Ирану пора отказаться от идеи трансфера исламской революции

Гюльнара Инандж.

События, начавшиеся в Северной Африке, прокатились до Ирана, что дало новый стимул народным протестам, выплеснувшимся после президентских выборов в ИРИ лета 2009 г. Исторически азербайджанцы играли движущую роль на переменных этапах в жизни ИРИ, и их участие в этих процессах становилось ключевым для результата событий.
В этом смысле примечательно, что в оппозиционном «Движении зеленых» под руководством М.Мусави 2009 г. не участвовали национальные силы Южного Азербайджана — азербайджанских провинций Ирана. По мнению представителей азербайджанских национальных движений, это и стало одной из причин безрезультатности протестов. Не менее интересно, что чуть ранее событий в Магрибе разгорелся новый виток напряжения в ирано-азербайджанских отношениях, явно обозначилось вмешательство Ирана во внутренние дела Азербайджана.
Тему в эксклюзивном интервью агентству Новости-Азербайджан комментирует ведущий научный сотрудник отдела научных исследований «Южный Азербайджан» Института Востоковедения Национальной Академии Наук Азербайджана, ученый–исследователь Акрам Рагимли (Биже):

— Одним из приоритетных направлений внешней политики Исламской Республики Иран (ИРИ) является распространение или трансфер Исламской революции. Государства, строящие свои отношения с тегеранскими властями, безусловно, учитывают это. Имеет ли этот элемент место в периодическом проявлении напряжения в азербайджано-иранских отношениях?
— Напряжение во взаимоотношениях, проявившееся в последнее время, в принципе имеет место уже на протяжении 90 лет с объявления о создании в 1918 г. независимой Азербайджанской Демократической Республики (АДР). Тогда Иран поднял вопрос о признании АДР не под именем Азербайджана, а как Аран, и вынес это на уровень международных организаций. Этот факт свидетельствует о том, что Южный Азербайджан и азербайджанство является аллергическим раздражителем для иранских властей, вынуждающих их усиливать противодействующую силу. За последние годы это противодействие усилилось, что имеет несколько основополагающих причин.
Во-первых, это связано с политическим, военным, экономическим укреплением Азербайджанской Республики, динамичный характер развития которой придает стране имидж влиятельного государства на международной арене. В Тегеране осознают, что в скором времени Азербайджан превратится в одно из ведущих государств на Ближнем Среднем Востоке, что, безусловно, не может не оказать влияние на Южный Азербайджан.
Для предотвращения этого исламские власти Ирана прибегают к разным методам. Самое главное – оказывают экономическую поддержку оккупанту азербайджанских территорий — Армении. Иран имеет с Арменией, с учетом оккупированных азербайджанских территорий, около 150 км. открытой границы, через которую Ереван получает все необходимые для жизнедеятельности страны — продукты индустрии, электроэнергии, газ, нефть.
В 1998 г. во время встречи с главой провинции Восточный Азербайджан президент Азербайджана Гейдар Алиев выразил обиду своего народа и государства Ирану в оказании экономической поддержки Армении. Он привел в пример слова тогдашнего президента Армении Л.Тер-Петросяна, в частности, что «если Иран на неделю закроет границы с его страной, то Армению ожидает голод».
Г.Алиев призвал обратить на этот факт внимание. Эти слова все еще имеют свою силу.
Государство, живущее в соответствии с исламскими ценностями, должно уважать постулаты священной книги мусульман. Но Иран, помогая агрессору в лице Армении, принял абсолютно другой, несоответствующий исламским требованиям путь.
Во–вторых, основоположник Исламской Республики Иран Имам Хомейни и его последователи открыто заявляют, что политика страны преследует цель экспорта и объединения мусульманских государств под исламским флагом. Это является одним из факторов, способствующих нагнетанию взаимоотношений между нашими странами.
