Израиль станет экспортером газа?

Опубликовано 06 Июл 2013

На фоне проходящего в Москве Второго саммита Форума стран-экспортеров газа внимание экспертов привлекает появление новых претендентов на вступление в этот эксклюзивный клуб из 13 государств, в частности, за счет освоения новой мощной газоносной провинции в Восточном Средиземноморье, открытой в самые последние годы. Безусловным лидером в ее разработке является Израиль, не дожидающийся ни окончательного юридического закрепления месторождений, ни устранения возникающих в связи с этим споров с соседями… [learn_more caption=»О чем идет речь — открытой в самые последние годы»]
Морская и воздушная блокада Кипра, организованная Турцией, большим сюрпризом не стала. Анкара подошла к этому решению без долгих раздумий, пытаясь решить в Средиземном море одновременно две задачи: не допустить выхода из-под контроля добычи Республикой Кипр нефти и газа на шельфе возле острова и подготовиться к дальнейшему обострению отношений с Израилем… В начале сентября Анкара заявила, что корабли турецких ВМС будут сопровождать гражданские суда, следующие с гуманитарными грузами в Газу. Затем, 22 сентября, турецкие власти объявили о решении увеличить количество фрегатов, несущих дежурство в Средиземном море, до восьми единиц (до этого дежурные силы ВМС Турции в регионе насчитывали три фрегата и одну подводную лодку). Это было воспринято как продолжение истории с «Флотилией свободы», но был здесь и аспект, не связанный с гибелью турецких граждан от рук израильского спецназа во время штурма судна «Mavi Marmara» в 2010 году.
Как заявил премьер Турции Реджеп Тайип Эрдоган, что его страна предпринимает шаги для того, чтобы остановить одностороннуюю эксплуатацию Израилем природных ресурсов восточного Средиземноморья. Анкара оперирует международными нормами, согласно которым разработка газовых и нефтяных месторождений в восточной части Средиземного моря (так называемый «блок 12») невозможна ни со стороны Израиля, ни со стороны Республики Кипр без согласия Турецкого Кипра (Турецкая Республика Северный Кипр – ТРСК). Однако ТРСК – государство непризнанное (в ООН ее признает только Турция), а потому рассматривать данный вопрос в контексте международного права никто, кроме Анкары, не собирается. 12 сентября Анкара выставила израильской стороне свои условия. В частности, доклад ООН, подтверждающий законность блокады Израилем Сектора Газа, был объявлен «не имеющим законной силы», а израильскую сторону предостерегли от принятия каких-либо мер против турецких кораблей, следующих курсом на Сектор Газа. Израильским военным кораблям, пересекающим 12-мильную линию его территориальных вод, грозят ответные действия со стороны турецких ВМС. В турецком ультиматуме отдельно упомянуто, что данные правила распространяются также и на израильские нефтяные и газовые буровые платформы на дальности более 60 миль от израильского берега. В середине сентября по СМИ прокатилась лавина сообщений о том, что в начале месяца Израиль и Греция заключили пакт о взаимной обороне. Израиль вышел на эти договоренности на основании решения израильского «кабинета восьми» (кабинет министров), который был экстренно созван из-за возникновения турецкой угрозы израильским нефтегазовым буровым установкам, расположенным между Израилем и Кипром.
По мнению «кабинета восьми», силовые действия Анкары против Кипра в случае их начала будут сопровождаться и действиями против израильских нефтегазовых платформ в Средиземном море. Одновременно Турция выступила активным защитником прав еще одной стороны – Ливана, борющегося с «энергетической экспансией» Израиля в Средиземном море. Здесь как нельзя кстати пришелся израильско-ливанский конфликт вокруг разработки Израилем недавно открытых на средиземноморском шельфе месторождений газа «Левиафан» и «Тамар», на которые претендует ливанская сторона. С середины сентября 2011 г. конфликт начал стремительно развиваться.
