Демонизируя Иран, США подрывают безопасность Ближнего Востока

Системное воздействие США на ситуацию на Ближнем Востоке обернулось ростом конфликтного потенциала во многих странах. В регионе отмечаются ослабление и разрушение государственности, углубление межконфессиональной, межэтнической, межклановой вражды, милитаризация отдельных государств, изменение традиционного баланса сил и формирование новых альянсов. В первый год президентства Д. Трампа его администрация действует исходя из тезиса, что нестабильность в регионе является результатом роста влияния Тегерана. На Мюнхенской конференции по безопасности Иран в очередной раз оказался в центре внимания.

Советник по национальной безопасности президента Д. Трампа США Герберт Макмастер в своем выступлении заявил, что «настало время… действовать против Ирана». Там же, в Мюнхене, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху назвал Иран «самой большой угрозой во всем мире». Обращаясь к присутствовавшему при его выступлении иранскому министру иностранных дел Джаваду Зарифу, израильский премьер предупредил: «Мы будем действовать в случае необходимости не только против посредников Ирана, но и против самого Ирана». США и Израиль снова акцентируют внимание международного сообщества на возможности войны с Исламской Республикой.

Дж. Зариф вышел на трибуну через несколько часов после выступления Нетаньяху. Не упомянув израильского лидера по имени, он сказал, что сегодня собравшиеся стали свидетелями «мультяшного цирка», а претензии израильского премьера назвал «недостойными ответа». Глава внешнеполитического ведомства ИРИ уклонился от дискуссии вокруг израильских обвинений и представил иранские предложения по созданию новой архитектуры региональной безопасности на Ближнем Востоке. Он призвал отказаться от концепции коллективной безопасности с акцентом на создание враждебных альянсов и перейти к инклюзивным концепциям, таким как использование «сетей обеспечения безопасности». Как пояснил Дж. Зариф, сеть обеспечения безопасности – это игра с нулевой суммой, основанная на том, что безопасность неделима, в отличие от концепции альянсов и военных блоков, которые уповают на безопасность одних за счет отсутствия безопасности других.

Иран предлагает применить на Ближнем Востоке опыт решения проблем европейской безопасности на основе Хельсинского процесса времен холодной войны. Акцент должен быть сделан на соблюдении всеми государствами региона и внешними игроками стандартов, закрепленных в Уставе ООН. Речь идет о признании суверенного равенства государств, отказе от угрозы силой или ее применения, стремлении к мирному разрешению конфликтов, уважении территориальной целостности и неприкосновенности границ, невмешательстве во внутренние дела государств.

Прозвучали у Дж. Зарифа и предложения по укреплению доверия в Персидском заливе. Иран предлагает перейти к предварительному уведомлению о военных учениях, принять меры по обеспечению прозрачности при закупках вооружений в целях сокращения военных расходов, создать совместные группы по вопросам безопасности – от нераспространения ядерного оружия до борьбы со стихийными бедствиями. Тегеран готов к заключению регионального пакта о ненападении. При этом Иран настаивает на выводе американских войск из государств Залива.

В настоящее время Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), в который входят шесть государств (Бахрейн, Катар, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты, Оман и Саудовская Аравия), остается главной опорой в реализации региональной стратегии США. Иран и Ирак в эту региональную организацию не входят несмотря на то, что являются прибрежными государствами Залива. Отсюда иранская позиция, состоящая в том, что ССАГПЗ не может быть площадкой для полноценного регионального диалога по проблемам безопасности. ССАГПЗ в его нынешнем виде фактически представляет собой военный альянс во главе с Соединенными Штатами, направленный против Ирана.

Тезис американской администрации о дестабилизирующем влиянии Тегерана на Ближнем Востоке формирует ложную картину региональной обстановки. На это указывает, в частности, недавняя статья в Foreign Affairs: нестабильность на Ближнем Востоке не связана с амбициями Тегерана, она является результатом вторжения США в Ирак в 2003 году, которое разрушило баланс сил между арабскими государствами и Ираном, вытеснив Саддама Хусейна и позволив распространить в регионе хаос. Автор статьи Вали Наср пишет, что Иран настойчиво преследовал свои национальные интересы, добиваясь влияния, но не пытаясь распространять исламский фундаментализм. Больше того, Тегеран оказался на переднем крае борьбы с суннитскими террористическими группами, такими как «Исламское государство» [организация запрещена в России. – Ред.]. Тем не менее президент Д. Трамп называет Иран «ведущим государственным спонсором терроризма в мире».

