Очерк о стратегии исламского мира

Фото: © Pixabay / Engin_Akyurt

Андрей Школьников, 7 августа 18

Последние десятилетия исламский мир довольствуется ролью младшего партнера других сил, позволяя использовать себя в качестве прикрытия и разменной монеты. Но согласится ли он и в будущем оставаться на вторых ролях или попробует добиться победы за мировым столом? Данный текст содержит «стратегию победы» исламского мира, и он отнюдь не является прогнозом
Для христианина понимание ислама изначально затруднено, так как необходим понятийный аппарат, содержащий слитный религиозный, экономический, социальный и культурный смысл. Для большинства терминов просто нет адекватных переводов. Я не являюсь специалистом по исламу и вижу лишь общие процессы самого высокого уровня, исходя из этого и описываю «стратегию победы» для исламского мира.
Стратегические проблемы исламского мира можно свести к следующим:
отсутствие единого религиозного центра, субъекта, способного говорить от большинства исламского мира — ни одна религиозная структура не признается более 20% уммы;
существуют несколько конкурирующих политических центров, которые показаны на рисунке ниже — толщина стрелок отражает степень противоречий, пунктирные стрелки показывают скрытые/ будущие противоречия;
кризис традиционного ислама;
размывание форм национальной идентичности в рамках агрессивной глобализации и радикализации;
большое количество контр- и анти- системных проектов внутри исламского мира.

Политические центры исламского мираПолитические центры исламского мира
Существующие тенденции (наиболее вероятное развитие событий) с большей долей вероятности приведут к следующим изменениям:
падение режима Саудов — беда в том, что практически для всех внешних и внутренних игроков это выгодно;
переход Ирана и Малайзии/ Индонезии в шестой технологический уклад, как элементов его периферии, и как следствие значительное изменение их самоидентификации;
экономическая и управленческая интеграция Пакистана и значительной части Афганистана обратно в Большую Индию;
деградация и распад государственных структур других мусульманских стран;
отыгрыш идей панарабизма;
деградация исламского банкинга;
распад исламских сетевых структур.
Важной проблемой исламского мира является религиозный разлом – наиболее перспективный политический центр – шиитский Иран (менее 20% мусульман шииты). Он не может быть признан существующим суннитским миром, но прямой конфликт персов с арабскими странами или Турцией будет трагичен для последних.
Долгие годы от имени исламского мира выступала Саудовская Аравия, которая была включена в мировую элиту вместе с фининтерном и западными капиталистическими элитами, но время саудитов заканчивается, нужен новый лидер.

Переход лидерства к Турции
Одним из распространенных представлений о перспективах исламского проекта является мнение о высоких шансах на будущий успех Турции, будь то новые Османская империя, Тюркский каганат или Исламский халифат. Я не разделяю этих воззрений, поскольку сложность и масштаб стоящей перед Эрдоганом и/или его приемниками задачи в разы тяжелее, чем задачи, стоящие перед Россией, а ведь в успех последней очень многие просто отказываются верить. Представьте, что красные проиграли Гражданскую войну, от России оторвали все окраины кроме коренных европейских территорий. Дальше несколько десятков лет в стране уничтожалось бы культурное и национальное многообразие, «убеждая» поволжские народы и украинцев, что они на самом деле одичавшие горные и кочевые русские, говорящие на неизвестных языках (так в Турции часто обозначали курдский язык). По прошествии века эта национальная Россия вдруг заявляет, что она планирует возродить прошлое величие. Происходит выдвижение трех конкурирующих принципов интеграции: панславизм, возрождение империи в ее старых границах и мессианство («Москва – Третий Рим», мы лидеры христианского мира).
Вот и Турция выходит с тремя противоречивыми проектами – пантюркизм, неоосманизм и панисламизм. Вот только все окрестные народы совсем не видят турок в качестве старшего брата, историческая память, неясные перспективы и встроенность национальных элит в другие блоки и структуры создают пропасть между мечтами и реальностью.
Таким образом, стратегия Турции как лидера исламского проекта не имеет долгосрочных перспектив в существующем мире, нужно «Чудо» с большой буквы или резкое изменение правил геополитической игры. Особую пикантность ситуации придает необходимость для Турции играть «all-in», поскольку практически любой ее проигрыш или пассивная позиция приведет к дезорганизации и распаду страны, в качестве примера см. Стратегию патриотических элит США.
Шанс заключается в объединении исламского мира — если на общую победу будут играть остальные центры, ставя под угрозу даже свое существование, то шанс появляется.

Стратегия черного ислама (салафиты)
Данное движение исламского мира практически полностью растратило энергию. Появившееся как ответная реакция на давление глобальных элит, координируемое Саудовской Аравией ваххабитско-салафитское, а по сути сектанско-обновленческое движение, исчерпало смыслы. Возрождение обще мусульманского государства (Халифата) провалилось, а без финансовой и идеологической накачки монархий залива остается лишь стратегия на недопущение реализации планов других игроков.
Основная стратегия – переворачивание игровой доски, расчистка пространства для последующей экспансии и формирования новой обще исламской элиты, ослабление конкурирующих центров внутри уммы. Цена за эту политику будет крайне высокой – гибель большей части арабской элиты, в первую очередь Саудов. Наиболее близкий образ – взрыв, который убивая, расчищает эпицентр, но осколки разносят и всех стоящих рядом.
Данные действия будут проводиться в плотном союзе с фининтерном (см. Стратегия правых глобалистов) – промежуточные цели у них совпадают. Саудовская Аравия традиционно была интегрирована в правящие мировые элиты на правах младших партнеров. Планировщики исламского мира должны быть готовы на очень(!!!) большие жертвы.
Шаг 1. Ближайший хадж объявляется «юбилейным», «историческим», прощанием короля Салмана и т.д. – найти при желании повод для торжеств не сложно. К участию в хадже приглашаются/ отбираются наиболее уважаемые, значимые и важные представители исламской уммы — главы государств, религиозные лидеры и др. В первую очередь речь идет о представителях традиционных направлений ислама.
Шаг 2. Во время тавафа (хождение вокруг Каабы) происходит величайшее преступление в истории человечества со времен убийства Авеля – ракетный обстрел/ падение самолета/ бомбардировка Каабы. Десятки-сотни тысяч жертв, некоторые люди умирают даже на расстоянии в десятки километров от места взрыва от отравления металлом. По горячим следам «выясняется», что ракеты запущены с французского/ российского корабля, общественности предъявляются обломки корпусов, на которых кривой латиницей/ кириллицей справа налево написано про новый крестовый поход и нарисован крест. Подставлять США смысла нет – на их территорию так просто не попадешь, аки по суху, да и накроют в ответ ядерными бомбами раньше времени.
Кто думает, что ваххабиты не пойдут на уничтожение Каабы и зачистку традиционной элиты мировой уммы, то посмотрите на фото Мекки со спутника. Городу более 2 тысяч лет, а в центре нет исторических зданий и сооружений – все снесли, одни небоскребы и так по всему полуострову.
Шаг 3. «Сто дней гнева». Находящиеся в состоянии аффекта миллионы мусульман по всему миру начинают мстить. Картинки десятков тысяч убитых в Мекке требуют отмщения. «Убей по столько-то кафиров, муртадов, рафидитов!» звучит во всех мечетях. Наиболее авторитетные и здравомыслящие погибли во время хаджа, их молодые и неопытные наследники готовы верить всему и ведут за собой умирать ради мести и справедливости.
Толпы молодых и горячих вторгаются в Россию, Европу, сметая все на своем пути, словно саранча. «Удачно» оказавшиеся по дороге военные склады разграбляются. Живущие в других странах мигранты убивают всех вокруг. Количество жертв переходит на миллионы, куда там хуту и тутси….
Израиля больше нет, Турция помогает в эвакуации его населения, единственная из стран региона.

Основные направления экспансииОсновные направления экспансии
Шаг 4. «Воздаяние». В крупнейших столицах мира вспыхивают эпидемии болезней — смертность десятки процентов. Дипломатическая почта не проверялась, … а очень зря.
В крупнейших портах Китая и США ситуация схожа – большое скопление населения только помогает уничтожать центры культуры, науки и экономики. Небольшие партии наркотиков и оружия на кораблях всегда есть, где спрятать, а бактериологическое оружие не занимает много места.
Гибнут все без разбора? Так Аллах знает, кто с какой стороны стоит, все предопределено.
Афганистан принимает семьи арабских лидеров, где-то им же нужно спрятаться на несколько лет.
Шаг 5. Ответный удар России, остатков ЕС, Китая и США будет страшен – авиация и ракеты уничтожат столицы арабских стран.
В подвергнувшихся нашествию странах, где государственная власть устоит, а таких будет не так и много, войска будут убивать любого подозрительного, начнется геноцид некоренного населения, большие территории обезлюдят, многие страны перестанут существовать. Уровень цивилизации значительно снизится, целые индустриальные районы будут уничтожены – тоже совершенно случайно.
От удара возмездия и действий толпы практически все мусульманские народы и государства окажутся на уровне Ливии, без органов власти и признанных элит. Вот тут на сцену и выйдет Турция, как будущий и единый центр исламского мира.
Шаг 6. По итогам расследования выяснится, что за атакой на Мекку стояли … дальше можно указать любую сторону, проигравшую во внутри исламской борьбе, пусть будет Катар или Сауды, реально не важно. Эти сыны Иблиса проклинаются всеми, звучат извинения, осуждения, слова покаяния перед Россией, Европой и т.д. Всем очень «стыдно», но ситуацию не исправить, претензии предъявлять не к кому – это были обычные люди, арабская улица…. Политическая карта Ближнего Востока перекраивается, все очаги исламской цивилизации переходят под протекторат Турции.
Возникает вопрос, зачем такие потери и жертвы? Демография играет за исламский мир, а естественный ход развития цивилизации против, нужно пересдать карты. Размен один на один выгоден, пара поколений полностью закрепит новый баланс и позволит накопить силы для захвата, а жизнь конкретного человека? Не смешите… все во славу Его.
Кстати, с этого момента пути ислама и правых глобалистов расходятся, теперь они противники.
Шансы для остального мира и соседей – элиты не смогут договориться, выдвинуть единого субъекта от исламского мира и начать играть в его интересах. Т.е. не будет зачистки ландшафта от внешних и внутренних противоречий, а сразу передадут временное лидерство Эрдогану, оставив множество ограничений и проблем, фактически обрекая последнего на проигрыш.
Все на что сподобится черный ислам – рост хаоса в Афганистане и Пакистане, атака Средней Азии, гибель Саудовской Аравии и очередная волна беженцев, которая практически вся останется в Турции. Т.е. вместо стратегической помощи все это действие приведет к откровенному вредительству.

Стратегия красного ислама (Турция)
Если политический ландшафт не будет зачищен, то практически все силы и энергию Турция будет вынуждена тратить на внутри исламскую борьбу, во внешнем мире играя роль «болвана» при раскладах. Описывать эти мытарства я не буду, рассмотрим сценарий, что черный ислам сыграл свою игру, как описано выше, тогда действия следующие.
Шаг 1. Все время, пока реализуется стратегия черного ислама, Турция строит жесткую военную диктатуру, призывает одуматься, выступает посредником, проводит расследование и т.д.
Толпы нео варваров пускаются исключительно через курдские районы (вот ни разу не жалко) на Кавказ (Грузия, Армения, юг России… «они сами все вытоптали, мы не виноваты») или по жестко ограниченным коридорам в Европу.
Шаг 2. После зачистки политического ландшафта и гибели практически всех государств, Турция размещает военные гарнизоны в ключевых точках региона, а из местных остатков армии и полиции создает подконтрольные внутренние войска.
Шаг 3. Исламский мир превращается в дикое поле с анклавами цивилизации, где расположены турецкие войска. Территории зачищены от иноверцев, на бытовом уровне жизнь не мусульманам там просто невозможна.
В зону влияния попадает весь арабский мир, Средняя Азия, Кавказ, Балканы (через эти территории прошли волны мстителей, вырезав все пойманное население), часть черной исламской Африки, Пакистан и Афганистан. Шиитские территории переходят под контроль Ирана, у которого свой путь – следующий такт борьбы, в случае проигрыша Турции.
Морской путь из Китая в Европу опять становится безопасным, но только для кораблей под знаменами Пророка.
Шаг 4. Провозглашается единое государственное образование, по принципам каганата/ орды. Жесткая военная вертикаль, внутреннее законодательство определяется в рамках исламских законов и исторических национальных особенностей.
Ключевые смыслы – социальная справедливость, суфизм.
Шаг 5. Индустриализация по лекалам и масштабами Советского Союза, с национальной и региональной спецификой (климат в Аравии для развития промышленности не легче чем на Крайнем Севере)… Каддафи провозглашается авлия (святой), его заветы и наставления становятся знаменем новой внутренней политики.
Это будет четвертый технологический уклад, для пятого и шестого просто не хватит образованных людей и знаний.
Таким образом, исламский мир предложит остальному миру консервативный левый проект с религиозной спецификой, принципами справедливости и новым региональным центром. Попутно ослабляются прочие конкурентные проекты, мир сталкивается с массовым применением бактериологического и возможно ядерного оружия, но на все воля Его, да и виновные вроде как наказаны.
Что делать другим проектам в частности России? Не давать объединиться. Без сноса национальных элит, Эрдоган даже туркоманов не смог взять под защиту, а азербайджанцев убедить в ее пользе, что там говорить про курдов, арабов и тюркские народы. К тому же у красного ислама есть и другие кандидаты на лидерство и совсем не турки — черкесы и другие кавказские народы, а там ведь есть Рамзан…
Программа минимум для Турции – защитить ключевые страны для будущего исламского мира, в первую очередь Иран, Малайзию, Индонезию, от колонизации другими глобальными проектами.

Стратегия лазурного ислама
Здесь речь пойдет о стратегии, что будет проявлена после 2025 года — возрождение «морского», открытого миру исламского проекта, который придет на смену Турции, создав трансиндустриальное исламское общество. Данная стратегия должна реализовываться безотносительно успехов первых двух, так как имеет более продолжительный эффект и долгий горизонт.
Символом стратегии будет Синдбад Мореход.
Для успеха необходимы «народы моря», на эту роль можно найти и поднять на вершину иерархии мусульманские морские народы, а можно интегрировать в себя Новую Ганзу и/или Британию (не обязательна исламизация, будет более открытый контур), с ее элитными, управленческими и научными традициями. Также нужны ученые, инженеры и конструкторы, лингвисты и программисты.
Структура исламского мира будет следующей: интеллектуальное и религиозное (!!!) лидерство будет отдано Ирану, производство размещено в Индонезии и Малайзии, руководство отойдет Британии/ Новой Ганзе. Остальная часть исламского мира так и останется провинцией, демографическим резервом.
Шаг 1. Передача Ирану всех нефтегазоносных территорий Персидского залива. Переезд туда всего интеллектуального и научного цвета исламского мира, привлечение ученых из других стран.
Закладка в Малайзии/ Индонезии судостроения, с перспективой стать крупнейшими верфями, развитие индустрии.
Передача всех спецслужб под контроль Британии. Формирование наднациональных совещательных и согласующих органов власти под контролем Британии.
Обеспечение безопасности сухопутного и морского Шелкового пути в Средней Азии и Индийском океане западнее Индии.
Шаг 2. Образ жизни постепенно становится светским, но без либеральных и демократических излишеств. Ключевые принципы государства и жизни все так же «одобряются» религиозными лидерами, правила и законы более низкого уровня выборными представителями.
Разрешение ограниченных форм ссудного процента для мусульман (в рамках отдельного контура на развитие инноваций с жестким духовным контролем), перестройка правил финансового центра в Лондоне под реалии нового ислама.
Внесение в образование единой «исламо-иудейской» цивилизации, иудаизм рассматривается как секта ислама.
Скрытая зачистка наиболее радикальных муфтиев силами спецслужб и толпы.
Шаг 3. Выстраивание кооперации с США, Россией, Индией в части построение полунезависимой технологической зоны шестого уклада – часть отраслей локализуется (аддитивные технологии, информационная инфраструктура), другие развиваются в рамках кооперации (космос, часть ядерного цикла).
Формирование объединенных вооруженных сил под управлением Ирана.
Интеграция иудеев на высшие посты в общеисламскую иерархию.
Перевод высшего светского образования во всех странах на английский язык (новый образовательный канон), за арабским языком только религиозное образование. Родные языки остаются для бытового общения, культуры и среднего образования.
Создание единой, сквозной системы религиозного образования во всех странах, постепенное внедрение суфизма (старчества), зачистка недовольных.
Шаг 4. Формирование официальных государственных структур конфедеративного типа.
Интеграция немусульманских территорий на принципах культурной и религиозной автономии.
Таким образом, в отличие от двух первых, у стратегии лазурного ислама есть высокие шансы на успех, так как создание субъекта, говорящего от имени исламского мира процесс логичный и естественный. Общность исламский мир должен осознать себя во всем многообразии и стать единым.
Будет ли реализация этой стратегии сценария благом для России – нет. Появление сильного, энергичного и способного развиваться конкурента на южных границах само по себе не очень хорошо. А принимая во внимание нацеленность этого конкурента на часть населения Евразийского проекта, как носителя воинских и инженерных знаний и традиций более чем неприятно.
Какова контр-стратегия? Исламский мир не должен себя осознать и получить единого лидера ни по одной из категорий – религиозная, управленческая, военная, научная и экономическая. Всегда должно быть несколько центров. За Ираном будущее, а поскольку Саудовской Аравии остается не очень много шансов сохраниться (если не случится чуда), Турция имеет все шансы надорваться, то наш фаворит… Египет. Он должен быть достаточно сильным, чтобы не дать раздробить арабский мир и взять его под управленческий контроль Британии, но и не достаточно сильным, чтобы задавить Иран и стать новым центром.

Источник — aurora.network

В Баку и Астане, несомненно, знали о конечной цели нурсистов — приход к власти

Гюльнара Инандж, директор Международного онлайн центра «Этноглобус» , политолог

Азербайджан и Казахстан объединяет несколько важнейших геополитических, культурных и религиозных факторов. Геополитически оба государства являются одними из ведущих стран своего региона и имеют свое слово в региональных вопросах, что соответственно перекладывает на официальный Баку и Астану определенную ответственность, одновременно делая их уязвимыми перед разного рода вызовами .

Религиозные, культурные и политические вызовы последних лет являются инструментом для раздела сферы влияния с использованием религиозных, этнических и политических факторов

Мироразделяющие силы, особенно крупные региональные государства, сливают воедино религиозный и этнический радикализм. Этносы , проживающие в сопредельных государствах, проповедующих ислам, становятся инструментом для   оказания давления на государство. Например, представитель радикального течения ислама , являющийся также представителем какого то этноса , проживающего в стране, совершив незаконное действие на территории государства, с выявлением его преступности начинает спекулировать его этнической принадлежностью, заявляя о притеснении на этнической основе. Против Азербайджана такие методы весьма активно использовались до середины 2000 гг. на северных и северо-западных регионах страны.

Подобное слияние этнического и религиозного радикализма устраивает обе стороны, выдвигающих свои требования государствам.

Для Казахстана подобная опасность в немного иной форме исходит из региональных стран, но особое место занимает уйгурский вопрос , тлеющийся из Китая. Уйгурский сепаратизм последние годы сливается с радикальным крылом ислама. По данным СМИ число радикальных мусульман среди уйгуров в Китае растет. Несмотря на то, что уйгурский сепаратизм в Китае выступает за независимость, среди этого этноса сильны исламские традиции.

Это и создает условия не только для мобилизации религиозной части населения, но и для деятельности сепаратистских движений на религиозной основе, ставящих своей целью создание на территории Синьцзяна «Исламской Восточно-Туркестанской республики».(1)

Второй вызов это нурсистское течение ислама, исходящее из Турции и претендующее на власть.

После развала Советского Союза гюленисты создали обширную просветительскую сеть , куда входили учебные заведения, ТВ и радио, СМИ, книжные и канцелярские магазины , благотворительные фонды, бизнес структуры и т.д. Им особенно легко удавалось распустить свои корни в тюркоязычных странах, где почти отсутствовал языковой барьер.

Например, очень популярным был в Азербайджане ТВ и радио «Саманйолу» , пропагандирующий ислам в доступным для каждого языке. Так как они пропагандировали ислам в мирном русле, призывая к мусульманскому братству, взаимопомощи, милосердию, рядом с ними оказывались представители разных слоев общества. Но школы Гюлень платные , соответственно там могли учиться дети из среднего и высшего слоя общества. Попасть в их школы и университеты можно было с очень высокими баллами, так как им нужны высокообразованные люди.

В Баку и Астане, несомненно, знали о конечной цели нурсистов — приход к власти. Но приход нурсистов в постсоветское пространство совпало со спадом экономики и государственных структур и хаосом во всех отраслях, что и позволяло им проникать во все области, в том числе и в религиозные структуры в   новообразованных государствах. Вначале Турция использовала нурсистов для усиления и расширения своего влияния в бывших советских республиках.

В Азербайджане в 2014 г. была выявлена сеть нурсистов , были отстранены от должностей несколько госчиновников, были арестованы более сорока членов секты. Но попытка государственного переворота гюленистов в Турции летом 2016 года продемонстрировала как глубоко нурсисты проникли во все государственные и органы, в том числе в силовые структуры и духовенство. По мнению, турецких экспертов нурсисты составляют примерно половину населения Турции.

После 2000-года Москва начала выдворять школы , общественные организации и бизнесменов нурсистов , осевших в южных регионах России. Если в начале 2000 года Кремль, наложив запрет турецким бизнес и просветительским учреждениям акцентировал на политические амбиции Анкары на юге России, то к 2008-му году борьба с нурсизмом приняла открытую форму.

