Власти Ирана грозят захватить британский танкер в ответ на «пиратство в водах Гибралтара»

Власти Ирана грозят захватить британский нефтяной танкер, если не будет отпущен иранский танкер, задержанный в четверг в акватории Гибралтара британскими пехотинцами.

Власти Гибралтара, заморской территории Великобритании, полагают, что танкер «Грейс 1» вез сырую нефть на нефтеперерабатывающий завод Банияс в Сирии в нарушение санкций, введенных ЕС и США.

Посол Британии в Тегеране был вызван в иранский МИД для дачи объяснений. Иранская сторона назвала задержание своего судна формой пиратства.

В ответ британский Форин-офис назвал рассуждения о пиратстве ерундой.

Советник верховного иранского лидера аятоллы Хаменеи Мохен Резай заявил, что Иран будет отвечать на травлю без колебаний.

«Если Британия не отпустит иранский нефтяной танкер, то долг [иранских] властей — захватить британский танкер», — написал Резай в своем «Твиттере».

Британские морские пехотинцы на танкере "Грейс 1" в четверг вечером
Image captionБританские морские пехотинцы на танкере «Грейс 1» в четверг вечером

Как выяснила Би-би-си, для задержания иранского танкера в помощь пограничным службам Гибралтара по запросу правительства территории из Великобритании были направлены 30 морских пехотинцев.

МИД Ирана выразил протест, назвав подобные действия беззаконием и обвинив Британию в том, что она действует в интересах США.

Предположительно, танкер "Грейс 1" вез сырую нефть в Сирию
Image captionПредположительно, танкер «Грейс 1» вез сырую нефть в Сирию

Министр иностранных дел Испании Жозеп Борелль заявил накануне, что Испания тщательно изучает обстоятельства инцидента, но признал, что власти Гибралтара действовали в соответствии с запроом США и Британии. Испания оспаривает у Великобритании права на Гибралтар, расположенный на юге Пиренейского полуострова.

По словам корреспондента Би-би-си по вопросам безопасности Джонатана Била, Британия поспешила заявить, что операцией руководили власти Гибралтара, хотя, судя по всему, разведданные о танкере были предоставлены США.

Обострение по всем фронтам

Назанин Загари-Рэтклифф с дочерью Габриэллой
Image captionСудьба британки иранского происхождения Назанин Загари-Рэтклифф, у которой на свободе осталась маленькая дочь, — одна из причин обострения отношений между Лондоном и Тегераном

По словам иранских политиков, захват танкера доказывает, что Британия действует по указке Вашингтона.

Советник Белого дома по национальной безопасности Джон Болтон приветствовал сообщения о задержании иранского танкера. Он добавил, что США и их союзники продолжат мешать режимам Тегерана и Дамаска извлекать выгоду из незаконной торговли.

Глава Форин-офиса Джереми Хант заявил, что быстрые действия властей Гибралтара и королевских пехотинцев лишат важных ресурсов «кровожадный режим» президента Сирии Башара Асада.

Санкции Евросоюза и США, введенные в 2014 году, запрещают поставки нефти и нефтепродуктов режиму президента Башара Асада и закупки у него нефти. В частности, действие санкций распространяется и на компанию, которой принадлежит сирийский НПЗ Банияс.

НПЗ Банияс расположен в сирийском портовом городе Тартус и является дочерним предприятием корпорации по переработке и дистрибуции нефтепродуктов, руководство которой осуществляет министерство нефти и минеральных ресурсов Сирии.

В ноябре прошлого года министерство финансов США назвало участников схемы, посредством которой Иран поставил миллионы баррелей нефти режиму Башара Асада в Сирии.

По данным минфина США, Тегеран осуществлял поставки нефти в Сирию в обход санкций через российские компании.

Отношения Ирана и США в последнее время значительно обострились. Президент Трамп вышел из международного договора по иранской ядерной программе и снова ввел в отношении Тегерана жесткие санкции.

Европейские союзники США, включая Британию, к этим санкциям не присоединились, но отношения между Лондоном и Тегераном резко испортились после того, как власти Британии обвинили Иран в причастности к взрывам на нефтяных танкерах в Персидском заливе в июне этого года.

Британия также оказывает давление на Иран, требуя освободить британку иранского происхождения Назанин Загари-Рэтклифф, приговоренную в 2016 году к пяти годам заключения по обвинению в шпионаже. Загари-Рэтклифф вину отрицает.

https://www.bbc.com/russian/news-48883941

США используют конфликт с Ираном для собственной выгоды

АА

Трамп в первую очередь озабочен экономической выгодой США

Gülsüm İncekaya,Aynur Asgarlı   

Президент США Дональд Трамп с каждым днем усиливает давление на Иран и другие страны, но при этом не ставит перед собой цель вызвать мировой экономический кризис. Об этом сказал агентству «Анадолу» координатор в сфере внутренней политики Научно-исследовательского центра Ирана (İRAM) Мехмет Коч.

По его словам, Трамп в первую очередь озабочен экономической выгодой США.

«То есть США используют конфликт с Ираном в целях получения экономической выгоды. Это позволит США на долгое время сохранить глобальную гегемонию», — сказал Коч.

По мнению координатора, ЕС, Россия и Китай уже сломлены санкциями США.

«Учитывая объемы товарооборота ЕС и Китая с США, становится понятным, что ни одна сторона не пойдет на большие жертвы ради Ирана. Кроме того, эти страны могут использовать ситуацию с Ираном для собственной выгоды в переговорах с США», — сказал Коч.

Сотрудник IRAM отметил, что стороны не заинтересованы в войне, которая может очень дорого им обойтись. «Однако Иран стремится обострить ситуацию, чтобы снизить эффективность санкций. Для этого Иран использует давление на самые уязвимые точки противника. Трамп же продолжает проводить политику санкций», — сказал Коч.

По его словам, возможная война между Ираном и США может угрожать безопасности и территориальной целостности Турции.

«ЕС, Россия и Китай делают все возможное для того, чтобы убедить Иран не выходить из ядерной сделки. Однако если эти попытки не способствуют решению экономических проблем Тегерана, кризис только усугубится», — сказал Коч. 

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D1%81%D1%88%D0%B0-%D0%B8%D1%81%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B7%D1%83%D1%8E%D1%82-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%84%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D1%82-%D1%81-%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%BC-%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D1%81%D0%BE%D0%B1%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D0%B2%D1%8B%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D1%8B-/1520181

Европа нарушает свои обязательства перед Ираном. Тегеран переходит к действиям

В мае 2018 года США вышли из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе. Подписанный в 2015 году СВПД обязывал Иран ограничить ядерную деятельность в обмен на прекращение финансовых и экономических санкций против Ирана. В 2016-2017 гг. санкции стали сворачиваться, но с приходом в Белый дом Трампа процесс застопорился. Новый президент потребовал пересмотра соглашения с Ираном в сторону ужесточения. Он в ультимативной форме призвал к этому других участников СВПД, угрожая экономическими санкциями против банков и компаний, которые продолжат сотрудничество с Ираном. Однако выйти из СВПД отказались не только Россия и Китай, но и все три европейские страны, подписавшие данный документ.

В мае прошлого года Европейский союз принял так называемый блокирующий пакет, призвав европейский бизнес не подчиняться угрозам Вашингтона. Было даже что-то сказано о компенсациях тем банкам и компаниям, которые могут подвергнуться санкциям Вашингтона. Однако бизнес предпочел прислушаться к командам из США. Европейские компании стали выходить из инвестиционных проектов в Иране (нефтедобыча, создание объектов инфраструктуры, строительство заводов) и расторгать заключенные контракты.

Убедившись в неэффективности блокирующего пакета, Брюссель в сентябре 2018 года принял решение о создании «механизма специального назначения» SPV (Special Purpose Vehicle) для проведения финансовых сделок с Ираном. Механизм расчетов через СВИФТ для этого не годился: во-первых, с ноября 2018 года иранские банки отключены от этой системы; во-вторых, система СВИФТ остается подконтрольной Вашингтону. Компания SPV должна была обеспечивать анонимность контрагентов, а кроме того, платежи и расчеты должны были проводиться в евро и других валютах, а не в долларах. Проект должен был способствовать дедолларизации европейской экономики.

Ни одна страна долго не решалась принять в свою юрисдикцию компанию SPV. Все опасались гнева Вашингтона. В конце концов, президент Макрон дал согласие зарегистрировать у себя такую компанию. Учредителями выступили Франция, Германия и Великобритания. Было объявлено, что к механизму в дальнейшем могут присоединиться другие европейские страны, а позднее – страны за пределами ЕС. Россия тогда заявила о своей готовности присоединиться к новому европейскому механизму финансовых расчетов.
Однако процесс затягивался. Лишь в конце января 2019 года появились сообщения о том, что все договоренности по компании SPV достигнуты. С этого момента ее стали называть не SPV, а INSTEX: Instrument in Support of Trade Exchanges (Инструмент поддержки торговых расчетов). Штаб-квартира организации должна располагаться в Париже, возглавит ее бывший директор Commerzbank Пер Фишер. Председателем наблюдательного совета станет британец. Валютой операций объявлены евро и британский фунт стерлингов.

К этому времени Тегеран уже не скрывал раздражения по поводу поведения его европейских партнеров. Европа действовала, как в замедленном кино. К концу января никакого механизм расчетов еще не было, были лишь «достигнуты договоренности», а Иран уже успел понести гигантские убытки. Кроме того, выяснилось, что из SPV получается не аналог СВИФТ, а механизм, напоминающий бартерную схему: иранская нефть должна обмениваться на продовольствие, медикаменты и другие жизненно необходимые товары.

И даже в таком сильно усеченном виде механизм INSTEX не начал функционировать до сих пор. Результатом стало то, что Тегеран перешел от слов к действиям. С 15 мая Иран официально прекратил выполнение некоторых обязательств в рамках СВПД, уведомив Москву, Пекин, Лондон, Париж и Берлин о своем решении. В Иране в четыре раза повышен объем производства низкообогащенного ядерного топлива (уран со степенью обогащения до 3,67 %). Тегеран предупредил также, что если государства – участники СВПД в течение двух месяцев не сделают конкретных шагов в поддержку иранской экономики, Тегеран еще больше увеличит масштабы обогащения урана и возобновит модернизацию ядерного реактора в Араке.

Ситуация еще больше обострилась после 1 мая, когда Вашингтон потребовал прекращения импорта иранской нефти восемью странами, ранее получившими на это отсрочку. Экспорт черного золота из Ирана в мае упал до полумиллиона баррелей в сутки, сократившись в пять раз по сравнению с тем же периодом 2018 года.
У Ирана были претензии и к Пекину. Китай по требованию США прекратил закупки иранской нефти. И вот недавно прошла важная новость. По информации портала TankerTrackers, танкер SALINA, принадлежащий National Iranian Tanker Company (NITC), отошел 28 мая от нефтяного терминала на иранском острове Харк с 1 млн баррелей сырой нефти и 20 июня прибыл на нефтеперерабатывающий комплекс недалеко от Циндао, провинция Шаньдун. Это первое подтверждение того, что Китай нарушает американские санкции против Ирана. Предполагают, что закупки Китаем иранской нефти продолжатся.

Что касается России как участника СВПД, то к ней у Тегерана претензий нет. Особенно учитывая, что Москва оказывает политическую и военную поддержку Ирану. 28 июня пресс-служба Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) сообщила, что Россия готова поставить Ирану зенитные ракетные системы (ЗРС) С-400. В феврале текущего года Россия и Иран объявили об отказе от доллара во взаимных расчетах. Иран проявляет также интерес к российской системе передачи финансовых сообщений (СПФС) – альтернативе системы СВИФТ. Пока СПФС обслуживает платежи и расчеты почти исключительно внутри РФ, но уже происходят подключения к СПФС компаний и банков стран ближнего зарубежья. Первыми пользователями СПФС из дальнего зарубежья, скорее всего, станут Турция и Иран.

26 июня комиссар ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини попыталась успокоить Тегеран, заявив, что механизм INSTEX готов к запуску. А 28 июня в Вене состоялось заседание совместной комиссии СВПД по иранской ядерной программе с участием всех сторон. Одним из главных был вопрос о том, когда европейцы запустят механизм INSTEX. Иранское новостное агентство Fars процитировало по такому случаю официального представителя МИД Ирана. Он заявил, что «эта встреча может быть последним шансом»…

Валентин КАТАСОНОВ | 29.06.2019

Источник — fondsk.ru

Угрозы и провокации США против Ирана: о чем важно знать

Какая связь может быть между нынешними угрозами США о военной операции против Ирана, санкциями, провокациями англосаксонских спецслужб в Оманском проливе и Хорасом Клиффордом Вестерманном, чья экспозиция под названием Brinkmanship с 1959 года стоит в американском Саду скульптур Смитсоновского университета? На удивление — самая прямая.

Не секрет, что многое в современном мире является не тем, чем кажется. Во времена информационной глобализации и отсутствия интернет-границ ничего из сказанного мировыми массмедиа нельзя принимать на веру. Информационные войны диктуют свои правила, а потому в каждом вопросе стоит быть настороже.

Казалось бы, какая связь может быть между нынешними угрозами США о военной операции против Ирана, санкциями, провокациями англосаксонских спецслужб в Оманском проливе и Хорасом Клиффордом Вестерманном, чья экспозиция под названием Brinkmanship с 1959 года стоит в американском Саду скульптур Смитсоновского университета? На удивление — самая прямая.

Дело в том, что термин Brinkmanship, легший в основу этой известной работы, является хрестоматийным дипломатическим определением. Его создание приписывают американскому дипломату Эдлайю Стивенсону, описавшему таким образом шаги Джона Фостера Даллеса, 52-го госсекретаря США при президенте Эйзенхауэре. Именно Джон Даллес с 1953 года пытался сделать американскую политику против СССР «балансирующей на грани», то есть свести диалог мирного времени к монологу на пороге войны.

Джон Даллес считал, что, если Вашингтон будет намеренно подталкивать события к катастрофической развязке, причем даже в том случае, если она рискует стать катастрофической для обеих сторон, враг в целях самосохранения уступит. А поскольку США априори считали себя сильнее всех, подход провоцирования партнера, в надежде заставить его пойти на попятный, прижился.

Во второй половине XX века, ввиду стратегического военного паритета между СССР и США, прием Brinkmanship на время потерял актуальность, но не исчез, а перешел в бизнес-среду.

Трамп, как известно, потомственный бизнесмен мирового уровня, и, судя по предыдущим его внешнеполитическим шагам — переговорам с КНДР, Турцией, Индией и даже с Китаем, в своей политике он использует именно этот подход.

При «балансировании на грани» в бизнесе речь, как правило, идет об игре в рулетку. То есть о ситуации, когда одна из сторон намеренно удваивает ставку даже тогда, когда оппонент пытается свести торг к взаимовыгодному компромиссу.

Точно так же Трамп пытается поступать и в геополитической среде, нагнетая ситуацию до тех пор, пока у оппонента не кончаются ресурсы, либо критически не ухудшается внутреннее положение дел. В обоих случаях итогом в рамках данного подхода должна являться капитуляция, а значит, всю выгоду получит лишь одна сторона.

Проблема этой «игры» для мира заключается в том, что инструментов для давления у США слишком много, а потому они рискуют упустить момент, при котором выбора у противника просто не останется.