Напомним: специалисты говорили о наличии крупных нефтегазовых месторождений в данных районах еще с 2008 г., а разведочное бурение, проведенное в декабре 2010 г. американскими и израильскими компаниями, дало результаты, превзошедшие все ожидания. В общей сложности оценочные запасы газа в трех месторождениях (включая месторождение «Далит») составляют 700 млрд. кубометров, чего Израилю при нынешних газовых потребностях хватит на 150 лет. Это позволило израильскому руководству говорить не только о полном удовлетворении внутреннего спроса, но и об экспорте газа в Европу. Однако дело газом не ограничивается: по мнению специалистов, тут же находятся и залежи нефти, запасы которых могут составить более 3 млрд. баррелей, что для Израиля является серьезным показателем. Но речь пока идет о перспективных разработках, поскольку месторождения находятся на большой глубине – более 1500 м, но в Израиле уже заговорили о полном отказе от экспорта углеводородов (что, кстати, бьет и по планам «Газпрома»). В то же время свои права на данные месторождения предъявил Ливан, к которому эти залежи газа географически ближе. Однако здесь в силу вступили правила большой политики: на запрос министра иностранных дел Ливана Али Шами в адрес генсека ООН Пан Ги Муна с требованием остановить разработку Израилем месторождений «Левиафан» и «Тамар» ООН ответила отказом вмешиваться в ситуацию. По словам пресс-секретаря ООН Мартина Незирки, «мандат международного миротворческого контингента UNIFIL не позволяет перекраивать уже имеющиеся морские границы». Это и было использовано Анкарой, которая выступила с полной поддержкой Бейрута. Беря на себя роль защитницы ливанских интересов, Турция автоматически получает поддержку большей части арабского мира и внерегиональных держав, не испытывающих симпатий к Израилю. Что касается Республики Кипр, то она с 2011 года начала работы по изучению своих нефтегазовых запасов на шельфе. Турция заявила о незаконности таких работ и о своей решимости к противодействию. В частности, турецкие власти пообещали отправить к Кипру военные корабли для эскортирования своих геологоразведочных судов. Тем не менее в середине сентября американской компанией Noble Energy, которой правительство Кипра дало разрешение на добычу газа (выбор компании представляется не случайным), было начато пробное бурение на месторождении газа на шельфе к югу от острова. 21 сентября Турция и ТРСК заявили о готовности подписать соглашение о границах в акватории Средиземного моря, что позволило бы сторонам приступить к разработке шельфовых месторождений. В этот же день в беседе с министром иностранных дел Турции Ахметом Давутоглу госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила: «Кипр проводит свою промышленную деятельность под протекторатом ООН и имеет на это право». А уже 22 сентября Турция получила от Северного Кипра разрешение на проведение геологоразведки к югу от острова. В тот же день из Стамбула по направлению к Эгейскому морю вышли три боевых корабля, а за ними — исследовательское судно «Piri Reis». По данным турецкого издания Hurriyet, это судно принадлежит норвежской геологоразведочной компании CGGVeritas, которая базируется во Франции, а в 2009 году приобрела норвежскую компанию Wavefield Inseis, также занимающуюся геологоразведкой. «Piri Reis» должно начать изучение участка шельфа как раз там, где ведет геологоразведку американская компания по контракту с Республикой Кипр. Одновременно с началом блокады Кипра турецкие власти засвидетельствовали свою полную решимость идти до конца в начавшейся «энергетической войне». Перед этим Анкара заявила, что отношения Турции с Евросоюзом будут полностью заморожены, если в 2012 году к Республике Кипр перейдет председательство в ЕС без предварительного решения кипрской проблемы. «Если мирные переговоры не принесут результатов и ЕС передаст председательство южному Кипру, в отношениях Турции и ЕС наступит настоящий кризис», — заявил заместитель премьер-министра Турции Бешир Аталай. И это было лишь