Империя Чингисхана и Хорезм

http://dergachev.ru/

Итак, летом 1219 г. монгольское войско выступило в поход на Хорезм.

Воины монголов

Согласно договору от 1218 г., Чингисхан потребовал от тангутского царства Си Ся воинов и 1000 мастеров-оружейников. Оружейники ему были предоставлены, в составе его войска отправились в Западный поход, но дать своих солдат тангуты отказались. После разгрома Хорезма, это станет для Чингисхана поводом для новой войны и окончательного сокрушения царства Си Ся.

Осенью 1219 года монголы вступили на территорию Хорезма, где их армия разделилась. Главные силы во главе с Чингисом, с которым был и его лучший полководец Субэдэй, быстрым маршем через пустыню Кызыл-Кум двинулись к расположенной далеко на западе Бухаре. Корпус сыновей Чингиса – Чагатая и Угэдэя, был отправлен к Отрару. Джучи вдоль восточного берега Сырдарьи направился к городам Сыгнаку и Дженду. От его корпуса позже отделился 5-тысячный отряд, который пошел к Бенакату, а потом – к Ходженду.

Империя Чингисхана и Хорезм. Нашествие

Монгольские походы на запад 1219-1225 гг.

Осада Отрара

Отрар защищал Кайяр-хан, который в 1218 г. захватил монгольский караван и перебил купцов, присвоив их товары. Пощады он не ждал и потому, в надежде на чудо, держался целых 5 месяцев.

Изображение осады города монголами, миниатюра из Свода летописей Рашида ад-Дина

Чуда не произошло, помощь не пришла, и монголы ворвались в город. Ата-Мелик Джувейни в своем труде «Чингисхан. История завоевателя мира» так описывал последний бой Кайяр-хана:

«Монгольская армия вошла в крепость, и он укрылся на крыше… И, так как солдатам было велено захватить его в плен, и не подвергнуть смерти в бою, то, повинуясь приказу, они не могли убить его. Жены и девы стали подавать ему кирпичи с дворцовых стен, а когда и они кончились, он был окружен монголами. И после того, как он испробовал множество хитростей и предпринял множество нападений, и уложил множество людей, он угодил в капкан плена и был крепко связан и скован тяжелыми цепями».

Человеком Кайяр-хан, видимо, был плохим, но сражался, пусть и вынужденно, как герой. Он был доставлен к Чингисхану, который приказал залить его глаза и уши серебром.

Город и крепость людей, нарушивших законы гостеприимства, согласно монгольским обычаям, были разрушены. Выжившие ремесленники, толмачи и купцы были уведены в плен. Самые молодые и сильные из оставшихся мужчин были определены в хашар, остальные – убиты. Рабам хашара предстояло идти с монголами к другим городам, служить носильщиками, чернорабочими, при штурме их гнали перед монголами к стенам, заставляя принимать за них летящие стрелы и камни, удары копий и мечей.

Чингисхан у Бухары

Чингисхан пошел к Бухаре, отрезая отступившего хорезмшаха от основных сил.

Юрта Чингисхана

В январе 1220 г. его младший сын Толуй вышел к городу Зарнук, который сдался без боя. Его жителей вывели в степь, где чиновники провели осмотр, отобрав в хашар для осады Бухары наиболее сильных мужчин, остальным разрешили вернуться в город. Также без боя Субудэю был сдан город Нур. Подошедшему позже Чингисхану его жители устроили торжественную встречу. По свидетельству Рашида ад-Дина, довольный завоеватель спросил:

«Как велика установленная султаном подать в Нуре?»

Ему сказали: «Тысяча пятьсот динаров». Он повелел: «Дайте наличными эту сумму, и помимо этого (вам) не причинят ущерба». Они дали просимое, и избавились от избиения и грабежа».

В феврале 1220 г. армия Чингиса подошла к Бухаре и осадила город, который защищали 20 тысяч солдат.

Ан-Насави в труде «Жизнеописание султана Джелал ад-Дина Манкбурны» сообщает, что монголы штурмовали Бухару непрерывно – днем и ночью. Когда командир гарнизона амир-ахур Кушлу понял, что город обречен, во главе конного отряда он бросился в последнюю атаку, причем не ожидавшие такого монголы побежали перед ними:

«Если бы мусульмане сопроводили одну атаку другой, отбрасывая их словно пинком в спину и ввязываясь в сражение, то обратили бы в бегство татар. Но… они довольствовались лишь своим спасением. Когда татары увидели, что их цель – (только) избавление, они бросились следом за ними, стали перекрывать пути их бегства и преследовали их до берегов Джейхуна. Из них спасся лишь Инандж-хан с небольшим отрядом. Гибель постигла большую часть этого войска».