В отличие от бизнеса, к которому привык Дональд Трамп, в дипломатии великих держав «пограничной» чертой являются боевые действия, а значит неумение вовремя остановиться, применяя Brinkmanship, означает войну.

Россия поставила крест на подобной методологии в свой адрес в 2018 году — во время обращения президента к Федеральному собранию. До Вашингтона было доведено, что с появлением у Москвы прорывных систем стратегического нападения политика диспаритета ядерной триады, Концепция «мгновенного» обезоруживающего удара, движение НАТО на восток, позиционные районы ПРО и прочие шаги, подталкивающие Москву к капитуляции, полностью себя исчерпали. У Ирана же сил на такой ответ, разумеется, нет.

Иными словами, реального вооруженного конфликта с Исламской Республикой Иран администрация действующего президента США не желает, но, как бы парадоксально это ни звучало, всеми силами пытается приблизить этот момент.

13 июня 2019 года японский танкер Kokuka Courageous и нефтяной танкер Front Altair подверглись нападению неизвестных сил в Оманском заливе. Вашингтон немедленно обвинил во всем Иран.

Нелепость и очевидность этой провокации, а также ее соответствие вышеописанной методике, наглядно доказывал тот факт, что атаки были осуществлены в момент визита в Тегеран премьер-министра Японии Синдзо Абэ, впервые за четыре десятка лет. Помимо этого, в экипаже второго танкера числилось 11 граждан России, что и вовсе превращает подобную атаку в абсурд.

С Японией Иран старается наладить экономические отношения, а на развитие связей с Пекином и Москвой направляет весь свой потенциал. В Тегеране прекрасно понимают, что нарушение международного транзита энергоносителей и судоходства в проливах ударит в первую очередь по интересам дружественных сторон, то есть по тем, с кем у Ирана остаются шансы улучшить отношения. Не говоря уже об интересах России и КНР, а также опасности настроить против себя все оставшиеся нейтральными страны региона.

Подобные последствия «иранского» нападения на танкеры выгодны только для США, а вовсе не самой Исламской Республики. А следовательно, как упоминается в крылатом латинском выражении: «Is fecit cui prodest» — искать нужно того, кому выгодно.

Учитывая, что дедушка Джона Даллеса — апологета термина, описывающего современные действия США, был госсекретарем при президенте Бенджамине Гаррисоне, дядя — госсекретарем при Вудро Вильсоне, а младший брат, Аллен Даллес, крупнейшим руководителем американских спецслужб, ничего конспирологического в нынешних событиях не происходит. Трамп просто применяет методику, которую англосаксы десятилетиями применяли до него.

Воевать с Ираном США опасаются, поскольку это скрепит не только сам Иран, в подрыв которого изнутри вложены миллиарды, но и страны вокруг исламского режима. Так, например, хотя Вашингтон в рамках информационной войны и требует от Багдада оказать поддержку в случае эскалации конфликта — значительная часть населения Ирака симпатизирует братьям по вере и вряд ли станет предавать Иран. Кроме того, государственная машина и народ Исламской Республики ментально готовы к конфликту, это заложено не только в идеологических догмах, но и в религиозных аспектах шиизма данной страны.

Вместо этого в мае 2018 года США в одностороннем порядке вышли из ядерной сделки с Ираном, в ноябре, в нарушение собственных слов возобновили санкции, одновременно, под угрозой персональных мер, потребовали от государств-сателлитов отказаться от покупки иранской нефти. В мае 2019 года приступили к наращиванию военного присутствия в Персидском заливе, направили в район авианосную ударную группировку и тактическую группу бомбардировщиков B-52.

Несколько позже Центральное командование вооруженных сил США (Centcom) обратилось с предложением в Госдеп о дополнительной переброске на Ближний Восток 5000 американских военнослужащих, а неделей ранее исполняющий обязанности главы Пентагона Патрик Шэнахэн и вовсе заявил о вероятности направления в регион 120 тысяч солдат.

В начале июня Белый дом приступил к организации прямых провокаций в Оманском заливе, а во второй его половине, 20 июня, начал «голливудское» шоу с «отменой» нанесения военного удара по Ирану в ответ на сбитый беспилотник.

Вдобавок ко всему, Вашингтон внес «Корпус стражей Исламской революции» — элитное подразделение армии Ирана, в список иностранных террористических организаций и угрожает проведением кибератак против иранских компьютерных систем.

При этом в рамках ведущейся Штатами информационно-политической игры неуравновешенность образа Трампа работает на американцев. Как пишут сами массмедиа США: «однажды Трамп уже приказал нанести авиаудар, не оповестив Конгресс и не проконсультировавшись с союзниками, может сделать это снова. Тем более что в следующий раз свое решение он может и не отменить».

Смешанные сигналы со стороны США путают Иран еще больше, и это такая же часть стратегии Brinkmanship, как и санкции против России, чьи условия отмены размыты так, что выполнить их даже при желании невозможно.

Администрация президента США в лице Джона Болтона дает понять, что стремится к смене правящего режима в Иране, в то время как вышестоящее лицо — Дональд Трамп — продолжает говорить о необходимости новых переговоров. На практике конкретика отсутствует намеренно, поскольку целью является эскалация, а не диалог.

Первопричины

Географически контролируемый Ираном Ормузский пролив находится между Персидским и Оманским заливом. По сути — это бутылочное горлышко, через которое нефть из Бахрейна, Катара и Кувейта может быть поставлена на экспорт в остальной мир, других выходов к морю у стран просто не существует. Через Ормуз также идут танкеры из Саудовской Аравии, ОАЭ и Ирака, направляя таким путем 80%, 85% и 85% своей нефти соответственно.

В совокупности через Ормузский пролив проходит порядка 30% от всего экспортируемого в мире черного золота, что делает Иран лакомой целью. США десятилетиями были заинтересованы в том, чтобы заполучить контроль над этим энергетическим «краном», тем более что значительная часть энергоносителей, поступающих по нему, снабжает такие значимые для сохранения гегемонии страны, как Китай, Япония и Индия.

Иронично, что изначальный интерес к Ирану у США возник по той же причине. Однако вектор этого интереса в 1929 году был противоположным. В те годы речь шла не об экспорте иранской нефти за рубеж, а о нефти из американских скважин для нужд Ирана. Лишь в этот короткий период деструктивных планов в данной плоскости Вашингтон не строил.

Когда же добыча нефти была налажена в самом Иране, а американские энергоносители перестали пользоваться спросом, отношения стали развиваться в современном ключе.

Вначале США стали добиваться получения доли на нефтяном рынке Ирана и контроля над проливом руками нефтегазовых корпораций (Standard Oil) и финансовых махинаций. Однако к 1945 году, ввиду роста советского влияния в регионе, этого стало недостаточно.

В итоге заместитель госсекретаря США Джейм Бронз тайно предложил Москве проект о разделе Ирана на семь самостоятельных государств, с соответствующим разделом интересов, но СССР вместо ответа попросту «помог» закрытому письму опубликоваться в иранской газете Darya. С тех пор планы США по своей сути не изменились.

Идеальным сценарием нынешней «игры» для Вашингтона стал бы исход, при котором Иран сам бы перекрыл нефтеносную артерию, заодно воплотив в жизнь угрозы о возобновлении обогащения урана. В этом случае отметка цены за баррель могла бы достигнуть невероятных величин, а Тегеран стал бы врагом для всех западных «союзников».

Столь яркий кратковременный рост оказался бы ударом по технологическим конкурентам США, зависимым от энергетического импорта из данного региона. СМИ и подконтрольные англосаксам соцсети во всем бы обвинили Иран, и это стало бы для него подстроенным «самоубийством».

Опасность дальнейшей эскалации увеличивает и нахождение в регионе ударных экспедиционных сил США, поскольку на фоне угроз госсекретаря Майка Помпео о начале «немедленных» военных действий, «в случае гибели американских солдат», делает подобные провокации англосаксонских спецслужб еще более вероятными.

Закрытые заседания Совета Безопасности ООН по «инциденту с танкерами» и «ситуации вокруг Ирана» также не предвещают охлаждения, а значит, махинации с общественным мнением и новые поводы для того, чтобы задавить Иран, явно продолжатся.

Компромисс в данном случае абсолютно невозможен, во всяком случае без привлечения третьей стороны, но в отличие от Сирии, Москва пока занимает выжидательную позицию, также поступает и Китай.

Руслан Хубиев

Источник — REGNUM

Защитят ли Россия и Китай Иран от действий Трампа?

Иран в свете политики Трампа может стать полем противостояния между такими державами, как Россия, Китай и США

Mustapha Dalaa,Said İbicioğlu,Zeynep Tüfekçi,Gülşen Topçu,Hicran İsmayılova   |

Несмотря на то, что Вашингтон и Тегеран заявляют, что не стремятся к войне, США наращивают свою мощь против Ирана, как делали это в 1990 году во время Второй войны в Персидском заливе. 

Иранский режим, пытающийся преодолеть серьезный кризис из-за безработицы, девальвации национальной валюты и роста уровня бедности, столкнулся с еще более серьезной угрозой после решения США ввести санкции против экспорта нефти Тегерана, являющегося основным источником доходов Ирана. 

Ситуация может спровоцировать открытое недовольство малообеспеченных слоев населения и среднего класса.

В сложившейся ситуации Тегеран связывает определенные надежды с поддержкой Москвы и Пекина. Однако как долго Россия и Китай смогут бороться с угрозой США в отношении Ирана?

Хотя Россия продает Ирану оружие и является партнером Тегерана по сирийскому урегулированию, иранские власти не рассматривают Москву в качестве своего стратегического партнера. 

Товарооборот между двумя странами находится на достаточно скромном уровне. В 2018 году он составлял 1,741 миллиарда долларов. На российский экспорт в этом показателе пришлось 1,208 миллиарда долларов, иранский экспорт же составлял только 533 миллиона долларов. 

Иран и Россия, страны-экспортеры нефти и газа, являются конкурентами, а не союзниками на энергетическом рынке. В этой связи маловероятно, что Москва сможет сыграть ведущую роль в смягчении экономической блокады Тегерана. 

Россия осуждает США из-за введенных против Ирана санкций, призывая другие страны не прекращать экономические отношения с Тегераном и заявляя о продолжении поддержки проектов расширения АЭС в Бушере и ядерного объекта в Фордо.

Президент России Владимир Путин пытается играть роль, скорее, наставника и посредника, а не мощного союзника.

Российский президент признается, что не в силах спасти ядерную сделку от краха и избавить Тегеран от экономического кризиса.

Поддержка Россией Ирана из-за санкций Трампа всегда была прагматичной. При этом Тегеран не склонен подпадать под влияние России.

В отличие от Китая, с которым Иран наладил тесные экономические связи, у российской стороны не так много рычагов для поддержки иранской экономики.

Отношение Пекина к вопросу иное. Китай заявляет о приверженности к стратегическому партнерству с Ираном, что сопряжено с угрозой давления со стороны США.

При этом Пекин также выступает против санкций США, что объясняет стратегические отношения Пекина и Тегерана. Но пока не ясно, сколь долго сможет противостоять Пекин Вашингтону. 

Таким образом, Иран в свете политики Трампа может стать полем противостояния между такими державами, как Россия, Китай и США.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B7%D0%B0%D1%89%D0%B8%D1%82%D1%8F%D1%82-%D0%BB%D0%B8-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F-%D0%B8-%D0%BA%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%B9-%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BD-%D0%BE%D1%82-%D0%B4%D0%B5%D0%B9%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B8%D0%B9-%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BF%D0%B0/1490188

США – Иран: политика большой дубинки

США — Иран: политика большой дубинки

Главной мишенью империалистической экспансии становится Иран. Одновременно с введением беспрецедентных санкций США направили к берегам страны ударную группировку. Обострение ситуации стало лакмусовой бумажкой, показавшей степень суверенитета различных государств мира.

Логика разбойников

Американский писатель Марк Твен, одно из достоинств которого состояло в смелости говорить правду о своей стране, оставил интересное наблюдение. Рассказывая о банкете в одном из клубов, он привел прозвучавшее там заявление: «Мы — англосаксы! А когда англосаксу что-то нужно, он идет и берет». Декларация вызвала бурный восторг присутствовавших. Но, продолжает Твен, если ее перевести на простой язык, оно будет звучать иначе: «Мы, англичане и американцы, — воры, разбойники и пираты, чем и гордимся!»

Эти слова были написаны в 1906 году, и с тех пор агрессивная надменность западных элит подтверждалась тысячами примеров. Неуемные аппетиты капитала распространяются на весь мир. Горе той стране, которая, вызвав его недовольство, не сумеет найти достаточно сил для защиты: жертва будет подвергнута варварскому растерзанию и отброшена на десятилетия назад. Так произошло с Ираком, Ливией и многими другими еще недавно сравнительно развитыми государствами.

Сегодня с угрозой вторжения столкнулся Иран. За сорок лет с момента исламской революции страна не прожила фактически ни одного дня без санкций и жесткого дипломатического давления. Это привело к тому, что Тегеран создал мощную экономику и военно-промышленный комплекс с опорой на собственные ресурсы. Но чем сильнее становилась исламская республика, тем больший гнев мирового капитала вызывали ее успехи. В последние месяцы это раздражение достигло кульминации. Империализм во главе с Соединенными Штатами перешел от угроз к подготовке наступления, направленного на уничтожение Ирана.

В апреле администрация Дональда Трампа предприняла неслыханный даже для Вашингтона шаг. Впервые в истории в американский список террористических группировок была внесена государственная структура — Корпус стражей исламской революции (КСИР). Входя в вооруженные силы Ирана, эта организация является наиболее боеспособной их частью. В составе КСИР находятся сухопутные, военно-морские и военно-воздушные силы (включая ракетные войска), а также спецподразделение «Кудс» и 10-миллионное народное ополчение «Басидж». Кроме того, корпус обладает разветвленной сетью информационных ресурсов и имеет серьезный вес как в политической, так и в экономической жизни Ирана. Таким образом, КСИР можно сравнить с главным нервом страны. Понимая это, США решили направить на него удар, чтобы парализовать государственный организм и безбоязненно добивать ослабевшего противника.

Обосновывая свою политику, американские власти назвали КСИР главным источником террористических угроз. И это при том, напомним, что корпус сыграл ключевую роль в разгроме «Исламского государства»* и других террористических группировок в Сирии и Ираке! Тем не менее любые контакты с корпусом и связанными с ним структурами объявлены уголовным преступлением. «Если вы ведете дела с КСИР, вы финансируете терроризм», — заявил Трамп.

Данным решением вашингтонские «ястребы» создают повод для открытой агрессии. Еще в 2001 году конгресс США наделил президента правом единолично, в обход всех необходимых процедур, отдавать распоряжения о применении военной силы против террористов, причастных к атакам 11 сентября. Теперь этот механизм может быть использован в отношении Тегерана. Первый шаг сделан: вооруженные силы страны официально обвинены в терроризме. Но и вторая часть абсурдного спектакля готова к постановке. В прошлом году суд Нью-Йорка обязал Иран выплатить 6 млрд долларов родственникам жертв терактов 2001 года. Единственным «доказательством» вины Тегерана стало то, что некоторые будущие террористы (в большинстве своем граждане союзной США Саудовской Аравии) летали в Афганистан через Иран.

