Золотая Орда возникла благодаря… глобальному потеплению? — Алан Исаев

 следующем году Казахстан отметит 750-летие Золотой Орды. Оказывается, появление этого государства ученые связывают со… средневековым потеплением.
Если изучать летописи, то можно обратить внимание, что Бату хан отправлялся в завоевательные походы исключительно зимой. Например, вторжение в Волжскую Булгарию он начал осенью 1236 года, а затем взял передышку на лето. Завоевание русских княжеств также происходило зимой. Как известно, 21 декабря 1237 года первой пала Рязань. В 1238-м, опять же осенью и зимой, Бату хан покорял земли мордвы, а затем взял штурмом столицу алан Минкас, которая за упорное сопротивление была стерта с лица земли. И лишь в октябре 1240 года завоеватель добрался до Киева. Город был взят 6 декабря.
Поход в Восточную Европу начался в 1241-м. В январе Бату хан взял польский город Люблин, а затем Сандомир. Одновременно кочевники завоевали большую часть Венгрии. Весной они разгромили 60-тысячное польско-немецкое войско Генриха Благочестивого и приостановили поход, едва наступило лето.

Следующей зимой Бату хан разорял Сербию, Хорватию и Болгарию и, наконец, в марте 1242 года решил приостановить завоевание Европы после смерти Угедэя, который правил в Каракоруме. К власти в империи пришел Гуюк хан, с которым у Бату были напряженные отношения. Теперь он не мог отправиться на запад, ведь у него за плечами находился опасный враг.

Поход на территорию Казахстана монголы также начали осенью 1219 года. На пути Чингисхана оказался Отрар, который сопротивлялся пять месяцев. Битва за город продолжалась всю зиму.

Многие исследователи недоумевают: почему завоеватели не замерзли в русские морозы и где брали фураж для лошадей? Разгадка кроется в мягких зимах. Средневековый климатический оптимум установился в 950 году и продолжался 300 лет. Насколько было тепло? Как известно, именно в то время викинги заселили Гренландию – «Зеленую землю». В наше время это место покрыто льдом толщиной в километр, но тогда это был пригодный для жизни остров.

Степные просторы во время потепления расцвели. Трава росла очень быстро, а скота, в том числе и лошадей, было много. Этот фактор повлиял на боевые возможности кочевников. Как считают климатологи, средняя зимняя температура на планете была выше на один-два градуса. Этого было достаточно, чтобы реки в Европе замерзали и их могла преодолеть легкая конница.

Некоторые историки и вовсе утверждают, что климат в Северном полушарии был субтропическим. В средневековых летописях Пскова даже была найдена строчка про крокодилов: «Того же лета изыдоша крокодили лютии звери из реки и путь затвориша; людей много поедоша». Оставим эти свидетельства на совести современников.

Источник — Экспресс-К

Золотая Орда – золотая колыбель: истоки казахской государственности и современность

Казахское ханство, 550-летие которого мы отметили в 2015 году, не образовалось «на пустом месте», а вышло из единой «матрицы» Золотой Орды – вместе с Казанским, Крымским, Астраханским, Сибирским ханствами и Ногайской ордой.

