ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ВОСТОЧНО-АЗИАТСКОМ РЕГИОНЕ В КОНЦЕ XIX ВЕКА

Максим Васильев

В статье рассматривается сложное геополитическое противостояние Российской империи и западных держав в Восточноазиатском регионе в XIX веке. На конкретных примерах сравниваются модели воздействия России и Запада на такие страны как Китай и Японию, которые являлись заложниками борьбы мировых держав. Автор доказывает, что политика англосаксов в этом регионе была направлен не только на установление колониальной экспансии, но и на сдерживание России и недопущение нашей державы к выходу в восточные моря.

После того как отгремели многочисленные сражения наполеоновских войн, и в Европе установился мир и спокойствие, глобальное противостояние мировых держав вступило в новую фазу. Серьезное усиление России в европейской дипломатии, её территориальное увеличение и экономическое развитие серьезно беспокоили наших главных конкурентов – англичан. Весь последующий век тонкая и часто эффективная политика англосаксов была направлена на сдерживание России и недопущение сухопутной державы к выходу в моря. Для этого использовались два излюбленных метода западной политики – подталкивание к войнам с Россией других государств и стимулирование внутреннего социального взрыва в нашей стране. Череда русско-турецких и русско-иранских войн XIX века есть ничто иное, как результат противостояния наших держав. Если мы внимательно изучим историю этих военных конфликтов, разберемся в хитросплетениях дипломатии, то всегда сможем найти следы английского влияния. Крайне редко англосаксы вступают в большую борьбу, жертвуя своими войсками или флотом, их излюбленный способ воздействия это тайная дипломатия и финансовое воздействие на правительства других стран. Война чужими руками, создание точек напряженности и управляемого хаоса – вот оружие западной политики. И нужно признаться, в этом Великобритания преуспела, продемонстрировав всему миру, что такой циничный и жестокий метод может раз за разом приносить свои плоды.

Во второй половине XIX столетия противоречия России и Англии наметились в трех направлениях. Первое – желание России усилиться на Балканах и Закавказье, взяв под свой контроль стратегически важные проливы Босфор и Дарданеллы, что позволило бы нам не только контролировать регион, но и иметь возможность оперативного выхода Черноморского флота в Средиземное море. Для сдерживания нашей страны использовались Турция и Иран, а также горские народы Кавказа, активно воюющие с русскими войсками английским оружием. Второе – усиление России в Средней Азии, покорение Хивинского, Кокандского и Бухарского ханств и выход к границам Афганистана. Российская империя успела обойти Великобританию и первой взять под свой контроль эти территории. В противном бы случае, Средняя Азия превратилась бы в колонию англичан и была бы экономически разоряема ими. Третья зона противоречий связана с территориями Восточной Азии.

Со второй половины XIX века внимания целого ряда держав было приковано к Китаю – огромной стране, богатой природными ресурсами, но потерявшей былую мощь и силу.

Китай переживал сложные времена, и во многом был вынужден подчиняться воли англичан. Вторая опиумная война 1856 – 1860 годов имела две главных цели англичан: сделать Китай полуколонией и мировой торговой площадкой, а также вытеснить Россию из этого региона. Так, еще в 1854 году иностранные державы потребовали от китайского руководства пересмотреть Нанкинский договор с Россией и изменить границы. После того как Китай отказался это сделать, военная агрессия Запада была неизбежна. Поводом для начала войны стал арест властями Гуанчжоу британского судна «Эрроу», которое было заподозрено в контрабанде и транспортировке наркотиков. Совсем скоро войну Китаю объявила Франция. Предлогом стало убийство французского миссионера в провинции Гуанси. Объединенная эскадра англичан и французов достаточно легко разгромила китайский форт Даго в 1858 году и практически безнаказанно высаживала свои десанты на территории Китая. На первом этапе боевых действий против китайцев действовали и военные корабли США. Слабо вооруженная китайская армия была просто не в состоянии дать отпор мощнейшим державам мира. Единственной страной, относительно дружественно настроенной по отношению к Китаю была Российская империя. Не смотря на то, что Россия также преследовала свои цели в этом регионе, российская дипломатия предлагала Китаю равноправный диалог, не основанный на диктате военной силы. В сложившихся обстоятельствах в 1858 году русские дипломаты убедили руководство Циньской империи заключить Айгунский договор, по которому Россия получала право на левый берег Амура и контроль над Уссурийским краем. Но сам по себе Айгунский договор мало что давал России, необходимо было утвердиться на этих территориях и удержать их. Именно в этих целях в 1859 году генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьев-Амурский, обходя на корабле берега залива Петра Великого, обратил особое внимание на хорошо укрытую бухту и приказал основать на её берегах пост, который назвал Владивостоком. А 20 июня 1860 года сорок солдат третьей роты 4-го Восточносибирского линейного батальона под командованием капитан-лейтенант А.К. Шефнер и прапорщика Н.В. Комарова разбили в удобном месте палаточный городок где был поднят русский трехцветный флаг. Через месяц после первой высадки на берег в бухту Золотой Рог пришел винтовой корвет «Гридень» под командованием капитан-лейтенанта Г.Х. Эгершельда. Корвету была поставлена задача нести охрану поста Владивосток и обеспечивать гарнизон необходимыми припасамиi.

