Иракский Курдистан берут в блокаду.

На руководство Иракского Курдистана могут оказать не только военное, но и экономическое давление в ответ на проведенный референдум о независимости, который, по признанию властей автономии, прошел в пользу самоопределения. С Эрбилем, который проигнорировал угрозы и протесты Анкары и Тегерана, могут быть прерваны энергетические контракты. Транспортные проблемы также становятся одной из мер давления.

Выступая на международной конференции омбудсменов в Анкаре, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обрушился с критикой не только на руководство Иракского Курдистана, но и на Израиль, который в лице премьер-министра Биньямина Нетаньяху неоднократно выражал поддержку референдуму о независимости. «Говорят, что якобы 90–92% проголосовавших выступили в поддержку независимости.

Этому референдуму грош цена. Кто признает независимость Курдской региональной администрации Ирака (КРАИ)? Только Израиль? Но мировое сообщество намного больше, чем Израиль», – цитирует главу республики турецкое государственное агентство Anadolu.

Турецкий лидер не преминул пригрозить властям региона Курдистан (такой статус автономия должна носить теперь, согласно Конституции Ирака) давлением экономического характера. «Все закончится, как только Анкара перекроет нефтепровод, – выразил уверенность Эрдоган. – А если грузовики не смогут пересечь границу Турции и Ирака, то жителям КРАИ будет нечем питаться и не во что одеваться. Анкару вынуждают к этому шагу. И кто тогда будет им помогать? Израиль? Турция сегодня рассматривает все сценарии – от экономических санкций до мер военного характера. В числе прочих обсуждается вопрос закрытия воздушного пространства и сухопутных границ».

«Если говорить об угрозах со стороны Анкары, то турки имеют достаточно прочные экономические интересы в Иракском Курдистане, – пояснил «НГ» старший научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Кирилл Вертяев. – Это крупнейший торговый партнер Иракского Курдистана в настоящее время. Но даже если Турция и объявит какие-то экономические санкции, они будут носить исключительно демонстративный характер: частный турецкий бизнес, который имеет контакты с Иракским Курдистаном, не заинтересован в потере такого большого рынка. Тем более что этот регион – действительно большой рынок для турецких товаров. Там работают практически все известные турецкие бренды, идет активная торговля. Думаю, что турецкие промышленники не намерены терять такой рынок».

Тем временем премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади призвал главу региона Масуда Барзани отменить итоги референдума, прошедшего 25 сентября. По его словам, отношения между центральным иракским правительством и региональными властями регулируются Конституцией. «Еще раз повторяю, мы не собираемся обсуждать итоги референдума, – пояснил аль-Абади. – Приоритетом Ирака остается обеспечение безопасности граждан. Безопасность туркоманов и христиан мы обеспечим так же, как и безопасность курдов. Нападение на любого этнического курда – гражданина Ирака будем считать нападением на Ирак». В то же время Багдад призвал зарубежные авиакомпании приостановить с 29 сентября рейсы в международные аэропорты, которые расположены в Иракском Курдистане.

Но этим дело не ограничивается. Багдад потребовал от Эрбиля передать ему контроль над международными аэропортами Курдского региона. В свою очередь, министр транспорта Иракского Курдистана Мевлюд Бавемурад заявил, что Эрбиль отказывается передать Багдаду свои международные аэропорты, поскольку считает, что этот шаг негативно скажется на его гражданах. По данным ливанского телеканала Al-Mayadeen, иракский парламент поручил правительству страны вернуть под свой контроль нефтяные поля, которые расположены в Киркуке и в районах, которые прилегают к Курдистану и являются спорными. Помимо этого, исполнительной власти поручили «закрыть погрантерминалы, которые выходят за рамки контроля федерального правительства». Багдад не отказывается и от своих слов о возможных военных мерах. Сам Барзани в ответ на все выдвинутые его противниками сценарии заметил, что власти Курдистана «будут реагировать соответственно».

