Иордания — ключевой элемент в энергобалансе Израиля

Иордания — единственная страна региона, которая может негативно отреагировать на кровопролитие на границе Газы и Израиля, приняв против Тель-Авива эффективные экономические меры. Об этом сказал агентству «Анадолу» Сохбет Карбуз, директор по углеводородному сырью в Observatoire Mediterranee de l’Energie (OME), региональной ассоциации, объединяющей энергетические компании из стран Средиземноморья.

«Иордания — важнейший энергетический партнер Израиля. Если после трагических событий на границе Газы и Израиля Иордания аннулирует соглашение о закупке израильского газа, то Тель-Авиву будет некому продавать свой газ. Таким образом, Израилю будет нанесен большой ущерб в сфере энергетики», — сказал Карбуз.

Эксперт оценил влияние последствий событий на границе Газы и Израиля на отношения Тель-Авива со странами региона в сфере энергетики.

По его словам, Израиль наладил эффективные отношения в сфере энергетики с Египтом, Иорданией, Грецией, греческой общиной Кипра и Индией, и эти страны могут выразить протест против кровопролития в Газе только дипломатическим путем.

«Израиль вложил крупные инвестиции в добычу газа из месторождений в Средиземном море, но при этом испытывает трудности с поиском покупателя. К примеру, до сих пор продолжаются переговоры с Египтом. Президент Египта Абдельфаттах ас-Сиси из-за событий в Газе придерживается на переговорах уже отстраненного, но все же прагматичного подхода», — сказал Карбуз.
По его словам, Греция и греческая община Кипра и так всегда поддерживали палестинцев.

«На сегодняшний день Тель-Авив сотрудничает с греческой общиной Кипра в вопросе строительства трубопровода для поставок израильского газа в Европу. Экономические отношения перевешивают, поэтому эти страны могут выразить протест против кровопролития в Газе только дипломатическим путем. В то же время, насколько известно, после визита в Израиль премьер-министра Индии Нарендры Моди консорциум в составе индийских компаний получил лицензию на разведку природного газа в эксклюзивной экономической зоне Израиля в Средиземном море. Таким образом, и Индия после таких инвестиций уже не станет громко реагировать на кровопролитие, учиненное Израилем», — считает Карбуз.

Эксперт при этом отметил значимость Иордании как единственной страны, которая может использовать подписанное в 2016 году соглашение в сфере энергетики, чтобы «наказать» Израиль. «Соглашение до сих пор не реализовано из-за реакции иорданской общественности, которая требует у властей отказаться от закупки газа у «вражеской страны». Если Иордания аннулирует соглашение, то компаниям-разработчикам газового месторождения «Левиафан» придется нелегко. Поэтому Иордания для них — важнейший рынок для получения прибыли. Только поэтому компании рискнули вложить многомиллиардные инвестиции в разработку месторождения», — сказал Карбуз.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D0%B8%D0%BE%D1%80%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%BA%D0%BB%D1%8E%D1%87%D0%B5%D0%B2%D0%BE%D0%B9-%D1%8D%D0%BB%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%82-%D0%B2-%D1%8D%D0%BD%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%BE%D0%B1%D0%B0%D0%BB%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%B5-%D0%B8%D0%B7%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%BB%D1%8F-/1148833

Надежды Обамы на Ближнем Востоке

В ходе турне Барака Обамы по Ближнему Востоку он посетил Израиль, Палестину и Иорданию. Первоначально в Белом доме связывали с этим визитом в район многих региональных конфликтов определенные надежды на прорыв в палестино-израильском урегулировании и готовились к тройному или даже четверному саммиту, с подключением иорданского короля Абдаллы II. Однако в ходе подготовки выяснилось, что ничего нового и приемлемого для обеих сторон Вашингтон предложить не в состоянии.

В Тель-Авиве у комментаторов не было никаких ожиданий от переговоров. В Рамалле палестинцы были довольны самим фактом прибытия президента США, что позволило им публично продемонстрировать атрибуты государственности, но к содержательной части его пребывания отнеслись сдержанно. «Главная цель визита — обеспечение безопасности Израиля, укрепление американо-израильских отношений и демонстрация того, что США сюда вернулись», — прокомментировала визит Обамы высокопоставленный представитель ООП Ханан Ашрауи. (1) По вынесенным на первый план вопросам положения в Сирии и Иране стороны также не сказали ничего нового.

Больше результатов американцам принесли те части поездки, которые не имели прямого отношения к ближневосточному урегулированию, например посредничество в примирении Израиля и Турции. В этом, как и в некоторых других аспектах визита, Б. Обама в очередной раз продемонстрировал свою приверженность стратегии «мягкой», или «умной», силы.