В своем Послании народу Казахстана Президент Республики Казахстан Касым-Жомарт Токаев анонсировал празднование 750-летия Золотой Орды. Эта юбилейная дата наступает в текущем году. Несколько ранее, выступая на Международном туристическом форуме «Ұлытау-2019», назвал Улытау «золотой колыбелью казахского народа, свидетелем почитаемой казахстанцами истории». Глава государства также отдельно упомянул историческую роль Жошы-хана, основателя Золотой Орды. На вопросы «Казахстанской правды» о роли золотоордынского периода в истории Казахстана, его изучении, значении исторических знаний для современного человека отвечает старший эксперт Международной Тюркской академии, известный в Казахстане политолог Тимур Козырев.
— Тимур Анатольевич, известно, что годы жизни Жошы-хана – 1182–1227. Однако 750 лет Золотой Орде сейчас исполняется в том случае, если отсчитывать от 1269 года, когда Жошы уже не было в живых. Какие события были связаны с этой датой?
– Речь шла о 750-летии Таласского курултая, по результатам которого Улус Жошы (Золотая Орда) обрела полную независимость. Этот исторический курултай был проведен в 1269 году в долине реки Талас, где-то на стыке современного Казахстана и Кыргызстана. Там правители улусов Жошы, Чагатая и Угедея – а именно Менгу-Тимур, Бораки Хайду – признали друг друга суверенными правителями, заключив союз против великого хана Хубилая на тот случай, если он не признает их самостоятельность.
Именно поэтому Таласский курултай 1269 года иногда называют «Беловежской пущей» XIII века: по его итогам прекратила свое существование единая империя Чингисхана. Именно тогда Джучиев улус (он же Улуг Улус – Великий Улус, он же Золотая Орда) окончательно стал независимым государством.
Об этом историческом событии Президент Касым-ЖомартТокаев говорил на форуме. И оно, без преувеличения, сыграло ключевую роль в истории Казахстана и всей Евразии.
— В чем же состоит эта роль?
– Прежде всего Казахское ханство, 550-летие которого мы отметили в 2015 году, не образовалось «на пустом месте», а вышло из единой «матрицы» Золотой Орды – вместе с Казанским, Крымским, Астраханским, Сибирским ханствами и Ногайской ордой.
Жанибек и Керей, основатели Казахского ханства, а также все последующие его правители, вплоть до последнего хана – Кенесары, принадлежали к Урусидской ветви династии Чингизидов. Их предок Урус-хан – один из золотоордынских правителей XIV века, которого некоторые казахские историки (например, Р. Темиргалиев) отождествляют с легендарным Алаша-ханом.
Однако дело не только в динас­тической преемственности. По мнению ряда ведущих специа­листов, этногенез казахского народа в основном состоялся как раз в золотоордынский период, и на момент распада Орды недоставало только современного названия «қазақ», которое появилось позже, в связи с рядом политических обстоятельств.
Однако уже тогда существовал практически единый кочевой народ Дешт-и-Кипчака, от которого напрямую происходят современные казахи, ногайцы и каракалпаки – три этноса, во всех отношениях чрезвычайно близкие друг другу. Волжские и крымские татары, башкиры также по праву считают себя наследниками Золотой Орды.
Чокан Валиханов в свое время писал: «По преданиям своим киргизы (дореволюционное наименование казахов со стороны российской имперской администрации) почитают себя потомками татар Золотой Орды». Разумеется, термин «татары» у Чокана Валиханова также упот­реблен в его дореволюционном, расширительном значении.
– Можно ли увидеть ордынское наследие в современной казахской культуре?
– Примеров сколько угодно. Основной пласт казахского фольк­лора, во многом общий с казанскими и крымскими татарами, башкирами, ногайцами и каракалпаками, также восходит к золотоордынской эпохе. Прежде всего вспоминаются образы эмира Едиге и Асана Кайгы – советника Азь Жанибека, великого ордынского правителя, которого в русских летописях называли «добрый царь Джанибек».
Первый собственно казахский историк, как известно, Кадыргали Жалаири. Его книга «Жамигат-таварих» – первый казахский исторический труд, это очень золотоордынская книга по содержанию: она показывает прямую связь Казахского ханства и Золотой Орды, дает внутренний взгляд на ее историю.
Ярко отразилось влияние Золотой Орды на духовной культуре Казахстана – именно от Орды, от ханов Берке и Узбекамы унас­ледовали наш традиционный ханафитский мазхаб суннизма, с его рациональным подходом и толерантностью.
На территории Казахстана имеется огромное количество письменных источников и культурных памятников, связанных с Золотой Ордой. Например, историкам хорошо известно, что Казахстан является своего рода «чемпионом» в Центральной Азии по количеству эпиграфических памятников (надгробных ­надписей) золотоордынской эпохи.
Отдельно стоит упомянуть мавзолей Жошы-хана в Улытау. Так «случайно», но весьма символически (!) получилось, что он находится в самом географичес­ком центре Казахстана.
Кроме того, в нашей Атырауской области находится городище Сарайшык – одна из столиц Золотой Орды, где были похоронены ордынские ханы Тохта и Азь Жанибек, а позже – казахские ханы Жанибек и Касым. Это, кстати, тоже весьма символично. И сам город Атырау местные жители еще в советское время называли не «Гурьев», а Уйшик. Так назывался древний золотоордынский город неподалеку, из кирпичей которого яицкие казаки потом построили Гурьев.
Что еще?.. Например, название национальной валюты Казахстана – «тенге» происходит от названия золотоордынской валюты «данг». Кстати, от него же происходит и русское «деньги».
Даже смелая традиция – строить прекрасные города посреди Степи, на ровном пустом пространстве – была в свое время заложена ордынскими ханами. И строительство Астаны в независимом Казахстане – это не просто смелое решение, оно опиралось на вековую традицию, изначально впечатанную в наш «национальный код», по выражению Елбасы Нурсултана Назарбаева.
Примеров на самом деле гораз­до больше. Я навскидку привел те факты, которые сразу вспомнились.
– Но если все настолько очевидно, если ордынское наследие на самом деле повсюду и рядом с нами, почему же тогда казахстанское общество так мало осведомлено об этом? Или так мало обращает внимание на свои ордынские корни?
– Причина предельно проста. Она датируется 1944 годом, когда в СССР было официально запрещено исследование Золотой Орды. Тогда же был объявлен реакционным и запрещен золотоордынский историко-героический эпос «Едиге», общий для казахов, ногайцев, каракалпаков, татар и башкир.
Целый ряд видных казахских историков в тот период подверг­лись преследованиям – например, Алькей Маргулан и Каныш Сатпаев. То же самое происходило в Татарстане.
Впоследствии ордынская тематика оставалась под полным запретом до 80-х годов, когда ордыноведение в Казахстане возродил Вениамин Юдин. Также в 80-е вышла трилогия Ильяса Есенберлина «Алтын Орда» – единственное в истории советского Казахстана литературное произведение об этой славной странице отечественной истории.
Но все же в целом знание о подлинной роли Золотой Орды в истории Казахстана оставалось достоянием узкого круга специалистов. В школьных и вузовских учебниках продолжала господствовать советская версия истории, согласно которой Казахское ханство якобы не связано исторически с Золотой Ордой.
Вот и весь печальный «сек­рет»… Советскому руководству Золотая Орда «мешала» тем, что это было в самом современном смысле слова «государство-state», в котором существовали развитая городская культура и богатая письменная литература, которое имело широкие связи со всем миром и огромное влияние в масштабах континента.
Согласитесь, на этом фоне казахов и другие народы-наследники Орды называть «младшими братьями» было бы… как-то даже неприлично!.. А кроме того, самое «ужасное» – память о Золотой Орде объединяла несколько тюркских народов, давала им живое чувство единства своей общей истории.
По этим причинам тогда было сделано все возможное, чтобы стереть Золотую Орду из памяти народа. Увы, эта тяжелая инерция сформированного тогда исторического «сознания» чувствуется до сих пор.
Следует признать, что, например, в Татарстане пробуждение наступило существенно раньше, и с начала 1990-х годов казанскими учеными была проделана огромная работа по исследованию и популяризации наследия Золотой Орды.
– Но в последние десятилетия в Казахстане все-таки занимались Золотой Ордой?
– Да, конечно, в этом направлении работал целый ряд ученых. Из востоковедов это А. Муминов, М. Абусеитова, Ж. Тулибаева. В Москве живет и работает А. Кадырбаев. Также следует назвать таких известных историков, как А. Кушкумбаев, Р. Темиргалиев, Ж. Сабитов. Эти специалисты сделали очень много для того, чтобы разбить стену забвения. Прошу прощения за патетику, но это на самом деле так и есть.
Приходится признать, что историческое сознание казахов и других тюркских народов СССР в сталинский период подверглось вивисекции беспрецедентного масштаба. И тем более отрадно, что время выз­доровления и прозрения, судя по всему, наконец наступает…
Как сотрудник и патриот Тюркской академии, хотел бы сказать несколько слов о вкладе нашей организации в исследование и популяризацию наследия Золотой Орды.
В 2019 году мы издали ряд научных трудов, посвященных истории и культурному наследию Золотой Орды. Например, 5-томный труд Рашид-ад-дина «Жамиғ-ат-тауарих» в переводе на казахский язык; обработанный нами «Историко-сравнительный словарь тюркских языков XIV века» Э. Наджипа, составленный на материале языка золотоордынского памятника литературы «Хусрау и Ширин»; «Сокровенное сказание монголов», переведенное на казахский язык старшим экспертом академии Н. Базылханом; сборник научных статей «Золотая Орда: история, государственность, культурное наследие».
В мае наша академия совместно с ЮНЕСКО провела в Париже международный форум «Великая степь: культурное наследие и роль в мировой истории», вдохновленный идеями программной статьи Первого Президента Рес­публики Казахстан Нурсултана Назарбаева «Семь граней Великой степи». Ряд секций был пос­вящен культурному наследию Золотой Орды. Проводился нами и ряд других мероприятий.
Научная обработка и издание памятников золотоордынской литературы, а также популяризация ордынского культурного наследия на международной арене – две ключевые задачи. Именно так мы можем разбить старательно созданный в свое время стереотип, согласно которому Золотая Орда была якобы «варварским» государством («паразитическим», по определению Иосифа Сталина), которое ничего не создавало, а лишь разрушало.
Это глубоко ложное представление, для разрушения которого необходимо просто информировать общество о реальной истории и богатой культуре Великого Улуса – благо материала предостаточно.
– Тимур Анатольевич, Вы ведь также достаточно давно занимались Золотой Ордой?
– Я, строго говоря, не историк, а политолог. Ордынской темой занимался сравнительно немного, причем в контексте формирования современной национальной идентичности – социального инжиниринга, как сейчас модно говорить.