Что касается Ирана, то он пока что наложил ограничения в области пограничного контроля. «Многие политические силы в Иракском Курдистане зависят от Ирана, – пояснил Вертяев. – У Ирана достаточно хорошие отношения с Барзани, но при этом он выступает против независимого Курдистана, и позиция его достаточно понятна. Это связано не только с большим количеством курдов, которые проживают на территории Ирана, но и опасений, что Иракский Курдистан может стать для них центром притяжения, как это было продемонстрировано сейчас той поддержкой, которую иранские курды оказали референдуму. Но Иран опасается, что в случае выхода Курдистана Ирак распадется как государство, потому что суннитско-шиитская коалиция не будет жизнеспособной».

Игорь Субботин

28.09.17

Источник — ng.ru

Ближний Восток и новая игра России

Возникает ли независимое курдское государство на территории Иракской Республики, образованной на руинах рухнувшей в 1958 году монархии? Да, если мы говорим про Иракский Курдистан. Но неясно, каковы границы этой страны, за которую началась война. Особенно в свете постоянных разногласий, например, по вопросу статуса города Киркук. Неизвестно также, что будут делать курды Турции, Ирана и Сирии «на земле» в случае образования независимого государства в Иракском Курдистане.

Когда процесс переформатирования региона станет необратимым, курды в Ираке будут вынуждены придерживаться даты референдума о независимости 25-ого числа этого месяца. Голосование предоставит им возможность отстаивать свои права гораздо серьезнее, чем если бы в случае объявления независимости. Их действительно беспокоит успех референдума. Что касается независимости, то она может подождать. Не по каким-то причинам, а потому что все указывает на то, что единого Ирака, который мог бы быть воскрешен после этого дня, нет. Иракский кризис кажется настолько глубоким, что невозможно восстановить единство страны, которая была основана в 20-е годы прошлого века после распада Османской империи. Война с Иракским Курдистаном началась еще до референдума. Как подтверждали неответственные за этот вопрос курдские официальные лица, в том числе бывший министр иностранных дел Хошияр Зебари, результаты референдума не означают автоматического объявления независимости. В конце концов, курды могут подождать. Но недолго, так как региональные ветры дуют в соответствии с тем, чего они хотят, вожделеют и к чему они стремятся в долгосрочной перспективе на территориях за пределами Ирака.

Существует большой вопрос, который останется на столе, несмотря на то, будет ли Иракский Курдистан независим или этого не будет объявлено. И этот вопрос: что делать с турецкими, сирийскими и иранскими курдами?

Учитывая серьезность постановки данного вопроса, мы находим коалицию нового типа. Она включает в себя сирийский режим, Иран и Турцию. Прежде чем выступать против Иракского Курдистана, она противостоит курдам Сирии. Образование этой коалиции объясняет предпринятые усилия «Хезболлой», которая в конечном счете является бригадой иранского Корпуса стражей исламской революции, с тем чтобы перевезти боевиков ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.) с их семьями с сирийско-ливанской границы в Дейр-эз-Зоре. «Хезболла» не только обеспечила прекращение боевых действий между ливанской армией и террористами ИГИЛ, чтобы армия не смогла их уничтожить, но и стремилась создать всю ту атмосферу и использовать средства по обеспечению их переезда в Дейр-эз-Зор. Это, похоже, следующее место боевых действий с сирийскими курдами, чьи позиции укрепляются на севере Сирии и вдоль сирийско-иракской границы при воздушной поддержке со стороны США.

То, что ливанцы должны понимать и хорошо усвоить, заключается в том, что происходящее в регионе выходит за пределы Ливана. Сохранение самого Ливана уже само по себе остается достижением. Речь идет о таких крупных странах, как Ирак и Сирия, которых больше не вернуть обратно. Дело связано также и с продолжающимся кризисом в Турции, которая никогда не знала ни как управлять своей сирийской политикой, ни как справляться с курдами, в том числе и своими. Что касается Ирана, то вопреки тому, что говорят про его экспансионистские проекты, которые получили новый толчок после падения режима в Ираке в 2003 году, он находится в глубокой беде. Да, у Ирана большие проблемы даже в его отношениях с шиитами Ирака, которые день изо дня находят, что они арабы, а не иранцы. Они понимают, что их интерес в том, чтобы их страна имела хорошие отношения с ее арабским окружением прежде всего остального.