Важнейшую роль в усилении России в Дальневосточном регионе сыграл Н.Н. Муравьев-Амурский. Именно этот исторический деятель одним из первых понял стратегическое значение дальневосточных территорий, за которые разворачивалась большая борьба во второй половине XIX века. Так, 25 июля 1859 года он сообщал в Иркутск генерал-майору Михаилу Корсакову следующее: «Бухту Посьета мы отмежёвываем себе и границу проводим до устьев Тюмень-Улы, которая составляет границу Кореи с Китаем. Не хотелось бы захватывать лишнего, но, оказывается, необходимо: в бухте Посьета есть такая прекрасная гавань, что англичане непременно бы её захватили при первом разрыве с Китаем… При устье реки Суй-Фуна, немного северо-восточнее бухты Посьета, множество прекрасных заливов. Вообще всё это пространство морского берега, от Посьета до Поворотного мыса, вёрст на 200, изобилует прекрасными заливами и гаванями, столь привлекательными для морской державы, что англичане (если бы это оставалось китайским) всё захватили бы, тем более что в 1855 году они все эти места видели, описали и даже карты издали»ii. Именно это обстоятельство заставляло Россию проявить максимум усилий, как в военном, так и дипломатическом плане. Именно Муравьев-Амурский будет автором идей строительства Транссибирской железнодорожной магистрали и создания Тихоокеанского флота. Все эти идеи реализуются в среднесрочной перспективе.

Но в 1859 году проблема пребывания России на этих приграничных территориях усугублялась еще и тем, что китайцы достаточно долго отказывались ратифицировать Айгунский договор, что порождало множество споров и трудностей в вопросе разграничения территорий. Направленный в Пекин для подписания окончательных договоренностей о границе, граф И.П. Игнатьев, натолкнулся на мощный протест со стороны китайских дипломатов. Китайской стороной было заявлено, что Айгунский договор был самовольной ошибкой чиновников, которые уже наказаны императором, а сам документ не имеет никакой юридической силы. Переговоры зашли в тупик, в результате чего русскому посланнику пришлось тайно покинуть Пекин и примкнуть к англо-французской делегации. В это время западные союзники продолжали делить Китай.