В подтверждение угроз Вашингтон направил в Персидский залив ударную группировку ВМС во главе с авианосцем «Авраам Линкольн» и стратегические бомбардировщики B-52. Последние будут дислоцированы на базе в Катаре, в нескольких десятках километров от границ Ирана. «Мы посылаем ясный и однозначный сигнал иранскому режиму, что любые покушения на интересы США или их союзников будут встречены с безжалостной силой», — заявил советник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон.

Причем Вашингтон не обязательно будет ждать этих покушений: он может сам их инсценировать или же просто придумать повод. Генеральной репетицией стали события последних дней. Сначала несколько танкеров ОАЭ подверглись неким «актам вредительства», а затем в Багдаде, недалеко от посольства США, упала самодельная ракета. И хотя заслуживающие внимания улики отсутствуют, американские власти поспешили обвинить Тегеран. «Если Иран захочет сражаться, это будет его официальным концом. Никогда больше не угрожайте Соединенным Штатам!» — пригрозил Трамп 20 мая.

Двойная игра ЕС

Военные приготовления сопровождает экономический шантаж. Год прошел с момента, когда Трамп объявил о выходе из совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе. Проигнорировав заключения экспертов МАГАТЭ, регулярно подтверждавших неукоснительное выполнение Тегераном своих обязательств (на настоящий момент опубликовано 14 таких отчетов), американское руководство обвинило Тегеран в дестабилизации региона и намерении создать ядерное оружие. Под этим предлогом США возобновили санкции, решив придать им характер смертоносного оружия. План тотальной экономической войны был опубликован в ноябре. Его авторы вознамерились полностью заблокировать экспорт иранской нефти и газового конденсата: всем покупателям пригрозили жесточайшими санкциями и отлучением от американской банковско-финансовой системы.

Восьми странам, являющимся основными импортерами иранского сырья (Китай, Индия, Южная Корея, Япония, Тайвань, Турция, Италия и Греция), был предъявлен ультиматум: в течение шести месяцев найти новых поставщиков.

Но план оказался под угрозой срыва. Лишь Италия, Греция и Тайвань свели закупки к нулю. Китай же, наоборот, резко увеличил импорт. В апреле Пекин покупал в среднем 806 тыс. баррелей «черного золота» в сутки, и это стало наивысшим показателем за полгода. В этих условиях в Вашингтоне пошли на максимальное закручивание гаек. 2 мая все послабления были свернуты, и теперь сотрудничество с Тегераном будет караться санкциями. Аналогичные ограничения введены против иранской металлургической промышленности.

«Политика большой дубинки» входит в вопиющее противоречие с нормами международного права, но страны, которые обычно громче всех кричат о демократии, на этот раз заняли страусиную позицию. Сразу после прошлогоднего демарша Трампа руководители Великобритании, Германии и Франции заявили о приверженности СВПД и пообещали создать специальный механизм, гарантирующий беспрепятственную торговлю ЕС с Ираном в обход американских санкций. Формально это было сделано: три указанные страны объявили о запуске инструмента поддержки торговых обменов (INSTEX). Однако до настоящего момента он остается на бумаге.

Зато более чем реален саботаж со стороны европейских компаний. Нарушая заключенные контакты, они рвут отношения с Тегераном. Так, число представительств немецких фирм в Иране сократилось вдвое всего за полгода. В стремлении потрафить Вашингтону Евросоюз требует от исламской республики ликвидации ракетной программы и проводит показательные процессы. В Нидерландах суд оштрафовал местную компанию за поставки Ирану газовых турбин, попутно приговорив ее директора к выполнению общественных работ.

В этих условиях Тегеран выступил с вполне законным протестом. «Европа должна знать, что она не может уклониться от своих обязательств с помощью невыполненных обещаний», — заявил глава иранского МИД Мохаммад Джавад Зариф. Понимая, что взывать к совести евробюрократии бесполезно, страна приостановила выполнение пункта СВПД, касающегося отправки излишков обогащенного урана и тяжелой воды в Оман. В течение 60 дней Евросоюзу предлагается выполнить обязательства по сотрудничеству с Ираном в банковской сфере и торговле нефтью. Если это произойдет, Тегеран вернется к статус-кво. Если же ЕС продолжит срывать договор, Иран пойдет дальше и откажется от ограничения на обогащение урана максимум до 3,67 процента.

Действия страны не противоречат соглашению. Документ дает ей право приостановить выполнение ряда обязательств в случае несоблюдения условий соглашения другими участниками. Однако реакция европейских столиц оказалась крайне возмущенной. Там потребовали от Тегерана неукоснительно выполнять СВПД и «воздерживаться от любых новых шагов по эскалации ситуации». Любопытно, что настоящие виновники эскалации заслужили куда более мягкое порицание. В совместном заявлении британского, германского и французского МИД выражается «сожаление» по поводу последних шагов Вашингтона.

Союз против «трампизма»

Ряд других стран также не нашли сил и смелости отстаивать свой суверенитет. Власти Индии заявили, что найдут альтернативные источники поставок нефти. Существенно сократила импорт иранских углеводородов Турция, хотя ее руководство не перестает сыпать антизападными тирадами. Двойственную позицию заняли российские власти. Во внешнеполитическом ведомстве призвали Иран отказаться от сворачивания обязательств по «ядерной сделке», а также посоветовали Евросоюзу «подняться над своими двойными подходами».

Справедливое замечание, впрочем, касается и Кремля. Сразу несколько крупных компаний, среди которых «Роснефть», «Лукойл» и «Северсталь», сократили или вовсе прекратили сотрудничество с Ираном после усиления санкций. В целом товарооборот Москвы с Тегераном остается на крайне низком уровне. В списке торговых партнеров России исламская республика занимает 50-е место.

Куда более достойной на этом фоне выглядит политика Китая. В МИД КНР назвали недопустимой «юрисдикцию длинной руки», используемую Вашингтоном, и подчеркнули, что продолжат поддерживать с Тегераном торгово-экономические отношения. «Иран — важный партнер Китая, мы против американских односторонних санкций», — добавили там.

В самом Тегеране отказываются жертвовать независимостью ради сомнительных краткосрочных выгод. В ответ на объявление КСИР террористической организацией руководство Ирана предприняло зеркальный жест в отношении Центрального командования США. «Вашингтон дестабилизирует ситуацию во многих регионах мира, используя для этого террористические организации», — пояснил начальник Генштаба вооруженных сил Мохаммад Хосейн Багери. А министр обороны исламской республики Амир Хатами использовал термин «трампизм», отметив, что последний имеет много общего с нацизмом.

Несмотря на попытки блокады, Иран выстраивает эффективное сотрудничество со странами региона. В прошлом месяце Тегеран посетил премьер-министр Пакистана Имран Хан, чей визит можно назвать историческим. Страны подписали серию важных соглашений. Они касаются десятикратного увеличения экспорта иранской электроэнергии, строительства железной дороги между морскими портами Чабахар и Гвадар, а также создания совместных сил быстрого реагирования. Кроме того, решено возобновить строительство газопровода, по которому иранское топливо будет поступать в Пакистан. В начале мая посол Ирана в Исламабаде Мехди Ханардост сообщил о намерении Тегерана присоединиться к Китайско-пакистанскому экономическому коридору — составной части стратегии «Один пояс — один путь».

Не менее прорывными стали поездка президента Ирана Хасана Роухани в Ирак и ответный визит главы иракского правительства Адиля Абдул-Махди. В ходе переговоров были подписаны десятки договоров, результатом которых должно стать увеличение взаимного товарооборота с 8 до 20 млрд долларов. В частности, Багдад заявил о стремлении значительно нарастить импорт иранского газа.

Но самым большим внешнеполитическим успехом Тегерана может стать создание регионального союза в составе Ирана, Ирака и Сирии. В настоящее время ведутся переговоры по соединению железных дорог, созданию совместного банка и даже объединенной системы ПВО. По данным ряда источников, именно иранские компании станут операторами морского порта в сирийской Латакии.

Санкциями и угрозами вторжения США и их союзники пытаются помешать реализации этих планов. Не желая терпеть соперников, мировой капитал может пойти на очередное военное преступление.

Сергей Кожемякин

Источник — Правда

Иран может потеснить базы РФ в Сирии

Тегеран создает военный объект между Хмеймимом и Тартусом

Иран может оборудовать военный порт вблизи российских баз в Сирии. Такими опасениями с «НГ» поделился дипломатический источник, который указал на появившиеся 5 мая данные об остановке иранского нефтяного танкера в сирийском порту Баниас. По словам собеседника «НГ», в перспективе этот портовый город может стать военным объектом Исламской Республики. Не исключено, что развертывание базы между российскими позициями – в Тартусе и в Хмеймиме – может иметь далеко идущие последствия. В экспертной среде считают: Россия и Иран демонстрируют единодушие лишь на стратегическом уровне. На деле между двумя странами есть множество разногласий.

«Активность Ирана в районе Баниаса может иметь дестабилизирующий эффект не только для региона, но и для сил, которые пытаются этот регион стабилизировать, – заявил «НГ» дипломатический источник, пожелавший не раскрывать свою страну. – Важно присмотреться к тому, что происходит вокруг порта, потому что в перспективе он может стать военной базой Ирана у Средиземного моря».

Собеседник «НГ» обратил внимание на данные, согласно которым иранский танкер, загруженный нефтью, делал остановку в Баниасе. Ранее агентство Reuters сообщило, что 5 мая корабль True Ocean, шедший в Турцию под флагом Исламской Республики, на полпути отключил транспондер и поменял курс. На борту находилось около 130 тыс. т иранской нефти, покупка которой запрещена американскими санкциями, действующими экстерриториально.

Местонахождение судна попытались выяснить независимые аналитики, которые внимательно изучили спутниковые данные. По их предположениям, после смены курса танкер разгрузился в сирийском Баниасе. Есть подозрение, что черное золото все-таки отправилось в Турцию, но сухопутно. Подобная скрытность вполне объяснима: Анкара не хочет стать объектом ограничительных мер США, но ей невыгодно отказываться от сырья.

О намерениях Ирана создать военный объект на сирийском побережье говорят не первый раз. Такие предположения начали циркулировать после того, как стало известно о договоренности Дамаска и Тегерана передать контейнерный порт в провинции Латакия под руководство иранских менеджеров. Как ожидается, иранцы получат контроль над основным коммерческим портом в Сирии уже 1 октября 2019 года – когда закончится договор аренды, заключенный с нынешней компанией. Сейчас контроль обеспечивает совместное предприятие, которое создано сирийскими инвесторами из Souria Holding и французской компанией CMA CGM. Однако сам объект принадлежит правительству Сирии и с 2015 года находится под американскими санкциями.

Выход Ирана к Средиземному морю лишает Россию монополии на экономическое присутствие в прибрежных районах Сирии и влечет за собой некоторые риски в сфере безопасности. Территориальная близость иранских объектов – вне зависимости от их назначения – может не только технически усложнить жизнь российским военнослужащим, но сделать их объектом наблюдения. Вероятно, это хорошо осознает и российская сторона. Однако помешать официальному Дамаску вести столь близкие контакты с Тегераном трудно. Кредитная линия, которая была предоставлена сирийцам иранским руководством, может составлять, по разным оценкам, от 6 до 8 млрд долл. за все годы гражданской войны. Иранские силы и лояльные им шиитские иррегулярные формирования внесли определенный вклад в устойчивость сирийского режима. Февральский визит президента Сирии Башара Асада в Тегеран и его встреча с верховным лидером страны Али Хаменеи стали еще одним сигналом, что Дамаск не намерен жертвовать отношениями со своим шиитским партнером.

Что же касается Баниаса, то он важен с точки зрения расположенной там нефтебазы, напоминают в экспертной среде. «Поставленную иранскую нефть разгружают в нефтехранилища, которые находятся в порту, – заявил «НГ» бывший спецпредставитель Госдепартамента США по политическому переходу в Сирии, приглашенный старший научный сотрудник Центра изучения Ближнего Востока им. Рафика Харири при Атлантическом совете Фредерик Хоф. – Я помню, что Иран и Сирия подписывали соглашение о строительстве электростанции вблизи Латакии и создании газопровода, который соединит ее с Баниасом».

По словам экс-дипломата, Россия и Иран сотрудничают в Сирии стратегически, но между странами есть разногласия на рабочих уровнях. «Президент Путин дал Израилю зеленый свет, чтобы наносить удары по Ирану и «Хезболле» в Сирии, при условии что они не заденут силы режима, – напоминает Хоф. – Россия обеспокоена тем, что Иран хочет сделать в Сирии то же, что и в Ливане: выстроить похожую на «Хезболлу» параллель сирийскому государству – государству, которое Россия хотела бы полностью восстановить. Российские и иранские бизнесмены, по некоторым данным, конфликтуют из-за проектов реконструкции (Сирии. – «НГ») и из-за других экономических вопросов. Сохранение Асада у власти необходимо как Ирану, который хочет поставить сирийцев на службу «Хезболле», так и президенту Путину, который – даже если он низкого мнения об Асаде – по-прежнему рассматривает его как символ российской победы над американской схемой по смене сирийского режима».

Игорь Субботин
26.05.2019

Источник — независимая газета

Воевать с Ираном будут при помощи посредников, — И.Субботин

В Персидском заливе не хотят прямого вооруженного конфликта

Ситуация вокруг Ирана оставляет вопрос по поводу того, на какие действия могут решиться его региональные соперники в случае, если обострение перерастет в вооруженный конфликт. Для того чтобы дать на него ответ, ведущие члены Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) созывают экстренную встречу в Мекке 30 мая. Диписточник «НГ» в ССАГПЗ исключает прямое столкновение между Ираном и его соседями – противостояние переходит в режим опосредованной войны. Интенсификация боевых действий, как предполагает собеседник «НГ», может произойти в Йемене.

«Я исключаю прямую конфронтацию, – заявил дипломатический источник «НГ» в ССАГПЗ, отвечая на вопрос о возможных силовых сценариях в отношении Ирана. – Все будет продолжаться через войны при помощи посредников».

Собеседник «НГ» отмечает: «Со своей стороны, мы думаем, что единственный реальный выход из ситуации – это переговоры и дискуссия». Однако ситуация вокруг Ирана, по мнению представителя ССАГПЗ, ведет к эскалации между саудовской стороной и Йеменом. На территории государства на юге Аравийского полуострова действуют отряды повстанцев-хуситов, которые, как считается, находятся в подчинении у Корпуса стражей исламской революции (КСИР) – влиятельнейшей военно-политической организации Ирана. «Думаю, в военном отношении было бы сложно столкнуться с Ираном напрямую, наиболее возможна интенсификация боев в Йемене», – сказал дипломатический источник «НГ».

Именно повстанческому движению «Ансар Аллах» приписывают атаку на нефтепровод национальной нефтяной компании Saudi Aramco. Причем, комментируя недавнее нападение, замминистра обороны Саудовской Аравии Халед бен Сальман Аль Сауд заявил, что акция, направленная «на две насосные станции Saudi Aramco, доказывает, что они (хуситы. – «НГ») являются всего лишь инструментом, который Тегеран использует для реализации своей экспансионистской политики в регионе». Представитель оборонного ведомства также отметил, что террористические акты, которые напрямую санкционирует Тегеран и которые осуществляют йеменские повстанцы, негативно влияют на политические усилия по разрешению йеменского кризиса. Саудовская Аравия и ее партнеры по арабской коалиции выступают прямыми участниками боевых действий на территории Йемена, осуществляя бомбардировки хуситских позиций.