Ливанцам будет сложно понять комплексные проблемы региона, как и то, почему «Хезболла» играет ту роль, которую от нее требует Иран в свете войны с курдским референдумом. Чтобы ливанцам упростить эти дела, им сначала придется убедиться в реальности, от которой они постоянно хотят убежать. Эта реальность говорит, что «Хезболла» является ничем иным, как этноконфессиональной милицией, ливанским образованием, находящимся на службе Ирана. По крайней мере, так говорит генеральный секретарь «Хезболлы» Сейид Хасан Насралла. Он публично отмечает, что источником всего имеющегося у «Хезболлы» является Иран. Ливан является только «площадкой», которую Иран использует для того, чтобы продвигать свою политику в регионе и наносить ущерб арабским государствам, а также для того, чтобы избежать переживаемый им глубокий кризис. Он связан в первую очередь с тем, что Иран не обладает достаточными средствами, особенно сильной экономикой, которые бы позволяли ему продолжать нападать на все арабское, что есть в регионе.

Перед референдумом о независимости Иракского Курдистана некоторые силы, включая Турцию и Иран, заняли осторожную позицию, боясь, что инфекция распространится за пределы иракских границ, что сказалось бы на курдах Турции и Ирана. Естественно, что внимание было обращено на происходящее на севере Сирии и на использование ИГИЛ в стремлении противостоять курдскому расширению, поддерживаемому американцами в том регионе. Отвлекаясь на свои внутренние дела, ливанцы не думают о том, что игра в регионе не просто большая, а очень большая.

То, что началось в 2003 году с оккупацией Ирака Соединенными Штатами и передачей этой страны на серебряном блюдце Ирану, стало землетрясением, которое продолжает ощущаться по всему Ближнему Востоку и в Персидском заливе.

То, чем занимаются сейчас Соединенные Штаты — это любование тем, что происходит в регионе. Они вмешиваются, когда на то есть необходимость. Они запретили конвою ИГИЛ переместиться с сирийско-ливанской границы в зону, близкую к сирийско-иракской границе, а затем остановились. Пойдут ли на что-то большее, чем это? Американцы не предпримут никаких шагов, пока все идет по подготовленному ими плану. Все это выливается в еще большую фрагментацию региона под руководством Ирана, России и «сопротивляющегося» сирийского режима, который всегда играл требуемую Израилем роль.

Безусловно, ничто не происходит случайно, в том числе раскрытие существующих отношений между сирийским режимом и «Хезболлой» с одной стороны и ИГИЛ — с другой. Три стороны оказывают друг другу взаимные услуги. ИГИЛ предоставляет возможность сирийскому режиму и «Хезболле», а за ней и Ирану, утверждать, что они ведут войну с терроризмом.

Иракский Курдистан станет независимым. Неизвестно только когда это произойдет. Известно, что такая маленькая страна, как Ливан, должна сохранять свою голову и убедить свой народ в том, что ведущаяся в регионе игра больше него. Что еще важнее, ливанцы должны усвоить, что это весьма деликатный и опасный этап. Несомненно, существующая на всех уровнях от Сирии до Ирака и до Курдистана американо-израильская координация не может быть недооценена. Америка принципиально не против курдского референдума. Ее возражение связано со сроками его проведения. Что касается Израиля, то ничего не указывает на то, что он на что-то сердится, особенно на участие «Хезболлы» в подготовке переезда боевиков ИГИЛ на север Сирии… как и на концентрацию внимания Ирана и Турции на курдском референдуме, их реакции и заблуждения.

Хейралла Хейралла (Heirallah Heirallah)
Al Rai Kuwait, Кувейт
Оригинал публикации: في ظلّ حرب على الاستقلال الكردي
06/09/2017

Источник — иноСМИ