В 1860 году англо-французские войска встретились в Гонконге и высадились в Бэйтане, затем союзные войска заняли Тяньцзинь, был разграблен Летний императорский дворец Юаньминъюань. Этот дворец был настоящей сокровищницей, в которой маньчжурские богдыханы собрали ценности и произведения искусства всех императорских династий Китая. Союзники тут же сочли дворец своим военным трофеем и начали его грабёж. Поначалу экспроприацию проводили централизованно, чтобы разделить ценности поровну между Англией и Францией. Однако в дальнейшем европейские солдаты и офицеры приступили к грабежу ценностей «самостоятельно». Объём и стоимость похищенных ценностей не поддаются учётуiii. Пекину также угрожала участь разорения, ставился вопрос о сохранении правящей династии. Именно в этих условиях проявился талант И.П. Игнатьева. Подходя к Пекину, русский посланник всячески стремился защитить местное население от бесчинств французов и англичан. И чем сильнее было мародерство союзников, тем больше симпатии китайцев склонялись на русскую сторону. Именно русский посол уговорил европейских интервентов не уничтожать династию и защитил Пекин от разграбления, выступив посредником в переговорах. Китайцы, в свою очередь, попросили графа И.П. Игнатьева смягчить притязания европейцев, которые требовали немедленной выплаты за погибших, наказания виновных, уничтожения до основания Летнего дворца. Игнатьев обещал содействие по девяти пунктам из 10. И гарантировал полную безопасность китайским дипломатам при подписании всех договоров. Все данные обещания русский посол в дальнейшем исполнил. Вторая опиумная война и агрессия европейских коалиционных войск заставила китайское правительство уступить воле Запада. 12 и 13 октября 1860 года в Пекине князем Гуном были подписаны трактаты с англичанами и французами. В соответствии с Тяньцзинским договором Англия, Франция и США получали свободное право торговли по всему Китаю, в Пекине открывались иностранные миссии, а сами миссионеры получали практически неограниченные права, снижались пошлины для иностранных торговцев и легализовалась опиумная торговля. Под управление Англии отходила южная часть Цзюлунского полуостроваiv. Когда европейцы покидали Пекин, началась секретная часть русско-китайских переговоров. Китайская сторона в сложившихся обстоятельствах и в знак благодарности русскому послу за спасенный Пекин согласились принять русские требования. В окончательном варианте Пекинского трактата от 2 ноября 1860 года подтверждался Айгунский и Тянцзинский договора и устанавливалась новая пограничная линия от устья Уссури до реки Ту-мынь-дзян на границе с Кореей. Также, оговаривались равные и свободные торговые отношения между государствами. Чуть позже, весной 1861 года, была согласована карта разграничения территорийv. Н.Н. Муравьев-Амурский писал министру иностранных дел России князю А.М. Горчакову следующее: «Все сомнения рассеяны, теперь мы законно обладаем и прекрасным Уссурийским краем, и южными портами, и приобрели право сухопутной торговли из Кяхты, и учреждения консульств в Урге и Кашгаре. Все это без пролития крови, одним уменьем, настойчивостью и самопожертвованием нашего посланника, а дружба с Китаем не только не нарушена, но скреплена более прежнего. Игнатьев превзошел все наши ожидания…»vi.

Пекинский трактат, подписанный в тайне от наших «западных партнеров» был одним из колоссальных успехов русской геополитики и большой неожиданностью для англичан.

Усиление России в Китае и установление контроля над Японским морем существенно нарушило планы Великобритании и Франции. Известно, что захватывая китайские территории, англичане планировали зимой 1860 года высадить десанты для занятия пролива Посьет, который находится вблизи Владивостока. Как показала история опасения и прогнозы Н.Н. Муравьева-Амурского были совершенно справедливы. Россия смогла опередить англичан всего на пару месяцев. 2 октября 1860 года к берегам Китая подошла сводная русская эскадра из Средиземного моря, взяв под охрану новые русские земли и прикрыв Владивостокvii. В такой ситуации англичане сразу отказались от идеи с морским десантом. Борьба за влияние в регионе мировых держав вступила в новую фазу. Поняв, что побережье Японского моря для Англии потеряно, наши «западные партнеры» сконцентрировали свои усилия на создании среднесрочных и долгосрочных проблем для России на её границах. Попыткой реванша за Пекинский договор стало масштабное восстание националистов в Польше 1863 года. Эмигрантские польские организации, которые базировались в Лондоне и Париже подняли антирусский мятеж, который начался с резни спящих русских солдат. Требования мятежников были традиционны – территориальный распад России, отделение от нее стратегически важных территорий, имеющих удобный выход в моря. Лозунг поляков о восстановлении своего государства «От моря до моря» подразумевал отделение от России Белоруссии, Украины и части балтийского побережья. В результате подавления восстания русские войска потеряли 4500 человек, поляки около 30 тысяч. Такая война на уничтожение была выгодна только нашим геополитическим конкурентам, так как отвлекала Россию от других задач, истощала её ресурсы и давала возможность оказывать дипломатическое давление. Более того, Англия и Франция поддерживали повстанцев ложными обещаниями, давая им надежду на иностранное вмешательство в конфликт, по примеру Крымской кампании. Технология «управляемого хаоса», так активно применяемая в наши дни, закладывалась и оттачивалась еще два столетия назад. Правительство Франции, Англии и Австро-Венгрии сразу же в ультимативной форме потребовали уступок польским повстанцам, что являлось грубым вмешательством во внутренние дела нашей страны. Более того, английские и французские представители обратились ко всем европейским державам с приглашением принять участие в давлении на Россию по польскому вопросу. Французский министр иностранных дел писал по этому поводу: «Дипломатическое вмешательство всех кабинетов оправдывается само собой в деле общеевропейского интереса, и они не могут сомневаться в спасительном во всех отношениях влиянии единодушной манифестации Европы»viii. Однако не все державы откликнулись на этот призыв. Например, Швейцария и Бельгия уклонились от участия в манифестации, а в Берлине заявили английскому посланнику, что согласие на его предложение поставило бы его в противоречие с самим собой. Дипломатическое давление на Россию не привело к ожидаемым результатам, восстание было подавлено, а русское правительство не уступило. К этому времени окончательно было покончено и с религиозным радикализмом на Кавказе. В этой ситуации Запад измелил тактику давления. Теперь за основу был взят политический террор и подготовка революции в России руками народниковix.

