В Грузии положено начало формированию двухпартийной системы

 

 

 

 

 

Роман Темников. Эксклюзивное интервью АМИ «Новости-Азербайджан» с первым вице-президентом Центра моделирования стратегического развития РФ Григорием Трофимчуком:

— Ваша оценка прошедших 1 октября в Грузии парламентских выборов, с точки зрения развития демократии.

— Самое интересное, на мой взгляд, что грузинское общество, местные эксперты сами не поняли, что же у них произошло. Поэтому со стороны, в данном случае, виднее. В России при этом многие празднуют «победу над Саакашвили», заявляя, что «он проиграл». Странный какой-то «проигрыш», всем бы так проигрывать: огромный пакет депутатских мандатов в новом парламенте, два полных срока пребывания на высшем государственном посту, сохранение преемственности власти. Кстати, российская власть заявлений о «поражении» не делает, чем косвенно подтверждает объективную оценку ситуации.

После парламентских выборов в Грузии действительно укрепились, еще на порядок, демократия и либерализм – в западном понимании этих терминов – как гарантии дальнейшего дрейфа республики в сторону Запада. Но только уже без резких, неадекватных движений. Грузинские президенты исчерпали лимит на чрезмерно эмоциональный стиль, их просто никто не поймет, если они и дальше будут педалировать экстравагантность и экзальтированность. Современные политики высшего уровня, в любой цивилизованной стране – люди тихие, смирные, себе на уме. Господин Иванишвили демонстрирует, в этом смысле, необходимый профессиональный уровень.

— Что же действительно имело место 1 октября: реальная победа оппозиции или сговор между Саакашвили, Западом и Иванишвили о бескровной смене власти?

— О победе оппозиции в Грузии говорить сложно, так как небольшие оппозиционные партии набрали в пределах 1% голосов избирателей. Сами избиратели проголосовали – под влиянием агитационной кампании с вениками – за некий иной, но при этом не менее либеральный формат. В данном случае, скорее, приходится говорить не о победе оппозиционных сил, а о начале формирования в Грузии двухпартийной системы по типу американской, когда регулярная смена партий не меняет практически ничего: базовая, отстроенная предшественником система по любому остается стабильной.

В какой-то степени Саакашвили даже выгодно, чтобы население Грузии считало, что произошло нечто незапланированное, сенсационное, из ряда вон выходящее, так как в таком случае народ убежден в своей собственной победе, и разубедить его в этом практически невозможно.

Таким образом, на выборах применена технология высокого уровня, без радикального инструментария вообще – и это вам не кондовые «цветные революции», где все было так просто и очевидно.

Только что состоявшаяся встреча Михаила Саакашвили и Бидзины Иванишвили говорит сама за себя. После победы реальной оппозиции такие встречи невозможны в принципе, чтобы не рушить оппозиционный имидж в газах избирателей, так как такой имидж остается последним политическим капиталом, когда избирателю уже нельзя предъявить какие-то конкретные экономические и социальные улучшения.

Не стоит говорить о том, что грузинский народ только что был обманут: пусть люди надеются на лучшее, у них и так слишком тяжелая жизнь.

Одним из самых смешных тезисов на этом фоне является обвинение в адрес Москвы во вмешательстве в местные предвыборные процессы. Если Москву в чем-то и можно обвинить, то лишь в том, что много лет она ждала сакрального «2013» года, который в принципе ничего не меняет.

— Какова Ваша оценка нового правительства, предложенного Иванишвили?

— Состав нового правительства достаточно интересен. С ходу придется отметить, что в нем нет никого из тех, кто хотя бы косвенно может считаться «пророссийским» политиком, что также говорит само за себя, хотя сразу после победы «Грузинской мечты» назывались отдельные кандидатуры из этого ряда. Этот список ничем не лучше и не хуже предыдущего состава правительства, поэтому не будет ничего странного в том, что на следующих выборах в парламент многие из бывших грузинских министров вновь войдут в свои, или аналогичные по статусу, кабинеты, когда грузинский народ, по старой доброй привычке, начнет проклинать власть.

Если грузинский народ верит в то, что бывшие футболисты изменят его жизнь к лучшему, то это же прекрасно – именно поэтому новая власть и называет себя «мечтой». Надежда умирает последней. К примеру, в России уже нельзя заставить народ поверить в то, что спортсмены, депутаты Госдумы, или, скажем, депутат-миллиардер Александр Лебедев, способны изменить его жизнь к лучшему, здесь такой номер уже не пройдет.