В 2010 году в журнале «Казахстан-Спектр» вышла моя статья «Евразийский» бренд и поиск «золотого века» в контексте конструирования «национальной истории» Казахстана». В 2013-м опубликована моя небольшая книжка «Независимый Казах­стан: борьба за прошлое. (Актуальные проблемы современной казахстанской историографии)», в которой те же мысли были развиты несколько более подробно.
Речь шла о том, что Казахстан – не только объективно является прямым наследником Золотой Орды, но более того: именно сейчас обращение к золотоордынскому наследию поможет нам решить целый ряд ключевых проблем в сфере идеологии и, шире, строи­тельства гражданской нации в современном Казахстане.
– Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.
– Как говорится, ұлы сөзде ұяттық жоқ: несмотря на все дос­тигнутые Казахстаном впечатляющие успехи, у нас по сей день остается актуальным различие между понятиями «казахское» и «казахстанское». И на этом различии порой спекулируют нехорошие люди.
В аспекте исторического соз­нания оно проявляется в том, что реально как «общая история для всех казахстанцев» по сей день воспринимается только советский период. Однако мы уже давно не советские люди, и этого явно недостаточно.
Казахское ханство – да, все приз­нают и уважают, но… эта тема интересна главным образом этническим казахам. И это по-своему естественно. Но вот наследие Золотой Орды объективно является в той или иной степени общим практически для всех этносов Казахстана, причем как тюркских (само собой!), так и славянских, особенно если посмот­реть в ракурсе идей евразийства.
Обращение к Золотой Орде в качестве «истока» и «колыбели» казахстанской государственности может раз и навсегда, причем легко и естественно, решить указанную проблему, «удревняя» общую историю всех казахстанцев как минимум до средневекового периода.
Золотая Орда была полиэтничным и поликонфессиональным евразийским государством, которое было широко известно своей политикой толерантности по отношению к различным этносам и религиям. При желании здесь вполне можно (и нужно!) усмот­реть своего рода «исторический прототип» нашей казахстанской модели толерантности. И таким образом сделать эту модель не только «отдушиной» для всех этносов Казахстана, но и предметом искренней гордости для титульных казахов.
Иначе говоря, обращение к золотоордынскому наследию будет способствовать дальнейшей интеграции этносов Казахстана в единую гражданскую нацию, консолидированную вокруг государствообразующего казахского народа.
При этом казахское (этничес­кое) и казахстанское (гражданское) начала смогут стать по-нас­тоящему органичным единым целым, без какой-либо внутренней коллизии.
Такой подход снимает все основные проблемы в сфере идеологии, над которыми уже без малого три десятилетия бьется казахстанское экспертное сообщество. И обращение к наследию Золотой Орды потенциально является ценнейшим стратегическим ресурсом для современного Казахстана.
Следует особо подчеркнуть, что возможность для современного Казахстана опереться на Золотую Орду – это тот редкий случай, когда желаемое и действительное счастливым образом совпадают. Здесь практически не нужно ничего искусственно «конструировать», достаточно просто вернуть народу Казах­стана историческую правду.
Наконец, история Золотой Орды представляет собой наглядную иллюстрацию тезиса, высказанного в программной статье Елбасы «Семь граней Великой степи», согласно которому история Великой степи является общей историей всех этносов Казахстана.
Напомним, Елбасы во всеуслышание заявил о преемственности между Золотой Ордой и Казахским ханством еще в своем «Улытауском интервью» 2014 года, а потом еще раз, в 2015-м, в выступ­лении во время официальных торжеств в честь 550-летия Казахского ханства.
– А откуда появилось само название «Золотая Орда»?
– Хороший вопрос. Как название государства термин «Золотая Орда» впервые появляется в русском историко-публицис­тическом сочинении «Казанская история», написанном в 1566 году, – когда самой Орды уже не существовало. До того момента во всех русских источниках слово «Орда» использовалось, но без прилагательного «Золотая».
Насколько известно, «алтын ордой» называлась ханская юрта-резиденция, позолоченная снаружи. На Руси понятие «Золотая орда» могло использоваться как эквивалент таких современных понятий, как «Кремль», «Белый дом», «Ак Орда». Например, «в Золотую орду вызывали…» (смеется).
Настоящее историческое название этого великого евразийского государства – Ұлық Ұлыс, Улуг Улус (Великий Улус). Именно так оно именуется во всех тюркских письменных источниках – как собственно ордынских, так и внешних. Я полностью согласен с мнением тех специалистов, которые считают, что у нас предпочтительно использовать именно это название – Улуг Улус (Великий Улус или Великое Государство).
Во-первых, это соответствует исторической правде. Во-вторых, наименование «Золотая Орда» вызывает в сознании слишком много ассоциаций, идущих из советского прошлого.
– Тимур Анатольевич, поз­вольте спросить: а не слишком ли много сегодня внимания к прошлому? Не пытаемся ли мы возвеличить себя в далекой истории, чтобы таким образом отвлечься от решения насущных проблем в настоящем?
– Нет, ни в коем случае это не так. Если внимательно посмот­реть на успешный опыт целого ряда стран Азии и Европы, которые сумели осуществить у себя «экономическое чудо» в ХХ веке, – все они, без исключения, опирались на богатую национальную традицию, на гордость за свою историю. Именно оттуда все они черпали свой «символический капитал», который обеспечил им прочный «гуманитарный суверенитет» (есть такой термин).
Можно привести пример проще. Почитайте, что говорят современные бизнес-коучи: успеха в бизнесе легче добиваются те люди, которые имеют возможность законно гордиться своими родителями, своей семьей, своим происхождением. Это факт.
Таким образом, позитивная самооценка нации, опирающаяся на законную гордость за свое историческое прошлое, может и должна служить мощной мотивацией для поступательного развития в будущем.
Можно привести и классичес­кий контрпример. Я имею в виду неудачу советского проекта. Безжалостно искромсали историю не только тюркских, но и русского, и других народов СССР. Остались «деревом без корней». Стали обществом, которое устремилось в будущее, забыв о прошлом. И что в итоге? Как выразился один пуб­лицист, «шли к звездам, и спотк­нулись на жевачке».
Банально, но факт: без прошлого нет будущего.
– Разрешите еще один «провокационный» вопрос. Может ли так случиться, что завтра кто-то захочет объявить нашим «золотым веком», например, эпоху Томирис? Или отметить 4000-летний юбилей Андроновской цивилизации с ее богатейшим культурным наследием? Мы, конечно, утрируем, но все-таки…
– Что ж, захотеть не вредно (смеется). Если же серьезно, то все данные фольклора, этнографии, археологии, политической истории и даже генетики одно­значно и убедительно показывают, что ключевым формативным периодом в истории казахского этноса была именно эпоха Золотой Орды. Именно Золотая Орда является промежуточным скрепляющим звеном между историей Казахского ханства и более древними пластами нашей истории – кипчакским, древнетюркским, хуннским…
В советский период именно искусственное изъятие этого звена породило целый ряд теоретических проблем в казахстанской историографии – прежде всего лишив ее целостности, превратив в «разбитое зеркало».
– Как Вы считаете, что нам сегодня нужно делать, чтобы вернуть казахстанскому обществу его великую историю? Чтобы ее действительно знали и каждый казахстанский школьник гордился Золотой Ордой и не только?
– Сделать необходимо многое. В решении таких вопросов ключевую роль играет образование. Главное – правильно написать учебники истории. Кстати, в учебнике «Общая тюркская история», выпущенном Тюркской академией и уже поступившем в наши школы накануне наступившего учебного года (эта дисциплина будет преподаваться как элективный курс в 8-м классе), Золотой Орде посвящен отдельный раздел.
Сейчас юбилейный год – 750-летие обретения Золотой Ордой полной независимости. Юбилей Таласского курултая 1269 года. Будет просто замечательно, если Республика Казахстан на официальном уровне торжественно отметит эту славную дату, в соответствии с указанием Президента, высказанным в его Послании.
– Год близится к завершению. Успеем ли, даже если решение будет принято?
– Совсем не обязательно проводить этот юбилей «с размахом», требующим длительной подготовки. Не обязательны и большие финансовые затраты, когда у государства так много важных дел. Достаточно трех основных составляющих.
Первое. Непременно официальный уровень. Как 550-летие Казахского ханства в 2015 году. Чтобы не просто «казахстанские ученые» провели, но именно Республика Казахстан – гордо и с достоинством, перед лицом всего мира.
Второе. Максимальное информационное освещение в стране и за рубежом. Опять же вспомним: после юбилея Казахского ханства как минимум «Қазақ хандығы – 550» гарантированно отпечаталось в сознании у всех казахстанцев. Сегодня и стар и млад сразу ответит, сколько лет Казахскому ханству. Сейчас нужно сделать так же.
Третье. Обязательно провести до конца года ряд научных мероприятий, посвященных Золотой Орде и Таласскому курултаю. Наша Тюркская академия тоже планирует проведение международной конференции.
– То есть научная составляющая имеет большое значение?
– Отдельное и очень большое. Даже стратегическое.
Как показал опыт проведения 550-летия Казахского ханства, даже просто официальное анонсирование такой даты само по себе служит мощным толчком для научно-исследовательской работы: проведения научных мероприятий, выпуска монографий и статей. В будущем серьезное, фундаментальное исследование истории Золотой Орды вполне реально может сделать казах­станскую историческую школу мировым лидером в данной сфере.
Дело в том, что, как я уже говорил, именно на территории Казах­стана имеется огромное количество письменных источников и культурных памятников, связанных с Золотой Ордой. Казахстанские историки имеют возможность в своих исследованиях опираться в основном на внутренние источники. Одно это уже изначально дает им огромное преимущество перед всеми иностранными школами.
Какие перспективы это открывает для развития туризма, в том числе международного, – можно легко представить.
Что касается науки, помимо истории, масштабное и комплекс­ное исследование Золотой Орды послужит мощным стимулом для развития целого ряда других областей гуманитарной науки в Казахстане. Прежде всего это касается археологии, историчес­кой экономики, исторической гео­графии, нумизматики, а также источниковедческих и эпиграфических исследований. В итоге продвижение золотоордынской тематики может «спровоцировать» настоящий ренессанс всей гуманитарной науки в Казахстане.
Но самое главное – народ Казахстана обретет целостное видение своего прошлого, и строи­тельство единой гражданской нации в нашей стране получит новый импульс.