О том же пишет и известный ближневосточный обозреватель Фарид Закария, который отмечает, что администрация Д. Трампа ошибочно исходит из стремления «удвоить антииранский запал» в целях укрепления союзнических отношений с Израилем и Саудовской Аравией. При этом, по мнению Фарида Закарии, США и Израиль, будучи в арабском мире аутсайдерами, в основном полагаются на воздушные удары, тогда как у Ирана в этом мире есть сильные местные союзники в Ираке, Сирии, Йемене. Саудовская Аравия в этой геополитической игре затерялась. В Сирии сегодня решающая роль принадлежит неарабским силам – русским, иранцам, туркам, американцам и израильтянам, которые и будут формировать конфигурацию арабского мира, прогнозирует Ф. Закария.

Упоминание Израиля в числе новых активных участников боевых действий в Сирии не случайно. Израильские ВВС впервые с 2011 года начали нанесение ударов по сирийским объектам, в последнем воздушном рейде участвовали восемь истребителей-бомбардировщиков F-16, один из которых был сбит. Дэвид Иври, бывший глава израильских ВВС, признал, что это первая потеря израильской авиации с тех пор, как она начала в 1980-х годах использовать эти самолеты. Пол Р. Пиллар, эксперт Центра исследований безопасности Джорджтаунского университета, назвал удары израильских ВВС по Сирии началом новой войны между Израилем и его соседями. По его мнению, эта война будет связана с ливанской «Хезболлой», хотя ни Иран, ни сама группировка не ищут вооруженного столкновения с еврейским государством. В стремлении противостоять Тегерану в Сирии Вашингтон и Тель-Авив создали опасность открытия в сирийской войне еще одного фронта.

К союзу с Израилем администрация Д. Трампа подталкивает и Саудовскую Аравию. В мае прошлого года США подписали контракты на поставки вооружений Эр-Рияду стоимостью 350 млрд. долларов в течение 10 лет, соглашения на сумму 110 млрд. долларов вступили в силу немедленно. В частности, США продадут саудовцам 150 вертолетов Black Hawk на сумму 6 млрд. долларов, а также поставят противоракетные комплексы Patriot и THAAD. По словам госсекретаря США Рекса Тиллерсона, эта сделка направлена на то, чтобы воспрепятствовать «злокачественному влиянию Ирана и угрозам со стороны Ирана, существующим на границах Саудовской Аравии».

19 февраля министр иностранных дел России Сергей Лавров, выступая на открытии конференции «Россия на Ближнем Востоке: игра на всех полях» международного дискуссионного клуба «Валдай», призвал США «не играть с огнем и выверять все свои шаги». Это было сказано в отношении американских действий в Сирии, которую администрация Д. Трампа, с одной стороны, превращает в арену борьбы с Ираном, а с другой – пытается противодействовать там росту влияния России.

Николай БОБКИН | 19.02.2018

Источник — Фонд Стратегической Культуры

Чем грозит США новая война на Ближнем Востоке?

American Conservative: Чем грозит США новая война на Ближнем Востоке?

Неужели США в очередной раз собираются развязать войну на Ближнем Востоке, только уже против более сильного противника в сравнении со всеми предыдущими? И все это ради того, чтобы покончить с кровопролитием в регионе, которое Вашингтон сам спровоцировал предыдущими военными вмешательствами?

Для каждого гражданина США, возможно, было бы интересно узнать, что именно знаменует собой совещание на военной базе Джойнт Бейс Анакостия-Боллинг в Вашингтоне? Данное мероприятие, на котором также присутствовала постоянный представитель США при ООН Никки Хейли, выглядело как брифинг военного руководства в преддверии новой войны на Ближнем Востоке, пишет Грэг Кили и Кайл Лэндри в статье для The American Conservative.

