%D0%BA%D0%B0%D1%81%D0%BF%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D1%80%D0%B5%D0%B3%D0%B8%D0%BE%D0%BD-%E2%80%93-%D1%86%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%80-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%82%D1%8F%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F

 

 

 

Новый статус Каспия актуализирует тему Транскаспия

Борьба за влияние в стратегически значимом Каспийском регионе продолжается с начала 19 века.

На первых порах борьба за влияние на Каспии велась между Ираном и царской Россией, на смену которой пришел СССР.

После развала Советского Союза встал вопрос утверждения нового статуса Каспия с учетом интересов Азербайджана, Казахстана и Туркменистана.

Споры вокруг правового статуса самого большого озера в мире велись на протяжении более 20 лет. В итоге статус Каспийского моря был согласован на саммите с участием лидеров пяти прикаспийских государств.

12 августа 2018 года в Актау состоялся саммит, по итогам которого была подписана историческая Конвенция о правовом статусе Каспия. Документ, в частности, предусматривает, что:

— каждая сторона устанавливает территориальные воды, не превышающие по ширине 15 морских миль, которые отсчитываются от исходных линий, определенных в соответствии с конвенцией;

— каждая сторона устанавливает рыболовную зону шириной 10 морских миль, прилегающую к территориальным водам;

— разграничение дна и недр Каспийского моря на секторы осуществляется по договоренности сопредельных и противолежащих государств и с учетом общепризнанных принципов и норм международного права в целях реализации их суверенных прав на недропользование и на другую правомерную хозяйственно-экономическую деятельность, связанную с освоением ресурсов дна и недр;

— определение трассы для прокладки подводного кабеля и трубопроводов осуществляется по согласованию со стороной, через сектор дна которой должен быть проложен подводный кабель или трубопровод.

Одним из важных практических итогов принятия конвенции стало создание формата для обсуждения реализации проектов по прокладке подводного кабеля и трубопроводов.

Несмотря на то, что Иран присоединился к конвенции, Тегеран продолжает выражать обеспокоенность в связи с защитой морской фауны Каспия. Однако эксперты полагают, что истинной причиной недовольства Тегерана является конкуренция в энергетической сфере.

Противники конвенции в Тегеране считают, что Иран лишился 50-процентной доли на Каспии и довольствуется лишь 11 процентами.

Проект строительства Транскаспийского трубопровода для поставок туркменского газа по дну Каспия в Азербайджан, а оттуда — в Турцию и на западные рынки широко обсуждался в середине 90-х годов. Однако подписанный между Турцией и Россией проект по строительству газопровода «Голубой поток» оттеснил Транскаспий на задний план.

Подписание Конвенции о правовом статусе Каспия устранило правовые рамки для реализации международных проектов подобного рода.

Для предотвращения реализации этой инициативы Москва сделала ставку на развитие энергетических связей с Туркменистаном. Россия предложила Ашхабаду более приемлемые цены и объемы закупок туркменского газа.

Таким образом, Москва пытается отбить у Туркменистана желание реализовать проект строительства Транскаспийского газопровода.

При этом Азербайджан и Туркменистан могут воспользоваться новыми возможностями и ускорить процесс переговоров по проекту, который обеспечит выход туркменского газа на рынки Европы через Турцию.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D0%B9-%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%83%D1%81-%D0%BA%D0%B0%D1%81%D0%BF%D0%B8%D1%8F-%D0%B0%D0%BA%D1%82%D1%83%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D1%80%D1%83%D0%B5%D1%82-%D1%82%D0%B5%D0%BC%D1%83-%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%81%D0%BF%D0%B8%D1%8F-/1343128

NZZ (Швейцария): Россия укрепляет свой южный фланг. Конфликт с Украиной — лишь один из фронтов

Россия укрепляет свой южный фланг, а конфликт с Украиной — лишь один из фронтов, уверен Маркус Акерет в «Нойе цюрхер цайтунг». Из-за инцидента с Киевом вокруг Азовского моря Россия не видит смысла в дипломатических переговорах. Кремль считает свои действия оправданными. При этом стратегические помыслы Москвы простираются от Каспийского моря до Ближнего Востока, утверждает автор.

День 22 февраля 2014 года стал поворотным пунктом в отношении России к Украине — он разделил его на «до» и «после». В тот день большинство депутатов украинского парламента, Верховной Рады, проголосовало за смещение с должности уже уехавшего из Киева президента Виктора Януковича. По мнению большинства парламентариев и, вероятно, народа после всего, что произошло за несколько дней и месяцев до этого на Майдане, он уже был не вправе оставаться во главе государства.

С точки зрения Януковича, его приближенных, а также российского руководства это был переворот, который привел в действие цепную реакцию: (хорошо организованные) беспорядки на востоке страны, переросшие в кровавую войну и повлекшие за собой отделение Донецка и Луганска от центрального украинского государства, а также утрату полуострова Крым. Все эти события стали предпосылкой для российской реакции на эскалацию конфликта в Азовском море на прошлой неделе.

Российские средства массовой информации, правительство и президент вписали выстрелы по украинским военным кораблям, задержание 24 моряков и конфискацию трех катеров в эту схему. С точки зрения Москвы, не могло быть никаких сомнений в провокационных намерениях украинцев, тут же был найден и непосредственный виновник: украинский президент Петр Порошенко, боящийся того, что его не переизберут. По мнению Москвы, этим кризисом он хотел напомнить своим предполагаемым заказчикам в Америке и Европе об Украине и отвлечь их от своего фиаско во внутренней политике.

Изображая Порошенко подручным Вашингтона, в то время как президент Путин назвал его в конце прошлой недели еще и «партией войны», с которой так или иначе нормально договориться нельзя, русские выразили свое глубокое презрение к политической борьбе на Украине.

Одновременно с этим Путин объявил об облегчении украинцам возможности для проживания в России и упрощении для них процедуры обретения гражданства — асимметричная реакция на ограничения на въезд для российских мужчин, введенные Киевом в пятницу. Многим русским и спустя 27 лет после распада Советского Союза трудно себе представить, что Украина — это независимое государство, а украинцы — самостоятельная, равная им нация.

Хотя Путин попытался принизить значение инцидента и подчеркнул нерушимую близость обоих народов, не было предпринято ни малейшей попытки разобраться в происшедшем в ходе двусторонних дипломатических переговоров. Кремль также не проявил интереса к международному посредничеству, например, в рамках предложенного немецким канцлером нормандского формата. По мнению России, ситуация настолько ясна, что никаких дебатов по этому поводу не требуется. Страна считает себя правой и готова принять за это новые санкции, точно так же как и в 2014 году.

Право и реальность

Конфронтация между русскими и украинцами в Черном и Азовском морях нагнеталась в течение нескольких месяцев, а началась она сразу после аннексии Крыма Москвой. Но разгорелся конфликт только сейчас, и произошло это на первый взгляд из-за различных правовых точек зрения, а также из-за вопроса, как вести себя в реальности, которую украинцы по понятным причинам просто не могут принять.

Одним из последствий событий весны 2014 года стало то, что сегодня Керченский пролив де-факто (но не де-юра) полностью находится под российским контролем. Договор от 2003 года, регулирующий статус Азовского моря и свободу судоходства через пролив для судов обоих государств, формально действует до сих пор. Но еще четыре года назад российский министр иностранных дел Сергей Лавров указал на то, что теперь правила прохода через пролив — исключительная прерогатива России.

До начала строительства керченского моста, которое само по себе является правонарушением, этому почти никто не придавал значения. Вероятно, и российская провокация в прошлое воскресенье не планировалась задолго. Но когда украинцы со своей стороны решили действовать, исходя не из реальности, а из договора, Россия воспользовалась этим, применив самые агрессивные методы. Сыграло роль и желание отомстить за конфискацию Украиной в марте рыболовецкого судна «Норд», капитан которого, обвиненный в нарушении пограничного режима, ждет сейчас судебного процесса. То же самое Москва вменяет теперь в вину украинским морякам.

В России эйфории по поводу происшедшего не наблюдается. Там инцидент рассматривают как игру с огнем войны, это констатируют даже некоторые проправительственные комментаторы. В Москве есть и сторонники быстрого и победоносного похода с целью обретения сухопутного коридора вдоль Азовского моря от Мариуполя до Чонгара или Мелитополя — об этом напоминает военный публицист Павел Фельгенгауэр. Но некоторые высказывают и опасение, что тогда Россию будут окончательно рассматривать как партию войны.

То, в чем Путин обвиняет Порошенко, а именно в военных провокациях с целью повышения собственной популярности, он знает по собственному опыту. Но сравнение данной ситуации с национальным восторгом, вызванным присоединением Крыма, только вводит в заблуждение. Азовское море — это не Крым, оно не является для русских желанным историческим объектом. Конфликт на востоке Украины также оказался недостаточным для возбуждения этого эйфорического настроения. А открыто объявленную войну с Украиной вообще было бы трудно объяснить внутри страны.

Кое-что происходит и на Каспийском море

У активных действий России в Азовском море есть геостратегический подтекст, они нацелены далеко за пределы только одного этого небольшого региона. Фактический контроль России над внутренним Азовским морем практически лишил Украину возможности нормального использования строящегося военно-морского порта в Бердянске. После аннексии Крыма, имеющего огромную стратегическую ценность, Россия стремится также и к контролю — или же восстановлению своего контроля — над Черным морем, что однако наталкивается на сопротивление прибрежных государств-членов НАТО.

В тени конфронтации вокруг Азовского моря находится третье море на южном фланге России — Каспийское. Оно также внутреннее, но, тем не менее, имеет большое стратегическое значение. Так, в этом году оно сыграло определенную роль в конфликте с Украиной: через Волго-Донской канал Москва переправила из Каспийского в Азовское море два военных корабля, способных к нападениям на прибрежные территории.

Россия стремится к расширению своего влияния в Каспийском море. Каспийский флот помимо прочего хорошо оснащен большими и малыми крейсерами-ракетоносцами, артиллерийскими и десантными катерами. За прошедшие месяцы там проведено несколько военных учений, официально служащих отражению террористической угрозы, но сценарии которых, по мнению экспертов, скорее подходят для вторжения на побережье Черного и Азовского морей.

В Каспийске, расположенном южнее столицы Дагестана Махачкалы, военные строят новую военно-морскую базу Каспийского флота, главный порт которого сейчас находится в Астрахани. Этот южнорусский город находится в дельте Волги, но его географическое, климатическое и стратегическое положение неудачное: он удален от морского побережья на сотню километров в северной части Каспийского моря, замерзающей зимой.

Каспийск же занимает центральное положение: в его тылу — неспокойный Северный Кавказ, на юге — Азербайджан и Иран, а напротив — казахский порт Актау. Отсюда Россия способна дотянуться до Ближнего Востока — одна крылатая ракета «Калибр» уже была выпущена в Сирию с Каспийского моря.

Защита торговых путей

Для Казахстана и Туркменистана Каспийское море — важный экспортный маршрут. Китайская инициатива «Шелковый путь» соединяет тут Среднюю Азию с государствами Южного Кавказа и Черным морем. Эти торговые пути Россия хочет контролировать. Предварительное соглашение о статусе Каспийского моря, достигнутое в середине августа, закрепляет главенствующее положение России, прежде всего в военной области: договор предусматривает, что в море могут находиться только корабли прибрежных государств. Ибо постоянно возникают слухи об американском интересе к сотрудничеству с казахами в их каспийских портах.

Еще в тридцатых годах прошлого столетия в Советском Союзе родилась идея, которая сегодня именно в России восторга не вызывает — построить канал между Каспийским и Азовским морями. Сегодня этот проект лоббируют Казахстан и Китай. Он принес бы выгоду и России, дав ей возможность перемещать военные части между Черным, Азовским и Каспийским морями. Но России пришлось бы нести экологическую нагрузку от строительства в ее южных областях, кроме того, это косвенно способствовало бы диверсификации казахских, азербайджанских, туркменских, а также китайских торговых маршрутов.

Но все это дела более или менее далекого будущего. Чем активнее Россия будет стремиться обеспечить свои интересы на Ближнем Востоке, тем большее значение будут иметь для нее южные моря. Крым — главное звено в этом процессе, а Азовское море — одно из звеньев цепи.

https://inosmi.ru/politic/20181207/244178562.html

О чем договорились пять каспийских стран в Актау

google

Конституция Каспия. О чем договорились пять каспийских стран в Актау

Станислав Притчин

Однозначно назвать какую-то сторону выигравшей или проигравшей при разделе Каспия невозможно. С точки зрения принципов делимитации главными бенефициарами стали Казахстан и Азербайджан. Зато острая проблема региональной безопасности на море решена с максимальным учетом интересов Москвы и Тегерана

Двенадцатого августа в казахстанском прибрежном городе Актау произошло важное для всего Каспийского региона событие – на пятом саммите глав государств прикаспийских стран была подписана Конвенция о правовом статусе моря. Стороннему наблюдателю могло показаться, что все прошло слишком буднично: президенты Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркмении на один день прилетели в Актау, выступили на расширенном заседании, подписали конвенцию и еще несколько специализированных соглашений, дали пресс-конференцию и разъехались по домам. Однако этому дню предшествовали 22 года, заполненные напряженными переговорами вперемежку с бурными демаршами и длительными простоями.

Почему так долго

Более 20 лет понадобилось сторонам на то, чтобы провести 52 встречи на уровне заместителей министров иностранных дел, 12 министерских встреч, четыре президентских саммита. Много это или мало? Мировая практика показывает, что переговоры вокруг раздела границ могут длиться десятилетиями. Так было, например, с советско-американскими переговорами вокруг шельфа Берингова моря или с норвежско-российскими переговорами по разделу Баренцева моря. Канадско-датский спор вокруг острова Ганса длится с 1973 года, а с конца 60-х годов Оттава пытается договориться с Вашингтоном о статусе Северо-Западного прохода в Арктике.

Каспий изначально был еще более сложным объектом для раздела. Во-первых, в переговорах принимали участие не две и не три, а пять стран, каждая со своими интересами, подчас диаметрально противоположными остальным. Во-вторых, Каспийское море – это не далекий остров в Арктике. Каспий не только крупнейший водоем в центре Евразии, соединенный сетью судоходных рек, но и важный центр добычи энергоресурсов. Помимо этого, в акватории моря сосредоточено 90% генофонда осетровых. Очевидно, что каспийской пятерке было что делить. При таких стартовых позициях то, что переговоры удалось завершить всего за 22 года, выглядит немалым успехом.