Государственный министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш, в свою очередь, обещает «жестко ответить» на любую атаку военизированных отрядов мятежного йеменского движения. «ОАЭ, ведущие борьбу в течение четырех лет против хуситов в Йемене в составе исламской военной коалиции, придерживаются мнения, что мирные договоренности по Ходейде (портовый город на побережье Красного моря. – «НГ») остаются лучшим вариантом, и поддерживают усилия ООН вопреки действиям поддерживаемого Ираном движения», – заключил Гаргаш. Хуситов страны ССАГПЗ открыто называют «неотъемлемой частью» КСИР. Не исключено, что в ситуации вокруг саудовского газопровода есть признаки возможной эскалации в Йемене. Американское военное усиление в регионе Персидского залива и гневная риторика Тегерана заставляют международное сообщество снова обратить внимание на эту страну, в которой продолжается вооруженный конфликт.

Иран, в свою очередь, на парламентском уровне дает понять, что не хочет войны. «Ни при каких обстоятельствах мы не вступим в войну», — заявил председатель комитета по национальной безопасности и внешней политике меджлиса Хешматолла Фалахатпише.

Тем не менее члены ССАГПЗ рассчитывают согласовать план действий на случай непредвиденных обстоятельств. Саудовский король Сальман созвал 30 мая в Мекке чрезвычайную сессию лидеров ССАГПЗ для обсуждения обстановки. На тот же день в Мекке намечается и встреча Лиги арабских государств (ЛАГ). «Генеральный секретариат распространил приглашение короля Саудовской Аравии Сальмана бин Абдель Азиза Аль Сауда лидерам арабских стран провести экстренный саммит в Мекке 30 мая», – указали в ЛАГ. Как отмечает телеканал Al-Arabiya, глава саудовского правящего дома призвал провести встречу «с целью обсудить нападения на торговые суда в территориальных водах ОАЭ и атаки поддерживаемых Ираном хуситов против двух нефтяных насосных станций в Саудовской Аравии, которые имеют серьезные последствия для региональной и международной безопасности, а также поставок и стабильности мировых нефтяных рынков».

В экспертной среде считают, что интенсификация боевых действий на территории Йемена – пока единственный вариант эскалации на региональном уровне, особенно если учесть инцидент с саудовским нефтепроводом. «Саудовская Аравия и ОАЭ имеют ресурсы, чтобы интенсифицировать военные операции в Йемене, используя собственные военные силы, – заявил в разговоре с «НГ» руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития, эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семенов. – Но это чревато потерями. Без этого, конечно, в Йемене никаких перспектив у них нет. И это сложно назвать прокси-войной (войной при помощи посредников. – «НГ»), так как хуситы на являются иранскими «прокси», а их разгром никак не ослабит Иран. Другое дело, что этот конфликт можно использовать, как и ранее, в популистских целях, то есть не трогая Иран, вести войну с хуситами, будто это война с Ираном».

Обострение в районе Персидского залива началось на фоне полученных американским разведсообществом данных о силовых опциях, разрабатываемых Ираном. Как уточняла Wall Street Journal, разведывательные ведомства узнали о подготовке иранской стороной операций по нападению на военнослужащих и дипломатический персонал США. В связи с этим Ирак покинули сотрудники неэкстренных миссий и некоторые представители энергетических компаний. Сообщалось, что атаки Иран намеревался провести в других странах, используя подконтрольные себе иррегулярные формирования. К ним относятся шиитское ополчение в Ираке и в Сирии. Посредником Ирана считается и ливанская «Хезболла». От группировки также ждут каких-либо военных провокаций на границе с союзником США – Израилем. На прошлой неделе глава ливанского Генштаба посетил Вашингтон, где передал американской стороне соответствующие опасения. Однако пока ничего конкретного «Хезболлой» предпринято не было.

Игорь Субботин
22 мая 19

Источник — независимая газета

Политические элиты Турции и Ирана лихорадит

Turkey’s Prime Minister Recep Tayyip Erdogan (L) welcomes Iranian President Hassan Rouhani (R) before their meeting in Ankara on June 9, 2014. Rouhani began a landmark trip to Turkey on June 9 stressing the need to improve ties that have been undermined by competition for regional influence and deep differences over Syria’s civil war. AFP PHOTO / ADEM ALTAN (Photo credit should read ADEM ALTAN/AFP/Getty Images)

Американское военное усиление в районе Персидского залива, похоже, сыграло на руку «ястребам» в иранском политическом истеблишменте. Комментируя решение администрации США отправить дополнительные силы к иранским берегам, президент Исламской Республики Хасан Рухани заявил, что, возможно, настают более тяжелые времена, чем 40 лет назад. «Давление со стороны противников – это беспрецедентная в истории нашей исламской революции война, – заявил глава иранского государства. – Но у меня нет повода испытывать отчаяние – я надеюсь на будущее и верю, что мы сможем преодолеть эти сложные условия, если будем едины». Панарабский телеканал Al-Jazeera трактует слова Рухани как призыв к консолидации, адресованный всем политическим фракциям в Иране. Самого Рухани, как известно, часто относят к условным реформаторам. Это может означать, что действия США окончательно нивелировали разницу между политическими группами в Иране.

Военно-политическое руководство республики обещает Соединенным Штатам мощный ответ в том случае, если американское командование решится на силовой сценарий в Персидском заливе. Командующий иранским Корпусом стражей исламской революции (КСИР) бригадный генерал Хосейн Салами в минувшие выходные заявил, что «Иран не стремится к войне, но и не боится ее». «Разница между нами (жителями Ирана. – «НГ») и ними (американцами. – «НГ») состоит в том, что у них нет желания воевать и они боятся войны», – сказал военачальник. Незадолго до этого Салами говорил, что Тегеран находится на грани полномасштабной конфронтации с врагом. Позже он указал, что Исламская Республика нанесет США «удар в голову», если Вашингтон предпримет против Тегерана какие-либо силовые действия. В минувший четверг президент Трамп выразил надежду на то, что конфликт между США и Ираном все-таки не перерастет в войну.

Настоящая война, но внутри политических элит назревает у тактического союзника Ирана – Турции. Критический манифест бывшего премьер-министра Турции Ахмета Давутоглу по поводу слабости правящей Партии справедливости и развития (ПСР) подал пример и другим видным функционерам этой политической организации, основателем которой является президент Реджеп Тайип Эрдоган. В Анкаре обсуждают вероятность того, что из ПСР выйдут бывшие соратники турецкого президента – бывший глава республики Абдуллах Гюль и экс-министр экономики Али Бабаджан. В ветеранах турецкой политики видят острое недовольство тем комплексом проблем, которые накопились внутри партии за последнее время. Местные выборы, которые прошли в Турции 31 марта, привели к тому, что правящая партия фактически «потеряла» Измир, Анкару и даже важный с точки зрения политической карьеры Эрдогана Стамбул. Даже с учетом того, что власти Турции приняли решение перезапустить голосование в Стамбуле, это не меняет дела. Поражение в мегаполисах часть членов ПСР считает результатом неумелой политики Эрдогана.

Тем временем наблюдателей заинтриговали сообщения о том, что оппозиция и правительство Венесуэлы провели переговоры на норвежской площадке. В четверг советник по коммуникациям МИД северной страны Ингрид Кваммер Эккер сообщила, что ее страна поддерживает контакты со сторонами конфликта и призывает их к мирному разрешению политического кризиса в Боливарианской Республике. Впрочем, второй заместитель председателя Национальной ассамблеи Венесуэлы Сталин Гонсалес отрицает, что венесуэльская оппозиция вела прямой диалог с правительством страны в Норвегии. «Мы находимся на этапе изучения ситуации, не было никаких прямых контактов, не было встреч в одном месте, в одном конференц-зале», – сказал парламентарий. По словам Гонсалеса, норвежцы встречались с представителями правительства и оппозиции Венесуэлы по отдельности, и по итогам этого процесса не было достигнуто никаких договоренностей.

Накануне глава МИД Венесуэлы Хорхе Арреаса заявил: «Пришло время дипломатии. Мы готовы сесть за стол переговоров». Глава внешнеполитического ведомства также отметил: «США потерпели поражение в своих действиях».

19.05.2019

Об авторе: Игорь Субботин – заместитель заведующего отделом международной политики «НГ»

Источник — независимая газета

Вашингтон и Тегеран играют на обострение. Европа поставлена перед сложным выбором

Вашингтон и Тегеран играют на обострение

Президент Ирана Хасан Рухани, объявивший о прекращении выполнения Тегераном ряда обязательств по ядерной сделке, заявил, что дает 60 дней европейским странам на переговоры. Речь идет о выходе Ирана из ограничений по запасам обогащенного урана и тяжелой воды. Рухани также заявил, что Тегеран направил пять писем странам — членам соглашения по иранской ядерной программе о приостановке выполнения части обязательств. В этой связи министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф уточнил, что «это станет реакцией на неспособность других участников соглашения, в частности Европейского союза, противостоять давлению США».

Ход со стороны Тегерана прогнозируемый и носит, как видим, адресный характер. Но его последствия могут иметь неоднозначные последствия. Когда президент США Дональд Трамп в одностороннем порядке вышел из ядерной сделки с Ираном, европейские союзники Вашингтона, включая и Великобританию, выступили с призывом сохранить соглашение, считая его «принципиально важным с токи зрения региональной безопасности». Берлин предупреждал о «рисках отката назад и возникновении новых военных рисков». Париж уточнял важные нюансы: не исключал присоединения к санкциям, но только в случае, если «Тегеран нарушит, даже частично, условия сделки». Однако до сих пор нет доказательств нарушений соглашения со стороны Ирана, что, по его мнению, должно стимулировать ЕС сохранять с ним торгово-экономического сотрудничество в условиях американских санкций.

Действительно, Брюссель озвучивал планы, анонсировал вступление в силу «блокирующего статута», который обяжет европейские корпорации игнорировать антииранские санкции со стороны США, первая часть которых вроде бы вступила в силу. Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини говорила, что «работают экспертные группы, которые занимаются целым рядом вопросов, в том числе и по сохранению поставок иранских энергоносителей, поддержанию контактов в банковской сфере, наращиванию инвестиций, сотрудничества в сфере инфраструктуры и транспорта, помощью в улучшении делового климата в Иране и защиты интересов европейских экономических субъектов в Иране». Но судя по нынешней реакции Тегерана, Брюссель не спешил делать конкретные шаги на этом направлении, сохраняя свою позицию всего лишь на уровне, по словам Могерини, «намерений, а не конкретных мер».

При этом она открыто предупреждала, что «из-за ограничений на торговлю с США Иран будет искать другие источники доходов и вернется к урановой и плутониевой программам». И все равно Брюссель явно выжидал, а ставка Тегерана на раскол союзников американцев на этом направлении не срабатывает. В таких условиях Вашингтон и Тегеран стали играть на обострение. Помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон заявил, что Вашингтон направляет на Ближний Восток авианосец «Авраам Линкольн» и целевую группу бомбардировщиков в ответ на «тревожные и эскалационные заявления и предупреждения из Ирана», хотя не обозначил, какие именно «тревожные» сигналы спровоцировали такое военное развертывание. По версии американского издания The American Conservative, «Израиль предупредил Болтона, что Иран вот-вот нанесет удар по американским интересам в Ираке».

Тегеран считает, что таким образом в Вашингтоне приступила к действиям так называемая «группа Б», в которую входят такие близкие к Трампу люди, включая Болтона, как премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Зайеда. Помимо того, государственный секретарь США Майк Помпео, отменив визит в Берлин, «неожиданно» прибыл с визитом в Багдад, где провел переговоры с главой иракского правительства Аделем Абдулом Махди. По данным телеканал Al Arabiya, Помпео обсуждал «рост активности соседнего с Ираком Ирана». Говоря иначе, пишет The New York Times, «Вашингтон, угрожая Ирану войной, вбивает клин между Европой и Ираном, ставя Брюссель перед сложным выбором: либо присоединиться к санкциям в отношении Ирана, либо оказаться по другую сторону баррикад».

На наш взгляд, в настоящее время американцы вряд ли решатся на вооруженную эскалацию с Ираном, но «напугать» Европу они в состоянии. Во всяком случае, просматривается следующий сценарий: заставить ЕС изменить свое отношение к ядерному соглашению под предлогом заявлений Тегерана о прекращении выполнения части обязательств по ядерной сделке, загнать Брюссель в ситуацию между молотом и наковальней, балансируя на грани серьезной эскалации. Выход отсюда один: создать механизм предотвращения кризисных ситуаций, обозначить границы допустимого. Возможно, что к этому подталкивают и Россию, у которой, по оценке израильских экспертов, «есть собственная повестка дня в Сирии и амбиции в регионе». От Москвы будут добиваться ответа, с кем она, сразу две страны — Иран и Израиль. Посмотрим, что из этого выйдет.

Станислав Тарасов, 8 мая 2019,

Источник — regnum.ru

Россия призвала не сворачивать экономические связи с Ираном

МИД РФ прокомментировал введение новых санкций против Исламской республики Emre Gürkan Abay,Abdulrahman Yusupov

МИД России подверг критике новые антииранские санкции США и призвал международное сообщество не сворачивать экономические связи с Исламской республикой, в т.ч. закупку иранской продукции, в первую очередь энергоносителей.

Во внешнеполитическом ведомстве подчеркнули, что в Москве с пониманием восприняли решение ИРИ о приостановлении выполнения части её добровольно принятых обязательств по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД).

«Осуждаем действия США, которые не только год назад вышли из СВПД, а затем демонстративно и вызывающе в нарушение резолюции СБ ООН 2231 ввели односторонние ограничения против Ирана», -сказано в пресс-релизе.

В МИД РФ обвинили Вашингтон в попытках применять меры экономического и политического давления, чтобы побудить и другие государства не выполнять упомянутую резолюцию, воспрепятствовать их нормальному экономическому сотрудничеству с ИРИ.

В документе выражена готовность РФ и дальше сотрудничать с Тегераном как в рамках СВПД, так и для продвижения других двусторонних проектов. «В частности, намерены продолжить работы по перепрофилированию бывшего уранообогатительного предприятия в Фордо под производство стабильных изотопов, а также по строительству АЭС «Бушер»»,-отмечается в коммюнике.

Кроме того, в МИД РФ указали на необходимость кардинально ускорить запуск специального платежного механизма «Инстекс», призванного содействовать обслуживанию торговых сделок с Ираном.

Президент США Дональд Трамп подписал в среду указ о введении санкций в отношении добычи и производства металлов в Иране.

Ограничительные меры коснутся производства железа, стали, алюминия и меди в Исламской республике.

Ранее президент Ирана Хасан Рухани заявил, что если интересы Тегерана в рамках ядерной сделки не будут учтены, то Иран в течение 60 дней возобновит обогащение урана.

Восьмого мая 2018 года президент США Дональд Трамп объявил о выходе Вашингтона из ядерной сделки с Ираном и введении первого этапа санкций против этой страны. 