Особенно ярко это проявилось в выстроенной по всем канонам данной стратегии речи президента США 21 марта перед студентами израильских высших учебных заведений в главном зале Иерусалима – «Палате Наций». Эксперты уже сравнивают ее с выступлением Обамы перед египетскими студентами в исламском университете Каира как одном из идеологических центров «арабской весны». В Иерусалиме, откровенно льстя израильтянам и играя на их честолюбии, президент США фактически настраивал студенческую молодежь на проявление несогласия с руководством еврейского государства.

По словам Обамы, «Израиль стал не только лидером в научно-технической отрасли, но также превратился в образцовую демократию с политическими партиями, реальной свободой слова и печати, крепким средним классом и настоящим гражданским обществом, и все это несмотря на непростую историю, в которой были войны и террор». Он подчеркнул, что «США разделяют с Израилем основные ценности, свободу и демократию, и на этом основаны тесные отношения двух стран». (2) Подтверждением этого Б. Обама к восторгу собравшихся назвал выкрики затесавшегося в зале арабского студента из Хайфы, оценив их как «пример свободных дебатов». Того, что другого участника этих дебатов тут же грубо выволокли из зала охранники, он словно и не заметил.

Призывая израильтян к примирению с палестинцами, Барак Обама говорил, однако, не столько о том, что и они имеют право на «свободу и демократию», сколько о невозможности для Израиля удерживать до бесконечности занятые территории. Мир, по его словам, — это единственный способ обеспечить настоящую безопасность Израиля, а также гарантировать сохранение израильской демократии «с учетом демографической ситуации к западу от реки Иордан», а также подъема религиозных партий в арабском мире вследствие происходящих там революций. «Вы достаточно сильны для того, чтобы заключить мир с палестинцами, дать им независимое государство – таким образом, вы сами не утратите свою национальную идентичность, характер своей страны. Мы с вами. Вы не одни».

Основной посыл этого выступления эксперты усматривают в заявлении Обамы о том, что «ни в одной стране мира политики не пойдут на риск, если их не подтолкнет к этому народ». Президент США напрямую призвал израильских граждан «толкать свое политическое руководство к мирному процессу».

Ведущая газета Израиля «Маарив» оценила речь Обамы как содержащую внятное послание по адресу Нетаньяху и новых израильских лидеров. «Он больше на них не рассчитывает». (3) Иными словами, вместо того, чтобы прямо потребовать от руководителей Израиля придерживаться давно известных международных положений по решению палестинского вопроса, президент США запустил против них интригу. Оправдаются ли его расчеты? Сомнительно. Популярность Обамы в израильском обществе исключительно низка. В русскоязычной части израильского общества за президентом США, например, прочно закрепилось прозвище «Хусейныч». Согласно одному из недавних опросов, только 10% израильтян положительно оценивают американского президента. (4) Израильских политиков такими методами вряд ли проймешь. Свой курс они менять не намерены, а на попытки дестабилизировать ситуацию в израильском обществе и сами могут ответить такими сюрпризами по адресу Б. Обамы, которые вряд ли придутся ему по вкусу.

Вашингтон при желании довольно быстро мог бы решить проблему ближневосточного урегулирования. Так, бывший посол Израиля в Германии Ави Примор в интервью Tageszeitung, например, отметил: «Мы полностью зависим от Америки. Без Америки ООН уже давно ввела бы против Израиля санкции. Без Америки Палестина была бы уже членом ООН. Без США наши вооруженные силы были бы слабее, потому что наша техника, самое современное вооружение, поступает исключительно из Америки, причем бесплатно. Если президент США хотел бы что-нибудь сделать, у него в распоряжении были бы все необходимые средства давления». (5)

Однако применять эти средства Барак Обама не собирается. Все громогласные призывы президента США к справедливому урегулированию на Ближнем Востоке остаются пустым сотрясением воздуха. В реальности для укрепления Израиля Обама делает больше, чем его предшественники. При нем, в частности, поставки в Израиль боевых самолетов пятого поколения F-35 были утверждены даже раньше, чем в страны-члены НАТО. Американцы финансируют создание израильских противоракетных систем «Хец» и «Железный купол». Во время последнего обострения ситуации вокруг сектора Газа деньги на дополнительную батарею были выделены по личному распоряжению Обамы. На «Железный купол» в текущем году будет потрачено еще 200 миллионов долларов из американского бюджета. В рамках нового договора США и Израиля о военной помощи с 2018 по 2027 год Вашингтон предоставит своему партнеру 40 миллиардов долларов… Это соглашение вступит в силу сразу после окончания действующего, в рамках которого США ежегодно перечисляют Израилю три миллиарда долларов (30 миллиардов долларов за десять лет). При этом истинные размеры американской военной помощи Израилю не известны, поскольку объемы финансирования, оказания услуг и поставки военной техники раскрываются только для программ FMF и DCS (прямые продажи вооружений). Финансирование, в том числе на военные цели, предоставляется Израилю и через программы помощи Государственного департамента США. (6)

Предполагается, что более неприятную миссию обсуждения с израильтянами конкретного мирного плана, от чего Б. Обама просто уклонился, чтобы не выглядеть «давителем Израиля», возьмет на себя новый госсекретарь США Джон Керри, собирающийся совершить собственное турне по Ближнему Востоку.