К тому же еще в декабре прошлого года казалось, что про скорое подписание конвенции можно забыть. На последнем саммите в Астрахани в 2014 году президенты договорились не позднее чем через два года собраться вновь, чтобы подписать согласованный документ в одном из городов Казахстана. Но ни в 2016-м, ни в 2017 году встреча так и не состоялась, процесс, похоже, зашел в тупик.

Прорыв наметился в самом конце прошлого года. В декабре по итогам встречи министров иностранных дел пятерки в Москве глава МИД РФ Сергей Лавров неожиданно заявил, что все вопросы наконец согласованы и саммит состоится в 2018 году. То, что именно Россия пытается во что бы то ни стало довести переговорный процесс до конца, стало ясно 21 июня. В этот день официальный сайт правовой информации правительства России пошел на беспрецедентный шаг и опубликовал проект конвенции, показав тем самым, что российская сторона выполнила всю предварительную работу и готова подписать документ. Усилия официальной Москвы в конечном итоге дали результат, что и показала встреча в Актау.

Кто в выигрыше

Значимость состоявшегося саммита и подписанного на нем документа сложно переоценить. Документ определяет правила, по которым будет развиваться сотрудничество прикаспийских стран в сфере безопасности, экономической кооперации, защиты экологии, развития транспортного потенциала моря и так далее.

Важный вопрос: кто больше выиграл, а кто проиграл от подписания конвенции? Понятно, что однозначно назвать какую-то сторону выигравшей или проигравшей невозможно. С точки зрения принципов делимитации главными бенефициарами стали Казахстан и Азербайджан. Астана и Баку не только пролоббировали секторальный раздел морского дна в интересах недропользователей, но и сумели взять под свой контроль крупнейшие сектора с самыми значительными запасами нефти и газа.

Россия и Иран не смогли отстоять принцип кондоминиума, предполагающий совместное освоение ресурсов и богатств моря. Вместе с тем острая проблема региональной безопасности на море решена с максимальным учетом интересов Москвы и Тегерана, которые с самого начала переговорного процесса выступали категорически против появления на Каспии военных объектов третьих стран.

В итоге еще в 2007 году, на втором саммите в Тегеране, стороны согласились, что все споры на море будут решаться путем переговоров. Члены пятерки обязались не предоставлять свои территории третьим странам, если их деятельность будет угрожать интересам соседей по региону, и не размещать на Каспии иностранные военные базы.

Важна конвенция и с точки зрения глобальной повестки. После выхода США из ядерной сделки с Ираном и ввода нового санкционного пакета против его экономики ситуация вокруг Исламской Республики обострилась. Оказавшись под угрозой американских санкций, крупнейшие европейские компании, например французская Total, стали отказываться от участия в запланированных проектах. Обещания Брюсселя защитить европейский бизнес не смогли остановить бегство западных инвесторов из Ирана. В условиях, когда Тегеран фактически снова попал в международную изоляцию, страны региона, подписав конвенцию, выразили ему политическую поддержку и продемонстрировали, что прагматичные отношения на Каспии для них важнее, чем глобальные интересы США.

Транскаспийский газопровод

Важным спорным пунктом, препятствовавшим окончательному согласованию конвенции, был проект Транскаспийского газопровода, по которому Туркменистан намеревался поставлять газ на европейский рынок. Москва и Тегеран выступали категорически против, резонно опасаясь, что Ашхабад составит конкуренцию «Газпрому», а в перспективе и иранскому газу. Кроме того, прокладка Транскаспийского газопровода связана с серьезными экологическими рисками. Предполагаемый маршрут трубы должен пройти по наиболее глубоководной части моря, да еще и через сейсмоопасный район, где регулярно случаются подводные землетрясения.

Устроившее всех решение было найдено во время подготовки к саммиту в Актау. Двадцатого июля в Москве министры экологии прикаспийских стран подписали Протокол о воздействии на окружающую среду. Этот специализированный документ устанавливает условия реализации всех крупных проектов на море, потенциально опасных для экологии, будь то подводный трубопровод большого диаметра или буровая скважина.

Теперь если, к примеру, Азербайджан и Туркменистан договорятся построить подводный газопровод, им придется предварительно передать все параметры проекта на рассмотрение соседям. У тех будет 180 дней на то, чтобы изучить проект и представить свои требования и рекомендации по улучшению его экологической безопасности. После этого все заинтересованные стороны организуют консультации, чтобы окончательно устранить разногласия. Таким образом, Протокол о воздействии на окружающую среду повышает ответственность всей каспийской пятерки за экосистему моря.

Впрочем, выработка прозрачного механизма по согласованию Транскаспийского проекта не означает, что газопровод будет построен в ближайшее время, – для этого необходимо преодолеть много других серьезных препятствий. Во-первых, экономических. Пока еще никто не считал, какие потребуются инвестиции, чтобы запустить новые газовые месторождения в Туркменистане, проложить 300 километров трубы по дну моря и расширить инфраструктуру Южного газового коридора через Азербайджан, Грузию и Турцию. Как никто не считал, во сколько в итоге кубометр туркменского газа обойдется европейскому потребителю.

Во-вторых, есть еще препятствия дипломатические. Азербайджан, два месяца назад запустивший добычу газа на крупном месторождении Шах-Дениз-2, в среднесрочной перспективе не заинтересован в появлении конкурента на рынке стран ЕС. Не стоит также сбрасывать со счетов Китай, на сегодня – главного покупателя туркменского газа. Вряд ли Пекин легко согласится с потерей статуса важнейшего энергетического партнера Ашхабада.

Переговоры продолжаются

Несмотря на то что конвенция, специальные соглашения и протоколы регламентируют большую часть международного взаимодействия в регионе, это не означает, что пятерке больше нечего обсуждать.

До сих пор, скажем, не решен вопрос раздела ресурсов южной части моря. Конвенция предусматривает, что территориальные вопросы – это уровень двух- и трехсторонних переговоров. Так, Россия, Азербайджан и Казахстан поделили Северный Каспий еще в 2003 году и с тех пор осваивают ресурсы своих секторов. Ирану еще только предстоит это сделать на переговорах с Азербайджаном и Туркменистаном.

Кроме того, прикаспийские соседи заинтересованы в развитии экономического сотрудничества и совместных проектов, а для этого им необходима постоянная переговорная платформа. Неудивительно, что в коммюнике, принятом по итогам саммита в Актау, стороны договорились о проведении следующей встречи президентов в Туркменистане. Это означает, что востребованность в пятистороннем диалоге сохраняется. Так что саммит в Актау стал на сегодня самым важным, но не последним для Каспийского региона.

Источник — Московский Центр Карнеги

«Каспийский монстр» превращается в «Спасателя»: Россия собирается расправить свои крылья в Арктике

© РИА Новости, Сергей Мамонтов

Недавно в конструкторском бюро имени Р.Е.Алексеева объявили о намерении возобновить разработку и производство крупногабаритных воздушных экранопланов нового поколения «Спасатель», а также об их будущем размещении в районе Северного полюса.

Русские питают особые чувства к экранопланам: разработанный ими в середине прошлого века крупногабаритный экраноплан проводил многократные летные испытания в районе Каспийского моря; тогда он вызвал сенсацию в странах Запада, а страны НАТО даже прозвали его «Каспийским монстром». Однако вслед за развалом Советского Союза и окончанием холодной войны нужда в ракетных платформах для запуска сверхзвуковых противокорабельных ракет отпала, да и к тому же Россия была не в состоянии обслуживать все эти огромные устройства, поэтому множество экранопланов встали на якорь и начали медленно покрываться ржавчиной.

Таинственный летательный аппарат, поднятый «рукой Бога»

Вероятно, многие читатели пришли на этом моменте в замешательство, что это вообще за «экраноплан»? В таком случае, нам было бы неплохо заполнить этот информационный пробел.

В термине «экраноплан» под словом «экран» подразумевается экранный эффект, то есть эффект увеличения аэродинамических свойств и значительный рост подъемной силы самолета при уменьшении сопротивления крыльев самолета в процессе взлета, посадки и полета на низкой высоте. Во время этого процесса летательный аппарат выглядит так, как будто его мягко приподнимает какая-то неведомая сила — по этой причине, экранный эффект также шутливо называют «рукой Бога».

Экраноплан-десантный А-90 «Орленок»

Экранопланы обычно способны летать на расстоянии нескольких метров от земли или водной поверхности, по своей скорости приближаясь к самолетам. По грузоподъемности же они равны военным судам, а себестоимость перевозок у экранопланов намного меньше, чем у самолетов. Стало быть, ныне разрабатываемый российской стороной экраноплан нового типа «Спасатель» обладает еще более поразительными свойствами?

«Спасатель» будет спроектирован на основе классического советского экраноплана «Лунь». Он будет иметь длину 93 метра и размах крыла в 71 метр. Экраноплан будет оборудован колесным шасси и будет иметь возможность совершать взлет и посадку на ледяной поверхности. Наряду с этим, воздушное судно будет располагать особой воздушной подушкой, благодаря чему сможет скользить по поверхности моря и по промерзшему грунту. Летательный аппарат сможет оказывать содействие Северному и Тихоокеанскому флотам в формировании спасательных подразделений, которые будут заниматься поставкой продовольствия воинским частям, находящимся в отдаленных труднодоступных районах. Из-за своей исключительной пригодности использования в полярных районах, экраноплан «Спасатель» также прозвали «Арктическим чудищем».

Помимо всего прочего, «Спасатель» будет использовать стелс-технологии и технологии искусственного интеллекта, в нем будет размещена сверхпроводящая электрическая двигательная установка, способная поглощать шумы и заглушать радиоволны, инфракрасные волны, свет, звук, электромагнитные волны и прочие физические сигналы. Наряду с этим, он будет оснащен передовыми системами вооружения, которые в значительной степени повысят его стелс-характеристики, маневренность и способность проникновения к цели (преодоления системы противовоздушной обороны).

Российская армия на высшем уровне заявляла, что проходимость экраноплана будет превышать проходимость обычного корабля на воздушной подушке и что он идеально подходит для выполнения задач транспортировки и перевозки товаров через море. Его скорость значительно превысит скорость обычного военного корабля. При полете над морем экраноплан становится невозможно обнаружить с помощью радаров, при этом он становится недосягаем для таких видов вооружения, как наземные и подводные мины и торпеды. В настоящее время Россия уже включила в государственную программу вооружения работу по разработке и производству 600-тонного экраноплана нового типа.

Возможно, он станет «большим смертельным оружием», благодаря которому Россия подчинит себе Арктику

Несмотря на то, что по заявлениям России экраноплан «Спасатель» будет в основном применяться лишь для спасательных операций и оказания помощи в водах северного полюса, среди деловых кругов все же распространено мнение, что данная модель экраноплана сыграет важную роль в покорении Россией арктического региона.

Во-первых, из-за неблагоприятных климатических условий в арктических районах, в случае попадания кораблем в опасное положение обычные самолеты и корабли с трудом смогли бы добраться до места происшествия. «Спасатель» же легко способен выполнить быструю спасательную операцию в районе Северного ледовитого океана. В огромном корпусе «Спасателя» будут не только места для пассажиров — в него также будут установлены операционная комната и больничная койка, благодаря чему он будет выполнять функцию подвижного полярного госпиталя. Мобильный госпиталь также обладает существенной ценностью в повышении боеспособности и сохранении целости боевых частей.

Во-вторых, согласно требованиям военно-морских сил РФ, новая модель экраноплана будет иметь дальность полета в несколько тысяч километров; он сможет переносить не менее пятисот солдат в полном комплекте вооружения при максимальной скорости в 550 км/ч. Специалист по российской армии Александр Мозговой заявил, что возращение экранопланов в боевой строй вооруженных сил РФ — очень значимое событие, поскольку их экономичность и приспособляемость к арктическим условиям поможет в значительной степени уменьшить транспортные издержки Воздушно-комических сил России в регионе.

Центральное конструкторское бюро имени Р. Е. Алексеева, в котором был произведен на свет «Каспийский монстр», будет также отвечать за разработку и производство «Спасателя». По предварительным расчетам, прототип «Спасателя» будет готов к 2020 году, а в период с 2020 по 2023 он будет подвергаться разнообразным проверкам и летным испытаниям. По предварительным данным, к 2025 году «Спасатель» войдет в эксплуатацию вооруженных сил РФ, что поспособствует продвижению российского доминирования в Арктике.

Таким образом, пусть даже у россиян в карманах совершенно пусто, они все равно затянут потуже пояса и в первую очередь решат вопрос вооружения, с целью получить еще одно преимущество (помимо географического) в новом раунде арктического противостояния.

https://inosmi.ru/military/20180815/242977482.html?utm_source=adfox_flite_625411&utm_medium=banner&utm_content=2630611&utm_campaign=adfox_site-campaign_41589-63265&ues=1

«У Каспийского моря будет особый правовой статус»

google

Заместитель главы МИД РФ Григорий Карасин — о завершении 20-летних переговоров по Каспийской конвенции

В воскресенье, 12 августа, в казахском городе Актау пройдет 5-й Каспийский саммит с участием президентов всех прикаспийских государств — Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркмении. В ходе этого мероприятия должна быть подписана Конвенция о правовом статусе Каспия, работа над которой длилась более 20 лет. Статс-секретарь, заместитель главы МИД РФ Григорий Карасин рассказал корреспонденту «Ъ» Елене Черненко, чем все же решено признать Каспий — морем или озером.

— Какое значение придают в Москве саммиту в Актау?

— Можно сказать, что он замкнет символическое кольцо: начавшись в 2002 году в Ашхабаде, регулярные встречи глав пяти государств обогнули Каспийское море через Тегеран, Баку и Астрахань, и вновь возвращаются на восточный берег — в Актау. Дата тоже значимая — с 2007 года в прибрежных странах 12 августа отмечается День Каспия.

К празднику приготовлен очень хороший подарок. Наконец-то, после более чем двадцатилетних переговоров на суд лидеров будет вынесена Конвенция о правовом статусе Каспийского моря. С принятием этого комплексного международного договора в прошлом останется целый этап каспийской истории, начавшийся с распадом СССР, и начнется новый — нацеленный в будущее.