Расшатывать ситуацию внутри Российской империи силами народников удавалось лишь до прихода к власти императора Александра III, который достаточно эффективно и быстро сумел стабилизировать ситуацию и покончить с политическим терроризмом. Запад потерял на время возможность использовать эти рычаги воздействия на русское правительство, а сама Россия получила возможность существенно усилиться в Восточноазиатском регионе. При Александре III русско-китайские отношения вышли на новый уровень. В 1881 году в был подписан договор «Об урегулировании пограничных вопросов» по которому был решен ключевой вопрос о передаче Китаю Кашгарской провинции (западный Китай, Синьцзян). Суть проблемы заключалась в том, что в 1876 – 1877 годах в результате восстания местных мусульман в Кашгарской провинции была свергнута китайская власть. Повстанцы провозгласили образование независимого исламского государства Йеттишаар. В этой ситуации Китай обратился с просьбой о помощи к России на основании чего были введены русские войска в Кашгарскую провинцию, а силы повстанцев разгромлены. В 1881 году, согласно Петербургскому договору, Россия вывела войска из Кашгарской провинции, вновь передав её Китаю. Помимо решения вышеизложенного вопроса, была окончательно определена российско-китайская граница в районе реки Черный Иртышx. Сторонником сближения с Китаем был и министр финансов России С.Ю. Витте. Так по его инициативе в 1895 году был учрежден Русско-Китайский банк, а в следующем году заключен Договор «О союзе и постройке Китайско-Восточной железной дороги» (КВЖД). Статья 1 договора предусматривала военный союз, который должен был вступить в силу в случае нападения Японии на Россию, Китай или Кореюxi. Также, этот договор предусматривал строительство железнодорожной ветки «Чита – Харбин – Владивосток». Данная ветка имела большое значение для двух стран как в военно-стратегическом, так и в экономическом плане. Главным успехом России тихоокеанском регионе стало подписание «Русско-китайской конвенции о Ляодунском полуострове» в 1898 году, в результате чего Россия получила в аренду на 25 лет Порт-Артур и его торгового соседа порт Дальний. Отдельно оговаривалось, что Порт-Артур будет открыт только для русских и китайских кораблей. С одной стороны это открыло дорогу русскому флоту к берегам Желтого моря, с другой, приобретение Порт-Артура стало отправной точкой будущей войны России с Японией. Важно отметить, что именно японцы, оказывая военное давление на Китай, рассчитывали получить в аренду этот порт и разместить в нем свои военные корабли. Державы моря не могли смириться с таким усилением России, приобретающей возможность такого оперативного использования своего Тихоокеанского флота. Классическое противостояние моря и суши продолжалось.

Если стимулирование национального вооруженного сопротивления и терроризма в России было ближайшей ответной реакцией Запада на упрочнение позиций России в Средней и Восточной Азии, то в долгосрочной перспективе для ослабления нашей страны на Дальневосточных рубежах стала планомерная подготовка другого государства для войны с нами. И такой страной, которая стала послушной марионеткой Запада в большом геополитическом противостоянии, была Япония.

Но прежде чем эта страна станет ударным кулаком Запада в Тихоокеанском регионе, нужно было сломить национальное сопротивление японцев, открыть границы этой страны, сменить правителя и загнать государство в долговую зависимость. Для достижения своих целей западным державам понадобилось около сорока лет.

