Йемен – разменная монета в борьбе Эр-Рияда и Тегерана

AA

Йемен стал разменной монетой в противостоянии двух региональных держав – Саудовской Аравии и Ирана, считает профессор Исламского университета Стамбула Мехмет Али Беюккара.

По его словам, попытки Тегерана обеспечить контроль над Йеменом посредством поддержки повстанцев из движения “Ансаруллах” (хуситы) дали результаты. «Йемен стал второй страной региона после Ливана, где Тегеран распространил свое влияние», — сказал Беюккара.

Учитывая геополитическое значение Йемена, шаги Тегерана не могли не остаться незамеченными, отметил эксперт.

Саудовская Аравия предприняла шаги по нейтрализации угрозы у своих южных границ, сказал профессор.

По его словам, к активным шагам Эр-Рияд побудили не только действия Тегерана, но и попытка Объединенных Арабских Эмиратов обеспечить контроль над югом Йемена.

Абу-Даби нацелился на раскол Йемена, что не отвечало интересам Эр-Рияда. Однако Эр-Рияд и Абу-Даби пока объединяет общий враг — Иран, что побуждает их действовать в составе единой арабской коалиции, сказал эксперт.

Профессор отметил, что активную поддержку саудитам в Йемене оказывают США.

«Эр-Рияд и Вашингтон стремятся одержать окончательную победу над Ираном. Но этого им добиться пока не удалось, поэтому война продолжается. Ожидать коренного изменения ситуации в ближайшем будущем также не приходится. В итоге страдает лишь Йемен и его народ», — сказал Беюккара.

Эксперт не исключил возможности того, что в случае лишения права престолонаследования принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана или ослабления Ирана на фоне восстановления санкций США конфликт завершится в более короткие сроки.

В то же время, по его мнению, позитивное влияние на ситуацию в Йемене может оказать урегулирование сирийского конфликта. «Прекращение масштабного финансирования конфликта в Сирии и успех шагов по его урегулированию могут стать прецедентом для Йемена», — отметил Беюккара.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B9%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD-%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%B5%D1%82%D0%B0-%D0%B2-%D0%B1%D0%BE%D1%80%D1%8C%D0%B1%D0%B5-%D1%8D%D1%80-%D1%80%D0%B8%D1%8F%D0%B4%D0%B0-%D0%B8-%D1%82%D0%B5%D0%B3%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B0-/1311290

Раздвоение Йемена. Конфигурация гражданской войны усложняется прямо на глазах

Алексей Куприянов

Почти 10 тыс. погибших, 50 тыс. раненых, более 3 млн беженцев — такова, по последним данным, цена войны в Йемене. Регион находится на грани гуманитарной катастрофы, ООН предупреждает о грядущем массовом голоде. И словно этого было мало, сепаратисты во главе с подготовленными еще СССР офицерами и политиками захватили временную столицу — город Аден — и потребовали отставки правительства. Мятежников поддержали ОАЭ — один из столпов коалиции, бомбящей Йемен уже третий год. При этом Саудовская Аравия, которая до того пыталась балансировать между сторонами конфликта, отмалчивается. Что происходит — разбирался iz.ru.

«Мы даем президенту Абд Раббо Мансуру Хади неделю на то, чтобы отправить в отставку правительство. Южные силы сопротивления (SRF) объявляют чрезвычайное положение в Адене и заявляют, что уже начали процесс смещения правительства и замены его кабинетом технократов. Южные силы сопротивления станут фундаментом, на котором мы возродим прежние военные институты Южного Йемена».

Это цитата из заявления, опубликованного Южным переходным советом — новой самоназначенной властью на йеменском юге. В воскресенье, 28 января, отряды Сил сопротивления вошли в Аден — фактическую столицу Хади, официально признанного международным сообществом президентом Йемена. Им навстречу выдвинулись отряды президентской гвардии. По последним данным, в городе идут тяжелые уличные бои. Закрыты школы, правительственные здания, большая часть магазинов, не работает аэропорт. Медики сообщают о 36 погибших и 185 раненых с обеих сторон. Премьер Ахмед ибн Дагр заблокирован в своем дворце и, по некоторым данным, готовится бежать из страны.

Президент Хади призвал немедленно прекратить огонь и вывести из города все вооруженные отряды. Переходный совет ответил кратко: «Слишком поздно», — и пообещал, что битва за Аден будет продолжаться до тех пор, пока правительство не уйдет в отставку. Что же заставило солдат Хади и бойцов Сил сопротивления, еще недавно плечом к плечу сражавшихся против повстанцев-хуситов, поднять оружие друг против друга?

Есть два Йемена

На протяжении своей истории Йемен поочередно находился под властью персов, арабов, турок, британцев. К 60-м годам XX века территория страны оказалась разделена на две крупные части: на севере существовало независимое Йеменское Мутаваккилийское Королевство, на юге — Федерация Арабских Эмиратов Юга, фактически находившаяся под контролем англичан.

В итоге король Севера был свергнут, вместо королевства была провозглашена Йеменская Арабская Республика (ЙАР). На юге после ухода англичан образовалась Народная Демократическая Республика Йемен (НДРЙ). Однако объединения двух йеменских государств не произошло — помешали амбиции борцов за свободу и взаимная нелюбовь северных и южных племен. В итоге Север увяз сперва в гражданской войне между сторонниками свергнутого короля-имама аль-Бадра, которых поддерживали саудовцы и иранцы, и республиканцами, которым помогал Египет. А Юг под руководством Социалистической партии принялся строить у себя коммунизм по советскому образцу при поддержке СССР. Между ЙАР и НДРЙ десятилетиями продолжался вялотекущий вооруженный конфликт, на фоне которого и на севере, в Сане, и на юге, в Адене, регулярно происходили военные перевороты и убийства президентов.

Все закончилось в 1990 году. Советский Союз, находившийся уже на грани краха, не мог больше поддерживать дружественный режим в НДРЙ, и власти Южного Йемена пошли на мировую с северными соседями. Был заключен договор об объединении на формально равноправной основе: президентом стал лидер ЙАР Абдулла Салех, вице-президентом — генсек Йеменской соцпартии Али Салем аль-Бейд, премьером — председатель президиума Верховного народного совета НДРЙ Хайдар Абу Бакр аль-Аттас. Но на первых же выборах северные партии одержали сокрушительную победу (ЙАР в три раза превышала НДРЙ по численности населения), и в итоге три четверти всех руководящих постов в едином государстве заняли чиновники с Севера, офицерский корпус армии НДРЙ поувольняли, а главное — все финансовые потоки от продажи нефти, добываемой на юге, шли теперь в Сану.

Неудивительно, что южане вскоре разочаровались в идее единого Йемена. В 1994 году вспыхнул мятеж, который северойеменские части жестоко подавили. Погибли более 7 тыс. человек, Соцпартию запретили, бывшие лидеры НДРЙ и тысячи их сторонников бежали из страны. Но всех недовольных запугать не удалось. В 2007 году было создано подпольное «Южное движение» («Аль-Хирак»), выступавшее за восстановление независимости Южного Йемена. Ни в Сане, ни за рубежом никто не относился к нему всерьез — до тех пор пока в стране не начался политический кризис.

В 2012 году бессменный президент Салех на волне «арабской весны» под давлением племенных элит и шиитских повстанцев-хуситов был вынужден уйти в отставку, его место занял Абд Раббо Мансур Хади — выходец с юга страны. Удержаться у власти он не смог: его не любили ни на Севере — из-за того, что он был южанином, ни на Юге — из-за того, что в 1994 году, когда решалась судьба восстания, он безоговорочно поддержал Салеха и предал повстанцев, получив взамен вице-президентский пост. В итоге торжествующие хуситы, объединившиеся с Салехом, вошли в Сану, а Хади бежал на юг — в Аден. Верные ему города сдавались повстанцам один за другим. Существенное сопротивление оказал только сам Аден, где против хуситов дрались местные отряды самообороны. Отряды хуситов захватили аэропорт, президент бежал из страны на лодке. Казалось, шансов у защитников нет.

Держаться до последнего

«Танки хуситов прорвались к президентскому дворцу»; «взрыв на фабрике по производству молочных продуктов, погибли 37 человек, десятки ранены; «авиация атаковала цели в порту, погибли грузчики»; «в городе начался голод, не хватает медикаментов».

Сводки из Адена в те дни давали лишь слабое представление о том, что происходило в городе. Легковооруженные отряды городского ополчения едва сдерживали натиск северян, активно применявших танки, бронемашины и артиллерию. В некоторых кварталах бои шли за каждый дом. Ополченцы оставили президентский дворец, вынуждены были сдать несколько районов, чтобы любой ценой удержать порт. И эта тактика себя оправдала: вскоре у пирсов начали швартоваться эмиратские и саудовские суда и корабли. Изгнанный президент Хади договорился с Эр-Риядом и Абу-Даби о помощи и вернулся с подмогой.

С эмиратской бронетехникой и саудовским воздушным прикрытием южане смогли отбить у хуситов весь Аден. Войска северян теперь поспешно отходили, сдавая рубеж за рубежом. Саудовские части, отлично вооруженные, экипированные и тренированные, часто просто не успевали вступить в бой: главной ударной силой, которую в мировых СМИ обычно скромно именовали как «поддерживаемое саудитами ополчение», стали отряды «Южного движения». Именно они сломали хребет хуситскому наступлению в Адене и зачистили большую часть южных провинций, безропотно передав их потом наскоро сформированной новой армии Хади.

Освободив территорию бывшего Южного Йемена, отряды «Аль-Хирака» остановились. Без них все попытки наступления войск Хади обернулись провалом: выяснилось, что плохо вооруженные йеменцы с Севера, не способные разгромить таких же йеменцев с Юга, легко справляются с саудовским спецназом, усиленным бронетехникой. Фронт застыл. Солдаты Хади и их саудовские союзники не смогли прорвать его даже, когда в лагере северян начался раскол и от хуситской пули погиб президент Салех. Южане наотрез отказались идти дальше. Им не нужна была Сана: куда больше их занимал вопрос, кто будет контролировать Аден и что теперь будет с освобожденной от хуситов территорией, где все больший вес набирало «Южное движение», лидеры которого никак не могут договориться между собой.

Социализм на южный манер

«Аль-Хирак» — главная сила на юге страны, коалиция различных партий, группировок и племен. В «Аль-Хирак» выделяются два крыла: умеренное, добивающееся автономии в рамках единого государства, и радикальное — возглавляемые бывшим лидером Соцпартии Али Салемом аль-Бейдом оголтелые сепаратисты, выступающие за воссоздание Южного Йемена. За прошедшие годы южные повстанцы не раз меняли покровителей, переходя из одного лагеря в другой.

Самые сложные отношения у них с Саудовской Аравией. Изначально в войне Севера и Юга саудиты поддерживали северян, воюющих с коммунистами-южанами; однако после объединения Йемена в Эр-Рияде обнаружили, что новое государство мало того что имеет территориальные претензии к Саудовской Аравии, так еще и сравнялось с ней по численности населения. Саудиты резко изменили курс и поддержали южный сепаратистский мятеж в 1994 году, но после его подавления решили сделать ставку на улучшение отношений с режимом Салеха.

Оставшихся без покровителей южных сепаратистов подобрал Иран, предоставивший их лидерам убежище, а бойцам — оружие. Однако после начала гражданской войны в стране Тегеран переориентировался на поддержку шиитов-хуситов на севере. Южные сепаратисты отвергли настойчивые просьбы иранского руководства поддержать хуситское восстание, и их тут же снова взяла под крыло Саудовская Аравия. Не последнюю роль сыграло в этом мощное южнойеменское лобби: за прошедшие годы в ваххабитском королевстве образовалось целое бизнес-сообщество выходцев из юго-восточного региона Хадрамаут.

Сейчас саудовское правительство ведет двойную игру: одной рукой поддерживает президента Хади, выступающего за единый Йемен, другой — тренирует бойцов «Южного движения», понимая, что без них весь южный фронт немедленно развалится. До последнего времени Эр-Рияду удавалось балансировать между ними: так, когда Хади принялся на только что отвоеванном Юге сажать на все руководящие посты своих родственников и соратников, саудиты заставили его поумерить аппетиты.

Но сейчас, судя по всему, хрупкое равновесие рухнуло. Более того, раскол наметился в самой коалиции, помогающей Хади вернуться к власти. Пресса сообщила, что на заседании Южного переходного совета присутствовали представители Объединенных Арабских Эмиратов — второго столпа антихуситской коалиции, и что ОАЭ заявили об активной поддержке южных сепаратистов.

Если «Южному движению» и Хади (вернее, стоящим за ними ОАЭ и саудитам) не удастся договориться и антихуситская коалиция рухнет, то гражданская война в Йемене из конфликта двух сторон рискует превратиться в драку всех против всех.

Источник — Известия

Стремится ли Россия стать «тяжеловесом» в Йемене?

© AP Photo, Hani Mohammed

Сегодня эксперты в области международных отношений все чаще анализируют изменения, произошедшие в стратегии России на йеменском направлении. Они считают, что Москва стремится посредством мудрой дипломатии и настойчивой политики стать игроком, способным повлиять на исход конфликта в Йемене, используя опыт, полученный в Ливии и Сирии, где она уже является ключевой фигурой, способной влиять на будущее этих стран.
Свидетельством этому является тот факт, что 13 июля президент Йемена Абд Раббо Мансур Хади назначил посла Йемена в Москве впервые после падения режима бывшего президента страны Али Абдаллы Салеха в 2011 году. После объявления о данном назначении официальное новостное агентство SABA опубликовало сообщение, согласно которому йеменский президент отправил в Москву нового посла Ахмеда Салема Аль-Вахиши с целью укрепления двусторонних отношений между Йеменом и Россией и достижения ими более высокого уровня.
По словам российских источников, назначение нового посла даст Москве возможность контролировать процесс политического урегулирования в Йемене. Кроме того, восстановление нормальных дипломатических отношений позволит российским дипломатам более свободно действовать в отношениях с государством после длительного периода путаницы и неопределенности.