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B7%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D0%B0-%D0%BD%D0%B5-%D1%81%D0%B2%D0%BE%D1%80%D0%B0%D1%87%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D1%82%D1%8C-%D1%8D%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D1%81%D0%B2%D1%8F%D0%B7%D0%B8-%D1%81-%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%BC/1474726

ИРАН: КУРС НА НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ

Джавад Зариф: Иран ни при каких обстоятельствах не уступит американскому давлению

Министр иностранных дел Ирана Мухаммед Джавад Зариф четко и твердо заявил, что Исламская Республика Иран ни при каких обстоятельствах не уступит американскому давлению. Он выступил с этим утверждением на встрече, проходившей в кулуарах Диалога по сотрудничеству в Азии (ACD) в городе Доха (Катар), сообщает IRNA.

«Иран найдет свой путь таким, каким он был на протяжении 40 лет, и это будет продолжаться, что является трудной работой, но мы никогда не потерпим давления на нашу страну и ни при каких обстоятельствах не уступим их давлению и всегда приветствуем тех, кто подает нам руку дружбы», — сказал М.Дж.Зариф.

Следует заметить, что это не пустые слова. В настоящее время руководство Ирана делает все возможное, чтобы воспрепятствовать пагубному влиянию людоедских санкций США и ведет страну по пути возрождения. И об том говорят многочисленные факты. Например, в результате проведенных переговоров Индия выделила 21 миллионов долларов на развитие иранского порта Чабахар, о чем сообщил министр экономики Индии Пиюш Гоял. А всего Индия выделила 500 миллионов долларов на развитие этого иранского порта, а также связанных с ним автомобильных и железнодорожных линий.

Недавно был открыт морской маршрут между Индией и Чабахаром и готовится первая партия грузов из Афганистана в Индию через этот порт. Напомним, Чабахар является первым крупным ирано-индийским проектом, старт которому был положен в 2015 году. Порт Чабахар должен стать крупным звеном в развитии коридора Чабахар-Захедан-Зарандж и он позволит Индии выйти в Среднюю Азию в обход Пакистана, с которым у индийцев довольно сложные отношения.

Яндекс.Директ
Кредитная карта Тинькофф за 5 минут
tinkoff.ru

Финансовые услуги оказывает: АО «Тинькофф Банк», АО «Тинькофф Страхование»

ЖК Жизнь на Плющихе
life.grand-deluxe.ru

Проектная декларация на рекламируемом сайте. Застройщик: ЗАО «СК ДОНСТРОЙ»
Продолжается активная работа по запуску международного транспортного коридора «Север-Юг», создаваемый Россией, Индией и Ираном. Протяженность данного инфраструктурного проекта составит 7,2 тыс. километров железных дорог и водных путей, предполагается, что новый коридор станет более дешевой и короткой альтернативой Суэцкому каналу.

Проект предполагает перемещение товаров морским путем из Индии в иранский город Бендер-Аббас на побережье Персидского залива, затем через территорию Ирана железнодорожным маршрутом на побережье Каспийского моря, откуда товары пойдут по морю в Астрахань, а затем железной дорогой, через территорию РФ будут поставляться в Европу. Предполагается, что таким образом время и стоимость перевозки грузов будут сокращены на 30–40%. Потенциальный грузооборот коридора «Север-Юг» оценивается в 20–30 млн тонн в год.

В течение многих лет идет реализация различных инфраструктурных проектов, связывающих европейские и азиатские рынки через территорию России. В различных проектах участвуют Россия, Иран, Китай, Казахстан, Индия, Северная и Южная Кореи. Строительство новых транспортных путей способствует экономическому росту стран-участниц проектов и регионов, через которые пролегают новые логистические маршруты. Особенно важным это является для Ирана, поскольку намечаемые проекты способствуют ослаблению американских санкций против этой страны.

Одновременно Иран стремится к совместным проектам с Россией и Азербайджаном. Заявление о том, что Иран готов развивать трехстороннее сотрудничество с Россией и Азербайджаном путем реализации различных совместных проектов, сделал президент Ирана Хасан Рухани, сообщает информационное агентство Тasnim. Заявление сделано на встрече президента с министром иностранных дел Азербайджана Эльмаром Мамедъяровым в Тегеране.

«В регионе есть различные проекты, которые мы можем осуществлять на трехсторонней и многосторонней основе», — заявил Х. Рухани. Он также отметил возможности сотрудничества между тремя странами в области энергетики, строительства плотин и электростанций. В Иране недавно вошла в строй железнодорожная линия, соединяющая город Казвин со столицей провинции Решт на севере страны. Новая колея представляет собой крупный участок железнодорожной линии, получившей название «Зеленый коридор», которая соединяет Каспийское море с Персидским заливом.

Несмотря на незаконные и жесткие американские санкции Иран активизировал свои усилия по завершению участков международного транспортного коридора Север — Юг, проходящего через его территорию.

Важность введения в строй железной дороги Стамбул — Тегеран — Исламабад, также известной как «маршрут Гюль» или «маршрут ECO», подчеркнули министр железных дорог Пакистана Рашид Ахмад и посол Ирана в Исламабаде Мехди Хонардуст во время их официальной встречи, сообщило иранское правительственное информационное агентство Мehrnews.

Посол Ирана выразил готовность своей страны наращивать двустороннее сотрудничество с Пакистаном во всех областях, представляющих взаимный интерес. Он отметил, что вопросы укрепления потенциала сотрудничества в области железнодорожного транспорта стоят на повестке дня двух стран. М.Хонардуст призвал к созданию совместного комитета по изучению и обновлению предыдущих соглашений между двумя странами в области железнодорожного транспорта.

В свою очередь Рашид Ахмад заявил, что модернизация железнодорожной линии Кветта — Тафтан имеет важное значение для укрепления экономических связей с Ираном. Железнодорожный маршрут Стамбул — Тегеран — Исламабад создавался для интенсификации сотрудничества в Организации экономического сотрудничества. Первый грузовой поезд по этой линии прошел в августе 2009 года.

Однако в феврале 2016 года по этому маршруту прошел первый грузовой поезд из Китая. Для преодоления маршрута от китайской провинции Чжэцзян (находится южнее Шанхая) до Тегерана, составляющего 6 462 километра, потребовалось 14 дней, что на 30 дней меньше, чем морское путешествие из Шанхайского порта в иранский порт Бандер-Аббас. Китай рассматривает маршрут как часть более крупного проекта — инициативы Шелковый путь.

Необходимо заметить, что в последнее время улучшаются ирано-пакистанские отношения. Президент Ирана Хасан Рухани и премьер-министр Пакистана Имран Хан договорились объединить усилия для содействия достижению мира в Афганистане путем проводимого диалога, а также достижения регионального консенсуса по этому вопросу. В МИД Пакистана сообщили, что Имран Хан, находящийся с двухдневным визитом в Иране, и Хасан Рухани приняли совместное заявление, которое определяет приоритетные сферы сотрудничества двух стран.

В Исламабаде сообщили, что стороны обменялись мнениями по вопросам безопасности ирано-пакистанской границы и содействия пакистанским паломникам, ежегодно путешествующим в Иран. Также обсуждалось открытие новых пограничных пунктов и расширение сотрудничества в области энергетики, консульских отношений, здравоохранения. «Премьер-министр обратился к деловым кругам Ирана и Пакистана, подчеркнув необходимость активной роли частного сектора в реализации всего потенциала двусторонних торгово-экономических отношений», – сообщает МИД Пакистана.

Залогом выполнения всех этих планов Ирана является постоянно крепнущее всестороннее сотрудничество с Россией, в том числе и военные и военно-технические связи, которые укрепляет безопасность двух стран, делает более предсказуемой и адекватной политику коллективного Запада на Ближнем Востоке, в Центральной Азии и Северной Африке. На полях VIII Московской конференции по международной безопасности, в ходе переговоров с министром обороны Ирана Амиром Хатами, глава российского военного ведомства Сергей Шойгу заявил, что военное сотрудничество Москвы и Тегерана достигло высокого уровня. «На сегодняшний день складываются очень хорошие отношения между Исламской Республикой Иран и Российской Федерацией в области обороны, в области вопросов безопасности», – подтвердил Амир Хатами.

Военно-техническое сотрудничество России и Ирана базируется на межправительственных соглашениях, подписанных Москвой и Тегераном еще в 1989–1991 годах. Присоединившись в 2010 году к антииранским санкциям ООН, Россия заморозила военно-техническое сотрудничество и потеряла на этом более 12 миллиардов долларов (осталось неясным, кому из региональных соседей могла угрожать поставка Ирану российских оборонительных ЗРК С-300).

И все же с 1990-го по 2000-й год Москва поставила Тегерану вооружений на сумму около 4 миллиардов долларов, в том числе – 24 истребителя МиГ-29, 12 фронтовых бомбардировщиков Су-24, 413 боевых машин пехоты (БМП-2), 126 танков Т-72С и 300 комплектов для сборки танков этого типа.

Министры обороны Сергей Шойгу и Хосейн Дехган в январе 2015 года в Тегеране подписали новое соглашение о военном сотрудничестве. В дальнейшем стороны расширили практику совместных маневров в Каспийском море и заходов боевых кораблей в порты России и Ирана.

Чувствуя все растущую политику ряда государств, в том числе России, иранское руководство продолжает смело проводить свою независимую политику. Только что в Иране заявили о совместных с Россией военно-морских учениях «в южных водах» Исламской Республики. Эксперты полагают, что маневры с большой вероятностью пройдут в Оманском заливе, то есть в непосредственной близости от Ормузского пролива, который Тегеран периодически грозит перекрыть в ответ на давление США и их союзников. В таком случае учения могут быть расценены мировым сообществом как поддержка Москвой иранских действий, направленных на отстаивания своих национальных интересов.

Иран и Россия в текущем году намерены провести совместные военно-морские учения «в южных водах», заявил командующий ВМС иранской армии контр-адмирал Хоссейн Ханзади. Военачальник не сообщил точную дату маневров, но добавил: флоты Ирана и России продолжат сотрудничество «в различных оперативных, образовательных и технических областях».

Примечательно, что в начале января Х.Ханзади уже анонсировал совместные ирано-российские учения, но в акватории Каспийского моря. Как отмечает региональная пресса, решение о проведении учений недалеко от Персидского залива, скорее всего, было принято после переговоров министров обороны на 8-й Московской конференции по международной безопасности.

Все эти факты свидетельствуют о явном стремлении Тегерана, несмотря на варварские санкционные действия Вашингтона, направленные на удушении иранского народа, всеми средствами и методами проводить свой национальный курс и жестко отстаивать интересы страны. Прошло то время, когда американские «демократы» правили бал на нашей земле и указывали всем, как им жить и какими американскими законами руководствоваться. Ныне вырисовывается новый мир, где каждому государству, как бы мал он не был, предоставлено его законное право жить по своим законам при четком соблюдении международного права.

Виктор Михин
5 мая 2019

Источник — iarex.ru

«США и Израиль пустились в опасную эскалацию, чтобы «обрезать крылья Ирану», — Le Figaro

Жорж Мальбрюно | Le Figaro
Будут ли Трамп и Нетаньяху накалять обстановку на Ближнем Востоке?
«США и Израиль пустились в опасную эскалацию, чтобы «обрезать крылья Ирану» в арабских странах», — пишет обозреватель Le Figaro и специалист по Ближнему Востоку Жорж Мальбрюно.

«По мнению Дональда Трампа, переизбрание премьер-министра Израиля Беньямина Нетаньяху укрепит мир на Ближнем Востоке. У большинства наблюдателей такое заявление вызывает скептическое отношение и обеспокоенность по поводу последних действий двух лидеров. Впервые США признали аннексию Израилем сирийских Голанских высот, в то время как Нетаньяху больше не скрывает своего намерения полностью или частично аннексировать оккупированный Западный берег реки Иордан. Администрация США, раздувая угли, только что включила иранских стражей революции в список «иностранных террористических организаций». От Ирака до Сирии через южный Ливан и сектор Газа множится число зон прямой или косвенной конфронтации между американо-израильской осью и проиранской «осью сопротивления». Ниже приводится обзор разнообразных угроз», — отмечает автор статьи.

«Из всех зон влияния Ирана и США — в Ливане, Сирии или Афганистане — конфронтации между иранцами и американцами обычно вызывают опасения в такой стране, как Ирак. США удерживают там более 5 тыс. солдат, укоренившихся на нескольких базах, в то время как Тегеран обладает многогранным влиянием, выходящим далеко за рамки иракского ополчения, имеющегося у него в подчинении», — говорится в статье.

«7 апреля верховный правитель Ирана Али Хаменеи принял премьер-министра Ирака Адель Абдель-Махди и призвал своих иракских соседей «как можно быстрее вывести американские войска из Ирака». Тегеран может рассчитывать на предложение, представленное в иракском парламенте в начале этого года, призывающее к отмене «всех военных соглашений», заключенных между Багдадом и Вашингтоном, отмечает эксперт. Однако ни правительство, ни парламент к этому не готовы. Ирак нуждается в военном сотрудничестве с США в своей незаконченной войне против недобитых джихадистов, разбросанных по всей стране».

«После ужесточения позиции США президент Исламской Республики Хасан Рухани размахивал угрозами возобновления ядерной программы, — отмечает Le Figaro. — Однако помимо разглагольствований заинтересован ли Иран в расторжении ядерной сделки, как это сделал Дональд Трамп в прошлом году? Не факт. Тегеран потерял бы поддержку своих европейских союзников, которые защищают подписанное ими соглашение. Еще хуже для Тегерана то, что Совбез ООН занялся бы таким нарушением. И тогда Тегеран рискует быть осужденным, теряя роль жертвы, навязанной ему выводом американских войск, тем более, что до сих пор Иран уважает ядерное соглашение», — поясняет Мальбрюно.

«Тегеран делает ставку на поражение Трампа в 2020 году», — утверждает эксперт.

«Война в Сирии позволила «Хезболлах» и Ирану установить военное присутствие у ворот Израиля. С учетом своих прав на юге, на границе с Голанскими высотами, «Хезболлах» и Иран могут открыть второй фронт против еврейского государства, после фронта на юге Ливана. Подвергаясь давлению со стороны израильских военных и российских политиков, тандем Иран-«Хезболлах», в конце концов, вывела своих людей из окрестностей Голанских высот, при этом вербуя других бойцов, мобилизируемых при необходимости. Севернее последовали неоднократные израильские удары с воздуха, направленные на уничтожение военных складов Ирана в Сирии. При этих рейдах погибли иранцы. До сих пор Тегеран, осознавая, что он находится не в сильной позиции, воздерживался от ответных мер. Сколько еще продлится терпение Ирана?»- задумывается автор публикации.

«Никогда в истории Израиля еще не было настолько правого правительства. Никогда прежде перспективы аннексии оккупированного Западного берега реки Иордан не были так близки, что рискует разрушить всякую надежду на мир с палестинцами. И тем не менее, арабский мир никогда еще не был так снисходителен к Израилю», — комментирует Мальбрюно.

«Благодаря сирийскому конфликту, в который «Хезболлах» вмешивалась в военном отношении с 2013 года, чтобы спасти Башара Асада, проиранское шиитское ополчение расширило свое стратегическое присутствие на территории своего соседа. «С момента последней войны 2006 года между нами и Израилем действует режим прекращения военных действий», — сказал источник, близкий к «Хезболлах». Перед лицом партнерства Трампа-Нетаньяху-Мухаммеда Бен-Салмана проиранская «ось сопротивления» укрепила свои позиции, установив «территориальный коридор», соединяющий Тегеран с Бейрутом через Ирак и Сирию», — пишет Le Figaro.