— Насколько, по-Вашему, сплоченной и долговечной окажется коалиция «Грузинская мечта», принимая во внимание тот факт, что она состоит из 6 различных партий?

— Господин Иванишвили сам заявил о том, что внутри нового парламента «Мечта» распадется как минимум на четыре фракции, поэтому рассчитывать на сплоченность оппозиции не получается уже на старте. Избиратели вконец запутаются с этими новыми фракциями, при этом ни одна из них, в отдельности, уже не будет нести ответственность за предвыборные лозунги единой «мечты».

— Стоит ли все же в ближайшем будущем ожидать обострения внутриполитической ситуации в Грузии, вызванного борьбой сохранившего президентское кресло Саакашвили и уже оппозиционной ЕНД с новой властью?

— Обострение ситуации, к сожалению, всегда идет рядом с Грузией, нога в ногу, рука об руку. В данном случае напряженности следует ждать от самого грузинского народа, который обладает чрезвычайно высокой степенью реактивности – на постсоветском пространстве с грузинами, в этом смысле, наверное, можно сравнить только киргизов. Очень скоро люди неизбежно должны потребовать социальных и экономических улучшений, которые им были обещаны на фоне «свержения» Саакашвили.

Если улучшений не будет, люди опять пойдут на улицы, только на этот раз их поход будет неуправляемым. Именно по этой причине в Грузии произошла тихая, бархатная передача власти (если не считать перформанса с теми же самыми пресловутыми вениками): слишком опасно втравливать грузинский народ в радикальные акции во второй раз – опасно для обстановки на всем Кавказе и места Грузии в этом регионе.

Самому же Саакашвили бороться просто не за что: его партия при деле, мандаты в кармане, а в третий раз президентом он быть не собирается – Саакашвили полностью выполнил свою задачу, с какой стороны ни посмотри.

— Может ли Саакашвили быть объявлен импичмент или Саакашвили распустит парламент?

— Действующий президент Грузии может пойти на роспуск парламента только в том случае, если новый парламент докажет свою полную несостоятельность, что автоматически спровоцирует неуправляемые массовые уличные акции. Однако за предстоящий, до окончания срока полномочий Саакашвили, год доказать собственную несостоятельность парламенту будет очень сложно – для этого ему просто не хватит времени.

Если же Саакашвили будет объявлен импичмент, это подорвет всю сегодняшнюю легитимную базу и под Иванишвили, и под «Грузинской мечтой», так как у «мечты» для этого нет никаких убедительных, веских причин, второй раз на «венике» уже не проедешь. Для такой акции придется организовывать еще один скандал по типу тюремного, при этом доказав теперь личную причастность действующего президента к тому или иному преступлению. Но какой смысл в такой дестабилизации?

— Как смена власти отразится на отношениях Грузии с Западом и Россией, принимая во внимание тот факт, что на Иванишвили наклеен ярлык пророссийского человека?

— Тбилиси будет усиливать взаимодействие с США и Евросоюзом. С Россией может быть запущен ряд экономических проектов (вода, вино и т.п.), под вывеской восстановления двусторонних отношений. Однако не будем при этом забывать, что не Грузия, а именно сама Россия пошла в свое время на ликвидацию такого сотрудничества, причем еще до всякого военного конфликта. Сама Грузия никогда не отказывалась заработать на России, в этом нет, и не будет ничего странного, однако приписывать возобновлению таких проектов некую сверхъестественную, целительную миротворческую силу было бы не совсем правильно.

Если бы Иванишвили был «пророссийским человеком», он никогда бы не смог победить на парламентских выборах в Грузии, ему просто не дали бы этого сделать со стороны. Да и сам Михаил Саакашвили никогда не стал бы встречаться с победившим «пророссийским человеком», улыбаться и жать ему руку. Это невозможно даже по «приказу НАТО», так как такое неадекватное поведение противоречило бы всей политической сути действующего президента.

Грузинское общество готово к легитимной смене власти

 

 

 

Матанат Насибова.  Интервью  АМИ Новоcти-Азербайджан с  главным редактором Информационно — аналитического агентства «3rd View» Рауфом Раджабовым:

— Сегодня в Грузии проходят парламентские выборы. Каковы шансы  грузинской правящей партии  на  парламентских выборах с учетом  недавнего «тюремного скандала»?