Как заявляют источники, одобрение российским правительством решения Хади назначить нового посла Йемена в Москве противоречит предыдущим действиям России, когда она отказалась одобрить кандидатуру йеменского посла в конце 2016 года. Тогда этот шаг негативно повлиял на конфликт в Йемене, на позиции президента Хади и созданные им региональные союзы.
Западные дипломатические источники подтвердили, что согласие России принять посла, назначенного Хади, указывает на стратегический сдвиг в подходе Москвы к решению йеменского вопроса, а именно переход от критики продолжающегося конфликта к более активному участию в поиске дипломатических путей его урегулирования.
Согласно некоторым источникам, желание России способствовать прекращению огня в Йемене может быть связано со стратегическим видением своего влияния в регионе, а также геостратегическими амбициями Москвы на Ближнем Востоке. Источники также отмечают, что изменение дипломатического подхода России к ситуации в Йемене направлено на обеспечение необходимых условий для обсуждения строительства российской военно-морской базы на йеменских берегах в будущем.

Хотя в заявлении МИД России, сделанном в феврале этого года, ничего не было сказано о создании военно-морской базы, этот пункт входит в российскую повестку дня. Так, в 2009 году российские чиновники сообщили местным информационным агентствам, что создание военно-морской базы является стратегической целью России в среднесрочной перспективе.
Военные эксперты подтверждают, что проект создания военно-морской базы в Йемене представляет для России стратегическую важность, поскольку откроет ей выход в Красное море и пролив Баб-эль-Мандеб, который связывает Красное море с Аденским заливом.
Осведомленные источники в Москве сообщают, что бывший президент Али Абдалла Салех несколько лет назад выразил готовность предоставить России гарантии по строительству военно-морской базы в Йемене. Эта идея может не вызвать возражений со стороны йеменского альянса во главе с законным президентом Йемена Абд Раббо Мансуром Хади, и, возможно, со стороны его региональных союзников, поскольку может стать фактором, препятствующим реализации Ираном своих амбиций в Йемене.

Несмотря на то, что Соединенные Штаты всегда стремились обеспечить доступ к проливу Баб-эль-Мандеб и установить над ним контроль, нейтральная позиция Москвы в отношении йеменского кризиса и попытка поддерживать хорошие отношения со всеми сторонами конфликта, может предоставить России некоторые преимущества при реализации собственной стратегии в Йемене. Кроме того, возможно, стороны смогут сосуществовать в этой стране по примеру российско-американского сотрудничества на сирийском направлении.
По данным западных дипломатических источников, Москва стремится убедить конфликтующие стороны в Йемене в том, что является более надежным партнером, чем Соединенные Штаты. С помощью тех или иных инициатив Москва планирует доказать странам Ближнего Востока, что она в состоянии выполнять свою роль в качестве ведущей державы в сотрудничестве с Соединенными Штатам, либо самостоятельно, доказав, что является более успешным игроком, чем Вашингтон.
Указывая на свою многолетнюю работу по урегулированию конфликтов в Ливии, Сирии и Афганистане с помощью дипломатии, Москва хочет использовать тот же подход на йеменском направлении.

 

© AP Photo, Hani Mohammed
Сторонники президента Йемена Али Абдаллы Салеха

Эксперты полагают, что текущая задача России состоит в том, чтобы обеспечить свое влияние на баланс сил в Йемене. Они считают, что с этой целью Россия может предоставить Али Абдалле Салеху военную поддержку, тем более что бывший президент обещал возродить российско-йеменские отношения на уровне, на котором они находились во времена Советского Союза. Кроме того, Москва может установить отношения с хуситами, напрямую или через Иран, что также позволит ей получить признание со стороны участников конфликта в Йемене.
По словам Марка Каца, эксперта в политике России на Ближнем Востоке, страны региона могут пойти на соглашение с Москвой, в том числе по Йемену и Сирии. В этой связи нужно учесть, что Москва готовится к приему короля Саудовской Аравии Сальмана бен Абдель Азиза. Ожидается, что предметом обсуждения сторон будет конфликт в Йемене. Ситуация в этой стране имеет большое значение для безопасности Саудовской Аравии, особенно с точки зрения противостояния иранскому влиянию, в то время как для Москвы участие в йеменском конфликте даст возможность закрепиться в Красном море.

http://inosmi.ru/politic/20170806/239985287.html

Боевики «Аль-Каиды» заполняют вакуум в Йемене.

«Аль-Каида» одержала очередную победу в Йемене, тогда как президент Салех остается в Саудовской Аравии. Администрация Обамы меняет стратегию борьбы с международным терроризмом, сталкиваясь с осложнениями в мусульманских странах, бывших до сих пор американскими союзниками.

Вчера в своем первом интервью западному телевидению, CNN, вице-президент Йемена Абд Раббу Мансур Хади, исполняющий обязанности главы государства, сообщил, что антиправительственные силы под руководством «Аль-Каиды» контролируют пять провинций страны и обстановка продолжает ухудшаться.

Боевики, захватившие Зинджибар, столицу одной из провинций, называют свою организацию «Ансар аль-Шариа», известную как филиал «Аль-Каиды». Корреспонденты отмечают, что трем сотням атакующих не смогли противостоять 2 тыс. солдат правительственных войск. Не помогли и удары с воздуха, один из которых пришелся по пассажирскому автобусу, убив пять и ранив 20 человек.

Вице-президент сказал, что не знает, когда на родину вернется президент Йемена Али Абдалла Салех, который проходит лечение в Саудовской Аравии. Хади подчеркнул, что Салех остается весомой политической фигурой в жизни страны и уйдет только тогда, когда будет избран новый президент.

Как писала ранее «НГ», США, не надеясь больше на Салеха, строят секретную базу на Ближнем Востоке, с которой американские беспилотники будут наносить удары по позициям «Аль-Каиды» в Йемене (возможно, и не только там). Хади рассказал, как беспилотники наводятся на цель – вожаков «Аль-Каиды» – по записанному и распознаваемому голосу.

Как сообщает Reuters, Пакистан прекратил предоставлять США свою авиабазу «Шамси» для применения беспилотников. Это еще одно последствие ухудшения отношений между Соединенными Штатами и Пакистаном, которые все чаще обмениваются обвинениями. Пакистан возмущается нарушением своего суверенитета, особенно в связи с операцией по уничтожению бен Ладена, а США подозревают пакистанских военных и спецслужбы в сотрудничестве с «Аль-Каидой».

Беспилотники – один из хирургических компонентов новой стратегии США наравне с разведывательно-диверсионными операциями. В среду в Вашингтоне советник президента США по национальной безопасности Джон Бреннан презентовал документ «Национальная стратегия по борьбе с терроризмом». Бреннан заявил: «Наша стратегия четко определяет, кто является нашим врагом, а также отвечает на вопрос, каковы наши цели и методы. Это война – широкая, мощная и безжалостная, которая должна вестись всеми возможностями Америки. И мы не видим альтернативы уничтожению такого зла, как «Аль-Каида». Подчеркивая успехи США и их союзников в войне с терроризмом, Бреннан обозначил два наиболее серьезных, по его мнению, источника угрозы – активные организации «Аль-Каиды» в Пакистане и Йемене. «Именно из-за давления, которое испытывают ее руководители в Афганистане и Пакистане, «Аль-Каида» все более стремится вдохновлять других на атаки от ее имени», – заметил он.

Как сообщает New York Times, адмирал Уильям Макрэйвен, командующий американскими «морскими котиками» (им была поручена ликвидация бен Ладена), заявил, выступая в Сенате США: вывод регулярных войск из Афганистана приведет к еще большей нагрузке на его подчиненных и другие подразделения американских коммандос, задействованных в спецоперациях.

Защищая новую стратегию, администрация Обамы указывает на ошибки «глобальной войны» с терроризмом Буша-младшего, войны без точного прицела. Теперь США будут применять индивидуальный подход в Йемене, Сомали и Северной Африке.

Возможно, в рамках такого подхода Соединенные Штаты приняли решение расширить контакты с организацией «Братья-мусульмане» в Египте. Об этом сообщает Reuters со ссылкой на анонимный высокопоставленный источник, указывая, что такой шаг наверняка огорчит Израиль и его лобби в США. До сего момента американским дипломатам было разрешено открыто общаться только с теми членами «Братства», которые являются депутатами парламента. Теперь это ограничение снимается.

«Братья-мусульмане»

«Братья-мусульмане» – религиозно-политическое движение, основанное в 1928 году в Египте. Считается старейшей в мире международной террористической организацией, находится под запретом во многих странах мира, включая Россию. В 1984 году членам «Братства» было разрешено выдвигать свои кандидатуры на выборах в египетский парламент в качестве «независимых» либо в составе какой-либо легальной организации. Члены движения активно участвовали в арабской весне на стороне протестующих.

2011-07-01 / Петр Силантьев

Источник — Независимая газета
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1309494480

Реквием по Востоку

Политическая элита арабского мира вначале утратила чувство перемен, а позже и власть

В свое время Вольфганг Амадей Моцарт сочинил реквием, который мало кто знает, но его название уже длительное время не сходит с полос СМИ. Имя реквиему – «Дни гнева».
Учитывая приверженность американских политтехнологов давать своим кампаниям звучные названия, можно предположить, что и эта операция не стала исключением. Как известно, антиправительственные манифестации охватили целый ряд стран региона, среди которых Тунис, Египет, Йемен, Ливия, Алжир, Иордания, Ирак, Бахрейн и Марокко. Катализатором внутриполитических процессов, происходящих в странах региона, стала поддержка повстанцев со стороны международного сообщества, которое, нарушая международное право, стало вмешиваться во внутренние дела суверенного государства. В свою очередь военные операции сил СБ ООН придали дополнительный импульс.