В 1860 году в Японии возникли массовые антиевропейские восстания, которые привели к изгнанию иностранцев. Самураи убили представителя английского консула, затем был убит представитель американского консульства, затем английский купец, были обстреляны иностранные суда. Так как главное острие  национального движения было направлено против Англии, английское правительство взяло на себя инициативу карательной операции. Начались военные действия против Японии. Англичане обстреляли столицу княжества Сацума – город Кагосим а в мае 1864 года объеденная эскадра Англии, США, Франции и Голландии регулярно обстреливали побережье княжества Тёсю. Через два года такого силового давления на Японию, была заключена новая конвенция о импортных тарифах, которая усугубила экономическое положение в Японии. А с 1868 года западные державы всемерно поддержали 15-летнего императора Мейдзи, правление и реформы которого кардинально изменят страну и войдут в историю под названием «Революция Мейдзи». За несколько десятилетий Япония сумела создать и перевооружить новую армию, по европейскому образцу, построить современный флот, развить свою экономику. Только за период с 1868 по 1885 годы в Японии было введено в строй около 1300 промышленных предприятий. Всех этих успехов новое японское правительство смогло добиться только благодаря огромным американским и английским кредитам, выделяемым на развитие этой страны. Также европейские державы активно делились с японскими партнерами новейшими технологиями и военными инструкторами. К 1870-м годам японскими войсками фактически командовали американские советники. Практически весь броненосный флот Японии к началу ХХ века был построен на верфях Англии, на верфях Англии и США строились крейсера и миноносцы. Японскую армию учили немецкие и американские инструкторы. Любопытен и тот факт, что финансировали Японию те же банки, которые поддерживали деньгами революционеров в России: банк «Кун, Лееб и Ко», связанный с Варбургами и Ротшильдами, также причастны к финансированию японцев Рокфеллеры и Морганы. Причем такая финансовая помощь Японии еще и приносила экономическую выгоду, так как выдаваемые кредиты моментально уходили обратно на Запад в качестве оплаты закупаемых вооруженийxii. Таким образом, Япония достаточно быстро растратила значительную долю своего суверенитета и была вынуждена выполнять волю своих заморских кураторов, чем они неоднократно пользовались.

С 1880-х годов Япония для европейских держав неоднократно становилась своеобразным ударным кулаком при достижении экономических и политических целей. Так, американцы и англичане подтолкнули Японию начать боевые действия против Кореи в результате которых корейцы были вынуждены пойти на значительные уступки агрессору, и подписать неравноправный Инчхонский договор, который предоставлял японцам право беспошлинной торговли. К  1882 году США, Англия и Германия, использовавшие Японию как военный таран, заключили с Кореей аналогичные договоры. В 1894 года японские вооруженные силы с подачи своих западных кураторов напали на Китай без объявления войны. Китайский флот и китайское войско потерпели сокрушительное поражение на юге и северо-востоке Кореи, на Ляодунском полуострове, в результате чего Китай был вынужден пойти на мирные переговоры, уступив Японии Ляодунский полуостров, Тайвань и острова Пэнхуледао, а также, должен был уплатить контрибуцию 360 млн. иен. Но в этот конфликт активно вмешалась Россия и вынудила японцев вернуть Ляодунский полуостровxiii. При поддержке России удалось свергнуть прояпонское правительство в Корее и ограничить военное присутствие японцев в этой стране. Комплекс сложившихся противоречий между Россией и Японией был грамотно использован нашими геополитическими конкурентами, столкнув обе державы в большой войне на истощение, в результате которой ни одна из стран не добьется ожидаемых результатов, зато европейские державы и США в полной мере будут довольствоваться плодами своей геополитической комбинации.

i Основание Владивостока // История.РФ. URL: https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/ osnovaniie-vladivostoka (дата обращения 31.03.2019).

ii Волынец И. Кому мы обязаны присоединением Дальнего Востока и почему либералы стараются забыть этого человека? // Военное обозрение. URL: https://topwar.ru/40071-komu-my-obyazany-prisoedineniem-dalnego-vostoka-i-pochemu-liberaly-starayutsya-zabyt-etogo-cheloveka.html (дата обращения 31.03.2019).

iii Волынец А. Третья «опиумная» война: битва за Пекин. URL: https://warspot.ru/7064-tretya-opiumnaya-voyna-bitva-za-pekin (дата обращения 31.03.2019).

iv Бутаков А., Тизенгаузен А. Опиумные войны. Обзор войн европейцев против Китая в 1840–1842, 1856–1858, 1859 и 1860 годах. М., 2002.

v Ткачев А. Китайский гамбит дипломата Игнатьева // Военное обозрение. URL: https://topwar.ru/85647-kitayskiy-gambit-diplomata-ignateva.html (дата обращения 31.03.2019).

vi Густерин П.В. Е.П. Ковалевский – дипломат и востоковед // Вопросы истории. 2008. № 8. С. 148-150.

vii Широкорад А.Б. Россия – Англия: неизвестная война. 1857 – 1907. М., 2003.

viii Там же.

ix Васильев М.В. Народничество в России как оружие геополитической борьбы. URL: https://mcito.ru/publishing/best_article/2019/participants.html (дата обращения 31.03.2019).