В начале 90-х гг., после приобретения Азербайджаном независимости, в условиях сложных, неопределенной экономической, международной ситуации, страна была вовлечена в войну и подвергалась внутренним трениям, внешняя политика была ослаблена. Пользуясь сложившейся слабиной, иранскими властями тысячи молодых людей из Азербайджана направлялись на обучение в религиозные учреждения в Тегеране, Гумме и в др. городах Ирана, где они кроме образования получали психологическую обработку против своего государства. После возвращения в Азербайджан уже преобразовавшиеся в подручники Тегерана и пользуясь всяческой, в том числе финансовой поддержкой из Ирана, эти люди начали здесь действовать и проводить иранскую политику. Особенно от этого страдал южный регион Азербайджана, где даже в школах преподавали аятоллы, прибывшие из Ирана. Последние годы азербайджанские власти справедливо предотвратили эти случаи.
Если в какой-то мечети восхваляется исламский режим Ирана, его лидеры, значит, эти люди финансируются иранской стороной. В основном, под их влияние попадают люди неграмотные, религиозные фанатики. Некоторые осознают происходящее и отходят, а некоторые не только сами идут по этому пути, но также провоцируют других.
Третья причина – это фактор Азербайджана как государства. Иранские историки, писатели ведут кампанию с предложением изменения названия Азербайджанской Республики. Они утверждают, что Северный Азербайджан исторически назывался Араном, и его население не было азербайджанцами. Тем самым иранцы хотят поставить конец вопросу о расчленении Азербайджана на северные и южные части.
В связи с этим иранцами издаются книги, пишутся статьи, проводятся международные конференции, чем пытаются доказать это предложение как имеющийся факт.
С мая прошлого года в Иране были проведены три международные «научные» конференции, посвященных так называемым доказательствам исторической принадлежности Южного Кавказа Ирану. Как обычно, на эти конференции, где присутствуют ученые со всего мира, не приглашаются азербайджанские ученые, много лет исследующие данный вопрос, а только те, которые служат иранскому режиму. Наши требования и запросы по причине игнорирования представительства авторитетных азербайджанских ученых на этих мероприятиях остаются вне внимания.

Четвертая причина — это вопрос Каспия. Иран необоснованно претендует на разделение водоема на равные доли, чем посягает на долю Туркмении, и особенно Азербайджана. Азербайджан справедливо предлагает использовать ресурсы прикаспийских государств каждому в своей акватории Каспия.

Пятая причина проявляется в форме антиазербайджанской пропаганды на иранских каналах ТВ САХАР -1 и САХАР -2, которые заполнены дезинформацией о якобы нарушении прав малочисленных народов Азербайджана, разжигающей межэтническую и межрелигиозную рознь, отсутствии демократии. Они занимаются травлей общества против азербайджанских властей, его государственного строя.
Особое место уделяется талышам, проживающим в Азербайджане, где говорится, что якобы они не имеют школ на родном языке, подвергаются дискриминации. В действительности, талыши в Азербайджане могут учиться на родном языке, издавать книги, публикуется газета, выходит в эфир передача на талышском языке, чего нельзя сказать об их 900 000 собратьях в Иране. Талыши в Иране не имеют национальных прав, регионы их компактного проживания ограничены в финансировании из госбюджета.
Иранская антиазербайджанская пропаганда пытается нарушить стабильность в стране, поднять общество против государства и в мутной воде ловить рыбу – внедрить принципы экспорта исламской революции.
Шестая причина заключается в нарушении национальных прав 30-35 млн. наших азербайджанских соотечественников, проживающих в Иране, где переименовываются названия населенных пунктов, запрещается называть детей азербайджанскими именами, проводится политика персизации населения Ирана. Тем самым пытаются доказать, что азербайджанцы, проживающие в Иране, отюреченные тюрками персы, пришедшие сюда в 14-15 вв. Когда речь заходит о школах на родном языке, то власти говорят, что азербайджанцы и так говорят на родном языке. То есть, по их мнению, персидский является их родным языком.
Хочу привести пример из курдоязычной прессы Ирана, где в одной статье говорилось, что азербайджанцы нужны Ирану в трех случаях: для защиты границ, как смелые солдаты, для уплаты налогов — для обогащения государственной казны, и для голосов во время президентских и парламентских выборов.
