Израиль подозревают в скрытой помощи курдам

К северо-востоку Сирии присматриваются союзники Соединенных Штатов

Игорь Субботин
Обозреватель-международник при главном редакторе НГ
15.08.2019

Судьба северо-востока Сирии может решиться не в пользу Ирана. Иранские и ливанские СМИ проливают свет на предполагаемую программу Израиля по тренировке и обучению бойцов курдских военизированных формирований, которая, как считается, нацелена на противодействие политике Тегерана. Есть подозрения, что израильтяне могут стать одним из гарантов стабильности в северо-восточных районах Сирии, ответственность за которые тяготит США. В экспертной среде не исключают тактического альянса Израиля с силами Заевфратья.
Угроза турецкого наступления на некоторые населенные пункты в восточной части Сирии поднимает вопрос о том, в зоне чьего политического влияния окажутся эти богатые нефтью районы.

В Тегеране опасаются, что призывы США поучаствовать в судьбе Заевфратья на добровольной основе будут услышаны Израилем. Окологосударственное иранское агентство Fars уже сообщает, что израильские спецслужбы некоторое время занимаются подготовкой бойцов Сирийского Курдистана. Численность тех, кого обучают израильтяне, по этим данным, мала, однако перспективы у этой программы определенно есть. Подготовка ведется в координации с Иракским Курдистаном. Сама она проходит, по видимости, на территории еврейского государства, пишут иранцы.

Ливанская массовая газета Al Akhbar, в свою очередь, приводит в качестве доказательства израильско-курдских связей некое письмо «Демократических сил Сирии» (ДСС) – антитеррористического альянса, опорой которого считаются курдские формирования. Оно раскрывает предполагаемые экономические отношения. В послании, авторство которого приписывают сопредседательнице исполнительного совета Ассамблеи демократической Сирии Ильхам Ахмед, говорится о готовности наладить продажу сырой нефти, добытой в северо-восточных районах Сирии, бизнесменам Израиля. В обмен на помощь. Добычу, как следует из письма, в ДСС готовы существенно увеличить.
Одним из посредников между двумя сторонами ливанцы при этом называют американского бизнесмена израильского происхождения Моти Кахану. В качестве аргумента ливанская пресса приводит следующее: в сирийском Камышлы неправительственная организация Каханы под названием «Амалия» открыла свое представительство. Сам бизнесмен отрицает факт посредничества.

«Рожава (название провозглашенного курдами государства на северо-востоке Сирии. – «НГ») открыта для контактов с внешним миром и старается поддерживать отношения с различными региональными и международными игроками, – заявил «НГ» член Национального конгресса Курдистана Фархат Патиев. – Одним из критериев сотрудничества является готовность поддержать инициированный Рожавой проект, направленный на преобразование системы ценностей на Ближнем Востоке. Возможно, со стороны такой шаг молодой Рожавы может показаться слишком смелым, но здесь (в Сирийском Курдистане. – «НГ») действительно считают, что без исправления ошибок прошлого и восстановления справедливости нельзя будет преодолеть кризис, охвативший регион».
Патиев объясняет, что консолидация действующих конструктивно региональных сил является острой необходимостью, а их сотрудничество не должно ограничиваться лишь отдельно взятой сферой. «Речь идет не о выборе между теми или иными игроками, а о готовности вместе работать во благо народов столь сложного и противоречивого региона», – убежден представитель Национального конгресса Курдистана.

В экспертной среде полагают, что тема Израиля и сирийских курдов носит в основном спекулятивный характер. «Но это не значит, что сотрудничества нет: спецслужбы еврейского государства действуют в регионе прагматично, – заявил «НГ» эксперт Российского совета по международным делам Антон Мардасов. – В первую очередь Израиль сотрудничает с иракскими курдами в военно-политическом плане (экономическое взаимодействие – отдельная тема). Со времен событий вокруг Киркука наиболее актуально их взаимодействие по вопросу сдерживания проиранских отрядов из состава «Хашд аш-Шааби» (шиитские военизированные формирования. – «НГ»). Подобная тема может связывать Израиль с сирийскими курдами или племенами Заевфратья, но только на тактическом уровне – в плане контактов отдельных представителей».

Эксперт обращает внимание на то, что, по некоторой информации, Израиль, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) контактируют на уровне спецслужб для ограничения влияния Ирана и Турции, и для этого они готовы взаимодействовать с официальным Дамаском. «Что касается экономического интереса, то если торговля между Израилем и, условно говоря, ДСС реализуется, то на уровне трейдеров, что вряд ли можно назвать взаимодействием», – заключил Мардасов.

Напомним, что Израиль поддерживает контакты с иракскими курдами достаточно давно. Еще после американского вторжения в Ирак появились первые признаки того, что бывшие сотрудники израильских силовых ведомств тренируют и обучают бойцов Иракского Курдистана, который на фоне этих событий приобрел автономный статус. Впрочем, насколько израильтяне готовы сотрудничать с сирийскими курдами – на уровне действующих, а не отставных советников, – пока неясно.

Источник — ng.ru

Турция не реагирует на санкции США

Бывший заместитель начальника Генерального штаба ВС Турции прокомментировал «Гюнеш» напряженность в отношениях Турции с США: «Дело не в С-400 или F-35. США не хотят, чтобы Турция становилась региональной державой, и обеспокоены ее независимой внешней политикой». Если сейчас Турция пойдет на поводу у США, требованиям уступить и дальше не будет конца, уверен он.

Güneş (Турция): «Они не хотят, чтобы мы стали сильнее»
редакционная статья

Бывший заместитель начальника Генерального штаба ВС Турции Сайгун прокомментировал напряженность в отношениях Турции с США: «Дело не в С-400 или F-35. США не хотят, чтобы Турция становилась региональной державой, и обеспокоены ее независимой внешней политикой»

Бывший заместитель начальника Генштаба ВС Турции Эргин Сайгун (Ergin Saygun), выступая на панельной дискуссии на тему турецко-американских отношений, проведенной Фондом турецкого наследия (Türk Mirası Vakfı) в Вашингтоне, дал оценку напряженности в отношениях Турции с США из-за С-400 и F-35.

Сайгун отметил: «Для Запада на Ближнем Востоке важно обеспечить безопасность Израиля и контроль над энергетическими ресурсами. Страны, враждебные Израилю, устраняются. В конце этой очереди стоит Турция. Мне приходится это говорить, потому что это правда. Боюсь, что проблемы в отношениях Америки с Турцией гораздо масштабнее, чем вопрос С-400. На мой взгляд, С-400 — это лишь небольшая их часть».

Слушайте об этом в эпизоде нашего подкаста Покупка С-400 как поворотный выбор для Турции

Требованиям уступить не будет конца

Бывший генерал армии Сайгун продолжил: «Если мы договоримся с США и покончим с проблемой С-400, уверен, будут новые требования. „Не имейте дел с Ираном». Если мы согласимся на это, они скажут: „Ладно, мы создадим курдское государство на севере Сирии, не противьтесь этому». Если с этим мы не согласимся, нам скажут: „Вы не имеете права искать газ или нефть на Кипре». То есть, по моему мнению, проблема не в С-400 или F-35. Америка недовольна независимой внешней политикой Турции и не желает, чтобы Турция становилась региональной державой».