x Парамонов В., Строков А. Российско-китайские отношения: историческое наследие URL: https://mashinavremeni1.ru/blog/43164301258/Rossiysko-kitayskie-otnosheniya:-istoricheskoe-nasledie (дата обращения 31.03.2019).

xi Алексеев М. Советская военная разведка в Китае и хроника «китайской смуты» (1922-1929). М., 2016.

xii Самсонов А. О чём не пишут в учебниках про русско-японскую войну // Военное обозрение. URL: https://mcito.ru/publishing/best_article/2019/participants.html (дата обращения 31.03.2019).

xiii История Японии. XIX век. URL: http://japan.limarevvn.ru/3.htm (дата обращения 31.03.2019).

https://www.geopolitica.ru/article/geopoliticheskaya-borba-v-vostochno-aziatskom-regione-v-konce-xix-veka

Times of India: Путин приглашает индийцев помочь ему в Приморье и Арктике

© РИА Новости, Алексей Даничев 

Индийское издание явно гордится солидной ролью, которую российский президент Путин отводит участию их древней страны в развитии российского дальнего Востока. Сказывается впечатление от Восточного экономического форума. Правда, индийцы все-таки немного преувеличивают, когда говорят, что «экономика ЕС буксует, а Восток поднимается». А вот для отношений России с ЕС и Востоком это описание было бы верно.

Times of India (Индия): чем важен визит премьер-министра Нарендры Моди на Дальный Восток

04.09.20192810Редакционная статья

Основные положения:

— Дальневосточный федеральный округ с его природными богатствами вдвое превосходит Индию по площади, однако его население составляет всего 8 миллионов.

— Богатый ресурсами регион открывает большие возможности перед Индией, где царит нехватка энергии.

— Вкладываясь в Дальный Восток, индийские компании смогут закрепиться на рынке, где не придется конкурировать с западными фирмами.

Нью-Дели — В среду Нарендра Моди стал первым индийским премьер-министром, посетившим российский город Владивосток. Моди принял участие в Восточном экономическом форуме и провел двустороннюю встречу с Владимиром Путиным. Позднее они посетили судостроительный завод «Звезда».

Долгое время экономическое и политическое сотрудничество с Россией концентрировалось на ее европейской части, разворачиваясь главным образом в Москве и Санкт-Петербурге. Однако экономика Евросоюза буксует, а Восток поднимается, и Путин решил сфокусироваться на Дальнем Востоке. Дальневосточный федеральный округ с его природными богатствами вдвое превосходит Индию по площади, однако его население составляет всего 8 миллионов человек. Развитие региона оставляет желать лучшего. Таким образом, России нужна помощь Азии. А чтобы не впасть в чрезмерную зависимость от Китая, Путин пытается заручиться в Тихоокеанском регионе поддержкой других инвесторов.

У Индии на Дальнем Востоке большие возможности

Этот богатый ресурсами регион открывает перед Индией, где царит нехватка энергии, большие возможности. Индия, со своей стороны, может предложить скудно населенному региону России столь необходимую рабочую силу. Вкладываясь в Дальный Восток, индийские компании получат выход на рынок, где им не придется конкурировать с западными фирмами. Наконец, страны рассматривают перспективы совместной добычи углеводородов на континентальном шельфе Арктики и на российском Дальнем Востоке.

Вектор на Дальный Восток — попытка Москвы укрепить свое влияние в Тихоокеанском бассейне. В интересах Нью-Дели и Москвы сплотиться в вопросе безопасности Тихоокеанского региона.

«Индия — мощная держава в Индийском океане, и у нее есть интересы в Тихом океане. Россия — мощная тихоокеанская держава, и у нее есть интересы в Индийском океане», — отметил министр иностранных дел Субраманьям Джайшанкар.

Двусторонние отношения Москвы и Нью-Дели

Встреча Путина и Моди станет двадцатой российско-индийской встречей на высшем уровне. Ожидается, что лидеры подпишут пакет соглашений о сотрудничестве в области обороны, торговли, энергетики и промышленности.

Политических разногласий между странами нет, поэтому обсуждаться главным образом будут вопросы экономические. Товарооборот между Россией и Индией составляет 11 миллиардов долларов, и страны нацелены увеличить обоюдные инвестиции и укрепить сотрудничество в энергетическом секторе.

О прочности российско-индийских связей можно судить уже по тому, что Индия — вопреки желаниям США — согласилась приобрести российские ЗРК С-400 на сумму в 5 миллиардов долларов.