Если проанализировать сложившуюся ситуацию, то вырисовывается занимательная картина. Прежде всего, если рассматривать временной фактор, то все события начали активно развиваться с начала 2011 года. При этом еще в прошлом году многие страны Ближнего Востока казались оплотом стабильности, а их дальнейшие шаги можно было прогнозировать. Достаточно вспомнить выборы в парламент Египта, на которых победила правящая Национально-демократическая партия.
Заслуживает внимания и география возникновения и распространения акций протеста. Ближний Восток и Северная Африка. С начала года восемь стран – Египет, Тунис, Марокко, Ливия, Иран, Йемен, Бахрейн и Алжир – стали своеобразной дугой нестабильности, повлияв на мировую экономику и политический расклад сил в мире.
По методам организации акций протеста нужно отметить, что народные волнения никогда ранее не распространялись практически одновременно на столь обширную территорию. И, судя по хронологии развития событий в странах региона, становится очевидным, что все они срежиссированы одной группой, которая, не мудрствуя, стала проводить все под одну «кальку».
По типу проявления протестов можно с большой долей уверенности говорить фактически о государственных переворотах, начинающихся как демократические выступления и заканчивающихся вооруженными столкновениями с органами правопорядка и правительственными войсками.
Как и прогнозировалось, сложившуюся ситуацию стали использовать в своих интересах экстремистские группировки. Так, 26 марта йеменский город Джаар захватили 30 боевиков «Аль-Каеды». Во время нападения члены группировки разграбили местный оружейный завод, на территории которого впоследствии прозвучали взрывы, унесшие человеческие жизни.
Интересно проанализировать список лидеров стран, где произошли народные волнения. Как видно из таблицы, фактически все главы государств фокусных стран находятся продолжительное, если не сказать длительное, время на руководящей должности. И если экс-президент Египта находился у власти практически 30 лет (с 1981-го по февраль 2011 года), то президент Ливии Муамар Каддафи правит страной уже 42 года.
Однако не срок нахождения у власти становится определяющим фактором, а чувство перемен, которое утратили лидеры. Тот же Каддафи, как и 40 лет назад, продолжал бряцать оружием. И это в XXI столетии, когда решающим фактором развития страны и общества выступает не насилие и страх, а знания и человеческий капитал. Мубарак, хоть и остается «тяжеловесом» Ближнего Востока, несмотря на события в его стране, он все-таки крупный политик ХХ века, который не уловил перемен в окружающем мире и в самом Египте. «Эпоха застоя» в кулуарах власти быстро передалась в общество, а оно хотело увидеть перед собой новые горизонты развития.
Восток изменился, а лидеры этого не заметили. Если бы политические элиты генерировали новые цели и идеи, представили своему населению проект обновленного арабского мира, где есть место социальной справедливости, новые перспективы развития, а не ограничивались уже сложившимся положением статус-кво, то, возможно, им удалось бы избежать тех волнений, которые прокатились по Северной Африке и Аравийскому полуострову. Кстати, именно этой задачи добивались в наднациональной Организации Исламская конференция (ОИК) – модернизации обществ с тем, чтобы они стали конкурентоспособными, видя в этом залог стабильности и процветания. Поэтому броское советское слово «прозаседавшиеся» можно смело отнести на счет политического истеблишмента Востока.
Сама атмосфера дежавю позволила «режиссерам» волнений в странах Арабского региона с легкостью «обновить кровь», сместить уже засидевшихся лидеров, которые не только стали неконтролируемыми, но и мало прогнозируемыми в своих поступках. Не составляет труда предположить, что на смену старым лидерам будут поставлены относительно молодые, более сговорчивые и менее амбициозные руководители, которые в ближайшие 5–7 лет смогут выполнять «пожелания» своего ставленника, способного при случае и похвалить отличившихся, и сместить неугодных.
Привлекает к себе внимание и группа организаторов массовых акций протестов. Практически во всех странах региона основными зачинщиками беспорядков являются организации религиозной направленности – шиитского и суннитского толка. Так, в Тунисе радикальные исламисты своими решительными действиями стали одними из активных устроителей акций протеста. Одной из активных в данном случае является известная в арабском мире и не только религиозно-политическая ассоциация «Братья-мусульмане». Организация протестов в Египте также является заслугой данного объединения, которое активно действует (под разными названиями) в других мусульманских странах. Как правило, «Братья-мусульмане» выступают в оппозиции к правящим режимам вплоть до участия в вооруженной борьбе против правительства (в частности, в Сирии в период правления Хафеза Асада). В некоторых странах (Иордания, Кувейт) «Братья-мусульмане» ведут легальную политическую деятельность. В Йемене и Иордании среди организаторов митингов также отмечается немало радикалов.
Это в свою очередь может означать только одно – стабилизация ситуации будет носить краткосрочный характер, учитывая, что две ветви одной религии, сталкиваясь на политической арене в борьбе за власть, могут привести к новым очагам напряженности.
Дополнительно отметим, что, планируя акции протеста, организаторы осознанно стали выбирать культовые сооружения и мечети. При этом основная работа по «сплочению единомышленников» проводилась в пятницу. И это вполне логично, так как именно в мечетях собирается большая часть населения, а если это происходит в пятницу, когда практически все население собирается на салят аль-джума, то явка людей и их внимание обеспечено. Поэтому становится очевидным, почему акции протеста начинались после пятничной молитвы.
Обращает на себя внимание деятельность в регионе известного радикального исламского движения «Хизбалла». Так, руководитель организации Хасан Насралла призвал к «продолжению революций в Бахрейне, Йемене и Ливии» и пообещал, что «Хизбалла» придет братским народам на помощь. Но и здесь существуют вопросы. Так, оказывая поддержку оппозиционерам, выступающим против руководства стран арабского мира, «Хизбалла» одновременно оказывает помощь правящей власти Сирии, направляя свои действия против повстанцев. Конечно, в данном случае можно учитывать тот факт, что на стороне мятежников находится известная ливанская партия «Движение за будущее», которая является противником «Хизбаллы». Но и здесь больше вопросов, чем ответов, связанных с тем, кто помогает принять правильное решение лидеру «Хизбаллы».
Также интересна позиция улемов Йемена (сословие мусульманских богословов и законоведов), которые активно включились в общественно-политическую жизнь страны. Так, глава совета улемов шейх Абдель Маджид аз-Зиндани выдвинул «дорожную карту» по выходу из политического кризиса, в основе которой лежит мирная передача власти в течение года.
Не страдают разнообразием и требования, которые выдвигали организаторы беспорядков. Так, если их сравнивать, то в большинстве случаев они носили политический характер. Лишь в некоторых странах региона требования протестующих начинались с решения социальных вопросов, но в последующем и они перерастали в политические. Из политических требований наиболее распространенными были смена режима, конституционные реформы, отставка руководства страны (президент, премьер-министр), правительства и проведение демократических выборов. Так, в Алжире демонстранты скандировали получивший популярность в Тунисе лозунг: «Требуем полной смены режима!» На улицы Аммана вышли около 10 тысяч сторонников оппозиции, которые призвали к проведению «серьезных конституционных преобразований».
Из социально-экономических требований чаще всех звучал призыв к повышению уровня жизни, снижению бедности, решению вопросов безработицы. Так, йеменские демонстранты несли плакаты с надписями «Долой разрыв между чудовищной бедностью и богатством!».
Отдельным пунктом можно выделить требования усиления борьбы с коррупцией, уход от практики назначения на руководящие посты своих родственников, представителей своего рода. Так, в Иордании и Йемене одними из популярных были лозунги: «Предайте коррупционеров суду», «Хватит коррупции!».
Интересно содержание лозунгов, с которыми демонстранты выходили на акции протеста. Большой резонанс получило требование поставить под контроль общества поток финансов, полученных от продажи энергоресурсов, в т.ч. нефти. Так, например, один из митингов, прошедших в столице Ирака, проходил под лозунгом «Где миллиарды, принадлежащие народу?». В городе Басре звучали уже другие лозунги: «Куда идут деньги от продажи нефти?».
Также есть и другие специфические черты в организации акций протеста. Так, во многих арабских странах протесты были организованы с помощью Интернета – социальной сети Facebook и массовых рассылок SMS-сообщений по мобильным телефонам. При этом отмечается, что SMS рассылались не изнутри стран, а из-за границы. В этом случае организаторы учли, что в самих странах действуют правительственные структуры, оснащенные техническими средствами контроля за подобными SMS-сообщениями.
Власти Сирии еще в 20-х числах января ограничили доступ к социальным сетям, опасаясь массовых беспорядков, произошедших в Египте. При этом в одном из интервью президент Сирии Башар Асад в интервью газете The Wall Street Journal настаивал, что это делается ради блага населения, которое еще не доросло до таких вольностей, как свободная пресса и нецензурируемый Интернет. Отметим, что практически каждый четвертый египтянин или тунисец – пользователь Интернета. Каждый шестнадцатый – пользователь Facebook или Twitter.
Впрочем, похожие попытки интернет-мобилизации в Сирии, Ливии или Иране возымели гораздо меньший эффект. В данном случае сказалась активизация государственной машины цензуры, которая успела поставить фильтры на пути организаторов массовых акций протеста.
Другой вопрос – кто распространил это нововведение в странах арабского мира, ведь до этого акции протеста проходили по так называемому «классическому» варианту. Впрочем, и здесь все очевидно: эффективность массовых акций, организованных с помощью SMS стала заметна в Испании, когда тысячи людей собрались на антиправительственные митинги после взрывов в Мадриде, массовые протесты на Филиппинах в 2001 году, в 2004 году десятки тысяч демонстрантов прошли по улицам Манхэттена, выражая протест против политики администрации президента Джорджа Буша за день до открытия в Нью-Йорке предвыборного съезда правящей Республиканской партии США.
Особый размах организация митингов, шествий и др. акций протеста с помощью SMS получила в США. Для многих социально активных граждан уже стало обычным делом, получая SMS, принимать участие в разного рода акциях. Организаторами даже был разработан пользующийся популярностью ресурс TxtMob.com, созданный для распространения и получения информации об акциях протеста, при условии если вы зарегистрировались, указав номер своего мобильного телефона и адрес электронной почты для рассылки.
Но самое интересное заключается в том, что массовые акции протеста проходили в странах с одной религией, но с разными правящими режимами. Так, если в Ливии и Сирии правят национал-социалистические режимы, то в других странах господствовала либерально-демократическая модель с выраженными признаками автократии. При этом практически весь Магриб и Ближний Восток представляют собой прозападные диктатуры. В разное время созданные не без помощи западных стран и США, они были призваны вначале обеспечить заслон распространявшемуся влиянию тогда еще могущественного СССР, а после него – сдерживать ислам.
И если с первой задачей режимы справились, то вторая цель не была достигнута. Мало того, в странах воцарились жесткие режимы, которые стали самостоятельно проводить свою политику, зачастую идущую вразрез с интересами их ставленников. Вследствие чего мы и оказались свидетелями демонтажа политических режимов в отдельных странах, которые в нашем случае принимают характер «снежного кома».
Сегодня на смену одних режимов в странах Магриба и Ближнего Востока идут западные модели, которые, по задумке «режиссеров», будут соответствовать демократическим стандартам и общечеловеческим ценностям. Вместе с тем, принимая во внимание, что инициативу во многих странах, охваченных массовыми волнениями, постепенно берут религиозные объединения, можно предположить, что не все, что сейчас делается в регионе, соответствует тому, что задумывалось.
Тем более что история уже знает подобные примеры. Это победа на выборах в Палестинской автономии радикальной организации «Хамас», после чего западные СМИ быстро вспомнили приход к власти в Германии НСДПА во главе с А. Гитлером. Впрочем, сомнения вызваны не только историческими параллелями, но и тем фактом, что для появления устойчивой демократии западного образца требуются не только механическая процедура выборов, но и социальный фундамент. Каким бы ни был режим, хорошим или плохим, он покоится на вере и доверии населения, а это комплекс ценностей и уровень политической культуры. Ведь, как показал пример с «Хамасом», палестинцы видели в этой организации выразителя своих интересов и предали анафеме лояльную Западу администрацию Палестинской национальной автономии во главе с М. Аббасом. Кстати, политический кризис, вызванный теми выборами, до сих пор не преодолен, а сам Аббас фактически нелегитимно находится у власти в ПНА, хотя срок его полномочий давно истек.

Олег СИДОРОВ, Алматы
31.03.2011

Источник — Литер
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1301558460

Каддафи загнали в угол. Удары коалиции лишили ливийскую армию превосходства над оппозицией

Вчера западные страны продолжили наносить удары по целям на территории Ливии, чтобы остановить наступление войск, верных режиму, на контролируемые оппозицией города и заставить Муаммара Каддафи пойти на уступки. По заявлениям американских военных, за два дня налетов силы международной коалиции нанесли серьезный ущерб ливийской ПВО, а также уничтожили десятки единиц бронетехники.

«Не отмечено активности в воздухе, и мы не засекли никакой работы радаров на тех объектах ПВО, которые подверглись атаке», – сказал вице-адмирал Уильям Гортни. По словам военачальника, силы коалиции не ведут охоту за Каддафи. Однако министр обороны Великобритании Лиам Фокс не исключил, что ливийский лидер может стать одной из целей, если при этом не будет угрозы для жизней гражданских лиц.

СМИ отмечают, что в ходе второй волны ударов на территории резиденции Каддафи в Триполи было уничтожено здание командного пункта, а местонахождение самого вождя ливийской революции неизвестно. Накануне он призвал своих сторонников организовать многотысячный мирный «зеленый марш» на оплот оппозиции – Бенгази, чтобы восстановить единство нации и сорвать планы агрессоров по расчленению Ливии. По сведениям оппозиции, во время бомбежек был тяжело ранен один из сыновей Каддафи – Хамис. Впрочем, официальный Триполи опроверг эту информацию.

Помимо объектов ПВО массированным налетам подвергались также правительственные войска, окружившие Бенгази.

Американские военные предупредили, что любые наземные силы, которые приблизятся к повстанческим отрядам, будут уничтожены.

Под ударами авиации союзников ливийские войска, пытавшиеся несколько дней назад захватить Бенгази, в понедельник отступили к Адждабии. По данным французской Figaro, на дороге, соединяющей Бенгази с Адждабией, можно увидеть десятки подбитых танков.

При этом, хотя силы Каддафи и отступили, они не прекращают вести бои против сил оппозиции. В свою очередь, вооруженные сторонники оппозиции постепенно собираются на подступах к Адждабии. Не исключено, что они попытаются отбить город. Ранее сообщалось, что вчера продолжалась операция против оппозиционеров в Мисурате.

Между тем, по сообщениям ливийского государственного телевидения, в результате налетов погибли 64 и были ранены 150 человек. Однако глава Объединенного комитета начальников штабов адмирал Майкл Маллен заявил, что коалиция пока не получила доказательств гибели мирных жителей от бомб союзников.

Дорога между Бенгази и Адждабией забита разбомбленной бронетехникой правительственных войск.
Сообщения из Ливии уже вызвали озабоченность генсека Лиги арабских государств (ЛАГ) Амра Мусы, который подверг критике массированные удары как выходящие за рамки резолюции СБ ООН и заявил, что проведет по этому поводу экстренную встречу ЛАГ.

Тем временем к силам коалиции присоединились военные из Испании, Бельгии, Дании и Катара, который стал первой арабской страной, направившей свои силы для участия в операции против Каддафи. Второй, вероятно, станет Иордания. Накануне президент США Барак Обама позвонил иорданскому монарху, чтобы напомнить о важности широкого международного участия в ливийской кампании.

На этом фоне министр иностранных дел РФ Сергей Лавров отправился с визитами в Египет и Алжир, чтобы обсудить с соседями Ливии перспективы преодоления нынешнего кризиса и влияние на регион происходящих в нем изменений.

Глава российского МИДа намерен выяснить, какие шаги арабский мир намерен предпринять в связи с гражданской войной в Ливии. Примечательно, что Египет и Алжир, как и Россия, выступали против иностранного вмешательства в дела Ливии.

Другая цель поездки Лаврова – знакомство с новым руководством Египта, а также с потенциальными претендентами на президентское кресло. Вчера в Каире он встретился с генсеком ЛАГ Амром Мусой, бывшим директором МАГАТЭ Мохаммедом Эль-Барадеи и с временным президентом страны Мухаммедом Хусейном Тантави.

На переговорах с министром иностранных дел АРЕ Набилем аль-Араби Лавров также обсудил тему возвращения российских туристов на египетские курорты. Напомним, Каир добивается скорейшей отмены рекомендации российских властей к гражданам РФ отказаться от поездок на Красное море.

Сегодня Сергей Лавров прибыл в Алжир, где, как ожидается, он обсудит помимо региональных проблем вопросы двустороннего военно-технического сотрудничества России и Алжира.

2011-03-22 / Николай Сурков

Источник — Независимая газета
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1300742040

Правительства стран Ближнего Востока пытаются откупиться от беды

Правительства стран Ближнего Востока пытаются откупиться от беды. Возможно, они делают запасы.
Если у вас нет лояльности ваших граждан, возможно, вы можете арендовать ее на некоторое время. Похоже, сейчас это стало мантрой арабских режимов. По всему Ближнему Востоку и Северной Африке они забрасывают своих жителей деньгами и подарками, так же, как полицейские Хосни Мубарака обливали протестующих водой на площади Тахрир.

Правительства региона долго контролировали цены на продукты питания и ГСМ. Если вы установите внутренние цены и мировые цены вырастут, субсидии также вырастут, если даже режим ничего не делает. Цена на буханку хлеба в Египте составляла несколько центов. После того, как во всем мире повысилась цена на пшеницу, Мубарак пообещал, что цена на хлеб будет продолжать оставаться низкой, повысив объем субсидий, который сейчас составляет более 2 млрд. долларов США в год. Новое правительство вряд ли сможет нарушить его обещание.
Объем субсидий на ГСМ больше. В 2009 году в Ближнем Востоке и Северной Африке они насчитывали почти 150 млрд. долларов США. Тогда нефть стоила более 60 долларов за баррель. Сейчас цена на нефть выросла почти вдвое, так что если цена на нефть осталась бы прежней, субсидии на ГСМ повысились бы почти на 300 млрд. долларов США в год. Это составило бы 7,5% ВВП этого региона — это огромная сумма. Единственный способ предотвратить такой скачок – повысить внутренние цены на ГСМ. Но ни у одной страны, за исключением Ирана и Катара, не хватило храбрости пойти на такой риск.
Правительства не просто отсиживаются, наблюдая за ростом субсидий. Чтобы откупиться от экономического недовольства, они используют новые «подачки». Самым широко распространенным методом стало старомодное повышение заработной платы. Саудовская Аравия повышает заработную плату госслужащим на 15%. Египет, Иордания, Ливия, Оман и Сирия повышают зарплаты и льготы для госслужащих, хотя будет ли повышена на 150% зарплата ливийским госслужащим – это другой вопрос. Повышение зарплаты в Иордане и Сирии составило 0,4-0,8% от ВВП, что не столь тривиально. Помимо Муаммара Каддафи, король Бахрейна и эмир Кувейта предлагают одноразовые выплаты, чтобы люди прекратили выходить на демонстрации. Эти выплаты королевские, в Кувейте они составляют 4 тыс. долларов США на одного человека, а в Бахрейне — 2 тыс. 500 долларов США на одну семью.
Некоторые правительства ввели новые субсидии. Кувейт, к примеру, предлагает бесплатную еду каждому в течение 14 месяцев. Бахрейн заявляет, что предоставит помощь в размере 100 млн. долларов США семьям, пострадавшим от инфляции.
Другие страны усиливают схемы соцобеспечения. Иордан, Сирия, Тунис и Йемен увеличили бюджеты своих национальных программ, по которым предоставляются наличные деньги и льготы бедным. Такие программы обычно насчитывают 2% от ВВП, так что дополнительные расходы увеличивают размер таких схем на четверть. Несколько стран сократили налог на продовольствие или ГСМ, чтобы нейтрализовать повышение цен. Ливан, например, сократил акцизный налог на ГСМ на более 1% ВВП.
Но бесспорно, самые щедрые суммы тратятся или предлагаются экспортерами нефти и газа на инфраструктуру. Разумеется, прародителем таких предложений является Саудовская Аравия. Правительство говорит о повышении инвестиций на полтриллиона долларов США в дополнение к 36 млрд. долларов США в рамках плана по экономическому стимулированию. Алжир предлагает потратить 156 млрд. долларов США на новые инфраструктурные проекты в период с 2011 по 2014 гг., плюс 130 млрд. долларов США на проекты, которые уже находятся в стадии реализации. Богатый нефтью Абу-Даби заявляет о своей готовности финансировать еще больше инфраструктурных проектов в более бедных княжествах, которые составляют ОАЭ. Спикер парламента ОАЭ говорит, что фонд национального благосостояния должен выделить еще 40 млрд. долларов США на стимулирование экономики и снижение процентных ставок.