— Я  полагаю, что «тюремный скандал» в Грузии приведет к потере голосов правящей партии «Единой национальное движение» (ЕДН) на парламентских выборах 1 октября 2012 года. К примеру, по официальным данным,  в 2011 году в грузинских тюрьмах находилось более 24 тысяч заключенных. И, как правило, заключенные и их близкие голосовали за ЕНД, т.к. надеялись на освобождение своих родных и близких. В совокупности это существенная потеря для ЕНД. Так, согласно обнародованным European Platform for Democracy in Georgia (EPDIG) результатам исследований, коалицию «Грузинская мечта» поддержали 42% опрошенных грузин, а за правящую партию ЕНД высказался 41% избирателей. Что же касается остальных многочисленных партий Грузии, то они в совокупности набрали 8%.

— Насколько   готово   грузинское общество к смене  власти в стране?

— Непрекращающиеся митинги и демонстрации, охватившие практически всю страну (за исключением двух регионов, где проживают азербайджанцы и армяне), а самое  главное — студенческие объединения, позволяют утверждать, что, с одной стороны, активная часть грузинской молодежи более не является традиционным электоратом ЕНД, а с другой, грузинское общество психологически готово к легитимной смене власти в Грузии через парламентские выборы.

— От каких факторов зависит  легитимность  октябрьских  парламентских выборов в Грузии? 

— Легитимность октябрьских парламентских выборов в Грузии напрямую зависит от выводов 55 международных и 50 местных организаций, которые будут наблюдать за парламентскими выборами. Можно предположить, что в случае массовых нарушений в ходе проведения парламентских выборов вышеуказанные организации вынесут отрицательный вердикт, что обернется падением международного имиджа президента Грузии Михаила Саакашвили, и вероятным поражением его выдвиженца в ходе президентских выборов в 2013 году. Ведь согласно предварительным выводам наблюдателей, грузинские власти оказывают давление на сторонников оппозиционной «Грузинской мечты» и СМИ, а также используют административный ресурс в пользу правящей партии ЕНД. Кроме того, наблюдатели заявляют о предвзятости ЦИК Грузии при наложении штрафов, т.е. штрафуют лишь лидеров и сторонников «Грузинской мечты».

— Как вы расцениваете шансы  христианских демократов во главе с Георгием  Таргамадзе?

-На мой взгляд, «тюремный скандал» повысил шансы христианских демократов во главе с Георгием Таргамадзе преодолеть 1 октября 2012 года 5% барьер, т.к. лишь в случае потери голосов ЕНД проправительственная партия Таргамадзе попадет в парламент.

Что касается избирательных списков парламентской гонки от «Грузинской мечты» и ЕНД, то и в этом вопросе перевес на стороне «Грузинской мечты». В частности, список «Грузинской мечты» возглавляют известный грузинский футболист Каха Каладзе, бывший уполномоченный по правам человека Грузии Созари Субари и бывший постоянный представитель Грузии при ООН Ираклий Аласания. Все трое в Грузии пользуются уважением со стороны рядовых граждан,  так как  имеют незапятнанную репутацию. Тогда как в ЕНД «полная смена караула» — смещены со своих постов глава МВД Бачо Ахалая и глава Министерства по исполнению наказания Хатуна Калмахелидзе. Что касается премьер-министра Вано Мерабишвили, то  Саакашвили поручил главе правительства реформировать пенитенциарную систему страны. Иными словами, грузинский президент де-юре подтвердил провал реформирования правоохранительной системы страны, а самое главное, лишил самого себя титула реформатора. И все это не может не сказаться на результатах голосования 1 октября 2012 года.

В принципе, Саакашвили накануне 1 октября 2012 года имел лишь одну возможность для того, чтобы не допустить поражения ЕНД и сохранить власть – это так называемый  «русский фактор» и сброс компромата в отношении лидеров грузинской оппозиции. Но, как показал ход событий,  чрезвычайных событий ни в Южной Осетии, ни в Абхазии не произошло. Что же касается компромата, то Георгий Хаиндрава не является одним из лидеров «Грузинской мечты».

Во-первых, в случае незакономерной победы ЕНД 1 октября 2012 года и отрицательного вердикта со стороны международных наблюдателей в отношении парламентских выборов грузинский парламент де-факто потеряет легитимность, так как активная часть грузинских избирателей и вероятно европейское сообщество не признают результаты голосования 1 октября 2012 года. Во-вторых, в случае победы «Грузинской мечты» ЕНД попытается через непрозрачную судебную систему признать итоги парламентских выборов недействительными и назначить новые выборы.

—  Как могут развернуться события в  стране  в случае  массовых выступлений  инициированных  грузинской оппозицией  по  результатам выборов?