Позади Хейли находился обломок, который якобы является частью иранской ракеты, запущенной в направлении аэропорта в Эр-Рияде. Хотя на ракете была указана иранская маркировка, она не была запущена с территории Ирана, а с территории Йемена. На протяжении нескольких лет арабская коалиция во главе с Саудовской Аравией использует самолеты, ракеты, бомбы и беспилотники американского производства в военной компании против хуситов в Йемене. Представители хуситов заявили, что ракета была запущена в направлении Саудовской Аравии в качестве ответа за то, что Эр-Рияд сделал против Йемена и его населения. Если это так, то данный ракетный запуск является закономерным следствием войны.

Граждане Йемена действительно очень сильно пострадали от действий арабской коалиции, в стране не хватает пищи и медикаментов, некоторые районы охвачены эпидемиями. Даже президент США Дональд Трамп призвал руководство Саудовской Аравии облегчить условия воздушной, морской и наземной блокады Йемена.

Нет каких-либо доказательств, указывающих на время и место, где хуситы приобрели иранскую ракету. Поэтому возникает вопрос: какие цели преследует Хейли, когда выдвигает обвинения в адрес Ирана? Являются ли ее заявления составной частью новой пропагандистской кампании, чтобы оправдать необходимость развязывания новой крупной войны на Ближнем Востоке? Ряд признаков указывают на то, что это именно так.

«На Ближнем Востоке нет ни одного конфликта или террористической организации, к которым Иран не приложил свою руку», — заявила Хейли.

Но постойте. Иран придерживается шиитского направления ислама, в то время как террористические группировки «Аль-Каида» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и многие другие состоят из суннитов, а не из шиитов.

Что можно сказать о ближневосточных конфликтах, к которым Иран якобы приложил свою руку? Именно США развязали войны в Афганистане и Ираке. НАТО начало боевые действия в Ливии. США спровоцировали ужасную сирийскую войну, вооружив мятежников. Когда оказалось, что президент Сирии Башар Асад находится на грани краха, только тогда Россия и Иран вмешались, чтобы исправить ситуацию.

Что касается так называемого шиитского полумесяца, который протянулся от Тегерана через Багдад и Дамаск в Бейрут, сначала нужно ответить на вопрос о том, кто способствовал его созданию?

Когда бывший президент Ирака Саддам Хусейн находился у власти, в стране преобладало влияние суннитов. Именно Вашингтон способствовал свержению Хусейна, в результате чего в Багдаде возобладали шииты.

В Сирии США поддержали группы суннитов, некоторые из которых имели связи с «Аль-Каидой» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Это привело к ответной реакции Ирана, который выступил на стороне Асада.

Неужели США в очередной раз собираются развязать войну на Ближнем Востоке, только уже против более сильного противника в сравнении со всеми предыдущими? И все это ради того, чтобы покончить с кровопролитием в регионе, которое Вашингтон сам спровоцировал предыдущими военными вмешательствами?

Прежде чем пускать в ход Хейли, Трампу следовало бы задуматься о тех последствиях, с которыми могут столкнуться США, если на Ближнем Востоке начнется новая война. В случае конфликта в Персидском заливе цены на нефть взлетят вверх, а фондовая биржа рухнет.

Конечно, вооруженные силы США будут преобладать в воздухе и на воде, только откуда возьмутся войска для оккупации Тегерана и дальнейшей «демократизации» иранской нации? В Вашингтоне думают, что с Ираном очень легко справиться? Разве в данной ситуации ливанское движение «Хезболла» не станет атаковать граждан США в Бейруте? Иракские шииты не станут совершать атаки против солдат США? Шиитское население в Бахрейне и в богатом нефтью северо-восточном регионе Саудовской Аравии не станет поднимать бунт?

И последний вопрос: кто станет великим арабским союзником США в будущей войне? Наверное, им станет новый друг советника президента США Джареда Кушнера 32-летний наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман Аль Сауд, который прославился тем, что потратил по $500 млн на покупку замка под Версалем, яхты и картины Леонардо да Винчи.