В 2015 году Россия и Индия заключили договор на 1 миллиард долларов о совместном производстве военных вертолетов Ка-226 в рамках инициативы «Сделано в Индии», однако реализация сделки многократно откладывалась. В марте этого года Индия и Россия запустили совместное производство автоматов АК-203. Встреча двух лидеров, по всей вероятности, придаст этим начинаниям столь необходимый импульс.

Кроме того, ожидается, что Моди и Путин обсудят предложение о создании зоны беспошлинной торговли между Индией и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). Эта организация, куда, помимо России, входят Казахстан, Киргизия, Армения и Белоруссия, появилась на свет в 2015 году для содействия экономическому развитию стран-членов. Ожидается, что эта уже обсуждавшаяся инициатива придаст толчок экономическим связям Индии с ЕАЭС.

Наконец, переговоры могут коснуться обострения отношений Индии с Пакистаном из-за Джамму и Кашмира.

Восточный экономический форум

В рамках трехдневного Восточного экономического форума, который начался 4 сентября, пройдет свыше 70 мероприятий, которые призваны укрепить международное сотрудничество в Тихоокеанском регионе и ускорить развитие российского Дальнего Востока.

Премьер-министр Моди станет почетным гостем форума. Также ожидается прибытие министров из ряда стран, включая Китай, Южную Корею, Северную Корею, Сингапур и Индонезию.

https://inosmi.ru/politic/20190904/245764278.html

Путин теряет российский Дальний Восток

google

На выборах губернаторов на Дальнем Востоке побеждают кандидаты от оппозиции, а перед президентом Владимиром Путиным возникла проблема, которую привычными для него способами решить нельзя. Сможет ли он проявить гибкость и использовать другие методы? Если нет, то угроза для его власти будет усиливаться, пишет Bloomberg.

Менее двух недель назад президент России Владимир Путин расхваливал перед азиатскими лидерами успешность своей политики по восстановлению российского Дальнего Востока. Однако после этого выступления президента поддерживаемые Кремлем кандидаты не смогли победить на губернаторских выборах в двух крупнейших областях Дальнего Востока, что поставило под сомнение способность Путина контролировать обширные стратегически важные территории, расположенные ближе к Токио, Сеулу и Пекину, чем к Москве.

Обращаясь к президенту Китая Си Цзиньпину, премьер-министру Японии Синдзо Абэ и премьер-министру Южной Кореи Ли Нагён на Восточном экономическом форуме во Владивостоке, Путин похвастался, что объем промышленного производства на российском Дальнем Востоке вырос почти на 22%. Благодаря правительственным программам развития, заявил он, на Дальнем Востоке появилось 130 новых компаний и было создано 16 тысяч рабочих мест. Он мог бы добавить еще один важный пункт: в 2017 году Дальний Восток, к которому относятся девять из 93 субъектов РФ (из 95, если считать те два субъекта, которые появились после аннексии Крыма), занял первое место в России по уровню инвестиций в частный сектор — он привлек 1,2 триллиона рублей (18,4 миллиарда долларов).

Подобные оптимистичные доклады звучат уже несколько лет, с начала его предыдущего президентского срока в 2012 году, и являются отражением сосредоточенности внимания Путина на Дальнем Востоке. Призвав Россию «поймать китайский ветер в паруса нашей экономики», он создал государственную корпорацию, призванную ускорить развитие этого региона, создал безналоговые зоны и бесплатные порты и заставил государственные корпорации (чьи инвестиции учитываются в официальных данных об инвестициях в «частный сектор») уделять больше внимания Дальнему Востоку. Еще до начала этой стремительной кампании по развитию на Дальнем Востоке России было реализовано несколько мегапроектов, профинансированных государством, таких как строительство двух внушительных мостов во Владивостоке общей стоимостью в 1,6 миллиарда долларов.

Централизация власти была фирменным знаком Путина с того момента, как он впервые стал президентом в 2000 году, и те усилия, которые он вложил в дальневосточные проекты, вполне объяснимы, учитывая, что между Владивостоком и Москвой — около 6,5 тысяч километров, а между Владивостоком и Пекином — 1,3 тысячи километров. Разрыв России с Западом после ее наступления на Украину повысил стратегическую важность Дальнего Востока: наращивание присутствия Москвы там необходимо для успешного поворота к Тихоокеанскому региону.
Тем не менее, усилия Кремля пока не увенчались успехом.