В Казахстане дела с нурсистами обстоят иначе.

По утверждению исследователей, финансирование деятельности образовательных структур сообщества Гюлена в Казахстане осуществляется за счет турецких компаний и бизнесменов, работающих Казахстане. Турецкий эксперт Байрам Балджи в своей статье «Деятельность школ Фетулла Гюлена в Центральной Азии и их роль в распространении Тюркизма и Ислама», опубликованной в №2 журнала «Religion, State & Society» за 2003 г.утверждает, что большинство турецких компаний, ведущих деятельность в Центральной Азии, принадлежат движению Гюлена.

Но власти Казахстана процессы видят иначе, Например, когда после попытки госпереворота в Турции, Анкара обратилась к дружественным странам с просьбой закрыть учреждения Фетулаха Гюлена, в Астане ответили, что в Казахстане нет учебных заведений нурсистов и казахо-турецкие лицеи финансируются из местных органов.

Это можно объяснить словами Б.Балджи , что пропаганда ислама в образовательных учреждениях «фетхуллачи» в Казахстане проходит скрытно. Прежде всего, это связано с опасением руководства движения возможного обострения отношений с казахстанскими властями в связи с радикальной сущностью учения Ф. Гюлена.

Для уточнения заметим, что в Азербайджане религиозная составляющая нурсистских учебных заведений не скрывалась.

Очевидно, то, что случилось в Азербайджане в 2014 и 2016 гг., когда учреждения нурсистов были переданы местным структурам, в Казахстане произошло намного ранее.

Казахстанские СМИ утверждают, что нурсисты проникли в духовенство страны, что звучит реалистично, учитывая стратегические планы Гюлена и вообще любой силы, претендующей на власть.

Следует отметить что, в Азербайджане в 2014 г. после раскрытия сети нурсистов был смещен с должности председатель Госкомитета по работе с религиозными структурами Эльшад Искендеров. В 2015 году был арестован сотрудник Управления мусульман Кавказа с обвинением измена родине в пользу Ирана. Эти факты свидетельствуют тому, что религиозные структуры и духовенство находятся под прицелом заинтересованных зарубежных религиозных центров.

Если в начале 2000 года Азербайджан и Казахстан делали упор на нейтрализацию радикальных исламских течений, то последние годы религиозная политика нацелена на опережение процессов. Здесь необходимо анализировать деятельность государственных структур , курирующие религию и религиозные структуры.

Итак, в 2001 г. в Азербайджане был создан Гокомитет по работе с религиозными структурами (ГКРРС). В Казахстане при Министерстве Молодежи и культуры действовать Комитет по религии, который в конце 2016 г. вошел в структуру тогда же сформированного Министерства по делам религий и гражданского общества.

ГКРРС определил свой стратегический план, который объединял в себе предотвращение радикальных элементов в религиозной сфере с целью сохранения толерантности , контроль на издание и ввоз в страну религиозной литературы, привлечение деятельность религиозных структур к национальным государственным интересам и разрешению социальных проблем общества, организация религиозного просвещения, предотвращать попытки деструктивных групп использование религиозных людей в политических целях, регулировать и развивать отношения государство-религия, проведение идеологической и просветительской работы среди молодежи, укрепление национально-патриотических чувств и развития идеологии национального государства среди религиозных людей, оказывать содействие умеренным верующим и организациям в их деятельности против радикальных религиозных течений.(2)

Важным является тот факт, что при Управлении Мусульман Кавказа действует Бакинский Исламский Университет. За годы независимости сотни молодых людей окончили этот вуз. Студенты Бакинского Исламского Университета отличаются патриотизмом и государственностью, современным мировоззрением. Главное , только студенты Бакинского Исламского Университета могут занять посты в мечетях страны и преподавать в медресе.

Ранее по причине нехватки кадров, во многих мечетях страны работали люди, получившие образование в зарубежных духовных университетах, что позволяла им пропагандировать радикализм и антигосударственную политику.

Также иностранным гражданам запрещены проводить религиозные проповеди и обряды. Согласно изменениям в Конституцию религиозные обряды могут проводиться только в пределах мечетей. Уличные религиозные шествия, вывешивание религиозных флагов, проведение в домах религиозных обрядов запрещаются законом.

Создание в декабре 2016 года Министерства по делам религий и гражданского общества Республики Казахстан и передача в его подчинение Комитета по религии является ответом вызовам последних лет.

Работа Министерства по делам религий и гражданского общества РК осуществляется по трем основным направлениям: первое – реализация государственной политики в сфере религий, в том числе взаимодействие с религиозными объединениями, обеспечение права свободы вероисповедания граждан, второе – взаимодействие государства и гражданского общества, третье – государственная молодежная политика.

Министерством будут приниматься меры по пресечению попыток использования религии в деструктивных целях. В этой связи министерство направит усилия на совершенствование комплексных мероприятий по противодействию экстремизму и терроризму и акцентирование внимания на важности соблюдения всеми субъектами религиозных отношений Закона Республики Казахстан «О религиозной деятельности и религиозных объединениях». (3)

Казахстан также основал Казахо-египетский исламский университет «Нур», правление которого находится у Духовного управления мусульман Казахстана. Здесь привлекает внимание два интересных момента. Первое, в попечительский совет университета входят как Верховный Муфтий Казахстана, также ректор известного во всем мире Египетского исламского университета Аль-Ахзар и другие влиятельные представители духовенства и ученые Казахстана и Египта, что придает учебному заведению международный статус.

Этот фактор привлекает на учебу в университете «Нур» казахскую молодежь ,желающих получить образование в арабских странах.

Кроме того, университет находится в подчинении Духовного Управления Мусульман Казахстана, что позволяет контролировать деятельность «Нур».

Таким образом, контролируется религиозное образование и сокращается количество молодежи, получающих образование в арабских странах, где они попадают под влияние радикальных исламских течений.

В начале 2016 -го года по итогам работы научно-практической конференции «Целостность религиозного образования – гарант религиозной стабильности», которая прошла в Алматы в Египетском университете исламской культуры «Нур», принят исторический документ — Концепция развития религиозного (духовного) образования до 2020 года Духовного управления мусульман Казахстана.

Этот документ принят с целью повышения религиозной грамотности населения, формирования исламского образования разностороннего формата и усиления роли ДУМК в организации получения религиозного образования.

Согласно концепции ДУМК будет готовить имамов, не только умеющих проповедовать, но и просвещать в вопросах религиозной науки и гуманизма. Для этих целей медресе планируется приблизить к уровню светских учебных заведений и присвоить всем медресе статус колледжей.
Статус колледжей даст право медресе выпускать не только имамов, но и квалифицированных религиоведов с дипломами государственного образца. В настоящий момент выпускники медресе могут работать только в системе ДУМК, в основном имамами в мечетях.

Благодаря разработанной концепции они смогут трудоустроиться в государственные органы, подведомственные учреждения, научно-исследовательские центры с религиозной направленностью. (4)
Приведенные параллели свидетельствуют о целенаправленной , системной работы и составления стратегии работы с религиозными структурами и построения взаимоотношения государство-религия в Азербайджане и Казахстане. А вот насколько это удается в реальности и получается ли диалог -это уже требует отдельного системного анализа.

Источники:

1. https://365info.kz/2015/11/separatizm-v-sintszyane-eshhe-odna-ugroza-dlya-kazahstana/

2. Стратегический план Государственного Комитета по работе с религиозными структурами Азербайджана.

3. (https://strategy2050.kz/ru/news/39829/)

4. Ислам в СНГ

Остров православия в Индонезийском архипелаге

indonesiaТридцатилетний путь привел тропическую общину под покровительство РПЦ

Индонезия – страна с крупнейшим мусульманским населением в мире, но и в этом мусульманском море есть «капля» православных христиан. В целом чуть менее 9% населения Индонезии исповедует христианство. С учетом того, что население Индонезии составляет 250 млн человек, это дает 22 млн христиан – цифру, почти равную всему населению, например, Австралии.

Как ни странно, одним из первых течений христианства, проникших на территорию Индонезийского архипелага, было православие, а его распространение, в свою очередь, было тесно связано с экспансией ислама. Входившая в состав Византийской империи Сирия находилась на границе территории, контролируемой арабами к моменту смерти пророка Мухаммеда в 632 году. И уже через два года после смерти основоположника ислама первый праведный халиф Абу Бакр начал завоевание этой территории. После овладения мусульманами Сирии (до победы византийского императора Никифора II Фоки) многие христиане поспешили покинуть пределы родных мест. Некоторые из них добрались до Индонезии, где первое свидетельство о православии появилось в VII–VIII веках на Южной Суматре. Однако со смертью священнослужителей эта ветвь христианства на островах Индонезийского архипелага пресеклась.

В дальнейшем следы православия обнаружились только в 1950-х годах в Бандунге (провинция Западная Ява), где существовал приход русских эмигрантов, находившийся в юрисдикции Китайской православной церкви, только что получившей автономию от РПЦ. Однако в 1960-х годах эта община практически прекратила свое существование, и следы православия в Индонезии вновь затерялись.

Аяты об Иисусе

Православие возродилось на архипелаге после путешествия в Южную Корею бывшего индонезийского мусульманина, в настоящее время лидера индонезийской православной общины под юрисдикцией Русской православной церкви за рубежом архимандрита Бамбанга Дви Бьянторо, который взял христианское имя Даниил.

Бьянторо родился в 1956 году в мусульманской семье. В 1983 году он отправился в Сеул изучать древние восточные Церкви в Азиатском центре теологических исследований и миссионерства. Оттуда уехал в афонский монастырь Симонопетра, принадлежащий Константинопольскому патриархату, где перевел на индонезийский и яванский языки богослужебные книги. В 1984 году он переехал в США, где до 1988 года учился в семинарии Константинопольского патриархата.

Автор статьи разыскала и расспросила Бьянторо. Вот что рассказал священнослужитель.

«Я родился в преимущественно исламском регионе Индонезии в мусульманской семье. До того, как я уверовал в Христа, мои познания о христианстве были равны нулю. О христианстве я знал только из Корана и от своего дедушки-мусульманина, который к этой вере относился очень отрицательно. Однако мой путь к Христу начался с размышления над аятами Корана, посвященными Иисусу как пророку ислама.

Первым христианским учением, с которым я познакомился, стало учение протестантской Церкви реформатской кальвинистской традиции Голландии. Потом я стал активным членом пятидесятнической общины. Чем больше я вовлекался в духовную жизнь протестантов, тем больше понимал, что в протестантизме слишком много составляющих.

В то время в Индонезии еще не было православной церкви и я, как и большинство индонезийцев, не знал абсолютно ничего о православии. Зато я бывал в католической церкви. Там я не мог принять наличия в ней статуй, так как мне это казалось язычеством, кроме того, католический священник, который встретился мне в то время, вел себя не очень приятно, а большинство людей в моем окружении были протестантами, которые очень негативно относились к Римской церкви.

В конце концов у меня появилась возможность пройти обучение в семинарии в Южной Корее, где мне в руки попалась книга епископа Каллистоса Уэя из Англии, которая называлась «Православная церковь». Из этой книги я и узнал о православии.

Я посетил православную церковь в Сеуле и решил перейти в православие, еще живя в Южной Корее. Я был первым индонезийцем, принявшим православие.

После того, как я окончил обучение в Корее и принял православие, я хотел сразу вернуться в Индонезию. Но на тот момент в Индонезии еще не было православной церкви, а я только что принял православие и боялся без наставника отклониться от правильного вероучения. Тогда я решил, что проще всего мне будет найти наставника в США. Но в том году ответ из учебного заведения США я не получил, пришлось ехать в Грецию, а уж оттуда в США, где я был посвящен в священнический сан в 1988 году. Тогда я почувствовал, что пришло время вернуться в Индонезию, чтобы начинать обращать индонезийский народ в учение Христа».

Под прикрытием

протестантов

«Я вернулся в Индонезию в июне 1988 года уже как священник, после почти 10-летнего отсутствия, – продолжает Бьянторо. – Я приехал в Джакарту, но все еще не был уверен, откуда мне следует начинать свой труд по распространению православия в Индонезии. В Индонезии есть Министерство по делам религий. Религия, последователи которой желают получить официальное признание, должны быть записаны в министерстве. Проблемой стало то, что в Индонезии признается только ислам, католицизм, протестантизм, индуизм, буддизм и конфуцианство. Естественно, православия в этом списке нет.

Вторая проблема заключалась в поиске места для миссии. Для того чтобы выбрать место, я объехал несколько городов в провинциях Центральная и Восточная Ява. Мой выбор пал на город Соло в Центральной Яве, потому что там у меня было много друзей еще с тех времен, когда я был активистом пятидесятников. Третьей проблемой стала регистрация в Министерстве по делам религий. Для этого я учредил миссионерский фонд, на создание которого в то время еще сравнительно легко было получить разрешение, чтобы мои действия не считались противозаконными.

Когда я рассказал своим друзьям и знакомым, что принял православие, мне пришлось столкнуться с серьезным неприятием моего начинания как со стороны РКЦ, так и со стороны местных протестантов, которые объявили меня заблуждающимся. Мне даже пришлось поехать в Женеву просить помощи руководителя протестантских деноминаций Индонезии, который в то время стал членом Всемирного совета церквей, чтобы он сообщил индонезийским протестантам, что православная церковь является членом ВСЦ.

В маленькой общине даже важные церковные события проходят в достаточно камерном стиле.
В маленькой общине даже важные церковные события проходят в достаточно камерном стиле.

Несколько раз ко мне приходила полиция, так как они посчитали, что я обучаю знахарству и оккультизму. Многие мои бывшие друзья из протестантов отдалились от меня, но не все. Были и те, которые заинтересовались, захотели больше узнать о православии и решили принять эту веру. Так у нас появилась маленькая православная община.

Зарегистрировать ее у меня не получалось. Но спустя месяц после отказа Минрелигии мне позвонил глава местного отделения этого ведомства и по совместительству председатель его протестантского подразделения. Оказалось, им в состав зачем-то потребовалась одна из древних Церквей, чтобы «утереть нос» католическому отделу, который хвастался перед протестантами своей древней историей. Так нас официально зарегистрировали в Индонезии: как формально «протестантскую» общину.

Сейчас в Индонезии 14 православных приходов: от Медана в провинции Северная Суматра до деревни Рарингис в провинции Северный Сулавеси. Не у всех из них есть здание, иногда богослужение совершается в доме, принадлежащем священнику. Но я надеюсь, что постепенно, когда наша паства вырастет, мы получим и официальное признание как Православная церковь, и средства на строительство новых храмов», – завершил свой рассказ Бьянторо.

Между Америкой и Россией

В этом рассказе Даниил Бьянторо предстает чуть ли не апостолом наших дней. Его ближайший последователь иеромонах Иосаф Тандибиланг даже считает, что после смерти Бьянторо будет прославлен в лике святых как православный святитель Индонезии. А у каждого уважающего себя святого должна быть приличная агиография.

Однако существует альтернативная точка зрения на деяние Бьянторо, которая по-другому оценивает миссию архимандрита Даниила. Первый православный приход в Индонезии Бьянторо основал в 1990 году. Первые два года община не входила ни в одну Православную церковь, хотя имела тесную связь с Питтсбургской епархией Константинопольского патриархата, где был рукоположен Бьянторо. Затем православная община Индонезии вошла в состав митрополии Гонконга и Юго-Восточной Азии Вселенского патриархата.

В 2000 году Бьянторо просит РПЦ принять индонезийскую православную общину под свой омофор. «Из-за усиливающейся эллинизации», – так объясняет это обращение доцент МГИМО (У) Николай Толмачев, который долгое время работал в Индонезии и неоднократно встречался с Бьянторо. Под эллинизацией подразумевается насаждение греческого языка в качестве основного языка богослужения. В настоящее время службы в православных приходах Даниила Бьянторо совершаются на индонезийском языке, но во время праздничного богослужения используются греческие и русские вставки.

Пока шли переговоры, Бьянторо успел отправить несколько индонезийских студентов на обучение в семинарии РПЦ. Один из них, уже упоминавшийся иеромонах Иосаф Тандибиланг, был даже рукоположен в РПЦ, еще не окончив обучение в Белгородской семинарии. В 2003 году Индонезию посетил будущий патриарх Кирилл (тогда митрополит Смоленский и Калининградский), и были проведены переговоры по поводу перехода индонезийской общины под омофор РПЦ. Решено, однако, было в РПЦ индонезийцев не принимать, а отправить в РПЦЗ. В 2005 году архиепископ Сиднейский и Австралийско-Новозеландский Иларион (Капрал), в настоящее время первоиерарх РПЦЗ, дал Даниилу Бьянторо титул главы православной общины в Индонезии. После объединения церквей в 2007 году православные россияне в Индонезии получили возможность причащаться в храмах объединения Бьянторо.

Однако к тому времени в индонезийской Церкви усилилось противоречие между Даниилом Бьянторо и его ближайшим соратником Иосафом Тандибилангом, который, несмотря на то что публично выражает всяческое почтение своему наставнику, был недоволен тесной связью между Бьянторо и американскими спонсорами. Тандибиланг выступал за более близкое общение с РПЦ.

«Отец Иосаф вечно возмущался: дескать, отец Даниил вечно ездит в Америку, а я здесь всеми делами занимаюсь», – рассказывает Николай Толмачев. В результате Тандибиланг стал настоятелем официальной общины РПЦ в Индонезии – прихода Святого Владимира. «Приход находится в доме, в котором живет Иосаф», – рассказывает Николай Толмачев.

Кроме того, в Индонезии сохраняются отдельные общины Константинопольского патриархата, поясняет эксперт. «Это просто отдельные церкви константинопольцев, какие-то люди, священники, присланные из Константинополя. Они официально не зарегистрированы и Даниилу Бьянторо не подчиняются. Они работают нелегально», – комментирует он.

Возможно, неформально эти церкви подчиняются священнику Иоханнесу Вичаксоно, другу детства и соратнику Даниила Бьянторо, который предпочел остаться в юрисдикции Константинопольского патриархата.

Тем не менее позиция Даниила Бьянторо остается самой сильной в православном сообществе Индонезии. В настоящее время приходы, подчиняющиеся ему, действуют даже в самой отдаленной провинции Индонезии – Папуа.

Вместе с тем, учитывая, что дело происходит в преимущественно мусульманской Индонезии, речь идет не об острых спорах и конфликтах. Во-первых, в исламе нет единой догматики, признанной всеми правоверными на некоем подобии Вселенского собора христианства, а индонезийское православие во многом мимикрирует под ислам, чтобы облегчить новообращенным переход из одной религии в другую. «Например, чтобы войти в индонезийский православный храм, нужно снять обувь», – рассказывает Николай Толмачев. Видимо, эта мимикрия касается не только внешних атрибутов религиозной практики.

Кроме того, не нужно забывать, что сам ислам в Индонезии значительно адаптировался под существовавшие до него местные верования. Причиной тому была особая политическая культура Индонезии, в которой невозможно представить острые споры и дискуссии, как это принято на Западе. Существует даже специальное понятие «мушаварах и муфакат», что можно перевести как принятие решения методом консенсуса. При этом консенсус по-индонезийски вовсе не означает, что все участники действительно согласны с условиями соглашения, просто нельзя противоречить руководителю, так как это приведет к потере лица того, кто возражает, и того, кому возражают. Поэтому индонезийским православным лидерам удается договариваться с «внешними» и друг с другом келейно, не вынося сор из избы.

Любовь Байдакова

21.09.2016

Источник — ng.ru

ИГИЛ – ничего святого, ничего человеческого. Только бизнес

Об ИГИЛ написано много. Но нет самого главного – в чём были ошибки аналитиков и политологов, оценивающих эту международную террористическую организацию.

Очевидно, что международная оценка деятельности Аль-Каиды, а затем ИГИЛ несколько лет выстраивалась на ошибочном подходе. Не последнюю роль сыграли профессионалы PR, работающие на экстремистов, и запустивших общественное мнение по нужному им направлению. Было навязано мнение, что ИГИЛ – это стихийное сборище фанатичных безумцев. Этот подход был ошибочным с самого начала, и он принёс те самые результаты, которые получил цивилизованный мир.

Да, это жестокие убийцы – и в ИГИЛ сегодня со всего мира стекаются садисты, изуверы и попросту психически ненормальные люди, чтобы реализовать свои мизантропические наклонности. Да, это военные преступники. Но руководят ими никак не безумцы.

Все действия этой террористической организации на протяжении последних лет выстраивались в строгой последовательности. Главная стратегическая цель – создание так называемого «халифата». Затем – захват территории (на сегодня около 70 процентов Сирии) и создание устойчивых финансовых (о чём более подробно ниже).

Ошибочной была и оценка действий ИГИЛ как подразделения «Аль-Каиды». Это имело место, но закончилось ещё в 2008 году. ИГИЛ стараниями спецслужб США стал самостоятельной международной террористической организацией нового типа. После уничтожения США иракской государственности под предлогом поиска несуществующего химического оружия и казни президента страны, произошло то, что и нужно было ожидать – и профессиональные военные, и сторонники Саддама из правоохранительных и гражданских структур разгромленного Ирака, многие из которых – члены Партии арабского социалистического возрождения (БААС), перешли в ИГИЛ. На той же стороне оказались «Армия людей Накшбандийского Ордена», «Джамаат Ансар аль-Ислам», «Джейш-аль-Мухаджирин валь-Ансар» …

Один из самых значимых и независимых интеллектуалов современности, профессор лингвистики Массачусетского технологического института Ноам Хомский (Avram Noam Chomsky) в интервью изданию «Jacobin» замечательно точно высказался по этому поводу: «ИГИЛ и общее распространение радикального ислама являются естественным результатом того, как Вашингтон долбил своей кувалдой по хрупкому иракскому обществу…. Американцы повторяют политику Великобритании прошлого века, поддерживавшей радикальный ислам в пику светскому национализму, который оба государства рассматривали как наибольшую угрозу для своего доминирования и контроля. Худшая террористическая кампания в мире на сегодняшний день – та, которой управляют из Вашингтона. Это – кампания глобальных убийств. Террористической кампании такого масштаба ещё никогда не было».