Сайгун, который также не согласен с утверждением Америки, будто в случае размещения С-400 в Турции станут известны секретные сведения, связанные с F-35, отметил, что особенности этих самолетов уже известны России, Китаю или тем, кто применяет технологический шпионаж. «Исключение Турции из проекта F-35 обсуждалось еще десять лет назад в комитете Сената по иностранным делам, — продолжил Сайгун. — Ведь если Турция получит F-35, это изменит баланс на Ближнем Востоке. Израиль утратит превосходство в воздухе. Для Америки и Запада есть два важных вопроса на Ближнем Востоке: безопасность Израиля и контроль над энергоресурсами».

Пусть Америка откажется от угроз

«На Ближнем Востоке нет дружественных Израилю стран, — отметил эксперт. — Они могут создать одну такую страну — независимое курдское государство. Но достаточно ли этого? Нет, нужно ликвидировать врагов». По словам Сайгуна, Америка должна понять законные потребности Турции в области безопасности и для улучшения ситуации отказаться от угроз в адрес Анкары.

Поставки завершаются

Директор Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) РФ Дмитрий Шугаев заявил, что первый этап поставок С-400 в Турцию завершится на этой неделе. Шугаев подчеркнул, что, несмотря на давление США, желающих купить С-400, не убавилось. «Мы очень благодарны турецким коллегам за их стойкость, — отметил Шугаев. — Контракт состоялся». Шугаев отметил, что С-400 — это лучшая система противовоздушной обороны, и выразил уверенность в том, что с Турцией будет осуществляться сотрудничество во многих других сферах, в частности в авиационной технике.

Источник — ИноСМИ

ВВС Турции нанесли удар по объектам террористов в Ираке

АА

Muhammed Ali Toruntay,Aynur Asgarlı   |

ВВС Турции нанесли удары по объектам террористов в районах Метина и Зап на севере Ирака. Об этом сообщает Министерство национальной обороны Турции.

В результате воздушной операции уничтожены огневые позиции, склады с оружием и укрытия боевиков.

Впервые террористы PKK заявили о себе в 1984 году. В последующие годы террористы РКК совершали кровавые теракты, чтобы дестабилизировать ситуацию и расколоть Турцию. США и Европейский союз внесли PKK в списки террористических организаций.

Террористическая организация PKK совершает вооруженные нападения на государственные структуры и граждан Турции.

Несмотря на попытки Анкары найти пути урегулирования создавшейся ситуации, террористическая организация PKK с июля 2015 года возобновила вооруженные нападения. С этого времени погибли около 500 мирных жителей и 800 сотрудников сил безопасности. В ходе операций сил безопасности уничтожено или арестовано более 10 тысяч террористов PKK.

В последние годы PKK стремится переложить ответственность за кровавые преступления в регионе на свои ответвления. В Сирии террористы PKK прикрываются названиями PYD и YPG, а в последние два года называют себя «Сирийскими демократическими силами». В Иране PKK действует как «Партия свободной жизни Курдистана» (PJAK). 

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%B2%D0%B2%D1%81-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%BD%D0%B0%D0%BD%D0%B5%D1%81%D0%BB%D0%B8-%D1%83%D0%B4%D0%B0%D1%80-%D0%BF%D0%BE-%D0%BE%D0%B1%D1%8A%D0%B5%D0%BA%D1%82%D0%B0%D0%BC-%D1%82%D0%B5%D1%80%D1%80%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B2-%D0%B2-%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BA%D0%B5-/1441999


На севере Ирака нейтрализована группа главарей РКК

Турецкая армия и разведка провели совместную антитеррористическую операцию на севере Ирака

https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/13820#!

Saut al-Iraq (Ирак): С-300 в Сирии

© РИА Новости, Евгений Епанчинцев

Доставка системы С-300 в Сирию после долгого ожидания со стороны сирийского государства у некоторых вызвала гнев. Автор иракского «Саут Аль-Айрак» утверждает, что сирийцы уже давно заплатили за С-300, а Россия руководствовалась лишь своими собственными интересами. Но главный вопрос — по-прежнему на повестке дня: сможет ли С-300 противостоять Израилю?

Махер Дия Мухиддин (Maher Dia Muheddin)

Доставка системы С-300 в Сирию после долгого ожидания со стороны сирийского государства вызвала гнев и возражения многих, что связано с временем принятия российского решения и реальными причинами. При этом известно, что сделка о поставке системы была заключена между двумя сторонами много лет назад, и сирийское руководство выплатило за неё нужную сумму, однако реализация откладывалась российской стороной из-за определённых соображений или с конкретной целью. Не стоит также забывать о давлении израильтян на Москву с тем, чтобы предотвратить поставку системы сирийцам в силу традиционно прочных отношений между двумя странами, которые, однако, претерпели изменения после инцидента со сбитым российским самолетом, что негативно сказалось на глубине двусторонних отношений.

Есть ряд вопросов относительно временного контекста поставки российской системы. Почему Москва не снабдила Сирию этой системой на прошлых этапах кризиса, несмотря на настоятельную необходимость противостоять регулярным нападениям на ее позиции и военные аэродромы со множества направлений? Будет ли этого достаточно, чтобы сдерживать и противостоять угрозам Сирии и ее союзникам в будущем, или же Россия, сделав такой шаг и поставив систему сирийцам, преследует определенные цели?

Продажа великими державами передового оружия другим странам — это предмет тщательных расчетов и следствие конкретных соображений. В первую очередь нужно отметить, что в заключении сделок с вооружением важную роль играет характер политических отношений, а также уровень сотрудничества и связей с другими великими державами, поскольку все прошлые уравнения ведущих государств в сирийском кризисе значительно изменились. С одной стороны, это касается эскалации конфликтов и обострения противоречий между ними по ряду общих проблем и других актуальных международных вопросов.

С другой стороны, важно, что Россия хочет сохранить свои достижения и успехи, достигнутые ею как на военной арене, так и за столом переговоров в международном сирийском конфликте. Она подверглась большому давлению, санкциям, принесла многие жертвы и увеличила масштаб проблем между Москвой, ЕС и американцами из-за прямого вмешательства в сирийский кризис, навязывания всем участникам своей повестки и достижения своих целей.

Так почему в прошлом Россия не решалась поставить в Сирию свою ракетную систему, несмотря на фактическую потребность в ней этого государства? Как мы сказали, существует ряд конкретных соображений у ведущих держав, в том числе у России, в отношении поставки такого сложного оружия, и текущие изменения и стратегические сдвиги в сирийском конфликте побудили Россию поставить в Сирию эту сложное вооружение именно сейчас. Самый сложный сирийский конфликт близок к своему завершению, и участники должны достигнуть всеобъемлющего урегулирования кризиса, которое бы удовлетворило все стороны, заключившие соглашения с Россией. Есть также несколько сторон, которые по всем известным причинам желают продлить кризис и сорвать эти договоренности, преследуя тем самым конкретные цели. Они, в частности, угрожают нанести воздушные удары под предлогом защиты граждан и применения химического оружия, в связи с чем наличие этой системы в настоящее время будет играть важную роль в решении проблемы на военном или политическом уровне в соответствии с интересами России в первую очередь.