Давайте волноваться позже
Сейчас слишком рано оценивать эффект всех этих мер. Для режимов, которые принимают эти меры, самое большое значение имеют политические результаты. Но эти результаты весьма скромные. Повышение зарплаты и субсидий не спасло Мубарака. Первая реакция на огромные расходы Саудовской Аравии также вызвала презрение, если судить по интернет-сайтам. «Они все еще зациклены на старом менталитете: раздавать деньги!», — говорит один пользователь глобальной сети. С другой стороны, эти меры, возможно, выиграли время для тех режимов, так же как в Бахрейне, Иордане и Сирии.
Экономические эффекты выглядят более четкими. Большинство государств, вероятно, имеют достаточно денег, чтобы тратить их. У Саудовской Аравии, несомненно, есть деньги. Каждый раз, когда цена на баррель нефти повышается на один доллар, в казну Саудовской Аравии добавляется 3 млрд. долларов США, если подразумевать, что ввиду роста цен на нефть в этом году доход Саудовской Аравии мог составить примерно 100 млрд. долларов США. Более того, страна увеличивает производство нефти, так что она может тратить еще больше.
Положение импортеров нефти более шаткое. Они вышли из мирового финансового кризиса со значительными валютными резервами, низкой задолженностью ВВП, но с бюджетным дефицитом. Если все пойдет как надо, Египет и Тунис смогут профинансировать некоторые дополнительные расходы. Однако экономика этих стран страдает от внешнего шока ввиду потери прибыли от туристов и не защищены от падения спроса: по прогнозам, рост ВВП в Египте сократится с 5% в 2010 году до менее 4% в нынешнем году. Состояние бюджета этих стран может быстро ухудшиться.
Повсюду изменения усилят роль государства в экономике, которая и до этого была слишком существенной. Они уже отменяют скромные экономические реформы середины 2000 годов. Тогда Египет снизил тарифы на импорт, открыл свой валютный рынок, сократил налоги и бюрократизм, так что к 2007 году Египет возглавил список стран-реформаторов в отчете Всемирного Банка «Doing Business Report». Теперь он занимает в этом списке 94-е место. Саудовская Аравия также «открылась», но более осторожно. Внушительные меры по стимулированию экономики не сумеют ослабить экономическую хватку саудовских монархов.
Большинство арабских режимов борются за свое существование, в некоторых случаях, буквально. Сейчас, они больше волнуются по поводу других неотложных проблем, чем об экономических последствиях своих действий. Однако последствия неизбежны. И они, возможно, будут не самыми лучшими.

«Economist», 10 марта 2011 года
Перевод – «Zpress.kg»

Источник — Zpress.kg
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1300177800

Горящая Ливия — приз для Китая?

В Ливии практически началась гражданская война, власти активно защищают свои позиции. Тем временем нестабильность в этой стране привела к повышению цен на нефть, что обострило конкуренцию главных энергетических импортеров в регионе — Китая и США.
Между тем, по мнению Ариэля Коэна, ведущего эксперта фонда «Наследие» по России, Евразии и международной энергетической политике, все эти события в будущем приведут к соревнованию между Китаем и Россией за Центральную Азию. В таком соревновании выиграет Китай, уверен американский эксперт

— Господин Коэн, насколько такой сценарий развития нынешних событий на Ближнем Востоке был ожидаем или неожидан для Соединенных Штатов Америки?
— События на Ближнем Востоке были полным сюрпризом как для Вашингтона, так и для самих режимов. Они говорят о том, что разведки, дипломатические службы были не готовы к правильной оценке взрывного потенциала нестабильности, потому что спецслужбы зачастую дают ту информацию, которую хотят услышать в правительстве.
И у дипломатов, и у американского разведсообщества не хватало на местах потенциала агентурных сетей. Меня это не удивляет, потому что американская разведка полагается на местные силы безопасности.
— А как Вы считаете, почему часть российских аналитиков и, я думаю, вообще российская сторона очень настойчиво говорит о том, что за всеми этими событиями на Ближнем Востоке опять видится рука Запада?
— Российская сторона говорит это по двум причинам. Первая — потому что они пытаются оправдать недовольство у себя дома. И, кстати, это не только российская позиция. Почти все постсоветские страны пытаются списать недовольство у себя дома на «происки врагов» и тем самым из людей, имеющих реальные политические претензии и жалобы, делают агентов иностранных разведок. Это еще при Сталине практиковалось. Правда, тогда даже совсем невинных бросали в ГУЛАГ как японских или польских шпионов.
Второй момент — это паранойя, которая осталась еще с Советского Союза, подпитываемая некоторыми профессиональными антиамериканскими пропагандистами. Мы их часто видим «в ящике», но «если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно», то есть кто-то этим рупорам платит, кто-то вставляет в сетку вещания.
С одной стороны — это пережиток, оставшийся с советских времен, а с другой — это попытка создать образ внешнего врага для того, чтобы сплотить вокруг себя население. Кроме того, это попытка облить черной краской всех политических противников.
— Выходит, что реальной «перезагрузки» отношений между Россией и США не произошло? И холодная война, по сути, продолжается?
— Со времен Горбачева люди забывают, какой бывает та, настоящая холодная война. Сегодня это уже не та холодная война, когда друг на друга были нацелены ракеты с ядерными боеголовками и кризисом, который разразился во время кубинских событий 1962 года. До такой степени, что война могла начаться практически в течение двух-трех часов, одна политическая ошибка могла привести к запуску ракет.
Такого нет.
Но есть глубокое недоверие и геополитическое соревнование.
Говорить о том, что Америке выгодны события на Ближнем Востоке, может либо человек, катастрофически не разбирающийся в происходящем в экономике и геополитике, либо человек, сугубо заангажированный.
Потому что Америка зависит от нефти, и Америка — импортер нефти. Повышение цен на нефть, которое продолжается из-за событий на Ближнем Востоке, очень плохо для роста американской экономики. Ведь она только сейчас со скрипом стала выходить из кризиса.
Америка потеряла уже своего близкого союзника там — Хосни Мубарака. У Америки проблемы в Бахрейне и Омане. В Бахрейне стоит пятый американский флот. И последний момент — вся эта катавасия выгодна Ирану. Иран — это сегодня главный региональный конкурент Соединенных Штатов в Персидском заливе и на Ближнем Востоке.
— И по поводу перезагрузки, которую обе стороны торжественно презентовали в прошлом году…
— Перезагрузка могла двигаться, только пока Обама шел на односторонние уступки, и она покупается только ценой односторонних уступок.
Соглашение СНВ по ракетам — это уступки Америки по отношению к России. Прекращение или ослабление американского присутствия в Средней Азии, на Кавказе, Украине — это односторонние уступки. Перезагрузка реально дала для Америки и НАТО канал снабжения на Афганистан, но это опять же в интересах России.
Есть односторонние уступки. И есть совпадение интересов. Совпадение интересов — это Афганистан.

Война и мир на Ближнем Востоке
— Ощущается ли на Ближнем Востоке соперничество между США и Китаем как главными мировыми импортерами энергоресурсов, и как оно, на Ваш взгляд, будет дальше развиваться?

— Есть соперничество между США и Китаем в Тихоокеанском регионе. Чем больше растет экономическая мощь Китая, тем больше у него ресурсов для укрепления военной мощи. Когда укрепляется военная мощь, то, соответственно, начинаются трения вокруг Тайваня, Южко-Китайского моря. Китай недостаточно давит на Северную Корею, чтобы она держала себя в рамках, не развивала ядерную программу. Но Северная Корея оттягивает на себя внимание США, развязывает Китаю руки в других регионах.
По океанской периферии от Кореи до Филиппин у Пекина уже есть какие-то трения с Вашингтоном. Программа вооружения Китая говорит о том, что он хочет усиливать свою военно-морскую и военно-воздушную мощь.
В долгосрочном измерении экономический рост Китая приведет и к росту совокупной государственной мощи. И когда это произойдет, начнутся трения и с Россией (и Россия это понимает), будут трения и в Центральной Азии, потому что на Центральную Азию претендуют как Пекин, так и Москва. Будет соревнование между Китаем и Россией в Центральной Азии. В таком соревновании выиграет, конечно, Китай.

Ботагоз Сейдахметова
11.03.2011

Источник — Новое поколение
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1299966420

Мубарака сверг не Запад, а египетский народ

Гюльнара Инандж.


Эксклюзивное интервью агентства Новости-Азербайджан с доцентом кафедры международных отношений Университета Чанкыры, Турция, кандидатом политических наук Реха Йылмазом ( Reha YILMAZ), прокомментировавшим ситуацию в Египте.
— События в Тунисе, начавшиеся в новом году, особо острый характер приняли в Египте. Но, бесспорно, почва для столь радикальных изменений готовилась долго. Какие внутренние и внешние геополитические импульсы стали катализатором событий?