— Кому выгоднее всех принятие конвенции?

— Речь идет о заключении документа, основополагающего для системы взаимодействия в Каспийском регионе. Он принесет равную выгоду всем странам-участницам.

Конвенция не только значительно укрепит доверие между ними и безопасность на Каспии в целом, но и будет способствовать росту экономической кооперации, инвестиционной привлекательности и конкурентоспособности каспийской «пятерки», реализации совместных проектов, направленных на ускоренное развитие и полное раскрытие потенциала в самых передовых отраслях. Повышение предсказуемости и снижение различных рисков в одном из важнейших районов Евразии выгодно всем нам.

— Благодаря какой формуле после 20 лет переговоров все же удалось выйти на согласованный текст?

— Формула очень простая — взаимное уважение интересов, помноженное на чуткость к партнеру по переговорам.

— Как-то не очень реалистично звучит.

— Сейчас много говорится о формировании новых правил игры в международных отношениях. При этом в фокусе внимания часто оказываются либо полыхающие конфликты, либо яркие пиар-акции, не несущие никакой добавленной стоимости людям. Однако за эффектными жестами тех, кто стремится заполнить собой эфир, порой теряются возможно не столь броские, но действительно важные кропотливые усилия государств и народов по поиску компромиссов при решении сложных задач.

В результате многолетней дипломатической работы удалось реально сблизить заметно разнящиеся позиции, на которых изначально стояли пять стран — Азербайджан, Иран, Казахстан, Россия и Туркменистан.

— Но как?

— Без диктата и выкручивания рук. Мы пришли к приемлемому для всех кодексу поведения в нашем общем водоеме спокойно и прагматично. Мы же соседи и хотим жить мирно и дружно. На этой понятной всякому разумному человеку основе строится наше сотрудничество.

— Понимаю, что вы до подписания не можете углубляться в детали конвенции. Но тем не менее: согласно достигнутым договоренностям, Каспий — это море или все-таки озеро?

— Ни то и ни другое. У Каспийского моря будет особый правовой статус. Это объясняется набором специфических географических, гидрологических и иных характеристик. Оно представляет собой внутриконтинентальный водоем, который не имеет прямой связи с Мировым океаном, и поэтому не может рассматриваться в качестве моря.

Но одновременно в силу своих размеров, состава воды и особенностей дна Каспий не может считаться и озером. В этой связи к Каспийскому морю не применимы как положения Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, так и принципы, используемые в отношении трансграничных озер: на секторы разграничивается только его дно, суверенитет в отношении водной толщи устанавливается на основании других принципов.

— Проект конвенции, насколько известно, не вносил полной ясности в один из ключевых спорных вопросов — о размежевании дна. Означает ли это, что проблема разделения недр намеренно вынесена за скобки конвенции и будет решаться государствами вне ее?

— Прикаспийские государства уже давно нашли пути урегулирования подобного рода вопросов между соседями — на двусторонней и трехсторонней основе. То есть не в пятистороннем формате. На мой взгляд, те соглашения, которые ранее заключили между собой Россия, Казахстан и Азербайджан, а также Казахстан и Туркменистан, могут послужить примером и при делимитации в южной части моря.

При этом Конвенция четко фиксирует цели такого разграничения исключительно для недропользования и обязывает стороны проводить его путем переговоров на основе международного права. Прибрежные государства при завершении делимитации получают полную юрисдикцию над ресурсами своего участка дна. Но правовой статус покрывающих вод отличен, как я уже сказал.

— Россия активнее других сейчас разворачивает свои военные силы на Каспии. Насколько проект Конвенции учитывает интересы Москвы в этом плане, в частности в том, что касается передвижения военных судов по водоему и проведения учений?

— Не соглашусь, что Россия проявляет здесь большую активность по сравнению с другими странами. Все наши партнеры по Каспию энергично развивают свои военно-морские силы. И в конвенции мы условились четко зафиксировать общие принципы в этом вопросе.

Что касается интересов России, то они учитываются в полном объеме. Предусмотренный режим гарантирует свободу развития ВМС, плавания и действий российских военных кораблей в общем водном пространстве. Устанавливаются правила безопасного поведения кораблей в прибрежной зоне и в районах интенсивной хозяйственной деятельности.

Исключительная прерогатива прикаспийских государств в обеспечении безопасности в Каспийском бассейне дополнительно закрепляется протоколами к Соглашению о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспии 2010 года, которые также будут подписаны на саммите в Актау: о совместной борьбе с терроризмом и организованной преступностью, а также о плотном взаимодействии береговых охран пяти стран.

— Саммит в Актау последний?

— Отнюдь. Есть понимание, что набранный темп не только не стоит снижать, но и наоборот можно наращивать.

Если за все предыдущие годы мы наработали всего девять юридически обязывающих пятисторонних документов, то в Актау — помимо большого межгосударственного договора — ожидается подписание сразу шести новых межправительственных соглашений.

Ожидаем, что после принятия конвенции каспийский формат заметно окрепнет. Назрел вопрос о формировании постоянно действующей консультационной площадки.

— О чем идет речь? Вы формируете новую региональную структуру?

— Думаю, на саммите будут озвучены весьма интересные идеи. Давайте дождемся воскресенья.

Источник — Коммерсант

Россия и Иран получат инструмент, который позволит задержать строительство газопровода из Туркменистана в Азербайджан

google

Вместе с конвенцией о правовом статусе Каспия, которую президенты государств региона подпишут 12 августа, появится протокол по процедуре оценки воздействия проектов на окружающую среду, пишет газета «Коммерсантъ». По документу для строительства трубопроводов по дну Каспия нужно согласие всех прибрежных государств.

Таким образом, Россия и Иран получат инструмент, который позволит как минимум задержать возможное строительство газопровода из Туркмении в Азербайджан. Собеседники издания в газовой отрасли уточняют, что в обозримой перспективе шансы этого проекта в любом случае невелики.

Президенты пяти прикаспийских государств 12 августа в Актау подпишут конвенцию о правовом статусе Каспия. Конвенция разрешает прокладку газопроводов по дну Каспия только на основе договоренностей стран, через чьи сектора пройдет труба. Однако, как рассказали источники в двух российских ведомствах, вместе с конвенцией будет подписан протокол о процедуре оценки воздействия проектов на Каспии на окружающую среду. Также рассматривается вариант, при котором этот документ накануне подпишут министры экологии и природопользования или главы внешнеполитических ведомств.

Протокол предусматривает согласование крупных проектов на Каспии, в том числе прокладку трубопроводов, на основе консенсуса всех прибрежных государств.

«Из документа ясно следует, что лишь национальной экологической экспертизы проектов или же международной экспертизы (осуществленной внерегиональными структурами — ред.) недостаточно. Одобрение на строительство должно быть получено от всех пяти прикаспийских стран», — пояснил один из собеседников. По его словам, конвенция и протокол «увязаны» друг с другом. При этом чиновник подчеркнул, что «ни о каких искусственных барьерах» речь не идет. «Вопрос связан исключительно с минимизацией экологических рисков», — настаивает собеседник.

Нерешенный статус Каспия до сих пор являлся одним из главных препятствий для строительства Транскаспийского газопровода, который позволил бы Туркмении (четвертой стране в мире по размеру запасов газа) поставить газ в Европу в обход России через Азербайджан, Грузию и Турцию. Проект активно обсуждался в Европе в конце 2000-х годов как возможная альтернатива закупкам российского газа, но в последние годы интерес со стороны европейского газового бизнеса угас. По словам собеседников, это связано с неясными перспективами спроса на газ в Европе, падением цен на него, а также высокой стоимостью похожего проекта — газопровода из Азербайджана в Южную Италию (Южный газовый коридор), бюджет которого составил $45 млрд.

Собеседники в газовой отрасли не видят прямых рисков того, что теперь Транскаспийский газопровод получит новую жизнь даже в отсутствие протокола. Они отмечают, что Туркмения законтрактовала значительные объемы газа для Китая, причем этой зимой не полностью выполняла контракт. Планируется четвертая ветка газопровода Центральная Азия—Китай на 35 млрд кубометров с вводом в 2020 году, что потребует от Туркмении наращивания добычи. «В горизонте минимум десяти лет мы не ожидаем, что туркменский газ попадет в Европу», — говорит собеседник в правительстве, отмечая, что долгосрочные прогнозы дать сложно.
Подробнее: ca-news.org/news:1461526/?f=cp

Иран и Туркмения согласились поделить Каспий после 20-летнего спора

Иран и Туркмения согласились на разграничение акватории моря по срединной линии, разрешив тем самым спор, который длился более 20 лет. В итоге глава российского МИДа Сергей Лавров сообщил 5 декабря о том, что проект конвенции о правовом статусе Каспийского моря практически готов. Подписание проекта планируется в первой половине 2017 года в Казахстане.

Каспийское море

В советское время 86,2% Каспийского моря принадлежало СССР, 13,8% — Ирану. После распада СССР в 1991 году число прикаспийских государств выросло до пяти — Россия, Иран, Казахстан, Азербайджан и Туркменистан, и потребовалось принять новое соглашение по правовому статусу Каспия. Рабочая группа по определению статуса была создана в 1994 году, тогда же стороны начали готовить конвенцию. Но, как напоминает ТАСС, серьезным барьером стало различие позиций сторон по разграничению дна водоема, а также споры о территориальной принадлежности крупных углеводородных месторождений на морском шельфе. В частности, Иран настаивал на создании пяти равных секторов (по 20%).

«Известно, что яблоком раздора выступал принцип разграничения акватории Каспийского моря. Казахстан, Россия и Азербайджан исходили из принципа срединной линии. В то время как Иран и Туркменистан не соглашались с этим принципом. Но по прошествии времени мы видим, что позиции Тегерана и Туркменистана изменилась. На сегодня все страны исходят из того, что принцип срединной линии будет принят в качестве основополагающего принципа», — сообщил 6 декабря эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента Казахстана Жумабек Сарабеков в ходе видеомоста, организованного агентством «Россия сегодня».

Каспийское море — крупнейший на Земле замкнутый водоем, который причисляют как к озерам (бессточный водоем), так и к морям — из-за очень больших размеров. Расположено на Евразийском материке. Его протяженность с севера на юг составляет примерно 1200 км, ширина с запада на восток — от 195 до 435 км. В Каспийское море впадает свыше 130 рек, наиболее крупные из них – Волга, Урал, Терек, Сулак, Самур. Природные ресурсы моря включают свыше 500 видов растений и 854 вида рыб, из них около 30 имеют промысловое значение: белуга, севрюга, стерлядь, судак, осетр и другие. Прогнозные углеводородные ресурсы Каспия (нефть и газ) оцениваются в пределах 18 млрд тонн условного топлива, доказанные запасы — до 4 млрд тонн. Это второе место по объему запасов нефти и газа после Персидского залива.

http://www.centrasia.ru/news.php?st=1512626280

Россия — «неадекватна», а Иран? Туркмения начала конфликт на Каспии

Туркмения обвинила Россию в неадекватности и промолчала об Иране: Ашхабад открыл «газовые» карты
Взаимный интерес Европы и Туркмении в энергетической сфере сегодня выглядит естественным и обоснованным — как экономически, так и коммерчески. Об этом, как передает корреспондент ИА REGNUM, говорится в официальном заявлении МИД Туркмении.

В ней отмечается, что в мае 2008 года, между Туркменией и Европейским Союзом был подписан Меморандум о сотрудничестве в энергетической сфере. С этого времени на регулярной основе стали проводиться туркмено-европейские встречи на различных уровнях, создана специальная рабочая группа на уровне руководителей энергетических агентств. Логическим результатом данного процесса стало утверждение 12 сентября нынешнего года Европейским Союзом мандата Еврокомиссии на ведение переговоров о строительстве Транскаспийского газопровода. «Этим событием, по сути, дан старт переговорному процессу, с участием заинтересованных сторон, по выработке документа, в котором будут четко определены принципиальные положения, связанные с поставками природного газа из Каспийского региона в Европу. Идет нормальный, цивилизованный процесс сотрудничества между суверенными и равноправными субъектами энергетического рынка. Это, однако, вызывает неадекватную реакцию со стороны некоторых официальных лиц и ряда средств массовой информации России. Так, в частности, заявляется о якобы имеющихся экологических рисках при строительстве и будущем функционировании трубопровода по дну Каспийского моря. Аргумент избитый, из разряда «дежурных» и используемых до оскомины часто — к месту и не к месту. Всем известно, что гарантия экологической безопасности в современном мире является непременным и основополагающим условием любого инфраструктурного проекта, в том числе трубопроводного — будь то по дну Каспийского, Балтийского, Черного или какого-то другого моря. Сегодня ни один серьезный инвестор попросту не станет участвовать в проекте, не обеспеченным необходимыми гарантиями с точки зрения экологии. И Туркмения неоднократно, в первую очередь на самом высоком уровне, заявляла о том, что при строительстве Транскаспийского трубопровода будут соблюдены все соответствующие международные стандарты. То же самое подчеркивают и наши европейские партнеры», — отмечается в документе туркменского внешнеполитического ведомства.

По мнению официального Ашхабада, еще один «аргумент», призванный посеять сомнения в законности строительства Транскаспийского трубопровода — неурегулированность правового статуса Каспийского моря. «Здесь нужно отметить, что правовой статус водоема обсуждается уже почти два десятилетия. Что не мешает прибрежным государствам в течение всего этого времени самостоятельно осуществлять различные виды деятельности на Каспии — судоходство, рыболовство, добычу полезных ископаемых и т. д. Одновременно прикаспийские государства выстраивают схемы двустороннего и многостороннего взаимодействия в тех или иных сферах, заключают соответствующие договора и соглашения. До настоящего времени никто не считал такие действия нелегитимными и не пытался ограничивать их по причине отсутствия документа о правовом статусе Каспия. В этой связи возникает вопрос: почему же Туркмения, будучи суверенным государством, не может вместе со своим партнером — таким же суверенным прикаспийским государством — приступить к реализации взаимовыгодного трубопроводного проекта? Строительство Транскаспийского трубопровода — это суверенное право государств, по участкам дна которых он будет проходить, и потому этот проект может осуществляться только с согласия этих государств и не нуждается в получении каких-либо дополнительных «разрешений», — считает МИД Туркмении.