«Американское давление на Иран направлено именно на то, чтобы сломать эту «ось сопротивления» и остановить «регионализацию» «Хезболлах» — участника войн в Сирии, а также в Йемене и в Бахрейне в поддержку шиитов. Нет никакой уверенности в том, что это давление даст желаемый результат. Сегодня ни Израиль, ни «Хезболлах» не заинтересованы в столкновении, в котором обе стороны окажутся проигравшими. Но в акватории Персидского залива нельзя исключать инцидента между иранскими скоростными катерами и американскими кораблями. Оба по-прежнему смотрят друг на друга с неприязнью, но «иранцы высокопрофессиональны, а американцы очень осторожны», — замечает один высокопоставленный француз. Тегеран не проявляет признаков большей агрессивности в водах Персидского залива. До каких пор?» — задается вопросом Мальбрюно.

Источник: Le Figaro

Источник — Инопресса

КСИР – симбиоз армии, политики и экономики

США включили в список иностранных террористических организаций Корпус стражей исламской революции (КСИР) — элитные части ВС Ирана. Впервые в истории в антитеррористическом списке США оказалась структура признанного государства.

https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/14003

Число террористов в Сирии, на Ближнем Востоке и в мире в целом увеличилось

Обмен заявлениями между Вашингтоном и Тегераном о признании террористическими организациями, соответственно, КСИР Иранa и ВС США резко увеличил число террористов в Сирии, на Ближнем Востоке и в мире в целом.

Как известно,до последнего времени большинством членов мирового сообщества на территории Сирийской Арабской Республики (САР) официально признавались террористическими лишь радикальные исламистские группировки типа ИГИЛ и «Джабга ан-Нусра» (запрещены в РФ).

Кроме этого, Дамаск и Тегеран пытались навесить ярлык террористов на не желающих складывать оружия бойцов сирийской вооруженной оппозиции (ССА) и расценивали вторжение ВС Турции в северные районы Сирии как акты государственного терроризма. Эрдоган, в свою очередь, объявлял режим Асада и сирийских курдов террористами, а Лига арабских государств (ЛАГ) даже исключила асадовскую Сирию из своего состава и внесла в список террористических группировок союзников Дамаска – ливанскую «Хизбаллу». Примерно на таких же позициях были США, НАТО, монархии Персидского залива во главе с Эр-Риядом и Иордания.

Израиль считал террористическими все проиранские шиитские иностранные группировки в Сирии(«Хизбаллу», афганских, пакистанских, палестинских, йеменских, иракских наемников и добровольцев). Соответственно, иранские аятоллы называли Израиль террористическим государством.

Таким образом, после последних взаимных заявлений Вашингтона и Тегерана все участники сирийского вооруженного конфликта, за исключением группировки ВС России, оказались террористами. Эта враждебная риторика не только отодвигает сроки мирного урегулирования сирийского кризиса, но и провоцирует его дальнейшую эскалацию в регионе.

Очевидно, что озвученное в ходе очередного визита Б.Нетаньяху в Москву совместное российско-израильское предложение по созданию международной рабочей группы по нормализации ситуации в Сирии и проработки вопроса об удалении из Сирии иностранных сил было направлено на снижение напряженности в этой стране и вокруг нее.Ясно, что рано или поздно все иностранные войска должны будут покинуть Сирию. Но сроки реализации этого предложения и состав рабочей группы остаются под большим вопросом.

Формально, ВС РФ, КСИР Ирана и его иностранные шиитские сателлиты находятся в САР легитимно, по приглашению официальных властей. ВС Турции, США, Великобритании, Франции, Германии действуют без разрешения Дамаска и после завершения операции по разгрому основных сил ИГИЛ и «Джабга ан-Нусра» должны были покинуть страну. И хотя в условиях продолжающейся гражданской войны легитимность обеих сторон конфликта и позиция пока нейтральных курдов многими внешними игроками подвергаются сомнению, все же международное право на стороне Дамаска.

Американо-иранская чехарда со взаимными обвинениями в терроризме сводит на нет все предыдущие усилия по мирному урегулированию сирийского кризиса. Вряд ли в условиях нарастающей конфронтации и, по сути, гибридной или прокси-войны между США, Израилем, Турцией и Саудовской Аравией, с одной стороны, и Ираном, — с другой, можно найти компромисс по будущему государственному устройству Сирии. Скорее всего, эта страна надолго останется полигоном вооруженного противостояния вышеуказанных внешних сил.Фактический распад ее на три анклава (проиранский, протурецкий и курдско-американский)сохранится на неопределенное время. Вашингтон и Тегеран своими агрессивными действиями лишь загнали сирийскую проблему вглубь. В результате, все попытки мирных инициатив ООН и РФ в Женеве, Астане, Сочи или на других возможных площадках по Сирии пока не имеют никаких перспектив.

Ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Иванов Станислав Михайлович

http://ethnoglobus.az/index.php/vse-novosti/item/3526-%D1%87%D0%B8%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C-%D1%82%D0%B5%D1%80%D1%80%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B2-%D0%B2-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8-%D0%B8-%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B5-%D1%80%D0%B5%D0%B7%D0%BA%D0%BE-%D0%B2%D0%BE%D0%B7%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%B0

Ирану приписывают создание секретной армии в Афганистане


Игорь Субботин

Правительство в Кабуле выражает тревогу в связи с тем, что тысячи шиитских бойцов, воевавших на стороне президента Башара Асада в Сирии, возвращаются в Афганистан. Об опасениях сил безопасности Исламской Республики со ссылкой на свои источники сообщает издание Asharq Al-Awsat. С учетом того, что перемещение афганских шиитов в Сирию для участия в боевых действиях считается инициативой иранского руководства, есть подозрение, что, вернувшись на родину, боевики станут инструментом внешнеполитических амбиций Ирана.

Министерство внутренних дел Афганистана утверждает, что в Исламскую Республику уже вернулись 10 тыс. бойцов, которые принимали участие в боевых действиях в Сирии на стороне официального Дамаска. Источники Asharq Al-Awsat в афганских органах безопасности обращают внимание, что некогда завербованные иранскими офицерами из Корпуса стражей исламской революции (КСИР) афганские шииты представляют опасность у себя на родине. Как предполагают в Кабуле, бывшие участники боевых действий могут стать неплохим политическим инструментом, которым снова может воспользоваться Иран – но на этот раз для того, чтобы укрепить свои позиции в Афганистане. Факт, что афганскую территорию может покинуть американский контингент, делает ситуацию еще опаснее: после себя Соединенные Штаты рискуют оставить политический и военный вакуум, который могут заполнить другие, враждебные США иностранные силы.

Наиболее известными формированиями, укомплектованными из афганцев, являются бригады «Фатимиюн». Эти вооруженные формирования, первые данные о сирийской миссии которых появились в 2013 году – когда к боевым действиям в Арабской Республике вполне открыто присоединилась ливанская «Хезболла», состоят преимущественно из хазарейцев. Представители этой этнической группы, населяющей центральную часть Афганистана, принадлежат к шиитам. Это делает их удобным объектом для иранского воздействия. Как предполагали наблюдатели, участие бригад «Фатимиюн» в войне на стороне Асада обусловлено большими потерями внутри КСИР, офицеры которого, как декларируется иранским руководством, выполняют в Арабской Республике исключительно консультативную роль. Эксперты нередко говорили, что переброска в Сирию бойцов-единоверцев является частью планов Ирана по изменению конфессионального дисбаланса в пользу шиитов.

«Фатимиюн» до сих выполняет роль иранского иностранного легиона в Сирии, – заявил «НГ» эксперт Российского совета по международным делам Антон Мардасов. – Подразделение из хазарейцев имеет довольно большую историю. Оно принимало участие в ирано-иракской и афганской войнах. Его назначение в Сирии менялось постепенно – от силы, которая охраняла шиитские святыни в Дамаске, до формирования, находящегося под оперативным командованием КСИР и воевавшим практически во всех частях Сирии. Однако его боеспособность вызывает вопросы. В первую очередь это связано с кадрами, пополняющими в данном случае экспедиционные силы. По признанию хазарейцев, не все из них являются добровольцами, которые воевали за зарплату и перспективу получения иранского гражданства, – некоторые из них были завербованы под давлением. В то же время большое число потерь связано не только с уровнем квалификации (боевики проходят через тренировочные лагеря либо в Сирии под началом «Хезболлы», либо в Иране, либо в Афганистане), но и с тем, что подразделение нередко выполняло роль пушечного мяса».

Например, бойцы «Фатимиюн», по словам эксперта, принимали участие в боевых действиях на наиболее опасных направлениях – это Дамаск, Алеппо, Дераа, Дейр эз-Зор. Формирования дислоцировались при этом непосредственно возле линии боестолкновения. «Вместе с пакистанским «Зайнабиюном» (воюющая в Сирии бригада ополчения, укомплектованная из пакистанских шиитов. – «НГ») составляет часть шиитской «оси сопротивления». В этом смысле понятны попытки иранцев натурализовать хазарейцев в Сирии. Их поселения находятся возле ливанской границы: через такой плацдарм можно скрыто осуществлять инфильтрацию в Сирию, в Ливан и обратно, а также сохранять оперативные связи в случае вывода боевых групп».

Ранее британская Times приписывала Ирану тренировку бойцов «Талибана» (запрещен в РФ), которая якобы преследовала цель подорвать попытки США урегулировать афганский кризис. По данным издания, боевики проходили обучение на территории Ирана. В их тренировке, как утверждалось, принимали участие сами офицеры КСИР.

Источник — НГ

Иран: интервенты снимают маски

Противники Ирана допускают возможность военных действий. Для этого сколачивается альянс, в который, помимо арабских монархий, втягиваются европейские государства. Вместо уступок Тегеран наращивает боевую мощь и развивает экономику.

Страну тянут в прошлое

Весь февраль в Иране продолжалось празднование 40-летия Исламской революции. Для жителей это не просто юбилей далекого уже события. Память о революции до сих пор сплачивает иранцев. В ходе нее был свергнут режим шаха Пехлеви, являвшегося верным союзником Вашингтона. Прибрав к рукам сырьевые богатства страны, западные покровители монарха закрывали глаза и на чудовищное социальное расслоение, и на жестокий террор в отношении несогласных.

Нынешняя годовщина революции имела острый политический подтекст. Участники праздничных манифестаций не только вспоминали события 1979 года, но и возмущались попытками вернуть Иран в ненавистное прошлое. А такие попытки становятся все настойчивее. Вводимые США ограничения направлены на полное лишение страны доходов. Эта логика проста в своем изуверстве: довести народ до отчаяния и заставить его выступить против своей власти. Только этим можно объяснить беспрецедентные санкции, вступившие в силу в конце прошлого года. Затронув свыше семи сотен юридических и физических лиц, они вводят полную блокаду топливной, транспортной и банковской сфер. Странам мира запрещено торговать с Тегераном, иначе им самим придется столкнуться с санкциями.

Но и на этом нападки не закончились. В середине февраля минфин США расширил санкционные списки, внеся в них девять человек и две организации. Среди последних оказался Международный институт независимых мыслителей и работников искусства «Новые горизонты». Как утверждают в Вашингтоне, на организуемых им конференциях вербовались агенты и собирались разведданные.

Не дожидаясь вожделенных протестных выступлений, враги Ирана пытаются расшатать ситуацию кровавыми терактами. 13 февраля в провинции Систан и Белуджистан смертник направил заминированный автомобиль в автобус с военнослужащими. Погибли свыше 40 человек, включая находившихся поблизости мирных жителей. Преступление стало кульминацией других нападений, произошедших в этом же регионе.

29 января в городе Захедан от взрыва пострадали несколько полицейских, а 1 февраля боевики атаковали базу Корпуса стражей Исламской революции в Никшехре, убив одного и ранив пятерых военнослужащих.

Ответственность за все эти теракты взяла на себя группировка «Джейш аль-Адль»*. Она была создана бывшими членами «Джундаллы» — террористической организации, разгромленной в 2010 году. Лидера последней — Абдулмалика Риги — арестовали на борту самолета Киргизских авиалиний, когда он направлялся в Бишкек для встречи со спецпредставителем США по Афганистану и Пакистану Ричардом Холбруком. Преемница «Джундаллы» является такой же игрушкой в чужих руках. Как заявил недавно министр разведки Ирана Махмуд Алави, за организацией террористических групп у границ страны стоят спецслужбы США, Израиля и арабских монархий.

Антииранский шабаш

То, что руководство перечисленных стран вынашивает планы насильственной смены власти в Тегеране, доказала международная конференция по Ближнему Востоку. Она проходила 13-14 февраля в Варшаве и формально была посвящена обсуждению всех значимых проблем региона: от палестино-израильского конфликта до войны в Йемене. Однако США сделали все для его превращения в смотр враждебных Ирану сил. Королевский дворец в польской столице напоминал в те дни штаб по подготовке интервенции. Тон задавали сами Соединенные Штаты, представленные сразу двумя тяжеловесами — вице-президентом Майком Пенсом и госсекретарем Майком Помпео, а также Израиль в лице премьер-министра Биньямина Нетаньяху.

Впрочем, информационная канонада началась еще до открытия конференции. В Варшаву свезли иранских диссидентов со всей Европы, дав им задание изобразить «народ, жаждущий освобождения». Среди дирижеров толпы оказался личный адвокат Дональда Трампа, экс-мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани. Подхватив крики «Нет — умиротворению! Да — свержению!», он предложил объявить президентом Ирана Мирьям Раджави. Эта женщина возглавляет Организацию моджахедов иранского народа, ответственную за множество терактов и еще относительно недавно признававшуюся США и Евросоюзом одной из террористических группировок.

В самом дворце делались не менее шокирующие с точки зрения международного права заявления. Глава израильского правительства назвал главной целью встречи «продвижение общих интересов для войны с Ираном». Представители США избегали столь однозначных терминов, но суть их выступлений сводилась к тому же. «Нельзя добиться стабильности на Ближнем Востоке, не столкнувшись с Ираном, — уверял Помпео. — Необходимо больше санкций и больше давления!» В свою очередь Майк Пенс призвал страны мира «присоединиться к благородной цели противостояния кровавому режиму мулл», который «становится все более агрессивным».

Разумеется, конференция не ограничилась словесными выпадами. И хотя большинство заседаний велось за закрытыми дверями, можно выделить две главные задачи, которые ставили организаторы. Во-первых, это сколачивание «ближневосточного НАТО», о котором говорится давно, но реальные очертания которого проглядывают только сейчас. Впервые за много десятилетий арабские монархии пошли на открытый контакт с Израилем. В «Твиттере» Нетаньяху появилась видеозапись его переговоров с главами МИД Саудовской Аравии, Бахрейна и Объединенных Арабских Эмиратов. По ней можно судить о том, как дипломаты выражают поддержку израильским авиаударам по Сирии и говорят о необходимости совместной борьбы с Ираном.

Сам Нетаньяху назвал переговоры «историческим переломным моментом», демонстрирующим «единство в отношении общей угрозы». Не счел нужным скрывать своего удовлетворения и глава госдепа США. «Мы создаем новую коалицию, с помощью которой добьемся великих результатов», — хвастливо заявил он.