— Перевороты были всю историю человечества. Можно привести множество примеров — от древнего Египта, тюркских государств, французской революции, большевистского в России и иранского переворотов.
Вникая в корни этого социально-политического, общественного процесса, на первом месте стоит недовольство общества жизненными условиями.
Экономические, управленческие причины или борьба за независимость лежали в основе этих событий.
В тунисских событиях людей вывели на улицы трудные жизненные условия, насилие правящих кругов и борьба за свободу.
Избегая легкого пути перекладывания причин событий на внешние силы, нужно видеть внутренние причины, повлиявшие на созревание и нарастание волнений.
Жизненные условия в Египте и Йемене схожи с Тунисом. Тунис стал примером народам, которые живут при схожих властях. Народы региона увидели в себе силу свергнуть режимы, годами подавляющие их, и добиться избрания властей, соответствующих их воле. Это и есть причина возникновения и продолжения волнений в регионе, в частности, в Египте.
— В случае с Тунисом, Йеменом и Египтом, не только столица, но и регионы стран, все слои населения протестуют против диктатуры. Местные власти отдалились от народа, не учитывают этнопсихологию своего народа, его взрывной характер, его проблемы.
— Особенности диктатур заключаются в том, что свой народ они видят как источник своей власти. Подобные режимы проводят разные испытания на народе, закрывают свои уши на их голоса, так как считают, что народный глас, требования народа ослабят их власть. На протяжении всей истории это было общим законом диктатур. Они не хотят видеть и не видят отсталость и гнев общества. Потому, что вокруг них образовался толстый слой, отдаляющий их от собственного народа и мешающий видеть происходящее в стране. В результате скопившийся гнев взрывается, погубив власть имущих и их окружение.
— Успех тунисцев и египтян насторожил многие правления не только на Ближнем Востоке, но и в других частях мира. Следует ли ожидать распространения революционного волнения?
— Не думаю, что процессы будут иметь продолжение и перекинутся в другие страны. Потому что после этой волны диктаторы Востока попытаются предпринять необходимые меры, предоставляя обществу больше свободы, возможность заработать или иные более сильные меры предосторожности.
— А что может произойти в Сирии – в стране так называемой «оси зла»?
— Сирия предприняла все меры безопасности против возможных народных волнений. Отдельно руководство страны в своих заявлениях обещает народу улучшение экономического положения. Последнее время Сирия, сближаясь с Турцией, взяла путь открытости, и народ пользуется благами этого сближения, что рождает симпатию народа к властям. С другой стороны в Сирии нет влиятельной оппозиции, как в Египте. Поэтому не вижу возможным повторения подобных волнений в Сирии.
— В Иране также оппозиция намерена поддержать египтян, что в дальнейшем повернется в сторону своих властей.
-Иран для США — символический враг. Даже в самый разгар напряженных отношений между странами стали известны глубокие связи между США и Ираном, раскрытые скандальными Ирангейт (İrangate)и Вотергейт (Watergate).
То есть Вашингтон никогда не уничтожит Иран. Для американского оружейного, нефтяного и финансового лобби всегда необходим даже пусть вообразимый враг, и в настоящее время самый реальный враг — это Иран.
Поэтому для укрепления американской экономики необходимо усиление, развитие и угроза странам региона со стороны этого так называемого врага.
Насколько соседние страны будут бояться Ирана, настолько они будут нуждаться в США, рассматривая их как силу, готовую прийти на помощь в ту или иную страну, при этом размещая там свои военные базы, получая экономические дивиденды. Спрашивается, почему Соединенным Штатам уничтожать такого врага?
Последние события в Магрибе произошли против воли США. Опоздавшие и ублажающие обе стороны конфликта заявления открыто подтверждают это. Если вспомнить поведение США в цветных переворотах, совершенных под лидерством Вашингтона, это проявляется четко.
— Несомненно, ослабление власти, почти безвластие в Тунисе, воцарение идентичного политического безволия в Египте перманентно отразится по всему Ближнему Востоку, что ознаменуется ростом терроризма, формированием новых бесконтрольных вооруженных групп, перегруппировкой ориентации Аль-Каиды, Хезболлах и др. вооруженных радикальных организаций. То есть, есть мнение, что именно диктатура сдерживает расползание терроризма в стране. ..
— Очень важно сохранение безопасности после переворота. Поэтому всем силам, совершившим переворот, нужно действовать совместно и за короткий срок создать переходное правительство, и получив поддержку армии, контролировать всю страну.
В обратном случае неопределенность создаст благодатное пространство для передвижения международных террористических организаций. Но нельзя сравнивать Ирак с Египтом или Тунисом. В Ираке происходило противостояние против США и их союзников. По этой причине эти террористические организации получали поддержку народа. В Египте и Тунисе народ выступает против собственных правителей, соответственно названные террористические организации не получат возможность свободного действия в народе. Также невозможна поддержка народа.
— Насколько велика возможность захвата власти в Египте радикалами?
— Эти опасения вброшены произраильскими СМИ и диктатурой Мубарака. Потому что один хитрой политикой пытается вывести из строя сильную оппозицию, а другой добиться продолжения связывающего руки и ноги Египта Кемп-Девидского соглашения.
Самое интересное, что с этой точки зрения Мубарак и Израиль стоят в одном ряду. Спрашивается, насколько вы знаете «Братьев-мусульман», и откуда пришла мысль о враждебности и радикализме этой организации? Человек — враг того, чего не знает. Все усиленно подключаемся к кампании чернения «Братьев – мусульман». Если говорим о демократии, то она есть для одних, и ее нет для других, придерживающихся исламского сознания? Если демократия — свобода совести, мышления, то почему за людьми, принявшими исламское сознание как образ жизни, не признаем это право.
Если это право выбора и право быть избранным, то почему оно не применяется к голосам избирателей и желанию быть избранным? Ответы на эти вопросы приведут нас к более правильным результатам.
— Запад и Израиль поддерживали президента Египта Хосни Мубарака. Но тем временем на арену вышли Аль-Барадеи и другие. Может ли Аль-Барадеи убедить Израиль, Запад и египетский народ в том, что он может заменить Мубарака ?
— В настоящий момент египетская оппозиция, в том числе «Братья-мусульмане», объединились вокруг Аль-Барадеи. Как показывают события, после отстранения Мубарака от власти во главе временного правительства может встать Эль-Барадеи.
Эль-Барадеи — очень важный шанс для Египта. Опыт работы в западных организациях может сделать его лидером, способным привести в страну западную культуру демократии.
Это важно с точки зрения сохранения стабильности в регионе, в то же время можно обойти опасность прихода к власти «Братьев-мусульман». Но Мубарака сверг не Аль-Барадеи, а египетский народ.
— Оппоненты Эрдогана после событий на Среднем Востоке в своих антиправительственных выступлениях премьер-министра начали сравнивать с солтаном. Очевидно для того, чтобы направить внимание противников Эрдогана к последним событиям в регионе и использовать ситуацию для смещения с поста правительства нынешнего президента.
— Эти амбиции считаю комичными, свидетельствующими о незнании турецких реалий, последней точки, к которой пришла нынешняя Турция. Это не что иное, как давление на успешное правление страной уже долгие годы партией с исламскими и демократическими ценностями. Если спросить, от кого же взяли пример активные участники переворотов в этих странах, то ответ будет таким — «Турция и ее премьер-министр Раджап Таййып Эрдоган».
Турция, успешно реализуя синтез исламских и демократических ценностей, дала массам Ближнего Востока смелость. Нужно видеть эту реальность.
Реалии могут не соответствовать нашим мечтам, но они реальность наших дней.
В ответ на вызов Республиканской народной партии (CHP) людей на площади, общественность обратилась в суд с обвинением о противоречии этого призыва законам страны.
Отдельно, кроме малочисленных людей, никто не последовал за этим призывом. Это свидетельствует о довольстве турецкого народа своей жизнью.
— В Казахстане пройдут досрочные президентские выборы. Связаны ли последние действия президента Н.Назарбаева с событиями на Среднем Востоке и настороженностью о возможности перемещения революционных процессов в Центральную Азию?
— Средняя Азия переживает три разных периода. Диктатуры, власти, смещенные волей народов, и власти, нацеленные на воцарение поэтапной культуры демократии. Казахстан относится к третьей группе. Казахстан – страна Средней Азии, обещающая демократическое будущее. Там проводится умная политика, думаю, что и в дальнейшем она будет иметь продолжение.
Но демократия не происходит сразу. Нужно время. Другой пример, Киргизия. Здесь пытаются ввести демократию и предотвратить диктатуризацию властей. Думаю, что эта страна в дальнейшем столкнется еще со многими проблемами. Нужно действовать терпеливо. Думаю, что такие страны, как Узбекистан и Туркменистан не соответствуют демократическому правлению. Общественный строй пока не соответствует демократическому строю. Не думаю, что в этих странах он придет в необходимое соответствие в скором времени.

источник — http://novosti.az/analytics/20110212/43636511.html

США и их союзники тратят огромные деньги на войны ради установления демократии в Ираке и Афганистане…

Следующий шаг египетской оппозиции

«Во времена моей молодости в Каире мы говорили о своих политических взглядах разве что шепотом и только с друзьями, которым очень доверяли», — так начинает свою статью в The New York Times Мухаммед аль-Барадеи, в прошлом глава МАГАТЭ, а ныне один из лидеров египетской оппозиции. Прошло полвека, но египтяне по-прежнему лишены большей части свобод, страна бедная, отсталая, почти 30% жителей неграмотны. Некоторые западные союзники считают режим Мубарака «стабильным». «Но на деле это бомба с часовым механизмом и питомник радикализма», — пишет автор.

Революция в Тунисе внушила египтянам, что перемены возможны. Молодые лидеры египетской оппозиции слишком умны, чтобы согласиться на половинчатые решения, — их устроит только полное упразднение старого режима, считает аль-Барадеи.

«Многие, особенно на Западе, купились на байку режима Мубарака, будто при демократии Египет погрузится в хаос или переродится в религиозное государство, аннулирует хрупкий мирный договор с Израилем и станет относиться к Западу враждебно», — пишет автор. Но, по его мнению, египетский народ не столь легковерен.

США и их союзники тратят огромные деньги на войны ради установления демократии в Ираке и Афганистане, напоминает политик. «И теперь, когда каирская молодежь, все оружие которой — Facebook и убежденность в своей правоте, вывела на улицы миллионы людей, чтобы потребовать подлинной демократии в Египте, было бы абсурдно по-прежнему молчаливо поддерживать режим, утративший доверие собственных граждан», — пишет аль-Барадеи.

Режим Мубарака должен мирно и упорядоченно передать власть другому, убежден он. Необходимо распустить нынешний парламент и отменить действующую конституцию, «заменить ее временной конституцией, президентским советом из трех человек и временным правительством национального единства». В президентском совете нужен представитель армии, дабы обеспечить преемственность и стабильность в переходный период. Задача президентского совета и временного правительства — составить проект демократической конституции, который будет вынесен на референдум, и провести свободные и справедливые президентские и парламентские выборы.

Свободный, демократический, миролюбивый Египет станет оплотом стабильности на Ближнем Востоке и уважаемым партнером для международного сообщества, заключает аль-Барадеи.

Мухаммед аль-Барадеи | The New York Times

Источник — Инопресса
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1297411560

Турция — косвенная причина революционных волнений на Ближнем Востоке


Гюльнара Инандж


В эксклюзивном интервью агентству Новости-Азербайджан директор Евразийского центра исследований и практики, преподаватель кафедры истории Университета экономики и Технологии Анкары (Турция) Ихсан Чомак (Ihsan Comak) ответил на вопросы по ситуации на Ближнем Востоке:- События, разворачивающиеся в Тунисе и Египте, не являются цветными революциями.

Они не поддерживаются ни США, ни другими силами. Конечно, после начала этих событий определенные силы могут пожелать использовать и управлять ими. Но фактом начала этих движений является недовольство граждан своими режимами. Могу сказать, что последние сто лет права человека и демократия не достигли этого региона.

Когда другие народы мира вкушают плоды демократии, народы этого региона живут в бедности и под давлением, что стало двигателем общественного протеста и возрождения.

Народы региона хотят демократии, свободы и благоденствия.

Тунис стал примером для возможности свержения неудовлетворяющих свой народ властей. Волнения очень быстро перебросились в другие страны региона. Не следует искать каких-то закулисных манипуляторов событий. Очень много таких примеров в истории. Например, в 1830 и 1848 гг. известны революционные волнения, начатые во Франции, и в скором времени перекинувшиеся во всю Европу. Европейские народы, живущие в идентичных притеснениях, беря пример Французской революции, тоже где-то совершили революцию, где-то добились свержения режима. Молодежные движения 1968 г. в Европе тоже тому пример.

— Могут ли эти революционные события перекинуться в Турцию?

— Нет, они не могут охватить Турцию. В Турции действует демократический режим. Каждый может единолично или организациями протестовать и критиковать любые власти.

Политическая система в Турции с каждым днем преобразовывается к лучшему. Нет такой темы, которую нельзя было бы обсуждать. Нет запретных тем… По этой причине любой вопрос исчезает, не превращаясь в напряжение. Нынешние власти преобразуют многие вещи без требования народа. Это весьма важно.

— Какое влияние имеет Турция на принявшие региональный характер протесты?

— Турция в принципе напрямую или косвенно не вмешивается во внутренние дела других государств. Но в этих событиях Турция имеет разного рода влияние. Последние годы Турция стала укрепляющимся, богатеющим государством с быстро развивавшейся экономикой. С другой стороны, в регионе появилась государство, крепко стоящее на своих ногах, время от времени резко противостоящее западной политике. Турция стала популярной в странах региона. Народы региона просто начали задаваться вопросом: «Почему мы не становимся странами — такими богатыми, демократичными, как Турция», «Почему мы не такие, как Турция». С другой стороны, в турецких сериалах, демонстрирующихся от Средней Азии до Северной Африки, показывается свободная и обеспеченная жизнь в Турции. Поэтому народы региона сравнивают свою жизнь с турецкими реалиями. Коротко говоря, ежедневно улучшающиеся жизненные условия в Турции демонстрируют им, что их убогое и бесправное общество не является велением судьбы, они понимают, что по вине их лидеров они впали это убогое состояние.

То есть, косвенно, сама того не желая, Турция стала причиной революционных волнений в регионе. Турция стала передовиком изменений в своем регионе.

— Как можно расценить позицию США в этих событиях?

— На словах Соединенные Штаты вошли в Ирак для внедрения в эту страну мира и стабильности. Проект Большой Ближний Восток ставил цель распространения демократии в регионе. Но этот проект был предан забвению. На самом деле Вашингтон по сей день не сделал ничего для прихода демократии на Ближний Восток. В действительности, демократия никогда не была настоящей целью США. На первом месте стоит безопасность США и Израиля. Для Белого Дома не важно, кто придет к власти в Египте. Важен его взгляд на Израиль. В этом смысле заявления США о «демократии» считаю не искренними. Если бы не развернулись эти события, США не хотели бы изменений на Ближнем Востоке.

— Определенную роль в революционных процессах на Ближнем Востоке, безусловно, играют современные технологии и виртуальные социальные сети, не так ли?

— Действительно, это так. Нельзя отрицать роль телефона и интернета в этих событиях.

Люди, лишенные свобод в настоящем мире, ищут ее в виртуальном мире. Мысли, мнения быстро распространяются в виртуальной сети. Очень быстро посредством СМС меседжей распространяется информация о каком-то митинге. Было бы правильным, если бы лидеры региона вместо запрета входа в Интернет изменили бы себя.


— Могут ли исламские радикалы «Братья мусульмане» прийти к власти в Египте?

— В таких странах, как Тунис и Египет, в дальнейшем возможен приход к власти не радикалов и диктатур, а демократических режимов.

Даже если после определенного времени правления люди, пришедшие к власти, прокатятся к радикализму и диктатуре, то они вновь будут свергнуты народными протестами. Народ уже нашел путь избавления от неугодных ему людей и правлений.

Он постоянно будет прибегать к нему.

— Какие изменения ожидают страны региона? Можно ли надеяться на демократизацию Ближнего Востока?

— Предполагаю, что постепенно страны региона станут более демократичными. Лидеры регионы серьезно напуганы. Чтобы не потерять свою власть, они или дадут народу больше демократии и благ, или попрощаются с властью. Протестные волнения в Тунисе, далее в Египте, стали началом крупных изменений в регионе. Бедность и бесправие народы Ближнего Востока уже не станут воспринимать как судьбу, и будут бороться. А это поведет за собой крупные изменения. На Ближнем Востоке изменятся социальная, экономическая, политическая жизнь. Надеюсь, что все процессы будут иметь позитивное завершение.

— 5 февраля Анкару посетил командующий вооруженных сил США по Ближнему Востоку и Африке. Считаете ли вероятным, что США намереваются при осложнении ситуации ввести войска в Египет, а может быть совместно с Турцией? Ведь с уходом Мубарака Израиль столкнется с новой геополитической ситуацией в регионе.

— Отправка совместных турецко–американских военных куда-либо в ближайшее время даже не может быть темой обсуждения. Думаю, этот визит произошел по другим причинам. Очень слаба вероятность введения американских войск в Египет.

Больше присутствует вероятность столкновений между Израилем и Египтом.

С уходом Мубарака, несомненно, Израиль окажется в сложной ситуации.

Вероятность прихода к власти «Братьев мусульман» единовластно слаба, но они войдут в состав коалиционного правительства. В таком случае новое правительство может изменить свою позицию к Газе, что может привести к нарушению Кемп-Девидского соглашения, и Израиль потеряет свою безопасность в египетском крыле.

Что может сделать Израиль в таком случае? Вероятнее всего, предпримет более агрессивную политику против Египта и Палестины. Кажется очень сложной возможность воцарения мира и стабильности в регионе.

источник : http://novosti.az/analytics/20110208/43633151.html

Для постсоветского пространства происходящие события в Египте и Тунисе наиболее опасны

Роман Темников.
Эксклюзивное интервью Новости-Азербайджан с известным российским политологом, вице-президентом Центра стратегических исследований Григорием Трофимчуком.