Источник — Казахстанская правда

В заповеднике «Иске Казан» состоялось научно-исследовательское мероприятие, посвященное 750 летию Золотой Орды.

29 июня в Заповеднике истории и природы «Иске Казан»  , расположенного в районе Высокая Гора Татарстана состоялось научно-исследовательское мероприятие, посвященное 750 летию Золотой Орды.

На торжестве принимали участие историки, общественные деятели из Татарстана и тюркоязычных государств. Об этом сообщил президент Объединенной организации  азербайджанцев мира Сарраф Керимов.

В своем выступлении на церемонии С.Керимов указал на развитие Азербайджано-Татарстанских отношений.

Далее он выразил свое почтение истории  Российского государства и

татарского народа.  «В этом году исполняется 750-летие Золотой Орде. Во времена существования Золотой Орды, в стране

уже была развита экономика, финансовая система, инфраструктура, цивилизация и армия.
После завоевания Русских земель, Золотая Орда поставила конец междоусобицам среди князей. Золотая Орда обеспечивала в регионе безопасность и целостность инфраструктуры. Политика Золотой Орды несла собой объединяющий характер. Золотая Орда являлась средством взаимосвязи, объединяющей цивилизации в данном регионе. Одним из ключевых значений существования

Золотой Орды является то, что она контролировала Великий Шелковый Путь. Одна из уважаемых и достойных черта Золотой Орды, являлась та, что на завоеванных ею территориях, она оставляла свободу совести, она не навязывала какую-либо идеологию или религию. Она не диктовала свои условия в области культуры и быта. И если мыслить объективно: Роль Золотой Орды в исторических масштабах развития человечества, была весьма значительна» отметил Керимов.
Золотая Орда приняла судьбоносное участие в истории многих народов. Это государство объединило огромную территорию, множество народов. Золотая Орда — это опыт единого централизованного тюркского мира.
«Золотая Орда — наше общее культурно-историческое наследие. Сегодня, когда все говорят о необходимости интеграции и глобализации стоит напомнить такой опыт. Именно в составе Золотой Орды стало возможным объединение, развитие и распространение тюркского языка, как интегрирующего компонента его носителей. Золотая Орда — опыт тюркской цивилизации. Нельзя не согласиться с теми, кто считает, что красивое название << Золотая Орда >> было продумано не татаро-монголами ( они своё государство называли Улус Джучи), а русскими, ведь ненавистному государству красивое название не дают.
Азербайджанская республика с восстановлением своей независимости в 1991 году тесно сотрудничает с современными тюркскими

государствами и с такими организациями как Тюркский Совет, Содружество Тюркских Государств, Объединённая администрация тюркских искусств и языков и т.д. Напомним, Тюркский Совет был создан 3 октября 2009 года в Азербайджане ( Нахичевань ). В Баку в 1998 году была образована Парламентская Ассамблея тюркоязычных стран», — продолжил Керимов.
Далее Керимов отметил , что важной задачей на пути интеграции тюркских стран и организаций и расширения взаимопонимания является данное мероприятие.
» Золотая Орда сыграла огромную роль в истории Евразии, оказала цивилизационное влияние не только на тюркские, но и славянские и другие народы, внесла огромный вклад в создание государственности тюркских народов. Мы гордимся своей доблестной историей, великой историей тюрков. Самые лучшие традиции стоит развивать и возрождать. Это удальство, мужество, безграничная любовь к безграничным степям и полям, это практика сожительста многих народов независимо от происхождения и языка.
Сегодня в Татарстане сохраняется культурно-историческая преемственность, мы тоже считаем себя причастными к тюркской истории и культуре и гордимся нашими братьями, — резюмировал Керимов.

Корпорация «Золотая Орда» — самый мощный инфраструктурный проект Средневековья

Корпорация «Золотая Орда»
Как воинственные кочевники – покорители Европы и Азии – сумели создать самый мощный инфраструктурный проект Средневековья

Алексей Волынец, «Профиль», 14 июня

Этой весной незамеченным прошел эпохальный юбилей – ровно 750 лет, как распалось государство, объединявшее Москву и Пекин. Весной 1269 г. праправнуки Чингисхана разделили на части самую большую континентальную империю в истории человечества, простиравшуюся от Евфрата до Амура, от Дуная до Янцзы… Но даже один из осколков той империи, известный нам как Золотая Орда, еще долго оставался самой большой и могущественной державой Европы – могущественной не только в военном, но и в экономическом смысле. «Профиль» расскажет о той внушительной экономике, что стояла за спиной страшных золотоордынских лучников.

Двуглавый орел «доброго хана»
Едва ли кто-то в современной России не слышал о сокрушительных походах Батыя и татаро-монгольском иге. Но из экономической истории той эпохи вспомнят лишь «ордынский выход», дань, которую русские князья платили завоевателям. Между тем в эпоху Дмитрия Донского только один город Хаджитархан, предшественник современной Астрахани, приносил в казну ордынских ханов в полтора раза больше налогов, чем все Московское княжество.
Можно по-разному оценивать влияние Орды на Русь – мнения тут полярные, от крайнего негатива, традиционного еще с момента зарождения нашей исторической науки, до благостного взгляда в стиле последователей Льва Гумилева. Может, стоит присмотреться и к опыту современного Китая, который вполне сознательно трактует древние кочевые империи Евразии, от хунну до маньчжур, как славные страницы своей истории. Но в любом случае нелепо отбрасывать тот огромный исторический пласт, ту четверть тысячелетия, когда Русь была частью Орды, а царями в русских летописях и документах называли исключительно монгольских ханов.
Мы сегодня каждый день берем в руки монетки с двуглавым орлом и не знаем, что впервые на территории Восточной Европы такие стал чеканить семь веков назад «добрый царь» Джанибек, хан Золотой Орды на пике ее могущества. Едва ли он был добрее Ивана Грозного – убивал братьев в борьбе за трон, но «добрым» назван именно русскими летописями. Этот хан обходился без карательных походов, пресекал междоусобицы князей, защитил Русь от первых попыток экспансии Литвы и обеспечил долгий мир – редкий случай в средневековой истории.
Именно Джанибек в Крыму и на берегах Волги начал чеканить медную мелочь, украшенную стилизованным изображением двуглавого орла. Ведь кроме геральдики Византии двуглавая черная птица – «ике баш кара кош» – встречается и в древней символике кочевой Евразии. Впрочем, при «добром царе» Джанибеке к середине XIV в. впору говорить, как утверждают некоторые археологи, не о кочевой Орде, а о ее стремительной урбанизации…
Сегодня историки насчитывают свыше сотни золотоордынских городов, и это не считая поселений Руси и Волжской Булгарии, будущего Татарстана. Чтобы нашему современнику было понятнее, скажем так: курортная Анапа и нефтяная Тюмень – это города Золотой Орды. Семь веков назад первая именовалась портом Мапа, а вторая была городом Чинги-Тура, центром обширного улуса. Ордынскую Тюмень можно отыскать даже на некоторых западноевропейских картах времен Дмитрия Донского.
Почти все российские города на Нижней Волге, от Самары до Астрахани, имеют золотоордынских предшественников. На южной окраине Саратова семь веков назад процветал город Укек, его упоминает знаменитый Марко Поло. Другой столь же именитый путешественник той эпохи, марокканец Ибн Батута, посетил окраину Саратова 685 лет назад; в сравнении с иными ордынскими городами он описывает Укек как «город средней величины, но красивой постройки с обильными благами». По оценкам археологов, Укек населяли порядка 10 тыс. человек  – «средний город» Орды примерно равнялся Кракову, польской столице той эпохи.

Ордынская урбанизация
Крупные города Орды по праву нужно считать мегаполисами Средневековья. Располагавшаяся между Волгоградом и Астраханью первая столица этого государства, Сарай-Бату, насчитывала 75 тыс. жителей. Неслучайно здесь всего через два десятилетия после походов Батыя возник центр отдельной епархии Русской православной церкви. Вторая столица Орды, Новый Сарай, располагалась недалеко от Волгограда и в эпоху расцвета насчитывала 100–120 тыс. обитателей, уступая по численности населения во всей Европе только Парижу.
При этом в черте современного Волгограда располагалось еще аж два ордынских города. Есть версия XVI века, что один из них, называвшийся Сарычин, и дал позднейшее русифицированное имя Царицын. Всего же на Нижней Волге, по оценкам археологов, насчитывается более трех десятков ордынских городов. От Волгограда до Астрахани они идут почти непрерывной цепочкой. Но накануне появления монгольских завоевателей население этого региона было минимальным. И начиная с Батыя, почти целое столетие владыки Золотой Орды как прямым насилием, так и различными льготами собирали сюда ремесленников и торговцев со всех сторон света, от Руси до Закавказья, от Венгрии до среднеазиатского Хорезма.
Археологические материалы рисуют весьма впечатляющую картину этих мегаполисов – централизованное водоснабжение и дренажная система, многочисленные остатки керамических водопроводных труб. Столичный Сарай – это еще и целая сеть каналов с искусственными озерами. Не меньше развалин дворцов впечатляют и исследованные археологами следы ремесленных производств – отдельные мастерские явно насчитывали сотни работников.
По материалам археологов, наружные стены храмов, дворцов, общественных зданий в тех городах сплошь украшали мозаика и цветные изразцы. То были пестрые и яркие поселения, разноцветные оазисы на зеленых берегах Волги. Как ни странно, но со стилистикой ордынской архитектуры хорошо знакомы мы все, даже те, кто ничего не знает об Орде, знаменитый храм Василия Блаженного на Красной площади, построенный в честь покорения Казанского ханства, сознательно копирует и использует именно ордынские мотивы.
Еще одна специфика мегаполисов Золотой Орды, отличавшая их от большинства городов Востока и Запада, – полное отсутствие крепостных стен! Возникшие в зените военного могущества потомков Чингисхана, эти поселения обошлись без расходов на укрепления, полностью положившись на защиту непобедимой степной кавалерии. Позже это сыграет дурную шутку с городами Орды…
При этом ордынская «урбанизация» не ограничивается только Нижней Волгой. Крупные поселения созданы Золотой Ордой по всей обширной территории – от города Мохши в мордовских лесах до Маджара у современного Буденновска на Северном Кавказе. Полдюжины ордынских городов насчитывают археологи на берегах и притоках Дона. Крупный город с кирпичными строениями располагался южнее современного Запорожья у Днепра – именно из него знаменитый Мамай шел к Куликову полю.
Город Кафа, ныне Феодосия, был владением Орды и Генуэзской республики, на своем гербе и монетах помещая рядом крест святого Георгия, символ Генуи, и тамгу ордынских ханов. В эпоху Дмитрия Донского население этого крымского мегаполиса достигало 70 тыс. человек, вдвое превышая число москвичей.

