Выборы в Ираке — трагикомедия или фарс?

Global Look Press/Andreas Arnold

АНТОН ВЕСЕЛОВ
Иракский парламент принял решение о расформировании ЦИК и ручном пересчете голосов

Очередные парламентские выборы в Ираке 10-12 мая власти называли примером поступательного движения страны по демократическому пути. Аргументами служили впервые появившееся электронное голосование, высокий процент кандидатов-женщин, большое количество зарегистрированных партий и движений. На практике, однако, дело обернулось сначала конфузом, затем скандалом, после чего последовал очередной острый внутриполитический кризис.

В ходе выборов произошли сбои электронной системы, а процедурные нарушения и подтасовки оказались настолько массовыми, что результаты голосования вызвали резкие протесты. Ряд политических блоков, в том числе довольно крупных и влиятельных, потребовали пересчета голосов, разразилась острая дискуссия. Под нарастающим давлением иракский парламент принял 6 июня решение о расформировании Высшей независимой избирательной комиссии, ручном пересчете голосов и аннулировал результаты голосования военнослужащих пешмерга и сотрудников курдских сил в Иракском Курдистане.

Такой поворот событий не мог не вызвать реакции тех, кто по итогам выборов занял лидирующие позиции и теперь теряют все шансы на успех. Муктада ас-Садр, лидер блока «Саирун», сразу после выборов заявивший, что ни при каких условиях не будет вести коалиционные переговоры с блоком «Фатх» Хади аль-Амери, альянсом «Государство закона» бывшего премьера Нури аль-Малики и «Патриотическим союзом Курдистана», всего через три недели кардинально изменил позицию и заключил союз с «Фатх», а также подписал соглашение о совместной работе с движением «Хикма» во главе с Омаром аль-Хакимом.

Показательно, что две крупнейшие курдские партии (ДПК и ПСК) приветствовали союз радикальных шиитских лидеров, и это также итог работы иранского генерала Касема Сулеймани. Муктада ас-Садр, Хади аль-Амери и Омар аль-Хаким известны своим антиамериканизмом и связями с Ираном. Особое беспокойство Вашингтона вызвал тот факт, что блок «Фатх» занял первое место в провинции Басра, а «Саирун» – в Багдаде (где коалиция «Победа» премьера аль-Абади оказалась лишь на пятом месте).

Премьер-министр Х. аль-Абади признал существование «некоторых проблем», но выступил против повторных выборов и роспуска ЦИК: «Я предлагаю всем политическим блокам провести встречу на высоком уровне непосредственно после окончания Ид аль-Фитр [после 18 июня. – А.В.] в месте, которое позднее будет определено путем консультаций». Президент Ирака Фуад Масум подал апелляцию на решение парламента. Бывший глава МИД, член руководства «Демократической партии Курдистана» Хошияр Зибари напомнил, что срок полномочий нынешнего состава парламента истек, поэтому он не может менять законы и не имеет полномочий смещать членов ЦИК и заменять их судьями. По мнению Х. Зибари, действия парламента неконституционны: «Мы опасаемся, что эти вопиющие нарушения будут иметь серьезные последствия для безопасности, стабильности и гражданского мира в стране».

Тем не менее 11 июня спикер парламента Салим аль-Джабури провел встречу с парламентским комитетом по правовым вопросам, в ходе которого обсуждался поствыборный кризис. Глава парламента подтвердил, что ручной пересчет бюллетеней должен начаться в ближайшее время. И тут 10 июня случился пожар на складе в Багдаде, где хранились электронные урны для голосования, свезенные туда со всей страны (кроме урн из курдской автономии, которые хранятся на другом складе). По данным МВД, при поджоге использовался бензин, значительная часть урн была уничтожена огнем, по подозрению в причастности к устройству пожара арестованы 17 человек. Хейдар аль-Абади заявил, что пожар был устроен «террористическими бандами» – это после неоднократных торжественных заверений о полном разгроме в Ираке ИГ [организация запрещена в России].