Другой серьёзной ошибкой аналитиков, оторванных от реалий Востока, было утверждение, что ИГИЛ «поддерживается местным мусульманским населением». «Поддержка местного населения» организуется достаточно просто и эффективно: заходят в дом люди с оружием и забирают мужчин воевать на своей стороне. Идейные споры заканчиваются расстрелом во дворе. Каких-либо «предпочтений» в виде отбора по конфессиональному признаку здесь нет – как погибали христиане, так погибали и погибают мусульмане, причём последних погибло во много раз больше.

ИГИЛ далёк от ислама, как вообще от любых авраамических религий, в которых главным постулатом является любовь в ближнему; эта террористическая, псевдоисламистская организация представляет собой всё, что угодно – кроме ислама. Те, кто подвергается «промывке мозгов» на очень хорошем уровне, и едут в Сирию и в Ирак «спасать веру», убеждаются в этом уже непосредственно в момент приезда. Никакой другой роли, кроме как «пушечного мяса» в бессовестных играх международного бизнеса, им не отводится.

Очевидно, что США в заигрываниях с ИГИЛ, как и много раз до Ирака и Сирии, запустили известный механизм «управляемого хаоса», который и сейчас вполне управляем, но уже не только (и не столько) правительством США. Точно также пестовался Усама бен Ладен, которого потом пришлось уничтожать на территории независимого Пакистана американскому спецназу. Думаю, Грэм Фуллер (Graham E. Fuller), бывший заместитель Национального совета по разведке (National Intelligence Council) и главный резидент подразделения ЦРУ в Кабуле, был совершенно искренен, когда говорил, что «США не планировали создавать ИГИЛ, но деструктивное вмешательство на Ближнем Востоке и война в Ираке были главными причинами рождения ИГИЛ». Даже бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр в интервью американской телекомпании CNN признал, что вторжение вооружённых сил США и их союзников стало одной из главных причин последующего появления на свет террористической организации «Исламское государство». А бывший госсекретарь и возможный кандидат в президенты США Хиллари Клинтон в своей книге «Hard Choices» («Тяжёлый выбор») подробно рассказывает, что посетила 112 стран и обсудила с их лидерами идею создания и помощи ИГИЛ…

Как говорится, теперь знаем, кого благодарить.

В результате ИГИЛ претендует «всего лишь» на мировое господство, в первую очередь во всех странах, где проживают мусульмане – в Палестине, в Израиле, в Ливане, в Азербайджане и в России.

Что касается Хиллари Клинтон, понятно, что госсекретарь приложила все силы для отработки аванса, выданного в 2009 году Нобелевским комитетом Бараку Обаме в виде премии и медали с формулировкой «за огромные усилия по укреплению международной дипломатии и сотрудничества между народами» … Теперь, видимо, очередь премии «за ИГИЛ». С нынешними подходами нобелевского комитета эта перспектива может, того и гляди, перейти из разряда невесёлой шутки в реальную плоскость…

Для бесперебойного функционирования террористической организации придуманы хитроумные устойчивые схемы, потенциально достойные «нобелевки» и по экономике.

По исследованиям FATF (англ. Financial Action Task Force on Money Laundering), межправительственной организации, занимающейся выработкой мировых стандартов в сфере противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма, годовой «доход» ИГИЛ уже составил более $1 млрд. Кстати, именно  аналитики FATF заявляли о необходимости срочного введения комплексных мер экономической блокады ИГИЛ: отслеживание транзакций, адресные финансовые санкции, наблюдение за черным рынком нефти, пресечение спонсирования террористов рядовыми гражданами через социальные сети.

Впрочем, все эти меры, хотя и вполне доступные тем странам, которые контролируют международные цифровые, рыночные и платёжные системы (достаточно вспомнить систему глобального контроля за киберпространством «Эшелон» американского АНБ или же европейскую сеть межбанковских платежей SWIFT), так и не были ни единого раза (!) применены на практике. Вопрос «почему?» достаточно очевидно подвисает при этом в воздухе.

Кроме того, мероприятия эти никогда не принесут эффекта, пока существует обман на государственном уровне. К примеру, в полном соответствии с бандитскими «законами», предпоследний «министр финансов» ИГИЛ Абу Джавар ас-Сабауи, широким жестом «простив» всем свои долги, бежал не куда-либо, а в США, предварительно переведя туда же 14 миллионов (только официальных!) долларов.

Какие финансовые операции между США и ИГИЛ проходили через «беженца» – теперь это знают только спецслужбы США и крайне ограниченный круг в руководстве «халифата». И вновь вопрос, почему в США не перехватываются маршруты заработанных на крови денег, звучит риторически …

Ещё в прошлом году, на Мировом конгрессе нефтяных компаний в Москве, было прямо сказано, что нефть, украденную ИГИЛ в Сирии, предлагают ExxonMobil Corporation (США) и Aramco (Саудовская Аравия). При этом покупателями этой нефти называют …. Израиль и даже европейские страны! То есть экстремисты, объявившие еврейское государство одной из своих целей, подлежащих полному уничтожению, и Израиль, практикующий абсолютное и полное уничтожение террористов прямо по месту жительства, ведут взаимовыгодную торговлю! А страны ЕС, которые сегодня просто негодуют по поводу ИГИЛ, также не могут устоять перед нефтью, которую бандиты продают по бросовым ценам, иногда в два-три раза ниже мировой. Об этом ещё в сентябре 2014 года во время отчёта в Комитете по иностранным делам Европейского парламента заявил не кто-нибудь, а посол ЕС в Ираке Яна Хибаскова. Думаю, никому не нужно объяснять, на что идут деньги за нефть; здесь точно «нефть пахнет кровью» …

Идеологи ИГИЛ вообще творчески подошли к бесперебойному пополнению бандитского «общака». В арсенале игиловских «экономистов» – все «налоги» и «сборы», популярные среди бандитов и рэкетиров: плата за проезд по определённой дороге, «таможенная пошлина» на каждый грузовик, пересекающий контрольно-пропускные пункты. Местными творческими находками можно считать налог на разграбление археологических памятников и налог (а точнее – дань) за защиту несуннитских (и даже – «не вполне правильных» суннитских!) общин. Кроме этого – крупные «поступления» от захвата как частных финансовых учреждений, так и филиалов государственного Центрального банка Ирака. Только разграбление филиала ЦБ в Мосуле принесло экстремистам почти полмиллиарда долларов. Кроме этого, новые «правители» ввели совершенно экзотический и абсолютно бандитский по сути «налог» на каждого клиента того или иного банка – с формулировкой «за безопасность».

Но всё это – мелочи по сравнению с тем, что ИГИЛ получает от операций с нефтью и с газом. Именно нефть является главным источником поступлений для террористов. Планомерные действия привели к захвату и установлению контроля над месторождениями, нефтеперерабатывающими заводами, нефтепроводами в Сирии и в Ираке. Только один завод в городе Байджи прокачивает 30 процентов всей иракской нефти.

Доходы от реализации, по самым скромным оценкам, составляют от одного до трёх миллионов долларов в день. Даже Дэвид Коэн (David Cohen), бывший замминистра финансов США по вопросам терроризма и финансовой разведки, а ныне – заместителя директор ЦРУ откровенно признаётся: «Они (т.е. игиловцы) накапливают богатства небывалыми темпами».

При этом любители придумывать санкции в отношении России почему-то не торопятся с санкциями в отношении транспортировки и продажи энергоресурсов экстремистами. Вот почему-то танкер, который вёз на продажу нефть других сепаратистов, из Бенгази, был блестяще и мгновенно перехвачен ВМС США. Или ИГИЛ использует какие-то «невидимые» корабли?..  Проблема, видимо, всё-таки не с глазами, а с совестью.

Точно так же, как и нефтью, ИГИЛ практически безнаказанно торгует газом – почти на $500 млн в год. Кроме этого, игиловцы прибрали к рукам добычу фосфатов, производство и продажу цемента, серной и фосфорной кислоты. Фактически монополизированы на захваченных территориях продажа пшеницы и ячменя, производство хлеба. Особый источник дохода – похищение людей. Популярный «товар» на этом варварском рынке – представители христианских общин Востока. Впрочем, и исповедующие мусульманство точно так же представляют «коммерческий интерес». То есть речь идёт о чём угодно, только не об исламе. По большому счёту, сделать что-либо худшее для позиционирования мусульманства и мусульман во всём мире, чем сделано ИГИЛ, просто невозможно …

Не менее интересно, как же именно боевики смогли решить проблему перевода больших денежных средств. Ведь многомиллионные суммы по карманам не распихаешь и караваном не перевезёшь.

Так вот, пока спецслужбы Европы и США, как заявляется, лихорадочно (но от этого, увы, ничуть не более успешно) ищут спецсчета и банки, обслуживающие транзакции ИГИЛ, «пустынные финансисты» (очевидно, изучившие все тонкости непростого банковского дела во время долгих караванных переходов) благополучно проводят операции на крупные суммы в международных платёжных системах, да так неуловимо, что сами хозяева и основатели этих межбанковских коммуникаций ничего с этим поделать не могут. На Востоке успешно работает одна из древнейших в мире систем «перечисления» денег – «хавалА». Здесь веками всё основано на круговой поруке и существуют самая жёсткая ответственность. Фактического перемещения денег не происходит, всё строится на скрытых финансовых системах, когда «гонец» в одном конце мира получает согласие на перевод определённых и немалых средств. Другой «гонец» в том же Ираке или в Сирии доставляет из секретных личных фондов необходимую сумму. Скорость такая, что никакому Western Union не снилась; сделки происходят мгновенно и в абсолютно закрытом режиме. Считается, что по миру действуют около пяти тысяч пунктов тайного оборота финансовых средств, в том числе, и в виде драгметаллов. Только малая часть их деятельности, которую можно проследить по сопутствующим официальным транзакциям, исчисляется до 250 миллиардов долларов ежегодно. Кстати, уже много десятилетий в мировой аналитике обсуждается использование этой неформальной расчётно-финансовой системы самими американскими и израильскими спецслужбами, поэтому вопрос «неприкосновенности» хавалы отпадает сам собой.

Ошибочным была и предположение, что ИГИЛ рано или поздно самоуничтожится: практика ИГИЛ в корне отличается от практики «Аль-Каиды». ИГИЛ скорее копирует практику движения «Хамас», создавая, хоть и по-своему, органы управления. К этому добавляются перечисленные выше финансовые потоки, что только укрепляет позиции ИГИЛ. Так что даже предполагать «самоуничтожение» ИГИЛ – безответственная демагогия.

Пожалуй, самую адекватную и верную оценку этой организации впервые дали в России. Только целенаправленные, жёсткие действия могут остановить создание крупнейшего в современной истории террористического формирования. По сложившейся ситуации, у России просто не было других путей, как отправить боевую авиацию в Сирию. НЕВОЗМОЖНО вести какие-либо переговоры с теми, кто считает всех, кроме самих себя, недочеловеками. Нет ни одной точки соприкосновения, где можно было найти общий язык – человеческая жизнь (любая, в том числе и любого из нас) для ИГИЛ просто ничего не стоит. Неоспоримо и то, что именно Россия не бросает друзей и не торгует с бандитами.

В заключение хотелось бы привести цитату уже упоминавшегося в этой публикации Наома Хомского, который говорил о том, что терроризм ошибочно считать «политикой слабых». Это политика врагов, но врагов сильных. Врагов, с которыми невозможно вести мирные переговоры.

 

Сафа Керимов, политолог, журналист-международник

Попытка раскола в Исламской партии Азербайджана

 

 

 

 

Гюльнара Инандж, директор Международного онлайн информационно-аналитичсекого центра «Этноглобус» (ethnoglobus.az), редактор русского раздела американо-турецкого ресурса  turkishnews.com 

После ареста председателя лидера Исламской партии Азербайджана (ИПА) Мовсума Самедова партия оказалась на грани раскола.

Съезд партии пройдет в октябре месяце.
В преддверии съезда ИПА радикальные члены партии выступают против  нынешнего партийного руководства, отличающейся своей умеренной политикой.
Исполняющий обязанности председателя ИПА Эльчин Манафов в интервью газете «Baku Post» комментирует внутрипартийные процессы.


-Соответствуют ли действительности информации о расколе в партии?

-Действительно, есть попытка покинувших партию персон внести раздор среди нас. Но они не смогут ничего добиться. Они заставляют нас работать еще более слаженно и разумно. Возросла наша активность перед съездом, что и тревожит наших недоброжелателей.

-Попытка раскола партии происходит в преддверии съезда. Не приведет ли это к проблемам на самом съезде?

-Если даже во время съезда будут разногласия, это свидетельство не наличия проблем, а демократии. Все члены партии не могут думать одинаково. Каждый может выдвинуть свою кандидатуру, высказывать свой взгляд на те или иные события.

В ИПА, в отличие от других политических партий есть прозрачность, сильны демократические основы. Руководство партии неоднократно переизбиралось. Поэтому, разногласия в партии будут, но это естественный процесс.

Между мной и заместителем партии по политическим вопросам Акифом Гейдарли, функционером партии Ровшаном Ахмедли нет никаких разногласий.
Мы очень близки между собой. Присутствие у нас разных мнений свидетельствует о демократии и прозрачности в партии. Провоцирующие раскол в ИПА действуют  по своей воле или кто-то их к этому направляет.

-В обществе  муссируются слухи о борьбе за лидерство в партии, которая усилилась после ареста М. Самедова?

-В ИПА нет раскола. Есть только соперничество в хорошем смысле, что вполне естественно. Не каждый хочет взять на себя груз лидера ИПА. Я не считаю себя достойным этой должности. Но на меня возложена эта ответственность и я стараюсь  с честью исполнять свой долг. Если кто-то чувствует в себе достаточный потенциал для этой должности, почему бы ему не испытать себя. Среди партийных функционеров никогда не было борьбы за должности.
Между нами могут быть разногласия в партийных делах, что решается в дискуссиях. Могут быть ошибки, изъяны, которые разрешимы.

-Ваши оппоненты утверждают, что политика нынешнего руководства ИПА привела к падению боевого духа среди членов партии, им запрещается участвовать в акциях протеста. Соответствует ли эти обвинения  действительности?

-Мы действуем в соответствии с ситуацией. По сей день политику ведем консультативно. Каждый свой шаг можем объяснить. Мы уже доказали, что можем привлекать на митинги достаточное количество людей.  Сейчас не время многолюдных  митингов и протестов.
Ранее во дворе соборной мечети «Тезе Пир» мы проводили акции протеста, посвященные ко «Дню Гудс». Сейчас ситуация изменилась, сейчас только можно проводить акции  малочисленными группами.

Те, кто обвиняют нас в  подавлении  духа верующих, не участвовали в похоронах скончавшегося в тюрьме партийного функционера Гаджи Вагифа. Если общество будет готово к серьезным акциям протеста, то мы готовы возглавлять их.

Возможна ли во время съезда попытка создания дубликата ИПА?

-Все происходит по воле Аллаха. Любой, кто пожелает манипулировать именем Аллаха, рано или поздно будет разоблачен. Радикализм ошибочен.

Поэтому мы избрали  путь разума и сдержанности.  Может быть, как личность я мог бы избрать иной подход. Но моя партийная позиция  заставляет быть ответственным перед  обществом. Мы тоже несем ответственность за развитие Ислама в Азербайджане.
Некоторые политические партии не смогли оправдать доверие общества. Поэтому часть общества с надеждой смотрит на ИПА.

Переформатирование исламского мира

Евгений Пожидаев: Переформатирование исламского мира: Саудовская Аравия и Катар — конкурирующий тандем
Достаточно хорошо известно, что ключевыми спонсорами переформатирования в исламском мире выступают консервативные монархии Персидского залива — прежде всего Саудовская Аравия и Катар (обе страны еще и наиболее активные члены антииранской коалиции). Однако при этом каждая из стран «тандема» претендует на лидерство, а их внутренние условия и геополитическое положение достаточно сильно различаются. В итоге их подходы к процессу переформатирования расходятся. В целом можно отследить две линии — относительно консервативную саудовскую и радикальную катарскую, зачастую вступающие в прямое противоречие друг с другом.

Посмотрим на участников «тандема» более внимательно. Традиционные претензии Аль-Саудов на «руководство» в мире ислама общеизвестны. Куда менее известно, что катарцы претендуют на него ничуть не менее. Целью небольшого, но крайне амбициозного эмирата является, по словам его нынешнего правителя, «занятие Катаром лидирующих позиций в исламском и арабском мире, на которое династия Халифа ат-Тани имеет больше прав, чем кто-либо другой». Об отношении саудитов к этим амбициям лучше всего свидетельствует комментарий главы саудовской разведки принца Турки аль-Фейсала по поводу переворота, приведшего нынешнего эмира к власти: «американцы пытаются создать альтернативу нашему лидерству в арабском и мусульманском мире».

Очевидное столкновение амбиций усугубляется тем, что ультрарадикализм катарцев в нагнетании «революционной» волны не очень уживается с опасениями Аль-Саудов столкнуться с ее малоприятными побочными последствиями.

Внутри Саудии достаточно высок собственный протестный потенциал. Шииты-имамиты, единоверцы иранцев и южных иракцев, составляют в королевстве, по разным оценкам, от 8% до 20% населения. Не так много — однако они являются большинством (60%) в восточной прибрежной области, где сосредоточены практически все запасы саудовской нефти. При этом они не являются единственным религиозным меньшинством — на западе страны, в Хиджазе, постепенно «реинкарнируется» суфийская община — с точки зрения ортодоксального ваххабизма вполне еретическая. Около четверти населения королевства составляют рабочие-иммигранты, по «традиции» нефтяных монархий Залива, вполне бесправные.

При этом и у противостоящего меньшинствам «привилегированного» населения тоже есть существенные поводы для недовольства. Начиная с нефтяного шока 70-х саудиты существовали в нефтяном раю — с доходами, примерно равными американским, бесплатными коммунальными услугами, образованием и медициной, щедрыми пособиям на детей. Однако за последние сорок лет население выросло вчетверо — с соответствующими последствиями. Сейчас подданные Аль-Саудов вдвое беднее, чем в 70-х, в стране не хватает медучреждений и школьных зданий. При этом даже существующий уровень жизни обеспечивается в долг — его размеры достигли 180 млрд. долларов (91% ВВП). В итоге правительство решило пойти на приватизацию, охватившую в том числе электроэнергетику, образование и медицину — что очевидным образом закрывает тему тотальной бесплатности коммунальных и социальных услуг. Между тем, безработица в королевстве весьма внушительна.

Далее, Аль-Сауды вынуждены балансировать между группировками элиты. Парадоксальным образом костяк саудовского госаппарата и интеллигенции составляют выходцы из относительно «просвещенного» Хиджаза, завоеванного династией в 1920-х. В этой группе существует своего рода «оппозиция его величества», с начала «нулевых» открыто говорящая о необходимости либерализации режима. Однако весьма влиятельное ваххабитское духовенство, являющееся традиционной опорой Аль-Саудов, все еще ультраконсервативно — и хочет ровно противоположного. Наконец, существенную угрозу династии представляют и внеэлитные исламские ультрарадикалы, небезосновательно обвиняющих ее в чрезмерном слиянии с США.

В итоге Саудовская Аравия уже столкнулась с массовыми выступлениями в Восточной провинции и Хиджазе.

При этом наряду с внутренней напряженностью существуют и внешние угрозы, исходящие от революционной волны. Так, хаос в Йемене уже привел к весьма серьезному столкновению саудовской армии с местными шиитами-зейдитами, живущими непосредственно на границе. Очень существенную угрозу для саудитов может представлять и шиитская революция в Бахрейне — остров буквально нависает над основными путями транспортировки саудовской нефти.

В итоге Аль-Сауды рискуют получить «рикошет» — и прекрасно это осознают. Де-факто активная саудовская деятельность просматривается только в кампаниях по свержению прямо враждебных им режимов — ливийского и сирийского. При этом даже в Ливии, где присутствовали застарелые счеты, саудиты оказались явно на вторых ролях.

Напротив, Катар имеет ограниченные внутренние и практически отсутствующие внешние «революционные» угрозы. Шииты составляют около 10% населения. Доля иностранных рабочих огромна — но при этом Катар является самой богатой арабской страной с достаточно быстро растущей экономикой. Единственная сухопутная граница — с Саудовской Аравией. Потенциально революционный Бахрейн рядом, но хаос там катарцам скорее на руку — между странами застарелые территориальные споры, в 1986-м едва не обернувшиеся войной. В итоге эмират, в отличие от королевства, может действовать без оглядки на возможный «рикошет».

Как следствие, саудиты и катарцы вполне солидарно действовали в Ливии и выступают единым фронтом в Сирии, однако в наиболее чувствительных вопросах между ними существуют труднопреодолимые противоречия. В общестратегическом плане катарцы явно готовы пойти на любую дестабилизацию обстановки практически независимо от издержек. Претензии правящей династии на «лидирующие позиции в исламском и арабском мире» могут быть реализованы только при радикальной его перекройке, и в Дохе это явно осознают. Напротив, в Эр-Рияде отнюдь не заинтересованы в обвальной дестабилизации на «Большом Ближнем Востоке» — что прекрасно отслеживается на примере Египта, о чем ниже. Это различие стратегий выливается в более чем конкретные «тактические» противоречия.

Так, саудиты, в теории поддерживая египетских фундаменталистов-салафитов, парадоксальным образом менее всего заинтересованы в исламизации Египта. Мотивы Аль-Саудов несложно понять.