Главный вопрос здесь заключается в том, станет ли это сдерживающим фактором для врагов Сирии, чтобы предотвратить повторение воздушных ударов в будущем и изменит ли это их позицию, подтолкнув к поиску необходимого решения, будь то с помощью оружия или диалога и переговоров. Важнее самого факта поставки вооружения здесь вопрос о том, что случится, если позже станет ясно, что Россия не имеет необходимых инструментов, чтобы противостоять ожидаемым нападениям на Сирию. Проблема заключается в том, что Израиль угрожает и обещает продолжить свои воздушные удары по сирийской территории под предлогом того, что возможности их авиации перевешивают возможности системы С-300. Какой будет ситуация для России, если мы навяжем дискуссию касательно того, сможет ли ее ракетная система сбить израильские или другие самолеты, и какой будет позиция и ответная реакция Москвы, если конфликт обострится? Россия и все другие участники кризиса могут потерпеть поражение, и ситуация в Сирии войдёт в новую фазу. Россия и ее союзники в последнее время склонны взвешивать возможность мирного, а не военного решения, поскольку вариант военного решения в настоящее время не включён в повестку дня, однако в последнее время ситуация немного изменилась в связи с инцидентом.

Можно прийти к выводу, что наличие данной системы в Сирии используется россиянами в качестве инструмента давления с целью достижения некоторых политических дивидендов и выгод на переговорах, и сценарий с использованием данной системы в случае необходимости является крайним вариантом действий. Однако, самое главное это то, что получив ракетную систему, Сирия может извлечь для себя выгоду в любое время, особенно в ближайшие годы, и в будущем она может получить ещё больше оружия и оборудования, пока на международной арене среди ведущих держав продолжается череда конфликтов.

https://inosmi.ru/politic/20181011/243431810.html

National Review (США): Новая стратегия США в Сирии помогает одержать верх над ИГИЛ

© U.S. Army / Sgt. Nicole Paese

Несмотря на то, что Трамп унаследовал сложный комплекс проблем в Сирии, американские эксперты по Ближнему Востоку самоуверенно заявляют, что у Соединенных Штатов еще есть реальная возможность изменить ситуацию в Сирии в свою пользу. Для этого просто нужна новая умелая команда дипломатов. При этом они сознательно и нагло принижают роль России, которая играет ведущую роль в урегулировании сирийского кризиса.

В ней сочетаются дипломатия, пропаганда и передовая военная доктрина.

Мэттью Бродски (Matthew Brodsky), Бассам Барабанди (Bassam Barabandi)

В то время как аспект гражданской войны в сирийском конфликте идет на спад, борьба великих держав за влияние здесь только усиливается. Создается впечатление, словно команда Трампа решила, что ее способность помогать разрешать первую проблему определяет исход последней.

С этой целью команда президента пытается выработать в Сирии подход, позволяющий обеспечить длительное поражение ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.), заморозить конфликт в любых регионах страны и возобновить мирный процесс в соответствии с резолюцией Совбеза ООН номер 2254.

Для достижения этих целей администрация полагается на комбинацию из общественной пропаганды и подковерной дипломатии, но, вероятно, важнее всего то, что они поддерживают ее с помощью передовой военной доктрины. Если последние события являются указанием на будущие результаты, у США может наконец возникнуть фундамент, на котором они смогут осуществлять свое строительство. И это плохие новости не только для России, но и для Ирана.

Первые результаты этого стратегического сдвига можно увидеть в северо-западной провинции Идлиб, которая является последним крупным оплотом повстанцев в Сирии и где проживают около 3,5 миллионов человек. Проблема Идлиба неизбежно вызывала трения в российско-иранском союзе с Турцией, у которой уже есть военные на этой территории и которая вкладывается в поддержание стабильности в регионе. Несмотря на это временное партнерство, президент Эрдоган выступает против передачи территории режиму Асада и его российским и иранским сторонникам, а также против того, чтобы позволить им без разбора бомбить население и морить его голодом, чтобы добиться его подчинения.

Но это не означает, что администрация Трампа легко найдет общий язык с несговорчивым президентом Турции. В конце концов в двусторонних отношениях между США и Турцией уже существует множество источников напряжения, и Эрдоган решительно выступает против союза США с курдами. Добавьте к этому тот факт, что президент России Владимир Путин усердно работал над тем, чтобы вывести Турцию из орбиты НАТО, и было очевидно, что достижение какого-либо положительного прогресса было далеко от цели.

Добавьте сюда вновь назначенного специального представителя Госдепартамента по взаимодействию с Сирией посла Джеймса Джеффри (James Jeffrey) и нового заместителя помощника госсекретаря по делам Ближнего Востока и специального посланника по Сирии Джоэла Рейберна (Joel Rayburn): оба отправились на Ближний Восток для консультаций с ключевыми союзниками и Турцией, прежде чем они смогли открыть свои офисы в Фогги-Боттом. Используя как рычаг отношения Америки с курдами и согласившись разобраться в длинном списке двусторонних вопросов с Эрдоганом на следующий день, Вашингтон сомкнул ряды в поддержку позиции Турции в Идлибе и записал на свой счет победу тихой американской дипломатии.

Конечно, даже успешной закулисной дипломатии с Турцией может быть недостаточно, чтобы убедить проасадовскую ось отказаться от запланированного наступления. Чтобы поддержать дипломатические усилия, США обратились к кампании по обмену сообщениями, строившейся на нескольких вершинах администрации, включая президента, советника по национальной безопасности Джона Болтона (John Bolton), посла США в ООН Никки Хейли (Nikki Haley) и посла Джеймса Джеффри (James Jeffrey). Они отказались от узкого понимания противодействия Америки использованию Асадом химического оружия в Идлибе, в пользу более сильной позиции, в рамках которой любая военная кампания, поддерживаемая режимом, рассматривается как значительная и безрассудная эскалация.

Эти действия поддерживались третьим элементом, который укрепляет эффективность «тихой» дипломатии и единообразной пропаганды и повышает доверие к ним. Это передовая военная доктрина и готовность при необходимости кинетически взаимодействовать со своими противниками. Весьма существенно, что она не ограничивалась недавними заявлениями о намерениях США остаться в Сирии, еще ее могли наблюдать собственными глазами те, кто больше всего нуждался в этом, а именно российские и иранские сторонники Асада.

Эти действия включали в себя укрепление позиций США на северо-востоке Сирии за счет как наступательных, так и оборонительных военных средств и проведение недельных учений совместно с союзниками Америки. На юге в рамках этих действий появился авианосец Эссекс, недавно прибывший в Аравийское море, на палубе которого было полно стелс-истребителей F-35B, — это первое развертывание США в ближневосточном регионе передового военного самолета-невидимки. «Наша основная миссия — кризисное реагирование», — пояснил полковник Чендлер Нелмс (Chandler Nelms), командир военного экспедиционного подразделения на борту Эссекса. Это означает, «быть в курсе происходящего и в абсолютной готовности ко всему, что нужно от нас командующему войсками на месте, пока мы здесь».