В заявлении подчеркивается, что «на этом фоне вызывает недоумение избранная российскими официальными структурами позиция в отношении сближения Туркмении с Европейским Союзом в энергетической сфере. Тем более, что речь идет о государстве, связанном с Россией историческими узами дружбы и стратегического партнерства».

«И потому в данном случае обращает на себя внимание даже не сама аргументация, слабость которой очевидна, а контрпродуктивная постановка вопроса, направленная на искажение сути и содержания энергетической политики Туркмении. Туркмения неоднократно заявляла, что категорически выступает против политизации трубопроводных проектов. Осуществление Транскаспийского маршрута диктуется не политической конъюнктурой, не желанием ущемить чьи-то интересы, а объективными потребностями экономического развития страны, реальными взаимными выгодами для всех участников проекта, обоснованными оценками собственной ресурсной базы. Экспорт энергоносителей в европейском направлении — один из приоритетов международной стратегии Туркмении, и значение Транскаспийского проекта в этом контексте является ключевым. Работа с европейскими партнерами идет в деловом и конструктивном ключе, и она будет продолжена. Что же касается возникающих в этой связи вопросов, то Туркмения готова к их прямому и открытому обсуждению со всеми заинтересованными сторонами на основе взаимного уважения, ответственности и непредвзятой оценки современных тенденций мирового развития», — заключается в документе МИД Туркмении.

Напомним, что 12 сентября решением Совета ЕС утвержден мандат Еврокомиссии на трехсторонние переговоры ЕС-Туркменистан-Азербайджан по подписанию юридически обязывающего соглашения в целях реализации проекта Транскаспийского газопровода.

Как уже сообщало ИА REGNUM, 13 сентября МИД РФ официальный представитель МИД России Александр Лукашевич, комментируя вопрос строительства Транскаспийского газопровода, заявил: «Как известно, государства «каспийской пятерки» договорились о том, что все основные вопросы деятельности в Каспийском море решаются только самими прибрежными странами. Этот принцип закреплен в политически обязывающей Декларации, подписанной 16 октября 2007 г. главами прикаспийских государств по итогам Второго каспийского саммита в Тегеране. Он подтвержден и в Совместном заявлении президентов по итогам Третьего каспийского саммита в Баку 18 ноября 2010 г.. Очевидно, что планы прокладки магистрального транскаспийского трубопровода в замкнутом водоеме с повышенной сейсмической активностью и большой тектоникой дна относятся как раз к такого рода вопросам. Данное решение принято без учета реально существующей сегодня международно-правовой и геополитической ситуации в Каспийском бассейне. Последствия строительства и эксплуатации ТКГ, тем более любой аварии на нем, как считает Лукашевич, могут затронуть все прибрежные государства, а не только те, чьи берега он свяжет. Решения по столь масштабным проектам должны приниматься при участии всех прикаспийских государств. Рассчитываем, что Совет Евросоюза с должным вниманием отнесется к позиции России и других государств-участников «каспийской пятерки» и воздержится от действий, не согласованных в соответствующем формате»,- подчеркнул он. Представитель МИД также выразил удивление тем, что Евросоюз планирует осуществить подобного рода проект на Каспии, к берегам которого ни одно из государств Евросоюза не выходит.

Стоит отметить, что против реализации проекта строительства газопровода по дну Каспийского моря между Туркменией и Азербайджаном публично выступает Иран. В свою очередь Казахстан, еще одно государство «пятерки», пока официальной позиции на сей счет не высказывал, хотя по мнению экспертов, осознает перспективу подключения в качестве поставщика газа.

Российские СМИ отмечают, что Еврокомиссия сделала крупную ставку на Транскаспийский проект. Всего 200 км подводной трубы между Туркменией и Азербайджаном принципиально меняют расклад в сфере ресурсного обеспечения «Южного коридора», по которому газ из каспийского региона планируется поставлять в Европу через Грузию и Турцию. Для этого консорциум во главе с ВР построил газопровод Баку-Тбилиси-Эрзерум для транспортировки газа с месторождения «Шах-Дениз» на шельфе Каспия. В 2017-2018 годах здесь планируется начать добычу. Но ресурсов там немного — проектный уровень добычи 16 млрд кубометров газа в год, из которых 6 млрд кубометров собирается покупать по долгосрочным контрактам Турция. Остается всего 10 млрд кубометров излишка. Притом, что с турецкой территории в ЕС предлагается три газопровода — NABUCCO, ITGI и TAP — общей проектной мощностью около 50 млрд кубометров. Более того, главный для Брюсселя проект NABUCCO спроектирован на 31 млрд кубометров газа в год. Проблему для ЕС может решить подключение к проекту Туркмении. Страна добывает около 60 млрд кубометров в год и заявляет об огромных успехах в геологоразведке. В частности, на прошлой неделе Ашхабад объявил об увеличении минимальных извлекаемых ресурсов газа на месторождении «Южный Йолотен» на востоке страны c 4 до 13 трлн кубометров, а максимальные с 12 до 21 трлн. Но для того, чтобы подключить их к «Южному коридору», нужно пересечь Каспий. Президент Австрии Хайнц Фишер, который на прошлой неделе совершил турне по маршруту Баку-Ашхабад, на встрече с президентом Туркмении Гурбангулы Бердымухамедовым признал наличие проблем, но выразил уверенность: «Мы преодолеем все препятствия за счет определенных усилий.

19.10.2011

Источник — ИА REGNUM
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1319086740

Милитаризация Каспия будет усиливаться, пока позиции сторон не определены

Новости — Азербайджан, Роман Темников. Завершение работы над Конвенцией по правовому статусу Каспия до конца текущего года не реально, сказал в эксклюзивном интервью Новости-Азербайджан политолог Тофик Аббасов.

«Проблемы Каспия решаются по принципу чайной ложки и надолго растягиваются. Проблема заключается в том, что позиции пяти прикаспийских стран разнятся в геополитическом измерении. Понятно, что Россия и Иран пытаются играть доминирующую роль, так как это страны со сложившимися традициями государственности, которые еще со времен Петра делили Каспий между собой. Но что касается последующих событий, связанных с определением статуса Каспия, то это очень вязкий процесс, потому что ни одна страна не хочет уступать из соображений геополитической конъюнктуры», — заявил Аббасов.

По его словам, три страны – Россия, Казахстан и Азербайджан уже поделили между собой Каспий на секторы.

«В настоящее время именно на южную часть перепадает острая напряженность. Так как на север уже отходить некуда, а вот на юге Азербайджан, Иран и Туркменистан должны выработать какой-то консенсус. При этом официальный Тегеран понимает, что выставляет заведомо невыполнимые требования, когда говорит об увеличении своей доли Каспия до 20%, а потом еще больше хотят. Они специально так делают, чтобы потом получить желанный минимум. Я считаю неправильным то, что вопросом дележа единой акватории Каспия заняты только три страны. Было бы лучше эту проблему решать впятером. Принимая также во внимание тот факт, что нерешенность статуса Каспия не мешает ни одной из сторон решать собственные проблемы в этой акватории, то решение общей проблемы не представляет столь большой важности. Просто идет перетягивание каната», — отметил Аббасов.

Политолог напоминает, что в свое время страны Персидского залива столкнулись с аналогичной проблемой, когда делили шельф.

«Иран, Саудовская Аравия, Оман, Катар, Бахрейн, ОАЭ очень тщательно и скрупулезно делили шельф. Но до сих пор еще остаются спорные участки. При этом ситуация на Каспии менее напряженная, чем в Персидском заливе. На мой взгляд, для решения проблемы статуса Каспия должны произойти какие-то масштабные изменения в геополитической панораме региона. В этом случае прикаспийские регионы придут к консенсусу. Но это будет еще не скоро», — подчеркнул Аббасов.

Правовед Кямиль Салимов согласен со своим коллегой в том, что до конца года завершение работы над конвенцией по статусу Каспия не реально.

«Дело в том, что правовой статус Каспия упирается более в политику, нежели в право.

С политико-экономической точки зрения всем известно о доминирующей роли России, заинтересованной в том, чтобы энергосырье поступало в Европу через ее территорию. А в условиях, когда после землетрясения в Японии и аварии на АЭС в Фукусиме многие европейские страны приняли решение уменьшать выработку энергии на своих АЭС, возрастает потребность в углеводородном сырье и в поставках посредством российской территории. Поэтому я считаю, что пока позиции России расходятся с некоторыми европейскими странами относительно маршрутов поставок энергосырья, вопрос статуса Каспия решен не будет. К тому же играет свою негативную роль непримиримая позиция Ирана и Туркменистана по вопросу статуса», — отметил Салимов.

Комментируя военную составляющую определения правового статуса Каспия и будущее военного присутствия на Каспии, Аббасов подчеркнул, что чисто географически Каспий имеет преимущество, выраженное в том, что в его акваторию не имеют доступа флоты и военные соединения других стран, не имеющие географического отношения к Каспию.

«Каждая из пяти прикаспийских стран либо уже осваивает принадлежащий ей шельф Каспия, либо только собирается. То есть, каждая из этих стран обладает своими экономическими интересами на Каспии, которые нуждаются в военной защите от внешних посягательств. Ведь есть месторождения углеводородного сырья, находящиеся в спорных широтах. Поэтому страны считают своим долгом создать военно-морскую базу или соединение, способное защитить от посягательств. Но, на мой взгляд, это носит некий гипотетический характер, так как я не верю в возможность повышения напряжения между прикаспийскими государствами до такого высокого градуса, когда начнется выяснение отношений с помощью военной силы. Дело в том, что президенты пяти прикаспийских стран, так же, как и их министры, часто встречаются, проводят переговоры, решают насущные вопросы, и в связи с этим маловероятно начало боевых действий на Каспии. А осуществляемая прикаспийскими странами милитаризация наблюдается в разумных пределах. Ведь Каспий – закрытый водоем, опасаться проникновения в него военных сил других стран не стоит. Поэтому на Каспии нет каких-то стратегических вооружений. Прикаспийские страны обладают некими пограничными группами кораблей. и все. Россия и Иран, безусловно, обладают более сильными военно-морскими группировками на Каспии, но и они не собираются воевать», — заявил Аббасов.

С другой стороны, он считает, что и вопрос о демилитаризации пока не стоит на повестке дня.

«Естественно, когда вопрос статуса Каспия найдет свое решение, тогда и отпадет необходимость в дальнейшем вооружении на Каспии. Вот тогда и можно будет обсуждать демилитаризацию», — резюмировал Аббасов.

Салимов, в свою очередь уверен, что чисто в военном плане Россия доминирует над другими прикаспийскими странами.

«С другой стороны, как бы все эти страны не говорили о мирном Каспии, Туркменистан, Казахстан и Иран закупают новые корабли, усиливают свои ВМС на море. Таким образом, идет постоянная милитаризация Каспия, и она будет только усиливаться, пока позиции сторон не определены. Это очень опасно, так как, принимая во внимание количество разрабатываемых нефтегазовых месторождений на море, любой конфликт на море может привести к экологической катастрофе пострашнее, чем недавняя катастрофа в Мексиканском заливе», — сказал в заключение Салимов.

источник — http://novosti.az/expert/20110428/295938885.html

Оценка ситуации в регионе Каспийского моря и прикаспийских государствах в октябре 2010 года

Важным событием рассматриваемого периода стало объявление даты и места проведения третьего саммита глав прикаспийских государств. По сообщению заместителя министра иностранных дел Азербайджана Халафа Халафова, саммит состоится 18 ноября 2010 года в Баку. Главной темой данного мероприятия станет обсуждение Конвенции по определению правового статуса Каспийского моря.

Примечательно, что за несколько дней до этого заявления в некоторых СМИ Ирана со ссылкой на официального представителя МИД ИРИ Рамина Мехманпараста прошла информация о том, что саммит президентов пяти прикаспийских стран пройдет там же, в Баку, но только в декабре текущего года. При этом конкретной даты проведения саммита здесь не указывается. Иранские СМИ также не уточнили первоисточник данной информации.

Данное обстоятельство позволяет предположить, что здесь могли иметь место либо ошибочная информация, либо своего рода сигнал для других прикаспийских государств. В последнем случае, учитывая то, что именно неуступчивая позиция Ирана является основной причиной чрезмерного затягивания с решением главного каспийского вопроса, не исключено стремление этой страны оттянуть его рассмотрение. Во всяком случае, Тегерану, видимо, необходимо соответствующее время для тщательного обдумывания своей позиции по правовому статусу Каспия и всевозможных вариантов ее корректировки во время переговоров в пятистороннем формате.

Вместе с тем Иран, согласно заявлению специального представителя президента ИРИ по вопросам Каспия, вице-министра иностранных дел Мухаммеда Мехди Ахундзаде заинтересован в том, чтобы на саммите глав прикаспийских государств было утверждено Соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности в Каспийском море. По его мнению, обеспечение безопасности на Каспии должно быть обязанностью самих прикаспийских стран.

Следует отметить, что с инициативой принятия указанного документа в 2008 году выступил Азербайджан, представивший другим прикаспийским странам свой проект. За это время он был рассмотрен официальными лицами и экспертами пяти государств. Проект Соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности в Каспийском море состоит из 14 статей, которые охватывают ключевые вопросы формирования механизма взаимодействия между государственными структурами прикаспийских стран по вопросам обеспечения безопасности в регионе. В частности, документ предусматривает сотрудничество в сфере борьбы с терроризмом, организованной преступностью, контрабандой оружия, незаконным оборотом наркотиков и ядерных технологий, захватом судов, нелегальной миграцией, незаконной добычей биоресурсов, а также при ликвидации чрезвычайных ситуаций. Военные аспекты безопасности не являются предметом данного соглашения.

О важности принятия этого соглашения свидетельствуют результаты прошедшей 12 октября в Баку третьей встречи вице-министров иностранных дел прикаспийских государств, посвященной обсуждению этого документа. Следует ожидать, что его принятие так или иначе повлияет на продвижение процесса по окончательному решению вопроса с правовым статусом Каспия. Вместе с тем при заявленной официальными представителями прикаспийских стран единодушной позиции относительно заинтересованности в принятии данного документа они еще не завершили работу по согласованию тех или иных положений. В связи с этим на начало ноября запланирована еще одна, четвертая, их встреча в Баку, которая, скорее всего, ознаменуется окончанием работы над Соглашением о сотрудничестве в сфере безопасности в Каспийском море.