Визит Б. Обамы в Иорданию определялся не только важным местом этой страны в процессе ближневосточного урегулирования, но и все больше ощущаемым этим близким региональным союзником Вашингтона «дыханием арабской весны». Из-за тяжелого социально-экономического положения в Иордании (при бюджете в 9,7 млрд. долл. его дефицит достигает 3 млрд. долл.) к традиционным противникам иорданского короля Абдаллы II из числа «Братьев-мусульман» в последнее время добавились и представители ранее безоговорочно его поддерживавших племен. Американцы не только подкрепляют иорданский королевский режим финансовой помощью в размере 1 млрд. долл. в год, но и направляют сюда «десятки спецназовцев для обучения королевской охраны». (7) Абдалла II уже не доверяет своим «верным черкесам». Глава Белого дома пообещал не оставлять короля своими заботами и в дальнейшем.

Самое интересное, однако, произошло в самом конце, когда Биньямин Нетаньяху по инициативе и в присутствии (чтобы не обманул?) президента Барака Обамы побеседовал по телефону с главой турецкого правительства Реджепом Эрдоганом, которому принес извинения за трагический инцидент с «флотилией свободы». Напомним, что судно «Меви Мармара», находившееся в составе так называемой «флотилии свободы», направлялось на прорыв блокады сектора Газы. После того, как капитан судна отказался подчиниться требованию израильских властей изменить курс, был предпринят штурм, в ходе которого погибли девять турецких граждан, находившихся на борту «Меви Мармара». По информации пресс-службы израильского премьера, стороны договорились о нормализации двухсторонних отношений и возвращении послов. (8) Ранее Израиль категорически отказывался принести извинения за этот инцидент, на чем не менее категорически настаивало турецкое руководство.

Турецко-израильское примирение, по мнению многих экспертов, знаменует собой серьезные изменения во внешней политике Анкары и вносит новый элемент в региональную геополитику. Считалось, что Израиль является более заинтересованной в примирении стороной, но в последнее время свои расчеты на это появились и у Турции, вооруженные силы которой сильно зависят от израильских военных технологий и запчастей. Кроме того, из-за боевых действий в Сирии значительный турецкий экспорт в страны Персидского залива перенаправлен в израильские порты Хайфа и Ашдод (далее в Иорданию), где до сих пор не встречал благоприятного режима. Турок также интересует перспектива организации через их территорию поставок газа в Европу с недавно открытых крупных месторождений на шельфе Израиля. (9)

Оправдывая неожиданный поворот в политике своего руководства, Анкарский стратегический институт (Ankara Strateji Enstitüsü) пишет, что «страны, стремящиеся стать региональной силой, желают использовать все возникающие перед ними возможности, не обращая внимания на то, кем они предоставлены. Это политическая необходимость. Дешевые теории заговора и антиамериканизм могут иметь успех в общественном мнении, но мы должны рассматривать события внутренней и внешней политики с точки зрения национальных интересов нашей страны. Принесенные Израилем извинения привели к психологическому перевесу Турции в регионе. Как в общественном мнении арабского мира, так и в глазах Израиля значение Турции существенно возросло». (10).

Нынешнее руководство Турции все больше поддается настойчивым убеждениям Вашингтона в том, что туркам принадлежит особая роль в регионе. В Анкаре, видимо, начинают верить, что при содействии США Турция сможет осуществить свою вековую мечту о воссоздании Османской империи на новых основах в рамках стратегии «больших пространств». Только надо иметь в виду, что на этом пути может быть утрачена значительная часть нынешнего международного авторитета Турции и во имя чужих интересов израсходованы впустую национальные ресурсы.

(1) cursorinfo.co.il/news/pressa/2013/03/20/gaarec-zachem-obama-priehal-v-izrail-/
(2) newsru.co.il/israel/21mar2013/obama8004.html
(3) cursorinfo.co.il/news/pressa/2013/03/24/maariv-pochemu-obama-ne-verit-izrailskim-i-palestinskim-lideram/
(4) bbc.co.uk
(5) taz.de/US-Praesident-im-Nahen-Osten/!113264/
(6) lenta.ru/news/2013/03/25/aid/
(7) washingtoninstitute.org/policy-analysis/view/saving-jordans-king-abdullah-must-be-a-u.s.-priority
(8) cursorinfo.co.il/news/novosti/2013/03/22/liberman-nazval-grubeyshey-oshibkoy-izvineniya-netaniyagu-pered-turciey/
(0) debka.com
(10) inosmi.ru/world/20130326/207384624.html

Дмитрий МИНИН | 29.03.2013 |

Источник — Фонд стратегической культуры
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1364525220