Комплексные меры администрации вынудили Асада и его российских и иранских партнеров отложить планировавшееся нападение и помогли не допустить того, что иначе вылилось бы, по словам генсека ООН Антониу Гутерреша (António Guterres), в «гуманитарный кошмар» и «кровопролитие». Иными словами, военная готовность Америки к кризису помогает предотвратить таковой, по крайней мере, на данном этапе.

Есть и другие преимущества нового подхода, укрепляющего позиции Америки. Вспомним план Путина по ослаблению позиций США на Ближнем Востоке. Лучший способ добиться этого — вывести американские войска из Сирии, что объясняет, почему российские и иранские силы снова готовятся к «пограничным операциям» и к «консолидации структур командования и управления в Восточной Сирии», как подробно описали в Институте изучения войны. Эти шаги и предупреждения призваны представлять угрозу и в конечном счете бросить вызов США и их местным союзникам.

Российский лидер понимает, что его место за столом политических переговоров определяется позицией его и его союзников на сирийском поле боя, и на данном этапе он считает, что будет лучше, если за стол с ним сядут только Асад и Иран.

У команды Трампа, однако, подготовлен другой план. При увеличении сирийской территории, находящейся под защитой Турции, с нынешних десяти до 30%, которые уже находятся под контролем США и сил союзников, почти половина земли Сирии останется за пределами влияния режима Асада. Как заявил посол Джеффри: «Асад руководит мертвым государством, где почти не осталось экономики, доступа к топливным и газовым ресурсам… и перспектив или надежд на восстановление, потому что США в рамках своей политики» работают с Европейским союзом и союзниками из стран Ближнего Востока, чтобы поддерживать эту изоляцию.

Проблемы Путина в Сирии — это не только проценты занимаемой территории и военное мастерство; он также проиграет и в мировой политике. Президент России рассчитывает на то, что его политический союз с Ираном и Турцией станет единым фронтом для международного сообщества, поскольку он формирует основу его Астанинского процесса, который, по его мнению, является ключом к закреплению его долгосрочных политических достижений. Конечно, это также балаганная попытка России, направленная на поддержание структуры власти в Сирии с Асадом во главе при сохранении позиции Путина в качестве главного арбитра Сирии. Но, укрепляя процесс под руководством ООН, который уже пользуется значительным одобрением среди союзников на Ближнем Востоке и в европейских государствах, администрация Трампа еще больше ослабляет влияние Путина на будущее Сирии.

Господин Трамп унаследовал сложный комплекс проблем в Сирии, где иранские и российские акции находились на подъеме, а американские силы — и их польза в качестве союзника — воспринимались негативно. Хорошей новостью является то, что с новой и способной командой, занимающейся сирийским вопросом, Соединенные Штаты, наконец, нашли правильное применение разнообразным рычагам, имеющимся в их распоряжении, и ведут за собой союзников, желающих разделить это бремя. Продолжая эффективно сочетать дипломатию, пропаганду и передовую военную доктрину, США могут обеспечить путь к сирийскому эндшпилю, что пойдет на пользу Америке и сирийскому народу.

https://inosmi.ru/politic/20181009/243418884.html

Мюнбич – основа «проекта» PKK в Сирии

Турецко-американские договоренности по сирийскому району Мюнбич нанесли серьезный удар по влиянию сирийского крыла террористической организации PKK в регионе.

Мюнбич имеет особое значение для YPG/PKK как ввиду своего стратегического расположения, так и в контексте экономических возможностей. Боевики YPG/PKK для укрепления своего влияния в этом районе Сирии прибегали к самым разным методам — от этнических чисток до принудительного рекрутирования молодежи.

Орудующие в иракском районе Кандиль отряды YPG, действуя по указке главарей PKK, пытались изменить этнический состав населения севера Сирии, вытесняя из региона и коренных жителей города Мюнбич, который находится в 40 километрах от турецкой границы.

По информации агентства «Анадолу», еще до начала конфликта Мюнбич считался крупным экономическим центром севера Сирии, через который проходили основные торговые пути из Ракки в Алеппо. Здесь же располагались ряд крупных промышленных предприятий и электростанция, обеспечивающая энергоснабжение близлежащих районов Сирии.

Мюнбич входит в небольшое число сирийских городов, которым многолетний вооруженный конфликт не нанес почти никакого ущерба. Именно поэтому сюда стекаются вынужденные переселенцы из других районов Сирии.

Если в 2011 году численность населения Мюнбича составляла 200 тысяч человек, то сегодня в этом городе и прилегающих населенных пунктах проживают до 600 тысяч сирийцев. 90 процентов численности населения Мюнбича составляют этнические арабы, а оставшиеся 10 процентов — курды, туркманы и черкесы.

Вскоре после начала акций протеста в Сирии в 2011 году Мюнбич перешел под контроль сирийской оппозиции. Город оставался под контролем противников Башара Асада с 17 июня 2012 до января 2014 года, когда в этот район Сирии вторглись отряды террористов ДЕАШ.

Террористы ДЕАШ орудовали в Мюнбиче до 12 августа 2016 года и были вынуждены отступить под натиском террористов YPG/PKK, заручившихся поддержкой США.

Отряды YPG/PKK вырыли вокруг Мюнбича окопы и рвы общей протяженностью 20 километров. Для сирийского крыла PKK было особенно важно, что в Мюнбиче расположено большое число промышленных предприятий, на которых можно ремонтировать военную технику.

Террористы казнили 25 мирных жителей Мюнбича, которые выступили против их действий.

Вскоре после захвата Мюнбича главари YPG/PKK объявили этот район Сирии «автономией». Кроме того, был создан Военный совет, чьи действия координируются главарями PKK.

В то же время США, обещавшие Анкаре вывод отрядов YPG/PKK из Мюнбича, впоследствии отказались от своих слов.

Благодаря дипломатическим усилиям Анкары Вашингтон был вынужден пойти на уступки и согласиться на план действий, предполагающий полный вывод террористов из Мюнбича.

Благодаря реализации совместного плана действий террористы будут зажаты между сирийским районом Мюнбич на западе и иракским районом Кандиль — на востоке.

Еще одним пунктом турецко-американского плана по Мюнбичу является возвращение оружия, переданного Пентагоном террористам. Все это в итоге ослабит позиции террористов.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%BC%D1%8E%D0%BD%D0%B1%D0%B8%D1%87-%D0%BE%D1%81%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B0-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B5%D0%BA%D1%82%D0%B0-pkk-%D0%B2-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8-/1179821

В Киркуке завершились акции протеста туркманов

В городе Киркук на севере Ирака завершились акции протеста этнических туркманов.

Акции с требованием пересчета вручную избирательных бюллетеней на парламентских выборах 12 мая продолжались в течении 28 дней.

Председатель Иракского туркманского фронта (ИТФ) Эшрета Салихи сообщил «Анадолу», что на фоне решения парламента Ирака о повторном подсчете голосов от провинции Киркук он обратился к соотечественникам с призывом о прекращении акций.