Все остальное время Южный Азербайджан (Азербайджанские провинции Ирана — Г.И.) называют кровеносным сосудом, сердцем, головой Ирана. Но в действительности азербайджанцы, по сравнению с другими региона страны, находятся в бедном состоянии, города и села опустошаются, молодые люди уезжают или за границу, или в крупные города Исфахан, Шираз, Тегеран на заработки, превращаясь в дешевую рабочую силу. Это результат шовинистической персидской политики по отношению к азербайджанцам.
В Восточном Азербайджане, где население фактически составляет 10 млн. человек, ныне по статистике проживает всего 3 млн., преимущественно старики и дети. Когда мы пишем об этом, то иранские власти раздражаются.
— Волна протестов в арабских странах прокатилась также до Ирана. Как быть азербайджанцам, проживающим по ту сторону Аракса. Получат ли они ответ на свои требования, если подключатся к этим протестам. Или как в 2009 г. азербайджанцы, требующие свои национальные права, будут действовать отдельно?
-Иранские власти ведут политику конфронтации, страна находится в экономическом эмбарго. В правящих кругах имеются противоречия в вопросе выхода из этой ситуации. Президент М.Ахмединежад считает, что нужно противостоять давлению и сохранять исламский режим военными силами. Отсюда и возникает атомная политика, которая является очень опасной. «Зеленое движение» М.Хатами, М.Карруби и М.Мусави тоже часть этого режима. Только они считают политику Ахмединежада опасной для государственности Ирана и обещают в случае прихода к власти смягчить эту политику. Даже в своих выступлениях они обещают предоставлять автономию окраинам. «Зеленое движение» и иранские власти — две стороны одной медали: одна умеренная, опирающаяся на логику и разум, другая — на силу, конфронтацию с международным сообществом.
Азербайджанцы не должны стоять перед дилеммой – к какой из этих сторон должны примкнуть, так как «зеленые» из тех, кто участвует в фальсификации истории, наносящие урон национальным интересам азербайджанцев. Разве не умеренный М.Хатами, находясь в Азербайджане с официальным визитом, назвал Низами персидским поэтом, а Каспий — Мазандаранским озером? И умеренные, и радикалы — по своей идеологии персидские шовинисты. Азербайджанцам не следует примыкать ни к одной из этих сторон и избрать свой путь борьбы за автономию в составе Ирана, предоставление национальных прав, защиту Южного Азербайджана от опустошения, достижение увеличении доли государственного бюджета в эти регионы и т.д.
Борьба между «зелеными» и властями дает возможность для широкого народного движения. Национальные силы Южного Азербайджана, пользуясь этим, будут продолжать свою независимую борьбу. Важно, чтобы на волне ближневосточных процессов национальные силы не вступили на ошибочный путь, не оказались рядом ни с Ахмединежадом, ни с «зелеными». Очень важно правильно выбрать цель национального движения.
Приведу такой пример: на протяжении около 10-ти лет озеро Урмия стремительно высыхает. Население проводило митинги для привлечения внимание центра к этой проблеме. Урмия имеет для региона экономическое и историко-культурное значение. С высыханием озера тонны соляной пыли, распространяясь, засушивают земли вокруг водоема, превращая их в солончаки, сокращается количество пахотных земель. Если не будут предприняты соответствующие меры, то через 10 лет воды Урмия испарятся, и экологическая катастрофа примет более глобальный характер, достигая приграничные страны, покрывая плодородные земли солончаком. По мере высыхания озера, возрастающая соляная пыль ветром может достигнуть Северного Азербайджана.
Президент Ахмединежад весной прошлого года, после митингов протеста в связи с высыханием озера Урмия, приехал в регион, сказал несколько слов, чем дело и закончилось.
-Решение Министерства образования Азербайджана о введении единой формы одежды в средних школах сопровождалось запретом на ношение хиджаба в высших и средних школах преподавателями и учащимися. Запрет повлек за собой протесты верующих, в частности, в Нардаране, чем не преминула воспользоваться иранская сторона.
— Азербайджан — независимое государство, и Министерство образования страны приняло решение о введении единой формы одежды для средних школ. Это важно в двух значениях: школьная одежда выделяет ученика и уравнивает социальное положение учащихся. Это закономерное, справедливое решение. Из Ирана сразу начали звучать негативные выступления аятолл и поддержка митингов протеста. Разве в Азербайджане протестуют каким-то указам и выступлениям в Иране?