— Я  полагаю, что в случае массовых фальсификаций в октябре 2012 года со стороны правящей партией ЕНД, оппозиционная коалиция «Грузинская мечта» в силах инициировать массовые выступления. Кстати,  Михаил Саакашвили ждет именно этого  шага со стороны грузинских оппозиционеров. Ведь в таком случае,  Саакашвили вполне легитимно запустит механизм подавления в отношении манифестантов.
Поэтому если даже коалиция «Грузинская мечта» получит меньше 40% голосов грузинских избирателей, грузинские оппозиционеры будут стремиться действовать в рамках грузинского законодательства.

— Насколько будет  зависима  реализация   сказанного  вами сценария от решения Запада? Есть  ли  у Запада однозначная   консолидированная  позиция?

— Безусловно, реализация данного  сценария будет зависеть, так или иначе,  и  от решения Запада. Ведь если Запад консолидировано признает победителем «Грузинскую мечту», вряд ли  Саакашвили и ЕНД выступят против позиции данного решения. Но, дело в том, что сегодня у Запада консолидированной позиции нет. В частности, США, несмотря на «тюремный скандал», по-прежнему поддерживают Саакашвили, а в Европе звучат критические замечания в адрес официальных властей, что говорит о том, что «Грузинская мечта» укрепила свои позиции и в европейском сообществе.

— Есть ли  компромиссный  вариант, соответствующий  балансу сил  и интересов,  как Запада,  так и грузинских элит?

— Думаю, компромиссный вариант возможен: в случае победы «Грузинской мечты», на предстоящих президентских выборах победит ставленник  Саакашвили, что создаст баланс сил и интересов, как Запада, так и грузинских элит. Кроме того, реализация  предполагаемого сценария продемонстрирует региону Южного Кавказа сменяемость и преемственность власти. В принципе, «Грузинская мечта» может пойти на данный шаг, тем более, что система государственной власти будет формироваться в стенах парламента.

— Что вы  думаете о  возможном вступлении Грузии в Североатлантический альянс?

-В ходе переговоров генсека НАТО Расмуссена со всеми высокопоставленными лицами официального Тбилиси затрагивались такие вопросы, как вступление Грузии в Североатлантический альянс, продолжение политики грузинского правительства по реформированию страны, а также предстоящие в стране парламентские и президентские  выборы.

Внутриполитическая ситуация в Грузии и расклад политических сил в стране в конфигурации «власть-оппозиция» кардинально изменились. И сегодня однозначно спрогнозировать победу правящей партии ЕНД и Саакашвили на выборах не представляется возможным. Более того, доподлинно неизвестно будущее самого Саакашвили в системе государственной власти Грузии. Тем более что такие авторитетные представители грузинской оппозиции, как вице-спикер парламента Грузии от фракции «Христиан-демократов» Леван Вепхвадзе и лидер партии «Наша Грузия – Свободные демократы» Ираклий Аласания в ходе встречи с руководством НАТО заявили о том, что при  Саакашвили страна движется в противоположную от демократии сторону. Закономерно, что в ходе этой  встречи представители НАТО уделили особое внимание теме свободных выборов, в результате которых должна произойти смена власти в Грузии демократическим путем.

Можно констатировать, что лишь после окончательных итогов парламентских и президентских выборов в Грузии официальный Брюссель привнесет конкретику в вопрос членства Грузии в НАТО. Хотя, уже один конкретный результат визита генсека НАТО в Грузию имеется: в случае поражения правящей партии ЕНД на парламентских выборах, довольно многообещающий тандем Иванишвили-Аласания способен заменить Саакашвили.

Кроме того, в США и НАТО учитывают, что пока Грузией управляет  Саакашвили, между Кремлем и официальным Тбилиси потепления во взаимоотношениях не будет. Тем более, что в 2012 году в Кремль возвратился личный враг  Саакашвили — Владимир Путин. Для Запада самый важный результат заключается в том, чтобы тандем Иванишвили-Аласания осуществлял внешнеполитический курс в рамках стратегии США-НАТО.

Вместе с тем, США-НАТО, вне зависимости от итогов выборов в Грузии, будут и дальше стремиться к укреплению своих позиций в Грузии. Ведь обратимость данной геополитической ситуации приведет к уходу НАТО из региона Южного Кавказа, а также к значительному стратегическому ослаблению США в этом  регионе со всеми вытекающими последствиями. А этого Запад допустить не может и не собирается.