«Мы добились цели и донесли до властей недопустимость фальсификаций итогов голосования в Киркуке. Акции протеста продолжались несколько недель. Будем ждать результатов пересчета голосов. Туркманы верят в демократию», — сказал Салихи.

Сразу после оглашения результатов парламентских выборов в Ираке, туркманы обвинили Избирком Ирака в изменении результатов голосования от провинции Киркук в пользу кандидатов от курдских партий.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D0%B2-%D0%BA%D0%B8%D1%80%D0%BA%D1%83%D0%BA%D0%B5-%D0%B7%D0%B0%D0%B2%D0%B5%D1%80%D1%88%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D1%81%D1%8C-%D0%B0%D0%BA%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B0-%D1%82%D1%83%D1%80%D0%BA%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2/1170631

Могут ли сунниты-саудиты и шииты-иракцы вместе выступить против Ирана?

Последователям двух ветвей ислама Запад рекомендует примириться

Западная международная организация International Crisis Group (ICG) выступила на днях с докладом, посвященным налаживанию отношений между Саудовской Аравией и Ираком. В нем проанализированы различные направления, сделаны оценки и даны рекомендации. Мы же ограничимся только религиозной составляющей не самого простого диалога между Эр-Риядом и Багдадом.

Саудовская Аравия возобновляет отношения с Ираком после почти 25 лет разорванных связей, отмечается в докладе. Сближение началось в 2016 году, резко ускорилось в середине 2017 года и может получить новый импульс после иракских выборов в мае 2018 года. Эр-Рияд делает ставку на то, что, во-первых, для подавляющего большинства иракских шиитов их этническая идентичность (арабская) окажется выше конфессиональной. Во-вторых, есть расчет на то, чтобы повысить религиозную важность иракского Эн-Наджафа по отношению к иранскому Куму, где сосредоточены богословские школы и университеты исламской республики. Эн-Наджаф — это крупнейший на юге Ирака священный город мусульман-шиитов, место их паломничества к гробнице халифа и первого имама шиитов Али, двоюродного брата и зятя пророка Мухаммада. По количеству мусульманских паломников, посещающих это место, уступает лишь Мекке и Медине, расположенным в Саудовской Аравии. Но что более важно, «созерцательное» богословие Эн-Наджафа конкурирует с утвержденной в Иране после исламской революции доктриной вилаят аль-факих («государство просвещенных»), а ее «саудовские лидеры считают угрожающей».

Развивая эти две темы в Ираке, Эр-Рияд фактически будет раскалывать шиитское единство иракцев с иранцами, противопоставляя арабов персам, а также утверждать первенство Ирака в шиитском мире в противовес Ирану. Кстати, ИА REGNUM уже прогнозировало такое развитие событий, допуская перемещение главного шиитского центра из Ирана в Ирак, который при премьер-министре аль-Малики уже позиционировал себя в качестве защитника шиитов. А сейчас по итогам выборов решающую роль в формировании нового правительства может сыграть влиятельный шиитский проповедник Муктада ас-Садр, выходец из уважаемого шиитского рода, который носит титул «великого аятоллы» и считается убежденным сторонником исламской теократии, подобной той, что есть в Иране. Предполагается, что при его правлении Багдад способен начать отстраиваться от Тегерана, вступая с ним в конкуренцию за влияние в регионе.

В июле 2017 года ас-Садр посетил Саудовскую Аравию, где предложил саудовцам рассмотреть вопрос о совместных экономических проектах (иракцы рассчитывают, что соседи вложатся в восстановление разрушенных джихадистами городов), а также признает шиизм как законную доктрину среди других школ ислама. Он попросил Эр-Рияд открыть консульство в Эн-Наджафе, чтобы туда было легче ездить шиитским паломникам из Саудовской Аравии, равно как помочь иракским шиитам совершать хадж в саудовские Мекку и Медину. Время покажет, насколько инициативы ас-Садра, когда он был еще в оппозиции, будут соответствовать его политике в случае, если он будет занимать ведущие позиции во власти. Пока больший интерес здесь видится, скорее, для Эр-Рияда, которому хотелось бы сформировать пул арабского шиизма (нечто подобное, например, саудовцы пытались проделать в Ливане). Хотя у этого проекта есть не только плюсы, но и вызовы для королевства.

Аналитики ICG считают, что игра с иракскими шиитами согласуется с «внутренним приоритетом Саудовской Аравии по обузданию более нетерпимых и откровенно сектантских элементов внутри собственного суннитского духовенства». Напомним, что наследный принц Мохаммед бен Салман провозглашает проведение реформ, которые затрагивают и религиозную сферу. Наследник королевского дома, в частности, говорил о желании видеть в своей стране так называемый умеренный ислам. В этом контексте Эр-Рияд с прошлого года делает определенные жесты в сторону религиозного плюрализма. В королевстве побывал с визитом маронитский патриарх и католический кардинал Бешара Раи, недавно в саудовской столице неделю провел президент Папского совета по межрелигиозному диалогу кардинал Жан-Луи Торан. Помимо представителей Святого престола саудовские высокопоставленные лица встречались с еврейскими раввинами в Нью-Йорке и одним из лидеров шиитский общины королевства шейхом Хасаном аль-Саффаром.

Ряд наблюдателей считают в то же время, что пока это больше выглядит как игра на публику. Все-таки духовенство есть институт, который формирует привычки и устои народа, что является субстанцией консервативной, очень слабо подверженной изменениям. Время религиозное и время политическое текут с разной скоростью. Поэтому реформы, инициированные светскими властями, могут не найти поддержки у саудовских духовных лидеров, которые станут ретранслировать свое недовольство верующим. К тому же никуда не деться от геополитики. Если Эр-Рияд будет одной рукой поддерживать иракских шиитов, а другой отталкивать йеменских и иранских, как долго шиитский мир будет закрывать на такое глаза? Не исключено, что уже в нем самом это вызовет глубокие расколы. Ныне иракские шиитские священнослужители надеются встать над схваткой, дистанцируясь как от Саудовской Аравии, так и от Ирана. Но дрова на Ближнем Востоке сегодня в любом месте настолько сухие, что для пожара достаточно малой спички.

Станислав Стремидловский

Источник — REGNUM

На выборах в Ираке неожиданно победил только созданный блок шиитского богослова ас-Садра

Ирак выбрал национальное примирение

Правящий блок уступил лидерство на парламентских выборах

В Ираке вчера продолжался подсчет голосов, поданных в субботу на парламентских выборах — четвертых после свержения режима Саддама Хусейна в ходе операции США. Наибольшее количество голосов, по предварительной информации, получил оппозиционный блок «Ас-Сайрун» («Идущие вперед») во главе с шиитским богословом Муктадой ас-Садром. Успех господина ас-Садра, объединившего религиозные и светские партии в новую политическую силу, объясняется растущим в иракском обществе запросом на национальное примирение. Впрочем, сохранить единство страны будет непросто. По мнению опрошенных «Ъ» экспертов, эскалация конфликта вокруг Ирана грозит превратить соседний с ним Ирак в арену непримиримого противостояния между Тегераном и коалицией во главе с США.