Происходящее напоминает выборы 2010 года, когда тогдашний премьер Нури аль-Малики проиграл, но остался у власти, переведя страну в режим «ручного управления». Несколько лет работа парламента была фактически парализована, в стране не принимались бюджет и другие важнейшие законы, а исчезновение из казны десятков миллиардов долларов отнесли к расходам на «стабилизацию обстановки и борьбу с терроризмом».

Безопасность в Ираке по-прежнему на невысоком уровне. 8 июня жертвами двойного теракта в Багдаде стали по меньшей мере 20 человек, 110 были ранены. 11 июня совершено нападение на блокпост «шиитских ополченцев» на юге провинции Киркук – убиты и ранены 12 человек. 13 июня был обстрелян из минометов полевой лагерь пехотной бригады иракской армии в районе Кара-Тапа (провинция Дияла). Мухаммед Омар, глава местной штаб-квартиры партии «Патриотический союз Курдистана», отметил, что в последнее время силы ИГ укрепились в районе Хамрин настолько, что армия и полиция уже не могут им противостоять. «Раньше мы приезжали в населенные пункты в этом районе даже ночью, но теперь эти места крайне опасно посещать и днем из-за активности ИГ», – признал чиновник. Вместе с тем обстановка далеко не так критична, какой она была в 2003-2010 годах (период сопротивления патриотических сил международной агрессии) или в 2014-2016 годах, когда правительство Нури аль-Малики спровоцировало гражданскую войну и потеряло около трети территории страны.

При этом в Багдаде не любят говорить, что на территории Ирака находятся иностранные военные базы, тысячи военнослужащих разных стран, а Турция открыто ведет боевые действия против «Рабочей партии Курдистана» в районах Кандиль, Махмур и Синджар на севере Ирака. На прошлой неделе генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил: «НАТО и ЕС приняли решение увеличить свое присутствие в Ираке. Миссия ЕС сосредоточится на вопросах обеспечения гражданской безопасности (т. е. подготовка кадров для полиции и спецслужб). НАТО будет заниматься подготовкой инструкторов для армии».

По словам премьер-министра курдской автономии Нечирвана Барзани, «необходимо создать широкий и всеобъемлющий альянс, чтобы найти фундаментальное решение проблем Ирака, чтобы все общины считали себя партнерами в управлении страной. Иракскому народу должны быть предоставлены гражданские, политические и социальные права, закрепленные в конституции». Правда, никто не может точно сказать, сколько статей в Конституции Ирака (139 или 140) и сколько провинций насчитывается в этой стране – 18 или 19.

Ирак — эта сравнительно недавно мощная региональная держава с богатейшими запасами углеводородов, развитой промышленностью и наукой, образованием и медициной, при прямом попустительстве ООН в результате вооруженной агрессии была отброшена на десятилетия назад, и выход из затяжного кризиса не просматривается.

Источник — Фонд стратегической культуры

В Ираке продолжаются акции протеста туркман

Этнические туркманы Ирака уже 12 дней проводят акции протеста в провинции Киркук, требуя от официального Багдада пересмотра итогов парламентских выборов в стране.

Очередная акция протеста прошла накануне в квартале Багдадйолу, где туркманы заявили о фальсификациях на выборах 12 мая.

Руководитель отделения Фронта туркман Ирака (ITC) в провинции Киркук Касым Казанджи провел пресс-конференцию, на которой огласил основные требования туркман. По его словам, акции протеста продолжаться до тех пор, пока бюллетени не будут пересчитаны вручную.

Казанджи отметил, что единственным препятствием для этого является позиция ЦИК Ирака. Представитель ITC сообщил о подготовке судебного иска против Центризбиркома.

Член политбюро партии Туркменэли Али Муфтю в свою очередь подчеркнул необходимость участия этнических туркман в работе правительства Ирака. «Ни одно правительство Ирака не будет законным без учета воли туркманского народа», подчеркнул политик.

Туркманы Ирака ранее обвинили ЦИК в изменении итогов голосования на выборах 12 мая в пользу кандидатов от курдских партий.