Бухара же на следующий день открыла ворота перед монголами, но еще держалась крепость этого города.

В Бухаре внимание Чингиса привлекла соборная мечеть, которую он принял за дворец правителя. По утверждению Ибн ал-Асира,

«сундуки со списками Корана превратили в конские ясли, бурдюки с вином свалили в мечети и заставили явиться городских певцов, чтобы они пели и танцевали. Монголы пели по правилам своего пения, а знатные лица (города), сейиды, имамы, улемы и шейхи, стояли вместо конюхов у коновязей при конях».

Далее он сообщает:

«Он (Чингис) сказал жителям Бухары: «Я требую от вас те слитки серебра, которые продал вам хорезмшах. Они принадлежат мне и взяты у моих людей (имеется в виду имущество разграбленного в Отраре каравана). Сейчас они у вас». Затем он приказал (жителям Бухары) уйти из города. Они ушли, лишенные своего имущества. Ни у кого из них не осталось ничего, кроме той одежды, что на нем. Неверные вошли в город и стали грабить и убивать всякого, кого находили… Неверные подожгли город, медресе, мечети и всячески истязали людей, домогаясь денег».

Чингисхан обращается к жителям города Бухары. Иллюстрация к «Сборнику летописей» Рашид ад-Дина. Индийская художественная школа. Эпоха Великих Моголов, XVI в.

Джувейни так говорит о штурме бухарской крепости:

«Мужское население Бухары погнали на военные действия против крепости, с обеих сторон установили катапульты, натянули луки, посыпались камни и стрелы, полилась нефть из сосудов с нефтью. Целые дни, таким образом, сражались. В конце концов, гарнизон очутился в безвыходном положении: крепостной ров был сровнен с землей камнями и (убитыми) животными. Монголы при помощи людей бухарского хашара и подожгли ворота цитадели. Ханы, знатные лица (своего) времени и особы, близкие к султану, по величию не ступавшие на землю ногою, превратились в пленников… Монголы из канглыйцев оставили в живых лишь по жребию; умертвили больше тридцати тысяч мужчин, а женщин и детей увели. Когда город очистился от непокорных, а стены сровнялись с землей, все население города выгнали в степь, а молодых людей в хашар Самарканда и Дабусии… Одному человеку удалось бежать из Бухары, после того как она была захвачена, и добраться до Хорасана. Его спросили о судьбе города, он ответил: «Они пришли, они напали, они жгли, они убивали, они грабили и они ушли»».

Действия корпуса Джучи

Войска старшего сына Чингиса – Джучи, вначале подошли к городу Сугнак, расположенному на берегу Сырдарьи. Здесь горожане убили отправленного к ним посла, и потому, взяв город, монголы перебили всех его жителей – до последнего человека. В апреле 1220 г. Джучи подошел к Дженду. Этот город не оказал сопротивления, и потому монголы ограничились грабежом: жители на 9 суток были выведены за стены: чтобы, с одной стороны, не мешали захватчикам копаться в их вещах, а с другой – уберечь их от спонтанного насилия со стороны солдат.

После этого от корпуса Джучи отделился отряд Джэбе, который направился к Фергане, вызвав большую обеспокоенность хорезмшаха и заставив его еще больше распылить свои силы.

Именно после этого, увидев вражеские войска и на западе (Чингисхан), и на востоке (Джэбе), Мухаммед II покинул Самарканд.

Осада Ходженда

Яростное сопротивление монголам Алаг-нойона оказал эмир города Ходженд Тимур-мелик. Он заблаговременно построил между двумя рукавами в месте развилки Сырдарьи крепость, куда перешел после захвата города с тысячью лучших воинов. Сразу взять эту крепость не удалось и монголы согнали в хашар 50 тысяч пленников из окрестностей этого города и Отрара. Монголов же было первоначально 5 тысяч человек, позже их число увеличилось до 20 тысяч.