— Как известно, последние несколько лет в сфере урегулирования карабахского конфликта прошли под эгидой активного российского посредничества. Буквально недавно прошла очередная встреча глав МИД Азербайджана и Армении в Москве, которая закончилась ничем. Годы активного российского посредничества так и не привели к прорыву в урегулировании конфликта. С чем это связано?- С тем, что Россия находится в гораздо более сложной ситуации, чем внешние наблюдатели за развитием карабахской темы, которые готовы объявить, что «Москва не справляется». По сути, Москву до сих пор заставляют выбирать: так всё-таки она «за Армению» или она «за Азербайджан». При этом выбора для России в этой вилке нет и быть не может. С другой стороны, проблема заключается в том, что дипломаты не в состоянии решить задачу такого уровня, так как у них в головах с рождения, с дипломатической академии, забита установка, что простых решений в таких сложных вопросах быть не может, что «простота опасна». Это является основополагающей ошибкой, ведь именно простые, чёткие и сравнительно легко реализуемые решения способны сдвинуть проблему с места. Просто никто из академиков таких решений придумать не в состоянии; придумать простое и эффективное решение способны единицы, которые как раз и близко не допущены к урегулированию данного конфликта. Сложные решения – это гарантированное запутывание вопроса, бесконечный спор историков, и в итоге война.

На днях мы проводили в Москве видеомост по итогам трёхсторонней встречи глав внешнеполитических ведомств России, Армении и Азербайджана. В ходе дискуссии я, опосредованно, предложил заведующему отделом политического анализа и информационного обеспечения Администрации Президента Азербайджана Эльнуру Асланову провести узкий экспертный семинар по информационным войнам вокруг карабахской проблематики. Отдельное аналогичное предложение было сделано соответствующим структурам Армении. На этих семинарах как раз и можно найти реальные и достаточно простые решения, которые регулируются не войной. Только туда нельзя пускать историков, дипломатов и академиков – с ними не будет никакой подвижки, пусть собираются отдельно и рассказывают друг другу о том, кому 10 000 лет назад принадлежала та или иная территория.

— Стоит ли ожидать в этом году каких-то важных шагов, подписания хотя бы рамочного договора по урегулированию карабахского конфликта?

— Могу дать прогноз, что в этом году разнообразных документов по урегулированию конфликта будет подписано не меньше, чем в прошлом. В них будут содержаться давно известные правильные фразы. Основа проблемы по-прежнему состоит в том, чтобы отдавать или не отдавать Азербайджану его территории – в первую очередь находящиеся вокруг Карабаха.

Могу сказать, что это сделать сложно не потому, что этого не хочет Ереван, а потому, что никакая отдельная республика внутри бывшего СССР не сможет сохранить свою целостность в исходном виде. Здесь работают не интересы Москвы, Еревана или Вашингтона, а фундаментальные законы истории, связанные со стандартной схемой распада империй. Бывшее советское пространство будут постепенно расчленять иные, посторонние силы.

Взгляните на Таджикистан, который без войны отдаёт кусок своей земли Китаю. Сможет ли Азербайджан переломить такие глобальные уклады, даже если ему кто-то будет активно в этом помогать? Скажу больше: главный вопрос состоит не в том, чтобы что-то вернуть, а в том, чтобы удержать то, что имеешь, приложив для этого максимум усилий. Однако мы все, включая Россию, наивно этого недооцениваем.

— Грузинская сторона надеется на принятие Сенатом США резолюции по «оккупации части территории Грузии Россией». Насколько возможно принятие данной резолюции? И как эта резолюция может повлиять на урегулирование конфликтов на территории Грузии?

— Грузия находится в тисках тех же самых законов, по которым надо удерживать то, что имеешь в данный момент. У неё, помимо прочего, есть Аджария, армянские и азербайджанские анклавы и т.п., где также надо вести ежедневную интеграционную работу. Запад не слишком активно вмешивался в события начала августа 2008 года только потому, что хотел получить долгоиграющий механизм воздействия на Россию. Резолюция по поводу оккупации – идеальный инструмент, которым пока непонятно как пользоваться, чтобы не девальвировать его раньше времени. В конце концов, впереди Сочи-2014 и много чего ещё.

Сама по себе резолюция на конфликт повлиять не может. Более того, если Абхазия и Южная Осетия начнут вдруг какие-то переговоры с Тбилиси (допустим, уже при другом президенте Грузии), то США будут первыми, кто признает эти республики оптом или в розницу. До тех пор, пока Абхазия и Южная Осетия, заявившие о суверенности, не получили официально установленные международные буквенные коды – как, например, AZ (Азербайджан), AM (Армения), GE (Грузия) – ситуация вокруг них будет оставаться сырой и опасной. Кстати, то же самое можно сказать и по Карабаху: его реальная независимость и присвоение каких-нибудь латинских литер, типа КВ, навсегда отсечёт данную территорию от притязаний на неё со стороны Еревана или Баку.

— Недавно жуткий теракт имел место в «Домодедово». С чем был связан этот теракт: местная активизация боевиков, заказ Запада на дестабилизацию обстановки в России или что-то другое? Что, по-вашему, необходимо предпринять для предотвращения подобных терактов в будущем?

— Прошу заметить, что даже в Карабахе нет взрывов, хотя внешне конфликт мало чем отличается от ситуации в Палестине. В США также спокойно. Нет взрывов ни в Белоруссии, ни в Армении, ни в Азербайджане. Видимо, только на Россию на данный момент есть специальный глобальный «заказ», поэтому она вошла в список самых взрываемых стран мира. Обезопаситься от терактов в рыночном государстве, где всё продаётся и покупается, нельзя. Есть конкретные рецепты, которые можно реализовывать при абсолютной практической невозможности смены либерально-демократической модели и пресечения атак внешних влиятельных сил.

Мы говорили об этом в Москве на только что прошедшем круглом столе «Роль гражданского общества в противодействии терроризму». Некоторые из конкретных пунктов: сохранение в российском обществе того, что объединяет, а не разъединяет на пустом месте. В частности, необходимо удалить религию из политической жизни страны, необходимо резко сократить количество консультативных структур при Президенте РФ, которые простых советов не дают, но бюджетные деньги получают исправно. Кстати, на один только перстень из сокровищ арестованного недавно сотрудника аппарата СНГ генерала Бокова можно провести несколько важных международных мероприятий. Необходимо также создание Альтернативного экспертного совета – прямого моста между Президентом РФ и креативными технологами страны, куда вошла бы не оппозиция, не любители поговорить ни о чём, а те единицы, которые способны на большее.

И ещё необходимо быть элементарно хитрее: если даже на самом деле теракт совершил боевик с Северного Кавказа, то через прессу надо широко объявить: кавказцев там не было, вся информация об этом – провокация против России. Если российское население будут и дальше восстанавливать против кавказцев по этой прекрасно работающей схеме, то Северный Кавказ рано или поздно будет отделён от Москвы без войны. Проблема в том, что Россия слишком линейно и предсказуемо реагирует на то, что ей засовывают в спицы.

— Сейчас всё внимание приковано к событиям в арабских странах Северной Африки и Ближнего Востока. С чем связана новая волна цветных революций? Почему США инициировали эту волну?

— Это не цветные революции, цветные названия всем надоели. Когда появились очередные журналистские «находки»: жасминовая революция (Тунис), финиковая революция (Египет), стало скучно. Это совсем другой расклад: мусульманский мир готов дать Западу ответ в совершенно ином измерении. Если всё пойдёт по начавшемуся сценарию, антиамериканских очагов на карте станет в два раза больше, но ответить им так же, как в своё время Америка ответила Ираку и Афганистану, уже не получится.

Не думаю, что США сами спровоцировали глобальную дестабилизацию, которая не поддаётся тотальному контролю, в принципе, и при этом может сдетонировать в любую сторону. Возможно, США рассчитывали на некую тактическую ротацию действующих там президентов и на появление новых лояльных фигур (типа замены Мубарака на Омара Сулеймана), но выпущенные из запечатанного сосуда братья-мусульмане и их партнёры скучать им уже не дадут.

— Стоит ли ожидать расширения этой волны дальше — на другие страны Северной Африки и Ближнего Востока? Докатится ли эта волна до постсоветского пространства — стран Кавказа и Центральной Азии?

— Для постсоветского пространства происходящие события и такая живая «реклама» наиболее опасны, так как аналогичные демократические системы, где власть десятилетиями не переходит в чужие руки, присутствуют здесь в большом количестве. Постсоветские режимы, проклявшие бывших коммунистических вождей за то, что те до самой смерти сидели на своих постах, пошла намного дальше них. Об этом все знают, все это прекрасно видят, поэтому рано или поздно молчание толпы чем-то закончится.

— Что необходимо предпринять, чтобы предотвратить распространение этой волны?

— Могу подсказать один из выходов из создавшегося положения: Центральная Азия, к примеру, исторически не имеет никакого отношения к западному формату политической власти. Поэтому если бы какой-то из президентов центрально-азиатской республики пошёл на то, чтобы его страна приняла формат «султаната», «эмирата» или чего-то подобного, претензий к руководству со стороны населения и оппозиции стало бы по определению меньше. Но если ты называешь себя «демократическим президентом», так дай через 4-5 лет порулить своему соотечественнику, который имеет на это точно такие же права и хочет самореализоваться. Отрытый, откровенный, циничный обман – вот от чего, в конце концов, звереет масса, и уровень жизни, как причина восстания, стоит здесь не на первом месте.

Вопрос только в том, какая из постсоветских стран будет выбрана нашими недоброжелателями для удара. Не стоит забывать, что далеко не всё в мире решается цветными революциями, мы слишком зациклились на этой яркой картинке. Прямые убийства глав государств (как это было в своё время с Кеннеди) – особо опасная угроза именно для глав нестабильного постсоветского пространства. Очень странно и очень хорошо, что до сих пор здесь это никак не реализовано.

http://novosti.az/analytics/20110207/43632017.html

Стратегия «братьев-мусульман» в Египте и Иордании

Король Иордании Абдалла II решил распустить правительство и приказал сформировать новый кабинет. Очевидно, что то, что это происходит именно сейчас, не случайно – хашемитская монархия в Иордании наблюдает за развитием событий в Египте. Это не обязательно говорит об эффекте домино в регионе, и на самом деле, сравнивая ситуацию в Египте и положение в Иордании, необходимо учитывать очень важные факторы.

Иордания обращается со своей оппозицией совсем иначе, чем это делало египетское правительство. Правительство Иордании применяет к оппозиции более мягкий подход. Политическое крыло «Братьев-мусульман», Фронт исламского действия, признается в Иордании в качестве легитимной политической организации, хотя Фронт все еще борется за адекватное представительство в парламенте.

После парламентских выборов ноября прошлого года напряженность в Иордании действительно возросла. Политическое крыло «братьев-мусульман» яростно выступало против проведения этих выборов, а также против избирательного закона, который, по их мнению, отдает предпочтение промонархическим сельским районам Иордании. С того момента группа требует снижения цен на продукты и топливо и изменения избирательного закона, они проводят массовые демонстрации и мирные сидячие забастовки.

Не стоит забывать, что они не требуют смены режима, в отличие от ситуации в Египте. Сейчас политическое крыло «братьев-мусульман» видит для себя открывшиеся возможности, и по сути они пытаются воспользоваться текущей ситуацией для удовлетворения своих политических требований. Правительство Иордании уже объявило о плане субсидий на 452 миллиона долларов с целью снизить цены на продовольствие, на топливо, для повышения пенсий – по сути это делается для того, чтобы уладить разногласия с оппозицией. Иными словами, это не переломная точка, как в Тунисе или Египте, это скорее правительство пытается сохранить власть, идя на компромисс с целью предотвратить эскалацию конфликта.

Ситуация, которую создает Иордания, идя на уступки, может привести к серьезным последствиям за пределами страны, в особенности если события в Иордании воспринимать как успех исламистской организации, которая смогла вынудить такой режим как хашемитская монархия пойти у себя на поводу. Это может не только вдохновить на те же действия молодые оппозиционные группировки в других странах, но и подстегнуть египетских «братьев-мусульман».

Сейчас египетские «братья-мусульмане» ведут очень осторожную игру. Я думаю, они очень хорошо осознают, что романтизм революции на улицах может завянуть – чем дольше люди будут выходить на улицы без регулярных поставок еды, без обеспеченной безопасности, и, что самое важное, без результатов. Уже ясно, что Мубарак в ближайшее время уходить не намерен, а «братья-мусульмане» должны поддерживать градус на улицах прямо сейчас. Они не хотят, чтобы люди стали рассуждать таким образом – «я уже 30 лет мечтаю об уходе Мубарака, я не могу ждать еще 8 месяцев до сентябрьских выборов». С другой стороны, «братья-мусульмане» хорошо осознают негативные ассоциации со своим исламистким ярлыком и по этой причине пытаются заполучить на свою сторону некоторых светских лидеров, например, Мохаммеда эль-Барадеи, которому, может быть, недостает поддержки, но он, по крайне мере, светский лидер, которого люди могут представить находящимся у власти, пока «братья-мусульмане» работают над политическим шансом, которого они ждали в течение нескольких десятилетий.

Оригинал публикации: Dispatch: The Muslim Brotherhood»s Strategies in Egypt and Jordan

Опубликовано: («Stratfor», США)
Рива Бхалла (Reva Bhalla )

Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296707280

Эль-Барадеи — человек, который станет президентом Египта

«The Independent»: Мохаммед Эль-Барадеи — человек, который станет президентом
Человек момента? Конечно, это Мухаммед Эль-Барадеи, человек из народа, но у меня по этому поводу есть сомнения. Он не претендует на это, конечно, но сидя в своем саду на кресле у невероятно синего, но небольшого бассейна, иногда он кажется — даже в своей кепке — как очень дружелюбный и умный мышонок в очках. Ему не понравится такое описание, но этот мышонок, я подозреваю, с очень острыми зубами.