Торговые товарищества Чингисхана
Как видим, сила Орды опиралась отнюдь не только на голую степь. Монголы, которые пришли с Батыем завоевывать Русь, уже не были дикими кочевниками. За их плечами стояло близкое, хотя зачастую и весьма кровавое, знакомство с наиболее развитыми городскими цивилизациями той эпохи. Покоренные в начале XIII в. Чингисханом и его сыновьями города Китая и Средней Азии превосходили по численности населения крупнейшие мегаполисы Европы в разы.
При этом монголы не только хорошо понимали важность ремесла для военного дела, но и изначально обладали важным отличием от феодальной аристократии иных стран. Эту особенность хорошо сформулировали разведчики и дипломаты китайской империи Южная Сун, воевавшие с монголами долгие десятилетия. В книге «Краткие сведения о черных татарах», созданной в 1237 г., как раз когда монгольские тумены впервые вторглись на Русь, китайцы пишут о преемниках Чингисхана: «Если говорить об их торговле, то они все, начиная от владетеля татар до царевичей, князей, принцесс и прочих, отдают купцам в оборот серебро. Те же покупают всяческие товары и перевозят для торговли в дальних странах…»
Монгольские вожди совершенно не испытывали характерного для иной военной аристократии пренебрежения к торговле и торговцам, а их завоевания катились с Востока на Запад фактически по знаменитому Шелковому пути. Занятые в международной торговле купцы вольно или невольно становились коммерческими партнерами победителей. В монгольском языке для таких купцов был отдельный термин – «уртак» или «ортак». Чуть позже коммерсанты Венеции, на практике познавшие толк в торговле с монголами, будут переводить его как «компаньон» или «товарищ».
Собственные уртакчи, торговые товарищества, упоминаются в связи со всеми заметными вождями Монгольской империи, начиная от самого Чингисхана. Покорение монголами Средней Азии началось в 1218 г., когда власти Хорезма разграбили огромный караван – тысячи верблюдов и четыре сотни купцов, пришедших с Дальнего Востока. Среди ограбленных и убитых оказались уртакчи Чингиса и его ближайших родичей, торговавшие на деньги, добытые победами монголов на берегах Янцзы. Поэтому ровно 800 лет назад, в 1219 г., Чингисхан, не закончив покорение Китая, начал войну с хорезмшахом, владыкой Средней Азии и Ирана. Именно перипетии той войны приведут один из монгольских корпусов в причерноморские степи, где на реке Калке произойдет первое столкновение русичей и всадников Чингисхана.
Пройдет больше столетия, и золотоордынские власти будут столь же последовательно защищать своих компаньонов‑уртакчи. В архивах Венеции сохранилась подробная дипломатическая переписка с ханшей Тайдулой (женой, матерью и бабкой нескольких ханов) по поводу ордынских купцов, ограбленных в 1353 г. где-то между Константинополем и Критом в ходе морской войны венецианцев и генуэзцев. Любопытен состав этих ордынских коммерсантов, работавших в доле с высшей монгольской аристократией, – араб Сабадин, персы Идумелик и Юсуф, греки Феодор и Калос, русские Иван и Степан.
В ходе атаки венецианцев на генуэзцев тогда пострадали и капиталы еще незнаменитого в отечественной истории ханского родича Мамая. Его убытки оценивались в 2,5 кг золота – внушительная сумма для той эпохи, когда драгметаллы стоили на порядок дороже, чем сегодня. Венецианцам в итоге пришлось освободить захваченных купцов и выплатить в Орду компенсации. По требованию ханши Тайдулы оплатили даже работу переводчиков и бумагу, на которую в ходе переписки с итальянской республикой потратилась «достопочтенная императрица татар», как ее именуют в документах Венеции.

Итальянские партнеры Орды
Завоевав Восточную Европу от устья Волги до устья Дуная, подчинив Крым и сделав своим данником Новгород, монголы Батыя стали хозяевами важнейших торговых путей, игравших в ту эпоху столь же стратегическую роль для экономики, как в наше время трансграничные газо- и нефтепроводы. Создавший некогда Русь путь «из варяг в греки», соединявший Балтику с Каспием волжский путь «из немцев в арабы», сухопутный путь «из хазар в немцы» от будущей Казани до Карпат и, конечно же, северный рукав Великого шелкового пути от Аральского моря до Азовского – все стало собственностью ханов Золотой Орды на четверть тысячелетия.
Разорив и уничтожив в ходе похода Батыя многие города, монголы почти сразу принялись за целенаправленное восстановление торговли. Итальянский монах Плано Карпини (это в его мемуарах впервые прозвучал странный этноним «монголо-татары») посетил Киев в 1244 г. Спустя всего четыре года после штурма города Батыем, он встретил в древнерусской столице массу европейских купцов из Польши, Австрии и Италии. По свидетельству арабских очевидцев середины того века, множество русских купцов встречалось им не только на Нижней Волге, у Каспия, но даже в Малой Азии, на средиземноморском побережье современной Турции.
До нас дошли отдельные документы, которыми власти только что возникшей Орды восстанавливали международную торговлю. «Менгу Темерево слово к Ярославу князю: дай путь чист немецким гостям на свою волость», – гласит текст указа хана Менгу-Темура, внука Батыя, к брату Александра Невского. Речь о беспошлинном доступе ганзейских «гостей»–купцов с Балтики к торговому пути по Волге. Аналогичный указ есть и в отношении Смоленского княжества. Тогда же, в 1270 г. в договоре Новгорода и Владимирского княжества встречается прямая ссылка на указ ордынского «царя»–хана о свободе торговли: «А гости нашем гостите по Суждальской змли без рубежа, по цареве грамоте…»
Сохранились и договора Орды с итальянскими торговыми республиками той эпохи. «В год обезьяны восьмого месяца в четвертый день убывающей Луны, у реки Кобан на Красном берегу мы подписали…» – столь поэтично звучат строки торгового договора 1333 г., заключенного между Венецией и imperatore Tartarorum, как в официальном переводе на латынь обозначался титул хана Золотой Орды. Точнее, лишь венецианцы считали, что они заключили договор, а у золотоордынской бюрократии это официально называлось «Хан даровал алотамговый ярлык старшим народа и общины венецианцев, чтобы их корабли совершали куплю-продажу». «Народ и община» – так золотоордынские чиновники скрестили монгольский «улус» и итальянскую «коммуну»…
Торговый договор с Ордой заключили не только могущественные в ту эпоху Генуя и Венеция, но даже итальянская Пиза. Город – республика знаменитой падающей башни получил право коммерции в отдельной гавани близ устья Дона, именовавшейся в документах «Порт-Пизано».