Примечательно, что обсуждение ситуации вокруг этого документа нашло свое продолжение в ходе проведенной 25 октября в Москве встречи вице-министров России и Азербайджана Сергея Рябкова и Халафа Халафова. Это событие позволяет предположить о согласованности позиций двух государств в рассматриваемом вопросе. В то же время, не исключено, что далеко не все в текущем варианте соглашения устраивает другие прикаспийские страны. Видимо, это и объясняет затянувшуюся по времени работу над его проектом. В связи с этим вероятно, что Москве и Баку понадобилось дополнительно договориться между собой, в том числе в целях убеждения на предстоящей встрече представителей трех остальных государств принять их предложения по рассматриваемому документу.

Что же касается Ирана, то его повышенный интерес в принятии Соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности в Каспийском море, судя по всему, лежит в плоскости обострившихся в последнее время взаимоотношений этой страны с США и их военно-политическими союзниками. В связи с этим Иран вполне может зондировать почву относительно либо создания своего рода оборонного союза с другими прикаспийскими государствами в целях получения с их стороны военной помощи в случае объявления ему войны третьими странами, либо хотя бы недопущения участия США и НАТО в процессе милитаризации на Каспии в рамках их сотрудничества, в частности, с Азербайджаном и Казахстаном, в том числе вероятного присутствия их воинских подразделений в Каспийском регионе.

В рассматриваемый период было также уточнено, что 10 ноября в Тегеране состоится встреча заместителей министров иностранных дел прикаспийских стран по обсуждению вопросов о правовом статусе Каспия. Скорее всего, на этом мероприятии предполагается доработать проект соответствующей конвенции, которая затем будет представлена на саммите президентов прикаспийских стран. То же обстоятельство, что данная встреча будет проходить в Иране, позволяет представителям остальных государств Каспийского региона более тщательно ознакомиться с позицией этой страны и по возможности выработать совместную тактику по отношению к ней.

Вопросы определения правового статуса Каспия и расширения сотрудничества прикаспийских государств нашли также свое отражение в ходе переговоров между президентами России и Туркменистана Дмитрием Медведевым и Гурбангулы Бердымухамедовым во время рабочего визита первого из них 21-22 октября в Туркменистан.

В частности, Бердымухамедов заявил о том, что все вопросы, касающиеся правового статуса и жизнедеятельности на Каспии, должны решаться самими прикаспийскими странами на основе общепризнанных норм международного права, взаимоуважения, равноправия и с учетом интересов друг друга. Кроме того, при наличии единодушного, по мнению туркменского президента, представления Каспия как важнейшего стратегического региона, налаженное здесь эффективное сотрудничество отвечает долгосрочным интересам всех пяти прикаспийских государств. В свою очередь президент РФ выразил полную солидарность таким взглядам своего туркменского коллеги, сделав при этом акцент на необходимость создания особого правового режима в отношении природных богатств Каспия.

Вместе с тем за рамками открытой информации о результатах встречи руководителей двух государств остались именно моменты, позволяющие судить об уровне согласованности ими своих позиций по главному каспийскому вопросу. В связи с этим можно предположить о том, что либо Москва и Ашхабад так не смогли пока прийти к консенсусу в данном вопросе, либо в силу определенных причин не стремятся до начала саммита демонстрировать свои договоренности по нему.

В развитие межгосударственного взаимодействия прикаспийских государств в многостороннем формате 21-22 октября в столице Азербайджана состоялась III Международная Бакинская конференция СНГ «Финансовые институты — основа структурной модернизации экономик государств-участников СНГ», организаторами которой выступили Финансово-банковский совет СНГ и Международный банк Азербайджана при поддержке Исполнительного комитета СНГ.

В ходе работы конференции были рассмотрены такие вопросы, как финансово-экономическое развитие Азербайджана как важный фактор комплексной инфраструктурной модернизации Прикаспийского региона, освоение инвестиционного потенциала и развития эффективной инфраструктуры в данном регионе и развитие межгосударственного экономического сотрудничества прикаспийских государств.

Одним из важных моментов данного мероприятия стало предложение председателя координационного совета Финансово-банковского совета СНГ Анатолия Казакова о создании в перспективе Прикаспийского таможенного союза и Экономического совета прикаспийских стран для расширения экономического сотрудничества в регионе. Одним из первых шагов в этом направлении может стать создание региональных финансовых центров в Баку, Алматы и Москве, подготовительная работа по которым, по словам Казакова, уже ведется. Очевидно, что данная идея отвечает интересам России в процессе продвижения инициативы по созданию Организации каспийского экономического сотрудничества (ОКЭС).

Хотя рассматриваемая конференция ориентирована на постсоветские государства, в ее работе принял участие директор иранского банка «Saderat» («Экспорт») Мухаммед Джахроми. В своем выступлении он призвал страны Каспийского региона проводить расчеты по всевозможным торговым и финансовым операциям в национальной валюте, а не в американских долларах и евро, а также изучить исламскую банковскую систему и внедрять ее у себя, отказавшись от западной системы. Судя по всему, предложение Джахроми идет в русле официальной позиции Ирана, стремящегося максимально ограничить не только политическое, но и экономическое влияние США и Евросоюза в Каспийском регионе.

При всем этом Иран особое внимание уделяет вопросам реализации Конвенции по защите морской среды Каспийского моря, инициатором разработки и принятия которой он сам в свое время выступил. В частности, по заявлению вице-президента Организации защиты окружающей среды Маджида Шафиипура, Иран готов открыть работающий на постоянной основе секретариат данной конвенции.

С одной стороны, Иран проводит большую работу по защите и восстановлению окружающей среды Каспийского моря, контролю и борьбе с его загрязнением и сохранению биоресурсов. Это дает ему определенные основания взять на себя функции координатора в рамках соблюдения Конвенции по защите морской среды Каспийского моря. С другой стороны, примечательно, что временный секретариат конвенции располагается в Женеве (Швейцария). В условиях же обострения отношений между Ираном и Западом решение вопроса с возможным переносом штаб-квартиры данного органа из Женевы в Тегеран приобретает яркие политические очертания.

В любом случае, нахождение секретариата Конвенции по защите морской среды Каспийского моря непосредственно в Каспийском регионе, нежели на территории не имеющего к нему никакого отношения европейского государства, было бы более логичным и оптимальным. К тому же другие прикаспийские страны вполне могут поддержать рассматриваемое предложение Ирана, ожидая от него ответные шаги навстречу им в решении других вопросов межгосударственного сотрудничества в регионе.

Еще одним важным событием общерегионального масштаба стало проведение 12-13 октября в Астрахани под председательством директора Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков Виктора Иванова совещания «Противодействие незаконному обороту наркотиков в акватории Каспийского моря» с участием представителей компетентных органов прикаспийских государств. В ходе этого совещания его участники обсудили вопросы, связанные с ситуацией с контрабандой наркотиков, психотропных веществ и их прекурсоров на территории прикаспийских стран в акватории Каспия и обменом оперативной информацией в отношении лиц и организованных преступных групп, занимающихся их контрабандой.

Важным моментом данного мероприятия стало предложение Иванова о создании специального межгосударственного образования – Каспийской антинаркотической пятерки, призванного заниматься разработкой и проведением единой антинаркотической политики в Каспийском регионе. При этом в рамках этого объединения можно создать такие структуры, как Каспийский морской антинаркотический центр и Каспийская оперативная группа по координации борьбы с транзитом наркотиков. Вместе с тем, судя по всему, конкретных решений по дальнейшей реализации этой инициативы принято не было. Поэтому следует ожидать, что она будет вынесена на рассмотрение прикаспийских государств в будущем, когда будет принято Соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности в Каспийском море.

В рассматриваемый период различными прикаспийскими государствами в рамках регионального сотрудничества преимущественно в двухстороннем формате были также осуществлены различные действия по следующим направлениям.

По линии обеспечения безопасности и устранения чрезвычайных ситуаций. 6 октября в Астане в рамках работы V Евразийского форума «KazEnergy» министрами по чрезвычайным ситуациям Казахстана и Азербайджана Владимиром Божко и Кямаледдином Гейдаровым было подписано межправительственное соглашение по взаимодействию в ликвидации и предотвращении чрезвычайных ситуаций на Каспийском море. В рамках реализации основных положений данного документа, в частности, предусматривается разработка совместного плана действий по реагированию на разливы нефти на Каспии и создание специального фонда для приобретения соответствующего оборудования.

Еще более серьезное внимание прикаспийские государства уделяют вопросам борьбы с браконьерством, которое сопряжено с нарушением государственных границ и откровенным пиратством. В частности, 14 и 24 октября представителями пограничной службы и органов внутренних дел Казахстана в общей сложности были задержаны три байды с экипажем в составе 9 человек, являющихся гражданами России. Причем в первом из этих случаев во время задержания браконьеров один из них получил сильные телесные повреждения и скончался на месте.

А в ходе совместной спецоперации, проведенной пограничниками Азербайджана, Казахстана и России в первой декаде октября, было задержано 12 нарушителей правил пограничного режима, возбуждено 11 уголовных дел по фактам браконьерской деятельности, а также обнаружено и извлечено из воды около 50 рыболовных сетей общей длиной более 6 км и несколько десятков других предметов для ловли рыбы.

Важным событием стал визит в Азербайджан делегации Ирана, возглавляемой министром обороны ИРИ Ахмадом Вахиди. Гостей принимали президент Азербайджана Ильхам Алиев и министр обороны страны Сафар Абиев. В ходе этих встреч были рассмотрены вопросы военного сотрудничества и обеспечения стабильности в Каспийском регионе. Во время же своей конференции в Баку по итогам визита Вахиди заявил, во-первых, о готовности Ирана оказать в случае необходимости военную помощь Азербайджану при условии принятия им ее. Скорее всего, такое предложение было озвучено с учетом политической конфронтации между Азербайджаном и Арменией и не исключено, что тем самым Тегеран рассчитывает вызвать определенную реакцию у Еревана в целях последующих корректив в формате ирано-армянских отношений.

Кроме того, Тегеран предложил Баку провести на Каспии совместные военные учения, направленные на борьбу с терроризмом, контрабандой наркотиков и т.д. При этом проводимую его страной активную в последнее время деятельность по расширению потенциала своих ВМС на Каспии Вахиди не считает нарушением стабильности и баланса сил в регионе.

По линии добычи и экспорта нефти и газа. Наиболее всего решение тех или иных вопросов в рассматриваемый период наблюдалось в рамках соответствующих взаимоотношений между Туркменистаном и Россией. Прежде всего, по итогам прошедшего в Туркменистан рабочего визита президента РФ Дмитрия Медведева было принято соглашение о расширении стратегического сотрудничества в области энергетики и машиностроения, которое предусматривает взаимодействие двух стран не только в газовой сфере, но и в нефтяной сфере и электроэнергетике.

Более того, между ОАО «Газпром» и государственным концерном «Туркменгаз» было подписано соглашение о расширение поставок в Россию туркменского газа. С 2011 года объем данных поставок должен составить до 30 млрд. кубометров газа в год. При этом сам президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов заявил о том, что его страна готова наращивать экспорт природного газа в Россию.

Лидерами двух государств также рассматривались перспективы сотрудничества в области разведки и добычи углеводородов на шельфе Каспийского моря. Нужно отметить, что в Туркменистане активно работают российские компании «Итера» и «Зарубежнефть», которые, в частности, осуществляют рассчитанный до 2012 года совместный проект, связанный с проведением геологоразведочных работ на туркменском шельфе Каспия.

По сообщению председателя совета директоров МГК «Итера» Игоря Макарова, партнеры ведут геологоразведку на 21-м блоке, извлекаемые запасы которого, по предварительным оценкам, составляют 219 млн. тонн нефти и 92 млрд. кубометров попутного газа. Стоимость данного проекта ориентировочно оценивается в 6 млрд. долларов США. В текущем году указанные компании планируют выполнить геохимическую схему блока, а также приступить к сейсморазведке 2D и 3D с ее завершением в 2011 году. В перспективе также предполагаются строительство завода по выпуску азотных удобрений мощностью 650 тыс. тонн карбамида в год и обеспечение поставок добываемой с указанного блока нефти на экспорт и на Туркменбашинский НПЗ.

При этом Россия заинтересована в расширении присутствия своих компаний в нефтегазовом секторе Туркменистана. В частности, входящий в состав российской делегации вице-премьер РФ Игорь Сечин зондировал возможности для участия государственной компании «Роснефть» в разработке 21-го блока совместно с «Итерой» и «Зарубежнефтью». По его словам, вхождение «Роснефти» в данный проект ускорит его реализацию. Вместе с тем, судя по некоторым источникам, если указанные выше компании в принципе не против присоединения к ним «Роснефти», то обязательного для этого одобрения со стороны правительства Туркменистана российская сторона, видимо, еще не получила.

Рассматриваемую ситуацию осложняет сложный и неоднозначный характер в отношениях Ашхабада с Москвой в целом. В частности, это проявилось в ситуации со строительством Прикаспийского газопровода, относительно которого соответствующие договоренности были достигнуты между Казахстаном, Туркменистаном и Россией в 2007 году. По сообщению Игоря Сечина, строительство Прикаспийского газопровода будет приостановлено на 3-4 года в связи с падением спроса на газ в Европе.

Данное заявление вызвало довольно резкую реакцию со стороны туркменских властей, которые через свой МИД заявили о том, что появившиеся в российских СМИ со ссылкой на официальных лиц РФ сообщения дают необоснованную трактовку некоторых аспектов энергетической политики Туркменистана, в том числе связанных с выводом туркменских энергоносителей на международные рынки. В частности, туркменская сторона сообщила о том, что она приступила к строительству своего участка Прикаспийского газопровода, и упрекнула Россию в невыполнении взятых на себя в рамках данного проекта обязательств.