Это просто восхищение анализировать больших мышей, которые работали в Белом доме и Государственном департаменте США. Помните, как на следующий день они заявили, и все мы слышали, что они «следят за развитием ситуации». На второй день, госсекретарь США Клинтон заявила: «Мы оцениваем ситуацию как стабильную», вчера также было смешно, когда Клинтон сказала, что «мы в течение 30 лет призывали президента Египта Мубарака идти в этом направлении, но он отступил», а как же вы еще собираетесь просить его ввести демократические реформы? Затем Клинтон говорила о» законных желаниях египетского народа «и теперь они говорят о «плавном переходе власти» … Я думаю, что они знают о том, что дни Мубарака сочтены.
Для сведения, Эль-Барадеи, который является лауреатом Нобелевской премии мира, экс- глава ООН по атомной энергии, и т.д. и т.п. и тот, кто кусает нашего дорогого лидера. «Вчера, я слышал, как Камерон заявил, что «демократия это не выборы, а структурный элемент». Ну, все знают про это. Но как вы будете говорить о построении судебной системы, гражданского общества. Как вы будете говорить об этих «составляющих» под диктатурой? Вы либо гражданское общество, либо нет».

Иногда, речь Эль-Барадеи звучит слишком обнадеживающе. Он согласен с тем, что лучшие управленцы Египта были сосланы, умышленно, конечно. Недавно выступая перед студентами в Гарварде, он обнаружил, что 15 египтян находятся в числе Гарвардского совета.

«Я сказал им: если вы вернетесь, то вы сможете руководить в Египте». Но это не так просто. Поскольку Эль-Барадеи признает: «Это старая история, которая заканчивается: «Мубарак друг Израиля, и мы считаем, что изменение приведет враждебному к Израилю правительство, и оно станет в стиле Ирана «velayeh-fakhi» [руководство верховного религиозного лидера]. Я говорю, что это походит на «реальность». Вы должны избавиться от этой «реальности»- от «Мусульманского братства» и автоматической враждебности по отношению к Израилю. Фактом является то, что прочный мир может быть только между демократическими государствами, а не между диктаторами и, если вы хотите прочного мира, будь то демократия или диктатура в Египте, чувства людей в регионе не изменится».

Когда Египет проиграл войну 1967 года, Эль-Барадеи писал, что «солдаты воюют, потому что они защищают то, что хотят сохранить. Но за что боролись египетские солдаты в войне 1967 года? Не было того, к чему стоило возвращаться. Так что они убежали». Насер, великий человек считает, что он был худшим из египетских диктаторов, «он даже национализировал продуктовые магазины», но путь диктатуры шел до сегодняшнего дня. Еще несколько месяцев назад он не мог себе представить того, что произойдет. А теперь я смотрю на людей, и они вновь обрели уверенность в себе, они свободны. Это было похоже на скороварку».

Он говорит о лицемерии, диктатуре, уголовных должностных преступлениях, темных делах египетских служб безопасности, и о высокой лояльности египетской армии к народу. Нет, он не хочет быть президентом, но, когда я спросил его, сможет ли он взять переходное председательство на себя до справедливых выборов, естественно, я получил традиционный ответ. «Если будет согласие всех людей, то я думают, что я могу сделать это для них … Я сделаю это».
«Все это будет продолжаться, пока вы не начнете улучшение положения палестинцев, пока вы не пересмотрите политику в регионе. У нас есть странные отношения, которые вы называете миром, но вы не можете даже опубликовать здесь израильской книги и наоборот, к примеру. Если вы действительно хотите мира, да, мир может быть прочным с демократией, но и у вас есть ответственность, которая заключается в рассмотрении сбалансированных отношений, в частности по вопросу о Палестине, Ираке, Афганистане, что будет у вас, то и будет иметь арабский мир, который будет относиться дружески по отношению к Западу».

Эль-Барадеи на удивление мягок, когда он говорит о Мубараке. Последний раз он видел его два года назад. «Я видел его, когда вернулся из миссии ООН или отдыха. Я всегда получал теплый прием от него. Это были очень теплые отношения. Мы общались тет-а-тет, только мы, и никаких формальностей. Я говорил ему, что я думаю о той или иной проблеме, что можно сделать. Он действительно не имел советников, которые имели мужество говорить ему правду».

Много хорошего сделали советы Эль-Барадеи. Он возмущен поджогами и грабежами. Когда я спросил, стояли ли государственной службы безопасности за поджогами, которые были использованы Мубараком, Обамой и Клинтон, чтобы «отметить» тех, кто хотят, чтобы уход Мубарака был с насилием, мышь показала свои зубы. «Они [полицейские] были, а мы только сейчас услышали о документах, которые показывают, что некоторые из этих офицеров силовых структур снимали военную форму и шли на грабежи. И все они говорят, что им был отдан приказ режимом или министерством внутренних дел если угодно. И если это так, то это самое зловещее преступное деяние. Мы должны убедиться в этом. Но наверняка, многие из этих бандитов и мародеров являются отчасти тайной полицией».

И вдруг, блестя глазами за очками, мышь стала тигром. «Когда режим отказывается полностью от полиции на улицах Каира, когда бандиты являются частью тайной полиции, которые пытаются создать впечатление, что без Мубарака страна погрузится в хаос, это преступное деяние. Кто-то должен нести ответственность. И теперь, как вы можете слышать на улицах, люди не говорят о том, что Мубарак должен уйти, теперь они говорят, что он должен предстать перед судом. Если он хочет спасти свою шкуру, ему лучше покинуть страну».

Боже мой, эти зубы остры.

Мухаммед Эль-Барадеи — оппонент Мубарака

* Мухаммед Эль-Барадеи родился в Каире и начал юридическую карьеру, присоединившись к Международному агентству по атомной энергетике в 1980-х годах, и стал главой органа Организации Объединенных Наций в 1997 году.
* Он был откровенен в связи с отсутствием доказательств оружия массового уничтожения в Ираке до американского вторжения в 2003 году, что и возмутило администрацию Джорджа Буша. Присуждена Нобелевская премия мира и председательство в МАГАТЭ в 2005 году
* Секретная ядерная программа в Иране была раскрыта, когда он был главой МАГАТЭ. Тегеран всегда утверждал, что программа носит мирный характер.
* 68-летний Эль-Барадеи, стал в открытую оппозицию против президента Хосни Мубарака по возвращению в Египет в феврале 2010 года и завоевал широкую поддержку среди молодежи и среднего класса.
* В июне прошлого года он призвал своих сторонников присоединиться к кампании по изменению конституции, которая позволит демократическую последовательность.
* Эль-Барадеи оказывал давление на Соединенные Штаты, чтобы те поддержали уход Мубарака в отставку в выходные дни, заявив «время поддержки диктатора» должна закончиться. Он отверг призыв США для Мубарака принять радикальные реформы в ответ на массовые протесты.
* официальные СМИ пытаются высмеивать Эль-Барадеи, говоря, что он ничего не знает о Египте, и не имеет политического опыта.

Интервью Роберта Фиск а и Мохаммеда Эль-Барадеи,
«The Independent»,
1 февраля 2011 года,
Перевод –

Источник — Zpress.kg
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296545640

Иран и последние события в Египте

События последних дней в Египте, где решается судьба стоящего уже 30 лет у власти режима президента Хосни Мубарака, вызывает пристальное внимание в Иране. Две страны, во многом определяющие расклад сил на Ближнем Востоке, до сих пор не имеют дипломатических отношений и по сути находятся в состоянии политической конфронтации. Несколько раз — в 2004 г. во время правления реформистского президента С.М.Хатами, и в 2008. – уже при нынешнем неоконсервативном президенте М.Ахмадинежаде, Тегеран и Каир реализизовывали реальное продвижение по пути установления дипломатических отношений. Ровно три года назад состоялся визит в Каир тогдашнего спикера иранского парламента Голам-Али Хаддада Аделя. Тегеранская праворадикальная газета «Джомхурийе эслами» писала тогда, что восстановление двусторонних отношений с Египтом положительно скажется на помощи «идеалам палестинского освобождения». Однако тогда ничего реального достигнуто не было.

При этом, Египет остается единственной арабской страной, до сих пор не имеющей полноценного диалога с Ираном. Дипломатические отношения были разорваны как реакция Тегерана на подписание мирного договора между Египтом и Израилем, хотя Тегеран понимал все минусы разрыва связей с влиятельнейшей страной арабского мира. Дополнительным аргументом, подвигнувшим его на столь решительный шаг, явилось то, что именно Египет предоставил последнему шаху Мохаммаду-Резе Пехлеви политическое убежище и отказался выдать его иранским исламистам для суда. В мае 1979 г., через три месяца после победы в Иране исламской революции, ирано-египетские отношения были прекращены, а в Иране в течение многих лет любое упоминание об этой стране сопровождалось бранью. Ирано-иракская война, в которой Египет, имевший для арабов реноме старшего брата, не только безоговорочно поддержал Саддама Хусейна, но и оказал ему значительную военную помощь, добавила жесткости в ирано-египетское противостояние.

Многие годы иранская пропаганда однозначно квалифицировала Египет в качестве предателя дела арабской нации. Нынешний президент страны Хосни Мубарак получил в иранской прессе титул «современного фараона». Вплоть до недавних пор иранские власти помогали египетским исламистам создавать нелегальные экстремистские группировки. Однако с течением времени в Иране все более осознавали необходимость прямого политического диалога с крупнейшей страной арабского мира. К этому подталкивала и растущая изоляция Ирана в ближневосточном регионе, где практически ни с одной из стран Арабского Востока, кроме, пожалуй, Сирии, Иран не имеет достаточно конструктивных отношений, потребность в которых он, несомненно, испытывает, учитывая постоянно декларируемые клерикальным руководством страны планы на лидерство в исламском мире и стремление стать реальной региональной сверхдержавой. В начале 1990 гг. появился важный фактор, способствующий ирано-египетскому сближению – израильско-турецкое сотрудничество в сфере обороны и безопасности. Именно оно и подвигло Египет в начале 1998 г. официально обосновать необходимость военного партнерства с Ираном в качестве своеобразного противовеса стратегическому турецко-израильскому альянсу. Но только через два с половиной года, летом 2000 г., состоялся первый прямой контакт президентов двух стран Хосни Мубарака и Сейеда Мохаммада Хатами. Он явился подлинным прорывом, знаменовав переход к новому этапу во взаимоотношениях двух авторитетных региональных стран. Однако стратегические подходы двух стран по узловым ближневосточным проблемам во многом не совпадали, хотя в случае ирано-египетского сближения геополитический климат в регионе мог бы претерпеть серьезные изменения. Отметим, что сам факт постановки вопроса о примирении недавних недругов показывает, что иранский политико-религиозный истеблишмент пытается проявлять гибкость, без которой его существование не может быть успешным. Восстановление отношений Ирана с Египтом означало бы, что Тегеран принимает ближневосточный мирный процесс как факт нынешней ситуации, преодолевая изжившую себя зашоренность.

Однако в Каире не раз заявляли о том, что восстановление отношений с Ираном следует увязать с вопросом о борьбе с исламским экстремизмом. Там ждут от Тегерана готовности к более диверсифицированному сотрудничеству в сфере борьбы с террором и исламским экстремизмом. Это подразумевает передачу Египту боевиков «Аль-Каиды», а также активистов и функционеров египетских исламских экстремистских организаций, нашедших в Иране гарантированное убежище.

Есть дополнительная важная причина, которая стопорит ирано-египетское сближение. Выступая на специальных слушаниях по этой проблеме, член Комиссии по международным отношениям и безопасности иранского парламента Реза Хаджи-Бабаи озвучил точку зрения многих иранских политиков, считающих, что действительной причиной является беспрецедентный нажим, оказываемый на Каир со стороны США и Израиля. Однако такое мнение опровергла израильская газета «The Jerusalem Post», процитировавшая мнение МИДа своей страны о том, что возобновление египетско-иранских отношений может оказать благоприятное воздействие на ситуацию в Ближневосточном регионе в двух важных аспектах. Во-первых, Египет может в определенной мере нейтрализовать деструктивный потенциал Тегерана в вопросе урегулирования главной региональной проблемы. Кроме того, не следует недооценивать то влияние, которое может оказать на Иран готовность Египта серьезно противодействовать исламскому экстремизму. Тем не менее, несмотря на предпринятые во время президентской каденции Хатами политические усилия, реального продвижения в направлении установления дипломатических отношений с Египтом не получилось, а в последние месяцы отношения стали еще более жесткими.

Политические круги Тегерана убеждены, что со сменой нынешнего режима в Каире отношения двух стран обретут новое наполнение. Именно этим объясняется настрой иранских СМИ. В течение нескольких последних дней египетские события стали основными темами иранской прессы, как «бумажной», так и электронной, радио, телевидения. Новостные каналы иранского ТВ непрерывно показывают видеокадры хроники массовых манифестаций, кровопролитных столкновений демонстрантов с полицией на улицах и площадях египетских городов. Все участники передач – аналитики, корреспонденты, комментаторы – высказываются с протестных позиций, считая исход событий предрешенным, а власть президента Хосни Мубарака – поверженной. Основная идея такова: в Египте развитие событий движется по сценарию иранской исламской революции, в Каире происходит то же самое, что было в Тегеране в феврале 1979 г. А сам Египет не сегодня-завтра станет дружественной Ирану исламской республикой, где падет последний фараон. Вот как заявил в интервью прессе Джавад Лариджани, известный в стране политический деятель, брат спикера иранского парламента Али Лариджани: » Это народное восстание сметает находящуюся у власти в Египте диктатуру и мы это приветствуем». Пресс-секретарь иранского МИДа Рамин Мехманпараст, собравший в субботу пресс-конференцию, заявил, что власти страны должны подобающим образом ответить на справедливые требования народа и отказаться от применения силы при разгоне демонстрантов. Такое обращение высокого иранского чиновника вызывает вопрос: правомочно ли иранское правительство, перманентно использующее войска и спецформирования полиции при разгоне демонстраций, имеющим своим следствие как человеческие жертвы, так и сотни раненых, требовать гуманного обращения в подобных случаях в других странах? Группа студентов-басиджей (членов военизированных формирований) провела в тот же день демонстрацию у здания Бюро интересов Египта в Иране с требованием к египетским властям выполнить законные требования участников демонстраций и всего египетского народа.