Режим Хосни Мубарака не был им близок идеологически — однако был более чем удобен. Во-первых, Египет Мубарака проводил откровенно антииранскую политику. Во-вторых, находился в нормальных отношениях с другим противовесом Ирану — Израилем; между тем, персы волнуют Эр-Рияд на два порядка больше, чем судьба Палестины — отношение саудитов к Тегерану граничит с помешательством. В-третьих, добросовестно блокировал Газу, занятую проиранской на тот момент «Хамас», конкурирующей с поддерживаемой саудовцами «Фатх». В-четвертых, надежно обеспечивал безопасность судоходства по Суэцкому каналу, через который идет значительная часть экспорта саудовской нефти.

Между тем, уже революция как таковая с неизбежным попутным хаосом обещала проблемы в окрестностях канала — и они возникли в действительности; вероятное ослабление Египта как противовеса Ирану; возможно — деблокада Газы. Исламизация же в переводе на египетский диалект арабского означает «братья-мусульмане», а никак не салафиты. Между тем, отношения между «братьями» и саудитами откровенно плохи.

В итоге их приход к власти означает для Эр-Рияда, во-первых, сомнительный подарок в лице «неприятеля», контролирующего самую сильную арабскую страну и Суэц. Во-вторых, утрату лидирующих позиций в рядах суннитских исламистов в силу все того же статуса Египта как традиционного «раиса» арабского мира. В-третьих, полное «испарение» антииранского союзника — отношения «братьев» с Ираном далеко не идеальны, но и не откровенно враждебны. В-четвертых, потенциальные проблемы у Израиля, что еще более ослабляет антииранский фронт.

Как следствие, Эр-Рияд фактически поддерживал Мубарака во время тахрирского кризиса — развернувшись на 180 градусов только тогда, когда ситуация окончательно прояснилась. Сейчас саудиты придерживаются той же политики в отношении светского режима в Египте — например, документы WikiLeaks демонстрируют примечательные пассажи саудовского короля, требующего любой ценой предотвратить победу… исламистов на выборах. Слова не разошлись с делами — в ходе египетских президентских выборов Эр-Рияд поддерживал «светского» Ахмада Шафика, и был готов поддержать даже насеристов — кого угодно, только не «братьев-мусульман».

Между тем, сейчас Катар поддерживает «братьев-мусульман» в противовес просаудовским салафитам и относительно устраивающим Эр-Рияд военным, а сам Тахрир стал в значительной степени результатом активной деятельности катарцев. Так, принадлежащая эмирату «Аль-Джазира» была на всю мощь задействована для поддержки оппозиции. Иными словами, Катар явно намерен расширять зону своего влияния любой ценой — даже если это прямо противоречит интересам антииранской коалиции. Между тем, абсолютным приоритетом Эр-Рияда является именно противостояние с Ираном и подавление шиитского полумесяца. При этом действия Дохи имеют отчетливую антисаудовскую направленность.

Палестина на этом фоне выглядит несущественной мелочью, однако интересы саудитов и Катара пересекаются и там. Катар де-факто сменил Тегеран в роли ключевого спонсора «Хамас». В целом это на руку Израилю и серьезный удар для Ирана. Однако ясно, что «Хамас» не прекратит борьбу с Израилем как таковую и конкуренцию с «Фатх» — и при этом, очевидно, будет располагать большими финансовыми и информационными ресурсами, чем «под рукой» Тегерана, иначе смена спонсора утрачивает смысл.

На этом фоне тщательно опровергаемые «Аль-Джазирой» слухи о попытке военного переворота в Катаре не выглядят совсем уж неправдоподобными. При этом катарских военных сложно заподозрить в проиранских симпатиях — однако вполне можно в просаудовских.

С другой стороны, уже для Катара превращение Бахрейна в фактический протекторат Саудовской Аравии с попутным строительством там огромной военной базы — крайне малоприятная новость. Вероятно также, что в случае падения режима Асада очередным полем для взаимоудушения прокатарских и просаудовских группировок может стать Сирия.

Весьма возможно, что в дальнейшем противоречия между спонсорами переформатирования будут нарастать. Катар, вероятно, и далее продолжит действовать в египетском духе — что слишком очевидно противоречит интересам саудитов. Вопрос в том, насколько далеко может зайти драка двух пауков в нефтяной бочке.

31.08.2012

Источник — ИА REGNUM
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1346419080

Мусульманин не может выступать против своего государства

 

 

 

 

 

Гюльнара Инандж

 

Подготовка и проведение «Евровидения» не давали покоя иранским властям.  Они послужили поводом для проведения   нескольких конференций, посвященных  арестам исламистов в Азербайджане  и конфессиональной ситуации в нашей стране.

 

Одна  из этих конференций называлась «Международная миссия Ислама на Южном Кавказе », прошла она в городе Ардебиль.

На конференции от  Азербайджана выступали  исполняющий обязанности председателя Исламской партии Азербайджана Гаджи Эльчин Манафов, Ровшан Ахмедов, Инглаб Ахмедли, Мехпара Самедова, Тамара Ахундзаде.

 

Гаджи Эльчин Манафов и другие функционеры Исламской Партии дали несколько интервью иранским СМИ, где высказывания  азербайджанских исламистов были тенденциозно изменены.  Гаджи Эльчин в эксклюзивном интервью для «Тюркишньюс» прокомментировал попытки иранских медиа исказить его интервью, данное им в Ардебиле:

 

-Зарубежные гости  в своих выступлениях  выражали свое беспокойство в связи с арестом исламистов в Баку, проведением Евровидения и гей-парада, запрещению ношения хиджаба.   Во время конференция был продемонстрирован видеоролик, где был показан  арест членов Исламской партии и исламистов. Но не было выступлений против Азербайджанского государства и властей.

 

Я помню все выступления  данные мной иранским СМИ.

В своих интервью я резко высказывался  против гей-парада, против  Евровидения. Я говорил, что готов выступить против гей-парада. В интервью особо отмечал, что не считаю героизмом говорить за пределами Азербайджана, то, что я не позволяю себе говорить в Баку.

 

В Ардебиле я говорил, что сомневаюсь, что азербайджанские власти дадут согласие на проведение гей-парада. Пока не было  по этому поводу официальной реакции азербайджанских властей.

 

 

 

Слова посла Азербайджана в Британии , где он говорит, что азербайджанцы  недостаточно  религиозны, чтобы выступать против  Евровидения, иранской прессой были переиначены как «И.Алиев говорит, что азербайджанцы не мусульмане».

 

Особенно возмутительно, что мне приписали фразу, что я хочу залить Азербайджан кровью.  Мы всегда использовали  и будем использовать только мирные пути решения проблем. Ислам не есть религия крови. Ислам религия понимания, мира, безопасности.

 

-Общественная Палата в преддверии и во время проведения Евровидения для привлечения внимания иностранных гостей и журналистов проводила пикеты. Вы же выступали против Евровидения, почему вы не выходили на пикеты?

 

-Каждый шаг исламистов часто связывают с влиянием Ирана. Но  не Иран же научил меня защищать свою честь. Кстати, до  исламской революции в Иране Геи имели свой Центр. Для нас даже сейчас это немыслимо.

 

Члены нашей партии интересовались , могут ли они участвовать в пикетах Общественной Палаты или нет.

 

В личном порядке члены партии могут участвовать в митингах оппозиции. В исламе даже в борьбе запрещается  использовать запрещенные методы.

 

В настоящем Исламе нельзя в борьбе руководствоваться принципом «цель оправдывает средства».   Безусловно , речь  идет о настоящем  Исламе, а не тех, кто для достижения своих целей прикрывается исламом..

 

Исламская партия уважает свое государство, народ, правительство, Конституцию.

Мы призываем своих членов к мирной борьбе.

Максимализм вреден в любом его проявлении.

Любовь к Родине — требование Ислама. Верующий мусульманин не может быть против своего государства и Родины.

 

 

 

Принадлежность мазхабу — обязательный атрибут веры?

 

 

 

 

 

 

Теймур Атаев политолог Азербайджан [email protected]

 

                         «О те, которые уверовали! Повинуйтесь Аллаху и Его

                         Посланнику и не отворачивайтесь от него, пока вы слышите»  

                         («Трофеи»: 20).

 

В последнее время на постсоветском пространстве участились призывы к необходимости следования мусульманами тому или иному мазхабу. Причем данный нюанс принимает черты чуть не обязанности приверженцев Ислама, обосновываясь незнанием многими арабского языка и отсутствием глубоких познаний в исламском векторе.

Однако, сразу же возникает вопрос: разве Коран вменяет мусульманам идти за мазхабами? А ведь, как отмечает выдающийся Абу Ханифа, «Кур’ан — это Слово Аллаха Всемогущего, написанное на свитках (масахиф), сохраняемое в сердцах, произносимое языками людей и ниспосланное Пророку (да благословит его Аллах и приветствует)»(1).

Действительно, Откровение не рассматривало аспект мазхабов, да и не могло это иметь место по сути. Дело тут, естественно, не в факте рождения исламских школ на более позднем этапе, а в актуализации Кораном следования за ниспосланным «от вашего Господа», а не «за иными помощниками, помимо Него» («Ограды»: 3). Т.е. «принадлежность» мазхабу не является обязанностью мусульман.

Но на переживаемом этапе мазхабная «болезнь» достигла такого уровня, что немало сторонников каждой из школ считают представителей соседних мазхабов чуть ли не «вероотступниками», не говоря уже об отношении к «безмазхабникам». Самое прискорбное в этом контексте — сегодняшнее определение немалым количеством мусульман основным показателем веры нахождение верующих в составе конкретной школы. К сожалению, в немалой степени, это — обыденное состояние дел для постсоветской уммы, вплоть до восприятия причисляющих себя к «не нашей» школе «неверными» муслимами.

В целом, мнения ученых по «мазхабным» тонкостям разнятся в трех направлениях:

— обязательность приверженности одному из мазхабов;

— запрещение следования другим мазхабам по вопросам, по которым  верующий уже поступил в соответствие с выработанным решением одной из школ;

— дозволение сторонникам определенного мазхаба не всегда придерживаться его наработок, в том или ином случае переходя в другой.

В любом случае, на поверхности вполне резонно высвечивается вопрос, по какой причине необходимо заставлять (в буквальном смысле слова) верующих занимать строго однозначную позицию в плане выбора мазхаба раз и навсегда? Согласно Откровению, когда «вы не знаете, то спросите обладателей Напоминания» («Пчела»: 43). Следовательно, для понимания личностью каких-то тонкостей не возобраняется (если не приветствуется) обращаться к знающим людям. Другое дело, Всевышний конкретизирует предоставление пророку Мухаммаду (да благословит и приветствует его Аллах) Книги для разъяснения людям ниспосланного им и «чтобы они призадумались» («Пчела»: 44). А вот отсюда явно проявляется право творений Господа на независимое (свободное) размышление над словами Аллаха? Да и не на это ли направлены неоднократные призывы Корана разуметь аяты?

Поэтому не случайно возникновение сомнения — не фокусируется ли в призыве к обязательности вхождения мусульман в один из мазхабов (по типу «Ты записался в добровольцы?») намерение определить «правильных» муслимов и «уклонистов»? Но тогда к какому берегу отнести верующих, позицинирующих себя «обыкновенными» мусульманами, следующим кораническим заповедям крепко держаться за вервь Аллаха всем вместе, не разделяясь («Семейство Имрана»: 103) и уверенных, что «воистину, верующие — братья» («Комнаты»: 10)?

Наверное, происхождение этих нонсенсных явлений в социумах целесообразно искать в нашей забывчивости (не сознательной ли?), что религия — не идеология и не догма. Здесь невольно напрашивается ассоциация с советским прошлым, когда каждый школьник, для становления «полноценным» членом социалистического общества, в обязательном порядке должен был пройти путь от октябренка до пионера и комсомольца. Отказывающийся же, скажем, от последнего пункта моментально попадал в ряды «неблагонадежных», со стопроцентной перспективой оказаться через несколько лет в стане «идеологичесих диверсантов».

Но, повторимся, религия ведь не идеология. Каждому из нас прекрасно известно, что, подчеркивая усердие на Его пути «надлежащим образом», Творец не создал для нас «никакого затруднения в религии». Нарекая следующих за Ним мусульманами, Всевышний призвал к совершению намаза, выплате закята и крепкого удерживания «за Аллаха», являющегося нашим Покровителем («Паломничество»: 78). Обратим внимание, держаться не мазхаб, а за Аллаха! А раз «нет принуждения в религии» («Корова»: 256), как таковое может иметь место в аспекте обязанности записаться в конкретный мазхаб?

Хотя в аспекте «обязаловки» вполне может находиться самая обыденная боязнь некоторой когортой мусульман свободных выводов верующих, исходящих из слов Аллаха. Несмотря на то, что, подходя к определенным суждениям, мусульманин вполне может найти подтверждение им в той или иной школе, с формированием у него симпатий в конкретном векторе. Правда, в ином вопросе ищущий увидит поддержку своим выводам в рамках иного мазхаба. В других моментах разобраться в хитросплетениях  (советом, эпизодами из жизненного опыта и т.д.) ему поможет старший товарищ. Так чем же плох плюрализм данного рода? И неужели так важно лишать друг друга нахождения ответов на внутренний поиск различными путями? Разве не данный «стиль» жизни позволяет мусульманину развиваться, работая над собой  посрендством штудирования литературы, общения с окружением и т.д.?

Все мы прекрасно понимаем отсутствие у Аллаха нужды в механическом поклонении, вследствие чего одним из ценнейших завоеваний Ислама является разумно-чувственный пласт веры. Поэтому давайте еще раз прислушаемся к Абу-Ханифе, корнем утверждения «Божественного единства (таухид)» и правильного убеждения обрисовавшего заключение человека, что он  верит в Аллаха, Его ангелов, Его книги, Его посланников, воскрешение после смерти и в то, что добро и зло судьбы — от Аллаха Всевышнего, а также в расчет и весы, ад и рай; все вышеперечисленное — истина(1). Так не лучше ли исходить из данного посыла для строительства взаимоотношений внутри уммы, чем определять «верность» мусульманина Исламу в соответствие с его нахождением в команде одного из мазхабов?

 

1.Имам Агзам Абу-Ханифа. Аль-Фикх аль-Акбар /Величайшее знание/ По изданию, вышедшему в г.Хама в1972 г. http://www.kcn.ru/tat_ru/religion/islam/ulum_ad_din/al-fikh_al-akbar.htm

 

Единство в многообразии — поддержка созданного для нас Аллахом мироздания

 

 

 

 

Теймур Атаев политолог Азербайджан [email protected]

                 «Крепко держитесь за вервь Аллаха все вместе и не распадайтесь.    

                 Помните о милости, которую Аллах оказал вам, когда вы были

                 врагами, а Он сплотил ваши сердца, и по Его милости вы стали

                 братьями («Семейство Имрана»: 103).

 

Наверное, одна из самых животрепещущих тем в преломление к исламскому миру — ракурс единства мусульман. Вернее, его отсутствия.

Парадоксальность тут в том, что единение мусульман фактически предписано Откровением, т.е. умма представляется навечно монолитным сообществом: «Ты не имеешь никакого отношения к тем, которые раскололи свою религию и разделились на секты. Их дело находится у Аллаха, и позднее Он сообщит им о том, что они совершали» («Скот»: 159). Однако, на деле все оказывается далеко не так, элементарным подтверждением чего видится внутримусульманская ситуация в России, аккуратно проявляющаяся в  прообразе «феодальной раздробленности» в высших эшелонах чиновничьей власти от религии.

В целом, аналогичная обстановка просматривается практически во всех ответвлениях уммы в планетарном пространстве. Следовательно, здесь уже функционирует некая тенденция, хотя отсутствие единства ослабляет потенциал исламского сообщества, позволяя глобальным политическим игрокам манипулировать отдельными «движениями» внутри религии.

Конечно-же, понимание пагубности дальнейшего развития ситуации в этом направлении есть.

 

Идеология Всемирной организации по сближению мазхабов

По словам главы этой структуры аятоллы Мухаммада Али Тасхири, ценность мусульманского братства не ограничивается только нравственными устоями, переходя «на богословские и законодательные принципы Ислама» и влияя на процесс иджтихада (усердие в вынесении правовых предписаний и решение различных религиозных вопросов на основании аятов Корана, хадисов, аналогий и единодушного мнения авторитетных исламских правоведов). Но параллельно «единство по сути своей должно воплощаться в различных идеологических и цивилизационных аспектах» жизни уммы»(1).

Как следствие, XXI Международная конференция исламского единства (Тегаран, 2008 г.) приняла Хартию исламского единства. В преддверие принятия документа М.А.Тасхири подчеркнул идентичность исламских толков в 90% вопросов, но, к сожалению, огромные массы уделяют все внимание 10% расхождений. В свою очередь, египетский исследователь, доктор Абдур-Рахим Ас-Саэх веру в Единого Аллаха; признание пророческой миссии Мухаммада (да благословит и приветствует его Аллах!); восприятие Корана священным писанием; единую для всех приверженцев Ислама киблу назвал первичным ядром интеграции мусульман. Которая, по словам главы Центра сближения толков Египта Махмуда Абдул-Гани Аашура подразумевает «не изменение исламских толков или превращение шиизма в суннизм или наоборот», а сосредоточение на исламской общности, позволяющее не только реализовать взаимоуважение последователей того или иного исламского толка, но и занять единую позицию «перед лицом противников ислама»(2).

Здесь же можно отметить, что исламский мыслитель ХХ в. шейх Абду-ль-Азиз ибн Баз, констатируя «божественный призыв к единству и сближению сердец», наличие в исламских странах многих групп, «созданных для распространения благого, взаимопомощи, сотрудничества в праведности и боязненности среди мусульман, без разногласий между желаниями приверженцев», характеризовал благословением, несущим великую пользу. Но обвинение «каждой из этих групп других в заблуждении, с обрушиванием нападок на их деяния» является величайшим вредом(3).

В контексте изложенного, подписавшие Хартию проконстатировали приверженность ряду принципов, призвав всех мусульман к их соблюдению. Среди данных основ — следование канонам Ислама во всех сферах своей жизни; восприятие Корана и пророческой традиции двумя основными источниками законодательства в религии; вера в единого Аллаха, в воскрешение и Судный день; исполнение предписанных Откровением намаза, закята, поста, хаджа и др. Документ призвал прилагать усилия к возрождению религиозного братства; противостоять расколу при «образцовом поведении имамов мазхабов» и их последователей. Акцентировалось внимание на сдерживаниии мусульман от взаимного обвинения в неверии (такфир).

Важнейшим фактором Хартии стала актуализация изменения своего отношения к разногласиям в определение «правильности и неправильности» веры. Что исходит из восприятия противоречий в качестве результата принятия «мноногранности иджтихада». В этом контексте выделяется призыв воздержаться от неуважения «к святыням последователей мазхабов» и от навязывания людям определенной школы. Поэтому мусульмане обязаны решать свои разногласия «путем мирного диалога, соблюдения правил логики и этики»; «двери для ведения диспутов» по вопросам истории, идеологии и фикха (право) «должны быть открыты». В свете чего необходимы специальные «центры по диалогу», в т.ч. исследующие особенности и специфику мазхабов(4).

 

Почти философия?

Весьма симптоматично, что вышеизложенное, пусть и ненапрямую, получает подтверждение из философии. Так, согласно «Новой философской энциклопедии», в классической арабо-мусульманской философской и теоретической мысли отмечаются два понимания единства. Согласно первому (на основе античного наследия), «обеспечение единства» (таухид) рассматривается «как обнаружение его в самой множественности». В «собственно арабской традиции» таухид понимается в качестве выведения «единого объекта за пределы множественности и отрицание их взаимной внутриположенности». Такой ракурс единства, разрабатывавшийся в философии, был применен в вероучении (акыда) и фикхе «в контексте учений о Боге и его атрибутах». В данном аспекте «проблематика» таухида «включает вопросы о трактовке единства вещи, происхождении множественного мира из единого начала», где «все направления классической арабо-мусульманской философии полагают начало мироздания единьм по самости и приписывают единство в собственном смысле только началу»(5).

Тем самым, аналогия со сказанным в Хартии исламского единства просматривается в идентичной оценке единственного и множественного. Говоря другими, более удобоваримыми, словами, основным фактором единения мусульман можно назвать наличие стержня, объединительного для всех приверженцев Ислама с точки зрения его соответствия манхаджу (пути) представителей любого мазхаба. А вот нюансы внутреннего восприятия определенных тонкостей (подход) могут, безусловно, варьироваться. Это и есть единство в многообразии.

 

В каком направлении актуален соревновательный дух?

В этом векторе выдающийся мусульманский мыслитель XIX-XX вв. Мухаммад Икбал сутью таухида «как продуктивной идеи», определял равенство, солидарность и свободу, где важнейшим видится поиск лучшего социального порядка, в котором невозможно игнорировать ислам, «главной целью которого является уничтожение всех различий, основанных на расовой принадлежности, касте и цвете кожи».

Ну а если из данного определения ученого высвечивается фон «поиска лучшего», следовательно, среди приверженцев мазхабов вполне может фигурировать некий соревновательный дух. Важнейший нюанс тут в том, что Откровение пропагандирует, пусть это и покажется кому-либо странным, определенную соревновательную линию между людьми. Но в каком контексте? «Стремитесь же опередить друг друга в добрых делах» («Корова»: 148), — гласит Коран. А раз звучит «стремитесь опередить», следовательно, подразумевается соревновательное звено, могущее присутствовать во взаимоотношениях между людьми. Причем будучи направленным не в сторону формирования конфликтной обстановки, а на достижение положительного результата в ракурсе коллекционирования добрых дел. В рассматриваемом нами аспекте — не в плане первенства по обвинению в «отходе от веры» членов «конкурирующих» школ, а в выдвижении новых инициатив по улучшению, скажем, социального порядка на основе слов Аллаха.