Вторая цель заключалась в давлении на Евросоюз. Напомним, ЕС выразил несогласие с выходом США из «ядерной сделки» и обещал приложить все силы для ее сохранения. В частности, еще до конца прошлого года планировалось создать специальный механизм взаиморасчетов (SPV), призванный уберечь сотрудничающие с Тегераном европейские компании от американских санкций. В реальности большинство корпораций ушли из Ирана, а правительства разводили руками, признаваясь в неспособности повлиять на крупный бизнес.

Лишь месяц назад власти Великобритании, Германии и Франции объявили о запуске инструмента для поддержки торговых расчетов (INSTEX). Он оказался весьма далек от первоначальных обещаний. Если SPV должен был стать общеевропейским механизмом и касаться широкого круга товаров, то его замена распространяется лишь на три указанные страны и затрагивает продовольствие и лекарственные средства. Которые, отметим, под санкции не подпадают.

Но даже этот суррогат официально не вступил в силу и неизвестно, заработает ли вообще. Евросоюз пошел на поводу у США, фактически обусловив продолжение сотрудничества с Ираном рядом жестких условий. Совет ЕС обвинил Тегеран в незаконных испытаниях баллистических ракет, создании напряженности на Ближнем Востоке, подрывной деятельности в самой Европе и потребовал немедленно пересмотреть политику. Чуть ранее тот же Совет впервые с 2015 года расширил санкции, включив в список террористических организаций одну из структур министерства разведки Ирана. Конференция в Варшаве должна была додавить ЕС, и эту цель можно считать достигнутой. Так, Великобритания присоединилась к антииранской декларации США, ОАЭ и Саудовской Аравии.

В Тегеране отвергают нападки, подчеркивая, что «болезненная зацикленность» Соединенных Штатов и их сателлитов угрожает стабильности на Ближнем Востоке. Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф отметил, что куда логичнее обвинять по вмешательстве не исламскую республику, а Вашингтон, который заполонил регион своими базами. Также, по его словам, в условиях саботажа «ядерной сделки» со стороны Европы Иран не сможет в одиночку нести бремя исполнения договора.

Двуглавая политика Кремля

Оказавшись перед дилеммой — капитулировать или продолжать сопротивление, Тегеран выбирает второй вариант. «Враги Ирана не смогут добиться своих целей, и страна продолжит идти тем же курсом, который был выбран 40 лет назад», — заявил президент Хасан Роухани. Он указал, что стране не нужно разрешения на то, чтобы укреплять оборону. Касается это, в том числе, ракетной программы. В феврале прошли испытания новой ракеты «Ховейзех», способной поражать цели на расстоянии до 1350 км, а также первый в истории страны пуск крылатой ракеты с подводной лодки. Спущена на воду новейшая субмарина «Фатех», а ВМС страны пополнились эсминцем «Саханд».

Отличительная особенность этих видов вооружений в том, что они от начала до конца спроектированы и построены иранскими специалистами. Проявить свои возможности корабли и подводные лодки смогут на учениях и в дальних походах. В марте начнется пятимесячная миссия иранского флота в Атлантическом океане, в конце февраля состоялись масштабные маневры ВМС в Индийском океане.

Несмотря на санкции, экономика не демонстрирует признаков краха. Этому способствует ее ускоренная диверсификация. За последний год экспорт сельскохозяйственной и пищевой продукции из Ирана вырос на 15 процентов, металлопродукции — на 12, цемента — на 10, одежды и текстильных изделий — на 28 процентов. Страна достигла практически полной продовольственной самообеспеченности.

Выстраиваемая Вашингтоном блокада дает явные сбои. Главный покупатель иранской нефти — КНР — лишь наращивает импорт сырья. Китайская государственная корпорация «Синопек» выступила с инициативой инвестировать 3 миллиарда долларов в нефтегазовую промышленность Ирана. Готовность укреплять сотрудничество была подтверждена 19 февраля, когда Китай посетила представительная делегация исламской республики. Отказываются присоединяться к режиму санкций и в Багдаде. Премьер-министр Ирака Адель Абдель Махди заявил о продолжении тесных экономических связей, включая импорт иранского газа и электроэнергии.

А вот Москва в столь сложное для Тегерана время заняла двойственную позицию. С одной стороны, она осуждает давление на Иран и отказалась участвовать в варшавском шабаше. С другой — эта поддержка отличается крайней непоследовательностью. «Роснефть» после введения антииранских санкций вышла из переговоров о совместной добыче нефти. Углубляются контакты Кремля с противниками Тегерана. Директор Службы внешней разведки РФ Сергей Нарышкин посетил в январе Саудовскую Аравию, где был принят наследным принцем Мухаммедом бен Салманом. Арабские СМИ со ссылкой на источники в королевстве сообщили, что на переговорах обсуждалось сдерживание Ирана. В частности, Нарышкин предложил арабским странам более активно участвовать в достижении мира в Сирии и отметил, что Москва работает над снижением иранского влияния.

Информацию можно было бы посчитать газетной уткой, однако ее опровержения со стороны российских властей так и не поступило. То же самое касается визита в ОАЭ секретаря Совета безопасности Николая Патрушева, который, по данным тех же изданий, имел там беседы со схожей повесткой. 27 февраля состоялся визит в Москву Нетаньяху. По его словам, главная цель переговоров с Путиным — выдавливание Ирана из Сирии.

Израильские налеты на Сирию между тем продолжаются. Удары, нанесенные в конце января, оказались самыми массированными за несколько месяцев. Их целями стали полсотни объектов в провинциях Дамаск и Даръа. Под предлогом нейтрализации «иранской угрозы» израильская военщина уничтожает гражданскую инфраструктуру. Так, в результате обстрела провинции Кунейтра 11 февраля были разрушены больница и обсерватория.

Характерное для российской власти расщепление проявилось здесь в полной мере. Замминистра иностранных дел России Сергей Рябков в интервью американской телекомпании Си-Эн-Эн осудил авиаудары. «Но это не означает… что мы не должны заботиться о безопасности Израиля, — тут же уточнил он. — Для нас безопасность Израиля имеет первостепенное значение». Отвечая на вопрос, является ли Тегеран союзником Москвы, Рябков сказал, что «не стал бы использовать подобный термин». «Мы всего лишь сотрудничаем в Сирии», — добавил он. И подчеркнул, что «Москва… не поддерживает антиизраильские шаги со стороны Ирана».

Пока неизвестно, отречется ли Кремль от Тегерана трижды, как библейский апостол Петр. Но что подобная политика не красит официальную Москву, заявляющую о независимом курсе, можно сказать уверенно.

Сергей Кожемякин

Источник — Правда

Варшава vs. Сочи: качество перевесило количество

АА

Prof. Dr. Cengiz Tomar,Ülviyya Amuyeva

На прошлой неделе внимание всего мира было приковано к двум международным мероприятиям, связанным с событиями на Ближнем Востоке.

Первое мероприятие прошло в Варшаве — столице страны ЕС, где в свое время был подписан Варшавский договор — документ о создании военного союза европейских социалистических стран при ведущей роли СССР. Вторая международная встреча состоялась в Сочи — крупнейшем курортном городе России. 

Ближневосточную конференцию в Варшаве можно иронично охарактеризовать как «смешанный концерт Восточно-Западного оркестра», на котором солировал Израиль под руководством США, а некоторые арабские страны стали неким «вокальным сопровождением». 

События на Ближнем Востоке, в частности в Сирии, привели к формированию в мире двух коалиций — «северной» (Россия, Турция и Иран) и «южной» (США, Израиль, Египет, ряд стран Персидского залива и Европы). 

Варшава, возможно, специально была выбрана местом проведения конференции, призванной стать своеобразным посланием России. Москва же решила ответить на это сотрудничеством с Ираном, вечным врагом США, и Турцией, стратегическим партнером Соединенных Штатов по НАТО. По сути, трио Россия-Турция-Иран проигрывает по числу участников, но выигрывает по степени влияния в регионе Ближнего Востока.

Больше всего от варшавской конференции, несомненно, выиграл премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. В преддверии выборов в Израиле Нетаньяху встретился с руководством арабских стран, которые годами отказывались признавать Тель-Авив. Таким образом премьер получил возможность продемонстрировать израильтянам свою популярность на международном уровне.

Больше всего от участия в варшавской конференции проиграют арабские страны, сотрудничающие с Израилем, в особенности если Вашингтон и Эр-Рияд в ближайшее время объявят «Столетний план» по Палестине. 

США же планировали заручиться большей поддержкой в «южной» коалиции, которую им удалось создать против Ирана. Однако планы Вашингтона смешало низкое участие в варшавской конференции европейских и арабских стран.

Профессор Дженгиз Томар, и.о. ректора Международного казахско-турецкого университета имени Ходжи Ахмеда Ясави

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%88%D0%B0%D0%B2%D0%B0-vs-%D1%81%D0%BE%D1%87%D0%B8-%D0%BA%D0%B0%D1%87%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%B5%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%BE-%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-/1399080

Многие годы западная историография преподносила государства среднего Востока под политонимом «Персия»

Намиг Нифтуллаев

Немного об истории Азербайджана или «Почему в Персии именовали Бориса Годунова «Белым царём», или почему Персия. А также о тенденции к положительной трансформации исторических воззрений г-на Тарасова.

На огромной территории от Европы до Китая многие века существовали империи Ахеминидов, Селевкидов, Парфии, Сасанидов, Арабского Халифата, государства Сельджукидов, Газневидов, Атабеков, Хулагидов, Тимуридов, Кара-Коюнлу, Ак-Коюнлу, империи Кызылбашей, Надир-шаха Афшара, государство Каджаров, а также государство Шахиншахства Ирана, появившиеся согласно закону («фарману») Реза-шаха от 1934 года. Название «Персия» возникает как политоним во время заключения Туркманчайского мирного договора от 1828 года, основной текст которого написан по-французски и подписан от имени Российской империи и государства Каджаров (в скобках дается пояснение — «Персия», что является новоделом ХIХ века).

Но почему в западной историографии началась вся эта продуманная и целенаправленная программа внедрения упомянутых политонимов на политическую карту Среднего Востока? Обратимся к некоторым фактам. 15 ноября 1926 года состоялась коронация Реза-шаха, принявшего династическую фамилию Пехлеви (апелляция к эпохе Сасанидов), после которой внедрение идей паниранизма приобрело значительный масштаб. Проводником этих процессов стал не кто иной, как агент британской разведки, парс из Бомбея Ардеширджи, который в 1893 году по инициативе вице-короля был командирован из Британской Индии в Тегеран и возглавил общину парсов в государстве Каджаров. В своих записях Ардеширджи подчеркивает, что именно он рекомендовал понравившегося ему офицера Реза-хана в будущие диктаторы.

А причем здесь Азербайджан? Притом, что многие годы западная историография преподносила государства среднего Востока под политонимом «Персия», хотя азербайджанские тюрки являлись государствообразующим этносом империи Кызылбашей, правопреемником которого стал современный Иран. Считаем важным заострить внимание на этническом происхождении Реза-шаха. Его мать происходила из азербайджанского рода Айрумлу, мигрантов из Кавказского Азербайджана, из района озера Гёйча (Севан), а отец — из остана Мазендаран. Отец будущего шаха умер, когда Резе было всего 9 лет. После смерти отца его воспитывал дядя по линии матери Мохаммед Хусейн-хан Айром. В дальнейшем он женился на Тадж оль Мольк — дочери старшего офицера казачьей дивизии Теймура Айрумлу, которая впоследствии стала матерью Мохаммеда Реза Пехлеви — последнего шаха Ирана.

Но тогда возникает вопрос: почему Мохаммед Реза Пехлеви, как и его отец Реза-шах, был проводником идеологии паниранизма? Ответ до банальности прост. К власти Реза-шаха, офицера казачьей дивизии, привела английская разведка, которая впоследствии его и принудила к отречению от престола. Политические и экономические интересы Британской империи были сосредоточены в основном на Юге и центральной части Ирана, где проживало в основном персоязычное население. Влияние на эту часть населения отвечало их интересам, тогда как северные территории, населенные в основном тюрками-азербайджанцами, были в сфере интересов Российской империи. Здесь процессы модернизации шли более интенсивно вследствие влияния Кавказского Азербайджана, уровень общественного развития которого был на порядок выше. Тому подтверждение — англо-русское соглашение от 1907 года о разграничениях сфер влияния в Иране, Афганистане, Тибете.

С 1905 года в государстве Каджаров в рамках движения за конституцию «Машруте» начинается национально-освободительная борьба азербайджанских тюрок. На первом этапе этой борьбы под предводительством Саттар-хана и Баги-хана была поставлена задача обретения автономии. А уже в 1920 году была провозглашена республика «Азадистан» (страна Свободы), под руководством Шейха Хиябани. Британской империи надо было как-то остановить развитие движений за независимость народов государства Каджаров. В случае с азербайджанскими тюрками Саттар-ханом и Баги-ханом английская разведка предприняла следующие шаги: завербовала бывшего соратника Саттар-хана и Баги-хана Ефрема Давидянца (псевдоним «Дашнак»), назначила его на пост начальника полиции Тегерана, и он впоследствии, заманив отряды федаинов Саттар-хана в Тегеран, расстрелял их из переданных ему английских пушек на площади «Тупхане», расположенной недалеко от здания парламента.

В случае с лидером азербайджанского движения за независимость Шейхом Хиябани английская разведка применила другой метод: были подкуплены курдские бандитские формирования Исмаил Ага Симко и племена бахтияров с юга, а также верхушка племён шахсевенов, которые потопили в крови национально-демократические движения азербайджанских тюрков в государстве Каджаров. Шейх Хиябани был убит Исмаилом Ханом Симко 15 ноября 1920 года в доме своего друга. Таким образом, британская разведка смогла приостановить политическое пробуждение азербайджано-тюркского народа и формирование новой национально-демократической системы правления на территории государства. К слову, надо отметить, что и отец идеологии паниранизма Ахмед Кесрави был выдворен азербайджанским правительством Шейха Хиябани из Тебриза (Южный Азербайджан) за свои тайные контакты с официальными представителями Британской империи.

Второй вопрос касается формирования персидского национального самосознания. Несомненно, создав великий эпос «Шах-наме», Фирдоуси смог защитить персидский язык от тюркизации. Но надо отметить и другое: тезис о тюркизации Азербайджана в XI веке не выдерживает никакой критики! Как это получается, что за какой-то короткий исторический период происходит тюркизация Азербайджана, обширной и густонаселённой территории? Арабский автор IX века Абу Мохаммед Абдул ибн Хишам сообщает, что омейядский халиф Муавийе I (661−680), задумавший новый поход в Азербайджан, желает получить подробную информацию об этой стране у своего советника аль-Джурхуми и, как пишет Ибн Хишам, отвечая на вопрос халифа, какие у него беспокойства и воспоминания в связи с Азербайджаном, аль-Джурхуми говорит: «Эта земля тюрков. Они, скопившись там, смешались друг с другом и усовершенствовались».

Для персов подлинная история начинается с империи Сасанидов. Персия существовала как хороним, то есть географическое название. Отсюда — этнонимы «персидский народ», «персоязычная литература». Персия также обозначает внутригосударственный политоним, соответствующий современному остану Фарс и исторической области Парсуа (что означает «край», «окраина») в Ахеменидской империи, но не как название империи. Область «Парсуа» или «Парса» находилась на окраине империи, что возможно обозначало пограничную область. Есть и другие объяснения этимологии слова parsa. В частности, по мнению некоторых учёных, слово parsa заимствовано из шумерского языка и переводится как «народ боевых топоров».