16 сентября в Приморском крае, к которому относится Владивосток, — крупнейшей области на Дальнем Востоке с населением около 2 миллионов человек — состоялся второй тур губернаторских выборов, в котором приняли участие путинский кандидат Андрей Тарасенко и его противник от Коммунистической партии Андрей Ищенко. Последний лидировал до того момента, когда было посчитано 95% голосов, но затем внезапно он уступил Тарасенко. Путинского кандидата ненадолго объявили победителем, однако даже покорная Федеральная избирательная комиссия не смогла закрыть глаза на массу свидетельств того, что результаты выборов были сфальсифицированы. Председатель комиссии Элла Памфилова даже расплакалась, отвечая на вопросы журналистов о результатах голосования, которые быстро были отменены. В Приморском крае пройдет новое голосование (его точная дата еще не определена), однако у Кремля нет сильного кандидата.

В воскресенье Вячеслав Шпорт, назначенный Путиным губернатор Хабаровского края — второго крупнейшего региона на Дальнем Востоке с населением 1,3 миллиона человек — потерпел сокрушительное поражение в борьбе против Сергея Фургала от Либерально-Демократической партии. Фургал набрал почти 70% голосов.

В России нет честных и справедливых выборов. Обычно те кандидаты, которым отдает предпочтение Кремль, побеждают благодаря огромным ресурсам, опыту работы в соответствующих должностях и фальсификациям результатов голосования. Кандидатам, представляющим радикальную оппозицию, зачастую просто не позволяют участвовать в выборах. И Ищенко, и Фургал представляют парламентскую оппозицию, которая как правило благополучно сотрудничает с Кремлем. Тем не менее, их успех стал свидетельством важного сбоя в политической машине, которая поддерживает режим Путина.

Оба этих фиаско Кремля можно списать на непопулярность предложенного Путиным плана по увеличению пенсионного возраста. И Ищенко, и Фургал выступали против этого плана, поставив московских кандидатов в невыгодное положение. Другие путинские кандидаты тоже столкнулись из-за этого с определенными проблемами. Во Владимире — центральная часть России — в воскресенье губернатор Светлана Орлова проиграла националисту Владимиру Сипягину, и ее поражение во многом объясняется именно непопулярностью пенсионной реформы у населения.

Однако поражения на Дальнем Востоке — это иное дело: несмотря на огромное количество вложенных денег и политического внимания, которое Путин оказывал этой части России, Москва не смогла завоевать сердца местных жителей.

Алексей Чадаев, бывший политический советник Кремля и один из немногих российских интеллектуалов, сохранивших верность Путину, написал в своем блоге, что эти поражения объясняются растущими разрывами между тремя уровнями, на которых Дальним Востоком управляют: «На первом Верховный решает глобальные геополитические задачи; на втором корпорации бьются за подряды, бюджеты и потоки; на третьем бизнес и население «крутится» и выживает-как-умеет. И все эти три процесса находятся в жесткой рассинхронизации друг с другом».

И Ищенко, и Фургал — это местные бизнесмены, которые практически ничего не получили от проектов Москвы, и в этом смысле они ничем не отличаются от местных жителей. Правительственные деньги просвистели над их головами подобно пулям, выпущенным по другим мишеням. Москва сейчас так же далека от них, как и в тот день, когда Путин инициировал попытки сблизиться с ними. Как пишет Чадаев, местные жители видят «мегапроекты корпораций — на фоне еле сводящего концы с концами магазинчика запчастей, с которого поочередно собирают дань пожарники, налоговая, бандиты и таможня».

«Поживешь в этом — пожалуй, и сам проголосуешь хоть за черта лысого, лишь бы назло», — добавляет Чадаев.

Разница между путинской риторикой о сверхдержаве, его убежденностью в том, что российская экономика стабильна, его гигантскими правительственными инвестиционными программами и тем, как живут простые люди, огромна во всех регионах России. В большинстве регионов этот разрыв заполняет апатия. Но на Дальнем Востоке у людей еще сохранилось острое ощущение того, то они живут на краю империи, на границе, где покорность не является достоинством. А отсюда всего один шаг до сопротивления — хотя и не до сепаратизма. Попытки подавить сопротивление, как правило, приводят к таким негативным результатам, как недавняя кампания против фальсификации результатов выборов во Владивостоке.

На Дальнем Востоке перед Путиным стоит проблема, которую он не может решить привычными ему методами. Будет довольно любопытно посмотреть, осталась ли в нем гибкость для того, чтобы попробовать применить другие подходы. Если этого не случится, угроза для его системы и ее стремления к централизации будет нарастать.

https://inosmi.ru/politic/20180925/243315153.html