Реквием по Востоку

Политическая элита арабского мира вначале утратила чувство перемен, а позже и власть

В свое время Вольфганг Амадей Моцарт сочинил реквием, который мало кто знает, но его название уже длительное время не сходит с полос СМИ. Имя реквиему – «Дни гнева».
Учитывая приверженность американских политтехнологов давать своим кампаниям звучные названия, можно предположить, что и эта операция не стала исключением. Как известно, антиправительственные манифестации охватили целый ряд стран региона, среди которых Тунис, Египет, Йемен, Ливия, Алжир, Иордания, Ирак, Бахрейн и Марокко. Катализатором внутриполитических процессов, происходящих в странах региона, стала поддержка повстанцев со стороны международного сообщества, которое, нарушая международное право, стало вмешиваться во внутренние дела суверенного государства. В свою очередь военные операции сил СБ ООН придали дополнительный импульс.

Если проанализировать сложившуюся ситуацию, то вырисовывается занимательная картина. Прежде всего, если рассматривать временной фактор, то все события начали активно развиваться с начала 2011 года. При этом еще в прошлом году многие страны Ближнего Востока казались оплотом стабильности, а их дальнейшие шаги можно было прогнозировать. Достаточно вспомнить выборы в парламент Египта, на которых победила правящая Национально-демократическая партия.
Заслуживает внимания и география возникновения и распространения акций протеста. Ближний Восток и Северная Африка. С начала года восемь стран – Египет, Тунис, Марокко, Ливия, Иран, Йемен, Бахрейн и Алжир – стали своеобразной дугой нестабильности, повлияв на мировую экономику и политический расклад сил в мире.
По методам организации акций протеста нужно отметить, что народные волнения никогда ранее не распространялись практически одновременно на столь обширную территорию. И, судя по хронологии развития событий в странах региона, становится очевидным, что все они срежиссированы одной группой, которая, не мудрствуя, стала проводить все под одну «кальку».
По типу проявления протестов можно с большой долей уверенности говорить фактически о государственных переворотах, начинающихся как демократические выступления и заканчивающихся вооруженными столкновениями с органами правопорядка и правительственными войсками.
Как и прогнозировалось, сложившуюся ситуацию стали использовать в своих интересах экстремистские группировки. Так, 26 марта йеменский город Джаар захватили 30 боевиков «Аль-Каеды». Во время нападения члены группировки разграбили местный оружейный завод, на территории которого впоследствии прозвучали взрывы, унесшие человеческие жизни.
Интересно проанализировать список лидеров стран, где произошли народные волнения. Как видно из таблицы, фактически все главы государств фокусных стран находятся продолжительное, если не сказать длительное, время на руководящей должности. И если экс-президент Египта находился у власти практически 30 лет (с 1981-го по февраль 2011 года), то президент Ливии Муамар Каддафи правит страной уже 42 года.
Однако не срок нахождения у власти становится определяющим фактором, а чувство перемен, которое утратили лидеры. Тот же Каддафи, как и 40 лет назад, продолжал бряцать оружием. И это в XXI столетии, когда решающим фактором развития страны и общества выступает не насилие и страх, а знания и человеческий капитал. Мубарак, хоть и остается «тяжеловесом» Ближнего Востока, несмотря на события в его стране, он все-таки крупный политик ХХ века, который не уловил перемен в окружающем мире и в самом Египте. «Эпоха застоя» в кулуарах власти быстро передалась в общество, а оно хотело увидеть перед собой новые горизонты развития.
Восток изменился, а лидеры этого не заметили. Если бы политические элиты генерировали новые цели и идеи, представили своему населению проект обновленного арабского мира, где есть место социальной справедливости, новые перспективы развития, а не ограничивались уже сложившимся положением статус-кво, то, возможно, им удалось бы избежать тех волнений, которые прокатились по Северной Африке и Аравийскому полуострову. Кстати, именно этой задачи добивались в наднациональной Организации Исламская конференция (ОИК) – модернизации обществ с тем, чтобы они стали конкурентоспособными, видя в этом залог стабильности и процветания. Поэтому броское советское слово «прозаседавшиеся» можно смело отнести на счет политического истеблишмента Востока.
Сама атмосфера дежавю позволила «режиссерам» волнений в странах Арабского региона с легкостью «обновить кровь», сместить уже засидевшихся лидеров, которые не только стали неконтролируемыми, но и мало прогнозируемыми в своих поступках. Не составляет труда предположить, что на смену старым лидерам будут поставлены относительно молодые, более сговорчивые и менее амбициозные руководители, которые в ближайшие 5–7 лет смогут выполнять «пожелания» своего ставленника, способного при случае и похвалить отличившихся, и сместить неугодных.
Привлекает к себе внимание и группа организаторов массовых акций протестов. Практически во всех странах региона основными зачинщиками беспорядков являются организации религиозной направленности – шиитского и суннитского толка. Так, в Тунисе радикальные исламисты своими решительными действиями стали одними из активных устроителей акций протеста. Одной из активных в данном случае является известная в арабском мире и не только религиозно-политическая ассоциация «Братья-мусульмане». Организация протестов в Египте также является заслугой данного объединения, которое активно действует (под разными названиями) в других мусульманских странах. Как правило, «Братья-мусульмане» выступают в оппозиции к правящим режимам вплоть до участия в вооруженной борьбе против правительства (в частности, в Сирии в период правления Хафеза Асада). В некоторых странах (Иордания, Кувейт) «Братья-мусульмане» ведут легальную политическую деятельность. В Йемене и Иордании среди организаторов митингов также отмечается немало радикалов.
Это в свою очередь может означать только одно – стабилизация ситуации будет носить краткосрочный характер, учитывая, что две ветви одной религии, сталкиваясь на политической арене в борьбе за власть, могут привести к новым очагам напряженности.
Дополнительно отметим, что, планируя акции протеста, организаторы осознанно стали выбирать культовые сооружения и мечети. При этом основная работа по «сплочению единомышленников» проводилась в пятницу. И это вполне логично, так как именно в мечетях собирается большая часть населения, а если это происходит в пятницу, когда практически все население собирается на салят аль-джума, то явка людей и их внимание обеспечено. Поэтому становится очевидным, почему акции протеста начинались после пятничной молитвы.
Обращает на себя внимание деятельность в регионе известного радикального исламского движения «Хизбалла». Так, руководитель организации Хасан Насралла призвал к «продолжению революций в Бахрейне, Йемене и Ливии» и пообещал, что «Хизбалла» придет братским народам на помощь. Но и здесь существуют вопросы. Так, оказывая поддержку оппозиционерам, выступающим против руководства стран арабского мира, «Хизбалла» одновременно оказывает помощь правящей власти Сирии, направляя свои действия против повстанцев. Конечно, в данном случае можно учитывать тот факт, что на стороне мятежников находится известная ливанская партия «Движение за будущее», которая является противником «Хизбаллы». Но и здесь больше вопросов, чем ответов, связанных с тем, кто помогает принять правильное решение лидеру «Хизбаллы».