Так не есть ли это лучшим видом конкуренции в мире, когда творения Господа соревнуются друг с другом своими помыслами, намерениями и деяниями на пути исполнения вероустава?

 

Есть ли площадки?

Зампредседателя Европейского совета по фетвам и исламским исследованиям шейх Фейсал Маувлави называет лозунг единства мусульман не пустым звуком, а обязанностью перед Аллахом(6). Действительно, если Коран призывает всех верующих (представителей всех религиозных конфессий) к единству: ««О люди Писания! Давайте придем к единому слову для нас и для вас, о том, что мы не будем поклоняться никому, кроме Аллаха, не будем приобщать к Нему никаких сотоварищей и не будем считать друг друга господами наряду с Аллахом» («Семейство Имрана»: 64), то объединение мусульман предусмотрено по сути: для отвечающих своему Господу, избегающих «великих грехов и мерзостей», совершающих намаз, совещающихся между собой о делах, прощающих в гневе  и расходующих из того, «чем Мы их наделили» («Совет»: 37-38).

К сожалению, даже с учетом наличия повсеместных призывов к единству, функционирования различных центров в этом направлении, ситуация с мертвой точки не  не сдвигается. Не будет сейчас акцентировать внимание на геополитической составляющей этого явления. Речь — несколько о другом. Как добиться готовности мусульман слышать и слушать своих собратьев? Даже беглый просмотр дискуссий в «исламских» группах в популярных социальных сетях или диспутов на форумах однозначно свидетельствует о сегодняшнем дефиците мусульманской толерантности. Что подтверждает взгляд на комменты юзеров к статьям на сайтах исламской направленности, когда буквально через один-два комментария начинаются взаимные оскорбления и унижения.

Однако, наличие в этом строю голосов трезвомыслящих мусульман позволяет видеть свет в конце туннеля. Другое дело, как усматривается, количество площадок для общения должно увеличиваться. И здесь вполне реально проявляется роль создаваемой мусульманской социальной сети SalamWorld, открытие которой планируется на этот год(7). Руководители ресурса главной задачей объявили «объединение мусульманской молодежи с помощью общего взгляда на мир и здравых ценностей ислама»(8). Но тут, наверное, большое значение должно быть уделено модерированию дискуссионной площадки, первым шагом к чему видится умение и искренний настрой модератора абстрагироваться от симпатий и антипатий в плане своей «принадлежности» одному из мазхабов. Только четкой координацией «движения» обсуждений, основанной на объективности, можно добиться регулирования дискуссий, не допуская их перерастания во внутримазхабные баталии. Параллельно юзеры должны видеть и чувствовать глубокое понимание модератором предмета разговора, т.к. плавное и полезное обсуждений обеспечивается созданием условий для свободного выражениями участниками собственного мнения, но не в ущерб историзму. Потенциал людей, разрабатывающих и продвигающих данную идею, позволяет надеяться на успешную реализацию озвученного.

Признаем, многие могут скептически отнестись к ракурсу предпринятия реальных шагов к единению. Однако, «среднестатистические» мусульмане вполне ощущают, что в плане вылечивания болезни разъединения «миссия выполнима», а не утопична. Автор уже отмечал, что во время хаджа, вне зависимости от национальности, места постоянного жительства и цвета кожи, в Мекке и Медине чувствуется наличие единой семьи братьев и сестер, потому что исчезает граница между паломниками, представляющими ту или иную ветвь мусульманства. Данный факт  свидетельствует об искусственности внутриконфессионального разделения, т.к. атмосфера хаджа четко демонстрирует духовное единство мусульман планеты, вне зависимости от родного языка и географического месторасположения отчего дома(9).

Так что, будем надеяться, здравый смысл возобладает, и реальнейшее единство приверженцев ислама будет проявляться не только в период хаджа или соблюдения поста в период Рамазана, но и в течение остальных месяцев календарных лет!

 

1.Мухаммад Али Тасхири. Общность мусульманской культуры — гарантия сближения и единства мусульман

http://old.ahlibeyt.ru/index.php?type=special&razdel=1&p=articles&id=241

2.Устав исламского единства, пути решения и взгляды

http://abna.ir/data.asp?lang=4&Id=111599

3.Единство, группы и партии

http://old.muslimiman.info/ru/home/11

4.Хартия исламского единства

http://abna.ir/data.asp?lang=4&Id=113006

5.Новая философская энциклопедия: в 4 тт. Под редакцией В. С. Стёпина. Статья «Единство в арабо-мусульманской философии»

http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_philosophy/8321/%D0%95%D0%94%D0%98%D0%9D%D0%A1%D0%A2%D0%92%D0%9E

6.Кербела: уроки для мусульманской общины

http://www.islamnews.ru/news-101171.html

7.О ресурсе см. подр.:

SalamWorld на пути к становлению серьезнейшим и популярным мусульманским трендом

http://www.islamsng.com/authors/Ataev/3647

8.В интернете появится мусульманская социальная сеть

http://www.dp.ru/a/2011/12/02/V_internete_pojavilas_per/

9.Хадж — как же это много! Широко! Светло! И дающе надежду…

http://www.islamrf.ru/news/umma/reportages/11091/

 

 

 

В Азербайджане есть только попытка политизации ислама

Гюльнара ИНАНДЖ

Современная Турция усиливается и возвращает себе статус региональной державы. Укрепление позиций Анкары на Ближнем Востоке вынуждает многих прислушиваться к своему мнению. О причинах и следствиях стремительного экономического и политического роста Турции в беседе с корреспондентом «Зеркала» поделилась доктор философии, заведующий отделом истории религии и общественной мысли Института востоковедения Национальной академии наук Азербайджана Эсмеральда Гасанова.

— Как можно квалифицировать нынешнюю политическую власть Турции в свете ее принадлежности к исламистскому толку?

— Турецкий народ подарил истории несколько моделей государственного устройства. Османская империя вошла в историю как теократическое государство. Институт султанства объединял в себе институты религиозной и светской государственности. Позже во времена султана Халила было создано военно-религиозное государство. А еще позднее появился институт демократически-теократического государства, где параллельно действовали и султанат, и совещательный совет — меджлис.

В начале XX века национально-освободительное движение под руководством Ататюрка одержало победу, и в 1924 г. была создана светская Турецкая Республика, которая отделила религию от государства и политики, но не запретила религию. В стране действовало ограниченное количество религиозных школ, а деятельность религиозных лидеров была ограничена.

Можно определить три модели государственности, исторически действовавшие в Турции. В 2002 году религиозные партии пришли к власти. Партия справедливости и развития (ПСР) под руководством Реджепа Тайипа Эрдогана вторично смогла получить доверие граждан и сформировать правительство, но при этом государство сохраняет свою светскость.

Деятельность ПСР показывает, что она обращает внимание на религиозные моменты, но не признает религию как политический инструмент. Ныне создано правительство, опирающееся на умеренный ислам.

— Какие обстоятельства дали стимул усилению и приходу к власти исламистов?

— С периода правления Ататюрка влияние религии ослабло.
________________________________________
Но с 1945 г., после завершения Второй мировой войны, США после уничтожения фашизма для борьбы с проявлением коммунизма в странах Востока начали использовать ислам как разрушительную силу.

С назначением министра иностранных дел США А. Даллеса началась активизация исламского сегмента. Поздние события показали, что предназначенный для подавления коммунизма фактор оказался очень серьезным, о чем западные круги и не подозревали.

С 1969 года началось формирование исламистских партий в Турции. Это Партия национального порядка (Milli Nizam Partisi), Партия национального спасения (Milli Selamrtlik Partisi), Партия благоденствия (Rifah Partisi,) Партия добродетелей (Fezilet Partisi). Далее в Партии добродетелей начался раскол между новаторами и консерваторами. И тогда в руководство новаторов пришли Реджеп Тайип Эрдоган и Абдулла Гюль. Партия справедливости и развития была создана Р.Т.Эрдоганом в 2002 г. Вместо партии Fezilet была создана партия Seadet во главе Неджмеддином Эрбаканом.

Арестовывали активистов исламистских партий, но их места занимали другие. Они боролись за создание исламского государства. Н. Эрбакан заявлял, что Коран должен стать Конституцией Турции, а шариат — формой государственного строя, как в Иране.

— Как получилось, что ислам в таком светском государстве, как Турция, нашел свое место в государственном управлении?

— 90% населения страны — это мусульмане. Этнический и религиозный вопросы тесно связаны друг с другом.

В Коране в суре «Хиджрет» указано, что понятие «этнос» равносильно религиозному выражению. В Турции в опросах граждане на вопрос об этнической принадлежности отвечали «мусульманин». То есть в Турции, согласно исламу, нация идентифицируется религией. В Османской Турции во время беседы с послами султаны говорили, что они этнические турки, а по религии — мусульмане. В Турции произошел синтез религии и этноса, что не замедлило проявить себя в культуре, политике, экономике.

Исламисты, например, выступают против общего рынка, Запада в его рвении навязать восточному обществу свою модель развития. Пользуясь благами технического прогресса Запада, турки и их собратья по вере отталкивают западную духовность.

Премьер-министр Турции Р.Т.Эрдоган — грамотный политик. В США он заявил, что использование религии в политических целях — грех как против политики, так и против самой религии. Этим он запутал всех.

Вдохновитель нынешних турецких исламистов Фетуллах Гюлен вот уже 8 лет как проживает в США. Недавно Р.Т.Эрдоган счел возможным его возвращение в Турцию.

http://www.zerkalo.az/2011-12-02/politics/25195-

О свинье, религии и не только

Теймур Атаев, политолог, Азербайджан

Вспомним, что для многих одними из основных характеристик иудаизма и ислама являются обрезание и запрет на свинину. За порогом восприятия остаются главнейшие призывы этих конфессий — делать добро, совершать богоугодные поступки, соблюдать морально-нравственные нормы и др., но вот шаблонное понимание базиса данных мировых религий в лице обязательности обрезания и запрета на мясо свиньи — живучи на протяжении многих веков.

Прочь офф-топ, как бы то ни было, но именно это животное массово оценивается в качестве грязнейшего существа. Мало этого, желая оскорбить собеседника или охарактеризовать своего врага, довольно большой процент лучших творений Господа использует понятие свинья в ругательном смысле. Наименование данного хрюкающего четвероного используется в популярных поговорках в самых омерзительных тонах- нажрался, как свинья; грязный свин; подложить свинью; свинский поступок и т.д.

Но так ли все однозначно в аспекте мерзопакостности этих одомашненных животных? Разговор тут не о твердом четвертом месте, занимаемым свинюшками в интеллектуальном разрезе вслед за человеком, дельфином и обезьяной. И даже не в опережении ими в области сообразительности собак и наличии, в придачу, особой чувствительности вкупе с эмоциональностью. Важнейший нюанс состоит в помощи, оказываемой свиньями человеку по очень многим параметрам.

Свинья — наш ближайший помощник?

Как можно усмотреть из открытых источников информации о расшифровке и сравнении генома человека с другими млекопитающими, специалисты по клонированию животных начали все больше склоняться к медицинским экспериментам со свиньями. Именно розовые пятачки высветились в качестве наиболее генетически приближенных к человеку сородичей.

Отмечается схожесть с человеком свиней (в отличие от других животных) не только генетически, но и физиологически. Так, по свидетельству завкафедрой ветеринарной генетики Института ветеринарной медицины Алтайского ГАУ Николая Сарычева, состав крови, размер внутренних органов, температура тела, давление, физиология пищеварения приближают свинок к человеку на ближайшее расстояние.

Директор Института свиноводства Украинской АН Валентин Рыбалко считает, что кровеносная система свиней, в особенности артерии, являются точной копией человеческих сосудов- Содержание в крови гемоглобина и белков почти полностью совпадает. Молочные зубы у поросенка, как и человеческих детей, меняются на коренные; похожа даже нервная система. Сердце свиньи весит в среднем 320 г, а человека — 300, масса легких — соответственно — 800 и 790, почек — 250 и 280, печени — 1600 и 1800. Число ударов сердца за минуту у человека 60-90, у свиньи — 62-80. Кожа — лучший материал для пересадки при ожогах: нитки коллагена из соединительной ткани свиной кожи незаменимы в операционных, т.к. они безвредны и полностью рассасываются.

При этом их болезни соответствуют нашим, и свинушки без проблем воспринимают человеческие лекарства в наших дозах.

Вследствие вышеуказанного, органы свиней можно использовать в качестве донорских при лечении больных людей. К слову, Госпремия СССР 1984 г. в области науки и техники была присуждена ученым Всесоюзного научного центра хирургии АМН СССР, Института сердечно-сосудистой хирургии имени А.Н.Бакулева АМН СССР и др. учреждений за научную разработку и внедрение в клиническую практику биологических протезов клапанов сердца. В результате экспериментов и математических расчетов был установлен факт единого функционального целого корня аорты с его упругим фиброзным каркасом и створками клапана. Не будем подробно описывать научное открытие, лишь отметим, что Минздрав СССР разрешил промышленный выпуск биопротезов, успешно прошедших клинические испытания. На тот момент клапаны были вшиты более 300 больным, и за шесть лет наблюдений врачи не отметили ни одного случая механического разрушения клапана или образования тромбов.

Тонкость в том, что для операции по замене клапана аорты используются аортальный клапан свиньи и бычий перикард. Сердце свиньи при коронарографии практически неотличимо от сердца человека. Как отмечает ведущий научный сотрудник ИЦиГ СО РАН, академик Нью-Йоркской академии наук Вилен Тихонов, имеющий котируемые труды по иммуногенетике этих парнокопытных млекопитающих подотряда нежвачных, когда говорится о пересадке миокарда, прежде всего нужно думать о его размере, строении и гемодинамических особенностях кровообращения; при тщательном исследовании выяснилось, что все 30 артерий и вен сердца у свиньи по топографии и размерам идентичны сосудам человека.

На сегодня изготовленные из долей сердца свиней тканевые (биологические) протезы используются при операциях на клапанах во многих странах. Например, на изготовление одного клапана (шитье руками) для пересадки человеку специалисты Кузбасского кардиологического центра (г. Кемерово) обрабатывают 500(!) свиней.

В мае текущего года впервые в мире хирурги центра им. Бакулева имплантировали пациентке клапан, изготовленный из митрального клапана свиньи. От специальных механических устройств пока никто отказываться не собирается, но, как фиксируется, клапаны биологические значительно надежнее. В ходе операции хирурги применили еще одну инновацию, введя в мышцу клапана стволовые клетки пациентки. Они помогут клапану прижиться в сердце и стать своим органом.

В то же время, в контексте связки человек — пятачок отмечается, что с накоплением опасных для здоровья токсинов в крови людей во время заболеваний печени, почек и селезенки, ее очищают, пропуская через соответствующие органы свиньи. Данный феномен способствовал возвращению к жизни многих пациентов.

Также сообщается о получении вытяжки инсулина из поджелудочной железы свиньи, после обработки оказывающегося пригодным для лечения людей. Летом 2009 г. новозеландская биотехнологическая компания Living Cell Technologies начала эксперимент по пересадке клеток новорожденных поросят восьми добровольцам, больным диабетом.

В опытах использовались поросята, прожившие 150 лет в изоляции от людей на острове к югу от Новой Зеландии и содержавшиеся в абсолютно стерильных условиях. У них не было найдено ни одного агента, способного инфицировать больных.

При этом отмечалась выработка клетками свиней инсулина, очень схожего с человеческим в плане снижения уровня сахара в крови. По словам специалистов, они надеялись на отсрочку последствий диабета первого типа — слепоты, коронарной болезни и ампутации конечностей по причине плохой циркуляции крови.

С другой стороны, японский профессор Хиромитсу Накаучи (Hiromitsu Nakauchi), под руководством которого проведены исследования, доказавшие возможность создания (с помощью стволовых клеток) химерных животных, имеющих органы, принадлежащие другому виду, заявил о планах использования этой методики для выращивания человеческих органов в организме свиней. Ученый подчеркивает, что данный подход позволит решить проблему дефицита донорских органов, а также исключит вероятность развития реакций иммунного отторжения трансплантированных органов. На сегодняшний день, путем введения стволовых клеток крови человека в эмбрионы свиней, уже удалось создать «пятачков», в сосудах которых циркулирует человеческая кровь.

Ряд ученых высказывают убежденность, что таким образом возможно выращивание в свиньях печени, сердца, почек и других органов человека. В случае удачи в исследованиях, в медицине произойдет глобальная революция, т.к., например, искоренить у пациента диабет можно будет посредством замены больной поджелудочной железы на здоровую, выращенную в животном. В России уже зарегистрирована методика лечения диабета пересадкой свиных бета-клеток поджелудочной железы, вырабатывающих инсулин.

Взгляд через религию

Согласно Торе, Всевышний, через пророка Моисея (Мусу) разрешил в пищу всякий скот, у которого раздвоены копыта и на копытах глубокий разрез, и который жует жвачку. Далее раскрывается, что, хотя копыта у свиньи раздвоены и на них разрез глубокий, она не жует жвачки. А уже после констатации нечиста она для вас идет призыв не есть мясо свиньи (Левит 11: 3, 7-8).

Коран конкретизирует, что Аллах запретил вам мертвечину, кровь, мясо свиньи (сура Корова\ 173). Согласно Новому Завету, встретившие пророка Иисуса (Ису) бесноватые попросили его послать их в пасшееся недалеко большое стадо свиней. Иисус сказал им- идите. И они, выйдя, пошли в стадо свиное. И вот, все стадо свиней бросилось с крутизны в море и погибло в воде (Мф 8: 28, 30-32). В Коране говорится, что худшее воздаяние от Аллаха получат те, кого Господь проклял, на кого Он разгневался, кого Он превратил в обезьян и свиней (сура Трапеза\ 60). Но вот что интересно- обезьяны имеют внешнюю схожесть с людьми, как бы кто не обижался за это сравнение, а свиньи, судя по изложенной в предыдущей главе информации, схожи с людьми в иных плоскостях. Так нельзя ли в свете сказанного трактовать аспект религиозного запрета на мясо свиней таким образом, что оно вредно для человека в качестве продукта, но само животное предназначено для иных целей?

Обратите внимание на проведенный американскими учеными опыт. Выделив из мышц чистых животных и свиньи все субстанции, содержащиеся в мясе, и обработав ими посевы люпина, они получили результат, свидетельствующий, что если вытяжка из мяса чистого животного не тормозила рост посевов этого растения, вытяжка из мяса свиньи, полученная с помощью той же технологии, оказалась токсичной для посевов.

Тем самым, вполне реалистично предположить, что вред мяса свиньи является одной из важнейших причин его запрета Всевышним.

Наряду с этим, не исключается, что параллельно запрет может вызываться и необходимостью сохранять эту породу для нас, в качестве необходимого материала по лечению в нужный момент. В конце концов, когда полезнейшая во всех смыслах для людей пчела жалит, это болезненно, следовательно, даже несущая важнейшие функции для здоровья человека пчелка может доставлять нам неприятность, не так ли? Так почему свинья, принося пользу наилучшим творениям Всевышнего в каких-то вопросах, не может оказаться не у дел в других? Давайте не сбрасывать со счета тот факт, что запрет на мясо свиньи вполне обосновывается актуальностью более длительного сохранения этого вида животных для нашей пользы, причем в нескольких направлениях.

Насчет 500 представителей этого вида для создания одного сердечного клапана выше уже говорилось. Вместе с тем, отмечается абсолютно уникальное обоняние свиней, вплоть до обнаружения ими на глубине до шести метров трюфелей, что не под силу ни одному животному в мире. В Англии XIX века свиней привлекали к охоте из-за их умения по запаху отыскать подбитую дичь и выйти на след зверя. В высокогорных районах свиней используют для поиска заваленных снегом путников, т.к. они могут распознать тело человека на глубине до десятка метров. Во время Первой мировой войны они обнаруживали мины и снаряды. Сегодня же в ряде стран свинюшки стали своими для сотрудников силовых структур по причине успешного выполнения ими заданий в плане обнаружения наркотиков.

Просачивается информация и о привлечении свиноматок в качестве суррогатных матерей для вынашивания человеческих эмбрионов. Пояснение в такого рода случаях о длительности беременности свиней всего в течение четырех месяцев парируется данными об опытных доказательствах: специальные препараты предотвращают начало родов, и в конце девятого месяца свиньям делается кесарево сечение.

К слову, в молозиво женщины и свиноматки входит практически идентичный аминокислотный состав, а болезни подсосных поросят соответствуют заболеваниям маленьких детей. Весьма симптоматично, что по одной из версий олимпийский бог Зевс в младенчестве был вскормлен свиньей (вообще, в древнегреческой мифологии свиней связывали с культом плодородия).

Возвращаясь же к началу статьи, отметим, что, с учетом соответствия по анатомическому строению и физиологическим особенностям свиного глаза человеческому, медики успешно испытали клеточную технологию по восстановлению зрения у ослепленных поросят. Биотехнологами из Японии была выращена сетчатка глаза – клеточный прибор, благодаря которому человек воспринимает окружающий мир. Теперь ученые надеются на положительное восстановление зрения пациентов с патологиями или травмами сетчатки.

Наверняка, читатели по-разному отреагируют на этот материал. Но для того и дан нам разум, чтобы размышлять, сомневаться и стремиться познавать мир. Поиск же версий и вариантов позволяет не топтаться на месте, а двигаться вперед.