 4
Сасанидская империя в период наибольшей экспансии 619-629 гг.

 Keeby101

В исторической науке до сих пор не утихают споры о языках в Ахеменидской державе. Некоторые исследователи утверждают, что Дарий I «изобрёл» древнеперсидскую клинопись для религиозного обряда. Долгое время в империи превалирующим языком был эламский (агглютинативный язык), не относящийся к индоевропейской языковой семье. Термин «персидская империя» появляется на картах, в работах европейских политиков и ученых лишь в XV—XVI веках. Но считаем возможным отметить, что политонимы, хоронимы и этнонимы на арабоязычных, персоязычных и тюркоязычных картах отличаются от карт, составленных на греческом, латинском и европейских языках. В то же время в некоторых произведениях древнегреческих драматургов персы фигурируют как народ, но при этом «Персия» как название империи отсутствует. А огромное количество карт с названием государства «Персия» — политическая манипуляция европейских правителей, географов и картографов. Государства в античную эпоху или в эпоху раннего и позднего средневековья носили иные, чем в современную эпоху, названия. Не было ни Франции, ни Италии, ни Германии, как не было Персии и тем более Ирана как названия империи.

Особо хотелось бы отметить вопрос о персоязычных поэтах, учёных Азербайджана. Великие азербайджанские поэты Хагани Ширвани, Низами Гянджеви, Фалаки Ширвани — перечень имен можно продолжить — писали на персидском, но то был общепринятый язык литературы. В Европе таким языком был латинский, но никто не называет немцев, англичан, поляков, французов итальянцами. Так почему Низами, который считал себя тюрком, должен стать персом? В поэме «Хосров и Ширин» он пишет о том, что он тюрок. Огромное число персов писало трактаты по философии, математике, химии, медицине на арабском, но от этого они не стали арабами. Кстати, констатируем, что Шах Аббас Великий взял себе титул Шахиншаха Ирана и Турана, то есть иранцев и тюрок из эпоса Шах-наме, основанного на сказках и легендах народов, населяющих Центральную Азию, как бы претендуя на звание императора и правопреемника империи Сасанидов. Хотим подчеркнуть: речь идет только о титуле! При этом надо отметить, что основные события в Шах-наме происходят на территории нынешних останов Хорасан, Систан, Керман, т. е.восточной части империи.

Иран как политоним появляется только в XX веке, а как титул Шахиншаха Ирана и Турана — в XV—XVI веках. Не только Шах Аббас Великий, но и правители небольших вассальных государств, как бы апеллируя к имперской терминологии, использовали данный титулат. В арабских источниках этот термин появляется в XV веке. Но даже такой великий правитель из тюркской династии Ак-Коюнлу как Узун Хасан также берет себе этот титул. После осады Вены у европейцев появился чёткий комплекс страха перед Османской империей и им надо было создать союз с государством на Востоке, противостоящим Османской империи. Но нужна была империя не суннито-тюркская, а иная! Таким государством стала империя Кызылбашей, возникшая как результат объединения 12 азербайджано-тюркских племен. Эти племена внедрили шиизм джафаритского толка в качестве превалирующего мазхаба в своей империи.

Даже наиболее известные современные иранские исследователи, которых трудно заподозрить в особой симпатии к азербайджанским тюркам, признают государствообразующее положение тюрков в империи Кызылбашей. Так, автор многотомного труда Насрулла Фалсафи следующим образом характеризует шаха Исмаила I и основанное им государство: «Шах Исмаил считал себя со стороны отца сейидом, потомком Али и гордился этой родословной… (вопрос о сейидском, то есть арабском происхождении Исмаила достаточно хорошо освещён в исторической науке, но он не подтверждается — Н.Н.). Со стороны же матери он был внуком Гасан бека Туркмана Аккоюнлу (Узун Хасана) и по праву считал себя законным наследником этой династии. Его приверженцы, как это известно из всех историй того периода, также были в основном из племен туркманов и татар (согласно терминологии автора). Даже после восшествия на трон он презирал иранское происхождение и язык — две главные основы нации. Коренное население Ирана он подчинил и сделал подвластным туркманским (тюркским) по происхождению кызылбашским племенам. В эпоху, когда сладостный персидский язык в Османской империи и Индии был языком политики и благовоспитанности, он сделал тюркский язык официальным языком иранского двора».

Этот факт подтверждается многочисленными свидетельствами европейских путешественников. В частности, итальянский путешественник Пьетро делла Валле (1586−1652), побывавший в Исфахане, стал очевидцем широкого применения тюркского языка во дворце Сефевидов. Он пишет: «Во дворце я убедился в том, что в империи Кызылбашей больше говорят на тюркском, чем на персидском языке. Действительно, тюркский язык является языком двора, высокопоставленных лиц». По его свидетельству, даже гуламы (слуги), набранные из представителей других народностей, «между собой разговаривают на тюркском, поскольку не владеют персидским. Учения у них проводятся на тюркском языке, и шах большую часть времени бывает среди них. Шаху легче разговаривать с ними по-тюркски. Со временем тюркский язык стал языком двора, глав государства и армии». С аналогичной ситуацией столкнулся и немецкий ученый Энгельберт Кемпфер (1651−1716), находившийся в 1684—1685 годах в империи Кызылбашей. В своих путевых заметках Кемпфер отмечает, что «тюркский, бывший родным языком Сефевидской династии, является при дворе широко распространённым языком. Тюркский язык распространён от дворца до домов высокопоставленных и благородных лиц, и в результате получилось так, что каждый, кто желал завоевать уважение шаха, говорил на этом языке. Дело сейчас дошло до того, что для каждого, кто дорожит своей головой, незнание тюркского считается виной. Тюркский самый легкий из языков Востока».

В XVI столетии тюркский язык широко применялся и в государственно-дипломатической переписке Сефевидской державы с иностранными, в том числе европейскими государствами. Например, письма Кызылбашских правителей османскому Султану Селиму II, английской королеве Елизавете I Тюдор (1533 — 1603), австрийскому императору Фердинанду II (1619 — 1639), принцу Саксонии и королю Польши Фридриху Августу (1694−1733) и другие были написаны на историческом литературном азербайджано-тюркском языке. Трансформация азербайджано-тюркского языка в азербайджанский осуществилась по решению «отца всех народов» товарища Сталина (указ от 15 ноября 1939 года). Таким образом, это произошло по политической воле союзного центра, а не по воле азербайджанского народа. Заметим, что к моменту создания империи Кызылбашей на великих просторах Евразии существовали империи с государствообразующими тюркскими этносами, такие как империи Сельджукидов, Османов, Ак-Коюнлу, Кара-Коюнлу, Мамлюков, Тимуридов, Бабуров (Великих монголов), Золотой орды и её правопреемницы Российской империи.

В статье «Почему в Персии именовали Бориса Годунова «Белым царём?» акцентируется внимание на том, что грамоты, в том числе и от Шаха Аббаса I (Великого) писались на кызылбашском языке, дается пояснение, что кызылбашский язык — это тюркский. При этом автор забывает отметить, что речь идёт об азербайджано-тюркском языке. К этому историческому периоду можно уверенно говорить о формировании раздельных наречий тюркских языков — анатолийского и азербайджанского, если быть более точным, «исторического азербайджанского литературного языка», на котором писали стихи не только поэты из Азербайджана, но и из Хорасана, Ирака Персидского, Восточной Анатолии и даже Сирии и Египта. Это происходит в период правления первого азербайджано-кызылбашского Шаха Исмаила I, подтверждением чему служат написанные его рукой великолепные стихи на азербайджано-тюркском языке. На этом языке творили великие поэты Гасаноглу (XIII век), Насими (XIV), Хабиби (XVI), Физули (XVI) и многие другие. Рамки данной статьи не представляют возможным более широко осветить данную тему.

Хотелось бы отметить, что и сейчас в Исламской Республике Иран в останах Ардебиль (98,71%), Восточный Азербайджан (98,6%), Западный Азербайджан (78%), Занджан (98,2%), Казвин (67%), Хамадан (68%), Маркази (34%), Саве (32%), Кум (31%) говорят на своём родном азербайджано-тюркском языке (данные взяты из официальных источников ИРИ). И количество азербайджанского тюркского населения доходит примерно до 30−35 миллионов. Но почему мы не можем привести точные данные? Да потому что ни один из языков нацменьшинств Ирана не имеет право функционирования на государственном уровне и, как следствие, нет механизма определения национальной принадлежности, хотя конституция ИРИ это гарантирует. Хотел бы отметить, что в ИРИ наряду с азербайджанскими тюрками проживают и другие тюркоязычные народы, такие как кашкайцы, туркмены, тюрки Хорасана, афшары Кермана. Все, кроме туркмен, говорят на близком к азербайджанскому языку диалектах (сюда можно прибавить туркманов Ирака и Сирии).

Согласно сирийской хронике Karki ole Bet Selox (V век) и римскому историку Аммиану Марцеллину (IV), политоним «Азербайджан» появился от слова Атарпатена/Атрапатена/Адорбайган. Этот политоним не происходит ни от персидского, ни от греческого языка. Согласно сирийскому источнику V века, корнем является титул военоначальника «Атрапат» или Орбай, который основал государство 2700 лет тому назад в 612 году до н.э. Государство Кавказская Албания было создано в I веке до н.э., но входило в состав Атрапатены. Относительно же складывания национальной идентичности в Азербайджане, нелишне было бы заметить, что здесь азербайджанский народ не изобрёл велосипеда и не пытался убедить окружающих в этом, как то делают некоторые соседи. В Азербайджане процесс генезиса нации проходил в строгом соответствии с его объективными закономерностями, проявившими себя в Европе, России и странах Востока. Вторая половина ХIХ века, ознаменовавшаяся бурным промышленным ростом и культурным преображением Северного Азербайджана в составе Российской империи, складыванием национальной буржуазии и интеллигенции, кристаллизацией общественного сознания, приобретшего черты национальной самоидентификации, стала эпохой начала Новой истории Азербайджана. Этот процесс, развернувшийся в стране синхронно со схожими тенденциями в Центральной и Восточной Европе, обусловил превращение Азербайджана одним из первых на Востоке в общество, организованное на основе национальной консолидации. Именно этот факт подготовил почву для провозглашения в 1918 года Азербайджанской Демократической Республики — первого современного государства республиканского типа в мусульманском мире.

Рамки данной статьи не представляют возможным более широко осветить данную тему, но сам факт обращения к теме политической истории Азербайджана г-ном Тарасовым кажется нам крайне актуальным.

Подробности: https://regnum.ru/news/polit/2569512.html

Рухани поддерживает Мадуро

Фото: www.hispantv.com

Президент Ирана Хасан Рухани выразил поддержку действующему президенту Венесуэлы Николасу Мадуро и законному правительству страны. Принимая в Тегеране верительные грамоты нового посла Венесуэлы Карлоса Кордонеса, иранский президент квалифицировал события в Каракасе как «заговор» и подчеркнул, что «в последние годы при правительстве Мадуро отношения между Ираном и Венесуэлой были очень хорошими и искренними», поэтому Иран «продолжит развивать двусторонние отношения с его другом Венесуэлой».

Ранее глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф в ходе телефонного звонка своему венесуэльскому коллеге Хорхе Арреасу выразил поддержку правительству Венесуэлы и обсудил с ним «способы противостояния заговорам США против независимых государств, особенно Венесуэлы», а также различные политические решения для разрешения споров между правительством и оппозиционными группами. Действия Тегерана понятны и объяснимы. Как отмечает иранское издание Javan, в случае, если Вашингтону удастся успешно «сконструировать венесуэльский кризис, эта схема будет обкатываться и в других странах, в частности, в Иране». Правда, при этом Javan указывает, что все ждали от США «реализации кризисного сценария в первую очередь на Ближнем Востоке, в Тегеране, но громыхнуло в Латинской Америке». Достаточно вспомнить относительно недавние протесты в Иране, которые в западных СМИ рисовались как начало очередной «цветной революции» на Ближнем Востоке. Но американцам не удалось сколотить в регионе антииранский альянс, заручиться необходимой поддержкой своих союзников в Европе. К тому же внутри Ирана основное недовольство протестующих было обращено против Рухани за то, что тот заключил ядерную сделку, но так и не добился отмены санкций.

В Венесуэле и вокруг нее расклад сил иной. По Javan, кризис «в очередной разделит мир на две части — силы, действующие в поддержку США, и те, кто выступает против». Иран оказался в группе вторых вместе с Россией, Китаем и Турцией, выступил в защиту законно избранного президента Венесуэлы. Более того, Тегеран понимает, что кризис и дальнейшее развитие событий как в этой стране, так и в Латинской Америке в целом переводит иранскую проблему для Вашингтона на второй или более дальний план. Помимо того, появляется шанс запустить еще и «ежа в американские штаны», что становится совершенно новым геополитическим явлением. А если говорить о конкретных аспектах ирано-венесуэльских отношений, то Тегеран и Каракас, выстраивая разного рода взаимоотношения, засматриваются друг в друга как в геополитические зеркала, видя в них себя в новом образе. Для Ирана политика в Латинской Америке в целом и в отношении Венесуэлы в частности — это возможность позиционирования себя в качестве игрока не только регионального уровня.

Доказательством тому стало то, что Тегеран направлял свои боевые суда нового поколения к берегам Латинской Америки, в том числе Венесуэлы. В свою очередь для Каракаса, расположенного за многие тысячи километров от Ближнего Востока, Тегеран, да и не только он, обозначает демонстрацию многовекторности во внешней политике, востребованность в диалоге не только со странами своего континента. Конечно, основой сотрудничества является нефтяная сфера. Но реализуются проекты и в других областях — оборона, наука, технология, экономика, финансы, сельское хозяйство. И не только это. Две страны разделяют общие взгляды на мировой порядок, они взаимодействуют в рамках различных международных организаций. Кстати, Каракас всегда голосует против принятия антииранских резолюций в МАГАТЭ, что благожелательно воспринимается в Тегеране. Венесуэла на стороне Ирана и в его противостоянии с США и Израилем, в такой политике существует идеологическая составляющая с примесью антиамериканской риторики, хотя некоторые эксперты усматривают нечто общее между иранской шиитской революционной идеологией и венесуэльской левацкой доктриной, объединяя их в некую потенциальную «ось единства».

Сейчас «цветная революция» в Венесуэле немного забуксовала. По оценке ряда экспертов, в отличие от Ближнего Востока и Северной Африки, здесь американцы вряд ли решатся на прямую военную агрессию — слишком близко от самих Соединенных Штатов. Экономически Вашингтон душит Каракас уже давно, и у того сохраняются возможности для маневров. Так что у Мадуро есть шансы устоять в противоборстве с американцами, как в свое время на Кубе устоял Кастро. Тем не менее глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу предупреждает, что решение Европарламента признать лидера венесуэльской оппозиции Хуана Гуайдо исполняющим обязанности президента Венесуэлы может привести к началу гражданской войны в стране, то есть превратить ее в латиноамериканскую Сирию. Если такое случится, происходить это будет далеко от Ирана, у которого есть время на раздумья и приятие серьезных решений.

Станислав Тарасов

Источник — REGNUM