Максим Исаев

Источник — REGNUM

Политика США на Ближнем Востоке: возвращение на круги своя

Вашингтон продолжает усиливать давление на Иран

Последние две недели были отмечены резким усилением американского внешнеполитического давления на Иран, свидетельствующим о том, что в повестке дня новой администрации США — возвращение к политике конфронтации с Ираном.

Первым сигналом стали антииммиграционные меры, введенные Вашингтоном. 27 января президент США Дональд Трамп подписал указ, вводящий 90-дневный запрет на въезд в Соединенные Штаты беженцев с тем, чтобы «не допустить в страну радикальных исламских террористов». В черный список попали семь стран – Иран, Ирак, Сирия, Йемен, Ливия, Судан и Сомали. Теперь в США не смогут въехать даже те граждане этих государств, которые имеют постоянный вид на жительство в США (green card).

Обращает на себя внимание, что в дискриминационный список не попали монархии Персидского залива. 30 января состоялись важные телефонные разговоры короля Саудовской Аравии Сальмана бин Абдель Азиза с президентом США Трампом и нового шефа Пентагона генерала Джеймса Мэттиса с министром обороны КСА наследником наследника престола Саудовской Аравии принцем Мухаммедом бин Сальманом. Д. Трамп предложил саудовскому королю создать зоны безопасности для беженцев в Сирии и в Йемене (?!), хотя к гуманитарной катастрофе в Йемене привели именно саудовские бомбардировки этой страны. При этом в США действует закон JASTA (Justice Against Sponsors of Terrorism Act) – «Правосудие в отношении спонсоров терроризма», одобренный конгрессом в сентябре прошлого года и острием своим направленный против Саудовской Аравии.

В Иране антииммиграционный указ Трампа вызвал крайне негативную реакцию. Новую американскую инициативу осудил президент ИРИ Хасан Роухани. «Сегодня не время возводить стены между нациями. Американцы забыли, что Берлинская стена рухнула более двадцати лет назад», — заявил Роухани. Министр иностранных дел Ирана Мохаммед Джавад Зариф написал 29 декабря в своем «Твиттере»: «Запрет на въезд мусульман будет отмечен в истории как большой подарок экстремистам и тем, кто их поддерживает… Запрет на въезд мусульман показывает неосновательность заявлений США о дружбе с иранским народом и о том, что все проблемы у американцев — лишь с нашим правительством». Али Акбар Велаяти, влиятельный советник по внешней политике верховного лидера ИРИ аятоллы Али Хаменеи, подчеркнул: «Гордостью иранцев является то, что они не нуждаются в одобрении своей политики со стороны Трампа. Несомненно, эти меры нанесут в будущем ущерб Соединенным Штатам». Спикер иранского парламента Али Лариджани, также осудивший указ Трампа, заметил, что американское правительство «боится даже собственной тени». А консервативная газета «Кейхан», сделав вывод внутриполитического свойства, написала: «Сложившаяся сегодня ситуация является результатом слабости, проявленной в свое время нашей переговорной командой, и результатом доверия наших переговорщиков к лживым обещаниям Соединенных Штатов».

Еще одним шагом начатой Вашингтоном антииранской кампании стало обвинение Ирана в «колонизации» соседнего Ирака. Европейские СМИ выделили запись Трампа в «Твиттере» о том, что Иран занят «поглощением Ирака» и «распространяет свое влияние в стране, на которую США потратили 3 миллиарда долларов». О том, какие колоссальные беды принесла Ираку американская оккупация, одни только прямые человеческие потери от которой составили полтора миллиона человек, президент США, разумеется, не вспомнил.

4 февраля Госдепартамент США объявил о введении санкций против ряда иранских компаний и физических лиц, связанных с иранской ракетной программой. Согласно документам, опубликованным на сайте американского министерства финансов, Вашингтон добавил в санкционные списки по Ирану 13 человек, включая иностранных граждан, и 12 организаций. Ограничения вводятся против тех, кто причастен к программе разработки Тегераном баллистических ракет или же каким-либо образом оказывает поддержку Корпусу стражей исламской революции. В частности, в санкционный список включена одна из крупнейших иранских компаний гражданской авиации Mahan Air, которая, по мнению американских официальных лиц, «помогает Корпусу в распространении терроризма и воинственности».