В заявление туркменского МИДа также отмечено, что Туркменистан в соответствии с нормами международного права и на взаимовыгодной основе будет и впредь развивать эффективное энергетическое сотрудничество с Европой, что особенно актуально в условиях, когда российская сторона снизила объемы закупок туркменского природного газа. Тем самым Ашхабад фактически направил сигнал заинтересованным иностранным деловым кругам о том, что его сотрудничество с Москвой на фоне прошедшего визита российского президента нисколько не ограничивает его политику по выбору других зарубежных партнеров в рамках освоения своего нефтегазового сектора.

Возвращаясь к компании «Роснефть», нужно отметить, что она сохраняет свое присутствие в Казахстане, где совместно с национальной компанией «КазМунайГаз» (КМГ) занимается разведкой месторождения Курмангазы в казахстанском секторе Каспия. Данное событие является важным в свете того, что осуществленные партнерами в 2006 и 2009 гг. буровые работы не выявили наличия здесь углеводородов. Вместе с тем участники данного проекта не спешат признавать бесперспективность рассматриваемого месторождения, чьи суммарные прогнозные геологические ресурсы углеводородов оцениваются ими в 6,2 млрд. тонн условного топлива.

Не исключено также, что Астана и Москва не заинтересованы в вероятном уходе «Роснефти» с Курмангазы в целях поддержания максимально благоприятного фона казахстано-российских отношений в целом. К тому же дочернее предприятие КМГ — «Разведка Добыча «КазМунайГаз» устами своего генерального директора Кенжебека Ибрашева выразила заинтересованность в приобретении нефтегазовых активов в России и Туркменистане. Правда, какой-либо официальной реакции такое намерение Казахстана со стороны данных стан пока не встретило.

По линии межрегионального сотрудничества. Президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым в ходе переговоров со своими российским коллегой Дмитрием Медведевым было также заявлено намерение развивать отношения двух государств на уровне взаимодействия между их ключевыми портовыми городами — Туркменбаши и Астраханью. В частности, туркменский президент предложил создать в этих городах торгово-транспортную инфраструктуру, включающую в себя крупные предприятия оптовой торговли со значительными площадями для хранения и перевалки грузов с целью дальнейшей их транспортировки по территории Туркменистана и России.

С российской стороны помимо Астраханской области активное участие в развитии межрегионального сотрудничества в Каспийском регионе также принимает Дагестан. Показательным в этом отношении стал прошедший 5 октября визит в эту республику делегации иранской провинции Гилян во главе с генерал-губернатором Рухоллахом Гахрамани Чабокой. В ходе их встречи с президентом Дагестана Магомедсаламом Магомедовым было подписано Соглашение между правительством РД и губернаторством провинции Гилян ИРИ о торгово-экономическом, научно-техническом, культурном и гуманитарном сотрудничестве. При этом иранская сторона выразила заинтересованность в создании на паритетной основе специального органа, координирующего и контролирующего реализацию соответствующих договоренностей.

В свою очередь в конце октября российская торговая делегация находилась с визитом в иранской провинции Мазендеран, где была принята губернатором Сейедом Али Акбаром Тахаи. Последний, в частности, выступил за максимальное использование в торгово-экономических отношениях между Ираном и Россией потенциала расположенных на Каспийском море иранских портов Амирабад и Феридункенар. Он также сообщил, что на территории вверенной ему провинции в 2011 году запланировано совещание прикаспийских государств на уровне глав административных единиц, расположенных на побережье Каспийского моря, по развитию межрегионального сотрудничества.

С 9 по 11 октября в Иране с рабочим визитом находилась делегация Мангистауской области Казахстана во главе с акимом Крымбеком Кушербаевым. Целью этого визита было определение дальнейших перспективных направлений сотрудничества и установление более тесных и деловых связей между предпринимателями Мангистауской области и инвесторами приграничных провинций Ирана. В частности, представители Казахстана побывали в провинциях Мазандаран и Гулистан. В первом случае стороны подписали соглашение о торгово-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве между акиматом Мангистауской области и провинцией Мазандаран. Одним из направлений этого сотрудничества является создание в перспективе совместного предприятия по заготовке и поставке заинтересованными иранскими предприятиями в Мангистаускую область ранней плодоовощной продукции по приемлемой цене и высокого качества. Аналогичный меморандум был подписан и с руководством провинции Гулистан.

По линии развития транспортной инфраструктуры в регионе. По сообщению генерального директора нижегородского судостроительного завода «Красное Сормово» Николая Жаркова, предприятие намерено поставить в Туркменистан 6 нефтеналивных танкеров класса «река-море». Сумма соответствующего контракта может достичь 100 млн. долларов США. Немаловажно, что на текущий момент времени «Красное Сормово» в рамках заказа со стороны службы морского и речного транспорта Туркменистана уже построило три таких танкера. Вместе с тем на перспективу туркменская сторона пока что выразила готовность заключить с российским предприятием контракт на строительство одного танкера в 2011 году.

14 октября, находясь с рабочим визитом в Баку, старший вице-президент ОАО «Российские железные дороги» (РЖД) Валерий Решетников заявил о том, что РЖД заинтересовано развивать свою деятельность в сфере паромных железнодорожных перевозок и, в частности, установить паромное сообщение между российскими портом Махачкала и комплексом Оля/Астрахань и иранским портом Амирабад. Причем для этого компания готова перенаправить на соответствующие направления паромы, используемые ею для сообщения с туркменским портом Туркменбаши.

По линии экологии. С 19 по 21 октября в Астрахани прошла 15-я сессия Координационного комитета Прикаспийских стран по гидрометеорологии и мониторингу загрязнения, в ходе которой были обсуждены вопросы реализации совместных проектов и мероприятий прикаспийских стран в рамках Комплексной программы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды в регионе Каспийского моря (КАСПАС).

В рамках данного мероприятия была проведена международная научная конференция «Изменения климата и водного баланса Каспийского региона», целями которой стали расширение научного сотрудничества, обсуждение и обобщение результатов исследований в области климатологии и гидрологии Каспийского региона, определение их перспективных направлений и механизмов координации, представление научного видения жизненно важных проблем, связанных с изменениями климата и водного баланса Каспийского моря. В ходе конференции были рассмотрены такие вопросы, как влияние изменений климата и колебаний уровня моря на природные системы и экономику Каспийского региона, проблемы распределения и перераспределения речного стока в Каспийском бассейне, опасные природные явления в Каспийском регионе и т.д.

2. Россия

Важным событием рассматриваемого периода в России стало проведение премьер-министром РФ Владимиром Путиным в городе Новокуйбышевск (Самарская область) совещания по вопросу «О проекте генеральной схемы развития нефтяной отрасли на период до 2020 года». В нем также приняли участие представители профильных министерств и ведомств, главы ряда регионов и руководители ведущих нефтегазовых компаний.
Прежде всего, для создания необходимых условий для максимально эффективного использования энергетических ресурсов страны глава российского правительства обозначил следующие стратегические цели, которых необходимо добиться:

1. Отечественный ТЭК должен стопроцентно давать обеспечение энергии и бытовым потребителям, гражданам страны, и участникам экономической деятельности.
2. Серьезный кумулятивный эффект от развития ТЭКа, включая создание новых рабочих мест в самой отрасли и в смежных секторах производства, а также размещение крупных заказов на российских заводах, в том числе машиностроительных.
3. Россия должна сохранить за собой лидирующие позиции в мировой энергетике.
4. ТЭК призван стать крупным генератором инноваций и развиваться как наукоемкая и высокотехнологичная отрасль.
Среди же первоочередных задач по реализации генеральной схемы развития нефтяной отрасли России Путин отметил:
а) завершение формирования единой системы нефтепроводов для диверсификации поставок как на внутренний, так и на внешний рынки;
б) реализацию проектов по освоению новых нефтяных месторождений, в том числе на Каспии;
в) реализацию планов коренной модернизации отечественных нефтеперерабатывающих заводов;
г) поддержку планов отечественных нефтяных компаний по укреплению своих позиций на внешних рынках.

Путин также отметил, что до 2020 года в нефтяную отрасль необходимо будет инвестировать более 8,6 трлн. рублей. При этом он поручил министерствам финансов и энергетики найти приемлемый баланс между потребностями нефтяных компаний в инвестициях и задачей устойчивого наполнения государственного бюджета, включая совершенствование налоговой нагрузки по некоторым проектам.

В развитие такого подхода правительство РФ, по сообщению Путина, утвердило льготные пошлины на экспорт нефти с месторождений на шельфе Каспийского моря. Хотя премьер не уточнил размера данной пошлины, очевидно, что данная мера отвечает прежде всего интересам компании «ЛУКОЙЛ», занимающейся на Каспии освоением месторождений им. В. Филановского и им. Ю. Корчагина.

Именно эта компания с момента добычи в апреле текущего года первой нефти на месторождении им Ю. Корчагина поставила перед российским правительством вопрос о соответствующем налоговом стимулировании своей деятельности на шельфе Каспия. Правда, первоначально «ЛУКОЙЛ» добивалась обнуления экспортной пошлины на нефть с месторождений Северного Каспия. Но в начале октября, судя по прогнозным оценкам вице-президента компании Леонида Федуна, «ЛУКОЙЛ» готова согласиться с тем, что льготная экспортная пошлина составит 80 долларов США за тонну нефти.

В свою очередь компания, в частности, пообещала завершить к 2015 году обустройство месторождения им. В. Филановского, включая строительство трубопроводов диаметром 600-700 мм, линий электропередачи общей протяженностью свыше 200 км и головных береговых сооружений для приема нефти с резервуарным парком объемом 80 тыс. кубометров. Кроме того, с 16 октября «ЛУКОЙЛ» начала пробную отгрузку в порту Махачкалы нефти, транспортируемой сюда танкером с месторождения им. Ю. Корчагина. Предполагается, что до конца 2010 года отгрузка данной нефти будет проводиться в Махачкале один раз в 10 дней, а ее объем составит более 300 тыс. тонн. Затем она будет направлена по системе трубопроводов «Транснефти» в Новороссийск и уже отсюда – за рубеж. В целом, ежегодный объем перевалки нефти с Корчагинского месторождения через порт Махачкалы оценивается в 2,5 млн. тонн нефти в год.

Судя по всему, получение рассматриваемой налоговой льготы повлияет на корректировку «ЛУКОЙЛом» своей деятельности на Каспии. Тем более, что, по заявлению президента компании Вагита Алекперова, в конце ноября она планирует рассмотреть свою новую стратегию, рассчитанную на предстоящие 10 лет. При этом для реализации своих масштабных проектов, в том числе на Каспийском море, «ЛУКОЙЛу» потребуются значительные финансовые ресурсы. Вместе с тем относительно каспийских месторождений компания настроена на то, чтобы осваивать их своими силами. Во всяком случае, по словам Алекперова, «ЛУКОЙЛ» пока не рассматривает возможность привлечения сюда потенциальных партнеров.

Еще одним заметным событием в рамках политики России в Каспийском регионе стало озвученное 25 октября заместителем министра энергетики РФ Анатолием Яновским заявление о том, что прикаспийские страны будут предъявлять самые жесткие экологические требования к проекту строительства Транскаспийского газопровода. Данный проект, который лоббируют ЕС и США, призван обеспечить транспортировку газа из Туркменистана в Азербайджан с последующим его экспортом в Европу. Судя по всему, он должен стать составной частью проекта «Набукко».

Поскольку Транскаспийский газопровод предполагается провести по дну Каспийского моря, то у его оппонентов имеются серьезные основания заблокировать его строительство, апеллируя к потенциальным рискам для экологии и биоресурсов моря. К тому же по политическим соображениям Россию в этом вопросе может поддержать Иран, способный, в свою очередь, оказать серьезное воздействие на Азербайджан и Туркменистан. В то же время, затянув по непонятным причинам реализацию проекта строительства Прикаспийского газопровода, Россия вынуждает тот же Туркменистан использовать любые как существующие, так и перспективные возможности для экспорта своего газа за рубеж.

В рамках развития портовой и транспортной инфраструктуры можно отметить намерение властей Астраханской области создать комфортные условия для деятельности международной нефтесервисной компании «Шлюмберже». Об этом губернатором области Александром Жилкиным было заявлено во время встречи с президентом указанной компании Морисом Дижолем. В свою очередь, «Шлюмберже» намерена инвестировать на начальном этапе более 40 млн. долларов США в создание производственной базы на территории Астраханской области, привлекая для ее строительства и последующего обслуживания преимущественно астраханских подрядчиков. Эта база предназначена для обслуживания бурового оборудования и техники для исследования недр на юге России и в других странах Каспийского региона. Кроме того, компания предлагает создать учебную базовую кафедру в Институте нефти и газа, входящем в структуру Астраханского государственного технического университета.

Большое внимание власти Астраханской области также уделяют вопросам охраны окружающей среды. В частности, 13-14 октября в Астрахани прошло заседание Волго-Каспийского научно-промыслового совета Волжско-Каспийского рыбохозяйственного бассейна. По итогам этого мероприятия его участниками были приняты такие решения, как:

— принятие на 2011 год распределения общих допустимых уловов и возможного вылова (добычи) водных биоресурсов и квот вылова для организации любительского и спортивного рыболовства между соответствующими субъектами Российской Федерации;
— просить Росрыболовство повторно рассмотреть вопрос о возможности введения единых квот полупроходных и речных рыб в рыбохозяйственных подрайонах Южного рыбохозяйственного района Волжско-Каспийского рыбохозяйственного бассейна;
— поддержать предложение региональных органов управления Республики Дагестан, Республики Калмыкия, Волгоградской и Астраханской областей по инициированию разработки проекта Федерального закона «О внесении изменений в статью 24 и (или) 26 Федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» с целью введения норм вылова на одного гражданина — участника любительского и спортивного рыболовства и т.д.

19 октября в рамках проекта Каспийской экологической программы Глобального экологического фонда (КАСПЭКО) в Астрахани прошло совещание по вопросам загрязнения окружающей среды солями ртути. В его работе приняли участие эксперты, представители заинтересованных государственных структур и руководители предприятий, занимающихся сбором ртутьсодержащих отходов.

По итогам этого совещания его участники приняли решение обратиться в правительство РФ, а также в правительство и Государственную думу Астраханской области с предложением о создании экономических рычагов для системы стимулирования сбора ртутьсодержащих отходов у населения на базе обязательности исполнения целевого использования платы за негативное воздействие, штрафов за нарушение природоохранного законодательства и компенсации соответствующего ущерба. Также было предложено создать в каждом муниципальном образовании пункты по сбору и хранению ртутьсодержащих отходов от населения и юридических лиц с последующей передачей их специализированным организациям.