первым дипломатическим ходом Анкары. Свои действия Турция подкрепила еще одним довольно неожиданным шагом – реанимацией вопроса «турецко-армянских протоколов». Практически одновременно с началом блокады Кипра Совет министров Турции принял решение вернуть в повестку дня парламента не утвержденные предыдущим созывом 166 законопроектов из 171, в том числе и подписанные в Цюрихе, но не ратифицированные армяно-турецкие протоколы. Перед этим власти Турции заявляли о том, что цюрихские протоколы превратились в «пройденный и ненужный этап», что заставило все заинтересованные стороны (Армения – Россия – США – ЕС — ООН) забыть о возможности налаживания конструктивного диалога между Анкарой и Ереваном, по крайней мере, в ближайшей перспективе. Итак, Турция, которая обеспечивает восточный фланг НАТО, затеяла сложную многоходовую игру, общий замысел которой пока не ясен… Любое неверное движение с её стороны, как и со стороны тех, кто втягивается в эту игру, может спровоцировать последствия, выходящие далеко за пределы Ближнего и Среднего Востока. http://www.fondsk.ru/news/2011/09/28/energeticheskaja-vojna-v-sredizemnom-more-10505.html [/learn_more] Чтобы прочитать, откройте вкладку Израильтяне много лет искали нефть и газ на своем шельфе, но по-настоящему крупные его запасы были обнаружены американской компанией Noble Energy лишь в 2009-2010 годах. По предварительным оценкам, речь идет о 950 млрд. кубометров газа, потенциальная стоимость которого превышает 260 млрд. долл. Основные месторождения — это «Тамар» (283 млрд. кубометров), расположенное в 90 км к западу от порта Хайфа на глубине 5 тысяч метров, и «Левиафан» (450 млрд. кубометров), находящееся в 140 км от берега, ближе к морской границе с Ливаном. Разработчиками «Тамара» являются Noble Energy и израильская Delek Group, принадлежащая местному миллиардеру Ицхаку Тшува. Управляющей компанией по разработке «Левиафана» стала австралийская Woodside Petroleum, после того как многие гранды в этой отрасли от подобной «чести» уклонились из-за региональной нестабильности и спорного характера месторождений. Энергетический гигант Royal Dutch Shell, например, из-за опасения санкций со стороны арабских стран продал свою долю в компании Woodside Petroleum, когда та вошла в израильский проект. (1) Месторождения газа и нефти в Израиле Карта в полном размере: Месторождения газа и нефти в Израиле На «Тамаре» 30 марта с.г. в присутствии министра энергетики Сильвана Шалома во время празднования еврейского Песаха уже началась подача газа. Открытие состоялось даже вопреки протестам ортодоксальных раввинов, осуждавших нарушение святости праздника, что само по себе говорит о том значении, которое придается в стране этому событию. Министр Шалом заявил, что «вместе с появлением в Израиле собственного природного газа страна вступает в новую фазу своего развития». Ицхак Тшува сказал, что месторождение «Тамар» можно смело назвать национальной гордостью страны». (2) Начало эксплуатации месторождения «Тамар» превратило Израиль из импортера в потенциального экспортера голубого топлива. После довольно бурных споров по поводу того, какой его объем целесообразно вывозить, а какой оставлять себе – разработчики для оправдания своих расходов настаивали на максимальной экспортной квоте в 55%, — в конце июня с.г. правительство Нетаньяху приняло более осторожное решение. В соответствии с ним, предполагается увеличить долю газа, который останется в Израиле для нужд его экономики, с 450 млрд. кубометров до 540 млрд. кубометров. Доля экспорта составит от 260 до 360 млрд. кубометров. Таким образом, лишь 40% объема месторождений газа будет продано за границу, а остальные 60% обеспечат Израиль энергоносителями на 25, а то и на 30 лет. «Нам пришлось искать баланс между необходимостью в природном газе для производства электричества и желанием заработать деньги на продаже газа, — заявил Нетаньяху. — В течение 20 лет мы получим в качестве концессионных выплат с продажи газа 60 млрд. долларов. Это очень большие деньги».