Два слова по поводу ракетной программы Ирана. Она началась не сейчас, а в далекие 80-е годы, во время ирано-иракской войны. В связи с международными санкциями против ИРИ Тегеран был лишен возможности закупать современные боевые самолеты, а ВВС Саддама Хусейна безнаказанно бомбили иранские города. Использование боевых ракет стало альтернативой боевой авиации. Первые военные ракеты иранские конструкторы и инженеры создавали с помощью специалистов из Китая и КНДР. К слову, иранская авиация и сейчас едва ли не худшая в регионе; ее основу составляют американские военные самолеты 40-летней давности.

Курс на обострение отношений с Ираном, избранный новой администрацией США, сопровождается обновлением стратегического партнерства с Израилем и Саудовской Аравией — основными антагонистами Ирана в регионе. Первые телефонные контакты с лидерами ближневосточных государств состоялись у Дональда Трампа с саудовским королем Сальманом бин Абдель Азизом, премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и президентом Египта Абдель Фаттахом ас-Сисси. А первым ближневосточным лидером, прибывшим в Вашингтон после вступления Трампа в должность, стал король Иордании Абдалла, который еще в 2004 году заговорил об опасности образования «шиитского полумесяца» под эгидой Ирана. По мнению видного арабского журналиста Абдельбари Атвана, ближневосточная стратегия новой американской администрации состоит в образовании противостоящей Ирану коалиции суннитских государств в составе монархий Персидского залива, Египта и Иордании.

Таким образом, американская политика на Ближнем Востоке возвращается на круги своя, к образцам 2010-2013 годов, когда в СМИ всерьез обсуждалась возможность бомбардировок иранских военных объектов.

Александр КУЗНЕЦОВ | 08.02.2017

Источник — fondsk.ru

Еврейские организации займутся защитой прав иранских азербайджанцев

 

 

 

Гюльнара Инандж

Интервью агентства Новости-Азербайджан с  известным израильским политологом Авигдором Эскиным:

— Вы по своей инициативе  решили защищать права иранских азербайджанцев. Почему для этой цели избрана общественно-политическая площадка России?

— Я занимаюсь правозащитной деятельностью много лет. В центре моего внимания были всегда проблемы Израиля и еврейского народа. Так, я много сил посвятил борьбе за права евреев СССР в восьмидесятые годы. В девяностые годы я боролся за права еврейских жителей Иудеи и Самарии. В первую очередь меня беспокоит судьба моего народа. Но не только. Мы помним добро других народов и переживаем за них. Поэтому я много занимался проблемой притеснения и физического истребления белого населения ЮАР. Я также приложил немало усилий к преданию гласности трагедии грузинских беженцев из Сухуми.

Азербайджанский народ был особенно дружественно настроен по отношению к евреям на протяжении всей истории. Поэтому  судьба азербайджанцев небезразлична  нам. И если народ Азербайджана притесняется где-то, мы будем поднимать наши голоса в его поддержку везде, где можем. Россия особенно важна. РФ влияет больше других стран на Кавказ. Следует донести до администрации избранного президента Путина факты притеснения азербайджанцев в Иране. Но, разумеется, эта деятельность  должна охватить и другие страны.

— Какие методы будут использованы для защиты прав иранских азербайджанцев?

— Мы говорим, прежде всего, о правах азербайджанцев в Иране на свои школы и на право преподавать азербайджанский язык. Мы используем наш богатейший опыт борьбы за легитимацию иврита в СССР.  Существуют международные инстанции, которые призваны не допускать таких нарушений прав человека. Речь идет о политической и юридической борьбе. Но мы также озабочены положением азербайджанских узников в иранских тюрьмах. Их судьба требует немедленного вмешательства со стороны всех правозащитников мира.

— Израиль —  враждующее с Ираном государство, что частично  объясняет намерение защищать права иранских азербайджанцев?