Также интересна позиция улемов Йемена (сословие мусульманских богословов и законоведов), которые активно включились в общественно-политическую жизнь страны. Так, глава совета улемов шейх Абдель Маджид аз-Зиндани выдвинул «дорожную карту» по выходу из политического кризиса, в основе которой лежит мирная передача власти в течение года.
Не страдают разнообразием и требования, которые выдвигали организаторы беспорядков. Так, если их сравнивать, то в большинстве случаев они носили политический характер. Лишь в некоторых странах региона требования протестующих начинались с решения социальных вопросов, но в последующем и они перерастали в политические. Из политических требований наиболее распространенными были смена режима, конституционные реформы, отставка руководства страны (президент, премьер-министр), правительства и проведение демократических выборов. Так, в Алжире демонстранты скандировали получивший популярность в Тунисе лозунг: «Требуем полной смены режима!» На улицы Аммана вышли около 10 тысяч сторонников оппозиции, которые призвали к проведению «серьезных конституционных преобразований».
Из социально-экономических требований чаще всех звучал призыв к повышению уровня жизни, снижению бедности, решению вопросов безработицы. Так, йеменские демонстранты несли плакаты с надписями «Долой разрыв между чудовищной бедностью и богатством!».
Отдельным пунктом можно выделить требования усиления борьбы с коррупцией, уход от практики назначения на руководящие посты своих родственников, представителей своего рода. Так, в Иордании и Йемене одними из популярных были лозунги: «Предайте коррупционеров суду», «Хватит коррупции!».
Интересно содержание лозунгов, с которыми демонстранты выходили на акции протеста. Большой резонанс получило требование поставить под контроль общества поток финансов, полученных от продажи энергоресурсов, в т.ч. нефти. Так, например, один из митингов, прошедших в столице Ирака, проходил под лозунгом «Где миллиарды, принадлежащие народу?». В городе Басре звучали уже другие лозунги: «Куда идут деньги от продажи нефти?».
Также есть и другие специфические черты в организации акций протеста. Так, во многих арабских странах протесты были организованы с помощью Интернета – социальной сети Facebook и массовых рассылок SMS-сообщений по мобильным телефонам. При этом отмечается, что SMS рассылались не изнутри стран, а из-за границы. В этом случае организаторы учли, что в самих странах действуют правительственные структуры, оснащенные техническими средствами контроля за подобными SMS-сообщениями.
Власти Сирии еще в 20-х числах января ограничили доступ к социальным сетям, опасаясь массовых беспорядков, произошедших в Египте. При этом в одном из интервью президент Сирии Башар Асад в интервью газете The Wall Street Journal настаивал, что это делается ради блага населения, которое еще не доросло до таких вольностей, как свободная пресса и нецензурируемый Интернет. Отметим, что практически каждый четвертый египтянин или тунисец – пользователь Интернета. Каждый шестнадцатый – пользователь Facebook или Twitter.
Впрочем, похожие попытки интернет-мобилизации в Сирии, Ливии или Иране возымели гораздо меньший эффект. В данном случае сказалась активизация государственной машины цензуры, которая успела поставить фильтры на пути организаторов массовых акций протеста.
Другой вопрос – кто распространил это нововведение в странах арабского мира, ведь до этого акции протеста проходили по так называемому «классическому» варианту. Впрочем, и здесь все очевидно: эффективность массовых акций, организованных с помощью SMS стала заметна в Испании, когда тысячи людей собрались на антиправительственные митинги после взрывов в Мадриде, массовые протесты на Филиппинах в 2001 году, в 2004 году десятки тысяч демонстрантов прошли по улицам Манхэттена, выражая протест против политики администрации президента Джорджа Буша за день до открытия в Нью-Йорке предвыборного съезда правящей Республиканской партии США.
Особый размах организация митингов, шествий и др. акций протеста с помощью SMS получила в США. Для многих социально активных граждан уже стало обычным делом, получая SMS, принимать участие в разного рода акциях. Организаторами даже был разработан пользующийся популярностью ресурс TxtMob.com, созданный для распространения и получения информации об акциях протеста, при условии если вы зарегистрировались, указав номер своего мобильного телефона и адрес электронной почты для рассылки.
Но самое интересное заключается в том, что массовые акции протеста проходили в странах с одной религией, но с разными правящими режимами. Так, если в Ливии и Сирии правят национал-социалистические режимы, то в других странах господствовала либерально-демократическая модель с выраженными признаками автократии. При этом практически весь Магриб и Ближний Восток представляют собой прозападные диктатуры. В разное время созданные не без помощи западных стран и США, они были призваны вначале обеспечить заслон распространявшемуся влиянию тогда еще могущественного СССР, а после него – сдерживать ислам.
И если с первой задачей режимы справились, то вторая цель не была достигнута. Мало того, в странах воцарились жесткие режимы, которые стали самостоятельно проводить свою политику, зачастую идущую вразрез с интересами их ставленников. Вследствие чего мы и оказались свидетелями демонтажа политических режимов в отдельных странах, которые в нашем случае принимают характер «снежного кома».
Сегодня на смену одних режимов в странах Магриба и Ближнего Востока идут западные модели, которые, по задумке «режиссеров», будут соответствовать демократическим стандартам и общечеловеческим ценностям. Вместе с тем, принимая во внимание, что инициативу во многих странах, охваченных массовыми волнениями, постепенно берут религиозные объединения, можно предположить, что не все, что сейчас делается в регионе, соответствует тому, что задумывалось.
Тем более что история уже знает подобные примеры. Это победа на выборах в Палестинской автономии радикальной организации «Хамас», после чего западные СМИ быстро вспомнили приход к власти в Германии НСДПА во главе с А. Гитлером. Впрочем, сомнения вызваны не только историческими параллелями, но и тем фактом, что для появления устойчивой демократии западного образца требуются не только механическая процедура выборов, но и социальный фундамент. Каким бы ни был режим, хорошим или плохим, он покоится на вере и доверии населения, а это комплекс ценностей и уровень политической культуры. Ведь, как показал пример с «Хамасом», палестинцы видели в этой организации выразителя своих интересов и предали анафеме лояльную Западу администрацию Палестинской национальной автономии во главе с М. Аббасом. Кстати, политический кризис, вызванный теми выборами, до сих пор не преодолен, а сам Аббас фактически нелегитимно находится у власти в ПНА, хотя срок его полномочий давно истек.