Премьер-министр Ирака Хайдар аль-Ибади выступил в поддержку инициативе по пересчету бюллетеней вручную, однако согласно законодательству Ирака, для этого необходимо решение ЦИК.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D0%B2-%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BA%D0%B5-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D0%BB%D0%B6%D0%B0%D1%8E%D1%82%D1%81%D1%8F-%D0%B0%D0%BA%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B0-%D1%82%D1%83%D1%80%D0%BA%D0%BC%D0%B0%D0%BD/1156320

В правительство Ирака войдут представители разных конфессий

Муктада ас-Садр обещает не делать различий между представителями разных этносов и религиозных конфессий

Лидер иракских мусульман-шиитов Муктада ас-Садр, коалиция которого одержала победу на парламентских выборах в Ираке 12 мая, заявил, что будет работать над формированием правительства, в которое войдут представители различных религиозных конфессий и национальностей.

Как написал ас-Садр в соцсети, он не будет делать различий между представителями различных этносов и религиозных конфессий (мусульман-шиитов, мусульман-суннитов, христиан, курдов и других).

По его мнению, это может привести к тому, что в Ирак вернутся враги и вновь будут гибнуть люди.

12 мая в Ираке прошли парламентские выборы, победу на которых одержала коалиция «Саирун» во главе с шиитским богословом Муктадой ас-Садром.

Сторонники ас-Садра получили 54 из 329 мест в парламенте Ирака четвертого созыва.

В настоящее время ас-Садр ведет переговоры с лидерами политических групп по вопросу формирования коалиционного правительства.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D0%B2-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BA%D0%B0-%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%B4%D1%83%D1%82-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B4%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B8-%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%84%D0%B5%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9-/1153379

 

На выборах в Ираке неожиданно победил только созданный блок шиитского богослова ас-Садра

Ирак выбрал национальное примирение

Правящий блок уступил лидерство на парламентских выборах

В Ираке вчера продолжался подсчет голосов, поданных в субботу на парламентских выборах — четвертых после свержения режима Саддама Хусейна в ходе операции США. Наибольшее количество голосов, по предварительной информации, получил оппозиционный блок «Ас-Сайрун» («Идущие вперед») во главе с шиитским богословом Муктадой ас-Садром. Успех господина ас-Садра, объединившего религиозные и светские партии в новую политическую силу, объясняется растущим в иракском обществе запросом на национальное примирение. Впрочем, сохранить единство страны будет непросто. По мнению опрошенных «Ъ» экспертов, эскалация конфликта вокруг Ирана грозит превратить соседний с ним Ирак в арену непримиримого противостояния между Тегераном и коалицией во главе с США.

Гонка с непредсказуемым финишем

Очередные парламентские выборы в Ираке, проходившие через 15 лет после завершения эпохи Саддама Хусейна, стали первым демократическим волеизъявлением в стране после официального провозглашения победы над контролировавшей значительную часть ее территории террористической группировкой «Исламское государство» (ИГ; запрещено в РФ). Предварительные итоги выборов опровергли первоначальные прогнозы, в которых фаворитом гонки назывался проправительственный блок «Коалиция Наср» («Коалиция победы») во главе с премьером Хайдером аль-Абади.

В течение всего вчерашнего дня картина электоральных предпочтений уточнялась. После первых сообщений о лидерстве блока премьера аль-Абади вперед вырвался оппозиционный блок «Ас-Сайрун» («Идущие вперед»), возглавляемый влиятельным шиитским богословом Муктадой ас-Садром. На второе место вышел еще один оппозиционный блок — «Аль-Фатх» («Победа») во главе с экс-министром транспорта Хади аль-Амири, объединяющий шиитские военизированные группировки. Претендовавший на победу блок премьера аль-Абади отошел на третье место.