Щадящие пошлины
Оседлав северную ветку Великого шелкового пути и иные торговые трассы Восточной Европы, монголы со времен Батыя на целое столетие оказались в необычайно удачном положении, превратившись в настоящую торговую сверхдержаву. Дело в том, что с середины XIII в. до середины XIV в. иные торговые пути, соединяющие Дальний Восток и Западную Европу, оказались крайне трудны для стабильной коммерции.
Чуть позже Батыева нашествия на Русь другие внуки Чингисхана завоевали Иран и Ирак, но их наступление в Сирии остановили египетские мамлюки. И на век с лишним началась перманентная война монгольских ханов Персии с султанами Египта, затруднявшая, а порой и блокировавшая всю торговлю через порты Леванта (современные Сирия, Ливан, Израиль).
Древний морской путь из Индийского океана и Красного моря через Египет в Средиземноморье также в то столетие проигрывал по удобству трансконтинентальным караванным тропам Золотой Орды.
В Египте XIII в. пошлины на транзит товаров составляли 15% от их стоимости, а с началом долгой войны с монгольскими ханами Персии выросли до 35%. К тому же хозяева исламского Египта мамлюки – это те, кто отбил Иерусалим у крестоносцев, поэтому римские папы в то столетие регулярно декларировали запрет на торговлю католиков с сарацинами. У Орды таких проблем не было – при свойственной потомкам Чингисхана веротерпимости в Сарае даже открылась католическая епархия. Наш современник удивится, узнав, что во времена Ивана Калиты на землях Золотой Орды насчитывалось аж 18 католических монастырей.
Но вернемся от монахов к международной коммерции, тем более что францисканцы папы римского немало способствовали торговым связям Орды с Западом. Южные конкуренты ордынских торговых путей в ту эпоху сталкивались еще с дополнительными расходами. В Делийском султанате, который к началу XIV в. контролировал почти весь Индостан и его порты, транзитные пошлины составляли 25%. Прибавим их к 35% египетских и оценим таможенные ставки Золотой Орды, установленные на порядок ниже 3%.
К тому же монголы, покорившие Китай – главный источник шелка и основных транзитных товаров, – базировались на севере той страны, у современного Пекина. Морской торговле через далекие южные порты они предпочитали понятный им сухопутный Шелковый путь. Вдобавок ханы Золотой Орды, являясь самостоятельными правителями, еще долго декларировали приверженность формальному единству Монгольской империи. Когда в Москве княжил Иван Калита, с берегов Волги в Пекин отправляли русских и осетинских воинов служить в личной охране китайских императоров монгольской династии Юань. В ответ из Пекина даже начисляли ханам Золотой Орды, как потомкам Чингиса, долю с налогов нескольких провинций Китая – при пересчете в серебре та доля с берегов Хуанхэ в три раза превышала то, что по «ордынскому выходу» платила вся северо-восточная Русь.
Словом, опираясь на тесные отношения с монгольскими хозяевами Пекина и учитывая все трудности альтернативных торговых трасс того времени, Золотая Орда на целое столетие с выгодой для себя обеспечила настоящий «северный поток» – бесперебойный и удобный транзит товаров между Востоком и Западом.

Ханская таможня и «Мамай‑4%»
Бюджетные росписи Золотой Орды нам неизвестны, но, по оценкам историков, таможенные пошлины в данном государстве играли роль не меньшую, чем все налоги с покоренных народов. Кстати, для кочевников и оседлых налогообложение в Орде было разным (1% с приплода стад для первых и 10% урожая для вторых), имелись и экзотические налоги вроде особого акциза на производство стрел.
При этом Орда обладала развитым бюрократическим аппаратом для учета и взимания всех сборов. Таможней занимались особые ханские чиновники, «тамгачи» и «тартанакчи». Первые взимали «тамгу» – полагавшийся сбор, отсюда и ведет свое начало наш современный термин «таможня». Вторые, на русском языке их именовали «весовщиками», были чем-то вроде современных таможенных брокеров – занимались учетом, взвешиванием и определением рыночной стоимости товара.
Ордынские власти умело и целенаправленно манипулировали ставками таможенных пошлин. Например, установили, как сейчас сказали бы, «запретительную», вывозную пошлину 50% на единственный товар – необработанную кожу, когда ее слишком много стали вывозить морем генуэзцы. По немногим сохранившимся документам известно, что в 1290 г. экспорт необработанных кож из ордынских степей в Италию исчислялся сотнями тонн и давал 70% прибыли. Но это сырье требовалось в Орде для собственных ремесленников – известно, что «юфть», в том числе из Руси, тогда пользовалась высоким спросом как на Востоке, так и на Западе.
При этом в Орде от всех сборов освободили ввоз и любые операции с драгметаллами. Держава наследников Батыя была богата, но не имела своих золотых и серебряных рудников – все золото Золотой Орды было привозным, поэтому ханы всячески стимулировали приток драгоценных металлов.
В сентябре 1343 г. в городе Азове венецианец Андриоло Чиврано повздорил с ордынским купцом Ходжой-Омером. Купец дал венецианцу пощечину, а тот зарезал обидчика. Детали той ссоры многовековой давности нам известны потому, что вызвали грандиозные последствия для международной торговли и политики той эпохи. Пользуясь инцидентом, власти Орды подняли таможенные пошлины с 3% до 5% – это даже заставило две постоянно воевавшие и смертельно конкурировавшие торговые республики, Геную и Венецию, временно заключить мир и союз, чтобы попытаться восстановить прежние условия коммерции.
Ордынцы тогда на уступки не пошли. Но позже, в 1356 г., «добрый царь» из русских летописей Джанибек заметил, что генуэзцы успешно вытесняют венецианцев из портов Крыма. Чтобы подогреть конкуренцию, хан предоставил Венеции право в одной из крымских бухт (Провато, у современного Коктебеля), ближайшей к генуэзской Феодосии-Кафе, торговать по прежнему таможенному тарифу 3%.
Накануне 1380 г., готовясь к столкновению с московским князем Дмитрием, еще не Донским, ордынский властитель Мамай, чтобы заручиться поддержкой Генуи, снизил для ее купцов таможенные пошлины с 5% до 4%. Один процент в трансконтинентальной торговле – «северном потоке» Орды – значил настолько много, что был способен менять политические расклады…

Корпорация «Золотая Орда»-2
«Профиль» завершает рассказ об экономике и внешней торговле одного из самых могущественных и уникальных государств Средневековья

Алексей Волынец, «Профиль», 16 июня

Семь столетий назад Золотая Орда, отнюдь не являвшаяся сборищем диких кочевников, контролировала основные торговые трассы той эпохи. Более века ордынский «северный поток» – пролегавший в Поволжье участок знаменитого Шелкового пути – играл ведущую роль в трансконтинентальной коммерции Востока и Запада. Конечно, мы не знаем и уже никогда не узнаем всю статистику ордынской торговли. Но отдельные цифры и детали сохранились до наших дней, и они впечатляют.

Ордынский хлеб
Прежде всего на Западе были востребованы ценившиеся буквально на вес золота главные товары Великого шелкового пути – собственно шелк и специи. Именно они давали главную сверхприбыль «северного потока» по-золотоордынски. В 1395 г. венецианские галеры привезли по Черному морю в Италию 22,6 т шелка и 8,7 т перца. В 1396 г. две галеры по тому же маршруту везли 14,5 т шелка и 7,5 т индиго, драгоценного и востребованного в ту эпоху красителя. В 1404 г. на двух галерах в Венецию доставили из черноморских портов Орды 28 т шелка, 20 т перца, столько же индиго, 7 т корицы и 4 т имбиря… И это цифры тех лет, когда экспорт Орды упал из-за внутренних междоусобиц и антимонгольского восстания в Китае, а Венеция проигрывала конкуренцию Генуе, резко сократив свою коммерцию в Черноморском регионе.
Но помимо транзитных товаров, поистине драгоценных, у Орды было немало продукции собственного производства, пользовавшейся высоким спросом на Востоке и Западе. Сквозь века чудом дошел архив документов за 1289–1290 гг., принадлежавший Ламберто ди Самбучето, генуэзскому нотариусу Кафы, как тогда называлась Феодосия, главный торговый порт Крыма в ту эпоху. Только по одному контракту, заключенному 729 лет назад, капитан навы (крупного грузового судна) «Сан Маттео» обязался доставить из Крыма в Средиземное море почти 620 т зерна.
Здесь речь уже не о транзитных товарах Дальнего Востока, а о том, что производилось на территории Орды. Трехмачтовый «Сан Маттео» вез хлеб причерноморских степей в Пизу, Геную и испанскую Малагу. Число мачт нам известно потому, что от их количества зависела портовая пошлина, взимаемая ордынскими чиновниками в гаванях Черного моря.
В ту эпоху на юге Европы лучшей считалась пшеница итальянской Падуи и острова Родос. Следом за ними шло зерно из «портов Газарии», как итальянские торговцы именовали Приазовье. Продажа в Италии ордынского зерна давала до 50% прибыли. По оценкам историков, в отдельные годы XIV в. до трети потреблявшегося в Генуе зерна составляла продукция Орды.
Здесь стоит пояснить, что это именно хлеб не лесной Руси, а южных степей, где крупные сельскохозяйственные анклавы XIV в., отмечают и современные археологи. Благодаря жесткой вертикали власти в эпоху расцвета Орды кочевники там мирно уживались с хлебопашцами. Венецианский дипломат Иосафат Барбаро описывает в Северном Приазовье у Дона чуть ли не колхозы под управлением ханских чиновников с коллективной пахотой и жатвой.
Составленный в 1303 г. в Венеции «куманский кодекс» – словарь наиболее распространенного тюркского наречия Золотой Орды – содержит не только ордынские аналоги специализированной финансовой лексики типа «ломбард», но и развитую терминологию, относящуюся к земледелию. При этом для XIV в. известны факты экспорта ордынского зерна не только на Запад, в Средиземноморье, но и на Восток, в Хорезм, где цены на пшеницу были гораздо выше, чем в Придонье и Поволжье.