Олег СИДОРОВ, Алматы
31.03.2011

Источник — Литер
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1301558460

Стратегия «братьев-мусульман» в Египте и Иордании

Король Иордании Абдалла II решил распустить правительство и приказал сформировать новый кабинет. Очевидно, что то, что это происходит именно сейчас, не случайно – хашемитская монархия в Иордании наблюдает за развитием событий в Египте. Это не обязательно говорит об эффекте домино в регионе, и на самом деле, сравнивая ситуацию в Египте и положение в Иордании, необходимо учитывать очень важные факторы.

Иордания обращается со своей оппозицией совсем иначе, чем это делало египетское правительство. Правительство Иордании применяет к оппозиции более мягкий подход. Политическое крыло «Братьев-мусульман», Фронт исламского действия, признается в Иордании в качестве легитимной политической организации, хотя Фронт все еще борется за адекватное представительство в парламенте.

После парламентских выборов ноября прошлого года напряженность в Иордании действительно возросла. Политическое крыло «братьев-мусульман» яростно выступало против проведения этих выборов, а также против избирательного закона, который, по их мнению, отдает предпочтение промонархическим сельским районам Иордании. С того момента группа требует снижения цен на продукты и топливо и изменения избирательного закона, они проводят массовые демонстрации и мирные сидячие забастовки.