Кроме того, за счет собственной добычи газа Израиль ежегодно будет экономить около 4 млрд. долл., затрачиваемых ныне на импорт энергоносителей. (3) Израиль — нефть Израиль — нефть Сильван Шалом подчеркнул, что правительство решило растянуть период энергетической независимости Израиля с 25 до 30 лет. «Тот факт, что буровые работы на двух лицензиях не дали результата (лицензии «Сара» и «Мира»), подтолкнул нас в направлении увеличения резерва энергоносителей для израильского хозяйства», — сказал министр. (4)
Вместе с тем реализация указанных планов может натолкнуться на серьезные препятствия. Одно из них состоит в том, что четкой делимитации морской экономической зоны в этом районе из-за разногласий между расположенными здесь странами до сих пор нет. Помимо Израиля, о своих притязаниях на обладание хотя бы частью «газового пирога» Восточного Средиземноморья заявляют Кипр, Ливан, Сирия, Египет и Турция, а также стремящаяся к обретению полной независимости Палестина. Вопрос осложняется и неурегулированными спорами между этими странами, с одной стороны, и Израилем – с другой. Ливан, например, до сих формально находящийся с Израилем в состоянии войны, направил в ООН обращение о том, что последний нарушил границу ливанского континентального шельфа. Сирия считает, что часть месторождения «Левиафан» простирается вплоть до ее экономической зоны. Египет полагает, что месторождение ближе к египетскому городу Дамиетта (190 км), чем к израильской Хайфе (по версии Каира якобы 235 км).
Карта в полном размере: Израиль — Скважины по добыче нефти и газа
Больше информации на http://voprosik.net/izrail-stanet-eksporterom-gaza/ © ВОПРОСИК

Кроме того, как утверждают в Каире, и «Тамар», и «Левиафан» расположены на южном склоне подводного хребта, принадлежность которого Египту уже давно установлена. Палестина обвиняет Израиль в прямой краже газа на шельфе сектора Газа. (5) Анкару больше заботят планы газодобычи на месторождениях у побережья Кипра, а также израильско-кипрский газовый альянс по добыче, сжижению и транспортировке голубого топлива. Израиль — Скважины по добыче нефти и газа Карта в полном размере: Израиль — Скважины по добыче нефти и газа В Турции считают, что при этом не учитываются интересы непризнанной Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК), которую поддерживает Анкара. Вполне очевидно, что в этих условиях рассчитывать на продуктивное сотрудничество стран региона по совместному освоению разбросанных здесь запасов не приходится. (6) Премьер-минист Израиля Б. Нетаньяху уже распорядился сформировать спецподразделение по защите газовых месторождений. Оно включает в свой состав ракетные катера и БПЛА. Ведутся переговоры с США и Германией о закупке для этих сил четырех фрегатов. По некоторым оценкам, государству придется тратить около полумиллиарда долларов в год на обеспечение охраны месторождений и газовой инфраструктуры. (7)

Карта в полном размере: Израиль — концессии на нефть и газ

 

 

Это отрицательно скажется и на общей рентабельности производства, и на себестоимости добываемого сырья, как считает, в частности, израильский министр инфраструктуры Узи Ландау. (8) Имеющиеся противоречия с соседями едва ли остановят Израиль при использовании газа для собственных нужд. Нынешний хаос в регионе в этом смысле в краткосрочной перспективе вполне на руку Тель-Авиву. А вот амбициозные планы по экспорту, без которого невозможно обеспечить необходимые инвестиции в разработку месторождений и присутствие авторитетных международных игроков, вызывают серьезные сомнения.
Примером таких амбиций является, например, доклад израильского Института политики и стратегии (Institute for Policy and Strategy) по поводу дипломатических и геополитических последствий открытия крупных запасов газа. (9) Израильские эксперты оценивают перспективы его поставки в Европу, исходя из явно завышенных прогнозных резервов в 3 трлн. кубометров, о которых без особых дополнительных исследований было заявлено в U.S. Geological Survey. Они подчеркивают, что если современные тенденции на этом рынке сохранятся, то к 2020 году половина европейского потребления газа будет обеспечиваться российскими поставками.