Гонка с непредсказуемым финишем

Очередные парламентские выборы в Ираке, проходившие через 15 лет после завершения эпохи Саддама Хусейна, стали первым демократическим волеизъявлением в стране после официального провозглашения победы над контролировавшей значительную часть ее территории террористической группировкой «Исламское государство» (ИГ; запрещено в РФ). Предварительные итоги выборов опровергли первоначальные прогнозы, в которых фаворитом гонки назывался проправительственный блок «Коалиция Наср» («Коалиция победы») во главе с премьером Хайдером аль-Абади.

В течение всего вчерашнего дня картина электоральных предпочтений уточнялась. После первых сообщений о лидерстве блока премьера аль-Абади вперед вырвался оппозиционный блок «Ас-Сайрун» («Идущие вперед»), возглавляемый влиятельным шиитским богословом Муктадой ас-Садром. На второе место вышел еще один оппозиционный блок — «Аль-Фатх» («Победа») во главе с экс-министром транспорта Хади аль-Амири, объединяющий шиитские военизированные группировки. Претендовавший на победу блок премьера аль-Абади отошел на третье место.

Учитывая небольшой отрыв между тремя главными политическими силами, финишировавшими «ноздря в ноздрю», наиболее вероятным сценарием после выборов может стать формирование широкой коалиции и создание правительства национального единства. При этом решение вопроса о том, сможет ли Хайдер аль-Абади сохранить кресло премьера, будет зависеть от того, сумеет ли он договориться со своими главными конкурентами — Муктадой ас-Садром и Хади аль-Амири. Вчера господин аль-Абади заявил, что готов формировать правительство вместе с победившими на выборах избирательными блоками.

«Несмотря на невысокую явку, составившую около 45%, и другие издержки, очередные парламентские выборы в Ираке прошли без значительных нарушений и стали примером реальной конкуренции с непредсказуемыми результатами, что для арабского мира остается редкостью,- заявил «Ъ» руководитель научных исследований Института диалога цивилизаций Алексей Малашенко.- Таким образом, через 15 лет после свержения Саддама Хусейна Ирак может считаться страной самых демократичных выборов на Ближнем Востоке. В этом состоит главный политический итог ее развития за последние полтора десятилетия».

«Рука США» против «руки Ирана»

По словам опрошенных «Ъ» экспертов, успех блока шиитского проповедника Муктады ас-Садра, сумевшего объединить религиозные и светские партии в новую политическую силу, объясняется растущим в иракском обществе запросом на национальное примирение.

Впрочем, сохранить единство страны после многих лет глубокого национального и религиозного раскола будет по-прежнему непросто, учитывая, что после начала военной операции США в Ираке страна остается ареной противоборства двух давних непримиримых антагонистов — Соединенных Штатов и Ирана. Более того, происходящая на фоне иракских выборов эскалация международного конфликта вокруг соседнего Ирана, связанная с выходом США из ядерного соглашения с Тегераном, грозит сделать это противостояние еще более непримиримым.

«Тот факт, что тройку победителей составили блоки Муктады ас-Садра, Хади аль-Амири и Хайдера аль-Абади, означает, что Ирак останется полем американо-иранского противостояния при участии Саудовской Аравии — стратегического противника Тегерана и ключевого союзника США в Персидском заливе. Это противостояние будет продолжаться вне зависимости от приписываемой каждому из трех шиитских политиков проамериканской и просаудовской либо проиранской позиции»,- пояснил «Ъ» профессор РГГУ Григорий Косач.

Эксперты напоминают, что антиамериканизм Муктады ас-Садра первых лет после свержения Саддама Хусейна вовсе не помешал ему в итоге дистанцироваться и от Тегерана. Так, осенью прошлого года шиитский богослов нанес знаковый визит в Саудовскую Аравию, в ходе которого сообщил, что его «народная дипломатия» не устраивает Иран.

В свою очередь, несмотря на тесные контакты с иранским генералом Касемом Сулеймани, экс-министр транспорта Хади аль-Амири предпочитает называть себя «иракским патриотом», отвергая представления о себе как о протеже Ирана.

И наконец, осуществленный при опоре на США разгром группировки «Исламское государство» в период правления Хайдера аль-Абади, как и его визиты в Эр-Рияд, способствовавшие росту двустороннего инвестиционно-экономического сотрудничества, не означали разрыва с Тегераном. «Лавирование между ведущими внешними силами останется константой иракской политики»,- резюмирует Григорий Косач.

Собеседники «Ъ» расходятся во мнении по поводу того, станет ли достигнутая при американском участии в Ираке победа над ИГ дополнительным козырем США в борьбе за влияние на ведущих иракских политиков. «Возвращение американских сил в Ирак, произошедшее в ходе борьбы с «Исламским государством», будет означать, что после этих выборов США будут иметь большее влияние, чем после выборов 2014 года»,- заявил «Ъ» директор программы политических исследований базирующегося в Дохе Institute for Graduate Studies Марван Кобалан. Между тем базирующийся в Каире главный редактор регионального сайта Arab Digest Хью Майлз отметил: «В условиях оказываемого на него усиливающегося внешнего давления Иран попытается использовать свое влияние на шиитские вооруженные формирования в Ираке. Цель Тегерана — попытаться выдавить американцев не только из Ирака, но и из Восточной Сирии».

Сергей Строкань

15.05.2018

Источник — kommersant.ru

Эрдоган и Меркель обсудили Сирию и связи Турции с ЕС

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в телефонном разговоре с канцлером Германии Ангелой Меркель обсудил ситуацию в Сирии.

Как сообщили в администрации главы Турецкого государства, в ходе телефонного разговора, состоявшегося накануне вечером, состоялся обмен мнениями по ходу операции «Оливковая ветвь» на северо-западе Сирии.

Лидеры двух стран сошлись во мнении о необходимости продолжения диалога во имя укрепления взаимовыгодного сотрудничества. Отмечена значимость совместных шагов по противодействию незаконной миграции и терроризму.

Собеседники выразили надежду на продуктивность намеченной на 26 марта в Варне встречи лидеров стран ЕС.

Эрдоган поздравил Меркель с переизбранием на пост канцлера Германии.

https://aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D1%8D%D1%80%D0%B4%D0%BE%D0%B3%D0%B0%D0%BD-%D0%B8-%D0%BC%D0%B5%D1%80%D0%BA%D0%B5%D0%BB%D1%8C-%D0%BE%D0%B1%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B8%D0%BB%D0%B8-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D1%8E-%D0%B8-%D1%81%D0%B2%D1%8F%D0%B7%D0%B8-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D1%81-%D0%B5%D1%81/1090319

Влияние Ирана в Ираке все более усиливается

В мае в Ираке должны пройти парламентские выборы. Участие в них примет, по меньшей мере, 28 партий, связанных с вооруженными формированиями, которые воевали против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Из-за тесных связей многих из этих партий и вооруженных формирований, которые они представляют, с Ираном, велика вероятность еще большего закрепления позиций Тегерана в Багдаде, пишет Исаак Кфир в статье для австралийского издания «The Strategist». Автор указывает на то, что большая часть этих вооруженных формирований была образована после захвата «Исламским государством» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) города Мосула. Тогда великий аятолла Али аль-Систани, самый влиятельный священнослужитель шиитов Ирака, выступил с фетвой, объявив борьбу с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) «священной защитой», а тех, кто в ходе нее погибнет, — мучениками.