Не стоит забывать, что они не требуют смены режима, в отличие от ситуации в Египте. Сейчас политическое крыло «братьев-мусульман» видит для себя открывшиеся возможности, и по сути они пытаются воспользоваться текущей ситуацией для удовлетворения своих политических требований. Правительство Иордании уже объявило о плане субсидий на 452 миллиона долларов с целью снизить цены на продовольствие, на топливо, для повышения пенсий – по сути это делается для того, чтобы уладить разногласия с оппозицией. Иными словами, это не переломная точка, как в Тунисе или Египте, это скорее правительство пытается сохранить власть, идя на компромисс с целью предотвратить эскалацию конфликта.

Ситуация, которую создает Иордания, идя на уступки, может привести к серьезным последствиям за пределами страны, в особенности если события в Иордании воспринимать как успех исламистской организации, которая смогла вынудить такой режим как хашемитская монархия пойти у себя на поводу. Это может не только вдохновить на те же действия молодые оппозиционные группировки в других странах, но и подстегнуть египетских «братьев-мусульман».

Сейчас египетские «братья-мусульмане» ведут очень осторожную игру. Я думаю, они очень хорошо осознают, что романтизм революции на улицах может завянуть – чем дольше люди будут выходить на улицы без регулярных поставок еды, без обеспеченной безопасности, и, что самое важное, без результатов. Уже ясно, что Мубарак в ближайшее время уходить не намерен, а «братья-мусульмане» должны поддерживать градус на улицах прямо сейчас. Они не хотят, чтобы люди стали рассуждать таким образом – «я уже 30 лет мечтаю об уходе Мубарака, я не могу ждать еще 8 месяцев до сентябрьских выборов». С другой стороны, «братья-мусульмане» хорошо осознают негативные ассоциации со своим исламистким ярлыком и по этой причине пытаются заполучить на свою сторону некоторых светских лидеров, например, Мохаммеда эль-Барадеи, которому, может быть, недостает поддержки, но он, по крайне мере, светский лидер, которого люди могут представить находящимся у власти, пока «братья-мусульмане» работают над политическим шансом, которого они ждали в течение нескольких десятилетий.

Оригинал публикации: Dispatch: The Muslim Brotherhood»s Strategies in Egypt and Jordan

Опубликовано: («Stratfor», США)
Рива Бхалла (Reva Bhalla )

Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296707280

Тунис даст пример не только странам Магриба

Гюльнара Инандж

• Сразу с началом нового года один за другим страны Магриба Тунис, Египет, затем Йемен хлестнули революционные волны. Конечно, назвать спонтанной крупномасштабные волнения, охватившие все крупные города и регионы этих нельзя. Бесспорно, почва для столь радикальных изменений готовилась долго. Какие внутренние и внешние геополитические развороты присутствуют в тунисских событиях?
Революционные события, захлестнувшие страны Магриба, в эксклюзивном интервью агентству Новости-Азербайджан комментирует редактор крупнейшего сайта http://www.centrasia.ru/ , эксперт по международным вопросам Виталий Хлюпин.