Карта в полном размере: Месторождения газа и нефти в Израиле
Больше информации на http://voprosik.net/izrail-stanet-eksporterom-gaza/ © ВОПРОСИК
Евросоюз хотел бы сократить эту долю, по крайней мере, до четверти. Израиль, особенно если подтвердится прогноз о расширении его запасов, начиная с 2016 года, может как раз стать, по мнению экспертов Института политики и стратегии, таким надежным альтернативным источником поступления газа в Европу на протяжении, по крайней мере, 50 лет. Согласно этим расчетам, Израиль мог бы поставлять ежегодно в Европу до 30 млрд. кубометров газа и «снизить ее зависимость от российского газа до 23%». Выводы довольно смелые и, по всей видимости, отражающие настроения определенной части израильской военно-политической элиты, но не подкрепленные никакими реальными показателями. Во-первых, даже вывод дополнительных 30 млрд. кубометров газа на европейский рынок при общем потреблении там около 500 млрд. кубометров не приведёт к такому резкому падению доли России на этом рынке. Во-вторых, шансы на объемы израильского газового экспорта в 30 млрд. кубометров газа в год пока не просматриваются, в лучшем случае этот экспорт может составлять ежегодно около 10 млрд. кубометров, о чем говорят и одобренные правительством Нетаньяху контрольные цифры. Выводы же о том, что поставки израильского СПГ могли бы позволить стране углубить отношения с Индией, Китаем, Японией, Южной Кореей и даже «вывести из-под российской зависимости Грузию», звучат и вовсе фантастически, равно как и расчеты поставлять газ на компенсационной основе вместо США «стратегическим партнерам» американцев в Европе. (10)
И это всё лишь на основе предполагаемых полпроцента от мировых запасов газа. Даже вывоз достаточно скромных объемов газа из Израиля сопряжен с трудно разрешимыми проблемами. Из-за споров с соседями Тель-Авив откровенно мечется, не имея четко выверенной концепции реализации газового экспорта. Начав с варианта совместного с Кипром строительства на территории острова завода по производству сжиженного природного газа (СПГ), Израиль впоследствии от строительства отказался из-за дороговизны и протестов Турции. Затем по предложению Анкары изучался маршрут прокладки газопровода через турецкую территорию с глубоководным морским участком, обходящим экономические зоны Ливана и Сирии. Идея была отвергнута: израильяне не захотели попадать в зависимость от Турции, которая, как и конечный потребитель — Евросоюз, могли потребовать уступок по палестинскому вопросу.
Израиль — нефть
Больше информации на http://voprosik.net/izrail-stanet-eksporterom-gaza/ © ВОПРОСИК
После этого возникла идея строительства завода СПГ на собственной территории, первоначально даже с привлечением «Газпрома», от сотрудничества с которым, впрочем, «по стратегическим причинам» правительство Нетаньяху вскоре тоже отказалось, предпочтя французскую компанию Technip. И вот последняя новость: пройдя по кругу, израильтяне вновь вернулись к идее стоительства терминала СПГ в Василикосе на южном берегу Кипра (недалеко от порта Лимасол). В конце июня с.г. владельцы кипрского месторождения «Афродита» (70% Noble Energy и 30% израильская компания Delek Group) подписали предварительный договор о строительстве до 2019 года терминала стоимостью 6 млрд. долл. Израильское месторождение «Левиафан» находится в непосредственной близости к «Афродите», поэтому после окончательного решения об экспорте израильского газа компании приступят к прокладке трубопровода, соединяющего оба месторождения. (11) Однако нет никаких сомнений в том, что Анкара сделает всё возможное, а силы у нее для этого, с учётом турецкого военного присутствия на севере Кипра, имеются, чтобы сорвать данный проект.
В результате из всех рассматриваемых вариантов единственно реальными в настоящий момент являются поставки израильского газа в Иорданию, предварительная договоренность о которых уже достигнута. Но это не более 1.5 – 2 млрд. кубометров в год (12), да и то при условии, что «арабская весна» не доберется до Хашимитского королевства. Вот так происходит крушение амбиций, когда не дружишь с соседями.
http://www.fondsk.ru/news/2013/07/02/opravdajutsja-li-nadezhdy-izrailja-na-gazovyu-ekspansiju-21373.html