За объявлением фетвы последовало образования «Хашд-аль-Шааби» — Сил народной мобилизации (СНМ), — в ряды которых встали около 60 тыс. человек, образовавших около 60 подразделений. Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи руководит, по меньшей мере, 44 из этих 60 шиитских формирований. Остальные же находятся в ведении аль-Систани или аффилированы с радикальным лидером иракских шиитов Муктадой ас-Садром. Эти бойцы сыграли центральную роль в противостоянии с ИГИЛ  в городах Фалуджа, Рамади и Байджи. В Ираке многие уверены в том, что именно СНМ спасли Багдад от «Исламского государства».

Для понимания того, почему Иран стремится получить в Ираке сговорчивое правительство, необходимо вспомнить два ключевых события, которые произошли после Исламской революции в 1979 году и которые определили стратегию национальной безопасности исламской республики. Во-первых, правительство США попыталось освободить 53 дипломата, взятых в заложники в ноябре 1979 года после захвата иранскими студентами посольства США в Тегеране. В апреле 1980 года на фоне дипломатических переговоров об их освобождении Вашингтон направил в страну военных.* Попытка освободить заложников таким образом провалилась, а Иран смог убедиться в вероломстве США. Во-вторых, в течение нескольких месяцев после революции иракский лидер Саддам Хусейн начал широкомасштабное наступление на Иран. В ходе восьмилетнего конфликта погибло от 300 тыс. до 1 млн. граждан Исламской республики.

Все эти события вселили в правящий в Иране класс, большая часть представителей которого еще застала эту войну, убежденность, что республика находится под постоянной угрозой. Одной из стратегий обеспечения собственной безопасности было создание и поддержка подконтрольных Тегерану сил, таких как шиитская «Хезболла» в Ливане, «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Афганистане** и шиитские формирования в Ираке и Йемене. Эти образования продвигают национальные интересы Тегерана, противостоя врагам Ирана, будь то Израиль, США или Саудовская Аравия.

После свержения режима Хусейна, установление в стране проамериканской администрации было для Тегерана неприемлемым. Иран боится оказаться в окружении США. У него уже 920-километровая граница с Афганистаном и 960-километровая с Пакистаном, которые являются союзниками США. Теперь Тегеран стремится к созданию проиранского правительства в Багдаде, что обезопасит западную границу страны, позволит оказывать влияние на стоимость нефти — Ирак располагает пятыми по объему доказанными запасами нефти — и даст возможность Исламской республике продолжать бросать вызов Саудовской Аравии в регионе.

Растущее влияние Ирана в Ираке стало очевидным в 2008 году, когда тогдашний глава объединённого центрального командования ВС США Дэвид Петреус получил сообщение от командующего элитными частями «Кудс» Касема Сулеймани. «Генерал Петреус, вы должны знать, что я, Касем Сулеймани, контролирую политику Ирана в отношении Ирака, Ливана, Газы и Афганистана. Более того, посол в Багдаде — член «Кудс». Человек, который его заменит, будет также членом «Кудс», — отметил иранский военный. Это сообщение демонстрирует решительность Сулеймани и Ирана в том, что касается Ирака. Оно также иллюстрирует то, почему бывший советник по национальной безопасности Ирака Муваффак аль-Рубаи указал на то, что в Ираке ничего не делается без одобрения Сулеймани.

После парламентских выборов 2010 года, когда премьер-министр страны Нури аль-Малики натолкнулся на ряд препятствий в формировании правительства, группа иракских парламентариев отправилась в иранский город Кум для празднования Ид-аль-Фитр. Они встретились с Сулеймани, который затем убедил Муктаду ас-Садра поддержать аль-Малики. В обмен на это аль-Малики согласился предпринять шаги в сторону устранения американских сил из Ирака.

Через семь лет влияние Ирана на территории Ирака по-прежнему очевидно. С появлением и уничтожением ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) у Ирана появляется еще одна возможность сформировать политический курс Ирака, что неизбежно вызовет беспокойство его соседей, прежде всего Саудовской Аравии, которые решительным образом настроены остановить усиление влияния Ирана в регионе.

Максим Исаев

Источник: https://regnum.ru/news/polit/2388012.html

Примечания редакции IRAN.RU:

* Автор имеет в виду операцию «Орлиный коготь» («Eagle Claw»), которая была проведена 24 апреля 1980 года спецподразделениями Вооружённых сил США на территории Ирана с целью вызволения 53 заложников из посольства США в Тегеране. Однако операция закончилась полным фиаско. Провал операции произошел, в основном, из-за непрофессионализма американских военных и спецназовцев, пыльных бурь и поломок техники.

** Автор явно заблуждается насчет того, что движение «Талибан» было создано и контролируется Ираном. Эта радикальная организация является суннитской и по этой причине с шиитским Ираном не может иметь ничего общего. Для суннитов, шииты — это вероотступники и сектанты, которые приравнены к остальным «неверным». Террористы из «Талибана» не раз устраивали провокации на границе с Ираном и вступали в боевое столкновение с силами безопасности Исламской Республики.

Руководство Ирана многократно заявляло о своей непричастности к созданию и руководству «Талибаном», чего оно никогда не делало в отношении остальных движений, перечисленных в списке автора статьи в «The Strategist».

Ряд политических и военных деятелей Запада не раз уличали спецслужбы США в создании «Талибана» и его ответвления «Аль-Каиды», в, частности, бывший парламентский статс-секретарь министерства обороны ФРГ Андреас фон Бюлов.

Кроме того, в финансировании и политической поддержке «Талибана» многократно были замечены Саудовская Аравия и ОАЭ — основные геополитические противники Ирана в регионе Персидского залива, что исключает какое-либо даже гипотетическое отношение Ирана к созданию «Талибана». Иначе, если поверить автору, то получается, что враг Ирана в регионе — Саудовская Аравия — поддерживает проиранское военное формирование, что является абсурдом.

http://www.iran.ru/news/analytics/108818/Vliyanie_Irana_v_Irake_vse_bolee_usilivaetsya

 

Нет ни одной курдской партии, включая РПК, ни одного племенного союза, которые не имели бы связей с американцами и не были бы к ним лояльны.

Создание так называемого «Иракского Курдистана», который нависнет над территорией, контролируемой Багдадом, может разрушить далеко идущие иранские планы.

Референдум о независимости «Иракского Курдистана» назначен на 25 сентября 2017 года. О том, чего ждать от данной ситуации Ближнему Востоку, Sputnik Азербайджан расспросил главного эксперта Американо-азербайджанского фонда содействия прогрессу Алексея Синицына.

— Чем вызвано это решение иракских курдов, на поспешность которого обращают внимание многие эксперты?