— Из своих туристических впечатлений двухлетней давности могу отметить, что Тунис производил впечатление едва ли не самой стабильной страны не только в Магрибе, но и во всем арабо-мусульманском мире. А главное – уровень социальной напряженности и противоречий не сравнить с Египетским или Ливанским. Причем, значительная часть населения, пожалуй большинство, с симпатией и уважением отзывались о действующем лидере бен Али. Стремительная эскалация конфликта, и именно в форме «восстания масс», а не обычного для тех мест военного переворота, доказывает, что ситуация в подобных, якобы, стабильных восточных патриархально-наследственных «демократиях» может развиваться совершенно реактивно и без какого-либо мощного толчка, без разницы – извне или изнутри. Да, экономическая ситуация ухудшалась, да, росли цены, да, бронзовел и наглел семейный клан правителя, но где этого нет? Я согласен и не согласен с тезисом, что нынешний взрыв зрел долго. Поясню, протестный потенциал накапливался, но не факт, что какие-либо внутри- и внешне-политические силы готовили свержение режима в такой «уличной форме». Скорее это прорвалась наружу растущая арабская пассионарность, стихия толпы и народного гнева. Безусловно, подогретая исламской и демократической оппозицией, но не более чем. Политологам пора теоретически и практически изучать феномен революций нового типа – «восстания восточной толпы». Похожие явления были присущи средневековью – «соляные», «медные» и прочие бунты в той же Московии, но, казалось, никак не современному обществу. История выдала любопытный кульбит.
— Буквально вслед за Тунисом начались выступления против власти в Египте и Йемене. Тунисские ли события стали катализатором неповиновения в соседних странах?
— Арабо-мусульманский мир гораздо в большей степени чувствует свою общность, чем европейские, христианские страны. Здесь все очень взаимосвязано. Да, Тунис дал пример и Йемену, и Египту, и другим странам.
— Политическая активность горожан естественна в условиях современных технологий. Как можно расценить проявление политической активности и оппонирование против властей почти у всех слоев населения?
— Жестко делить восточное общество на крестьян, горожан и интеллигентов, как в Европе, нельзя, слишком сильны не профессиональные, а иные системы социальных связей – семейно-родственные, клановые, региональные и т.п. Плюс – фактор городского рынка, где всегда присутствует сельская стихия. Недовольство режимом охватило все общество, это не крестьянские или городские бунты. Ядро «восставшей толпы» — молодежь, сельская, люмпенизированная, городская, и даже вполне благополучные с виду учащиеся школ и лицеев. Все они – в едином строю камнеметчиков.
— И в Тунисе, и в Египте население протестует против диктатуры, многолетнего единоличного правления страной одной семьи. Можно сказать, местные власти не учитывают этнопсихологию своего народа, забывая, что за восточным долготерпением приходит взрыв.
— В восточных обществах появляется новый тренд, примерно, как в конце 60-х в Западной Европе, молодежь неожиданно порвала с буржуазными ценностями и резко подалась в «сексуальную революцию», в «хиппи», в левых радикалов и Парижскую весну 1968 года. Это была культурная, ментальная подвижка. Европейская молодежь восстала против старых порядков и бузила на улицах во всех возможных видах и формах. Сейчас, похоже, настает время арабской молодой волны. Старые, полупрогнившие режимы, погрязшие в бессменных и безальтернативных – кумовстве и коррупции — естественным образом аккумулируют на себя все потоки ненависти. Почему первым пал Тунис – на мой взгляд, не столько из-за собственно социальных противоречий, как в результате мягкости самого режима, который явно упустил «улицу» в первые, решающие дни «молодого бунта». Бен Али слишком расслабился и расслабил силовые структуры, в других похожих странах столь мягкий сценарий вряд ли пройдет малой кровью.
— Являются ли события в Тунисе и Египте частью построения демократического Большого Ближнего Востока? То есть, не являются ли эти события очередными революциями Запада?
— Нет, Запад может подстрекать и подкармливать, провоцировать и подогревать ориентированные на себя части элиты, но не управлять стихией бунта. К подлинной демократии эти процессы не имеют никакого отношения. Тем более что результатом подобной революционной смены элит окажется только замена одной правящей династии или родоплеменной группировки на другую, может только чуть более симпатичную.
— Ожидать ли восстание в Сирии вслед за Египтом, Йеменом, или у вас другие предположения?
— В Египте, Сирии, Ливане, Алжире – без разницы. Природа режима там везде одинаковая, и сценарий развития будет, полагаю, похожим.
— Несомненно, ослабление власти, почти безвластие в Тунисе, воцарение идентичного политического безволия в Египте перманентно отразится по всему Ближнему Востоку, что ознаменуется ростом терроризма, формированием новых бесконтрольных вооруженных групп, перегруппировка Аль-Каиды, Хезболлах и др. вооруженных радикальных организаций. То есть, именно диктатура сдерживала расползание терроризма в этих странах? К чему приведет уход этих властей?
— Я не думаю, что следует ожидать именно «погружения в хаос» по типу иракского или сомалийского. На мой взгляд, все таки совсем пессимистического развития событий не будет, и дело закончится не всемирной исламской революцией, как ожидали многие аналитики в конце 70-х, после иранской революции аятолл, а банальным основанием новых демократических династий, чуть более симпатичных, не таких откровенно самодурных, как сейчас.
— Вероятно, Запад, в частности США, не способные расправиться с Ираном, решили заняться соседними странами, чем сужают кольцо вокруг главного врага?
— Я не думаю, что Западу это выгодно. Даже кратковременный хаос в арабских нефтемонархиях чреват экономическими последствиями для самого Запада. Поэтому там умеют дружить и находить общий язык и интересы и с Каддафи, и с Туркменбаши Вторым, и с Исламом Каримовым Первым. Западу нужна стабильность и покой нефтекачалок. Окружать Иран поясом хаоса – это игра с огнем. Реальные прагматики этого не допустят.
— Может ли Турция оказаться очередной страной волнений?
— Может, несколько больший налет «европейскости» лишь скорлупа, внутри — пусть не арабский, но похожий менталитет. Другое дело – в Турции традиционно сильны армия и спецслужбы, и я считаю, что они постараются быстро и жестко подавить «тунисский синдром» в зародыше первых уличных толп.
— По мнению экспертов, волна прокатится и в Центральную Азию.
— Абсолютно согласен с этим тезисом. На мой взгляд, наиболее слабые звенья центразийской цепи – это Таджикистан, Узбекистан и итак полуанархическая Киргизия.

источник — http://novosti.az/analytics/20110129/43626963.html