3. Азербайджан

Азербайджан в рассматриваемый период уделил большое внимание вопросам добычи и экспорта своих углеводородных ресурсов. Так, по заявлению президента Государственной нефтяной компании Азербайджана (ГНКАР) Ровнага Абдуллаева, до конца 2010 года по сравнению с 2009 годом республика увеличит добычу нефти с 50,4 млн. до 53 млн. тонн, или на 5%, и газа — с 23,6 млрд. до 28,5 млрд. кубометров, или на 20,5%. При этом большая часть нефти и газа будет добыта на блоке морских месторождений «Азери-Чираг-Гюнешли» (АЧГ) и морском газоконденсатном месторождении «Шах Дениз» в азербайджанском секторе Каспия.

В развитие этого заявления ГНКАР, в частности, на месторождении «Гюнешли» были пробурены скважины № 70 и № 312, которые с определенным интервалом дают в сутки 172 тыс. кубометров газа и 20 тонн конденсата и 120 тыс. кубометров газа и 20 тонн конденсата соответственно. Вместе с тем в процессе освоения месторождения Апшерон работающая здесь французская нефтегазовая компания «Total» перенесла первое разведочное бурение, первоначально запланированное на сентябрь-октябрь этого года, на начало 2011 года. Причиной такого решения была названа необходимость задействования соответствующей буровой установки в казахстанском секторе Каспия.

Важным событием в нефтегазовой отрасли Азербайджана стало подписание 7 октября ГНКАР и британской компанией «ВР» контракта типа PSA на разведку и разработку перспективных структур «Шафаг» и «Асиман» в азербайджанском секторе Каспийского моря. Их совокупные запасы оцениваются в 300-500 млрд. кубометров газа. Данный контракт подписан сроком на 30 лет. Разведочный период составит 4 года, с возможностью продления еще на 3 года. На первом этапе планируется бурение двух скважин, а на втором при необходимости будут пробурены еще столько же. При этом стоимость данной сделки не разглашается.

Во время пребывания 28 октября президента Азербайджана Ильхама Алиева с официальным визитом на Украине руководители двух государств договорились о создании рабочей группы для подготовки соглашения по поставкам азербайджанских энергоресурсов на Украину. По словам Алиева, в этом году Азербайджан поставил Украине более 1 млн. тон нефти и планирует увеличить ее поставки в будущем. В свою очередь президент Украины Виктор Янукович выразил пожелание относительно возможного распространения такого сотрудничества между Киевом и Баку на третьи страны, включая Россию и другие прикаспийские государства.

В рамках обеспечения безопасности в азербайджанском секторе Каспия республика, по словам председателя Государственного таможенного комитета Айдына Алиева, намерена использовать таможенные катера, закупленные в Эстонии. Данные катера оснащены необходимым оборудованием и успешно прошли испытания на свое соответствие условиям на Каспии.

Привлекают к себе внимания проекты азербайджанских архитекторов, связанные с закладкой новых населенных пунктов путем освоения Каспийского моря. Один из проектов связан с расширением Бакинского бульвара путем монтажа подпорок в море и построения подземных переходов и туннелей. Второй проект направлен на соединение расположенных близ Бакинской бухты островов друг с другом посредством мостов и создание здесь зон отдыха. Наконец, третий проект предполагает строительство в Гарадагском районе на территории моря жилого пункта, состоящего из 4 микрорайонов. В течение ближайшего 1-1,5 года Государственный комитет градостроения и архитектуры Азербайджана должен определиться с выбором одного из этих проектов для реализации.

В рамках защиты экологии и сохранения биологических ресурсов Каспия Азербайджан в указанный период осуществил следующие действия: а) разработка национального плана по предупреждению и ликвидации нефтяных разливов на Каспийском море, включая активное использование в этом процессе действующую в составе МЧС специализированную аварийно-спасательную службу; б) запуск в море 1,5 млн. мальков осетровых, выращенных на Хыллинском осетровом рыборазводном заводе; в) осуществление входящим в состав ГНКАР производственным объединением «Азеркимья» экологических мер против загрязнения Каспийского моря, включая ремонт и очищение 8 водоосадителей, предусмотренных для приема промышленных и бытовых сточных вод, а также устранение вероятностей прямого попадания данных вод в море; г) проведение ГНКАР экологического мониторинга на морском месторождении «8 Марта».

Главный тренд политического развития Азербайджана на протяжении октября 2010 года был связан с двумя проблемами: подготовка и проведение Парламентских выборов, которые назначены на 7 ноября 2010 года и внутриполитическое отражение проблем, связанных с Нагорно-Карабахским конфликтом, поскольку эта тема все более актуализируется в общественном сознании при помощи государственных СМИ, которые активно освещают основные аспекты армяно-азербайджанского конфликта и участия посредников в его урегулировании.

Избирательная кампания проходит в спокойной обстановке. Это констатировали наблюдатели миссии СНГ, штаб которой открылся в Баку. Для демонстрации открытости и объективности выборной кампании ЦИК Азербайджана пошел на беспрецедентный шаг и, помимо возможностей, предусмотренных законодательством, принял решение предоставить каждому кандидату бесплатное эфирное время на Общественном телевидении, а также места для публикаций в газете «Азербайджан». Это нововведение оценили не только международные наблюдатели, но, прежде всего, сами участники кампании. Прозрачности голосования будет способствовать и то, что на 500 (10%) избирательных участках по стране установлены веб-камеры.

Трудно однозначно утверждать, насколько вероятно, что наблюдатели БДИПТЧ ОБСЕ позитивно оценят ход выборов в Азербайджане. Однако заявления основных официальных лиц позволяют ожидать, что руководство ОБСЕ готово поддержать азербайджанское руководство.
Сохранились противоречия и внутри финансово-промышленных группировок внутри окружения Ильхама Алиева, однако эти противоречия заключались в вопросах подбора кандидатов от правящей партии и мало влияли на состояние дел в реальной политике, проводимой главой государства.
В целом, развитие политическое развитие Азербайджана в октябре 2010 года подчеркивает, что руководство АР полностью контролирует развитие ситуации, а значит, ожидать сенсаций от предстоящих выборов не приходится.

4. Казахстан

Казахстан в рассматриваемый период стал инициатором проведения трех крупных мероприятий международного уровня, посвященных актуальным вопросам добычи, переработки и экспорта углеводородных ресурсов Каспийского моря.

Прежде всего, в Астане 4 октября была проведена Первая международная конференция «Добыча нефти и газа на море» — Caspian Offshore Conference 2010, в работе которой приняли участие около 100 зарубежных и международных компаний и организаций. В рамках этого мероприятия были рассмотрены такие вопросы, как: а) освоение Казахстанского сектора Каспийского моря (КСКМ) с участием мировых ведущих нефтяных компаний, имеющих большой опыт работы проведения морских операций; б) комплексное расширение и развитие береговой инфраструктуры в КСКМ; в) геолого-техническая оценка морских блоков; г) экологические вопросы освоения, проектирования и разработки месторождений в КСКМ; д) создание экспортных маршрутов транспортировки нефти. Конференция, в частности, позволила ее участникам ознакомиться с наиболее передовыми разработками и оборудованием в сфере геолого-геофизического изучения и добычи углеводородов, а также геологическими рисками при их добыче и транспортировке по дну Каспийского моря.

5-6 октября в Астане состоялся V Евразийский форум Ассоциации «KazEnergy» «Энергетическая карта Евразии: Баланс рисков и новые возможности». В форуме приняли участие представители государственных органов ряда стран мира, а также руководители крупнейших международных энергетических организаций и компаний. В ходе проведения форума обсуждались вопросы по следующим направлениям: а) Энергетическая геополитика: Роль Евразии и поиск баланса интересов; б) Энергетическая безопасность: баланс между транзитными маршрутами, центрами поставок и потребления; в) Будущее альтернативной энергетики: Мирный атом, новые и возобновляемые источники энергии; г) Уроки глобального экономического кризиса. Роль энергетического сектора в восстановлении посткризисных экономик; д) Энергетика и изменение климата: глобальные сценарии и решения; е) Уроки катастрофы Мексиканского залива. Каспий: пути снижения техногенных рисков; ж) Новые возможности: инвестиционная привлекательность каспийского региона.

Из официальных лиц Казахстана наиболее заметные сообщения на форуме сделали в своих выступлениях премьер-министр Карим Масимов и министр нефти и газа Сауат Мынбаев. Глава правительства, в частности, отметил, что Казахстан в энергетической сфере фокусируется на трех ключевых компонентах — безопасности, обеспеченности и устойчивости. При этом первый из них предполагает главным образом обеспечение экологической безопасности. Такой подход, по мнению Масимова, ставит вопросы о возможных рисках энергетического сектора, который играет важную роль в краткосрочной и долгосрочной перспективах развития экономики Казахстана.

В связи с этим правительство республики основной акцент в процессе его регулирования делает на разработке целого ряда мер для снижения рисков морских бурений в целях недопущения повторения трагедии Мексиканского залива на Каспийском море. Тем самым Масимов дает понять, что механизмы охраны окружающей среды становятся ключевыми в процессе государственного регулирования деятельности компаний, работающих в нефтегазовом секторе Казахстана. Особенно такой месседж явно адресован иностранным компаниям, которые наиболее часто подвергаются различным санкциям в связи с нарушением экологического законодательства.

Что касается Мынбаева, то, по его оценкам, в Казахстане до конца 2010 года планируется добыть 81 млн. тонн нефти, из которых 68 млн. тонн пойдет на экспорт. А в 2020 году объем добычи нефти будет увеличен до 130 млн. тонн. Судя по всему, важную роль в этом сыграет освоение месторождения Кашаган, где к концу 2012 года должны завершиться все мероприятия по установлению оборудования, а к 2013 году уже будет возможность начать добычу нефти. Тем самым министр нефти и газа фактически дал понять участникам международной компании «North Caspian Operating Company B.V.» (NCOC), которая является оператора проекта по разработке Кашагана, что никаких возможных очередных отсрочек по добыче нефти на этом месторождении, которые часто имели место ранее, казахстанское правительство не потерпит.

Что касается вопросов экспорта углеводородов за рубеж, то в рамках расширения мощностей Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) Казахстан намерен увеличить, начиная с 2011 года, объем экспорта своей нефти в Европу через КТК в два раза: с 27 млн. до 52,5 млн. тонн. При этом Мынбаев отметил, что решительное продвижение в направлении расширения КТК на определенный период избавит Казахстан от поиска каких-либо других альтернатив. Скорее всего, такое заявление было озвучено главным образом в адрес России, являющейся ключевым участником КТК и критически относящейся к действиям своих партнеров, связанным с транспортировкой их нефти и газа в обход ее. В то же время министр поспешил успокоить другого стратегически важного партнера и соседа своей страны – Китая, заявив о том, что экспорт нефти в эту страну увеличится с текущих 10 млн. до 12 млн. тонн. То есть, далеко не вся нефть будет уходить в европейском направлении.

Наконец, 6-9 октября в Алматы прошла 18-я Казахстанская международная нефтегазовая выставка и конференция KIOGE-2010. Неизменными организаторами данного мероприятия являются казахстанская выставочная компания «Iteca» и международная группа выставочных компаний ITE (Великобритания) с партнерами из России, Германии, Турции, Китая и ОАЭ. При этом в выставке приняли участие около 500 компаний из 30 стран мира, а в работе конференции — более тысячи делегатов.

В рамках KIOGE-2010 были проведены семинары по таким темам, как: а) вопросы работы нефтегазовой промышленности Казахстана в рамках Таможенного Союза Казахстана, России и Белоруссии; б) повышение эффективности НПЗ внедрением программ обработки GE: опыт в СНГ и за рубежом; в) требования по казахстанскому содержанию для нефтегазовых компаний; г) бездатчиковая технология механизированной добычи нефти для увеличения производительности добычи нефти и газа; д) современные тенденции развития систем автоматического управления и телеметрии в газовой промышленности; е) инструменты исследования нефтегазовой отрасли Казахстана на основе открытых источников.

В ходе этого мероприятия председатель правления Национальной компании «КазМунайГаз» (КМГ) Каиргельды Кабылдин, в частности, отметил, что КМГ занимает 28% в общей добыче нефти Казахстана. Тогда как остальные доли распределены здесь следующим образом: американские компании — 24%, китайские — 22%, российские — 10% и остальные компании — суммарно около 17%. Таким образом, очевидно превалирование иностранного участия в нефтяной отрасли Казахстана, что лишний раз обуславливает необходимость реализации тех мер, о которых говорили представители правительства на V Евразийском форуме «KazEnergy».

Не менее интересным стало также выступление вице-министра нефти и газа Ляззата Киинова, который, в частности, сообщил, что объем добычи сырого газа в этом году составит примерно 37 млрд. кубометров с перспективой роста в 2015 году до 61,6 млрд. кубометров. А экспорт казахстанского газа в текущем году увеличится на 28% по сравнению с прошлым годом и составит 9 млрд. кубометров.

В связи с этим, судя по выступлению Киинова, для Казахстана все более актуальным становится вопрос относительно расширения возможностей по транспортировки своего газа за рубеж. В связи с этим по инициативе Европейского союза в республике активно обсуждается проект магистрального газопровода «Набукко». Вместе с тем, по словам вице-миинстра нефти и газа, в связи с реализаций крупных проектов у Казахстана пока нет свободных ресурсов для наполнения «Набукко». Однако, с другой стороны, Киинов ясно подчеркнул заинтересованность своей страны в этом проекте в будущем при наличии свободных ресурсов. Хотя такое заявление способно задеть интересы России, являющейся основным оппонентом реализации проекта «Набукко».

Приблизительно в таком же ключе было озвучено заявление самого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в рамках своего интервью изданию «New Europe», которое он сделал в Бельгии, будучи здесь 25-26 октября с официальным визитом. В частности, он подчеркнул, что у Казахстана имеется интерес к нефтепроводным проектам, направленным в обход проливов Босфор и Дарданеллы, и он не исключает возможности их использования для поставок своей нефти на рынки Европы.