Рабы хашара носили с гор камни, которыми пытались перекрыть реку, а Тимур-мелик на 12 построенных им баркасах, полностью закрытых обмазанным глиной с уксусом войлоком, старался помешать им, а ночами устраивал вылазки на берег, нанося монголам достаточно ощутимые потери. Когда же держаться стало уже совершенно невозможно, он с оставшимися людьми на 70 судах пошел к Дженду, непрерывно сражаясь с монголами, преследовавшими его по берегу реки. Здесь Тимур-мелика встретили воины Джучи-хана, которые построили понтонный мост и установили на нем метательные орудия и самострелы. Тимур-мелик вынужден был высадить своих людей на берегу Барчанлыгкента и двигаться по берегу. Так, все время атакуемый превосходящими силами монголов, он шел еще несколько дней, обоз с продуктами и снаряжением монголы захватили почти сразу, отряд нес большие потери. В конце концов, Тимур-мелик остался один, его преследовали три монгола, из трех стрел, что еще остались, у одной не было наконечника. Ослепив этой стрелой одного из монголов, Тимур предложил остальным повернуть назад, сказав, что ему жаль тратить на них последние стрелы. Монголы не усомнились в меткости знаменитого врага, и вернулись к своему отряду. А Тимур-мелик благополучно добрался до Хорезма, снова сразился с монголами Джучи, изгнав их из Янгикента, и ушел в Шахристан к Джелал ад-Дину.

Падение Самарканда

В это время в столице Хорезма Самарканда находилось около 110 тысяч солдат, а также 20 «дивоподобных» слонов. Впрочем, другие источники снижают число воинов Самарканда до 50 тысяч.

Теперь к стенам города с трех сторон подошли войска Чингисхана (от Бухары), Чагатая (из Отрара), Джэбе привел передовые отряды армии, осаждавшей Ходженд.

Из этих войск позже были выделены отряды для поиска и преследования Мухаммеда II и наблюдения за действиями его наследника – Джелал ад-Дина, чтобы не допустить его соединения с хорезмшахом.

Ибн ал-Асир сообщает, что часть воинов и добровольцы-горожане вышли за стены города и сражались с монголами, которые, ложным отступлением, заманили их в засаду и перебили всех.

«Когда это увидели (оставшиеся в городе) жители и воины, они пали духом и гибель стала для них очевидной. Воины, которые были тюрками, заявили: «Мы – из того же рода, и они нас не убьют». Они запросили пощады, и (неверные) согласились пощадить их. Тогда они открыли ворота города, и жители не смогли им помешать»

(Ибн ал-Асир, «Полный свод истории».)

Судьба предателей была жалкой. Монголы приказали им сдать оружие и лошадей, а потом «стали рубить их мечами и перебили всех до последнего, забрав их имущество, верховых животных и женщин» (Ибн ал-Асир).

Затем монголы приказали всем жителям Самарканда покинуть город, объявив, что каждый, кто останется в нем, будет убит.

«Войдя в город, они разграбили его и сожгли соборную мечеть, а остальное оставили как было. Они насиловали девушек и подвергали людей всяческим пыткам, требуя деньги. Тех, кто не годился для угона в неволю, они убивали. Все это произошло в мухарраме шестьсот семнадцатого года».

(Ибн ал-Асир.)

А вот свидетельство Рашида ад-Дина:

«Когда город и крепость сравнялись в разрушении, монголы перебили множество эмиров и ратников, на следующий день сосчитали оставшихся. Из этого числа выделили ремесленников тысячу человек, а кроме того, такое же количество определили в хашар. Остальные спаслись тем, что за получение разрешения на возвращение в город были обязаны, выплатить двести тысяч динаров. Чингисхан… часть предназначенных в хашар увел с собою в Хорасан, а часть послал с сыновьями в Хорезм. После этого еще несколько раз подряд он требовал хашар. Из этих хашаров мало кто спасся, вследствие этого та страна совершенно обезлюдела».

Китайский паломник Чан Чунь писал потом, что ранее население Самарканда составляло около 400 тысяч человек, после разгрома города Чингисханом, в живых осталось около 50 тысяч.

Оставшись у Самарканда, Чингисхан отправил своего сына Толуя на Хорасан, дав ему в командование армию в 70 тысяч человек. Чуть позже, в начале 1221 г., его другие сыновья – Джучи, Чагатй и Угэдей, во главе 50-тысячной армии, были направлены к Гурганджу (Ургенчу), осада которого продолжалась 7 месяцев.