— Израиль не враждует с Ираном. Наши страны были близкими союзниками вплоть до 1979 года. Вследствие прихода к власти Хомейни отношения между нашими странами изменились. И по чьей вине? Разве это Израиль прекратил дипломатические и торговые отношения? Разве это Израиль занимался поддержкой террора против Ирана? Или наоборот?

Мы не враждуем с Ираном. Мы уверены, что власть там сменится, и мы вернемся к прежней дружбе. Моя уверенность имеет под собой реальную почву. Во время военной операции в Ливане мы были поражены колоссальной поддержке со стороны иранских блоггеров. Можно определенно сказать, что неонацистские настроения Ахмадинеджада не свойственны большинству граждан Ирана.

— К работе защиты прав иранских азербайджанцев привлечен итальянский шейх Палацци. Чем поможет вашей деятельности шейх Палацци?

— Шейх Палацци является лидером мусульман Италии. Он большой друг Азербайджана, поклонник поэзии Низами. Палацци знает наизусть сотни стихов Низами.
Он также интеллектуал и правозащитник. Судьба азербайджанцев в Иране волнует его как мусульманина и человека доброй воли.

— В Турции в апреле на форуме Азербайджанцев мира будет создан Конгресс азербайджанцев мира, что свидетельствует о том, что официальный Баку, во избежание давления со стороны Ирана,  перебрасывает работу с иранскими азербайджанцами на территорию Турции. Координируете ли вы ваши действия, или контактируете с другими организациями или персонами, занимающимися защитой прав иранских азербайджанцев?

— Мы в контакте с несколькими диаспоральными азербайджанскими организациями. Без их согласия и поддержки мы бы не решились на нашу кампанию.

— Будут ли выноситься факты нарушения прав южных азербайджанцев на обсуждение международных организаций, в том числе и Европейский Суд?

— Мы готовим сейчас несколько исков и обращений. Это необходимый первый этап. Затем возможны дополнительные юридические инициативы.

— Как можете прогнозировать дальнейшее развитие ситуации вокруг Ирана, и как это может отразиться на Азербайджане?

— Кажется, израильский удар по Ирану неизбежен. В ответ могут быть выпущены ракеты по Израилю, но, скорее всего, Иран не пойдет и на это. Скорее, возможны теракты или попытки совершить их. Израиль нанесет точечные удары и решит проблему с иранским ядерным оружием на ближайшие годы.

Иран — ближайший союзник Армении. Его ослабление поможет Азербайджану оказать эффективное влияние на Армению, чтобы Ереван серьезнее относился к решениям Совета Безопасности ООН. Азербайджану выгодно такое развитие событий. При этом все понимают, что Азербайджан не будет сотрудничать в этом с Израилем, а сохранит нейтралитет.

— Ближневосточные события поставили Израиль в щепетильное положение. Как возможные точечные удары по иранским объектам отразятся на позиции Израиля в Персидском заливе и Прикаспийском регионе?

— Пожалуй, никак. Израиль покажет еще раз, что располагает умением, технологиями и талантом в сфере военного дела. На остальные страны это просто не повлияет никак. Вспомним, как Израиль нанес такой же удар по такому же объекту в Сирии несколько лет назад. Все давно уже забыли об этом…

http://novosti.az/expert/20120316/297064179.html

США и Израиль решают, кого привести на место Мубарака

Роман Темников.

Сейчас вся американская администрация вместе с Израилем будут ломать голову, как сменить диктаторскую власть в Египте на более гибкую, податливую, чтобы египетскому народу легче дышалось, и он лучше относился бы к США, сказал политолог-арабист Вафа Гулузаде.

«Мубарак 30 лет просидел диктатором только потому, что американцы его на этот пост посадили и все эти годы поддерживали. Сейчас, опоздавшие его вовремя сменить американцы оказались в затруднительном положении. Во-первых, как его сменить: взять, и пинком под зад выкинуть? Так он в ответ им такой викиликс в Интернете выложит, он столько знает нелицеприятных для США фактов по палестинской проблеме, по арабо-израильским отношениям, по политике США на Ближнем Востоке и т.д. С другой стороны, взять и пристрелить тоже не получается – все-таки союзник 30 летней давности, который сослужил США и Израилю огромную службу», — заявил Гулузаде.