Более того, Назарбаев ясно высказался в пользу открытия нового маршрута транспортировки казахстанской нефти через Каспийское море, Азербайджан и Грузию в Черное море, а оттуда дальше танкерами до Румынии. Как видно, речь здесь идет уже об обходе не столько турецких проливов, сколько России. Кроме того, президент РК выразил заинтересованность в проекте строительства поддерживаемого ЕС нефтепровода Констанца-Триест. Хотя данный проект конкурирует с реализуемым при участии России проектом строительства нефтепровода Бургас-Александруполис, следующим из Болгарии в Грецию.

Судя по всему, данное заявление было сделано в духе неукоснительного следования Казахстаном принципу многовекторности в реализации своего внешнеполитического и внешнеэкономического курса. К тому же не исключено, что в данном случае казахстанским президентом был сделан своего рода сигнал соответствующим европейским странам и международным институтам в целях обеспечения присутствия их руководителей на предстоящем 1-2 декабря в Астане саммите ОБСЕ, проводимом в рамках председательства Казахстана в этой организации. В любом случае, сомнительно полагать, что Казахстаном был сделан принципиальный вызов России, которая сегодня является его ключевым политическим и экономическим партнером.

В рамках обеспечения безопасности в Казахстанском секторе Каспийского моря обращает на себя внимание совершенная 25 октября рабочая поездка министра обороны РК Адильбека Джаксыбекова в соединения и части Актауского гарнизона. При этом особое внимание им было уделено вопросам развития Военно-морских сил республики, включая совершенствование учебно-боевой и морской выучки экипажей кораблей. Джаксыбеков также сообщил, что в 2012 году Казахстан включит в состав своих ВМС в Каспийском море новый ракетно-артиллерийский катер. Причем это будет первый военный корабль, построенный на судоверфи Казахстана на уральском заводе «Зенит». Кроме того, по словам министра обороны, за последний год увеличилась возможность для плавания кораблей ВМС, которые в силах предотвратить любые диверсии в казахстанской акватории Каспийского моря.
Казахстан также осуществляет активную деятельность по борьбе с браконьерством. Только в течение первых дней операции «Браконьер», проведенной с 23 по 31 октября, сотрудниками органов внутренних дел Атырауской области было выявлено более 40 нарушений природоохранного законодательства, изъято около одной тонны рыбы, составлено более 40 административных протоколов.

В сфере защиты экологии следует отметить начало сооружения в районе поселка Дамба в Атырауской области экологической базы реагирования на разливы нефти на Каспийском море. Ее планируется построить к лету 2012 года. Данный объект предназначен для ликвидации возможных разливов нефти на месторождениях шельфовой зоны Каспия.

Учитывая отмеченную выше критическую ситуацию в отношениях между казахстанским правительством и нефтяными, прежде всего иностранными, компаниями Министерство охраны окружающей среды (МООС) в самом начале октября приняло решение продлить проверку их деятельности, которая началась еще в сентябре по поручению главы правительства. По предварительным данным, грубых нарушений в деятельности соответствующих компаний на тот период выявлено не было.

В то же время нарушения были выявлены у NСОС в части проведения буровых работ. В связи с этим МООС отозвал у этой компании разрешение на эмиссию (выбросы отходов). А 27 ноября, по сообщению начальника управления государственного экологического контроля комитета экологического регулирования и контроля МООС Данияра Алиева, относительно NСОС назначена внеплановая проверка, связанная с проверкой устранения ранее выявленных нарушений в ее деятельности. При всей важности проведения соответствующего контроля в отношении NСОС вместе с тем не исключено, что казахстанские власти используют его не только в интересах охраны окружающей среды, но и в качестве дополнительного средства воздействия на данную компанию во избежании вероятных отклонений ею от запланированного графика начала добычи нефти на Кашагане.

Развитие политических процессов в Казахстане в октябре 2010 года определялось несколькими трендами. Главный из них – это подготовка к саммиту ОБСЕ, который играет исключительно важную роль как с точки зрения «странового позиционирования» Казахстана на международной арене, так и в контексте внутриполитических процессов, поскольку ключевые представители национальной элиты «соревнуются» перед президентом РК Нурсултаном Назарбаевым в том, кто наиболее четко и слаженно исполнит отведенную ему партию в подготовке этого важнейшего имиджевого мероприятия не только в масштабах 2010 года, но и за последние несколько лет, поскольку подготовку к миссии председателя в ОБСЕ Казахстан вел начиная с 2005 года. Именно поэтому октябрь 2010 года – это время своего рода проверки эффективности основных инструментов и механизмов, которые должны обеспечить успешное проведение саммита.

Из этого вытекает два обстоятельства. Первое — отказ от каких-либо резких кадровых изменений, о которых в Ак Орде говорили на протяжении сентября-октября текущего года. Фактически кроме «дела» министра здравоохранения, ни один из крупных элитариев не был отправлен в отставку или назначен на новую должность.

Наиболее вероятно, что ситуация с Ж. Доскалиевым – это продолжение тех трендов внутриэлитной борьбы между различными группировками, которые наблюдались еще во второй половине 2009 – первой половине 2010 года. Громкий информационный эффект ареста министра здравоохранения связан, прежде всего, с тем, что основным казахстанским СМИ был открыт канал публичного освещения этого события и всех перипетий с ним связанных, в том числе якобы имевшем место инсульта у Доскалиева.

Подобная «открытость» свидетельствует о том, что информационные войны во внутриэлитной борьбе продолжаются, и после завершения саммита возможны новые «вбросы» негативной информации в публичное пространство. Также в течение декабря 2010 года – января 2011 года возможны кадровые изменения, которые с одной стороны, могут коснуться силового блока, а с другой стороны, экономических структур, в том числе ФНБ «Самрук-Казына».

Выступление президента Казахстана Нурсултана Назарбаева на XVI Сессии Ассамблеи народа Казахстана, во время которого он еще раз объявил о твердой поддержке программ развития государственного языка, имело серьезные последствия в виде заметной активизации националистических движений. В частности, во время ряда мероприятий в городе Алматы со стороны представителей национал-патриотического блока высказывались публичные заявления о необходимости проведения всех основных публичных мероприятий и их освещения в СМИ преимущественно на государственном языке, а уже во вторую очередь на русском.

Особенно заметно эта негативная тенденция проявилась во время проведения пресс-конференции одного из лидеров казахстанской оппозиции, господина Козлова, во время которой он подвергся нападению со стороны активистов казахстанского националистического движения «Желтоксан», однако жесткая реакция властей на это событие, хотя и не носит ярко выраженный публичный характер, свидетельствует о том, что в Ак Орде всерьез задумываются о последствиях проявлений подобного рода национализма и русофобии, и готовы к принятию жестких мер с целью сохранения межнационального согласия и толерантности.

Проблема, однако, состоит в том, что все более усиливаются противоречия внутри самой русской общины, которые проявились в частности в возбуждении уголовного дела против одного из лидеров «русского мира», господина Захарова и его ухода с поста заместителя председателя Ассамблеи народа Казахстана. Хотя формально эта ротация носит плановый характер, в настоящее время ни один представитель русской диаспоры не входит в число заместителей председателя АНК, что с точки зрения представленности русских по отношению к другим национальным группам, является сигналом к тому, что национальный вопрос, помимо проблем преемственности власти Нурсултана Назарбаева и внутриэлитных противоречий, может стать краеугольным камнем внутриполитического развития РК.

5. Туркменистан

Деятельность компетентных государственных структур Туркменистана в рассматриваемый период была максимально ориентирована на развитие нефтяной отрасли страны. В частности, по сообщению пресс-службы Министерства нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов Туркменистана, вопрос обеспечения прироста запасов углеводородного сырья за счет ускоренного развития поисково-разведочного бурения является основным в комплексе задач, стоящих перед геологами и буровиками.

Большое внимание в государственном концерне «Туркменнефть» уделено бурению скважин на мелководье Каспийского моря, в Северном Готурдепе. В частности, специализированные строительно-монтажные подразделения концерна насыпают дамбы, буровые площадки и прокладывают между ними насыпные дороги на скважине 29, давшей промышленный приток нефти. Кроме того, буровики Готурдепинского управления буровых работ начали бурение двух новых скважин – 147-й эксплуатационной и 37-й разведочной.

Согласно озвученному 18 октября на проходящем в Ашхабаде II международном инвестиционном форуме заявлению вице-премьера Туркменистана Баймурада Ходжамухаммедова, запасы углеводородов в туркменском секторе Каспийского моря оцениваются в 12 млрд. тонн нефти и 6 трлн. кубометров газа. При этом добыча нефти в Туркменистане к 2030 году может возрасти до 67 млн. тонн, а газа — 230 млрд. кубометров. При этом эта добыча во многом зависит от экспортных контрактов. В целом, Ходжамухаммедов выразил намерение Туркменистана сотрудничать в сфере ТЭК со всеми заинтересованными сторонами, а также заинтересованность своей страны в создании многовариантной трубопроводной инфраструктуры.
Выступивший в ходе этого же форума директор Государственного агентства по управлению и использованию углеводородных ресурсов при президенте Туркменистана Ягшыгельды Какаев сообщил о том, что иностранные компании, ведущие разработку углеводородных месторождений в туркменском секторе Каспийского моря, до конца этого года планируют ввести в строй ряд новых объектов, позволяющих увеличить объем добычи.

В частности, малазийская нефтегазовая компания «Petronas», которая обнаружила на территории блока № 1 крупные промышленные запасы природного газа, завершает строительство берегового газового терминала и трубопроводной системы, которая объединит терминал с магистральным газопроводом на суше. Ввод данных объектов и начало промышленной добычи газа намечены до 2011 года. При этом на первом этапе разработки указанного месторождения планируется добывать порядка 5 млрд. кубометров газа в год с перспективой увеличения в два раза.

Помимо этого, по информации Какаева, нефтяная компания «Dragon Oil», зарегистрированная в Ирландии, за время работы по освоению участка «Челекен» в восточном секторе Каспия увеличила суточный объем добычи нефти с 7 ты. до 45 тыс. баррелей. Реализация данного проекта рассчитана на 10 лет. В то же время главный управляющий разработкой компании «Dragon Oil» Эмад Бухалейга сообщил о том, что в планах компании стоит повышение объемов суточной добычи нефти на данном участке до 75 тыс. баррелей до 2012 года. «Dragon Oil» также намерена построить на Каспии до 2025 года 15 буровых платформ и трубопровод для доставки продукции на берег.

Несколько раннее один из руководящих функционеров Государственного агентства по управлению и использованию углеводородных ресурсов при президенте Туркменистана Ашир Беглиев сообщил о том, что в нынешнем году Туркменистан планирует привлечь 10 млрд. долларов иностранных инвестиций в энергетический сектор своей экономики. Он также отметил, что с момента подписания первых соглашений о разделе продукции (СРП) с иностранными компаниями ими было инвестировано в данный сектор Туркменистана более 9 млрд. долларов США. А в 2009 году иностранные компании добыли около 4 млн. тонн нефти в этой стране по сравнению с 70 тыс. тонн в 1997 году.

Судя по всему, Туркменистан в последнее время активно проводит политику стимулирования привлечения в свой нефтегазовый сектор потенциальных инвесторов из числа различных иностранных компаний. В частности, по информации Беглиева, в настоящий момент на тендер выставлено 30 нефтяных блоков каспийского шельфа Туркменистана, где резервы нефти, по предварительным данным, на этих блоках насчитывают 12 млрд. тонн, а газа — 6,2 млрд. тонн.

На роль одного из потенциальных партнеров Туркменистана в данной отрасли претендует французская компания «Total», старший вице-президент которой Патрик Пуянне побывал 16 октября с рабочим визитом в Ашхабаде и был принят в Государственном агентстве по управлению и использованию углеводородных ресурсов при президенте Туркменистана. В ходе данной встречи были обсуждены вопросы активизации взаимодействия в нефтегазовой сфере и, в частности, в реализации совместных проектов в туркменском секторе Каспийского моря. В целом, французская компания готова предложить Туркменистану весь свой опыт в проектах в сфере ТЭК и рассчитывает на начало скорого сотрудничества с этой страной.
Еще более важным событием стало открытие в конце октября в Туркменистане американской нефтегазовой компанией «ExxonMobil» своего офиса. Данный шаг предпринят ею с намерением принять участие в реализации проектов, связанных с геологоразведкой, освоением углеводородных месторождений на туркменском шельфе Каспийского моря, а также в сфере нефтепереработки. Примечательно, что этому событию предшествовала встреча главы «ExxonMobil» Роба С. Франклина и исполнительного директора Делового совета «Туркменистан-США» Эриком Стюартом с президентом Туркменистана, в ходе которой состоялся обмен мнениями о возможностях дальнейшего наращивания туркмено-американского сотрудничества на различных направлениях.

В целом, отмеченные выше тенденции свидетельствуют о превалировании во внешнеполитическом курсе Туркменистана движения в сторону Запада при непоследовательном и неоднозначном развитии взаимоотношений с Россией.

6. Иран

Иран в рассматриваемый период наибольшее внимание уделял вопросам развития многостороннего взаимодействия, в том числе по определению правового статуса Каспийского моря и расширения сотрудничества прикаспийских государств в области обеспечения безопасности в регионе. В связи с этим его внутренняя политика на Каспии носила малозаметный характер.

При этом наибольшую активность в данном направлении Иран проявил в области сохранения и развития биологических ресурсов Каспия. В частности, по заявлению озвученному 22 октября находящегося с рабочим визитом в Казахстане заместителя министра иностранных дел ИРИ Сейеда Боргаии, в Иране накоплен большой опыт по сохранению осетровых пород рыб, и в настоящее время ведется работа по восстановлению их популяции в Каспии. В частности, в этой стране принят закон о сохранении отряда осетровых рыб, согласно которому на полгода накладывается запрет на их вылов.
В целом, основной тенденцией рассматриваемого периода стала активизация деятельности прикаспийских государств и их взаимодействия в многостороннем формате, что обусловлено проведением в скором времени третьего саммита глав данных стран. Вместе с тем из-за закрытости четкой позиции некоторых государств по главному каспийскому вопросу неясными остаются пока и перспективы его решения.
Источник: http://www.casfactor.com