Вот несколько заголовков иранских СМИ последних двух дней: 29 января: информагентство «Мехр»:»Пробил последний час Мубарака». Газета «Джамэ Джам» – официальный орган иранского радио и ТВ: «Всеобщий исламский призыв в стране фараонов». Одна из немногих в Иране оппозиционных газет «Эттемад» – «Гнев арабов продолжается». Популярная в Иране вечерняя газета «Кейхан»: «Всеобщий гнев в Египте. Остается один шаг до падения режима». Ультраконсервативная газета «Ресалат»: «Формируется новая политическая реальность на Ближнем Востоке: исламская ось». Газета «Мардомсалари» – «Грозная поступь народа в Египте». Газета «Кейхан» поместила аналитическую статью своего главного редактора Хоссейна Шариатмадари под красноречивым заголовком «Мубарака ждет незавидная судьба». Весь арабский мир восстает против авторитарных правителей, волна народного гнева охватила Тунис, Алжир, Йемен, Иорданию, приближается к другим странам, где попираются права народа, — пишет «Кейхан». Газета «Эбтекар» уточняет: «Возможно, эти революционные события запоздали. Но, рано или поздно, они свершаются, и в этом – веление времени». Издание «Мир экономики»: «В Египте все явственнее ощущается запах революции». Газета «Джомхурийе эслами» в своей передовой статье сообщила, что Египет находтся всего в одном шаге от революции и предрекла подобную судьбу для многих стран арабского мира, в том числе – в зоне Персидского залив: «И туда, сметая все на своем пути, приближается революционный смерч. Он радикально изменит ситуацию, придав ей подлинно исламской звучание».

Такой же настрой иранских СМИ продолжился и 30 января. Информагентство «Фарс» предварило репортаж о студенческих демонстрациях у здания Бюро интересов Египта в Тегеране следующим броским заголовком: » Призываем народ Египта быть бдительным перед приходом к власти аль-Барадеи». Интернет портал Rajanews задается вопросом, не означает ли предполагаемый приход к власти бывшего Генерального директора МАГАТЭ ослабление позиций ислама в Египте. Газета «Джомхурийе эслами:» Египетский диктатор готовится бежать из страны». «Кейхан» – «Народ говорит «нет» египетскому фараону. Должен смениться режим, а не правительство!». Газета «Иран» – орган государственного агентства печати ИРНА – «Режим Мубарака на грани свержения». Все это, однако, показывает лишь желаемый для Тегерана поворот египетских событий. Насколько он реален покажут события ближайших дней.

30.01.2011
В.И.Месамед

Источник — Институт Ближнего Востока
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296538800

Из Египта хлынет «исламский революционный отряд»?


Пять наивных вопросов о том, чем чреваты для нашей страны и всего мира волнения в Египте

Всю последнюю неделю мир нервно наблюдает за народными волнениями в Египте, которые на каком-то этапе переросли в погромы с человеческими жертвами.

Все началось с вполне мирных демонстраций: люди требовали отставки действующего правительства и 82-летнего президента Хосни Мубарака. Он, считают египтяне, явно засиделся — Мубарак правит страной аж с 1981 года. Египет между тем разъедает коррупция, требуются экономические преобразования. Одним из вдохновителей демонстрантов называют весьма уважаемого в Египте нобелевского лауреата, лидера оппозиции Мохаммеда аль-Барадеи.

Акции протеста почти одновременно вспыхнули в Каире, Александрии, Суэце и других крупных городах — революционно настроенная молодежь координировала свои действия с помощью социальных сетей в Интернете. Полиция принялась жестко подавлять народные выступления — водометами и слезоточивым газом. Разъяренные толпы ответили симметрично: полицейских разве что не разрывали на части. Не справляясь с ситуацией, власти ввели в города армейские подразделения, которые принялись в буквальном смысле отстреливать мародеров и агрессивно настроенных против представителей власти граждан.

На момент подписания этого номера было известно о 150 погибших. В городах сожжено сотни машин и разгромлены магазины. Мародеры-вандалы даже пытались зачем-то уничтожить экспонаты национального музея в Каире: восстановлению не подлежат две мумии фараонов…

Между тем президент Мубарак, на всякий случай переехав из опасной столицы в свою зимнюю резиденуию в Шарм-эль-Шейх, пытается демонстрировать лояльность к митингующим. Мубарак распустил правительство и ввел должность вице-президента, на которую назначил генерала Омара Сулеймана, возглавлявшего до этого египетскую Службу общей разведки. Сулейман (между прочим, выпускник Военной академии имени М. В. Фрунзе) пользуется авторитетом среди силовиков — именно их поддержкой пытается заручиться Мубарак. Между тем эксперты считают, что дни его президентства сочтены…

Об истоках революции в Египте и ее последствиях для России и всего мира, мы расспросили президента Института Ближнего Востока Евгения Сатановского.

1. Почему Израиль поддерживает Мубарака, а США — нет?

— Причина проста. Израильтяне прекрасно понимают, что лучше иметь недемократичный, но стабильный режим, чем демократичный, но нестабильный. Если демократия устанавливается эволюционным путем — то замечательно, а если революционным — то спасибо, не надо. А вот президент Обама этого, видимо, не понимает. В свое время Джимми Картер (39-й президент США, находился у власти в 1977-1981 гг. — Прим. ред.) запретил шаху подавлять силой революционный народ и получил исламскую революцию в Иране. Потом Рейган своими руками создал Аль-Каиду, похоронив режим вполне стабильного и предсказуемого Наджибуллы (президент Афганистана в1986-1992 гг., в 1996-м казнен талибами — Прим. ред.). Затем Клинтон привел к власти талибов и Арафата в Палестину, Буш разгромил жутковатого, но достаточно предсказуемого Саддама… Обама продолжает эту линию с Мубараком. Но израильтянам в этом регионе жить, поэтому они понимают, что эти эксперименты плохи.

2. Какие есть варианты развития событий?

— Вариант номер один. Либо Омар Сулейман какое-то время держит власть с Мубараком, либо без него.

Вариант номер два. Революция побеждает, армия не подчиняется действующим властям, не стреляет в революционный народ. А дальше — все то, что происходит с революциями в мусульманских странах, как например это было в Иране. Не исключено, что на каком-то этапе Аль-Барадеи (лидер египетской оппозиции — Прим. ред.) будет использован как Петрушка в шапито, для того, чтобы продемонстрировать западу, что в Египте есть не только исламисты. После чего его уберут. А затем власть возьмут мусульмане с тем или другим уровнем жесткости внутреннего режима. Куда этот режим эволюционирует — мы сейчас не знаем. Во Франции все началось плясками под Бастилией, а кончилось гильотинами Робеспьера и войнами Наполеона. Здесь тоже возможны войны: с Суданом, с Израилем…

3. Вспыхнут ли революции в других странах региона?

— Сто процентов! Можно спорить, что рухнет первым. Я бы поставил на Йемен.
(В числе «взрывоопасных» стран некоторые эксперты также называют Ливию и Сирию — Прим. ред.)

4. Коснется ли это «братьев-мусульман» Турции?

— В Турции свои собственные исламисты пришли к власти. Турция вполне стабильна. Ее события в Египте коснутся, но не более, чем опосредовано. Никаких бунтов и революций уж точно не будет.

5. Чем это аукнется России?

— К нам может вернуться огромная масса студентов университета Аль-Асхар в Каире. К слову, именно там обучалась половина идеологов Аль-Каиды. Считайте, что у вас большой исламский революционный отряд идет дорезать российский муфтият и радикализировать Поволжье, Северный Кавказ. Кроме того, пойдет поток беженцев, некоторые из них могут стать проводниками радикального ислама.

Андрей РЯБЦЕВ — 31.01.2011

Источник — Комсомольская правда
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296541680

Тунис даст пример не только странам Магриба

Гюльнара Инандж

• Сразу с началом нового года один за другим страны Магриба Тунис, Египет, затем Йемен хлестнули революционные волны. Конечно, назвать спонтанной крупномасштабные волнения, охватившие все крупные города и регионы этих нельзя. Бесспорно, почва для столь радикальных изменений готовилась долго. Какие внутренние и внешние геополитические развороты присутствуют в тунисских событиях?
Революционные события, захлестнувшие страны Магриба, в эксклюзивном интервью агентству Новости-Азербайджан комментирует редактор крупнейшего сайта http://www.centrasia.ru/ , эксперт по международным вопросам Виталий Хлюпин.

— Из своих туристических впечатлений двухлетней давности могу отметить, что Тунис производил впечатление едва ли не самой стабильной страны не только в Магрибе, но и во всем арабо-мусульманском мире. А главное – уровень социальной напряженности и противоречий не сравнить с Египетским или Ливанским. Причем, значительная часть населения, пожалуй большинство, с симпатией и уважением отзывались о действующем лидере бен Али. Стремительная эскалация конфликта, и именно в форме «восстания масс», а не обычного для тех мест военного переворота, доказывает, что ситуация в подобных, якобы, стабильных восточных патриархально-наследственных «демократиях» может развиваться совершенно реактивно и без какого-либо мощного толчка, без разницы – извне или изнутри. Да, экономическая ситуация ухудшалась, да, росли цены, да, бронзовел и наглел семейный клан правителя, но где этого нет? Я согласен и не согласен с тезисом, что нынешний взрыв зрел долго. Поясню, протестный потенциал накапливался, но не факт, что какие-либо внутри- и внешне-политические силы готовили свержение режима в такой «уличной форме». Скорее это прорвалась наружу растущая арабская пассионарность, стихия толпы и народного гнева. Безусловно, подогретая исламской и демократической оппозицией, но не более чем. Политологам пора теоретически и практически изучать феномен революций нового типа – «восстания восточной толпы». Похожие явления были присущи средневековью – «соляные», «медные» и прочие бунты в той же Московии, но, казалось, никак не современному обществу. История выдала любопытный кульбит.
— Буквально вслед за Тунисом начались выступления против власти в Египте и Йемене. Тунисские ли события стали катализатором неповиновения в соседних странах?
— Арабо-мусульманский мир гораздо в большей степени чувствует свою общность, чем европейские, христианские страны. Здесь все очень взаимосвязано. Да, Тунис дал пример и Йемену, и Египту, и другим странам.
— Политическая активность горожан естественна в условиях современных технологий. Как можно расценить проявление политической активности и оппонирование против властей почти у всех слоев населения?
— Жестко делить восточное общество на крестьян, горожан и интеллигентов, как в Европе, нельзя, слишком сильны не профессиональные, а иные системы социальных связей – семейно-родственные, клановые, региональные и т.п. Плюс – фактор городского рынка, где всегда присутствует сельская стихия. Недовольство режимом охватило все общество, это не крестьянские или городские бунты. Ядро «восставшей толпы» — молодежь, сельская, люмпенизированная, городская, и даже вполне благополучные с виду учащиеся школ и лицеев. Все они – в едином строю камнеметчиков.
— И в Тунисе, и в Египте население протестует против диктатуры, многолетнего единоличного правления страной одной семьи. Можно сказать, местные власти не учитывают этнопсихологию своего народа, забывая, что за восточным долготерпением приходит взрыв.
— В восточных обществах появляется новый тренд, примерно, как в конце 60-х в Западной Европе, молодежь неожиданно порвала с буржуазными ценностями и резко подалась в «сексуальную революцию», в «хиппи», в левых радикалов и Парижскую весну 1968 года. Это была культурная, ментальная подвижка. Европейская молодежь восстала против старых порядков и бузила на улицах во всех возможных видах и формах. Сейчас, похоже, настает время арабской молодой волны. Старые, полупрогнившие режимы, погрязшие в бессменных и безальтернативных – кумовстве и коррупции — естественным образом аккумулируют на себя все потоки ненависти. Почему первым пал Тунис – на мой взгляд, не столько из-за собственно социальных противоречий, как в результате мягкости самого режима, который явно упустил «улицу» в первые, решающие дни «молодого бунта». Бен Али слишком расслабился и расслабил силовые структуры, в других похожих странах столь мягкий сценарий вряд ли пройдет малой кровью.
— Являются ли события в Тунисе и Египте частью построения демократического Большого Ближнего Востока? То есть, не являются ли эти события очередными революциями Запада?
— Нет, Запад может подстрекать и подкармливать, провоцировать и подогревать ориентированные на себя части элиты, но не управлять стихией бунта. К подлинной демократии эти процессы не имеют никакого отношения. Тем более что результатом подобной революционной смены элит окажется только замена одной правящей династии или родоплеменной группировки на другую, может только чуть более симпатичную.
— Ожидать ли восстание в Сирии вслед за Египтом, Йеменом, или у вас другие предположения?
— В Египте, Сирии, Ливане, Алжире – без разницы. Природа режима там везде одинаковая, и сценарий развития будет, полагаю, похожим.
— Несомненно, ослабление власти, почти безвластие в Тунисе, воцарение идентичного политического безволия в Египте перманентно отразится по всему Ближнему Востоку, что ознаменуется ростом терроризма, формированием новых бесконтрольных вооруженных групп, перегруппировка Аль-Каиды, Хезболлах и др. вооруженных радикальных организаций. То есть, именно диктатура сдерживала расползание терроризма в этих странах? К чему приведет уход этих властей?
— Я не думаю, что следует ожидать именно «погружения в хаос» по типу иракского или сомалийского. На мой взгляд, все таки совсем пессимистического развития событий не будет, и дело закончится не всемирной исламской революцией, как ожидали многие аналитики в конце 70-х, после иранской революции аятолл, а банальным основанием новых демократических династий, чуть более симпатичных, не таких откровенно самодурных, как сейчас.
— Вероятно, Запад, в частности США, не способные расправиться с Ираном, решили заняться соседними странами, чем сужают кольцо вокруг главного врага?
— Я не думаю, что Западу это выгодно. Даже кратковременный хаос в арабских нефтемонархиях чреват экономическими последствиями для самого Запада. Поэтому там умеют дружить и находить общий язык и интересы и с Каддафи, и с Туркменбаши Вторым, и с Исламом Каримовым Первым. Западу нужна стабильность и покой нефтекачалок. Окружать Иран поясом хаоса – это игра с огнем. Реальные прагматики этого не допустят.
— Может ли Турция оказаться очередной страной волнений?
— Может, несколько больший налет «европейскости» лишь скорлупа, внутри — пусть не арабский, но похожий менталитет. Другое дело – в Турции традиционно сильны армия и спецслужбы, и я считаю, что они постараются быстро и жестко подавить «тунисский синдром» в зародыше первых уличных толп.
— По мнению экспертов, волна прокатится и в Центральную Азию.
— Абсолютно согласен с этим тезисом. На мой взгляд, наиболее слабые звенья центразийской цепи – это Таджикистан, Узбекистан и итак полуанархическая Киргизия.

источник — http://novosti.az/analytics/20110129/43626963.html