Источник — http://www.islamnews.ru/news-71151.html

http://www.ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=814

Иран — что стоит за планами разгрома гробницы Эстер и Мордехая в Хамадане

В воскресенье 12 декабря 2010 г. у гробницы Эстер (Эсфирь) и Мордехая в расположенном на западе Ирана городе Хамадане собралась толпа людей, которых в Иране называют «лебасшахси» (переодетые в гражданскую одежду сотрудники силовых структур). Они скандировали лозунги «Смерть Израилю!», призывали разрушить это здание. По сообщениям независимых СМИ, громко звучали возгласы, унижающие честь и достоинство захороненных здесь легендарных личностей, оставивших заметный след в иранской и еврейской истории.

То же самое повторилось почти через месяц, в субботу 8 января 2011 г. На этот раз, как сообщило связанное с Корпусом стражей исламской революции (КСИР) информационное агентство «Фарс», у исторического здания собралась более образованная публика — студенты, являющиеся членами полувоенизированных формирований «Басидж» из местного филиала университета имени Абу-Али Сина. Первым делом они сорвали со стены вывеску этого исторического памятника. Студенты не скрывали своей главной цели – добиться превращения этой иудейской святыни в объект исключительно исламского культурного наследия. Ранее в интервью прессе Сиямак Морис Седдек – депутат от еврейской общины Ирана в Собрании исламского совета (парламенте) заявил, что власти провинции Хамадан заверили его в том, что никакой угрозы памятнику не существует. Однако есть реальная угроза его уничтожения.

Как считают аналитики, то, что происходит сейчас в Хамадане, является реакцией на широко муссируемые в СМИ ряда арабских и мусульманских стран, в том числе – Ирана, утверждения о том, что Израиль планомерно разрушает мечеть Аль-Акса, являющуюся для суннитов третьей по значимости святыней исламского мира. Почитают ее и шииты. Иранские претензии на лидерство в исламском мире подразумевают для руководства ИРИ необходимость серьезного беспокойства по поводу судьбы святыни, тем более, что она находится на территории ненавистного Тегерану «сионистского режима». В течение последних пяти лет это вылилось в широкую пропагандистскую кампанию, главным лозунгом которой была необходимость защиты Аль-Аксы от посягательств «сионистов», которые под видом проведения работ по реконструкции территории Храмовой горы в Иерусалиме задумали, якобы, уничтожить эту исламскую святыню. Неоднократные заявления Израиля о том, что он ни в коем случае не намеревается причинить ущерб этой мечети, равно как и расположенной по соседству мечети Омара, совершенно не принимались в расчет. Иранцев не устраивали и заверения ЮНЕСКО, которая как структура ООН как раз и призвана стоять на страже мирового культурного-цивилизационного наследия. ЮНЕСКО официально декларировала, что не имеет никаких претензий к израильскому плану необходимой частичной реконструкции исторической площади. Антиизраильская кампания под лозунгом защиты Аль-Аксы, между тем, ничуть не стихает и в последнее время принимает опасную тенденцию поиска возможности отомстить тем или иным способом «этим сионистам». Расположенный на иранской территории и находящийся под иранской юрисдикцией памятник еврейской (как, впрочем, и иранской) истории представляет в этом плане прекрасную возможность.

Гробница в Хамадане прекрасно иллюстрирует многовековые связи между евреями и иранцами, восходящие к периоду правления легендарного персидского царя Кира. Он запечатлен в еврейской истории и исторической памяти евреев как единственный из упомянутых в Библии чужеземных правителей, о котором сохранились пророчества. Его изображают как посланника Бога Израиля — в полном соответствии с принятой концепцией пророков, согласно которой империи Ближнего Востока являются не более чем орудием Божественной кары Израилю за грехи и воздаяния за выполнение заповедей Господа. По отношению к Киру применен эпитет «помазанник Божий «. Из уважения к его вкладу в еврейскую историю имя Кира отражено в названиях улиц и площадей городов Израиля. В частности, это имя носит одна из центральных улиц столицы Израиля – Иерусалима.

Почти 26 веков назад, в 550 г. до н. э. царь Кир (перс. Курош), основал империю Ахеменидов. Вслед за этим в империю были включены греческие города Малой Азии, а затем — в 539 г. до н.э. — Эрец-Исраэль (на иврите — Страна Израиля). В том же году войска Кира захватили Вавилон. Многотысячным еврейским изгнанникам, уже более двух веков находившимся вдали от родины, это дало надежду на возвращение на свою родину. Согласно выпущенной декларации Кира, евреям было разрешено вернуться в Иерусалим и заново построить Храм. Для еврейской истории декларация Кира знаменовала начало «возращения в Сион», то есть репатриацию евреев из Вавилона в Иудею, восстановление святого Иерусалима и религиозного центра – Храма. Для еврейско-иранского взаимодействия этот период важен тем, что Иерусалим становится столицей персидской провинции Иудея, трансформируясь затем из храмового города персидской эпохи в столицу независимого еврейского государства.

Как Кир, так и его сын Дарий проводили достаточно толерантную политику по отношению к покоренным народам и их религиозным культам. Именно поэтому, учитывая покровительство Кира дому «Бога, который в Иерусалиме», еврейский народ в течение веков приносил ежедневную жертву в Иерусалимском храме во славу персидских правителей Иудеи. То был редкий и беспрецедентный период в мировой истории, когда все тогдашнее еврейское население громадного ареала от Инда и до Нила находилось в пределах одного государственного образования – империи Ахеменидов. Именно в контексте доброжелательного отношения царей Ахеменидской державы к евреям можно объяснить появление таких исторических персонажей как Мордехай и Эстер. Эстер посвящена одна из книг канонической еврейской Библии, где она является центральным персонажем. Девушка из знатного еврейского рода, обосновавшегося в державе Ахеменидов, она стала женой персидского царя Ахашвероша (в русской исторической традиции — Артаксеркса, который правил в 465–424 гг. до н. э.). Когда ее дядя Мордехай узнал, что двое стражников замыслили убийство царя, ему удалось через Эстер предупредить Ахашвероша о готовящемся покушении, за что он заслужил благосклонность царя. Однако конфликт Мордехая с одним из приближенных царя – Аманом – привел к тому, что тот задумал уничтожить всех евреев Персидской империи. С этой целью он убедил Ахашвероша, что евреи не признают его власти. Поверив в это и разгневавшись, царь повелел истребить все евреев. Узнав о такой опасности, Мордехай известил об этом свою племянницу – царицу Эстер и призвал ее заступиться за свой народ: «Не думай, что ты одна спасешься в доме царском из всех иудеев. Если ты промолчишь в это время, то свобода и избавление придут для иудеев из другого места, а ты и дом отца твоего погибнете «. Когда царь Ахашверош пообещал выполнить любое желание своей жены, она попросила царя защитить ее народ от козней Амана. Таким образом, евреи были спасены. В память об этих событиях по инициативе Эстер и Мордехая был установлен ежегодный праздник Пурим, который является ныне одним из официальных и самых радостных праздников Государства Израиль. Пурим — один из счастливейших дней еврейского календаря, который отмечают в память спасения евреев от истребления. Преисполнены значимости и его персонажи. В Мордехае можно видеть прообраз придворного еврея позднейших времен. Он верно служит царю, спасает его от заговорщиков, борется с личным врагом, но в то же время не забывает о помощи своему народу и выручает его в беде. Царица Эстер, спасшая свой народ, по праву считается прообразом девы Марии — заступницы всех христиан.

В 1967 г. гробница Эстер и Мордехая была внесена в официальный реестр исторических памятников Ирана. В тот период и вплоть до победы в Иране исламской революции тысячи туристов из Израиля и евреев диаспоры посещали это святое место. В подтверждение значимости памятника для всей иранской истории в декабре 2008 г. власти Исламской Республики Иран специальным указом объявили могилы царицы Эстер и Мордехая объектами национального наследия. По словам Асадуллы Баята, главы управления Министерства туризма Ирана в провинции Хамадан, «эти объекты представляют особую историческую ценность для Хамадана, а также являются одними из древнейших объектов во всем Иране». Само здание усыпальницы было возведено в 14 веке, во время монгольского завоевания Ирана и ныне расположено в центре Хамадана, в самой популярной туристической зоне. Однако фундамент здания, по данным археологических раскопок, относится еще к доисламской эпохе иранской истории. Именно в Хамадане, где расположены могилы Эстер и Мордехая и который в древности назывался Шушан (Сузы), разворачивались события, описанные в книге Эстер. Сегодня здесь проживает всего несколько еврейских семей. Большая часть общины эмигрировала из Ирана после исламской революции. Недалеко то время, когда еврейское присутствие здесь совсем иссякнет.

Продолжающиеся в эти дни акты вандализма в Хамадане показывают, что несмотря на постоянные заявления правительства М.Ахмадинежада о том, что в Иране проводят четкое различие между евреями и «сионистским режимом», на деле этого не происходит. Об этом как раз и говорят попытки уничтожить памятники еврейской культуры и истории в Иране, сделать их заложником ближневосточной политики ИРИ.

В.И.Месамед
Источник — Институт Ближнего Востока
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1294726800

Таджикистан обеспокоен Иранским экспортом

С момента обретения независимости Таджикистан установил с Исламской Республикой Иран особые отношения. Президент светской Республики Таджикистан Эмомали Рахмон неоднократно называл Иран стратегическим партнером, готовым всегда помочь своему младшему брату. Несколько раз в год наши президенты встречались, крепко обнимали друг друга, говорили о высоком уровне сотрудничества между двумя странами.

Однако на фоне всех этих рукопожатий, сладких речей и комплиментов происходит нечто страшное, на что таджикские власти не обращают, или не хотят обращать должного внимания. Речь идет о том, что в последнее время определенные заинтересованные круги Ирана активно распространяют идеи шиизма на территории нашей страны.

Особую активность проявляет посольство Ирана в Душанбе, заметно расширившее круг своей деятельности с мая 2010 года. Неспроста в Душанбе, Кулябе, Курган-Тюбе и различных городах Согдийской области культурный центр иранского посольства успело провести несколько религиозных мероприятий. Любопытно, что все это происходит на фоне стараний таджикского руководства нормализовать религиозную ситуацию в стране. Выходит, наш «братский Иран» дает нам подножку в решении религиозных проблем, обостряя тем самым и без того сложную внутриполитическую ситуацию в Таджикистане.

Кроме того, работники дипломатического представительства Ирана организовали курсы по изучению иностранных языков и навыкам по использованию сети Интернет. На этих курсах они охотно занимаются поэтапной идеологической обработкой нашей молодежи. С этой целью учащимся курсов под предлогом изучения иранского языка бесплатно выдается шиитская литература. Впрочем, с недавних пор такая литература, по инициативе вездесущего посольства Ирана, широко распространяется на всей территории Таджикистана.

Однако дела не ограничиваются только этим. Иран все более активно использует нашу молодежь в достижении своих корыстных целей. Жаль, что сами молодые таджики с удовольствием идут у них на поводу. Ярким примером тому может служить тот факт, что в 2010-2011 учебный год функционирующим в Душанбе иранским религиозным колледжем принято на учебу 70 таджикских подростков в возрасте от 14 до 16 лет. Ранее в это учебное заведение ежегодно поступало около 40-50 таджикских граждан. Большинство этих подростков, по окончании учебы направляются в различные религиозные учебные заведения Ирана. Можно только догадываться о том, чему их будут там учить.

Не отстает от иранских колледжей и медресе, расположенное рядом со зданием «Козиети Калон» (духовного управления), созданное при поддержке посольства Ирана. Более 10% преподавателей этого учебного заведения являются гражданами исламской республики. В медресе обучаются более 200 детей и подростков, окончивших средние школы. Ежегодно 4-5 его выпускников направляются для дальнейшего получения образования в теологические центры Ирана.

Ведь только в одном иранском городе Захедан и его окрестностях действуют десятки медресе, где проходят обучение таджикские студенты. Многие из них в дальнейшем переправляются в лагеря боевиков «Аль-Каиды», расположенных на территории соседнего Пакистана. В то время, когда возвратившиеся на родину выпускники станут удобными инструментами в распространении идей шиизма в Таджикистане. Примеров такого печального явления масса. Например, бывший имам мечети «Ташбеги» Истаравшанского района Согдийской области мулло Рахим в настоящее время активно занимается обучением молодежи в духе шиизма. Он ранее учился в одном из религиозных теологических центров Ирана и в последнее время периодически получает финансовую поддержку и литературу от спонсоров в исламской республике.

Иран проводит особо активную религиозную экспансию буквально под носом у президента Э.Рахмона — в столице, где идеологическим центром по распространению шиизма является мечеть «Хаджа Абдурашид». Многие духовные работники мечети, ранее обучавшиеся в религиозных заведениях Ирана, и по сей день поддерживают очень тесные контакты с посольством исламской республики. Сотрудники иранского дипломатического представительства без особых трудностей подкупают наших коррумпированных религиозных деятелей. Недавно власти арестовали одного из них за распространение среди прихожан религиозно-экстремистских идей. Им оказался имам одной из мечетей города Душанбе Н.Сирожиддин, который постоянно получал материальную помощь от сотрудников посольства Ирана за пропаганду шиитских идей среди прихожан мечети.

Сегодня Иран является инициатором и спонсором экстремистских организаций шиитского толка в ближневосточных странах. Например, таких, как «Хезболлах». Ведь в известных религиозных учебных центрах городов Тегеран и Кум в массовом порядке готовят «перспективных студентов», многие из которых рано или поздно становятся тайными членами «Хезболлах». А в Ираке Иран открыто оказывает всяческую помощь шиитским группировкам, осуществляющим террористические акции по всей стране.

Совершенно ясно, что Иран может использовать подобный сценарий и в Таджикистане, в случае, если власти республики не будут плясать под его дудку. Трудно себе представить, какой может возникнуть «пожар» и в без того нестабильном Таджикистане.

Сегодня официальному Душанбе необходимо серьезно пересмотреть свои отношения с Ираном. Эмомали Рахмону следовало бы учиться на горьком опыте ближневосточных стран, дабы его страну не постигла учесть Ливана или Ирака.

МИХАИЛ КАЛАНТАРОВ

Источник — ЦентрАзия

Небесные обитатели по Корану

Гаджи Исрафил Алиев, Армавир, Россия

МАЛАИКА

Малаика – (в ед.ч. — малак) — ангелы, одна из трех категорий разумных существ, созданных Аллахом (две другие — люди и джины). Это посланцы (посланники) и слуги Аллаха, исполнители его воли, решений и приказов. Они сотворены, по Корану, из огня (Сура Аль Аараф, аят 12/11), согласно хадисам — из света. К ним неприменимы понятия мужской и женский род, хотя при определенных ситуациях может проявляться наличие у них пола (Харут и Марут). Малаики живут на небесах, охраняют рай, окружают трон и престол Аллаха, поют ему хвалу (Сура Аз Зумар, аят 75; Сура Гафер, аят 7 — 9). Они нисходят на праведников (Сура Фуссилат, аят 30), оберегают людей, передают пророкам слова Аллаха (Сура Аль Хиджр, аят 7 — 8; Сура Ан Нахль, аят 2), следят за делами людей и записывают (Сура Аз Зухруф, аят 80) совершенные ими и предопределенные им дела. Малаики — участники всех стадий посмертного суда (Сура Ан Нахль, аят 28/30; Сура Аль Фуркан, аят 22/24; Сура Ас Саффат, аят 1 — 3; Сура Аль Хакка, аят 17; Сура Ан Набаа, аят 38; Сура Ал Фаджр, аят 22/23) и наказания (Сура Мухаммад, аят 27/29), хранители и стражи рая и ада.

Коран выделяет несколько категорий малаик. Высшие среди них — мукаррабун (приближенные) (Сура Ан Ниса, аят 172/170), находящиеся у престола Аллаха. К высшим малаикам относится Джабраил, которого предание объявляет главным посредником между Аллахом и Мухаммадом, а также Исой и Марйам (Сура Аль Бакара, аят 97-98/92; Сура Ат Тахрим, аят 4; Сура Аль Маида, аят 110/109; Сура Марйам, аят 17). Рядом с ним стоит Микаил (Сура Аль Бакара, аят 98/92). К Аллаху приближен также Исрафил, в Коране не упомянутый, но, согласно традиции, считающийся первым спутником Мухаммада до посылки к нему Джабраила. Грубые и сильные Малаики охраняют ад (джаханнам) и называются забанийа (стражи), их — девятнадцать (Сура Ат Тахрим, аят 6; Сура Аль Муддасир, аят 30 — 31; СураАляь Аляк, аят 18). Глава стражей ада носит имя малик (Сура Аз Зухруф, аят 77). Ангел смерти (Сура Ас Сажда, аят 11) получил в предании имя Азраил. В послекораническом предании появились имена двух ангелов, допрашивающих умерших, Накир и Мункар. Постепенно была разработана подробная иерархия малаик, размещающая их на разных небесах.

Малаики были созданы до человека и пытались отговорить Аллаха создавать Адама. После его сотворения Аллах заставил их пасть ниц перед человеком, что и сделали все, кроме Иблиса (Сура Аль Бакара, аят 29/27 — 34/32), который был низвергнут за это с небес и обречен на муки ада после Суда. На мучения в этой жизни, до Суда, были обречены на земле два других ангела, не устоявших перед мирскими соблазнами, — Харут и Марут.

Одна из точек зрения, основанная на текстах Корана, в частности говорящих о поклонении малаик людям, — считать ангелов ниже людей. Согласно другой, опирающейся на философские рассуждения о том, что малаики бесплотны, способны творить чудеса, знают прошлое и будущее, ангелы выше людей.

Характерной чертой послекоранического богословия и по преданиям стало представление о том, что каждого человека сопровождают два ангела (Сура Каф, аят 17/16), помогающие ему, ведущие учет его поступкам и намерениям и борющиеся за его душу с шайтаном.

Относительно малое количество собственных имен ангелов в Коране иногда объясняют сознательным стремлением не дать повода сделать из них объекты поклонения (Сура Али Имран, аят 80/74; Сура Саба, аят 40/39; Сура Аз Зухруф, аят 19/18; Сура Ал Наджим, аят 26). Значительную роль ангелология играла в учениях ас-Сухраварди, Ибн Араби и других суфиев.

Гурии (белые).

Гурии, по Корану те, у которых белки глаз резко контрастируют с чернотой зрачка, т.е. черноокие – райские девы, которые будут супругами праведников в раю. О них говорится как черноглазые, большеокие (Ад-Духан, аят 54; Ат тур, аят 20). Они живут в шатрах (Ар Рахман, аят 72), их не касался ни человек, ни джин (Ар Рахман, аят 74), они подобны скрытым (в раковине) жемчужинам (Аль Вакиа, аят 22). Имеется так же выражение азвадж мутаххара – чистые, очищенные, супруги (Аль Бакара, аят 25; Али Имран, аят 15; Ан Ниса, аят 57), они же девственницы, мужа любящие, сверстницы (Аль Вакна, аят 36-37).

Сообщается также, что жены праведников вместе с ними попадут в рай (Аз Зухруф, аят 70)- Войдите в рай, вы и ваши жены, будете ублажены. О них говорится также в сурах Йа-Син, аят 56; Гафер, аят 8.

Некоторые комментаторы Корана подчеркивают разницу между гуриями и земными женщинами. Суфии еще более одухотворили образ гурий, сделав их символами мистической любви и мистических наслаждений.

ДЖАБРАИЛ

Джабраил имя ангела, наиболее приближенного к Аллаху, главного посредника между ним и пророками, в частности Мухаммадом. В Коране он упоминается как покровитель Мухаммада, защищающий его вместе с Аллахом от неверующих, специально присланный к Мухаммаду с откровением — Кораном (Сура Аль Бакара, аят 97/91 — 98/92; Сура Аль Вагиа, аят 4). Комментаторы относят к Джабраилу также такие обозначения духа, передававше­го Мухаммаду откровения, как ар-pyx (дух — Сура Аль Исра, аят 85/87; Сура Аль Кадр, аят 4), рух ал-кудус (дух святой — Сура Ан Нахль, аят 102/104), ар-pyx ал-амин (дух верный — Сура Аш Гуара, аят 193), рух мин амр Аллах (дух от повеления Аллаха — Сура Ан Нахль, аят 2; Сура Ас Саффат, аят 85/87; Сура Гафер, аят 15; Сура Аш Шура, аят 52). Аналогичные выражения употребляются в рассказах о Марйам (рух – Сура Марйам, аят 17; Сура Ат Тахрим, аят 12) и Исе (рух ал-кудус – Сура Аль Бакара, аят 87/81, 253/254; Сура Аль Маида, аят 110/109); считается, что Коран связывает Джабраила и с ними.

В послекораническом предании, прежде всего, подробно описывается роль Джабраила в жизни Мухаммада. Он начал передавать Мухаммаду Коран и передал его весь по частям. Он оберегал и наставлял Пророка, сопровождал его во время ночного путешествия в Иерусалим, помогал ему в военных походах и в богословских спорах. Джабраил стал также важной фигурой в историях о других пророках. Аллах посылал Джабраила за землей для творения Адама, Джабраил опекал Адама после его изгнания из рая, он помог спастись Нуху и спас сына Ибрахима Исмаила, он обучил Йусуфа множеству языков, он научил Дауда делать кольчуги, он помогал Сулейману, предрек Закарии рождение Йахйи и т. д.

Джабраил считается главным из четырех приближенных к Аллаху ангелов (другие — Микаил, Азраил и Исрафил). Иногда его описывают как существо огромного роста, чьи ноги на земле, а голова — в облаках. Он играет значительную роль в мусульманской магии. Имя его вместе с именами других приближенных к Аллаху ангелов пишут по краям магических квадратов.