— Проведение референдума – это эпизод практической реализации американского плана по кардинальному переформатированию всего Большого Ближнего Востока. Ее началом можно считать афганскую и иракскую военную кампании, которые развернул еще президент Буш-младший.

Но тогда у американцев все как-то не задалось, военные победы обернулись рождением запрещенной радикальной террористической организации «Исламское государство» (ИГ) и других террористических организаций, хаосом «арабской весны», интернационализацией ближневосточных конфликтов. Теперь же администрация Трампа будет пытаться склеить новые государства из разбитой ими посуды в арабской политической лавке. В нашем случае — «Независимый Курдистан». А некоторая поспешность объясняется тем, что сейчас Иран получил (по крайней мере, так думают в Тегеране) уникальную возможность осуществить свой проект создания «Шиитского полумесяца». Этот термин король Иордании Абдалла II ввел в оборот еще в 2004 году, и сейчас под ним понимают политический, идейный, военный, логистический коридор по линии Иран, Ирак, Сирия, Ливан. Иранцы чувствуют себя вполне комфортно в Ираке, а с разгромом ИГ они стремятся взять под контроль арабскую зону сирийско-иракской границы. Именно с этой целью иранский Корпус стражей исламской революции (КСИР) нанес удар баллистическими ракетами по террористам, блокирующим сирийский Дейр-эз-Зор.

Сейчас на границу со стороны Ирака вышла бригада афганских шиитов «Фатемийун». А это, как утверждают патронирующие афганцев офицеры КСИР, 20 тысяч бойцов. Не самые отважные и умелые, но Тегерану преданные. Проасадовские шиитские отряды милиции тоже рвутся к сирийско-иракской границе со стороны Пальмиры и на юго-восточном направлении. Именно по их боевым порядкам наносят удары самолеты проамериканской коалиции. Это ползучее наступление отдельных шиитских отрядов на сирийской территории американцы остановить бомбардировками не могут. Проводить же против них наземную операцию, используя свою арабскую «повстанческую» креатуру, не рискуют. Но вот создание так называемого «Иракского Курдистана», который нависнет над территорией, контролируемой Багдадом, все далеко идущие иранские планы гарантировано разрушит. Тем более, если вслед за иракскими курдами о своей независимости объявят и их сирийские соплеменники, которые контролируют большую часть сирийско-турецкой и северо-восточную зону сирийско-иракской границы.

— Но США должны понимать, что курдский сепаратизм пышным цветом расцветет не только в Сирии и Иране, но и в Турции, одном из самых сильных в военном отношении государств НАТО. Разве не этого так опасаются турецкие власти?

— Конечно, расцветет, хотя и в этом контексте мы сталкиваемся с удивительным парадоксом. В курдском сообществе наиболее убежденным противником независимости так называемого «Иракского Курдистана» является признанная террористической и в Азербайджане Рабочая партия Курдистана, злейший враг Турции.

Ее лидеры одержимы идеями местного самоуправления, мощной коммунальной власти, опирающейся на собрания жителей (прямая демократия) всего Ближнего Востока. Узнаете «старый, добрый» анархизм в формате идей «самоуправления независимых коммун» Михаила Бакунина до «коммунализма» американского радикала Мюррея Букчина? Реализовать эти наивные теории на ближневосточном пространстве абсолютно невозможно. Поэтому рано или поздно курдский национализм окончательно овладеет умами членов РПК, и они перейдут в ряды поборников «Независимого Курдистана», захватывающего земли Ирана, Ирака, Сирии и Турции. Сейчас без всякого энтузиазма к идее референдума о независимости относятся курдская партия Горран и Патриотический союз Курдистана, имеющие весьма тесные связи с Ираном. Но с ними, как говорится, «работают» и думаю, они рано или поздно поддержат инициативу Масуда Барзани.

— Вы считаете, что США окончательно поставили на курдов?

— Никакого единства взглядов по Ближнему Востоку не существует не только в американском истеблишменте, но и в самой администрации Трампа.

Недавно издание Foreign Policy сообщило о столкновении позиций директора Совета национальной безопасности Белого дома по разведке Эзра Коэн-Ватника и советника СНБ по Ближнему Востоку Дерека Харви, которые хотят, чтобы США перешли в наступление на юге Сирии, с министром обороны США Джеймсом Мэттисом, несколько раз отклонившим их предложение. Но по курдской проблематике они солидарны – курды являются самым надежным американским союзником на Ближнем Востоке. На днях США утвердили кредит иракскому правительству, из которого 200 миллионов долларов будут напрямую предоставлены министерству пешмерга (вооруженным силам) «Регионального правительства Курдистана».

«Кредит» — это только эвфемизм безвозмездных поставок американской техники и вооружений. Причем, далеко не первый. И вот что интересно, между курдами нет никакого единства – слишком много племенных, религиозных, политических противоречий. Но не существует ни одной курдской партии, включая РПК, ни одного племенного союза, которые не имели бы связей с американцами и не были бы к ним лояльны.

— Если референдум состоится и его результаты уже предопределены, то какие государства могут признать так называемый «Иракский Курдистан»? В СМИ проскользнула информация, что среди них может быть даже Россия.

— Это частное мнение лишь небольшой группы политологов, которое наиболее откровенно выражает доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ Геворг Мирзаян. Его аргументация, извините, никакой критики не выдерживает – мол, Москва готовится признать независимость «Курдистана», поэтому Роснефти разрешили проводить какие-то сделки с иракскими курдами. Но не только Роснефть имеет свои интересы в «Иракском Курдистане», там давно работают и американские ExxonMobil и Chevron и даже турецкая Genel Energy. Это что значит? Турки признают независимость Эрбиля от Багдада? Позиция Москвы давно определена – Россия категорически выступает против раздела как Сирии, так и Ирака.

Скажу больше, любые итоги подобного референдума вовсе не означают, что независимость «Иракского Курдистана» признают сами США, а вслед за ними Израиль, саудиты и другие. Сейчас почему-то не говорят о том, что подобный референдум уже проводился 12 лет назад, 98% жителей «Курдистана» проголосовали за независимость, но о нем американцы благополучно забыли, увлекшись концепцией «Нового Ближнего Востока», которая уже не подразумевала полную перекройку ближневосточных государств. Сегодня ситуация в Сирии и Ираке меняется с калейдоскопической быстротой – те же поддерживаемые США курдские формирования «Союза демократических сил» забуксовали при штурме столицы «Халифата» сирийской Ракки, а потенциально мощным сирийским игроком становится «Новая сирийская армия», которую США тренируют в районе иорданской границы. К тому же все ощутимее назревает шиитско-суннитское противостояние, главными фигурантами которого должны стать Иран и Саудовская Аравия. Так что, до «курдской независимости» могут руки и не дойти. Но она останется тем «чеховским ружьем», которое может выстрелить в последнем акте. Только каким он будет и когда настанет, предугадать невозможно.

Читать далее: https://ru.sputnik.az/world/20170620/410794440/aleksej-sinicyn-kurdskaja-nezavisimost-ostanetsja-chehovskim-ruzhem.html