По его словам, эта служба Мубарака выражается в том, что невозможно услышать в Египте ни одного пропалестинского лозунга, хотя в любой другой мусульманской стране говорят: «Свободу Палестине».

«До недавних событий в Египте даже не было слышно религиозных лозунгов. Это все заслуга Мубарака. За 30 лет своего правления он все задушил. Поэтому он дорог американцам, и они хотят, чтобы он ушел с честью и достоинством, а не был вышвырнут из своего дворца озверевшей толпой, которую он довел до предела. В результате американцы решили, что он останется во главе страны до сентября, а далее американцы вновь будут ломать голову по причине того, что Мубарак довел талантливый египетский народ до такого состояния, когда не осталось ни одного лидера. В результате американцам пришлось за бороду вытаскивать Барадеи, не имеющего никакого отношения к политическим процессам. Его притащили в Египет, а он ничего не понимает – ни бэ, ни мэ, ни ку-ка-ре-ку, так как 25 лет жил в Европе и занимался МАГАТЭ», — отметил Гулузаде.

Политолог считает, что американцы хотели сменить Мубарака раньше, но немного опоздали, так как его смел египетский народ.

«Теперь возникает опасность того, что к власти в Египте придет очень популярная, как в Египте, так и на всем Ближнем Востоке, организация «Братья-мусульмане». Но она не радикальная организация, как заблуждается большинство людей. Это мусульманская организация, состоящая из большого числа интеллигенции, но у нее есть радикальное крыло. Обратите внимание на то, как тактично ведет себя эта организация в ходе всех событий в Египте. Они давно уже могли перехватить инициативу и повести за собой народ, то есть могли бы обострить эти события, но ничего такого не предпринимают. Они делают ставку на законный путь прихода к власти в Египте в будущем», — продолжил Гулузаде.

Вместе с тем политолог уверен, что кто бы ни пришел сейчас к власти на место Мубарака – это не имеет никакого значения, так как не станет реализацией надежд египетского народа.

«Дело в том, что народ Египта хочет власти. Мне иногда кажется, что я сквозь гомон арабской толпы в Египте слышу старые советские лозунги: «Вся власть советам» или «Вся власть рабочим и крестьянским депутатам». Но в Египте нет ни советов, ни рабочих и крестьянских депутатов. А США и Израиль никогда не допустят того, чтобы власть в Египте перешла к народу. Единственное что может стать, так это то, что египетский народ может начать чуть лучше жить. Там будет больше демократии, больше прав и свобод. Это только на пользу США. Они сейчас по всему Ближнему Востоку будут выступать как апологет демократии и улучшения жизни восточных народов. Так как все диктаторские режимы уже исчерпали себя», — подчеркнул Гулузаде.

Политолог считает, что благодаря миру, установленному США между Египтом и Израилем в Кемп-Дэвиде, это вызвало ненависть всех арабов к США, Израилю и Египту.

«В итоге, как предатель египетского народа, был убит Энвер Саадат. Последнего сменил ставленник США – Мубарак, продолживший дело Саадата: сепаратизм по отношению ко всем остальным арабским странам и полное сотрудничество с Израилем. В результате сотрудничества Египта и Израиля по решению палестинской проблемы мы имеем ноль», — подчеркнул Гулузаде.

По мнению арабиста, США и Израиль постараются сохранить прежнее отношение нового руководства Египта к палестинской проблеме, так как иначе невозможно.

«США и Израиль хотят заставить весь арабский мир признать еврейский народ. Арабский мир не признает еврейский народ и не признает Израиль, как государство еврейского народа. Они признают только Палестину, как арабскую территорию, оккупированную Израилем при помощи США. Такое положение вещей не устраивает Израиль и США, и они стремятся его поменять, а для этого нужен Египет. Последний во всю старался при Мубараке. Это сама большая арабская страна с населением свыше 80 миллионов человек, самая образованная, самая интеллектуальная, но доведенная своим руководством до нищеты. Социальные проблемы были настолько кричащими, что люди уже потеряли контроль над собой», — резюмировал Гулузаде.

источник:http://novosti.az/analytics/20110208/43632844.html