Шкурный бизнес степняков
Помимо впечатляющего экспорта зерна архив генуэзского нотариуса Феодосии за 1290 г. фиксирует вывоз из Орды 6,5 тыс. т соли, 2078 т воска и почти 4 тыс. т осетрины. Соль тогда была дорогим товаром, ее добыча в Крыму и низовьях Волги давала ханам Орды немалую прибыль, а донская и волжская осетрина, как и черная икра, уже в ту эпоху была востребованным деликатесом городских верхов Италии. Воск активно использовался не только на свечи, но был критически важен для итальянских мануфактур при производстве лучших сортов бумаги.
Обширные зеленые степи от Дуная до Кубани и Волги, конечно же, давали и богатую продукцию скотоводства. В Орде установили строгий порядок кочевого землепользования и налогообложения степняков – ежегодно хану причиталась сотая часть приплода всех животных. Показательно, что, по данным археологов, средний рост крупного рогатого скота в цветущих южных степях Золотой Орды был почти на 10 см выше, чем скота, который разводили тогда на территории лесной Руси. Венецианский дипломат Барбаро пишет о степных стадах почти восторженно: «Прекрасные крупные быки, причем в таком количестве, что их хватает даже на итальянские бойни. Их гонят в Польшу, а некоторую часть направляют через Валахию в Трансильванию, кроме того, в Германию, а оттуда уже ведут в Италию…»
Но, конечно, главным богатством степей были кони – основная «военная техника» той эпохи. Их экспорт приносил Орде, ханам и их купцам-уртакчи впечатляющую прибыль. По свидетельствам арабских документов, средний конь у Волги стоил 5–6 динаров, а в Индии продавался минимум в 30 раз дороже! Хотя логистика такой торговли через Иран и Афганистан была крайне сложна, но очевидцы описывают табуны до 4 тыс. лошадей, разом уходившие из ордынских степей на юг. Любопытно, что тем же путем в Индию купцы Орды везли и русские льняные ткани, пользовавшиеся высоким спросом, – в афганском Герате, «воротах Индии», семь веков назад владимирский и ростовский лен продавался с прибылью 300%.
Еще больший барыш давала торговля мехами, ведь Орда в эпоху расцвета контролировала все пути, связывавшие основные торговые города с бескрайними лесами по обе стороны Урала. Средневековые арабские купцы, частые гости в ордынских мегаполисах на Волге, с восторгом описывают «буртасских» (мордовских) рыжих и чернобурых лис, медвежьи и волчьи шкуры от черемисов, бобровые и куньи меха от коми-пермяков. Из зауральской Югры по Каме в ордынское Поволжье поступали самые ценные меха той эпохи – горностаи и соболя.
Путешественник XIV в. Ибн Батута описывает, как в ордынском городе Маджаре (ныне север Пензенской области) встретил купца из испанской Андалусии. Там же, в городе посреди мордовских лесов, который несколько лет был столицей Золотой Орды, марокканец Батута наблюдал, как местные купцы готовились к поездке в «страны мрака», к полярному Уралу, чтобы вести «немой торг» с аборигенами северной тайги и тундры, меняя горностаев и соболей на стеклянные бусы.
«Горностай – лучший сорт мехов, он чрезвычайно бел. В Индийских землях шуба из него стоит 1000 золотых динаров. Соболь ниже его; шуба из него стоит 400 динаров. Одна из особенностей этих шкур та, что в них не забираются вши», – пишет Ибн Батута и подчеркивает, что на Крайнем Севере ордынские купцы приобретают меха, достаточные для такой шубы, меняя их на цветное стекло ценой в Поволжье не более 1 динара.
Пушнина из Орды шла и в западном направлении. Объемы экспорта беличьих шкурок, самого ходового меха той эпохи, поражают и в наши дни. Например, только в 1392 г. в Генуэзскую республику привезли 1,2 млн беличьих шкурок! В 1394 г. Венеция купила в Орде 480 тыс. шкурок. Этот мех не был элитным товаром, стоил недорого, но его вывоз из Орды давал в Италии не менее 100% прибыли. Небольшие партии ордынской белки в ту эпоху продавались даже в Египте и Южном Йемене.

Ассортимент работорговли
Рассказывая об ассортименте международной торговли Средних веков, нельзя обойти и такой специфический товар, как живые люди. Экспорт рабов был важной составляющей ордынской коммерции. Воображение нашего современника сразу нарисует страшные картины, как злые кочевники массово торгуют несчастными покоренными русичами. Но экономическая реальность эпохи расцвета Золотой Орды была иной. Русские отнюдь не доминировали в качестве живого товара – основную массу экспортных невольников из Золотой Орды составляли кочевые тюрки, семь веков назад столь же чуждые господствующей монгольской верхушке, как и лесные народы.
Русские жили куда дальше от основных центров работорговли, к тому же княжества северо-востока Руси пользовались сравнительно высокой автономией. Карательные походы ордынцев на Русь случались не каждое десятилетие, тогда как работорговля шла ежегодно, а многочисленные роды тюрок, кочевавших в степях от Дуная до Урала, напрямую подчинялись монгольской элите – были банально ближе и доступнее для властей и работоргового бизнеса.
При этом в степях у кочевников куда больше была развита продажа в рабство собственных детей и родичей – в условиях нередкого падежа скота при особенностях полукочевого образа жизни, где не требовалось слишком много рабочих рук, постоянно возникал избыток лишних ртов. Тогда как у землепашцев, наоборот, в силу трудоемкости их хозяйства переизбытка рабочих рук не было, поэтому своих продавали куда меньше даже в голодные годы. Упрощенно говоря, пастухов для воспроизводства кочевой и полукочевой экономики требовалось меньше, чем пахарей и жниц в оседлом хозяйстве.
Значительная часть рабов мужского пола, шедших на экспорт из Золотой Орды эпохи ее расцвета, продавалась целевым назначением в Египет и Сирию. Туда рабы поставлялись крупными оптовыми партиями – минимум несколько тысяч человек ежегодно (такие объемы уже давали очень весомую выручку в серебре и золоте). Продавались эти рабы в мамлюки, конные воины. И подросток из кочевых или полукочевых тюрков уже был удобной «заготовкой» кавалериста. Ребенок же русских и прочих оседлых народов в этом плане был менее удобен, а значит, как живой товар более дешев – а ведь и в ту эпоху работали неумолимые законы рынка: чем меньше спрос, тем меньше предложение…
То есть работорговцам эпохи расцвета Золотой Орды русичи в виде рабов были куда менее интересны и выгодны, чем тюрки. Так, в Каире XIV в., где были самые высокие расценки на невольников, по данным генуэзских и венецианских купцов, молодой раб из кочевых тюрков стоил 130–140 дукатов, а такой же славянин – всего 70–80. Поэтому неудивительно, что в дошедшей до нас статистике крымской Кафы XIV в. почти 80% проданных рабов составляют различные «татары»–тюрки. Ситуация кардинально изменится лишь после распада Золотой Орды, когда Крымское ханство, где потомки Чингисхана уже окончательно ассимилируются с тюрками, сделает источником прибыли набеги на украинские и русские земли.