Каждую пятницу в Тегеранской главной мечети проходят пятничный намаз и проповеди, где аятоллы пытаются внушить верующим, что на пятничной молитве присутствуют в основном не персы. То есть, власть поддерживают в основном другие этносы, населяющие страну. Но если оказаться среди них, то становится очевидным, что это в большинстве шовинисты и их единомышленники.
17 февраля духовный лидер Ирана Аятолла Хаменеи посетил Южный Азербайджан, что не случайно. Здесь он вспомнил февральское выступление азербайджанцев, что дало силу исламской революции, место и значение азербайджанцев в свержении шахского режима. Сейчас самой опасной точкой для Ирана является Азербайджан. Хаменеи, как азербайджанец, хорошо знает, что этот народ 90 лет борется за свободу и трижды добился своего, только персидские шовинисты, поддерживаемые международным империализмом, подавили их. В своей книге Абдулла Муджтахиди, анализируя события прошлого века, отмечает, что «семена требования национальных прав, культуры, языка, национальной идентичности посеяны. В случае возникновения благоприятной обстановки эти семена созреют».
Власти для предотвращения пророста этих «семян» должны решать эти вопросы. Если азербайджанцы в Иране арестовываются, значит, проростки этих семян уже есть.
И если Азербайджан – «голова» Ирана, как говорит руководства Ирана, то за этой головой нужно ухаживать. Народ уже сыт пустыми восхвалениями, которые уже не имеют действия.
Нагнетание взаимоотношений с Азербайджаном не в пользу самого Ирана. Во-первых, это не будет поддержано мировым прогрессивным сообществом. Второе — 30 млн. южных азербайджанцев всегда останутся опасностью для Ирана, и никогда в ирано-азербайджанских взаимоотношениях не пожертвуют позициями Азербайджана во имя Ирана.
Ирану следует изменить свою политику, отказаться от трансфера исламской революции, отказаться от вмешательства во внутренние дела Азербайджана, принять принципы нашей страны в отношениях государства и религии, и не опасаться экономического и политического развития Азербайджана.
— Нужно отметить, что в Азербайджане тоже реагируют на действия Ирана, у нас есть отделение «Южный Азербайджан» при Институте Востоковедения НАН Азербайджана или Всемирный Конгресс Азербайджанцев, руководимый депутатом ММ Сабиром Рустамханлы, которые выступают защитниками соотечественников, проживающих в Южном Азербайджане…
— Ну и при президенте Ирана действует крупнейший центр с крупным аппаратом работников, где издаются книги, газеты и журналы, проводятся международные конференции. Это фактически институт, где также есть отдел «Азербайджан». Бахрам Ахмедиян является ответственным за отделение Кавказ. Именно он является организатором проведения вышесказанных конференций. В его собственных книгах, также в книгах других авторов, издаваемых под логом этого центра, отвергают исторические, этнические, культурные корни азербайджанцев, упираются на географическое название Аран вместо Азербайджан, пишут лжеисторию на свой лад.
Наш же институт, в том числе наш отдел, занимается изучением Востока, в частности, Ирана, его населения, языка, истории, психологии. Если возникает необходимость, то указываем проблему. Мы не вмешиваемся во внутренние дела Ирана.
Если со стороны Ирана не будут осуществляться нападки, то не будет ни митингов, ни ответных статей исследователей. Когда работает целый центр против нас, мы не можем молчать. Мы имеем право исследовать язык, историю, культуру 30 млн. наших собратьев.
— Что вы можете сказать о роли лидеров в истории, в частности, на примере ситуации в арабских странах?
— Я всегда в своих выступлениях и статьях отмечал, что, не достигнув цели, нельзя требовать лидерства. После того, как национальные силы, объединившись, получат свободу, народ изберет своего лидера. Действительно, события в Магрибе подтвердили, что для народных движений лидеры не нужны. Противоречия во властных структурах, коррупция, попирание национальных прав поднимает на народное движение большие массы людей.

http://novosti.az/analytics/20110224/43644932.html