Гибель хорезмшаха Мухаммеда II

А что же в это время делал хорезмшах? Ан-Насави сообщает:

«Когда до султана дошло сообщение об этом горестном событии, оно вызвало у него тревогу и опечалило его, его сердце совсем ослабело и руки опустились. Он перешел Джейхун (Амударью) в жалком состоянии, утратив надежду защитить области Мавераннахра… его покинули семь тысяч человек из (войск) его племянников и перебежали к татарам. Правитель Кундуза Ала ад-Дин прибыл на подмогу Чингисхану, объявив о своей вражде с султаном. Перешел к нему и эмир Мах Руи, один из знатных людей Балха… Они сообщили ему (Чингисхану), какой страх испытал султан, и уведомили его, как он пал духом, – он снарядил в поход двух предводителей: Джэбэ-нойана и Сюбете-Бахадура (Субэдэя) с тридцатью тысячами (воинов). Они перешли реку, направляясь в Хорасан, и рыскали по стране».

Сохранился приказ, отданный им Чингисханом:

«Силою Бога Великого, пока не возьмете его (Мухаммеда) в руки, не возвращайтесь. Если он… будет искать убежища в крепких горах и мрачных пещерах или скроется от глаз людей, как пери, то вы должны, подобно ветру летучему, устремиться через его области. Всякому, кто выйдет с покорностью, окажите ласку, учреждайте управление и правителя… Всякий, кто покорится, пусть будет помилован, а всякий, кто не покорится, погибнет».

Третьим туменом командовал Тукаджар (зять Чингиса). Некоторые авторы сообщают, что Тукаджар был разбит Тимур-меликом и погиб, другие, что он был отозван Чингисханом, разгневавшимся на него за то, что тот разграбил города, ранее изъявившие покорность Субэдею и Джэбэ. Чингис, якобы, приговорил зятя к смертной казни, но потом заменил ее разжалованием.

Итак, погоню продолжили Субэдей и Джэбе, которые в мае 1220 г. без боя захватили Балх. В крепости Илал (территория Мазендарана), после 4-хмесячной осады, они взяли в плен мать Мухаммеда (которая предпочла монгольский плен бегству к нелюбимому внуку Джелал ад-Дину) и его гарем.

Надпись гласит: «Теркен Хатын, мать султана Мухаммеда, была захвачена монголами»

Евнух Бадр ад-дин Хилал сообщает о дальнейшей жизни Теркен-хатын:

«Ее положение в плену стало таким бедственным, что она не раз являлась к обеденному столу Чингисхана и приносила оттуда кое-что, и ей хватало этой пищи на несколько дней».

«Псы» Чингисхана, не зная поражений, вихрем прошли по Ирану, но так и не смогли настичь Мухаммеда. Вначале он бежал в Рей, оттуда – в крепость Фарразин, где находился его сын Рукн ад-Дин Гуршанчи в распоряжении которого имелась целая армия численностью в 30 тысяч человек. Тумены Субэдея и Джэбе в это время действовали разрозненно, и у Мухаммеда был шанс по очереди разбить каждого из них. Вместо этого, он, при первом известии о приближении монголов, отступил к горной крепости Карун. Оттуда он сразу же ушел к другой крепости – Сер-Чахан, а затем укрылся на одном из островов Каспийского моря, где, передав власть Джелал ад-Дину, и умер – то ли в декабре 1220 года, то ли, в феврале 1221.

Поход «железных псов» Чингисхана

Поход Субудэя и Джэбе

А Субэдей и Джэбе продолжили свой фантастический рейд. Разбив грузинскую армию, через Дербентский проход они через земли лезгинов вышли к владениям аланов и половцев, поочередно разгромив их.

Преследуя половцев, заглянули в Крым, где взяли Сурож. Далее была очень известная в нашей стране битва у реки Калки, в которой русские дружины впервые встретились с монгольскими туменами.

Субэдей и Джэбе разбили объединенные войска половцев и русских князей, но, на обратном пути, потерпели поражение в Волжской Булгарии – в конце 1223 или начале 1224 г.

Арабский историк Ибн аль-Асир утверждает, что булгарам удалось, заманив монголов в засаду, окружить их, и нанести большие потери. Лишь около 4 тысяч воинов вернулись в Дешт-и-Кыпчак и соединились с войсками Джучи.

Это было единственное поражение Субэдея, который, впрочем, очень скоро рассчитался с булгарами. В 1229 году он разбил их войско на реке Урал, в 1232 году захватил южную часть их государства, в 1236 – окончательно разгромил.

О последнем хорезмшахе Джелал ад-Дине и его войне с монголами будет рассказано в следующей статье.

Рыжов В.А.

Источник — topwar.ru