Экзотические товары Орды
Семь столетий назад из Орды на внешние рынки поставлялось и немало специфического товара. С Крайнего Севера вместе с мехами привозили моржовые клыки и даже мамонтовые бивни, ценившиеся наравне с драгоценной слоновьей костью. Известно, что ордынские купцы ездили к берегам Белого моря для добычи кречетов, из которых получались лучшие ловчие птицы – уникальный, штучный товар, ценившийся в ту эпоху дороже элитных коней и девственных красавиц. Встречаются упоминания о продажах из Орды в Египет даже экзотических шкур белых медведей.
Если с Востока в ордынские города Поволжья, на Русь и в Европу шел китайский фарфор и фаянс, то в обратном направлении поставлялся балтийский янтарь, экзотический товар для Поднебесной. Известен целый клад, обнаруженный в подвалах Благовещенского собора Московского Кремля, – несколько чаш, блюдо и осколки сосудов из самого дорогого и качественного китайского фарфора, датируемого XIII–XIV вв., эпохой расцвета Орды. При раскопках ордынских городов обнаружены даже раковины-каури с Мальдивских островов, игравшие роль разменных монет на берегах Индийского океана и в Южном Китае.
В Донбассе, у современной Горловки, в эпоху Золотой Орды работали рудники, поставлявшие на западноевропейские рынки «киноварь», сульфат ртути, – в Средние века самый ходовой ингредиент для производства красителей, придававших тканям красный цвет. Из лесного Великого княжества Владимирского ордынские купцы активно вывозили в Европу ныне прочно забытый товар – дубовую кошениль, или «русский кермес», как его именовали в средневековой Италии. Это сушеные насекомые, добывавшиеся из коры отдельных пород дуба, дававшие самый яркий оттенок алого, – особая ценность в Средние века, лучший источник такой расцветки. По документам XV в. известен венецианский купец Джакомо Бадоэр, вывозивший из Орды сушеных жучков многими центнерами, в поистине промышленных масштабах для той эпохи.
Великий шелковый путь, оживленный в эпоху расцвета Орды, способствовал и транзиту нематериальных ценностей. Все мы знаем о берестяных грамотах Древнего Новгорода, а среди археологических находок в окрестностях ордынского города Укека, располагавшегося у южной окраины современного Саратова, найдена берестяная рукопись XIV в. – некто семь веков назад на берегу Волги переводил на монгольский уйгурскими буквами китайские стихи… Сам же город Укек в ту эпоху был хорошо известен даже в Испании.
На атласе 1339 г., изготовленном (кстати, при помощи донецкой киновари из Орды) на острове Мальорка картографом Анджелино Дальорте, родственником одного из генуэзских послов к ордынскому хану Узебку, предшественник Саратова обозначен как производитель «сахарного корня». Это изначально китайское растение, известное ныне как поручейник сахарный, в Средние века, до распространения настоящего сахара, высоко ценилось за сладковатый вкус длинных корней.

Орда – Золотая, деньги – бумажные
Золотая Орда обладала и всем экономическим инструментарием, необходимым для успешной работы трансконтинентальных торговых путей. Достаточно напомнить, что именно Орда впервые познакомила Западную Европу с бумажными деньгами. Сами монголы впервые встретились с купюрами еще при Чингисхане в Китае, а первый дошедший до нас подробный рассказ об операциях европейских коммерсантов с ордынской бумажной наличностью относится к 1357 г.
Тогда в крымской Кафе представители флорентийских банкиров Барди, направляясь за шелком в Китай, по требованию монгольских властей обменяли свою серебряную монету на непонятные им «желтые кусочки бумаги», изготовленной из коры шелковицы. Эту финансовую операцию европейцы провели не без сомнений и тревоги, но в 9‑месячном пути на Дальний Восток бумажный груз оказался удобнее металлического, а в далеком Пекине итальянцы без труда купили за ордынские «бумажки» вожделенный шелк.
Бумажные купюры Золотой Орды не дошли до наших дней. Возможно, их просто не было и власти Орды использовали ассигнации, массово выпускавшиеся монгольской династией Юань в Пекине, – первые в истории человечества полноценные банкноты. Они обладали всеми реквизитами современных купюр, вплоть до надписи, предупреждающей об ответственности за подделку. Только звучала она абсолютно в духе наследников Чингисхана: «За изготовление фальшивых денег даже глава многодетной семьи будет казнен».
В отличие от купюр, до наших дней сохранилось огромное количество серебряной и медной монеты Золотой Орды, археологи вообще отмечают крайне высокую монетизацию экономики и жизни в городах этого государства. Ордынские ханы несколько раз проводили унификацию денежной системы, добиваясь, чтобы в огромной державе обращались монеты одинакового веса и стоимости, а первая известная нам медная мелочь русских княжеств возникает в XIV в. именно под влиянием ордынского опыта.
Помимо финансов Золотая Орда создала и выдающуюся для той эпохи транспортную инфраструктуру. Еще в годы Батыя западноевропейские очевидцы описывают целые поселки, созданные на Волге «из русских и сарацин», освобожденных от любых налогов и занимавшихся исключительно переправой людей и грузов через великую реку. Наверное, многие слышали про впечатляющую систему «ямов», почтовых эстафет Монгольской империи, пролегавших через весь континент. Московская Русь свою стратегическую систему «ямской гоньбы» наследовала именно оттуда, и не только саму организацию, но, как видим, даже терминологию.
В Золотой Орде подобная система работала и для грузовых коммуникаций. Почти марсианская по пустынности и рельефу местность, расположенная между Каспием и Аралом (плато Устюрт), в наше время привлекает любителей экстремального туризма. Но в эпоху расцвета Золотой Орды это плато с северо-запада на юго-восток пересекала почти прямая линия из десятков обустроенных караван-сараев, главный путь из Поволжья к центру Азии. Дорога через пустыню, от города Сарайчика на реке Урал до Хорезма на реке Амударье, занимала четко отмеренное время – 20 суток на верблюдах или 40 суток на воловьих упряжках. Это не скорость гонца с письмом, а именно скорость обремененного поклажей торгового каравана.

Ордынский мост через Урал
Путь груженой телеги из среднеазиатского Хорезма до южного берега Крыма в эпоху расцвета Золотой Орды занимал ровно три месяца, а путь торгового каравана от устья Дона до центра современного Китая – 274 дня. Тогда как во времена расцвета Римской империи, по свидетельствам античных историков, путь грузов на этом участке занимал до четырех лет! Не обремененная грузами почтовая эстафета от Волги до Монголии по ордынским станциям – «ямам» шла всего 120 дней.
Четкие, почти бухгалтерские описания торговых трасс Золотой Орды нам оставили сторонние, непредвзятые наблюдатели – коммерсанты Венеции, Генуи и прочих торговых республик Италии, вроде флорентийца Франческо Пеголотти. «Путь из Таны (Азова) в Китай безопасен и днем, и ночью…», – писал он в 1340 г.
По законам Золотой Орды каравансалар, начальник каравана, обладал той же властью, что и капитан судна в открытом море. Для удобства Великого шелкового пути у города Сарайчика, крупного ордынского поселения в низовьях реки Урал, в XIV в. ежегодно после ледохода строился наплавной мост – первый постоянный мост через большую реку на границе Европы и Азии.
Вся развитая для той эпохи инфраструктура, все великолепие Орды создавалось и процветало целое столетие после Батыя. Затем настало два века деградации и распада. Ровно 660 лет назад в Золотой Орде началась, говоря словами русских летописей, «великая замятня» – внутренняя усобица, сменившая на ханском троне за два десятилетия три десятка претендентов. «Великая замятня» совпала с резкими переменами на стартовом участке Великого шелкового пути – пока московский князь Дмитрий готовился к Куликовской битве, далеко на Востоке грандиозное восстание китайцев смело монгольскую династию. Ордынский «северный поток» сразу перестал быть самым выгодным и удобным транзитом.
Внутреннюю стабильность Орды на короткое время восстановил хан Тохтамыш. Последний успешный захват ордынской кавалерией Москвы он начал с задержания всех русских купцов в Поволжье, хорошо понимая, что коммерция – это передача не только товаров, но и информации…
Взлет Тохтамыша прервала грандиозная война с Тамерланом, самым могущественным и самым жестоким полководцем той эпохи. Многодневные битвы на Терке и Кондурче (современная Самарская область), в которых участвовали и русские вассалы Орды, по числу войск значительно превосходили Мамаево побоище. Нашим современникам они почти неизвестны, хотя именно там защитили Русь от характерных для Тамерлана башен из черепов. «Железному хромцу» хватило сил уничтожить лишь Елец, но почти все поволжские города Орды в 1391–1395 гг. он выжег напрочь – вспомним, что, созданные на пике могущества монголов, они не имели крепостных стен.
Победы и расправы Тамерлана окончательно сместили транзитные потоки товаров на юг, к Персии и морским трассам Индийского океана. «Северный поток» по-золотоордынски захирел. Следующие полтора столетия поволжские города, основанные еще Батыем, деградировали вместе с распадающейся Ордой. Когда при Иване Грозном сюда пришли русские, то застали лишь осколки и развалины былого величия. 430 лет назад, в 1589 г., по указу царя Федора Иоанновича, на остатках Хаджитархана начали «ломать мизгити и полаты в Орде и тем делати» астраханский Кремль. Качественный «мамайский» кирпич из развалин ордынских городов в Нижнем Поволжье добывали еще в конце XVIII в. – Россия утилизировала наследие Золотой Орды не только в политическом смысле.

Источник — Профиль