МИКАИЛ

Микаил — имя одного из главных, особо приближенных к Аллаху ангелов (малаика). В Коране упомянут один раз рядом с Джабраилом, в угрозе наказания тем, кто враждебен Аллаху, его ангелам и посланникам (Сура Аль Бакара, аят 98/92). В предании упоминается редко, чаще всего рядом с Джабраилом, в частности в историях о добывании земли для творения Адама, об омовении сердца Мухаммада перед мираджем, как помощник мусульман в сражениях с мекканцами. Его имя вместе с именами других ангелов (Джабраил, Азраил, Исрафил) широко используется в мусульманской магии.

Микаил соответствует Михаилу иудейской и христианской ангелологии. В число защитников ислама Микаил был включен в мединских сурах.

ИСРАФИЛ

Исрафил (Сарафил) — один из четырех наиболее приближенных к Аллаху ангелов. Зачитывает с заветной скрижали божественные решения о судьбах людей и мира и передает их другим ангелам для исполнения. Его главный атрибут — труба, с которой он никогда не расстается и в которую затрубит в День воскресения мертвых, встав на священной скале в Иерусалиме; по ее гласу люди умрут, а потом все начнут вставать из своих могил (ал-маад).

Согласно некоторым преданиям, Исрафил был тем ангелом, который передавал Мухаммаду первые откровения и несколько лет оберегал его, передав затем эту миссию Джабраилу.

Исрафила описывают как существо космических размеров, его ноги доходили до нижних слоев земли, а голова — до престола Аллаха. У него четыре крыла, а тело покрыто волосами, ртами и языками. Трижды в день и трижды в течение ночи он заглядывает в джаханнам и рыдает от горя и сострадания.

АЗРАИЛ

Азраил — ангел смерти, один из наиболее приближенных к Аллаху ангелов. В Коране в одном месте упомянут как безымянный ангел смерти (Сура Ас Сажда, аят 11), а в другом (согласно некоторым комментариям) — несколько раз (Сура Ан Назиат, аят 1 -2). Предание описывает Азраиля как существо космических размеров, восседающее на ложе света. У него четыре лица, четыре тысячи крыльев, а все тело состоит из глаз и языков, число которых равно числу живущих на земле людей.

Считается, что первоначально он был просто одним из главных ангелов. Перед творением Адама Аллах посылал ангелов принести ему глину из разных мест земли. Земля сопротивлялась, Джабраил, Микаил и Исрафил не смогли выдрать из нее ни куска. Это удалось Азраилю, который за свою суровость и был назначен главным ангелом смерти. Ему подчиняются несколько других ангелов смерти.

Когда приходит срок смерти человека, с дерева, растущего у престола Аллаха, падает листок с его именем. В течение сорока дней душа этого человека должна быть отделена от тела. Люди могут поначалу сопротивляться лишению их души. Часто Азраил приходится просить помощи у Аллаха. Легенды рассказывают о том, что Муса долго и успешно сопротивлялся Азраилю. Души верующих изымаются из их тел плавно и безболезненно, души неверующих грубо и больно вырываются из груди.

СООБЩЕНИЯ ИЗ КОРАНА О ДЖИНАХ И ШЕЙТАНАХ.

Аузу би Ллахи мин аш-Шайтани р-раджим. Прибегаю к Аллаху за помощью против Шайтана, побиваемого камнями.

ИБЛИС

Иблис — дьявол, сатана — имя ангела, низвергнутого с небес и ставшего врагом Аллаха, сбивает верующих с верного пути. Другие прозвища — Шайтан (глава всех злых духов — шайтанов), Адувв Аллах (враг Аллаха) или просто Адувв (враг). Мусульманские молитвы часто начинаются заклинанием против Иблиса-шайтана- Аузу би Ллахи мин аш-шайтан р-раджим (Прибегаю к Аллаху за помощью против шайтана, побиваемого камнями). Раджим — побиваемый камнями (грешник или отступник) — постоянный эпитет к имени Иблиса-шайтана, восходящий к Корану (Сура Аль Хиджр, аят 34). Заклинаниями против Иблиса-шайтана являются последние суры Корана (Сура Ар Раад, 114).

По Корану, Иблис был тем единственным ангелом, который ослушался Аллаха, отказавшись пасть ниц перед сотворенным им первочеловеком – Адамом- Я — лучше его- Ты создал меня из огня, а его создал из глины (Сура Аль Аараф, аят 12/11). За это он и был низвергнут с небес и обречен на муки ада. Однако Иблис испросил у Аллаха отсрочку наказания до дня Суда и поклялся вредить Аллаху на земле и совращать людей-Я засяду против них на Твоем прямом пути. Потом я приду к ним и спереди, и сзади, и справа, и слева, и Ты не найдешь большинства их благодарными (Сура Аль Аараф, аят 16/15 — 17/16), я украшу им то, что на земле, и собью их всех (Сура Аль Хиджр, аят 39). После Суда Иблис и все, кто послушался его, будут низвергнуты в ад (Сура Аш Нуара, аят 94; Сура Аль Бакара, аят 34/32; Сура Аль Аараф, аят 11/10 — 18/17; Сура Аль Хиджр, аят 30 — 43; Сура Аль Исра, аят 61/63 — 64/66; Сура Аль Кахф, аят 50/48; Сура Та-Ха, аят 116/115; Сура Сад, аят 71 — 84/85.

Согласно послекораническому преданию, Иблис живет на земле, возглавляя злых духов — шайтанов и джинов, которых он способен сам порождать. Он обитает среди руин, на кладбищах, в банях, на рынках, пьет вино, любит пение, танцы, стихи. Одно из его любимых занятий — заставлять людей забывать о благочестивых делах, о молитве. Часто он мешает людям совершать молитву, похищает имущество из закята. Отгонять его можно чтением вслух айатов Корана (например, Сура Аль Бакара, аят 268/271).

Иблис совратил первого человека Адама, пытаясь доказать этим свое превосходство над ним. Пробравшись в рай, он уговорил его и его супругу ослушаться Аллаха и вкусить плодов запретного дерева (Сура Аль Бакара, аят 36/34; Сура Аль Аараф, аят 20/19 — 25/24; Сура Та-Ха, аят 120/118 — 121/119). Он был причиной неверия царицы Савской, адитов, самудян. Каждый пророк становился объектом происков Иблиса. В частности, ритуал бросания камешков во время хаджа считается напоминанием о том, как Ибрахим отгонял здесь преследовавшею его дьявола. Мухаммаду Иблис не раз пытался помешать молиться, а однажды якобы внушил как восходящие к Аллаху и Корану фразы, содержащие признание триады мекканских богинь. Иблис вдохновлял врагов Мухаммада, как мекканцев, так и мединских лицемеров (мунафикун).

Послекораническое предание уделяет большое внимание различным вариантам истории Иблис до его падения. Рассказывается, что он звался Азазил или ал-Харис и был послан с небес подавить на земле мятеж джинов. Возгордившись своей победой и тем, что он господствовал над всей землей (отсюда еще одно его имя — Хакам), он и ослушался приказа Аллаха.

В связи с историей Иблиса в богословской литературе обсуждалось несколько проблем, связанных с важнейшими для ислама концепциями предопределения и всемогущества Бога. Для того чтобы снять противоречие, вытекавшее из ослушания Иблиса и его соперничества с Аллахом за души людей, он объявлялся орудием Аллаха, специально избранным для того, чтобы испытывать людей. Особо подчеркивалась его слабость перед Аллахом (Сура Аль Хашр, аят 16). Обсуждались и конкретные причины его отказа поклониться Адаму. Обычное объяснение — гордость и самоуверенность, погубившие многих других персонажей мусульманской священной истории. Другое, частично подсказанное Кораном (Сура Аль Кахф, аят 50/48), что он был не ангелом, а пробравшимся на небо джином и повел себя так, как джину и полагается. Есть еще одно объяснение, принимавшееся некоторыми суфиями, в частности Халладжем. Согласно ему, Иблис счел поклонение кому-либо, кроме Аллаха, нарушением истинного единобожия, тем самым он проявил верность вере в Аллаха, но не выдержал испытания повиновением. Согласно мнению многих суфиев (Ибн Араби), он будет в конце концов прощен Аллахом.

ДЖИН

Джин (ед. ч. джини; синоним джани) — джины, существа, одна из трех категорий, сотворенных Аллахом разумных существ (две другие — ангелы и люди). Согласно Корану, джины созданы из бездымного огня, имеют воздушные или огненные тела, способны принимать любое обличье, выполнять сложные работы. Жили на земле еще до сотворения Адама, обычно враждебны людям (Сура Аль Анаам, аят 112, 128 — 130; Сура Аль Хиджр, аят 27; Сура Ас Саффат, аят 158; Сура Фуссилат, аят 29; Сура Аль Ахкаф, аят 18/17; Сура Аль Зариат, аят 56; Сура Ар Рахман, аят 15/14). Согласно преданию, они бывают мужского и женского пола, живут в пустынях, в горах и лесах; имеются несколько видов- гул, ифрит, силат. К джинам предание иногда относит и шайтанов.

Согласно Корану, Мухаммад был послан Аллахом и к людям, и к джинам. Часть джинов, услышав чтение пророком Корана, уверовала и стала распространять ислам (Сура Аль Джин, аят 1 — 17; Сура Аль Ахкаф, аят 29/28 — 32/31). Другие же продолжали творить злые дела, следуя за Иблисом и составляя вместе с шайтанами его воинство. Как и все неверующие, они обречены на муки в джаханнаме (Сура Аль Аараф, аят 38/36, 179/178; Сура Худ, аят 119/120). Джинам поклонялись язычники (Сура Саба, аят 41/40). По приказу Аллаха большое число джинов служило Сулейману, они строили для него храм и дворцы, доставили в мгновение ока трон царицы Савской (Сура Саба, аят 12/11 — 14/13; Сура Ан Намль, аят 17, 38 — 42). Джины могут вызвать болезнь, причинить страдания, могут вредить человеку, но могут и помочь ему.

Мусульманские богословы, признавая реальность существования джинов, предпочитали не рассуждать о них подробно. Мусульманская литература художественно-назидательного характера полна рассказов о джинах, об их любовных историях, о хранимых ими сокровищах, об их попытках искушать аскетов. Джины с их способностью творить чудеса были любимыми персонажами народной литературы и фольклора мусульманского средневековья, в частности, сказок цикла 1001 ночь.

Один из главных аспектов мусульманской магии — попытки подчинить себе джинов и использовать их способность творить чудеса. По сей день широкой популярностью пользуются книги-руководства по покорению джинов.

Джины — почти полностью вошли в ислам из доисламских народных верований Аравии. Для жителей Внутренней Аравии VI—VII вв. весь окружающий их  мир — пустыни, горы, камни и деревья был населен джинами; они считались в основном враждебными людям, но их можно было задобрить, поклоняясь им и принося жертвы, у них можно было искать помощи (Сура Аль Анаам, аят 100, 128; Сура Ас Саффат, аят 158; Сура Аль Джин, аят 6). Джины, как и шайтаны, помогали прорицателям (кахинам) и поэтам (шаирам) получать вдохновение из потустороннего мира. Соплеменники Мухаммада считали и его речи внушенными джинами. Коран включил джинов в мусульманскую картину мира, дав исламское объяснение тому, что для аравийцев начала VII в, было безусловной реальностью. В дальнейшем мусульманский образ джинов вобрал в себя многие элементы фольклорного и религиозного наследия принявших ислам народов.

ШАЙАТИН

Шайатин — (от слова шайтан) — шайтаны, категория злых духов, враждебных Аллаху и людям, обреченных вместе со своим господином — Иблисом шайтаном на адские муки после Дня суда. Шайатины — главное орудие Иблиса для совращения людей, они отвлекают их от благочестивых дел и подбивают на греховные поступки. Сотворены из огня или дыма, могут порождаться Иблисом. Они могут иметь имена и принимать различные внешние формы. Живут группами в разных странах, особенно славятся своим могуществом шайатины Индии и Сирии. К шайатинам, как и к шайтану, прилагается эпитет раджим (Сура Аль Хиджр, аят 17). Согласно преданиям, шайатины побуждали к грехам и ошибкам многих персонажей священной истории, например Йусуфа. Часть шайатинов подчинилась Сулейману, но затем вернулась к неблагочестивым делам. Шайатины мешают людям молиться, заставляют забывать о Боге, учат их волшебству и магии, подталкивают людей греху и делам, которые лишь внешне благие.

Принято считать, что у каждого человека есть свой шайтан и свой ангел. Они оба ведут борьбу за сердце человека. Шайатин используют его плотские стремления, желания удовольствий, гнев, злобу, зависть и т.д. для того, чтобы сбить его с пути Аллаха, иногда человек этого и не замечает. Те, кто следуют уговорам шайатинов в конце концов попадают в ад, т. к. шайатины бессильны перед Аллахом. Чтобы отогнать шайатинов, достаточно призвать на помощь Аллаха, произнеся формулу- аузу би-ллахи мин аш-шайтан ар-раджим или айаты Корана (например, Сура Аль Бакара, аят 268/271).

Богословы обсуждали вопрос о связи шайатинов с джинами. Согласно наиболее распространенной точке зрения, шайатины — это самая строптивая и неверующая часть джинов. Согласно другой версии — это особая категория существ, изначально обреченных на неверие и наказание в аду, тогда как часть джинов может уверовать в Аллаха и тем самым спастись. В Коране и в богословских сочинениях шайтан (Иблис) и шайатины часто взаимозаменяются, т.к. шайатины являются исполнителями воли и приказов Иблиса.

ИФРИТ

Ифрит — (мн. ч. афарит; могучий, побеждающий) — название самых злобных, хитрых и сильных джинов. Во множественном числе иногда считается общим названием джинов и шайтанов. В Коране Ифрит из джинов берется принести Сулайману престол царицы Савской (Сура Ан Намль, аят 39). Часто встречается как действующее лицо в фольклоре и народной литературе, например в цикле сказок 1001 ночь. В позднесредневековом Египте ифриты считались духами людей, умерших насильственной смертью.

ХАРУТ и МАРУТ

Харут и Марут — имена двух ангелов, заточенных за грехи в темницу в Вавилоне. Они упомянуты в Коране как знатоки магии (сихр), обучающие ей людей, но предостерегающие их от последствий ее употребления-…но шайтаны были неверными, обучая людей колдовству и тому, что было ниспослано обоим ангелам в Вавилоне — Xарут и Марут. Но они оба не обучали никого, пока не говорили- Мы — искушение, не будь же неверным! Люди, искавшие у них магических знаний, научились как разлучать мужа и жену и многому другому, но не внимали их предостережениям, хотя знали, что приобретение знаний колдовства влечет за собой наказание в будущей жизни (Сура Аль Бакара, аят 102/96).

Согласно послекораническим преданиям, Аллах упрекал ангелов, осуждавших греховность людей, тем, что и они среди земных соблазнов не смогли бы сохранить чистоту. Трое ангелов отправились на землю, чтобы доказать свою стойкость. Один сразу почувствовал, что земные страсти победят его, и вернулся на небо. Двое других — Xарут и Марут — остались, увлеклись красивой женщиной и под ее влиянием совершили все возможные проступки — от поклонения идолам до убийства. Им было предложено выбрать время наказания — в будущей жизни или в настоящей. Они выбрали последнее и с тех пор заточены в темницу в Вавилоне, где в оковах, мучимые жаждой ждут освобождения после конца света. Сюда к ним пробираются те, кто хочет научиться волшебству.

Коран использовал легенду о спустившихся на землю ангелах, варианты которой существуют также в иудейских (мидрашим) и христианских (Пещера сокровищ) памятниках. Вариант мидрашим был использован некоторыми комментаторами при толковании Корана.

ЙАДЖУДЖ и МАДЖУДЖ

Йаджудж и Маджудж – враждебные людям существа, живущие на крайнем востоке земли. Гог и Магог Библии. В истории о Зуль-Карнайне рассказано, что, когда он достиг места между двумя преградами, жившие там люди попросили построить между преградами стену, чтобы уберечь их от Йаджудж и Маджудж, которые распространяют нечестие на земле. С помощью Аллаха Зуль-Карнайн построил между двумя горами стену, щели в которой залил расплавленным железом. С тех пор Йаджудж и Маджудж не могли взобраться на эту стену или проделать в ней брешь. Тогда же Зуль-Карнайн предрек, что накануне конца света стена эта превратится в прах (Сура Аль Кахф, аят 93/92 — 98/97), для Йаджудж и Маджудж откроется путь к людям, и они устремятся с каждой возвышенности (Сура Аль Анбийа, аят 96).

Согласно послекораническому преданию, Йаджудж и Маджудж — существа огромных размеров. У некоторых из них огромные уши, которыми можно закрыть тело. Каждую ночь они роют подкоп под стену, возведенную Зуль-Карнайном, но Аллах наутро уничтожает все, сделанное ими. Накануне конца света Йаджудж и Маджудж покорят всю землю, убьют множество людей, выпьют воду всех больших рек и озер, а затем станут стрелять по небесам. Тогда Аллах уничтожит их, послав с неба червей, которые закупорят носы, рты и уши Йаджудж и Маджудж.

Выстрел в традиционный ислам

Убийство Пшихачева оставило двойственные впечатления. С одной стороны гибель человека — всегда трагедия, с другой – активная деятельность муфтия КБР была всегда сопряжена с огромными рисками, а потому его гибель, как бы жестко это не прозвучало, многими было воспринято, как ожидаемое событие.

Убийство Анаса Пшихачева выходит за рамки рядового убийства представителя официального мусульманского духовенства. С его приходом жители республики связывают начало противостояния силовых структур и местных мусульман.
После того как в 2002 году Анас Пшихачев возглавил Духовное управление мусульман Кабардино-Балкарии (ДУМ КБР) мусульманская община республики раскололась на два враждующих лагеря – мусульман-традиционалистов или консерваторов с одной стороны и салафитов с другой.

Конфликт привел к вооруженному бунту мусульман салафитов, многочисленным жертвам и ситуации, когда республиканские власти уже не в силах вернуть республику к согласию.

Конфликт между ДУМ КБР и общиной, которая исповедовала обновленческий ислам (салафизм), начался гораздо раньше того времени, когда Анас Пшихачев дослужился до поста главы ДУМ КБР. Однако именно с его приходом противоречия в общине переросли в открытое противостояние. Суть разногласий сводилась к тому, что салафиты призывали отменить многое из разорительных кладбищенско-поминальных обычаев, вывести Ислам из «похоронной» сферы и сделать его полнокровно функционирующей системой в республике. Салафитскую общину возглавляли жители Кабардино-Балкарии Муса Мукожев и Анзор Астемиров, получившие в 90-е годы теологическое образование в арабских странах по направлению того же ДУМ КБР.

В 2002 году «новые мусульмане» обвинили главу ДУМ в связях со спецслужбами России и потребовали его отставки. После этого, в 2003 году в республике силовым способом закрыли десятки мечетей, где собиралась салафитская молодежь, оппозиционная Духовному управлению мусульман Кабардино-Балкарии.

В 2003 году Анас Пшихачев в эксклюзивном интервью Caucasus Times так прокомментировал вопрос о закрытии молельных домов: «Да, в республике появилось множество радикальных исламских общин, не подчиняющихся Духовному управлению мусульман республики, призывающих верующих мусульман к неподчинению Духовному управлению. Эти структуры, создают мечети, похожие на чеченские джамааты. Насколько мне известно, нигде в мире мечети не открыты круглые сутки, только во время намаза, даже в Мекке и Медине. А здесь они работают постоянно. В Коране сказано, что там, где собираются два-три бездельника, обязательно появляется шайтан и подбивает их на недобрые дела».

В 2004 году в конфликт между общинами вмешалось республиканское МВД, которое заняло позицию ДУМ КБР. До сих пор в республике нет однозначного мнения о том, кто и кого использовал — то ли Пшихачева использовали силовики, то ли харизматичный духовный лидер натравил силовиков на общину. Однако как бы там ни было, Анас Пшихачев тогда официально обвинил оппозиционных мусульман в исламском радикализме.

По инициативе Анаса Пшихачева были открыты «курсы повышения квалификации» для имамов, посещавшим которые он сам объяснял, как отличить ваххабита (салафита) от обычного мусульманина: «Длинная нечесаная борода, короткие по длине брюки (они не должны касаться щиколоток), при общении они достаточно резкие, порой агрессивные, речь пересыпана арабскими словами, употребляемыми к месту и не к месту, не приемлют инакомыслия, при обсуждении каких-то вопросов совершенно не слышат оппонента».

Именно по этим критериям силовики начали задерживать так называемых «ваххабитов» и подвергать их издевательствам и пыткам. Среди излюбленных методов МВД было выбривание на головах верующих крестов. В 2005 году загнанная в безысходное положение мусульманская община обратилась к руководству РФ с просьбой предоставить им возможность уехать в любое государство, где «уважаются элементарные права человека и религиозные чувства».

Обращение гласило, что «…у верующих отняли мечети. Они лишены права на коллективную молитву. Когда они собираются в каком-нибудь доме для молитвы, там начинаются обыски и хозяина начинают преследовать. Похищения мусульман людьми в масках с автоматами, пытки и издевательства стали обыденным явлением. Таких юридических понятий как повестки, адвокаты, УПК для УБОП МВД КБР не существует».
Под обращением подписалось около 600 человек. Просьба была проигнорирована и после того как были исчерпаны все возможности остановить насилие, радикальное крыло общины во главе Анзором Астемировым влилось в ряды чеченских боевиков и в количестве более 100 человек напало на силовые структуры республики.
13 октября 2005 года в период с 9:00 до 10:00 утра по московскому времени исламисты совершили нападение сразу на несколько объектов в городе Нальчик, столице Кабардино-Балкарии.

В итоге 87 нападавших было убито силовиками, погибли 12 мирных жителей и 35 сотрудников милиции, ранено более 100 человек, из них 85 сотрудников правоохранительных органов.