Учитывая небольшой отрыв между тремя главными политическими силами, финишировавшими «ноздря в ноздрю», наиболее вероятным сценарием после выборов может стать формирование широкой коалиции и создание правительства национального единства. При этом решение вопроса о том, сможет ли Хайдер аль-Абади сохранить кресло премьера, будет зависеть от того, сумеет ли он договориться со своими главными конкурентами — Муктадой ас-Садром и Хади аль-Амири. Вчера господин аль-Абади заявил, что готов формировать правительство вместе с победившими на выборах избирательными блоками.

«Несмотря на невысокую явку, составившую около 45%, и другие издержки, очередные парламентские выборы в Ираке прошли без значительных нарушений и стали примером реальной конкуренции с непредсказуемыми результатами, что для арабского мира остается редкостью,- заявил «Ъ» руководитель научных исследований Института диалога цивилизаций Алексей Малашенко.- Таким образом, через 15 лет после свержения Саддама Хусейна Ирак может считаться страной самых демократичных выборов на Ближнем Востоке. В этом состоит главный политический итог ее развития за последние полтора десятилетия».

«Рука США» против «руки Ирана»

По словам опрошенных «Ъ» экспертов, успех блока шиитского проповедника Муктады ас-Садра, сумевшего объединить религиозные и светские партии в новую политическую силу, объясняется растущим в иракском обществе запросом на национальное примирение.

Впрочем, сохранить единство страны после многих лет глубокого национального и религиозного раскола будет по-прежнему непросто, учитывая, что после начала военной операции США в Ираке страна остается ареной противоборства двух давних непримиримых антагонистов — Соединенных Штатов и Ирана. Более того, происходящая на фоне иракских выборов эскалация международного конфликта вокруг соседнего Ирана, связанная с выходом США из ядерного соглашения с Тегераном, грозит сделать это противостояние еще более непримиримым.

«Тот факт, что тройку победителей составили блоки Муктады ас-Садра, Хади аль-Амири и Хайдера аль-Абади, означает, что Ирак останется полем американо-иранского противостояния при участии Саудовской Аравии — стратегического противника Тегерана и ключевого союзника США в Персидском заливе. Это противостояние будет продолжаться вне зависимости от приписываемой каждому из трех шиитских политиков проамериканской и просаудовской либо проиранской позиции»,- пояснил «Ъ» профессор РГГУ Григорий Косач.

Эксперты напоминают, что антиамериканизм Муктады ас-Садра первых лет после свержения Саддама Хусейна вовсе не помешал ему в итоге дистанцироваться и от Тегерана. Так, осенью прошлого года шиитский богослов нанес знаковый визит в Саудовскую Аравию, в ходе которого сообщил, что его «народная дипломатия» не устраивает Иран.

В свою очередь, несмотря на тесные контакты с иранским генералом Касемом Сулеймани, экс-министр транспорта Хади аль-Амири предпочитает называть себя «иракским патриотом», отвергая представления о себе как о протеже Ирана.

И наконец, осуществленный при опоре на США разгром группировки «Исламское государство» в период правления Хайдера аль-Абади, как и его визиты в Эр-Рияд, способствовавшие росту двустороннего инвестиционно-экономического сотрудничества, не означали разрыва с Тегераном. «Лавирование между ведущими внешними силами останется константой иракской политики»,- резюмирует Григорий Косач.

Собеседники «Ъ» расходятся во мнении по поводу того, станет ли достигнутая при американском участии в Ираке победа над ИГ дополнительным козырем США в борьбе за влияние на ведущих иракских политиков. «Возвращение американских сил в Ирак, произошедшее в ходе борьбы с «Исламским государством», будет означать, что после этих выборов США будут иметь большее влияние, чем после выборов 2014 года»,- заявил «Ъ» директор программы политических исследований базирующегося в Дохе Institute for Graduate Studies Марван Кобалан. Между тем базирующийся в Каире главный редактор регионального сайта Arab Digest Хью Майлз отметил: «В условиях оказываемого на него усиливающегося внешнего давления Иран попытается использовать свое влияние на шиитские вооруженные формирования в Ираке. Цель Тегерана — попытаться выдавить американцев не только из Ирака, но и из Восточной Сирии».

Сергей Строкань

15.05.2018

Источник — kommersant.ru