Анзор Астемиров и Муса Мукожев ушли в подполье и объявили Кабардино-Балкарию территорией джихада. В 2007 году указом президента самопровозглашённой ЧРИ Доки Умарова, Астемиров был назначен главой так называемого высшего шариатского суда ЧРИ, а позднее он стал кадием шариатского суда Имарата Кавказ, признанного Верховным судом РФ в 2010 году террористической организацией.

Кстати, ДУМ КБР после нападения на Нальчик приняло практически все предложения оппозиционных мусульман, признав тем самым их справедливость и соответствие основам исламского вероучения. Однако это не помогло ДУМ КБР предотвратить дальнейшую радикализацию мусульман. С 2008 года противостояние в Кабардино-Балкарии усилилось. В ответ на это силовики в 2008 году убили Мусу Мукожева, а в 2010 году при аналогичных обстоятельствах был застрелен Анзор Астемиров.

Однако, убийство лидеров кабардино-балкарского подполья не снизило число нападений на силовиков в республике. Напротив, по данным Министерства внутренних дел России, число террористических актов в Кабардино-Балкарии в течение девяти месяцев этого года в три раза выше, чем за аналогичный период прошлого года (117 преступлений в 2010 году против 21 за тот же период прошлого года). С начала года от рук повстанцев погибли десятки милиционеров и представителей власти. В их числе 15 декабря 2010 года оказался и муфтий Духовного управления мусульман Кабардино-Балкарии Анас Пшихачев.

Caucasus Times

Салафитская модель – идеальная для прихода к власти

Предоставляем вашему вниманию интервью с директором «Института диалога цивилизаций» (Прага), экспертом по вопросам исламоведения и современного исламского экстремизма, Тарасом Черниенко.

ПРАГА, 30 ноября. Caucasus Times: — Как известно боевики на Северном Кавказе сегодня сплотились вокруг провозглашенного их лидером Доку Умаровым Имарата Кавказ. Данная организация отнесена к числу террористических организаций. По крайней мере, в России. На какую идеологическую платформу опираются лидеры Имарата Кавказ и существует ли связь между северокавказскими подпольем и международными террористическими организациями, такими как «Хизб-ут-тахрир» в центральной Азии и «Аль-Каида» на Ближнем Востоке?

Тарас Черниенко: Ваххабиты (которые имеют самоназвание салафитов, то есть ревнителей чистоты Ислама времен первых сподвижников – салафов) составляют ядро вооруженной оппозиции на Северном Кавказе.

В силу специфики самого их учения, как политической партии, организованной под религиозной вывеской и имеющей сектантскую структуру они смогли сплотить значительное число сторонников среди представителей других северокавказских народов.

Они претендуют на монопольное обладание истиной и призывают к беспрекословному повиновению своим вождям, будучи не в праве обсуждать их морально-нравственную сторону. Подобная идеология, естественным образом, будет осуществлять вооруженную экспансию (как это было с первых дней ее становления в Хиджазе, на Аравийском Полуострове), считая правомочными агрессивные действия в отношении всех, кого они считают чужаками – а это любой, кто не принадлежит данной секте и проводит в жизнь политику, отличную от ее установок, как бы плоха или хороша она ни была. Таким образом, ваххабитское ядро кавказского сопротивления – самое агрессивное, лучше остальных организовано и обеспечено за счет существенных зарубежных вливаний.

Благодаря своему имиджу, своим временным тактическим успехам, простоте лозунгов, общей пассионарности ваххабиты способны сплотить вокруг себя большое число последователей и союзников из других оппозиционных группировок, с которыми их временно роднят общие цели и задачи. Что мы собственно и наблюдаем на всем постсоветском пространстве, особенно на Северном Кавказе, на примере Имарата Кавказ.

Салафизм лежит в идеологической основе движения Аль-Каида, однако, есть еще одно обстоятельство, способное объединить вокруг него и другие партии – например, «Хизб-ут-тахрир» (в религиозной основе которой лежит традиционный ислам суннитского толка) или «Талибан» (выросший из суфийского ордена Накшбандийа). Сюда же могут примкнуть и более малочисленные группы просалафитской направленности – такие, как «Джундулла», «Сипахсалар-е Сахаба», «Лашкар-е Таййиба», действующие в основном в Южной Азии, и прочие. Этим обстоятельством служат общие для всех реваншистские настроения, отражающие общие чаяния возрождения былого могущества Халифата, вследствие чего перечисленные группы можно классифицировать как джихадистско-халифатистские (по исповедуемой ими политической доктрине и методам ее реализации). Пока мы не можем говорить о наличии у них единого координационного центра, однако, такая перспектива не за горами. Ведь доктрина Халифата основана на беспрекословном повиновении тому мусульманину, кто сумел первым захватить трон, без оглядки на методы узурпации власти и его личные нравственные качества. Подобные «критерии» справедливы и в отношении более мелких командиов – амиров. Поэтому когда институты амирата укрепятся в достаточной степени, представители различных халифатистских групп легко преодолеют свои идеологические разногласия на основе этой самой доктрины, общей для них для всех и свято ими почитаемой.

Caucasus Times: — Помимо очевидных выгод – расширение географии войны на Кавказе, вовлечение в ряды боевиков представителей разных этносов, — что еще побудило Докку Умарова избрать салафитскую модель для построения своего Имарата?

Тарас Черниенко: Два главных аспекта – геополитический и личностный. В геополитическом плане салафитский Имарат легко вливается в ряды международного «джихадистского интернационала» — кстати, хороший пример того, каким образом спонтанно возникающие на местах группировки координируются со временем единым центром – сперва в рамках самой салафитской секты, в перспективе же – в масштабах более широкого мирового халифатистского движения. Это, естественно, позволяло ему рассчитывать на более активную помощь из-за рубежа – деньгами и оружием. В личном плане салафитская модель – идеальная для прихода к власти такой личности, как Умаров – не обремененной глубокими знаниями исламского богословия и не вдающейся в тонкости мусульманского права, дабы сверяться с положениями шариата в вопросе законности своих действий. Соответствие этим двум главным критериям – компетентности и справедливости – как я уже говорил, не требуется потенциальному салафитскому лидеру. Ему, согласно изложенному Мухаммадом бин Абдель-Ваххабом (основателем современного ваххабизма) в его собственных фундаментальных трудах, достаточно просто формально быть мусульманином и первым провозгласить себя амиром (повелителем, командиром) под зеленым знаменем Пророка, — остальные мусульмане на данной территории автоматически обязуются принести ему присягу на верность (бай’ат). Нарушение этой присяги, выраженное не только в отказе от беспрекословного повиновения своему лидеру, но и просто в обсуждении его личностных недостатков и соответствия его взглядов и поступков духу откровения Корана, рассматривается салафитами как серьезное нарушение религиозного законодательства (шариата). Это обеспечивает Умарову беспроигрышную позицию мусульманского авторитета, будучи некомпетентным в вопросах мусульманской теологии и права (фикха).

Caucasus Times: — Какие психологические приемы использует салафиты, для того чтобы вербовать новых членов? Какие категории населения можно включить в группу риска?

Тарас Черниенко: Характерной чертой салафизма является исламский буквализм. Некоторые исследователи именуют его исламским пуританизмом, но такое определение не совсем точно. Дело в том, что, говоря о пуританских взглядах в Исламе, мы должны понимать, что нет ни одного течения или секты в исламском мире, которая не призывала бы следовать по пути истинного Ислама Пророка Мухаммада и чистого откровения Корана. Разница заключается в понимании самой этой чистоты. Если для традиционного Ислама характерно восприятие прежде всего духа религии, то буквалисты настаивают как раз на примате буквы Закона, причем во всех аспектах – от ритуальных практик до этики ведения беседы и покроя одежды. Поскольку такого рода буквализм не характерен для откровения Корана, они компенсируют это, возводя предания (хадисы) практически на один уровень непогрешимости со Священной Книгой, в результате чего записи о частных случаях поступков и высказываний Пророка (зачастую недостоверные или характеризующие исключительный подход к ситуации) приобретают характер непреложного Закона. Фактически, получается, что не закон для Человека, а человек – для Закона, и в этом спор между традиционным мусульманином и салафитом напоминает споры Христа с фарисеями.

Caucasus Times: — На какую аудиторию рассчитан этот фарисейский подход?

Тарас Черниенко: Естественно, прежде всего – на ультраконформистскую, на людей с гипертрофированным желанием не подчеркнуть собственную индивидуальность, а, напротив, всячески нивелировать ее. Далее, ими эксплуатируется гипертрофированное желание человека непременно принадлежать к какому-нибудь коллективу, в данном случае – общине (джамаату), понятие которой у салафитов играет главную роль, в силу буквального толкования хадиса: «Длань Господня простирается над общиной». Такое желание происходит от комплекса собственной нереализованности или незащищенности. Будучи не в силах справиться с личными проблемами или с давлением со стороны государства, человек ищет поддержки в джамаате.

Caucasus Times: — Какая конечная цель? Есть ли у них общая цель и координация? Я имею ввиду, например салафитов в Таджикистане, в Чечне и Ираке?

Тарас Черниенко: Выше мы уже затронули вопрос о координации – остается лишь дополнить, что подобная ситуация характерна для всех регионов, в том числе – и перечисленных Вами. Дополним одним важным моментом. Если для халифатистов возрождение института халифата есть самоцель, то для ваххабитов нет существования без внешней вооруженной экспансии. Изначально эта секта была идеологией грабителей, поэтому она не остановится на достижении на конкретной территории халифатистской модели власти, а будет стремиться к мировому господству.

Caucasus Times: — Можем ли мы говорить о мировой исламской революции в песрпективе?

Тарас Черниенко: Это дело не сегодняшнего дня, так как у радикальных джихадистов нет единого координационного центра. Но давайте вспомним историю России: в 1905 году такого центра не было и у вооруженной антимонархической оппозиции. Тем не менее, уже на этом этапе борьбы многие антиправительственные партии действовали в ряде случаев сообща. До государственного переворота было еще далеко, но теракты 1904-1905 гг и ощущение собственного бессилия перед террористами заставили царя Николая пойти на определенные уступки и издать Манифест о гражданских свободах 17 октября. Сегодня страны Западной цивилизации играют роль предреволюционной российской монархии. И в ряде заявлений западных политиков мы уже прослеживаем откровенные уступки исламистам. Давайте теперь вспомним, что принес России 1917 год и подумаем о том, как быстро оппозиция сумела не только создать единый координационный центр, но и прийти в конечном итоге к однопартийности, в основном – путем физической ликвидации конкурентов в течение двух лет после прихода к власти в 1917. А учитывая явление компрессии времени, то есть то, что сегодня в единицу времени происходит на порядки больше событий, чем сто лет назад, можно смело утверждать, что нашему миру, находящемуся в состоянии «джихадистского 1905 года», не потребуется ждать целых двенадцать лет, чтобы прийти к состоянию 1917. Может, и пары-тройки лет будет достаточно.

Caucasus Times: — Какие страны на постсоветском пространстве можно включить в группу риска? Где созданы более благоприятные условия для радикальных исламистских группировок таких как «Хизб-ут-тахрир» и возникновения халифатистских государств?

Тарас Черниенко: Начнем с конца. Все условия для возникновения таких государств уже созданы. Если мы говорим о том, что энергичные западные державы могут проглядеть халифатистский реваншизм у себя дома, то, что говорить о традиционно менее поворотливых восточных соседях! Пока мы не видим тенденций к изменению ими политического курса, а значит, смена нынешних правительств «шариатскими» — это уже вопрос времени.

Теперь давайте доведем до логического конца аналогию с коммунизмом, вернее – с большевизмом и его временными союзниками по борьбе. Как и для современных джихадистов, для их идеологии были характерны идеи интернационала угнетенных и экспорта революции на все страны мира. Первая идея вызвала к жизни волну протестных настроений, сплотив немало боевиков в ряды революционных организаций, вторая же позволила этой волне не угаснуть, а, напротив, подпитывать саму себя. На сегодняшний день именно религиозные мусульмане подвержены протестным настроениям больше всех и, с учетом их религиозной пассионарности, представляют собой самый мощный боевой потенциал на планете, бочку с порохом, к которой осталось поднести фитиль. К факторам угнетенности относятся и общая социально-экономическая отсталость, и последствия политики колониализма в отношении большинства мусульманских земель. На это накладываются еще и собственные проблемы на уровне индивидов: ощущение социальной незащищенности, тотального беззакония со стороны властей, произвола коррумпированных чиновников, которые в устах салафитских проповедников выставляются в качестве пережитков безбожной власти, после свержения которой должно наступить всеобщее равенство и благоденствие. Знакомая картина, не правда ли? Мы помним, чем закончились в свое время утопические обещания коммунистических вождей, но – увы – мы также помним, с каким успехом все у них начиналось. Поэтому, говоря о нежизнеспособности модели салафитского рая на земле, мы должны не забывать и о том, что прежде, чем это станет понятно всем, они наделают в мире немало шума. Пока этому только способствует бездарная политика чиновников в Средней Азии и на Кавказе, большинство из которых имеет нулевой уровень религиозного образования. Как следствие, они не способны полемизировать с ваххабитами на идеологической почве, и вынуждены решать проблему с позиции силы (то есть, репрессивными мерами). Это имеет прямо противоположный эффект: принимая во внимание почитание мученичества как высшего проявления религиозности, органы правопорядка подобными мерами лишь заставляют мученический ореол светиться еще ярче над головой салафитов, что привлекает в их ряды десятки новых членов вместо каждого ликвидированного или заключенного. Ваххабизм сегодня – немногочисленная секта, но она является той идеологической платформой, которая отвечает чаяниям сотен миллионов мусульман, проживающих в разных частях планеты и подверженных протестным настроениям. Эти настроения, подпитываемые не только пропагандой изнутри, но и геополитическими факторами извне (войны на Кавказе, в Ираке, в Афганистане и т.п.), растут из года в год в геометрической прогрессии, что пропорционально увеличивает число потенциальных приверженцев данной идеологии. Ваххабитская идеология по сути своей наивна и невежественна, но никто из чиновников пока не удосужился заняться политпросвещением в достаточной степени, чтобы продемонстрировать окружающим его подлинную личину. Хуже того, от своих прямых обязанностей по религиозному воспитанию населения отказываются и представители традиционного мусульманского духовенства – Духовное Управление мусульман Северного Кавказа, например, закрывая мечети на все время кроме ритуальной молитвы под тем предлогом, чтобы в них не собирались ваххабиты, не отдает себе отчета в том, что оно манкирует своими прямыми обязанностями. Мечеть никогда у мусульман не играла сугубо роль храма, будучи всегда местом общих собраний, религиозных и научных диспутов. Отказываясь от лечения болезни джихадизма, Духовное Управление на Кавказе лишь загоняет эту болезнь вглубь, где в подполье она цветет пышным цветом: ведь ваххабитским джамаатам не нужен официальный статус (в получении которого традиционным мусульманским организациям также зачастую создаются препоны), и им не нужно помещение мечети: они могут (и даже предпочитают) собираться тайком на частных квартирах: там им никто не помешает промывать мозги неофитам. Единственный недостаток такого метода: подпольные квартиры труднее отыскать простому человеку, нежели мечеть, поэтому в своих духовных исканиях он имеет больше шансов прийти к традиционному Исламу. Но Духовные Управления помогают ваххабитам ликвидировать этот пробел, закрывая мечети и отказываясь от открытых дискуссий. А в том же Азербайджане ситуация еще горше: закрывая традиционные для азербайджанского народа шиитские мечети, государство долгое время закрывало глаза на деятельность в столице Баку ваххабитской мечети Абу-Бакра. В результате народ, религиозность которого десятилетия выжигалась коммунистами, сегодня имеет все меньше шансов вернуться в традиционную для него шиитскую школу Ислама. Зато ваххабитская проповедь цветет пышным цветом, на ее поддержку тратятся немалые средства из-за рубежа, и в столице Азербайджана (ранее – на 75% шиитском городе) число верующих мусульман сегодня на 50% — салафиты. Салафитские проповедники-азербайджанцы уже активно действуют и в Москве и Санкт-Петербурге, а также и на Кавказе, особенно яростно обрушиваясь на азербайджаноговорящий шиитский анклав в городе Дербенте (Дагестан). В результате, в Дербенте, Баку, Гяндже и других населенных пунктах ситуация доходила до вооруженных столкновений и терактов. Кому выгодна эта нестабильность? Во всяком случае, статистика показывает, что как раз в означенном регионе ситуация обострилась до предела (вспомним также недавние события в Андижане и Киргизии – успех партии «Хизб-ут-тахрир» в Средней Азии, которая при наличии благоприятных условий может слиться с салафитскими боевиками). Одним словом, 1917 год для джихадизма уже не за горами, и его призрак, как когда-то призрак коммунизма, давно уже бродит не только по Азии и Кавказу, но и по Европе.

Примечание :

Хизб-ут-тахрир — Хизб ут-Тахрир аль-Ислами (араб. حزب التحرير‎‎ — «Партия (исламского) освобождения») — организация, основанная в 1953 году в Иерусалиме судьёй местного шариатского апелляционного суда Такиуддином ан-Набхани.

В ряде государств Средней Азии и в России Хизб ут-Тахрир аль-Ислами считается террористической организацией. В то же время, ни США, ни большинство европейских государств, до настоящего времени не отнесли Хизб ут-Тахрир к числу структур, поддерживающих терроризм.

Аль-Ка́ида (араб. القاعدة‎‎, «основа», «база», «фундамент») — одна из самых крупных и известных международных террористических организаций ваххабитского направления ислама.

Создана во второй половине 1980-х, точнее в период с августа 1988 по конец 1989 года, при участии ЦРУ США в рамках операции «Циклон» по оказанию помощи афганским моджахедам в их войне против советского военного присутствия в Афганистане. После вывода войск СССР из Афганистана «Аль-Каида» направила острие борьбы против США, стран т. н. «западного мира» и их сторонников в исламских странах.

Целью организации является свержение светских режимов в исламских странах, создание «Великого исламского халифата»

После взрывов посольств США в столицах Кении и Танзании в 1998 году Аль-Каида приобрела статус террористической организации № 1 в мире. На счету «Аль-Каиды» — планирование и осуществление целого ряда крупных террористических актов, в том числе терактов 11 сентября 2001 года в США. Цепь событий, начавшаяся с нападения 11 сентября 2001 года, и связанная с деятельностью «Аль-Каиды» и мерами по её подавлению, известна как Война

Кавка́зский эмира́т (самоназвание Имарат Кавказ, также Северокавказский Эмира́т) — концепция создания исламского (шариатского) государства на территории Северного Кавказа. Кавказский эмират был провозглашён в октябре 2007 года президентом непризнанной Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ) Доку Умаровым

Фактически Кавказский эмират представляет собой сепаратистское исламистское подполье, охватывающее Дагестан, Чечню, Ингушетию, Кабардино-Балкарию и Карачаево-Черкесию, а также вооружённые отряды, действующие в горно-лесистых районах этих республик.

Различные группы (джамааты), составляющие движение, объединены религиозной идеологией и используемыми методами — вооружённой борьбой против российской государственности на Северном Кавказе, местных органов власти и российских силовых структур. В основе идеологии движения лежат идеи салафии (ваххабизм) и газавата.

8 февраля 2010 года Верховный суд РФ по заявлению Генпрокуратуры запретил деятельность Кавказского эмирата в России, признав организацию террористической 25 февраля это решение вступило в законную силу

Ваххаби́зм (от араб. الوهابية‎‎) — религиозно-политическое движение в исламе, оформившееся в XVIII веке. Ярлык «ваххабизм» употребляется оппонентами этого течения (как правило его сторонники называют себя салафитами). Ваххабизм назван по имени Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба ат-Тамими (1703—1792), являющегося последователем Ибн Таймийа (1263—1328).

Мухаммад ибн Абд-аль-Ваххаб полагал, что настоящий ислам практиковался только первыми тремя поколениями последователей пророка Мухаммеда («Аль-Саляф Ас-Салих»), и протестовал против всех последующих инноваций, считая их привнесенной извне ересью. В 1932 году последователи идей Абд Аль-Ваххаба в результате борьбы создали независимое арабское государство — Саудовскую Аравию.
Хади́с (араб. الحديث‎‎) — изречение (кауль), одобрение (такрир), образ (васфи) или действие (филь) пророка Мухаммада, сумма которых образует Сунну, являющуюся авторитетной для всех мусульман и составляющую одну из основ шариата. Хадисы передавались посредством сподвижников пророка. Слово «хадис» в переводе с арабского языка буквально означает «новый», «беседа», «предание», «рассказ» . В исламском богословии изучением хадисов занимается специальная наука — хадисоведение (усуль аль-хадис).

Хадис имеет две составные части: иснад (санад) и матн.
1.Иснад (араб. اٍسْنادٌ‎‎) — это цепочка людей, передававших друг от друга то, что сказал (совершил, одобрил) пророк Мухаммад. Иснад составляется от пророка или Сахаба или Таби’ий и до ученых, составивших собрания хадисов пророка Мухаммада. Часть иснада, которая ближе к нам, является его началом; часть, которая, ближе к пророку, является завершением иснада. Человек, упоминающийся в иснаде, называется равий. Иснад — это перечисление имен всех равиев, передававших хадис. Передача хадиса от одного равия к другому называется ривайат, а передаваемый хадис — марвий.
2.Матн (араб. مَتْنٌ‎‎) — это непосредственно то, что сказал (совершил, одобрил) пророк Мухаммад. Матн является основной частью хадиса. Матн следует после иснада. По существу, основой хадиса является матн. Иснад же является подтверждением того, что сказанное в матн принадлежит непосредственно пророку или Сахабу.

источник — http://caucasustimes.com/article.asp?id=20624